Pferd Im Mantel: другие произведения.

Колокола Обречённых. Глава 32.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прода от 08.01.13

  
  
  ТЕПЕРЬ. ИЮНЬ - ИЮЛЬ 2017 ГОДА. ТВЕРСКАЯ ОБЛАСТЬ, КУШАЛИНО. ФЁДОР СРАМНОВ.
  
  Первые переселенцы прибыли в Кушалино вместе с группой Срамнова уже через четыре дня, после того как вместе с ребятами Звиада он отправился в Торжок, к ним в Центр. Естественно, первой волной отправляли гражданских, чтобы развязать себе руки. И это правильно - пока бойцы собирают свой скарб, технику и оружие, этих уже расселят, учтут и поставят на довольствие в Селе. Ну, и к работам, конечно, приобщат, не без этого. А то устроили демократию: только вынес на обсуждение тему о переезде в Кушалино вернувшийся в расположение Гамишвили, тут же поднялся гвалт. Конечно, люди на своём месте обжились - поди плохо им! Под охраной вояк только мухи надоедают, какие там мертвецы?! Не, не слыхали. Эти рады переезжать, другие - ни в какую. Упёрлись. В пору голосование устраивать. Может, где бы и устроили - только не в Звиадовой вотчине. Слушал - слушал капитан все эти прения, потом просто сказал:
  -Мы - переезжаем. Ну, а кто не желает... Вот - Бог, вот - порог.
  После этого краткого экскурса в поле открывающихся для каждого оппозиционера возможностей, прения быстро стихли. Противопоставить сермяжному феодальному самодурству Гамишвили и его бойцов было нечего. Бубня себе под нос, расходились, шли собираться.
  Нищему собраться - только подпоясаться. К вечеру на доске перед офицерским клубом уже вывесили списки, кому предстоит отправляться с первой волной, а кому предстоит пока погодить. Фёдор с Ваней, пока шли эти все собрания, потонули в море вопросов - что там да как там у них устроено, да какая жизнь. Отвечали, сначала обстоятельно, потом просто плюнули - ну невозможно одно и то же каждую минуту повторять. Рехнёшься. Потому в итоге Срамнов и попросил капитана составить списки да и в целом решить - как и каким образом переезд будет осуществляться. А обсудить стратегию мероприятия время назрело, проявились проблемы. Первая - мост, а точнее - его отсутствие. Каковое обнаружилось тогда, когда все вместе шли из Лихославля на Село. Через овраг тогда фашинный переезд по-скорому сделали и технику переправили без проблем. Но! Техника вся полноприводная была, а теперь? А теперь выяснилось, что пока они там, на Селе, друг другу радовались да обсуждали радужные перспективы, прошёл дождичек и как следует переезд подмыл. И перебирались через него в этот раз уже крестясь. Помогло, а как быть дальше? Надолго этой переправы, сделанной на соплях, не хватит. До первого серьёзного ливня - и всё, дорога в Тверь из Села отрезана. Чёрт бы побрал этих умников, которым хватило ума ров поперёк старого шоссе копать. Ведь существует же доброе правило - не владеет тобою сексуальным образом то или иное, и не трогай. Так нет же: надо было перекопать. Чтобы люди не ездили. Им, которым рыли это всё, теперь всё равно скорее всего, а вы - мудохайтесь, словно поважнее дел нет у вас. Теперь ругаться можно до посинения, но проблему это не решит. Её решит постройка переезда, да такого, чтобы через него многотонная техника спокойно шла. Значит, придётся засыпать грёбаный ров...
  Это была первая, насущная проблема, не решив которую, можно даже не вспоминать о другой, но перспективной - снабжении Села топливом. Во-первых, оставлять запасы, над которыми чах, словно Кащей, Звиад, то есть местные, из Центра. Во-вторых, состав за Лихославлем тоже надо сливать. Надо; но и хранить топливо тоже где-то надо. А хранить-то негде! Те скудные запасы, с горем пополам добываемые Селом, ещё помещаются в закопанные парнями Волчка баки, но тут разговор заходит уже о совершенно других объёмах. Волчок, почёсывая шевелюру, предложил в крайнем случае резать бочки автогеном прямо с железнодорожным платформ, но эту задачу в таком свете даже представлять себе страшно. Одного ацителена уйдёт столько, что... Ну, можно и в автоцистернах держать, конечно. Но их ведь пока нет, это тоже задача на разрыв сфинктера. Да и подобное хранение - поперёк элементарной техники безопасности. Жахнет молнией, не приведи Господи, и мало не покажется. А с другой стороны, искать бензовозы всё равно придётся, и придётся уже скоро - из Центра топливо вывозить. Не в бочках же! А Звиад говорит о нескольких десятках тонн...
  Пока полоскали эту тему, прихлёбывая местный чай и пуская сизые клубы дыма, всплывали и другие проблемы. Главное - связь, но с этим ничего не поделаешь. Связь пропадает. И объяснения этому нет. Проблема проявилась не вчера, сложности не первый год длятся - это все уже заметили, но в последние месяцы это приобрело просто-таки катастрофический характер. На Селе привыкли СиБишками пользоваться, и в машинах они стоят, да и переносных раций много. Ну не свяжешься с кем по дальности - те, кто в зоне приёма передадут. А с год, или около того, начались косяки. В соседних домах люди сидят, например, а связи - нет. На что только не грешили! А всё хуже и хуже. Вот вояки - у тех и аппаратура посолиднее и зона покрытия - не чета, так ведь и у них то же самое! И как быть? Флажками семафорить?! Очевидно, что если и дальше таким образом всё пойдёт, то да, скоро придётся. Голова от этого пухнет, а сделать - ничего не сделаешь. Потому что корень зла этого неясен. Но понятно одно - неспроста. Дело идёт к развязке...
  Чаёк пить - приятно, но не до бесконечности. Кофеина в этом напитке поболе будет, чем в самом кофе. И на сердце этот кофеин действие оказывает отнюдь не благотворное. Поэтому, когда Семчук возник в дверях с очередным дымящимся чайником, Федя накрыл свою чашку ладонью.
  - Харэ, Денис. Больше не лезет уже.
  -Ну, как знаешь... Кому горяченького подлить, мужики? - пошёл вокруг стола Семчук.
  -Да сядь ты наик уже, а! - в сердцах рубанул рукой воздух капитан. - Дело обсуждать надо, а не чаёвничать! Скоро обоссымся все, прямо тут. Сядь, тебе говорю.
  Семчук послушно плюхнулся на своё место, разогнав стоящий над столом сигаретный дым.
  -Хер с ней, со связью. - продолжил свой монолог Гамишвили. - Мы один хрен с ней ничего не решим. Останемся тут - связи не будет, переедем - не будет тоже. Это данность, мужики. Исследовать этот вопрос нужно, и нужно обязательно, но тогда, когда текущие неотложные решим. Мы ведь как? С кондачка всё решили, наик. Как всегда - главное ввязаться в драку, а "там" видно будет. Так вот, "там" - стало "теперем". Парни, - обратился он к сидящим рядком Срамнову, Калине и Киму, - вы-то точно уверены, что никакой другой дороги в Кушалино из Твери нет? Вы ведь не местные, вроде?
  -Да какая разница, Звиад - местные мы или нет? - усмехнулся Иван. - Ты на карту глянь - и сам на вопрос ответишь себе. Дорога одна - Бежецкое шоссе. Ещё можно через Лихославль, если танк есть. И другой вариант - через Ленинградку, бетонку, Кимры. Ну, или по воздуху...
  -Да смешного мало, Вань! - отмахнулся капитан. - Завтра я своих людей отправлю, наик. Допустим, на грузовиках они там переберутся. Машины вернутся обратно, плюс - ваш транспорт. Раз проедут, два - и всё. А не ровён час - снова польёт, что тогда? Ну это ладно, а как топливо перевозить будем? Как, Ваня?!
  -Да сядь ты, Звиад. - почесав щетину, остановил его Фёдор. - Давай думать о том, что решать все проблемы одним махом просто не получится. Давай действовать, как Карнеги предлагал - одно дело в один промежуток времени. Умный ведь мужик был! Вот ты говоришь: как? Я скажу, как: первая волна пойдёт, мы с нею. Доберёмся до Кушалина, передадим людей. Отправим технику обратно - она пройдёт, я уверен. Пока ты тут собираешь следующую партию, наши мужики переездом займутся. Всего, что нужно - засыпать ров, усилить скосы и плиты положить. Плиты, я уверен, в непосредственной близости найдутся, а нет, так бетонку ближайшую разберём. Нужен кран, экскаватор, бульдозер. Всё это на Селе есть...
