Лурье Нотэ: другие произведения.

В ночном

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Лирический рассказ о любви.


В НОЧНОМ

Нотэ Лурье - молодые годы []
  
   Шепа Мотыга с нетерпением ждал Янинку. Это не мешало ему проворно сгружать кирпич с пыльной под-воды и складывать его возле недостроенного хлева, ко-торый свежеобструганными стропилами упирался в про-зрачно-голубое небо.
   Хоть бы скорее вернулась Янинка! И, представляя себе ее загоревшее лицо, обрамленное светлыми пуши-стыми волосами, голубые глаза, ямочки на щеках, когда она улыбалась, Шепа чувствовал, в груди -- то справа, то слева -- что-то скользит, щекочет словно кусочек гладко-го льда, отчего замирает сердце. Время от времени Шепа приподнимал обтрепанную соломенную шляпу, надвину-тую на самые брови, и, прищурившись, смотрел в степь. Потом переводил взгляд на артезианский колодец, где к вечеру, при заходе солнца, сбивается стадо и коровы надолго припадают к длинным деревянным корытам с чистой прохладной водой.
   Зачем это ей, Янинке, вдруг понадобилось сегодня идти встречать стадо? Как будто коровы сами не нашли бы дороги. А вот коней давно бы пора гнать на пастби-ще. Но без Янинки Шепа в ночное не поедет. Если упра-вится, найдет еще какую-либо работу. Даже такую, ка-кую сейчас можно бы и не делать. Будет здесь крутить-ся, пока Янинка не появится с вечерним стадом.
   Тогда они сядут верхом на лошадей и погонят табун в балку.
   Алуштинская пегая кобылица подошла к краю заго-на, вытянула небольшую красивую голову с волнистой гривой и негромко заржала, глядя на дорогу, которая, извиваясь, шла в гору между золотистыми полями к молодой, недавно возникшей здесь еврейской деревне. Потом лошадь повела головой и большими грустными глазами уставилась на заходящее солнце, которое игра-ло, как рыжий жеребенок, -- то пряталось, то снова по-казывалось из-за золотых ветвей молодого сада.
   Кто бы мог подумать, что за таким закатом последу-ет грозовая ночь.
   Шепа Мотыга взял путы и стал развязывать узлы. Пот катился из-под соломенной шляпы и, задерживаясь на широких черных бровях, скатывался по лицу, по шее за ворот рубахи. Даже вечер не приносил прохлады. Давно уже стоит эта нестерпимая жара, иссушая зем-лю, и пшеница, не созрев, начинает желтеть.
   Мысли у Шепы были невеселые: а может, Янинка не захочет поехать с ним в ночное, и зря он держит в загоне голодных коней. Давно пора им быть на паст-бище. Он не замечал, что он перебирает давно уже рас-путанные веревки. Он оглянулся. Откуда-то из Кривой балки донеслась песня.
   Вчера, когда они там, в балке, пололи кукурузу, Янинка подняла голову, улыбнулась и весело спросила:
   -- Федора знаешь? Федора Анцековского?
   Конечно. Как же не знать председателя Айджурского сельсовета.
   -- Чего это ты вдруг вспомнила Федора? -- спро-сил он.
   Она рассмеялась и пошла дальше по своей делянке.
   Вечером, когда закладывали фундамент под конюш-ню, она с Шепой еще раз заговорила. Все слышали, как она сказала: ни с кем так легко и весело ей не работает-ся, как с ним. Теперь она всегда будет с ним в паре.
   -- Ты, Шепа, надежный, как гора.
   Очень довольный, он что-то буркнул.
   Ему тоже легко и радостно работать рядом с Янин-кой. Она еще увидит, какой он крепкий и неутомимый. Покажет, на что способен. Да вот и сегодня: сам и при-вез, и разгрузил и бревна и кирпич. Никто еще за день не привез столько. И Шепа удовлетворенно оглядел двор, обставленный подводами, арбами, мажарами, ко-силками, заваленный бревнами и кирпичом.
