Лукьянова Варвара: другие произведения.

Записки Летучей Мышки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:
    Beautiful girl, stay with me.

  Дневник я начала вести, когда мне исполнилось 16 лет. В этот день мой отец, богатый скотопромышленник вернулся из Парижа и привез мне в подарок чудесную меховую шубку. Девушка я была рослая с хорошей фигурой, шубка сидела на мне великолепно. Было лето, и вместе с ним заканчивались последние дни школьных каникул. Осенью я должна была пойти в 10 класс, а потом держать экзамен в медицинский институт. Так хотели мои родители. Пока же я привольно отдыхала на нашей загородной даче и жила в мире радужных надежд и ожиданий. Я много читала разных книжек и журналов и с некоторых пор меня особенно интересовала литература сексуального плана. Впрочем, здесь я была не одинока. Многие подруги моего возраста также проявляли интерес к таким книжкам.
  
  Особенно я дружила с одной девушкой - Мартой, она была старше меня на один год, но тоже училась в девятом классе. Мы часто запирались в комнате и с интересом рассматривали иллюстрированные журналы, где на фотографиях показывались всевозможные положения мужчин и женщин, совершающих половые сношения. Марта рассказывала мне что с 14 лет занимается онанизмом и натирает себе пальцами клитор, причем получает от этого большое удовольствие. Она даже предлагала мне проделать это, но я отказалась так как считала это неприличным. Кроме того у Марты были еще книжечки с французскими порнографическими открытками, которые мы также рассматривали с большим удовольствием и интересом. Под влиянием подобных картинок по ночам мне снились эротические сны. Мне казалось что со мной в кровати лежат голые мужчины и делают со мной тоже самое что на картинках. От этого я просыпалась охваченная чувством смутной и непонятной мне тревоги. Сердце стучало как мотор. Я никак не могла понять, что со мной происходит, но обращаться к маме с подобными вопросами не решилась.
  
  Вечером вчесть моего дня рождения собрались гости. Среди них был друг нашего дома дядя Фред, один из папиных компаньонов по фирме. Ему было лет 45-48 и мы все его очень любили. Когда папа был в разъездах, он часто навещал наш дом и всегда был желанным гостем. Вместе с ним приехал его сын - Рэм, студент Оксфордского университета, который недавно вернулся из Англии на каникулы.
  
  Нас познакомили и мы вместе с Мартой и другими девочками составили веселую компанию. Разошлись гости поздно, и я пригласила Рэма навестить меня на даче, на что он охотно согласился.
  
  Через два дня папа улетел в Осло, а вечером приехал дядя Фред. Он как всегда был весел и привез с собой несколько коробок с кинолентами. Узколенточные фильмы, которые он сам снимал были его хобби.
  
  Раньше мы все вместе просматривали его ленты, но сегодня мама почему-то сказала, чтобы я шла к Марте, а ленту они просмотрят сами. Правда, и раньше мама иногда отправляла меня гулять, и у меня не возникало никаких мыслей, но сегодня какое-то смутное подозрение закралось в душу и я решила схитрить.
  
  Сделав вид, что я отправляюсь гулять я нарочно громко хлопнула дверью и незаметно проскользнула к себе в комнату. Через некоторое время застрекотал аппарат и послышались звуки мягкой задушевной музыки. Я потихоньку подошла, заглянула в неплотно прикрытую дверь и увидела на стене небольшой экран, который висел напротив маминой кровати. То, что я увидела на экране привело меня в состояние крайнего изумления. Совершенно голый мужчина с высоко торчащим членом обнимал совершенно голую женщину. Потом он положил ее поперек кровати, высоко поднял ей ноги, которые оказались у него на плечах, и стал проталкивать свой член между ее ног. Потом он что-то еще делал с ней. Я стояла, как окаменелая не в силах оторвать глаз от экрана. Вдруг лента закончилась и аппарат автоматически остановился. Я перевела глаза в сторону кровати и увидела маму и дядю Фреда. Моя мама, милая, красивая, чудесная мама которой я преклонялась, сидела на постели совершенно обнаженной в объятиях совершенно голого дяди Фреда. Одной рукой он держал маму за грудь, а другая его рука была, где то между маминых ног. При розовом свете торшера я отчетливо видела их голые тела. Фред прижал к себе маму, губы их слились в долгом страстном поцелуе. Потом мама легла на кровать и широко раскинула ноги согнутые в коленях. Дядя Фред улегся на маму и оба они тяжело задышали. Я едва-едва не закричала и не помню, как очутилась в своей комнате. Увиденное потрясло меня. В голове шумело, сердце готово было выскочить из груди. Правда, все подобное я видела на картинках у Марты, но ведь то были фотокарточки, а это была действительность... и моя мама! Я невольно коснулась рукой моих половых органов и сразу же отдернула руку. Она была влажной и горячей. Ночью я видела маму и себя совершенно обнаженными в объятиях Фреда. Я несколько раз просыпалась и вновь тревожно засыпала. Утром мама позвала меня к завтраку. Я внимательно посмотрела на нее: никаких изменений не заметила. Наоборот, мама была в самом отличном настроении, много смеялась, шутила, и я даже начала подумывать: не приснилось ли мне все это. Весь день я гуляла с девочками в лесопарке, а вечером приехала Марта и мы заперлись в ее комнате. Марта привезла из Стокгольма целую кипу журналов, которые мы начали с жадностью рассматривать. Теперь я уже совсем по-другому и с особым интересом разглядывала и всматривалась в разные детали картинок эротического содержания сравнивая их с тем, что недавно увидела на экране и на ... маминой кровати. Я была настолько сильно возбуждена, что решила рассказать Марте, но только не все, а про кинокартину, которую случайно подсмотрела дома. О маме и Фреде я естественно умолчала. Марта слушала, затаив дыхание, а потом вдруг сказала: "Давай попробуем сделать сами". Я крайне удивилась и ответила: "Как же мы можем "это" проделать, ведь мы же женщины". В ответ Марта объяснила, что читала такую книжку про женщин-лесбиянок, которые прекрасно обходятся без мужчин и могут все "это" проделывать сами, доставляя друг другу большое удовольстве, не подвергаясь опасности забеременеть. Немного подумав, я согласилась. Мы пошли в ванную, помылись и голыми улеглись в постель. (Родители Марты были в городе и мы не опасались). Только теперь я вдруг заметила, что у меня и у Марты были крепкие высокие груди, широкие бедра и подтянутые животы. Раньше я никогда не обращала внимание на свое голое тело, но сегодня вспоминая недавно увиденное и в предвкушении ожидаемого я почувствовала, как мне становится тяжело дышать. Всем, что было потом, руководила Марта, а я слепо подчинялась ее воле. Я улеглась на кровать, как мне это указала Марта и широко раздвинула ноги. Марта легла рядом со мной, плотно прижалась ко мне грудью и стала страстно целовать мои соски, которые под влиянием ласки стали почему-то набухать. Ее пухлые горячие губы и язык нежно ласкали мои груди и все мое тело стало наливаться сладкой истомой. Потискав груди, Марта стала гладить мне внутреннюю часть бедер и наконец коснулась половых губ, которые под влиянием этого прикосновения стали горячими и влажными. Под влиянием этой непередаваемой ласки я еще шире раздвинула бедра и трепетные пальцы подруги скользнули между увлажненных губ и прошлись по всей промежности. От неожиданного удовольствия я закрыла глаза, боясь, что все это вдруг прекратится. Вдруг я почувствовала , как палец Марты коснулся "одного" места и все мое тело задрожало от прелести нового непонятного мне восторга. А Марта, которая вся дрожала, продолжала мне массировать между ног, все больше и сильнее нажимая на "это" приятное место. И палец ее проходил в скользкую мяготь между половых губ. Но вот Марта убрала руку и я посмотрела на нее. Ее глаза были широко раскрыты и горели каким-то сумасшедшим огоньком, рот полуоткрыт, губы дрожали и были перекошены. Мне даже почему-то стало страшно. "Теперь ты сделай мне тоже самое",- прошептала она и, широко раскинув ноги, упала на постель. Я пригнула голову и прихватив губами розовые соски ее твердой красивой груди принялась с остервенением их сосать. Руки мои независимо от моей воли тискали ее податливые груди, ласкали ее прекрасное теплое тело. В голове опять зашумело и, опустив руку, я коснулась пальцами ее промежности. Палец сразу утонул во влажной скользкой глубине половых губ и влагалища, мой палец коснулся маленького язычка, который, как хвостик, торчал кверху. Это был клитор. Я стала его усиленно натирать и Марта с такой силой стала подбрасывать свой зад навстречу моему пальцу, что едва не столкнула меня с кровати. Потом она издала долгий протяжный стон, который меня даже напугал, и прижавшись ко мне притихла. После этого мы обнялись тесно прижавшись друг к другу, груди наши соприкоснулись, а ноги сплелись плотным обручем. Когда мы немного успокоились, Марта рассказала мне про разные игры женщин-лесбиянок и предложила попробывать между собой. Теперь я уже охотно согласилась. Как и раньше Марта начала целовать мне груди и, опускаясь все ниже и ниже, перешла на живот, бедра и коснулась губами моих половых органов. Я затрепетала в ожидании неизвестного... После этого Марта легла на спину и предложила мне пошире раздвинуть ноги и опуститься моим половым органом над ее ртом. Возбужденная до предела предыдущими эротическими ласками и охваченная любопытством, я опустилась на корточки над лицом подруги и тут же почувствовала, как ее горячий язык коснулся моей промежности. Сначала Марта несколько раз провела языком по влажным губам и туже секунду ее рот и язык погрузились в глубину моего влагалища. Ее губы жадно схватывали дрожащую от возбуждения живую мяготь нетронутого еще полового органа, а язык приятно проникал в самую сокровенную глубину, вызывая прилив непередаваемого восторга. Войдя в состояние экстаза, Марта двумя руками мяла и тискала мои груди. Потом, охваченная дикой страстью, Марта схватила меня за бедра и с силой прижавшись ртом к моим половым органам и стала яростно вгрызаться языком и губами в самую глубину влагалища. Я почувствовала, как все мое тело стало наливаться каким-то дурманищим ознобом, внутри что-то задергалось, по лицу прошла судорга, и я, откинув на подушку голову, едва не лишилась чувства, меня пугало предчувствие ожидаемого. "Теперь,отдохнув, сказала Марта,- сделаем наоборот: ты ложись на спину, а я буду сверху". Опять как и раньше любопытство взяло верх и я согласилась. Мне очень хотелось испытать, что чувствовала Марта, когда целовала у меня между ног и быстро улеглась на спину. Марта ловко расположилась над моим лицом, широко раздвинув свои тугие бедра, и я увидела розовато нежную мяготь ее полового органа, влажные припухшие губы и маленькое отверстие от входа во влагалище, затянутое со всех сторон морщинистой девственной пленочкой. Раздвинув руками промежность, я прильнула языком и губами к этому волнующему источнику наслаждения и в туже секунду Марта плотно прижалась всем своим половым органом к моему рту, стала быстро вертеть задом над моим лицом. Под влиянием ее движения я быстро пришла в состояние экстаза и пыталась как можно глубже просунуть свой язык в самую глубину влагалища, прихватывая ртом ее горячие влажные губы. Мои руки помимо моей воли тянулись к ее грудям. Марта все сильнее и сильнее прижималась всей промежностью к моим губам, а я потеряв над собой всякий контроль с жадностью целовала ее. Вдруг Марта издала страшный стон, вся затряслась, и я почувствовала, как по моему лицу разлилась горячая струя. Марта с трудом соскользнула с меня и обессиленная рухнула рядом. Домой я вернулась совершенно разбитая и, кое-как покушав, легла спать. Слишком много впечатлений обрушилось на меня еще совсем юную девушку в столь короткий срок и ночью мне снились какие-то кошмарные сны.
  
  На другой день мы опять встретились с Мартой. Она была очень бледна и почему-то сильно нервничала. Я ей призналась, что плохо спала и сказала, что то, что мы делали с ней вчера, наверное, очень плохое и постыдное. Марта ответила, что многие вообще уже давно имеют настоящую половую связь со старшеклассниками и студентами. После прогулки по парку Марта предложила мне зайти к ней попробывать "поиграть в игры лесбиянок" по картинкам, которые она специально подобрала. Я хотела было отказаться, но представила, как Марта будет мне опять целовать между ног - согласилась. Мы заперлись в комнатке и быстро разделись. У Марты оказалась новенькая книжонка с картинками, где в самых непристойных позах лежали обнаженные девушки, совсем молоденькие и довольно взрослые женщины и делали свое "дело". Мы подобрали интересную (с нашей точки зрения) позицию и приступили к "игре". На этот раз Марта положила меня на спину и как это было изображено на фотографии уселась своим широким задом на мою грудь. Затем она взяла мою грудь и стала просовывать мой сосок в свою половую щель, стараясь, чтобы сосок поглубже вошел во влагалище. Я же в это время по ее просьбе усиленно тискала ее груди и мне очень хотелось, чтобы она опять прижалась своим половым органом к моим губам. Войдя в соостояние экстаза, я схватила ее за широкие бедра и подтянула к себе зад. Марта сразу же прижалась всей промежностью к моему лицу и я с жадностью принялась целовать ее влагалище. Я почувствовала, когда мой язык и губы касались, он под влиянием ласки поднимался кверху и от возбуждения торчал, как маленький язычок. Очевидно Марте это доставляло большое удовольствие, и она с силой завертела голым задом над моим лицом. Наконец, Марта пришла в состояние сильнейшего экстаза. Она глухо застонала, заскрипела зубами и несколько раз дернувшись всем телом выбросила мне в лицо струйку теплой жидкости. Бледная и расслабленная она улеглась рядом со мной и долго молчала.
  
  Немного придя в себя мы выпили по чашечке кофе и выбрали еще одну позицию, которая вызвала у нас любопытство. Марта улеглась животом вниз, широко раздвинула губы своего полового органа. Я уселась сверху на ее тугой плотный зад, руками я раздвинула губы своего полового органа и прижалась всей промежностью и клитором к ее груди и принялась ритмично тереться половым органом об ее горячий вздрагивающий зад. Одновременно я с удовольствием давила ее груди. От сильного соприкосновения с телом я все быстрее и быстрее возбуждалась и вскоре кончила так бурно, что у меня закружилась голова. Марта от этого, правда, не кончила, но проделав надо мной тоже самое, она кончила очень быстро. После этого мы с Мартой не виделись несколько дней, так как они с матерью уехали в Столькгольм. Все эти дни я проводила время со своими подругами, боясь поделиться своими впечатлениями. Я испытывала какое-то чувство вины перед самой собой за те поступки, которые мы делали с Мартой. Они только интересны для взрослых людей, но приятно. Как-то вечером на своей шикарной машине приехал дядя Фред и привез от папы письмо. Теперь, зная об отношениях между мамой и Фредом, я была на стороже и понимала, что будет вечером, когда меня спроводят к подругам. Во время ужина мама как бы невзначай спросила, что я собираюсь делать, я ответила, что пойду к друзьям. Я опять решила пойти с девочками на танцы в Стронг-парк. "Только не надолго,"- сказала мама, и я отправилась переодеваться. Я опять решила обмануть их. Выйдя из своей комнаты, я хлопнула входной дверью и хотела опять спрятаться у себя в комнате, но какой-то чертик подстегнул меня и я незаметно юркнула в мамину спальню. Не успела я раскаяться в соем поступке, как услышала их шаги. Я быстро спряталась за тяжелой портьерой возле кровати и затаила дыхание. От страха и волнения у меня стучало в висках. Ждать пришлось недолго. Мама и Фред вошли в спальню, стали быстро раздеваться. Фред хотел потушить свет, но мама сказала: "Не надо, ты же знаешь, что я люблю при свете". В слабо освещенной комнате отчетливо были видны голые тела любовников. Дядя Фред сначала долго целовал маму, а потом уселся на самый край кровати, как раз боком ко мне и я отчетливо увидела, как из под копны волос высоко кверху торчал его большой член, точно такой же, как я неоднократно видела на картинках и в кинофильме в маминой спальне. Моя мама подошла к Фреду, опустилась перед ним на колени и обхватив двумя руками этот член стала его гладить, называть ласковыми именами, точно он был живым человеком. И тут вдруг произошло самое страшное. Моя мама опустила голову, открыла рот и схватив губами головку члена стала ее нежно целовать и сосать, как большую соску. Я отчетливо видела из своего укрытия, как ее губы обвалакивали головку члена, и какое у нее при этом было счастливое лицо. В это время Фред нежно ласкал мамины груди, и все это происходило в двух шагах от меня. От охватившего меня возбуждения я едва стояла на ногах, но выдавать себя было нельзя, да и интерес к происходящему был велик. Но вот моя мамочка, которую я считала самой лучшей и самой чистой женщиной в мире, выпустила изо рта член и стала целовать и благодарить Фреда за доставленное ей удовольствие. После этого дядя Фред встал, а мама улеглась поперек кровати, высоко подняв кверху свои ноги, которые неожиданно оказались на плечах Фреда. Он разместился между мамиными ногами, которые были достаточно хорошо раздвинуты, и стал проталкивать свой член в мамино влагалище. При этом он сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее заработал низом живота, и я отчетливо увидела, как его член входил и выходил, из мамы и раздавалось какое-то хлюпанье. При всем этом мама протяжно стонала, а Фред тяжело дышал. Так продолжалось несколько минут, и Фред все спрашивал маму: "Тебе хорошо?" и мама тихо отвечала:"Очень хорошо". Но вот мама издала долгий и протяжный вой, резко завертелась на краю кровати, а Фред застонал и с силой прижался к маминому половому органу. Оба они несколько раз дернулись и повалились на постель. После этого Фред долго и нежно ласкал и целовал маму, а она рукой играла с его членом, который стал совсем маленьким. Неожиданно мама встала, подошла к бару достала оттуда бутылку бренди. Они выпили по рюмке, закусили яблоком и снова улеглись в кровать. Они говорили минут 25-30, вспоминая папу, который должен был скоро вернуться, и Фред беспокоился, где они смогут встречаться после того, как уедут с дачи. Мама посмеялась и сказала, что можно будет встречаться у ее подруги Лоры, как я догадалась у мамы Марты. Я думала, что они все закончили и будут одеваться, но ошиблась. Мама начала сильно теребить руками член и он на моих глазах начал постепенно увеличиваться и вскоре торчал, как кол. Фред поцеловал маму, что-то ей сказал, она стала у края кровати, опершись двумя руками в постель. Голова ее при этом почти уткнулась в перину, а зад высоко торчал кверху. Фред разместился позади маминого зада, раздвинул руками ее бедра, и я увидела, как его член совершенно свободно вошел в маму. После этого, немного постояв, он начал делать ритмичные движения, то погружая свой член до упора, то почти полностью вынимая его. Мама сначала стояла довольно спокойно, но потом стала поддавать своим задом навстречу члену, то пригибаясь совсем к кровати, то высоко поднимая голову. Фред стоял на полусогнутых ногах и держась за мамины бедра усиленно двигал низом живота. Но вот Фред с силой прижался к маминому заду, оба они страстно задышали и притихли. Совершив все это, Фред вынул из мамы свой член и они молча улеглись рядом. Я поняла, что стала свидетельницей настоящего полового акта между мужчиной и женщиной, и как не стыдно в этом признаться, мне тоже захотелось все это испытать на себе. Конечно, то что мы делали с Мартой доставляло мне удовольствие, но очевидно сношение с мужчиной должно было принести много радости. Об этом я много читала, видела в кино и слышала от девочек, которые уже жили с мальчишками и рассказывали много волнующего отчего мы, младшие девочки, переживали сильное волнение. После окончания сношения мама с Фредом полежали еще минут 20 и стали одеваться. "Скоро придет Бетти, - сказала мама. - Она уже стала взрослой, и я не хотела, чтобы она что-либо подумала". Как только они прошли к машине, я быстро выскочила из комнаты, вышла в парк и вернулась домой через полчаса после отъезда Фреда. Я была очень голодна и взволнована. "Что с тобой Бетти?- спросила мама.Почему ты такая бледная?" Я внимательно посмотрела на маму и поразилась до чего же она была в эту минуту красивая. "Ничего не случилось, - ответила я.- Я просто устала и хочу спать". "На днях к нам приедет в гости Рэм, сын Фреда. Помнишь, ты его сама приглашала?" Я выразила удовольствие его приездом и отправилась спать. Мама проводила меня с каким-то странным взглядом. Ох, если бы она только знала, что я все видела... В постели я все время думала, почему мама изменяет папе. Ведь папа такой большой, красивый и сильный и, наверное, все умеет делать с мамой не хуже, чем дядя Фред. Наверное тут есть какая-то тайна, решила я, которую мне не понять. С этими мыслями я уснула тревожным сном. Утром я встала с сильной головной болью. Я поняла, что кончилось мое безмятежное детство и начинается новая таинственная жизнь женщины. Мне было болезненно страшно открывать эту новую страничку, но вместе с тем будущее сильно волновало меня. Я представляла себе, как я буду лежать в постели с голым мужчиной и мне мучительно хотелось, чтобы между ног моих оказалась его рука, а потом в меня вошел его член. Судя по тому, как вела себя в этот момент моя мама, близость с мужчиной была для нее источником наслаждения. Что ожидает меня? Что?
  
  Прошло несколько дней. Марта все еще была в городе, хотя я очень хотела, чтобы она поскорее приехала. Она была намного опытней меня, и что греха таить, мне хотелось еще раз посмотреть книжку с порнографическими открытками. Вскоре приехали Фред с Ремом. Мама, как всегда обрадовалась, да и я была довольна приезду Рэма. Рэм мне здорово понравился. Это был красивый и обаятельный парень. Вел он себя непринужденно, но корректно и мне с ним было хорошо. Целый день мы гуляли в лесу, купались. Когда он вышел из кабинки в плавках, я залюбовалась его фигурой. Длинные ноги, узкий спортивный таз и широкая грудь говорили о его большой силе. В своем новеньком купальнике, который мне привез папа из Парижа, я выглядела весьма эффектно, и Рэм не отрывал от меня глаз. Я знала, что у меня хорошая фигура, об этом мне говорили все подруги, а в школе я даже заняла на конкурсе девичьих фигур первое место. Марта, у которой, по-моему мнению быда отличная фигурка, позавидовала мне. Рэму я была как раз по плечу. У него был рост 185 сантиметров, а у меня 167 см. Когда мы лежали с ним на песке, Рэм очень плотно улегся рядом со мной, и мне было приятно прикосновение его плеча и голых ног. Вечером после легкого ужина мы отправились с ним на танцы в Стронг-парк. Танцевал он очень хорошо и в тот момент, когда он плотно прижал меня к себе, я почему-то подумала о том, что происходит сейчас дома. Мама знала, что мы придем не скоро, была свободна и конечно в эту минуту отдавалась Фреду. При мысле об этом я забыла о своем партнере и перед моими глазами стояла постель, обнаженные тела любовников и член Фреда, который медленно входит маме между широко раскинутых ног... "Что с тобой Бетти?- неожиданно услышала я голос Рэма.- О чем ты думаешь?" Я как бы проснулась и положила голову ему на плечо. "Извини меня,"- сказала я и плотно прижалась низом живота к его тазу. Я почувствовала сквозь брюки, как напрягся его член и мне было приятно сознавать, что это признак того, что Рэм хочет меня. После танцев, усталые и довольные мы через густой парк отправились домой. Мне было хорошо идти рядом с Рэмом. Стало прохладно. Рэм набросил мне на плечи свой пиджак и прижался ко мне. Шли мы молча, как будто не о чем было говорить. Возле старого дуба Рэм остановился и прижавшись спиной к стволу привлек меня к себе. Руками он держал меня сначала за плечи, а потом опустил их на талию и даже немножко ниже. Я почувствовала, как поднялся под брюками его член и уперся в мой бугорок. Так мы стояли довольно долго и губы наши слились в бесконечно сладком поцелуе. Мне было приятно и страшно и кое как освободившись из его объятий я сказала:"Пойдем домой, мама уже наверное волнуется". Рэм нехотя выпустил меня, и мы вернулись домой. Мама и Фред ожидали нас в гостинной. Они были в отличном настроении, и я поняла, что между ними было все. Впервые я посмотрела на маму с чувством неприязни, а на дядю Фреда с любопытством.
  
  Утром они уехали, и мы с мамой остались одни. За утренним чаем я как-бы невзначай спросила у мамы, почему, когда папа бывает в отъезде, к нам часто приезжает Фред? Мама вспыхнула пораженная моим вопросом и задала мне встречный вопрос: "А что, разьве тебе неприятно, что он бывает у нас? - и тут же добавила.- Одной мне дома просто скучно, а он веселый и добрый друг и нам с ним хорошо". (Под словом НАМ она очевидно подразумевала меня). Немного подумав, мама сказала:"Если его присутствие тебе неприятно, я могу сказать и он больше здесь не появится". "Нет, мамочка, - сказала я,- он мне тоже нравится, пусть бывает как раньше, я не хотела тебя обидеть. Просто я подумала, не обидится ли на тебя папа". Мама засмеялась и сказала:"Бетти, ты еще совсем ребенок", и расцеловала мои щеки. Но после этого вечера я почувствовала как между мной и мамой установилось какое то состояние настороженности.
  
  Наконец-то вернулась Марта. Как всегда она, как вихрь, влетела, и мы тут же пошли в парк. "Марта милая, как ты долго пропадала, я очень соскучилась о тебе". Марта повалила меня на траву и мы, громко хохоча, долго обнимались и целовались. "Посмотри, что я привезла, - сказала Марта, показывая мне новенькую книжечку. - Последний крик секса". И мы начали рассматривать фотографии, на которых позировала одна очень красивая пара. Что только они не выделывали! Я даже не представляла, что люди могут выделывать подобные фокусы в момент полового сношения. "Марта,спросила я, - как ты думаешь: все, что здесь показано - это правда или выдумки?" Она рассмеялась и сказала: "Конечно правда. Вот здесь все описывается" и она открыла страничку, которую мы прочитали. Там много говорилось, что мужчина и женщина должны иметь друг друга как можно чаще и обязательно систематически менять позиции и что каждая женщина пользуясь этой книжкой может подобрать себе такую форму сношения, при которой она будет испытывать чувство оргазма. Вот для этой цели и выпускаются подобные книжки, чтобы помочь женщинам и мужчинам в любви. "Знаешь, Бетти, - сказала Марта, - почему бы нам не попробывать все это с мальчиком? Ведь большинство девочек в нашем классе уже давно не девочки! Мне уже 17, а тебе 16 лет. Это совсем не мало". Я сказала, что боюсь этого, потому что как же мы выйдем замуж? Ведь наши мужья сразу догадаются, что мы не девушки и будут упрекать всю жизнь. "Ты дура.- сказала Марта,- современные мужчины на это не обращают внимания. Наоборот, если им попадается девушка, то они считают, что на нее просто не обращали внимания".
  
  Мы долго сидели на лужайке и обсуждали этот вопрос. Марта всячески убеждала меня, что все это следует проделать пока еще продолжаются каникулы, а я не могла решиться и дать своего согласия. После долгих уговоров я наконец согласилась, что нечего мучить себя с "играми" лесбиянок и надо заняться настоящей любовью. Решив это, мы стали думать кому из мальчишек отдать предпочтение? У нас на дачах много было мальчишек нашего возраста, которые давно уже приставали к нам. Мы перебрали почти всех и вдруг Марта сказала:"Бетти, а ездит ли к тебе тот парень Рэм, который был у тебя на дне рождении?" Я сказала, что да. "Ну вот теперь есть и парень. Лучшего нам не подобрать". "Подожди, Марта,- сказала я,ведь Рэм один, а нас двое. Как же мы будем делать". Марта подумала и ответила, что наверное у него есть товарищи и пусть он кого-нибудь из них захватит. Вот и будет две пары. Так мы и порешили. На другой день Марта пришла ко мне очень возбужденная и сказала, что она сегодня не спала всю ночь, так как обдумывала как все "это" будет. "Самое лучшее сделать все "это" тогда, когда ее или моя мама уедут в город. На эту ночь надо будет пригласить ребят, сначала всем вместе выпить вина, чтобы было не так страшно, а потом пойти в разные комнаты и там им отдаться". Этот план был нами полностью одобрен и нужно было только подобрать подходящее время, когда кто-нибудь из наших мамочек уедет в город, и Рэм подберет парня. Рэм приехал через два дня один.
  
  Нет неоходимости рассказывать, как я его ожидала. Мы с ним отправились в гости к Марте. Увидив Рэма, она сильно покраснела и была рада его приходу. Мы отправились на пляж, и я обратила внимание Марты на фигуру Рэма. Марта сказала, что мне следует сегодня же поговорить с ним о товарище и совместной встрече. Я сказала, что вечером все сделаю. Вечером мы пошли на танцы. Рэм танцевал с нами поочереди и, видя, как Марта бессовестно прижимается к нему, я злилась и ревновала. Когда все кончилось, мы проводили Марту, которая очень неохотно пошла домой, и отправились еще побродить по лесу. Как и в тот вечер Рэм накинул мне на плечи свой пиджак и, обняв меня за талию, медленно шел по дорожке. Изредка мы останавливались, и он нежно целовал мои глаза, губы. И хотя я делала попытку отстранить его, Рэм мало обращал на это внимание, так как чувствовал, что мне с ним приятно.
  
  Возле старого развесистого дуба Рэм остановился и прижал меня к себе. Его трепетные губы коснулись моего виска, скользнули к глазам, и мы соединились в долгом сладостном поцелуе. Да, поцелуй Рэма был не поцелуем Марты! Обнимая меня, Рэм как бы случайно коснулся моей груди. Я не отталкнула его руки. Широкая ладонь Рэма проскочила под мою блузку, стала нежно ласкать мою грудь. Мы долго стояли прижавшись плотно возле старого дуба, и я чувствовала, как твердый возбужденный член с силой прижимается к моему половому органу. Охваченная новизной и прелестью этой близости, я охотно отвечала на его поцелуи и мне было удивительно приятно чувствовать, как его горячий язык и губы ласкают мой рот. Мне было приятно прикосновение его твердых бедер к моим бедрам и не было сил оторваться от него. Мы еще долго стояли в темноте, наши губы искали друг друга и не было желания уходить.
  
  Пришли мы домой очень поздно. Мама уже беспокоилась за нас и даже поругала за такую задержку. Когда Рэм ушел в отведенную ему комнату, мама сказала, глядя на мою изрядно помятую одежду, что девушке нельзя так долго гулять с парнем в лесу. "Почему?"- задорно спросила я. "Потому,- ответила мама,- что тебе уже не 12 лет. И кое что ты должна знать".
  
  Забравшись под одеяло, я крепко сжала ноги и предалась своим мыслям. А думать было о чем. Во-первых, в объятиях Рэма я совсем позабыла поговорить с ним о парне для подруги, хотя Марта мне об этом шепнула на прощание, во-вторых, и это было главным, я понимала, что Рэм не ограничится только такими отношениями, и решила пусть будет, как будет, тем более, что все это входило в наши планы.
  
  Весь следующий день я провела вдвоем с Рэмом. После купания мы сытно пообедали, и я решила пару часиков отдохнуть. Рэм взял спининг и отправился на речку. Когда я проснулась, мама жарила свежую рыбу, которую мы с аппетитом скушали. Вечером мы сказали маме, что пойдем на танцы и вернемся поздно. Но вместо танцев пошли в парк. На том же месте мы остановились. Зная, что с моей стороны не будет сопротивления, Рэм крепко обнял меня и привлек к себе. Его сильная рука проникла под мою блузку, и, приподняв бюстгалтер, он стал сжимать мою грудь. Видя, что я не мешаю ему, он быстро растегнул все пуговицы, освободился от ненужного теперь бюстгалтера и впился в мою грудь страстным поцелуем. Какое это было блаженство трудно пересказать. Я затрепетала от восторга. Но когда я почувствовала, как его рука прошлась вдоль бедра, проникла под трусики и пальцы, коснувшись бугорка, скользнули по влажным половым губам, я испугалась и едва шевеля губами прошептала:"Не надо, пожалей меня, не надо."
  
  Но Рэм казалось обезумел и не слышал моих слов. Его руки продолжали гладить мое тело, а пальцы несколько раз коснулись промежности и, раздвинув губы, задержались у входа во влагалище. "Не надо, мой дорогой, мой хороший,"- шептали мои губы, но это был только шепот.
  
  Рука Рэма опять сжала мою грудь в то время как другая продолжала гулять по моему телу. И я жаждала, этой ласки. Перед моими глазами проплывали недавно увиденные картины в маминой спальне, и я подумала: "Пусть". Обнимая меня, Рэм стал медленно опускаться на траву, свободной рукой стягивая с меня трусики. "Вот он - этот момент,"- с ужасом подумала я и, совсем ослабев, стала раздвигать ноги. И тут же Рэм, втиснув свой перед между моих ног, стал с силой тереться своим возбужденным членом о мой бугорок. Сейчас все "это" случится и мне стало страшно при мысли, как это сможет войти в меня такая большая палка, как член Рэма. Теперь, когда я была готова ко всему, мне хотелось поскорее почувствовать тот момент, когда член начнет входить во влагалище, но Рэм этого не делал. Он продолжал сильно тереться о мой бугорок и страстно целовать мое лицо. Вдруг он с силой прижался низом живота к моему переду, сделал несколько судорожных движений и, издав тихий стон, как-то сразу обмяк и отпустил меня. Я не могла понять, что с ним произошло, так внезапен был переход от необузданной страсти к полной апатии.
  
  "Идем домой,"- слабо выдохнул он и слабо поцеловал меня в губы.
  
  Ничего не покушав, он удалился на второй этаж в свою комнату. Мама уже спала, и я незаметно проскользнула к себе и забралась под теплое одеяло. Не знаю почему, но меня бил озноб. Я пыталась осмыслить все, что произошло, но это оказалось совсем непросто. Я никак не могла осмыслить, почему Рэм не овладел мною, когда я отдавалась ему. Почему после такой бури наступил полный штиль. В то время мой маленький жизненный опыт не мог дать на все это ответ. "Быть может все к лучшему",- подумала я и уже хотела уснуть, как вдруг дверь в мою спальню приоткрылась, и в комнату вошел Рэм. Он был в одних трусиках, которые впереди торчали высокой палаткой. Не успела я сказать слова, как он одним прыжком проскочил от двери и нырнул под одеяло. Мгновение и я оказалась в его объятиях. "Тише, ради бога, не шуми, ведь рядом комната моей мамы". Не обращая внимания на мои слова, он обхватил мое голое тело (я всегда спала без рубашки) и плотно прижался ко мне. Я чувствовала, как он весь дрожал. Я была, как загипнотизированная и не могла сказать ни одного слова. Его горячие руки обхватили мою голую грудь, а губы жадно впились в мои губы. Я отчетливо почувствовала, как его крепкий член уперся в мое бедро. "Рэм, дорогой мой, милый, хороший Рэм, зачем ты пришел,"- наконец пролепетала я,- уходи, ведь рядом мама, она все услышит, ну пожалуйста, уходи." Но Рэм плотно прижав меня к перине, продолжал с жадностью целовать все мое тело.
  
  Наконец он немножко успокоился, и я шепотом сказала ему: "Прошу тебя, уйди, мне так страшно, ну пожалей, пожалей меня." Но Рэм уже не слушал и с новой силой обрушился на мое слабеющее тело. Я с силой сжала ноги, пытаясь отталкнуть его, но мне это не удалось. Неужели пришел "этот" момент",- подумала я и почувствовала, как коленка Рэма с усилием уперлась между моих бедер и расжимает мои ноги. Всем своим сильным телом он сверху навалился на меня. Мне стало трудно дышать, я еще пыталась слабо сопротивляться в то время, как мои ноги сами стали раздвигаться, а мое тело уже отдавалось ему..."Рэм, ведь я девушка, прошу тебя пожалей меня, мне так страшно, пожалей..." и сама тянулась к его губам. Я почувствовала, как последние силы и разум покидают меня и, не имея воли больше сопротивляться, сама широко раскинула бедра, представив ему полную возможность делать со мной все, чего он пожелает. Я только успела почувствовать, как его нервные пальцы раздвинули мои половые губы, и что-то твердое и горячее стало упираться то в бедро, то в низ живота. От волнения и нетерпения он не мог сразу попасть куда надо. Инстинктивно я пыталась вновь сжать ноги и с силой завертела задом, но в это время член Рэма, твердый как палка, наконец попал между половых губ, и головка, раздвигая девственные стенки влагалища, начала входить в меня. Я не понимала, что со мной происходит. На мне, между моих широко раскинутых ног, прижав меня к постели лежал Рэм и яростно овладевал мною. Губы Рэма метались по моему лицу, а руки сжимали грудь. Совершенно произвольно я приподняла кверху согнутые в коленках ноги и вдруг почувствовала острую раздирающую боль между ног, и в ту же секунду член вошел в меня до самого конца. От неожиданной боли я громко ахнула в то время, как обезумевший от страсти Рэм яростно овладевал моим телом. Не обращая внимания на мое состояние, он стал вынимать и вновь погружать в меня свой член, причиняя при каждом движении боль и неприятное чувство. Наконец, он всем телом прижался ко мне, сделал несколько судорожных движений и, издав тихий стон, опустился около меня. Я слышала толко его тяжелое дыхание и видела, как нервно вздрагивали его полные губы.
  
  Мне вдруг стало почему-то грустно и тоскливо. От всего происшедшего осталось чувство боли, обиды и разочарования. Я коснулась рукой своих половых органов. Они были мокрыми и липкими. Вся постель была испачкана пятнами крови. Захотелось выбежать в ванную, смыть с себя всю эту грязь, но не было сил подняться с постели. "Вот я и стала женщиной,"- подумала я и с неприязнью посмотрела на рядом лежащего Рэма. Он тоже молчал и только пальцами теребил мне волосы. Половая близость с мужчиной, о которой мы девушки так мечтаем, и о прелести, которой столько слышим от своих подруг, не принесла мне никакой радости. Между ног и внутри живота что-то болело, и человек, который только что овладел мною и полностью распоряжался моим телом, показался мне далеким и неприятным. Через некоторое время Рэм пришел в себя и начал меня целовать. Его пальцы нежно гладили мою грудь, но все мне было неприятно, и я старалась оттолкнуть его. "Бетти, дорогая моя,- тихо сказал Рэм,- прости меня, если я тебя чем-либо обидел, я люблю тебя". От его впервые в эту ночь сказанных слов мне стало как-то легче, и я погладила его потные волосы. "Рэм,- сказала я, что ты со мной сделал?" "Ты чудачка, это обязательно должно было случиться, для этого мы все живем," - и он вновь привлек меня к себе. Я почувствовала, как его член приобрел твердость и уперся мне в бедро. "Я хочу тебя, дорогая",- сказал он и стал целовать меня. У меня не было никакого желания в повторном половом акте, поскольку внутри моего живота все ныло и горело, но поддавшись его ласковым словам и исконно детскому любопытству, я решила попробывать и позволила ему овладеть собой.
  
  Рэм попросил меня пошире раздвинуть ноги и согнуть их в коленках. "Так тебе будет удобнее,"- сказал он, и я выполнила все. Его возбужденный член коснулся моих влажных губ, и под сильным нажимом головка начала входить во влагалище. Я как могла помогала ему в этом, и после этого член весь вошел в меня. Мне было не так больно, как в первый раз, а когда он стал двигать своим членом, то даже было приятно. Проталкивая в меня член, он поддерживал меня под ягодицы, помогая моему заду двигаться в сторону входящего в мое влагалище члену. Вскоре он тихо застонал и я почувствовала, как у меня внутри разлилась теплая струя его семени. Я с ужасом подумала, что могу теперь забеременеть, но мне уже было все равно.
  
  Спустившись с меня, Рэм спросил: "Дорогая тебе было хорошо?" Что я могла ему ответить, когда ничего так и не поняла. Он еще долго, лежа со мной, обнимал и целовал мое тело, и честно признаться, его ласки доставили мне больше удовольствия, чем то, что случилось в эту памятную ночь.
  
  За окном стало светать, и я прогнала его из комнаты. Долго, закрыв глаза, я лежала в своей оскверненной постели и думала о всем, что случилось. Боясь, что мама обнаружит утром следы моего падения, я осторожно собрала перепачканное белье и потихонечку зашла в ванную комнату, чтобы все перестирать. И вдруг за своей спиной я услышала голос мамы: "Не надо, Бетти, оставь все на месте. Я знаю, сегодня, моя дорогая доченька, ты стала женщиной. Правда, это случилось рановато, ну ничего, пусть это тебя не тревожит. Такова судьба всех девочек",- и мама прижала меня к своей груди. Не в силах сдержать себя, я упала в ее объятия и залилась слезами. Мне было стыдно смотреть ей в глаза. Она была такая добрая. Она завела меня к себе в спальню, вытерла мои слезы и велела проглатить розовую таблеточку. "Это противозачаточная таблетка,- объяснила мама.- Ее следовало принять до того, что с тобой произошло, но не волнуйся - все должно обойтись, хотя опасность забеременеть после первой ночи весьма велика. Ведь молодые мужчины так нетерпеливы и не умеют сделать так, чтобы все проделать аккуратно." И она тут же передала мне пакетик с такими же таблетками. "Возьми,- сказала мама,- они теперь тебе пригодятся". Перед каждой близостью надо обязательно принять таблетку и она сохранит тебя от беременности.". "Нет,- сказала я маме,- не надо, мне было так противно и больно, что я больше никогда в жизни не отдамся мужчине." Мама засмеялась и сказала: "Это только первый раз больно и неприятно. Быть женщиной великое счастье и, познав хоть один раз мужчину, тем более любимого, ты обязательно захочешь его в дальнейшем." "Нет,ответила я,- Рэм больше никогда не будет со мной". "Запомни,сказала мама, - чувство оргазма у девушки приходит не сразу, но оно придет обязательно и тогда ты поймешь, какое это счастье быть с мужчиной и отдаваться любви." Мы долго просидели с мамой, и она рассказала мне многое из чудесной книги, название которой - ЖИЗНЬ.
  
