Гильермо Сунсунеги: другие произведения.

Газовая Война В Боливии

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В настоящем тексте предпринята попытка отразить события, что произошли в октябре 2003 г. в Боливии, рассказать о процессах, приведших к свержению правительства Гонсало Санчеса де Лосады после так называемой “газовой войны”. Источниками послужили документы, непосредственно собранные в Боливии в ходе поездки, предпринятой активистом ФОРА (Аргентинской региональной рабочей федерации - анархистского рабочего союза) который и написал данный текст. Выдающиеся события, имевшие место в Боливии, а именно восстание рабочих, городской бедноты и индейских общин, практически не освещались машиной по производству Спектакля – современными СМИ. Вместе с тем, напрашиваются аналогии с ситуацией в России в той части, где идет речь о присвоении и вывозе из страны олигархами и чиновниками доходов от продажи главного сырьевого ресурса: в случае с Боливией это природный газ, а у нас газ и нефть.

  Страна Боливия
  Боливия - сложная страна, для нее характерно географическое, культурное, этническое разнообразие и разнообразие природных ресурсов. Не имея выхода к морю после проигранной войны с Чили, это регион остается несколько изолированным от мира и от соседних с ним стран, как в культурном, так и в торговом отношении. Более 70% населения составляют различные индейские этносы (аймара, кечуа, гуарани и другие небольшие андийские или амазонские этнические группы). Каждый имеет свою культуру, обычаи и язык. Остальное население состоит из метисов, потомков европейских завоевателей, преимущественно испанских, которые на протяжении последних 500 лет обогащались, грабя, эксплуатируя и убивая аборигенные народы и исповедуя расизм, сравнимый с южноафриканским или североамериканским. В стране существуют резко выраженные и очевидные классовые различия: миллионы бедных и неграмотных, массовая безработица, нищета, голод, отсутствие системы здравоохранения, нехватка питьевой воды, низкая продолжительность жизни - все это на фоне богатства правящей верхушки. Боливийцы в большинстве своем не живут, а выживают.
  Здесь имеются крестьяне, транспортники (водители автобусов или грузовиков, перевозящие людей и товары), мелкие торговцы и шахтеры, которые трудятся в нечеловеческих условиях на крупные иностранные компании, в мелких кооперативах или индивидуально. Есть также часть населения, в основном, состоящая из индейцев, живущая за счет изготовления и продажи ремесленных изделий, продаваемых иностранным туристам. Это важный ресурс для страны. Местные рынки снабжают продовольствием крестьяне и контрабандисты. Существует большой сектор неформальной экономике, отражением которой служат также бартер и мелкая перепродажа. Боливийская женщина играет преобладающую роль в семье, управляет семейным хозяйством и детьми, которые начинают работать с очень раннего возраста.
  В Боливии крайне мало асфальтированных дорог и это сильно затрудняет сообщение, особенно в период дождей. Дороги настолько опасны и находятся в таком упадке, что может понадобиться 12 часов, чтобы проехать 200 км. Такова, в общих чертах, панорама одной из самых бедных стран Латинской Америки, обладающих, тем не менее, вторыми на континенте запасами доступного природного газа. Надежды на повышение качества жизни всего боливийского населения, благодаря этим ресурсам и сыграла объединяющую роль в борьбе.