   Занятый своими мыслями, он не сразу увидел при-близившееся стадо. Рябая корова с отяжелевшим выме-нем, хлестнув себя длинным хвостом по спине, пусти-лась к огороду, откуда доносился сладкий запах созрев-ших дынь. Нинка, едва касаясь земли босыми ногами, помчалась за ней. Забежав вперед, широко раскинула руки и отогнала корову. Пестрое ситцевое платье плотно облегало стройную фигуру девушки, мягкие глубокие складки спадали на крепкие, красивые ноги.
   Шепа не мог глаз от нее отвести.
   -- Ты еще не вывел лошадей в ночное? -- с укором спросила Янинка, увидев его возле загона.
   -- Я пока... вот видишь, кирпич, бревна... -- расте-рянно бормотал Шепа, помогая ей привязать корову. -- Тебя ждал. Сейчас вместе поедем.
   -- Еще чего?! -- с досадой отозвалась Янинка и, взяв ведро, пошла к корове.-- Ну, рябая, убери ногу!
   Шепа потер правый глаз, потом левый. "Всегда, ког-да теряешься, глаза начинают чесаться. Не хочет Янинка ехать в ночное, и не надо,-- подумал Шепа.-- Возьму с собой Кудлатого, будет веселее. Куда это путы подевались..."
   -- Вот тебе и на! Забыла, что сегодня и мой черед, -- недовольно взглянув на Шепу, сказала Янинка и, за-жав юбку коленями, присела возле коровы на корточки, тряпкой стала вытирать вымя.
   -- Не надо было забывать, -- буркнул Шепа и пошел разыскивать путы.
   ...Синие сумерки опустились на долину, когда Шепа и Янинка погнали лошадей ТСОЗа в ночное.
   Девушка ехала молча, опустив голову, она была не в духе. Собиралась сегодня пойти в Джелал на комсо-мольский вечер, и вот пожалуйста -- паси коней! А на вечере будет Федор. Он ведь тоже рассчитывает на эту встречу. Столько дней уже не виделись. А Федор нужен ей, нужен, как дождь этим полям. Могла бы завтра поехать в ночное. Ведь Федор будет ждать. Хотя... мо-жет, так даже лучше! Пусть думает, что не спешит она увидеться.
   Пегая кобылица, на которой ехала Янинка, весело заржала, повернув голову к лошадям, привязанным к ее уздечке.
   На буланом жеребце покачивался Шепа. Он то по-хлопывал коня по холке, то поглаживал его густую чер-ную гриву. Никогда Шепе не было так хорошо и радост-но. В небе плескалась луна, и мягкий голубоватый свет колыхался над полями.
   Степь притихла. Только из-за Джелальской горы время от времени слышался отзвук далекой песни. Пар-ни и девушки шли в клуб на вечеринку.
   -- Шепа, -- вдруг позвала Янинка, -- Шепа!..
   Он придержал Буланого, и она взглянула на него большими ласковыми глазами.
   -- Что, Янинка? -- радостно откликнулся Шепа.
   -- Зачем я тебе нужна? -- тихо сказала она. -- Раз-ве ты сам не справишься? Будь другом, попаси сегодня ты, а завтра -- я.
   Шепа нахмурился и, не ответив, ударил босыми пят-ками жеребца в бока.
   -- Подожди! Не скачи так! -- кричала ему вслед Янинка. -- Что ты помчался как оглашенный?!
   ...Аншл Коблицер, конюх соседнего ТСОЗа, возвра-щался домой. С бахчи он завернул по кривой меже в соседнюю украинскую деревню, чтобы договориться о породистом жеребце для гнедой кобылы. Вот уже несколько дней, как гнедая мечется, томится, рвет сбрую. Он глаз с нее не спускает, боится, чтоб не при-стал к ней какой-нибудь захудалый черт, непородистый жеребец. Какой же был бы он, Аншл, конюх, если бы допустил это. Надо было подыскать жеребца породисто-го для Гнедой, чтобы получился жеребенок такой краса-вец, что хоть показывай на выставке.
