Котляр Ася: другие произведения.

Ангелы не плачут

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 7.76*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Драма. 2 мужские роли, 2 женские. "Ангелы - главные проводники божественной энергии. По традиционным религиозным представлениям, это существа, обладающие сверхчеловеческими знаниями и силой, но сотворенные Богом и подчиненные Ему. В человеческом существе живут добрый и злой ангел, и каждый шаг человека сопровождается добрыми и злыми духами. Немолодая, пьющая женщина, вернувшись в свою полуразрушенную квартиру, застаёт интересную компанию: молодую девушку, утверждающую, что она тут живёт с самого своего рождения и двух ангелов, которых она почему-то видит... Пьеса "Ангелы не плачут" о том, что человек стоит перед выбором каждую секунду своего земного существования: пить или не пить, любить или не пюбить, рожать или не рожать, жить или умереть... Спектакли поставлены: г. Николаев, театр "Дарунок неба", г. Нижний Новгород, театр-студия " Прогресс", г. Волгодонс, театр-студия "Премьера", г. Нижний Новгород, Театре малых форм, Г. Чирчик, Узбекистан,Театральная студия "Ступени".

   А.КОТЛЯР
   tamajka@mail.ru
  
   АНГЕЛЫ НЕ ПЛАЧУТ...
  
   Фантасмогория
  
   "Ангелы - главные проводники божественной энергии, сотворенные Богом и подчиненные Ему. В каждом человеческом существе живут добрый и злой ангел, и каждый шаг человека сопровождается добрыми и злыми духами. "
  
   Видим ли мы Ангелов? Существуют ли они на самом деле? Всё зависит от того веришь ты в них или нет. Внешний вид ангела, и даже образ его действий далеко не важны. Гораздо важнее знать, что мы следуем тем принципам, которые не заставят наших ангелов покидать нас. Ведь они не могут защитить тех, кто пренебрегает Божьими законами и сами подвергают себя опасности. В пьесе "Ангелы не плачут" в одной квартире встречаются две женщины, одна из которых алкоголичка, прожившая непростую жизнь, столкнувшаяся с предательством, потерявшая ребёнка, а вторая, только начинает свой жизненный путь, верит в людей, добро и светлое будущее. По мере того, как развиваются события пьесы, зрители понимают, что в одном месте, в одно и то же время встретились будущее и прошлое в лице этих женщин. И Ангелы, курирующие эту встречу, понимают, что кто-то из них должен уйти.
  
   Действующие лица:
  
   Ангел Света
   Ангел Тьмы
   Нюрка - женщина без возраста(45-60), пьющая.
   Аня - девушка, 20-25 лет
  
   КАРТИНА ПЕРВАЯ
  
   На сцене верёвочная лестница или стремянка. Старая мебель: секция с оторванной дверцей, два старых потёртых кресла, диван со сломанной ножкой. На столике пустые бутылки и грязная посуда. Везде раскиданы вещи. На заднике окно, зашторенное простынёй или старой тряпкой. Ощущение беспорядка. Сцена во мраке. На авансцене появляются два Ангела. Они смеются. В руках Ангела Тьмы маленький Земной шар. Ангел Света держит зажжённую свечу.
  
   А н г е л Т ь м ы. Ты, всё-таки, был неправ, мой друг! Мало того, что ты выбрал это забытое Б-гом место, этот затхлый, серый городишко, так ещё и квартирку подобрал соответственную. (Берёт бутылку со стола, нюхает, ставит брезгливо на место.) Фу... Мерзость какая! А ведь был выбор, был. Нет, чтобы особнячок где-нибудь на Сицилии или, на худой конец, Канары... Поработали бы, потом отдохнули бы, как все нормальные Ангелы! Так нет, тянет тебя туда, где нечисть всяческая обитает: ни тебе повеселиться, ни тебе поразвлечься! Всё трудности ищешь?
   А н г е л С в е т а. Не бухти! Я не просил, чтобы нас отправили именно сюда. Но я рад. Думаю, что мы оказались именно в том самом месте и в то самое время, в котором и должны были оказаться! Значит мы с тобой нужны именно здесь. Только, я очень тебя прошу, без твоих шуточек! Обещай мне, пожалуйста, что не будешь вмешиваться до поры до времени.
   А н г е л Т ь м ы. Ничего не могу тебе обещать, дорогой! Я вообще не хотел в паре с тобой работать. Скучный ты какой-то! Правильный... Давай, зануда, действуй! Она скоро появится. Куда бы пристроиться, чтоб как в театре, чстобы всё было видно! О! Кресло! (Подошёл, поморщился.) Нет, я лучше на стремянку. Откуда здлесь стремянка, не знаешь? На то, что здесь будут делать ремонт, не похоже!
   Залезает на стремянку. Садится почти на самый верх. Ангел Света садится в угол на старый стул. Ножка стула подгибается и Ангел падает со стула. Встаёт потирает ушибленный бок.
   А н г е л Т ь м ы (смеётся). Ты своим падением опроверг сразу два постулата: во-первых, Ангелы невесомы, и, во-вторых, они не чувствуют боли!
   А н г е л С в е т а. Всё! Молчи! Она уже здесь.
   Слышен поворот ключа, скрип двери, и пьяный голос женщины.
   Н ю р к а. Свет где, я тебя спрашиваю? А? Кто лампочку менять в коридоре должен? Я, что ли? Эй, сосед! Спишь, небось ? А я что, должна в темноте себе голову ломать? Кто последний раз лампочку вкручивал? Я. Года три тому назад! (Грохот, что-падает. Ругань.)
   А н г е л Т ь м ы. Задуй свечу, идиот!
