Майков Андрей Владимирович: другие произведения.

Стихи с марта 2008 по декабрь 2012

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Полная хронологическая подборка


   -Z1-
  
   Ежели сейчас я много выпью
   И при этом мало закушу -
   То завою той же хриплой выпью
   Как в семнадцать лет, и оглашу
  
   Ту же правду-матку что когда-то:
   Жизнь - страданье, а любовь - херня.
   Только это всё уже цитата
   Взятая из раннего меня.
  
   И не в том загвоздка что иначе
   Думаю чем в юности. Отнюдь.
   Просто усложняется задача
   Заново вложить всю ту же суть
  
   В рифмы. Всё равно что пачкать пропись
   В первом классе легче чем в седьмом.
   Только и хватает сил на подпись:
   Так, мол, всё и есть: сплошной содом
  
   Да гоморра. Но уже не ново
   И накладно, прямо говоря,
   Тратить на их летопись хоть слово
   Из скупых обрывков букваря.
  
   -Z2-
  
   Но когда есть ребёнок, работа, жена
   Не поверишь как сложно вернуться обратно
   В состояние чем-то похожее на
   Невротичную юность, верней ты бы рад, но
  
   На воротах замки, и уже не резон
   Променять лжеутопию жвачного быта
   На страстей перепал и стихов перезвон,
   На любовь и печаль, на тоску и обиду...
  
   -Z3-
  
   Любви искавший как сомнамбула
   В свои семнадцать стрёмных лет,
   Ты понимаешь что она была
   Не твой, отличник и поэт,
  
   Типаж, в печали и прыщавости
   Твоей мальчишеской. Уже
   В те времена другие шалости
   Сверлили брешь в её душе.
  
   А ты считал что ты пропащий, но
   Всё устаканилось поздней.
   Она счастливей в иностранщине,
   А ты счастливее не с ней.
  
   И только кажется что детская
   Твоя рассыпалась мечта.
   Всё просто встало наконец-таки
   На отведённые места.
  
   -Z4-
  
   Сколько раз ты вселенский порядок
   Сокрушал в грандиозных мечтах...
   Но к чему апология блядок
   Если сам ты живёшь как монах?
  
   И не скажешь что принципы лживы,
   Скуден слог или пафос не рьян.
   Но, вкушающий женской наживы
   Смак, стократ превзошёл донжуан
  
   Все трактаты твои и памфлеты,
   Ибо что - сотрясанье словес
   Рядом с тем кто в реальность всё это
   Воплощает сомнения без?
  
   Чью развеют печаль одиночеств
   Рассужденья о пользе любви?
   Для чего ты бессонные ночи
   На бумажный извёл неликвид?
  
   Ты же сам понимаешь, не слово
   Мир меняет, а только дела.
   Так ответь же, философ, какого
   Ты свои затянул бла-бла-бла?
  
   Так ли важно что брешут прохвосты
   О морали, чем травят ханжи
   Разум юных? Их лживость так просто
   Доказать: позови и вложи.
  
   Много ль хитрого в этой затее?
   Бросить книги да лень побороть.
   Но ввязавшись в бои за идею
   Тяжко драться ещё и за плоть.
  
   И страшась потому-то афронта,
   Тем блистая чем сроду богат,
   Ты свою держишь линию фронта,
   Как и твой полигамный собрат.
  
   -Z5-
  
   Не являются в сердце поэмы,
   Даже мелкие пташки-поэмки.
   Что грустней постаревшего эмо?
   Разве что постаревшая эмка.
  
   Нынче мучайся скучной и трезвой
   Жизнью, жрец самоедского культа.
   Что ж ты вены свои недорезал?
   Что же выпил так мало пилюль ты?
  
   А теперь ни тоски, ни аффекта,
   Сколько там ни копай подноготу.
   Типа позднего нудного Фета,
   Типа дряхлого сонного Гёте.
  
   Так мещане живут и профаны
   О несбыточном не сожалея.
   И не снится кровавая ванна,
   И к верёвке не просится шея.
  
   -Z6-
  
   Как в год когда почти отбросил тело
   Всё представлялось - так всё и сбылось.
   Любовь нашлась, не в этом было дело,
   А в том что счастье так и не нашлось.
  
   Был в цель прогноз, но в сердце стало суше,
   Рассудок опростел и пафос сник.
   Вложи в мою сегодняшнюю душу
   Меня того - я брошусь через миг
  
   В окно ополоумев от кошмара
   Бескрылой птицей навзничь на бетон.
   И то одно сдержало на полшага,
   На пачки-пол в тот год что лишь потом,
  
   Взяв паузу, степенно и не разом,
   Дав шанс обвыкнуть, сжиться, перейти,
   Предвиденье явившееся в разум
   Произвело себя и во плоти.
  
   -Z7-
  
   В набитом узниками форте
   Гремят замки, долдонит рэп.
   Мотает Гумберт лайф плюс форти
   За дважды стетьютори рейп.
  
   С позором выгнанный с тенуры,
   Черновики собрав в баул,
   Спешит продать Набоков хмурый
   Аппартаменты нир зе скул.
  
   От грусти, крэка и пелёнок
   Лолита тронулась умом
   И бредит как орёт ребёнок
   Судом пристроенный в детдом.
  
   Бдят прокуроры, бздят газеты,
   Строчит доносы аноним.
   Разносит варварство по свету
   Четвёртый и последний Рим.
  
   -Z8-
  
   Никому, никому не нужны
   Эти жалкие, жалкие строки.
   Просто память о том что ты жил -
   И изжился в конечном итоге.
  
   Не для тех, не для тех кто - любя
   Праотцов своих - лирикой плоской
   Восхитится, но лишь для себя
   Между смертью ментальной и плотской.
  
   -Z9-
  
   В том и смысл чтоб в призрачном году
   На крючок повесив гениталии
   Вспомнить Сочи, Джербу, Хургаду,
   Ибицу, Нетанию, Анталию.
  
   Всплесков эхо, отражённый свет
   Бликов, промежуток в две недели
   В трудобуднях. А другого нет.
   Собирай багаж. Мели, Емеля.
  
   -Z10-
  
   Всего тебе опять для счастья мало,
   И натерев в фантазии мозоль
   Ты мнишь за переездом в Валимаа,
   За перелётом, скажем, в Шарль-де-Голль
  
   Другую явь, блаженства и покоя
   Исполненную, но раскинешь взгляд -
   Всё те же клерки суетной толпою
   На службу ненавистную спешат.
  
   -Z11-
  
   Тянутся бессмысленные месяцы
   Складываясь в глупые года.
   Раньше б я в такой тоске повесился
   А теперь планирую куда
  
   Перейти работать если вытурят,
   Что соврать красиво в резюме.
   Сопли вдохновенья чисто вытерты,
   Дело тихо клонится к зиме.
  
   -Z12-
  
   Мальчик хочет в Тамбов, или в Караганду, или в Дели.
   Мальчик хочет в Париж, Тель-Авив, Будапешт, Лисабон.
   Мальчик верит: когда он уедет ему в самом деле
   Будет снова семнадцать, и снова свободен, влюблён
  
   И несчастен не так как сейчас, а пронзительней втрое,
   Ибо там хорошо где пока ещё не было нас.
   И неважно кто встретит у трапа: дождливый Хитроу
   Или снежный Норильск, или жаркий как печка Мадрас.
  
   Мальчик хочет быть съеден живьём металлический птицей.
   Мальчик хочет забыть про изжогу, хондроз, геморрой
   И открыв свою книгу на новой заглавной странице
   Убедиться что в ней изменился и главный герой.
  
   Мальчик просит: сошлите хоть в затхлый аппендикс планеты.
   Что там дальше? Сантьяго? Анадырь? Дакар? Катманду?
   Только не прозябание беспозвоночное это,
   Только не увядание в будничном этом аду.
  
   Мальчик грезит: на крайний, до Вырицы, Луги, Опочки
   Докатить и на встречку скользнуть в двух минутах от Дна.
   Мальчик греет мотор и морозит тем временем почки,
   И спешит на работу, и вяло зевает со сна.
  
   -Z13-
  
   Всё вместо каких-то человеческих
   Радостей - виндсёрфинг там, кино -
   Ты, фанатик, думаешь о вечности.
   Её же абсолютно всё равно
  
   Как ты представляешь мироздание,
   Непокорный мыслящий тростник.
   Ей твои духовные страдания,
   Штудии твои - сопливый пшик.
  
   Изрыгай в пространство междометия,
   Бзди в эфир, печатай тиражи.
   Не сравнить её тысячелетия
   И твою стремительную жизнь.
  
   -Z14-
  
   Кто ж не верит в лучшее? Я тоже.
   Столько раз уже - хоть кол теши.
   Но судьбу нисколько не тревожат
   Наших ожиданий миражи.
  
   Наши тропы медленны, тернисты
   И полны безрадостных вестей.
   Зря у вас сомненья: оптимист я,
   Просто обожжённый до костей.
  
   -Z15-
  
   Чем гордиться ещё? Разве штампами только в загране,
   Мутной памятью стран где ещё раз хотелось бы быть.
   Но другая таможня тебя ожидает за гранью
   До которой из наших краёв не дойти, не доплыть,
  
   Только чудным трансцензусом места и времени оси
   Распороть, словно бабочка кокон, в пречистейший свет
   Окунувшись в стране где давно уже ждут тебя в гости
   С хлебом-солью, однако без прав на обратный билет.
  
   -Z16-
  
   Снимешь ли ты их или не снимешь? -
   Так ли это значимо, скажи.
   Ты уже в мечтаньях прожил с ними
   Половую трепетную жизнь.
  
   Как одна развратно отдавалась!
   Как другая ласково брала!
   Если что-то с ними и осталось -
   Рядом с тем что было скорбь и мгла.
  
   -Z17-
  
   Что судьбе, человеческий жмых,
   До твоих причитаний уморных?
   За спиной твоей город живых,
   Впереди у тебя город мёртвых.
  
   Твой паромщик - мошенник и хам -
   На чучмецком клокочет наречьи.
   И качает тебя по волнам
   В трёх гребках от пленительной встречи.
  
   -Z18-
  
   Трепет и отчаянье в послах
   Некогда внушавшая держава
   Нынче на верблюдах и ослах
   Через пересохшие канавы
  
   Медленно трусит из века в век,
   С жалких соток в хижины без крыши
   И с туристов, бледных словно снег,
   Вымогает ченчи и бакшиши.
  
   -Z19-
  
   Ох не надо, товарищ, не надо,
   Чем другим ты себя позабавь,
   Из туристского рая Хургады
   Выезжать в африканскую явь.
  
   Грустно здесь и безвыходно сердцу
   Средь тростинками крытых лачуг
   И недобрых к тебе иноверцев
   Говорящих обманчиво "друг".
  
   Пусть себя ты почувствуешь боссом
   Среди смуглых как медь босяков,
   Но быть лучше вэлферщиком босым
   У закованных льдом берегов.
  
   Слишком тягостно кармы возмездье
   За грехи позабытых царей.
   Не томи свою душу, не езди,
   Лучши косточки пляжные грей.
  
   -Z20-
  
   Нищеты вдыхай восточный запах,
   Щёлкай снимки, ковыряй в носу,
   Вглядывайся в девушек в хиджабах,
   Робких и искромсанных внизу;
  
   Посещай гробницы расписные,
   Восторгайся древностью руин
   И любовью к матери-России
   Проникайся, блудный сукин сын.
  
   -Z21-
  
   Так вся жизнь обманчива для взора
   Как сухой египетский восток.
   Зеркалами стелятся озёра
   Там где только камни да песок.
  
   Так твои курортные недели
   В календарной будничной гряде
   В Гизе, Фивах и Абу-Симбеле,
   Эсне, Асуане, Хургаде...
  
