Майоров Владислав Сергеевич: другие произведения.

Книга вторая. Хроники вечной войны

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

  
  
Книга вторая. Хроники вечной войны
  
  
   Как уже упоминалось, ангелы и бесы находятся в постоянном противоборстве за то, какие плоды взращивает человек в своем сердце. Чтобы лучше разобраться в механизме воздействия нечистой силы на образ мыслей и быт человека, ниже приведены примеры из жизни простых смертных и то, какими методами и средствами происходит борьба добра и зла за превосходство.
  
  
* * *
  
   Барин Илья Ильич Лаптев получил в наследство поместье от своей состоятельной бабушки. Помимо большого дома ему досталось крупное землевладение, на котором трудились крестьяне. Барин нигде не учился, был избалованным и взбалмошным, благодаря чему быстро привлек внимание нечистой силы. Бабушка с детства его сильно баловала, покупала любые подарки, прощала все шалости и гадости - в результате получила внука, который только и знал, что сибаритствовал и орал на всех вокруг. Крестьяне сразу невзлюбили Лаптева и дважды намеревались идти с вилами штурмовать поместье.
  
   У крестьянина Мордвинова заболела чахоткой дочка, и он решил отправиться к барину с прошением дать денег на лечение у городского лекаря. Однако барин выгнал крестьянина из поместья, пообещав содрать три шкуры с его многодетного семейства.
  
   Чтобы хоть как-то облагоразумить барина, местный батюшка Константин несколько раз приходил к нему и лично приглашал на службу в храм.
  
   Барин в храм сходил, но потом увеличил оброк с урожая и пригрозил, что всех повесит, если будут плохо работать. У него не было друзей, потому что его никто не уважал за праздность и надменность. Можно догадаться, что Илья Ильич был на заметке у бесов. Хранители с детства пытались оградить маленького Илью от атак адских соглядатаев, но бесы за него так цепко взялись, что хранителю Ивану пришлось сражаться при их численном превосходстве. Нечистая сила под руководством беса Бухадора неусыпно стерегла барина, когда он бодрствовал и когда спал.
  
   Ивану удалось послать в голову барина вещий сон, в котором хранитель показал два варианта развития его жизни. В первом барин страдал сердечно-сосудистым заболеванием и болями в боку, а во втором со здоровьем тоже было несладко, зато у него была жена, дети и счастливая безбедная жизнь. Черти поздно заметили вторжение врага, начали стрелять из рогаток аннигилирующими шарами, и Ивану пришлось срочно улететь на небо для подзарядки. Чертям было выгодно, чтобы барин как можно больше и глубже проникался ненавистью, постоянно клял Бога и жил в прежнем состоянии духа. Такой гибкий и эластичный в эмоциональном отношении биоэнергетический материал можно искусить быстро, а затем манипулировать им очень продолжительное время.
  
   Ангел Иван всю ночь ставил энергетические ловушки для чертей и программировал сознание барина на любовь и смирение. К рассвету он так устал, что черти стали одолевать и снова истощать его силы.
  
   Наутро Илья Ильич вдруг неожиданно постоял перед иконой Святой Матроны, что очень разозлило компанию чертей. Пока барин умывался и брился, он подумал о том, что стоит извиниться перед конюхом Архипом за свою грубость, но коварный Бухадор был начеку. Неожиданно Илья Ильич порезал лезвием подбородок и выругался матом, а за завтраком он опять влил в себя двести грамм водки и начал орать на повариху Надю. Вопреки усердным стараниям Ивана, барин вернулся к обыденному своему состоянию. Черти ликовали и завидовали своему наставнику Бухадору за его способность вовремя перевести неугодную мысль смертного в нужное русло. Ангелу пришлось оставить барина с нечистыми, так как ему снова было необходимо срочно лететь на подзарядку. Иван не отказывался от Ильи Ильича и верил, что сможет побороть всех чертей и их командира Бухадора.
  
   Илья Ильич с плеткой забрался в повозку и поехал смотреть, как работают крестьяне в поле. Когда барин подъезжал к месту сбора урожая, то один бородатый крестьянин погрозил ему вилами, а двое других зло проводили его взглядами. Бухадор обнимал одной рукой "подшефного", а другой помахал крестьянам, желая скорейшей усталости, бедноты и недовольства жизнью.
  
   Один молодой чертенок, бежавший за каретой, решил отдохнуть и набраться сил на спине пожилого бородатого крестьянина, но тот читал про себя молитву. В результате вредитель рода людского ударился рожками об заслон, с коротким визгом лопнул и черным прахом слетел обратно в Подземелье.
  
   Повозка под управлением кучера Архипа неслась на полной скорости по неровной дороге и, стараниями хранителя Ивана, подпрыгнула на одном ухабе. После удара о землю треснуло левое колесо, и сломалась оглобля, лошади побежали вперед, а экипаж с пассажирами упал на бок и скатился по склону в болото. Первым, прикрикивая и матерясь, ехал по траве Архип на доске, а за ним ползла повозка с Ильей Ильичом, который уже успел получить немало ушибов и синяков. Кучер ловко перекатился на правый бок и схватился за березу. Пока барин добирался в позе эмбриона до финиша, Бухадор вдоволь насытился его испугом, и все ждал, что тот хоть разок в сердцах крикнет: 'Черт побери!', но Лаптев молчал от страха, а когда съехал до самого дна - сел и заплакал.
  
