Лысенко Сергей Сергеевич: другие произведения.

Обсуждение спектакля

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


ОБСУЖДЕНИЕ СПЕКТАКЛЯ

  
   Действующие лица:
  
   Алексей Цветков - актер, игравший Кэрролла;
   Мария Пелевина - актриса, игравшая Телевизор Соню;
   Максим Инкерман - режиссер спектакля, он же драматург;
   Святобатько - художественный руководитель театра;
   Зритель1 - нейтрально-злой зритель;
   Зритель2 - нейтрально-добрый зритель;
   Зритель3 - непризнанный драматург;
   Незнакомец - человек, который периодически появляется на сцене.
  
   Для спектакля понадобятся следующие вещи:
   - букет цветов;
   - скотч;
   - скальпель;
   - портрет Владимира Путина;
   - российский флаг;
   - черные очки;
   - трость;
   - надувная лодка(или хотя бы игрушечная лодочка);
   - кимоно каратиста;
   - жезл регулировщика;
   - костюм-тройка;
   - любая книга Виктора Пелевина;
   - подушки и мягкие игрушки;
   - кукла;
   - надпитая бутылка;
   - плавки;
   - автомобильный руль;
   - блюдце и палочки для еды;
   - спички;
   - ковбойская шляпа;
   - пистолет.
  
   Саундтрек:
   - музыкальная тема из программы "Время";
   - интро из сериала "Декстер";
   - интро из сериала "Доктор Хаус";
   - песня группы "Дорз" "People Are Strange";
   - песня Шарля Азнавура "Вечная любовь"(из фильма "Тегеран-43");
   - восточная музыка;
   - песня Аллы Пугачевой: "Миллион алых роз";
   - песня "С чего начинается Родина";
   - фрагмент из оперы "Пиковая дама": "Что наша жизнь? Игра!";
   - мелодия Эннио Морриконе из вестерна "Хороший, плохой, злой".
  
  

Действие первое и последнее

  
   Самый конец спектакля. Под бурные овации на сцену возвращаются Цветков и Пелевина. Они кланяются зрителям.
  
   Цветков(показывая рукой на Пелевину): Телевизор Соня - Мария Пелевина!
  
   Раздается музыкальная тема из программы "Время".
  
   Пелевина кланяется, ей рукоплещут.
  
   Пелевина(показывая рукой на Цветкова): Кэрролл...
  
   Раздается музыкальная тема из программы "Время". По удивленным лицам Пелевиной и Цветкова, понятно, что должно было звучать другое.
  
   Цветкову хлопают. Он кланяется.
  
   Пелевина: А-а-алексей Цветков!
  
   Аплодисменты продолжаются.
  
   Цветков и Пелевина(вместе): Режиссер! Максим Инкерман!
  
   Инкерман, который сидит в стороне, робко приподымается. Слышатся жидкие аплодисменты.
  
   Цветков и Пелевина(вместе): Художественный руководитель!
   Цветков: Владимир!
   Пелевина: Владимирович!
   Цветков: Святобатько!
  
   Под аплодисменты средней мощности Святобатько выходит на сцену. Тем временем Цветков собирает букеты. Видно, что тут он главная звезда.
  
   Святобатько: Итак... Мы увидели спектакль...
  
   Цветков машет рукой зрителям, крутится и улыбается. Аплодисменты заглушают голос Святобатько.
  
   Святобатько: ...спектакль по пьесе Максима Инкермана "Телевизор Соня".
  
   Святобатько показывает на Инкермана. Аплодисменты раздражают его.
  
   Не к месту раздается музыкальная тема из программы "Время".
  
   Святобатько(зрителям): Вы получите Алексея позже. Потом. Поговорите о наболевшем. О его новом альбоме и о романтическом шансоне... А сейчас я предлагаю обсудить спектакль.
  
   На сцену выскакивает Зритель3. Цветков с Инкерманом валят его на пол и перематывают руки скотчем.
  
   Инкерман(зрителям): Это непризнанный драматург. Он зафлудил мою страницу на Вконтакте.
   Зритель1: Похоже, он хочет признания.
   Инкерман: Все мы хотим.
  
   Зритель3, рыча, корчится на полу.
  
   Зритель2: Вы были готовы к нападению?
   Инкерман: Он мне угрожал.
   Зритель2: Даже скотчем запаслись.
   Инкерман: Это после сериала "Декстер".
  
   Играет интро из сериала "Декстер".
  
   Инкерман: Да-да, мой любимый сериал. Декстер связывал маньяков скотчем. (показывая на Зрителя3) А это настоящий маньяк!
  
   Зритель 3 пытается укусить Инкермана за ногу.
   Цветков кивает.
  
   Цветков: Он и мне писал.
   Зритель1: Что?
   Цветков: Ничего особенного. Поздравлял с Новым годом. Спрашивал, какой у меня любимый автор.
   Зритель2: И что вы ему ответили?
  
   Цветков пожимает плечами.
  
   Святобатько: У кого есть вопросы по существу?
  
   Зал замолкает секунд на пять.
  
   Зритель1: Тяжело ли было играть Кэрролла?
   Цветков(задумчиво): Играть было тяжело.
  
   Зрители молчат.
  
   Зритель2: Это ваша любимая роль?
   Цветков(задумчиво): Трудно сказать... Каждая роль интересна по-своему. Мне нравится играть как Путина, так и Джима Моррисона.
  
   Под песню группы "Дорз" "People Are Strange" сцену пересекает Незнакомец с портретом Путина и российским флагом.
  
   Зритель1(испуганно): Кто это был?
  
   Святобатько чешет голову.
  
   Святобатько: Не знаю... Возможно, Медведев.
  
   Зрители оживляются.
  
   Зритель2(Цветкову): Алексей... Помнится, вы пели в спектакле "Двери".
   Цветков(нерешительно): Пел.
   Зритель3(с пола): А вам нравится "Дорз"?
  
   Цветков пожимает плечами.
  
   Цветков: Ну как сказать... Нравится... Я просто играю роль.
   Зритель3: А дома вы слушаете "Дорз"?
   Цветков: Нет. Я слушаю другое.
   Зритель1: Что, например?
  