  
  Вопрос о газе: ЯПФБ
  (Государственные газовые месторождения Боливии)
  Боливийское правительство, партия Национально-революционное движение (НРД) и международные нефтяные компании стали инициаторами мошенничества с капитализацией ЯПФБ, боливийского государственного предприятия, которое с 1954 г. обеспечивало весь внутренний спрос на нефть и газ, а после 1985 г. служило главным экономическим подспорьем страны. Доходы компании позволяли финансировать потребности населения в медицине, образовании и др. Афера началась в 1992 г., когда правительство партии Левое Революционное Движение (ЛРД), ссылаясь на снижение производства и рентабельности предприятия, навязало его приватизацию. НРД противопоставило этому перед выборами капитализацию, предложив проект закона, который и был быстро принят. Проект капитализации предусматривал передачу 49% акций ЯПФБ частным. фирмам, что должно было якобы придать динамичность предприятию и повысить доходы, благодаря улучшению технического состояния и увеличению капиталовложений. И все это, не теряя решающих прав: 51% акций, остававшихся у государства. Проект так же предусматривал распределении принадлежащих государству акций среди всех боливийских граждан в виде своего рода пенсионного фонда. Этот фонд якобы позволить им получать по достижении 65 лет суммы в 200 долларов США ежемесячно - дивиденты с акций каждого гражданина. Закон был предложен 30 января 1994 г. и принят 21 марта 1994 г. Благодаря подобной пропаганде, НРД выиграла выборы и приобрела все инструменты для последнего удара. Она внесла изменения в правила распределения акций, сократив долю государства до 50% (с оговоркой, что ни одна фирма не должна иметь 49% акций) и, более того, предоставив фирмам-акционерам решающий контроль в новом анонимном обществе.
  Что касается акций, которые должны были принести доходы каждому боливийскому гражданину, то никто никогда так и не увидел ни копейки, вернее, ни сентаво. Управление акциями было поручено Администрации Пенсионного Фонда (АФП) под руководством общества, возглавляемого по большей части теми директорами АПФ, которые зависят от иностранных компаний, связанных с капитализацией. Это было сделано с помощью мошеннического отбора администраторов. Прибыли испарились, поскольку владельцами акций фактически стали именно члены АФП, а не граждане. Благодаря манипуляции, транснациональные корпорации и государство, могли передавать друг другу из рук в руки плоды труда боливийцев - прибыли от продажи газа. Все это также привело и к повышению цены на газ внутри страны и к его явной нехватке на внутреннем рынке, поскольку фирмы-участники капитализации ("Энрон", "Шелл и т.д.) получили полную свободу вывозить продукт и продавать его там, где им заблагорассудиться. Проект "Пасифик-Линг", разработанный многонациональными компаниями "Репсоль-ЯПФ", "Бритиш газ" и "Бритиш петролеум", предусматривал транспортировку вывезенного из Боливии газа в Калифорнию, чтобы снабжать им США через порт Мехильонес в Чили.
  
  Конфликт
  Для того, чтобы мошенничество с газом было осознано боливийским народом потребовались годы работы, разъяснений. Эту работу терпеливо и упорно проводил наш товарищ, анархист Хуан Перельман Фахардо, профессор университета Сан-Андрес в Ла-Пасе (столица Боливии - прим. пер.) и его друзья. С помощью лекций, сбора и публикации документов они сумели вызвать огромную волну. Мнимое банкротство ЯПФБ оказалось всего лишь химерой, придуманной с целью прибрать к рукам гигантские ресурсы, которые лежали под ногами боливийцев. Это, конечно, было известно марионеткам многонациональных корпораций, то есть президенту Гонсало Санчесу де Лосаде и всей правящей верхушке.
  Социальные и профсоюзные движения, индейские общины откликнулись на разоблачение. Новость "Мы богаты, но у нас уже все украли" достигла самых отдаленных концов Боливии. Люди спорили на улицах, в университетах, на рынках, в общинах, кварталах, в соседских ассоциациях, на шахтах. Одновременно разворачивались и многочисленные местные конфликты, которые стихийно способствовали отвержению не только политики "Гони" (прозвище президента, - прим. пер.), но и политиканства вообще. Руководители профсоюзов, социальных и политических движений, искавшие места в правительстве, пытались присвоить себе это протестное движение, но их начали выбрасывать за борт собственные рядовые члены.
  В начале октября социальный подъем стал более интенсивно ощущаться в Ла-Пасе и на остальной территории страны. Начались перекрытия дорог и стачка, пока еще не всеобщая, но уже ставшая ощутимой. Правительство "Гони" ответило репрессиями. Вначале оно не придавало конфликту значения. Политики заявляли перед телекамерами об угрозе дестабилизации демократии, исходящей от подстрекателей, которые хотят установить в стране диктатуру.