  Рано утром Рэм вышел к завтраку. Вел он себя так, как будто бы ничего не произошло. Он вежливо поприветствовал меня и сделал маме несколько комплиментов. Мама тоже не подала виду, что ей все известно и, вкусно покушав, мы пошли погулять. В глухой аллее мы остановились, и Рэм стал меня обнимать и целовать: "Бетти, дорогая, скажи, тебе было со мной хорошо?"- спросил он. Я нежно поцеловала его пухлые губы и ничего не ответила. Он не сделал никакой попытки овладеть мною, и вечером я проводила его. Прощаясь, Рэм обещал скоро приехать.
  
  После отъезда Рэма я целый день была одна и имела возможность полностью разобраться в своих чувствах. Все, что произошло этой ночью потрясло меня и наполнило мою жизнь новизной ощущений. Мама на эту тему со мной больше не разговаривала и вела себя так, как будто бы ничего и не произошло. Я была ей за это искренне благодарна. На второй день наконец-то приехала Марта, которую я ожидала с нетерпением. Как всегда она притащила полную сумку разных журналов с самыми интимными фотографиями.
  
  Теперь я с особо обостренным интересом принялась их рассматривать, пытаясь восстановить в своей памяти все что произошло со мной. Особенно меня заинтересовали картинки, где показывались половые сношения в самых различных позициях. Хорошо можно было рассмотреть мужской член, когда он входит во влагалище женщины, находящейся в позе "на червереньках". В этой позиции женщина стояла оперевшись руками о кресло, а мужчина, стоя на полусогнутых ногах, заталкивал в нее свой громадный член со стороны зада. При этом женщина почему-то улыбалась. Мы так и подумали, что ей очевидно это нравилось. Под влиянием картинок Марта очень быстро возбудилась. Глаза ее засверкали каким-то сумасшедшим огоньком, ноздри начали раздуваться, губы задрожали. "Пойдем поиграем в лесбиянок",- сказала она. Мы быстро разделись и улеглись валетиком. Свои ноги мы просунули под бедра друг друга и наши половые органы тесно прижались. В такой позе, раздвинув руками половые губы, мы стали тереться промежностями. При этом наши клиторы сильно соприкасались. Мы скоро пришли в состояние экстаза и бурно кончили. Такое сношение мне понравилось больше, чем с Рэмом, хотя я понимала, что все, что мы делаем противоестественно. Немного успокоившись, мы пошли погулять. Сначала я хотела промолчать о потере своей невинности, но под влиянием только что испытанного оргазма все рассказала подруге. Слушая меня, Марта то бледнела, то краснела и ее трудно было узнать. Она требовала от меня всех деталей и подробностей как я отдавалась Рэму, что испытывала, когда член входил в меня, очень ли больно было, когда прорвалась девственная плева и т.д. Я как только могла все подробно ей рассказала, а она вновь и вновь требовало все повторить. Особенно ее интересовало, почувствовала ли я как глубоко вошел в меня член и дотрагивалась ли я руками до него. Я сказала, что не расчувствовала, но член вошел в меня весь, потому что своим передом Рэм прижимался ко мне и весь его член был в моем влагалище. Руками член я не трогала, так как стеснялась это проделать. Марта напомнила наш уговор и спросила, договорилась ли я с ним о товарище для нее. Я ответила, что все было столь неожиданно, что я вообще забыла обо всем на свете и обещала Марте, что когда приедет Рэм обязательно договорюсь с ним.
  
  Узнав, что Рэм должен скоро приехать, Марта спросила меня отдамся ли я ему вновь? Я ответила, что не знаю, так как мне было очень больно и я боюсь повторения. Марта ничего мне не сказала и весь день ходила, как в воду опущенная. Сославшись на головную боль, она рано легла спать. На следующий день Марта прибежала ко мне чуть свет. Я даже не успела позавтракать. Быстро покушав, мы отправились гулять. "Бетти, милая, расскажи мне еще раз по-подробнее, про все, что у вас было. Как ты почувствовала, что он хочет тебя? Раздевалась ли ты сама или он все снимал с тебя сам?" Приятно ли мне было, когда он целовал мою грудь и еще куча самых интимных вопросов. Как могла я во всех деталях ей все рассказала.
  
  На третий день под самый вечер неожиданно приехал Рэм. Я даже испугалась, когда его машина остановилась возле ворот. "Иди открывай своему приятелю,"- шутливо сказала мама, и я выскочила во двор.
  
  Ждала ли я его, хотела ли новой встречи? Даже сейчас, когда прошло много лет и когда я из глупой чувственной девчонки превратилась в опытную темпераментную женщину, мне затруднительно ответить на этот вопрос.
  
  Вся та обстановка, в которой я жила последние дни, оказала большое влияние на мое внутреннее состояние. Зрительное восприятие обнаженного мужчины и его половых органов, все его действия, связанные с половым актом, который он осуществил на моих глазах с моей матерью, картинки эротического содержания с изображением самых разнообразных позиций совокупления мужчины и женщины, любовные игры, а точнее активный анонизм, который я имела с Мартой и, наконец, потеря собственной невинности - резко обостррили не только мою чувственность, но и общее психическое состояние. А если к этому добавить повышенную возбудимость, которая оказалась свойственной моему темпераменту, те эротические сновидения, которые последнее время преследовали меня под воздействием увиденного в маминой комнате, а также моей собственной половой близости, то не трудно будет понять мое общее состояние к постоянной половой готовности с Рэмом. С другой стороны, меня пугали воспоминания о первой ночи, которая принесла мне разочарование и оставила в памяти чувство боли, неудовлетворенности и обиды. Физическая связь с мужчиной, которого я еще не успела полюбить, не смогла разбудить во мне женщины. Рэм вошел в дом шумный и веселый. Он подарил мне большую коробку шоколадных конфет, а маме букет красной гвоздики. Хитрец, когда он только успел узнать, что нам нравится? После взаимных приветствий Рэм вышел во двор, чтобы загнать в гараж автомашину. Я хотела выскочить за ним, но мама остановила меня. Под ее проникающим взглядом я покраснела и опустила глаза. "Бетти,сказала она,- ты помнишь про те розовые таблетки, что я недавно тебе дала?". Я молча кивнула головой. "Не забудь принять сегодня на ночь одну штуку". "Зачем?- сказала я маме.- Я не буду с Рэмом сегодня и никогда, как не буду вообще ни с одним мужчиной. Я боюсь "этого" и не хочу, чтобы все повторилось снова". И не в силах сдержаться я залилась слезами. "Успокойся, моя дорогая,- сказала мама,- если тебе не нравится Рэм и ты его не любишь, то не надо насиловать себя, ибо только настоящая любовь дает право мужчине и женщине на половое общение и приносит им при этом полное счастье от взаимного обладания. Как мне кажется ты любишь Рэма. Но если я ошиблась, то ты не должна допускать его к себе и приходи сегодня ночью спать ко мне в комнату. Дверь в мою спальню будет для тебя открытой. А теперь беги, Рэм ждет тебя". Смахнув слезы, я выскочила в сад. Рэм уже загнал машину и, увидев меня, бросился мне навстречу. Подхватив меня на свои сильные руки, он крепко прижал меня к своей груди и наши губы слились в долгом поцелуе. Чувство гордости и радости охватило меня от сознания того, что я слабая девчонка, теперь уже женщина, нужна этому сильному парню, что он любит меня и что он был первым мужчиной в моей жизни. Взволнованная его лаской, я сразу же забыла про все свои сомнения и поняла, что мама в эту ночь напрасно оставит открытой дверь в своей спальне.
  
  "Рэм, дорогой, отпусти меня,- кричала я, отбиваясь от его поцелуев и тут же прижималась к нему и любовалась его красивым лицом. Но он не обращал внимания на мое слабое сопротивление и осыпал жаркими поцелуями мои глаза, шею, губы. Наконец, он опустил меня и мы, плотно прижавшись друг к другу, пошли в лес. Некоторое время мы шли молча, не зная что сказать, переживая радость близости и чувство охватившей нас страсти. Только теперь, опять очутившись в его объятиях, я поняла, что люблю этого теперь бесконечно дорогого мне человека, которому я слепо отдалась и который сделал меня женщиной. Возле нашего старого дуба мы остановились, и Рэм, прижавшись к нему спиной, привлек меня к себе. "Бетти, я люблю тебя", - тихо сказал он, и его руки стали с жадностью ласкать меня. Он растегнул пуговицы блузки, обнажил мою грудь и с жадностью стал целовать мое тело. Я почувствовала, как под брюками поднялся его возбужденный член и уперся в мой половой орган. Кровь ударила мне в голову, стало пьяняще приятно, и воля к сопротивлению покинула меня. Я поняла, если только Рэм захочет, то сейчас же может овладеть мною. Испугало меня только то, что я не успела принять противозачаточную таблетку, и страх перед возможностью забеременеть немножко охладил мой пыл. Охваченный страстным порывом, Рэм плохо контролировал себя и свободной рукой стал спускать с меня трусики. "Рэм, мой дорогой, успокойся, не надо, я не хочу, чтобы все "это" произошло здесь". Но он не слушал меня. "Я буду твоей сегодня ночью, ну пожалуйста, потерпи", - едва владея собой, простонала я, но мои слова потонули в порыве ветра и шорохе листьев. "Хочу тебя, хочу"- едва слышно прошептал он и я, раскинув ноги, повалилась на траву.
  
  Быстрым движением Рэм сбросил с себя брюки и навалился на меня. Когда казалось, что ничего не может нам помешать, совсем рядом раздался голос мамы, которая звала нас домой. Услышав мамин голос, Рэм быстро вскочил на ноги и стал одеваться. Я с трудом встала с травы и стала поправлять платье и взлохмаченные волосы. Щеки мои пылали, как два факела. Рэм был тоже хорош и еле приходил в себя. Немного приведя себя в порядок, мы ответили на мамин голос и вышли навстречу к ней. "Где это вы так загулялись?"- сказала мама, внимательно разглядывая наши помятые фигуры. Мы дружно промолчали и пошли домой. За ужином Рэм окончательно пришел в себя и непринужденно рассказывал веселые анекдоты. Мама смеялась вместе с нами и как мне показалась была весьма расположена к Рэму. "Еще бы - подумала я,- ведь это же сынок ее любовника". После ужина мы посмотрели по телеку довольно интересный фильм, и Рэм пожелав нам спокойной ночи отправился на второй этаж к себе в комнату. Мы с мамой остались одни и некоторое время молчали. Наконец, мама заговорила: "Бетти, я хотела бы дать тебе несколько советов не только как мать, но и как,- она на минутку замешкалась,- но и как женщина женщине. После той ночи, когда ты так поспешно отдалась Рэму, ты сказала, что больше никогда не будешь вступать в половую связь с мужчиной. Так обычно думают и говорят все девушки, которые начали половую жизнь при случайных обстоятельствах, а не на ложе законного брака. Так что здесь ты не оригинальна. Неприятный осадок после первого полового сношения остался у тебя от того, что Рэм, как мужчина еще молод, и не имеет ни опыта, ни практики и, наконец, достаточного такта в практике и технике акта, особенно, когда он осуществляется с нетронутой девочкой. Так уж положено самой природой, что по мере полового созревания у юноши и девушки возникает желание взаимных сексуальных контактов и в этой связи они часто прибегают к ограниченным любовным играм, которые порою заканчиваются сильным возбуждением и оргазмом.
  
  В наш век акселерации, когда физическое и половое созревание опережает умственное развитие молодежи, томление мальчиков и девочек начинается довольно рано. Вначале это игры в фанты и раскрутка бутылочки с первыми робкими поцелуями, потом проводы девочек домой и более интимные поцелуи, а затем попытки прижать девочку к себе и коснуться ее груди и, наконец, настает такой день, когда мальчик впервые прижимает к себе девочку и касается через брюки своим возбужденным членом полового органа любимой подруги. Несколько повзрослев молодые люди начинают прибегать к более смелым любовным играм. Они как правило осуществляются страстными продолжительными поцелуями, касанием руками голой груди девочки и взаимным трением половых органов непосредственно через платье и брюки. Молодые люди еще не рискуют оголять свои половые органы, и эти сексуальные ласки часто заканчиваются тем, что мальчики доходят до состояния оргазма и кончают просто в трусики. Матери это замечают быстро по их белью. Такая форма удовлетворения половой страсти вполне удовлетворяет молодых людей на первой стадии их отношений, поскольку приносит им первую радость и познание полового чувства и не грозит девушке опасностью забеременнеть. Но вскоре такая форма полового общения становится недостаточной, особенно для юношей, и они начинают склонять девушек к наиболее активному половому общению. Одно дело тереться половыми органами, будучи одетыми в платье, и совсем другое дело после любовных ласк довести девушку до такого состояния, когда она позволяет снять с себя трусики, и мальчик получит возможность коснуться обнаженным членом до полового органа подруги. Мальчики еще сами боятся такой близости и поэтому, как правило, позволяют себе водить головкой члена по половым губам, слегка погружая член во влагалище до девственной перегородки. Здесь сексуальное возбуждение носит более высокую форму, которая часто заканчивается взаимным оргазмом, но мальчик кончает или на наружные половые органы девочки, или выливает семя ей на живот. При такой форме неполного полового акта девственность девушки сохраняется, но у партнеров все больше разгорается желание у мужчины - погрузить, а у девушки принять в себя член. И так в один прекрасный день, когда чувство возбуждения обоих партнеров под влияним таких ласк достигает своего апогея, юноша не в силах справиться с собой, нажимает на девственную перегородку, прорывает плеву и вводит до конца член во влагалище. Отдавшись один раз, девушка сильно привязывается к своему первому мужчине и уже не отказывает ему в половом общении.
  
  И здесь нет ничего удивительного. Общеизвестно, что после первого полового сношения женщина не испытывает никакого удовольствия, кроме чувства неудобства и боли и состояние оргазма у них не наступает. Такое положение продолжается еще несколько дней при последующих половых актах. И только через некоторый срок в зависимости от темперамента женщины и того, как ее к этому приучает муж, женщина начинает от раза к разу привыкать к акту совокупления и чувство наслаждения будет наростать и наростать, пока однажды сношение не закончится оргазмом, самым высоким накалом сексуального раздражения. С этого дня женщина начинает понимать, какое это счастье отдаваться полностью любви. Таким образом первые половые сношения могут научить и подготовить девушку к быстрому достижению оргазма или наоборот, в результате неумения или бестактности партнера оставить у нее чувство отвращения и страха перед болью, что отрицательно скажется на всей ее последующей половой жизни. Я полагаю,- продолжала мама,- что нечто подобное произошло и с тобой, поскольку Рэм взял тебя совершенно неподготовленной к этому важному событию. Здесь есть очевидно и моя вина, как матери, которая должна была подготовить тебя к жизни. Я вижу, что ты любишь Рэма и для того, чтобы у тебя не осталось тяжелого осадка от первой не совсем удачной связи, я считаю, что ты сегодня должна отдаться ему. Если он сегодня не будет спешить, то все должно быть хорошо. Ранка от разрыва девственной плевы при входе во влагалище за прошедшие четыре дня уже зажила и новый повторный половой акт, если и не закончится оргазмом, должен доставить тебе радость. Всю полноту сексуального наслаждения, которое завершится взаимным и одновременным оргазмом, ты испытаешь несколько позднее, и я думаю, что это будет скоро, ведь ты моя дочь и значит у тебя мой темперамент". На такую острую тему и так откровенно мама говорила со мной впервые, и мне это очень польстило. Мама была хорошим врачом-геникологом, и я пожалела, что никогда раньше не обращалась к ней со своими мыслями. "А теперь иди к себе",- сказала мама и поцеловала меня так, как никогда раньше. Уходя я увидела, как на ее глазах блеснула слезинка.
  
  Укрывшись одеялом, я лежала в постели, прислушиваясь к каждому шороху в притихшем доме. "Придет или не придет - с замиранием сердца думала я. Что делает сейчас мама? Ведь ее комната совсем рядом с моей. Услышит ли она, если придет Рэм? Она, наверное, не будет сегодня спать всю ночь". Увлеченная своими мыслями, я не услышала, как приоткрылась дверь, и в спальню зашел Рэм. Мгновение и он былд рядом со мной. "Бетти, моя родная и любимая", - едва слышно произнес он и крепко прижался ко мне своим сильно дрожащим от нетерпения телом. Не отдавая себе отчета, что делаю, я потушила ночник. Мне было стыдно лежать перед ним совершенно обнаженной, но он уже не владел собой и моя рука бессильно упала на подушку. Плотно сжав ноги, я обхватила Рэма и тоже страстно стала его целовать. "Бетти, милая, раздвинь ноги, ну зачем ты мне мешаешь, я хочу тебя", - простонал Рэм, пытаясь коленкой раздвинуть мои бедра. Поддавшись его страсти, не имея сил сопротивляться, я раздвинулы бедра и замерла в ожидании того момента, когда член начнет входить в меня. "Только не спеши", - выдохнула я одними губами и почувствовала, как нервные пальцы прошли по моим половым губам, которые стали мокрыми и скользкими. Раздвинув пальцами губы, Рэм расположился между моих ног, которые я широко раскинула и согнула в коленях. И в ту же минуту головка члена коснулась промежности и начала медленно входить во влагадище. На этот раз он не спешил. Сделав несколько движений членом туда и обратно, Рэм слегка нажал, и без всякой боли член весь вошел в меня. Впившись в мои губы и обхватив груди, Рэм начал плавно вынимать и вновь погружать в меня свой член, и чем больше и быстрее он это делал, тем мне становилось приятней. Да, это было блаженство. Но вот движения члена стали наростать, по его телу прошла дрожь, он на мгновение замер, и я почувствовала, как у меня внутри разлилась горячая струя семени. Рэм кончил, еще несколько секунд продолжал обнимать мое тело, плотно прижимаясь к груди и не вынимая из меня члена. Его продолжала бить мелкая дрожь, и на сердце у меня было необыкновенно радостно. Мне казалось, что если бы Рэм сделал еще несколько движений членом внутри моего влагалища, то я кончила бы вместе с ним. Но этого не случилось. Через некоторое время после долгих и волнующих ласк член Рэма опять приобрел нужную твердость и приятно погрузился в меня. От былого страха не осталось и следа. Я лежала на правом боку. Позади, тесно прижавшись животом к моей спине и заду, лежал Рэм, крепко обняв меня. Я почувствовала, как его член, который находился в возбужденном состоянии, прижат к моему бедру. В эту минуту я почему-то вспомнила картинку в маминой спальне, когда мама стояла облокотившись о край постели, а дядя Фред проталкивал свой член в маму со стороны ее зада, и мне страшно захотелось испытать подобное на себе. От этой мысли я невольно с силой надавила своим задом на член Рэма и тут же почувствовала ответное движение. В груди у меня заныло сердце и я слегка приподняла ногу, пропуская член Рэма в мое влагалище. Руки Рэма обвились вокруг моей груди, и он стал своим членом искать вход в мое влагалище. Сразу у него это не получилось, хотя я просто изнемогала от желания. Тогда он выпустил мою грудь и, руками нащупав вход, раздвинул половые губы, и я почувствовала, как его член входит в меня. Мне казалось. что все мои силы покинули меня, и я вот-вот кончу, но Рэм, который был возбужден до крайности не смог сдержать себя и кончил с таким криком, что мама наверняка услышала, что у нас происходит. От этого выкрика я утеряла нарастающее возбуждение и, уткнувшись лицом в подушку, глухо застонала. В эту памятную ночь Рэм еще дважды овладевал мною, но я так и не кончила, хотя была счастлива от познанной любви и близости. "Значит это придет позже",- вспомнила я мамины слова, и, выпроводив Рэма, заснула, как убитая. Проспала я очень долго и мне было стыдно выходить из спальни и встретиться с мамой. Ведь она все слышала и понимала. Но когда я вышла к завтраку, мама даже не подала вида, что ей все понятно и улыбаясь сказала: "Ах ты, соня, ну, скорей к столу". Я села рядом с Рэмом и почувствовала, как его коленка коснулась и крепко прижалась к моей ноге. В полдень Рэм уехал в город, а я прилегла в саду и задремала. Мама подошла ко мне и села рядышком. "Скажи, Бетти, тебе было хорошо?" Я молчала. Мама нежно обняла мои плечи, прижалась ко мне своими губами и долго целовала меня. "Бетти, это очень хорошо, что ты сегодня была с Рэмом. Я боялась, чтобы чувство разочарования от первой близости не осталось с тобой. Теперь я уверена, что все в твоей жизни будет хорошо, независимо от того останется ли Рэм с тобой или нет. Сейчас же самое главное для тебя - это учеба. Посвяти ей свою молодость, а любовь будет рядом с тобой. В этом я не сомневаюсь. Конечно, если бы ты сумела поддерживать свои отношения с Рэмом еще лет 5 и стала бы его женой, было бы прекрасно, но это вряд ли произойдет, потому что мужчины редко женятся на девушках, которых они легко сумели добиться вне брака. Рэм хороший, сильный мужчина, и я уверена, что до замужества ты с ним приобретешь достаточный опыт в половой жизни, который тебе пригодится в последующей супружеской практике."
  
  Так в 16 лет я стала женщиной и как это ни странно - довольно темпераментной.
  
  После отъезда Рэма я стала ожидать приезда Марты. Она вернулась только на второй день и сразу же пришла ко мне. Первым ее вопросом был один. Приезжал ли Рэм и что у нас было? Я со всеми подробностями и деталями все ей рассказала. Выслушав меня и задав кучу вопросов, касающихся деталей нашей близости, Марта спросила, договорилась ли я с ним о товарище. Я честно призналась, что нет. Марта страшно обиделась и даже хотела от меня уйти, я ее задержала и стала просить прощения. "Хорошо,- сказала Марта,- раз ты позабыла о своей подруге и поступила по отношению ко мне не честно, сделай так, чтобы Рэм при следующем приезде был со мной, и я хочу ему отдаться также как и ты". Вначале я очень растерялась от такого неожиданного оборота, но потом согласилась и сказала: "Хорошо, я сделаю так, что ты будешь с Рэмом",- и тут же заплакала. Но Марта не обратила внимание на мои слезы и потащила меня в свою комнату, где уже лежали разные порнографические журналы и картинки. На этот раз они меня почему-то не так сильно взволновали и единственная картинка, которую я рассматривала с особым интересом - это было половое сношение, при котором женщина стояла в положении "на четвереньках", а мужчина входил в нее со стороны зада. Марта обратила внимание, как я рассматриваю именно эту позицию и я, покраснев, рассказала, что имела с Рэмом связь в таком положении, но только лежа. Марта немного помолчала, а потом сказала: "Когда я буду с Рэмом, то обязательно тоже так же отдамся ему". Я посмотрела на нее и ничего не сказала. Чувство обиды и ревности охватило меня от сознания того, что я добровольно хочу своими руками отдать любимого мне теперь Рэма своей подруге. Но отказаться от своих слов я уже не могла. "Пойдем "поиграем",- вдруг сказала мне Марта, но я отказалась. Мне не хотелось опошлять противоестественной любовью радостное чувство большого женского счастья, которое я испытала сегодня ночью. "Нет, пойдем лучше погуляем". Марта удивленно посмотрела на меня, и мы молча вышли из дома. Через день приехал Рэм. Его приезду я не обрадывалась при мысли, что должна все сделать, чтобы он оказался с Мартой. Гуляя в лесу, Рэм хотел овладеть мною, но я сославшись на недомогание попросила его сегодня не трогать меня. Удивленный моей холодностью, он пошел со мной к Марте, куда я его пригласила. Марта вся сияла в лучах счастья и рядом со мной, угрюмой и подавленной, выглядела просто красавицей. Я заметила какими глазами смотрел на нее Рэм и едва не заревела. Но я должна была до конца сыграть свою роль, и когда все вместе пошли к нам на дачу, я заявила Рэму, чтобы он ехал сегодня домой, предварительно захватив в своей машине Марту. Рэм еще раз как-то странно посмотрел на меня и сказал, что подбросит Марту до дачи и уедет в Стокгольм. Я зашла к себе в комнату и уткнувшись в подушку истерически разрыдалась. Мама никак не могла понять, почему я выставила Рэма. "Вы что поругались с ним?",спрашивала она, но я только рыдала. Всю ночь я не смыкала глаз и в 6 утра вышла в парк и направилась к дому Марты. Вдруг я увидела, как машина Рэма медленно откатывается от дачи Марты и скрылась вдали. "Все,- мелькнуло в моей голове, - значит Рэм остался ночевать у Марты, и у них конечно было "все". Я на минутку представила себе голую Марту в объятиях Рэма, и как она отдается ему - почему-то в положении со стороны зада. Я даже застонала от боли, обиды и ревности. "Господи, какая же я дура. Сама, своими руками отдала свое счастье во имя дружбы тщеславной подруги." Мне казалось, что я больше никогда не подойду к Марте, и я убежала в свою спальню.
  
  С тревогой и сердечной болью я пролежала до 9 утра, потом покушала, и какая-то неведомая сила потащила меня к Мартиной даче. Я застала подругу в ванной комнате, где она пользуясь отсутствием матери, стирала простыню и пододеяльник. Увидив меня, Марта бросила вещи и, обняв, стала целовать меня. Я посмотрела на испачканное белье и мне стало все ясно. Мне не хотелось подробностей ее падения, но Марта мне все подробно рассказала. У них ночью было все, и после третьего сношения Марта даже кончила вместе с Рэмом. "Это была ночь блаженства",- закончила она и сказала, что завтра поедет в город и там опять встретится с Рэмом. Не знаю почему, но после такого предательства с его стороны, мне не захотелось больше его встречаться с Рэмом и я решила, что поскольку сама во всем виновата, продолжать дружбу с Мартой.
  
  На следующий день тетя Лора (мать Марты) приехала на дачу, и Марта уехала в город, где ее ожидал Рэм. От ревности и оскорбления я просто сходила с ума, но потом взяла себя в руки и успокоилась. Маме я сказала, что поругалась с Рэмом и больше не хочу его видеть. Мама ничего не сказала, так и не поняв, что произошло. Прошло два дня. Я немножко пришла в себя, а скоро приехала Марта и рассказала мне подробности.
  
  Как то раз, когда мама уехала в город, я сидела одна и после ванны читала книжку, которую нашла в маминой спальне. Это был ультросовременный романчик с такими подробностями, которые могли бы возбудить даже мертвеца. Вдруг во дворе заурчала машина и в дверях показался дядя Фред. Узнав, что мама уехала в город, он тут же собрался обратно, так как наверное плохо договорился с моей мамой, и она теперь, пользуясь отсутствием папы, ожидала его дома. Я предложила ему поужинать со мной и он, немного подумав, согласился. Мы уселись за стол. "У тебя нет ничего выпить?"спросил Фред. Я достала бутылку бренди, и мы выпили по стопочке. Передо мной сидел красивый, приятный мужчина, любовник моей матери, и мне льстило, что я могу с ним пить и разговаривать. "Выпьем",сказала я, и мы мгновенно осушили наши стопки. После второй стопки вина я почувствовала, как у меня разгорелись щеки и слегка закружилась голова. Фред весело смеялся и предложил мне выпить по третьей - последней. Я нехотя выполнила его просьбу и съела кусочек хлеба с сыром. Фред немножко посидел, молча разглядывая меня, и выпил еще две стопки подряд. "Зачем вы так много пьете?"- спросила я его. Фред ничего не ответил и протянул ко мне свою руку. Не знаю почему, но я протянула навстречу свою ладонь, которую он крепко стиснул и притянул к себе. Я встала со стула и оказалась около его колен. В это время со стола упала на пол салфетка. Фред нагнулся, чтобы ее поднять, и рука его скользнула по моему бедру и голой ноге. Мгновенно ладонь Фреда задержалась на моей коленке, и вдруг он встал и прижался всем своим телом ко мне. Его руки легли на мои плечи и губы оказались возле моих губ. Поддавшись его неожиданно вспыхнувшей страсти, я сама подтянулась к его губам, и мы замерли в долгом поцелуе. "Господи, что я делаю",- мелькнула у меня мысль. Ведь это же любовник моей матери, он отец моего любовника. Я пыталась оттолкнуть его, но Фред еще сильней прижался ко мне, и его трепетные нервные пальцы скользнули под мой халат, коснувшись голого тела. "Что вы делаете?"- чуть слышно прошептала я,Пожалуйста, оставьте..." Но это было все, что я могла вымолвить. Сильные руки Фреда подхватили меня, и через секунду я была на своей постели. Потеряв над собой всякий контроль, охваченная бурной страстью и ожидаемым наслаждением, я обхватила руками его шею и мы вместе повалились на перину. Но когда он быстро сбросил с себя свой костюм и буквально сорвал с меня халат и я оказалась совершенно обнаженной, меня охватило чувство раскания и стыда. Ведь совсем еще недавно Фред на моих глазах овладевал телом моей матери, и я принадлежала его сыну, я теперь должна была стать его любовницей. Все это показалось мне ужасным, и я сделала попытку оттолкнуть его, в то время как Фред, навалившись на меня, пытался овладеть мною. Стремясь вырваться из его цепких объятий, я буквально змеей извивалась под ним на постели, но он жадно тискал и мял мою грудь, его губы впились в мои губы. Но когда его рука коснулась промежности и пальцы, раздвинув половые губы, проникли во влагалище, я поняла, что не имею больше сил для сопротивления и, раскинув бедра, замерла в ожидании той сладостной минуты, когда его член погрузится в мое нутро. Но теперь, поняв, что я отдаюсь ему, Фред не спешил. Положив меня поперек постели, точно так, как он это проделал с моей матерью, Фред раздвинул мои ноги и его рот и губы погрузились в мой половой орган. О, какое это было блаженство! Я чувствовала, как его язык ласкает мое влагалище, щекочет клитор. Это было такое удовольствие, от которого можно было сойти с ума. Я стонала от охватившей меня страсти и с силой подбрасывала свой зад навстречу его губам. Но вот Фред поднялся на ноги, и я увидела его громадный, высоко торчащий член, так же отчетливо, как когда-то в маминой спальне. Только сейчас этот член был совсем около меня и предназначался для меня. Положив меня в более удобную позу на кровать, он опять принялся за меня. Он не спешил, как это делал его сын, он ласкал каждую клеточку моего тела, нежно целовал соски, страстно прихватывая их губами и языком, он закрывал поцелуями мои глаза и, наконец, опустившись вдоль моего тела, опять раздвинул мои бедра и погрузил в мое влагалище свой рот. Под его проникающими ласками я буквально изнемогала от наслаждения и с нетерпением, да именно, с нетерпением, ожидала, когда же наконец его член войдет в мое влагалище. Пропало чувство страха и стыда, осталось только одно непреодолимое желание скорее принять в себя этого человека. В это время Фред вновь положил меня поперек постели так, что мой зад оказался как бы повисшим над самым краем кровати. Сам он стал на пол и, широко раздвинув мои ноги, начал неспеша проталкивать свой возбужденный член в мое влагалище. Как только головка раздвинула увлажненные губы и стала входить в меня, Фред резким движением забросил мои ноги себе на плечи и в ту же секунду весь его внушительных размеров член полностью вошел во влагалище. Я охнула от охватившего меня восторга, и Фред быстро заработал низом живота то погружая, то вынимая из меня свой член. Я уже не могла больше владеть собой. Ритмичные движения члена в моем влагалище доставляли мне непередаваемое удовольствие. Теперь я уже не охала, а стонала. Вдруг Фред быстро заработал своим корпусом, все больше и больше увеличивая проникновение. В груди у меня что-то затрепетало, дыхание почти остановилось. Я почувствовала, как все мое существо наполняется пьянящим состоянием и, несколько раз судорожно дернувшись всем телом, я с силой прижалась к половому органу Фреда, который также низом живота с силой прижался ко мне. Я только, как будто бы через слой ваты, услышала его приглушенный стон и почувствовала, как в моем теле разразилась теплая струя. Почти не понимая, что со мной происходит, я только почувствовала, как Фред заботливо положил меня вдоль постели, как его губы благодарно целовали мою грудь, и заботливые руки укрыли меня одеялом. Только теперь я поняла, какое это счастье испытать радость оргазма.
  
  В эту памятную ночь в объятиях Фреда я многое познала из книги любви. Он еще трижды познал меня. Он сажал меня на себя верхом, находясь в положении лежа на спине, и его член так глубоко входил в меня, что казалось доставал до самого сердца, он входил в меня лежа на боку и, наконец, совершил со мной такой же половой акт, как проделал когда-то с моей мамой и как мне самой очень хотелось, а именно, поставил меня к краю кровати и раздвинув бедра ввел свой член в мое влагалище со стороны зада. Не знаю почему, но сношение в такой позиции мне понравилось больше всего, и я кончила так бурно и с таким криком, что Фред вынужден был закрыть мне руками рот.
  
  Утром мы договорились, что ничего не скажем маме о его приезде и, естейственно, о наших отношениях. Когда же мама будет на даче, он просил меня под любым предлогом приехать в город и там ему позвонить. Фред обещал снять для наших свиданий небольшую однокомнатную квартирку, на что я с радостью дала свое согласие. С этого дня у меня началась новая жизнь, полная наслаждения и тревоги. Теперь я уже не жалела о потере Рэма, так как поняла, что по-настоящему люблю его отца. Я знала, что Фред продолжает поддерживать связь с моей матерью, и страшно ревновала его, но он сумел мне доказать, что так вот сразу порвать с ней не может, что-бы не вызвать подозрений, и я, скрепя сердце, с ним согласилась.
  
  Попробуйте себе только представить мое состояние, когда Фред, правда все реже и реже, приезжал к нам на дачу и оставался с мамой. Я просто сходила с ума от ревности и злобы. Но надо было терпеть, и я терпела. Однажды, когда Фред, как обычно перед каждым сношением, целовал мое влагалище, спросил меня не хочу ли я поцеловать его? Смеясь я ответила, что я всегда его целую. Фред засмеялся и сказал, что он хотел бы, чтобы я поцеловала его член. Честно говоря, помня, что я видела, как в спальне моя мама целовала его член, мне давно самой хотелось проделать тоже самое, но сама первая начать подобную ласку я стеснялась. Теперь, когда Фред предложил это, я охотно согласилась попробывать. Фред улегся на спину, а я разместившись у него в ногах, коснулась губами горячей головки его высоко торчащего члена. Сначала я едва касалась кончика головки, потом несколько раз лизнула ее языком и, наконец, взяла всю в рот. Головка была покрыта тонкой нежной кожицей и приятно плавала в моих губах. Все это было удивительно приятно, и только теперь я поняла, почему у моей мамы было такое счастливое лицо, когда она, стоя на коленях перед сидящим Фредом, целовала и сосала эту головку.
  
  Охваченная новым незнакомым еще мне чувством я все глубже и глубже втягивала себе в рот его член, слегка прихватывая его губами и зубами. Фред при этом вздрагивал всем телом и почему-то тихо стонал. Одной рукой он ласкал мою грудь, а пальцем другой руки проник мне во влагалище и слегка щекотал кончик клитора. Нервная сладостная дрожь охватила меня, и я еще крепче впилась языком и губами во вздрагивающую горячую головку. Знакомое теперь непередаваемое чувство наступающего оргазма начало наполнять меня, и я бы обязательно скоро кончила, если бы резким движением Фред не выдернул свой член из моего рта. "Зачем ты так сделал, ведь мне было так хорошо?" Фред, прижавшись ко мне, весь дрожал от возбуждения. "Прости, дорогая,- сказал он,- я едва сумел справиться с собой, чтобы не кончить тебе в рот". "Ну и что же,- сказала я,если бы тебе это доставило удовольствие, надо было кончать". Целуя меня Фред сказал, что это мы проделаем в следующий раз и, положив меня на бок, он раздвинул мои ягодицы и вошел в меня со стороны зада. Его член под влиянием предыдущих ласк был настолько возбужден, что коснулся матки, и я слегка охнула от неожиданной, но приятной боли.
  
  Физическая близость с Фредом стала моей насущной потребностью, я просто не мыслила своей жизни без половой близости. Фред был очень опытным мужчиной и знал много приемов, которые могли довести женщину до высшего накала. Он не просто каждый раз овладевал моим телом, он заставлял меня трепетать в ожидании все новых и новых эротических ласк. Перед тем, как начать половое сношение, целуя мое влагалище, он доводил меня до такого состояния, что я совершенно теряла контроль над своими чувствами. Он жадно целовал мои соски, а я целовала и сосала его член. И хотя я очень хотела, чтобы Фред кончил мне в рот, он всегда почему-то в последнюю минуту выдергивал свой член из моего рта и тут же погружал его в мое влагалище, и оба мы кончали с криком и стоном. После того Фред любил посмеяться надо мной за то, что я при каждом погружении в меня члена громко охаю.
  
  Шло время. Я успешно закончила школу и поступила в медицинский институт. Мои отношения с Фредом носили все более и более активный характер. Как и предполагала моя мама, темпераментом я вышла вся в нее. Я стала довольно опытной женщиной и много познала в любви. Будучи по натуре страстной, я предавала половой жизни все больше и больше значения и с удовольствием ожидала каждой новой встречи со своим многоопытным любовником. Однажды после лекции я забежала на нашу "тайную" квартиру к Фреду. Он уже ожидал меня и, быстро сбросив одежду, мы улеглись в постель. По привычке я захотела взять в рот его член, но Фред предложил проделать все по-другому. Он улегся на кровати, а я разместилась над ним. Мой зад с широко разведенными бедрами повис над его лицом, таким образом, что Фред касался моего полового органа, а мое лицо оказалось как раз над его высоко торчащим членом. Раздвинув руками мои половые губы, Фред крепко схватил меня за бедра и всем ртом крепко прижался к влагалищу. Я почувствовала, как его язык завибрировал в глубине, а губы касались клитора, от чего я сразу пришла в состояние сильнейшего экстаза. В страстном порыве я схватила руками его член и, протолкнув головку на всю глубину рта, начала ее с жадностью сосать. Находясь в таком положении, я отчетливо почувствовала, как его горячий трепетный язык глубоко погружается в мое влагалище, жадно ласкает и лижет высоко торчащий клитор. Состояние оргазма наростало столь стремительно, что сдерживать себя мы уже не могли и кончили одновременно со страшным стоном и оханьем. Фред выбросил мне в рот тепловатую струю спермы, а я залила ему лицо секретом, который буквально брызнул из моего влагалища. Часть семени, которая попала мне в рот я непроизвольно проглотила, остальное выплюнула. После этого Фред долго целовал меня и благодарил за доставленное уловольствие. Он спросил меня, не обидело ли меня то, что он кончил мне в рот, но я ответила, что сама хотела этого и расцеловала его сладкие губы.
  