   Цветков потупляет взгляд.
  
   Цветков: Чаще всего сборники... Золотая коллекция романтики. А недавно открыл для себя Шарля Азнавура.
  
   Играет песня Шарля Азнавура "Вечная любовь"(из фильма "Тегеран-43"). Цветков слушает её с наслаждением.
  
   Цветков: Да, такое я люблю.
  
   Цветков начинает кружиться под музыку.
  
   Цветков: Класс!
  
   Когда затихает музыка, Цветков застывает.
  
   Зритель3: Смотрели сериал "Китаец"?
   Цветков(задумчиво): А должен был?
   Зритель3: Там играл Азнавур. У него были шарики.
  
   Цветков улыбается.
  
   Цветков: Обещаю посмотреть.
  
   В зале воцаряется тишина.
  
   Сцену пересекает Незнакомец. Теперь он слепой - в черных очках и с тростью. Слышится песня Азнавура "Вечная любовь".
  
   Святобатько(себе под нос): Нет, это не Медведев.
  
   Незнакомец налетает на Зрителя3, падает, чертыхается.
  
   Зритель3(злобно): Глаза протри!
  
   Незнакомец поднимается и быстро покидает сцену.
  
   Святобатько: Кто-то желает прорезюмировать увиденное?
   Зритель1: Это никакой не Медведев.
   Святобатько: Само собой... Я о спектакле.
  
   Непродолжительная пауза.
  
   Зритель2: Очень хорошая развязка. Мне очень понравилась. Когда гаишник Нико избивает спикера и коалицию. А затем принимается за оппозиционеров. Вы очень здорово показали парламент. Очень правдоподобно.
   Инкерман: Спасибо.
   Святобатько: Кто ещё?
   Зритель1: Кстати, почему именно гаишник?
  
   Инкерман задумывается.
  
   Инкерман: Каждая дорога куда-то ведет. Без дорог не существовало бы жизни. А гаишники следят, чтобы все было в порядке. Им нужно платить, иначе жизнь превратится в смерть.
  
   Инкерман ухмыляется - он доволен ответом.
  
   Зритель1: Тогда получается, что гаишник - это Харон.
   Инкерман: Можно и так сказать. Хорошо, когда каждый видит что-то свое.
  
   Незнакомец тащит через сцену надувную лодку.
  
   Зритель1: Однако Харон просто переправлял мертвых к мертвым. И брал гораздо меньше гаишников.
   Инкерман: Откуда вы знаете? Я слышал, что в те времена монеты были из чистого золота.
  
   Инкерман ухмыляется.
  
   Зритель3(с пола): Кстати, где он?
   Инкерман(удивленно): Кто?
   Зритель3: Гаишник Нико, разумеется!
  
   Все вопросительно смотрят на Инкермана.
  
   Инкерман(озадаченно): Был где-то здесь.
  
   Инкерман заглядывает за кулисы.
  
   Инкерман: Нико... Нико! Николай!
  
   Инкерман возвращается.
  
   Инкерман: Никого...
   Зритель3: А был ли мальчик?
  
   Инкерман склоняется над Зрителем3.
  
   Инкерман: Что вы имеете в виду?
  
   На сцену выходит Незнакомец в кимоно. В руках - жезл регулировщика. Незнакомец принимает стойку каратиста. Слышится восточная музыка. Зрители аплодируют.
  
   Святобатько: Нет, это не гаишник Нико.
  
   Незнакомец уходит.
  
   Святобатько: Есть ещё вопросы?
   Зритель2: Мне очень понравилось, как показан парламент. Такое впечатление, что вы были депутатом.
   Инкерман: В детстве я смотрел заседания по телевизору. А на кухне у нас стояло радио. Мы ели борщ, а депутаты голосовали.
   Зритель2: Значит, все основано на реальных событиях?
   Инкерман: Разумеется. Почти все написанное - я пережил... или представил. В театралке я накачал воображение как мышцы. Оно стало рельефным, местами проступили кубики. Стоит мне лишь подумать о парламенте - я сразу там. Превращаюсь в настоящего депутата. Жму на кнопки и кричу в микрофон.
  
   Сцену пересекает Незнакомец в костюме-тройке, останавливается, что-то кричит с воображаемой трибуны и бурно жестикулирует. Когда Незнакомец уходит, раздается пиканье, под которое голосуют в парламенте.
  
   Зритель2: Показалось, что парламент - полноценный участник спектакля. Одно из действующих лиц.
  
   Инкерман кивает.
  
   Инкерман: Была мысль дать ему имя. Например, Соломон... Соломон Парламент. Но я подумал, что образ будет слишком сложным для зрителя...
   Святобатько(зрителям): Кто ещё?
   Зритель3: Как Нико мог оказаться в парламенте, если в то время был на ток-шоу?
  
   Святобатько вопросительно смотрит на Инкермана.
  
   Инкерман: Такие вещи в драматургии не важны. Главное, накал страстей.
   Пелевина: Кроме того, ток-шоу могли показывать в записи.
  
   Все ненавистно смотрят на Зрителя3, тот упирается лбом в пол.
  
   Святобатько: Может, у кого-то есть вопросы к Маше Пелевиной?
   Зритель1: Это ваша настоящая фамилия?
   Пелевина: Да.
   Зритель2: Вам нравится Пелевин?
  
   Пелевина задумывается. Тем временем слышится речь: "В отличие от оральных, анальные вау-импульсы действуют скрыто...Право, Витя, лучше дай кокаину".
  
   Пелевина: Мне понравился только один его роман.
   Зритель3: Наверное, "Чапаев и Пустота"?
  
   Пелевина кивает головой. На сцене появляется Незнакомец с книгой Пелевина. Он листает её на ходу, снова налетает на Зрителя3, падает и чертыхается.
  
   Зритель3: Похоже, интересная книга!
   Пелевина: Я читала ещё в институте.
   Зритель2: Вы не читали других его книг?
   Пелевина: Мне сказали, что они плохие.
   Инкерман: Они действительно слабые. Такое впечатление, что писал уже не Пелевин.
  
   Поклонники Пелевина поднимают недовольный гул.
  
