Магид Михаил: другие произведения.

События Во Франции

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    КАК ЖИВУТ ЛЮДИ В ПРИГОРОДАХ ФРАНЦУЗСКИХ ГОРОДОВ? С КАКИМИ ПРОБЛЕМАМИ СТАЛКИВАЮТСЯ? ЧТО СОЗДАЕТ ПОЧВУ ДЛЯ МОЛОДЕЖНОГО БУНТА? ОБ ЭТОМ – В СТАТЬЕ, ОПУБЛИКОВАННОЙ ФРАНЦУЗСКИМИ АНАРХО-СИНДИКАЛИСТАМИ ИЗ CNT-AIT ЗА ПОЛГОДА ДО НЫНЕШНЕГО ВЗРЫВА + СОВРЕМЕННЫЕ МАТЕРИАЛЫ

  
  Ситуация во французских пригородах, или что порождает нынешний бунт молодежи
  
  
  Статья, опубликованная тулузскими анархо-синдикалистами из CNT, французской секции Международной ассоциации трудящихся, в мае этого года позволяет понять причины нынешнего бунта молодежи пригородов, который потряс всю Европу.
  
  
  
  
  МОЙ КВАРТАЛ В ЧАС МАРШАЛА
  
  Все началось примерно за месяц до рамадана. Соединение ОМОНа предприняло боевую операцию, совершив налет, чтобы задержать одного молодого человека. Дело было в среду, среди белого дня. Стояла хорошая погода. Все мальчишки квартала Рэнери (Тулуза - Мирай) были на улице. Они стали свидетелями окружения дома и вторжения в него полицейской орды. Они видели, как мать и маленькую сестренку (всего 1метр 20 см. роста) волокут в комиссариат. Они знали, что все это - из-за какой-то мелочи... Происходящее чуть не вызвало бунт и глубоко возмутило квартал, до тех пор скорее мирный.
  Даже взрослые ощутили себя объектом неадекватной полицейской агрессии. Реакция была коллективной и в значительной степени стихийной. На следующий день мы - 150 или 200 человек - собрались на площади Аббаль, чтобы публично протестовать и осудить полицейской насилие. В последующие недели несколько десятков из нас собирались, чтобы обсуждать проблемы квартала и попытаться добиться солидарности между различными поколениями, между жителями, имеющими очень разное географическое происхождение.
  Несмотря на это желание жить в мире друг с другом, полицейские провокации не прекращались. В конце концов, они привели к серии бунтов (с подожженными машинами, забрасыванием камнями и т.д.) и репрессиям (неуемным проверкам, арестам, посылке ОМОНа и др.).
  В высшей степени символично использование ОМОНа и стрельба гранатами со слезоточивым газом на Новый год. Это произошло примерно в 17 часов вечера и целью стала группа детей 12-13 лет, игравших на улице Киева.
  Но все это было только началом. Своего рода прелюдией. Уже два месяца мы, в Мирайе и в 24 других кварталах по всей Франции, живем как при маршале Петэне. Именно такое определение совершенно стихийно пришло в голову наиболее пожилым из нас. Действительно, над кварталом стоит как бы легкий дух оккупации. Как будто полиция создает зоны, в которых права не существует.
  Предлог для такого злоупотребления властью в далеко идущей степени раздут СМИ: существуют, якобы, "неправовые зоны", куда полиция "не может даже заходить" и где "торгуют наркотиками".
  В Мирайе - и, наверняка, в других подобных кварталах - этот предлог абсолютно смехотворен.
  Действительно, как можно утверждать, что полиция "не может даже заходить" в квартал, когда в самом центре большого Мирайя, между Рэнери и Белльфонтеном, имеется большой комиссариат, совершенно новенький, и почти повсюду - полицейские посты? Полиции нет нужды "заходить": она постоянно с нами! Заметим вскользь, что нас пытались убедить в пользе этого комиссариата (построенного после убийства полицейским юного Хабиба, при поддержке всех политических партий), объясняя, что после его сооружения "насилию придет конец" и вернется мирная жизнь. С тех пор у нас есть комиссариат со всеми связанными с ним неприятностями, а спокойствия - меньше, чем когда-либо.
  Что ж, давайте поговорим о "неправовых зонах". Но как следует: одно из самых элементарных прав - право уходить и приходить. Свободно. Когда мы выходим из дома или возвращаемся домой с работы, мы вынуждены проходить через два или три (в зависимости от дня) фильтрационных кордона полиции. Квартал окружен и оцеплен. Все подходы и пути загорожены. Днем и ночью. Группы полицейских размещены и внутри квартала. От одного кордона виден следующий, почти по прямой. Расстояние между кордонами иногда составляет менее двухсот метров.
  Конечно, как говорил мой сосед (который изменил свое мнение при четвертом обыске), "зачем волноваться, если ни в чем не виноват?". Зачем волноваться? А затем, что проходить сквозь эти кордоны - значит подвергаться риску ареста, быть обязанным предъявлять документы (горе тем, кто их забыл!), давать обыскивать свою машину, выходить из нее, чтобы все твое тело ощупывали не слишком церемонные руки. Это означает ощущать подозрения, выслушивать ухмылки и комментарии... Означает терять массу времени и подвергаться настоящему унижению.
  Когда ты не можешь выйти из дома, не испытывая на себе подобное обращение по несколько раз в неделю, то действительно живешь в "неправовой зоне". И это бесправие создано целиком и полностью полицией и юстицией.
  Что же касается пресловутых "преступных торговцев", то мы вполне ясно сознаем: обшаривая машины и карманы, ОМОНовцы действительно обнаружили некоторое количество конопли, несколько утащенных телефонов, автомобильных радиоприемников и других подобных вещей. Они смогли, быть может, обнаружить несколько угнанных автомашин. Но даже перевернув весь квартал с ног до головы, они не найдут тех, кто спекулирует квартирами площадью в 600 квадратных метров, тех, кто разворовывает общественное достояние и общественные фонды, тех, кто пользуется "услугами" Патриса Алегра. Все эти люди живут, не подвергаясь каким-либо проверкам. Они живут, защищенные этими проверками.
  