   Ангел Света задувает свечу. Сцена погружается во мрак. В комнату вваливается Нюрка. Она еле держится на ногах. Включает свет. Подходит к столу. Берёт бутылку, переворачивает, трясёт. Берёт вторую. Ставит на стол. Вздыхает.
   Н ю р к а. Нет ничего. А может здесь? (Ищет в тумбочках, переступает через тряпки.) И здесь нет. Пусто! Ну, кто порядок наводить будет, я тебя спрашиваю?
   А н г е л Т ь м ы. Эй! Она тебя видит, что ли?
   А н г е л С в е т а. Да нет! Это она сама с собой разговаривает.
   Н ю р к а (подходит к зеркалу).Ты кто? Я тебя знаю? Знаю, знаю... У ти моя клясавица! Чего ж тебе, душеньке, не хватает? Водочки тебе не хватает! Эти сволочи говорили: "на троих, на троих"... А набежала цела куча! Конечно, на халяву кому не лень? А я их на свои кровные поить-кормить должна? На заработанные непосильным трудом гроши? (Всплакнула .) Во вам! (Показывает кукиш в зеркало.) В последний раз. Не надейтесь на мою добрую и широкую душу! Витька, сучонок, пьёт, как паровоз.
   А н г е л Т ь м ы (обращаясь к Ангелу Света). Ты слышишь? Паровоз разве пьёт? Паровоз дымит!
   Н ю р к а. И дымит, как пароход. (Поёт, пританцовывая.) На пароходе музыка играет, а я стою, стою на берегу... Махуй... Не... Махнуй...
   А н г е л С в е т а. Махну.
   Н ю р к а. Махну рукой, и сердце замирает, и ничего поделать не могуй... могну...
   А н г е л С в е т а. Могу.
   Н ю р к а. Да какая разница: могу - не могу... Устала Нюрка... Ох...
   Падает на диван. Тут же слышится храп.
   А н г е л Т ь м ы. Иди, посмотри, спит она, что ли?
   А н г е л С в е т а (подходит к спящей Нюрке, разглядывает её). Спит. Удивительная история... Я уже много раз замечал, что стоит человеку заснуть, и ты посмотри, как меняется его лицо... Морщинки разглаживаются, уходит извечная озабоченность, появляется некое блаженство... Во сне она кажется абсолютно счастливой... Смотри! (Ангел Тьмы подходит и тоже смотрит на Нюрку.) Слеза... Плачет во сне...
   А н г е л Т ь м ы. Сама невинность перед нами! Ну, прямо, Ангел! Хотя, Ангелы не плачут... Она тебя слышала, или мне показалось?
   А н г е л С в е т а. Показалось. (Подошёл к дивану.) Бедная. Бедная... Ну что, попробуем поработать?
   А н г е л Т ь м ы. Нет, тут уже ничем не поможешь. Последняя стадия. Дно. Помнишь, у Горького? Только зря время теряем.
   А н г е л С в е т а. И всё же попытаемся. Обычно получается!
   А н г е л Т ь м ы. Ну, действуй, оптимист!
   А н г е л С в е т а. Готов?
   А н г е л Т ь м ы. Всегда готов! Поехали!
   Свет выключается. Слышен поворот ключа, скрип двери.
   А н я. Да что же это такое? Почему я одна должна лампочки в коридоре менять? Ни стыда ни совести у соседей нет. И здесь темно. (Что - то падает.)
   В комнату входит Аня. Она устала и раздражена. Включает свет, садится в кресло.
   А н я. Опять бардак. Господи, когда всё это закончится? (Подходит к двери, стучит.) Мама! Папа! (Прислушивается. Смотрит на стол. Замечает немытую посуду и бутылки.) Опять пили. Отметили уже... Почему я должна в свой день Рожденья видеть всю эту грязь? В институте проблемы и дома покоя нет.
   А н г е л С в е т а. Да, с институтом дела плохи...
   А н г е л Т ь м ы (достаёт блокнот, листает, читает записи). Пропускает занятия. Работает много. Знаешь, алкоголиков содержать - большие деньги иметь нужно. Вот она и трудится в поте лица своего...
   А н я (собирает посуду, бутылки, убирает вещи. Садится в кресло). Всё. Не могу больше. Нет-нет, нельзя себя жалеть. Нельзя. Я сейчас приведу себя в порядок и пойду в кино. (Телефонный звонок. Аня берёт трубку.) Витя ты? Да ну, какой ещё юбилей. Скажешь тоже... Спасибо за поздравление... Да нет, мои уже отметили, кажется. За меня, без меня... Я сегодня не работаю, отпросилась... Хорошо, через пол часа я буду готова. Нет... Дрыхнут как сурки... Мне кажется, я вообще могу не возвращаться, никто не заметит. И я тебя целую и люблю. Жду. (Подходит к зеркалу. Устало смотрится в него.) Ты кто? Я тебя знаю? Знаю. Только это не ты. А вот сейчас мы подкрасим губки, подмахнём реснички, найдём что надеть... А что надеть? Так. (Подходит к шкафу. Роется.) Надеть нечего. Ну и ладно. Разве это главное? Главное что? Вот что главное, я тебя спрашиваю?
   А н г е л Т ь м ы. Деньги, милочка! Денежки!
   А н я. Ты скажешь деньги? Деньги тоже главное. Но не самое главное!
   А н г е л С в е т а. Я думаю, она скажет "Любовь"!
   А н г е л Т ь м ы. А я думаю, она не скажет "Любовь".
   А н г е л С в е т а. Хорошо! Если она скажет "Любовь", мы подарим им ещё пять минут.