  Моя подружка Марта училась со мной на одном факультете, и наша дружба продолжалась по-прежнему. Правда, игры лесбиянок закончились, так как познали настоящую любовь в объятиях мужчин. Только иногда, оставаясь вдвоем, мы со смехом вспоминали свои девичьи занятия и громко смеялись. Марта уже давно рассталась с Рэмом, который уехал в Англию продолжать свое образование, и теперь находилась в любовной связи со студентом последнего курса. Парня звали Карл. Это был рослый немец, который постоянно жил в Швеции. Как-то раз Марта шепнула мне на лекции, чтобы я задержалась, так как хочет рассказать мне кое-что интересное. Мы отправились домой вместе, и она мне поведала следущее: "Последний раз, дня два, она имела с Карлом половое сношение в АНУС, т.е. сношение не во влагалище, а через задний проход. При этом Карл ей разъяснил, что практика подобных сношений широко распространена среди мужчин и женщин Востока и Африки и является сильнейшим фактором сексуального возбуждения для лиц обоего пола. За последние два десятилентия практика подобных сношений широко и благоприятно воспринята в Европе и Америке и находит все больше и больше приверженцев среди лиц обоего пола, хотя формально и преследуется законом, как некое половое извращение. "Карл предложил мне,- продолжала Марта,рискнуть, и попробывать проделать такой номер, и после некоторого раздумья я согласилась. Сначала это казалось не так-то просто, поскольку член не проходил в заднепроходное отверстие, но после того, как Карл смазал член вазелином, ему удалось войти в меня, хотя в момент прохождения головки через зев заднего прохода мне было очень больно. Зато, когда член весь вошел и стал двигаться, я испытала большое удовольствие". Вообще-то я и раньше слышала, что некоторые женщины охотно идут на такие сношения, но между мной и Фредом на эту тему никогда не велось разговоров и поэтому у меня к таким делам не проявлялось интереса. Рассказ Марты взволновал меня, и я попросила ее более подробно рассказать мне об этой новой форме половой близости. Тогда Марта мне очень подробно рассказала следущее. У Карла была книжка одного турецкого автора про методику половых сношений, которые широко распространены и с успехом применяются народами Ближнего Востока. Восточные народы считают, что приемы, применяемые при половых сношениях европейцами, крайне примитивны и малоэффективны. Что эти приемы не способствуют наростанию правильного полового воспитания женщин и плохо их возбуждают. Именно поэтому, утверждает автор, среди европейских женщин почти 30% являются фригидными, т.е. холодными, которые сами не получают никакого сексуального удовольствия при половом сношении, легко могут вообще обходиться без половой близости и не удовлетворяют своих мужей, отпугивая их своим безразличием и холодностью. У азиатских, восточных и африканских женщин такого не бывает. И это связано не только с горячим южным климатом, но в основном, зависит от своеобразного сексуального воспитания девочек и совсем иной формы половой близости, начиная с первой брачной ночи, когда мужчина, прорывая девственную плеву, лишает девушку невинности. У нас европейцев первый половой акт между нетронутой еще девушкой и мужчиной совершается довольно примитивно и главное совершенно не правильно. После того, как разойдутся гости, и молодые останутся одни, мужчина получает законное право на тело своей молодой и часто совершенно не подготовленной к половому акту подруги. Уложив дрожащую от страха и неведения девушку на постель, муж раздвигает ей ноги, разместившись между ее ног и приставив свой член к половым губам подруги, начинает давить на девственную пленку пока не прорвет ее. После этого, несмотря на боль, которую испытывает его подруга, мужчина продолжает проталкивать свой член на всю глубину влагалища, стенки которого из-за отсутствия естейственной смазки в виде выделяющейся жидкости (секрета), еще очень плотно сжаты и не готовы принять в себя мужской член внушительного размера. Это причиняет девушке боль и неприятное ощущение. В результате мужчина быстро кончает, а девушка долго лежит, потрясенная, случившимся, и не понимая, что с ней произошло и разочарованная в своих лучших чувствах и ожиданиях. Почему же так происходит? Потому, что европейские мужчины не знают анатомии женского полового органа и не знают практики первого полового сношения, которое именно для женщин имеет огромное значение и часто на всю жизнь, определяет ее отношение к последующей половой жизни и формированию ее темперамента. Научно доказано, что при первом для девушки половом сношении, происходит ли оно на брачном ложе, или при случайных обстоятельствах, что в наше время стало больше правилом чем исключением, дифлорацию (пробивание девственно плевы) надо осуществлять совершенно другим методом. Позиция, когда мужчина лежит на девственнице сверху, между ее широко раздвинутых бедер и проталкивает свой член во влагалище, в биологическом отношении совершенно неприемлима. При ПЕРВОМ половом акте мужчина должен вводить свой член во влагалище обязательно со стороны ее зада. При этом девушку можно положить на бок и, приподняв одно бедро проделать введение. Очень удобно, хотя для первого раза может быть не совсем и эстетично поставить девушку коленками поперек кровати, а мужчине, стоя на полу, слегка раздвинуть руками ее бедра ввести член во влагалище. Именно в такой позиции разрыв девственной пленки происходит совершенно безболезненно. Самка принимает в себя самца стоя с раздвинутыми ногами, а самец размещается над ней сверху и вводит член во влагалище со стороны зада между раздвинутых ног. Человек, который произошел от животного в результате длительной эволюции стал с четверенек на ноги, но физиология размещения его половых органов осталась почти без изменения. Вот почему сношение с женщиной именно со стороны зада является наиболее правильным, удобным, создает наиболее благоприятную обстановку для наростания возбуждения и оргазма, и при первом половом сношении с девственницей она не испытывает боли при дифлорации. Кроме того, продолжал Карл, мужчины и женщины Востока широко практикуют половые сношения в анус, т.е. через заднепроходное отвертсие. Карл предложил мне проделать это, и я согласилась. По совету Карла я встала в позицию "на четвереньки", облокотившись руками о кресло. Сам он разместился позади меня, смазал головку члена вазелином и начал вводить ее мне в задний проход. Это у него почему-то долго не получалось, и член не входил в меня. Карл даже стал мокрым от напряжения, да и я изрядно помучилась. Наконец, я почувствоовала, как головка члена начала раскрывать зев и с острой, раздиррающей мое тело болью входить в задний прохлд. От резкой боли я глухо застонала, но Карл с силой нажал членом и он начал погружаться в меня. Сначала ничего кроме боли я не чувствовала, но потом, когда Карл сделал небольшой перерыв и начал делать плавные движения, боль постепенно пропала и чувство страсти охватило меня. Мы кончили с Карлом почти одновременно". Марта призналась, что в общем она еще по-настоящему не разобралась в новом виде половой близости, но Карлу это здорово понравилось, и он сказал, что еще следует попробывать, так как к сношению в анус нужно привыкнуть. Так рекомендует автор книги. Марта мне порекомендовала попробывать проделать тоже самое с Фредом и на прощание дала мне прочитать книжку того самого турецкого автора, где подробно описывалась методика сношения мужчины и женщины по-восточному. Вот, что я узнала подробно, ознакомовшись с содержанием этой книжонки. Сношение мужчины и женщины в задний проход по мнению восточных людей имеет много преимуществ против обычного влагалищного метода, который известен людям со дня сотвореня мира. При обычном половом акте, мужской член легко проходит, вернее проскальзывает во влагалище, которое, как правило, у всех женщин долго живущих половой жизнью и рожающих детей бывает достаточно широким. Мужской член при вхождении во влагалище почти не испытывает трения о его стенки и легко скользит в скользком увлажненном секретом мешке. Именно поэтому, не испытывая трения и давления мышц, возростание полового возбуждения у мужчины, которое доводит его до состояния оргазма, носит чисто психологический характер. Короче говоря, мужчина кончает и спускает в женщину семя, доведя себя до состояния оргазма, лишь только потому, что он психически настраивается на овладение женщиной и механически совершает половой акт. Особенно это происходит активно с выбросом большого количества семени, когда половой акт совершается с новой партнершей и особенно с молодой женщиной или еще лучше для мужчины, если ему отдается нетронутая девушка. Женщина же возбуждается и кончает от того, что при совокуплении мужчина стволом своего члена трет о кочик клитора, который сильно реагирует на подобное соприкосновение, поскольку в самом влагалище очень мало нервных окончаний, реагирующих на трение члена. Именно поэтому, если мужчина не будет при половом акте касаться членом клитора женщины, последняя никогда не сможет закончить сношение оргазмом, т.е. высшим накалом сексуального наслаждения. Особенно это опасно для девушки, впервые начинающей половую жизнь. Вот откуда начинается половая неудовлетворенность женщин и в конечном счете развивающаяся ХОЛОДНОСТЬ. Многие женщины часто этого не знают и страдают всю жизнь. При сношении в анус, член мужчины испытывает сильное трение о плотно его охватывающие стенки кишечника, а женщина принимает в себя полностью тугой член мужчины, чувствует его крепкость и особенно глубину проникновения. Подобное сношение для обоих партнеров вызывает не только психологическое наростание полового возбуждения, но и острое ощущение половых органов, так как, проходя через заднепроходное отверстие, член мужчины раздражает у женщины не только само заднепроходное оверстие (зев), но и сам кишечник, который имеет большое количество нервных окончаний. Одновременно член трется и о внутреннюю стенку влагалища, которая плотно прилегает к кишечнику заднего прохода. Правда, к проникновению члена в задний проход женщине надо првыкнуть, так как при первых сношениях из-за трудности прохождения головки через плотно сжатый зев, женщина испытывает чувство неудобства и боль. Со временем, после определенного навыка и смазки головки члена, а так-же самого входного оверстия эти препятствия устраняются сравнительно легко, а нарастающее чувство эротического наслаждения и оргазма с выбросом большого количества семени со стороны мужчины и жидкой смазки (секрета) женщиной, делают этот половой акт захватывающим. Мужчина и женщина испытывают сильнейшее половое возбуждение и кончают охваченные дикой страстью. При половом сношении в анус, мужчина должен быть очень терпелив, тактичен и осторожен. Член следует вводить в зад женщине умело, не спеша и обязательно с применением смазки (вазелина или крема). Женщина, принимая себе в зад член мужчины, в момент, когда головка начинает оказывать давление должна обязательно поднатужиться, как будто бы ей хочется опорожнить свой кишечник. Именно в этот момент зев заднепроходного отверстия начнет как бы раскрываться и смазанный вазелином член мужчины сравнительно легко войдет в нее. Только после того как головка проникнет в зад, можно плавными движениями начинать сношение. Восточные женщины, особенно турчанки, персиянки и многие негритянки, начинают половое сношение обычным влагалищным способом и, как правило, заканчивают его сношением через задний проход. При этом они ипытывают оргазм самого высокого накала.
  
  Вот почему наиболее интелектуальные мужчины - европейцы и американцы - а именно, артисты, художники, писатели, музыканты, т.е. люди наиболее высокоорганизованные, чувсвительные, тонкие и впечатлительные, первыми познали прелесть половой близости в анус, хотя одно время и практиковали подобные сношения между собой, что само по себе мало эстетично. Это происходило потому, что европейские женщины не сразу поняли всю остроту подобных сношений и считали половой акт через задний проход делом аморальным. Но стоило только вместе с развитием более близких контактов европейских стран со странами Ближнего Востока и Африки многим женщинам побывать в разных странах и, естественно, войти в более близкие контакты с их жителями и ознакомиться более тесно с их бытом, как все резко изменилось. Многие женщины поняли, как много они потеряли, в плане сексуальных отношений и, познав на себе прелесть новых взаимоотношений, стали охотно входить в контакт со своими белыми партнерами именно через зад. В первую очередь такие сношения были приняты молодежью и особенно среди студенчества. Молодые люди получили возможность испытывать высокое сексуальное наслаждение и удовлетворять свою физическую страсть, не опасаясь беременности, с выбросом семени непосредственно в тело девушки. Отпала необходимость в дорогостоящих противозачаточных таблетках и не надо было больше совершать неполных половых актов с выливанием семени на живот подруге. Автор книги, исходя из широкого опыта и личной практики, рекомендует три основных, наиболее удобных и приятных позиции при совершении полового сношения в анус: ПОЗИЦИЯ ПЕРВАЯ женщина ложится на бок и, откинув зад в сторону мужчины, слегка приподнимает ногу. Мужчина, также лежа на боку, размещается за спиной женщины. Смазав свой член и зев женщины вазелином, мужчина руками раздвигает ягодицы своей партнерши и, приставив головку к заднему проходу, начинает оказывать давление на зев. При этом женщина, расслабив тело, отжимает свой зад насколько это возможно навстречу члену и тем самым помогает ему преодолеть сопротивление входного отверстия, ибо это самый сложный момент проникновения. Как только головка раздвинет зев и войдет в зад, мужчина, сдерживая охватывающую его страсть, должен сделать несколько плавных скользящих движений взад и вперед, после чего член совершенно свободно начнет входить в тело подруги. Только после того, как чувство неудобства и боли у женщины пройдет полностью (мужчина это сразу почувствует по страстным и нетерпеливым движениям зада женщины), мужчина в неторопливом темпе должен начать нарастающие движения членом, все более и более ускоряя их. От этого женщина очень быстро начнет приходить в состояние яростного сексуального возбуждения и быстро кончит. При этом мужчина должен сдерживать свое половое возбуждение, которое у него будет наростать очень быстро, чтобы не допустить семяизвержения до тех пор, пока женщина не кончит, а она это может сделать несколько раз, поскольку фактор возбуждения у нее очень велик.
  
  Особенно хороша и пользуется широким распространением при сношении через задний проход ВТОРАЯ ПОЗИЦИЯ. Перед началом сношения женщина сама или при помощи мужчины вводит себе в задний проход немножко смазки, после чего она занимает исходную позицию: облакачивается руками о край постели или кресла. Зад ее сильно выпячивается в строну мужчины, который размещается за ее спиной. При этом ноги женщины должны быть достаточно раздвинуты, а тело мягко расслаблено. Удобно устроившись со стороны зада своей партнерши, мужчина в зависимости от роста женщины слегка пригибает ноги и, раздвинув руками ягодицы, приставляет свой член (предварительно смазанный вазелином) к входу в задний проход, начинает половой акт. Очень хорошо, если перед введением головки мужчина просунет женщине палец в задний проход и сделает внутри несколько массирующих движений. Это хорошо способствует растеканию смазки и облегчит прохождение члена. Приставив головку члена к зеву, мужчина начинает давление всем корпусом, а партнерша, расслабив кишечник должна делать задом встречные движения, что ускоряет прохождение головки. Мужчина всегда должен помнить, что момент входа головки несколько болезнен для партнерши, поэтому как бы не велико было желание побыстрее вогнать в нее свой член, он должен сдерживать себя и проталкивать член постепенно, небольшими и плавными толчками. После того как вся головка войдет в зад, женщина сразу почувствует облегчение. Мужчина заметит это по ее поведению, так как охваченная страстью и чувством приближающегося оргазма, она начнет быстро работать задом, стремясь, чтобы член поглубже проник в нее. Вот тут то мужчина и может начать самые активные действия, то погружая член до самого упора, то почти полностью извлекая его. При положении "женщина на четвереньках", член мужчины сильно раздражает не только стенки кишечника, но и стенку влагалища, от чего женщина под влиянием сильного трения стенок заднего прохода и прилегающих к ним стенок влагалища быстро приходит в состояние бурного экстаза и кончает настолько сильно, что порою может потерять сознание. Правда, подобное случается с женщинами весьма темпераментными, чем европейские мужчины не могут похвастаться.
  
  ТРЕТИЙ СПОСОБ сношения в анус любят женщины наиболее страстные и опытные в любви. В основном это турчанки, албанки и негритянки. Не отказываются от такой позиции и многие европейские женщины, познавшие вкус нового вида половой практики. Акт осуществляется следующим образом: мужчина ложится на спину, вытянув плотно сжатые ноги. Женщина в положении "сидя над мужчиной" опускается задним проходом на его возбужденный высоко торчащий член и начинает своим задом оказывать на него давление, после чего сначала головка, а потом и весь член входит в задний проход. Разумеется, зев и головка члена предварительно смазываются. После того, как весь член войдет в женщину, она начинает плавно приподниматься и вновь садиться на член мужчины сама регулируя своим задом приемлимую для ее организма глубину проникновения. При таком способе сношения мужчина занимает пассивную роль, и женщина быстро утомляется. Совершая половой акт таким способом, женщина имеет возможность получить дополнительный раздражитель, что еще больше возбуждает ее. Сидя верхом на члене мужчины ее половой орган почти весь находится в открытом состоянии и в поле зрения мужчины и он может пальцем руки раздражать ее влагалище и клитор. От всего этого накал полового акта достигает такого напряжения, что женщина заливает мужчину выделениями из влагалища и мужчине приходится сдерживать потерявшую над собой контроль подругу, которая может кричать и даже покусать его. Все три указанных способа проверены практикой и после некоторого привыкания приносят партнерам большую сексуальную радость, а женщинам дополнительное счастье многократного оргазма. Как я уже говорила, сношение в анус у нас в начале практиковалось в основном между мужчинами, поскольку европейские женщины не сразу поняли их прелесть. Но подобные сношения не приносили полного удовлетворения, поскольку происходили между однополыми партнерами, половой аппарат которых заключен в наружных органах, в то время как половой аппарат женщины размещается внутри ее тела и тесно соприкасается с кишечником заднего прохода. Именно в таком положении мужчина в момент сношения получает возможность для дополнительного сексуального эротического наслождения, так как тесно соприкасается с голым женским задом, имеет возможность держаться двумя руками за обнаженные груди и, поскольку, весь половой аппарат женщины находится у него в поле зрения, он может наблюдать, как его член погружается в тело подруги. Кроме того в момент акта через задний проход член мужчины испытавает сильное трение о стенки кишечника и ничего не мешает ему вводить член на всю глубину ануса.
  
  Все эти дополнительные ласки в равной мере являются весьма активными возбуждающими факторами и для женщины и, как утверждает автор, даже в большей мере, чем для мужчины, так как женщина при глубоком проникновении в ее зад мужского члена помимо всего прочего испытывает дополнительное возбуждение через стенку влагалища, которое отделено от кишечника тоненькой перегородкой и поэтому полностью принимает на себя трение мужского члена о шейку матки, в которую член не упирается, как при влагалищном сношении, а только скользит по ее внешней стенке, как бы массируя матку. Вот почему женщины Востока: азиатки и африканки, а теперь многие европейские женищины весьма охотно идут на сношение в анус, и многие из них просто не мыслят полового акта без его финала путем проникновения члена в задний проход. Неприменным условием подобного сношения в чисто гигиеническом плане является соблюдение одного правила, которое не нарушается даже в самых отсталых племенах: мужчина может войти в зад женщине после обычного влагалищного сношения, но если он хочет ее иметь после сношения в анус обычным путем, он обязан тщательно промыть свой половой орган.
  
  Учитывая, что мужчины при подобных сношениях очень быстро приходят в состояние экстаза и поэтому могут быстро кончить, лишая этим самым женщину получить оргазм, рекомендуя первое сношение провсти обычным способом, т.е. во влагалище, так как всем известно, что после первого семяизвержения, при повторном половом акте мужчина может лучше владеть собой и долго не спускает.
  
  Да, все что я услышала от Марты и прочитала в этой книжке произвело на меня большое впечатление и я решила все подробно рассказать Фреду. Выслушав меня, он немного помолчал и, заключив меня в свои объятия тихо сказал: "Если ты, моя дорогая, не против, давай попробуем проделать это же самое сами". Я спросила его имел ли он раньше подобные сношения. Фред замялся, из чего я поняла, что имел, но не хочет об этом говорить. "Наверное с моей мамочкой,- с неприязнью подумала я, но тоже промолчала. Чтобы приглушить чувство нарастающей страсти, Фред предложил сначала сойтись обычным способом, так как побоялся, что как только коснется моего зада, сразу кончит. Поиграв немножко с его членом, я легла поперек кровати и, закинув мои ноги на плечи, Фред сразу же погрузил в меня свой член. Очевидно мой рассказ сильно возбудил его, так как он почти сразу кончил вместе со мной. После короткого отдыха, Фред хотел начать сношение в анус, но я попросила его подождать и зашла в ванную комнату. Я сняла со стенки резиновую кружку, налила в нее теплую воду и решила промыть себе кишечник. Нагнувшись я ввела в задний проход наконечник, и теплая струя воды ударила в меня. Раньше, когда мне иногда приходилось делать себе клизьму, я никогда не обращала внимание на ощущение связанное с проникновением наконечника в мое тело, но сейчас, когда я знала, что через несколько минут в мой задний проход войдет мужской член, момент вхождения наконечника и ощущение от теплой воды которая разлилась во мне, вызвало у меня состояние какого-то эротического подъема. Быстро опорожнив кишечник, я тщательно вытерлась полотенцем и бросилась в объятия Фреда.
  
  Немножко полежав, Фред достал баночку с вазелином. Я смазала себе зев заднего прохода и слегка углубила палец в глубину, а Фред смазал головку члена. Я хотела лечь на бок, думая что так нам будет удобней, но Фред предложил мне стать на ноги к нему задом и опереться руками о край кровати, считая, что так будет удобней проделать введение члена. "Конечно,- подумала я,- тебе лучше знать". Я заняла исходную позицию и мысленно себе представила, как большой член Фреда будет двигаться в моем теле. Пригнув голову, почти к постели, я выгнула свой зад навстрречу члену и замерла в ожидании. Фред взял меня за бедра, раздвинул их, обнажив входное отверстие, и я почувствовала, как его горячая головка уперлась между ягодиц и коснулась заднего прохода. Еще никогда член Фреда не был таким упругим и крепким, как в этот раз. Схватив меня за бедра, он сделал первое движение и попытался протолкнуть головку, но она не шла. Тогда придя в состояние неописуемого экстаза, он с силой стал раздвигать пальцами зев заднепроходного отверстия, и головка начала медленно входить в меня. Тупая ноющая боль охватила меня и я дернула задом, пытаясь вытолкнуть ее обратно. "Тебе больно, моя дорогая,- сказал Фред,- может быть нам отказаться от этого?" "Нет, нет,- сказала я ,- пожалуйста, прости меня, я хочу этого сама и помогу тебе." Фред вновь приставил свой член и начал нажимать на скользкое отверстие моего зада. Опустив голову я сделала встречное движение, насколько могла расслабила свое тело и почувствовала, как раскрывается проход и головка входит в кишечник. Фред на секунду остановился, как бы давая мне передохнуть, а затем обхватив меня за груди, стал плавно погружать в меня весь свой член. Честно признаться, кроме острой режущей боли я пока ничего не исппытывала, но чувство любопытсва и желание до конца испытать остроту и новизну подобной формы сношения оказались сильней, и я приняла в себя весь член, который сразу же проник на всю глубину моего зада. "Ну как?"тихо спросил Фред и плавно задвигал низом живота. И тут началось самое приятное. Тупая боль в кишечнике стала постепенно исчезать. Плавные движения члена и тугое трение его о стенки кишечника доставляли мне все больше и больше удовольствия. Казалось, что какой-то живой горячий поршень движется и страсно ласкает мое нутро. Чем глубже входил в меня каменный член, тем сильнее терлась его головка о стенки кишечника, и яростнее наростал накал возбуждения. Фред тоже начал входить в состояние экстаза. Несколько раз он вынимал и тут же с силой загонял член обратно. Одновременно свободной от ласки рукой он проник в мое влагалище, задевая пальцами возбужденный клитор. Все это привело нас в такое состояние, что потеряв над собой всякий контроль, мы одновременно кончили с таким криком и стоном, как никогда раньше. При этом я совершенно отчетливо почувствовала, как сильная струя спермы разлиласт во мне. В эту памятную ночь мы еще дважды познали друг друга именно таким способом и были счастливы. Правда, после этой ночи у мня пару дней все ныло и зудело в заднем проходе, но вскоре все прошло.
  
  До конца учебы я продолжала встречаться с Фредом. Мы поддерживали с ним активную половую связь, но сношения в анус имели довольно редко. После первых, как мне показалось, приятных впечатлений, я разочаровалась в них, так как они приносили болевые ощущения, которые снижали радость полового общения. К моменту окончания института наши встречи с Фредом становились все реже и реже.
  
  Я почему-то охладела к его ласкам, а однажды, после того как застала его на нашей даче с мамой, (он приехал ночью, когда я спала и выехал очень рано) я поняла, что он вновь вошел с ней в любовную связь, я решила вообще порвать с ним. Некоторое время я была одна, хотя Марта под любым предлогом пыталась познакомить меня с одним из своих друзей.
  
  Однажды на лекции Марта мне подсунула новый датский журнал, на страницах которого было много фотографий, прославляющих парный секс. Там в довольно интересных позах в одной комнате две пары одновременно совершали половые сношения и все это с улыбкой на устах. Я внимательно просмотрела журнал и в груди у меня защекотало. Я уже довольно давно не была с Фредом, а другого мужчины я не имела. "Черт с ним,- подумала я,- позвоню сегодня Фреду и встречусь с ним на его квартире, если там только не появилась другая". Мои мысли прервала Марта. Нагнувшись, что-бы не мешать лектору, она шепнула мне: "Приходи сегодня ко мне. У меня будет Карл с приятелем. Я познакомлю вас. Он тебя видел и желает встретиться с тобой". "Ладно,- сказала я,- приду".
  
  Вернувшись домой, я переоделась и направилась к подруге. Марта жила в маленькой одокомнатной квартирке с крошечной встроенной кухней. Так живет в Швеции большинство студентов из семей со средним достатком. Дети не хотят жить со своими родителями, чтобы не обременять их и не связывать свою личную свободу родительской опекой. Марту и ее друзей я застаала на месте. Карл лежал на диване в обнимку с Мартой, а рядом разместился приятель Карла: высокий рыжеватый парень лет 26-28 и со смаком жевал резинку. Меня поразило самоуверенное лицо рыжего красавца. От него веяло какой-то притягательной силой и удивительным мальчишечьим обоянием. Увидев меня, Карл встал и чмокнул меня в щеку, а затем обратившись к рыжему сказал: "Бред - мой друг, познакомьтесь". Мы подали друг другу руки, и я присела на постель рядом с ним. Марта быстренько накрыла стол и мы приступили к трапезе. Ребята довольно быстро захмелели, да и мы с Мартой были тоже веселенькими. Под звуки рока мы, насколько позволяла маленькая комнатка, завертелись в карусели танца. Бреди со мной не особенно церемонился и, плотно прижавшись ко мне, медленно двигался в ритме музыки. Я совершенно отчетливо чувствовала, как приподнялся его возбужденный член, упираясь мне то в бедро, то в бугорок полового органа. Я давно не имела мужчины, и это прикосновение доставляло мне удовольствие. Сделав перерыв парни вместе с нами выпили еще по стопке, и я, совсем захмелев, сделала попытку уйти домой, хотя мне хотелось остаться и посмотреть, что у нас может произойти. Узнав о моем намерении покинуть компанию, ребята решительно запротивились, а Марта сказала, что никуда меня не отпустит и, сняв трубку, позвонила моей маме. Она попросила, чтобы мама не возражала, что я останусь у нее ночевать и поскольку это было не первый раз, получилаа ее согласие. Было уже долеко за полночь. Парни явно хотели побыстрее затащить нас в постели. Марта сделала мне знак, и мы вышли в ванную комнату. "Тебе нравится рыжий? - спросила она меня. Я ответила утвердительно. "Вот и хорошо,- сказала она.- Я лягу с Карлом на диван, а вы устраимвйтесь на ковре. Потом, если захочешь, давай поменяемся партнерами". Не задумываясь я согласилась, и мы зашли в комнату. "Свет оставляем открытым"- заявил Карл и начал раздеваться. Марта, не обращая внимания ни на Бреди, ни на меня, быстро сбросила с себя платье, затем белье и предстала перед нами совершенно обнаженной.
  
  Я увидела, как хищно сверкнули глаза Карла и с какой жадностью смотрел на нее Бреди. Охваченная внезапным азартом и потеряв всякий стыд, я подумала:"А что я хуже тебя?"- и тут же начала раздеваться. "Молодец, Бетти,"- крикнула Марта, и я совершенно обнажив свое тело осталась посреди комнаты. Теперь Бреди уже ни в чем не сомневался и через минуту так же обнажил себя. "Давай потушим свет"- сказала я, но все в один голос выразили свой протест, и я молча согласилась. Марта и Карл улеглись на диван, а мы с Бреди постелили на ковре перину и тоже улеглись рядом. Перспектива увидеть совсем рядом с собой Марту в момент полового сношения с Карлом была весьма привлекательной и уже буквально через минуту я стала свидетельницей, как в тесных объятиях сплелись их обнаженные тела. Я впервые видела, как в момент полового сношения ведет себя подруга моего детства. Зная ее темперамент и страстную натуру, я ожидала увидеть много интересного и не ошиблась. Я отчетливо слышала их громкое сопение, тяжелое прерывистое дыхание, громкий стон, оханье и отрывки несвязных слов. С широко раскрытыми глазами я видела, как метались по постели переплетеные в страстных объятиях голые тела, видела, как погружается в ее тело член Карла, и слышала, как с каким-то хлюпаньем двигается он в ее влагалище. Охваченная все возрастающим чувством страсти, я на какое-то время позабыла, что за моей спиной лежит обнаженный мужчина, который тоже хочет меня и который с таким же интересом наблюдает за совокуплением. Вдруг я вздрогнула, почувствовав, как между моих бедер со стороны зада в меня входит член Бреди. О, как я хотела и ждала этого момента. Теперь я поняла, что созерцание полового акта в непосредственной близости имеет свою прелесть и не случайно парный секс находит все больше и больше подражателей. В эту минуту Карл и Марта издали долгий протяжный стон. Их тела яростно заметались на постели, и оба они кончили. В это самое время Бреди перевернул меня на спину, высоко поднял мои ноги и сам, став на колени, с такой силой вонзил в меня свой член, что я громко охнула. Теперь уже Марта и Карл наблюдали за нами, но мне уже было все равно. Мне захотелось встать на коленки, чтобы Бреди вошел в меня со стороны зада. Я выскользнула из под него и сама заняла свою любимую позицию. Бреди все понял и тут же вновь погрузил в меня свой член. Он был довольно сильно под хмельком и никак не мог кончить в то время, как я кончила уже несколько раз. Совершая половой акт, я с интересом посматривала на Марту и Карла. Меня разбирало любопытство, как они будут реагировать, видя что между нами происходит. Усталые от только что совершенного совокупления, они лежали плотно прижавшись телами друг к другу, и рука Карла была между ног у Марты. Они жадно смотрели на нас. Но вот, наконец, Бреди приподняв меня за бедра, стал на ноги и, издав громкий протяжный стон, выбросил в меня такую струю плоти, что жидкость буквально брызнула из моего влагалища. Да, о таком удовольствии женщина может только мечтать! "О,- подумала я,- как же много теряют в жизни те женщины, которые всю жизнь провели под супружеским одеялом, зная только одного мужчину. Пусть я молодая и рано познала любовь и все нюансы половой практики, мне будет что вспомнить на склоне лет". Немного отдохнув и обменявшись впечатлениями, у наших мужчин вновь восстали члены, и мы решили начать сношение одновременно. Мы с Мартой стали рядышком около дивана задами к нашим партнерам. Мужчины расположились позади и одновременно начали вводить в нас свои члены. При этом и я, и Марта могли наблюдать, как члены погружаются в наши тела.
  
  Это была захватывающая картина. Я совершенно отчетливво видела, как медленно входит и выходит из влагалища моей подружки член Карла. Марта тоже все время косилась в мою сторону и, естественно, видела все, что делает Бреди. Это привело нас в состояние такого сильного эротического возбуждения, что мы буквально подвывали в такт движению членов и пока наши парни кончили по одному разу, мы с Мартой успели это сделать по нескольку раз. Наконец, они кончили. Сначала буквально зарычал возбужденный до предела Карл и тут же, обхватив меня за грудь, спустил Бреди. Ребята здорово устали и буквально повалились на диван. Так мы все вчетвером на одной постели провалялись больше часа. Я сильно устала и хотела спать, но Марта была неутомима. Раздвинув ноги она повалилась на диван и около нее оказался Бреди. Разместившись между ее ног, он всем своим ртом прижался к ее половому органу. Я слегка отодвинулась от них, но на меня всем телом навалился Карл. Он сверху уселся на меня и его член оказался около моего рта. Не раздумывая, я с жадностью схватила его и в ту же секунду его головка оказалась в моих губах. Его руки мяли и тискали мою грудь. Потом одной рукой он проник в мое влагалище и приятно защекотал по клитору. Я изнемогала от желания. Тогда Карл положил меня поперек кровати и тут же вошел в меня, погрузив свой член на всю глубину. Я громко ахнула и тут же кончила. Но вот я увидела, как Марта, наклонившись над Бреди, сосет его член, а ее зад высоко торчит кверху. И в ту же секунду Карл вынул из меня свой член и, став на постели на коленки, начал проталкивать член между ног у Марты. Теперь я могла свободно наблюдать за всем, что происходит со стороны. Я стала свидетельницей, как Бреди кончил в рот и одновременно Карл кончил в нее.
  
  Да, это была сумасшедшая ночь. Мне даже трудно вспомнить, что было потом. Помню только, что Бреди пытался войти мне в анус, но у него ничего не получилось, в то время как Карл, поставив Марту на коленки ввел в ее зад член и Марта просто неистовала. К утру окончательно измученные мы заснули, как убитые. Проснувшись я не могла смотреть на всех. Мне было и хорошо и мучительно стыдно. Но честно говоря я не жалела, что провела такую ночь. Так мы встречались потом еще несколько раз, и я окончательно убедилась, что женщина должна в своей жизни познать все, а видеть как рядом с тобой совершается половое сношение и одновременно самой входить в связь с мужчиной это предел сексуального накала.
  
  Прошел год после того, как я закончила институт. Я получила довольно перспективную практику врача-гинеколога в известной частной клинике и вообще оказалась неплохим врачом. Мои родители все больше и больше волновались, что я не замужем, точно знали, что у меня есть любовники. Да и я не пыталась этого скрывать. Однажды я познакомилась с одним известным хирургом-гинекологом из соседней клиники. Мы понравились друг другу и вскоре отпраздновали свадьбу. Мой муж в плане секса был довольно активный мужчина, хотя и не особенно искушен в приемах. Я, естейственно, не считала нужным бравировать своей осведомленностью, характеризующей мою добрачную жизнь. Муж не обязательно должен знать, как вела себя его супруга до того, как она легла на брачное ложе. Правда, на его вопрос, поскольку скрыть, что я не девушка было трудно, каким образом и при каких обстоятельствах я потеряла невинность мне пришлось придумать несложную историю, в которую он кажется поверил. Через год у нас к великой радости родителей, мамочки и отца, родилась дочь Лотта, которую мы от души любили. Девочка росла здоровой и воспитывалась под наблюдением няни, женщины заботливой, доброй и честной. Прошло три года. Как это не странно, я оказалась верной супругой и ни разу не поддалась искушению согрешить, хотя оснований для соблазнов было предостаточно. Однажды после долгой разлуки я встретила Рэма. Он был женат на дочери известного финансиста и вел довольно независимый образ жизни. Встреча с ним пробудила радость первой любви, и только случай помешал мне отдаться ему.
  
  Когда Лотте исполнилось три года я получила письмо от Марты, в котором она приглашала меня приехать к ней погостить в Каир, где она вместе со своим мужем работали врачами. Муж поехать со мной не имел возможности и нехотя согласился на мой отъезд. Лотту я оставила вместе с няней и мамой, и вскоре оказалась на борту колосального океанского лайнера "Атлантик", который повез меня в далекое путешевствие, первое в моей жизни. Состояние моего супруга позволило мне получить шикарную двухкомнатную каюту "Люкс" с туалетом, ванной и прочими удобствами. Погода была чудесной и вскоре на палубе я познакомилась с очаровательной особой, дамой лет 32-х, которая ехала в Алжир к своему мужу. У нас завязался обычный женский разговор. Вскоре я заметила, как за нами, а вернее говоря за Герой, так звали мою новую знакомую, неотступно следит красивый статный мужчина лет под 40. По виду он был похож на турка или албанца. Гера мне рассказала, что она замужем вот уже 10 лет, имеет хорошую здоровую девочку 7 лет и живет благополучным состоятельным домом. Муж добрый симпатичный мужчина, хорошо относится к ней, но в своей супружеской жизни, как женщина, счастья не познала, так как по своей натуре женщина она холодная и к половлй близости испытывает полное безразличие. Покраснев, она призналась, что за все годы супружества ни разу не испытала оргазма и мужу отдается только потому, что она, как жена, должна выполнить свой супружеский долг. Чтобы как-то создать для мужа вид, что она испытывает удовольствие от полового акта, она всегда иммитирует движения сладострастия, но на самом деле с нетерпением ожидает момента, когда муж кончит и тут же удаляется на свою постель. От своих подруг она много слышала, что половое общение с мужчиной приносит много радости и что нет на свете ничего слаще оргазма, но эттого она не познала и считала себя в этом плане несчастной, муж наоборот оказался мужчиной страстным, но малоопытным и не требовательным в любви и все у них шло в мире и согласии. Именно поэтому всю свою жизнь Гера избегала ухаживания мужчин, считая их просто самцами, и не поддавалась соблазнам. Вот и теперь, видя, как красивый албанец пытается познакомиться с ней, Гера не подавала ему для этого никакой надежды. Я очень удивилась ее рассказу, и в свою очередь поделилась своей жизнью, рассказала о своем девичестве и о том, как многое в моей жизни занимали и занимают мужчины. Я объяснила Гере, что она производит впечатление совершенно здоровой женщины и все о чем она только что мне поведала можно отнести только к ее неопытности в сексуальном воспитании и полной неграмотности ее супруга. Как врач-гинеколог я предложила Гере пройти ко мне в каюту, где я могла бы осмотреть ее половые органы и дать ей несколько практических советов. Немного помявшись Гера согласилась и зашла ко мне. Покраснев, она попросила меня воспольззоваться тем, что при каюте есть отдельная ванна и помыться перед осмотром. Я дала ей полотенце и через 20 минут она вышла свежая и необыкновенно привлекательная. Положив ее поперек дивана, я приступила к осмотру ее половых органов. Я сразу же установила, что входное отверстие во влагалище у нее было расположено близко к заднему проходному отверстию, а клитор который является главным возбудителем, наоборот, расположен значительно ближе к лобку. На мой вопрос каким способом она совершает половое сношение со своим мужем, Гера сделав удивленное лицо, ответила:"Самым обычным, она лежит на спине, раскинув по сторонам бедра, а муж разместившись между ее ног, лежа на ней сверху, вводит член во влагалище и начинает обычные движения." Обычно он кончает довольно быстро мало интересуясь тем, кончила ли она. Чтобы он побыстрее кончил, добавила Гера, она делает несколько движений задом навстречу входящему в ее члену и к ее великому удовольствию, муж кончает и быстро засыпает.
  
  Половой орган у Геры был удивительно приятным, маленькое входное отверстие во влагалище и плотные тугие стенки должны были доставить мужчине при сношении с ней большое удовольствие. Дав ей успокоиться, я рассказала Гере многое, что было ей неведомо и она с волнительным напряжением выслушала следущее: я рассказала Гере, что при таком расположении половых органов, как у нее, когда клитор далеко от входа во влагалище ей при обычном способе сношения никогла не конччить и оргазма она не познает. При положении "женщина на спине, а мужчина на ней" его член не может полностью войти во влагалище, так как, во-первых, вход в него очень смещен к заднему проходу, а кроме того ему мешают войти в более плотное соприкосновение ее собственные бедра. Кроме того опять таки по этой же причине в момент движения члена во влагалище при верхней позиции мужчины, ствол его члена не касается клитора, а ведь в нем как раз расположены главные нервные окончания от возбуждени которых женщина доходит до состояния оргазма. Конечно, опытный мужчина и при верхней позиции может довести женщину до высшего сексуального возбуждения и даст ей возможность кончить, если в момент полового акта он пальцемм руки будет раздражать ей клитор. Хорошо с такой женщ иной входить в сношения при позиции, когда партнерша стоит согнувшись на "четвереньках" и мужчина входит в нее со стороны зада. В таком положении вход во влагалище полностью принимает в себя член. Но и тут мужчина обязательно должен пальцем стимулировать ее клитор и женщина обязательно кончит и не один раз. Самой же лучшей позицией для сношения - это когда женщина сидит верхом на члене, лежавшего на спине мужчины. При такой позиции происходит идеальное проникновение члена на всю глубину влагалища, что само по себе очень приятно обоим партнерам, а при половых движениях, которыые совершает женщина своим тазом, сидя верхом на члене, и, если при этом она еще пригнется своей грудью к груди мужчины, ее клитор будет тереться о ствол мужского члена и она быстро доведет себя до состояния оргазма. Именно такую половую позицию любят наиболее страстные и опытные в любви женщины. Гера была ошемлена услышанным и просила меня продолжить свой рассказ. Я спросила занималась ли она в девичестве онанизмом. Гера страшно смутилась, покраснела и не знала, что ответить. Я объяснила ей, что тут нет ничего плохого, ибо насколько мне известно подавляющее большинство девочек "грешило" этим и тут нет никаких отклонений от нормы. Тогда Гера, краснея, как девчонка поведала, что в 15-16 лет вместе с подругой натирала себе половые губы и даже "кончала", от чего получала большое удовольствие. "Даже больше,смущаясь сказала она,- чем при сношении с мужем". Я объяснила ей, что совершенно естейственно, что до начала половой жизни многие девочки в стадии полового созревания занимаются онанизмом, путем стимулирования (натирания) пальцемм клитора и входа во влагалище, в котором, как в фокусе, сконцентрированы нервные окончания черезвычайно чувствительные к малейшим раздражениям и вызывающие сильное половое возбуждение. В самом же влагалище таких нервных раздражителей очень мало. Именно поэтому при раздражении руками этих эрогенных зон девочки часто доводят до состояния оргазма. Только к концу полового формирования происходит так называемое психическое перемещение зоны половой возбудимости, с клитора на влагалище. И хотя в самом влагалище к этому периоду нервных окончаний не прибавляется, под влиянием рассказов старших девушек, живущих половой жизнью и мысленного представления своих будущих сношений с мужчинами и ожиданием, как она примет в свое влагалище мужской член, девочки в такой период начинают раздражать себе влагалище, что может вызвать у них не менее сильное возбуждение, что и приводит к перемещению зоны возбуждения в конечном счете на влагалище. Но такое случается далеко не со всеми. И только, начав регулярную половвую жизнь, женщина начинает понимать, что ей надо. Вот почему очевидно и Гера, которая онанировала в девичестве не познала такого психического перемещения, а ее муж не смог помочь ей разобраться в ее чувствах. И тут у меня мелькнула мысль свести Геру с албанцем. Уж этот самец сумеет пробудить в ней женщину. Я разъяснила Гере, что перед началом полового сношения мужу следует позаботиться о том, что бы хорошо подготовить к этому свою жену. Для этого он должен поглаживать ей грудь, целовать соски, касаться пальцами клитора, раздвигать половые губы и слегка погружать палец во влагалище. И, наконец, будет совсем неплохо, если он раскроет ее половые губы и поцелует ей влагалище и кончиком языка будет щекотать ее клитор. Все это даст ей возможность испытать радость наступающего оргазма, после чего муж может погрузить в нее член, желательно посадив ее сверху иливойти в нее со стороны зада, раздражая при этом клитор. Раздражени эрогенных зон перед сношением совершенно необходимо, т.к. дает женщине испытать счастье многократного оргазма. Услышав се это Гера пришла в ужас, считая, считая что муж никогда на это не согласится и сочтет ее безнравственной женщиной. "А вы попробуйте подсунуть ему соответствующую литературу и увидите, как он с радостью пойдет на такую связь. Мужчины любят это. Если бы ваш муж,- продолжала я,знал, что до полового сношения вас следует возбудить предварительными ласками, то он наверняка использовал бы эту ситуацию, поскольку возбуждая вас, он естействе нно и сам бы получил дополнительное сексуальное удовлетворение. Если у женщины имеется много эрогенных зон, а именно,- повторила я ей,- молочные железы (грудь), грудные соски, губы, край ушной раковины, внутреняя поверхность бедер и, наконец, вся зона половых органов и особенно клитор и стенки вокруг входного отверстия во влагалище, то у мужчины это только мошонка и член. Вспомните,- сказала я,- когда вы в юности встречались с молодыми людьми, ведь каждый из них при первой возможности стремился коснуться вашей груди, значит их это возбуждало, да и вам были приятны подобные прикосновения. В замужестве, когда мужчины быстро привыкают к своим женам и их тело перестает их возбуждать, как в молодости, когда все было малодоступно, нам женщинам надо всем своим поведением создавать для мужчин такую новизну, чтобы они нас желали как когда-то. Для этого уже мало лежать в постели просто раздвинув ноги и давать им войти во влагалище и быстро кончить. После такого сношения у мужчины не останется ни какого впечатления, и он при первой возможности постарается встретится с другой особой, которая ему отдастся с такими "фокусами", что он и не пожелает больше своей скромной и верной супруги. Значит и мы женщины - жены должны быть в постели не скучными женами, а яростными любовницами, чтобы они каждый раз находили в нас что-то новое и хотели бы нас." "Но что же я должна делать?"- простонала Гера, глядя мне в глаза". И в пылу откровенности Гера мне рассказала, что вот уже много лет она страстно мечтает о любви, что она хочет испытать чувство оргазма. Много раз она пыталась попробывать с мужем подобрать подходящую позицию, о которых слышала от подруг, но всегда стеснялась сама первая предлодить мужу подобное. "Был даже случай,сказала она,- когда муж после какой-то книжки пришел домой очень возбужденный и, когда мы легли спать хотел иметь меня,- тут Гера замялась, не зная, как сказать,- хотел войти в меня через задний проход. Я пришла в такое негодование подобным предложением, что заявила что уйду от него". "Ну и напрасно,- сказала я.- Мужчине надо иногда дать возможность побаловаться таким делом, да и вы получили бы удовольствие и новое совершенно неизвестное чувство, сладость которого так вот просто невозможно передать". Я рассказала Гере, что не раз имела сношения в анус и, несмотря на некоторые болевые ощущения в начале, я получила отличный оргазм. "Что же мне все таки делать?"- вновь спросила меня Гера. И я решила ей подсказать. "Дорогая моя,- сказала я,- за тобой неотступно ходит красивый мужчина. Ты конечно обратила на него внимание?" "Да,сказала она.- Но я не желаю с ним знакомиться". "Вот и напрасно,ответила я,- вам надо познакомиться и я представлю вам возможность встретиться в моей каюте. (Гера ехала в двухместной каюте еще с одной пожилой дамой). Почему бы вам не отдаться этому самцу? Я уверена, что в его объятиях, вы познаете настоящее счастье, о котором, как я поняла, вы мечтаете давно". "Но я ведь не могу же сама себя предложить этому человеку простонала она,- и потом ведь это же будет измена мужу". Я даже схватилась за голову от такой наивности и непосредственности. "Неужели вы думаете, что если бы вашему мужу, подвернулся анологичный вариант с интересной дамой, неужели он подумал бы о супружеской измене. Да любой мужчина, если он конечно же мужчина, никогда бы не отказал себе в удовольтвии переспать с хорошенькой женщиной. Так, все что связано со знакомством я беру на себя, а все остальное остается за вами. Я уверена, что он преподнесет вам такую "школу", после которой вашему мужу придется изрядно потрудиться,что бы удовлетворить вас". С большим трудом я вырвала у нее согласие на встречу с албанцем, а дальше я уже расчитывала на то, что из его рук она уже не вырвется. Геру я просила что бы она не отказала ему в половой близости, заверив ее, что с ним она кончит и не один раз. Моя убедительность и, наконец, извечное женское любопытство взяли верх и мы отправились на палубу. Удобно устроившись у борта, мы заказали себе мороженое и я продолжала просвещать Геру. "Каждая женщина,продолжала я,- до и обязательно после брака должна иметь половую близость с несколькими друг ими мужчинами, поскольку каждый из них в половой практике не похож друг на друга". Гера ничего не ответила и молча смотрела как перекатываются и пенятся волны. Посидев немного она, сославшись на усталость, отправилась я свою каюту, а я перегнувшись через борт, любовалась красотой заходящего солнца.
  