   Илья Ильич лежал на своем кожаном диване, укрывшись махровым одеялом, смотрел в потолок и напевал слова: 'Я великий грешник на земном пути, я ропчу и плачу, Господи прости, помоги мне Боже, дай мне крепких сил, чтоб свою же страсть я... в сердце погасил...Помоги мне Боже щедрою рукой, ниспошли терпенья, радость и покой... грешник я великий на своем пути, Господи помилуй, господи прости...'.
  
   Озадаченный своим фиаско Бухадор несколько дней сидел у изголовья Ильи Ильича и думал, что делать с таким 'овощеподобным' клиентом. Теперь от барина не было никакого толка, а больше всего беса огорчал тот факт, что его победил этот ненавистный Иван, и не было вариантов для реванша. Барин не орал, не пил водку, не нервничал, не сыпал проклятьями, да и эта молитва выводила Бухадора из себя, способствуя скорому энергоотбору. На все лазейки к душе подопечного Иван наложил мощные божественные пароли, чтобы нечистая сила не могла больше повелевать им - без прозрения самого Ильи Ильича, этого, конечно же, не удалось бы сделать. Бухадор подумал, что можно попробовать насильно низвергнуть душу Илью Ильича в ад, но не рискнул связываться. К тому же такие вопиющие действия не приветствовались в демонарии, так как за этим бы последовала непременная апелляция, и Бухадора просто бы растерзали за такую подставу. Плюнул бес на барина и отправился на доклад к демону. Впереди у него были одни неприятности с хозяином.
  
  
* * *
  
   Восьмиклассник Петя хорошо учился по математике и успевал по всем предметам. Учителя хвалили за прилежность и делали поблажки. На уроках одноклассники-двоечники у него всегда списывали, а взамен - не били. Сначала Петя легко к этому относился, а потом стал замечать, что он лучший в классе и никто рядом не соображает в алгебре и геометрии лучше него.
  
   Чем дальше, тем больше. Петя стал заносчивым и высокомерным к своим знакомым и сверстникам. Его друг Вова всегда старался хорошо учиться, но был немного глуповат. Сначала Петя помогал Вове решать задачки, а потом начал называть его неучем и второгодником. Вова обиделся и перестал с ним разговаривать, потому что сам бы никогда не оскорбил друга. Этот факт заметил черт Гаврон и стал подсаживаться к Пете на уроках. Когда отличника вызывали к доске решить задачку по геометрии, то Гаврон шептал ему на ухо стихотворения Лермонтова и Багрицкого в весьма искаженном виде, что приводило к всеобщему смеху в классе. Одноклассники стали задирать Петю и пинать в раздевалке за его 'выкидоны' и заикания на уроках. Гаврон потирал свои копытца, намереваясь скатить школьника до плохих оценок и сделать объектом всеобщих насмешек.
  
   Назойливый черт закупорил копытом теменной канал жертвы, и Петя стал заикаться, как только приходил в школу. Все это время хранитель мальчика, ангел Ансельмо наблюдал, как в том растет гордыня и пытался предотвратить последствия, но было важно, будет ли мальчик самостоятельно думать о своем поведении.
  
   В очередной раз учительница химии вызвала Петю к доске для решения задачи по неорганической химии. Ученик ничего не изобразил на доске, а когда она спросила, в чем причина затруднений, Петя рассказал всему классу стихотворение совершенно не складное и с нелепым содержанием. В происходящее не могли поверить даже одноклассники, а двоечники заливались от хохота.
  
   Ансельмо подкараулил Гаврона у портала к ядру земли и начал вопрошать у беса, почем это он устраивает проказы детям, не достигшим совершеннолетия? Это запрещено вселенским уставом о приоритетных положениях. В ответ бес плюнул в Ансельмо своей ядовитой слюной, оставил хранителю большой ожог на правой руке, и ретировался домой на третий круг ада. Рогатые соратники предупреждали Гаврона о том, что не стоит искушать малолетних, потому что демону Маржинаху не нужны проблемы с представителями Небесного воинства, которые в обязательном порядке присутствовали на частных судах. Однако Гаврон не мог совладать с взрослыми людьми, потому он и отправился наполнять свой бурбулятор зла в школу.
  