   Незнакомец поднимается и уходит, листая книгу.
  
   Святобатько: Но вернемся к спектаклю.
  
   Зал замолкает на пару секунд.
  
   Зритель3: Что вы хотели сказать этим спектаклем?
  
   Инкерман и Святобатько переглядываются. Цветков и Пелевина глупо улыбаются.
  
   Инкерман(неуверенно): Вы видели то, что мы хотели сказать.
   Святобатько: Не советую задавать такие вопросы... Вы же сам драматург. И прекрасно знаете, что нельзя заставлять автора пересказывать содержание. Когда у Льва Толстого спросили, в чем идея "Анны Карениной", он ответил, что идея в самой книге... Двух слов недостаточно, чтобы передать даже основные цвета. Не говоря уже о звуках и запахах. О скрытом месседже. Поэтому автор в любом случае сделает это хуже, чем было в пьесе.
   Инкерман: Кроме того, все сюжеты давно написаны.
   Зритель3: Вы постмодернист?
   Инкерман: Нынче все образованные люди - постмодернисты.
  
   Зал на всякий случай хлопает. Актеры кланяются.
  
   Сцену пересекает Незнакомец в штанах от костюма-тройки. Он раздет до пояса, тело разрисовано большими кириллическими буквами.
  
   Зритель3(с пола): Вы всё успели сказать? Ничего не осталось за кадром?
  
   Цветков выходит вперед.
  
   Цветков: Признаюсь, в комнате Сони невыносимо пахло бабушками. Однако я не подал виду.
   Зритель2: О чем вы?
   Зритель1: Объясни.
   Цветков: Да что тут объяснять! У вас была бабушка?
   Зритель1: Была. Она пахла конфетами.
   Зритель2: А мне понятно. У старых людей особенный запах. Если они не пользуются конфетами.
   Цветков: Вот-вот. Мне не понравился запах, и я вынул из кармана пачку сигарет. Покрутил в руках и вернул обратно. Со вчерашнего дня я решил курить меньше.
  
   Пелевина подходит к Цветкову.
  
   Пелевина(поравнявшись с Цветковым): К тому же дым раздражает меня.
   Цветков: И она не дает себя целовать и трогать.
   Зритель3: Пелевина или Соня?
  
   Все вопросительно смотрят на Зрителя3.
  
   Инкерман: А какая разница? Если актеры входят в роль, их непросто отличить от персонажей.
   Цветков: Точно.
  
   Зал аплодирует Цветкову.
  
   Зритель1(Цветкову): А когда поешь, ты кто - Кэрролл, Путин или Моррисон?
  
   Слышится песня группы "Дорз" "People Are Strange". Незнакомец с портретом Путина и российским флагом пересекает сцену.
  
   Зал хохочет, растерянный Цветков тоже.
  
   Цветков: Когда я пою, я снова Алексей Цветков.
   Зритель1: То есть музыка делает тебя самим собой?
   Цветков: Именно.
  
   Зал аплодирует Цветкову.
  
   Слышится песня Шарля Азнавура.
  
   Святобатько: Давайте вернемся к спектаклю!
  
   Цветков кивает, смотрит на Пелевину.
  
   Пелевина: Я запретила ему курить в комнате.
  
   Пелевина смотрит по сторонам. На сцену выходит Незнакомец, разбрасывает подушки и мягкие игрушки. Инкерман поднимает с пола одну подушку и подкладывает под голову Зрителю3. Тот благодарно кивает.
  
   Цветков: В этой комнате все было мягким и пушистым, даже стол и шкаф, если это были они. Куклы, монстрики и зверушки осуждающе смотрели на меня. Я не выдержал и отвернулся к окну...
  
   Цветков отворачивается.
  
   Зритель2: Что вы увидели там?
  
   Цветков задумчиво изучает свою обувь.
  
   Цветков: За стеклом маячила дама с безобразным брюхом и обвисшими боками. Она была привязана к дереву, и ей явно недоставало одежды. Возле неё кружили респектабельные люди без штанов. Они дымили как паровозы, полоскали рты выпивкой и, конечно же, говорили о джипах, гора которых виднелась за домом.
  
   Незнакомец в пиджаке и трусах пересекает сцену, в его руках бутылка.
  
   Цветков лезет в карман за сигаретами, но Пелевина перехватывает его руку.
  
   Пелевина: Я сказала Кэрролу, что это соседи. У той связанной несколько контейнеров на рынке. Она похожа на Аллу Пугачеву, и такая же богатая. А бугай в исподнем - мой отец. Он обожает фильмы Сигала, часто распускает руки и всем доказывает, что у него самый большой и самый черный джип.
  
   Играет песня Аллы Пугачевой: "Миллион, миллион, миллион алых роз... Из окна, из окна, из окна видишь ты".
  
   Зритель3: Почему это не отражено в спектакле?
  
   Зал замолкает на пару секунд.
  
   Инкерман: А как такое покажешь?
   Зритель3: В пьесе об этом тоже ни слова.
   Инкерман: Потому что тогда провиснет сердечный клапан пьесы.
   Зритель2: Как это?
   Инкерман: Пропадет драйв.
   Зритель2: А...
   Зритель3: А скажите...
   Цветков: Я попятился от окна и наткнулся на Соню. Меня обдало жаром её тела, стильно завернутого в тунику. Грудь Сони была мягче подушки.
  
   Цветков натыкается спиной на Пелевину.
  
   Кто-то из зрителей вздыхает.
  
   Зритель1: Она была без нижнего белья?
   Святобатько: Неужели вы не разглядели?
  
   Незнакомец в пиджаке и трусах пересекает сцену в обратном направлении. В его руках пустая бутылка. Он пьяно шатается.
  
   Пелевина: Отец выглядит моим ровесником, поэтому все считают, что мы любовники. Мне кажется, с ним что-то делают в парламенте. Мама прозвала его Бенджамином Баттоном. Был фильм, где герой молодел с каждым днем.
   Святобатько: Хороший фильм.
   Инкерман: Я ожидал большего.
   Святобатько: А мне понравился.
  
   Пелевина плотнее закутывается в тунику.
  