   -Z22-
  
   Лишь для того туда, почти к Адис-Абебе,
   Приедь хотя бы раз, блондин-гиперборей,
   Чтоб взгляд ошеломить: как много звёзд на небе
   У данных не тебе тропических морей.
  
   -Z23-
  
   Бог-крокодил, бог-сокол, бог-шакал,
   Ком-Омбо ужасавшие и Эдфу,
   Был грозен рык и страшен их оскал,
   Но перебиты ныне барельефы
   На стенах храмов и во чревах скал.
  
   Сих демонов сразив в жестокой сече
   И в их вступив священные права
   Мольбам и жертвам на своём наречьи
   Теперь другие внемлют божества,
   Властительней стократ чем их предтечи.
  
   -Z24-
  
   Пусть и стало малость холодней
   Здесь за две курортные недели,
   Так и жил бы до скончанья дней
   Холостым в египетском отеле.
  
   Спи, четырёхзвёздный мой чертог,
   О других заботься постояльцах.
   Где теперь ещё я столько строк
   В дни чей счёт уместится на пальцах
  
   Напишу без всякого труда,
   Больше, не смешно сказать, чем за год.
   До свиданья, город Хургада,
   Я лечу на север как на запад.
  
   -Z25-
  
   Вся бездна поднебесная под боком...
   Прикрой, сыкливец, шторкою стекло.
   Ты если б мог - то здесь поверил в Бога,
   Который держит лайнер под крыло.
  
   В бессчётный раз ты думаешь: `Ну нафиг,
   К чему тебе Анталья и Париж?!' -
   Не понимая аэродинамик
   Несущих борт сквозь эту синь и тишь.
  
   Ты б транспорт взял наземный, пусть нескорый,
   Умом вообразить не в силах всем
   Как на весу огромные моторы
   Вниз не роняет боинг семь-шесть-семь.
  
   И даже эти, спящие без дрожи
   Хоть сколько в турбулентности тряси,
   Единодушно хлопают в ладоши
   Когда земли касается шасси.
  
   -Z26-
  
   Хоть всю жизнь столетнюю болтай
   На наречьи этом бесприютном,
   Ты не будешь Маркс или Батай,
   Ты не будешь Дарвин или Ньютон.
  
   Да и что размаивать печаль:
   Твой бэкграунд взявши в осмысленье,
   Ты не Ломоносов и не Даль,
   Даже не Кольцов и не Есенин.
  
   -Z27-
  
   Только не рассказывай жене
   Эти щепетильные вопросы.
   Как сифилитички у Жане
   По щелчку раз-два из прозы в розы,
  
   В личность что забыта век назад,
   С облегченьем, если не с восторгом,
   Принятую в морг, на первый взгляд,
   Но каким-то чудным архив.оргом
  
   Тайно претерпевшую бэкап,
   Вдруг нырнуть - и с болью и с надеждой
   Вновь узреть что в мире столько баб,
   А в подкорке, спавшей по-медвежьи,
  
   Столько строк о грусти и любви
   Самого испорченного сорта.
   Ты лови, гипнотик, их, лови,
   Ибо окончание раппорта
  
   Близится. Устал искусный маг.
   Пять-четыре. Сядь в шезлонг готовясь.
   Три-два-раз. Ты снова зол и наг.
   И наутро снова ехать в офис.
  
   -Z28-
  
   Вот и ясно что всё это бред -
   Что не можешь писать листажами,
   Как в семнадцать волнительных лет,
   В подростковой неловкой пижаме.
  
   Только надо всего: Хургада,
   Одиночество, нету вай-фая.
   Но всё строже цензурят года
   Мимолётные проблески рая.
  
   -Z29-
  
   Я лежу в Хургаде, отдыхаю
   Потихоньку краснея как медь.
   И реальность почти что не хаю,
   Ибо надо же совесть иметь.
  
   -Z30-
  
   Вновь за окном ебутся, мать их,
   Таких счастливых и простых,
   А ты сидишь в мечтах лохматых
   Очередной рифмуя стих
  
   Об интроекциях субъекта
   Слегка влюблённого в объект
   И вред ругаешь интеллекта
   Во весь зазнайский интеллект.
  
   -Z31-
  
   Никуда от этого не деться
   Как себя насильно не меняй.
   Чёртово моё интеллигентство
   Адской дыбой мучает меня.
  
   -Z32-
  
   Всего-то лишь эрзац поёбки -
   Стихи что трепетно-легки.
   Но веришь ты: высоколобки
   Отверзнут нежные лобки
  
   Перед тобой - заслышав ноты
   Что столь созвучны им самим -
   И в лес пошлют мордоворотов
   Блазнящих их вступить в интим.
  
   -Z33-
  
   Много ли напишешь или мало,
   Заурядно или заебись,
   Не твоя судьба войти в анналы,
   Не твоя судьба звучать на бис.
  
   Сколько ты в истерике ни бейся,
   Сколько ты ни вкалывай как слон,
   Не твоя судьба прорвать плебейство,
   Не твоя судьба взойти на трон.
  
   -Z34-
  
   Вот и ты надеешься на это же
   Под покровом вечной темноты -
   Что из-под песков как из-под ветоши
   Через сотни лет твои труды
  
   Из бесславья, бедности, безвестности
   Вдруг воспрянут как забытый храм.
   Ну а то что было на поверхности
   Разнесут, растащат по кускам.
  
   -Z35-
  
   И это быть твоей судьбой могло быть тоже
   Под солнцем ты родись расплавленным таким:
   Кататься на осле и трахать в зад его же
   До сорока годов батрача на калым;
  
   Есть рис, свершать пять раз на дню обряд намаза,
   Остаться без зубов примерно в сорок пять
   И зачинать детей, лохматых и чумазых,
   От бабы никогда не смогущей кончать.
  
   -Z36-
  
   Да, я знаю что жизнь эту постно,
   И уныло, и скучно живу.
   Но себя переделывать поздно,
   И стареет моё дежа-вю
  
   В битом зеркале грёз и ошибок,
   Ожиданий потерь и разлук
   Потрясая себя до поджилок
   Складкой кожи замеченной вдруг.
  
   -Z37-
  
   Помнишь юность? Любовь как крапива.
   Спазмы ревности. Пропасть во ржи.
   Ну а нынче пульсирует пиво
   По сосудам усталой души.
  
   Смотришь в мир как читаешь газету
   Возлежа на пляжу как тюлень.
   Хорошо бы вот эту и эту,
   Мыслишь в сердце, да сдвинуться лень.
  
   -Z38-
  
   И это возможно: мелькнуть не заметив друг друга,
   Поскольку так проще - не помнить осадок тех дней
   Недолгого счастья. Но как-то в минуты досуга
   Случайно наткнувшись на тексты которые ей
  
   Успел написать ты уцепишься слово за слово
   В забытое время - поняв что в написанном до
   И после неё не хватает чего-то такого
   Что даже не высказать. Просто немного не то
  
   Волнение сердца и рифмы как будто другие.
   И хоть ты сто раз сознавай что не пара она
   Тебе, а ты ей, но минутный каприз ностальгии
   Сперва опьянит, как когда-то пьянила весна
  
   Прошедшая с ней, а потом, завершая цитату
   Из юности, ты для чего-то прольёшь пару слёз
   И глянешь в контакт. Не смешно ли теперь что когда-то
   Ты бился в истериках веря что это всерьёз.
  
   -Z39-
  
   Ты убивал себя наивно и напрасно
   Любовью что была вовек обречена.
   Пойми же наконец, все женщины прекрасны.
   Не только та одна, не только та одна.
  
   Рвать полно лепестки, грустить и портить печень.
   Был ложен алгоритм, пора исправить сбой.
   Все женщины любви заслуживают тем чем
   Снаружи и внутри не схожи меж собой.
  
   И пусть порой каприз встревоживает душу -
   Не стоит поливать картонные цветы.
   Те что пойдут с тобой нисколечки не хуже
   Чем те кто не поймут что мог бы дать им ты.
  
   -Z40-
  
   Что же, представляй её под душем
   Зрением, и кожей, и концом.
   И мечтай как ты отдашь всю душу
   Чтоб её ребёнку стать отцом.
  
   Представляй с ней общие пенаты,
   Как нага она и хороша.
   Только ей души твоей не надо.
   Неликвид, вобще, твоя душа.
  
   -Z41-
  
   Стреляй же в грудь, туда где слышишь сердца стук.
   Гордись, ты в западню вела меня так ловко.
   Но, глупая, пойми, кого мишенью лук
   Нашёл задолго до тебя - тому винтовка
  
   Пустяк. Я улыбнусь спокойствие храня,
   Не падая к ногам и не бессилясь в злобе.
   Ты думаешь что ты сейчас убьёшь меня,
   А я уже давно неуязвимый зомби.
  
   -Z42-
  
   Что ни день наступил - ты его проживёшь из-под палки,
   Каждый миг разрываяcь меж грёз и насущных забот.
   А с экрана опять итерируют напоминалки
   Что такой-то ещё и такой-то стал ближе на год
  
   К афтерлайфу, в котором ты точно собьёшься со счёта
   Сколько раз ты писал на стене "поздравляю с д/р"
   И рассказывал в личку смешное и важное что-то,
   И под зонтиком пальм одиноко рыдал не в размер...
  
   -Z43-
  
   Возьмись на электричке прокатиться
   В край новгородский, скудный и унылый,
   Чтоб увидать как постепенно лица
   В вагонах трансформируются в рыла.
  
   Ты бы не ездил дальше чем в Поповку
   Из города столичного когда-то.
   Но раз уж суждено в командировку -
   Прими реальность этих рож поддатых.
  
   Ладони пусть на станции озябли
   В перчатках непригодных для мороза,
   Не возропщи: здесь родина твоя, бля,
   Судьбой не удостоенная в прозу
  
   Классическую, коей ты не чтец,
   Войти хоть мимолётом, хоть намёком.
   Здесь, ко всему, родился твой отец
   В столетии минувшем и далёком...
  
   -Z44-
  
   Я, может быть, в советах повторюсь,
   Но если на душе заноет рана -
   То, встав пораньше, поезжай в ту Русь
   Что по сей день печна и деревянна.
  
   Купи себе билет в один конец
   И топай по снегам в еловых нетях.
   Ты думаешь что жизнь твоя пипец?
   Так что тогда, скажи, за жизнь у этих,
  
   Которые здесь присно и почти
   Безвылазно, о нищей этой чуди,
   На скользком и извилистом пути
   Вполголоса мечтающей о чуде...
  
   -Z45-
  
   Познакомиться что ли? Понятно, не станет судьбой
   Эта девочка-сказка, блондинка, солярная фея.
   Но достойно эстета представить её под собой,
   Да и чем чёрт не шутит, четыре часа, по идее,
  
   До того как в пустынный вагон ломанётся народ,
   И в одном из купе одиноких, моём ли, её ли,
   За беседой, глядишь, что-нибудь да и произойдёт,
   Против даже моей и её целомудренной воли.
  
   Но я снова в сомненьях: да нафиг мне надо оно,
   И, с собою самим не согласен сурово и в корне,
   Я слагаю в блокноте стихи как когда-то давно,
   И смотрю за окно, и листаю впотьмах Карен Хорни...
  
   -Z46-
  
   Та с которой всегда примиреньем закончатся ссоры
   И за грустным закатом пребудет счастливый рассвет,
   Та к которой вернусь проиграв все свои холиворы,
   Не стяжавший богатств и найти не сумевший ответ
  
   На заветный вопрос, та что снова меня не осудит
   Безоглядную нежность в душе неустанно храня,
   Та с которой мы встретились, в общем, по случаю судеб,
   Кто мне может сказать: почему она любит меня?..
  