   А н г е л Т ь м ы. Согласен!
   А н я. Главное в этой жизни... Так хочется сказать "Любовь"...
   А н г е л ы (вместе). Ну?
   А н я. Не скажу. Мои родители любили друг друга, и где она, эта любовь ? На дне бутылки. Господи! Неужели и меня в будущем ждёт эта старая квартира, этот задрипаный диван и покосившаяся мебель? Не хочу! Нет. Не любовь главное. Чувство ответственности ! И чувство долга! И дети! Мои дети никогда не увидят на столе пустых бутылок!
   А н г е л Т ь м ы. Ох не зарекайся!
   А н г е л С в е т а. Зарекайся, девочка, зарекайся!
   А н г е л Т ь м ы. Ну что, проиграл?
   А н г е л С в е т а. Нет. Каков был у нас уговор, вспомни. Если она скажет "Любовь"! Она сказала! Произнесла это слово!
   А н г е л Т ь м ы. Так не честно!
   А н г е л С в е т а. Честно. Начинается. Смотри!
   Аня подходит к дивану и видит спящую Нюрку. Аня вскрикивает. Отскакивает.
   А н я. Опять кого-то притащили! Ну, ладно, выпили. Ладно, в квартире нагадили. Но зачем же дома оставлять? Эй! Женщина! Вставайте! Здесь вам не ночлежка! (Тормошит храпящую Нюрку.) Вставай, я тебе говорю! Господи, как же мне её? Куда же мне... (Стаскивает Нюрку с дивана. Нюрка падает, просыпается. Садится на пол, зевает.) Вот пьянь!
   Н ю р к а (смотрит на Аню, протирает глаза). Ты кто? Я тебя знаю? Я тебя не знаю! Кыш отсюда! Брысь! Пошла вон!
   А н я. Это я пошла вон? Это ты пошла вон!
   Н ю р к а. Хамка! Забралась в мою квартиру, ограбила, теперь и меня выставить хочешь? Не получится. (Встаёт с пола, шатаясь, подходит к столу.) Здесь стояла моя бутылочка! Ты куда её дела, я тебя спрашиваю? Выжрала? Ну, ясно дело! На халяву, кто ж не выпьет! Зараза... На мои кровные!
   А н я. Я? Да чтоб я эту гадость в рот взяла?
   Н ю р к а. А бутылка? Бутылочка моя где? Выбросила?
   А н я. В мусорке.
   Н ю р к а (лезет в мусорное ведро, находит бутылку). А, что, сама бутылка уже ничего не стоит? Двадцать рублей уже не деньги, да?
   А н я. Проснись, наконец! Какие двадцать рублей? Двадцать копеек!
   Н ю р к а. Ты кто такая? Ты по какому такому праву здесь хозяйничаешь, а?
   А н я. Живу я здесь!
   Н ю р к а (икнула). Врёшь. Это я здесь живу.
   А н я. "Ирония судьбы или с лёгким паром." Улица строителей, 25, квартира 12. Здравствуйте! Домой пора! Просыпайтеся! Собирайтеся, домой отправляйтеся. (Подталкивает Нюрку к выходу. Нюрка упирается.)
   А н г е л Т ь м ы. За диван цепляйся! Цепляйся!
   Нюрка цепляется за диван.
   Н ю р к а (орёт песню).
   Врагу не сдаётся наш гордый варяг
   Пощады никто не желает!
   Все вымпелы вьются, и цепи гремят,
   Наверх якоря поднимая,
   Свистит и гремит, и грохочет кругом.
   Гром пушек, шипение снарядов,
   И стал наш бесстрашный и гордый "Варяг"
   Подобен кромешному аду.
   Ангел Тьмы ухахатывается. Ангел Света подходит к нему.
   А н г е л С в е т а. Прекращай. Хватит! Не смешно!
   А н г е л Т ь м ы. Погоди минуточку. Пусть допоёт!
   Нюрка бегает от Ани по комнате и орёт песню. Обе останавливаются.
   Н ю р к а (потирает область сердца.) Всё! Не могу больше. Дай отдышаться!
   А н я. Не дам! За мной сейчас приедут, а я тебя здесь не оставлю. Не мечтай.
   Н ю р к а (кокетливо). За мной сейчас тоже приедут. Может быть. Я тебя тоже здесь не оставлю! А вдруг ты воровка?
   А н я. Я не воровка. Выметайся, пьянь! Подождёшь в коридоре.
   Н ю р к а. Фиг тебе. Там света нет. Соседи лампочку не хотят менять. Всю жизнь борюсь с ними за ту лампочку. А они не меняют. Суки.
   А н я. Не матерись.
   Н ю р к а. Фу-ты, ну-ты, какие мы правильные! Вот поживёшь с моё, ещё и не так скажешь!
   А н я. В жизни не скажу. Мат не украшает женщину.
   Н ю р к а. У! Как всё далеко зашло! А что украшает женщину?
   А н я. Трезвость, скромность и порядочность.
   Н ю р к а: Тр... Скр... Пр... А ну ещё повтори!
   А н я. Да уж. Слова тебе явно незнакомые.
   Н ю р к а. Давно забытые, скорее.
   А н я. Я с тобой не собираюсь разговоры разговаривать. И спорить не буду. Выметайся отсюда!
   Н ю р к а. Не уйду по двум причинам.
   А н я. Это по каким же?
   Н ю р к а. Ну, во-первых, живу я здесь. Давно. Эта квартира, между прочим, досталась мне от моих родителей. Померли они. Давно. (Всплакнула.) Пили потому что. И я пью. Так что, и я тут помру. На этом самом диване. Вот лягу и помру. И никакая зараза меня с моего диванчика не выгонит! Ясно?