   Потомство от Вороного, которого он видел в украин-ском селе, будет что надо. Обо всем договорено. Завтра утром приведут жеребца. Аншл был доволен, он достиг своего. Остановился, собираясь закурить. Вдруг в сизой мгле увидел он клубящуюся пыль и различил на дороге силуэты всадников, скакавших навстречу. Подождав немного, Аншл крикнул:
   -- Кто это? Янинка, ты?
   Девушка натянула уздечку, кони остановились. Аншл Коблицер пригладил рыжие курчавые волосы и, улыбаясь, спросил:
   -- Э-э... Янинка, куда ты, красавица, направи-лась? -- и озорные искорки блеснули в его глазах.
   Янинка безразлично поглядела на него.
   -- А ты чего прогуливаешься тут?.. Ваши земли ведь, кажется, возле Старого колодца?
   Аншл оттолкнул лошадь, подошел ближе к девушке.
   -- Откуда? Я, видишь ли, был в Добрушино. По-дыскал там жеребца. Пусть берут сколько хотят, на все согласен. Последнюю рубаху и ту бы отдал. Но жеребе-нок будет красавец. На тебя похожий, Янинка, дорогая!
   -- Скорее на тебя, -- недовольно буркнул Шепа.
   Аншл даже и не оглянулся на него, подошел к де-вушке и взял ее за лодыжку. Янинка рассмеялась и дернула ногой.
   -- Отпусти, слышишь? Отстань! ..
   Аншл неохотно отступил.
   -- Если б ты видела Вороного, черт побери! Мощ-ный, могучий! Получим от него жеребенка такого, что хоть сразу в упряжку. Вот будут и у нас породистые кони. Это так же верно, как то, что ты яблонькой рас-цвела. Эх, как щечки твои пылают, Янинка, дорогая, что-бы ты здорова была!
   Шепа нахмурился и тронул поводья.
   -- Лошади голодные, -- сухо обратился он к Янин-ке. -- Что ты остановилась? Не время теперь болтать.
   -- Сейчас поедем. Аншл, отпусти уздечку!
   -- Эх, Янинка, как я ему завидую, -- он указал на Шепу. -- Завидую!
   -- Иди, иди! -- Девушка оттолкнула Аншла.
   -- Не толкай меня, Яниночка. Видишь, какая нам светит луна? Что ж ты меня гонишь?
   -- Вовсе не гоню. Хочешь, давай с нами! -- смеясь воскликнула она. -- Садись на нашего жеребца.
   -- Тоже мне жеребец! -- поморщился Аншл. -- При-ходи завтра к нам, такого красавца, как Вороной, ты сроду не видела! Когда его пускают в табун, всех кобылиц в дрожь бросает.
   -- Ну, хватит! -- с досадой оборвал его Шепа. Аншл с пренебрежением оглянулся на Буланого, на Шепу и не спеша зашагал по пыльной дороге.
   Шепа и Янинка стреножили коней, пустили их пастись, а сами пошли подыскать место, где можно от-дохнуть. Нашли зеленый лужок. Шепа опустился на ко-лени и в нерешительности покосился на Янинку -- мож-но ли прилечь. Янинка не спеша причесала свои корот-кие светлые волосы, опустилась на траву и, расправив платье, прилегла рядом с Шепой.
   Почва после дневного зноя была сухой и теплой. Степь давно жаждала влаги, дождя. Но высокие Алуш-тинские горы, которые издали казались синими, задер-живали тучи, наползавшие с моря. Ни одного дождя не выпало за все лето. Земля трескалась. Сначала появи-лись на ней узенькие трещины, в которые мог бы заползти лишь муравей, потом они становились все шире. Сухим зноем дышала земля, а небо оставалось таким же чи-стым, как выдержанное в подвалах Ореанды вино.
   Ничего так не желали загорелые переселенцы, ев-рейские крестьяне, как первого своего урожая.
   Янинка перевернулась на спину, уставилась в звезд-ное небо. Вспомнила первомайский вечер.
   Джелальский клуб был переполнен. Парни и девуш-ки громко смеялись, нетерпеливо дожидаясь концерта. Переступив через порог, Янинка сразу же заметила Фе-дора -- он с кем-то разговаривал; она прошла мимо и остановилась в противоположном углу. На стене висел плакат, и Янинка подошла к нему. И вдруг почувствова-ла на плечах чьи-то ладони. Позади нее стоял Федор.