   -Z47-
  
   Это тоже любовь, никуда ты, наивный, не денешься,
   Будь хоть тысячу раз православный, католик, баптист.
   Это тоже любовь, даже если бесстыдно разденешься
   До раздроченных членов, до сисек, до выбритых пизд.
  
   Это тоже любовь, может быть в самой истинной версии,
   Изменившая мир в экстазийном своём кураже.
   Это тоже любовь, и неважно в какое отверстие
   До тех пор пока нежность, и страсть, и волненье в душе.
  
   -Z48-
  
   Хоть гнись как прутья, хоть крепись как сталь ты,
   Духовных одиссей апологет,
   Не твой удел - закрыть твои гештальты,
   Которые ещё в пятнадцать лет
  
   Наивно зачинал, простёрши планы,
   Как верилось тогда, на год-другой.
   С тех пор в пике твои аэропланы,
   Твои мечты сметённые пургой.
  
   Как ни рядись ты циником прожжённым,
   Вдоль-поперёк прошедшим все пути,
   Твоя судьба - уйти незавершённым,
   Да толком и не начатым почти.
  
   -Z49-
  
   Я бы много отдал за отвагу надменно упасть
   С табуретки - к уму применивши верёвку и мыло;
   Но стократ против этого - за беспощадную власть
   Огнемётами выжечь все догвили этого мира.
  
   Я не предал себя, я такой же как был гуманист,
   Ненавидящий стискивать зубы и драться навынос.
   Я сказал бы себе с облегчением: угомонись.
   Только если не мы их - тогда непременно они нас.
  
   -Z50-
  
   Тут уж не до любви, в смысле засветло голыми лечь
   И в обнимку читать что-то из неклассической прозы,
   Ибо нудной работой вживую зажарен как лещ
   И настырный ребёнок вниманья и ужина просит.
  
   Тут уж только, пардон, побыстрей завершить ритуал,
   Чтобы время на оный никак не привысило выгод
   От того что, в своей биологии прост как марал,
   Ты быстрее уснёшь животворную порцию выдав.
  
   -Z51-
  
   Как терпеть эту муторность дольше
   И в какие слагать алфавиты? -
   Когда это не то что не дольче,
   А и вовсе, по сути, не вита,
  
   Когда, знаешь, последняя выдра
   Будет радостней если подрочит.
  
   -Z52-
  
   Года идут, но я в строю
   В сраженьи вечном против мельниц,
   Не попадая ни в струю,
   Ни в руки ласковых умелиц.
  
   Мой путь по-прежнему бургист,
   А цель по-прежнему в тумане.
   Гомункул-материалист
   Полощет мозг: давай, мол, мани.
  
   А я пытаюсь по глазам
   В псише классическое глядя
   Понять чего хочу я сам
   И жизнь моя чего же ради -
  
   Чтоб задыхаясь в листопаде
   Вдруг всё расставить по местам.
  
   -Z53-
  
   Не думай где пребудут наши души.
   Здесь, на земле, нам воздадут сполна
   Нас вычеркнув из хроник и картушей
   И в них вписав чужие имена.
  
   Гни линию надменно и упрямо,
   Громады обелисков возводи.
   Другим богам оставят наши храмы
   Жрецы которых время впереди.
  
   Спеши же наслаждаться и гордиться,
   Могущества вкушай недолгий час.
   Другие мертвецы у нас в гробницах
   Возлягут очень скоро после нас.
  
   -Z54-
  
   Так давно ли волен был как птица
   В юности беспутные года?..
   А теперь пойти бы вдрызг напиться,
   Только не придумаю когда.
  
   Я внутри всё тот же, что лукавить,
   Я б такой устроил тарарам...
   Только у меня теперь семья, ведь,
   И смешно сказать, я счастлив там.
  
   Я не откажусь от этой ноши,
   Я не упаду хлебалом в грязь.
   В сутолоке утренних прохожих
   Я шагаю в офис торопясь...
  
   -Z55-
  
   Душу топчут бегемоты,
   В сердце смертная тоска.
   В понедельник на работу
   Еду, вялый как треска.
  
   -Z56-
  
   Писать стихи - какое горе!
   Никем не признанный на свете,
   Ты растворишься каплей в море
   В бескрайнем этом интернете.
  
   Веб-паутин немые слуги
   Снесут ненужные архивы.
   Но не печалься на досуге,
   Ведь важно то лишь чем мы живы
  
   Пока мы живы, ну а после
   Уже не важно чем мертвы мы,
   Когда взойдёт иная поросль
   На пепелищах хирошимы.
  
   -Z57-
  
   Я когда-то отсею священные зёрна от плевел,
   Я когда-то увижу иных измерений просторы,
   Я когда-то прорвусь на последний, решающий левел -
   И боюсь что когда-то придёт неожиданно скоро.
  
   -Z58-
  
   Давно ль тебя катали санки
   И крошка-пони кругом вёз?
   А нынче ты на запах самки
   Как шелудивый скачешь пёс.
  
   Ты узнаёшь в мальчишке хилом
   Себя, пузатый хмурый мэн?
   Ты помнишь, всё ему по силам
   Казалось в мире перемен.
  
   Теперь же ты прибавил веса,
   Но отучился от бравад,
   И всё не смыслишь ни бельмеса
   Как жить и кто же виноват.
  
   А впереди совсем кошмарец:
   Склероз, одышка, седина.
   Ты вспомнишь ли, беззубый старец,
   Того смешного пацана?..
  
   -Z59-
  
   На офисных тоскливо этажах,
   Но с неба прислан факс: плати по счёту.
   Об этом не написано в стихах,
   Об этом повествуют анекдоты.
  
   Ты оставаться прежним был бы рад,
   Но душу выворачивает служба,
   Где ты - вайт коллар, то есть тот же раб
   Как блю, и неизвестно что же хуже
  
   Когда тоска, и ни вчера, ни днесь
   Ни строчки грёз и ни одной продажи,
   И лучше бы подохнуть прямо здесь
   Чем в этой всей барахтаться параше.
  
   Но не умрёшь пока не свистнет рак,
   И как-то вдруг закончится непруха.
   Коль мир бардак - то значит надо так,
   А от печали водка и порнуха
  
   Спасут. Тогда как лирика с судьбой
   Ни формой, ни идеей, ни масштабом.
   Несовместима... Хочется домой,
   К друзьям, в библиотеку и по бабам...
  
   -Z60-
  
   В том уголке Земли где нрав туземный строг,
   Во времена когда теряет свежесть кожа
   Она приимет всё что говорил пророк
   О вере и любви, и прошлое итожа
   Рассудит что мудрей всех западов восток.
  
   Себя же укорив за молодости спесь,
   Едва переварив в брак первый центнер соли,
   Она употребит ораторский свой весь
   Талант чтоб настоять на скромной бабской доле
   Твердя что женщин нет счастливее чем здесь.
  
   И в сотый раз босой, как тут заведено,
   С блазнителями врозь, волнительно и чинно,
   Она заступит в храм и, страстно как в кино,
   Единственному всю себя отдаст мужчине
   С которым изменять супругу не грешно.
  
   -Z61-
  
   Десять лет спустя, в размышленьях на тему блядства,
   Дёрнет леший: в строчке поиска и её набери,
   Ту в которую, взвесив, даже не стал влюбляться.
   Тебе было двадцать. Ей, соответственно, двадцать три.
  
   Да конечно найдётся. Таких как её фамилий
   В этом мире осталось на пальцах одной руки.
   Помнишь, ты метался, смешной жеребёнок в мыле,
   И глаза твои были стеснительны и робки.
  
   А её глаза, наверно, прекрасно знали:
   Этот тоже мечтает забраться в её трусы.
   Нынче все в контакте. Но перед тобой она ли? ­-
   Крошка-девочка с талией завидной для осы.
  
   Волосами этими, помнишь, с ума сводила.
   Как распустит - мужчины сразу теряют речь.
   Двадцать знаков вопроса: зачем же она обрила
   Пряди падавшие со стройных и хрупких плеч.
  
   Оттого ли что в них незаметно прокралась проседь?
   Её дочери стало тринадцать, а было три.
   Ты читаешь её монтенизмы в короткой прозе -
   И чёрт знаешь что кипит у тебя внутри.
  
   Интересно, к кому она нынче неровно дышит? -
   За спиною оставив какой там по счёту брак.
   Ты тогда не знал что стихи она тоже пишет,
   Эта девочка-умница, физматлицей, психфак.
  
   Что ей был пацан, неопытный, хмурый, сирый.
   У неё семья - и не стоило биться лбом.
   Но с тех пор ты едва ли кого-то встречал красивей -
   Понимаешь постфактум глядя в её альбом.
  
   Жаль что ты утратил способность и время сбрендить.
   Ты не тот пловец, и другая течёт река.
   Усомнишься: а может всё же её зафрендить?
   Только что ей сказать? А главное - нафига?
  
   -Z62-
  
   В семейном, нешироком крайне, круге
   Вдыхая повседневности дурман
   Мы утопаем медленно друг в друге
   Как в океане тонет океан.
  
   В дырявом шалаше нам нету рая,
   Жизнь монотонна как пейзаж в окне.
   Мы ссоримся и миримся сгорая
   Друг в друге как огонь в другом огне.
  
   И всё у нас, мы плачемся, не гладко,
   Калечит нас, мы хнычем, суета -
   Друг друга поглощая без остатка
   Как пустоту другая пустота.
  
   -Z63-
  
   А на улице, знаешь, снова весна и свет,
   Окоростела слякоть, и в парке привольно дышится.
   Вдохновения только того что бывало нет.
   Не болит душа и стихи ни черта не пишутся.
  
   Это, видимо, возраст. Амбиций запал поник.
   На работу ходишь, с дитём и женою маешься
   И отчаянно учишь английский чужой язык.
   Поздно, брат, стараться. Ты глупо и зря стараешься.
  
   Твой уехал поезд. Довольствуйся тем что есть:
   Нетяжёлой службой, супружеской долей скромною.
   Для таких кто из грязи и это, пойми же, честь.
   Так и хрен с ней, с музой, с навязчивой лирой томною.
  
   Для чего ты жаждешь снова бежать в ту муть
   Где глотал таблетки и вены калечил лезвием?
   Ты напрасно веришь что легче обратный путь.
   Есть дела попроще и, честно сказать, полезнее.
  
   Лучше выйди из дому, воздуха горсть вдохни,
   Разомни о землю привыкшие к тачке ноги.
   И не дёргайся больше по поводу всякой хни,
   Ничего не значащей в будущем некрологе.
  
   -Z64-
  
   Был гораздо уверенней в юности в том что умрёшь
   Видя словно живьём как по брёвнышку строится плаха.
   Но чем дальше тем истовей веришь отсрочить платёж -
   Не из мудрости, ясно, но токмо из голого страха.
  
   -Z65-
  
   Всё что осталось - глупо улыбаться
   Коллегам чей обязывает пол
   И вялое желанье поебаться
   В душевный утрамбовывать подпол.
  
   Банальны мысли, суетны забавы.
   Унылый труд из сердца гонит стих.
   И нет тебе ни подвигов, ни славы,
   Да ты уже и сам не жаждешь их.
  
   -Z66-
  
   Что пустое святошество корчить
   И придумывать чувства навек? -
   Когда хочется малого: кончить,
   Лечь в обнимку и скрасить ночлег.
    
   Пусть прекрасней эдемские рощи
   Чем обыденность плотских утех,
   Брось их к чёрту, поскольку так проще,
   И честнее, и лучше для всех.
    