   Айлью (общины индейцев аймара, - прим. пер.) пришли в движение, требуя автономии для себя, безземельные требовали земли, и все повторяли лозунг: "Пусть газ и нефть будут национализированы; пусть ЯПФБ будет восстановлена как государственная компания по добыче, очистке, перевозке и сбыту боливийского газа и нефти". Перельман, в свою очередь, предложил, чтобы компания была социализирована, т.е. чтобы в ней было введено самоуправление рабочих (очевидно, предполагалось, что компания перейдет под контроль рабочих, которые будут управлять предприятиями, но, при этом, в свою очередь, не смогут полностью распоряжаться доходами от экспорта нефти, и будут делить эти доходы с самоуправляемым общинам всех регионов Боливии - прим. ред.).
  
  Варисата: капля, переполнившая чашу
  В Варисате, в 100 км. от Ла-Паса, крестьяне-аймара и учащиеся образовательного центра (объединяет начальную школу, колледж и лицей, где можно выучить язык аймара) выступили с требованием вернуть газ боливийцам и признать автономию айлью. Среди них были и члены "Малльку" (индеанистского движения, руководимого активистом движения производителей коки Фелипе Киспе, - прим. пер.), добивавшиеся освобождения нескольких политических заключенных. Движение носило энергичный, но первоначально ненасильственный характер, как свидетельствуют ремесленники и шофер автобуса, идущего до этой общины. Ситуация ухудшилась, когда люди собрались около гостиницы, принадлежащей одному немецкому помещику, весьма близкому к правительству. Тот как раз принимал министра (или кого-то в том же духе). Появился военный вертолет, и толпа попыталась подойти к официальным лицам, но те, боясь расправы, побежали к вертолету. В этот момент раздались первые выстрелы. Вертолет взлетел и открыл беспорядочный огонь по населению. Новость о том, что мишенями стали дети-школьники, и что местному армейскому гарнизону направляют подкрепления распространилась молниеносно. Индейская община не замедлила ответить контр-ударом. Крестьяне откопали винтовки "маузер", которые хранили со времен войны с Парагваем (1932-1935 гг., - прим. перевод.) и воспользовавшись преимуществом своего знания местности. Они оказали армии сопротивление, устроив ей засаду, что привело к множеству убитых с обеих сторон. А первый армейский гарнизон, который должен был осуществить репрессии в этой общине, состоял из унтер-офицеров и мобилизованных - по большей части представителей того же народа аймара, который вышел на улицы. Столкнувшись с необходимостью стрелять по своим, многие мобилизованные отказались выполнить приказ, другие пытались дезертировать, третьи перешли на сторону аймара. До сих пор еще находят тела многих юношей, расстрелянных за то, что они не пожелали защищать чуждые им интересы. Убийца "Гони" не собирался отступать и приступил к жестоким репрессиям на всей территории страны.
  Варисата и ее сопротивление, Варисата и ее мертвые... Боливия возмутилась. Варисата стала детонатором мощного взрыва. Вся страна требовала отставки убийцы "Гони". Начались забастовки, перекрытия дорог, блокады аэропортов и запасов топлива, чтобы помешать снабжению армии. Профсоюзный, народный и индейский сектора восстали против тирании грабежа и репрессий. Средства борьбы становились все более жесткими. В течение нескольких дней страна была парализована всеобщей забастовкой. Наиболее серьезные столкновения произошли в районе Эль-Альто и в Кочабамбе (основном театре действий "водной войны" 2000 г., - прим. пер.). Государство использовало региональную рознь и мобилизовало части из Тарихи и Санта-Круса, районов, где существует глубокое отвращение к индейскому населению. Их гражданские комитеты (своего рода комитеты гражданской самообороны) вместо того, чтобы выразить солидарность с общенациональным подъемом, выступили против национализации газовой компании. Дело в том, что газ находится именно в этом районе и местная буржуазия поэтому ведет борьбу за автономию региона.
