Лыжина Светлана Сергеевна: другие произведения.

Дракула и брашовяне. Часть 7. Враг не дремлет

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пришло время вспомнить о двух личностях, которых Дракула в 1457 году назвал "славные господа, могшие меня захватить и убить". В конфликте Дракулы с брашовянами эти "славные господа" тоже не оставались в стороне и всячески накаляли обстановку, дабы конфликт продолжался. Сохранились и красноречивые письма этих господ...

  
   На этот раз в центре нашего внимания окажутся два деятеля, которые были давними врагами Дракулы - Янош Гереб де Вингарт и Николае де Визакна - но прежде, чем начать говорить о них, хотелось бы кое-что уточнить. Часто можно услышать утверждение - враги вредили Дракуле из личной ненависти. А ведь всё намного сложнее!
  
   Да, средневековый европеец в своих действиях обычно исходил из личных симпатий или антипатий, ведь политические союзы скреплялись брачными узами, тащить родственников во власть и в коммерцию не считалось дурным тоном, а общественные интересы часто трактовались как интересы друзей и знакомых.
  
   И всё же в случае с Дракулой не следует однозначно говорить о ненависти. Где-то и впрямь была ненависть, а где-то - голый меркантилизм. Например, Янош Хуньяди, который последовательно изводил семью Дракулы, не испытывал ненависти ни к отцу Дракулы, ни к его старшему брату, ни к самому Дракуле. Янош просто делал то, что требовалось, чтобы подчинить Румынию своей власти.
  
   Подручные Яноша Хуньяди тоже не кипели ненавистью, они лишь выполняли приказ. Исключением стали только Владислав и его брат Дан, считавшие, что семья Дракулы узурпировала румынский трон.
  
   В любом случае к апрелю 1460 года у Дракулы ненавистников как таковых не осталось. Владислав и Дан были уже покойниками. Брашовяне, которым часто приписывается ненависть к Дракуле, на самом деле действовали подобно Хуньяди - из соображений выгоды и только - так что они не считаются.
  
   В 1460 году единственный, кто проявлял к Дракуле если не ненависть, то хотя бы неприязнь, это Янош Гереб де Вингарт.
  
   Завистливый вредитель
  
   Изучая биографию Яноша Гереба де Вингарта, невольно обращаешь внимание на странный факт - несмотря на то, что этот человек занимал довольно высокие и заметные посты, следа в истории он почти не оставил.
  
   Наверное, он вообще оказался бы забыт, если б не имел отношения к семьям Хуньяди и Силадьи. Как уже упоминалось, де Вингарт был женат на Зофии Силадьи, которая являлась сестрой Эржебет Силадьи, вышедшей замуж за Яноша Хуньяди.
  
   Благодаря этому обстоятельству в 1445 году де Вингарт впервые получил доступ к власти. Янош Хуньяди, в 1444 - 1446 годах занимавший пост воеводы Трансильвании, временно передал де Вингарту свои полномочия, поскольку сам оказался сильно занят. Напомню, что в 1444 - 1445 годах вовсю шла война с турками.
  
   В 1456 году Янош Хуньяди опять действовал через де Вингарта, и опять по причине крайней загруженности. Весной-летом 1456 года Янош готовился оборонять Белград от султана Мехмеда, а де Вингарт, десять лет назад заправляя делами в Трансильвании, зарекомендовал себя хорошо, поэтому Янош снова решил положиться на своего родственника.
  
   Покушение на Дракулу в 1456 году, случившееся в землях Хуньяди (в селении Джоаджу), организовал именно де Вингарт, но на этот раз оплошал и тогда обозлился на Дракулу - то есть не перед покушением, а после. Готовясь к убийству Дракулы, де Вингарт хотел выслужиться у Хуньяди, но Дракула, не дав себя убить, тем самым подпортил де Винграту карьеру. И вот тут у неудачливого организатора появился повод для неприязни!
  