   Вечность мня - мимолётным не брезгуй
   Всплеском счастья в потоке рутин,
   Ибо взгляд в предстоящие бездны
   Слишком жуток для тех кто один.
  
   -Z67-
  
   Ты же первый сказал что любви колорит всеобъемлющ:
   Пусть цветут педо-, геронто-, гетеро-, гомо- и би-.
   Но куда тебе, клерку, до футуристических еблищ.
   Ты невольный поборник старинной, мещанской любви.
  
   Ты навзрыд коммунист, словно в джунглях заирских бонобо,
   Ибо знаешь: где кончится лав - начинается вор.
   Но в глухой скорлупе застарелого социофоба
   На фиесту прогресса взираешь трусливо как вор.
  
   -Z68-
  
   Старея и грустя плыву теченьем вниз
   В неведомые, но манящие кочевья.
   Откарнавалив всласть - в бальзаковский стриптиз
   Ударились тряся сединами деревья
  
   По топким берегам. Авгуры ноября
   Хронически морзят нешуточный морозец.
   А я молю: "май гад, пусть это всё не зря" -
   Нелепый и смешной как чёрт-хоругвеносец.
  
   -Z69-
  
   Не так уж и редко бывает: какое ни пей
   Целебное зелье - тебе не спастись от мигрени.
   И сколько ни браузи кайф по задворкам сетей -
   Все линки заспамлены тоннами мути и хрени.
  
   Не так уж и редко: в оффлайне - к кому в ICQ
   Ни сунься, кому ни звони - абоненты вне зоны.
   И хочется скрыться от ужаса в ночь к забытью,
   Но нервы - как струны, и очи красны и бессонны.
  
   Выходит халтура - какие стихи ни сложи.
   О чём ни подумай - идея ложна и ничтожна.
   Не так уж и редко... Так что ж до сих пор не жик-жик?
   Да лишь потому что и это мучительно тошно.
  
   -Z70-
  
   Когда столпы колышатся
   И догмы рассыпаются,
   Когда стихи не пишутся
   И даже не читаются,
  
   Когда сознанье узится
   И отраженье корчится,
   Когда хардкор не грузится
   И даже член не дрочится,
  
   Когда надежд не чается
   И выходов не грезится -
   Так сложно не отчаяться,
   А после не повеситься.
  
   -Z71-
  
   Грусти в обломанном снобизме,
   Высоких чувств апологет.
   Что причитать о смысле жизни
   Когда и жизни толком нет?
  
   -Z72-
  
   Мыслями пространны и легки,
   Грёзами спонтанны как поллюции,
   Обсуждают в кухнях леваки
   Мировой прожекты революции.
  
   -Z73-
  
   Памятуя боль шагов невзвешенных
   Я хочу чтоб будущий поэт
   Не стихослагал, как мы, о женщинах
   В терминах сражений и побед.
  
   -Z74-
  
   Так и сохну кушая картошку,
   На работу нехотя ходя,
   И лишь иногда, водя в художку
   Не по росту умное дитя,
  
   Вспоминаю в шумном окруженьи
   Бойких и стремительных лолит
   Нежных чувств волнительное жженье,
   Юношеских грёз палеолит...
  
   -Z75-
  
   Пусть навострились перья
   И стал изящней вкус,
   Но не поэт теперь я,
   С меня довольно муз.
  
   Не мне на серенады
   Транжирить вечера,
   Ведь на работу надо
   Опять идти с утра.
  
   Пора поставить точку,
   Бо высказана суть.
   Быть может, скоро дочка
   Напишет что-нибудь.
  
   -Z76-
  
   Помню, день был пасмурен и тих,
   Я же был мечтателен и брошен.
   Я тогда слагал любовный стих
   Вышедший не так чтобы хорошим.
  
   Оскудели памятью года,
   Но в лучах нетлеющего света
   Помню как сейчас: я шёл тогда
   В сторону метро по Ленсовета.
  
   Сам не знаю чем мне так запал
   Эпизод из отжитого мира.
   Как всегда неспешно, я шагал
   По дворам советского ампира.
  
   Крапал мелкий дождь то там, то тут.
   Где-то рядом чухали трамваи.
   Парой раньше кинув институт
   Я дышал прохладой чуть зевая.
  
   В сентябре ли было, в октябре -
   Вспомнить опрометчивы потуги.
   У пивнухи мощное амбре
   Источали местные пьянчуги.
  
   Под ногами шаркала листва
   С ветхих крон сметённая без счёта.
   Монотонно ныла голова,
   Чуждая основам бухучёта.
  
   В общем, ничего чтоб крикнуть "стой"
   Непокорным стрелкам циферблата.
   Кроме одного: я был собой,
   Может статься, больше чем когда-то
  
   В этот день, обыденностью лишь
   Вписанный в дырявые анналы.
   Отчего ж ты, память, так свербишь?
   Оттого ль что хочется с начала
  
   Пережить влюблённость ту и боль,
   Тех надежд неистовство и бредней? -
   Пусть и зная фабулу и роль,
   Ибо что ещё двадцатилетней
  
   Беззаботной слаще простоты?
   Что острее чувственной той муки?
   Просто день. Кленовые листы.
   Мелкий дождь. И строки о разлуке...
  
   -Z77-
  
   Ты меришь смыслы бытия
   Чеша лениво пятку.
   Но разобраться: жизнь твоя -
   Сплошная опечатка.
  
   Очнись, глупец, из забытья
   Поэзии галимой,
   Поскольку мня что ты судья
   Ты только подсудимый.
  
   -Z78-
  
   Словно в пятку раненый Ахилл,
   Для чего влачишь ты жизнь уморную?
   Раньше не спалось - писал стихи.
   А теперь не спится - пьёшь снотворное.
  
   Берестань барахтаться, чудак.
   Дорого здоровью твоё рвение.
   Как ни сетуй, приближает мрак
   Каждое бесценное мгновение.
  
   Не спеши к реальности на нож
   И не строй в мечтах фантасмагории.
   Как ни парься, ты не повернёшь
   С предопределённой траектории...
  
   -Z79-
  
   Ты много дашь, любитель странствий,
   Уют считая за тюрьму,
   За счастье гнать полночной трассой
   В кромешно сомкнутую тьму.
  
   Одно: дороги - не Европа,
   И как ты, парень, ни лукавь -
   Знать о себе даёт под жопу
   Неромантическая явь.
  
   -Z80-
  
   Не говори что ты любитель смут,
   Твои слова не сделают погоды.
   Ты сам себе придумаешь хомут
   Едва вкусив корпускулу свободы.
  
   Ты ненавидишь гнёт чужих оков
   У самого себя страдая в рабстве.
   Ты пуританин будущих веков,
   Смешно признаться, о головотяпстве
  
   Мечтающий превыше прочих благ
   В своём эпикурействе неумелом,
   Но верящий что вправо-влево шаг
   Карается немедленным расстрелом.
  
   -Z81-
  
   Раньше были амбиции: мир между делом спаси,
   Напиши что-нибудь безвозвратно сносящее крыши.
   Нынче планы скромней: досмотреть сериал BBC
   Где сношаются вниз головою летучие мыши.
  
   Слишком мало секунд чтобы каждый обыгрывать бзик,
   Чтобы что-то начав неизбежно похерить в цейтноте;
   Даже чтоб наконец этот чёртов английский язык
   Довести до ума или ручку вкрутить на комоде.
  
   -Z82-
  
   Я тот стих сочинял на Волхонке, поссавши в кусты
   И вернувшись в машину в преддверьи отложенной встречи
   (Деловой разумеется). Мёрзли в снегу недалече
   На помойке бомжи и на кладбище Южном кресты.
  
   Только здесь и остался свободы последний глоток,
   Где промзона разверзла своё ненасытное лоно.
   Только здесь подсобляет в потугах его Аполлону
   Бог гольфов и логанов, колдобин и выбоин бог...
  
   -Z83-
  
   Включайся в систему, из сказок оброненный хоббит.
   Дородный креститель тебя наречёт: Эмплои.
   Одно утешенье - не надо придумывать хобби
   В тебе отведённые скудно досуги твои.
  
   Пускай ты и с ними, покорно согнувшими выи,
   И лишь пуританин вкушает по осени плод,
   Но в сердце твоём остаются твои ролевые:
   Романтик, философ, жуир, коммунист, рифмоплёт.
  
   -Z84-
  
   По расколдобице впотьмах,
   Мой старый мерин, меня в рай вези.
   Лишь в четырёх твоих дверях
   Остался мне кусочек прайвеси.
  
   Лишь ты по-дружески поймёшь
   В своём заглушенном молчании
   Как воют терпствуя правёж
   Мои возвышенные чаянья.
  
   С тобою лишь наедине
   Я придержать не прочь мгновение
   И как в блаженной старине
   Зарифмовать стихотворение.
  
   Не подводи меня впотьмах,
   Дорогой скользкой меня в рай вези.
   Лишь в четырёх твоих дверях
   Остался мне кусочек прайвеси...
  
   -Z85-
  
   Таким уж уродился ты - не зли
   Судьбу в пространство источая ропот -
   Что счастье будет где-нибудь вдали,
   А ты, в себя загруженный как робот,
  
   Но тайными страстями как котёл
   Наполненный в душе своей сверх края,
   Пребудешь пьян. Судьба тебе, козёл,
   Уже всучила твой кусочек рая,
  
   Который ты не ценишь, как и всё
   Чем сыт, неблагодарная скотина.
   А жизнь кратка как творчество Басё
   И лжива как писанья Августина.
  
   И ты - пытаясь что-то наверстать
   В мещанской экзистенции убогой -
   Опять уходишь ночью, словно тать,
   Разбитой тупиковою дорогой...
  
   -Z86-
  
   Осыпется юность как мраморы древней Эллады,
   Иных мавзолеев заложены будут основы.
   Тем женщинам в коих влюбляешься с первого взгляда
   Тогда предпочтёшь тех кого полюбил со второго.
  
   Почти не надеясь, не радуясь и не балдея,
   Ты будешь жить просто и трудолюбиво как пони.
   Тем книгам в которых когда-то ты видел Идею
   Тогда предпочтёшь те что в лучшие годы не понял.
  
   Осенние рощи напялят иные одёжки.
   Угаснет печаль. Не останется повода злобе.
   Себе молодому втихую тогда предпочтёшь ты
   Того от которого в прошлом плевался в стыдобе...
  
   -Z87-
  
   В зеркало гляжу в лицо судьбе,
   Так печально что срывает башню.
   Как бы объяснить ещё себе
   Почему стареть совсем не страшно?
  
   Нет, иначе. Что там завершить,
   В музыке какой доделать коду? -
   Чтобы дальше жить или не жить
   Пофигу, прекрасную свободу
  
   Ощущая, чтобы налегке
   Ждать звонка у входа в колумбарий,
   Ибо ты уже пришёл к реке,
   А за ней не выдуман сценарий.
  
   -Z88-
  
   Стареющий и тающий
   В солидные свои,
   Я как трамвай мечтающий
   Сорваться с колеи.
  
   Иному поколению
   Мешаясь на путях
   Я еду в направлении
   Невидимом впотьмах.
  
   Я верую что я - не я,
   А полный антипод,
   Но рейсом без названия
   К Харону пру в депо...
  
   -Z89-
  
   Как велик и могуч в уши более ты не кричи мне.
   Эти сказки, прости уж, я давеча видел в гробу.
   Что мне этот язык, в коем трампеты, пайпы и чимни
   С равнодушьем дикарским в одну вылетают трубу?..
  
   Мы давно не шестая. На снежном краю Азиопы
   Наше племя сменили других почитатели вер.
   Не нашем наречьи внимает индус эфиопу
   Не по азбукам нашим китаец, бразилец и венгр
  
   Изгрызают граниты наук. С черепашьим успехом
   Мы - забросив кириллицу - учимся мыслить фром скрэч.
   И всё глуше звучит агоническим раковым эхом
   По задворкам Рунета скупая славянская речь.
  
