Львова Лариса Анатольевна: другие произведения.

Топ. Заметки при чтении

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Юс.С.С., "Созерцание конечной бесконечности"
   Чудесный рассказ! Очередная попытка стереть черту, отделяющую жизнь от смерти. Текст завораживающий, затягивающий в пограничный мир между бытием и небытием, где прошлое равно настоящему, а будущее - это настоящее, стремящееся к прошлому. Поясню: ребёнок осознал себя играющим в саду, он переживает то, что уже было, и череда событий ведёт его из прошлого в будущее без него самого, ведь он уже умер. Следующий шаг - и ГГ снова в точке отсчёта. Аллюзия на Канта, данная в названии, определяет события рассказа: время и пространство зависят от созерцающего сознания мальчика, а поскольку смерть освободила его от телесной оболочки, то оно обладает почти неограниченными возможностями. Именно поэтому дитя слышит и слова Наполеона, и красногвардейца-рубаки, и отца; видит и ощущает детские миры русских поэтов, столкновение бытийных пластов: нарядные солдатики и пористый, замшелый памятник; уютная усадьба и обугленный временем парк. Аллюзии и варваризмы ещё более раздвигают мир рассказа. Если вспомнить, что Кант истинной бесконечностью называл не прямую, а круг, то кольцевая композиция и сюжет приобретают символическое значение.
   Пространственная пластика и временные переходы очаровывают, помещённые в разные времена слои ощущений предметного мира делают картину осязаемо-живой.
   Рашевский М.В., "Простое задание"
   Рассказ больше понравился, чем нет. Привлекла положенная в основу нравственная установка: уважительное отношение к останкам необходимо живым потомкам более, чем тем, кто давно стал землёй. Отсюда берёт начало и последовательно реализуется актуальная этическая направленность произведения. Слова "хранить" и "хоронить" однокоренные, и в контексте произведения это приобретает особый смысл. Поначалу смутило, что погибшие солдаты несут живым реальную опасность: жители покидают посёлок, а на хуторе умирают люди, души павших на поле боя оказываются своеобразными агрессорами. Причём и фашисты, и бывшие защитники ведут себя одинаково. Мысль понятна: смерть всех уравняла, но, уважаемый автор - творец образов, неплохо бы проявить больший пиитет к тем, кто когда-то отстоял независимость нашей Родины. Сам ГГ оказывается жертвой, из которой вытягивается жизненная сила. Получается, что мёртвые взимают с живых своеобразную "дань", и это как-то неловко состыковывается с идеей рассказа. Отсюда мотивы решения ГГ остаться на хуторе и принять участие в богоугодном деле выглядят несколько размытыми.
  
   Картины "нашествия" зомби убедительны, саспенс в наличии, только вот почему-то видны все нитки, которыми скрепляется художественное полотно рассказа. К примеру, "топанье". Графическое выделение слов вызывается обратную реакцию. Понятно, что автор хотел сделать читателю страшно, но в итоге переборщил. Другие претензии - пение и декламация ГГ, непомерно затянутая и нецелесообразная сцена в офисе, невыверенная внутренняя речь. Вряд ли человек, вырвавшийся на простор, подумает о городе в высоком штиле - "оковы цивилизации".
  
   Градов И., "Кладбищенский смотритель"
   Очень милая, позитивно заряженная фантастика. Не мистика ни разу, нет ни мистического опыта, ни характерных для жанра персонажей, ни особенного мистического знания, полученного героями. Фантастическое допущение - создание голограмм с частично автономным и способным к развитию сознанием - определяет динамику сюжета и является основой конфликта. Прозрачная идея несколько похожа на "лобовую", но нисколько не отталкивает, ибо гуманистична и вложена в уста персонажа-наблюдателя, хранителя отношений между людьми, разрушенных смертью: "Никто не должен быть один на свете, ни в этом мире, ни в том". Мир, в котором развернулась маленькая семейная драма, скупо очерчен, показаны лишь чисто технические временные изменения, этические и нравственные принципы человечества практически неизменны. При всей "игрушечности" созданной реальности, предсказуемости и непритязательной мелодраматичности, рассказ вызывает самые добрые чувства.
  
   Чилима А., "Чашка кофе на двоих"
   Лёгкое, приятное чтение. Рассказ воспринимается фанфиком на "Дозоры" С. Лукьяненко, так как не имеет своего мира: не сказано, какое место занимают в нём люди, подобно ГГ, наделённые экстрасенсорными способностями, не отмечена социальная организация и иерархия паранормалов, всё повествование сведено к одной картинке, пусть и детальной, выразительной. Нет и конфликта с какими-либо нравственными установками, ГГ сочувствия не вызывает. Оно просто не успевает возникнуть. То, что за ГГ идёт охота, да финал - ловля на живца, - заставляет читателя домыслить художественную реальность как раз в духе Лукьяненко. Не понравилась временная перестановка сцен, скупость художественных средств и отсутствие дополнительных сюжетных линий в создании образа ГГ. Сцена гадания порадовала красочностью, однако заставила засомневаться в наличии настоящей силы у ГГ.
  
   Макдауэлл А. К., "Солнышко отведёт беду"
   Потрясающий рассказ! Автору удалось вызвать высокий уровень эмпатии к ГГ, зрительно воплотить начинающийся апокалипсис, дать возможность прочувствовать непростой внутриличностный конфликт человека - индивид против диссолюции, а также в очередной раз задуматься о судьбе гоминидов. Нечасто такое встретишь - работу всех элементов текста на идею. Восхищает точно выверенная композиция рассказа, особенно экспозиция, смещённая во времени. ГГ без имени, без прошлого, в абсолютном одиночестве заводит машину, чтобы поехать в никуда. Волей-неволей закрадывается мысль: а вдруг подобное уже происходит за пределами нашего целесообразного и комфортного мира? Прошлые события развёрнуты в жуткое преследование Пустыми старика и двух мальчиков, один из которых уже мёртв. Безлико-однородная толпа метаморфов с тёмной стороны высокотехнологичного мира напоминает разом и зомби, и оборотней, и прочую нежить, жадную до человеческих жизней.
  
   Дядя Саша вызывает страх не только у ребёнка, оказавшегося в его руках. Есть что-то маниакальное в поведении и репликах персонажа, экзальтированной уверенности в своей правоте и звериной жестокости. Автор именно в его уста вкладывает объяснение причины грянувшего постапокалипсиса. Наверное, потому что только безумие закрыло его, как щитом, от времени, когда у атрофируется духовная сфера, исчезает способность защищать себя:
   Вы же ничего не умеете, разве что с ясными, улыбающимися мордочками вешать лапшу на уши мамашам. Они, Пустые, думаешь, зря столько ждали? Как бы не так. Я даже не про наговор на три креста; простейшие вещи не умеете сделать, ни-че-го, -- только кнопки нажимать. Хотите пить -- нажали кнопку, вот вам банка с пойлом, которым только трубы чистить. Постирать -- кнопка. Еда -- достал пакет, кинул в микроволновку, нажал кнопку. Даже в футбол поиграть, пострелять, это любой пацан любит, -- и то на компьютере надо нажать пару кнопок, и все довольны. Ни дров нарубить, ни костер развести, мясо пожарить, дичь убить... вы, по-моему, даже читать разучились. Зато гордости сколько! Торжество науки! Прогресс! Свой хер в веб-камеру на весь мир показывать -- вот он ваш прогресс, и цена ему такая же. Где теперь ваша наука, а? Сильно тебе твой мобильник с десятком игрушек помог? Ты сейчас жопой сидишь на футболке, -- это кто на ней? Человек-Паук? Где Паук? Победил врага? И взяли, понятно, людей тепленькими. Человека жрали, он умирал, а остальные смотрели и жили дальше. Никто и не замечал, что их, Пустых, было все больше и больше. Вторжение... придумали тоже. Они не с других планет, как твои ученые орали, они отсюда, куда как пораньше людей появились. А люди их однажды загнали куда следует, и они... долго, терпеливо ждали. И дождались, -- и победили. Блицкриг, т-твою мать. Одно дело бороться с волками, совсем другое -- с комнатными собачками. Ни одна из таких шавок не выживет в лесу, Дима. Ох, Дима, Дима... ты -- щенок.
   Даже молитва превратилась в дань традиции, вместе верой сошла на нет и её сила. Но оказалось, что именно она является наиболее ценным и действенным оберегом для человека в изменённом мире. Интересно поразмышлять и над новоявленным обращением человека к высшим силам, вытесненным в художественной реальности всяческими кнопками. "Солнышко, отведи беду..." Здесь видится экскурс к язычеству, к миру древнему, к тем первоэлементам сознания, которые в течение долгих эпох генерировали человеческую культуру.
  