  Стратегия напряженности
  
  Легко понять, что мы имеем дело с настоящей стратегией напряженности со стороны властей. И, как всегда, они приводит к двум основным результатам.
  Первый состоит в том, что жителей запирают в их квартале, в их микрорайоне, в самом настоящем гетто. Люди не решаются пойти в кино, потому что знают, что им придется проходить через 2 кордона ОМОНа, чтобы ночью вернуться домой. Вот они и остаются дома. Ваши друзья не решаются вас навестить. Их можно понять: им не очень хочется, чтобы их ощупывали полицейские того или иного кордона. Контакты с внешним миром прерываются.
  Внутри же самого квартала люди испытывают все больший стресс. Это явление изучено. Возьмем пример, случившийся в субботу 26 марта, в конце пасхальной недели. Все спокойно; один из нас идет к машине, чтобы поехать в город. Не успевает он пересечь границу квартала, как видит перед собой двойной наряд ОМОНа, двое других подходят сзади, три или четыре расположились на соседних улицах. В общей сложности, с десяток патрулей. Что происходит? Война? Нет, они даже не обращают на него внимания, и пока он зигзагами выбирается, менты вырываются из патрулей и, потрясая щитами и огнестрельным оружием, направляются под откос, в направлении одного из домов. Через несколько минут, когда он возвращается, уже никого нет. Что случилось? Зачем такая излишняя демонстрация силы? Мы этого никогда не узнаем. Но, даже не будучи слишком эмоциональным, рисковать оказаться в любой момент в атмосфере вестерна, - это как минимум ввергает в стресс. Многие жители этого не выдерживают, особенно пожилые люди, которых все еще много в квартале.
  Загнанность в ограниченное пространство и постоянный страх благоприятствуют росту фундаментализма всех сортов. У нас уже появились девочки в чадре. Благодаря политике де Вилльпена, всего за два месяца в нашем квартале появились первые подростки, идущие в школу в джеллабе. А несколько дней назад, несколько школьников, несмотря на естественную тягу к пению, выставили табличку, на которой было написано, что хороший мусульманин не поет и не открывает рта. Подобные результаты достигнуты, конечно же, во имя "республиканских ценностей", и если так будет продолжаться дальше, они только распространятся.
  Вторым результатом становится рост репрессивной машины. Постоянный контроль и обыски, демонстрации силы на фоне нищеты становятся провокацией, которая вызывает реакцию, "переход к действию", индивидуальному или групповому. В конце концов, какой-нибудь житель взрывается и "отвечает" менту, когда его останавливают и обыскивают в бессчетный раз за день. Ярость заставляет пылать мусорные ящики, автомобили (иногда всего в нескольких метрах от полицейского кордона)... Все это служит предлогом для новых проверок, нового нажима, новых унижений и арестов... и все начинается сначала. Если государство не будет вести себя иначе, оно спровоцирует новые волнения в Мирайе. С каждым днем это становится все очевиднее.
  
  Во что это обходится и с каким результатом?
  
  Есть еще один аспект, который невозможно отрицать: эта операция очень дорого стоит. Но власти, всегда готовые сэкономить за счет трудящихся, избегают называть какие-либо цифры. Сотни ОМОНовцев, полицейских всех видов и сортов постоянно находятся в квартале. Помимо немаленького оклада (смотри пропагандистские афишки в комиссариате Белльфонтена), весь этот мирок получает премии за ночные дежурства, за работу на выходные, за риск... не считая того, во что обходится их экипировка. Все вместе, безусловно, обойдется в кругленькую сумму.
  И с каким же результатом? С точки зрения провозглашенной цели (поддержания спокойствия в квартале) - нулевым. Мы переживаем один из самых напряженных периодов за последние 10 лет. Такая трата денег противоречит здравому смыслу. Если только, конечно, настоящая цель - не та, что провозглашается, а совсем другая.
  Поймем, кто наш враг
  