   А н я. Нет пока. А во вторых?
   Н ю р к а. А поговорить хочу! Слушай, у тебя выпить нет ? А то бы сели, выпили, по бабьи поплакались друг дружке... А?
   А н я. Нет у меня выпить и не будет. В рот эту дрянь не возьму. Мои вон тоже пьющие. Напились и дрыхнут. С тобой пили?
   Н ю р к а. Не, я с Витькой. Пью только с теми, кого знаю.
   А н я. Какая разница, с кем пить? Потом ведь не вспомнишь даже...
   Н ю р к а. Бывает!
   А н я. А не пить нельзя?
   Н ю р к а. Можно! Но вредно! Вот представь себе: пьёт человек. Много пьёт. Давно пьёт. По поводу конечно. А с чего ему не пить? Из института попёрли, мужик беременную бросил, родители померли, аборт сделала подпольный - тогда только так и можно было. Врач левый попался. Когда очнулась на больничной койке - приговор услышала: " Деток у тебя, красавица и умница, не будет"... И осталась у меня одна только эта квартира. Старая и страшная. Зато моя. Так что и не посягай! Правда, кому оставить мне её - не знаю. Нет никого. Государству отойдёт. Жаль... Слушай, как тебя?...
   А н я. Аня.
   Н ю р к а. Ишь ты! Аня... Меня тоже так звали когда-то. Это сейчас я Нюрка! А Аня - это красиво! А вот представь, иду я за бутылкой, а продавщица, Валька, та ещё стерва, говорит: "Анна, тебе сколько бутылок-то, самогону?" Не звучит! Согласись!
   А н я. Соглашусь.
   Н ю р к а. А так запросто: "Нюрка, сколько тебе?" И всем приятно: с уважением значит!
   А н я. Относительно приятно. Всё? Поговорили?
   Н ю р к а. Ну так вот. Вернулась я после больницы сюда... Села в это кресло и заплакала. Горько-горько. Себя, значит, жалела.
   А н г е л Т ь м ы (листает блокнот). Истинная правда: и тогда жалела и сейчас жалеет.
   А н г е л С в е т а. А, может, это и неплохо, если человек на жалость способен ? Хотя бы к самому себе?
   А н г е л Т ь м ы. Всех алкоголиков объединяет одно: эта подлая, испепеляющая жалость к себе, любимым. Этой жалостью они оправдывают своё желание напиться и забыться. Парочка мелких неприятностей и, ты подумай, им себя жалко! И повод - вот же он!
   А н г е л С в е т а (возмущённо). Как ты жесток! Потерю ребёнка, предательство и смерть родителей ты считаешь парочкой мелких неприятностей?
   А н г е л Т ь м ы. Да! Считаю. Ты посмотри что в мире делается: войны, катаклизмы всякие, Цунами опять же, столько людей гибнет - вот это я понимаю, горе! А тут, в отдельно взятом масеньком городишке, бабу бросили, так она тут же пить начинает! Не верю! Распущенность! Слушай, чего мы спорим! Давай лучше в карты поиграем, а? Что-то мне скучновато стало.
   А н г е л С в е т а. Какие карты? У нас так мало времени, и так много дел! Тише.
   Н ю р к а. Плохо это, Аня! Нельзя себя жалеть! (Тяжело дышит.) Какие волосы у тебя красивые! У меня когда-то такие же были. Даже цвет такой же!
   А н я. Ну и дальше что?
   Н ю р к а. А и всё. Дальше ничего. Денег нет. Пошла работать. А куда возьмут с незаконченным? Прошла курсы кассиров и определили меня в магазин. Знаешь в какой? В виноводочный. Подфартило. Место хлебное и блатное было. Да ты не знаешь. Ты уже позже родилась.
   А н я. Почему это я не знаю? Сейчас туда тоже не попасть. Взятки они там берут, что-ли?
   Н ю р к а. Да, там не жизнь - малина! Вот к примеру, водку разрешено было продавать с одиннадцати часов. А у мужиков горит! Ну мне, жалко, что ли? Я им тихонько, из под полы, а они мне рублик сверху. Я с главной делилась, вот она меня и не трогала. И тогда я подумала, а чего они её, горькую так любят?
   А н я. Попробовала?
   А н г е л Т ь м ы. Девочка умная, а вопросы глупые задаёт.
   А н г е л С в е т а. Правильные вопросы! Нужные! Не сразу ж она пить стала. Сначала попробовала.
   Н ю р к а. А то...
   А н я. Неужели понравилось?
   Н ю р к а. Нет. Поначалу аж до дурноты. Это потом поняла, что вот выпью - проблемы отступают, лёгкость появляется - прям паришь, а не живёшь... Что эт я с тобой расфилосовствовалась, не знаешь? Нравишься ты мне, девка! Что - то в тебе родное есть - не пойму что. Родители у тебя пьют? И у меня пили. И зовут тебя так же как и меня когда-то звали. Да и не говорил со мной никто по душам давным - давно! Ты не смотри, что я сейчас такая... Душа то у меня тонкая, ранимая. Я знаешь, как хотела врачом стать? Три курса медицинского закончила. А ты думала...
   А н я (вздрогнула). А я сейчас на третьем. В медицинском.
   Н ю р к а. Я и говорю: родственная душа. И знакомая, прям до боли. (Внимательно всматривается в лицо Ани.) Не... Я тебя ни знаю... Слушай, Анютка, а сбегай за пол-литрой!
   А н я. И не подумаю. Хочешь душу излить - рассказывай, выслушаю, а пить я с тобой не буду!