   Сцена инициациии показана великолепно, настолько живо, пронзительно, что дрожь пробирает. Конфликт перерастает в настоящую трагедию, ибо спасение возможно только через гибель близких или самоубийство. Глубокий, умный рассказ с высоким уровнем художественного обобщения. Порассуждать над ним так же интересно, как и почитать, ибо символика, общая метафоризация всех элементов текста создают возможность для неограниченного количества толкований.
  
   Баев А., "Наледь, снятая с души"
   Трудно найти слова, чтобы выразить читательскую признательность за погружение в светлую трагедию героя, который смог преобразовать вымороженный мир в тепло участия и сопричастности. Текст написан мастером, тут и анализировать не хочется - читаю, думаю, учусь. Мир рассказа гармоничен, наполнен живыми человеческими чувствами. Жизненные реалии - быт больницы, размеренное и заурядное существование людей в городке - автор превратил в двери, распахнутые навстречу чуду. И вот тут-то интересно порассуждать, чем является мистический опыт, отражённый в рассказе. Сначала автор "действует" в колее обывательских размышлений рассказчика, человека образованного и ответственного, доброго, но вымотанного жизнью до предела, за которым - только опустошение и тоска. Он недоумевает при встрече с паранормальным явлением и всеми силами души стремится объяснить, обосновать, загнать в привычную для разума колею небывалый факт. Затем фактов накопилось настолько много, что рассказчик всё же насмелился на открытое объяснение с ГГ. И оно стало настоящим откровением, епифанией. В компе была выписка с сайта www/testsoch.info-istolkovanii-dzhojs-epifanii/ о поэтике Джойса:
   В церковной лексике слово "епифания" означает "богоявление". Джойс использует его для обозначения моментов духовного прозрения человека, наивысшего напряжения его душевных сил, позволяющего проникнуть в сущность явлений, понять смысл происходящего. В "Стивене-герое" Джойс писал: "Под епифанией он подразумевал внезапное раскрытие душевного состояния, проявляющегося в грубости речи, в жесте или в просветлении разума. Он считал, что дело писателя запечатлеть эти епифании с большой тщательностью, понимая, что сами по себе они очень эфемерны и мимолетны".
  
   В истолковании Джойса "епифании" - это и моменты познания, высшая ступень восприятия, это прозрение, помогающее определить место того или иного явления во всей сложности его взаимосвязей с окружающим. "Епифании" - это вместе с тем и необходимое условие постижения прекрасного, заключительный этап в постижении красоты. В этом процессе Джойс выделяет три этапа, три ступени, каждая из которых соответствует трем основным свойствам красоты. Он определяет их, используя терминологию Фомы Аквинского, как integritas, consonanta, claritas - цельность, гармония и ясность(прозрение).
  
   Способность ГГ к чудесному преображению мира (спасению чеченских ребятишек, щенка, всяческую помощь добрым людям) оплачена по наивысшему "тарифу": он обречён на одиночество, вечный холод и вечную тревогу-боль за реальный мир. Зато способен растопить грани этой реальности - в финале и рассказчик чувствует возможность "снять наледь с души". Однако подобное чудо не удастся до тех пор, пока он не будет удостоен высокой и мучительной чести - принести себя в жертву.
  
   Уже после написания отзыва мелькнула мысль, что вовсе не к епифании автор подводил читателя, а просто создал версию ангельского перерождения человека. А может, то была часто используемая в искусстве энтелехия?.. В общем, загадок больше, чем слов в последнем абзаце, который убедительно показывает, что чуду есть место в душах современных людей. Спасибо за рассказ, автор!
  
   Добрушин Е. Г., "Наваждение"
   Очень лаконичный, ёмкий рассказ о вечной борьбе человека с фатумом. Автор выбрал психонавтику как способ отражения трагизма бытия и вечной надежды людей на лучшее. Предыстория фатальных событий, реальность с непонятным статусом - то ли возможное, то ли настоящее - всё подано в диалогах, исключающих какое-либо непонимание, что говорит о высоких писательских задатках.
  
   Васильева Н., "Снимите маску, леди R"
   Чудесный рассказ! Экспрессивная миниатюра о вечном страхе человека утратить свою идентификацию в мире, полном тайн и неизвестности. Недаром в сказках герои так боятся быть заколдованными. Пусть замучают или съедят, только бы не превратили! Автор считает рассказ пародией и якобы использует штампы. Однако мы ему возразим: не штампы, а архетипы и традиционные схемы. И вовсе это не безделушка. Кафтан сшит изряднёхонько (с) написано великолепно! Особенно сон, которым дебютирует текст. Вот что высмеивается, так это кодекс юной леди да возня городских обывателей, пошленький такой муравейник. Респект!
  
   Ефимова М., "Миханик"
   Потрясающий рассказ, к которому ещё не раз вернусь. Увы, ни разу не мистика, крепкая фантастика в русле психологии, на основе лучших традиций гуманизма, когда для спасения "слезинки", "красоты" и человечества автор жертвует природным феноменом - индивидом с паранормальными способностями. Причём самым изуверским способом - ГГ самоубивается. По крайней мере, я так восприняла текст. Да, я этим недовольна. Зато самим повествованием восхищена! Каждое слово хочется перебирать, как экзотические ракушки, всматриваться в причудливые формы... и снова вздыхать о печальной судьбе сверхчеловека в литературе. Помнится, К. Саймак подобных индивидов от цивилизации отлучил, С. О. Кард приспособил к борьбе против кровников, а С. Кинг проще поступил: всякое чудотворство от инопланетян, так пусть летят себе подальше. ГГ вообще Кардовского "Мстителя" напоминает, только герой "Миханика" гораздо выразительнее, ярче как личность, возможности его шире, да и автор постарался - характер больше играет гранями. Три "спасибо" за текст, который не оставит в покое хоть раз его прочитавшего!
  
   Медянская Н., "Стоит только попросить"
   Вах, как здорово! Читать не перечитать подобных текстов! Вроде всё традиционно: трансперсональная (посмертная) реальность, герои, образы-символы... Но как красиво, изящно - дух захватывает! "Глаза сверкали, как мокрый кварц", "золотые от иллюминации глаза" - подобных находок много. Сцена с факиром, блуждания ГГ, да и весь мир, прекрасны, мистичны, зловещи и притягательны.
  
   Маверик Д., "Я и мои злые гномики"
   Ну что тут скажешь - мастерски созданный текст. Очень напоминает зафиксированные сеансы трансперсональной психотерапии, когда используется феномен изменённого сознания для освобождения индивида от аутоагрессии и обид. Рассказ построен как обширный монолог тяжело больного человека. Читателю дана возможность лицезреть, как общее несовершенство мира, нереализованные эмоции и невостребованные чувства вызывают прогрессивный рост "гномиков". И вскоре они поглотят самого ГГ, а потом наступит черёд смены хозяев, следом - настоящая экспансия зла. Автор очень красиво и задушевно дал в очередной раз понять, что самый злейший враг человека - он сам. Спасибо за рассказ.
  