   Пелевина: Папа называет меня Телевизором. Давным-давно я показала заседание парламента, мои зверьки были депутатами, а кукла Вуду - спикером. Однако родители закололи её иголками. Они говорили, что эта кукла плохая.
  
   Пелевина достает откуда-то куклу.
  
   Сцену пересекает Незнакомец в костюме-тройке, останавливается, что-то кричит с воображаемой трибуны и бурно жестикулирует. Когда Незнакомец уходит, раздается пиканье, под которое голосуют в парламенте.
  
   Пелевина: На вакантное место была посажена плакса Аннабель. Я показала её Кэрроллу.
  
   Цветков берет куклу у Пелевиной.
  
   Цветков: Однако я не смотрел на куклу. Между раскоряченных ножек стола, в темном-темном углу, заваленном детскими игрушками, я заметил шевеление.
  
   Цветков тычет пальцем в глубь сцены.
  
   Зритель3: Мы видели. Это была мама Сони.
  
   Пелевина кивает.
  
   Пелевина: Да. Это была моя мама. Она у меня маленькая, и сильно боится сквозняков.
   Цветков: Лилипутка помахала мне ручкой, я ответил тем же. В это время грудь Сони вывалилась из туники.
   Зритель1: Почему вы не показали её нам?
   Инкерман: Считается, что это неприлично.
   Святобатько: И мы не на пляже.
  
   Инкерман и Святобатько довольны тем, как выкрутились.
  
   На сцене появляется Незнакомец в одних плавках. Он плывет брассом.
  
   Цветков: Мне жутко захотелось смыться.
  
   Пелевина забирает куклу у Цветкова.
  
   Пелевина: Маму зовут Настасьей Филипповной, и она тоже смотрит меня вместо телевизора. Я показываю ей новости, передачи и сериалы о любви. Например, вчера на нашей улице столкнулось два джипа. Они были словно петухи, никто не хотел уступать дорогу.
  
   Звучат сигналы машин.
  
   Пелевина: Я посадила маму на подоконник и долго комментировала происходящее. Все закончилось приездом Бенджамина Баттона, он протаранил их обоих. Не даром у него самый большой и самый черный джип.
  
   Звучит рев мотора.
  
   Инкерман: Я знаю одного любителя джипов. Он воровал как мальчик, а все добытые деньги тратил на автомобили. Покупал их тоннами. Линкольны, лексусы, лендроверы. Больше и больше джипов. Он не всегда успевал объезжать своих жеребцов. Это была проблема, пока в него не врезался джип размером с камаз. Или наоборот. За рулем вполне мог сидеть отец Сони.
  
   В зале воцаряется полная тишина.
  
   Святобатько: Инкерман знает, о чем говорит.
   Зритель3: Какая машина у вас?
   Святобатько: У меня? У меня нет машины.
   Инкерман: У меня тоже...
   Зритель1: А какая машина у Алексея?
  
   Цветков мнется.
  
   Зритель1: Если не секрет...
  
   Незнакомец пересекает сцену с рулем в руках. Раздаются гудки клаксона и рев мотора.
  
   Цветков: Это машина моего отца. Он депутат.
   Зритель3: Что там у них творится в парламенте?
  
   Цветков мнется.
  
   Цветков: Честно говоря, я не интересуюсь политикой.
   Зритель3: Но ездите на машине.
   Цветков: Ну... да...
  
   Пелевина выходит вперед.
  
   Пелевина: Целыми днями я показываю мамочке передачи о кулинарии и моде. Она готовит, но еды хватает только ей и плаксе Аннабель.
  
   Пелевина качает куклу, словно ребенка.
  
   Инкерман: Недавно я был в заведении, где подают самые маленькие порции в мире. Чем меньше блюдо, тем больше оно стоит. Такова философия. Зачем обжираться? Я ел из наперстка спагетти с морепродуктами, за что вытряс все бабки. Это очень хороший ресторан.
  
   Незнакомец выходит на сцену с блюдечком и палочками, садится на пол, начинает есть что-то невидимое.
  
   Святобатько: Ты слишком зациклен на деньгах. Они все равно обесценятся.
   Цветков: Мы с Соней обнимались на диване, но вдруг Настасья Филипповна пискнула из-за подушек. Я не подозревал, что мама так близко.
  
   Незнакомец взвизгивает и убегает со сцены.
  
   Пелевина: Каждый день я показываю мамочке сериал, где играю главную роль. В той серии моим любовником был Кэрролл. У нас должен был появиться ребенок, мальчик.
  
   Слышится плач ребенка. Пелевина качает куклу.
  
   Инкерман: Когда он вырастет, то займется транзитом газа. У него будут красивые глаза, много денег и джипов.
  
   Незнакомец пересекает сцену с рулем в руках. Раздаются гудки клаксона и рев мотора.
  
   Зритель1: Откуда знаешь?
   Инкерман(удивленно): Я автор пьесы.
   Зритель3: Э-э...
   Цветков: Соня сказала, что у ребенка будут мои глаза. В её руках блеснул скальпель.
  
   Зал замолкает на пару секунд.
    
   Раздается интро из сериала "Доктор Хаус".
  
   Инкерман: В новой серии "Доктора Хауса" распространителя смертельного вируса находят по отражению на сетчатке умирающего пациента. Им оказывается доктор Форман, и Хаус отправляет подчиненных в погоню. Сам же хромает короткой дорогой, прямо через кабинет доктора Уилсона. В его руках только трость и пузырек викодина...
  
   Незнакомец с тростью хромает через сцену.
  
   Цветков: А потом хлопнула дверь. Это был Бенджамин Баттон с коллегами по фракции.
  
   В руках Пелевиной появляется скальпель.
  
   Пелевина: Все постельные сцены обычно вырезаются.
  
   Цветков испуганно отступает.
  
   Пелевина склоняется над Зрителем3 и, перерезав скотч, освобождает его. Зритель3 благодарно кивает и поднимается. Инкерман отступает от него.
  
   Пелевина: Однако отец был так пьян, что приказал показать эротику.
   Цветков: Вся компания ввалилась в комнату Сони. Депутаты были навеселе и полураздеты. Среди них извивались женщины. Я не мог понять, откуда они - из парламента или с улицы.
   Зритель3: А за кого вы голосовали на выборах?
  