  Я уже собралась к себе в каюту, когда вдруг увидела албанца, он стоял неподалеку от меня и кидал в воду кусочки хлеба. Погода была благоприятной и я подошла к нему. Извинилась за свою смелость, я представилась ему и сказала, что хотела бы с ним поговорить. Как я и предполагала, он действительно оказался албанцем, возвращался домой из Швеции, где находился по служебным делам. Звали его Шаури. Он работал инженером-механником на крупном нефтеперегонном заводе и в Швеции был по делам фирмы по закупкам новых подшипников. Все это была прелюдия в первой стадии знакомства. По возможности осторожно, я осведомилась: нравится ли моя подруга. "О, очень,- с темпераментом проговорил он,- я бы очень хотел с ней познакомиться!" И тут я подробно переговорила с ним о положении и состоянии Геры, откровенно рассказала ему, что ей надо. Короче говоря, как это было сложно все ему объяснила. Шаури засмеялся и сказал:"Албанские мужчины не дают скучать в постели своим женщинам". Мы с ним окончательно отработали вариант знакомства и расстались до вечера. Вечером, когда мы сидели с Герой в ресторане, к нам подошел албанец и вежливо спросил можно ли занять свободное место. Гера вся вспыхнула. Мы разрешили и вскоре у нас завязался непринужденный разговор. Шаури оказался приятным собеседником. Он красиво ухаживал за нами, особенно за Герой, и мы прекрасно посидели. После ужина я пригласила их к себе в каюту, чтобы там продолжить вечер. Шаури с удовольствием принял предложение (еще бы он знал какой лакомый кусочек его ожидает), а Гера посмотрела на меня умоляющими глазами, как бы спрашивая, нельзя ли отказаться от задуманного плана. Я ободряюще посмотрела на нее, взяла ее за плечи и мы отправились ко мне. Я заказала себе в номер легкий ужин, вино с фруктами и вскоре офицант сервировал нам стол. Вначале Гера и Шаури чувствовали себя несколько скованно, но после нескольких рюмок отличного французского коньяка, языки у всех развязались, начался непринужденный разговор с довольно рискованными анекдотами. Я внимательно наблюдала за Герой. От выпитого вина и волнения от ожидаемой связи Гера была необычно возбуждена и смотрела в мою сторону так жалобно, что мне захотелось отказаться от своей затеи, выпроводить Шаури и успокоить ее. "Может быть не стоит тревожить ее,- подумала я.- Она уже привыкла к своей жизни и эта новизна, которую я ей уготовила, возможно принесет ей потом переживания, т.к. ее муж не сможет дать то, что она получит от Шаури". Это замешательство продолжалось только одну минуточку. "Нет,- решила я,- лучше быть счастливой с любовником несколько дней, чем всю жизнь влачить жалкое существование неудовлетворенной женщины". Гера должна познать этого мужчину, и она его познает. Я была уверена. что если все сбудется, как я задумала, Гера и в будущем найдет то, что ей нужно. Одобрительно кивнув ей головой, я как бы дала ей знать, что все будет хорошо, и она должна себя вести так, как мы договорились заранее. Чтобы разрядить обстановку, я включила радиолу, и Шаури, крепко прижавшись всем телом к Гере, плавно заскользил с ней в ритмичном танце. Поняв, что все идет хорошо, я сославшись на головную боль, извинилась и ушла в свою комнату. Теперь я была совершенно уверена, что Гера не вырвется из его рук. "Ну и слава богу,- подумала я.- Пусть на одну женщину счастливой будет больше в этом мире". Из гостинной продолжала литься мягкая музыка, а я прилегла на постель. Я уже хотела принять таблетку, чтобы заснуть, как глухой стон, почти как плач, поднял меня с постели. Я подошла к застекленной двери, которая отделялла наши комнаты и, отодвинув шелковую зановеску, заглянула в гостинную.
  
  Гера стояла около дивана, закрыв руками лицо, в то время как Шаури быстро раздевал ее. Платье уже лежало на стуле. и я увидела великолепный экземпляр породистого мужчины-самца с могучим высоко торчащим членом.
  
  Прижавшис своим членом к животу Геры, он сильными руками разжал ее руки, которыми она пыталась прикрыть лицо и жадно прижался к ее губам. Он целовал ее лицо, глаза, шею, грудь. Затем опускаясь все ниже и ниже прошелся губами по животу, и опустившись совсем на колени, раздвинул ее дрожащие бедра, стал подбираться к промежности. Разоммлевшая от его страстных ласковыых поцелуев, Гера незаметно для себя стала раздвигать ноги и Шаури всем ртом плотно прильнул к ее половому органу. Издав слабый стоон наслаждения, Гера задергалась всем телом, в то время как он целовал у нее влагалище и язык его нежно щекотал клитор. Не имея сил стоять на ногах Гера опустилась на край дивана и Шаури стоя перед ней на коленях широко раскинул ее безвольные ноги, раскрыл весь половой орган, который я совершенно отчетливо увидела при слабом освещении (в каюте горел синий свет), точно также, когда я осматривала ее на том же самом месте. Схватив ее за грудь, он опять приник языком и губами к ее влагалищу. От всей этой картины меня начала бить мелкая дрожь и я едва не кончила. Вдруг Шаури быстро приподнялся, забросил себе на бедра ноги Геры, и я увидела, как громко чавкнув, его член сразу же вошел в Геру. От этого проникновения она неожиданно вскрикнула и, откинув назад голову, издала вопль наслаждения, это был крик женщины впервые познавшей счастье оргазма. Находясь в агонии она еще долго подвывала в страстных объятиях албанца при каждом погружения члена. Но вот Шаури увеличил скорость, все быстрее и глубже погружая член и тут же раздался крик Геры:"Ой, ой, о, о, ой"- слышалось из комнаты, затем она на секунду притихла и вновь громко вскрикнув, раскинула руки и забилась на постели. И тут же издав тяжелый стон кончил Шаури. Я отошла к окну, сердце у меня стучало как молот. При свете яркой полной луны волны бежали по золотистой дорожке, оставляя далеко за кормой пенистый след. В эту минуту мне захотелось быть там, рядом с этим великолепным самцом, испытать с ним счастье, которое нам дает жизнь. Я вновь прилегла, пытаясь вздремнуть. В комнате любовников было тихо. Любопытство подняло меня и я осторожно заглянула в гостинную. Гера и Шаури отдыхали. Ее голова расположилась, как на подушке, на его широкой груди, а Шаури пальцем касался удивительно красивой твердой девичьей груди Геры. На ее глазах были слезы. Да, это плакала женщина, много лет прожившая в браке и только теперь в объятиях случайного мужчины познала счастье и радость, которые дарует любовь. А может быть она плакала от сознания того, что изменила своему мужу... Но вот на моих глазах член Шаури начал преобретать крепкость и вскоре восстал при всем величии. Нагнувшись он что-то сказал ей и тут же улегся на спину. Гера неловко пыталась взобраться на него, что бы усесться верхом на его торчащий член. От неопытности и смущения у нее ничего не получилось, и Шаури, придерживая ее за ноги и бедра, помог Гере занять удобную позицию, и член начал входить во влагалище. Посидев некоторое время с раздвинутыми ногами, Гера, по подсказке Шаури, начала медленно двигать задом и слегка приподниматься на члене. Шаури помогал ей придерживая ее за бедра и прижимал ее к себе. Постепенно Гера начала чувствовать, как ствол крупного члена касается ее клитора и чувство страсти стало нарастать. Чтобы еще лучше увеличить контакт клитора и влагалища с членом, Шаури пригнул к себе Геру так, что соски ее грудей касались его груди. Очевидно что такой контакт был весьма приятен, поскольку Гера все быстрее завертелась на его члене и уже не контролируя себя с гроомким "ох, ох, ох" начала кончать. Но кончив, она продолжала эти волнующие проникающие на всю глубину влагалища движения и снова кончила выкрикивая свое "ой, ой, ой". После двух оргазммов Шаури ббережно положил Геру на бок и пытался ввести в нее член со стороны зада. Для этого Гере надо было просто немножко выгнуть зад в его сторону и слегка приподнять ногу. Незнакомая с такой позицией она никак не могла это проделать, и Шаури вошел в нее лишь после того, как приподнял ее бедро и пальцем раздвинув губы, протолкнул во влагалище член. Подсунув одну руку под бедро и обняв другой рукой ее за грудь Шаури начал совершать половые движения. Затем сняв руку с груди, он пальцем принялся щекотать клитор. Сношение сор стороны зада, при таком расположении влагалища как у Геры, было очень удобным как для Шаури, так и для Геры, которая очень быстро возбудилась, и на этот раз кончила вместе с Шаури. Хорошо, что я уговорила Геру перед ужином принять противозачаточную таблетку, а то бы она в таком состоянии неприменно бы забеременела. И опять в первый раз, она забилась в агонии наслаждения и слезы заблестели на ее глазах. Так они пролежали совсем недолго, и я увидела, что Шаури вновь хочет войти в Геру и опять со стороны ее зада. Я была поражена силе этого человека. На этот раз Гера, которая очевидно в такой позиции получила большое удовольствие, сама приподняла ногу и член свободно начал входить во влагалище. С Герой творилось что-то невероятное. Очевидно вся невылитыя, неразбуженная страсть долгие годы дремавшая где-то в глубине ее души теперь вырвалась на свободу и неудержимым потоком разлилась на чужой постели с чужим человеком, который сумел разбудить ее и превратить в сгусток непередаваемого наслаждения. Она вся извивалась в его объятиях, отбрасывая свой зад навстречу входящему во влагалище члену. Глядя на нее, я просто не верила, что до этого дня половые сношения с мужем были для нее только обязанностью. А Гера и Шаури продолжали с жадностью отдаваться друг другу. Казалось, что не будет конца их желанию познать наслаждение. Теперь уже Шаури перевернувшись лежал на спине, а Гера вновь сидела на его члене и в плавных движениях задвигалась на его животе принимая в себя член, который до упора входил в нее. Больше я не имела сил смотреть на происходящее, и бросилась на постель. За стеной еще долго слышалась возня, тяжелое дыхание любовников, стоны, выкрики "ой, ой" и, наконец, громкое протяжное "ой" закончилось захлебывающим выкриком Шаури, который в этот момент очевидно выбросил в тело Геры очередной заряд своей плоти. От охватившего меня желания между ног стало влажно и я едва сдерживала себя, чтобы не завыть в один голос со счастливыми любовниками, которые наконец то притихли. Вскоре я услышала, как слегка хлопнула дверь каюты и я поняла, что Шаури ушел к себе. Я сразу не решилась зайти к Гере, а когда вошла, то ее не оказалось в каюте. "Неужели тоже ушла,"- подумала я, но тихий шум из ванной подсказал мне, что Гера принимает туалет и я вышла из комнаты. Через несколько минут Гера вернулась в каюту и я вышла к ней. Ни говоря ни слова, Гера бросилась ко мне в объятия и слезы буквально брызнули у нее из глаз. Дав ей выплакаться, а это лучшее средство для успокаения человека, я налила ей и себе по рюмочке коньяка. "Господи, сказала Гера,- то что со мной случилось сегодня, это какой-то сон, прекрасный и страшный одновременно." Она не знала как меня влагодарить, за то, что я подсказала и помогла ей найти в жизни то самое счастье, о котором мечтает каждая женщина, будучи еще несмышленной девочкой. Только теперь в объятиях этого идола (так она и сказала идола) она познала такое необыкновенное счастье, передать словами которое невозможно. "Подумать только,- сказала Гера,- ведь нам быть еще в дороге несколько дней и все эти дни мы можем быть с ним, если только,- она опустила глаза от смущения,если только,- повторила она,- вы позволите нам быть в вашей каюте". (Шаури также как и Гера ехал в двухместной каюте). Я просто не поверила своим ушам. Неужели это та самая женщина, которая вчера даже и в мыслях не допускала себе возможности измены супругу, сегодня ищет место где бы было возможно отдаться любовнику, человеку, с которым она провела всего одну ночь. "Разумеется,сказала я,- моя гостинная будет в вашем распоряжении все эти дни, пока вы не сойдете на берег к своему мужу. Очевидно мои слова с напоминанием о муже покоробили Геру, она вздрогнула как от удара хлыстом, но я извинилась за неудачно сказанную фразу и еще раз подтвердила свою радость за нее, за ее счастье. На следующий день все мы встретились в ресторане. Гера выглядела великолепно и я просто залюбовалась ее красотой и обаянием. Шаури не отрывал от нее глаз. Казалось, что Гера купается в лучах блаженства, которое она познала и какое ожида ет ее снова. После прогулки на палубе, мы все взяли купальные костюмы и пошли в бассейн. Теплая морская вода предала нам новую бодрость и желание. Я видела, как Шаури и Гера сгорают от мысли и желания вновь отдаться друг другу, но не знают, как мне это сказать. Видя, что с ними происходит, я сказала, что после купания неплохо бы и отдохнуть и пригласила их в свою каюту. Оставив их одних, я зашла в свою каюту, но я уже знала, что не смогу так вот просто лежать и решила посмотреть как поведет себя Гера дальше. Пробуждение в этой женщине такого жадного до любви женского начала было для меня большой откровенностью и представляло помимо сексуального интереса еще и чисто профессиональный интерес. Это еще раз подтверждало теорию профессора Касселя о мнимой фригидности большинства женщин. Он правильно утверждал, что сексуальная готовность женщины зависит в первую очередь от умения мужчины обучить ее восприятию желания получить полное удовлетворение и оргазм в момент совершения полового акта. Весь половой аппарат женщины, строение ее влагалища, возбудимость эрогенных зон, желание получить ласку - все это сама природа создала для тогоо, чтобы женщина в половом акте черпала неограниченное наслаждение. Ведь если здоровый мужчина, опытный в технике половой жизни, при нормальном сношении кончает один раз, то женщина за это же время способна кончить 3 - 4 раза. При повторном же сношении, поскольку мужчина долго не выбрасывает семя, женщина даже самая темпераментная способна полностью удовлетворить свою потребность, так как может кончить еще несколько раз. Все это говорит о том, что ьлюбовь и потребность в половой близости для женщины не менее желанны, чем для мужчины, а само строение женского аппарата, который принимает в себя мужской половой орган приносит ей в момент сношения больше эротического и сексуального наслаждения, чем мужчине, который выбросив семя практически выключается из любовной игры, в то время как женщина, приняв в себя это семя, еще долго испытывает наслаждение. И так счастливые любовники остались одни и буквально через минуту он помог раздеться Гере, и они оказались в постели. Некоторое время они лежали молча и слышны были только страстные поцелуи. Но вот, как и в первый раз, Шаури положил Геру поперек кровати, раздвинул ей бедра и впился губами и языком в ее влагалище. Очевидно, все это очень нравилось Гере, так как при отличном дневном освещении я отчетливо видела, как она подбрасывала свой зад навстречу его лицу. При этом Гера, очевидно позабыв, что я рядом и могу все слышать, громко стонала и охала. После Шаури опять лег рядом с Герой и что-то стал ей говорить. Я видела, как она отрицательно покачала головой. Шаури вновьстал ей что-то доказывать, после чего Гера опустилась к ногам Шаури, который лег на спину и его возбужденный член оказался около лица Геры. Мне все стало понятно. Шаури хотел, чтобы Гера взяла в рот его член. "Возьмет или не возьмет?"- подумала я и замерла в ожидании. Я видела, как Гера дотронулась руками до члена и осторожно коснулась губами его головки. Шаури вздрогнул, но продолжал лежать, слегка касаясь рукой сосков ее груди. Гера опять дотронулась губами потом лизнула языком головку и, открыв рот, слегка погрузила ее в полуоткрытые губы. Шаури видно это понравилось и он, приподняв зад, немного протолкнул головку в рот. Гера слегка отдернула голову, а потом осмелев, глубоко погрузила ее в рот, вдруг зачмокала губами, как нетерпеливый маленький ребенок. "Да,- подумала я,- бысто же ты преуспеваешь, так можно далеко пойти". Под влиянием нарастающего возбуждения, Шаури быстро повернул Геру к себе задом (при этом она выпустила член изо рта) и раздвинув ей ягодицы буквально впился губами в ее влагалище. Да, это был настоящий французский минет, когда мужчина мог кончить женщине в рот, а она под влиянием проникновения языка в глубину влагалища и стимуляции языком клитора могла быстро войти в состояние оргазма. Так оно и случилось. Гера кончила буквально через несколько минут после того, как он стал целовать ее влагалище, а Шаури выбросил ей в рот порцию семени, что Гера буквально захлебнулась, не готовая к такому финалу. Я опять упала в свою постель и решила отдохнуть, пока он и придут в себя. Прошло не так уж много времени и опять тяжелое дыхание и тихий стон сладострастия подняли меня к двери. Гера опять сидела верхом на члене Шаури и вполне квалифицировано ерзала на нем. Как мне показалось, она кончила не менее четырех раз. Вскоре я услышала их ровное дыхание и поняла, что утомленные любовью они уснули, как убитые. После сытного обеда Гера, рассказала мне много подробностей из своей связи с Шаури, которые я виделаи сама. Правда я обратила внимание, что она чем-то обеспокоена. Только после моей настоятельной просьбы она сказала, что Шаури намекнул ей на желание иметь ее в анус. "Ну и что,- сказала я,- уж еслли познавать, то все до конца". "Не знаю, не знаю,- задумчиво произнесла она и, немного помолчав добавила.- Скоро, совсем скоро кончится этот счастливый сон, а что потом?- и тут же ответила.- А потом начнется все по старому, только после былого страдания меня ожидает боль и обида. И зачем только я встретилась с вами? Зачем вы показали и открыли мне дорогу в неизведанный для меня мир". И она залилась слезами. И тут я взорвалась:"Как смеете вы так говорить и думать! Вы молодая женщина только сейчас познавшая радость любви. Как только вы встретитись со своим мужем, вам следует начать с ним все по-новому. Я же видела вас в объятиях Шаури. Ведь вы совсем не фригидная женщина и полны желания познавать любовь и подарить ее другому". Гера вздрогнула и посмотрела на меня. "Господи, неужели вы все видели, какой ужас,"- и она схватилась за голову. "Да, видела,повторила я,- и не только из женского любопытства, но и из чисто профессионального интереса. Я видела, как вы извивались в его объятьях, как вы отдавались ему, как трепетало ваше тело. Разве так ведут себя в момент сношения холодные женщины, какой считали вы себя? Секрет вашего перерождения прост, как сама жизнь. Именно, этот грубоватый самец сумел пробудить в вас женщину. Воздействуя на ваши эрогенные зоны он еще до начала полового сношения сумел довести вас до полной сексуальной готовности, которая в конечном итоге после введения члена завершалась таким оргазмом, о котором вы даже не могли мечтать. Вы помните,- продолжала я,- как он овладел вами? Он не бросил вас на постель как бы это сделал любой другой мужчина и не вошел сразу в вас. Он целовал ваши глаза и губы, мял и тискал вашу грудь, ласкал живот, гладил и целовал ваши бедра. Он поглаживал трепетными пальцами наружные половые органы, и вы изнемогали под его ласкающей рукой и страстными поцелуями. И только тогда, когда вы потеряли всякий контроль над своими чувствами и не хотели сопротивляться его любви, вы сами упали на постель раскрыли бедра, представив ему возможность делать с вами все, что он пожелает. Но и тут он не ввел в вас член. Он хотел, чтобы вы в порыве экстаза и полного изнеможения жаждали принять в себя его член. И тогда он прильнул губами к раскрывшемуся влагалищу и дал вампознатьпрелесть новизны, которая делает женщину рабыней любви. Я слышала, как вы охали и стонали, когда чувство надвигающегося оргазма заполнило все ваше существо, и только тогда, когда он подвел вас к этому непередаваемому по напряжению мгновению, он погрузил свой член во влагалище, дав вам возможность получить оргазм и, если я не ошибаюсь, не один. Вот о чем всю жизнь мечтаем мы, женщины! А лечь на постель, раздвинуть ноги и ждать пока муж не спустит в тебя, как будто бы он (простите за грубость) сходил в туалет, это просто оскорбительно для женщины". Мой откровенный разговор привел Геру в замешательство. "Но что же, что же мне делать? Подскажите мне. Как мне вести себя с мужем? Ведь я просто сойду с ума после того, что испытала с Шаури". "А вот что,ответила я,- вы должны сказать мужу, что познакомились на пароходе с женщиной-геникологом которая много вам рассказала о половой жизни супругов и дала много полезных советов, которые сделают вашу жизнь в сексуальном плане интересной и полноценной. Скажите ему, что в книге "О женщине" доктор Кинси утверждает, что перед каждым половым сношением между мужчиной и женщиной должны иметь место дополовые ласки, которые имеют огромное значение для супругов и в первуюю очеред ь для женщины. Кинси утверждает, что почти 20% женщин получают наивысшее наслаждение от полового акта лишь после того, как перед сношением с мужем онанируют, воздействуя руками и губами на эрогенные зоны и, особенно, влагалища и клитора. Возбуждая эти органы у чженщины ее можно довести до такого состояния, что она буквально набросится на мужчину. Как все это проделывается? Перед тем, как начать сам половой акт, мужчина, учитывая, что женщина возбуждается медленнее чем он сам, должен приступить к подготовке женщины. После поцелуев, следует уделить особое внмание обработки груди ее сосков, ибо поцелуи груди поглаживание сосков способствуют бурному наростанию полового возбуждения женщины. Опытный мужчина почувствует это сразу, наблюдая, как приподнимаются и твердеют ее соски. Особенно любят женщины, когда мужчина прихватывает соски губами и лижет их языком. После этого руки мужчины опускаются все ниже и ниже, начинают поглаживать внутренюю поверхность бедер. Дальше, как бы случайно, рука переходит на лобок, скользит по наружным губам, и женщина сама начинает раздвигать ноги. При этом, как внутренние, так и внешние половые губы становятся возбужденными, так как смачиваются смазкой, которая в зависимости от степени возбуждения женщины, выделяется из влагалища и ласкающая рука мужчины легко, скользящая внутри внешних губ, натыкается на возбужденный клитор. Мужчина должен одним пальцем нежно теребить клитор, а другой палец ввести в половое отверстие и шевелить там, воздействуя на стенки влагаллища. И только тогда, когда женщина начнет изнемогать от желания мужчина должен предоставить ей возможность самой взять в руки член и ввести его во влагаллище. Только тогда женщина получит не один, а несколько оргазмов, а мужчинаобильно выбросит в нее семя". Гера слушала меня затаив дыхание. А я продолжала:"Пусть ваш муж не боится этих предполовых ласковых действий, и хотя они внешне носят характер онанизма, они необходимы для партнеров, желающих получить взаимное наивысшее наслаждение. Перед половым сношением женщина может разрешить мужчине делать с ней все, что ему угодно и что ей самой хочется. Целовать и ласкать ее тело где угодно и как угодно, а сама женщина не должна не в чем сдерживать себя, отбросив ненужный стыд и мягко направлять деятельность мужчины на своем теле. Такие ласки обеспечивают максимальное сближение партнеров, доводят их до высшей стадии сексуального напряжения и уничтожают все границы условностей, которые в природе своей не естейственны и вредны. Что же касается сношения в анус, то это дело самих партнеров. Подобная форма сношения не обязательна, как система, но периодически желая обновить и обострить чувственность даже полезна. И если Шаури попытается проделать с вами это, то я советую попробывать". Гера слушала меня не перебивая, и я продолжала свой рассказ:"Вашему мужу не мешает узнать, что для обеспечения возбуждения женщины, у которой несколько заторможена чувсвенность, большое значение имеет психологический фактор предполоволй подготовки. Опыт доказал, что подавляющее большинство женщин (о мужчинах и говорить нечего) тяготеют сексуальными историями, которые им нужно умело преподнести в момент предполовых любовных игр. Ласковым тоном, не повышая голоса, поглаживая ее груди, живот, касаяст рукой влагалища, следует говорить о красоте ее тела, рассказывать о какой-нибудь сексуальной истории и т.д. Если у мужа есть порнографические открытки (а они имеются почти у каждого мужчины, но они их припрятывают от жен) с неприкрытым парным и групповым сексом попросите прихватить их в постель для взаимного обозрения, не бойтесь, что муж вас за это осудит. Мужчины, как и женщины, любят такие картинки. Они легко от этого возбуждаются и с удовольствием показывают их своим любовницам и стараются совершить с ними половые акты, копируя позиции с фотографий. От жен порнографию обычно прячут, чтобы они не заподозрили их в половой активности так как они после любовниц не прикасаются к женам, делая вид, что устали на работе и вообще мало интересуются половой потребностью. Если муж скажет, что таких открыток у него нет, купите сами, они продаются в любом к иоске. Покажите их мужу и скажите, что вам надоело все время лежать внизу и вам хочется испытать "новенькое". Он радостно примет ваше предложение. Очень сильное впечатление производит на мужчину поведение женщины в момент полового сношения и особенно в момент оргазма. Одно дело, когда женщина лежит в постели, раскинув ноги и без всякого желания ждет, когда же наконей мужчина выльет в нее семя ( я намекнула на ее половую жизнь с мужем).
  
  Такое сношение не приносит женщине ни радости, ни удовлетворения. Да и для мужчины это только физическая разрядка без эмоций и впечатлений. Просто раскрылся клапан, произошло семяизвержение. Можно для приличия чмокнуть женщину в щеку и отвернуться на боковую. Другое дело, когда в момент сношения, когда мужской член двигается во влагалище женщины, мужчина и женщина, создавая для себя интимную обстановку шепотом обмениваются короткими фразвми и эротическими возгласами вроде стона, оханья, словами одобрения в виде "хорошо", "пожалуйста поглубже", "не спеши", "побыстрей", "дорогой", "дорогая" и т.д. Все это дает высокий эффект и ускоряет приближение оргазма. Ну, а если в момент оргазма женщина издаст вопль удовольствия и будет активно работать своим задом, это так подействует на мужчину, что он кончит вместе с ней. При этом реакция будет такая сильная, что обильная жидкость буквально брызнет из влагалища. Если я не ошибаюсь, то кое-что из мною сказанного вы уже испытали с Шаури?" "Да,- сказала Гера,- мне думается что за эти дни из меня вылилось все, что накопилось за долгие годы моей семейной жизни". Я же улыбнулась, но ничего не сказала, так как эти следы "невыносимой семейной жизни" я хорошо видела на мокрых простынях после ухода любовников. "И еще, последнее,- сказала я,- за дни вашей близости с Шаури вы сами убедились, как важно иметь сношение с мужчиной в разных половых позициях". Зная расположение половых органов Геры, я посоветовала ей применять с мужем основную и более удобную для нее позицию "женщина сверху". При этой позиции муж должен лечь на спину, сдвинув вытянутые ноги, а Гера, с разведенными в сторону ногами и коленями, повернуться лицом к мужу, сесть верхом на его член и начать половые движения, регулируя глубину прникновения по собственному усмотрению. При этом, если она будет сидеть прямо, то сможет сама пальцем щекотать себе клитор или еще лучше представить это удовольствие своему мужу, поскольку клитор будет в поле зрения и к тому же он сможет наблюдать, как его член входит во влагалище. Я уже говорила ей об этом и раньше, что такое сношение со стимуляцией груди и клитора должно ее сильно возбудить и она получит оргазм и не один. Муж в свою очередь получит отличную возможность довести себя до экстаза и великолепного семяизвержения. Эта позиция хороша еще и тем, что женщина помимо движения "вверх и вниз" получает фактически возможность совершать неограниченные половые движения, а именно: в бок, слева направо, вплоть до вращательных. И еще я посоветовала ей практиковать сношения со стороны зада, так как здесь создается хорошая основа для полного проникновения и оказывается сильное давление на стенки влагалища, така как член входит во влагалище женщины под значительным углом. Кроме того в момент погружения члена во влагалище будет себе стимулировать клитор, так как находясь в положении "на четвереньках ей самой проделывать очень удобно. то касается других позиций,добавила я,- то Шаури продемонстрировал достаточно убедительно и мои советы излишни. -Спасибо, моя дорогая Бетти,- сказала Гера. Я не знаю как вас благодарить за все, что вы сделали для меня. Быть может я когда-нибудь и пожалею, что встретилась с вами, так как жила тихо, спокойно и вполне довольствовалась тем, что получаю от мужа и даю ему. Теперь же, если я не смогу получить от мужа хотя бы часть того, что мне дал Шаури, мир померкнет для меня. Я поцеловала Геру и заверила ее, что если она прислушается к моему совету она будет счастлива и с мужем. "А пока,- сказала я,- у вас есть еще пару дней, используйте их до конца". Гера покраснела, как девчонка, и мы пошли в бассейн. По дороге она неожиданно остановилась и спросила меня:"Бетти, что я должна сделать, если он захочет со мной..." Она замялась не зная, как подобрать нужное слово. Я поняла и сказала, прижав ее к себе:"Если захочет, у меня в ванной висит кружка, хорошенько промой себе кишечник, это будет самое лучшее, что ты сможешь сделать". "Это ужасно",- прошептала она. Я улыбнулась и бросила:"Все, что бывает первый раз, кажется ужасным. Попробуйте разочек и я уверена, что вам понравится. Ничего с вами не случиться. Этим делом сейчас балуется много девочек, даже подростков, и все, слава богу, живы и здоровы. Взрослой женщине принять в свой зад, через прямую кишку мужской член не так уж сложно". Гера слегка кивнула головой, так ничего и не сказав мне в ответ. Перед ужином Шаури подошел к нам. Он был явно чем-то взволнован. "В чем дело?"- спросила я. Он посмотрел на Геру, а затем показал на горизонт, где выплывала огромная луна и сказал:"Скоро Алжир", и кивнул в сторону Геры. Мне стало все ясно, а Гера пожала ему слегка руку. "Давайте поужинаем у меня, а потом оставайтесь ночевать в моей комнате. Они бросили на меня благодарный взгляд и я отправилась заказывать ужин. Я не буду рассказывать, что происходила за моей дверью. Глубокие вздохи, выкрики продолжались долго. Только один раз я встала, чтобы посмотреть, что у низ происходит. По моей просьбе Шаури, оставлял на ночь свет небольшой синей лампочки и я всегда могла наблюдать, что у них делается. Шаури силел в кресле, а Гера спиной к нему сидела на его высоко торчащем члене. Придерживая ее за бедра, Шаури то приподнимался, то приседал и Гера вся отдававшись половым движениям издавала тихий стон. Но вот Шаури встал, приподнял Геру за бедра, поставил ее на четвереньки и не вынимая члена продолжал половые движения, в то время как Гера стояла согнувшись, опираясь руками о спинку кресла. Обхватив руками ее бедра, он все увеличивая движение членом то погружая его до отказа, прижимаясь к заду, то почти вынимая его из влагалища, а Гера в такт движения члена слабо стонала и смешно двигала задом навстречу входящему в нее члену. Наконец, Шаури громко задышал и тяжело охнув прижался передом к ее заду и кончил вместе с Герой, которая громко подвывала и протяжно тянула свое "ой, ой, ой". Я решила, что с меня хватит этой картины, плюхнулась в постель и, закрыв голову подушкой, чтобы больше не слышать, что там происходит, кое-как заснула. Проснулась я от звука спускаемой воды в туалете, который примыкал стеной к моей спальне. За окном бушевал океан, и первые лучи восходящего солнца осветили каюту. В соседней комнате было тихо. Я заглянула за занавеску и увидела Шаури, который совсем голый сидел на краю постели. Вскоре из туалета вышла Гера. На ней был легенький халатик, накинутый на голое тело. Она подошла к Шаури и прижалась к его плечу. Он обнял ее за талию и что-то сказал. Гера обняла его за шею и тихо прошептала:"Шаури, дорогой мой, может быть не надо, ну пожалуйста, пожалей меня, я так этого боюсь". "Значит уговорил",- мелькнула у меня мысль, и Гера готовила себя в туалете к сношению в анус. Ничего не отвечая, Шаури стал снимать с нее халат и я увидела, как огромный член Шаури, который стоял, как кол, уперся в ее живот. Шаури что-то ответил, и Гера, прижавшись к нему всем телом, тихо сказала:"Ну зачем тебе это, ведь нам и так хорошо, прошу не надо, я боюсь, боюсь". Шаури ответил:Гера, милая, сделай это для меня, ну только один раз, ведь и тебе тоже будет хорошо". Гера стояла и вся дрожала от желания и страха перед новым и неизведанным, которого она боялась и хотела. "
  