   Фельдман И. И., "Сердце лабиринта"
   Ой, да я готова вновь и вновь нырять в этот мир - за тайной, умело созданным саспенсом, колоритными героями и вневременным ужасом оказаться в замаскированной ловушке. Автор отлично показал, как совершённое преступление образует аномальную зону, которая притягивает всё, что так или иначе годится в "пищу" - обман, корысть, злобу и глупость. Отличный рассказ! Если мир имеет развитие и продолжение, я бы почитала.
  
  Аноним, "Мама"
   Интересная городская легенда подана через мировосприятие подростка. ГГ своё бытие распределил в неравной мере между внешним миром - замкадьем, туманом, заброшенной квартирой - и пребыванием в сети. Естественно, что ни к чему хорошему эта дисгармония не привела. Увы, для подобного типажа чем больше дистанция от так называемой "жизни", тем лучше. Автор отлично справился с задачей - сделать зримой для читателя ту брешь, в которую проникает в мировоззрение ГГ, да и любого человека, страсть к мистическим историям, страшилкам и прочим "наполнителям" духовной сферы. О настоящем мистицизме, понятно, здесь и речи нет. ГГ клал на всех - оставьте только личное пространство, в котором я единоличный хозяин и сам себе герой. Вторжение "иного" в подростковый мир показано замечательно: "привычные и обыденные предметы ведут себя так, как будто пытаются скрыть от меня что-то важное". Полтергейст живописен и убедителен до мельчайшей детали. На фоне тупости взрослых - мама посоветовала меньше сидеть у компа и есть побольше зелёных овощей - подросток по доброй воле, исходя из неприятия реальности, позволяет втянуть себя на орбиту инферно, возникшего на почве чужой семейной трагедии. Хорошо ещё, что в качестве наблюдателя. Кем бы ни был уважаемый Аноним, психолог он отличный и автор превосходный. Трудно вспомнить произведение, в котором бы так точно и выразительно воплощалась подростковая любовная линия. Героиня крайне непривлекательна внешне, но для ГГ она особенная. Какая-то мёртвая, всё время на отрицательных эмоциях, грубая и с виду беззащитная. Чувство возникает как единственный путь к самореализации положительных начал личности подростка. А когда подруга так виртуозно выпилила некузявого папашу, оно разрастается до обожания. Мистический опыт в рассказе - яркий, зримый пример того, какие страсти бушуют в душах юных битардов. Гигантский призрак самоубийцы, вершащий правосудие, прекрасная метафора их возможностей изменить мир. Респект, автор!
  
  Дих Р., "Дом-морок"
  Рассказ заставляет содрогнуться - хоррор таки... То, что можно увидеть в самых тёмных закоулках души человека, потерянного для социума, без уютного семейного причала, с болезненной "отрыжкой" после случайных встреч, всё же имеет начало именно в реальности. В реальном мире, в действительности, убивают, грабят, предают, издеваются - и мы все видим это одинаково, а герой рассказа в бредовом состоянии испытывает своеобразный ассоциативный поток впечатлений, образную проекцию событий. Психонавтика позволяет не пересекать слои реальностей, а наоборот, заглянуть во внутренние личностные структуры. Рассказ начинается с удивительно красивой и грустной параллели: "Печально прорастает вечер - закатное солнце собирает вокруг себя сумерки..." И душа ГГ оказалась в тисках сумерек, за которыми последует неизбежная ночь. В доме, видимо, совершались ритуалы сатанистов, он весь пропитан чужим злом и маразмом. Поэтому "сонмы... сущностей" накидываются на героев во время секса, когда люди обнажены в прямом и переносном смысле. Разрушительное начало сатанизма вселяется в ГГ, и он первым делом душит доверившуюся ему подругу, с которой прочно ассоциируется бездомная собака, виляющая хвостом при виде любого человека. Картины бреда яркие и выразительные, но самому ГГ удаётся уцелеть, он не стремится к уготованной ему петле. Почему? Есть один очень экспрессивный образ - свеча, в которую вплавлены мухи. Видимо, душа ГГ была подобна этой свече - отягощена грехами, содержала "посторонние включения" в виде заблуждений, извращений или чего там ещё. Она становится подобной дому-мороку, и ГГ обречён убивать вновь и вновь. Страшно.
  
   Вдовин А. Н., "Обратный отсчёт"
   Явление хрономиража - одна из самых лакомых мистических тем, а если она ещё искусно подана, то от текста не оторваться. Но "Обратный отсчёт" не просто рассказ о мистическом опыте - материализации определённого отрезка прошлого, это повествование о сущностном в истории человечества. О месте "войны" в "мире", когда она возникает в качестве меча, рассекающего узел общественно-политических противоречий. Изрешеченный пулями мост появляется из прошлого как альтернатива суетному настоящему, когда человеку просто некогда думать и ритм и смысл жизни уподобляются муравейному копошению. Образ создан великолепно, этот мост видишь и переживаешь вместе с героем весь спектр ощущений, участвуешь в работе его сознания, проникаешься чувствами. Около моста выстраивается ещё ряд фантдопущений: своеобразное мистическое "попаданство" и существование координатора хрономиража. ГГ становится участником военных событий, но менталитет человека двадцать первого века позволяет ему увидеть события "сверху", открыть, в противовес политическим убеждениям, истину. Которая, правда, отличается лишь субъективной новизной. Но сделано это так убедительно, с таким эмоциональным напряжением, что понимаешь: узнать правду о прошлом можно, только пережив его. Всё остальное - ложь, заблуждение, досужие вымыслы. Картины боя выписаны, ИМХО, без изъяна. В меру патетики, точные и экспрессивные детали, верный угол зрения, тропы изумительной красоты: чего стоит только одно сравнение - ночная чернота, пробитая пулями с огоньками звёзд! Текст богат на символику, созданную с немалым мастерством. Смысл существования "координатора" для меня не ясен. А разве не мог ГГ самостоятельно, своим желанием знать правду, вызвать появление хрономиража? Я понимаю заложенную в этот образ смысловую нагрузку, но вот на пользу ли она развитию действия? Очень ценно, что автор попытался обыграть каждый элемент текста: клещ за ухом - символический образ гигантского паразита; книга, которую читает сторож - само явление хрономиража; снова клещ - "Фумитокс" в финале. Да, ружьё должно выстрелить. Но разместить в тексте целый арсенал и заставить его палить - тут уж не до "пьесы". Но это ИМХО. Бытовые сцены тоже кое-где инородны. И опять на мой взгляд. Спасибо атвору за рассказ.
  
   Ivanoff А. Н., "Смерть героцога Люденгорфа"
   Обалденный рассказ! Повествование разворачивается в рамках довольно распространённого сюжета о некоей дьявольской вещи, которая находит себе новых хозяев, поглощает их жизненную энергию и обеспечивает тем самым возможность эманации Сатаны в теле хранителя. Однако схема наполняется новым смылом, ибо артефакт сопряжён с тайной шахматного автомата и его владельца. Читать, как страсть к постижению загадок губит сильных и знающих людей, необыкновенно увлекательно, а ведь ещё есть мир настоящего стокеровского стиля с письмами, исповедальностью, очаровательной неторопливой обстоятельностью, тяжеловатыми оборотами. Плюс тщательно выписанные детали быта, паранаучные факты, свойственные тому времени. Даже диалоги второстепенных персонажей, действия и портрет неловкого слуги работают на создание приятнейшего колорита эпохи. Аллюзии на известные исторические факты придают повествованию необходимую "достоверность". Саспенс и лаконичный, но выразительный финал просятся в хрестоматию. Вот что напрягло: герцога, оказывается, пытала на дыбе инквизиция. Вряд ли это совместимо с моментом развития действия. И марципан - смесь молотого ореха и сахарного сиропа - не пекут. Получается пластичная масса, вот с ней-то изготавливают булочки. И вообще герои поглощают огромное количество жирной пищи. Для чего автор описывает все эти излишества? А ещё я обратила внимание на "морской" стол перед партией. Разве диетологи того времени, если они вообще были, уже открыли полезность морепродуктов для работы мозга? Если так, то убирайте со стола бекаса. Всё остальное просто замечательно. Спасибо за рассказ.
  