   В дальнейшем всё только усугубилось, поскольку Дракула подружился с Михаем Силадьи, а де Вингард очень завидовал карьерным успехам Михая.
  
   Напомню, что семья Силадьи была весьма многочисленна. Помимо Зофии, вышедшей замуж за де Винграта, и Эржебет, вышедшей замуж за Яноша Хуньяди, там был ещё Михай, брат Зофии и Эржебет.
  
   Когда на венгерский престол взошёл Матьяш Хуньяди, сын Яноша Хуньяди и Эржебет Силадьи, вся родня новоиспеченного короля тоже возвысилась, причём де Вингарт в силу своих родственных связей стал так же знатен, как Михай, но у Михая было несравнимо больше власти. Михай стал регентом при своём племяннике Матьяше, из-за чего де Винграт спрашивал себя: "А чем я хуже? Да, Михай - дядя короля. Но моя жена - тётка короля!"
  
   Когда Михай рассорился с Матьяшем и оказался заключён в замок Вилагош, где просидел целый год, де Винграт должен был радоваться, но затем Михай помирился с Матьяшем и снова стал вторым лицом в королевстве, а де Вингарта задвинули. В 1458 - 1459 годах де Вингарт являлся "главным капитаном" Трансильвании, то есть как раз в то время, когда Михай сидел в заточении, но в 1460 году власть в Трансильвании перешла к Михаю.
  
   Разумеется, де Вингарту было досадно, и он начал вредить Михаю, но осторожно и исподтишка. Тут нашла выход и неприязнь к Дракуле, из-за которого де Вингарт в своё время оплошал перед Яношем Хуньяди.
  
   Желая насолить Михаю, де Вингарт распускал про Дракулу сплетни, ведь всем была известна латинская поговорка - скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты. Следовательно, если у Михая Силадьи имелся друг, считавшийся извергом, это портило репутацию Михая.
  
   Хитрая интрига де Вингарта
  
   А теперь рассмотрим письмо де Вингарта к брашовянам от 28 апреля 1460 года, которое в исследованиях о Дракуле обычно упоминается одной строкой. В этом письме де Вингарт утверждает, что Дракула вместе с турками якобы собирается напасть на брашовские земли: "Мы некоторым образом узнали, что Светлейший принцепс Влад воевода... вместе с турками, ужаснейшими врагами креста Христова, в те (ваши) области, вероятно, торопится и направляется ради (их) опустошения".
  
   Утверждение на счёт турков - чистейшая ложь, но в ней отлично отразились истинные чувства де Вингарта: неприязнь к Дракуле, зависть к Михаю и недовольство своим собственным положением.
  
   При этом де Вингарт всячески старается выставить себя добрым человеком. Он сообщает брашовянам ложную весть о грядущем турецком нашествии и мягко пеняет им - дескать, почему вы не поделились со мной своими тревогами, ведь я всегда заботился о вас.
  
   А откуда в Брашове могли знать, что де Вингарт придумает? О бедствии, которое якобы грозит Брашову, там услышали впервые, и пусть брашовяне неоднократно обвиняли Дракулу в союзе с султаном, но об этом они уже забыли, а вот де Вингарт, очевидно, решил поддержать старое обвинение, потому что Михай Силадьи как раз начал готовить крестовый поход на турков.
  
   В чём именно состоял замысел де Вингарта, по одному письму судить сложно, но Дракула и Михай в этом тексте явно противопоставлены друг другу. Дракула обвинён в сговоре с турками, а про Михая сказано, что он торжественно обещал защищать Венгерское королевство, и в том числе брашовян, от турецкой опасности.
  
   Можно предположить, что де Винграт отправил письмо брашовянам, рассчитывая, что они, напуганные мнимой турецкой угрозой, призовут Михая Силадьи поднять оружие против Дракулы, а если б Михай отказался, то выставил бы себя человеком, который не держит обещаний.
  