  У зажатых между государственной стратегией напряженности, уходом в этнорелигиозность одних и глупостью других (последней по времени формой национализма стал призыв "против антибелого расизма") остается не слишком широкая дорога. Но анархо-синдикалистские активисты, живущие в квартале, как и раньше, призывают население понять, кто его враг.
  Мы говорим и постоянно, всеми силами будем говорить, кто наш враг. Это - не наш сосед, с которым мы разделяем одну и ту же нужду. Наши настоящие враги - это те, кто нас унижают. Это те, кто нас эксплуатируют, когда им это нужно, и выгоняют на улицу, когда их это устраивает. Те, кто повышают плату за жилье и воду. Те, кто выгоняют нас, когда нам становится нечем платить. Те, кто сокращают бюджетные расходы на социальные нужды. Те, кто не оставляют нам иной надежды, кроме как оказаться запертыми в гетто. Так не будем же обманывать себя. Даже если это труднее, чем когда-либо - будем уважать друг друга, будем проявлять солидарность и продолжать действовать, чтобы построить иное, лучшее будущее.
  
  Жители Мирайя - члены CNT-AIT
  18 марта 2005 г.
  
  
  
  
  Листовки французских анархо-синдикалистов в связи с бунтом молодежи пригородов
  
  
  Клиши, четверг 27 октября, 17 часов: двое молодых футболистов погибли в результате полицейской проверки.
  
  Они испугались - почему? Полицейские проверки в городах - акты чистейшего произвола. Они сопровождаются унижением, а иногда и насилием. Именно проверки унижают и втаптывают в грязь подвергающихся им людей. Зияд (17 лет) и Бану (15 лет) не хотели испытать этого на себе. ОНИ ПОГИБЛИ.
  
  Не довольствуясь тем, что она спровоцировала эту трагедию, власть попыталась снять с себя вину. Она оболгала ставших ее жертвами молодых людей, заявив, что Зияд и Бану собирались совершить ограбление. Оскорблять и пачкать население слухами и ложью - обычное дело для СМИ и политиков.
  
  Все это напоминает жителям Рэнери (пригорода Тулузы, - прим. перевод.) о том, что им пришлось пережить этой зимой: комендантский час, бесконечные, унизительные проверки, закончившиеся инцидентами. В результате множество молодых людей были несправедливо обвинены и посажены за решетку.
  
  Первой реакцией властей стала попытка испачкать память двух молодых людей, погибших по их вине. Они предъявили им обвинения, хотя те ничего не совершили и уже не могут защитить себя. Это подлость.
  
  Она служит доказательством ожесточения государства против населения. Оно объявляет преступниками жертв его политики, жертв капитализма, жертв ужасных условий труда, социального неблагополучия и ксенофобии. Нам нечего ждать от политиков, от их оскорбительных и обвинительных тирад. Их политика не защищает нас, а убивает. Да, против этой логики государства и капитала гнев и бунт полностью оправданы!
  
  
  
  Текст листовки, распространявшейся французской секцией М.А.Т. (AIT) в Париже
  на французском и арабском языках:
  
  КТО СЕЕТ ВЕТЕР - ТОТ ПОЖНЕТ БУРЮ
  
  Да, жизнь в городах - это повседневное насилие:
  
  - насилие над теми, кому отказано в любой работе из-за плохой репутации, несмотря на все имеющиеся дипломы
  
  - насилие над теми, кто прикован к временному, плохо оплачиваемому и рабскому труду
  
  - насилие над теми, кто обречен на плохую учебу еще до того, как пошел в школу
  
  - насилие над теми, кто обитает в скученных трущобах, потому что не имеет жилья
  
  - насилие со стороны общества, в котором женщина обречена на роль проститутки или матери, живущей как запертая в монастырь
  
  - насилие в виде ежедневных полицейских издевательств
  
  - насилие со стороны лживого общества, которое оставляет людям лишь один выбор - между религиозно-общинной замкнутостью и шизофренией
  
  Нет, это не "молодежь" сеет насилие, а существующее общество. Средства массовой информации, политиканы, общественные деятели говорят нам, что нужно дать ей верные ориентиры. Но какие? Закон денег, конкуренции (и селекции), короче говоря, закон сильного?
  
  Эти молодые люди - наши соседи, наши дети, наши сестры и братья. У них есть причины бунтовать, отказаться и дальше терпеть, не говоря ни слова. Конечно, можно всегда спорить о методах, но нельзя больше забывать о манипуляциях и полицейских провокациях!
  
  Бунт - все то, что остается тем, у кого больше ничего нет. Это достоинство тех, кто не поддается облому!
  
  Но для того, чтобы не исчезнуть без следа, как только давление спадет, этот бунт должен организоваться и структурироваться. Выступив сперва как сопротивление, поскольку враг силен и могущественен, он должен затем созреть и превратиться в революцию. Ведь только радикальное изменение общества сможет, наконец, покончить с несправедливостями, породившими сегодняшние проблемы.
  
  Межпрофессиональный союз Северного Парижа CNT-AIT.
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"