   InkVisitor "Третий лишний"
   Пять раз читала. И ещё буду. Ибо шедевр. Изящная композиция, в которой драматизм всех частей, начиная с завязки, идёт по нарастающей к последнему аккорду - финалу. И от этого он звучит с чистой органной мощью, передавая состояние человека, застывшего перед бытийной загадкой. Не могу сказать, что всё в тексте ясно. Попытаюсь отозваться со своей колокольни. Итак, повествование об Иных (нене, я не примазываю текст к мирам Дозоров), сознание которых генетически близко к некоему альтернативному или параллельному пространству. Виктор называет себя выворотнем. От классического метаморфа его отличает лишь постоянный мощный самоконтроль и способность к выбору. Но сущностное, внутреннее рвётся наружу. Да, в человеке скрывается зверь. И не только, ибо личностное начало может приобретать самые разные формы. Характер подан в виртуозно построенной парадигме: внешний драматизм (тамбурные храбрецы, полиция) вырастает в невозможность принять реальный мир; а внутренний драматизм связан с Ликой. ГГ осознал, что девушка оставила душу в иной реальности, там её человек и судьба. Более того, как метаморф он опасен. ГГ решился на переход, потеряв тем самым возможность быть с ней рядом. Очень интересна роль Лики. Она тоже связана: ребята с врождённой психосоматической трансформацией, ощутив органический разлад с миром, сами находят её - Друга, Помощницу, Проводника. Девушка стала посредником между реальностями добровольно, следуя зову крови. Утратив Виктора, который в действительности умер, но продолжил жить в Ином, она поняла, кто был с ней рядом - тот, её человек, умеющий угадывать время, оставляющий трубки. И никогда - спички. В рассказе много всяких литературных ништяков. Мне очень понравились детали - снег, беспристрастно скрывающий следы, характеристики персов - шарахнувшийся лейтенант. Но самое главное - необыкновенная ностальгическая атмосфера; мощнейший поток эмоций при лаконизме художественных средств выразительности, отсутствии описательности. Необыкновенно гармоничный художественный мир! Спасибо, автор!
  
   Читательское мнение о рассказах первой группы
  
  
   Илу, "Он смотрел на меня"
   Рассказ заявлен автором как эротика. Я не являюсь благодарным представителем целевой аудитории. Это раз. Не считаю, что данный текст имеет отношение к мистике. Это два. И вообще жанровая сценка или зарисовка - как хотите, - рассказом не является из-за отсутствия структурных элементов. Больше похоже на эпизод из крупной формы. Это три. Поскольку нужно работу оценить, скажу о претензиях к тексту. На первый взгляд, между ГГ и демоном-инкубом разыгрывается сценарий "охотник-жертва". Однако финал превращает повествование в мечты эротоманки. Не просматривается ни идея, ни характер ГГ. Для чего создан текст? Вызвать у читателя эротические переживания? Ну, может, люди пубертатного возраста и откроют что-то для себя. Возможно, автор пытался показать, как оживают сексуальные фантазии и как они проецируются на реальность? Или что человеческие чувства, да какие там чувства, инстинкты могут вызвать из параллельного мира демонов-преследователей? И что вроде бы это весьма неплохо? Однако проникнуться не удаётся из-за дефектов. Вот, к примеру, начало. ГГ уловила пугающий и притягательный взгляд- "Ни торжества, ни усмешки, ни любопытства. Он просто смотрел на меня". И тут же сообщается: "Его взгляд неотрывно преследовал меня, лаская и волнуя". Совершенно индифферентный относительно чувств взгляд ласкал и волновал? При всём при том, что даже манекены "ширяли" взглядами в спину ГГ. Потом ГГ вообще открыла для себя огонь - "слепой, необузданный, опасный". Думаю, среди читателей "невинных цвиточкафф" нет, и они знают, что холодностью и даже жестокостью можно довести любителей до "нужной кондиции". Поэтому автору, наверное, следует более точно и последовательно описывать движение чувств и ощущений. Фраза "Чтобы наказал за дерзость" объясняет всё разом. Дальнейшее развитие сюжетной линии - банальная прелюдия в виде атак и отступлений к "основному" действу. Но тут... ГГ замечает "одно маленькое яичко". Ржунимагу. Никакое "страстное и хищное желание" не заставит воспринимать дальнейшее всерьёз. У Кинга в "Томминоккерах" ГГ претерпевает видоизменение половых органов, что выглядит жутко. Свисающие "прядью" змейки, появившиеся из яичка демона, смешат. Текст-то со своеобразным драматизмом и яркостью, но, ИМХО, загублен. И вместе с ним вся имевшаяся в потенциале мистика.
  
   Ефремов Олег, "Я видел слёзы ангела"
   Невозможно не оценить авторскую интенцию, не порадоваться тому, что не перевелись ещё писатели, обращающиеся к теме "детской слезинки". Отрадно, что добрый человек при всех обуревавших его чувствах смог подать материал без излишней сентиментальности. Однако пафос зашкаливает, что выдаёт начинающего автора. Есть неплохие сцены - мечущийся в бессильной панике дух, который не может найти дорогу домой; финал. Мистический опыт - внетелесное путешествие - худо-бедно реализуется; имеется мощный этический посыл. Пожалуй, на этом заканчиваются положительные моменты. Уважаемый Олег, а с чего вы решили, что вправе оценивать действия древнего племени с колокольни ценностей цивилизованного человека? И что принесённый в жертву ребёнок именно так видел своих соплеменников, родителей, друзей? Вы вторглись в суровые времена, когда жизнь человека по сравнению с выживанием племени была сущим пустяком, тем более жизнь дитяти, которое - всего лишь нахлебник. Вы приписали миру чуждые социальные структуры, свойственные более поздним формациям; недостоверные мотивы поведения и стереотипы. Вы изучили историю данного этноса, в Википедию хоть заглянули? В тексте чудовищные фактические ошибки - дома, в которых имеется прихожая, срединная комната. А гостиную и гардеробную почему не упомянули? Слаба и речь, видо-временное рассогласование мешает прочтению. Текст требует серьёзной правки и шлифовки на всех его уровнях.
  
   Андрощук И. К., "Тень Розы"
   Неплохой текст по сравнению с теми, которые уже прочла в группе, но разница между ним и литературным произведением примерно такая же, как между ученической поделкой и вещью из рук мастера. Скорее всего, это сырой, написанный наскоро текст. Однако настоящая мистика. Понравилась аллюзия на стихотворение Теофиля Готье "Видение Розы" в названии, некоторые образы - "кривые улочки, пропитанные солнцем и пылью", пространственно-временная пластика, живописные ощущения предметного мира через изменённое сознание ГГ. Некий справочник говорит мне, что подобное испытывают люди, обкурившиеся опиумом. Синтаксические нагромождения добавляют сумбура в чередование пластов реальностей, но не портят впечатления от текста. Но! Трансцендентные переживания в тексте всё же должны служить для выражения какой-то идеи, не так ли? Я не могу усмотреть её во вневременных плутаниях призрака погибшего. Чтобы характер воспринимался живым, нужен внутренний или внешний конфликт, или определённая парадигма развития. Тоже не обнаруживаются. ГГ обречён на вечный поиск и переживание ужасного открытия. Он сознаёт, что является духом, привязанным к месту гибели. Ощущает несколько тел, которые сгубила непреодолимая любовь к заколдованной красавице. А для чего всё это? Чтобы изумился старик-старьевщик? Чтобы случилась национальная идентификация в сцене с крестиком? Речь не всегда точная, например, на "базарном майдане". Майдан только на базаре бывает. Или начало: "Это БЫЛ какой-то восточный город...Город БЫЛ таким же... БЫТЬ может, это и БЫЛО тысячу лет назад... Скорее всего, так оно и БЫЛО". Неряшливый, но весьма жизнеспособный текст.
  