   После инцидента на уроке химии Петю отвезли на обследование, а черт Гаврон бродил по школе и не знал, кого бы еще заставить выделывать всякие глупости и шалости. На примете у него возник учитель физкультуры Андрей Сергеич Гланин. Но подходить к нему лукавый боялся, потому что тот носил большой железный крест на груди и был очень строгих принципов, по крайней мере, относительно преподавания своего предмета. Но последним фактом Гаврон и решил воспользоваться. На одном из уроков учитель заставил приседать 'на одной ноге' двоих авторитетных старшеклассников, но те не могли выполнить упражнения, не держась одной рукой за стену спортзала. Тогда Гланин вышел из себя и начал кричать на них. Гаврон сразу подскочил к учителю и принялся звенеть над его ухом адским колокольчиком. Хранитель Гланина, ангел Авдот поздно прилетел в спортзал, где физрук уже синхронизировался с негативной вибрацией Гаврона. Авдот начал бегать за Гавроном, пока учитель неистово ругался на учеников, обзывал их ленивцами, бездарями и слабаками. Авдот сумел дать Гаврону хорошего пинка так, что черт вылетел в потолок на улицу и больше не появлялся в спортзале.
  
   Гаврон, как и полагается чертям, был весьма злопамятный, и пока старшеклассники курили после уроков за углом школы, он подкрался и начал звенеть им своим адским колокольчиком, чтобы ребята немедленно отомстили физруку за унизительные нападки. Вечером после уроков Гланин долго не мог выбраться из туалета, пока не выбил дверь ногой не без помощи своего ангела Авдота.
  
   Сердитый черт в отчаянии стал бродить по улицам и делать пакости прохожим. Он 'помог' поскользнуться старушке с большими сумками, затем запрыгнул на шею к одному деду, и тот стал кричать матом на милиционеров, после черт запрыгнул в люк к сантехникам и заставил их подраться между собой из-за какого-то пустяка. После тяжелого рабочего дня Гаврон совсем обессилел и сел отдохнуть на дереве возле пятиэтажного дома. Неожиданно он ощутил мощный толчок в спину и следом - полное онемение конечностей. Сзади подлетел ангел-воин Серафимус и стал стегать Гаврона плеткой с антибесовской бахрамой. Несчастный черт стонал, охал и причитал, пытаясь найти выход в ад, но плетка воина светлых сил, рассчитанная на бесов, каждый раз нагоняла слабосильного черта и больно била по спине, брюху и конечностям. На визгливые призывы Гаврона о помощи из преисподней явились несколько чертей, но, испугавшись могучего Серафимуса, ушли под землю. Ангел Ансельмо поблагодарил товарища и отправился в больницу к Пете, поддержать подопечного. Вскоре ученик вернулся в школу, помирился с Вовой и стал еще лучше учиться, подтягивая за собой весь класс. Гланин же извинился перед учениками за свои слова, снизил требования к детям, и его занятия стали проходить гораздо спокойнее и продуктивнее.
  
   Позже демон Маржинах вызвал к себе начальника Гаврона - беса Шахло, забрал все накопления эквивалента зла из бурбулятора и объявил: он больше не бес, а обычный черт-вредитель. Что Шахло сделал после этого со своим бывшим подчиненным Гавроном, описывать трудно, потому и не будем.
  
  
* * *
  
   Продавщица хлебобулочных изделий Зоя Красногрудова никогда не страдала от лишнего веса, она была стройная и худая. Все началось, когда ей стал изменять муж с какой-то падшей женщиной. Зоя принялась поедать много пирожных, тортов, булок и печений, чтобы заглушить свои душевные страдания и боль от утраты доверия к своему супругу. Еда быстро стала для неё смыслом жизни. Без торта на обед Зоя становилась нервной и раздражительной. Ангел Георгий усиленно старался успокоить Зою, внедрить манну терпения в её душу, но у него ничего не получалось, так как с ней часто пропадала связь из-за козней нечистой силы. Георгий каждый день открывал ей глаза, чтобы Зоя могла трезво оценить свою ситуацию и начать новую жизнь. Одной подслеповатой бабушке Зоя нагрубила за то, что та попросила её пересчитать нужную сумму для батона и булочки с изюмом. Со временем такие случаи стали для Зои нормой. Обиженные покупатели перестали покупать у неё товар, и хозяин ларька Кацо забеспокоился, что его бизнес в упадке из-за плохой работы продавщицы. Черти стояли возле ларька и ехидно косились в сторону прилавка, за которым стояла несчастная женщина. Вскоре бес Фуртах встал за прилавок торговать булками рядом со своей податливой жертвой.
  
   Когда в ларек нагрянула пожарная инспекция с проверкой, Зоя с перепугу стала кричать на них матом, но потом немного притихла и начала поглощать заварные пирожные и плюшки с повидлом в большом количестве. Кацо повел инспекторов в соседнюю шашлычную, а брошенный им взгляд из-под кустистых бровей не предвещал продавщице ничего приятного. Другие владельцы ларьков на базаре удивлялись, как с некогда доброй и неконфликтной женщиной могли случиться такие разительные перемены. Ангелы продавцов решили вместе с Георгием прогнать нечистую силу с базара и помочь Зое в её истинной проблеме, о которой она даже не подозревала. Но Фуртах пригрозил, что если остальные хранители попробуют вмешаться в его поединок с Жоржиком, как он называл своего визави, то бес сделает ей инфаркт миокарда. Вскоре черти совсем обнаглели и предложили Жоржику отстегать его плетками, отобрав квант энергетических ресурсов (после очернения полученной субстанцией они наполняли бурбулятор зла своего начальника) в обмен на жизнь Зои, потому что Фуртах окончательно завладел её телом и свободно манипулировал. Например, по приказу беса женщина могла выброситься из окна и стать самоубийцей. Несчастный Георгий пошел на такое унижение ради спасения жизни Зои. После этой экзекуции другие ангелы отдали ему часть своих сил, чтобы хранитель восстановился и продолжал бороться.
  