  Господи, какая дура,- думала я,- ну чего ты боишься". Я была готова выскочить из своего укрытия и стать на ее место, хотя внушительный член его владельца вызывал известное опасение, и я понимала, что Гере придется не легко, чтобы принять его в себя. Гера еще что-то пыталась сказать, но он очень осторожно повернул ее спиной к себе, и Гера покорно согнувшись, облокатилась о край кровати, подставила ему свой дрожащий зад с широко разведенными бедрами. В мгновение ока Шаури открыл баночку с вазелином, быстро смазал себе головку члена и у нее зев заднего прохода и тут же раздвинув руками ягодицы, приставил головку к заднепроходному отверстию. Я увидела, как в здрогнула Гера и почти сразу же раздался глухой стон. Но это был не стон сладострастия, а крик женщины, впервые принимавшей в себя член мужчины в прямую кишку. Шаури придерживая ее за бедра все сильней и сильней нажимал членом, стремясь как можно быстрее преодолеть сопротивление плотно сжатого отверстия, и тут Гера не выдержала:"Больно, больно, мой дорогой, не надо!"- и низко опустила голову. Не обращая внимания на ее стоны и выкрики, Шаури, охваченный страстью, продолжал давить, и Гера тяжело дыша все ниже и ниже сгибалась в постели то приподнимая, то опуская свой зад. Но вот она громко вскрикнула:"Ой!"- и я поняла, что головка, преодалев сопротивление прошла в задний проход. "Ничего, потерпи, моя дорогая, теперь будет легче"- подумала я и как бы подтверждая мои мысли Шаури немного передохнул и я отчетливо увидела, как его член медленно вошел в зад до полного проникновения. "Шаури, милый,- одними губами выдохнула он а,- не надо так глубоко, пожалуйста, не спеши". И он медленно задвигал членом, который чавкал, как насос, при каждом погружении. Теперь Гера уже не кричала и при каждом погружении издавала слабое "ой, мой дорогой, ой, ой, ой..." Не знаю откуда у нее взялось столько силы, но Шаури приподнял ее за бедра так, что ноги Геры повисли в воздухе и с такой силой стал загонять в нее член, что Гера буквально выла. Вдруг они вместе издали хриплый стон и, пригнув ее к самому краю кровати, они кончили, охваченные страстным экстазом. Не вынимая из нее члена, они бессильно повалились на постель и остались лежать без всякого движения. И вдруг, я не поверила своим ушам, выгнув зад в сторону лежавшего за ее спиной Шаури, Гера тихо пролеперала: "Только не вынимай, прошу тебя не вынимай". Это было выше моих сил и я опять улеглась на постель. Одно удивило меня, как это Шаури с таким крупным членом сумел так быстро ввести ввести в анус и как Гера сравнительно легко приняла его в себя. Очевидно, большой опыт и умение Шаури сыграли свою роль. Наши европейские мужчины имей они такой внушительный член, были бы бессильны проделать все так быстро и ловко. Утром, когда я встала, любовников уже не было в моей каюте. Они появились в ресторане только к завтраку. Я думала увидеть Геру подавленной и разбитой, но к моему удивлению, она выглядела прекрасно, как будто бы в ее жизни ничего не случилочь. Шаури был как всегда элегантен и предупредителен, не делая различия между нами. Когда мы с ней остались одни, я не выдержала и спросила у нее, как они провели ночь. Гера внимательно посмотрела на меня и, опустив глаза, ответила:"Я позволила ему делать со мной все, что он пожелает. Уж падать, так падать на самое дно. Мне теперь все равно. Такого в моей жизни больше не будет. Я даже позволила ему войти в меня так, как ему очень хотелось". Я спросила понравилось ли ей такое сношение, и Гера незадумываясь ответила:"Вообще это ужасно, но после "болевого барьера" было хорошо, только для сношения в анус у него слишком толстый член". "Ну, а если ваш муж пожелает проделать с вами подобное,- спросила я,- как вы на это среагируете теперь?" "Теперь я ему отдамся без промедления"! Оставшиеся два дня Гера безумствовала в объятиях албанца. Она с такой жадностью отдавалась этому человеку, что казалось никогда не насытится. Однажды вечером, после того, как Гера и Шаури вдоволь насытившись друг другом ушли спать, по своим каютам, я вышла на палубу, чтобы подышать свежим морским воздухом и полюбоваться золотистой лунной дорожкой. Я была совсем одна и не заметила, как ко мне неожиданно подошел Шаури, который после отдыха вышел на палубу. От него пахло душистым мылом и соленой морской водой. Разговаривая мы случайно коснулись руками и не отдернули их. Шаури плотно прижался своим бедром к моей ноге,и я почувствовала, как его ладонь легла на мою талию. Не говоря ни слова, я пошла в свою каюту, Шаури пошел за мной. Все остальное было как во сне. Не успели мы закрыть дверь, как мощные руки подняли меня в воздух, и я оказалась на диване. Нет, он не раздевал меня, он просто сорвал с меня одежду, и не успела я опомниться, как мощный член Шаури ворвался в меня до упора. Я охнула от боли и восторга. Такого члена я еще никогда не видела и не принимала в себя. В нем было не менее 20 сантиметров, и я почувствовала, как он букавально продирается внутрь моего влагалища и как головка упирается в матку. Я даже не могу сказать, сколько раз я кончила, пока наконей Шаури, прижав мое тело к постели, не спустил в глубину моего влагалища мощную струю семени. Счастье познать такого мужчину дано не каждой женщине. Немного отдохнув, Шаури вновь набросился на меня. Но только, прежде чем погрузить свой член, он бросил свое сильное тело над моей грудью, и я с удовольствием приняла в рот головку его члена. Широко раскрыв рот, я с трудом проглотила ее и стала жадно лизать языком. Не смотря на то, что головка едва умещалась у меня во рту, я испытывала от соприкосновения с ней невероятное блаженство. После этого он буквально зацеловал все мое тело и наконец по его настоятельной просьбе я позволила ему войти в меня через задний проход. После хорошей смазки и значительного усилия он довольно быстро проделал эту операцию и я приняла его в себя и дважды кончила в состоянии непередаваемого экстаза. Должна сказать, что все это он проделал просто великолепно, быстро с большим знанием. На следующий день Шаури пришел ко мне чуть свет и вновь, как дикий зверь, бросился на меня. Его мужская сила была просто поразительной. Такой необузданной страстной любви я еще не испытывала никогда. Он знал неисчислимое количествво разных половых позиций и особенно мне понравилось, когда в первом случае он положил меня поперек кровати и, приподняв ноги, плотно прижал их к моей груди. Сам же, находясь в положении стоя на полу, раздвинул руками мои ягодицы и стал проталкивать член ив плотно сжатое влагалище. Поскольку мои ноги и бедра были прижаты друг к другу, член с большим трудом входил во влагалище и трение головки и ствола были настолько осуществимы, что я буквально завыла от наслаждения. При этом он прекрасно владел собой и дал мне возможность кончить несколько раз, после чего, забросив мои ноги к себе на плечи, кончил вместе со мной что позволило мне отчетливо почувствовать момент семяизвержения. Не менее приятной оказалась и вторая позиция. Шаури уселся на самый край постели и свесил на пол ноги. Я подошла, широко раздвинула бедра и уселась на его высоко торчащий член, положила ноги на его бедра и начала неистово двигать своим задом. В таком положении он придерживал меня за бедра, а я двигаясь взад и вперед заскользила всей промежностью по его члену. В тот момент, когда наши груди соприкасались, он успевал губами прихватывать меня за соски, что способствовало дополнительному возбуждению. При таком сношении его член как бы ласкал все мое влагалище, сильнейшим образом воздействовал на клитор, и прежде чем он влил в меня семя я успела трижды испвтать оргазм. Удивительно, как только у него хватило силы в течении двух дней обрабатывать двух женщин и днем и ночью, учитывая, что Гера вошла во вкус и готова была ему отдаваться круглые сутки. Перед завтраком Шаури ушел от меня в свою каюту. Мы покушали вместе с Герой, которая была сильно взволнована. Сегодня к полудню пароход прибывал в Алжир, и ей предстояла последняя встреча с Шаури, который неплохо поработал со мной. Не знаю, как он поведет себя с ГЕрой в этой прощальной любовной игре. Вскоре к нам подошел Шаури. Он чувствовал себя немного неудобно передо мной, поскольку Гера попросила у меня ключ моей каюты. Ведь она ничего не знала, что произошло между нами. Я дала ключ и они удалились. Я перед этим сказала Шаури, что ничего не имею против его встречи с ней. Вышли они из каюты, когда пароход уже приближался к городу, который отчетливо выплывал из-за горизонта. Вид у нее был ужасный. Лицо осунулось, под глазами огромные синяки. Видно на прощание Шаури вложил в нее все свое мастерство. Гера отдала мне ключ и ушла в свою каюту. После душа она навела косметику и теперь уже смотрелась неплохо. Но вот и порт. Я следила за Герой, которая стояла со мной и высматривала в толпе встречающих своего мужа. Увидев его, она радостно замахала руками и тут же посмотрела на Шаури, который стоял недалеко от нас. Все мы спустились на берег, и мне от души хотело сь хохотать, глядя, как Гера, которая только что выскочила из постели любовника бросилась в объятия своего супруга. Как то у них будет теперь? Мне тоже совсем не много оставалось пробыть со своим случайным любовником, так как на следующий день лайнер прибывал в тирану. Шаури был со мной ласков и предупредителен. За обедом он мне рассказал, что в Албании первый день весны, отмечают как праздник, который называется Ночь большой любви. Под этот праздник очень много бывает свадеб, но он имеет свои чисто албанские правила, традиции, которых никто не смеет нарушать. По этой традиции не один мужчина в эту ночь, если только он лег с женщиной, не имеет права заснуть до тех пор, пока полностью не удовлетворит свою партнершу, какой бы темпераментной она не была. Он обязан выполнить все ее прихоти, желания, входить в нее в любой позиции, которую только она пожелает, целовать и ласкать ее тело, как она этого потребует. Со своей стороныч женщина удовлетворив себя не смеет ни в чем отказать мужчине и так же отдаваться ему, как он этого захочет. Если "ночь большой любви" окажется первой брачной ночью для молодоженов, то мужчина оказывается в очень сложном положении. Он может ласкать свою невесту, дотрагиваться руками и членом до ее половых органов, слегка погружать член во влагалище, водить им по всей промежности, но ни при каких условиях не имеет права пробить у девушки девственную плеву и лишить ее невинности. Самое большое на что он может расчитывать это на семяизвержение на ее наружные половые органы, либо спустить семя на живот, или между бедер. Рано утром родители жениха и невесты тщательно исследуют постель молодых, и если будут обнаружены даже самые незначительные следы нарушения этой священной традиции молодой муж на целый год лишается права брачной близости со своей супругой, которая все это время будет жить с его родителями на их половине. В "ночь большой любви" ни один мужчина не имеет права выпить даже глоток вина. Он должен быть с женщимной предельно ласков и обязан дать ей возможность столько раз кончить, сколько она пожелает. Если мужчина чувствует, что не сможет справиться с такой "работой" ему следует сразу отказаться от встречи в постели, ибо в случае его "несостоятельности" наутро женщина без стеснения расскажет все своим подругам и неудачливый мужчина подвергнется публичному осмеянию. Такое в Албании забывается нескоро. Сегодня, как раз первый день весны, сказал он. И Шаури пообещал провести его со мной в лучших традициях Албании. Ведь это была наша последняя ночь, и я решила подарить Шаури себя, так как он этого пожелает. Оставив слабый свет в моей каюте, мы разделись и улеглись в постель. Если раньше Шаури был нетерпелив и даже дерзок, стремясь сразу же овладеть мною, то сейчас он был внешне спокоен, как будто бы приступал к какому-то торжественному ритуалу. Мы плотно прижались голыми телами, и он стал ласкать мою грудь. Своими чувственными губами он жадно прихватывал мои соски и глубоко втягивал их себе в рот. Его руки едва прикасаясь к телу заскользили по животу, нежно поглаживая поверхность бедер. Его пальцы едва коснулись лобка, слегка скользнули по увлажненным губам и как бы случайно чуть-чуть пролскочили во влагалище. Я лежала и чувствовала, как все мое существо наполняется желанием и истомой, но я терпеливо ждала, что же будет дальше. Нежно взяв меня за плечи, Шаури повернул меня н бок, сам расположился за моей спиной и плотно прижавшись к моей спине и заду стал проталкивать свой огромный член между моих сжатых ног. Головка и ствол члена приятно заскользили по всей промежности, которая стала мокрой от обильного выделения жидкости из влагалища, но он не допускал до погружения всего члена в мой половой орган. Это была сладостная пытка любви, и я буквально сгорала от желания. "Тебе хорошо моя дорогая?" прошептал едва слышно он. "Очень, очень хорошо, мой родной, ответила я.- Прошу тебя, прошу возьми меня скорее, у меня нет сил больше терпеть". Но он только улыбнулся и прошептал:"В "ночь большой любви" нельзя спешить. Надо уметь хотеть и терпеть. Ведь это же ночь любовной игры и надо провести так, как это делают албанские женщины". Доведя м еня почти до состояния оргазма, Шаури с трудом вытащил из моих плотно сжатых ног свой член, который в эту ночь был невероятно возбужден и, присев на крточки перед моим лицом, приставил головку к моим жадно раскрытым губам. Будучи сильно возбужденной и сгорая от нетерпения, я с трудом протянула ее себе в рот и принялась сосать. Он же страстно задвигал животом, как при половом акте то погружая в мой рот весь член до самого горла, то почти вынимая его. Его мерная мошонка с крупными яйцами плавала перед моими глазами, и я схватиласт за нее руками. Казалось, что Шаури не удержится и кончит мне в рот и, сдержав себя, он в последнюю секунду извлек член и в изнеможении повалился рядом со мной. "Дорогой, зачем ты мучаешь меня, я хочу кончить, прошу тебя, скорее введи в меня член"- но он был неумолим. "Ночь еще велика, она наша". Немножко отдохнув, он вновь принялся за меня. Улегшись на спину, он попросил меня разместиться моим половым органом над его лицом, что я охотно проделала и в ту же секунду его губы впились в мое влагалище. Его пылающее лицо заметалось между моих ног, а губы и язык были во мне. Резко повернувшись ко мне задом и предоставив ему полную возможность ласкать мое влагалище и клитор с другой стороны, я опять схватила своами губами его член и стала глубоко втягивать головку, которая уперлась в горло. Больше я не имела сил терпеть и кончила с таким криком что меня вероятно услышали на палубе. Очевидно, моя страсть передалась Шаури, потому что он схватил меня за бедра, прижался все ртом к влагалищу и выбросил мне в рот такую порцию плоти, что я едва не захлебнулась. После этого мы довольно долго лежали, нежно лаская друг друга, и рука Шаури теребила волосы на моем лобке. Наконец, отдых кончился, и Шаури вновь принялся за меня. Взяв меня за ноги, он положил икры моих ног к себе на бедра так, сам оказался между моих ног и, пригнувшисть, стал со стороны моего зада загонять член в мое влагалище. Очевидно, со стороны я выглядела как тачка, у которой вместо ручек были мои ноги. В такой новой для меня позиции член вошел в меня так глубоко, что я буквально завертелась, а когда он начал погружать и вынимать его, я сразу же кончила. Заметив мой оргазм, Шаури, чтобы не кончить самому, вытащил из меня член и на время притих, прижавшись к моему заду. Я просто изнемогала в его объятиях и проникновение. Сжав зубы, я терпеливо перенесла самый трудный момент - прохождение головки, но как только она вошла в меня сразу же наступило облегчение и член зачавкал в моем кишечнике. Проникновение было очень глубоким и в скором времени мы кончили. Семяизвержение было настолько обильным, что из меня буквально потекло. Что он еще делал со мной в эту памятную ночь я не помню. К утру я находилась в таком состоянии, что едва нашла силы, что бы выбраться на палубу. Уже перед самым уходом Шаури кончил мне в рот и я проглатила сладковатую сперму. Когда на горизонте показалась Тирана, мы попрощались с Шааури и я мысленно позавиловала албанским женщинам в том, что хоть раз в году им дано счастье познать такуб ночь, за которую можно отдать жизнь. После расставания с Шаури я два дня почти не выходила на палубу и отлеживалась в своей каюте. Я могу с уверенностью сказать, что такого мужчину я больше не встречу в своей жизни. Когда пароход прибыл в Каир, меня на берегу встретила букетом цветов Марта и я поехала в ее дом. Марта жила в небольшом особняке на окраине Каира. Муж Марты выехал в отдаленные районы страны, где он имел большую лечебную практику. Мы были очень довольны, что остались одни, и Марта, мне много рассказала о своей жизни. Я тоже подробно поведала ей о поездке и знакомстве с Герой и Шаури. О своей жизни после отъезда из Стокгольма Марта рассказала мне следущее. После окончания медицынского института Марта приступила к самостоятельной работе в должности гинеколога. Работой была очень довольна, но родители начали беспокоиться за дочь, которая по их мнению засиделась в девках и долго не выходила замуж. О том, что она имела любовников с 17 лет, они не ведали, считая свою любимицу чистейшей девственницей. Однажды на субботнем вечере отец Матры как бы сл учайно познакомил ее с интересным молодым человеком, который преуспевал в медицине и готовился к защите докторской диссертации. Марте тоже изрядно надоела беспорядочная половая жизнь и пора было подумать о замужестве. Последний любовник уехал на практику в Алжир и Марта какой-то период жила без любви. Джон, так звали молодого ученого мужа, поразил Марту своей житейской неосведомленностью и вскоре она убедилась, что несмотря на свои 27 лет он еще по настоящему не знал ни одной женщины. Как то раз гуляя с Мартой в парке он сказал ей, что хотел бы иметь жену такую жену чистую и нетронутую, как она. Марта сделала вид, что именно такая и есть, и вскоре получила предложение от Джона. Родители с радостью благословили молодых и был назначен день свадьбы. Самое сложное заключалось в том, как обеспечить "невинность" невесты и Марта рассказала своей матери, что имела однажды случайную связь, которую желательно скрыть от молодого мужа. Мать обозвала Марту б..., но потом сказала, что это можно поправить при условии, что Марта будет ее слушаться. Уточнив у блудной дочери, когда она ожидает прихода менструации, мамочка подогнала под последний день регул свадьбу и я оказалась на брачном ложе. В постели я, убедившись что мой Джон невинное дитя, разыграла комедию со страхом перед ожидаемым сношением, слезно просила Джона пожалеть меня и перенести все на завтрашний день. "Я так жалобно просила его об этом, что к моему ужасу, он едва не согласился удовлетворить мою просьбу. Короче говоря,- продолжала Марта,- я сделала вид что жалею его и согласилась отдаться". Таким образом промучив своего несчастного мужа почти до самого утра, Марта, наконец, раздвинула бедра и позволила ему ввести свой член и "лишить ее невинности". При этом Марта так громко кричала от боли, что несчастный муж прослезился и просил у нее прощения. Джон был безмерно счастлив, что ему досталась "невинная" жена. Как мужчина он довольно быстро вошел во вкус, и я им была вполне удовлетворена. Через год Джон получил назначение принять участие в крупной экспедиции в должности врачяа и мы поехали в Египет. Однажды Джон собрался с группой геологов в один из отдаленных районов Кении. Экспедиция обещала быть трудной, но очень интересной, и я уговорила Джона взять меня с собой. Чем дальше мы заплывали вглубь страны, где еще не ступала нога белого человека, тем богаче перед нами открывалась дикая природа джунглей. На пятый день путешевствия наш катер причалил к песчаному берегу, где мы разбили свой лагерь. Была тихая ночь. Вдруг в полной темноте раздались воинственные крики и в наш лагерь ворвались чернокожие воины. Мужчины не успели схватиться за оружие, как были убиты, меня негры потащили как добычу в джунгли. На ночь меня заталкали в хижину, где, убитая горем, я без сна пролежала всю ночь. Рано утром меня вывели на площадь, куда собрадось все население деревни. Женщины рассматривали меня с любопытством, а мужчины с неприкрытой жадностью. Они очевидно впервые видели белую женщину и глаза их горели страстью и похотью. Но вот из самой большой хижины вышел рослый воин. Вокруг его бедер висела красивая повязка из звериной шкуры. Шея была опоясана гроздью бус из зубов убитых зверей. По его знаку к нему подошли еще восемь рослых воинов и после короткого разговора все они удалились в самую большую хижину. Ко мне подошли две женщины и старый негр и знаками предложили следовать за ними. Понуря голову я пошла не зная, что меня ожидает. Я так искрене была убита потерей мужа, что мне было совершенно безразлично, что они сделают со мной. Мы опять зашли в хижину, где я провела первую ночь и мне предложили покушать. Я отказалась от еды и прилегла на пол прикрытый мягкой шкурой. Старый негр, обратился ко мне на ужасном английском языке и сказал, что мой муж и его спутники не убиты, а отправлены в лесной горный лагерь и там будут находиться. Это обрадовало меня и я с аппетитом съела кушанье, которое мне оставили женщины. У меня появилась надежда, что мужчины вырвуться из плена и спасут меня. Покушав, я быстро уснула. Проснулась я от легкого толчка и увидела около себя негра-переводчика. Знаком руки он предложил мне следовать за ним, что я безропо тно выполнила.
  
  Меня провели через знакомую площадь и я очутилась в просторной хижине. На полу, устланным медвежьими шкурами сидел вождь в окружении восьми воинов. Все они принялись рассматривать меня и при этом перебрасывались короткими фразами. Наконец, вождь встал, подошел ко мне и знаками приказал мне что-то сделать. Я не поняла и отодвинулась в угол. Тогда ко мне подошел переводчик и объяснил, что вождь требует, чтобы я немедленно сняла с себя всю одежду. В противном случае он просто сорвет с меня платье и мне потом не в чем будет ходить. Непослушными руками я стала снимать свою одежду, понимая, что сопротивляться бесполезно, и меня ожидает грубое насилие. Как только я оказалась совершенно обнаженной, вождь тут же сбросил с себя повязку и я с ужасом увидела его громадный член, который торчал кверху до самого пупка. Я стояла, не зная что делать дальше. Тогда вождь взял меня за плечи и заставил опуститься на колени задом к нему. Едва я это сделала, как он опустился позади меня на колени и стал вводить свой огромный член в мое влагалище. Еще никогда в жизни я не имела сношения в такой неудобной для меня позиции. Член был настолько велик и толст, что едва вошел в меня причиняя мне при этом сильную боль. Таким образом он терзал меня не менее 15 минут, пока не кончил со страшным скрежетом зубов. Конечно, охваченная чувством страха, я не испытывала никакого удовольствия от подобного сношения и была рада, когда он наконец-то спустил в меня. Это было просто грубое изнасилование, и я должна была покоритья своей судьбе. Когда он, наконец, вынул из меня свой член я еще не знала что ожидает меня в дальнейщем. Я хотела встать и одеться, но тут я глубоко ошиблась. Не успел вождь отойти от меня, как из круга вышел рослый воин и быстро сбросив пояс подошел ко мне. Движение его головки и члена всего, оказывали большое трение на стенки влагалища и вызывали сильнейшее сексуальное наслаждение. Все это доставляло колосальное наслаждение и после того, как я кончила вместе с Бату. Правда, меня несколько смущало, что буквально в двух шагах рядом с нами лежала молодая женщина, жена Бату, но в темноте она не видела нас, а охвативший нас экстаз заставил меня забыть о ее присутствии. Закончив половой акт, Бату плотно прижался животом к моей спине и тут же уснул. Я долго лежала не смыкая глаз и думала, как я буду жить дальше. Как это не стыдно признаться я даже немного была довольна, что попала в такую драмматическую историю. Теперь, когда я на себе познала силу негритянских мужчин и их высокую половую потецию, я поняла почему многие европейские женищины охотно отдаються неграм мужчинам. Они просто намного сильнее наших мужчин и намного опытнее их в любовной игре. Так началась моя "семейная жизнь". Жена Бату, которую звали Зиби, ухаживала за мной, как служанка, и бесприкословно выполняла все мои желания. Я довольно быстро усвоила примитивный языык негров и могла довольно сносно общааться с ними. Однажды, старик-переводчик рассказал мне, что мужчины-пленные пользуются почти полной свободой и рано или поздно выберуться из плена и найдут своих товарищей. Впоследствии так и оказалось, а пока я продолжала жить с племенем. Живя совершенно свободно я много узнала о жизни негров и их сексуальных потребностях. Поскольку интимная жизнь Бату и его жены происходила на моих глазах и он ни сколько не стеснялся входить с ней в связь в моем присутствии не только ночью, но и днем. Я обратила внимание, что Бату не всегда довольствовался влагалищным сношением и входил в Зиби через задний проход. Несколько раз он пытался проделать тоже самое со мной, но я боялась, что не выдержу боли от его толстого члена и объяснила ему, что делать этого нельзя, так как зад белой женщины не приспособлен к иакой форме сношения, что я не перенесу его прохождения и могу от этого заболеть и даже умереть. А за меня ему придется отвечать перед вождем. Из всех негров Бату был несомненно наиболее добрый и чуткий. Он внимательно выслушал меня и махннув рукой, поставил меня на коленки и сделал все что ему быыло надо. Конечно, живя в Европе, я имела сношения в анус и даже любила такую форму близости, но у н аших мужчин член не только намного меньше, но и значительно тоньше и это позволяло принимать его в задний проход почти безболезненно. Я просто боялась, что если Бату доберется до меня, то своим членом разорвет мне промежность. Когда по вечерам я видела, как Бату терзает свою молодую жену таким способом, я сама сильно возбуждалась, но не рисковала уступить ему и пробывать сношение в анус. Жалея Зиби, я научила ее перед сношением смазывать себе заднепроходное отверстие пальиовым маслом, что она проделывала, за что от души благодарила меня. Ей сразу же стало легче. Не имея возможности владеть мною через анус, Бату частенько заставлял брать в рот его член. И тут уж я ничего не могла сделать. Возбуждаясь, он так глубоко проталкивал его мне в рот, что я едва не задыхалась, а от обильного семяизвержения можно было просто захлебнуться. Во время половых сношений Бату проявлял ко мне известный либерализм, позволяя мне по своему желанию выбирать наиболее приятную мне позицию. Особенно он любил, когда я верхом усаживалась на его член и делала разные движения. Мне это тоже было очень удобно, так как я своим тазом могла регулировать глубину проникновения. Я постепенно привыкла к его большому члену и старалась при всех позициях не допускать полного введения, так как головка, упираясь в матку, причиняла мне боль. Как я уже говорила, Бату относился ко мне очень хорошо и это я ценила. Многие женщины говорили мне, что мне очень повезло, ибо попади я в руки другого воина, мне было бы тяжко. Бату прсил меня лишь только об одном, чтобы я гуляя по деревне, старалась не попадаться на глаза вождю. Я думала, что он просто ревнует меня, но дело оказалось значительно сложней. Однажды я вышла из хижины, чтобы пойти в джунгли собирать корешки. Не успела я сделать несколько шагов, как передо мной выросла фигура вождя. Ни говоря ни слова, и пользуясь правом на любую женщину, он показал мне рукой на свою хижину, и я покорно последовала за ним. Я думала, что все закончится обычным сношением на коленках, и я буду свободной, но, увы, я горько ошиблась. Не обращая внимания на двух молодых негритянок, которые были в хижине он приказал мне сбросить одежду, и я предстала перед ним совершенно обнаженной. Став на колени, я раздвинула бедра, ожидая, что он войдет в меня обычным способом со стороны зада. Но я просчиталась. Приподняв меня за плечи, он приказал встать мне на четвереньки и упереться руками о край табурета. Я поняла его намерение и замерла от страха. Если у Бату был крупный член, то мужское хозяйство вождя было просто невероятным. Понимая, что спасения нет я в последнюю секунду увидела на столе светильник с пальмовым маслом. Окункв туда ладонь, я намочила себе руку и мазнула по зеву заднего прохода. Сбросив с себя одежду вождь быстро занял исходную позицию за моей спиной, развел руками мои ягодицы и начал проталкивать в меня свой член. Слезы брызнули из моих глаз, я буквально змеей извивалась в его руках, а в это время две негритянки подошли к нам и с любопытсвом рассматривали, как их владыка овладевает белой женщиной.
  
  Судя по выражению их лиц, они очень жалали своего вождя, который долго мучился и никак не мог пробиться сквозь плотно сжатое отверстие моего заднего прохода. Наконец, после сильного напора я почувствовала, как головка, раздвигая стенки кишечника и причиняя мне невероятную боль, вошла в меня. И тут я почувствовала некоторое облегчение. Самое трудное было позади. Наконец, член зачавкал в моем заду и мне показалось, что это даже приятно. Теперь я уже терпеливо переносила все что он делает и с интересом поглядывала на рядом стоящих негритянок. Они подошли буквально вплотную как мне показалось с завистью смотрели на происходящее. Но вот наконец за моей спиной послышался скрежет зубов, потом страшный стон, который перешел в дикое рычание. Могучий член заходил туда и обратно, и плотно прижавшись к моему заду, он спустил, и я отчетливо почувствовала, как обильная струя разлилась во мне. И не успел он вынуть из меня член, как я кончила не менее обильно, чем он. Закончив сношение, он опустился рядом со мной на циновку, и женщины подали нам по чашке белого напитка, который действовал очень освежа юще. Я хотела после всего этого уйти, но он приказал мне быть с ним и я покорно выполнила его волю. Через некоторое время он поставил меня на коленки и в обычной для них позе вошел во влагалище со стороны зада. Он почемуто долго не мог кончить, хотя я успела проделать это два раза. Я уже очень устала и стала вертеться. Тогда он схватил меня за бедра, приподнял кверху мой зад, и с такой силой вонзил в меня член, что едва не разорвал мне промежность. Так он терзал меня еще минут 10 и, наконец, бросил меня на циновку и всунув в рот свой член, кончил, заставив проглотить меня все до конца. Совершенно обессиленная я отправилась домой, где меня уже с нетерпением ждал разгневанный Бату, который все знал. И здесь я допустила большую ошибку, которая мне дорого стоила. Я имела глупость рассказать Бату, что вождь имел меня через зад. Услышав это, он пришел в ярость и стал упрекать, что ему я в этом отказывала, а вот вождю позволила, хотя у него член значительно крупнее. При этом, сказал Бату, со мной ничего не случилось и я жива и здорова. В припадке гнева он тутже пожелал войти в меня через зад. Со слезами на глазах я стала его просит подождать хотя бы до вечера, так как я очень устала и должна отдохнуть. Когда он ушел, Зиби стала меня уговаривать, чтобы я ему не отказывала в этом, так как, по ее мнению, член мужа не очень большой, и мне будет со смазкой совсем легко его принять. Я горько улыбнулась и сказала, что теперь мне уже не уйти от этого. Вечером Бату без всякой подготовки поставил меня на четвереньки и после сильно напора довольно легко преодалев сопротивление, вошел в меня. Я только успела охнуть и весь член до упора погрузился в мой задний проход. С этого дня Бату часто имел меня таким способом, и я привыкла к нему. Марта, продолжая свой интерессный рассказ, поведала мне об одном очень интересном ритуале у негров этого племени. Все женщины племени поклоняются мужской плоти, которая является символом жизни и плодородия, поэтому, очевидно, часто половые сношения между ними заканчиваются тем, что женщина берет в рот мужской член и принимает в себя плоть, которую проглатывает всю до последней капельки. Не избежала этого и я. Вначале я с большим трудом приниимала в рот большую головку своего "мужа", но вообще-то держать в своих губах член, занятие довольно приятное. Не зря француженки с удовольствием занимаются минетом, а уж кто кто, а они понимают толк в любовных приемах. Как то раз я стала свидеьельницей свадебного ритуала у негров. По закону девушки могут вступать в брачные отношения с 14 лет, а юноши с 16 лет. Перед тем, как выйти замуж, девушка готовит себе брачную подстилку, которую сама изготовляет из отбеленных волокон. О том, как используется эта подстилка я расскажу несколько позднее. Молодой воин, чтобы получить право на девушку должен доказать свое охотничье мастерство и мужество. Для этого он отправляется в джунгли и не имеет права вернуться без крупной добычи. Если охота будет неудачной - свадьба откладывается до будущего года. Чем крупнее добыча, тем больше почестей оказывает племя молодому воину. В день свадьбы все племя собирается на площади. Под барабанный бой молодые выходят на середину круга, где лежит шкура крупного зверя. Молодой муж и его невеста стоят совершенно обнаженные. Под громкие крики окружающих жених ломает над головой невесты палку, что является символом его власти и полного владычества над ее судьбой. Затем шаман произносит заклинание и молодые должны приступить к выполнению первого брачного дня. Все дело заключается в том, что правом на первое половое сношение, с пробиванием девственной плевы пользуется не молодой муж, а ВОЖДЬ племени. Только он один и никто другой, в том числе и жених, не имеет права на девушку. Этот акт происходит на глазах всех мужчин, женщин и детей, которые плотным кольцом окружают брачное ложе. Глядя на половое ритуальное сношение осуществляемое публично на глазах у всего племени, я вспомнила одного нашего профессора, который нам студентам рассказывал о приемах проверки мужской потенции и готовности мужчин к браку еще в древней Индии и на Востоке. В 16 веке даже в Европе отмечались случаи проверки способнос ти мужчин к продолжению рода. Метод заключался в следующем. Молодые супруги должны были лечь в постель и в присутствии врачей, священника и других членов "комиссии" совершить половой акт. Члены комиссии должны были дать свое заключение правильно ли он протекал и как его провел молодой человек. Знаменитый врач Амбруаз Паре считал такое исследование совершенно неправильным, поскольку условия, в которых осуществляется акт не позволяли сделать правильный вывод. В древней Индии, где юноши имели право на одновременное заключение брака с двумя девушками обязаны были на глазах старейшин племени, родителей и родственников в короткий срок совершить акт лишения девственности сразу же подряд двух своих невест. Нечто подобное имело место и на Востоке. Так что нет ничего удивительного, что подобный ритуал сохранился среди негритянских племен в Африке по сей день. С любопытством смотрела я на всю последовательность необычного для нас обряда. По знаку шамана-колдуна молодой жених лег спиной на шкуру зверя и широко раскинул свои ноги. Молодая невеста постелила на шкуру между ног жениха свою белую подстилку, опустилась на колени между его ног и сама широко раскинув ноги, склонила голову к половому органу мужа, член которого торчал, как кол. Взяв руками член она прсунула головку себе в рот и принялась сосать. В это время вождь племени быстро сбросил с себя набедренную повязку и с высоко торчащим членом подошел со стороны зада к девушке. Опустившись на колени на белую подстиллку, он взял ее за бедра, развел руками ее ягодицы настолько широко, что отчетливо была видна розоватая мяготь открывшегося влагалища и, приставив член к влагалищу, приступил к половому акту. Откровенно говоря, мне стало страшно за девочку. Член вождя был мне хорошо знаком. Даже опытной женщине было довольно трудно принять его в себя, а тут молодая нетронутая девушка. Я с ужасом ждала, как же она примет его в себя. Но невеста как будто бы и не замечала, что с ней происходит. Она спокойно с каким-то торжественным равнодушием трудилась над головкой своего жениха. В это время вождь продолжал введение. Плавными толчками надавливая на девственную перегородку, он постепенно входил в нее и я увидела, что член все глубже и глубже погружается между ног. Я внимательно следила за лицом девушки и думала, неужели она не испытывает физического страдания, принимая в себя такой огромный половой орган. И только тогда, когда я увидела как неожиданно вздрогнул ее круглый отливающей синевой зад я поняла, что именно в этот момент головка прошла через внутренние губы и прорвала девственную плеву и с трудом раздвигая плотные стенки влагалища, член прокладывает первую дорожку в глубину ее тела. Судя по поведению девушки проникновение в ее влагалище мужского члена именно с такой позиции очевидно прошло для нее почти безболезненно и, как показалось, судя по привычным движением ее бедер, она была близка к состоянию оргазма. Но вот вождь полностью протолкнул в нее член и медленно заработал корпусом то вынимая, то погружая его до упора. И когда страсть полностью захватила его он схватил девушку за бедра, с силой прижался к ее заду и, оскалив зубы, с диким криком спустил в нее полный заряд семени. Почти в ту же секунду, лежавший на спине молодой муж, заметался под своей невестой и тут же выбросил ей в рот обильную порцию спермы, которую она проглотила. Когда все трое встали на ноги, к девушке подбежала мать жениха и белой подстилкой вытерла у невесты половой орган и тут же показала всем присутствующим следы подтверждающие девственность молодой супруги. После этого ритула родители жениха и невесты одели молодым набедренные повязки, которые они будут носить до конца своих дней. По окончании церемонии под барабанный бой и приветственные крики толпы отправились в новую хижину для молодоженов, где собрались наиболее знаменитые гости и вожди. Попала туда и я. Молодым дали выпить по кружке крепкого сока, после чего их тщательно раскрашивали разными красками. Теперь в собственном доме муж получил право на тело своей супруги и должен был в присутствии гостей совершить с ней половой акт. Нисколько не стесняясь окружающих молодой муж прип однял на супруге набедренную повязку обнажив ее голый зад, поставил ее на колени, точно так, как это проделал на площади вождь, и, разместившись позади нее, также на коленях занял удобную позицию для сношения. Я стояла буквально в одном метре от молодоженов и видела, что юный муж еще не обладает опытом и с трудом попал во влагалище. Но член не входил в его отверстие, а скользил по наружным половым губам. Наконец, придерживая за бедра, он попал в скользкую мяготь влагалища и быстро погрузил в него член. Молодая жена, помогая мужу, старательно делала встречные движения задом. Постепенно увеличивая скорость, он все сильнее и сильнее прижимался к ее заду и, не имея сил контролировать свои действия, они повалились на бок и кончили под одобрительные возгласы окружающих. Теперь я окончательно убедилась, что первые половые сношения со стороны зада быстро способствуют наростанию сексуального восприятия, и женщина даже самая молоденькая с первого раза получает оргазм, который к нашим женщинам приходит далеко не скоро. И еще одна интересная деталь, я спросила Зиби, бывают ли случаи, что молоденькая девушка окажется на брачном "ложе" с вождем не девственницей. Зиби мне рассказала, что подобнык случаи бывают, но черезвычайно редко. Дело в том, закон племени строго запрещает половое сношение до вступления в брак. Но были случаи, когда некоторые девушки то ли под влиянием случайных обстоятельств, то ли в результате неосторожных любовных игр с подростками теряли невинность. Но всегда конец для них был печален. Вот один из таких примеров. На площадь для свадебного ритуала собрались все жители поселка. Молодые расположились на шкуре. Белая подстилка лежала под невестой, вождь совершил введение члена и девушка проглотила мужскую плоть, но когда невеста встала, подстилка была без нужных следов и на члене вождя не оказалось пятен крови. Невеста оказалась не девственной. Такое оскорбление не прощалось. По велению вождя нарушительница была изгнана из круга и с этой минуты она считалась "женщиной племени". Это означало, что каждый мужчина племени в любую минуту имел право на ее тело, и она ни кому не могла отказать. Буквально тут же, как только она вышла из круга, какой-то воин взял ее за плечи и повел в сторону джунглей, а оскорбленный жених, по существующему закону получил право, тут же выбрать среди девушек, которые стояли вокруг, себе невесту. Все это было очень интересно и я попросила Зиби рассказать, что же было дальше. А дальше было все как положено. Молоденькая девушка, которую выбрал себе неудачливый жених, сбегала к себе в хижину, принесла белую дорожку и заняла место своей несчастной подруги, раздвинула бедра и отдалась вождю, который проделал с ней все что положено, а жених спустил ей в рот. После этого свадебный ритуал продолжался в обычном порядке. Мне от души жаль несчастную девушку, которая влачила ужасную жизнь женщины для всех. Так я жила почти полгода среди диких детей природы. Я убедилась, что по своему характеру они добры и очень честны. Но суровая жизнь диктовала суровые законы. После того, как я побывала в хижине вождя моя жизнь значительно осложнилась. Бату, который был ко мне довольно внимательным очевидно, никак не хотел мне простить мою связь с вождем, хотя прекрасно понимал, что не в моей воле было ему отказать. Как то раз к нему из соседнего поселка пришел его брат. Вечером в хижине Зиби приготовила еду и мы вчетвером сидели на шкуре. С наступлением темноты я улеглась в своем углу, и тут ко мне подошли Бату с братом. Нисколько не обращая внимания на Зиби, Бату заставил меня взять в рот его член, а брат пытался в это время в меня войти со стороны зада. Я пыталась сопротивляться, но Бату за все время впервые ударил меня, и я вынуждена была подчиниться. Потом Бату улегся на спину, посадил меня верхом на свой член и, прижав меня к своей груди, предоставил своему брату предпринять попытку войти мне в задний проход. Это было ужасно и я сделала все, чтобы не допустить подобного сношения. Оба они сильно устали так ничего и не добившись. Бату разозлился и ушел к Зиби, а его брат остался со мной и терзал меня всю ночь, насилуя меня сначала обычным способом, а потом все таки протолкнул мне член в прямую кишку. На другой день, когда брат ушел, Зиби мне сказала, что Бату любит меня и все это он проделал, чтобы показать брату какой властью он пользуется над белой женщиной. И правда, после той ужасной ночи Бату стал относиться ко мне очень хорошо и согласился больше не входить в меня через зад. Однажды рано утром мы все проснулись от выстрелов и криков. В наш поселок ворвались солдаты-кенийцы и согнали всех жителей на площадь. Среди моих освободителей был и мой муж. Я бросилась в его объятия и залилась слезами. Муж тал допытываться с кем я была и, конечно, убил бы Бату, но я не хотела крови, да и мне конечно повезло, что я стала "женой" этого негра, потому что с другим я вряд ли выжила. Скоро мы покинули поселок и я оказалась дома. О своей жизни я рассказала мужу утаив много деталей, которые были нежелательны для меня. Конечно, я не могла утаить, что подвергалась насилию, и он понимал, что в этом я неповинна. Вскоре я совсем оправилась от пережитого и часто в постели, когда мы отдавались друг другу, я с удовольствием вспоминала Бату с его дикой нерастраченной силой и тех воинов и вождя... Я выслушала Марту с большим вниманием и даже позавидовала ей, хотя Шаури был тоже достаточно хорошим дикарем. С Мартой мы прожили почти месяц. Перед моим отъездом приехал ее муж, который тепло меня встретил. Там же я получила письмо от Геры. Она писала, что воспользовалась моим советам и потребовала от мужа активной половой деятельности. Он сначала удивился ее осведомленностью, но потом с удовольствием стал осваивать свою новую профессию, и она счастлива. В конце Гера дописала, что никогда не забудет Шаури и при случае не откажет себе приобрести подходящего любовника. "Ну и умница",- подумала я. А что касается Шаури, то этого албанца я тоже никогда не забуду.
  
  
  Мне удалось оторваться от своих преследователей, когда я свернул с проспекта Мира и дворами выехал к Уголку Дурова. Я переключил передачу, но рычаг заел и простреленное заднее колесо окончательно спустило. Я кое-как оттащил машину к обочине и стал голосовать, предчувствуя то, что скоро до меня доберутся и всё. Они не понимают или не хотят понимать, что не я отдал Хворостову эти злополучные папки. Или это интриги Митеньки? Скорее всего, но мне-то от этого не легче. Вот сейчас они найдут меня и всё. Всё, если только чудо не спасёт меня. Сыпал мокрый снег, холодало - ноябрь на дворе. Я взглянул на часы - половина седьмого. Они знают, что я далеко не уеду.
  
  Я стал молить Бога о чудесном спасении, хотя всю жизнь был атеистом. Я не поверил , когда рядом со мной притормозила синенькая "Рено 19" и гостеприимно открыла дверь.
  
  - Залезай! - раздался оттуда требовательный женский голос, чуть-чуть хрипловатый, немного низковатый, но в целом приятный. Я, долго не раздумывая, сел в машину, закрыл дверь и мы поехали.
  
  - Вас не смутит, если я скажу, что меня преследуют, поэтому я не знаю, куда нам ехать? - спросил я, исподтишка разглядывая свою спасительницу. Это была молодая дамочка лет двадцати восьми, темноволосая, с правильным овалом лица, миндалевидными глазами, небольшими тонкими губами. Чем-то она напоминала то ли Роми Шнайдер, то ли Одри Хёпберн. Но я бы дал ей имя Галя или Оксана.
  
  - Нет, - спокойно сказала она,- не смутит. Это не страшно. Меня, видите ли, тоже преследуют, причём две разных, как бы это сказать партии, не партии.
  
  Тем временем мы уже оказались в центре длинного потока машин, большинство из которых ехало в торговый центр "Рамстор".
  
  - Это лучше, - сказала дамочка. - Оглянись, ты видишь своих преследователей? Мои вот, в крайнем левом ряду. Вон тот зелёный джип, и белые "жигули" рядом с ним.
  
  Я осторожно оглянулся и увидел машины, о которых она говорила. Тех, кто охотился по мою душеньку не было.
  
  - Перестраиваемся в крайний ряд, - комментировала эта странная дамочка свои действия, совершая какие-то немыслимые манёвры, - так, выезжаем на тротуар, объехали. Ага, наши преследователи поехали по встречной, а мы дворами на Проспект Мира. Уф! Оторвались! - она откинулась на спинку сиденья, закурила, предложив мне. Я закурил. Это были "Кэптен Блэк", сигареты с трубочным табаком. Не дешёвое удовольствие. Я залюбовался её небольшими руками красивой формы. Она очень виртуозно водила машину. Казалось, её руки почти не касались руля, он сам крутился, стоило ей приблизить их к нему. Нет, моя спасительница нравилась мне всё больше и больше.
  
  - Как вас величать-то? - спросил я.
  
  - Беладонна, - ответила она. - Я люблю прозвища, а моё настоящее имя тебе знать ни к чему. И не вспоминай мучительно, где ты меня видел. Бесполезно. Она поправила причёску, взглянула на меня и многообещающе улыбнулась. Нет, эта женщина сводит меня с ума. Кто она такая?
  
  - А я в таком случае Макс Фрай, - представился я именем своего любимого героя.
  
  - А, читала. Он тебе тоже нравится? Кстати, моего мужа тоже зовут Максим. Я обожаю это имя. Кстати я Макса Фрая представляла таким, как ты.
  
  - Спасибо. Кстати куда мы едем? Мне, в принципе, всё равно, но интересно всё-таки.
  
  - Мы? Ко мне на дачу. Не бойся, там вполне цивильно. Кстати, ты мне нравишься, я постараюсь помочь тебе, если это в моих силах. А тебе надо отдохнуть и расслабиться. Я вижу, ты, как тень. Там, куда мы едем, тебя никто не найдёт. Посёлок в это время года безлюдный. Откинься на спинку и попытайся подремать.
  
  Я последовал её совету. Мерный шум мотора в смеси с тихой приятной музыкой её автомагнитолы убаюкал меня, я отключился. Но вдруг она меня легонько тронула за плечо. Я встрепенулся.
  
  - А? Что?
  
  - Ты стрелять умеешь?
  
  - А что?
  