   Блейк И., "Суеверная"
   Хороший рассказ, созданный не без таланта и увлечённости, так сказать, матчастью. Оценка будет достаточно высокой. Ощущается явный прицел на основных потребителей таких текстов, и я опасаюсь, что кто-нибудь из участников конкурса съехидничает, отнеся рассказ к ЖП. Этому весьма поспособствуют представители "тьмы" - Артём и Татьяна, созданные по лекалам мэрисьюшности. Но текст читается с интересом, обладает несомненными достоинствами - яркой, цепляющей дебютной сценой, сбалансированной композицией, лёгким и приятным языком, выразительностью образов. Автору удалось доказать в созданном мире, что суеверия есть остатки древних знаний о мире, регулирующие соотношение добра и зла, оберегающие человека от "врагов" и самого себя. Логика разворачивающихся событий несколько напрягла. Не считаю это дефектом текста, однако поделюсь сомнениями. ГГ внезапно оказывается разлучённой со своими спутницами. Она объясняет это нарушением негласных правил, "ожиданными" совпадениями, то есть суевериями. Но данный факт означает, что за ней началась охота. Этапы преследования очень чётко и выразительно поданы, ГГ должна погибнуть ради того, чтобы вечно жили Его (дьявола) слуги. Кстати, сцена нападения создана с нешуточным мастерством. И тут появляются спасители с ... кадилом. И я начинаю ржать. Мировое зло, демоническая мурена, глянув в зеркальце и нюхнув ладана, вопит человеческим голосом: "Нет!" Что-то слишком легко далась победа силам добра, то есть бравому ухажёру Лёхе и студенту-заочнику Никите. ГГ забыла об оберегах, о вере и должна быть, по идее, наказана за отступничество, за то, что по доброй воле передаёт себя дьяволу. От наказания её избавили друзья, причём только благодаря случайностям - звонку подруги, обращению матери ГГ к белой ведьме, наличию у Лёхи друга, который работает в музее. Вот здесь не помешало бы побольше достоверности. Успеха на конкурсе, автор.
  
   Виноградов Павел, "Ангел в человечьей шкуре"
   Это первый рассказ автора, прочтённый мною без интереса, с большим трудом и внутренним сопротивлением. Пусть эзотерика - третья, высшая ступень мистицизма, мне такие тексты выносят мозг. Возразить по существу нечего, усматриваю железную логику в созданном мире, точность и ясность образов, правоту и праведность суждений рассказчика, а также авторских мотивов. Вот мои сомнения, вызванные текстом. Сам принцип переноса ангела в челвеческое тело весьма напрягает, так как у членов небесной канцелярии традиционно только два пути: выполнение воли Божьей, а в противном случае - вниз, в товарищи и подручные к Сатане. Известно одно пребывание Духа в человеческом теле - земная жизнь Христа. Если бы автор создал некую антитезу, было бы интересно. А так - лишний раз доказать, что человек есть сосуд греха и для спасения должен отказаться от удовольствий тела, изничтожить сомнения духа, служить Господу нашему? Так это каждый с детства знает. Почему не поступает согласно Законам, тоже давно выяснили - слаб человек. Бестелесные сущности, проекции человеческих чувств и поступков в тонких мирах, отражены через конкретные образы - бррр... Экспрессивно, да. А цель? По-средневековому унизить само естество людей? А как же всё остальное: любовь, верность, честь, благородство и благодарность и т. д.? Возьмём сцену возле постели умирающего "божьего одуванчика". Ангел смерти и в старушке усмотрел ложь, прелюбодеяние, убийство нерождённого человека. А как же "свет", неизменный спутник всякой "тени"? Как же отражение Бога в каждом человеке? Любой акт человеческой жизни - и мыслительный, и физический - редко является однозначным. Человек - сложнейший объект мироздания, и сведение высшей нервной деятельности, физиологических процессов, борьбы этики и личной воли, поисков веры, поступков и прочего к чистой догме вряд ли оправдано. Но даже если так, то читать про это неинтересно, по крайней мере мне. А вот следующий фрагмент заставил задуматься: "Свободен! Это волшебное для ангелов слово. Вы не понимаете его. Для вас свобода - подчинение вашим страстям, а то, что делает вас на самом деле свободными, возможность выбора между благим и худым, считается большинство из вас докучливой обязанностью. Но для нас это великий дар, который поставил вас выше нас - сотворённых, не рождённых, не имеющих настоящей свободы воли". А как же некоторые из даров Божьих, к примеру, талант создавать, лечить, учить, познавать, из-за которого люди и в руки инквизиции себя предадут, в газовую камеру пойдут, и сгинут в лагерях? Это тоже "страсть"? ИМХО, нет. И только Ангел может выпонять назначенное ему, НИЧЕМ для этого не жертвуя. Вот он-то как раз свободен. Запутали вы меня, Павел, своим рассказом. Технически сделано всё правильно, вот за счёт этого и будет хорошая оценка. А перечитывать такие вещи - ни за какие коврижки, уж извините.
  
   Василевский А, "Список дел"
   Сатира, мимо жанра.
  
   Дошан Н. В., "Обманувшие смерть"
   Философская сказка, мимо жанра.
  
   Дубинина М. А., "Маяк"
   За год на разных конкурсах попалось пять "маяков", один другого лучше. Это тоже славный рассказец, полностью соответствующий жанру. Пустынный остров, заброшенный маяк, одинокий смотритель - прекрасное место для тусовки инфернальных сущностей. ГГ нашёл дневник, и таинственные события предсказуемо втянули Нортона в потусторонний мир: вот уже стакан опустел и подёрнулся паутиной, шум стихии отдалился, а в сгустившемся воздухе звучат голоса погубленных душ. Гром и молния, это здорово! А затем чистейшей мистической прелести образец - крысы, темнота и толпа мертвецов. ГГ помимо воли совершает переход из реальности в мир проклятых теней, становится невидимым для тех, кто пришёл его разыскать. Рассказ тяготеет к миниатюре, поэтому очень гармоничный. Язык и образная система, а также ненавязчивый саспенс соответствуют замыслу - проиллюстрировать случайные исчезновения людей в подобных местах, гугл тому свидетель (исчезновениям, конечно). Однако за картинкой, живой и яркой, не просматриватся идейная нагрузка. Перед читателем Блуждающее Проклятие? Тогда почему оно прицепилось именно к этому маяку? Какое событие: несчастный случай, трагедия, преступление - вызвали из адских глубин таинственные голоса, которые проникают в сознание людей и затягивают их в бездну, где нет жизни? Слишком много вопросов остаются без ответа. Несмотря на это, рассказ понравился.
  