   Актеры переглядываются.
  
   Сцену пересекает Незнакомец в костюме-тройке, останавливается, что-то кричит с воображаемой трибуны и бурно жестикулирует. Когда Незнакомец уходит, раздается пиканье, под которое голосуют в парламенте.
  
   Цветков: Я не ходил на выборы.
   Зритель3(ухмыляясь): Но ведь ваш отец политик!
   Цветков: Я просто езжу на его машине.
  
   Неловкая пауза.
  
   Пелевина: Меня спасла мама. Она сказала, что я не Телевизор Филипп. Она сказала, чтобы отец проваливал в свой парламент.
  
   Раздается музыкальная тема из программы "Время".
  
   Инкерман: Одному мне известно, что Соне достались телевизионные способности от деда Филиппа. Тот показывал сплошные истерны про большевиков и "Семнадцать мгновений весны". И не разрешал себя бить, когда по нему шли помехи.
  
   Зритель3 медленно приближается к Инкерману.
  
   Пелевина прячет скальпель.
  
   Цветков: Соне удалось спрятаться за туникой, а маме - в куче игрушек. И Бенджамин Баттон набросился на меня. Он сказал, что прошлой зимой распил с женой бутылку какой-то хрени. "Выпей меня", - было написано на этикетке. Они стали уменьшаться. Бенджамин Баттон возрастом, а Настасья Филипповна - размерами.
  
   Зритель3 набрасывается на Инкермана, валит того на пол. Они начинают бороться.
  
   Пелевина: Я сказала, что сделаю все, что угодно, лишь бы отец оставил Кэрролла в покое.
   Зритель3: Почему же в спектакле нам показывали гаишника Нико?
   Зритель1: Почему?
   Зритель2: Почему?
  
   Инкерман укладывает Зрителя3 на лопатки. Незнакомец в кимоно выходит на сцену. Изображая рефери, он разводит Инкермана и Зрителя3 по разным углам сцены. Затем уходит.
  
   Инкерман: Потому что когда-то был фильм с Сигалом. Гаишника Нико оскорбляет депутат на ландкрузере. Он называет Нико тухлым салом, высмеивает патрульную девятку, а напоследок плюет ему на ботинки. На следующий день Нико выпирают со службы. У него не остается ничего, кроме боевых способностей. Японцы обучили его искусству айкидо, а они знают толк в боли. Поэтому Нико принимается ломать всех на своем пути. Он не смотрит на пол или возраст. Противники коварны, они готовят спецназовцев из женщин и пенсионеров. Но Нико не остановить, он доходит до самого парламента, до трибуны, заблокированной депутатами. Там его обидчик с самурайским мечом. Японцы учат драться всех подряд, а зря. Из-за них финальный поединок затягивается на полфильма, хорошо, что хоть побеждают наши. Отличное кино. К сожалению, Соня не умеет показывать такое. У неё нет парня, похожего на Сигала.
   Зритель3: Непонятно, при чем тут фильм.
   Инкерман: Мне хотелось обыграть его.
  
   Инкерман срывает жидкие аплодисменты.
  
   На сцену выходит Незнакомец в кимоно. В руках - жезл регулировщика. Незнакомец принимает стойку каратиста. Слышится восточная музыка. Зрители аплодируют.
  
   Цветков: Депутаты завалили диван животами, а я отошел к окну. Смотреть на все ещё привязанную к дереву Аллу Пугачеву.
  
   Цветков отходит к воображаемому окну.
  
   Играет песня Аллы Пугачевой: "Миллион, миллион, миллион алых роз... Из окна, из окна, из окна видишь ты".
  
   Зритель2: Но как у Сони получается показывать?
   Инкерман: У неё есть экран. Такой же, как у деда.
   Зритель1: Неправдоподобно.
   Инкерман: Почему? А если она хорошая актриса?
  
   Пелевина кланяется, ей хлопают.
  
   Инкерман: В таком случае она легко покажет всех нас. Вот почему мы не должны курить, ругаться и заниматься сексом. Но мы вполне можем говорить о джипах, спорить, у кого самый большой...
  
   Противный писк заглушает голос Инкермана.
  
   Зритель1: Вы матюгнулись?
   Святобатько: Похоже на то. Могут и переключить канал!
   Инкерман: Да я...
  
   Противный писк заглушает голос Инкермана.
  
   Святобатько: Перестаньте.
   Инкерман: Я хотел добавить несколько слов.
   Цветков: Лучше не надо.
   Зритель1: Почему?
   Зритель2: Почему?
   Зритель3: Почему?!
  
   Цветков показывает на Пелевину.
  
   Цветков: Тогда она клацнула пальцами - и мы оказались в парламенте. Бенджамин Баттон и все депутаты.
  
   Сцену пересекает Незнакомец в костюме-тройке, останавливается, что-то кричит с воображаемой трибуны и бурно жестикулирует. Когда Незнакомец уходит, раздается пиканье, под которое голосуют в парламенте.
  
   Зритель1: Но это же всего лишь роль!
   Цветков: Кто знает...
   Зритель3: Этого тоже не было в спектакле.
   Святобатько: Всего не покажешь.
   Инкерман: И там никакого саспенса.
   Зритель2: Что происходило в парламенте?
   Инкерман: В том-то и дело, что ничего.
   Зритель1: Расскажите.
  
   Инкерман кивает.
  
   Инкерман: Всё как обычно. Парламент походил на коровью лепешку. Возле него мухами жужжали журналисты. Они прессовали всех на входе. Спрашивали странные вещи. Куда светит солнце, когда его заслоняют облака? Что остается после ветра? По ком шумит море? На том свете земля или пух?
  
   Слышится шум моря и свист ветра.
  
   Зритель3: Что отвечали депутаты?
  
   На сцене появляется Незнакомец в одних плавках. Он медленно плывет брассом.
  