  По мере развития народного бунта в городах начала ощущаться нехватка продовольствия, и наиболее освещаемые в СМИ фигуры, такие как Эво Моралес, профсоюзный деятель, ставший политиком, защищающим интересы "кокалерос"-производителей коки, и Фелипе Киспе (националист-аймара) стали представлять себя в качестве руководителей движения. В действительности, они не контролировали ситуацию. Народ продемонстрировал, что может защищаться и оказывать сопротивление своими собственными средствами, начав настоящую войну против убийцы "Гони".
  
  Война на улицах
  Чтобы лучше описать эти события, я решил использовать отрывок из "Комбате", анархистского издания, которое делали товарищи из Ла-Паса, группа вокруг профессора Перельмана и аргентинских активистов, находившихся в этот момент в стране. Товарищи из Ла-Паса изолированы, им не хватает средств, но они вели пропаганду среди рабочих, особенно, среди шахтеров. У нас была возможность вместе с ними распространять газету в шахтерском поселке в Уинуни, где нас хорошо встретили трудящиеся и жители в целом. Они покупали газету и предоставили нам возможность высказаться на радио профсоюза и на местном радио, как раз за день до их профсоюзных выборов. Там мы смогли констатировать, что идет поиск других форм организации и что трудящиеся открыты для экспериментов. Следует подчеркнуть, что шахтеры Уинуни играли решающую роль в выступлениях, которые низвергли правительство.
  Газета "Комбате" выходила на улицах Ла-Паса и Эль-Альто, чтобы как можно более ясно представить населению точку зрения анархистов как в вопросе о газе, так и относительно того, что можно делать, когда свергаешь правительство. Она широко распространялась и вызывала широкий отклик. Нужно учесть открытость боливийских рабочих, которые, пройдя в своих организациях опыт, отмеченный марксистским авторитаризмом, оказались склонны преодолеть его, осуществляя самоорганизацию, федерализм снизу.
  "В "газовой войне" не было единого центра. Существовало множество центров, сходящихся вместе к одному-единственному центру, резиденции правительства, сметая силы государства и превращаясь в единую кочующую военную машину, продвигающуюся к центру государственной власти, разрушая власть. Эта военная машина состоит из многих центров активности и силы. Одним из них неожиданно стало движение крестьян-аймара (из айлью и аграрных коммун) и пастухов степи, которые захватывали дороги и перегораживали их камнями, исчезая перед самым появлением армии. Та приступала к разблокированию дорог, на что тратила большую часть дня. Таким образом аймара перерезают движение транспорта между городом Ла-Пасом и озером Титикака, с Перу, с Юнгас и Бени на севере и с Оруро, Кочабамбой и Санта-Крусом на юге. Эти акции не ведут к жертвам среди солдат репрессивных сил. Но государству наносится огромный экономический ущерб, поскольку затрудняются торговые перевозки из Ла-Пасом в остальную часть страны и на внешние рынки, и перевозки из внутренних районов страны и с внешних рынков в Ла-Пас. Более того, в Ла-Пасе начинают ощущаться перебои в снабжении, прежде всего, продуктами питания, овощами, мясом, мукой и т.д. Нанося вред асфальту дорог, крестьяне причиняют гораздо больший ущерб государству, чем убивая солдат, потому что государство мало ценит жизнь бедного солдата-индейца и всей огромной массы мобилизованных индейцев. Но его, напротив, весьма трогают дыры в асфальте и оно предпринимает дорогостоящие масштабные работы по разблокированию дорог, расчистке их тракторами и военными частями.
  Шахтеры Уинуни предпринимают обходный маневр и стремительно продвигаются к Ла-Пасу в некоем подобии блицкрига или маневренной войны. Шахтеры выступают из Уинуни по направлению к Оруро, армия выступает, чтобы перехватить их на равнинах Сора-Сора, шахтеры обходят армию с флангов через холмы. Таким образом они вступают в Оруро и занимают его, обходят армию с тыла. Из Оруро они быстро продвигаются до Каракольо, а от Каракольо авангард шахтеров движется до Альтиплано, пересекает Сика-Сика и Патакамайю и достигает Вентанилью в окрестностях Эль-Альто. Оттуда они скрытно, группами проникают в центр Ла-Паса, и занимают большое здание Высшего университета Сан-Андрес. Основная часть контингента из 3000 шахтеров доходит до Патакамайи, где ее задерживает армия, а затем снова возобновляет движение вперед, пока не достигает Ла-Паса. Шахтеры несут динамит и старые ружья "маузер". Импровизированные воины. Настоящая военная машина. Кочевая жизнь и стремительность".