   Возможно, де Вингарт решил поссорить брашовян с Михаем, ведь Михай Силадьи на тот момент уже являлся воеводой Трансильвании, а де Вингарт был не у дел. То есть выдумка про скорое турецкое нашествие являлась поводом, чтобы упрекнуть Михая в небрежности.
  
   "Если они (донесения, полученные нами) правдивы, мы удивляемся по поводу ваших друзей", - пишет де Вингарт, давая понять, что если б он оставался на должности "главного капитана" Трансильвании, то брашовянам не угрожали бы турки, а вот Михай хоть и готовится к крестовому походу, но не видит опасности, которая прямо под носом.
  
   Нельзя не заметить и того факта, что де Вингарт втайне досадует из-за невозможности находиться в гуще событий. В письме сказано, что Михай велел де Вингарту оставаться в родовом поместье - в Вингарте, расположенном в 15 км на юго-восток от города Алба-Юлия.
  
   Там и написано письмо брашовянам, а завершается оно следующими словами: "Если те вести правдивы, вы нас быстро, насколько сможете, посредством людей ваших или писем известите, и мы без отлагательства туда (к вам) тотчас устремимся и придём". Таким образом, выдумка про турков, которые якобы должны явиться в Трансильванию вместе с Дракулой, могла бы стать для де Вингарта поводом ослушаться Михая. Главное, чтобы брашовяне испугались, а у страха глаза велики. Любое перемещение некоего румынского отряда близ границы могло быть принято за вторжение, и де Винграт сразу поспешил бы "на помощь".
  
   Не опять, а снова
  
   Примечательно и то, что вся эта история - генеральная репетиция событий 1462 года, когда Дракулу обвинят в том же самом, в чём его обвинял де Винграт в 1460 году. Правда, де Винграт действовал с меньшим размахом. Он говорил о том, что Дракула с турками готовятся идти на Брашов, а в 1462 году речь шла уже про всю Трансильванию. В остальном же всё идентично!
  
   В 1462 году все обвинения были построены на письме, якобы написанном Дракулой турецкому султану и содержащем предложение привести турецкую армию в Трансильванию. Само письмо попало в руки венгров от неких слуг Дракулы, которые якобы везли послание по адресу, но оказались пойманы. При этом сами слуги вроде как погибли, обороняясь, да и оригинал письма тоже не сохранился, а сохранился только его латинский перевод. То есть, свидетелей предательства не было в живых, подлинных улик не осталось, а остался только документ-перевод, который мог быть сочинён. И, тем не менее, этого оказалось достаточно, чтобы Дракула попал в тюрьму.
  
   А теперь прочитаем, как же обосновывает своё обвинение де Винграт: "Из донесений, (полученных) от слуг некоторых лиц, мы некоторым образом узнали, что...".
  
   Опять в деле фигурируют некие слуги, имена которых не называются. Даже не ясно, чьи это слуги. Сведения от этих слуг тоже дошли непонятным образом. Если бы де Вингарта попросили предъявить донесения, о которых он говорит, тот наверняка ответил бы, что донесения эти устные, или сказал бы, что донесения потерялись. И опять свидетелей нет, улик нет, а есть только послание, которое является сочинением самого де Вингарта.
  
   Как мы уже знаем, Дракулу обвиняли в сговоре с турками и раз, и два, и три, так что слова де Вингарта это плюс один в общую копилку, но всё же эти обвинения приблизили трагическую развязку. Жаль, что Дракула не мог выложить все эти письма в ряд так, как это делаем сейчас мы, и просчитать дальнейшее развитие событий.
  
   Меркантильный вредитель
  
   Однако за всеми этими рассуждениями мы как-то забыли о том, что конфликт Дракулы с брашовянами раздувал не только де Вингарт. Раздуванием конфликта занимался также Николае де Визакна - господин не такой знатный как де Вингарт, но причинивший Дракуле не меньше ущерба.
  
   Николае родился в землях Сибиу, так как селение Визакна (в настоящее время - Окна-Сибиулуй) находится в 10 км к северо-западу от Сибиу, но служил он в землях Брашова, и именно поэтому оказался замешан в конфликте Дракулы с брашовянами.
  