   Инкерман: Депутаты не умели отвечать на такие вопросы. Они проплывали как рыбы. Ловко выскальзывали из рук. В их ртах была минералка. Пресса понимала молчание, как знак согласия, поэтому смело писала, что, несмотря на тучи, солнце будет светить всегда, а земля в загробном мире по-любому мягче, чем здешняя.
   Святобатько: На самом деле никто не пробовал на зуб. Никто не знает, она сладкая или соленая.
  
   Инкерман с упреком смотрит на Святобатько. Тот погружается в свои мысли.
  
   Зритель2: Там был отец Сони?
   Инкерман: Бенджамин Баттон... Да, он был лидером блока имени самого себя. Ему нравилось нажимать на кнопку и видеть себя в телевизоре. Человек самых широких взглядов. Его блок входил в одну коалицию дважды и выходил сухим из телестудии, где переливалось из пустого в порожнее. Флиртовал с коммунистами и блокировал трибуну в стиле кунг-фу. Это был хороший блок, об этом писалось на биллбордах и говорилось в рекламе. Бенджамину было приятно ощущать себя хорошим, а уж ради дальнего класса, интересы которого отстаивал, он был готов на все.
  
   Незнакомец в пиджаке и трусах пересекает сцену. В его руках бутылка.
  
   Зритель1: Это был реальный парламент?
   Инкерман: Что вы хотите сказать?
   Зритель1: Соломон Парламент или наш парламент?
  
   Инкерман пожимает плачами.
  
   Святобатько: А вы отличаете?
   Зритель1: В нашем парламенте есть Плохой блок. И есть отец Цветкова.
  
   Инкерман и Святобатько согласно кивают.
  
   Инкерман: Я видел всех их. У меня отличное воображение.
   Зритель3: Мне все-таки непонятно... Какой в этом смысл? Есть притча о спичках... Однажды к мудрецу пришел ученик со спичками. Но у того уже горел камин. Пламя красиво переливалось. Ученик расстроился, его спички были не нужны. Но учитель сказал...
   Святобатько: Спасибо, вопрос понятен...
   Зритель3: Учитель сказал, что без одной маленькой спички не было бы огня. Все эти яблоневые дрова так бы и лежали возле холодного камина...
  
   Незнакомец в пиджаке и трусах возвращается обратно. Он останавливается возле Зрителя3 и зажигает спичку. Затем уходит.
  
   Зритель1: А какой месседж несет твоя притча?
   Зритель3: Ну как же...
   Инкерман: Очевидно, имелось в виду, что спички не нужны, когда есть огонь. Незачем придумывать новое, можно просто использовать старое.
  
   Зритель3 неуверенно мотает головой.
  
   Зритель3: Не совсем...
  
   Незнакомец, надев штаны, снова выходит на сцену.
  
   Инкерман: Так вот, в моем парламенте, Соломоне Парламенте, был лидер Плохого блока. Он вещал с трибуны, что генетически модифицированные продукты уничтожат ультракороткий класс. Это приведет к краху института семьи. Уже сегодня уволенные сотрудники вынуждены искать кусок хлеба на стороне. Настоящего немодифицированного хлеба...
  
   Незнакомец показывает жестами генетически модифицированный хлеб, семью и уволенных сотрудников.
  
   Зритель2: А отец Цветкова?
  
   Незнакомец пытается снять штаны.
  
   Цветков кривится.
  
   Цветков: А никак нельзя без этого?
   Зритель3: Не о ваших же песнях нам говорить!
  
   Играет песня Шарля Азнавура "Вечная любовь".
  
   Инкерман: Отца Цветкова прозывают Злым.
   Цветков: Дома он вовсе не такой.
   Инкерман: Потому что всю злость он сгоняет в парламенте.
  
   Незнакомец все-таки снимает штаны, оставляет их на сцене, а сам уходит.
  
   Инкерман: В моем парламенте Злой предлагал снять депутатскую неприкосновенность. И прекратить финансирование армии и флота.
   Зритель1: Хотелось бы услышать комментарий Алексея.
  
   Цветков мнется.
  
   Цветков: Отец любит Родину так сильно, что не позволяет топтать её грязными солдатскими ботинками. Он однолюб, поэтому ненавидит даже себя, и не хочет никакой неприкосновенности.
  
   Пелевина выходит вперед.
  
   Пелевина: Мой папа, Бенджамин Баттон, не переваривает Злого. Его вообще никто не переваривает. Однако все любят Родину, поэтому партия Злого на высоте.
  
   Играет начало песни "С чего начинается Родина".
  
   Незнакомец возвращается за штанами, подбирает с пола, уходит.
  
   Инкерман: Злой говорил, что ему страшно поворачиваться спиной к воякам. А каково его детям!
   Зритель3: Алексей, вы боитесь военных?
  
   Звуки выстрелов и взрывов.
  
   Цветков улыбается.
  
   Цветков: Нет. Отец преувеличивает...
   Пелевина: Мой папа любит подискутировать со Злым в теледебатах. Любит подкалывать его на тему Родины.
  
   Пелевина улыбается.
  
   Зритель3(Инкерману): А ваш отец, случайно, не депутат?
   Инкерман: К счастью.
   Зритель3: Но тогда бы у вас была машина.
  
   Незнакомец пересекает сцену с рулем в руках. Раздаются гудки клаксона и рев мотора.
  
   Инкерман: На сытый желудок не позанимаешься творчеством. Драматург должен быть голодным.
   Зритель3: И без машины...
   Инкерман: Пока меня кормят ноги.
   Святобатько: Не хотите вернуться в парламент?
  
   Инкерман кивает.
  
   Инкерман: Злой кричал, что олигархи пропили, проели и проспали нашу Родину. Поэтому он прогоняет их всех в Америку! И предлагает прихватить с собой военных.
   Цветков: Немного не так.
  
   Все вопросительно смотрят на Цветкова.
  
   Цветков: Отец хочет, чтобы наши военные напали на Америку. И та их перестреляла. А с олигархами мы справимся сами.
  
   Звуки выстрелов и взрывов.
  
   Зритель3: Но на место разбитой армии придут американцы. И нам придется кормить чужую армию.
   Цветков: Отец говорит, что наша земля будет кормить только наших детей.
  
   Играет начало песни "С чего начинается Родина".
  