  
  Эль-Альто
  "Эль-Альто, огромный изменчивый пригород (Ла-Паса, - прим. пер.), временное прибежище крестьян-аймара, мигрантов с плато Альтиплано, бывших шахтеров, переселившихся из Потоси и Оруро, рабочих-механиков и текстильщиков, ремесленников, огромной массы молодежи, не имеющей работы, образования и надежды и находящейся в безвыходной ситуации, эмигрантов из Перу (...). Взрывная нищета, выброшенная городом вон. Сила, вобравшая в себя потенциал ответа.
  И был дан прекрасный ответ - ответ восставшего города. Огонь, динамит, камни, баррикады и траншеи ответили автоматическим ружьям, танкам, вертолетам армии и полиции. На убийства, такие как в Вилья-Инхенио, население ответило взрывом ярости и всеобщей самоорганизацией. Ночью соседи натягивали колючую проволоку между фонарями, чтобы помещать проходу солдат. Кварталы объединялись вокруг своих соседской ассоциаций, ставших центрами и руководителями борьбы. Каждый приходской колокол подавал горячие призывы, призывал обитателей на битву. Они организовывались по группам домов; были сооружены сотни баррикад и траншей. Динамит, принесенный шахтерами, послужил для того, чтобы взорвать железобетонные пешеходные переходы на главной улице Эль-Альто и помешать проходу танков, грузовиков и военных отрядов. Блокада очистительного завода ЯПФБ в Сенката, который производит горючее, жидкий газ, керосин и дизельное топливо, вызвала нехватку горючего для танков и армейских грузовиков. Это побудило военных сформировать караваны (один провалился, второй оказался относительно успешным), из танков, грузовиков и вертолетов. Они стоили многих жизней людям Эль-Альто и Ла-Сехи. И все же то было поражение армии, ведь ей пришлось организовать целую военную экспедицию, чтобы раздобыть хоть немного горючего. Повстанцы Эль-Альто ежедневно наводняли Ла-Пас, занимая площадь Сан-Франсиско и центр города. Квартальные ассоциации, рядовые рабочие-члены профсоюзов Регионального рабочего центра (одной из структур Боливийского рабочего центра, главного бюрократического профобъединения страны, - прим. пер.) и студенты Народного университета Эль-Альто образовали тысячи центров восстания.
  После убийств в "кровавое воскресенье" в Эль-Альто Ла-Пас примкнул к движению, придя на помощь жителям верхних районов. В понедельник город проснулся парализованным, его артерии были блокированы, чтобы помешать прохождению машин. Средний класс, интеллигенты и люди искусства начали серию пикетов-голодовок, требуя отставки Санчеса де Лосады, протестуя против убийств и добиваясь прекращения насилия, чинимого правительством в отношении гражданского населения под предлогом сохранения демократии. Вплоть до падения правительства Санчес де Лосада сохранял проамериканскую позицию при поддержке других правительств, которые не осудили репрессии.
  Город был атакован с четырех сторон. Крестьяне из окрестностей Ла-Паса, Юнгаса и Ачакачи продвигались к городу и мало-помалу почти неуловимо проникали в него. 10 тысяч трудящихся из Оруро шли маршем на Ла-Пас. Бессчетные выступления проводили шахтеры и крестьяне в городе Потоси, в городе Сукре и крестьяне департамента Чукисака. В Кочабамбе поднялись Рабочий центр департамента (местное отделение Боливийского рабочего центра, - прим. пер.), университет Сан-Симон, члены профсоюзной Федерации Фабричных Рабочих и пригород Кильякольо. Со своей стороны, 30 тысяч крестьян, выращивающих коку ("кокалерос"), из Чепаре - бастиона "Движения к социализму" во главе с Эво Моралесом - блокировали шоссе Кочабамба - Санта-Крус. Индейцы Востока шли маршем на город Санта-Крус; участники Движения безземельных поднялись на борьбу по всей стране, прежде всего, вокруг Санта-Круса, в Гран-Чако вокруг Тарихи, на Альтиплано и в части Юнгас вблизи от Ла-Паса".