  -И не только у вас есть. Есть и у нас. И, практически всё в одном флаконе. БАТ называется. Вон, в ангаре на взлётке два стоят. Один чахлый, а второй - рабочий. Мы им зимой дороги расчищаем. - подал голос Семчук.
  -А то я не знал! - вылупил глаза на Дениса Гамишвили. - Когда говоришь что - думай, наик, сначала. Ты его что - своим ходом туда отправишь? Ну-ну: аккурат ко Второму Пришествию он доберётся. А заодно вспомни: какой у него запас хода. И сколько он потребляет - тоже не забудь.
  -Ну и чё, кэп? - поднялся Семчук. - Давай его тут бросим, раз такой неэкономичный. БАТы, они ж ведь на каждом углу стоят. Переедем - там новый найдём.
  -Нет, ну ты прав, конечно... - сник Гамишвили, хотя было видно, что порывался сперва ответить что-то колкое Семчуку. - Вывозить его, наик, всё равно надо. А вывозить не на чем. Ещё одна проблема...
  Капитан шумно упал на стул, обхватив руками голову.
  -Мужики, а в целом, есть ещё у вас тихоходная техника? - выдержав паузу, задал вопрос Фёдор.
  -Ну, БАТ. - загибая пальцы, начал перечислять Семчук. - СЛС наш, пожарник.
  -Это что за зверь?
  -Да пожарная машина. Водомёт на шасси Т-55. И, собственно... танк.
  Срамнов чуть не поперхнулся, уставившись на Семчука с немым вопросом в глазах.
  -Танк???
  -Ну да. Пятьдесят пятый, но - с отвалом. - пояснил Семчук, довольный реакцией деревенских. - С незапамятных времён тут. На ходу - мы за ним приглядываем. Кэп угнетает по-взрослому, когда дело до состояния техники доходит. Так что, у нас тут полный порядок. Даже боекомплект кое-какой имеется.
  -Ну вы!!! - покачал головой Фёдор. - Танк, мать его!
  -Только на кой он теперь, наик, танк этот? - скривил морду Звиад. - По мертвецам стрелять собрался?
  -Ты, Звиад, погоди. - ответил Срамнов. - Помнишь, о чём Маша говорила? Верно - про войну. Как оно там будет - не знаю, но когда придёт, думаю ты согласишься - с танком всё же лучше, чем без него.
  -Ты, я наик гляжу, уже воевать собрался. - недовольно зыркнул капитан.
  -Да нет, не хотелось бы. Но как знать: может придётся? Я чего-то припоминаю... А, вот. Маша наставляла глаз с тебя не спускать.
  -Слушай, наик, Петросян! - стукнул по столу кулаком Гамишвили. - Хватит уже мне тут вашу деревенскую ерунду плести! Мы так до ночи будем тут совещаться и, один хрен, ни к чему не придём! То танки, то ванги, то ещё что - но только не по делу! Есть что сказать - говори, нет - сиди и слушай!
  -Да чё ты кипятишься? - примирительно развёл руками Федя. - Всё как раз по делу, я ведь не интереса ради спрашиваю. Соберёшь свои танки и вместе отправишь своим ходом. С приданным бензовозом. Делов-то!
  -"Делов-то!" - передразнил его капитан, скорчив гримасу. - А за рычаги - ты сядешь? Или вон, наик - Сева?
  -А что... - хотел было спросить Фёдор, но Звиад перебил.
  -А то! Есть один боец, что с БАТом управляется. Один! И он мне нужен здесь, наик.
  -Это меняет дело.
  -Ещё как. - уже спокойнее согласился с ним капитан. - Мы ведь, Федя, аэродромные безопасники, наик, а не танкисты.
  Фёдор задумался. Вот ёшкин кот, надо же! У чуваков танк, а они не знают как с ним управлятся. Смех и грех.
  -Тогда придётся по-другому действовать. - покумекав, сказал Срамнов, про себя который раз добрым словом помянув Волчка и его инициативу организовать обучение механизаторов на Селе. -Тогда придётся из Села мехов к вам везти обратным рейсом. Не бросать же здесь такое богатство!
  -А вот это уже мне больше нравится. - кивнул Звиад. - Ладно. Давайте прервёмся пока. Тем более, что для вас ребята тоже кое-чего подготовили. Это, Семчук! Давай-ка, покажи там ребятам всё... Ну ты, наик, вкурсе. А я тут... Ещё подумаю пока.
   $$$
  От капитанских щедрот людям Фёдора перепал обещанный БТР. Машина старая и повидавшая на своём веку немало - одни потрескавшиеся от времени покрышки чего стоили - но в целом исправная. Семчук, любовно поглаживая потрескавшуюся краску на корпусе, словно еврей на привозе впаривал лошарам свой товар.
  -Этот вот чем хорош? У него вместо спаренных бензиновых - дизель КАМАЗовский стоит. Поэтому и расход почти меньше вдвое. Со спаркой-то хорошо за сотню кушает, это куда годится?
  -А запас хода какой? - ввернул вопрос Ваня.
  -Километров на четыреста бак. Но это - как поливать. На максималке не больше двухсот - двухсот пятидесяти.
  -Ну это нормально. - кивнул Иван.
  -Нормально. - согласился Семчук. - К тому же, этот ещё чем интересен? Вместо КПВТ на нём тридцатимиллиметровая автоматическая пушка стоит. Видали, какая дура?! А вот ПКТ, мужики, мы сняли - на вышку. Но вы не парьтесь особо - переедем, обратно установим. Боекомплект к нему, к ПКТ, внутри. А к автомату - пятьсот выстрелов загружено. Думаю, вам хватит.
  -Хватит. - согласился Фёдор, разглядывая своё новоприобретение.
  -Пушка - со стабилизатором, кстати. Избу из неё разобрать - в два счёта. - продолжал Семчук. - Но что самое крутое, мужики! У него есть кондиционер! Правда - не работает...
  -Да ну! Гонишь! - удивлённо замер Срамнов.
  -Бля буду. Есть. Точнее, почините - будет. Подвеска у него приличная, всё путём. А вот сцепление - усталое, перегазовывать приходится при троганьи с места. И синхронизаторы в коробке мудят, иной раз четвёртую фиг подоткнёшь. Но в целом - агрегат что надо. А для ваших задач - вообще песня!
  Иван уже забрался внутрь и оттуда был слышен приглушённый толщиной брони восторженный мат.
  -Звиад ещё про стрелковое говорил... - как бы между прочим заметил Семчуку Фёдор.
  -А! Точно. Пошли. - увлёк он Срамнова к боковой дверце десантного отделения.
  Открыв их, Денис кивнул на заполненное ящиками характерного защитного цвета отделение.
  -Всё как говорили. Запарились ящики эти туда запихивать... Гляди! Пятнадцать "вёсел" и два ящика "семёры". Вон они. - ткнул пальцем Денис. - Ну и РПК, вон он там. К нему три мага на сорок пять... Кстати, можете и обычными "калашёвскими" магами его кормить, тридцатипатронными. Если ты не в курсе... Ну, а СВДэшку в ружейке примешь. Всё?
  -Гранаты.
  -Да, гранаты. У нас их, знаешь, не особо, поэтому даём скромно - десяток. РГД-5, да вы обращаться-то с ними умеете?
  -Ты расскажешь.
  -Да блин! Всё так плохо?
  -Будет лучше, ты вещай давай.
  Семчук порылся в ящике и извлёк оттуда небольшую овальную гранату.
  -Гляди, короче. РГД - граната дистанционная. Применять надо так: сперва усики разгибаешь - вот эти, видишь. А рычаг зажимаешь рукой! Потом другой рукой дёргаешь чеку и бросаешь. Через три секунды рванёт. Пока рычаг прижат - держать можешь сколько угодно, но если отпустишь - срок три-четыре секунды. Сто грамм торотила, мало не будет. Понял как?
  -Понял.
  -Повтори!
  Фёдор повторил, покрутил гранату в руках, показал - Семчук кивнул, остался доволен. Аккуратно положив гранату туда, откуда взял, откинулся на сидушке.
  -Ну, значит всё тогда. Обкатать бы вам его... - подумав, изрёк Семчук. - Кто мехводом-то будет?
  -Да вон Ванька. - ответил Срамнов. - Вань! Ты там как? Разобрался?
  -Так-то понятно вроде... Схемы вон везде. - поднял голову и повернулся к ним Калина. А так наворочено - чёрт ногу сломит. Это вот чё, Дэн? - ткнул пальцем Ваня в блок переключателей под левым локтём.