   Зритель1: Как она отличит наших от ваших?
   Инкерман: Наши - хорошие.
   Святобатько: Наши похожи на нас.
   Зритель2: А мы хорошие.
  
   Все довольно улыбаются, только Зритель3 ненавистно сверлит взглядом Инкермана.
  
   Святобатько: Как я понимаю, по спектаклю вопросов больше нет.
  
   Зрители аплодируют.
  
   Зритель3: У меня вопрос к Инкерману.
  
   Зал затихает. Зритель3 задумчиво молчит.
  
   Святобатько: Мы вас слушаем...
   Зритель3: Пусть скажет, зачем нужно было приплетать мою пьесу, если в спектакль вообще не об этом.
   Святобатько: Вашу?
   Зритель3(приближаясь к Инкерману): Да! Потому что она хорошая.
  
   Инкерман пятится. Он по-рыбьи открывает рот.
  
   Зритель3: Потому что я знаю все то, что не знает Инкерман.
   Святобатько: Например?
   Зритель3: Например, кто победит на выборах.
   Зритель2: Кто? Злой?
   Зритель1: Бенджамин Баттон?
  
   Незнакомец в пиджаке и трусах пересекает сцену, в его руках бутылка.
  
   Инкерман: Но это не повод для флуда на моей странице Вконтакте.
  
   Зритель3 тычет пальцем в грудь Инкермана.
  
   Зритель3: Я знаю, почему Инкерман показывал только гаишника Нико.
   Зритель2: Почему?
   Зритель1: Почему?
   Зритель3(поворачиваясь к зрителям): Потому что его спектакль о гаишнике Нико!
  
   На сцену выходит Незнакомец в кимоно. В руках - жезл регулировщика. Незнакомец принимает стойку каратиста. Слышится восточная музыка.
  
   Зритель3: И Соня с Кэрроллом здесь ни к селу!
   Пелевина: Не согласна...
   Цветков: Да ну как же...
   Святобатько: Вы отвечаете за свои слова?
  
   Незнакомец в кимоно уходит.
  
   Зритель3: Я способен. В отличие от Инкермана.
  
   Инкерман внезапно прыгает на Зрителя3, начинается борьба. Пелевина достает скальпель и вопросительно смотрит на Святобатько.
  
   Зритель3: И ни на каком ток-шоу Нико не был. Его вообще не было в моей пьесе...
  
   Инкерман и Зритель3 продолжают бороться.
  
   Зритель3: Мальчика не было, понимаете? И не могло быть. Зачем мне гаишники в пьесе? Ведь депутаты на джипах неприкосновенны...
   Инкерман: Заткнись!
   Зритель3: Цветков не слушает "Дорз", а Пелевина не читает Пелевина, потому что Цветков - это не Кэррролл, а Пелевина - не Соня. Я придумал их, а не Инкерман.
  
   Играет песня группы "Дорз" "People Are Strange".
  
   Инкерману удается уложить Зрителя3 на лопатки и заклеить рот скотчем.
  
   Инкерман: Подумать только! Какой балабол!
   Зритель1: А говорит уверенно. Кажется, я всё понял.
   Зритель2: И я...
   Святобатько: Мы должны быть адекватными... Зритель не вправе заявлять, что пьеса принадлежит ему, если она хорошая. Когда каждый назовет себя драматургом, этот мир рухнет.
  
   Раздается музыкальная тема из программы "Время".
  
   Зритель1: А я пишу пьесу.
   Зритель2: И я...
   Инкерман: Ну вот и допрыгались...
  
   Инкерман садится на пол и хватается за голову.
  
   Незнакомец выбегает на сцену и вопросительно смотрит на Святобатько. Не получив ответа, уходит.
  
   Святобатько(Зрителю2): О чем же ваша пьеса?
   Зритель2: В двух словах не расскажешь. Вы сейчас вгоните меня в состояние цугцванга, и с каждым словом я буду выглядеть всё смешнее.
   Зритель1: А я попробую...
   Святобатько: Рискните.
   Зритель1: Но вы должны мне помочь.
   Святобатько: Сделаем всё, что в наших силах.
  
   Зритель1 робко поднимается и выходит на сцену. Его поддерживают жидкими аплодисментами.
  
   Зритель1: Моя пьеса о влюбленных. Это парень и девушка. Они молоды и красивы. Но вынуждены скрывать свои отношения, так как их отцы - заклятые противники на выборах.
   Инкерман: Ромео и Джульетта...
   Зритель1: Почему сразу Ромео и Джульетта? Допустим, Кэрролл и Соня.
   Инкерман: Ха! Ну конечно! Это все меняет!
  
   Зритель1 злобно смотрит на Инкермана.
  
   Святобатько(Зрителю1): Продолжайте.
   Зритель1: Мне нужны актеры. Цветков и Пелевина. А также тот человек, который бегал по сцене.
   Святобатько: О ком вы говорите? О гаишнике Нико?
   Зритель1: Не знаю, как его зовут. Он сыграет будущего президента.
  
   Незнакомец пересекает с портретом Путина и российским флагом.
  
   Зритель1(тыча пальцем вслед Незнакомцу): Вот он!
   Святобатько(жмурится): Где? Я никого не вижу!
  
   Цветков и Пелевина перемигиваются. Инкерман ухмыляется.
  
   Зритель1: Похоже, вы все здесь заодно.
  
   Зритель3 извивается на полу.
  
   Зритель1(Зрителю2): А ты?
  
   Зритель2 пожимает плечами.
  
   Зритель2: Я пока не готов быть президентом.
   Святобатько(Зрителю1): Давайте я буду президентом. Когда-то я был президентом, только не страны, а какого-то паноптикума.
  
   Зритель1 мотает головой.
  
   Зритель1: Просто ещё не было выборов.
   Святобатько: Надеюсь, мы не будем ждать, пока они состоятся?
  
   Зритель1 кивает.
  
   Зритель1: К счастью, все начинается задолго до них. Весь город заставлен билбордами и заклеен портретами кандидатов - Злого и Бенджамина Батона.
   Инкерман: Хм...
  
   Незнакомец в пиджаке и трусах пересекает сцену, в его руках бутылка.
  