   Напомню, что этот Николае начал вредить Дракуле ещё в 1448 году. Дракула тогда сделался князем в первый раз, а Николае пытался заманить его в Брашов, чтобы там схватить и передать из рук в руки Яношу Хуньяди.
  
   В 1456 году Николае помогал де Вингарту организовывать покушение на Дракулу, а в 1460 году продолжал мелко пакостить. К тому времени у Николае появилась материальная заинтересованность в том, чтобы конфликт Дракулы и брашовян продолжался. Об этом можно судить по письму в Брашов от 26 мая 1460 года, где Николае настойчиво предлагал конфисковывать товары у румынских купцов. Часть этих товаров явно доставалась самому этому вредителю!
  
   По состоянию на 1460 год он являлся начальником гарнизона (кастеляном) в некоей сторожевой крепости на брашовской территории и поэтому был так озабочен вопросами торговли с Румынией. Ему нужно было официальное позволение от брашовских властей, чтобы шарить по дорогам вблизи своей крепости, ловить румынских купцов и под разными предлогами конфисковывать то, что купцы везут.
  
   Николае в письме брашовянам, нисколько не стесняясь, рассуждает о том, как лучше отбирать товар: "Путешественникам, проезжающим по дороге из земли Трансальпийской, препятствовать и самих (их) беспокоить вы не желаете, ведь если б (им) самим вы препятствовали, для нас и для вас (их) жалобы могли бы обернуться денежными штрафами, наложенными господином нашим. А вот если бы не на дороге самого (господина нашего) они начали бы подвергаться задержанию, таким образом для нас стало бы лучше".
  
   "Господин" упомянутый в письме, это Михай Силадьи, который помимо всего прочего в 1457 году выступил посредником в улаживании конфликта между Дракулой и жителями города Сибиу. Теперь то же самое было сделано в отношении с Брашовом.
  
   Очевидно, Михай, ставший воеводой Трансильвании, высказал брашовянам неудовольствие по поводу недавней истории, когда они с "разрешения" Дана конфисковали весь товар румынских купцов, хранившийся в пределах Брашова. Из письма Николае можно заключить, что Михай пригрозил брашовянам - если они ещё раз сделают что-то подобное, то окажутся оштрафованы.
  
   Конечно, конфисковать товары гораздо выгоднее, чем покупать, но брашовяне боялись штрафа, который обнулил бы всю выгоду, поэтому Николае и предложил брашовянам поступать хитро. Также он сообщил, что "господин Михаэл Силадьи с господином королём... в настоящее время... совершают поездку в Эгер", венгерский город в 100 км к северо-востоку от венгерской столицы. То есть Николае всячески намекал, что настаёт благоприятный момент для конфискаций, потому что Михай занят важными делами, и ему не до брашовян. Как говорится, кот ушёл - мыши в пляс.
  
   К тому же, по мнению Николае, если бы конфискации проводились вне торговых путей, подконтрольных Михаю, румынские купцы не смогли бы ничего доказать.
  
   Антитурецкая коалиция
  
   В общем, вы сами видите, что творилось в Трансильвании. Со смертью Дана, которого Дракула казнил в первой декаде апреля 1460 года, конфликт с брашовянами ещё не был исчерпан, поскольку в Венгерском королевстве находились лица, заинтересованные в том, чтобы всё продолжалось.
  
   С венгерской стороны в прекращении конфликта был по-настоящему заинтересован лишь Михай Силадьи, поскольку готовился к крестовому походу против турков и рассчитывал на участие Дракулы в этом деле, а Дракула смог бы участвовать, только если б имел спокойные тылы.
  
   В общем, конфликт с брашовянами так никогда и не прекратился, но он затих под давлением обстоятельств - из-за подготовки к упомянутой войне. Кстати, поездка в Эгер, о которой говорится в письме Николае, была напрямую связана с организацией похода.
  