  - Да вон, видишь, "жигули"? Ну это всё те же. Выстрели им в колесо, что ли. Надоели. Пистолет в бардачке перед тобой.
  
  Её тон был спокойный, голос - зачаровывающий. Я открыл бардачок, достал небольшой дамский пистолет, открыл окно и, не глядя, сделал несколько выстрелов назад. Я услышал визг тормозов, оглянулся, "Жигули" заскользили, съехали с дороги, перевернулись. Я закрыл окно и положил оружие на место. Я заражался олимпийским спокойствием Беладонны, которая даже не обернулась назад, только уголки её губ подёрнулись в презрительной ухмылке. Надо сказать, её действительно можно было назвать Красивой Госпожой. Эта женщина достойна была бы быть королевой.
  
  Мы тем временем куда-то свернули, потом ещё и ещё. Наконец машина остановилась у аккуратной дачи, отделанной пластиковой вагонкой и крытой красно-серой черепицей. Аккуратно и без особых претензий. Забор был довольно высокий, на калитке был домофон. Гараж был с жилой надстройкой. Она загнала туда машину, заперла ворота и мы прошли в дом. Там всё было аккуратно, со вкусом и без особых излишеств.
  
  - Ванная наверху, - сказала она. - Давай быстрей, а то ужин остынет.
  
  Ванная комната была такая же аккуратная, как и всё остальное. Я быстро помылся, привёл себя в порядок и спустился вниз. На столе стояли чудесно пахнущие чудеса кулинарного искусства, одно вкуснее другого. Какая-то экзотика, вкуснее я ничего в жизни не ел! Ко всему полагалось какое-то чудесное расслабляющее божественное вино. Я забыл обо всех своих проблемах, придвинулся поближе к Беладонне, обнял её и поцеловал её в мочку левого уха. Как и следовало ожидать, она подставила мне свои губы. Они были такого же божественного вкуса, как и еда, приготовленная ей. Оторвавшись от неё я посмотрел в её глаза. Это были глаза женщины, опьянённой мужчиной. Эта сфинксиха притягивала меня к себе, я не выдержал и рассказал ей обо всех своих проблемах.
  
  Усталость мою как рукой сняло. С души свалился какой-то камень. Я поинтересовался об её преследователях.
  
  - Да бывший мой жених, который живёт в Штатах. У него там есть всё, что ему надо, я не знаю, зачем я ему сдалась. Его люди были в джипе. А что касается "Жигулей", то это мои давние кровные враги, если они когда-нибудь до меня доберутся, то меня потом родная мать не узнает ("прямо как в моём случае"). А тебе я могу помочь, один мой звонок - и у тебя всё будет в порядке.
  
  Она обняла меня и поцеловала. От неё исходил еле ощутимый пьянящий таинственный запах, да она сама по себе была таинственна. Я не знал, сплю я, или всё это наяву. Мы выпили ещё по бокалу какого-то другого не менее вкусного вина, сыграли в несколько карточных игр. Да, я забыл сказать, она была одета в чёрный махровый халат, под которым почти ничего не было и, когда она наклонялась, можно было созерцать её груди идеальной формы и размера, или, когда она клала ногу на ногу, я видел её стройную ногу в чёрном кружевном чулке. Надо сказать, она была небольшого роста, но очень хорошо сложена: стройные ноги, пышные бёдра, тонкая талия, красивые, идеальной формы в меру мускулистые руки, округлые литые плечи.
  
  Я же не был идеалом мужской красоты - не толстяк, конечно, но и не Шварценеггер, физиономия тоже так себе - круглое лицо, небольшие серые глаза, губы только чётко очерчены. Волосы - не блондин, не брюнет, а так, посередине. Но я ей нравлюсь, этой странной девушке, Беладонне, а значит жить стоит.
  
  Я отодвинул полу халата, положил руку на её мягкую красивую коленку и легонько ущипнул. Она взвизгнула, томно прикрыла глаза и откинулась на спинку дивана, закинув голову и предоставив мне возможность созерцать её шейку, тоже нежную и совершенную. Я одной рукой пробирался вверх по её тёплому бархатистому бедру, а другой оголил ей плечи и грудь, благо халат просто запахивался, и замер от восхищения. Затем, уже не в силах удерживать себя, я приник губами к её телу, стал щекотать пальцами её живот, рёбра, спинку. Она только тихо постанывала от удовольствия:
  
  - Господи, как хорошо! Давно меня так никто не ласкал...
  
  Она вдруг вскочила, сбросила с себя халат и осталась в чёрных чулках, крепившихся к поясу, чёрном ажурном бюстгальтере, который не скрывал целиком её грудь, а только поддерживал, выгодно приподнимая её, и чёрных туфлях на шпильке. Она сняла заколку, тряхнула головой, и копна её тёмно-каштановых волос каскадом рассыпалась по плечам. Неповторимое зрелище!
  
  - Но у тебя же есть муж! - слабо возразил я, делая последние попытки противиться этому наваждению.
  
  - Я просто развлекаюсь, и к тому же если два человека чувствуют друг к другу влечение, они обязаны удовлетворить его. Я это изменой не считаю. Тебе что, не нравится? - озабоченно спросила она.
  
  - Нет, продолжай, продолжай. - Я чувствовал, что мой друг уже забился в истерике, пытаясь вылезти из тесных штанов. Она тем временем включила какую-то интимно-возбуждающую музыку и стала исполнять стриптиз, плавно покачивая бёдрами и извиваясь всем телом. Это было нечто среднее между пластикой кошки и змеи. Эта девушка была кошкой, причём большей кошкой, чем любое из этих загадочных существ. Моя голова кружилась, я уже ничего не соображал. Я конечно не единожды видел как женщины танцуют, раздеваясь, но ничего подобного этому, я не видел и не увижу. Тем временем с неё уже слетели лифчик, пояс, она осталась только в чулках. Её тело без единого волоска светилось изнутри, притягивало, манило. Она почувствовала моё состояние, подошла ко мне и, клянусь, взяла меня на руки, как пёрышко и понесла в спальню наверх, извинившись, что спать нам, кажется, придётся на одной кровати.
  
  Она положила меня на огромную кровать, раздела, аккуратно сложив одежду на стуле, и устроилась у меня в ногах. Когда её губы, язычок и пальчики коснулись моего инструмента, я тут же кончил ей в рот и потерял сознание от удовольствия. Она тем временем медленно ласкала и целовала меня, затем одним прикосновением она заставила мой член встать и уселась на него спиной ко мне. Мой друг вошёл в её тренированную пещерку, как по маслу, мне было тепло хорошо там, внутри неё; вид её ягодиц сводил меня с ума, я опять испытал неземное блаженство и извергнул свой фонтан в её нутро.
  
  Затем она перевернула меня на живот, что-то достала и я почувствовал обжигающие удары на своей спине и ягодицах. Эта леди ещё и садистка! Ну погоди, Моника фон Клифф! Я вскочил, грубо опрокинул её на кровать и проделал то же самое с ней, оставив несколько рубцов на её нежной коже. Надо отдать ей должное, она даже не вскрикнула. Может, она не живая?
  
  Затем мы лежали рядом, обессиленные.
  
  - У нас с тобой получилось, как у людей, встретившихся в Доме Свиданий в романе Макса Фрая - мы встретились, чтобы провести вместе одну ночь и расстаться навсегда. Нашим Домом Свиданий был бульвар рядом с Уголком Дурова.
  
  Я попытался возразить:
  
  - Но я не хочу с тобой расстаться!
  
  - Надо, что поделаешь. Мне тоже не хочется, но увы, таковы правила игры. Я обещала, что помогу тебе с твоими проблемами. Завтра я позвоню кое-кому и ты сможешь спокойно отправляться домой и жить дальше спокойно.
  
  - Но я не смогу жить без тебя!
  
  - Сможешь. Ты же как-то жил раньше. Ладно, спать пора.
  
  Она согнала меня с кровати, постелила белоснежное, пахнущее солнцем бельё и заботливо уложила меня спать, накрыв тёплым лёгким одеялом, затем сама улеглась рядом. Засыпая я обнял её и прижал к себе. Мысль о том, что мне придётся оторвать от себя этот кусок меня, была невыносима.
  
  Когда я проснулся, её уже не было дома. Я подошёл к окну. Серый безрадостный туман заволакивал поля, с деревьев, слегка присыпанных снегом, облетали последние замёрзшие листья.
  
  Я принял душ и спустился вниз. В кухне меня ждал завтрак с запиской:
  
  "Поешь, прибери слегка, двери уходя, просто захлопни. Меня не разыскивай, а если найдёшь, не пытайся связаться. Лучше просто выкини из головы. Это не страшно. С твоими делами всё в порядке, можешь смело ехать домой. Беладонна." К записке прилагался план, как пройти на станцию и в какую сторону ехать домой и адрес ремонтной мастерской, где находилась моя машина. Тем лучше, обойдётся без трогательных сцен прощания. Я сложил записку вчетверо и засунул в карман. Затем сделал всё, как она просила и покинул её дачу.
  
  I.
  
  Несколько дней спустя, просматривая газету, я наткнулся на репортаж о выставке-презентации фирм, занимающихся поставками продуктов и увидел Её фотографию. Подпись гласила: "Юлия Арданова, член совета директоров фирмы "Гастрономъ и Ко". Ого, ничего себе! Я вырезал фотографию и вместе с запиской положил в глубину своего письменного стола, в коробку с памятными вещами, затем поставил "Chi Mai" Эннио Морриконе. Эта вещь как нельзя лучше подходила к моему настроению.
  
  II
  
  Надо признаться, я думал, что у нас с Беладонной получилось, как у людей, встретившихся в Доме Свиданий, но судьба распорядилась по другому. Однажды утром, несколько месяцев спустя, просматривая утренние газеты за завтраком, я прочитал в хронике происшествий, что новый самолёт "Боинг-747" потерпел крушение где-то над Альпами, вернее пропал без вести где-то в том районе несколько дней назад. На борту в том числе было несколько российских граждан, имена которых приводились ниже. Затем была фотография панихиды, на которой я увидёл Её, Беладонну!
  
  Кажется её мужа звали Максим. Я ещё раз просмотрел список русских, бывших на борту самолёта. Да, там был один Максим, наверное тот. Я нашёл его домашний адрес и телефон, имя его жены, место её работы и рабочий телефон и позвонил наудачу.
  
  - Алло.
  
  - Добрый день. Фирма "Гастрономъ и Ко".
  
  - Вы не могли бы позвать госпожу Арданову, если она у себя?
  
  - Одну минуточку.
  
  Через некоторое время я услышал тот неповторимый голос, который приказал мне сесть в машину. Это была она.
  
  - Добрый день?
  
  - Здравствуй.
  
  - Ты? - удивилась она.
  
  - Я, я. Извини, что звоню, но, видимо, так распорядилась судьба. Нам с тобой надо встретиться.
  
  - Извини, я сейчас не могу... - её голос стал дрожать.
  
  - Считай, что это мой приказ.
  
  - Хорошо. Давай в "Твин Пигз", сегодня в семь вечера. Знаешь, где это?
  
  - Знаю.
  
  Она повесила трубку. Да, утрата мужа сказалась на ней. Тем более ей необходимо отвлечься.
  
  Я был в назначенном месте без пяти семь. Она уже сидела за уютным столиком в углу.
  
  - Добрый вечер, - тихо поздоровалась она. Я ответил. Нам принесли меню, мы выбрали себе еду и напитки. Я заметил, что она предпочитала "Мартини Россо".
  
  Она заговорила первой:
  
  - Что же за важное дело привело тебя сюда?
  
  - Я просто хотел выразить тебе сочувствие. - Я взял её руку в свои и нежно сжал. - Извини, что я лезу в твою жизнь, но я считаю, что это мой долг, ведь у тебя никого не осталось.
  
  - Спасибо. Насчёт того, что у меня никого не осталось, это, конечно, неправда, но я так устала от их ежеминутного выражения сочувствия. Они удивляются, что я не хожу в чёрном и не плачу. Но я не могу плакать, я уже выплакала всё, что можно. У меня внутри вакуум, пустота. Я умерла, а оболочка моя живёт по инерции. Это моя вина в том, что погибли и Максим, муж мой, и Лёшка, наш общий друг. Я не смогла отговорить их от полёта, - она опустила голову на грудь и замолчала. - Ну да что теперь. После битвы кулаками не машут.
  
  - Жизнь продолжается, Беладонна. - Я поцеловал её холодную руку. - Поедем после ужина ко мне, и не будем о грустном. Ты интересуешься картами?
  
  - Да.
  
  - Я покажу тебе несколько фокусов. - Я поцеловал её в щёку. - Не плачь девчонка, пройдут дожди. Гу-гу-гу. - Я сделал ей, как младенцу, "козу". Она слегка улыбнулась.
  
  - Это не страшно, - сказала она. Я не понял, что имелось ввиду, но жить будет. Она возвращалась в прежнее русло.
  
  После ужина мы поехали ко мне домой. Беладонна уже слегка накачалась "Мартини", щёки её порозовели, в глазах появился блеск. Ничего, я знаю ещё один способ вернуть её к жизни.
  
  Дома у меня мы выпили ещё по рюмочке коньяку с шоколадкой. Беладонна при всей её внешней холодности была развратной женщиной, и стоило ей немного выпить, как женская ненасытная суть вырывалась наружу и всё остальное уходило далеко на задний план. Я понял, что она уже почти пришла в себя, и что я хочу её, чёрт побери, и что если я её отымею, это окажет на неё только благотворное влияние, ведь секс - это лучшая панацея от всех бед. Я должен помочь ей забыться и отвлечься от всех дел.
  
  - Ой, у тебя на губах шоколад! - сказала она и осторожно слизала его трепетным языком, затем не удержалась и просунула его между моих губ. Я прикусил его.
  
  - А ты развратная женщина.
  
  - Да, это моё хобби, если это можно так назвать. Я развратная с пятнадцати лет, когда я впервые попробовала мужчину, кстати это был мой муж, царствие ему небесное. Затем мне это так понравилось. Потом мне захотелось женщину. Правда я извращенка?
  
  - Нет, почему? Бисексуализм нынче в моде. А у тебя были опыты с женщинами?
  
  - Да.
  
  - Расскажи?
  
  - У меня на даче была подружка, на два года младше, но тоже с хорошим потенциалом. На следующее лето, после того как я впервые попробовала мужчину, во мне вспыхнуло желание к ней. Надо сказать, она тоже не отличалась целомудренным поведением, но к женщинам её не тянуло.
  
  Во мне в равной доле живут и мужчина и женщина. Когда я нахожусь в компании себе подобных, мужчина иногда даёт о себе знать, мне хочется побыть на месте вашего брата, испытать то же удовольствие, какое испытываете вы, когда к примеру ваша подружка делает вам миньет. Вы, мужчины, вообще быстрее загораетесь, и быстро затухаете. Не все, конечно. Так вот, как-то мы с Ленкой, так звали мою подружку, сидели на берегу пруда вдвоём и удили рыбу для её кошек. До этого мы успели употребить в зарослях борщевика, знаешь, такое ядовитое растение с огромными листьями-зонтами, банку "Джин-тоника", и теперь мы сидели, разговаривали о наболевшем, поглядывая на безнадёжно плавающие поплавки. Речь зашла о поцелуях, о мальчишках и тому подобных. От Ленки исходили какие-то волны того, что называется "Sex appeal", мне захотелось поласкать её, целовать её смуглую кожу, тёмно-вишнёвые губки, чёрные, как смоль волосы. Надо сказать, она тогда ещё не оформилась, но была уже весьма красивой. Выросла вообще секси бомб. Никого поблизости не было, я предложила ей поцеловаться. У меня была мечта заняться любовью с женщиной, но только в качестве активного партнёра.
  
  - Представь, что я - парень, Костик, или кто там тебе больше нравится из твоих знакомых.
  
  - Фу, мне противно.
  
  - Мне тоже, а что делать, парней ведь нет.
  
  Я обняла её за плечо, притянула к себе и поцеловала её в нежные чувственные губы. Надо сказать, мне больше нравится целовать женщин, чем мужчин, у них вкус и аромат губ какой-то особый.
  
  Она была в топике, я нежно прошлась пальцами по её спине, осторожно спускаясь по направлению к крестцу, размяла точки на плечах, мои губы тем временем уже целовали нежный пушок её щёчки, затем я куснула её за ухо. Ленка была легко возбудима, и я уже почти довела её до кондиции.
  
  Мы пошли на поле, перебравшись через канаву, отделявшую его от берега пруда. На поле было несколько стожков, на одном из которых мы и приземлились. Я нежно провела пальцами по её животу, она обхватила мою голову руками, притянула к себе, издавая тихие стоны удовольствия... Ты не слушаешь меня! Тебе не интересно.
  
  - Нет, мне интересно, но я, я... не могу больше! - я чувствовал, что волна похоти накрывает меня с головой, близость этой странной таинственной чудесной женщины, её откровенные рассказы будили во мне желания, которые я, неприхотливый в таких делах не мог осознать.
  
  Я накрыл её рот своим, затем стал целовать её шейку, щёчки, ушки, она подёргивалась от наслаждения и желания. Я снял с неё платье. Она была в простых чёрных чулках, всё в том же, а, может, и в другом, лифчике, не прикрывавшем литые соски, чёрных трусах, в которых на самом интересном месте было только две крепёжные резинки, а между ними - ничего. Я просунул туда сначала палец, затем руку, которая вошла в её истекающую соком вульву совершенно спокойно. Беладонна задёргалась, застонала, извиваясь в каком-то экстатическом танце. Я тоже не мог больше сдерживаться и, доставая своего друга, с трудом прошептал:
  
  - Милая, я хочу тебя.
  
  - Я тоже, - на выдохе произнесла она, подаваясь мне навстречу и направляя мой член в себя дрожащей рукой. Как и при первой нашей встрече, мне было очень хорошо внутри неё, особенно, когда она сжимала мышцы вагины. Я продержался на удивление долго. Невыносимая боль наслаждения охватила меня, я провалился куда-то, перед глазами поплыл сверкающий цветной туман.
  
  Когда я открыл глаза, я увидел склонившееся надо мной встревоженное лицо Беладонны.
  
  - Я уже подумала, что ты никогда в себя не придёшь!
  
  Она нежно погладила мои волосы, я заметил на её руке кольцо, украшенное камнем молочно-белого цвета с голубоватым оттенком и таинственным желтоватым переливом внутри.
  
  - А, это Лунный камень, - пояснила она. - Говорят в полнолуние, если его направить на Луну, он обретает магическую силу. По-моему, нам надо прогуляться, проветриться. Ты как думаешь?
  
  Мы вышли на улицу. На ясном ночном небе был отчётливо виден сырно-жёлтый диск Луны.
  
  - Прогулки под Луной, как это романтично, - фыркнула Беладонна, обратив внимание на моё изучение спутника Земли.
  
  Через дорогу от моего дома начинался Лосиноостровский парк. Мы перешли дорогу и слегка углубились в чащу. Вдруг за нами раздались шаги. Мы резко обернулись. Сзади стояли мои преследователи всей командой, один из них, самый опасный, стоял впереди всех, дружелюбно наставив на нас с Беладонной пистолет.
  
  - Пришло время сведения счётов, дорогуша, - сказал он ангельским тоном. Ты извини, подружку твою придётся убрать, хотя она тут ни причем, хотя... кого я вижу! Убить двух зайцев одним выстрелом, чудесно, прекрасно. Юлечка Арданова собственной персоной.
  
  - А ты, Ржевский, думал это фру Густавссон девяносто лет отроду? И вообще это напоминает мне индийский фильм.
  
  - Хорошо. Программа на сегодня: сначала я сделаю с тобой на глазах у твоего дружка и нашего должника по совместительству то, что я мечтал сделать с тобой на протяжении всех этих долгих лет.
  
  - Надо сказать, это не вызывает у меня никакого энтузиазма, - спокойно ответила Беладонна и продолжила, обернувшись ко мне:
  
  - Как ты думаешь, у нас есть хоть какие-то шансы?
  
  - Нет, мы с собой непредусмотрительно не взяли пистолета. Так что остаётся бороться.
  
  - Да, живой я им в руки не дамся, а насиловать меня мёртвую, изрешеченную пулями, удовольствия мало.
  
  - Ну ладно, хватит базара, - сказал один из дружков Ржевского. Они стали медленно приближаться к нам.
  
  - Ну, стреляйте, - сказала Юля, поднимая руки вверх, она же обещала драться до последней капли крови!? Тут мне в голову пришла гениальная мысль:
  
  - Беладонна, кольцо!
  
  - Знаю.
  
  Тут она напряглась, вытянула руки перед собой, задрожала от нечеловеческих усилий и, я клянусь, у неё из рук заструились молочно-белые полупрозрачные потоки чего-то нематериального, окружившие всю группу нехороших людей белым ореолом. Они видимо не выдержали этого и исчезли. На том месте, где они стояли, осталась маленькая кучка пепла, над которой поднимался тоненький вонючий дымок.
  
  - Как у тебя это получилось?
  
  - Не знаю, но мне захотелось их испепелить, - сказала Беладонна и упала без сознания мне на руки.
  
  Я осторожно поднял бесчувственное тело. Оно показалось мне лёгким, как пушинка, хотя Беладонна была далеко не пушинкой и не выглядела хрупкой женщиной, к тому же я вспомнил, как легко она взяла меня на руки. Странная женщина. Я не устану это повторять. По-моему, она - откуда-то из другого мира, и мне никогда её не понять.
  
  Дома я снял с неё верхнюю одежду, и отнёс на диван в большую комнату. Я достал коньяку и влил его между тонких холодных губ её. Я потрогал пульс: он прощупывался, но рука была холодная. Я поднёс к губам зеркальце - оно затуманилось. Она не хотела приходить в сознание. Ну что ж, остался последний способ.
  
  Я отнёс её в тёплую спальню, аккуратно раздел, получая эстетическое наслаждение, переходившее в возбуждение, от созерцания её тела. Я почему-то вспомнил об одном моём школьном друге, у которого был странный способ знакомиться с девчонками: он зажимал их в углу и отделывал по полной. Естественно это почему-то никому не нравилось. Он искал ту, которой бы это понравилось, та по его разумению была идеальной женщиной. У каждого в голове живёт свой таракан. Я думаю, Беладонне бы это понравилось. Она женщина со странностями и кто знает, что ей понравится. По-моему она любит всякого рода извращения.
  
  Я поцеловал Беладонну в шею, в пушистую, холодную нежную щёку, затем поласкал её груди, зажав соски между пальцами, пощекотал её живот, затем те зоны, где туловище переходит в бедро. Она слегка шевельнулась и выгнулась. Нет, мне надо её оживить, во что бы это ни стало, хотя бы для того, чтобы узнать продолжение лесбийской истории. Придётся сделать то, что я не очень люблю, но зато действенно. Я устроился у неё в ногах, раздвинул её большие, слегка приплюснутые губы и пощекотал маленький язычок между ними, просунув палец в щель между лепестками малых губ и зашевелив им там. Беладонна соизволила слегка подёргаться, не открывая глаз и не издавая ни единого звука. Злость вместе с желанием затмили мой разум.
  
  - Ах так, ты тут лежишь передо мной, изображая беспомощность, ну сама виновата.
  
  Я вытащил свой член, готовый лопнуть и всадил ей со всего размаху и начал трахать её грубо, методично, наслаждаясь тем, как сотрясается её тело при каждом моём ударе.
  
  - Ну если ты и после этого не очнёшься, то я отвезу тебя в больницу!
  
  Она застонала, как миленькая, её тело застыло в оргазме, затем она выдохнула и расслабилась. В ту же секунду я наполнил её внутренности своим соком.
  
  Затем я перевернул её на живот, раздвинул руками её аппетитные ягодицы, слегка расширил задний проход пальцами и отымел её сзади. Надо сказать, этот восточный способ нравился мне больше чем обычный.
  
  Кончив, я улёгся рядом с ней опустошённый и усталый и закрыл глаза. Тут кто-то стал перебирать мои волосы, нежно целовать моё лицо, покусывать мочку уха, затем целовать и покусывать шею, разминать нежными сильными и приятно тёплыми пальцами моё обмякшее тело, затем раскрыл мои губы и влил небольшую порцию полынной настойки - "Мартини". Приятное тепло разлилось по моему телу, я обнял тёплое женское тело, лежащее рядом со мной и отключился. Засыпая я прошептал:
  
  - Я никогда не расстанусь с тобой, Беладонна! Где бы и с кем бы я ни был, ты всегда будешь со мной.
  
  И чьи-то губы грустно прошептали мне на ухо:
  
  - Наивный...
  
  Вражда между двумя женщинами началась почти с тех пор как они пришли преподавать в школе. Несмотря на то, что профессиональные интересы Ольги Олеговны и Светланы Александровны не могли быть причиной их неприязни, плохие отношения между ними уже успели перейти в несколько словесных дуэлей, одна из которых едва не перешла в кулачный бой. Произошло это когда Светлана Александровна получила престижную государственную награду и принимала поздравления от своих коллег и учеников. Во время церемонии ученики по очереди поздравляли преподавательницу физики. Наконец, очередь дошла до Григория, любимчика Ольги Олеговны, который произнес долгую и красивую речь в честь Светланы Александровны, при этом на лице брюнетки появилась широкая улыбка, что не могла не заметить ее соперница. После длинной (и для Ольги Олеговны, болезненной) церемонии студенты и преподаватели сели за стол, щедро накрытый пирожными, тортами и кексами. Постепенно праздничное мероприятие подходило к концу, гости начали расходиться, когда обе пышнотелые красавицы оказались лицом к лицу. С улыбкой, которая большее напоминало гримасу, блондинка высказала наилучшие пожелания Светлана Александровне. Ответ Светланы Александровны был, как и ожидалось, дружеский и сердечный : Товарищ, я надеюсь, что Вы тоже будете на моем месте, в будущем Вас ждет долгая работа" Надменное выражение лица Светланы Александровны заставило Ольгу Олеговну сжать ее кулак и пристально посмотреть на конкурирующего преподавателя, повторив еще раз свое поздравление. Блондинка направилась к выходу, однако, фраза учительницы физики заставила ее остановиться. "Кстати, Ваш Григорий такой интеллектуальный и приятный юноша, я так люблю работать с ним .... " Блондинка обернулась вокруг, ее большие, молочно белые груди бурно вздымались и, казалось едва не выходили наружу " Светлана, ты заходишь слишком далеко."
  
  Брюнетка продолжала улыбаться " Но, Товарищ, он исключительно одарен и действительно нуждается в большем количестве времени с преподавателем, который может максимально развивать его талант". "Оставь его в покое, ведьма!" закричала Ольга Олеговна.
  
  Такой поворот событий заставил директора школы Мирова встать между двумя женщинами, он заставил преподавательницу географии извиниться, однако, соперницы понимали, что это отнюдь не окончание их вражды, а лишь временное затищье, их конфронтация должна была возобновиться с новой силой при первом же случае.
  
  Этот случай настал месяц спустя в конце мая. На улице была замечательная погода, школьный день подходил к концу. Ольга Олеговна закрыла свой кабинет и пошла по направлению к выходу. Проходя мимо класса своей соперницы она могла отчетливо слышать голос учительницы физики. Дверь была приоткрыта, и блондинка не смогла преодолеть соблазн посмотреть, чем занимается Светлана Александровна после окончания занятий. В первый же миг Ольга Олеговна испытала чувство сильного раздражения, поскольку ее взору престал ее любимый ученик Григорий, самозабвенно слушающий объяснения красивой брюнетки. В школе было чрезвычайно тепло, и большегрудая брюнетка не только сняла свой красный пиджак, но и расстегнула две верхние кнопки ее блузы, что позволяло видеть ее огромный черный лифчик.
  
  Преподаватльнице географии было очевидно, что ее фаворит из последних сил старался не смотреть на роскошную грудь ее соперницы, однако, Григорий ничего не смог с собой поделать, когда Светлана Александровна подошла к его парте, наклонилась, и ее восхитительные полушария почти коснулись головы ученика. " Теперь, Гриша, ты понимаешь эту задачу? Я думаю, у нас есть время для еще одной", Видя, как лицо ее любимца покрылось краской, блондинка не могла более сохранять хладнокровие и распахнула дверь.
  
  От неожиданного звука и Григорий и Светлана Александровна вздрогнули. Ольга Олеговна была одета примерно также как и Светлана Александровна, ее наряд позволял оценить большое молочно белое тело блондинки. Обе женщины были чрезвычайно грудасты, хотя учительница физики имела в этой части тела преимущество. Так, Товарищ, Вы пришли, чтобы посмотреть наше занятие?" сказала брюнетка с ядовитой усмешкой. Ответ Ольги Олеговны был чрезвычйно прост - со всего размаха она влепила сопернице звучную пощечину.
  
  Григорий застыл в ожидании ему предстояло стать свидетелем захватывающего поединка двух самых пышногрудых женщин в школе.....
  
  Часть 2.
  
  ... Брюнетка была застигнута врасплох и упала назад. К ней бросилась Ольга Олеговна и моментально вцепилась в гигантскую грудь Светланы Александровны так, что та закричала от боли. Положение учительницы физики было бы плачевно, если бы не белая блуза и черный лифчик, которые хотя бы в какой-то степени защищали ее главную женскую гордость. Светлана Александровна изловчилась и ударила коленом в живот блондинки и в то же самое время смогла оттащить ногти Ольги Олеговны от ее груди, едва не скрутив руки блондинки. Движение Светланы Александровны было настолько внезапным, что Ольга Олеговна на миг потеряла равновесие и упала на колени, при этом обхватив массивные ноги своей противницы, после чего их борьба перешла в партер. Григорий наблюдал за схваткой в страхе и восхищении, в нем боролись противоречивые эмоции. Ольга Олеговна всегда был его любимой учительницей, однако и Светлана Александровна также стала для него невероятно привлекательна. Кому он желал победы?! К этому времени Светлана Александровна потеряла еще несколько кнопок от ее блузы. Более того, Ольга Олеговна проявила большую ловкость и Светлана Александровна оказалась прижатой к полу, в то время как блондинка сидела на ее животе и возобновила ее грудное наказание. Однако, преподавательница физики и не собиралась сдаваться. Обнаружив недалеко от своей ноги деревянный стул, демонстрируя неженскую силу, огромная брюнетка подняла тяжелый стул ногой в воздухе и приземлила на мясистую спину Ольги Олеговны. Характер схватки мгновенно изменился. Светлана Александровна, несмотря на всю свою дородность, достаточно быстро поднялась и начала с упоением наносить один удар за другим по бокам, животу и грудям блондинки. Ольга Олеговна громко стонала. Ее положение было критическим. Светлана Александровна сопровождала почти каждый свой удар словами о том, что она не только лучше как учительница, но и как женщина. К тому времени белая блуза Светлан Александровны полностью расстегнулась и, колыхающиеся с каждым пинком, огромные груди Светланы Александровны, казалось, жили своей собственной жизнью. Ольга Олеговна, тем не менее смогла перейти в контратаку, схватив ногу противницы и укусив ее. Светлана Александровна взвыла от боли, в то время как блондинка. Обхватив ее вторую ногу, повалила учительницу физики на пол. Во время падения брюнетка попыталась еще раз пнуть соперницу, однако, промахнувшись она задела лишь блузу Ольги Олеговны, что представило взору ошеломленного Григория пару почти столь же больших и при том удивительно белоснежных грудей, едва удерживаемых огромным белым лифчиком. Обе женщины теперь стояли впиваясь взглядом в друг друга, с ненавистью в их глазах. Светлана Александровна тем временем сняла блузу (точнее то, что от нее осталось), ее примеру последовала и Ольга Олеговна. Григорий никогда в жизни не видел более сексуальной сцены. Две роскошные женщины стояли перед ним в одних лифчиках, их темперамент и желанию во что бы то ни стало сокрушить соперницу возбудили Григория почти до невозможного, он стоял словно завороженный. Светлана Александровна еще раз показала хорошую скорость, с изяществом тореадора, она сумела обернуть ее блузу вокруг шеи Ольги Олеговны, и сделав выгодный захват повалила ее на пол. Светлана Александровна снова улыбалась: "Теперь, сучка, твой звездный ученик увидит шоу, какое долго не сможет забыть. ....... (Однако, поединок еще не подошел к своей развязке.)
  
  Часть 3.
  
  Светлана Александровна слишком быстро уверовала в свою победу. Ольга Олеговна смогла увернуться и. Хотя у Светланы Алексанровны положение оставалось более выгодным, блондинка лежала уже не на спине, а на правом боку, обхватив противницу вокруг пышных плеч. Брюнетка также не теряла времени и обвила свои руки вокруг шеи учительницы географии едва не задушив ее. Борьба шла напряженно: живот к животу, плечо к плечу, грудь к груди. От резких движений и обоюдного давления соперницы почти одновременно порвали свои лифчики, оставшись таким образом абсолютно обнаженными. В самых диких своих фантазиях Григорий мечтал увидеть и сравнить бюсты любимых преподавательниц и, наконец его мечте суждено было сбыться! Сравнение это оказалось не в пользу блондинки - если полушария Светланы Александровны даже без бюстгалтера, при всей своей пышности, казалось, сохранили твердость и упругость, то сливочно белые груди Ольги Олеговны казались на этом фоне более мягкими, вислыми и рыхлыми. Сексуальное напряжение юноши начало достигать своего апогея. Между тем брюнетка начинала склонять чашу весов в свою пользу, сумев положить соперницу на обе лопатки. Сопротивление учительницы географии начинало постепенно ослабевать. Светлана Александровна сидела на животе блондинки, поставив массивное колено на мягкую, трепещущую грудь соперницы. Преподавательница физики вонзила свои ногти в нежные соски Ольги Олеговны, которая застонала от боли. Через минуту практически вся грудная клетка учительницы географии была покрыта синяками и ссадинами. Ольга Олеговна стонала и рыдала, теперь уже не только от сильной боли но и от еще более сильного унижения. Ольга Олеговна была повержена и побеждена. Светлана Александровна торжествовала. Это была минута ее триумфа. Поднявшись на ноги она решила немного попозировать перед Григорием поставив стопу на истерзанную грудь поверженной противницы. Несмотря на синяки и царапины, которые обильно покрывали ее огромное тело, для Григория она сейчас казалась еще более сексуальной, чем прежде, он долго не мог оторвать глаз от этой красивой, сильной, уверенной в себе женщины.
  
  Школьные баталии-2
  
  Григорий был на седьмом небе от счастья. То, о чем он мог думать лишь в самых диких своих фантазиях произошло в реальности. Неприязнь Ольги Олеговны и Светланы Александровны имела достаточно давние корни, однако, именно ему суждено было стать той каплей, благодаря которой их напряженное соперничество закончилось захватывающем единоборством. Их поединок, полный страсти, красоты и жестокости одновременно стал триумфом для учительницы физики и унижением для преподавательницы географии.
  
  Между тем приближалось окончание учебного года, учителя и школьники были в предвкушении летних каникул. П воли случае тот памятный поединок состоялся как раз перед праздником 9 мая, что дало возможность обеим женщинам скрыть следы побоев.
  
  С первых же дней после праздников контраст в их настроении был хорошо заметен: если Светлана Александровна являлась воплощением уверенности, задора и бодрости, то в поведении Ольги Олеговны была заметна подавленность и некоторая раздраженность. Не осталось незамеченным и то, что Григорий все больше времени общался с брюнеткой, уделяя своей некогда любимой преподавательнице все меньше внимания. После своей победы учительница физики осыпала своего любимца вниманием и явно флиртовала с ним. Несколько раз она приглашала Григория к себе домой ни разу не получив отказа.
  
  Спор двух женщин имел для них особое значение еще по одной причине - и Светлана Александровна и Ольга Олеговна достигли возраста, когда они еще могли сохранять привлекательность, однако, борьба за внимание мужчин была уже не столь простой как раньше. Брюнетка месяц назад отметила свое 37-летие, Ольге Олеговне минуло 39.
  
  Ольга Олеговна получила двойной удар - она лишилась внимания любимого ученика и была унижена своей ненавистной соперницей. Нередко видя Григорий рядом с красивой брюнеткой она вспоминала все перепетии недавней борьбы и терзалась при мысли о своем поражении.
  
  Между тем Григорий продолжал бывать у Светланы Александровны. Их отношения становились все более близкими, взаимный флирт становился все более очевидным. Однажды, когда Григорий в очередной раз пришел в гости Светлана Александровна встретила его одетой в облегающее, сильно декольтированное белое платье, которое открывало взору юноши значительную часть огромной сильной, великолепной груди брюнетки. Несколько секунд Григорий не мог оторвать глаз от роскошных полушарий. Пышнотелая брюнетка заметила, что добилась желаемого эффекта и широко улыбнулась юноше. Проходи, Гриша - сказала преподавательница физики, продолжая улыбаться. Самой красивой и очаровательной женщине - произнес Григорий протягивая букет роз. Грудь Светланы Александровны бурно заколыхалась, Спасибо, Гришенька....Ты оказываешь столько внимание старой женщине -говорила учительница, лукаво улыбаясь , Старой?! - еще раз проговорила она выпятив вперед гигантскую грудь, от которой ощущалось могучее дыхание жизни........................
  
  Через несколько дней судьба свела Григория с другой дамой, что обещало очень интересное развитие событий. Ольга Олеговна направлялась к выходу, как вдруг случайно столкнулась со своим любимцем. Вежливо поздоровавшись, Григорий спросил ее о школьных делах Ты совсем забыл меня -пожаловалась блондинка иронично улыбаясь. Разве можно забыть такую даму - отпарировал юноша, глядя в ее глаза.
  
  - Мы уже так давно не общались наедине, как это было раньше
  
  - Я бы с удовольствием, хоть сейчас
  
  - Слушай, Гриша, у меня ключ от физкультурного зала, сейчас так никого нет...
  
  - Замечательно. Там нам никто не помешает
  
  Вместе они спустились на первый этаж и через минуту уже стояли в центре зала. Чем больше Григорий от нее отдалялся, тем сильнее было желание Ольги Олеговны вернуть его. Этой возможности она ждала уже несколько недель. Она тщательно подбирала платья, стараясь казаться юноше как можно привлекательнее. Григорий остановил свои взгляд на модной короткой юбке, открывающей полные ноги учительницы географии. Платье выгодно подчеркивало пышность бюста и белизну плеч.
  
  Пару минут ученик молча смотрел на большегрудую блондинку, пока не повернулся назад, чтобы закрыть дверь; но в эту минуту в зал стремительно вошла ..... Светлана Александровна....
  
  Стареющая стерва никак не уймется - надменно произнесла учительница физики.
  
  - Дешевая проститутка - парировала Ольга Олеговна.
  
  - Прошлого раза тебя не достаточно, жирная, бесформенная дура
  
  - Подлая тварь
  
  - Я порву тебя в клочья
  
  - Посмотрим....
  
  Григорий поспешил повернуть ключ в скважине. Дамы, пожалуйста, не так громко . Обе взволнованные женщины обратили свои взоры к нему. Внешне брюнетка выглядела более хладнокровной на фоне преподавательницы географии, чьи щеки покрылись красными пятнами, однако, удержать бурно вздымающуюся грудь ей было также не под силу, как и Ольге Олеговне. Не понимаю, Гриша, неужели ты мог позариться на эту старую клячу -сказала Светлана Александровна. Сучка, я только на два года старше тебя - ответила блондинка. Та, кто, в твои годы выглядит так, как ты, действительно достойна сожаления . Соперницы готовы были броситься друг на друга, но в последний момент Григорий их остановил. Дамы, вы же не хотите, чтоб вас обеих уволили..... Мы можем организовать все так, что никто и не узнает..... Сегодня уроков здесь больше не будет, однако ваша одежда должна быть цела и невредима, никто ничего не должен заметить.... Здесь две пары боксерских перчаток и стандартный ринг... Как насчет честного, жесткого поединка . Обе женщины одобрительно кивнули. Григорий мгновенно нашел перчатки передал их соперницам. Как все настоящие бойцы вы должны обнажиться до пояса. Прекрасно, ты сравнишь ее студни с моими персиками сказала Светлана Александровна, ядовито улыбаясь.
  
  Через минуту учительницы стояли в центре ринга. Бокс -резко произнес Григорий и яростный бой начался. Светлана Александровна стремительно ринулась в атаку нанеся два точных удара по голове блондинки, пропустив при этом только один удар в живот. Ольга Олеговна смогла увернуться от следующего, еще более мощного удара, сохранив при этом удобную дистанцию, что позволило ей быстро перейти в контратаку. Удар слева был уверенно парирован учительницей физики, однако, правая рука блондинки нашла огромный бюст Светланы Александровны. После обмена ударами, обе противницы как по сигналу отошли назад и заняли выжидательную позицию. Первый раунд завершен - произнес юноша, явно получавший от этого зрелища наслаждения. Григорий поочередно массировал руки и пышные плечи двух женщин, одновременно оценивая итоги первого раунда. Существенных повреждений он не заметил, хотя на первый взгляд брюнетка выглядела немного лучше - ее огромный, царственный бюст стоял красиво и упруго, в то время как немного меньшие, но идеально белые груди Ольги Олеговны беспомощно свисали. Наконец, Григорий дал сигнал к началу второго раунда. Во втором раунде Светлана Александровна получила преимущество, сконцентрировав свои удары на молочно белых грудях соперницы. Удары Светланы Александровны отличались и силой и точностью. Практически после каждого попадания, большие и мягкие груди блондинки поднимались вверх и тут же возвращались в исходное положение, пока она полностью не потеряла ориентацию и не оказалась на полу. Григорий начал считать. На счет шесть Ольга Олеговна поднялась, однако, через три секунды была снова отправлена на пол. Юноша известил об окончании второго раунда (он явно хотел растянуть удовольствие). После двухминутного перерыва атаки брюнетки возобновились с новой силой. Первый точный удар пришелся в лицо блондинки, однако, стоило ей переместить перчатки для защиты головы, как тут же последовало два мощнейших удара в область грудной клетки. Бедная Ольга Олеговна уже и не помышляла об атаке, едва успевая прикрываться от апперкотов Светланы Александровны. Во время ближнего боя брюнетка изловчилась и снизу сразу двумя руками ударила по обеим грудям Ольги, после чего две белых огромных рыхлых чаши подпрыгнули почти до головы и столь же стремительно опустились вниз, заставив Ольгу Олеговну застонать от боли, а Григория от восхищения. Груди Ольги Олеговны были повреждены настолько, что она даже не могла прикоснуться к ним своими же перчатками не почувствовав сильнейшей боли. Желая эффектно завершить поединок, брюнетка сконцентрировала свои силы с разбега ударила по лицу противницы. Бой был завершен. Григорий поднял вверх руку победительницы, окинув при этом взглядом поверженную блондинку. Она беспомощно лежала на полу, губы были разбиты, огромные мягкие и недавно белые груди были покрыты синяками и ссадинами, свисали в разные стороны и почти касались пола. Она рыдала от боли и беспомощности, видя как ее любимый ученик оказался в объятиях соперницы, после чего они час занимались любовью на глазах у изможденной и униженной Ольги Олеговны.
  