   -- Что читаешь, Янина?
   -- Разве не видишь? -- улыбнулась она, чувствуя, как кровь приливает к щекам, к шее.
   -- Вижу, конечно, прошлогодний плакат! -- Федор тоже улыбнулся.
   -- А я и не заметила, что прошлогодний. -- Подума-ла: "Какие красивые у Федора волосы". И с улыбкой сказала: -- Ты почему не причесался? Идем... Идем, я тебя причешу.
   ...Шепа лежал молча и сосредоточенно жевал стебе-лек катрана. Потом ему это надоело, и, сорвав белевшую рядом ромашку, коснулся цветком щеки девушки.
   -- Что, задремала, Янинка?
   -- И не собиралась, -- неохотно ответила она.
   -- О чем же ты сейчас думала? -- с любопытством спросил Шепа.
   -- Не помню уже... А где лошади? Смотри, чтоб в пшеницу не забрели.
   -- Слежу. -- Шепа сел, незаметно придвинувшись ближе к Янинке. -- А я о чем думаю, знаешь... Я ду-маю -- вот если бы убрать верхушки Алуштинских гор.
   -- Это зачем? -- удивилась она.
   -- Понимаешь, если убрать, они бы не задерживали тучи.
   -- Ох, какой умник! Ну иди убирай, кто тебе мешает?!
   -- Давай вместе ,-- улыбнувшись, сказал Шепа. -- Вместе веселее.
   -- Ты вправду говоришь, не шутишь?! -- Она сверк-нула лукавыми глазами.
   -- Конечно, вместе... с тобой.-- Он еще что-то хотел добавить. Но Янинка вскочила и побежала завернуть лошадей, которые добрались на своих спутанных ногах почти до самого пшеничного поля.
   Подул ветер. Закачались, зашумели хлеба. Янинка, поеживаясь, направилась к стожку сена. Шепа последо-вал за ней.
   -- Ой, ты только посмотри, какие тучи! -- сказала Янинка, застегивая на верхнюю пуговицу свое ситцевое платье, и, нагнувшись, полезла под невысокий стог.
   Ветер крепчал, небо затягивали черные, растрепан-ные тучи.
   -- У-ва! .. Будет ливень! -- сказал Шепа и тоже за-лез под стожок.
   -- Это еше неизвестно,-- задумчиво заметила Янин-ка боясь, как бы не сглазить долгожданный дождь.
   -- Вот увидишь! Целый день кони потели.
   -- Они и вчера, и на прошлой неделе потели. Все дело в том, кто их погонял.
   -- И ласточки низко летали, -- продолжал Шепа.
   -- Тоже не очень надежная примета, -- усмехнулась Янинка.-- Тебе не холодно, Шепа?
   -- А тебе, Янинка?! В таком легком платье, конечно, холодно. Придвинься ближе.-- Он обнял девушку и при-тянул к себе. Их волосы смешались -- его растрепанные черные, пахнущие щедрой землей, и ее светлые, словно пропитанные запахом свежего сена.
   -- Будьте добры, товарищ Шепа, -- очень спокойно сказала Янинка,-- уберите руки и, сделайте одолжение, засуньте их поглубже в собственные карманы.
   У Шепы пересохло в горле. Он хотел что-то сказать и не мог.
   -- Шепа, ты что, оглох?!
   Он отпустил Янинку, чувствуя себя очень обижен-ным. Молчала, а потом вдруг -- на тебе.
   А тучи все сгущались. Косматые, неслись по низко спустившемуся небу, гнались за бледной луной. А та, словно испугавшись, плыла, увертывалась из послед-них сил.
   Стало еще темней. Луну почти затянуло черными клубами облаков. Ветер усилился.
   Буланый вдруг заржал так, будто что-то учуял в этой грозовой ночи, стал бить копытами сухую землю.
   -- Шепа, ты слышишь? -- толкнула Янинка его. -- Бушует, еще других разгонит.