   Керлис П., "Для неё"
   Красивый, загадочный текст. Однако живые, филигранно выписанные картинки отчего-то не складываются в единое художественное целое. Слои реального, возможного и трансперсонального наплывают друг на друга. Но состояние ГГ, мучительная любовь к призрачной подруге, борьба с непониманием и недоверием отлично переданы. По прочтении задумалась: а кто же в рассказе призрак? Автор здорово всё запутал. Возможно, мне не дано понять такие тексты. Попробую разобраться. Повествование от первого лица, значит, мы должны верить ГГ: призрак - Лера. Психика ГГ позволяет увидеть его и даже организовать отношения. Но мир не вращается вокруг чувств влюблённых, как это возможно в реальности, а наоборот, рассыпается. А если призрачна Соня? Тогда ей из иномирья будет казаться, что Лера то ушла, то отдалилась, а то и вовсе умерла. На "бытие" в реальности указывает газета, в которой сообщается, что Лера выжила. Слова самой героини, что Соня просочилась за ней до начала пожара. Наконец, Лера посещает место трагедии в годовщину. В мире призрака Сони всё подчинено её желаниям, отсюда возвращения подруги, помощь в трудную минуту и эротическая сцена. Если девушки обе мертвы, то калейдоскоп прижизненных ощущений, некоей "памяти" складывается в потусторонний сценарий. И довольно неоднозначный финал, в котором ГГ не видит своего отражения, тоже за третий вариант. Возможен ещё и четвёртый: перед нами психонавтика, призраков вообще нет. Больное сознание ГГ продуцирует образы, навсегда заменившие ей реальную жизнь. Картины пространственной трансформации великолепны!
  
   Kirkland, "Кровавый дождь"
   Граждане участники! Дамы и господа! Товарищи и коллеги! Вчитайтесь в эту фразу: "...из темноты вышла фигура мужчины лет 30 с приятными выражениями лица". Вы понимаете, что ваши тесты по сравнению с этим убоги и не мистичны ни разу? На пьедестал, адназначна!
  
   Линков В. И., "Петруха"
   Чернушная хоррорная сказка. Страшилка с типичными героями и прямым посылом: "Бойся отвергнутых тобой". Хотела было написать "мимо жанра", но текст неожиданно заставил задуматься. Что-то в нём, таком неряшливом из-за ошибок разного рода, есть... Именно мистическое, то, что не постигнешь путём жизненных наблюдений и рационального осмысления. Достоинство текста в том, что художественная реальность дана через так называемое "дефектное сознание" фокального персонажа - забытой и оскорблённой игрушки. Это очень сложно, ибо необходимо не сбить угол зрения, показать мир да ещё передать чувства - целую гамму от обречённости до гнева и вновь до фатализма. Причём в "игрушечных" эмоциях найти те, которые зацепят читателя, соблюсти отсутствие полутонов - ведь игрушка лишь подобие человека, и заставить её чувствовать по-людски было бы ошибкой. Мир рассказа лаконичен до скупости, что вполне оправдано: ну что можно увидеть из чулана и окна. Однако в каждой детали спрессовано столько понятных читателю эмоций! Чего только стоит красноватый отблеск в глазах-пуговицах медведя, занявшего место ГГ. И Петруха-убийца неоднозначен, он то ужасен в своей ревности, то элегичен: "...вот исчезни он сейчас, и ничего вокруг не изменится. Всё так же будет моросить дождик... Ничего не изменится..." Оживлённая человеческой подлостью и самодовольством - весь мир для человека - игрушка преподаёт людям урок. Тоже "с той", мистической, стороны иррационального. ИМХО, автор не упустил случая постебаться - "девчонки" ведут себя по-женски (сцена в постели), они показаны где-то даже трешово - слюни и сопли.
  
   Лобода А., "Увидеть Крит и умереть"
   Каждый рассказ из авторского раздела неоднократно прочитан, но миры Адриана всякий раз поражают своеобразной энергией, специфичной яркостью и умением писателя посмотреть на человека с неожиданной стороны. Речь тоже своеобразная, в которой сплавлен суховатый рационализм и тяга к абстрактным понятиям человека двадцать первого века и буйство красок фантазёра. И герои необыкновенные - все, как один. Этот рассказ напоминает аппликацию: выпуклые сцены магического реализма, блестящие и резкие, на тончайшей вуали мистических событий, имевших место на Крите. Соединены две разнородные реальности, совмещены разные по углу зрения способы подачи художественного мира. Столкнулись древние и современные легенды. А сквозь вуаль мистики видна история и культура человечества, которому ещё долго предстоит плутать, искать новое и постоянно сталкиваться с забытым старым. Очень понравился характер Эсме - противоречивый до отвратительного, импульсивный, страстный и рассудочно-холодный одновременно. Вступить в схватку с древнейшей магией, самой опасной её формой - проклятием, выиграть ценой жизни людей последующих поколений и самой стать легендой - таков путь ГГ. Идея сместившейся реальности из-за нарушенного ритуала, в результате котрой образовалась аномальная зона, изменились судьбы людей, интересна, зловеща и мистична по самое "некуда". Спасибо за рассказ.
  
   Микхайлов С. А., "Сеть, паук, земля и небо"
   Сатира, самый отвратный вариант - политическая. Мимо жанра.
  
   Пчёлка В., "Тайна шоколадной фабрики"
   Сказка, юмор. Мимо жанра.
  
   Сороковик А. Б., "Десятый праведник"
   Рассказ производит неоднозначное впечатление. Во-первых, есть в нём два разножанровых полюса, буквально раздирающие текст и лишающие художественный мир гармонии. Это фантастическое допущение - создание некоего проекта по уничтожению погрязшего в грехах и потерявшего идейные ориентиры человечества. И мистика: наличие загнанного на задворки сакрального знания, подобного тому, что хранил старик в подземном Меггидо ("Дэмьен"), в рассказе - последнего оплота настоящей Церкви. Увы, обе противоборствующие силы даны наброском, из-за этого рассказ теряет цельность. Повествование динамичное, но разговоры супругов в машине, объясняющие ситуацию в Городе, явно "пристёгнуты" к сюжету для компенсации отсутствующих причинно-следственных связей. От этого теряется ощущение жизни, смазывается впечатление катастрофы, текст превращается в агитку. Не понравились и сцены на улице, до того заюзанные литературой и кино, что становится не страшно, а скучно.
  
   Тор А., "Seele"
   Славный рассказ. Зацепил, хотя сюжет и идея не новы, всё достаточно предсказуемо, а само повествование несколько "игрушечное". Чувства героев надуманные, характеры созданы без особой глубины. Но в целом получилось очень мило - тёплая, душевная история о великой силе искусства. Умилили сцены с оживлением котёнка и бабочек, растрогала история старого Ханса. А вот ситуация с племянником и его дядей вызвала недоумение: какую именно сокровенную мечту воплотила Хельга и за что так круто взялись за неё дядины охранники. Показалось недостоверным воплощение Хельги в молодую волчицу. Во-первых, это как-то не вяжется с характером девушки. Не было упоминания о её стремлении именно к одиночеству и странствиям, о силе духа и готовности показать миру клыки. Во-вторых, ГГ черпает силу из желаний людей. Её вводит в сакральные области творчества Ханс, с ним она познаёт суть своего дара, оказавшись в мире картины. Её талант связан с людьми, и Хельга-волчица как-то не воспринимается. Текст нужно основательно чистить от ошибок. К примеру. "... заменяющей хозяйке сей обители кровать. Последняя как раз стояла у мольберта, работая над очередной картиной". Последняя - это кровать? Стояла и работала? Или - "Руки с ухоженными кистями нервно теребят край пиджака". Ухоженные кисти рук теребят - так разве не лучше?
  