  Что касается распространения информации в ходе конфликта, мы можем сказать, что оно осуществлялось не иерархически, а через газеты, радио - прежде всего, народные, квартальные и принадлежащие ассоциациям - и некоторые каналы телевидения. Оно было горизонтальным и осуществлялось по многим направлениям, идя отовсюду и во всех направлениях и обличая убийства и правительственные репрессии. (Хотя я по опыту могу сказать, что ясная информация о событиях в боливийской глубинке проникает за пределы страны с большими трудностями). Следует отметить информационную работу, проведенную радиостанциями "Эль-Альто" ("Пачамама", "Уаинатамбо", "Радио Интеграсьон" и др.) В Ла-Пасе и по всей стране действует прекрасная система радио и связи "Эрболь", которая образует сеть радиостанций во всех внутренних районах страны и разъясняла различные события "газовой войны".
  
  Падение Санчеса де Лосады
  Ожесточенные стачки, нехватка товаров в Ла-Пасе и, прежде всего, негодование в связи с репрессиями заставили средний класс выйти на улицу с требованиями отставки "Гони". Ни одно отделение политических партий не было пощажено, все они были сожжены народом, уже уставшим от махинаций. Голодовки интеллигенции, людей искусства и части преподавателей распространились по всей стране. Боливийский рабочий центр (БРЦ), вынужденный реагировать, ограничился тем, что отверг диалог с правительством. Низовые организации профсоюзов выходили на улицу, со всей очевидностью демонстрируя, до какой степени профсоюзная бюрократия и политики далеки от проблем трудящихся. Каждый сектор выдвигал свои требования, совпадающие с другими в нескольких основных пунктах: отставка президента, отмена закона о горючем, оздоровление земель и отмена закона об уничтожении посевов коки. Социальная война завершилась и волнения в значительной мере успокоились с отставкой президента Санчеса де Лосады. Падение его якобы демократического правительства сдерживалось, благодаря поддержке со стороны всех зарубежных и международных организаций (начиная с посольства США и кончая Организацией американских государств, Андским пактом и т.д.), которые считали, что под вопросом оказался теперь весь институт буржуазного политического представительства. Отсюда поддержка, которую президент постоянно получал со стороны партий "Левое революционное движение" и "Новая республиканская сила", палат и организаций предпринимателей, церкви. Верхушка средних классов занимает абсолютно фашистские позиции, призывая стрелять в крестьян и индейцев.
   Политика руководителей "Движения к социализму", индейского движения "Пачакути" и самого БРЦ состояла в том, чтобы оказывать давление на правительство и пытаться убедить его сделать заявление, ясно сказать, кому принадлежит газ: многонациональным корпорациям или боливийцам. Однако огромное народное движение вынудило их проявить большую активность и устраивать голодовки, которые БРЦ рассматривал как механизм примирения, не ставящий под вопрос систему правления. Профсоюзные чиновники стремились не дать развиться настоящим формам прямого действия, стихийно возникавшим повсюду.
  
  Новое правительство Карлоса Месы
  Власть перешла к вице-президенту Карлосу Месе, историку и журналисту. Он стал "независимым" вице-президентом, отстранившись от "гонизма" и критикуя его. Однако не ушел со своего поста, и это сделало его новым главой правительства страны. А страна требовала ответа; она дала Месе срок в 90 дней.