  -Это-то? Подкачка. - переползая поближе, ответил Семчук.
  -А это чё за херня такая? - показал он на странный прибор правее приборки.
  -На это забей. Рентгеномер. Он те на фиг не нужен. - отмахнулся Денис. - Ты заводи давай. Вон тумблер. И про сцепление -помнишь?
  -Ага!
  -Ну, вперёд.
  Провернув пару раз коленвал, двигатель с рёвом завёлся, мигом наполнив ангар чёрным, едким выхлопом. Звукоизоляции в бронетранспортёре явно предусмотрено не было, и дальнейшие разговоры тут же стали бессмысленными. Дёрнувшись, БТР выехал из ангара. Семчук, матерясь, перебрался на правое сидение и, крича Ивану в ухо, что-то объяснял ему по ходу движения. Что конкретно - Фёдор уже не слышал. Набирая скорость, боевая машина выскочила на взлётно-посадочную полосу.
  БТР оказался весьма маневренной и подвижной машиной. Спустя минут двадцать, Иван уже приспособился к жёсткому управлению и начал выписывать пируэты на взлётке, отчего Фёдора в десантном отделении мотыляло во все возможные стороны. Пробравшись вперёд, он встал, держась за рамку подвеса стрелка.
  -Это... Куда вваливаешь, Вань! - проорал он водителю.
  -Класс! Смотри чё он может! - обернувшись к другу, крикнул тот и резко дал вправо.
  БТР соскочил с бетона и понёсся по заросшему по пояс травой полю. Иван методично менял курс, отчего боевая машина кренилась, а Фёдор сросся с креслом стрелка. В итоге, приложившись от души лбом об угол, он отвесил водителю хлёсткий подзатыльник.
  -Тормози пока не угробил! Слыш, чё говорю! - заорал Федя.
  Иван остановил БТР посреди поля, и все трое вылезли на броню. На лбу Срамнова набухала здоровенная шишка и он тёр её, поминая Ивана гадкими, нехорошими словами. Тот извинялся, а Семчук, закуривая бурчал что-то о соблюдении техники безопасности и о том, что негоже так гонять на боевой машине, сев за органы управления ею впервые.
  -Ну, как вам? - выпустив дым, спросил он уставившись на Срамнова.
  -Думал, будет помягче. - буркнул тот и, в свою очередь, тоже закурил.
  -Это ты, Федь, в танке ещё не катался. Там вот - да, а "бэтр", считай, лимузин по сравнению с ним...
  -Да хрен с ним, что говорить внутри не возможно, - продолжил раскрытие своего мнения Срамнов, но тут же нарвался на удивлённый взгляд Дениса.
  -С хера ли? А переговорка на что? - спросил он.
  -Ды вы чё, мужики... - покачал головой, дивясь на необразованность деревенских, Семчук. - Внутренняя связь - на три персоны. Говори - не хочу. И может быть расширена, не вопрос! Ну вы темнота! Не погорячились мы с БТРом, а?
  -Вместо того, чтоб стебаться - лучше бы сразу всё показал. - упрекнул его в ответ Ваня. - А то - "залезай!", "давай!". Откуда нам быть просвещёнными? Мы в армии не служили... Да и знать всё вокруг нельзя. А то вон, сейчас Фёдор тебе загнёт про волатильность финансовых рынков в период нарастающей нестабильности, и стартанёшь в гальюн птицей.
  -В жопу твои рынки, Ваня. - заржал в ответ Семчук. - Чё это такое, где они? Нет их, да и были ли?! На хер они теперь никому не интересны и не нужны, а вот умение с "бэтром" управляться - востребовано. Скажи ещё, что я не прав! Ладно, темнота! Не ссыте. Подтяну я вас по своей теме. Небось, не чужие теперь люди. Одна команда! Ты мне только скажи, Федь - а стрелком-то кто у вас будет?
  -Аслан. Кто ещё?! Его учить не надо. - ответил Срамнов, как само собою разумеющееся.
  -Это тот ваш бородач? - переспросил Денис. Успев не поделить что-то с чеченцем за то короткое время, что провели вместе, он явно побаивался его.
  -Он. Что у вы с ним не поделили-то?
  -Да херня. - отмахнулся Денис. - То ли я чего-то ляпнул корявое, то ли ещё что... Забыли. Чего нам делить?
  -И то верно. - кивнул Ваня. - Аслан - свой человек, а на то, что чечен - ты не смотри. Если б каждый русский был как Аслан... Короче, считай, он трёх войнах успел побывать: две чеченских да с грузинами. В охране Катырова служил.
  -Да ладно тебе! - удивлённо округлил глаза Семчук.
  -Чё "ладно"-то?! Прохладно! Я те говорю. Так и было!
  -И откуда он у вас взялся, такой расписной?
  -О, Дэн, это весьма забавная история. Совершенно случайно. - и, потратив ещё полчаса, Иван поведал Семчуку историю Аслана.
  -А ты говоришь - "темнота". - подвёл итог рассказу Калина. - Да и по вопросу нежити, я думаю, мы всё ж поподкованнее будем.
  Семчук задумчиво сидел, оперевшись спиной на башню и вытянув ноги. Солнышко ласково пригревало, но время шло к вечеру, и надо было начинать сворачиваться.
  -А можешь Севу на стрелка подготовить? - нарушил тишину Срамнов.
  -Я-то? - переспросил Денис. - Не. Я в этом не особо волоку. Завидова надо дёргать - он у нас ас по этим делам...
  -Так дёрни, чё. - хлопнул его по плечу Ваня.
  Семчук покрутил громкость рации, даже подул в неё - в ответ только потрескивание. Громко сплюнув, засунул её обратно в карман.
  -Ну. Сколько тут будет? - приложив руку ко лбу, Семчук встал в рост и посмотрел на видневшиеся сзади здания Центра. - Метров триста? А уже не берёт...
  -Ладно... Грузитесь, поехали. Посидели, и хватит. На месте твоего Завидова будем угнетать. - открывая люк, бросил Срамнов.
  - "Угнетать"! - передразнил его Денис, спускаясь следом. - Он сам первый вас угнетёт! Или заугнетает? Как правильно?
  Иван занял своё место и завёл машину, походя разобрались и с переговорным устройством. Это сильно помогло, стало возможным нормально общаться.
  -А вы думали, почему мужики на броне ездят? От того, что заговорённые?! Хер там: сверху просто комфортнее. Сами к этому придёте, я вам говорю. Только заранее поджопники какие-нибудь предусмотрите, навроде сидений от стульев. А то не успеете "а" сказать, как сраки поотморозите. Это сейчас лето, а вот осень придёт...! - делился армейской мудростью и смекалкой Семчук, пока они неспешно ехали к Центру.
   $$$
  Завидов отыскался быстро - он был в ружейке, занимался учётом стрелковых боеприпасов. Отзывался на имя Андрей, был невысоким, но коренастым усатым мужиком немного за тридцать с добрым, улыбчивым лицом. Чем-то он напоминал Фёдору кортышку-волшебника из фильма про Гарри Поттера, который он смотрел с дочерью в кинотеатре, ещё в ТЕ времена. Определённое сходство, безусловно, было, однако на поверку Завидов оказался не настолько добродушным, каким показался с первого взгляда, и когда Семчук вкратце изложил ему суть вопроса, начал с ругани.
  -Мне чего, Семчук, делать не хрена?! Нашёл время! Думаешь, тут полчаса надо?! Парень нулевой, а ты херню мне порешь! Гамми чётко сказал - сегодня управиться, а меня конь не валялся! Это вы там развлекаетесь, а я тут как привязанный! Жрали уже, нет?
  -Не успели. - виновато ответил Денис.
  -Ну дак пошли, пока ещё не закрыли! По дороге и поговорим.
  Хотя Завидов и был самого низкого роста среди всей их компании, за ним едва поспевали. А торопился прапорщик не зря - ещё чуть-чуть, и остались бы без ужина. Бабы, стоявшие в столовке на раздаче, недовольно бурчали, попрекая мужиков за опоздание: надо домой, собираться - многие уже первой волной, завтра, уезжают - а они тут разгуливают. Но Завидов быстро пресёк неуставные разговорчики:
  -Кончайте базлать! Занятые!!! Накладывайте давайте шустрее, дел ещё прорва. Да чего ты мне жижу подливаешь, ну-ка, со дна черпани... Во! И добавь... Неизвестно ещё, когда следующий раз горячего поем. Хлеба, хлеба давай! Да чего вы как на паперти, бабы?! Ну-ка, отрежь вон, краюху! И компота два... - бубнил недовольно Завидов, сводя брови.