   Царицын В. В., "Смерть - дело добровольное?"
   Рассказ понравился. Дебютное описание ещё той водички озадачило. К моему читательскому счастью, оно не изображало ни одну из Зон. Однако интрига была недолгой, слова ГГ "Много чего у нас было" раскрыли авторский замысел, а уж когда обнаружилась лодка, сюжет и вовсе стал предсказуемым. Осталось только ожидать, что именно вскроет скорлупу фатализма ГГ и какая птичка появится на свет. Самое забавное в том, что несколько прочтений вызывали самые разные толкования событий рассказа. Смерть забрала бесшабашную молодость и бездумный гедонизм, оставила "дозревать" жуткий депрессняк, неумение наслаждаться жизнью. Действительно, смерть любит подшутить над людьми - является к тем, кто её не зовёт, и не замечает давно "мёртвых". ГГ прожил свою жизнь, старательно выполняя долг: построить, посадить, воспитать, не видя ничего за рамками отношений "отец-дети". Он отказывается увидеть в потомках самого себя, всё, что находится за пределами его личного влияния, вызывает усталое безразличие. ГГ кажется, что он полностью себя растратил. Поэтому он не видит "берега", от которого можно оттолкнуться для последнего путешествия. В названии рассказа мне видится сарказм, а вот совет Харитона не поняла. ГГ и так до момента встречи с перевозчиком много размышлял о смысле прожитого, что даст ему совет подумать, зачем он появился на свет? Как говорится, то же самое яйцо, только в профиль. Рада тому, что конкурс позволил познакомиться с интересными авторами. Это к тому, что рассказ вызвал желание прочитать другие работы автора.
  
   Циммерман Ю., "Цена отражения"
   Нормальный рассказ, кабы не жуткие претензии на ироничность и создание гипертекста. Повествование сразу же оттолкнуло дефектной метафорой. Если реальность беременна, да ещё на сносях, то ожидаются только роды: мистика, ну, фантастика там. Автор указывает на "катастрофу". Читаешь дальше и ищещь эту катасторофу, нарастающее напряжение, о котором дважды напомнит рассказчик. А вот фиг вам. Будильник - кофе - оса. Гумилёв - Модельяни - "Битлз". Паззлы, из которых не складывается ни картинка, ни настроение. Потом ГГ перестал отражаться. Однако и это не подано как "катастрофа", не показана драматичность момента для ГГ; всё та же неуклюжая ирония и нисколько не забавные попытки разобраться в происшедшем. Сразу возникла ностальгия по носу, который задал жару своему владельцу. Хорошо, момент осознать смысл жизни у всякого индивидуален. ГГ даже посоветовался по этому поводу и вспомнил о невыполненном обещании жениться. И в вакууме созданного характера случаются просветления. Сделал предложение и стал отражаться. Очень мило. Не понравилась речь, если "мерзкую насекомую" можно объяснить иронией, то речевые фигуры - "место, не столь отдалённое" и ещё парочка, даже выписывать не стала, - говорят о необходимости серьёзной работы над языком. Заинтересовало словосочетание "ребро чашки". Принято части чашки называть дном, стенками, краями стенок или просто краями. Придётся погуглить насчёт чашечьих рёбер.
  
   Чибряков П., "Охота"
   Странный рассказ. Читала трижды в разное время и к каждому прочтению напрочь забывала, о чём этот текст. Неясен смысл названия: о какой охоте идёт речь? Впечатления сексуально озабоченного подростка, и на их фоне - мистическая фенечка, позволяющая увидеть призраков, да немного стёба над "крутыми" потустороннего мира. Поразительно, но в ГГ что-то есть, ему волей-неволей сочувствуешь и желаешь удачи в его занятии - поисках своей девушки. Автору тоже удачи.
  
   Читательское мнение о рассказах финала
  
   Кашин А., "Под пятницу"
   Славный рассказ, пленяющий с самого начала выразительным монологом ГГ, в котором так поэтично и элегантно поведано об истории любви вне жизни и смерти. Автору удаётся сразу же создать настроение, вызвать эмпатию и интерес: а что же случилось с влюблёнными, которые навсегда остались "сдающей сессию" и "двадцатисемилетним"? От обещания друг другу "быть" прямо щемит сердце. А вот далее начинаются непонятки из-за расщепления реальности. Я так поняла, что переплетаются события, действительно имевшие место, и возможные. ГГ моделирует "текущий момент", выбирает ситуацию, в которой может подарить любимой жизнь, пожертвовав собой. После медитации на последний отрывок-нарезку мелькнула мысль, что ГГ - Кравцов Игорь 1976 года рождения - когда-то погиб в ДПС, но остался на этой дороге, чтобы, по возможности, менять реальность, не давая смерти разлучить влюблённых. Вот и смотрит вслед скорой девчонка с непонятно какого цвета глазами, а её убеждают, что двадцатисемилетний парень останется жить. Такое начало и такой мутноватый финал. Досадно. Но призраки есть, и за это мой читательский респект.
  
  Крошка Цахес, "Поводок"
   Прекрасный рассказ, читать не перечитать подобных текстов. Рассказ настолько тщательно скроен и крепко сшит, что ни слова лишнего не вставишь, и даже при ярком фантасмагорическом элементе понятен до последней точки. Повествование необыкновенно лаконичное, практически без тропов и прочих литературных ништяков. Толькло "говорящие" детали да несобственно-прямая речь, вдыхающая какие-никакие эмоции в по-протокольному бесстрастные строки. Саспенс просто хрестоматийный: образы - носители хоррорного начала (игрушка - больная Паркер - самоубившийся предшественник Зебски) при каждом появлении становятся всё ужаснее и опаснее. Реальность всё сокращается, фантасмагория её вытесняет, а финал обещает новое удовольствие(зачёркнуто) новый виток торжествующего зла. Но к тексту есть претензии. Во-первых, это хоррор. В мистике предполагается некое многомирие, где, кроме ирреальности, есть ещё и жизнь, что, собственно, и обусловливает конфликт мировидений. Мистику создаёт именно противостояние действительности. Автор практически отсёк всё, что не касается вторжения ужасного в мир человека, ибо его цель - напугать читателя. А может, в мире "Поводка" это обычное дело, когда психи могут творить с обычными людьми всё, что захотят. Во-вторых, усматриваю кинематографические штампы. Столько было этих игрушек - маньяков - докторов-терпил и не только, что ни страха, ни удивления при чтении нет. Но написано здорово.
  
  Калугина Л., "Простишь?.."
   У автора я с удовольствием читаю дневник горожанки, так что "Простишь?.." - второй прочитанный текст после "Тридцати шагов". Неприятно поразила похожая структура, когда вместо "шагов" присутствует "бэмс". А почему не "трямс", не "дзынь"? Вызывает ассоциации с ударом кулака. Оно и понятно: ЛГ свою жизнь превратила в противостояние сестре, и готова нанести последний "бэмс" по умирающей от рака. Финал-то не даёт представления о решении ЛГ - прощать или нет. Не могу постигнуть, почему у ЛГ есть уверенность, что именно от её прощения зависит жизнь женщины, которую она всегда ненавидела. Кто и - главное! - за какие заслуги вручил ЛГ такие полномочия - беседовать с родом на уровне вершителя судеб. Фигею при виде своеобразных "этапов" жизни, вернее, стадий невротического неприятия родственницы. Началось всё с детской обидки - ударила сестра. Покажите мне семью, где дети ни разу не обменялись тумаками. И этот факт положен в основу самосознания! Обидки множатся, мама ушла - она, негодная, на личную жизнь права не имела; сестра старьё отдала - вот бяка, а ведь должна была посвятить себя малютке-сестре. Никаких других отношений между "бэмсами", никаких движений чувств у ЛГ. А дальше - установить свойские отношения с племянниками, насладиться тем, что противостояние переходит от "отцов" к "детям". А вот дочка, наверняка впитавшая материнские обиды, ужиться в трудную минуту с тёткой не смогла. Нетрудно представить, как она себя вела. Мистика ли это? ИМХО, ни разу. Зеркало можно счесть за генеральный символ, события реалистичными. В общем, неприятный осадок от прочтения. То ли дело дневник горожанки! На второй круг читать хочется. А тексты типа "Простишь?.." - нет уж, увольте.
  