   Шепа неохотно поднялся и, нахлобучив на голову со-ломенную шляпу, направился к лошадям. Буланого ра-зыскал на дороге, ведущей в соседнее село. Конь непрестанно ржал, как будто звал кого-то, и вздымался на дыбы. Остальных лошадей тут не было. Пригнав Бу-ланого, Шепа побежал искать их.
   В Кривой балке ветер сорвал с него шляпу и пота-щил за собой. Шепа только махнул рукой.
   Лошадей он вскоре разыскал. Шепа согнал их на лужайку и вернулся к Янинке.
   -- Всех коней собрал? -- спросила она.
   Шепа не отвечал.
   -- Я спрашиваю...
   -- Всех,-- хмуро ответил он и тут же добавил: -- Ветер шляпу унес.
   -- Ух, какая ночь, -- проговорила Янинка. -- Чего ты там стоишь, лезь под стожок. Иди, погрейся.
   Шепа сел рядом.
   -- Может, возьмем лошадей и вернемся домой? -- предложила Янинка, отодвигаясь от него.
   -- Зачем? -- пробормотал он.
   -- Сейчас хлынет дождь.
   -- А может, и не пойдет. Пусть лошади пасутся.
   Буланый опять заржал. Кони с растрепанными гри-вами встревоженно прядали ушами и уходили черными тенями подальше от Буланого.
   Янинка присела и вытянула острый стебелек травы, коловший ей под платьем голые ноги.
   -- Этот несносный жеребец опять разгонит лошадей!
   -- Ша!.. -- перебил Шепа, прислушиваясь.
   Из ночной темноты донеслось ржание. Все громче, все возбужденнее.
   -- Слышишь, кто-то сюда скачет.
   -- Кто ж это может быть? -- заволновалась Янинка.
   -- Скорей всего, из коллектива Аншла. Они пасут своих лошадей недалеко отсюда. Видишь, Янинка, со-седи домой не торопятся, -- произнес Шепа.
   Буланый совсем взбесился. Он беспокойно ржал, вставая на дыбы, и задирал голову с взлохмаченной черной гривой. Вскоре донесся топот скачущей лошади. Янинка проворно выскочила из-под стога.
   -- Эй, кто там скачет?! Кто это там пшеницу тра-вит?! -- возмущенно крикнула она.
   -- А-тю!.. -- Шепа сунул два пальца в рот и резко свистнул.
   Ржание и топот совсем близко.
   -- А-тю! А-тю! -- Шепа и Янинка пустились напере-рез лошади. Верхового на ней не было.
   Бесновавшийся ветер взметал с земли сено, кружил в воздухе и сухими стеблями хлестал по их лицам.
   Шепа и Янинка не пробежали и тридцати шагов, как увидели возле Буланого Гнедую с порванными путами. Встряхивая длинной гривой, она терлась о бок Булано-го. Обе лошади негромко ржали; их горячие, раздутые ноздри вздрагивали. Буланый припадал на задние ноги и пружиной взвивался на дыбы, потом устало падал на спутанные передние.
   -- Надо прогнать кобылу. -- Янинка вся тряслась от холода. -- Давай, Шепа, прогонять.
   -- Не уйдет. Видишь ведь...
   -- Она же вымотает Буланого. На нем путы. Чего стоишь как истукан! Она погубит коня.
   Шепа ничего не слышал. По телу пробежала дрожь.
   -- Буланый ведь... Да не стой же ты как в воду опущенный! Давай развяжем путы. Скорее, смотри...
   В Буланого, казалось, влились свежие силы, и он опять встал на дыбы. Путы на ногах лопнули.
   Гнедая, задыхаясь, ржала, гнулась задними ногами к земле. Тело ее подрагивало.
   У Шепы перехватило дыхание. Он вдруг схватил Янинку, поднял на руки и побежал.
   -- Куда ты меня тащишь?! -- закричала Янинка. Шепа не отвечал. На бегу он горячо целовал ее лоб, глаза, шею.
   -- Перестань, Шепа! Пусти! -- кричала Янинка.