  В итоге, уселись за стол в пустой уже столовке. Голод не тётка - молчали, быстро наворачивая еду, был слышен только звон ложек о тарелки. Наконец, влив в себя залпом два стакана компота, Завидов довольно откинулся на спинку стула, поглаживая живот.
  -Эх, хорошо! Но - мало. - подвёл он итог ужину. - Так что вы говорите, значит? Хотите стрелка к завтрему подготовить? - и цинично заржал.
  -Мы не говорим, чтобы мастера ты из него сделал. Нужно, чтоб человек понял, как заряжать орудие, как целиться, как вести огонь. Хотя бы - чтобы представление имел. Завтра обратно выходим, и... - внёс коррективу Фёдор, но прапорщик его прервал.
  -Вот тебя как зовут? - прищурив глаз, спросил его Завидов.
  -Фёдор. Срамнов. - ответил тот.
  -А ты вкурсе, Фёдор, что в армии этому два года раньше учили? Нет?! А я считаю - мало два года. Потому что и за это время толкового башенного стрелка редко подготовить удавалось. Уходили - так себе... Сам-то служил?
  -Врать не буду...
  -Ну о чём мы тут говорим, Семчук?! - картинно развёл руками Завидов, повернувшись к сослуживцу.
  -Да ты не умничай! - ответил тот. - Тебе лень или что-то мешает? Говорят же: объясни парню, как с пушкой управляться. Покажи. Пусть пару очередей влупит. Да и вообще - Звиад говорил, чтобы ты орудие отстрелял. Кто знает, какой у него бой?
  -Звиад говорил? - удивился Завидов. - Ну, раз говорил - тогда давайте сюда вашего человека. А когда тот же Звиад спросит с меня за учёт боеприпаса, я ему скажу: пришёл Семчук с твоим поручением.
  -Да скажи, скажи. - недовольно скривившись, отмахнулся Денис.- Только не забывай: через неделю ты, Завидов, к ним вот жить переедешь, и там, у них, возникнет море вопросов и нужд. И я посмотрю тогда, какие ответы ты получишь на них с таким вот отношением.
  -Ладно, ладно, пошли. - недовольно отодвинув задом стул, поднялся из-за стола прапорщик. - Где этот ваш человек, которого просвещать нужно?
  Как оказалось, в то время, пока Срамнов и Калина под чутким руководством Семчука принимали и обкатывали долгожданную броню, Сева Ким отнюдь не прохлаждался. Оставленный товарищами в помощь капитану, Ким развил бурную деятельность: получив в помощь двух бойцов, не востребованных Гамишвили на текущий момент, он, соорудив подобие президиума в актовом зале офицерского клуба, по громкой связи объявил о начале анкетирования гражданского населения Центра, чем и занимался весьма усердно всё это время. Люди, коим выпало покидать гостеприимный периметр первыми, завтра, шли в первую очередь; остальные - ждали, пока эти первые раскроют корейцу круг интересующих его вопросов, покуривая в фойе и обмениваясь догадками - что это за анкетирование такое, на кой оно и кому нужно, а также - что это за такое Кушалино, куда без анкеты не попадёшь. Парни Звиада, уже побывавшие там, шли нарасхват: их отлавливали, окружали и бомбили по-чёрному, мешая заниматься тем, что поручил капитан, что, несомненно, должно было сказаться на результатах. А день меж тем закончился, и полноправно наступал вечер. Покидать Центр группа Срамнова с первой волной переселенцев должна была ранним утром, а воз был и ныне там: люди не собраны, техника - в процессе подготовки.
  Но меж тем, анкетирование выявило интересные факты. Посредством этого примитивного опроса, среди насельников были выявлены: два врача - педиатр и отоларинголог, супруги между прочим; медбрат; зоотехник, дипломированный агроном, инженер - энергетик, сварщица 6 разряда; и, конечно же, самый ожидаемый в данный момент на Селе специалист - патологоанатом, Рашид Гариев, человек извилистой судьбы и потрясающего цинизма.
  Странно было бы ожидать чего-то иного от человека подобной профессии - как говорится, она определяет. Сей обладатель пушистых вздёрнутых усов и причёски, которая вполне могла бы составить честь практикующему музыканту из команды, исполняющей трэш-метал, носил замечательные круглые очки, наподобие чеховских, да и по стилю общения напоминал этакого рафинированного земского доктора. Смущало однако обилие фенечек и браслетиков, навязанных на руках и шее, а также - интересной тематики наколки: сценки из повседневной работы морга, яркие, чёткие, детализованные. Добавьте до кучи видавший виды стетсон с поблёкшей пряжкой, сбитые казаки и кожаную безрукавку с вышитым логотипом канувшего в лету мотоклуба - и перед вами раскроется весьма интересный человек. Шокировать Федю с Ваней такой образ, конечно, не мог - ребята всё-же московские и понюхать успели, а вот в деревне - будут вопросы.
  К моменту появления в зале Фёдора с Иваном и Семчуком и мастером-наставником прапорщиком Завидовым, троица Кима свою работу уже заканчивала - опрашивались последние переселенцы. Узрев товарищей, кореец воссиял:
  -Мужики, а я уж думал, что вы - того... Связь, кстати, здесь хуже, чем у нас. Я вас вызывать устал.
  -Ты, Сева, вот познакомься с товарищем Завидовым. - кивнул ему Федя. - Давай, заканчивай тут по-быстрому, и дуй с ним и Вано.
  -Куда? - удивлённо спросил Сева, поднимаясь из-за стола. - Пожрать-бы неплохо для начала. Я тут как бы с момента, как вы отгрузились. Без крошки во рту!
  -Я тебе пищу иного рода подготовил. - ехидно протянул руку спускающемуся со сцены Киму Завидов. - Давай, пошли. Сейчас гранит познания будешь грызть.
  -О чём говорит этот человек? - обращаясь к Срамнову, указал пальцем на лыбящегося прапора Сева.
  -Он невнятный, а я поясню. Кратенько. - ответил Федя. - Идёшь с ним и Ваней, прослушаешь краткий курс башенного стрелка. И отработаешь минимум. Такая вот ерунда у тебя сегодня будет, Сева. Вник?
  -Э. - протянул впавший в непотнятную Ким. - Э. Ты, Федь, скажи, что пошутил. Я - и башенная стрельба?! Ребят, заканчивайте. Темно уже.
  -Вот и хорошо. - поднял вверх указательный палец Завидов. - Тяжело в учении - легко в сортире. Ты, милейший, давай ступай. У меня, знаешь, дела ещё свои не закончены. Потому что, если оно тебе ни к чему, то я откланяюсь, а вы тут сами дальше...
  -Давай, давай, Сев. - подтолкнул упирающегося товарища за направившимся к двери Завидовым Иван. - Оно надо, надо, чувак.
  Отправив всех четверых в поле, Фёдор поднялся в кабинет Звиада, но на месте капитана он не нашёл. Глянув на часы, Федя прозрел - скоро десять. Не мешало бы в койку - но куда там? Весь день, как мешком прибытый провёл - весело в гостях, ничего не скажешь. А завтра домой. Выловив в коридоре бойца, тащившего в поту какую-то здоровенную коробку, Федя осведомился - где искать капитана? Боец конкретно не знал, но пояснил, что скорее всего - в гаражах, на погрузке, и Фёдор, предложив бойцу свою помощь, помог ему стащить с лестницы ящик.
  -А вы куда направляетесь-то? - поблагодарив, спросил направившегося было в темноту Срамнова, боец.
  -Ну, в гаражи, как ты сказал.
  -Это... не в ту сторону. - вытерев лоб, ответил ему боец и указал верное направление. -Гаражи - вон там, где свет горит. Только я бы на вашем месте сейчас туда один не пошёл бы. Да без оружия...
  -А чего? - удивлённо спросил Фёдор, возвращаясь.
  -Да мало ли... Не принято у нас ночью по-одному. Духи шалят...
  -Ну, против духов - оружие не помошник. Против них - только правило, ты что же, не вкурсе?
  -Я-то в курсе. - поднялся со своей коробки боец. - Духи - не в курсе. На наших, понимаешь ты, молитвы не действуют...
  -Эк ты загнул! - ухмыльнулся Срамнов. - Чтоб ты знал, наше правило их быстро к стенке ставит. Ну, а что вы от касперов читаете?
  -То есть? - не понял боец. - От кого?
  -Ну, духов, по-твоему.
  -А. Ну, как против всей бесовщины - Трисвятое по Отче Наш, БДР, а там уж девяностый. Но, понимаете, против духов не помогает...