  Клеандрова И., "Маска Психеи"
   Замечательно! Чтение этого рассказа - именно те мгновения, которые хочется остановить. Хотела "обозреть" его ещё до начала конкурса, но не получалось, так как привыкла рассматривать произведения с точки зрения "а как это сделано?" Приходила к выводу, что волшебно. Текст лично у меня вызывает не обычный познавательный интерес к сюжету, характерам, идее, а некое особое состояние, когда каждое предложение рождает образы, вытягивает из души какую-то ниточку и вплетает её в общее настроение. Изысканная речь, эстетичные образы гипнотизируют. И всё же есть вопросы к автору. 1) Почему не указано сразу же, что кукла представляет собой японочку? Это сбивает с толку, когда мы видим первую трансформацию. Может, я что-то упустила? Текст прочитан неоднократно, и каждый раз открывается что-то новое. 2) Что это был за дом, который некоторые люди не могли увидеть, даже находясь рядом с крыльцом? 3) Бабушка была хранительницей, но всё же у неё есть внучка. А вот связи с человеческой жизнью последней что-то уж очень резко оборваны.Было бы интереснее, если бы ей пришлось делать выбор между земной любовью и зазеркальным счастьем абсолютной свободы. Спасибо за рассказ!
  
  Малухин С. С., "Которой нет"
   Славный рассказ, печально-благостный... и постный. Нет, он легко и приятно прочёлся, оставил хорошее послевкусие. Но, неоднократно встречающиеся мотивы - умирающий/ая супруг/а готовит себе замену, чтобы оставшийся не страдал, или с того света посылает, или сам, в виде призрака, заботится - вызывает у меня неприятие. Если уж так сильна и необыкновенна любовь, так позвольте ей прожить свою парадигму, которая завершается сказочным "умерли в один день" или житийными похоронами в одной могиле. Нафига приставлять к зрелому человеку няньку, которая будет при помощи гули-гули, трали-вали - нужно жить во что бы то ни стало - вмешиваться в рок? Если судьба сделала такой расклад, истинно любящему и пять Маш не помогут; а если ни разу недостоверная девушка сумела отвлечь ГГ, то не так уж всеобъемлюще было его состояние. Текст дебютирует чудной картинкой, сразу цепляющей внимание; хорошая речь втягивает в процесс чтения. Однако при описании идиллического семейного счастья ГГ и Маши возникает ощущение фальши. Интересная деталь - исчезновение портрета - сменяется ну просто отвратной картиной сна. Жене некогда, она Машу посылает. А чем она занята, отчего у Маши прорва времени на чужого мужика? Почему нет ни слова о ГГ после того, как Маши не стало? Пережил ли он вторую потерю, ведь ради самосохранения личности ГГ и затевалась загробная игра? И если личные качества девушки и любовь родителей сделали её ангелом, то вмешательство в судьбу ГГ не назовёшь удачным.
  
  Мартин И., "Уходящие тени"
  Ой, спасибочки, автор угодил читателю. Для стопроцентного читательского счастья мне только призрака не хватило. Уже размечталась, что ГГ, не имеющий тени, и есть призрак, обречённый на бесконечные возвращения в дом, где когда-то родился, пережил трагедию. Вспомнила рассказ Г. Логоса "В детство наперегонки" и привязанных к родному дому душ умерших. Но всё-таки ГГ жив, вернее, его физическая оболочка. А душа принадлежит дому. В детстве ГГ чувствовал это и стремился разрушать, мечтал об уничтожении дома, короче, хотел быть свободным. Показалось, что ребёнок, одержимый желанием не чувствовать никаких уз, опрокинул на мать ведро с кипятком. Его увезла тётя Шура, но остановить запущенный механизм разрушения личности не смогла. И ГГ, потерявий связь с прошлым, своим родом, домом, бьётся в тисках безумия, раз за разом возвращаясь туда, где оставил память, невыполненный долг посетить могилу матери, нереализованную судьбу. Сёстры показались зловещими, их внешность, поведение и связи с реальностью странными. Они прекрасно чувствуют себя в доме, но не очень-то ему нужны. Всего лишь составные части, заменяемый интерьер. Дому нужен мальчик, мужчина-безумец. Во наплела-то... Изрядный психологизм, вкуснейший язык, герои - понравилось всё. Даже смутившая при первом прочтении форма повествования - чередование внутреннего монолога со строками письма - теперь кажется органичной. Спасибо автору.
  
  Липова М. К., "Любава"
   Текст легко и приятно читается, обращение к фольклорным мотивам радует душу верой в то, что не затеряются в суматохе времён поэтичные и мудрые сюжеты. Понравилось, что бродячий сюжет о навьей "помощи" подан в первозданной амбивалентности, что не оброс морализаторством или авторскими натужными посылами, как это иногда случается. К образу Девки претензий нет, её хищная красота присутствует в тексте в нужной мере, но... как-то упрощенно, что ли. И явилась она из ниоткуда: ну, встретилась тоскующей ГГ, а раньше-то где была? Одна такая, или полно нежити вокруг? Почему ГГ ей слепо доверилась - под чары попала, традиция (случаи) в деревне была - за помощью к нежити бежать, где трепыхания души в борьбе с инфернальными сущностями? Пожалуй, "трепыхания" в качестве претензии сниму, всё же в фольклорном материале они отсутствуют. Не понравилась композиция, потому что для "рассказа в рассказе" явно не хватает элементов обрамления. Показался недостоверным образ рассказчика - речь Михея уж очень литературно обработана и не соответствует социальному статусу. Скорее это стилизация, чем сказовое повествование. Текст неопрятный, уж к финалу-то можно было зачистить все ошибки. А вот закольцованные описания - это находка!
  
  Токарева М.,Ю., "Бесконечно в бамбуковое зеркало текут сны"
  Есть неплохой отзыв на этот рассказ г-на Левина. Разве что добавить немного. Рассказ больше понравился, чем нет, но уж по-всякому не тянет на нетленку, какой его представил Циммерман. Да и рассказом этот текст можно назвать лишь по форме, блюдущей все композиционные части. По содержанию и насыщенности аллегорями - это скорее философская притча. По ритму, концетрации эмоций, своеобразному "зависанию" и повторяемости образов - один из видов медитативной прозы, пронеси её, Господь, мимо меня. Чтение усыпляющее, убаюкивающее, не будоражащее, но и не вызывающее отторжения. Более того, с идеей я согласна, но... уж очень нудно. Это моё мнение, есличо, горячих поклонников прошу не читать. Итак, речь идёт о некоем линейно организованном мире (взгляд не снизу вверх, а согласно координатам, заданным временем и нравственными категориями). Мир существует в форме бесконечного движения, которое управляется долгом и фатумом. Имеется то, что способно противостоять жёсткой системе координат - это девушка, для меня персонифицирующая Мечту. Она в принципе ничего не может изменить ("жил тихо, не смяв и утренней травы), но она может отменить всё! Останавливает поезд и выходит, не пересаживаясь на другой, осеняя пространство вокруг себя любовью, красотой, цветами и прочими романтическими причиндалами. Она побуждает данность этого мира - шута - мечтать об отмене своего долга. Кто же сам шут? В мировом пантеоне есть боги-шутники, которые много и часто измываются над людьми. Вот Легба - африканский шутник, он так вывернет испрашиваемое у него человеком, что другим неповадно будет. В этом рассказе судьба-шутница предстаёт в более соответствующем облике, но уж больно гуманном. Шут выпрямляет ленты судеб, розами запечатляя совершённое человеком. Проводники - это боги встречающие и провожающие. У каждого народа они свои, но одинаково унылы. Есть и Создатель, организовавший движение, которое есть жизнь. Мне не понравился микст из аллюзий на темы русского рока, восточных символов, ощущение присутствия вещей, о которых я могу не догадываться. Для кого писался рассказ? Уж точно это не мистика.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Б.Толорайя "Чума-2"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"