   Король Матьяш вместе с Михаем Силадьи отправились на встречу с Иржи Подебрадом, королём Чехии, чтобы договориться об участии чехов в предстоящей военной кампании. Крестовый поход - дело коллективное. Одно государство такие вещи не делает, нужна коалиция, а коалиции с чехами всё благоприятствовало, поскольку Матьяш был помолвлен с дочерью Подебрада. Свадьба состоялась 1 мая 1461 года.
  
   Правда, после смерти Михая (летом 1460 года) король Матьяш расхотел устраивать с турками масштабную войну, и весь проект был постепенно спущен на тормозах, но на конфликт Дракулы с брашовянами история с походом всё же повлияла.
  
   ***
  
   А теперь почитаем полные тексты писем, написанных врагами Дракулы, которые так хотели продолжения конфликта Румынии с Брашовом. (Переводила я как всегда сама).
  
   Письмо Яноша Гереба де Вингарта, где утверждается, что Дракула вместе с турками будет грабить земли Брашова
  
   (Слова и выражения в скобках отсутствуют в самом документе, но добавлены для лучшего понимания смысла).
  
   Осмотрительные господа, друзья наши, заслуживающие всяческого почтения.
  
   Из донесений, (полученных) от слуг некоторых лиц, мы некоторым образом узнали, что Светлейший принцепс Влад воевода, Трансальпийский государь, вместе с турками, ужаснейшими врагами креста Христова, в те (ваши) области*, вероятно, торопится и направляется ради (их) опустошения. А ведь в других случаях при таких ваших трудностях вы нас всегда предупреждаете посредством ваших посланцев и писем. (Почему же сейчас не предупредили?) Что же касается нынешних времён, то если они (донесения, полученные нами) правдивы, мы удивляемся по поводу ваших друзей (ничего вам не сказавших).
  
   Притом, однако, вам хорошо известно обещание Михаэла Силадьи, благородного господина и так далее, (произнесенное) перед подданными королевства, что, в какое бы время и когда бы такие доподлинные вести (о турках, находящихся) близ любых краёв он ни услышал бы, согласно данному обещанию туда на помощь вместе с подданными королевства он направится.
  
   Между тем мы собственной нашей персоной здесь постоянно до прибытия его (остаёмся), (как) он установил. Следовательно, если те вести правдивы, вы нас быстро, насколько сможете, посредством людей ваших или писем известите, и мы без отлагательства туда (к вам) тотчас устремимся и придём. Иначе да не будет.
  
   Дано в Вингарте, в ближайший понедельник после Дня евангелиста Марка (т.е. 28-го апреля), год и так далее 60**.
  
   Иоанн Гереб де Вингарт, и так далее***.
  
   (Послание предназначено) для осмотрительных господ, судьи и присяжных, для граждан в общине земли Бырсы, господ в тех краях (их) жительства, для друзей наших, заслуживающих всяческого почтения.
   ________
  
   * В земли Брашова, хотя исследователи обычно говорят, что имеется в виду вся Трансильвания.
  
   ** Вместо официальной формулировки "год Господень 1460".
  
   *** Фраза "и так далее" помещена вместо титула.
   ________
  
  
   Оригинальный латинский текст:
  
   Circumspecti viri, amici nostri diligendi.
  
   Ex relatibus aliquorum nunc temporum hominibus aliqualiter percepimus quomodo Illustris princeps Wlaad Wayvoda, Transsalpinarum dominus, cum crudelissimis inimicis crucis Christi Turcis partes illas, ad desolandum, properaret et intenderet, quod tamen alias in talibus vestris negociis nos semper avisatis per vestros nuntios et litteras, pro nunc, si sunt verae, miramur de vestris amicitiis.
  
   Cum tamen bene scitis promissionem inter regnicolas magnifici domini Michaelis Zilagy et cetera, ut, dum et quando tales novitates certitudinaliter ad quamcunque partem audiret, de facto illac in subsidium unacum regnicolis intenderet.
  