  -Э, да у вас, я погляжу, начитка в загоне! - удивившись сперва, рассмеялся Срамнов. - Кто ж против злокозненного присутствия такую подборку вас начитывать надоумил?! На бесов - это ладно, да и то, без тройного призыва - как?
  -Какого призыва?! - округлил глаза боец.
  -Тройного, боец! Трёх святителей призывать нужно, иначе - никак. Да, вижу я, в этом вопросе у вас тут полное запустение! Кто за мракобор ответственный в Центре?
  -За что??? - ещё больше удивился парень.
  -Ну, кто благочинный у вас? Церковную службу кто блюдёт и против нечистого читает???
  -А, дак Антонина Семёновна! - ответил, вникнув наконец в суть вопроса, боец.
  -Ну, и какие мероприятия проводите на территории против посещений?
  -Ну, служба у нас неусыпная поставлена... - начал солдат.
  -А территорию обходите, окропляете? А обкуриваете?
  -Как - обкуривать? - опять впал в недоумение боец.
  -Ну не анашой же! Раз в сутки, с кадилом. Да святой водой окропление. Да начитка непреодолимая... Да вы что же, получается, этого всего не знаете?!
  -Ну, как-то так... - почесал в голове боец.
  -Тьма! - удивлённо присел на коробку Срамнов. - Теперь понятно, почему у вас тут касперы как дома обжились.
  -Дак это ж привидения! - сел рядом с ним боец. - Как с ними бороться? Я Василий, кстати.
  -Я Фёдор. - пожал руку бойцу Срамнов. - Как бороться? Известно как.Ну, ничего. Как переберётесь к нам - первым делом займёмся ликвидацией неграмотности. На курсы вас всех, к отцу Феофану.
  -Кто такой?
  -Диакон наш. От него и бесы трепещут. - закурив, выпустил дым Федя. - Но всё ж, Вась... Что - все семь лет вы тут так и сидите, во тьме неграмотности?
  -Получается, так. Сигаретку можно?
  -Да на. - сунул ему под нос пачку Срамнов, и когда Василий, помяв сигарету в пальцах, прикурил, спросил его: - И что, Вась, сильно призраки достают?
  -Да кошмар. - сплюнул тот. - Куда как сильно. Иной раз проснёшься ночью - а они тут. Рыщут. Поэтому у нас мужики по-одному не живут. Стрёмно. Вместе - оно как-то спокойнее... Сразу всех будишь, и читать начинаем. Бывает - уходят, но чаще уходим мы...
  -Ну это-то понятно. А вот вселения?
  -Были случаи. - выдержав паузу, снова сплюнул Василий. - Но у нас об этом говорить как-то не принято...
  -И что с этими людьми дальше было?
  -Ну что? Выгоняли...
  -Выгоняли?! Дааа... А Звиад про это ничего не говорил.
  -И не скажет. Говорю же тебе... Можно на "ты"?
  -Да валяй!
  -Говорю же - не принято у нас об этом. Это что-то вроде табу.
  -И что, многих выгнали? - закурив вторую, спросил Фёдор.
  -Восемнадцать человек. - подумав, ответил Вася. Фёдор молча покачал головой. Повисла пауза...
  -Что? - глядя на уставившегося на тлеющий огонёк сигареты Срамнова, спросил Вася.
  -Да ничего, Вась. Ничего. Ты это... когда к нам?
  -А, так завтра! В охрану назначен. А что?
  -Да не, ничего. - успокоил парня Срамнов. - Короче, приедем - держись меня, понял, да?
  -Понял, спасибо, Федь. - кивнул солдат. -Ты это, только скажи: у вас-то там как со всей этой чертовщиной? Полегче?
  -Нууу, - протянул Фёдор, подбирая слова. - Судя по тому, что ты мне сейчас рассказал - намного.
  -Это хорошо.
  -Это хорошо. Плохо только то, что как я начинаю догадываться, в других местах люди сильно страдают. Подобно тому, как у вас. Это если где они ещё остались.
  -А как сам думаешь - есть где ещё люди, Фёдор? - спросил его Вася. - Вы же там навроде разведки, как я понял?
  -Навроде. - кивнул Срамнов. - Но только навроде. Знаешь, мы сейчас эту тему с тобой один хрен не разжуём, а мне ещё капитана найти нужно. Тебе эту хрень куда волочь? - кивнул он на коробку.
  -Богдан сказал вытащить все и ждать у двери - грузовик подгонят.
  -А кто такой Богдан? - спросил Срамнов. Это имя он уже слышал, но так и не понял до сих пор.
  -Лейтенант Сергач, зам Гамишвилев.
  -А! - понимающе кивнул Федя. - Ну ладно, я всё-таки пойду капитана искать, а ты...
  И тут откуда-то из темноты дважды гавкнуло короткими очередями. Фёдор инстинктивно вздрогнул, а Василий - напрягся.
  -Чё это?
  -Думаю, мои балуются. - ответил Фёдор. - Я так думаю.
   $$$
  -Чего один, наик, в темноте по территории бродишь? - недовольно спросил Фёдора, без каких-либо приключений дошедшего до гаражей, Гамишвили, оторвавшийся от раздачи последних цэу двоим молодцам из своих парней. - Где твои все?
  -Стрельбу слышал? - в ответ, спросил его Фёдор.
  -Слышал. И наряд - отправил, наик. Твои покой нарушают?
  -Ну. Под руководством Семчука и Завидова осваивают матчасть. - кивнул Срамнов.
  -А Завидов-то там каким боком? - удивился капитан.
  -Ну, Семчук сказал, что кроме него никто стрелка не подготовит. К тому же, никто про бой орудия ничего конкретного сообщить не смог. Нужно бы отстрелять.
  -Вот. Где Семчук - там, наик, самоуправство. - обернулся к своим парням Звиад. Те дружно закивали.
  -Проблемы, кэп? - удивился Федя.
  -Если и проблемы - то пока наши. Вашими они ещё не стали. Но - станут, наик. Раз явился - пошли. - подтолкнул Фёдора к раскрытым дверям гаража, где был устроен импрвизированный стол, заваленный кучей бумаг, капитан. - Вон, бери ящик, садись. Познакомься, кстати. - кивнул он на молодого, лет двадцати с небольшим, лейтенанта весьма хлипкого телосложения с запавшими глазами, отчего казалось, что у парня не всё в порядке со здоровьем. В былые времена не нужно было медицинский заканчивать, чтобы смело делать такие утверждения, да с тех пор многое изменилось - теперь так не скажешь.
  -Сергач. Богдан. - протянул Феде руку лейтенант, тот пожал её.
  -Фёдор, Срамнов.
  -Моя правая рука тут, наик. - пояснил о нём Звиад. - Завтра с тобой пойдёт, старшим от нас, понял?
  Фёдор молча кивнул, а капитан продолжал.
  -Поведёшь колонну ты. Сергач - замыкающим, на втором "бэтре". Колонна - восемь машин, четыре - под людей, четыре - с добром нашим. Вот списки, наик. - Звиад протянул ему аккуратно отпечатанные листы, Фёдор углубился в чтение. - Потом посмотришь, ты слушай, наик. К тебе посажу Семчука, наик - я смотрю, вы спелись... Не то, чтобы я недоверял, но, наик, сам понимаешь. Вы - гражданская косточка, и если чё... Первым делом - связь оттестируете. Будет связь - слава Богу, а нет - другой разговор. Тогда борт в борт идите, если поломки какие - колонна стоп, наик.
  -Да небось невпервые, Звиад. - вставил Срамнов.
  -Не мне тебя учить, сам учёный, наик. По моим расчетам, если Бог даст, к часу на месте будете. Разгружайте машины, ставьте в колонну свои - и отправляйте обратно с нашей бронёй. И вот что хотел попросить тебя, наик: пришлите священника к нам на пару дней. Сам наверное видишь, у нас тут проблемы имеются...
  -Да уж наслышан.
  -Значит, понимаешь. Пришлёте?
  -Думаю, проблем не будет. - кивнул Федя, соображая, каким лучше образом приподнести проблему отцу Паисию. В том, что старец в помощи воякам не откажет, Срамнов не сомневался.
  -Ещё вот что. Где-то к обеду мы отправляем группу в составе БАТа, СЛСки, танка и придаём им КШМку с бензовозом, и кое-какие стройматериалы с базы. С ними же отправляем одну из "Шилок". К вечеру вся эта команда приползёт к грёбанному переезду, наик, а по утру - возьмётся за него. Соответственно, будут ждать помощи с вашей стороны. И, опять же, наик, неплохо будет, если пришлёте кого-то, понимающего... в этом деле. -покрутил руками, словно в них был невидимый шар, Звиад.