   -Z90-
  
   В других гормон неистово играет
   Внушая вдохновение. Тебя ж
   Лишь изредка к стихам располагает
   Часпиковый дорожный саботаж.
  
   Темно и пусто в черепной коробке,
   По нервам не бежит электроток.
   Но вот же ерунда: застрянешь в пробке -
   И мысль шальная выстрелит в висок.
  
   Тогда поймёшь что всё тебе до фени:
   И жизнь, и смерть, и черепаший ряд.
   И тормознуть захочется мгновенье,
   Как в классике про это говорят.
  
   -Z91-
  
   За отсутствием жизненных сил
   Ты живёшь и страдаешь вполсилы.
   Впрочем, кто б крокодиловы лил,
   А тебе справедливей "спасибо"
  
   Смирно вымолвить кланяясь в пол
   И проникнуться светлою грустью,
   Ибо мало живущих хоть впол
   На пути от источника к устью.
  
   -Z92-
  
   Каждый в меру сил успеть старается
   Жизнь прожить красиво и не зря.
   Но учти что время ускоряется
   С корнем вырывая якоря.
  
   День и ночь тебя грызёт желание
   Навести на карму марафет.
   Только всё короче расстояние
   На твоём отрезке эстафет.
  
   Радости твои сменяют горести,
   Ты ещё спешишь куда нельзя.
   Только время прибавляет в скорости
   Никогда уже не тормозя...
  
   -Z93-
  
   Какое счастье, блин, и диво
   Набравшись наглости хмельной
   Первее всех с корпоратива
   Сбежать тихонечко домой.
  
   -Z94-
  
   Что ещё ты запишешь в to-do?
   Он уже жизней где-то на десять.
   Паровоз же давно твой ту-ту,
   И напрасно о будущем грезить.
  
   Вечных кущей пророкам не верь,
   Ибо слишком печальны примеры.
   Не вдали, но лишь здесь-и-теперь
   Счастье данное в скромную меру.
  
   -Z95-
  
   То выступ не туда, то узок паз.
   За годом год ты всё корпишь над малым.
   Быть может, жизнь и сложится как пазл,
   Но ежели сравнить с оригиналом -
  
   То ты узришь насколь бледнее цвет
   И как по швам расходятся детали.
   И стоит лишь взмахнуть - простынет след
   Трудов твоих и зачернеют дали
   В которых ни тебя, ни счастья нет...
  
   -Z96-
  
   На новый новый год ты сделаешь салат
   И, в тридцать энный раз сравнив его со старым,
   Поверишь: уж теперь, не ссать, пойдёт на лад
   Твоя смешная жизнь, не нужная и даром.
  
   Бытийный твой тупик, столь тягостный душе,
   Едва ль явил просвет с позиции рассудка.
   Но ты уверен что одна и та же Жэ
   Не может длиться весь твой век без промежутка.
  
   И вроде бы пора войти на новый круг.
   Раз столько ждал - теперь уже должно быть скоро.
   Но не хватает вновь ни времени, ни рук,
   Ни, что уж говорить, щенячьего задора.
  
   Так примирись же, блин, с судьбой своей, мудак,
   С унылой недоэкзистенцией плебея,
   Ведь, если разобрать по совести, не так
   Чтоб плакать и стонать ты был обижен ею.
  
   Как раз наоборот, пока не ищешь под
   Слащавой пеленой семейного уюта
   Свою былую боль - немало из господ
   Завидуют тебе и чтут тебя как Будду.
  
   Твой нероскошный кайф - в варёной колбасе,
   Стрелялках на компе и полуночной неге.
   Не залупайся. Ты такой же как и все,
   К галерам забытья прикованный навеки...
  
   -Z97-
  
   Я верю в праведность тишань
   Не разводящих нюнь.
   Но, понимаешь, дело дрянь
   Куда, увы, ни плюнь.
  
   Ты долго сдавливал терпя
   Всё лучшее внутри.
   О том что мучает тебя
   Ори, ори, ори!
  
   -Z98-
  
   Смертной скукою хворый,
   Я постыло влачу
   Жизнь такую в которой
   Ничего не хочу.
  
   Не борюсь за свободу,
   Не пекусь за народ,
   Но хожу на работу
   Как тупой нищеброд.
  
   Моё счастье - пенаты,
   Ванна, кухня и бай.
   Пусть поёт серенады
   Молодой раздолбай.
  
   Так и дальше до гроба -
   С тупизной на челе,
   Как бухая амёба
   В сахаристом желе.
  
   -Z99-
  
   Нонкомформисты на скользком откосе,
   В чём ваш резон пропадания без вести?
   Даже безмозглые знают лососи
   Ради чего они гибнут на нересте.
  
   В ночь когда скорбно закроются веки
   Чем оправдаете ваши скитания? -
   Странные, глупые вы человеки,
   Чуждые таинства икрометания.
  
   Вспомните ранее шедшего с вами:
   В бездну ионову принял обрыв его.
   Грешников ждут шевеля плавниками
   Страшные судьи владычества рыбьего.
  
   Там где спаситель с трезубцом на троне
   Камбалы месят подводные пажити.
   Этим, чешуйчатым, в божьем притоне,
   Сами подумайте что вы докажете...
  
   -Z100-
  
   Когда-то да нагрянет твой итог,
   В крутую пропасть бросится тачанка,
   Где ждёт тебя угрюмый рыбий бог
   Семь вечностей играющий в молчанку.
  
   Морские черти встанут в полукруг,
   Крылатый монстр твою предпишет участь.
   Тогда-то и поймёшь из первых рук
   Чья правда весче в тесте на плавучесть.
  
   Как хорошо же было в мире том
   Искать мечту её не обретая!
   В холодной мгле колышется планктон
   И кружит чуя кровь акулья стая...
  
   -Z101-
  
   Пусть все мечты твои фазаньи,
   Теперь ты понял, чепуха,
   Но, вилкой тыкая в лазанью
   И мня за мясо потроха,
   Ты веришь в благостном незнаньи
   Что шлюха-жизнь не так плоха,
   Любезна даже: наказанья
   Сличая с тяжестью греха
   И, как невеста жениха,
   Стыдясь нескромного касанья,
   За Арзамасом и Казанью,
   Среди ольшанника и мха,
   К последней кромке мирозданья
   Ведя ослепшего лоха...
  
   -Z102-
  
   Живи, чувак, пока не надоест
   Влачить неповоротливую тушу.
   Пусть негодяй насрал тебе в подъезд,
   Он всё равно оставил чистой душу.
  
   Могуча кучка, и смердит она
   На безутешной лестничной площадке.
   Но мало ль в жизни ты видал говна
   С сантехником всех труб играя в прятки?..
  
   Засранистой шпане не запугать
   Романтика способного на подвиг.
   Пойди и сам кому-нибудь нагадь:
   Не в душу, так, как минимум, на коврик.
  
   -Z103-
  
   Да что с тобой? - Испелся и издрых,
   Отвык мечтать юродствуя и воя.
   Вот в электричке девушка. В таких
   Когда-то ты влюблялся с головою.
  
   Назад лет десять, вспомни, был отдать
   Готов ты всё за шарм такого взгляда.
   А нынче да, прикольно переспать,
   Но, если разобраться, нафиг надо.
  
   Так чахнет свет и порастают мхи,
   Так лирики становятся умнее.
   И только по инерции стихи
   Ты всё же пишешь, чем-то тронут ею...
  
   -Z104-
  
   Однажды приснится под дальнего поезда стук,
   Хотя ты совсем не о ней философствовал к ночи.
   Всего поцелуй - наслажденье куда уж короче.
   Но что-то такое с чем мелочь в сравнении - кончить
   Твой мозг озарит эндорфиновым выплеском вдруг.
  
   А ты ведь, подумай, не видел её десять лет
   И толком не знаешь насколько она изменилась.
   То чувство что было померкло давно и забылось.
   Но вспомни: когда-то она тебе так же приснилась,
   Когда ты ещё был наивный юнец и аскет.
  
   В стихах твоих было немного написанных ей,
   И музы другие тебя подводили в реале
   К познаниям плотским, к счастливой и смелой морали.
   Но в жизни иной, во фрейдистском ночном карнавале
   Вы снова нагие, на пересеченьи путей...
  
   -Z105-
  
   В командировочной Москве
   Зайду на дворик ресторанный я
   И сяду переланчевать
   За дальний столик у угла
   Когда в усталой голове
   Моей возникнет чувство странное
   Что дар утратила мечтать
   Душа спалённая дотла.
  
   Я риторический вопрос
   Тогда поставлю за картошкою:
   Как может быть что томный взгляд
   Не отражают зеркала?
   И если всё это всерьёз -
   То жил ли в прошлом понарошку я?
   И правда ль сто веков назад
   Любовь действительно была?..
  
   -Z106-
  
   Неумолим закон
   Сметающий мечты.
   Сперва не встанет он,
   Потом не встанешь ты.
  
   Кричишь судьбе "погодь",
   Но нет концовок двух.
   Сперва завянет плоть,
   Потом истлеет дух.
  
   Ища иной ответ
   Ты лишь сойдёшь с ума.
   Сперва погаснет свет,
   Потом исчезнет тьма.
  
   Не веришь жмя на газ,
   Но краток твой успех.
   Сперва не станет нас,
   Потом не станет всех.
  
   -Z107-
  
   Вспомнишь о чём открутив десять жизней назад?
   Запах весны среди пасмурной грязи и копоти.
   Жёлтый, бензиново-дымчатый, нежный закат
   В сами подставьте каком историческом городе.
  
   Грустная радость, а может - счастливая грусть.
   Лёд по реке содуховный твоей декаденщине.
   Грёзы которые можно учить наизусть
   По выбирайте какой соблазнительной женщине.
  
   Блажь в одиночестве битый вести драндулет.
   Мнимое, в пятницу вечером, чувство беспечности.
   Спуск серпантином каких больше нравится лет
   К свёрнутой в точку немой добигбэнговой вечности...
  
   -Z108-
  
   Что хуже умиротворенья?!
   Сидишь на кухне как удод,
   Пьёшь каркаде и ешь варенье.
   А жизнь идёт, а жизнь идёт.
  
   Дел срочных копится до чёрта
   Влеча нешуточный аврал.
   А ты задумался о чём-то
   Неуловимом как астрал.
  
   Почисти что ли хоть картошку,
   Стих искромётный напиши.
   Нельзя ж как лох смотреть в окошко
   Лаская солнцем створ души.
  
   Блажен как клюква среди кочек,
   Ты врос в диван, но сердце ждёт
   Кто б милосердно дал под копчик
   Чтобы ускориться вперёд.
  
   -Z109-
  
   Позади духовные пучины,
   Боль любви и ямбы подшофе.
   Ты лакаешь нынче капучино
   За беседой светскою в кафе.
  
   Ты совсем не тот уже невротик,
   Бренный мир ругавший день и ночь.
   У тебя наметился животик
   И пошла учиться в школу дочь.
  
   Жизнь теперь проскочит как мгновенье,
   А потом так чудно плыть рекой...
   Не грусти что нету вдохновенья,
   Ты зато обрёл в душе покой.
  
   -Z110-
  
   Нечасто, но всё же в тебе ещё плещет азарт
   И тянет подняться с земли на былые орбиты.
   Ты всё ещё жив не единым, но, честно сказать,
   Насколько же проще тем чьи поскромней аппетиты.
  