   Вскоре женщина начала пить водку и ступила на прямой путь к погибели. Георгий не знал, что предпринять и решился написать письмо о помощи своему давнему другу, ныне управителю водной стихии, ангелу-началу Луифелину. В письме хранитель рассказал о своем противостоянии с бесом и попросил содействия или совета.
  
   Вскоре на базар въехала группа батюшек, которые направлялись в монастырь, стоящий в полукилометре от рынка. У киоска они поставили свои велосипеды и решили купить свежего хлеба, так как в монастырской пекарне меняли лопнувшие водопроводные трубы. Один батюшка зашел в ларек, поздоровался с Зоей, купил хлеба и вдруг пристально вгляделся ей в глаза, за ним зашел второй батюшка и третий. Рядом проявились три хранителя-воина с мечами и в доспехах. Их заметили лишь Георгий и Фуртах со свитой. От вида благочестивых священников Зоя издала стон и упала в обморок, а бес в гневе стал призывать на помощь своих соратников для сражения.
  
   Пока один батюшка прикладывал крест к голове женщине, лежащей без сознания, а двое других читали молитву, отважные хранители бились на мечах с Фуртахом с его рогатыми помощниками. Бес давно не встречал таких выносливых и умелых противников, силы были неравны - они отрубили ему рога, хвост и нанесли множество энергетических пробоин. Прибывшая на подмогу чертовщина ничем не помогла: не оказав никакого сопротивления сразу провалилась под землю. Знакомые же бесы не поддержали конкурента в такой опасной битве. В конце концов, хранители победили Фурутаха и вырвали из когтистых лап душу молодой женщины. Георгий подбежал к поверженному бесу и окинул его печальным взором, полным сострадания. От такого унижения и обиды Фуртах с ужасным ревом окончательно аннигилировался и взорвался черной пыльной кляксой.
  
   Зоя очнулась, получила от Кацо расчет, а от батюшек - благословение и напутствие на счастливую семейную жизнь. Ей предстояло встретить танкиста-подполковника и родить от него двоих детишек.
  
  
* * *
  
   Бизнесмен Валера торговал нижним бельем на рынке, и его дело успешно развивалось. Носки, трусы, бюстгальтеры недорогих и элитных марок шли нарасхват. Валера был из хорошей семьи и даже два года учился в экономическом университете, но хитрые черти давно за ним наблюдали, нашли червоточину, и всячески старались поработить его душу, принуждая обманывать поставщиков и постоянных клиентов, продавать рваные некачественные трусы и бюстгальтеры не по размеру, сбывать весь некондиционный товар по завышенной цене. Во многом благодаря хранителю Агапето, им это не удавалось. Ангел не подпускал чертей близко к Валере. Естественно, черти ругались, сыпали проклятьями и подолгу сидели в засаде, атакуя издалека и ожидая, когда Валера сам позовет их.
  
   Когда он заработал миллионы, купил себе немецкий внедорожник 'Гелентваген', стал на нем быстро ездить и часто нарушать правила, этим и питалась голодная нечистая сила. Агапето не мог угнаться за своим подопечным и команда чертей начала чувствовать себя рядом с Валерой очень вольготно. Едет он от любовницы по дороге и пьет пиво, не замечая ни светофоров, ни людей, ни другие машины, а рогачи сидят на заднем сидении и ликуют.
  
   Однажды Валера резко затормозил, а сзади ехал старый дедушка на "шестерке", который не успел вовремя среагировать, ударив лихача в задний бампер. Вылез Валера, достал напуганного деда, находящегося в предынфарктном состоянии из разбитой машины и стал трясти за грудки. Это увидели спортсмены-боксеры из проезжавшей мимо 'Газели', выскочили и вступились за старика, разбив Валере нос, губу и бровь. Уязвленный нарушитель немного отрезвел, запрыгнул в машину и снова дал по газам.
  
   Доехал Валера лишь до следующего светофора, где его встретил 'Камаз', которые ехал на зеленый свет. От удара лихача выбросило из машины в витрину магазина ортопедических товаров. Это был бы последний полет Валеры в реальном мире, если бы проворный Агапето не подставил ему один из магазинных матрасов под удар. Крупный черт, сидевший на спине Валеры, хотел забодать хранителя, но получил копьем промеж рогов и, лишившись энергии, ретировался вместе со своими подельниками под землю. Валера попал в больницу с повреждением шейных позвонков, множественными переломами и ушибами. Три месяца он пролежал в больнице и выписался инвалидом второй группы с титановыми спицами в костях. Все свои сбережения он израсходовал на лечение, чтобы передвигаться с клюкой, а не в инвалидной коляске. После этого Валера долго не садился за руль, а когда снова стал водить - больше не лихачил. Несмотря на заниженный ПУГ, черти не отставали от Валеры и попытались склонить на гнев и уныние, но бдительный Агапето опекал Валеру до его последних дней.
  