   Н ю р к а. Хорошо подумала?
   А н я. Хорошо. Это ты поначалу паришь, а потом мордой в салате. Вон, мои, в комнате спят. И мама и папа. Сначала отец пить начал. Мать что только и не делала поначалу: к бабке возила заговаривать, и в ЛТП пыталась отправить - ничего не помогало. Потом стала пить, чтоб ему меньше досталось. Потом пристрастилась и уже на пару квасят столько лет. Да ещё всякую шваль домой тащут.
   Н ю р к а (обиженно). Попрошу не оскорблять! Я тебе ничего плохого не сделала.
   А н я. Не сделала? Сидишь тут в моей квартире, вся пьяная в задницу, и я обязана терпеть этот перегар? Да меня воротит от всех вас, понимаешь? Своими руками задушила бы!
   А н г е л Т ь м ы. Осторожнее на поворотах! Иначе это будет суицид!
   А н г е л С в е т а. Сколько у нас времени осталось?
   А н г е л Т ь м ы. Пол часа плюс пять минут, которые я проспорил. Так что время ещё есть. Должны успеть.
   Н ю р к а. Я тебе на это ничего не скажу. Я тебе скажу только: горя ты не знала! Живёшь как в Раю. Задушила бы она меня... Попробуй! Ты не смотри, что я на ногах еле держусь! Я ещё ого-го какая. Ой, что-то нехорошо мне. Сердце... Я в последнее время его чувствовать стала. Раньше как часики (Медленно.) Тук-тук-тук. А сейчас (очень быстро.) Тук-тук-тук-тук... Так и норовит выскочить. Сбегай, а? Век помнить буду.
   А н я. Не пойду.
   Н ю р к а. Тогда я сама. Денег дай!
   А н я. И не подумаю! Нет у меня! На трёх работах работаю, учиться не успеваю. Ты мне кто? Ты мне никто! Я тебя даже не знаю! Денег дай! Или может дать тебе денег? Напьёшься и сдохнешь где-нибудь под забором: пользы от тебя обществу никакой! Вот кому ты радость подарила? Кому?
   Н ю р к а (вспоминает). Витьке. Я ему вчера работу нашла. Грузчиком на рынке. Там эти, сумчатые, когда базар заканчивается, на склад добро тащат. Им нужны работяги, вот я его и пристроила. Радость была! Ага... Правда он сегодня на работу-то не вышел. Сели мы вчера на радостях, на Витькин аванс... А сегодня он не вышел... Плохо ему с утра, а опохмелиться нечем. Я пока нашла - уже полдень. Так что... Потерял работу Витёк. Придурок. Нет, чтоб сам быстренько сбегал, с утречка... Ждал он...
   А н г е л Т ь м ы. На вот, подсунь ей календарь!
   А н г е л С в е т а. Нельзя в процесс вмешиваться, ты же знаешь! Сама увидит!
   А н г е л Т ь м ы. Не успеют!
   А н г е л С в е т а. Успеют, Б-г даст!
   Н ю р к а. А с тебя прок какой! Ну, дохтором будешь, дальше что?
   А н я. А ничего! Дальше, как у всех нормальных людей: замуж выйду и детей рожу. Мальчика и девочку. Людей лечить стану. Мужа любить буду!
   Н ю р к а (рассмеялась). Хочешь насмешить Бога, расскажи ему о своих планах, девочка! Ни фига у тебя не получится! Это я тебе говорю.
   А н я. Это ещё почему?
   Н ю р к а. Потому, что существует такая страшная штука - наследственность. Вот кто твои родители? Алкаши. И ты будешь кто? Алкашка! Понимаешь, дура?
   А н я. Не суди по себе! Ты-то кто?
   Н ю р к а (всхлипнула). Я слабая, больная женщина. Ну где?
   А н я. Что где?
   Н ю р к а. Выпить где, я тебя спрашиваю? Видишь, как мне плохо? Ты же врач, помоги больному, умирающему человеку. Клятву, эту, как её, Гиппократу, давала?
   А н я. Нет, пока. После окончания. Так что я и не обязана пока помогать. А уж тебе и подавно! Умирает она! Вот нормальные люди умирают от болячек - это страшно... Хотя, алкоголизм, это тоже болячка...
   Н ю р к а. А я что говорю? (Стала искать по шкафчикам.)
   А н г е л Т ь м ы. Я ей сейчас покажу где и пусть успокоится! Там заначка на кухне. От себя прячет.
   А н г е л С в е т а. Не смей! Не имеешь права! Я жаловаться буду!
   А н г е л Т ь м ы. Очень я тебя испугался! Чего добьёшься? Мы ж только в паре сила! А без меня ты кто? Кучка белых перьев. Весь такой правильный, чистенький и светленький! Никто бы и не узнал, что такое свет, если бы тьмы не было!
   А н г е л С в е т а. Просто тьмы не должно быть больше, чем света! А это уже, прости, моя работа!
   А н г е л Т ь м ы. Вот и делай её! А я свою делать буду: грязь на поверхность вытащу. И посмотрим кто кого! Ишь, ты! Его работа! Спорим, что весь их разговор придёт к тому, что девчонке захочется выпить! Спорим на время?
   А н г е л С в е т а. Не захочется! (Достаёт свой блокнот, листает.) Рано ей ещё. Не время!
   А н я (смотрит на часы). Почему он не едет?
   Н ю р к а. Позвони на мобилу. У него мобила есть?
   А н я. Что у него есть? Куда позвонить?
   Н ю р к а. Телефон. Мобильный.
   А н я. А что это?