   Зритель1: А в парламенте...
   Инкерман(злобно): Ну хватит, что ли!
   Зритель1: А в парламенте не могут принять закон бутерброда.
  
   Незнакомец возвращается назад в штанах. Звучит пиканье, под которое голосуют в парламенте.
  
   Цветков: Я знаю эту пьесу.
   Пелевина: И я...
   Зритель2(приподымаясь): Но это моя пьеса!
  
   Инкерман сжимает кулаки. Зритель3 извивается на полу.
  
   Святобатько: Мне кажется, это вообще никакая не пьеса.
   Зритель1: То есть?
   Зритель2: Как это?
   Инкерман: Что вы ходите сказать?
  
   Святобатько задумчиво чешет голову.
  
   Повторно раздается музыкальная тема из программы "Время".
  
   Инкерман: Что вы ходите сказать?
   Святобатько: То же, что и Шекспир.
   Цветков: Вся жизнь театр?
   Пелевина: А люди в нем актеры?
  
   Инкерман взмахивает рукой.
  
   Инкерман: Нет!
  
   Звучит фрагмент арии из оперы "Пиковая дама": "Что наша жизнь? Игра!"
  
   Инкерман: Нет, нет и нет! Пьеса жизни плоха тем, что в ней обыкновенная жизненная развязка. А зритель желает необычной. Зрителю нужна жестокость. Чернуха и клубничка. Иначе - зачем ему идти в театр?
  
   Зритель1 и Зритель2 кивают. Зритель3 мычит через скотч.
  
   Играет мелодия из вестерна "Хороший, плохой, злой" Эннио Морриконе. По-ковбойски одетый незнакомец выходит на сцену и останавливается возле Инкермана.
  
   Инкерман(хвастливо): Ну вот, двумя словами я повернул действие в нужное русло.
   Святобатько: Интересно...
  
   Инкерман берет пистолет у Незнакомца. Тот уходит. Снова звучит тема из вестерна "Хороший, плохой, злой".
  
   Насвистывая под музыку, Инкерман по очереди целится в Святобатько, Пелевину, Цветкова, Зрителя1 и Зрителя2. Каждый из них закрывается руками. Зритель3 пытается уползти.
  
   Инкерман: Я не собираюсь вас агитировать голосовать за Бенджамина Баттона. Потому что не каждый из вас доживет до выборов.
  
   Инкерман снова поочередно целится в Святобатько, Пелевину, Цветкова и Зрителя1. Затем неожиданно стреляет. Зритель1 падает замертво.
  
   Инкерман: Черт возьми...
  
   Инкерман смотрит на пистолет.
  
   Инкерман: Рука дрогнула...
  
   Звучит тема из вестерна "Хороший, плохой, злой".
  
   Инкерман: Что ж, хороший драматург - мертвый драматург!
  
   Инкерман стреляет в Зрителя2, тот падает замертво.
  
   Инкерман: Чем же он его зарядил?
   Святобатько: Именем Шекспира - прекратите!
  
   Инкерман целится в Святобатько. Тот испуганно пятится, закрываясь руками.
  
   Инкерман: Давно это было... Мы все ездили на трамваях... Такие молодые. Ни одной морщины, ни одного седого волоска... А он ходил внутри.
   Святобатько: Кто?
   Инкерман: Бенджамин Баттон. У него не было джипа и политического блока. А может, уже был?
  
   Инкерман задумчиво подходит к Зрителю3 и наводит пистолет на него.
  
   Инкерман: Да. Билборды показывали сосредоточенное лицо Бенджамина. "Страна нуждается в армии любовников" Так писалось на щитах. Мечи никто не подписывал.
  
   Незнакомец в пиджаке и трусах пересекает сцену, в его руках бутылка. Раздается пиканье, под которое голосуют в парламенте.
  
   Инкерман: Трамвай всегда подбирал меня по пути на работу. На работе я писал пьесу... Бенджамин Баттон садился рядом. Он улыбался мне. Напиши обо мне пьесу, подстрекал он, напиши...
  
   Инкерман стреляет в Зрителя3.
  
   Инкерман: Иногда мне кажется, что моей рукой управляет Господь.
  
   Звучит тема из вестерна "Хороший, плохой, злой".
  
   Инкерман: Телевизор предлагает нам качать глазные мышцы. Реклама показывает Бенджамина Баттона с бицепсами и трицепсами из глаз
  
   Незнакомец в пиджаке и трусах возвращается назад. Он останавливается возле Инкермана, снимает пиджак и показывает мышцы.
  
   Инкерман: "Страну спасет новая точка зрения", - говорит нам телевизор. Новая... Точка... Дайте мне точку зрения, и я увижу весь мир.
   Пелевина: Я не показывала ничего подобного.
   Инкерман: Покажи мне эротику!
  
   Пелевина мотает головой и, пятясь от Инкермана, выходит на край сцены.
  
   Инкерман: Насилие и эротика - это всё, что интересует зрителя.
  
   Инкерман наводит пистолет на Пелевину.
  
   Инкерман: Я ведь выстрелю.
  
   Пелевина мотает головой. К зрителям она повернута спиной.
  
   Инкерман стреляет в Цветкова, тот падает. Звучит песня Азнавура "Вечная любовь".
  
   Пелевина распахивает тунику. Инкерман выкатывает глаза.
  
   Инкерман: Увидеть Телевизор и умереть!
  
   Инкерман стреляет себе в висок и падает замертво.
  
   Святобатько(дрожа): Итак, мы увидели спектакль...
  
   На сцену выходит по-ковбойски одетый Незнакомец. Он поднимает пистолет с пола и стреляет в Пелевину. Та падает на пол.
  
   Святобатько: Спектакль по трагедии Максима Инкермана "Телевизор Соня". У кого какие вопросы?
  
   Незнакомец нацеливает пистолет на Святобатько.
  
   Незнакомец: Почему Соня не переключила канал?
   Святобатько: Так она ведь не Телевизор Филипп.
  
   Играет мелодия из вестерна "Хороший, плохой, злой" Эннио Морриконе.
  

Занавес

  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) М.Боталова "Принесенная через миры"(Любовное фэнтези) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"