  -Я Политыча пришлю. - успокоил его Срамнов. - От сердца, так сказать, отровав. Это мы сделаем, дальше что?
  -А что дальше? - удивился Звиад.
  -Сами - когда?
  -Сами - через пару дней, наик. - ответил Звиад. - Надо собраться как следует. Но здесь я всё равно оставлю человек десять с Дергачём вот. - кивнул он на второго своего спутника, мордастого прапорщика с красным, мясистым носом. - До момента, пока последнюю каплю топлива не вывезем. Поэтому и прошу кого-нибудь из батюшек к нам.
  Не успел Фёдор дослушать, как ночную тишину разорвали ещё три коротких очереди, сопровождаемые эхом.
  -Занимаются. - ответил Федя на безмолвный вопрос Звиада.
   $$$
  С раннего утра Центр загудел, словно улей. Вопреки опасениям капитана Гамишвили, подгонять никого не пришлось. Люди вовремя погрузились, расцеловавшись с остающимися пока в Центре своими друзьями и соседями, и точно в срок, колонна, возглавляемая бронетранспортёром лесных, покинула расположение. Весь путь до Кушалина также прошёл без происшествий, и хотя связи практически не было, к часу дня, как и планировалось, колонна миновала Рождественский пост. Ничего сверхестественного по дороге не замечали, переезд миновали без проблем, и вот, добрались до дома.
  Переселенцев выгружали на площади, а технику аккуратно расставили у бывшего универмага, под внимательный досмотр парней Сергача. Сам Сергач, назначив старшего в своё отсутствие, вместе с Фёдором направился в Совет, где нужно было срочным образом организовать учёт и приём первых переселенцев, а также наладить временное расквартирование оных. Не успев подняться на крыльцо, Срамнов оказался в цепких ручонках Петра Василича. Старик крепко обнял и трижды расцеловал его, а затем и Сергача, вогнав парня в некоторую оторопь. Отвечая на немой вопрос в глазах заграбастанного старостой лейтенанта, Фёдор развёл руками - мол, так у нас встречает начальство, привыкай.
  Не прошло и получаса, как площадь уже кишела народом. Отдавая отчёт, что как бы народ не радовался новым соседям, но время сейчас на вес золота, Русков выставил охрану вокруг Совета с чётким наказом - никого, кроме прибывших не впускать ни под каким предлогом. Исключая, конечно, ответственных лиц. Но те уже собрались в Совете: явился благочинный с диаконом, прилетел Паратов, стуча каблуками пришла церемонная Тина. Людей на Селе ждали, готовились: пока переселенцы топтались на площади, разглядывая кушалинские храмы, подъехала "буханка" с обедом, мужики откуда-то быстро подтянули столы, скамейки - прибывших начали кормить. Невзирая на сопротивление Сергача, Паратов поставил к технике пятерых мужиков, а бойцов под белы ручки также вытащили из брони за стол. Пока народ отъедался, в парке установили столы, и отобедавшие направлялись на комиссию. Что она представляла из себя? У кого были, смотрели документы, а у кого таковых не было, записывали на слово. Интересовались семейным статусом, родом занятий и навыками вообще, вручали каждому пару листков с описанием анклава, а также предупреждениями о том, что для них теперь обязательно, а что - не принято, спрашивали, чем хотели бы заниматься. Ну, трудоустройство - вопрос не с кандачка решаемый, наелись уже, тут с каждым отдельный разговор будет. Другое дело, что в Селе уже как-то повелось проживание общинами - так проще и правильнее, и селить, например, повариху в Найдёново, откуда ей каждый день по сорок минут до Села топать - не эффективно. Менять потом всё придётся, а человеку оттого - лишняя головная боль. Поэтому и пытались определиться с работой заблаговременно.
  Ну, кое с кем из новоприбывших было ясно и так. Гариев тот же самый тут же был прикомандирован к Баеву, как к брату по цеху, к нему же он попал и на постой: дом у Баева большой, а живёт один, оба медики, будет проще. И Рашид, забрав из грузовика нехитрые пожитки, отправился к фельдшеру. Пару мужиков выделил по каким-то одному известным приметам Волчок, явившийся позже всех, и всё потому, что прежде людей, уделил пристальный интерес бронетранспортёру, зацепился языком с Калиной и Кимом, покурил первую, вторую, третью... пока не был препровожен в присутствие Русковым, заметившим это безобразие из окна.
  Пользуясь моментом, пока новые насущные проблемы не погрузили в свою пучину старосту и благочинного, Фёдор доложился о делах. Рассказал о проблеме с переездом, о том, что дело это неотложное и самое первое, а также о том, что Гамишвили отправил вслед за ними ремонтную группу, и поведал, что требуется с их стороны. Вызвали Михалыча, взвалили на него:
  -Как хошь, а давай собирай мужиков своих, Михалыч. - отрубил Русков. - Берите транспорт, Волков вон, пусть механизаторов своих с техникой даёт. Ты, Валера - своих ребят назначь на охрану. Ну, человек пять чтоб... У Тины припас возьмёшь, в столовке - горячее, и - дуйте туда. Раз робята военные впряглись ужо, нам негоже их подводить никак. И вы, батюшко, хоть отца Феофана пошлите, раз просят оне так...
  -Пётр Василич... - перебил старосту Срамнов. - Не надо отца Феофана. Пусть лучше Степан Политыч поедет. Тут ещё момент: Звиад просил к себе в расположение батюшку. Худо у них там с обстоятельствами. Кого, кроме отца диакона можем послать?
  -Надолго, Федя? - почесав бороду, спросил отец Паисий.
  -Недели на две, отче.- ответил Срамнов. - Раньше не управятся.
  Отец Паисий задумался. А сколько не думай, всё одно - кроме диакона, послать некого. Алтарников не пошлёшь, не справятся. Отец Александр стар и немощен, ну, а про самого отца Паисия речи тут не идёт.
  -Собирайся, Феофане. - благословил он диакона. - Собери потребное, и к отходу будь готов.
  -Слушаю, отче. - поклонился диакон, и молча покинул собрание.
  Илюха с Политычем подкатили на квадрике, когда суета в Селе была в самом разгаре. Илья давно угнетал Волчка, чтобы тот выделил им на команду присмотренного "Гризлика", да и Волчок-то был не против, но против Указа не попрёшь, а тут Рускова попустило, и выделение он всё-таки подписал пока Федя с Иваном и Севой гостили у вояк. После лихославльского рейда с топливом полегчало, да и перспективы с объединением с людьми Гамишвили внушали определённый оптимизм старику, поэтому Илья выбрал правильный момент. Ну и хорошо, квадрик - штука востребованная, непрожорливая и пролезет, где макар телят не гонял. Но по людям ездить не станешь, а на площади - фурор. Пришлось оставлять его у моста, где старая пивнуха раньше стояла, что сгорела ещё при советской власти, а дальше - топать ножками. Хотели удивить своих, да удивились сами: квадрик, конечно, круто. Но БТР-то - он всё-ж покруче выйдет.
  Пока, цокая языками, бродили вокруг новоприобретения и слушали восторженные рассказы Ивана с Севой о том, насколько крут "бэтр" и какие горизонты открываются для лесных с его благоприобретением, из дома Сельсовета вышли Срамнов и Сергач. Обнялись, и Федя представил своим Богдана, и, чтобы не откладывать приятное, сражу же огорошил старика тем, что надо бы ему скоренько собираться. Политыч, нацелившийся было на покой в ближайшие дни, скис. А вот Илья - тот наоборот, загорелся.
  -Я тоже со Степан Политычем тогда пойду, ладно, дядь Федь? - повис на Срамнове паренёк. - Офонарел уже на деревне без дела! Аслан с Папой свалили, а я - как прикованный!
  Срамнов вопросительно глянул на Политыча, мол, что скажешь, отец? Недовольный старик отмахнулся - пускай уж.
  -Сам вызвался. - ехидно стукнул по спине парня Фёдор. - Собирайся давай. А кстати, мужики - куда это наша сладкая парочка намылилась, а?
  -Гбырячью берлогу выкупать с командой охотников вчера отправились. - буркнул Степан Политыч, постукивая костяшками пальцев по броне. - Нарисовался тут один, с нашего краю. Мы думали - за день управятся, но нет, пока, вишь, не возвернулись.
  -Заломал кого, не? - оживился Федя.
  -Пытался. - буркнул Политыч. - Дважды, и всё с нашей стороны. Но отлуп получил оба раза. Вот наши и собрали команду на ево. Небось завалют - подранок...