   Interim nos in persona sua hic usque ad adventum suum constituit. Igitur, si sunt verae illae novitates, nos quanto citius poteritis per homines vel litteras vestros scire faciatis, et nos sine crastinatione illac statim procurremus et transiemus. Secus non facturi.
  
   Datum in Wyngarth, feria secunda proxima post festum Beati Marci Evangeliste, anno et cetera LX.
  
   Iohannes Gereb de Wyngarth, et cetera.
  
   Circumspectis viris, judicibus et juratis, civibus civitatis Burcensis, viris in partibus illis existentibus, amicis nostris diligendis.
  
   * * *
  
   Письмо Николае де Визакны в Брашов о крестовом походе и румынских купцах
  
   (Слова и выражения в скобках отсутствуют в самом документе, но добавлены для лучшего понимания смысла).
  
   Осмотрительные господа, друзья наши, заслуживающие искреннего уважения.
  
   Вашим власть имущим мы можем сообщить, что господин Михаэл Силадьи с господином королём пребывают в (полном) согласии и в настоящее время, полагая это благоприятным моментом, совершают поездку в Эгер*, поскольку они хотели достичь согласия с богемцами и с правителем тех (богемцев)**, ведь, как мы также узнали, они захотели подняться на борьбу против свирепейших турков.
  
   Также мы стараемся к вашим власть имущим быть внимательнейшими. Судя по всему, путешественникам, проезжающим по дороге из земли Трансальпийской, препятствовать и самих (их) беспокоить вы не желаете, ведь если б (им) самим вы препятствовали, для нас и для вас (их) жалобы могли бы обернуться денежными штрафами, наложенными господином нашим***. А вот если бы не на дороге самого (господина нашего) они начали бы подвергаться задержанию, таким образом для нас стало бы лучше.
  
   Дано в (селении, именуемом) Хестве****, в ближайший понедельник перед праздником Пятидесятницы (т.е. 26-го мая), год Господень тысяча четыреста шестидесятый.
  
   Николаус господин из Визакны, кастелян в...
  
   (Послание предназначено) для осмотрительных господ, судьи и присяжных, и для всех брашовских жителей в общем, для друзей моих, которых следует ещё больше уважать.
   ________
  
   * Эгер - город в 100 км к северо-востоку от венгерской столицы (Буды).
  
   ** Т.е. Иржи Подебрад - король Богемии (Чехии).
  
   *** Т.е. Силадьи, который в тот период являлся воеводой Трансильвании.
  
   **** Хестве - в настоящее время Чистей. Поселение в 20 км к северо-востоку от города Алба-Юлия в Трансильвании.
   ________
  
  
   Оригинальный латинский текст:
  
   Circumspecti viri, amici nostri sincere honorandi.
  
   Novitates vestris egregietatibus intimare possumus, quomodo dominus Michael Zilagy unacum domino Rege sunt concordati et nunc praesenti tempore itere facientes ad Egeriam, ut vellent facere concordiam cum Bohemis et cum gubernatore eorundem, quia etiam audivimus, ut contra saevissimos Turcos bellum insurgere vellent.
  
   Item petimus vestras egregietates diligentissimi. Quatenus viatores super viam ambulantes ex parte Transalpinara ipsos impedire et molestare non velitis, quia si ipsos impediretis, nobis et vobis querimoniae domino nostro multae fiant. Et ne ipsi a via incipiant se arestare, et sic fiet nobis melius.
  
   Datum in Chestwe feria secunda ante festum Pentecostes, anno Domini millesimo CCCC sexagesimo.
  
   Nicolaus senior de Vizakna castellanus de...
  
   Circumspectis viris, judici et juratis, et toti communitati commorantium Brassouiensium, amicis sibi plurium honorandis.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Бюте "Другой мир 2 •белая ворона•"(Боевое фэнтези) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) Л.Алая "Хозяйка приюта магических существ"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"