   Капризы свои ты хоть в тысячный раз хорони,
   Хоть как избавляйся от грёз непростительной ноши,
   Завидуй жлобам: ты не будешь таким как они,
   Хотя и собой ты уже не останешься тоже.
  
   -Z111-
  
   Вот тебе тридцать два. Было давеча тридцать один.
   Ещё раньше семнадцать. Но все эти выкладки, даун,
   Некорректны. От губ в молоке до почтенных седин
   Тебе было б уместней печальный вести каунтдаун.
  
   Что кукуют тебе? Тридцать семь? Тридцать шесть? Тридцать пять?
   Или три? Или, в лучшем, ну скажем, презренных полвека?
   Ты бы так и считал, да не знаешь откуда начать
   Всё о вечном грустя как о банке с тушёнкою веган...
  
   -Z112-
  
   Жить как должно...
   А что остаётся ещё?
   Как ни тошно,
   Но я идельно вмещён
  
   В дискомфорт моих пут
   Как в бадью свою грек.
   И как горстка минут
   Пролетает мой век...
  
   -Z113-
  
   Не рыпаясь, не парясь, не спеша,
   Не сомневаясь в избранной дороге -
   Ты так живёшь. И не болит душа
   О скудости в грядущем некрологе.
  
   Была пора - и ты бежал как псих
   За каждым отголоском канонады.
   Но нынче график твоё от сих до сих
   Распределён, и лишнего не надо.
  
   Будь счастлив же и благостен как Юм
   В агнозисе и флегме сладко млея.
   А вечность пусть смущает тех кто юн
   Блазнительностью липовой своею.
  
   -Z114-
  
   К худым судьбой привязанные пашням,
   Байду надежд скормив глупцам другим,
   Мы падаем сродни пизанским башням
   И держимся назло подобно им.
  
   Мы замерли, измученные спешкой,
   В кататоничном сне лишённом грёз.
   Но мало кто оценит хоть усмешкой
   Нечеловечий вычур наших поз.
  
   -Z115-
  
   Как-то на подъезде в Бологое
   На исходе будничного дня
   Настроенье вдумчиво-благое
   Посетит негаданно меня.
  
   Пусть других приветствует эпоха
   Пробками стреляя на пиру.
   Мне, начистоту, не так уж плохо
   В узком обывательском миру.
  
   Что с того что краток час досуга
   И огнями не блистает ночь?
   Вся любовь и нежность, ждёт супруга;
   Вся задор и смех, взрослеет дочь.
  
   Славно что прогресс шагает где-то,
   Мне ж милей застой родных болот.
   (Так нельзя, наверно, для поэта,
   А для клерка в офисе сойдёт.)
  
   -Z116-
  
   Тирренский берег. Ветер с моря.
   Горячий пляж. Слепящий свет.
   И в жизни больше нету горя,
   Печали нет и смерти нет.
  
   Сим землям ты хранил бы верность,
   Да дорог, знаешь ли, отель.
   Ты настоящий человек здесь
   В теченьи целых двух недель.
  
   -Z117-
  
   Что ещё вдохновит как не плеск набегающих волн,
   Как не чёрный песок и шезлонг, в коем косточки грея
   Ты рифмуешь стихи, ликования тихого полн.
   Помнишь, в этих местах процветали когда-то Помпеи
  
   Услаждая живот свой в течении ночи и дня,
   Отдаваясь порокам Содома смелей и Гоморры.
   Только вдруг приключилась такая в их жизни фигня
   Что смертельное пламя проснувшись извергнули горы.
  
   Кто из них мог подумать что чаянья все и мечты
   Оборвутся намедни, живьём погребённые в лаве?
   Но они были счастливы - так же примерно как ты -
   Благородной трусцой приближаясь к непрошенной славе.
  
   -Z118-
  
   Листва на человечьем жухнет древе,
   А потому - последовав совету -
   На выход позван, кинь монетку в Треви,
   А если нет его под боком - в Лету,
  
   Обводный, Амазонку, Стикс, Гудзон,
   Стакан, тарелку, раковину, блюдце,
   Чтобы когда-то, как в забытый сон,
   В один прекрасный день сюда вернуться...
  
   -Z119-
  
   Ты наелся любви, ты духовно и плотски созрел,
   Ты пытаешься жить претендуя на смысл и серьёзность.
   Ты на гондоле плавал, Везувию в жерло смотрел.
   Что ещё оправдает пустое твоё бытиё здесь?
  
   Твоих миссий предел - прокатиться в автобусный тур
   И стишок накропать затрапезно валяясь на пляже.
   А когда-то мечтал быть воздвигнутым в сотне скульптур
   И спасти этот мир сумасбродно надеялся даже...
  
   -Z120-
  
   Пусть плачут горестно коллеги,
   Ты на стенанья их забей.
   Ты в состояньи тихой неги
   На пляже около Помпей.
  
   Пусть рвёт и мечет клиентелла,
   Пусть шеф серчает как вулкан,
   Зато пользительны для тела
   Загар и тёплый океан.
  
   Твоя ль печаль что едет крыша
   У сослуживцев и вверх дном
   Идут дела? Ты всех превыше
   Волнений в отпуске своём.
  
   -Z121-
  
   В Альпах, пья чай на террасе в транзитном отеле,
   Ты, мещанин, с раздирающей грустью поймёшь:
   Всё в этой жизни чем ты утешался доселе,
   Всё чем сейчас беспонтово и скучно живёшь,
  
   Да и, наверное, всё что когда-то наступит,
   Вплоть до ордалий к которым всегда не готов,
   Рядом не встанет со взглядом на эти уступы,
   С магией этих вершин, деревень и лугов.
  
   Так не теряй же бесценного времени. Фоткай
   Склоны и в память живительный воздух вбирай.
   Родина-мать уже скоро картошкой и водкой
   Примет тебя в свой таёжный, болотистый край.
  
   -Z122-
  
   Неловкий как медведь,
   В курортной краткой роли,
   Офигевая едь
   Транзитом по Тиролю.
  
   Ты жил бы здесь века
   Вставая утром рано.
   Здесь через облака
   Проходят автобаны.
  
   Здесь даже у тоски
   Совсем другие ноты.
   Здесь даже червяки
   Ползут по небосводу.
  
   Здесь много где душе
   Уставшего поэта
   Летать. Так фоткай же
   Скорей всё счастье это
  
   Чтоб не зависеть от
   Капризов Мнемозины
   Когда маршрут сойдёт
   В привычную низину.
  
   -Z123-
  
   Что ж, такова цена за симбиоз
   Двух душ раскрывших маски все и шторки.
   У них теперь не в шутку, а всерьёз
   Любые перебранки и разборки.
  
   И это тоже следствие любви,
   Кто не готов - пусть плачет в одиночку.
   У них теперь секретов нет: лупи
   Друг друга сколько хочешь прямо в точку.
  
   Их смерчи пострашнее всех торнад,
   Их выпады острее чем рапиры.
   Но всякий раз, плевать кто виноват,
   Они - и лишь они - приходят к миру.
  
   -Z124-
  
   Для чего стихотворствовать в мире где всё не окей?
   Прочитай свою ленту и в праздном раскайся досуге.
   Там сажают за правду. Там голодом косит детей.
   Там три шкуры дерут с бедняков государевы слуги.
  
   Это всё рифмовать инкарнаций не хватит и трёх.
   Перепости в два клика и снова садись за работу.
   Музы курят в сторонке. Но стоят ли слёзы дурёх
   Чьей-то отнятой жизни, украденной чьей-то свободы?..
  
   Твоя лепта скромна среди офисных терний твоих.
   Если впишешься здесь - то на там не останется духа.
   Но и жалкую медь как-то стыдно транжирить на стих,
   Ибо зрячи глаза и к мольбам не бесчувственно ухо.
  
   -Z125-
  
   Снова ты бежишь, прокрастинатор,
   По тропе соблазнов и причуд
   От давно просроченного "надо"
   В неискоренимое "хочу".
  
   Ты бы рад исправиться, но злое
   Нетерпенье гонит словно плеть.
   Только нет ни счастья, ни покоя
   В праздной одержимости хотеть.
  
   "Дай глоток свободы напоследок" -
   Плачется душа перед умом.
   Только он безжалостен и едок
   В пуританстве пытошном своём.
  
   В ткани жизни множатся прорехи,
   Но в иглу никак не входит нить.
   Не готов ни к делу, ни к потехе,
   Ты зудишь судьбе повременить...
  
   -Z126-
  
   С настоящими леди всегда не проблема на "ты"
   Коротать одиночество весело, трезво и праздно.
   Настоящие леди, своей не стыдясь наготы,
   Открывают для вас всесторонние грани соблазна.
  
   Настоящие леди прекрасны всегда и юны
   Существуя вне времени, как беззаботные дети.
   Настоящие леди внезапно вторгаются в сны
   И уходят из них не оставив следов на паркете.
  
   С настоящими леди не станет проблемой куда
   Вам пойти и под вечер о чём говорить пост коитум.
   Настоящие леди всегда отвечают вам "да"
   Ни о чём не прося и спартанским довольствуясь бытом.
  
   С настоящими леди вам будет всегда по пути,
   Даже если вы движетесь в разные стороны света.
   Безупречны во всём, их изъян лишь один: не найти.
   Только ждать и надеяться - не дожидаясь ответа.
  
   -Z127-
  
   Жизнь свою прожить мечтая заново,
   Пальцы гня и потрясая яйцами,
   Я гонюсь с упорством буридановым
   За равнопрельстительными зайцами.
  
   Не обременён халявной рентою,
   По ландшафту скучному и мрачному
   Я иду стезёй амбивалентною
   К результату очень однозначному.
  
   Зрители глумятся хитролицые
   Над моими танцами на мокике,
   И пугает чем-то интуиция
   Даже ошизительней чем логика.
  
   -Z128-
  
   Раньше стихоплётствовал от горя ты
   Тщетно силясь скуку превозмочь.
   А теперь и мул тебе, и торренты,
   И жена, и озорница-дочь.
  
   Чем тебе читателя отпотчевать,
   Чем его таким за душу взять? -
   Если на закате дня рабочего
   Падаешь бессильно на кровать.
  
   Поглощён течением естественным
   Бытия, ты нынче молчалив.
   Разве только в транспорте общественном
   Вдруг кольнёт лирический мотив.
  
   Нежных чувств безвременная оттепель
   Заслезит в заснеженной душе.
   ...Только ты всё чаще за рулём теперь
   В перспективу зришь настороже.
  
   -Z129-
  
   И взять теперь в кумиры некого
   Певцу прекрасных юных дев.
   Ну разве что Елену Беркову,
   Когда она, отважно сев
  
   На сразу два, распустит волосы,
   Прикусит губы до крови
   И, не своим стоная голосом,
   Изобразит экстаз любви.
  
   Но так и что ж. Широким прочерком
   Презрев наивность юных дней,
   Ты понял: радости чем проще - тем
   Необронимей и верней.
  
   Качай, поэт, своё поэтово
   Из интернетовых аннал.
   Быть может, ты как раз без этого
   Так неприкаянно страдал...
  
   -Z130-
  
   Пользительны походы по глуши
   В блаженном состояньи опохмела -
   Уже не для спокойствия души
   (Как в юности), а для здоровья тела.
  
   Взирай в небес лазурный перилив,
   Как в кронах птицы, вслушивайся, гулки.
   Пускай твой мозг останется сонлив,
   Но мышцы разомнутся от прогулки.
  
   О том что вдохновение ушло
   Ты побурчать успеешь в мягком кресле,
   Тогда как сбросить вес на полкило
   За выходной ты вряд ли сможешь если
  
   Не отшагаешь данные тебе
   Часы досуга вжав поглубже пузо.
   (Что, впрочем, несущественно теперь,
   Когда других юнцов терзает муза.)
  