  -Муж в Тверь - жена за дверь. - пояснил ситуацию Ваня. -Ты только за порог - у вас тут и начинается...
  Лейтенант, по всей видимости, не вполне понимая о чём возник разговор, переминался с ноги на ногу. Федя, заметив это его неловкое состояние, повернулся к нему.
  -Вник, Богдан, не? Гбырятина на нашем краю обжилась, пока мы у вас гостили. А так бы познакомил тебя с Асланом... Ну да ладно, успеется. - и, поясняя Политычу с Ильёй, показал им пальцем на лейтенанта. - Богдан, он после Звиада - второй человек. Любите, жалуйте. С ним, кстати, и на переезд отправитесь.
  -Это эти, которые... ?- не подобрав слов, очертил в воздухе руками что-то значимое Сергач.
  -Эти, эти. - кивнул Политыч. - Заебали уже, прости Господи. Кажный месяц по твари, почитай - а то и по две.
  -У нас тоже были. - поделился с ним лейтенант. - Но мы их всех израсходовали.
  -Не говори "гоп", братуха. -хлопнул его по плечу Иван. - Никто реально не представляет себе как и откуда берутся эти твари. Сегодня нет, а завтра - встречайте. Так что не торопись с суждениями.
  -Ну, вам, наверное, виднее. Вы - вон какие по всей этой ерунде подкованные. Ну ничего: наши парни переберутся - всем этим тварям тогда тут мрачный цугундер устроим...
  -Ладно, хватит тут в словах упражнятся. Богдану вон за своими чуваками смотреть надо и собираться. Давайте, полезайте на броню, домой уже хочется. С тобой, Богдан, на отправке ещё увидимся - я подскочу. А так, если какие вопросы - вон Волкова дёргай или Валеру Паратова. Понял?
  -Понял! До встречи, мужики.
  Попрощались с Сергачом, проводив его пока тот не затерялся среди селян, весьма радующихся происходящему на площади. Сева тоже откланялся, закинув на спину рюкзак, поплёлся домой. Надо бы его поближе переселить как-то, на Вельшино... Да домов пустых на деревне не осталось, вот если только к Политычу? Старик последнее время на два дома живёт - на Вельшине да в Перелогах. Нашёл себе бабёнку, говорят, вот и мечется... Хотя, в его-то годах! Да пёс его знает: сам молчит, не вскрывается, а дела такие, что иные старики за старое взялись. Здоровье-то теперь, слава Богу, позволяет. Седина в бороду - бес в ребро. А чёрт, лучше этот род не поминать. Вообще, никогда, никак и ни при каких обстоятельствах. А то - не ровён час...
  -Ты, Степан Политыч, как? На Вельшине - или опять в Перелоги намылился? - прищурившись спросил его Фёдор.
  -А ты с какой целью интересуешься? - прищурившись в ответ, переспросил старик. - Говорил же, и опять скажу: эта тема - без комментариев!
  -Да ладно тебе, что заводишься?! Не хочешь - не комментируй. Я о другом, Политыч: может Севу к себе примешь?
  -Вот те на. - замер старик на полушаге. - А к себе что не зовёшь?
  -Нууу.. - не найдя, что ответить ему с ходу, протянул Срамнов.
  -Хер гну. - рубанул Политыч. - Такой вот ты весь, Федя. Хрен с ним, пущай селится. Только ты не забудь поперву его самого спросить. - и, нахохлившись, старик направился к мосту, а за ним и Илья.
  - Э, вы куда, мужчины? - не поняв произошедшего, крикнул им Федя.
  -Так у нас свой транспорт, дядь Федь, смотри! - обернулся Илья.
  Забравшись внутрь и заняв место рядом с Иваном, Фёдор значительно посмотрел на друга.
  -Чего-нибудь понял, Вань?
  -Не-а. Одно могу сказать - ерунда какая-то с ним последнее время. - заводя машину, ответил ему Калина. - А вообще - вот что думаю. Обижается старик, что не взяли его с собой мы. Да и в целом - разделения команды эти не к добру. Это в американских фильмах только принято - в самый ответственный момент разделяться. А у нас... Прекращать надо эту практику , Федул. У нас вся сила в том, что мы вместе всегда были. Вон, глянь, что по бригадам делается. Один другого не знает. А лесные - сила была! Главное теперь - чтобы не вышла...
  -Ммм, считаешь? - глянул на него Федя.
  -Уверен. - отрезал Ваня, трогая бронетранспортёр с места.
  -Будем тогда менять эту ерунду. - задумавшись, сказал Фёдор. - А ну-ка, брат, рули-ка ты ы сторону школы сперва.
  -Куда? - не понял Калина.
  -К Маше для начала заедем!
   $$$
  Три дня пролетели как один. Незаметно пролетело. И все эти дни Срамнов порхал, словно крылья отросли, хотя были и веские обстоятельства скорбеть. И надо было скорбеть, но Фёдор словно забыл об этом.
  К кричащей и бьющей через край радости и горькой печали одновременно навестили они с Ванькой Машу три дня назад. Ведь всё время, проведённое в Центре, у Звиада, Срамнов провёл словно с паяльником в заднице - на самом важном моменте отрубилась девка, успев растравить душу. Услышал такое - и гадай, что имелось ввиду, а ведь могло быть что угодно - от совсем хорошего и до неприемлемо плохого. Умело маскируя свои переживания, Фёдор не показывал виду, но в душе его творился хаос. И ведь не изменишь ничего, не ускоришь никак долгожданное разрешение, останься он даже на Селе, а не отправься в Центр. Да и тему эту он хорошо изучил: ничего поганее, чем ждать в бездействии, в принципе нет. Иван, и тот не переставал удивляться стальной выдержке своего друга: как это взять и начать что-то делать, когда ключевой вопрос жизни подвешен в воздухе?! Вот, в этом весь Фёдор, сколько он его знал, считай, со школы - тихой сапой, незаметно для окружающих, гнуть своё, а потом р-раз - и в дамки. Сам-то Иван - полная противоположность, слова за душой не утаит, даже там, где, казалось бы, надо промолчать, привык правду-матку рубить, отчего и страдал всегда. Ведь правда-то у каждого своя, а если начать чисто по-философски в этом вопросе разбираться, то выяснится, что абсолютной правды нет и в природе. И что их вместе свело, таких разных, в сущности, людей? Тут-то есть домысел: детская дружба, она глубоко не копает. Но при этом - самая крепкая, хотя бывает и по-другому. Всякое бывает, не медицина - чётких рецептов судьба не выписывает. Сами давайте, как получается. Но это всё теория, а за годы дружбы, человека можно узнать, как облупленного. Если дружба эта - не просто слово такое, а настоящая она, а не такая, какая среди людей бывает - по статусу или выгоде. Про Федю с Ваней гадать бессмысленно, они и в это, худое время не разлей вода, а что там люди подумают, да как гадать будут - несущественно.
  Но, слава Богу, Федины мучения разрешились чудесным образом. Явившись с порога к Маше, друзья нашли её очухавшейся, и, хотя вставала девка пока с трудом, говорить могла. Акимовна, уперевшись в грудь Фёдору обеими своими старушачьими ручонками, завыла и запричитала, явив твёрдое намерение посетителей в хату к своей кровиночке не пускать. Так и двигал её Срамнов с порога до самой двери. Кричала бабка так, словно ненаши явились белым днём, а не Федя с Ваней, и друзья уж было сдали. Поднимет сейчас волну - соседи сбегутся, молва пойдёт. А ругалась Акимовна так, как и не догадывались об этом её навыке. А навык безусловно был, хотя на службе старушка - одуванчик, в белом платочке, благолепная вся из себя, в первом ряду перед амвоном место обычно занимала. Глянешь на неё в храме - тепло на сердце проливается: вот они какие, наши бабушки православные! Основа общины! А тут?! Хоть святых выноси... Но не тот случай: Акимовна - бабка упорная, да Срамнов - ещё более упёртый. Надо ему - и черти не остановят, а тут не то, что надо - тут и слова-то такого нет, чтобы описать в красках эту неотложную ниважнейшую срамновскую необходимость. Иван это знал, а Акимовна - не знала, и быть бы скандальному обстоянию, но разрешилось всё опять-таки по-доброму - похожая на призрак, отворила дверь Маша и встала в проёме, опираясь о косяк.
  -Пусти их, Акимовна.
  -Ииии, девонька! Да что ж ты встала-то опять?! Горе мне с тобой! - вмиг отцепившись от рубашки Фёдора, запричитала и бросилась к ней воздевшая руки, старушенция.
  -Поднимайтесь. - успела сказать увлекаемая в дом Мария, и друзья, разувшись, поднялись.