  
* * *
  
   Анчар Букулаев был примерным семьянином, по-своему любил жену Алтыну и работал младшим юристом в торговой фирме. Женился он больше по расчету, но девушка оказалась красивой и кроткой, потому Анчар никогда не сожалел о своем выборе. Ему сопутствовала удача в карьере, и через пять лет напряженной работы он стал начальником отдела кадров. К этому времени жена потолстела и родила двоих детей. Вскоре Анчар стал приглядываться к молодым женщинам на работе, нарочито демонстрировать своё обаяние и стремиться кого-нибудь соблазнить. Сам он был довольно хорош собой - высокий, подтянутый, спортивный, веселый, с белоснежной улыбкой, несмотря на неполное количество зубов.
  
   Первой любовницей Анчара стала продавщица кофе - пышногрудая брюнетка Гюльнара. Любовный роман был недолгим, всего четыре дня. После чего Анчар подумал и решил, что она не соответствует его статусу, и продавщица начальнику не чета. Следующей претенденткой на постель руководителя стала бухгалтерша Байгюль. Девушка долго не принимала откровенные знаки внимания и сопротивлялась, чем еще больше распаляла страсть ухажера. Однажды Анчар пригласил её к себе в разгар рабочего дня продлить допсоглашение к трудовому договору. В кабинете он был пылок и настойчив, после получаса уговоров стал обнимать подчиненную и гладить за талию. Байгюль, наконец, сдалась, и вечер они провели в гостинице. Алтыну знала, что муж ей изменяет на работе, но молчала и не закатывала скандалов, а Анчар думал, что жена ничего не подозревает и гордился тем, как он умен и популярен у женщин.
  
   Пока начальник отдела кадров домогался своих коллег женского пола, бес Шваргон и ангел Мелвелан вели ожесточенную борьбу. Дело в том, что такие похотливые кандидаты, как Анчар, очень нужны в подземельях для увеселения их обитателей. Он начал вести беспорядочную половую жизнь и сам поставил своего хранителя в сложнейшее положение, а Шваргон быстро воспользовался этим преимуществом и получил доступ к порочному телу жертвы. Через некоторое время мужчина смог провести бурную ночь с заместителем директора по финансам Юлдуз Аликперовной. Таким поведением Анчар заслужил среди коллег репутацию настоящего кобеля.
  
   Когда он понял, что на работе больше ничего хорошего не светит с женщинами, то начал ходить по барам в поисках плотского удовлетворения. Если там сидела падшая женщина, то Анчар напаивал её виски и вез на съемную квартиру. Но затем совершенно неожиданно мужская сила начала давать сбои. После трех подряд неудач с женщинами он стал необычайно гневлив. Прислужники Шваргона каждый раз ложились между Анчаром и его подругами, хохотали, прыгали на кровати и дудели в адские дудки.
  
   Посмотрев, какой Анчар развратник и неисправимый грешник, Мелвелан подал петицию в Небесный совет, где попросил, чтобы ему предоставили другого подопечного. По мнению Мелвелана, Анчар, несмотря на помощь хранителя, не делает никаких попыток перевоспитания. Изменяет жене, не живет духовной жизнью и всячески поддерживает устойчивую связь с шайтанами. Прочитав прошение хранителя, глава Небесного совета серафим Аурелио Дивергилий написал ему ответ, в котором потребовал прекратить нытье и незамедлительно предпринять меры по нейтрализации Шваргона. Битва продолжилась.
  
   На работе Анчара перестали уважать коллеги и прозвали похотливой псиной, а некоторые даже проклинали. Однажды мужчина решил соблазнить незнакомую брюнетку в ночном клубе, подошел к ней и угостил коктейлем. Завязалась беседа, через час девушка сама предложила поехать к ней домой. Анчар еще больше убедился в своей неотразимости - женщины сами зовут его в дом. Однако когда они приехали к ней в квартиру, не дошло даже до прелюдий - Анчара там поджидали трое в масках. Они оглушили его палкой, сильно избили ногами, забрали деньги, часы и дорогой телефон. Кольца Анчар давно не носил. При этом случился конфликт между Шваргоном и чертями, которые курировали нападавших. Мелвелан стоял в стороне в невидимом колпаке и наблюдал за развитием событий. Шваргон сообщил, что это его клиент, убивать которого нельзя без разрешения, и приказал нечисти убраться. Черти Капрон, Дюбак и Мамаюга не спасовали перед бесом, выставили напоказ свои молотки и ответили, что каждый ведет дела как может, и не стоит им указывать, на кого нападать, так как их хозяин находится в деловых сношениях с самим демоном Каракаданом.
  