   Н ю р к а. Во тёмная! Даже я знаю. Правда не имею. Дорогая зараза. Можно, конечно, ворованный купить с рук, но куда я по нему звонить буду: Витьке на свалку? Ха-ха-ха! Алё, Витёк, ты где? В дерьме ковыряешься? (Смеётся громко и долго, берётся за сердце.) Вот! Слышишь, как стучит?
   А н я. Ничего не слышу и ничего не понимаю. На какую свалку? На свалке что, автомат установили?
   Н ю р к а. Какой автомат? Объясняю в последний раз: у тебя трубка и у него трубка. Ты ему звонишь а он отвечает.
   А н я. А где трубка-то?
   Н ю р к а. В кармане, в сумке, ну я не знаю... Где ты там и трубка! Ну и кто из нас пьяная?
   А н я. Чушь какая - то! И что, я с этой трубкой везде хожу?
   Н ю р к а. Ну наконец-то! Ходишь! (Встаёт и пошатываясь ходит.) Потом, когда хочешь позвонить, достаёшь трубку, набираешь номер и говоришь: "Алё! Это я, дорогой!"
   А н я. А он где в это время? У автомата стоит?
   Н ю р к а. Да нет. Он тоже где-то ходит. У него тоже трубка...
   А н я. В кармане?
   Н ю р к а. Ну да! Она звенеть начинает. Он её берёт, ставит к уху и говорит: "Алё!". И всё! И вы начинаете говорить между собой!
   А н я. О чём?
   Н ю р к а. Ну я не знаю! О любви, если хотите! Можно о чём нибудь возвышенном поговорить, о живо... писи, например... Ух, как больно...
   А н я. Подожди! Это какой же длины должен быть провод, чтобы я в любой момент, находясь в любом месте могла сказать ему своё "Алё?" Ну ты фантазёрка!
   Н ю р к а. Нет там никаких проводов. Они без проводов. Я точно не знаю, но связь беспроводная. Кажется, спутниковая.
   А н я. Всё, хватит! Не говори ерунды. Это к тебе "белочка" пришла. Телефон без проводов? Как же он работает?
   Н ю р к а. Если батарея в порядке - работает! Несовременная ты девица!
   А н я. Да уж! Всё. Мне пора. Давай, выметайся. Мне квартиру закрыть нужно!
   Н ю р к а. А ты иди я сама закрою. У меня свои ключи имеются.
   А н я. А ну покажи!
   Н ю р к а (достаёт связку из двух старых ключей). На! Выкуси!
   А н я (достаёт точно такую же связку. Сравнивают ключи). Ничего не понимаю. Ты чего, дубликат сделать успела, или у родителей стащила?
   Н ю р к а. Мои это. Вот те крест!
   А н г е л Т ь м ы. Тепло! Тепло!
   А н г е л С в е т а. Ещё немножко! Ну пожалуйста! Календарь! Подойди к календарю...
   А н я. Точно такие же. Странно. И ты странная какая-то. Ты кто?
   Н ю р к а. Я тут с тобой аж протрезвела. Нюрка я! Живу я здесь. Много лет.
   А н я (растерянно). И я здесь живу много лет. Но я тебя не знаю! Мы здесь втроём живём. Я и родители.
   Н ю р к а. Говорила уже. А! Поняла! Ты - моя галлюцинация! Я перебрала, отмечали Витюхино устройство на работу. Помню. Пришла домой, легла спать... Всё. Ты - мой сон. Я просыпаюсь и чтоб тебя уже здесь не было. Поняла? Всё. Где мой диванчик? (Забирается на диван, притворяется спящей.)
   А н я (стаскивает Нюрку с дивана. Нюрка падает). Да никакой я ни сон. Подойди, пощупай меня. Вот она я. Тёплая.
   Нюрка подходит в к Ане, ощупывает со всех сторон. Внимательно смотрит в лицо, потом как закричит.
   Н ю р к а. А-а -а!!!
   Аня тоже закричала от неожиданности.
   А н я. Ты чего орёшь?
   Н ю р к а (ткнула пальцем около Аниного виска). Это что у тебя? Это что, я тебя спрашиваю?
   А н я. Это? Шрам!
   Н ю р к а. Окуда, я тебя спрашиваю?
   А н я. Папа...
   Н ю р к а. Не рассказывай! Я сама расскажу... Папа толкнул, я упала... Вот здесь. Ударилась головой об угол стола...
   А н я. Кровь хлынула, мама тогда не пила, я за неё заступиться хотела...
   Н ю р к а. Она схватила меня на руки, прижала к себе, а дома ни бинта, ни зелёнки... К соседям побежала "Скорую" вызывать. У них телефон был .
   А н я. Отец испугался тогда. Даже пить перестал .
   Н ю р к а. На неделю...
   А н я (дрожащим голосом). Ты откуда знаешь это всё?
   Н ю р к а. Из детства помню. Не всю память пропила, однако... Ты кто?
   А н я. Аня я. Анна Владимировна Брунова.
   Нюрка опять заорала дурным голосом. Стала пятиться к дивану.
   Н ю р к а. Чур меня! Чур меня! (Бросилась на диван, закрыла голову руками.) Нет меня. Я сплю. Всё! Сплю я! Пошла вон!
   А н я. Сама пошла! Ты кто?
   Н ю р к а (всхлипывает). Говорила я им: не нужно у Светки брать - дерьмо в самогонку добавляет... (Причитает, повторяет.) "Белочка", уйди откуда пришла! Пить не буду, уйди только! Очень тебя прошу. (Резко встала). У тебя когда день рожденья? Молчи: 12 сентября 1963 года?