  На следующий день Ольга Олеговна написала заявление об увольнении.
  
  Мы - Ирка Мышецкая, Катька Никонова, Наташка Бардина и я - сидели на лавке в спортивном зале. Всего занималось физкультурой рекордно мало - восемь человек: мы и четверо мальчишек: Серёжка Коркин, Лёшка Деникин, Мишка Карасёв и Андрей Суриков, которого никто иначе, как Сурик, не звал. Физрук болтал с учителем экономики уже битых полчаса и мы были предоставлены сами себе. Мальчишки играли в баскетбол, Наташка с Катькой и Иркой решали какие-то сугубо личные, неинтересные для меня проблемы. Мне оставалось только наблюдать. Ход игры меня не интересовал. Я смотрела на мальчишек. Серого можно сразу отбросить: уж больно глистообразный, Мишка тоже высокий, но менее тощий и более симпатичный, Сурик и Лёшка уже отвечают моим вкусам: Сурик - брюнет с пушистыми волосами, Лёшка - светло-русый с гладкой стрижкой и слегка оттопыренными ушами. У Сурика мать - учительница истории в нашем классе и завуч старшей школы, поэтому он мог позволить себе быть охламоном. Я ему нужна только как человек у которого можно списать "домашку". (Надо отметить, что с девчонками ему не везло, не смотря на то, что он вполне sex-appeal). Лёшка же иногда ничего, иногда - хам трамвайный, но тоже привлекательный, насколько я знаю, нравилось ему несколько девчонок, но это проходило (возможно в некоторые моменты даже и я.) Тут Сурику стало жарко и он снял с себя футболку. Лучше бы он этого не делал! Мускулистые торсы мальчишек, их плечи и руки оказывают на меня магическое действие. Сурик слегка сутулился, но не только не нарушал моё чувство эстетики, а, наоборот, обострял его. Некоторые жесты его заставляли сладко сжиматься что-то в моей груди. Я прямо пожирала его глазами, он был увлечён игрой и, к счастью, ничего не замечал.
  
  Лёшке шёл его сине-жёлтый костюм с капюшоном, надо сказать, он в нём оч-чень привлекательно выглядел. Мысли, кадры, мини-кинофильмы проносились в моей голове. Понятно, о чём они были. Почему они такие недоступные для меня?! Я кляла свою робость. Нет, конечно я могу увлечь за собой мальчишек, но для этого нужны экстра-условия, во-вторых, всё равно даже до поцелуев не дойдёт, а в-третьих..., а в третьих моё большое везение. Я относила его к одному из подвидов закона подлости. Вы никогда не замечали, что в гостях всё самое интересное начинается когда пора уходить? И вообще всю жизнь я знакомилась с интересными людьми и налаживала с ними отношения под самый конец, когда уже было пора расставаться, причём в большинстве случаев навсегда...
  
  Со мной часто бывает, что от какого-нибудь человека исходят некие волны, которые я воспринимаю и они возбуждают во мне ответные волны. Но то, что исходит от меня, как о каменную стену разбивается. Ещё мне очень хотелось поцеловаться взасос. Мне это удалось, но с каким трудом!
  
  Тот школьный день прошёл довольно спокойно. Дома я сделала уроки и оствшийся вечер просидела за компьютером. Под видом доклада по географии я читала и писала рассказы определённого сорта. Моя писанина компенсировала мне реальность, но всё равно это было не то. С нетерпением я ждала того часа, когда надо идти спать, и молила Бога, чтобы он послал мне "хороших" снов с моим участием.
  
  Первую половину ночи снов либо не было, либо были какие-то обрывки. Но вдруг помехи рассеялись и я увидела кроваво-синюю тьму школьной дискотеки, колышущееся море тел, услышала орущую музыку. Затем медляк. Я стою, меня никто не приглашает на танец. Я вижу Сурика и тащу его, он всеми когтями, копытами и другими конечностями упирается. С другими то же самое. Сурик выходит из зала. Я иду за ним. Мы приходим в учительский туалет на первом этаже, где никого нет. Я прохожу мимо и прячусь за дверью. Как только дверь открывается, я заскакиваю туда и запираю дверь, не выпуская Сурика. Он ничего не понимает и пытается выйти. Какая-то сила, появившаяся в моих руках не выпускает его. Мы падаем на унитаз, я начинаю насиловать его. Совокупление, не снимая одежды, бывает только во сне. Ему это нравится. Я чувствую, что всё кругом заливает белая липкая жидкость, смешение его и моего соков. Она стекает с потолка, по стенам, по нашим лицам и телам. Сурик в изнеможении лежит на унитазе. Он бормочет:"Как классно, расскажу Старикову (его приятелю) - он не поверит!" Я понимаю, чем мне это грозит, у меня в руке оказывается ножик для разрезания бумаги. Я с щёлканьем выдвигаю лезвие и оно входит в горло Сурика, как по маслу. Из горла бъёт красно-бурый фонтан, приводящий меня в первобытный экстаз. Стук в дверь. "Эй вы, там, заснули что ли?" Я открываю. Там Лёшка Деникин, на его лице застывает маска ужаса. Я спихиваю тело Сурика, истекающее кровью, на пол. И с Лёшкой происходит то же самое, что и с Суриком, с той разницей, что мы облизываем после "этого" друг друга. В моей руке появляется нож с запекшейся на нём кровью, но Лёшка отклоняет мою руку, я оказываюсь прикованной наручниками к трубе стока воды, начинаю вырываться, но не могу. Меня охватывает леденящий смертельный ужас. Лёшка, не торопясь, делает несколько надрезов на моём теле. (Мне не больно!) На полу скапливается лужа моей крови. Она тёмно-зелёного оттенка. Лёшка смотрит на меня и кончает. Я тоже кончаю с последней каплей моей крови.
  
  Я проснулась в холодном поту и не могла закрыть глаза. Передо мной вставали куски сна. Наконец кошмары оставили меня и я смогла уснуть, но ненадолго...
  
  Когда мне было шестнадцать, я поехал на каникулы в деревню, к родственникам. Там у меня произошел необычный инцидент, а по-научному - первое в моей жизни совокупление с женщиной. Ну, сейчас начнется, скажете вы. Полная деревня голых девочек, мастурбирующих под моим окном. Ничего подобного. Был совершенный реал, то есть было это и некрасиво, в какой-то степени, а может быть, ужасно, если посмотреть со стороны... Но это случилось, и мне хочется это рассказать еще и потому, что прошло не так уж много времени после этого (мне сейчас девятнадцать), и я хочу встретиться с этой девочкой, просто поговорить, и может быть, извиниться. Я не могу тут писать ее настоящее имя, но надеюсь она поймет, о ком речь, когда прочитает.
  
  Это произошло в действительности, поэтому прошу простить за то, что рассказ не театральный, что-ли. Я его не приукрашивал, потому что иначе связь с действительностью порвется, а я бы этого не хотел.
  
  Было лето. Я устроился в доме у двоюродного брата моей матери. Там меня кормили до отвала, поили парным молоком, а все остальное время я был свободен, как птица. Неподалеку была речка, можно было купаться. Гораздо дальше был лес, и что там делать, я не знал - туда дачники перлись собирать грибы, ягоды, чтобы потом их тащить в город и закрывать на зиму. Мне, само собой, это не совсем подходило. Я валялся целыми днями на траве, и читал старые засиженные мухами журналы времен третьей пятилетки. Один разок попробовал сходить на рыбалку, но никакая рыба на крючок не лезла, потому что я был не спец в этом вопросе. В конце концов рыбалку я бросил - не мог вынести сидеть и тупо смотреть на поплавок. Ну, купался пару раз. В общем, прошла неделя моего отдыха, и я почувствовал тошноту. Тоскливо страшно. Деревенские со мной не знались - да и мне они не были нужны. Но тут вдруг все перевернулось.
  
  Копаясь в малиннике на краю огорода (а огород у моего дяди был размером с добрый стадион), я вдруг услышал негромкое пение. В соседнем огороде кто-то напевал популярный в то время хит, кажется, Алены Апиной. Очень скверно напевал, но мне захотелось узнать, кто это там такая музыкальная. Потому что голосок был женский, даже девичий. Я полез через заросли малины поближе к ограде (а она у деревенских жителей чисто условная - пара жердочек), расцарапал себе морду жутко, но страдания окупились. В соседнем огороде я увидел девушку в майке Т-шортке и красных джинсах. Она сидела на корточках, и похоже, лущила горох. И тут же его поедала. Я необычайно возрадовался. "Привет!" - крикнул я, и она прекратила петь. И подняла голову. Увидев меня, она тоже обрадовалась - или мне это показалось. "Привет", - сказала она, - "Ты наш сосед?" "Само собой," - говорю я. Она поднялась с колен. Мне она показалась очень симпатичной. Высокая такая, худенькая, русые длинные волосы, вздернутый носик. Она подняла руку и вытерла пот со лба, и я заметил, что под мышкой у нее мокро. Мой павиан в штанах сразу насторожился. "Чем вы тут занимаетесь?" - спрашивает она. Я с упоением разглядывал ее острые, сильно выпирающие груди под майкой. Кажется, лифчика на ней не было. "Тем же, что и вы," - отвечаю я. "Помираем со скуки." "А я думала, у вас тут развлечений полно," - говорит она, и ухмыляется так задорно. Тут я догадался, что она меня принимает за деревенского, из-за моей расцарапанной морды, наверное, да и загореть я успел чуток. Сама она была, понятное дело, городская, потому что деревенские в джинсах по огороду не ползают.
  
  Я ей объяснил, кто я и откуда, и мы поняли, что нам нужно держаться вместе, чтобы не подохнуть со скуки. Нам действительно повезло. Особенно мне, и вся деревенская тоска мигом с меня слетела. Слово за слово, и мы договорились пойти вместе на речку. Девочка она была, кроме того что симпатичная, еще и умненькая. Она училась в десятом классе, и готовилась после школы поступать в институт. На этой почве у нас сразу возникли общие темы. Короче, она сбегала переодеться, я захватил подстилку и полотенце, и мы пошли на речку, и еще не успели дойти, как я в нее втрескался по самые яйца.
  
  На берегу, когда она стянула джинсики и блузку, и оказалась в купальнике, я сразу чуть не сбрендил. Черное бикини, ткань на лифчике практически прозрачная, так что видно было сосочки. Груди у нее были стоячие, остренькие, и смотрели в разные стороны, а лифчик их сильно стягивал, и делал из них соразмерные полушария. От ее груди, и от этих сосков у меня сильно поднялся, и я даже застеснялся раздеваться.
  
  Интересная это все-таки вещь, девушка в купальнике. Все так естественно. Как будто ничего не происходит особенного. Ведь на самом деле она почти полностью раздета... даже, скажем, у тебя в квартире незнакомой девушке не придет в голову раздеться и рисоваться в тонкой полоске ткани на попке, и двух лоскутках, прикрывающих молочные железы. А на пляже - без проблем...
  
  Она разделась и побежала в воду, по девчоночьи смешно переставляя ноги. Я быстро сбросил джинсы и рубашку, и последовал за ней. Оказавшись по пояс в прохладной воде, мой инструмент успокоился, но глубокий интерес к Ларисе - так звали мою новую знакомую - остался. В этот час дня на пляже никого, кроме нас, не было. Мы от души плескались в мутной воде - течение было слабое, и хоть Лариса старалась не окунаться с головой, но длинные пряди волос намокли и облепили ее шею и грудь, что делало ее похожей на какой-то фантастический персонаж - русалку или наяду. Я был слегка в прострации, поэтому, иногда мое лицо меня выдавало, и она вопросительно на меня взглядывала.
  
  Наплескавшись, мы принялись гоняться друг за другом. В основном гонялся за ней я, а она улепетывала. Загнал я ее прямо в камыши, она принялась кричать: "Ой, хватит, меня тут щука укусит!" - я поймал ее, мокрую, за плечи, и стал притягивать к себе. Ее руки меня отталкивали, а лицо улыбалось... В какой-то момент мне стало казаться, что все происходит во сне. Она продолжала меня отталкивать, а я упрямо пытался ее облапить, коснуться ее грудей, обнять ее в воде. Надо сказать, я был тогда совершенно неопытен в этих вопросах. Я мог вести "умные" разговоры с девчонками о том и о сем, но что касалось "этого", то я никогда ни с кем даже не целовался. Попытки были, один раз поцеловал девочку из параллельного класса в щеку на танцах - но ничего сколько-нибудь серьезного.
  
  Наша борьба продолжалась до тех пор, пока я не заметил, что она перестала улыбаться. Наконец, Лара сказала другим тоном: "Ну, хватит же." Я почувствовал ее настроение, и предложил позагорать. Что-то в наших отношениях изменилось, только я не мог понять, что именно. Лариса как-то потускнела, почти не отвечала на мои шутки. Я тоже слегка поостыл. На берегу появились купальщики, пара дачников, мама с сыном. После того, как мы вытерлись, она сказала: "Я пойду в лес." "Я с тобой," - сразу сказал я. Она пожала плечами: "Пойдем, если хочешь." Честно говоря, в лес мне идти не хотелось, к тому же во мне после купания проснулся голод. Но с ней я готов был куда угодно.
  
  Мы шли раздельно, но где-то на полдороге, когда деревенская улица закончилась и началась тропинка среди полей, Лариса вдруг взяла меня за руку. Ее теплые пальцы в моей руке придали мне уверенности, и я пытался непринужденно разговаривать о преимуществах одного института перед другими. Лара говорила мало. Потом я заметил, что ее рука дрожит в моей. "Тебе холодно?" - спросил я. "Да,", - сказала она, и посмотрела мне в глаза. Мне стало не по себе от ее взгляда. Я обнял ее за плечи, и ощутил ее дрожь. "Наверное, перекупалась," - улыбнулась она. У нее действительно зуб на зуб не попадал, хотя вроде было тепло. Ее лицо чуть приблизилось к моему, и от ее запаха, от ощущения ее дрожащего тела под моими руками у меня снова стал подниматься.
  
  Она первой поцеловала меня. Губы у нее были мягкие и нежные, она прикоснулась к моим губами, и провела по ним кончиком языка, очень легко, но я чуть не взбесился от этого. Стоя на тропинке, мы, как говорится, слились в поцелуе. Она показывала мне, как это нужно делать, пока я не научился дышать через нос - а то я задыхался. С дыханием у меня, впрочем, были проблемы и без этого... она прижималась ко мне всей грудью, а руками ласкала шею, так что я был возбужден до крайности. "Милый, милый" - говорила она. Мой павиан был напряжен до крайности, но тесная джинсовая ткань его вполне сдерживала, так что со стороны не должно быть сильно заметно - но она распознала мое состояние сразу. Она приподняла коленку, и тут я почувствовал, как ее колено легко нажимает мне на промежность, и принялся тискать все ее тело - груди, бедра, крепкий зад. Она задыхалась и тихонько качалась вместе со мной, просунув свое колено между моих ног и ритмично надавливая им на мой член.
  
  По сути, она сама разбудила во мне зверя... До леса мы так и не дошли. На нас нашло какое-то затмение. Мы оба молча, без единого слова, рванули прямо в поле. Дрожащими руками я расстелил одеяло в густых зарослях чего-то там, и опустил ее на спину. Она вошла в какой-то ступор, все повторяла: "Туда мне нельзя, туда нельзя, пожалуйста..." - не уверен, что я хорошо слушал, что она говорила. Дрожащими руками я расстегнул и стянул с нее ее красные джинсы, и начал целовать ее ноги, от мягких пяточек до самой промежности. Я снял с нее легкие тапочки и целовал ее пальцы на ногах, с накрашенными черным лаком ноготками. Что-то из прочтенных пособий по сексу отложилось у меня в голове, и я действовал, как заведенный. Она тяжело дышала, и иногда говорила: "Я боюсь... я не могу..." Она извивалась на одеяле, раскинув руки в стороны, и отдав ножки мне на растерзание. "Что ты делаешь," - всхлипнула она, когда я потянул вниз ее трусики. Я что-то отвечал ей, успокаивая, и продолжал стягивать кусочек ткани, обнажив крутой лобок с маленьким квадратиком подстриженых волос над ее щелкой - мама! От вида ее щелочки под напряженным животиком, такой беззащитной, и еще подгоняемый ее вздохами, я взбесился. Я стянул до конца ее трусики, и полез в нее пальцами. Там было влажно, как обычно пишут в рассказах - действительно мокро, и я принялся елозить там пальцем, залезая не очень глубоко внутрь, Лара тяжело дышала и тонко стонала, разметавшись на подстилке. Я терзал пальцем стеночки ее пипки, и вдруг она громко вскрикнула, содрогнувшись - я понял, что я случайно надавил какое-то чувствительное место типа клитора. Может быть, я бы продолжал ласкать ее дальше, таким же образом, но этот ее крик... в общем, я отпустил ее, расстегнулся, и стащил свои джинсы вместе с плавками. Член мой был напряжен до пределов, дозволенных природой, и с него уже что-то капало... Лариса закричала в ужасе, и сомкнула ноги, пытаясь от меня увернуться, но я навалился на нее и силой развел худенькие ножки. Я видел в порнофильме, как это делается. Лара ухватила меня руками за плечи и затряслась, пытаясь меня сбросить. Ее глаза были широко раскрыты - в них была мольба, чтобы я прекратил. Но остановится я уже не мог. Я удерживал ее крепко на месте, а мой павиан отчаянно тыкался в поисках входа.
  
  Все произошло в течение нескольких секунд. В очередной раз надавив, я почувствовал, что головка погрузилась во что-то влажное и нежное, и остановилась перед чем-то упругим. Лариса с отчаянием крикнула: "Мне больно!.. Очень больно!..", и попыталась оторваться, сжимая мои бедра коленками и отталкиваясь от меня. Я ухватил ее за плечи и придавил ее к себе, Лариса завизжала, и я с удивлением почувствовал, что проваливаюсь внутрь девушки, это было самое поразительное ощущение. Преграждающая путь пленка прорвалась, и мой член по яйца погрузился в истошно кричащую девушку. Яйца мои вскипели. Перепугавшись от ее нечеловеческого крика, я выдернул ствол наружу полностью, острый спазм охватил меня, и я стал спускать густые струи спермы на скорчившуюся подо мной девушку. Белесая жидкость оросила ее майку, которую я так и не снял, пара струек плюхнулась на ее ноги и живот. Она быстро перекатилась на бок, прижав колени к животу, истошно, по-бабьи, заревела.
  
  Я пробовал ее успокаивать, гладить ее, но она долгое время не отзывалась. Я сам был в таком шоке, что меня самого нужно было успокаивать. Потому какое-то время я ее вообще не трогал. В конце концов она затихла. Потом сказала: "Помоги мне", и я вытер пятна спермы с ее майки, помог ей одеться, и свернул одеяло. Назад мы шли в полном молчании. Уже на околице я глупо спросил: "Больно было, да?" Она глубоко вздохнула, и посмотрела на меня странным взглядом. Потом сказала: "Так больно, что ты и представить не сможешь... Как в сказке". И еле улыбнулась. Я пытался говорить с ней, развлечь ее как-то, но больше ничего от нее не услышал. Мы расстались у калитки дома ее родственников. Она кивнула головой, и все. Больше я никогда ее не видел.
  
  На следующий день я узнал, что она уехала к себе домой, в Москву. Адреса я ее не знал, не знаю и сейчас. У ее родичей мне было неудобно справляться. Какой-то комплекс вины, что-ли, сдерживал меня против того, чтобы предпринимать попытки ее разыскать. Но прошло около трех лет, и сейчас мне все видится в другом свете. То, что произошло между нами, сейчас кажется не совсем тем, чем оно было тогда.
  
  Я прошу Ларису (имя изменено) откликнуться, и дать о себе знать. Теперь я знаю, что мог вести себя по-другому. Я хочу, чтобы мы были вместе.
  
  Бассейн по вторникам
  Monach
  
  Бассейн по вторникам
  
  Моим школьным преподавателем была госпожа Моника, 46-ти летняя женщина, которая редко общалась со мной вне класса. Но несмотря на свой возраст она оставалась весьма сексуальной. Мы имели обыкновение плавать вместе по вторникам между 7-8 часами утра. В очередной вторник, придя в бассейн я заметил, что кроме нее у меня никого больше нет. Она уже плавала в бассейне и сквозь прозрачную воду я увидел, что ее купальник вызывающе подчеркивает каждую линию ее тела. Я проплавал установленное мне самим собой количество дорожек.
  
  " До свидания госпожа РИД ", крикнул я, поскольку уже покидал бассейн. Она только кивнула и продолжила плавать. Я вошел в душ и снял плавки, чтобы войти под теплую расслабляющую воду. Вдруг я почувствовал как чья-то рука мягко обхватила мой член, от чего он начал быстро возбуждаться. Я оглянулся и увидел госпожу Монику.
  
  "Тише", сказала она. Она опустилась на колени и запустила мой член в свой рот. Ее губы плотно обхватили мой хуй и она начала его посасывать. Ее купальник позволял мне смотреть на ее блестящие от воды груди. Я никогда не видел груди такого размера. Я уже был заведен до предела, поэтому мне пришлось развернуть ее. Ее жирный зад оказался напротив моего набухшего члена.
  
  Она протянула руку между ног и схватив мой хер направила его в свою задницу. Ее напряженный зад оказался весьма узким, видно ее еще ни разу не трахали в это морщащееся отверстие. Соки любви текли вниз по ее ногам. Я сумел вставить кончик моего члена в ее распухшее от желания влагалище.
  
  Она вскрикнула, а я почувствовал, что мягкие стены охватили меня. Ее рука терла неистово распухший клитор. После нескольких осевых движений я вытянул член из ее пизды и вновь хотел вставить, но она закричала, чтобы я вошел в ее задний проход. Она застонала когда ощутила как я задвинул в ее жопу свой хуй на всю длину до самых яиц.
  
  " Мой бог я чувствую твой хер в своем желудке", закричала она. Я начал толкать интенсивнее, раздрачивая стенки ее жопы, чтобы она могла принять мой пульсирующий член. Я слышал мокрые глухие стуки моих яиц о ее влагалище. Это было великолепно, так как с каждым моим движение ее анус становился все шире и шире.
  
  " Трахайте мою задницу. Порвите ее. Разорвите меня пополам своим хуем", кричала она. Ее соки затопляли мои пальцы, поскольку я поместил их во влагалище.
  
  " О МОЙ БОГ Я КОНЧАЮ, AHHHH ТРАХНИТЕ МЕНЯ, ЗАПОЛНИТЕ МОЮ ЖОПУ ВАШИМ ХЕРОМ ", Она корчилась в восхищении как первый оргазм прошел по ее телу.
  
  Мои яйца начали набухать и я знал, что скоро взорвусь разрядом спермы. Она захватила мои яйца рукой, поскольку они продолжали биться о стенки ее пизды.
  
  " Я НУЖДАЮСЬ В ВАШЕЙ ГОРЯЧЕЙ СПЕРМЕ ГЛУБОКО В МОЕЙ ЗАДНИЦЕ", сказала она и я чувствовал, что больше не могу сдерживаться. Я загнал хуй по самые яйца в ее анус и начал бурно извергать потоки спермы в ее жопу со стонами удовольствия. Горячий сперма разбрызгивалась глубоко в ее прямой кишке заполняя каждый дюйм. Мой член кончал целую вечность, пока я не вытянул его из задницы этой женщины. Струи спермы брызнули из ее ануса. Она повернулась вокруг и жадно обхватила мой член губами и начала интенсивно его сосать, высасывая до последней капли мою сперму. Я почувствовал, что мой хуй вновь приобретает жесткость, поскольку она его по всей длине. Скоро я вновь кончил, выстрелив весь мощный поток спермы в ее горячий рот. Она зажала губы, поскольку сперма начала вытекать изо рта и стекать на ее подбородок. В конце концов мы исчерпали себя и не могли произнести ни слова. Да мы были удовлетворены друг другом.
  
  С тех пор я ни разу не пропускал посещение бассейна.
  
  Девственница
  
  Я не ищу девушку поразвлечься, - проговорил Молчанов, прикуривая сигарету и выпуская струйку дыма, - то, о чем ты сейчас говорил, - это конечно приемлемо.
  
   Да и деньги у меня найдутся". "Тогда в чем же дело? - человек, стоявший рядом с Молчановым, был маленького роста, лысоватый и в очках. Он слегка улыбался, - Ты не так уж и стар. Не стоит отказывать себе в удовольствии иметь в постели женщину. Хотя бы иногда". "Просто я не могу так, Коля, не могу", - Молчанов покачал головой. "Зря ты так упрямишься. Сейчас многие пользуются услугами этих фирм. В конце концов, эти шлюшки умеют доставить удовольствие. И немалое... Хоть и за вознаграждение". "Да, я подумаю, - Молчанова этот разговор начал раздражать. Он протянул гостю плащ, Дождь, ты слышишь?" "Твое одиночество скрашивают лишь эти ежедневные телефонные разговоры с дочерью, - продолжал гость, не обращая внимания на вопрос, - это все, что у тебя есть. После того, как тебя бросила жена, ты совсем один. Ты хорошенько подумай над тем, что я тебе сказал". И дверь за ним наконец-то закрылась.
  
   ... Дочь что-то щебетала в телефонную трубку. О сынишке, о том, как все там у них хорошо. "Да, до свидания, Валерочка, я понял. Я позвоню". Он устало положил трубку. Он не мог сейчас думать ни о чем, кроме того, что ему сказал гость.
  
   Неужели действительно придется пользоваться услугами каких-нибудь фирм, приглашая "девушку по вызову"?
  
   Дождь не переставал лить. Молчанов раскрыл зонт и вышел из телефонной будки.
  
   Кажется, привиделось. Но в метрах пяти от него, на мокрой скамейке сидела совсем молоденькая девчушка, которую нещадно поливал дождь. "Замерзнет ведь совсем", подумал Молчанов. Он подошел ближе, невольно разглядывая ее с головы до ног.
  
   Размазанная тушь на лице и глаза, огромные глаза, которые она подняла на него.
  
   "Здравствуй, кроха, - сказал Молчанов, - Тебе ведь холодно? Идем ко мне... Ты же видишь, на улице дождь". Странно, но она поднялась совсем молча. Он притянул ее к себе только для того, чтобы она оказалась под зонтом, и тут же убрал руки с ее плеч.
  
   В квартире он кинул ей полотенце, дал свой халат и отправил в ванную, согреться.
  
   Постелил ей отдельно, в соседней комнате, на диване. Выключил свет и лег на свою кровать. Но спать было невозможно. Его мужское естество давало о себе знать.
  
   Сколько времени он уже не был с женщиной? Год, больше года?
  
   Босые ноги прошлепали по полу в соседнюю комнату. Молчанов замер. Что она делает? А вдруг она ждет, что он встанет сейчас и придет к ней? "Дурак, остановил он себя, - ты же ей в отцы годишься". Он искал себе оправдание: "У меня уже целый год не было женщины, - он поднялся, - интересно, а она девственница, или нет?" Он легонько толкнул дверь в ее комнату. Она бесшумно открылась.
  
   Девчушка лежала на диване, свернувшись клубочком и укрывшись до подбородка одеялом. Сколько ей могло быть лет?... Пожалуй, лет семнадцать.
  
   Молчанов сел рядом. Она подняла на него свои огромные глаза. "Я знаю, чего вы хотите", - сказала просто и по-детски. "Знаешь? - переспросил он и принялся целовать ее лицо, все еще не решаясь откинуть полы одеяла, Понимаешь, я давно не был с женщиной". Он набрался смелости и одним точным движением откинул в сторону одеяло. От увиденного приятно зашумело в яйцах. "Господи, - прошептал он, - до чего же мне хочется поласкать тебя. Твои маленькие грудки..." Он принялся целовать их, сжимая то одну, то другую грудь и чувствуя, как девочка часто задышала, но все-таки ощущая какое-то ее сопротивление ему. Он не мог понять, откуда оно. Ведь все хорошо...
  
   Молчанов абсолютно перестал себя контролировать. Он задыхался от возбуждения, то покусывал зубами сосок, то нежно лизал его, чувствуя проступившие мурашки на ее груди. Его левая рука незаметно скользнула вниз по ее телу. "Радость, прошептал он ей на ушко, - прошу тебя, возьми в кулачок мой член, сожми его...
  
   Вот так! Еще, только сильнее!... Раздвинь ножки!... Что за упрямство? Я просто хочу найти одну твою прелесть и потеребить ее пальчиком. Тебе это будет приятно.
  
   Ну, давай же!" Но девочка упрямо сжимала ноги, не позволяя даже одному его пальцу протиснуться туда. "Тупая, - возбужденно шептал Молчанов, ну, ты что?
  
   Ты что?" Но она неожиданно начала вырываться. Тогда он с силой прижал ее тело к себе: "Солнышко, уже поздно отступать. Я слишком сильно хочу тебя. Ты же понимаешь, что я не могу сейчас остановиться? Понимаешь, да?... Не бойся, я буду очень нежен, я знаю, что ты наверняка девственница". Молчанову удалось просунуть руку между ее ног, его пальцы тут же отыскали клитор и принялись настойчиво теребить его. Он пытался ее расслабить. И это ему удалось, потому что руки девочки безвольно опустились ему на плечи. Его член требовал ласки, он взял ее руку и вновь положил на него. Его рука легла поверху. Он заставлял ее сжимать свой член, все ускоряя и ускоряя темп. "Боже, как хорошо", - прошептал Молчанов, когда сперма брызнула, как шампанское из бутылки. Он приподнялся: "Теперь - моя очередь, - и устроился между ее ног, глупая, - сказал он, чувствуя ее сопротивление, - у тебя очень большой клитор, почему же ты не позволяешь мне сосать его? Я же чувствую, как он напрягается под моими пальцами". Он вновь уронил голову между ее ног и засосал его еще более настойчиво, так, как младенец сосет соску. "Приподними-ка попочку, моя радость, - Молчанов положил ей подушку под ягодицы и осторожно ввел палец во влагалище. Она - девственница!
  
   Девст-вен-ни-ца! "Ты - прелесть!" - прошептал он, вновь нападая ртом на ее клитор, а руками разводя половинки ее попки и отыскивая пальцем маленькую дырочку между ними, поглаживая и чуть надавливая на нее. Многим мужчинам стоило бы знать, что это тоже одна из эрогенных зон для многих женщин. Кто знает, как обстоят дела у этой девочки?... Он почувствовал, как ее анальное кольцо сжалось, а мягкая нежная попка невольно напряглась. Значит, ей нравится! Что ж, это хорошо.
  
   Подошло время перейти к другой части дела. "Будет немного больно, прошептал он, целуя ее и не переставая теребить маленькую пуговку между ее ножек, - Ты потерпи, ладно?" "Я боюсь крови", - сказала девочка. "Но не будет целого моря крови, нет. Будет только одна капелька. Я тебе обещаю. И немножко больно. Ты ведь потерпишь, да?... Я сделаю все очень осторожно". Молчанов аккуратно развел ее половые губы, пытаясь протиснуть свой большой член между ними. Она судорожно оттолкнула его рукой и прогнула спинку: "Больно!" "Ну, потерпи, потерпи, маленькая, - Молчанов больше не мог себя сдерживать, - не сжимайся, не надо, так будет еще хуже, - он все сильнее и сильнее вращал задом, пытаясь пробить это мешающее ему войти в нее препятствие, сдавливал руками ее ягодицы и уже не обращал внимания на ее протесты, - я уже сейчас кончу. Еще немножко потерпи. Еще чуть-чуть". Прорвался! Боже, как хорошо! Он даже не успел вынуть член из ее влагалища. Он кончал, кончал! "Мне больно! Больно!" - закричала девочка. Он вышел из нее: "Уже все, моя милая, уже все, и он нежно провел рукой по волосикам на ее лобке, - больно бывает только один раз. Дальше все будет хорошо.
  
   Ты только немного выжди, пока ранка заживет... Я так давно не был с женщиной...
  
   Ты можешь мне сделать минет?" - неожиданно спросил он. "Я не умею", ответила девочка. "Я тебя научу, - с готовностью сказал Молчанов, не отрывая взгляда от ее пухлых и таких сладких губок, думая, как это должно быть прекрасно, когда они начнут поглощать его член в глубину ее теплого рта, - ну, открой ротик! - и когда она открыла, тут же с готовностью запихал весь свой член ей в рот, Положи руку на яйца. Поласкай их, - Молчанов прикрыл глаза. Боже, он скоро совсем не сможет себя контролировать, - язычком... Головку..., - еле слышно выдавил он из себя, - Еще! Еще! - он стал ритмично вращать задом, не в силах больше себя сдерживать, - Ну еще немножко, потерпи, - проговорил он, доставая ей членом почти до глотки, - я уже скоро кончу... А-а-а!" вырвалось у него через несколько секунд. Девочка послушно проглотила сперму. Член почти мгновенно опал.
  
   Слишком уж долго он томился. Молчановым овладело состояние полного блаженства и покоя. Он обнял хрупкое нежное тельце и прижал к себе.
  
  Юленька
  
  Юленьке было очень холодно. Она шла по незнакомым улицам Москвы и не знала, что же ей делать. Возвpащаться в детдом было нельзя, обещали ведь девки, что если увидят ее вечеpом - повесят. Они сделают. Особенно Ленка.
  
  Вздохнув, девочка потpогала синяки на теле и слегка зашипела от боли. После утpеннего избиения болело все тело. Хотя это то как pаз было не стpашно: боль в заду и в паху, куда утpом тыкали pучкой от швабpы, ей очень даже нpавилась.
  
  Хуже было то, что она сбежала лишь в худом детдомовском клетчатом пальтишке, даже без шапки, теплых штанов тоже не было, лишь латанные пеpелатанные детдомовские же колготки. Все вещи поновее у нее всегда отбиpали и одеть было пpосто нечего. Задувший пpонизывающий ветеp выдул из нее последние остатки тепла. Было, навеpное, не более минус тpидцати. Дpожащая девочка пpижалась к деpеву и попыталась заплакать, но слез уже не было. Когда она, удpав из детдома, пpобpалась зайцем в электpичку, то душа ее пела от счастья - она ехала в столицу! И так надеялась на лучшее, надеялась встpетить тут девушек, котоpые готовы будут насиловать ее и делать с ней много интеpесных вещей.
  
  "Дуpа!" - обpугала она себя. Hо лучше замеpзнуть, чем быть повешенной, pаз уж никто не хочет убить ее так, как она хочет. А потом, уже на вокзале, Юленька пpовожала жадным взглядом каждую молодую женщину или девушку, но никто не обpащал на нее внимания. А увидев наpяд милиции, девочка поспешила выйти из вокзала и пошла, куда глаза глядят. Она долго шла по незнакомым улицам и скоpо совсем заблудилась, не зная куда и зачем идет. Стемнело и быстpо похолодало, девочке стpашно хотелось есть и пить.
  
  Она с тpудом отоpвалась от деpева и нетвеpдыми шагами, пытаясь пpикpыть pукавом лицо от метели, побpела куда-то. Юленька ничего не видела пеpед собой и долго-долго плелась, спотыкаясь о каждую кочку, пока не стукнулась лбом обо что-то. Она с тpудом подняла голову и поняла, что стоит пеpед киpпичной стеной. Пеpебиpая по ней pуками, кое-как добpалась до закpытой двеpи большого дома с номеpным замком на ней.
  
  "О, Господи!" - выpвалось у замеpзающей. Девочка обессилено села на обледенелый поpог и, садясь, как видно толкнула двеpь, ибо та откpылась. "Спасибо тебе, Всевышний!" - мысленно возблагодаpило Создателя несчастное полузамеpзшее существо и на четвеpеньках вползло внутpь. О! Hасколько же тут было теплее. Только минут чеpез десять Юленька смогла подняться на ноги и, пошатываясь, поплелась навеpх, на лестничную площадку. И там была батаpея! Девочка кинулась к ней и пpижалась к благословенному источнику тепла. И как видно забылась. Так как pазбудил ее звук подъехавшей машины и стук входной двеpи.
  
  "Сейчас выгонят!" - запаниковала она и сжалась в комок у батаpеи, с ужасом глядя на лестницу. А на площадку уже подымались несколько молодых, очень богато одетых женщин. "Какие кpасавицы!" - мелькнуло в голове у девочки.
  
  - О! А это еще что за явление? Глянь, Свет, что тут к нам в подъезд заползло. - pастеpянно сказала подpуге высокая шатенка в туфлях со шпильками, одетая в котиковую шубу.
  
  Очень высокая и с очень с кpупными фоpмами блондинка в маленькой соболевой шапочке и пятнистой, непонятного меха, шубе, услыхала слова подpуги с удивленно посмотpела на скоpчившееся у батаpеи существо лет шестнадцати-семнадцати в дpевнем, ободpанном клетчатом пальтишке. Девчонка, кажется.
  
  - Ты тут откуда взялась? - спpосила она.
  
  - Я. Мне идти некуда. - заплакала девчонка, pазмазывая слезы гpязными кулаками. - Hа улице холодно было, а двеpь была не закpыта. Пpостите, пожалуйста. Я ничего плохого не хотела.
  
  А на площадку, тем вpеменем, поднялись еще тpое. Рыжая, куpносая, веснушчатая женщина лет двадцати восьми и совсем молодая, пожалуй помоложе двадцати, очень смуглая, похожая на цыганку, чеpноволосая девушка с косой почти до пояса, вели под pуки еще одну бpюнетку, с кpупным задом и гpудью, явно в стельку пьяную.
  
  Пьяная уставилась мутными глазами на Юленьку и вдpуг, заоpав диким голосом: "Ах ты тваpь! Воpовать сюда пpишла?", выpвалась из pук подpуг и, схватив девочку за волосы, вздеpнула ее на ноги и удаpила пpямо по гpуди. Потом, пpодолжая удеpживать несчастную, удаpом ноги pаздвинула ей ноги и от души вpезала ногой ей пpямо в пpомежность. Юленька вскpикнула от дикой боли, пpонзившей все ее тело и, выpвавшись из pук бpюнетки, pухнула на пол и тихонько, как маленький щенок, заплакала.
  
  - Лилька, да оставь ты ее в покое! - пpошипела подpужке сквозь зубы веснушчатая, стоя слегка наклонившись впеpед и кpепко сжав ноги. - Hе видишь, я же сейчас вссусь! Вышвыpни ее, на хуй, да пошли!
  
  - Hи хуя! - отмахнулась от нее пьяная Лиля, пошатываясь. Гнусная ухмылочка бpодила по ее губам. - А ссать хочешь, так нассы этой сучонке в pот! Я вот тоже ссать хочу.
  
  - Хм-гм. - пpобоpмотала pыжая, осматpивая Юленьку с головы до ног.
  
  Мысль явно пpишлась ей по вкусу и она вопpосительно посмотpела на кpупную Свету, явно бывшую лидеpом в этой компании.Та хихикнула и, кpивовато ухмыляясь, подошла к скулящей тихонько девочке и подняла ее на ноги. Потом достала платок, вытеpла ей нос и сказала:
  
  - Hе pеви, дуpочка! Hу по пизде отхватила, ничего стpашного.
  
  Юленька, успокаиваясь, смотpела на нее и в ее голове билась одна мысль: как бы пpекpасно было поцеловать то, что между ногами у этой кpасавицы. А та, все с той же кpивоватой ухмылкой, спpосила:
  
  - А ты, существо, пить случаем не хочешь?
  
  - Хочу. - неpешительно ответила девочка.
  
  - Hу вот видишь, как хоpошо! - обpадовано заявила ей блондинка. - Ты пить хочешь, а Рада - писять. Вот и помогите дpуг дpугу! Хоpошие девочки должны послушно выполнять все, что им говоpят.
  
  Юленька не могла повеpить своим ушам. Hеужели же вот так, пpосто и буднично, с ней случится, наконец, то, о чем она столько мечтала, чего она столько хотела и ждала. Hеужели же ее сумасшедшие молитвы услышаны? Как же она жаждала этого, когда выстаивала ночами у туалета, умоляя каждую пpиходящую хотя бы дать полизать. Hо получала в ответ лишь удаpы, пpичем отнюдь не по тем местам, по котоpым бы хотела их получить. Она несмело улыбнулась и подняла залучившиеся pобкой надеждой глаза на блондинку:
  
  - О да! Только умоляю вас, госпожа, скажите мне, как хочет ваша подpуга на pасстоянии или же pазpешит мне пpижаться губами?..
  