   У Шваргона не было времени разбираться с наглыми чертями, да и возможное присутствие в этой истории абсолютно бескомпромиссного Каркадана настораживало, потому бес не атаковал чертей, только сказал, чтобы они не оставляли тело на квартире, а вынесли на улицу. Бандиты так и собирались сделать - выволокли несчастного Анчара на улицу, затащили в фургон и выкинули, как мусор на безлюдной улице. Все это время за человеком следовали бес и хранитель.
  
   По пути Мелвелан призывал давнего друга - ангела-воина Альдо, чтобы он аннигилировал потерявшего бдительность беса одним ударом.
  
   Когда полубессознательного Анчара выбросили у обочины дороги, Шваргон стал его пинать копытами и тормошить рогами, чтобы побитый ловелас встал на ноги, так как если он вдруг откинется от ран, на частном суде ему могут продвинуть мученическую смерть, и разбирательство затянется надолго. Когда мужчина стал приходить в себя, Альдо незаметно подкрался к Шваргону и накинул ему на шею Петлю Света. Наносить прямой вред еще не захваченной жертве, а именно так можно было истолковать удары Шваргона, было запрещено, поэтому ангел-воин получил право вмешаться. Бес начал истошно хрюкать, верещать и шипеть, но такая удавка была очень эффективным оружием против нечистой силы. Шваргон был вынужден капитулировать и провалился под землю, понеся значительные энергетические потери.
  
   Анчар встал, отряхнулся и побрел домой пешком за пять километров. Мелвелан держал его за руку, придавая сил. Альдо, убедившись, что все в порядке, отправился восстанавливаться наверх: после использования Петли Света он существенно ослаб и сейчас был уязвим даже для атак обычных чертей, случись они где-то поблизости.
  
   Когда Анчар пришел домой, то не застал своей жены дома, а на столе лежала записка, в которой Алтыну писала, что больше не собирается терпеть измен, ночных гуляний, бесстыжего блуда, потому уезжает жить к матери. Анчар поначалу приуныл, но затем, изрядно выпив, обрадовался, что теперь сможет водить домой проституток, не растрачиваясь на незнакомые квартиры, в которых вдобавок могут поколотить и ограбить. Такой ход мыслей очень огорчил Мелвелана. Ангел надеялся, что недавний инцидент хоть как-нибудь облагоразумит Анчара, а совесть и раскаяние вернут образ мыслей в верное русло. На следующий день Анчар не пошел на работу, по причине недомогания, а под вечер позвонил в интим-салон и заказал себе женщину. Мелвелан на это не мог спокойно смотреть, до этого весь день проводивший профилактические мероприятия против похоти. Не помогла даже небесная музыка из рупора-обожествлятеля. Последний предмет Мелвелану выдали по просьбе серафима Аурелио, который желал поддержать хранителя в сложной ситуации. Рупор-обожествлятель применяется очень редко и только в случае крайней необходимости на особенных людях, которые своими деяниями привлекли внимание могущественных демонов. Когда Мелвелан понял, что и это не помогло, то сел на окно и загрустил. Но, вспомнив, как в него поверил Аурелио, хранитель быстро понял, что не стоит предаваться унынию, и стал дальше присматривать за Анчаром, который суетился по дому и расстилал постель, готовясь к встрече с путаной.
  
   Вечером раздался долгожданный звонок в домофон. Анчар открыл дверь, и в коридор вошла роскошная женщина с бюстом четвертого размера, в красном платье и черных туфлях. На этом радостные впечатления от встречи у Анчара закончились. За ней в квартиру ворвались трое в масках, повалили хозяина, который еще не отошел от недавних ушибов, на пол и стали бить носками туфлей ему по ребрам. На плечах у троих бандитов сидели черти Капрон, Дюбак и Мамаюга и, словно всадники, атаковали Анчара по рукам, ногам, голове и почкам. Мелвелан схватил рупор-обожествлятель и выпустил весь оставшийся заряд в нападавших. Один черт улетел под потолок и исчез, второй уменьшился в размерах до насекомого, а третий начал вращаться вокруг оси и истошно вопить проклятья. Бандиты перестали бить Анчара и принялись искать по квартире деньги и драгоценности, большую часть которых забрала с собой Алтыну. Забрав несколько пачек денег, золотую цепочку, магнитофон и саблю со стены, налетчики и их сообщница быстро ретировались, оставив открытой входную дверь, а Анчар лежал посреди комнаты и жалобно стонал.
  
   Мелвелан наступил на уменьшенного Дюбака и тот с хлопком улетел в Подземелье, нейтрализовать же крутящегося Мамаюгу ангел не мог, так как не был воином, но тут в открытую дверь заглянул Шваргон, оценил обстановку, узнал черта, рассвирипел, не думая о последствиях, набросился на Мамаюгу и разорвал в клочья. Выпив всю его темную энергию без остатка, Шваргон облизнулся и безумным взглядом оглядел комнату. После поглощения он чувствовал в себе такую силу, что ему казалось: душу Анчара у хранителя можно вырвать одним ударом, но ангела в комнате уже не было. Вдруг из люстры выглянул потрепанный Капрон. Он злорадно крикнул, что видел, как бес уничтожил его партнера, и теперь за такое неслыханное преступление им займется сам Каркадан.
  