   А н я (совсем тихо). Да... А что?
   Н ю р к а (вскочила). Календарь где? Срочно!
   А н я. Да вот он, на стене висит.
   На стене висит календарь с отрывными листочками. Нюрка подбежала к календарю.
   Н ю р к а. Это что?
   А н я. Календарь.
   Н ю р к а. Свежий!
   А н я. Ну да, сама вешала 1 января.
   Н ю р к а. Сегодня, значит, 12 сентября 1983 года?
   А н я. Да...
   Н ю р к а. И мне, по твоему, двадцать лет?
   А н я. Не похоже... Это мне двадцать лет... Сегодня.
   Н ю р к а. Забыла... День этот совсем забыла... Сейчас за мной приедет Витька и мы пойдём в кино...
   А н я (дрожащим голосом). Да, приедет... И мы пойдём в кино...
   Обе женщины подошли друг к другу. Внимательно смотрят друг на друга. Побежали к зеркалу. Встали рядышком.
   А н г е л Т ь м ы. Горячо! Очень горячо!
   А н г е л С в е т а. Замри сейчас и ни слова не произноси. Иначе я за себя не отвечаю.
   А н г е л Т ь м ы. Как я люблю этот момент! Все люди ведут себя по разному: кто-то в обморок падает, кто- то орёт, а кто-то стреляется!
   А н г е л С в е т а. И я люблю. Это та самая точка отсчёта, когда начинается великое осознание того, что есть "я", Это так называемое знакомство с собой. И момент переосмысления жизни своей. А дальше уже не нам решать, кто из них должен остаться...
   А н г е л Т ь м ы. Я за Нюрку. Пусть доживает свою никчемную жизнь. Ни тебе боли, ни тебе разочарования... Всё позади! А у этой дурочки впереди страшная жизнь... Намается... А зачем?
   А н г е л С в е т а. Или не страшная, если поймёт сейчас главное... Всё. Присутствуй.
   А н я. Вы хотите сказать, что вы - это я через....
   Н ю р к а. Тридцать пять лет... Мне... (Задумалась.) Пятьдесят пять сегодня... На пенсии я.
   А н я. Я вам не верю....
   А н г е л Т ь м ы. А придётся поверить!
   Н ю р к а. Придётся поверить. Вот...У меня что есть...
   Роется по карманам, ищет мешок, с которым пришла. Находит бумажку. Протягивает её Ане. Аня дрожащими руками берёт смятую бумажку, читает.
   А н я. Справка из милиции.
   Н ю р к а. Ага. Ночевала в подъезде, домой не попала. Не дошла. Люди вызвали, меня на ночь забрали. Утром выяснили, что жильё имеется, отпустили.
   Аня глазами читает.
   А н я. А. В. Брунова?
   Н ю р к а. Ну да. На дату смотри!
   А н я. 2008 год? Как это?
   Н ю р к а (забирает бумагу). А так. Сегодня 12 сентября 2008 года.
   А н я (в ужасе смотрит на Нюрку). Сегодня 12 сентября 2008 года??
   Н ю р к а (гордо). Да!
   А н я. Не может быть!
   Н ю р к а (потирает область сердца. Морщится. Ей больно). Может! И по этому поводу, как говорится, не грех и опрокинуть! Сгоняй, а! Тут рядом!
   А н я. Да, да... Я сейчас. (Уходит.)
   Н ю р к а (поёт).
   Вот как бывает, где лета звонкий кpик.
   Вот как бывает, где счастья светлый миг.
   Вот как бывает, где этот летний сон.
   Вот как бывает, pастаял он.
  
   (Подходит к зеркалу.) Ну это надо же! Какая я была красавица в двадцать-то лет! И что со мной стало... Это Витька, урод, во всём виноват. Предатель. Зато сейчас! Нюрочка, да что я без тебя, да где я без тебя, да куда я без тебя... Бомж он и есть бомж. Продай, говорит свою квартирку. А я ему: накося, выкуси! Потому, что понимаю: продать мне её - это уже всё, это уже яма. Дно. А так я в любой момент завязать могу. Вот сейчас Анька, то есть я, приду, выпьем последний раз и всё. Клянусь. (Смотрит вверх.) Слышишь?
   А н г е л Т ь м ы. Слышу, слышу! У меня тут записано: клялась 354 раза. Так, 355.
   А н г е л С в е т а. Смотри, ей что-то нехорошо.
   А н г е л Т ь м ы. А с чего это ей хорошо должно быть! Сейчас всё и начнётся. И себя, молодую, во второй раз на эту дрянь подсадит! Конченый человек!
   А н г е л С в е т а. Не подсадит! Вот увидишь!
   А н г е л Т ь м ы. Спорим на пять минут?
   А н г е л С в е т а. Спорим! Если Аня выпьет, всё бессмысленно, и то, что мы здесь и то, что они встретились... Всё прахом. Не выпьет! Поймёт! Услышит боль свою, почувствует что дорога эта в "никуда" ведёт... На себя посмотрит и не будет она пить! Так что спорим!
   Входит Аня. Она приносит бутылку водки и ставит на стол. Нюрка сидит в кресле с закрытыми глазами. Ей плохо.
   А н я (бросается к Нюрке). Что с тобой, Нюрка? Эй, очнись! Слышишь?
   Н ю р к а (открывает глаза). Что со мной? Наливай, давай! Плохо мне, что-то!
   Аня послушно достаёт 2 стакана, наливает водку. Нюрка встаёт.