  Перекрытия дорог тем временем прекратились, но выступления продолжались. Приступившее к своим обязанностям правительство при необходимости готово продолжать репрессии. Оно изолирует различные движения, арестовывая их активистов и сохраняет, таким образом, всю совокупность институтов и законов, введенных предыдущим правительством. Другое средство, к которому прибег Места, чтобы посеять смуту, - направить конфликт в другое русло - национал-патриотическое. Президент оживил застарелую враждебность в отношении Чили в связи с вопросом о выходе к морю, необходимом для экспорта газа. Он воспользовалось в этой связи провокационными заявлениями, сделанными Уго Чавесом (национал-популистским президентом Венесуэлы, - прим. пер.) на встрече президентов испаноязычных стран в Санта-Крус, где Чавес потребовал от Чили предоставить Боливии выход к морю. Эти заявления немедленно вызвали отклики как в Боливии, так и в Чили. На той же встрече Кофи Анан (генеральный секретарь ООН, - прим. пер.) от имени ООН и Аснара (премьер-министр Испании, - прим. пер.) приветствовали Месу и выразили ему свою поддержку.
  
  Традиционные силы
  Новое правительство, придя к власти, получило основательную поддержку. Однако, ему приходится маневрировать, чтобы справится с кризисом. И, как будто в комедии абсурда, "руководители" социальных движений, присвоившие себе "корону" отцов октябрьского восстания, отчаянно ищут себе группы ведомых, чтобы оказать давление на правительство и добиться участия в управлении государством. В народе говорят, что компания "Репсоль" дала 200 тысяч долларов организациям "кокалерос", чтобы защитить свои скважины и обеспечить безопасность своей инфраструктуры в тропическом районе Кочабамбы, и что именно в ходе переговоров с прежним правительством и США Эво Моралес договорился о превращении боевого профсоюзного движения "кокалерос" в политическое орудие "Движения к социализму", политико-профсоюзного выродка, гнездящегося в Кочабамбе. Под тем предлогом, что "надо, чтобы нас услышали", он снова приковал трудящихся к цепям избирательных урн и партийной политики. Попыток подчинить движение множество, но до сих пор ни одному профсоюзу, ни одной партии не удалось проявить себя в качестве доминирующей силы. Так в маршах БРЦ приняли участие лишь несколько сотен человек, хотя некогда этот профцентр выводил на улицы десятки тысяч рабочих. Его руководитель - Хайме Соларес (бывший палач и шпик последней диктатуры), объявивший бессрочную стачку с опозданием на день после того, как шахтеры из Уинуни с динамитом в руках уже спустились с гор, чтобы спасти Ла-Пас от репрессий. Его не желают знать уже многие профсоюзы и, в первую очередь, трудящиеся горнодобывающей отрасли, которая в настоящее время переживает рост из-за повышения мировых цен на минеральное сырье. Это вызвало оживление отрасли и, как следствие, создание новых рабочих мест и трудоустройство квалифицированных рабочих рук, существенно увеличивая число активных шахтеров. "Движение к социализму", политическая партия, руководимая Эво Моралесом, лидером федерации крестьян-"кокалерос", имеющая 8 сенаторов (включая Филемона Эскобара, бывшего лидера БРЦ), пережила расколы в Эль-Альто и среди "кокалерос", не говоря уже об отходе связанных с движением индейцев, ощущающих дискриминацию. Не лучше обстоят дела у "Малльку" Фелипе Киспе, чье руководство в едином Центре трудящихся крестьян Боливии пошатнулось из-за несоблюдения им решений крестьянских собраний. Не следует забывать и о том, что аймара Варисаты полностью отвергают его мнимое руководство, совершенно откровенно рассматривая его как еще одного из "вождей", созданных СМИ и сменяющими друг друга правительствами, которые нуждаются в официальных представителях. Общество спектакля призвало всех их, и они бросились на поиски социальной базы, чтобы поставить силы политической "дестабилизации" на службу своим интересам.
  
  Новые силы
  Кризис позволил развернуть иные возможности организации, особенно на местном уровне, где трудящиеся, учащиеся и индейцы часто организуются в общие собрания (особенно, у шахтеров), отвергая навязанное им руководство. Эти силы образуют в ходе конфликтов с властью и капиталом своего рода "стихийную федерацию различных социальных движений", соединяются ради достижения общих целей: свергнуть правительство, поставить под вопрос политику партий или зависимых и соглашательских профсоюзов, провозгласить суверенное и законное право народа на его собственные природные ресурсы.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"