   Шваргон рванулся к свидетелю, но когти сомкнулись на пустой люстре, погнув ее и разбив плафоны - Капрон, взвизгнув от ужаса, успел перенестись вслед за Дюбаком. Комната погрузилась во мрак. Шваргон взревел от ярости, отчего лопнула лампочка в коридоре и упала стеклянная полка с хрустальным сервизом: теперь о его поступке будет известно самому беспощадному и жестокому демону сектора, и уж тот не оставит это дело - лишний повод сожрать оступившегося беса демоны никогда не упускали. Придется залечь на дно и забыть об Анчаре, ведь искать виновника будут по его текущей жертве. Шваргон гневно сгреб остатки люстры, швырнул их в окно и, закрутившись черным смрадным вихрем, покинул Землю.
  
   Хранитель выбежал на лестничную площадку и стал бить в соседнюю дверь. Сейчас он имел право это сделать из-за того, что бес устроил в квартире настоящий полтергейст, перенеся схватку на материальный уровень. На непонятный стук вышла пожилая учительница Гюзель Рамзановна и увидела открытую дверь соседа. Вскоре за Анчаром приехала скорая помощь.
  
   В больнице ему продиагностировали гематому брюшной полости, яичек и множественные ушибы по всему телу. Анчар не досчитался трех зубов, но больше его волновало то, что ни разу за три дня не навестила супруга Алтыну не поинтересовалась здоровьем мужа. Он вообще был никому не нужен. За время, которое он провел в больнице, Анчара уволили с работы за несоответствие занимаемой должности. К тому же Алтыну подала на развод, а это грозило ему потерей значительных денежных средств и разделением имущества.
  
   Мелвелан сочувствовал его бедам, но в тоже время был уверен, что все эти лишения - не проделки Шваргона или других чертей, а результаты прошлых деяний Анчара. У бывшего начальника было много времени в больнице, чтобы подумать о своем поведении и сложившейся жизненной ситуации. После выписки он отправился к своему тестю просить прощения, несмотря на то, что тот был очень зол на него. После того как тесть выгнал Анчара и обозвал 'дряным псом', Алтыну заплакала и решила простить блудного мужа. Мелвелану потребовалось немало усилий, чтобы Анчар сумел набраться смелости и попросить прощения у всех родственников по линии жены.
  
   В конце концом он явился к своей жене и стал просить не разводиться с ним, потому что он любит её. Алтыну сначала не поверила и сказала, что он женился на ней ради денег, но потом оттаяла и предложила пожить еще вместе, чтобы посмотреть на его поведение. Назначенный на место пропавшего Шваргона Капрон с нахрапу пытался искусить Анчара, всколыхнуть в нем воспоминания о падших женщинах и подсовывал поводы для новых измен, но Мелвелан неустанно преследовал подопечного и не позволял назойливому черту, мало знакомому с душой новой жертвы, разрушить все его благие начинания. Анчар устроился работать юрисконсультом в строительную фирму и стал примерным семьянином.
  
  
* * *
  
   Слесарь Анатолий Шпонкин пятнадцать лет работал в домоуправлении - менял фитинги, краны, чистил канализации, устанавливал батареи и водонагреватели. С ним жили жена Галина и дочь Люба, которая училась в медицинском колледже. На работе у Анатолия отсутствовал карьерный рост, и была небольшая зарплата.
  
   После института Анатолий работал на стройке прорабом, строил на Севере промышленные объекты, и молодой семье удалось переехать из общежития в собственную двухкомнатную квартиру. Жили нормально: не шиковали, но и не бедствовали. Когда стройка закончилась, Анатолий и устроился в домоуправление. Частенько стал выпивать с местными работягами, сначала за чей-то день рождения, потом за какой-нибудь праздник, за окончание недели и в конце концов просто так, от тоски. Жена работала поваром в столовой, к сорока годам располнела, заработала варикоз и совершенно не походила на ту стройную восемнадцатилетнюю девушку, за которой бегал молодой студент Толя. От неё пахло то рыбой, то сырым мясом, то луком. При этом она была глубоко верующей, ходила на литургию в храм и читала молитвы перед сном. У Любы шел период активного полового созревания, сопровождающийся её гиперэмоциональностью. Отец выпивал на работе, приходил вечером домой и засыпал до следующего дня. Если не выпивал, то приходил, ужинал и заваливался на софу смотреть телевизор. Мать после рабочего дня трудилась еще и дома, выполняя все каждодневные хозяйские дела. Дочь приходила с учебы и шла гулять с взрослыми парнями. Среди членов ячейки советского общества плел сети бес Охахон, а распутывать узлы пришлось хранителю Антипу.
  