   Н ю р к а. Тост скажу. Послушай меня, девочка! Я не знаю, что произошло и как это произошло, но я - это ты, а ты - это я. И мы обе оказались в одном и том же месте в одно и то же время. Пересеклось прошлое с будущим каким-то образом. Чудо... Не каждому приходится смотреть в глаза своей молодости и ответ перед ней держать. Я понимаю, не такую ты хотела себя увидеть... Планы у тебя. Я хорошо помню этот день. Витька сильно опоздал, пришёл навеселе, принёс поломанную розочку и бутылку портвейна. В кино мы не пошли. Остались дома. Мне казалось, я любила его... Он ведь очень был хорош собой, из приличной семьи, непьющей: папа инженер, мама доктор, по-моему... Не помню... Остались мы с ним здесь, в этой самой комнате... Здесь всё и произошло: я выпила. И женщиной стала на этом вот самом диване... В эту самую ночь. Родители дрыхли в соседней комнате. Ничего не слышали. А у нас все тихо было, как кролики. Ни оха, ни вздоха. Вскоре из института меня попёрли, за пропуски: работать нужно было, жрать хотелось и этих, что в соседней комнате, кормить. А в медицинском учиться нужно было день и ночь, сама знаешь. Витька пропал. Я осталась с ребёночком в пузе. Дальше ты знаешь... А вот если бы выгнала этого гада тогда, тридцать лет..
   А н г е л С в е т а. Тридцать пять!
   Н ю р к а. Ну да, тридцать пять лет тому назад, едва увидев его пьяную рожу, ничего бы этого не было. Понимаешь, не было бы этой первой рюмки и первой брачной ночи...
   А н г е л Т ь м ы. Про мужиков ей расскажи.
   Н ю р к а. Да расскажу, подожди!
   А н г е л С в е т а. Что-то идёт не так. Она тебя слышит.
   А н г е л Т ь м ы. Ну да... Слышит... Умирает, что ли?
   А н г е л С в е т а. Тише говори.
   Н ю р к а. А мужиков знаешь сколько через меня прошло? Тьма тьмущая. Лиц не помню. Никого не любила. Сначала отдавалась, чтоб отомстить. Потом, чтоб одиночества не чувствовать, потом за бутылку, потом даром... Ничего не чувствовала. Ни страха, что бросят, ни боли сердечной. Знаешь почему?
   А н я. Почему?
   Н ю р к а. Пила потому, что. Водка же все чувства притупляет. Вроде Ангела становишься. Тело невесомое и чувств никаких.
   А н г е л Т ь м ы. Ну про невесомость - это она погорячилась. Стульчик ты, всё-таки, сломал.
   Н ю р к а. А когда хмель проходит такая дикая боль накатывает, что даже не знаешь в каком она месте. Вот и сейчас я её чувствую. И точно знаю где. В Душе боль. Душа этот болит. И чтоб ни болела, либо принять нужно, либо помереть... Болит... Ох, как болит... (Хватается за сердце.) Не пей, Анька, эту дрянь... Слышишь, девочка! Даром наливать станут, а ты не пей! Поставь стакан я тебе говорю! (Кидается к Ане, выбивает стакан у неё из рук, ставит на стол. Хватается за сердце, оседает... Аня пугается.)
   А н я. Нюрка, слышишь меня, Нюрка, я не буду пить, только ты не умирай сейчас, слышишь меня, Нюрка? Не оставляй меня, Нюрка! Анна Владимировна, родненькая! Да что же это! Помогите!
   Пытается поднять Нюрку. Ангелы ей помогают. Тащат Нюрку к дивану. Все трое склоняются над ней.
   Н ю р к а (приподнимается, видит Ангелов). А, и вы здесь? За мной пришли? Я вас вижу...
   А н я. Ты о чём, Нюрка? Давай я тебе валидол дам...
   Н ю р к а (жестом останавливает Аню). Я не Нюрка. Аня. Анна Владимировна Брунова. Слышишь меня? Запомни, девочка! Анна Владимировна! Учись. Ты хорошим врачом будешь, потому, что ты человек хороший... Пока хороший... Чистая... Я знаю тебя... Узнаю... Забирайте...
   Нюрка умирает. Аня пытается ей помочь, потом отходит от дивана. Плачет. Поднимает стакан с водкой.
   А н г е л Т ь м ы. Ну! Давай !
   А н г е л С в е т а. Молчи сейчас. Очень тебя прошу. Молчи.
   Звонок в дверь. Аня выливает водку, подходит к старенькому проигрывателю и включает его на полную мощность. Музыка заглушает звонок. Аня подходит к зеркалу. Застывает. Смотрит на себя внимательно, пристально. Звонок продолжает звенеть. Аня садится за стол, обхватывает голову руками и закрывает уши. Звонок прекращается. Аня горько плачет. Музыка стихает.
   А н г е л С в е т а. Фу! Не выпила!
   А н г е л Т ь м ы. Да! Не выпила! Ну что, время у нас ещё есть?
   А н г е л С в е т а. Всё. Вышло время... Мне жаль её... Пошли! Нас ждут с отчётом о проделанной работе...
   А н г е л Т ь м ы. И согласись, мы её неплохо проделали...
   А н г е л С в е т а. Да, пожалуй... Спасли человека...
   А н г е л Т ь м ы. Постой! Ты плачешь? Не отворачивайся! Почему ты плачешь? Тебе её жаль, эту старую, никому не нужную, обречённую бабу?
   А н г е л С в е т а. Женщину... Анну Владимировну Брунову... Я не плачу. Это в глаз попало что-то... Ангелы не плачут... Ангелам не больно... Ангелы парят....
  
   КОНЕЦ!
   2010-05-08. Клайпеда.
Оценка: 7.76*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"