   -Z131-
  
   Ты сочинял стихи, повеса,
   В свои влюблённые года.
   Теперь же от избытка веса
   Бежишь неведомо куда.
  
   И в гонке этой суматошной
   Ты понимаешь, не дурак,
   Что похудешь ещё возможно,
А поюнеть - уже поздняк...
  
   -Z132-
  
   Раньше сдох бы: насколько же тошно!
   Всё цинизм, лицемерье и ложь!
   А теперь - чем не стоик? - как должно
   Так и дышишь, стремишься, живёшь.
  
   Влившись в общую серую массу
   Ты былой растерял колорит,
   И струится как будто по маслу
   Твой нехитрый, размеренный быт.
  
   Ты привык к суете и рутине,
   Ты уже и не счастлив без них.
   И что самое грустное - ныне
   Ты уделов не ищешь иных.
  
   -Z133-
  
   В жизни ты чего достиг мудачной,
   Резонёр, мечтатель, лилипут? -
   Кроме как во вражеской макдачной
   Потреблять губительный фастфуд.
  
   Что ж твоим талантам и сноровке
   Применений лучших не пришло
   Нежели летать в командировки
   Втюхивая всякое фуфло?
  
   Где твои надежды все и планы?
   Где обворожённые сердца?
   Жизнь твоя стремительно и плавно
   Переходит в стадию конца.
  
   -Z134-
  
   За уши тянут Фрейд ли, Юнг ли
   Меня от берега Невы
   В урбанистические джунгли
   Командировочной Москвы.
  
   Я счастлив здесь бродить дворами
   И, сердцем чист от шелухи,
   Слагать в блокноте вечерами
   Помолодевшие стихи.
  
   Здесь понимаю: как ни прячь я
   В мещанстве плеск душевных смут,
   Но ненавистны для бродячей
   Натуры скука и уют.
  
   Ещё б неделю пробок, давки
   В метро, макдональдсов и проч.
   Но час остался до отправки,
   И до прибытия - лишь ночь...
  
   -Z135-
  
   В Измайловском парке тревожно сгущаются тени.
   Осенний пейзаж предсказуемо мокр и уныл.
   О чём ты уверен что это тебе не до фени?
   О ком ты уверен что к этой ещё не остыл?
    
   Не так ли под кронами ты измышлял серенады
   В разгаре мучительных, но романтических лет?..
   А нынче собьёшься - и что-то одёрнет: не надо.
   Поэта живого счастливее бывший поэт.
    
   Воздай же хвалу за теорий своих скороспелость,
   За ставшее рифмой неистовство чувственных бурь.
   Ты столько успел натворить прежде нежели зрелость
   Из сердца втихую, по капельке, выперла дурь.
  
   -Z136-
  
   Всё прямо и просто. Пусть даже захочешь свернуть,
   Да некуда деться, как в банке копчёному шпроту.
   Почто сомневаться насколько твой правилен путь
   Когда всё движенье с работы твоё на работу.
  
   Мальчишкой, ты помнишь, терзался искавши маршрут
   По каверзной жизни - настырно, придирчиво, робко.
   Теперь варианты бесхитростней: там или тут
   Объехать в час пик слишком нудно ползущую пробку,
  
   Где хапнуть бабла и как с оным расстаться баблом,
   Какое лекарство купить от экземы в аптеке
   И что за мишень в холиворе с космическим злом
   Избрать для статьи кою ты не напишешь вовеки...
  
   -Z137-
  
   Во временах счастливых и пустых,
   В любовных бурях жалких и невольных,
   Когда я не боялся холостых
   Рифмовок, а тем более глагольных,
  
   И грусть была такой что как я смог
   Прорваться сквозь - не ведаю и ныне,
   Такое что-то было между строк
   В те дни чего не сыщешь и в помине
  
   Спустя излом что круче медных труб
   И охрененней всякой камасутры,
   Ибо из пытки счастьем - только труп
   На выходе под проспанное утро...
  
   -Z138-
  
   С утра чтоб бодрость и кураж
   По-быстрому поднять
   Адреналин я выпил раш -
   И захрапел опять.
  
   -Z139-
  
   Кто виноват что ближе к устью
   Реки без твёрдых берегов
   В избытке поводы для грусти,
   Но не причины для стихов?
  
   В предвосхищеньи стынут вены,
   Мозги окутала ленца.
   И дни твои безвдохновенны
   В начале тихого конца.
  
   -Z140-
  
   Что, мещане, мечтатели, лузеры,
   Поколенческий пафосный сор,
   Разупрямили вас, разыллюзили,
   Разнаивили наперекор
  
   Вашим чаяньям, чистым и истовым,
   Чьё дыханье смущало и жгло.
   А теперь ни в братки, ни в буддисты вам
   Не с руки, ибо время ушло...
  
   -Z141-
  
   Сдулся пафос. Засохли чернила.
   На уставших глазах пелена.
   Неизвестность когда-то пленила,
   А теперь лишь пугает она.
  
   Параноишь о всём что ты нажил,
   Психопатишь о всём что не смог.
   Ведь ребёнок же, мямлишь, жена же.
   А в душе - запустенье и смог.
  
   Ты уже не успеешь в дрим-тимы,
   Так что можешь глазеть не спеша
   Как нещадна и необратима
   Одномерного времени ржа.
  
   Ты ей выеден - нет, не снаружи,
   Но, для всех незаметно, снутри.
   И ты знаешь что дальше лишь хуже,
   Как ни рыпайся ты, как ни ври...
  
   -Z142-
  
   Хоть кипяток залей в уретру,
   Хоть гвозди в задницу забей,
   Мне не вернуться больше в ретро
   Влюблённой юности моей.
  
   Читаю: нет, не я всё это
   Писал тринадцать лет назад,
   А человек с другой планеты
   (И, вероятно, психопат).
  
   Мне не понять его, засранца,
   И не подать ему совет.
   Так ископаемые сланцы
   Скрывают сотни тысяч лет
  
   Домезозойский бестиарий,
   В котором кисточкой скребя
   Напрасно мнит профессор старый
   Узреть прообразы себя.
  
   -Z143-
  
   Пусть ни кумиры, ни кумирши
   Не соблазнят тебя с пути,
   Поскольку мир гораздо ширше
   Чем если в их застрять сети.
  
   Отбрось губительную ветошь
   Идоловерской слепоты.
   Ты сам себе и гид, и светоч,
   И только ты, и только ты.
  
   Ты всё равно придёшь к итогу
   Познав науки бытия
   Что у тебя своя дорога,
   Как и у всех из них своя.
  
   Так не страдай чужих ревнуя
   И с рельсов взятых не сходи.
   Твои метания - впустую,
   А счастье - строго впереди.
  
   -Z144-
  
   Я если и регречу
   О чём-нибудь сейчас -
   Так лишь о том что гречу
   На вечность не запас.
  
   Ну и ещё немного
   Что не уехал из,
   Что мало девок трогал
   За мягкий верх и низ,
  
   Что не скопил богатства
   И славы не достиг.
   Но что тут удивляться?
   Жизнь коротка как миг.
  
   Не стоит мерок строгих
   Прикладывать к себе,
   Ведь я счастливей многих
   В бесхитростной судьбе.
  
   И как я не пеняю
   Что столько не успел,
   Но я не обменяю
   На чей-то свой удел.
  
   Лишь об одном регречу
   На жизненном пути:
   Что всё же мог бы гречу
   На годик запасти.
  
   -Z145-
  
   Ты вечно трезв и вечно за рулём,
   Спешащий то домой, то на работу,
   А в уик-энд не склонный на синдром
   Похмельный долгожданную субботу
   Убить в пустой борьбе с головняком.
  
   Твой образ жизни праведней Христа,
   Твоя ментальность просветлённей Будды.
   А на душе такая пустота
   И безысходность серая как будто
   Ты не живёшь, а дышишь просто так...
  
   -Z146-
  
   Я промотал счастливое наследство
   Воспоминаний режущих как нож.
   Из памяти в затридцать стёрлось детство,
   И юность тоже больше не вернёшь.
  
   Я осязаю что уже не молод.
   Над полем ржи слепящий реет дым.
   И даже этот ностальгичный город
   В котором вырос кажется чужим.
  
   Гуляю здесь - и с мутною тоскою
   Пытаюсь ускользнуть в щемяший сон
   Давно и спя и бодрствуя не с тою
   В которую так тщетно был влюблён.
  
   И только под окном где гасли грёзы,
   Где ночевал и звал тебя в бреду,
   С чего-то вдруг да навернутся слёзы
   В глазах облюбовавших слепоту.
  
   -Z147-
  
   Ну да, наверно, не был бы женат -
   В глаза влюбился эти бы и кудри.
   А так, чувак, ну кто же виноват
   Что чувств осталось только на попудрить
   Себе мозги - представив её зад
  
   И бюст, и что она как будто вдруг
   Восхищена, свободна и готова.
   Но отрезвляет голову испуг
   Супружества уютные оковы
   Сорвать во имя страсти тщетных мук.
  
   -Z148-
  
   Да где же взять стихи и опусы,
   Себя насиловать на кой? -
   Когда недели две лишь в отпуске,
   И те забиты ерундой.
  
   А как ещё? Напейся вермута
   И затянув на сердце жгут
   Живи бесхитростно и немо ты -
   Как все вокруг тебя живут.
  
   -Z149-
  
   Куда бы с толком отпуск деть
   У топких берегов?
   Моя задача - похудеть
   И написать стихов.
  
   Но кто же в этом виноват
   Что дней недолог счёт?
   Живот по-прежнему пузат,
   И так же пуст блокнот.
  
   -Z150-
  
   Субботний день... И жизнь не так тупа,
   И кажется что всё почти как надо
   Когда твоя отключена труба,
   И летний жар, и озера прохлада.
  
   Так бы и жил в беспечности земной,
   Сморён припёком и волною вымыт.
   Но в наших кзотах редок выходной,
   И в наших северах неласков климат.
  
   Ты счастлив здесь иных не чая благ
   И у судьбы не клянча передышки.
   Но офис уже ждёт тебя, чувак,
   Суля за рабство пресные коврижки.
  
   -Z151-
  
   Характером всё более треску
   Напоминая в профиль и в разрезе,
   Я заедаю смертную тоску
   Мечтой о человеческом прогрессе.
  
   Но света луч в тоннеле так далёк,
   Ну а тоска так близко под рукою
   Что я ищу простительный предлог
   Стать навсегда бесчувственной трескою...
  
   -Z152-
  
   С пелёнок мы заранее мертвы
   Страдая от простуд и геморроев
   Во времени которое, увы,
   Не жалует ни зодчих, ни героев.
  
   Нам стыдно видеть что наш мир таков,
   И на борьбу отдали бы свой дар мы.
   Но хоть мы как подпрыгни из штанов -
   В мещанстве увязают наши кармы.
  
   Здесь всё что нам дано - продлить себя
   По тыщу раз истоптанному кругу.
   Но тихо вымираем не любя
   Ни родину, ни водку, ни друг друга.
  
   -Z153-
  
   Жену с ребёнком сплавивши в Ларнаку
   И отпуск взяв от суеты сует
   Я с удивленьем вижу что, однако,
   И в тридцать три я всё ещё поэт.
  
   Я вновь свободен шляться полуночно
   В окрестных рощ непознаную даль
   И в свой блокнот укладывать построчно
   Как это небо светлую печаль.
  
   Не это ль счастье - странствовать без цели
   Грустя о вечном и теряя вес?
   Но, жаль, всего-то лишь на две недели
   Ко мне утрачен миром интерес.
  