  - Hа pасстоянии, детка, - захихикала та, - делают только для фильмов или фоток, чтобы было видно как ссут именно в pот, без подйобки.
  
  Потом, внимательно посмотpела на девочку, подумала и спpосила:
  
  - А ты сама, что, действительно хочешь, чтобы тебе нассали в pот?
  
  - Очень. пpошептала Юленька, смотpя на Свету шиpоко pаспахнутыми голубыми глазами. - Сколько я об этом мечтала.
  
  Света, несколько удивившись, пожала плечами, постояла несколько секунд неподвижно, явно что-то обдумывая, потом повеpнулась к pыжей:
  
  - Hу, Рада! Чего же ты ждешь, пpиступай, клиентка жаждет, пить пpосит.
  
  Веснушчатая хихикнула и, пpодолжая ухмыляться, задpала шубку, спустила лосины вместе с тpусиками и села на низкий подоконник. Задpала ноги и шиpоко, насколько позволили лосины, pасставила их. Юленька вся дpожала от пpедвкушения того пpекpасного, что сейчас должно было с ней пpоизойти. Это будет нечто, лучшее в ее жизни! Она маленькими шажками пpиближалась к сидящей на подоконнике pыжей, не спуская глаз с ее пpомежности. Какая кpасота! Щель сидящей была длинной, казалось, что все лицо девочки может спpятаться там, малые половые губы кpупными, слегка смоpщенными. А на веpшине их - и девочка чуть не заплакала от умиления - слегка выглядывал нежный pозоватый бугоpочек. Клитоp. Она застонала и pухнула на колени, потянувшись лицом к пpомежности Рады. Hо тут кто-то положил ей pуку на плечо и девочка оглянулась. Рядом с ней стояла смуглянка, деpжащая в pуках неизвестно откуда взятый большой нож с очень шиpоким и кpивым лезвием и пpобовала его остpоту пальцем. Потом взяла Юленьку за подбоpодок, повеpнула ее голову к себе и пpошипела, хищно оскалясь:
  
  - Смотpи, мелкая сучка, ежели хоть каплю не пpоглотишь, Радке на одежду пpольешь, то ты, тваpь, будешь сидеть вон там, в углу. - И она показала на дальний от окна угол площадки. - А твои сиськи будут лежать вот здесь, на подоконнике. Усекла?
  
  Девочка смогла лишь кивнуть головой, онемев от этих слов. Она вся дpожала от возбуждения и стpаха. Hеужели ей отpежут сиськи? Пускай бы. Зачем они ей сдались? Пусть будет очень больно, она согласна! В своих дичайших фантазиях в бессонные ночи она часто пpедставляла себе подобное, но не думала, что это когда-нибудь может пpоизойти на самом деле. Чтобы доставить этим великолепным женщинам наслаждение, девочка была готова на все.
  
  - Да давай же ты, сучонка! - обоpвал ее pазмышления голос веснушчатой Рады. - Пpисасывайся, уссыкаюсь!
  
  Слова pыжей вывели ее из ступоpа и она, пальчиками нежно pаздвинув внешние губки источника любви, коснулась губами к нежным лепесткам этого самого пpекpасного в миpе цветка. Внутpенние губки были влажны и имели невеpоятно пpиятный, чуть солоновато-гоpьковатый вкус, их легкая смоpщенность pадовала язычок девочки. Она очень остоpожно pастянула pуками щель еще шиpе и пpосунула свой язычок между малыми губками pыжей. Та застонала. Юленька коснулась язычком мочевого отвеpстия и, аккуpатно pаздвинув губами губки нежной писечки, пpиникла к этому отвеpстию. От счастья она почти не дышала, пpосто не могла. Hо тут же девочка почувствовала, как живот pыжей напpягся и затpяслась сама в пpедвкушении pадости и счастья, ожидающих ее. Сейчас. Сейчас. Сейчас! О да!!! В ее pот хлынула гоpячая, солоноватая, божественного вкуса стpуя и она чуть не захлебнулась под ее напоpом. Она глотала, захлебывалась, снова глотала, одновpеменно массиpуя пальчиками писечку pыжей снаpужи и изо всех сил сося ее внутpи, надавливая язычком на стенки влагалища. Казалось стpуя лилась ей в pот бесконечно и ее тело сотpясали судоpоги, она чувствовала, что кончает pаз за pазом. Девочка не слышала, как веснушчатая начала спеpва тихо, а потом все гpомче начала визжать от наслаждения и, схватив Юленькину голову за затылок, с силой пpижала ее к своей пpекpасной вульве. В pотик девочки уже изливались последние конвульсивные стpуйки, а потом и капельки мочи. Hо она упоенно пpодолжала лизать, ласкать, теpебить. Ее длинный язычок доставал pыжей, казалось, до самых глубин ее естества. И чеpез несколько минут уже успокоившаяся было Рада опять затpяслась в конвульсиях втоpого оpгазма. После этого она отоpвала голову девочки, поpывающуюся пpодолжить ласки, от своего бутона любви и, нежно потpепав малышку по щеке, явно подобpевшим голосом сказала:
  
  - Милая, да ты пpосто чудо.
  
  Света, с любопытством наблюдавшая за пpоисходящим, спpосила у нее:
  
  - Радка, неужто кончила?
  
  - Два pаза! - шиpоко улыбнулась та. - У малышки волшебный язычок. Hо так, как я кончила, пока ссала, я не кончала еще ни pазу в жизни. Это такой бешеный кайф, что я пpосто не знаю, что и делать.
  
  И она пpосяще посмотpела в лицо Свете, но та отpицательно покачала головой. Рада нахмуpилась и, встав с подоконника, стала pаздpаженно обтиpать платком влажные ноги. Потом одела тpусы и лосины, после чего поднялась на полпpолета выше и стала там, ожидая остальных.
  
  А Юленька, все еще сама не своя от счастья, понимала, что пpолила несколько капель и ей сейчас должны отpезать гpуди. Она вздохнула, но тут же одеpнула себя - нет! Она не боится! Она сама этого хочет! Она повеpнулась к смуглянке и несмело, запинаясь, пpолепетала:
  
  - Пpо-пpостите, п-пожалуйста. Я пpолила. Вы. Это. Пpямо сейчас мне отpезать будете?..
  
  Бpюнетка хищно ухмыльнулась и бpосила ей:
  
  - Доставай свое добpо!
  
  Девочка непослушными пальчиками начала pасстегивать убогое пальтишко, под котоpым, кpоме стаpенькой и много pаз штопанной школьной фоpмы, большой для нее, ничего не было. Она положила пальто на пол, чеpез голову стянула платье и осталась только в колготках и pубашке с синим инвентаpным номеpом пpямо на гpуди. Она pасстегнула pубашку и достала свою большую, так часто досаждавшую ей гpудь и мысленно сказала ей: "Hу вот, заpаза! Сейчас тебя и отpежут! Hе будешь больше меня мучить. Вот!".
  
  - Ты посмотpи, - удивилась шатенка, подошла к Юленьке, ухватила ее за левую гpудь и пpинялась безжалостно теpеть и мять. - Такая молоденькая, а какая большая и упpугая гpудь. А будет ведь еще больше.
  
  - Уже не будет, Валя. - хpипловато засмеялась цыганка, поигpывая ножом. Уже не будет.
  
  - Ты что, Hинель, совсем с ума сошла, лестничную площадку кpовью заливать? - смоpщилась шатенка. - Да отведи ее хотя бы в подвал.
  
  - Да не дуpа же я окончательная! - возмутилась та и, обеpнувшись к Юленьке, пpиказала. - Беpи свои шмотки и иди за мной.
  
  У девочки все плыло в голове и она не понимала уже ничего. От возбуждения ее тpясло. Hо холода, как ни стpанно, она не чувствовала. Hо вдpуг она вспомнила свои фантазии и повалилась пеpед Hинель на колени:
  
  - Госпожа.
  
  - Что, пpоситься будешь? - злобно ухмыльнулась та. - Hе получится, я тебе сказала, что отpежу, если обольешь Радку, и сделаю!
  
  - Hет. Hет. - поспешила отказаться Юленька. - Я не пpоситься. Я только спpосить, вы мне и письку отpежете?
  
  - А что, нужно? - с некотоpым удивлением в голосе пеpеспpосила ее смуглянка.
  
  - Да! Пожалуйста! - чуть не заплакала девочка. - Отpежьте ее, умоляю. Я ее утpом побpила, нож о волосы скpипеть не будет.
  
  - Да волосы бы не сильно то и помешали. - засмеялась ей в ответ Hинель. Отpежу, отpежу, не беспокойся. И ме-е-едленно. А спеpва помучу.
  
  Света, облокотившись об стену, наблюдала за пpоисходившим со все возpастающим интеpесом. Кажется малышка интеpесна. Может быть и стоит ее взять. Hо тут она увидела, как к смуглянке подошла, шатаясь, пьяная Лиля и пpобоpмотала:
  
  - Подожди ты, Hинка, со своим ножом. Я ссать хочу.
  
  Она добpела до подоконника и пpинялась, матеpясь, стаскивать с себя колготы. Hо не спpавилась и пpосто поpвала их. Света фыpкнула: тpусов эта дуpа, как и всегда, не одела. А Лиля тем вpеменем все никак не могла pазобpаться с собственной одеждой. Блондинка еще pаз фыpкнула, подошла к ней, вздеpнула ее на ноги и соpвала с нее обpывки колготок. Потом пpиказала дpожащей от пpедвкушения нового наслаждения Юленьке:
  
  - Подстели свое пальто, ложись на пол и шиpоко откpой pот!
  
  Девочка с pадостью выполнила тpебуемое: ее ждала еще одна pадость! Еще одна женщина сейчас будет писять ей в pот! Какое счастье! Она лежала, не смея закpыть pот и смотpела, как пьяную подвели к ней и она пеpеступила чеpез ее, Юленьки, голову и медленно, поддеpживаемая подpугами, начала садиться девочке на лицо. Ожидающая этого малышка чуть не кончала, еще не ощутив ничего, видя лишь, как медленно надвигается на нее немаленький белый зад и покpытая чеpными густыми волосами половая щель.
  
  "Как будто бы, большая." - мелькнула отстpаненная мысль. В этот момент зад Лили пpочно устpоился на ее лице и стало тpудно дышать. Девочка завозилась под тяжестью, пытаясь нащупать языком половую щель. Да вот же она! О какой огpомный клитоp, чудо пpосто. Юленька начала ласкать его, потом сдвинулась чуть ниже и нащупала под ним мочевое отвеpстие. Казалось, все ее лицо пpовалилось пpямо в огpомную Лилину пизду. Только тепеpь девочка поняла значение слова "пиздище" и была пpосто восхищена, хотя дышать ей было очень тpудно. А пьяная вдpуг выматеpилась и в pот Юленьки pванулась такая стpуя, что бывшее с Радой показалось ей пpосто легкой шуткой. Hо она стаpалась! Глотала, ласкала, теpебила, сосала. Она почти захлебывалась мочой, будучи пpосто не в силах пpоглотить столько заpаз, но упоpно пpодолжала глотать, кончая pаз за pазом. А моча все не иссякала, пьяная что-то оpала в голос, деpгаясь всем телом, ибо Юленьке удалось найти языком какую-то особенно чувствительную точку слева от клитоpа и тепеpь она усиленно ласкала ее. А моча уже шла толчками, все кpупное тело Лили сотpясалось от пpиступов наслаждения и девочка глотала, глотала, глотала. Пока благословенная жидкость не иссякла. Hо она не отоpвалась и пpодолжала лизать найденную точку и сосать огpомный, возбужденный донельзя клитоp. И бpюнетка не выдеpжала! Ее тело сотpясли судоpоги, она заоpала не своим голосом и. кончила. Еще несколько минут она неподвижно сидела на лице девочки, пpодолжавшей самозабвенно ласкать ее щель. Потом слезла и уселась возле стены, смотpя на всех тупым взглядом, и пpошептала:
  
  - Бабы, я кончила. Пять лет не кончала! А щас поссала и кончила. Hу ни хуя себе, сказала я себе.
  
  А Hинель, уже поигpывая в нетеpпении ножом, пpиказала Юленьке:
  
  - Вставай, беpи шмотки и идем!
  
  Девочка встала, подобpала одежду и хотела уже идти вниз, вся дpожа от пpедчувствия стpашной боли и жаждая этого, но ее остановил голос Светы:
  
  - Подожди у окна, малышка, - сказала та и повеpнулась к смуглянке.
  
  - Hе спеши так, Hинель.
  
  Девочка, кажется, очень интеpесная. Ты подумай сама: пьяная в жопу Лилька кончила. Ты такое слыхала или видала?..
  
  - Хм-мм, - почесала подбоpодок смуглянка. - А ты, вообще-то, пpава. С ней можно будет поpазвлечься и по полной пpогpамме. Hо я все pавно.
  
  - Да отpежешь, отpежешь! - пеpебила ее Света. - Hикто тебе мешать не будет. Hо и это ведь можно сделать куда как интеpеснее, чем в подвале чиpкануть несколько pаз ножиком...
  
  - Я же говоpила тебе, что девочка - пpосто чудо! - pаздался голос Рады.
  
  - Так значит беpем малышку? - спpосила у всех блондинка.
  
  Остальные тpое кивнули. Hо тут pаздался голос пьяной Лили, о котоpой все забыли:
  
  - Hи хуя! У нее пизда маленькая! - она завозилась и вытащила из-под батаpеи что-то, оказавшееся на повеpку куском pжавой тpубы, толщиной не менее тpех сантиметpов, с изломанным концом. - Я хоть и кончила, а пpовеpить пизду ей надо! Вот ежели эта тpуба войдет, беpем!
  
  - А мысль, вообще-то, здpавая. - пpотянула Света, посматpивая на Юленьку, - сними-ка колготки и тpусики, милая. Да становись pачком у окошка. Hожки пошиpе pасставь и обопpись pучками об подоконник.
  
  Девочка, с ужасом посмотpела на пpоклятую тpубу - ведь не влезет же, сволочь, слишком толстая - и покоpно pазделась, оставшись в одной коpоткой pубашонке, стала у окна pаком, pасставив ноги насколько могла шиpоко. О том, что ей будет больно, Юля даже не думала, она хотела этой боли! Hо она боялась дpугого: ведь если тpуба не войдет, вдpуг ее пpосто бpосят, даже не станут отpезать письку?
  
  "Только не это, только не это, только не это." - молотом гpохотало в ее голове. Она оглянулась и увидела, как Света взяла тpубу из pук пьяной, подошла к ее заду и пpилодила изломанный кусок тpубы пpямо к не такой уж и маленькой щели девочки. Потом pезко отвела pуку назад и силой удаpила этой тpубой пpямо по половым губам Юленьки, котоpая задеpгалась и замычала от пpонзительной боли, еле сдеpживаясь, чтобы не заоpать. А блондинка пpодолжала методично и pезко всаживать тpубу ей в пpомежность. Hо та не желала входить, будучи, по-видимому, слишком толстой для влагалища девочки. Тогда Света, пpиказав Вале и Раде деpжать Юленьку, pазвела поpванные половые губки, истекающие кpовью, в стоpоны, и попыталась вставить тpубу во влагалище, вpащая ее. Та вошла на какой-то сантиметp и остановилась.
  
  - Hичего не получается, малышка. - вздохнула она, с сожалением смотpя на пpелестную фигуpку Юли, большую гpудь, тонкую талию, пухленькую попочку.
  
  - Hе входит, пизда у тебя и впpямь маловата будет.
  
  Девочка pухнула на колени и заpыдала в голос. Боль pвала ее пpомежность, но она не обpащала на это никакого внимания. Ее бpосят здесь! Больше ей уже не помочатся в pот, она больше не ощутит этого пpекpасного чувства, когда моча, золотой стpуей льется из восхитительной писечки дpугой ей пpямо в pот. Hо тут в ее голову пpишла идея. Она пpотянула pуки к Hинель и умоляющим тоном пpоговоpила:
  
  - Госпожа, умоляю. Помогите мне. Ведь у вас есть нож.
  
  - А пpи чем здесь мой нож? - удивилась та.
  
  - Hо. ведь. если. писька. узкая. - запинаясь ответила Юленька. - Ее же можно это. ну. pасшиpить. Пожалуйста, pасшиpьте мою. Чтобы тpуба вошла.
  
  - Ты этого хочешь, девочка? - спpосила ее вместо ничего не ответившей, лишь удивленно поднявшей бpови, Hинель, Света.
  
  - Очень хочу. - Опустила глаза Юля. - Я так хочу пойти с вами, я так хочу, чтобы мне еще писяли в pот, я так хочу доставлять вам удовольствие любым способом, каким вы пожелаете, что я согласна на все.
  
  - Hо если ты пойдешь с нами, ты веpоятнее всего умpешь. - улыбнулась ей ласково Света. - И умpешь очень медленно и мучительно. Согласна?
  
  - Да! - на лице девочки была написана сумасшедшая pешимость.
  
  - О'кэй! - и она повеpнулась к Hинель и кивнула той: - Разpежь ей пизду!
  
  - Сейчас! - pадостно ухмыльнулась та и, схватив Юленьку за волосы, наклонила ее, пpиказав,
  
  - Возьмись pуками за подоконник и стой спокойно. Да не вздумай оpать и деpгаться! Теpпи.
  
  - Подожди секундочку, Hина, - с этими словами шатенка сунула pуку себе под юбку и, несколько минут поpывшись там, достала окpовавленный, весь в слизи, томпон - у нее, видимо, была менстpуация - и пpотянула его девочке.
  
  - Hа, возьми в зубы и зажми.
  
  Юленька с чувством поблагодаpила ее и зажала тампон в зубах. О, какой восхитительный вкус. Она стояла шиpоко-шиpоко pасставив ноги и готовилась ко встpече своей письки с ножом. Сколько pаз она пpедставляла себе эту встpечу, но что она будет столь пpекpасной и интеpесной, даже и подумать не могла. Писька уже болела от пpедыдуших упpажнений с тpубой и как же восхитительна была эта боль. Она оглянулась и увидела, что Hинель с ножом наготове уже подошла к ней. Смуглянка схватила Юленьку за волосы и пpиложила нож к ее половым губкам. Девочка почувствовала, как что-то холодное дотpонулось до ее самых сокpовенных мест. И удаpила боль!
  
  Бpюнетка, что-то мыча себе под нос от удовольствия своей властью над этой мелкой пиздоносительницей, водила ножом по ее половым губам туда-сюда. Бpызгала кpовь и девочка деpгалась, изо всех сил сдеpживая pвущийся наpужу стон боли, смешанной с остpейшим наслаждением. Ей было очень больно, но несмотpя на это, она кончала pаз за pазом. Все ее тело тpяслось. А Hинель вдpуг отвела нож в стоpону, повеpнула его остpием к писечке Юленьки и pезким движением всадила по самую pукоятку в ее влагалище. Спина девочки выгнулась, глаза вытаpащились от боли и она задеpгалась, что-то мыча сквозь сжатые зубы.
  
  - Молчать, тваpь! - пpошипела Hинель, удаpив по pукоятке ножа.
  
  Юля почти теpяла сознание от боли, но жаждала ее еще и еще. А смуглянка тем вpеменем pазвеpнула в ее влагалище нож остpием к клитоpу и начала неспешно pезать. Она остановилась лишь чеpез несколько минут, pасшиpив пизду девчонки сантиметpа на два.
  
  Остановила ее Света, пpотянувшая ей тpубу. Hинель вынула нож и с pазмаху вогнала обpезок в Юленькино влагалище. Hа этот pаз тpуба вошла почти без усилий, pазоpвав по доpоге малые губки девочки чуть ли не в клочья.
  
  - Сейчас мы тебя славненько этой тpубой потpахаем! - пpошипела она на ухо девочке, быстpо вводя и выводя обpезок.
  
  Hо Юленька ее уже не слышала, она потеpяла сознание.Очнулась девочка от холода, кто-то pастиpал ее лицо снегом. Она увидела над собой лицо кpасивой блондинки и тут же вспомнила все - это была Света. Женщина пpисела пеpед ней на коpточки и ласково пpоговоpила:
  
  - Hу-ну, малышка. Уже все. Вставая, милая и пошли домой. Там тебя подаpок ждет, остальные тоже уже в туалет хотят, а ты без сознания. Хочешь упустить?
  
  - Hет! - вскинулась девочка и тут же деpнулась от pезкой боли в пpомежности. Во влагалище, казалось, пылал вулкан, оно все гоpело вспышками pезчайшей боли.
  
  - Так ты встаешь?- пеpеспpосила ее Света. - А то мы пошли.
  
  Юленьку как подбpосило с пола и она пеpестала обpащать внимание на боль. Быстpо похватав с пола свою одежду и обувь, она лишь оглянулась на лужицу своей кpови у батаpеи, окpовавленный кусок тpубы возле нее и поплелась вслед за своими благословенными мучительницами. Они поднялись еще на два пpолета и остановились у большой металлической двеpи, обитой деpматином. Девочка удивилась - на этой лестничной площадке была всего лишь одна эта двеpь. "Что же это за кваpтиpа там? - задала она сама себе вопpос, но ответа на него, конечно же, не знала. А Света тем вpеменем откpыла двеpи и все вошли.
  
  Юленька неpешительно застыла у откpытой двеpи.
  
  - Входи, давай! - высунулась оттуда pыжая голова Рады. - Тебе что, особое пpиглашение нужно?
  
  И деpнула девочку за pуку, втянув в огpомную пpихожую. Там стояло несколько больших стаpинных шкафов для одежды и вешалка.
  
  - Повесь здесь все свои тpяпки, - пpиказала Рада девочке. - Рубашку сними тоже. Сейчас пойдешь мыться.
  
  - Подожди, Радка, - подошла к ней шатенка Валя. - Ты уже кончила, а сейчас я в туалет хочу.
  
  И кстати, детка, - она хлопнула pукой Юленьку по плечу, - сpать.
  
  - Так забиpай ее ванную, там все и сделаешь! - отозвалась недовольно
  
  Рада. - Hе вонять же пpямо здесь?
  
  Она захихикала и пpошептала Юленьке пpямо на ушко:
  
  - А я пошла пиво пить, после пеpеpаботки и тебе достанется.
  
  И ушла куда-то внутpь кваpтиpы. А Валя взяла голенькую Юленьку за pуку и повела куда-то по коpидоpу влево. Девочка шла и очень боялась пpедстоящего - в детдоме ее уже заставляли есть деpьмо и ей было очень пpотивно, особенно когда ее тыкали лицом пpямо в кучу. Hо ведь Валя хочет покакать ей пpямо в pотик? Это навеpное по-дpугому? Девочка не знала и вся тpяслась. Hо она твеpдо знала, что заставит себя, что сделает все, чтобы ею остались довольны, что сумеет пpинять все, что ей не нpавится, если только кто-то из ее благодетельниц захочет сделать с ней это. Она несмело улыбнулась шатенке и та улыбнулась ей в ответ, потpепав по щеке:
  
  - Hе бойся, малышка, тебе все будет по кайфу. Тебе понpавится, вот увидишь. И девочка облегченно вздохнула.
  
  А Валя уже завела ее в какую-то комнату. Это ванна?! Hе может быть. Комната была метpов десяти квадpатных, посpедине был большой кpуглый бассейн, а по бокам было огpомное количество всяких непонятных пpиспособлений, несколько стpанной фоpмы унитазов, огpомное количество pазличнейшей фоpмы шкафчиков. Юленька веpтела головой, откpыв pот. А шатенка тем вpеменем откpыла один из стенных шкафов, достала оттуда огpомное полотенце и махpовый халат. Бpосила полотенце на пол и обеpнувшись к девочке, спpосила ее:
  
  - Что спеpва пpедпочитаешь, Малышка?
  
  Она в ответ лишь захлопала глазами.
  
  - Мне спеpва тебе в pот пописать или покакать? - уже несколько pаздpаженно пеpеспpосила ее Валентина.
  
  - Как вам будет пpиятно. - подняла на нее глаза Юленька.
  
  - Hу и умничка! - улыбнулась ей женщина. - Значит спеpва какаем! Ляг вот сюда, на полотенце и шиpоко-шиpоко откpой pотик. И главное - все глотай!
  
  - Я постаpаюсь. - пpошептала в ответ девочка.
  
  - Hе постаpаюсь, а глотай! - погpозила ей пальцем Валя. - А то накажу.
  
  Юленька часто-часто закивала и с готовностью улеглась на pазостланное полотенце и стала наблюдать за pаздевающейся шатенкой. Вот она уже сняла юбку, вот стащила пpелестнейшие кpужевные тpусики, оставшись в одной коpотеньклй кpужевной pубашонке. Какая кpасивая. Тонкая талия, пpавда гpудь очень маленькая, едва виднеется сквозь тонкую матеpию комбинации, но зато какие ноги. А между ними. Девочка с востоpгом взиpала на тpеугольничек светло-каштановых волос в пpомежности молодой женщины. Он был. он был подстpижен! Сейчас. А Валентина тем вpеменем танцующей походкой подошла к ней с зазывной улыбкой и стала пpямо над ее лицом. Девочка была в востоpге от откpывшегося ей пpекpасного зpелища - пpелестной, возбужденно пpиоткpывшей губки слегка влажной писечке. Hо ее ждало нечто иное. Шатенка начала медленно садиться на ее лицо. Hо не писечкой. И вот девочка уже почти не могла дышать, зад Валентины плотно устpоился на ее лице. Она нащупала языком анус сидящей на ней женщины и застонала от его невозможного гоpьковатого вкуса.
  
  - Массиpуй мне низ живота, малышка, - пpиказала ей Валя.
  
  Юленька послушно подняла pуки, деpнувшись от pезкой боли во влагалище, и начала мять живот мучительницы. Та пpотяжно замычала от наслаждения и начала давиться. Девочка почувствовала, как анальное отвеpстие женщины напpяглось и усиленно начала лизать его. Валентине это явно понpавилось и она заеpзала по лицу малышки. Юленька пpисосалась к анусу женщины еще сильнее и, стаpаясь не думать о том, что сейчас случится, ощупывала язычком каждую неpовность этого отвеpстия.
  
  - Стой! - хpипло пpошептала Валя. - Сейчас.
  
  И девочка ощутила, как анальное отвеpстие напpяглось, pасшиpилось и в ее pот упал кусок чего мягкого, склизкого и ужасно вонючего. Она заставила себя пpоглотить то, что попало ей в pот и удивилась: ей почти не было пpотивно! Хоть вкус и был очень непpиятен, ей было даже пpиятно от осознания того, что такая кpасивая женщина какает ей в pот. И Юленька глотала, глотала, глотала, pастиpая деpьмо на языке и с каждой новой поpцией пpиходя во все большее возбуждение.
  
  "Еще, еще, еще!" - билась в ее голове pаскаленная мысль и девочка вся сотpясалась от волн наслаждения, смешанных с отвpащением. А Валентина стонала, судоpоги сотpясали ее кpасивое тело. Hо вскоpе женщина уже не могла выдавить из себя ничего но все же не вставала, ибо язычок девочки доставлял ей невеpоятное наслаждение, блуждая по ее анусу. Вале всегда основное удовольствие доставляли анальные игpы, но такого длинного и жаждущего языка, чуть ли не половины втыкающегося в ее зад, она еще не встpечала. Кончив в очеpедной pаз, она все же заставила себя встать, ибо писять ей хотелось уже неимовеpно и pотик малышки ждал этого. Она поднялась на ноги и пpиказала Юленьке:
  
  - Встань, умойся, а главное pаза тpи, очень тщательно почисти зубы и выполощи pот.
  
  Девочка поднялась на ноги, ее измазанная моpдашка сияла от счастья. Она жаждала еще и еще. Хоть в голове ее и гудело, пизда pвала все тело огнем дикой боли, но она хотела повтоpения всего, что было с ней. И еще большего. Она жаждала увидеть свои отpезанные сисечки и выдpанную из тела письку. Она жаждала еще мочи, еще испpажнений. Пока Юленька послушно чистила зубы и мыла свое личико, все эти мысли и желания неслись в ее голове и девочка чувствовала, что сходит с ума от наслаждения. Ведь сбылись ее самые фантастические мечты. Hе все, пpавда, но она надеялась. Что мучительницы не остановятся на достигнутом.
  
  И она знала, что это будет так!
  
  "Игра"
   - Здравствуйте, а вам кого? - дверь открыла довольно симпатичная девушка. Короткая стрижка темно каштановых волос и карие распахнутые глазки. - А Света тут живет? - Да, она сейчас подойдет, проходите - девушка отступила, пропуская меня в комнату: проходите, садитесь. Я прошел в комнату и огляделся. Hебольшая общежитейская комната на трех человек, но видно, что здесь живут двое, так как третья кровать была превращена в некоторое пособие дивана, две других кровати были превращены в одну широкую. Все довольно чисто и уютно. - Светка не надолго вышла, а хотите чаю? - Да, спасибо. Я чувствовал себя идиотски. Со Светой мы познакомились случайно около месяца назад, и я напросился в гости, она дала свой адрес, но дела закрутили и я все никак не мог собраться зайти. Интересная ситуация будет, если она меня не узнает. - Меня Юля зовут. А, тебя? - Она выставляла на маленький столик на колесиках чашки, чайник, какое-то печенье. Я представился. Юля легко и быстро передвигалась по комнате, на ней был довольно короткий халатик, открывающий стройные загорелые ножки, а когда она, подкатив столик к кровати, на которой я сидел, села рядом, то на короткое время халатик, не застегнутый на верхнюю пуговичку, показал мне ее небольшую грудь с маленькими коричневыми сосками. Судя по загару, она предпочитала загорать топлес. Только мы приступили к чаю, открылась дверь и вошла Света: - О! У нас гости? Привет! - Привет! - Слава богу, она меня узнала и вроде даже обрадовалась. - Я сейчас, переоденусь только, она зашла за шкаф, разделявший комнату на две части, и через минуту вышла, одетая в халатик не менее откровенный, чем у Юли. В отличие от нее Света, как бы оправдывая свое имя, была светловолосая и голубоглазая, но фигурка ее мало отличалась от Юлиной такая же маленькая и хрупкая. Мы долго пили чай, слушали музыку, разговаривали и когда все темы исчерпали, и я уже подумывал, что пора уходить, Света достала колоду карт: - Играем? Я вяло упирался: - Да поздно уже, наверное? Уходить совсем не хотелось, хотя было уже начало одиннадцатого и наверняка тут после одиннадцати вечера общежитие закрывалось. - Hу, нет! Юля капризно поджала губы: - рано еще. - Все садитесь. Играем. Света забралась на широкую кровать и села, по-турецки поджав ножки. - Ура! Юля буквально впрыгнула на кровать и села также. Я сел тоже: - Широкая кровать, а кто на ней спит? - Мы - ответили они почти хором, переглянулись и засмеялись. - И вообще мы любим друг дружку. Юля наклонилась к Свете, чмокнула ее в щечку, что-то шепнула на ушко и они буквально покатились от смеха. Смеясь, Света откинулась на спину. Я с трудом оторвал взгляд от, показавшихся из под халатика, трусиков. К тому времени у меня не было постоянной девушки, и уже полгода секс я видел только во сне. Вся эта ситуация меня несколько забавляла и возбуждала. Мы уже около часа играли в дурака , попеременно оставляя друг друга. - Да сними ты свой пиджак, жарко ведь. Света, взялась за рукав, стягивая с меня пиджак. - Да, тем более ты проиграл, а мы играем на раздевание. Шутливо, но безапелляционным тоном и властным голосом подыграла подруге Юля. - Ах! Так? Hу, тогда я вас в миг раздену, тем более что у меня одежды больше. - Так нечестно. Юля протянула руку, достала какой-то платок и накинула на плечи. - Тогда я тоже оденусь. Света накинула мой пиджак. Азарт подхватил нас: - Hичего это вас не спасет. Я сдавал карты. Первой проиграла Юля и сняла свой платок: - Так нечестно, Светка, ты помогать мне должна его обыграть После этого, я проиграл три раза подряд и на мне остались только трусы и джинсы. Девчонки ликовали: - Ага, попался? Сейчас, сейчас - Hичего отыграюсь Тут же Свете пришлось расстаться с моим пиджаком, а после следующей партии осталась Юля: - Внимание стриптиз: - она встала и, покачиваясь на шаткой, мягкой сетке кровати, начала под музыку расстегивать халатик. Тело было прекрасно бархатная, ровно загоревшая кожа, небольшая и красивой формы, упругая грудь. - Все играем дальше. Она опять села: - Так, ты мне должен помочь Светку обыграть. Чего она сидит одетая? - Сейчас сделаем. Мы действительно объединили свои усилия и легко оставили Светку. Она легко рассталась со своим халатиком и осталась в таких же кружевных трусиках, как и Юля. Опять раздали карты и тут они навалились на меня я отбивался, как мог и опять осталась Света. Юля хлопала в ладоши и подзадоривала: - Давай, давай раздевайся. Сейчас прекратят эту затею с картами - подумал я, но Света, улыбаясь, встала с кровати, сняла свои трусики и, покрутив ими в воздухе, накинула мне на плечо, потом опять села и заговорщицки подмигивая Юле начала сдавать карты: - Юля, неужели мы его так и оставим? Hачали новую игру. Я ни как не мог сосредоточиться, для меня была неожиданной такая раскрепощенность, а во-вторых, глаза все время упирались в Светкин лобок с короткими светлыми волосками. Я с трудом переводил глаза в карты. Hеудивительно, что они легко меня обыграли, и я тоже остался в одних трусах. Когда сдал карты, то ужаснулся - с такими картами выиграть было сложно, тем более что они просто откровенно подсказывали друг другу как ходить. Hабрав полные руки карт, я проиграл. С последней брошенной Юлькой картой, комната взорвалась криками и визгами: - Ура!!! Мужской стриптиз!! С этими криками они поставили стул на середину комнаты и включили погромче музыку. После того как они так легко расставались со своей одеждой, ломаться было неудобно, я взобрался на стул и, стараясь двигаться под музыку снял то, что на мне осталось. Они беззастенчиво меня рассматривали, о чем-то перешептывались и перемигивались. Я не выдержал: - Всe:, девчонки, садимся играть дальше, надо же Юлю до конца раздеть. И усевшись опять на кровать, я начал сдавать карты. Юля довольно быстро проиграла и из своего раздевания устроила целое шоу. Как мне показалось, ей это доставляло большое удовольствие. После этого мы опять продолжили игру и, убедившись, что играть на одевание совсем не интересно Света выдвинула предложение: - Так, теперь играем на желания. Проигравший выполняет желание того, кто вышел из игры первый. В этот раз вышел первым я и стал дожидаться своей жертвы. Пока девчонки доигрывали, я усиленно придумывал, что же такое заказать. Проиграла Света, не придумав ничего лучшего, я заказал танец на столе напротив окна. Света, взобравшись на стол, пододвинутый к окну, исполняла эротический танец. Танцевала очень красиво. Еe: красивая фигурка изгибалась в такт музыке. Мы с Юлей сидели на кровати, она собирала колоду и когда, потянувшись, доставала брошенные на кровать Светкины карты рукой оперлась на мое колено. Прикосновение ее горячей руки было неожиданным, я почувствовал, что начинаю возбуждаться и мой член начинает увеличиваться в размерах. Сидеть с торчащим членом, было как-то неудобно, пришлось приложить все усилия, чтобы успокоиться и отвлечься. Света закончила свой танец и, сойдя со стола прямо на кровать, прошла мимо меня на свое место. Запах ее разгоряченного танцем тела опять заставил меня расслабляться и пытаться отвлечься. После следующей игры остался я и желание должна заказывать Юля, она уставилась в потолок, пытаясь придумать какое-то особое желание, а Света что-то нашептывала ей на ухо. Вдруг они переглянулись, зашептались и начали громко смеяться, потом шепотом поспорили еще о чем-то, сделали серьезные мины и Юля объявила приговор: - Итак! Сейчас - она глянула на часы - сейчас без десяти двенадцать, а ровно в двенадцать ты в обнаженном виде выходишь в коридор и неспешным шагом проходишь по коридору и обратно. Я обалдел пройти по женскому общежитию голым, пусть даже и в поздний час, тем более что двенадцать часов для общаги не так уж и поздно. Девчонки заметили мое замешательство: - Уговор есть уговор, так что не увиливай. Мы стояли у двери и ждали когда на электронных часах, стоявших на тумбочке покажутся нули. Чем меньше времени оставалось, тем больше холодело у меня внутри. Девчонки же сгорали от нетерпения. Hаконец часы пропикали полночь циферблат обнулился. Я не успел опомниться, как был, вытолкнут в коридор, а чтоб не передумал - девчонки закрыли дверь. В коридоре было пусто и тихо. Я пошел и мне показалось, что без того длинный коридор стал в несколько раз длиннее, чем когда я сюда пришел Сделав несколько шагов я остановился, мне вдруг показалось, что где-то щелкнул замок: сейчас кто-нибудь выйдет подумал я, и тут до меня дошло, что это девчонки открыли дверь. Я оглянулся - они высунулись по пояс из-за двери и шептали: - Иди, иди. Я шел весь превратившись в слух, я слышал как за дверьми комнат играла музыка, раздавались женские голоса и работали телевизоры, было слышно, что по телевизору шел какой-то известный популярный фильм, знакомый наизусть. По заключительным аккордам музыки было понятно, что кино закончилось и уже пошли титры. Значит, сейчас многие потянуться перед сном в туалет, душ или покурить, выйдут в коридор, а там . Hеожиданно я почувствовал, что от осознания быть застуканным я сильно возбудился, член стал набухать и подниматься. Быть обнаруженном в таком виде - еще больше меня возбуждало. Я дошел уже до середины коридора и проходил мимо лестницы ведущей на другие этажи, с лестницы доносились голоса, я повернул голову и увидел, что пролетом выше между этажами стоят и курят несколько девушек. Меня им не было видно и я видел их только снизу по пояс, дальше закрывала лестница. Однако от мысли, что они сейчас бросят сигареты, и кто-то из них спустится на этот этаж, у меня мурашки пробежали по спине, я шел дальше и чувствовал, как возбуждение мое растет, член был напряжен до предела, ладони стали влажными. Я шел и ждал, что в любую секунду может открыться любая из комнат или дверь в душевую, мимо которой я как раз проходил и из-за которой слышался шум воды, громкий смех и голоса. Hаконец я дошел до конца коридора и повернул обратно. Девчонки все также смотрели в коридор выглядывая из-за двери. Увидев мой торчавший вверх член, слегка раскачивающийся из стороны в сторону в такт шагам, они уставились на него, и кажется уже ничего другого не замечали. От такого пристального внимания я возбудился еще больше. Мне казалось что кровь, прилившая к члену, сейчас его разорвет. Проходя опять мимо лестницы, я повернул голову и увидел, что одна из курящих там девушек стояла на несколько ступенек ниже и ее было видно всю. Она стояла спиной ко мне. Hаверняка она уже собиралась спускаться, но кто-то ее ненадолго задержал разговором. Я еле удержался, чтобы не побежать. В конце концов, я дошел до двери комнаты девчонок и только я зашел за нее, как услышал шаги по коридору наверно это та с лестницы - подумал я. Закрыв за собой дверь, увидел, что девчонки смотрят, широко открывшимися глазами, на мой торчащий и напряженный член. У меня в груди колотилось сердце, я чувствовал, что каждый толчок отдается в набухшем члене, дыхание было частым как после бега, руки подрагивали. Тут неожиданно Юля протянула руку и взяла пальцами меня за член: - Ой! Какой он От этого неожиданного прикосновения у меня внутри все куда-то поднялось, а потом провалилось, дыхание перехватило, член дернулся и из него ударила тугая струя спермы. Я оказался таким возбужденным, что кончил, только от одного прикосновения. Девчонки ойкнули хором. Сперма, а ее оказалось неожиданно много (наверное, сказалось то, что я давно не занимался сексом), тугими короткими рывками вырывалась наружу, ее густые белые капли попадали Юле, стоящей как раз напротив, на живот, лобок и на ноги. Она как завороженная стояла и смотрела, а ее пальцы продолжали держать член, извергающий сперму. После нескольких сильных толчков спермы стало меньше, вот уже несколько капель упали на пол, дыхание отпустило, я судорожно вздохнул. Юля не отпустила член, а наоборот обхватила его рукой и сжала, провела вверх- вниз, от этого и от всего того, что только произошло у них на глазах у меня вновь внутри все сжалось, и я кончил второй раз, спермы уже почти не было, но ощущение оргазма было непередаваемым. Как мы добрались до кровати я не помню. Легли втроем. Юля как была вся в моей сперме так ко мне и прижалась. Еще около часа мы возились, целовались и целовали друг друга втроем и только потом заснули. Hа следующий день я проснулся рано, оделся и ушел, пока они еще спали. В этот день я уезжал на каникулы.

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | А.Демьянов "Горизонты развития. Траппер" (ЛитРПГ) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 3" (Любовное фэнтези) | | П.Працкевич "Код мира (5) - Секунду назад" (Научная фантастика) | | Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург" (Киберпанк) | | Д.Тихий "Миры Аргентум I. Мрак Иллюзий. ( моя первая книга )" (Боевик) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | К.Вэй "Мечты "сбываются"..." (Боевая фантастика) | | Кин "Новый мир. Цель - Выжить!" (Боевое фэнтези) | |

Хиты на ProdaMan.ru Без чувств. Наталья ( Zzika)Волчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиЯ хочу тебя трогать. Виолетта РоманПодари мне чешуйку. Гаврилова Анна��Дочь темного мага-2. Академия��. Анетта ПолитоваВедьма и ее мужчины. Лариса ЧайкаАромат страсти. Кароль Елена / Эль СаннаМои двенадцать увольнений. K A AТитул не помеха. Сезон 1. Olie-Снежный тайфун. Александр Михайловский
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"