  Акимовна - и откуда у них,бабок этих, силы-то берутся - ввергла девицу обратно в кровать, заботливо укутывая ворохом одеял и подушек. Из-за всего этого пухового царство разобрать кто там в кровати имеет находится было совершенно невозможно, мог быть один человек, а могло и трое - сходу не скажешь. Друзья, пробравшись по стенке, скромно присели на скамейку. Старуха же, сдав первый рубеж, не унималась.
  -Словно ненаши являетесь! Совесть-то совсем просрали в лесах и выселах своих! Ить больной человек, никого не жалко вам! Ни матерей своих, ни ближних - дело, не дело - припрутся!
  -Вот про матерей - не надо, Акимовна. - устав слушать бабку-стража, лупанул Федя. - Язык без костей? Так мы поставим стержень, если ослаб. Мне ведь до батюшки сходить недалеко совсем, а он, наверное, сильно огорчится, узнав, как ты с людьми привыкла общаться.
  -Ты меня батюшкой-то не пугай, оголец! Ты ещё у матки в планах не был, как я пуганой сделалась. - уперев руки в боки, пошла на него Акимовна. - Про язык он про мой тут говорить пришёл, засранец! А я вот сейчас наряд-то кликну, и...
  -Да успокойтесь вы все! - послышался страдальческий голос Маши с кровати. - Иди, Акимовна, что устроила? Тебе уже в церковь пора. А ты, Федь, садись ближе. Знаю ведь, зачем пришёл...
  Фёдор, подхватив стул, поставил его задом наперёд перед кроватью, и сел, сложив руки на спинке.
  -Ну, ты как?
  -Бывало и лучше. От раз к разу всё тяжелее становится...
  -Да...
  -Ну что "да"?! Чем ты мне поможешь? Никто ничем мне не поможет, Федя. Можешь и вид не делать. Ладно, ты не за тем явился, чтобы меня разговорами развлекать, а у меня сил нет лишних, чтобы их с тобой разговаривать. Поэтому слушай меня...
  -Ты это, Маш... - поправил одеяло на её кровати Федя, и сделав глаза, как у лабрадора, попросил, - ты только вот прямо сразу мне скажи. Совсем всё плохо? Или нет? Потому что, если совсем всё плохо, я лучше сразу пойду что-нибудь плохое с собой сделаю.
  -Дурак ты, Срамнов. - закатив глаза, проговорила пророчица. - Со стороны дельным мужиком кажешься, а как до дела дойдёт - дурак дураком. Вон Ванька сидит - у него выдержки нет, но даже он такую ерунду не ляпнет.
  -Маш, не томи. - сжал пальцы Фёдор. -Для меня сейчас, что ты скажешь - либо жизнь, либо...
  -Твоя жена, Срамнов - жива и здорова. Красивая она у тебя баба. Глаза - чайные, раскосые такие, волосы - коротенькие, чёрные. Носик вздёрнутый. Кольца она у тебя не носит, поэтому мужики, которые сейчас вокруг неё, считают, что она не замужем. И форма на ней чёрная, красивая такая, как у военных. Да она же у тебя военная, Фёдор!
  -Как... какая форма, Маша?! Про кольца - это да, и про глаза.... А волосы у неё длинные... - запинаясь, бормотал Срамнов, сердце которого взяло такой бешеный ритм, что, наверное, могло бы и выпрыгнуть.
  -Постричься могла. - помог другу Иван, так и оставшийся сидеть на скамейки у печи.
  -Друг твой дело говорит. - кивнула Маша.
  -Могла, могла... - скороговоркой пробормотал Фёдор. - Но она не военная, она в Гидрометцентре работала. В Гидрометцентре... погода, Маш! Где она????
  -А теперь - военная. - безапелляционно заявила она. - Там много света, всё залито светом. Там безопасно. Это далеко, я точно не знаю где, но даже не это важно - она ищет тебя, Срамнов. Всё это время она ищет тебя...
  Глаза Фёдора наполнились слезами, но как он не пытался сдерживаться, всё же они предательски потекли по щекам.
  -Ты плачешь, Срамнов? - удивилась девушка, приподнявшись на подушке. - Ну ни фига себе!
  -Ты говори! - выкрикнул Фёдор, и смахнул слёзы рукой. - Что ещё ты видела???
  -Я видела вас, её и тебя, в нашем храме, в Кушалино. Вы были вместе....
  -Когда?! Маша, когда???
  -Скоро. Ещё не опадут листья...
  -Как, как я найду её?
  -Она сама найдёт тебя, Срамнов. Просто жди.
  Когда Маша произнесла эти слова, Фёдор вскочил, и словно ураган, выскочил из избы. Иван поднялся, намереваясь выбежать за ним, но Мария остановила его.
  -Пусть себе бежит. А ты присядь.
  -Чего, Маш? - напрягся Ваня, усаживаясь обратно.
  -Рад за друга? - спросила она.
  -А то. Знала бы ты, как он изводился все эти дни...
  -Надо думать. Встретится он со своей... Аллой.
  -Алей. Алевтиной её зовут.
  -Да? Вполне может быть. Тут вот ещё что, Вань. Ему это сейчас совсем ни к чему, а тебе интересно будет. Я видела большой самолёт в поле, тут, в Кушалино. Федина жена, а с ней - монахи. С этого момента - всё изменится для нас всех. Уже не будет так, как прежде. Потом - это будет позже - я видела старца, святого старца, я даже испугалась - думала, таких людей уже не осталось. Наш отец Паисий, конечно... Но этот - другой. И у него в руках что-то. Страшное. И ещё два священника с ним - молодых. Все радуются, колокола звонят, праздник... Но надо бы не перезвон, надо будет набат бить, Ваня!!! - резко изменившись в лице, от чего оно вдруг стало страшным, нездешним.
  Иван отшатнулся, настолько резкой и поразительной была эта перемена. Глаза Маши сверкали, горели огнём, ему показалось, что всё её лицо вдруг увеличилось, стало огромным. Цвет его, и без того бледный, сделался просто белым. Отбросив одеяла, Мария резко соскочила с кровати, и вытянув по направлению к Ивану руки, как это делают ходуны, словно робот, в сорочке, пошла на него, бормоча скороговоркой:
  -Бейте набат. Набат. Останови их. Это конец. Это будет конец. Бейте набат.
  -Маша! Маша... - Иван пятился от наступавшей на него девушки, шаря руками по печи. - Ты что? Да почему набат-то???
  И тут Маша резко остановилась, словно вернувшись в нашу реальность откуда-то издалека. Её ноги подкосились, и она кулем рухнула на пол, застонав. Иван прыгнул к ней, и нагнувшись, положил свою ладонь ей под голову. Видимо, собрав остатки покидающего её сознания, девушка дёрнулась, её веки дёрнулись.
  -Потому что... - прошептала она. - Потому что они принесут войну. - и обмякла в руках Калины.
   $$$
  Машу хоронили на третий день. Хоронили всем анклавом, собрались, наверное, все; и потом уж не припомнишь, когда после собиралось столько людей. Хоронили её под стеной Духова храма - там, где раньше было иерейское кладбище. К Маше в Селе относились по-разному, может от того, что она пришлая была, чужая; может, от того, что второго такого нелюдимого и загадочного человека в анклаве не было. Кто-то, просто постояв, уходил. Кто-то искренне переживал её уход, и был рядом с ней до конца. Но выслушав прощальную речь отца Паисия, прозрели многие, не знавшие её близко, не сталкивавшиеся с ней. Боящиеся её. И правда, ведь вклад Маши в жизнь анклава оказался огромным. Но за своей суетой, как это обычно и бывает, мало кто задумывался об этом. Мало кто знал, а её, Машу, как свою соседку, подругу или знакомую, как выяснилось, не знал никто. И лишь спустя несколько месяцев стало понятно, что смерть Маши разделила историю анклава пополам - "до" и "после".
  После неё не нашли ни документов, ни вещей - ничего не нашли. Оказалось, что у неё ничего своего не было...
  Рыдала, скорчившись на коленках, Акимовна. Плакал старый отец Паисий. Скрипели зубами Фёдор и Иван, которых не скрывая, винили в произошедшем. И только когда первый шок прошёл - люди наконец-то ахнули.
  За последние семь лет Машина смерть была первой и единственной, пришедшая обычной тихой поступью как раньше, как назначил являться к людям, достигшим своей черты, Бог. Как было всегда...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Пылаев "Пятый посланник"(ЛитРПГ) С.Лайм "Сын кровавой луны-2"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Каг "Операция "Поймать Тень""(Боевая фантастика) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"