   Но он ее не отпускал. Он прижимал к себе ее упру-гое, налитое тело. Встречный ветер полоскал ее платье, и во тьме грозовой ночи молочно-белыми казались ее красивые ноги.
   -- Я-ни-нка... До-ро-гая... -- задыхаясь, бормотал он. Она пыталась вырваться из его объятий. Шепа по-скользнулся и вместе с ней повалился на траву.
   -- Мотыга, отпусти! Отпусти, слышишь?
   -- Яни-нка, Яни-нка... одну секунду... -- умолял он. Янинка изо всех сил отталкивала его.
   Они катались по траве.
   -- Я ведь тебя люблю... Сильно люблю... Пойми, люблю, -- повторял он.
   Острая молния полоснула по тучам и на миг освети-ла их разгоряченные лица.
   -- Не дотрагивайся до меня. Не смей! -- Глаза де-вушки были колючими, злыми.
   Шепа еще сильнее обхватил своими крепкими рука-ми Янинку, прижимая к себе ее тугие груди, и что-то горячо шептал ей на ухо.
   -- Нет, нет! -- выдохнула она через стиснутые зубы.
   -- Я... Янин-ка...
   -- Нет! Слышишь!
   -- Я ведь тебя люблю... люблю... очень... - От ее платья отлетела пуговка. Янинка вся напряг-лась.
   -- Мотыга, оставь меня! Говорю я тебе: сию же ми-нуту оставь! Слышишь?
   Кто-то бежал к ним через поле.
   Янинка, вырвавшись наконец, устремилась навстречу темной фигуре. Низкие тучи опять прорезала молния, и над самой головой грянул оглушительный раскат грома.
   Янинка увидела Аншла, босого, с подвернутыми шта-нами. Он бежал, держа наперевес вилы.
   -- Кобыла! Гнедая кобыла... Где наша Гнедая?! -- встревоженно закричал он.
   Так с вилами он и пустился к лошадям, бросился на Буланого, который опять стал на дыбы.
   -- Заберите его, чтоб он подох! Заберите эту дохля-тину! Он погубит потомство. Заберите, или я ему, пар-шивцу, кишки выпущу!
   Аншл замахнулся на Буланого вилами.
   -- Не смей! -- толкнула конюха Янинка.-- Теперь уж не трогай! Зачем пустил сюда кобылу?! Недоглядел? А теперь не трогай! Слышишь!
   Молния осветила бушующую степь. Лицо Аншла было неузнаваемо. Его обычно веселые глаза горели злобой. Он снова бросился к коню:
   -- Ах ты падаль! Куда лезешь! -- и ударил Булано-го вилами по хребту.
   Янинка вздрогнула.
   -- Не смей! -- закричала она, бросаясь на Аншла. Схватила его за ворот рубахи, дернула так, что пугови-цы полетели, и повалила наземь.-- Вилами бьешь? Сам виноват, зачем пустил? А теперь вилами! -- Прижав Ан-шла к земле, она колотила его кулаками.
   Над их головами яростно столкнулись черные тучи. Грянул оглушительный гром, хлынул ливень. Косыми тя-желыми струями хлестал он по высохшей, жаждущей влаги земле, по притихшим коням, по Янинке, Аншлу и Шепе.
   Конюх все еще барахтался, старался высвободиться и что-то кричал.
   Шепа с трудом разнял их.
   Янинка, пошатываясь, встала, юбка ее насквозь про-мокла и прилипла к горячему телу.
   Аншл с трудом поднялся. Наполовину оборванным висел рукав его рубахи.
   Дождь лил все сильней и сильней.
   Лошадей не было видно.
   Аншл отыскал вилы и, словно только теперь увидев, какой сильный льет дождь, задрал взлохмаченную, мок-рую голову к небу.
   -- У, какой дождь! Какой щедрый дождь. Ну, те-перь, считай, наши поля спасены! -- радостно восклик-нул он.
   А дождь все шел и шел до самого утра...
   1929
   Перевод автора и Анастасии Зорич
   ТСОЗ -- Товарищество совместной обработки земли.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Уся (Wuxia)) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"