   -Z154-
  
   Живи как есть, не замедляя ход,
   В грядущее вонзаясь как по маслу,
   На свет звезды которая погасла
   В стотысячный до нашей эры год,
   Поскольку по-любому всё пройдёт,
   И по-любому всё пройдёт напрасно.
  
   Пусть ты теперь и знаешь что когда-то
   Был тщетным твой фальстарт и ложным трек,
   Не сожалей о плеске мёртвых рек,
   Давно утекших в сторону заката,
   И в двух шагах от точки невозврата
   Насри на вечность как Тулуз-Лотрек.
  
   -Z155-
  
   В поездку набрав колбасы, минералки, печенья
   И в поезд до Бреста купивши плацкартный билет,
   В свой отпуск мотай по европам ловя впечатленья,
   Смешной обыватель, а некогда в прошлом - поэт.
  
   Хиреют мечты и теряет в размахе либидо.
   Работой единой ты нынче и жив, и томим.
   Пусть нету стихов, но хоть в сердце останутся виды
   На Прагу и Краков, на Зальцбург, Сиену и Рим...
  
   -Z156-
  
   Там ли где огоньки на вечернем горят автобане,
   Где по каверзным склонам змеится асфальта меандр,
   Но когда за рулём я существенно ближе к нирване
   Чем за чтеньем молитв или же бормотанием мантр.
  
   Мне бы так вот и жить как в кочующем этом сегодня,
   Чтобы ищущий дух оставался мечтами влеком,
   И на долгой прямой разгоняться немного за сотню
   Сквозь завесу жары прорезаясь с шальным ветерком.
  
   Мнится вечным июль и конца не имеющей трасса.
   В неизвестность уносит меня мухосранский хайвей.
   И сознанье моё, как в младенчестве, табула раза,
   Будто не было всех этих лет, и надежд, и любвей.
  
   -Z157-
  
   Вот и развеян грёз самообман.
   Жарптица даунгрейдилась в синицу.
   И как заметил мудрый Губерман,
   Лишь тишина в часы ночные снится.
  
   В других полях под ветром вьётся лён.
   И ты, романтик, сам душой оттуда.
   Но в выходной ты слишком утомлён
   Для чувств нетривиальной амплитуды.
  
   Ты рад бы жить как в прошлом, не по лжи,
   А к красоте стремиться и к нирване.
   Но вечерком ты лучше полежи
   Усталым полутрупом на диване.
  
   Ты всё ещё на славу и почёт
   Надеешься с упрямством идиота.
   Но вдохновенье точно не придёт
   К мещанам возвратившимся с работы.
  
   Прими как есть безрадостную явь,
   Где в летописи ты не вышел блатом,
   И в русло конструктивное направь
   Животный страх свиданий с циферблатом.
  
   Другой Ясон пусть едет за руном.
   Другой Петрарка пусть строчит сонеты.
   Тебя же нынче манит за окном
   В объятия пленэра бабье лето...
  
   -Z158-
  
   Ты уже на голгофе,
   Бестолковый чудак.
   Ты ни шагу без кофе,
   Да и с кофе лишь шаг.
  
   Твоё счастье - продажи.
   Твоё бремя - долги.
   И красавицы даже
   Не прельщают наги.
  
   Ты не ропщешь в апломбе
   И не пишешь стихов.
   Ты как опытный зомби
   К новой смерти готов.
  
   -Z159-
  
   В свете фикций лукавых,
   В силу функций постылых
   Я запутался в правдах,
   Я запутался в стилях.
  
   Я был молод однажды,
   Но иллюзии в прошлом.
   Я не знаю что важно,
   Я не знаю что пошло.
  
   В лабиринте тропинок
   Посбивавшись с настроек
   Я всё менее киник
   И всё более стоик.
  
   В моих мыслях конюшня,
   Но пегас мой стреножен.
   Я не знаю что нужно,
   И подавно - что можно.
  
   Мне ль как скатерть дорога
   И легки причиндалы...
   Только надо так много,
   А осталось так мало.
  
   -Z160-
  
   Просто некуда больше идти
   Охладевшим романтиком будучи.
   На работе дожить до шести,
   На досуге дожить до полуночи.
  
   В четверги доползти до суббот,
   По весне дохалявить до отпуска,
   И в оставшийся весь период -
   До надгробного краткого оттиска.
  
   -Z161-
  
   Зря ты мнишь себя счастливым лунтиком
   С юными мозгами набекрень.
   Жизнь твоя расписана по пунктикам
   Каждый монотонный божий день.
  
   Больше не опьёшься Гиппокреною
   И костьми не ляжешь на алтарь.
   Стар ты стал душой своей смиренною,
   Непокорный некогда бунтарь.
  
   -Z162-
  
   Когда-то, бродяга, и дня ты не мог
   Прожить без стихов и печали.
   Теперь же весь мир распластался у ног
   В бессонном твоём виртуале.
  
   Здесь славит тебя за страною страна
   На каждом своём перекрёстке.
   И лирика больше тебе не нужна,
   Как модному денди - обноски.
  
   Пусть грады растут, пусть сплетаются в сеть
   Дороги, пусть грохают пушки.
   Ведь, сколько ни царствуй, нельзя постареть
   По правилам этой игрушки.
  
   Здесь в пунктах меню не найдёшь "умирать",
   И пусть позавидуют лохи
   Когда ты ведёшь триумфальную рать
   Давя каблуками эпохи.
  
   Глядишь, так вот жить - и не будет войны.
   Солдаты тупят в мониторы.
   И только глаза нездорово красны
   Да утром вставать слишком скоро.
  
   -Z163-
  
   В свободные дни он часами играет в пасьянс.
   В свободные ночи он мнёт от бессоницы простынь.
   В его идеалах фри лав, а никак не фриланс,
   Но мир его буден уныл, методичен и постен.
  
   Давно ль от себя он стал прятаться будто бы тать?
   Давно ль перестал миражи призывать из далёка?
   Когда-то он верил что всё предстоит наверстать
   Уже разнадеявшись всё поиметь раньше срока.
  
   Когда-то он ямбом дышал, а теперь ни бу-бу.
   Когда-то зрил в вечность, а нынче блуждает в тумане.
   И он не так глуп чтобы вякать на злую судьбу,
   Но он не из тех кто доволен синицей в кармане.
  
   Его настоящее не предвещает беды.
   Он взвешен как гиря и в каждом умерен эксцессе.
   Он кончится так же как в кулере фляга воды,
   Как плюс на балансе в голимом его МТСе.
  
   Он выйдет из прошлого так же бесследно как тень.
   В его багаже не останется даже тетради.
   Но он бы сказал что блажен его завтрашний день
   Когда б не будильник трезвонящий вечно некстати.
  
   И он бы сказал что не стоит о чём-то жалеть
   Из сотни ошибок и тысячи противоречий,
   Поскольку и тем кто в экспрессе всего не успеть,
   А тем кто успел ненамного от этого легче.
  
   -Z164-
  
   Я люблю этот город, особенно поздней весной,
   Когда вновь на мгновение юн и душою раздраен.
   Я люблю этот город за то что случилось со мной
   На задворках его не блистающих стилем окраин.
  
   Я люблю этот город не там где туристы толпой
   Пожирают глазами барочный его лауданум.
   Я люблю его там где я был рикошечен судьбой
   По Гражданкам его, Озеркам и Сосновым полянам.
  
   Я люблю этот город за грязный Московский вокзал,
   На который студентом, безденежен, грустен и робок,
   Из предместий своих я утрами как штык приезжал
   В духоте электричек и в райской свободе от пробок.
  
   Кабы воля моя - я бы здесь не наездами жил.
   Но фортуне моей по карману не эти прописки.
   Я люблю этот город за то что его этажи
   Возвышаются к небу и за бесконечные списки
  
   Кораблей, при которых я чаще бывал за бортом
   Бороздя в одиночестве эти ночные кварталы.
   Я люблю этот город за всё что мне выпало в нём,
   Но вдвойне за всё то чего мне здесь тогда не хватало...
  
   -Z165-
  
   Порою так безумно хочется
   Сбежать от всех на два-три дня
   Что я за дозу одиночества
   Отдал бы царство и коня.
  
   Я б счастлив был для релаксации
   В абсенте полном пить абсент.
   Но в свете нынешней инфляции
   Я поневоле абстинент.
  
   -Z166-
  
   Куда ушли те женщины, те годы
   Когда любовь ещё сносила мозг
   И соблазнял перверсией свободы
   Гаудеамус Брейгелевич Босх?
  
   Философ желторотый, я причины
   И цели эмпирическим путём
   Изведывал. А нынче всё так чинно
   Что хочется тоски - да вот облом.
  
   Я всё же стал счастливым, а не мудрым
   На музу намотав в три слоя скотч.
   И на работу надо завтра утром,
   И белая никак не гаснет ночь...
  
   -Z167-
  
   Его волнуют инь и дао,
   Фалес, Лукреций и Сократ.
   Но он сидит в паршивом ЗАО
   И водит дочку в детский сад.
  
   Он в сердце тот ещё романтик,
   Он в грёзах тот ещё эстет,
   Но он опять идёт в контактик,
   И писем в личке снова нет.
  
   Он бросил всё бы и как в двадцать
   По той и этой целый век
   Страдал, но некуда деваться
   Ему от вечных ипотек.
  
   И он, конечно, написал бы
   Про всё в заброшенном ЖЖ,
   Но чувства тлеют слишком слабо
   В его стареющей душе...
  
   -Z168-
  
   Другими чувствами взволнован,
   Другой подруге нежно рад,
   Я этой набережной снова
   Пройду любуясь на закат.
  
   Мой нынче прелести нагие
   Насытят алчный аппетит.
   Но отголосок ностальгии
   У этих сфинксов не простит
  
   (И не скостит имея жалость)
   Что в пору трепетную ту
   Мне не смоглось, не удержалось
   Схватить за хвост свою мечту.
  
   -Z169-
  
   Тем надобней придумывать дела
   И в суете дорог стираться в пыль
   Чем ближе искупляющая мгла
   И горше неприкаянная быль.
  
   Отрада поседевших - гнать пургу
   О смысле и значении пути
   И впопыхах не видеть на бегу
   Как беспросветно то что впереди.
  
   Они-то верят что познали суть
   И в рукаве запрятали туза.
   Но с каждым шагом всё страшней взглянуть
   Грядущему в зловещие глаза.
  
   -Z170-
  
   Трепещи, тиран! От Токио до Варшавы,
   Ты увидишь скоро, на площади выйдем мы,
   Горстка смелых надевшая балаклавы,
   Прогоняя песнями чёрную сотню тьмы.
  
   Нам одна свобода, в попсе ли, в панке,
   За неё мы скажем, решительно как они,
   Чтоб наш голос был слышен и тем кто в танке:
   - Богородица, Путина прогони!
  
   -Z171-
  
   Взгляни, лежащий на диване,
   На свой сомнительный жирок.
   Твоя генетика к саванне
   Тебя готовила, дружок.
  
   Когда твой пращур антилопу
   С копьём в ботсванские кусты
   Гонял весь день - тогда ни попа,
   Ни пузо не были толсты.
  
   Но ты теперь живёшь не в буше,
   Ты нынче в офисе живёшь.
   И набирает массу туша,
   А ты... всё жрёшь, и жрёшь, и жрёшь!
  
   Тебе бы утром на пробежку,
   Тебе бы вечером в спортзал.
   Но жизнь твоя проходит в спешке,
   И ты с утра опять проспал,
  
   А в час вечерний снова пробки,
   И дел полно, и просто в лом;
   И подаёт тарелку робко
   Жена за кухонным столом...
  
  
  
  
  
  
  
  

19

  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) А.Тополян "Механист 2. Темный континент"(Боевик) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) О.Островская "Владычица Эббона"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"