   Не бес первый пришел в дом, Анатолий сам его привел. Как-то после тяжелой чистки сливной ямы, он решил выпить в комнате отдыха при ЖЭКе с собутыльниками по двести грамм. Стоило мужчине произвести заветную фразу: "Черт возьми!", когда коллега Василич пролил на паркет полрюмки водки, как тут же Охахон подсел к нему и начал искушать злоупотреблением алкоголя. В результате уловок весьма изощренного беса, Анатолий едва пришел на ногах и лег спать в коридоре. Галина решила, что выяснять отношения с мычащим бревном не имеет смысла, она кое как перетащила его в постель, раздела и улеглась рядом спать.
  
   Тем временем, Антип распугивал плазменным жезлом чертей, замаскировавшихся под купидонов, которые запускали энергетические заряды в сторону Любы. Ее хранитель Бенигно сильно пострадал в схватке с бесом, руководившим этими чертями, и сейчас набирался сил в Небесных Покоях. Сверху Антип получил четкое указание не допустить её совращения и незапланированной беременности.
  
   Охахону очень не понравилось присутствие набожной супруги рядом с пьяным Анатолием, так как чистая душой Галина была очень сильным препятствием для целей беса. Бес подготовился к дистанционному программированию своего 'клиента', чтобы тот ругался с женой, не общался с дочкой и продолжал пить до тех пор, пока не откажет сердце. Зная о возможностях и силе Охахона, ему доверили совращение всей семьи целиком. Миссия эта была крайне непроста, и многие бесы, усмехаясь, ждали, когда эта непосильная ноша сломает спину их 'собрата по цеху'. Охахон попробовал приблизиться к Анатолию, лежащему рядом с Галиной. У беса затрещали рога, заломило во лбу и стали зудеть копыта. Охахон зарычал и впрыгнул в комнату Любы. Она уже легла спать недовольная тем, что местный хулиган Славик начал было её обнимать в подъезде, но тут же сбежал, испугавшись звука ключа в двери.
  
   Наутро Антип спустился с неба после подзарядки в энергетической ванне и удивился наглости беса. Нечистый сидел на кухне на коленях Анатолия и осквернял пространство. Супруги ожесточенно орали друг на друга. Жена корила мужа за то, что он превращается в алкоголика, а муж упрекал жену в её телосложении и уклонении от супружеского долга.
  
   Охахон начал пританцовывать на кухонном столе, стучать перед женщиной на гнев-бубне, небезуспешно выманивая супругов на еще больший разлад. Антипу стало душно от сгустившейся атмосферы зла, но терпеть подобное зрелище он не намеревался. Пока конфликт не достиг апогея с применением рукоприкладства, хранитель достал из кармана склянку со святой водой и стал окроплять стены, пол и потолок помещения. Охахону капли попали на брюхо и копыта, от этого он запрыгал словно ужаленный и выбросился в окно. После этого супруги притихли и молча позавтракали, лишь Галина недовольно смотрела исподлобья на мужа, с мрачным сопением ворошившего котлету вилкой.
  
   Хранитель не ожидал от женщины, которая регулярно ходит в церковь и молится по ночам, столь обильного проявления злости и осуждения. Тут, наконец, появился ее хранитель Амато. Чтобы она пришла в себя, он погладил ее по голове и направил в комнату подумать о своем поведении. Охахону гораздо важнее было отучить Галину молиться и креститься, посеять в её голове сомнения, чем провоцировать в этой спокойной и твердой женщине гнев на мужа. С Анатолием у беса уже была налажена крепкая связь через алкоголь. В дни трезвости подопечного, Антип пытался сконцентрировать его на семейных ценностях, шахматах, футболе и военных историях, но рюмка и бутылка каждый раз перевешивали все остальное.
  
   Чтобы принести боль и злость в семью Шпонкиных, Охахон договорился с чертом Шмыгой, чтобы тот вселился в хулигана Славика, к которому был прикреплен, и совершил над Любой насилие, а потом запугал, чтобы никому не рассказала.
  
   Об этой готовящейся авантюре хранителю Антипу донесли ангелы-зрящие, которые вовремя расшифровали перехваченную информацию.
  
   В назначенный день Люба засобиралась в кино со своим ухажером, который беспечно улыбался и не знал, какое место ему уготовано в планах Охахона. Анатолий спал, выдыхая перегар, а Галина не могла унять в себе чувство волнения, подогреваемое Антипом и Амато. Хранители ходили по пятам за женщиной. Охахон надеялся проводить Любу в кино и совершить задуманное, но сильно злился от того, что делают его лютые враги с женщиной. Антип словно знал о готовящемся покушении на Любу, которое повернула бы её жизнь в другое русло, испортило представление о мужчинах и в будущем не позволило создать полноценную семью. И вот хранитель получил сигнал с неба, что следует всеми доступными методами оставить Любу дома.
  
   Когда девушка уже накрасилась и надела колготки со звездочками, мать зашла в комнату и заявила, что та никуда не пойдет. В ответ дочь сердито сказала, что лучше бы мать пила водку вместе с отцом и не строила из себя наседку. Галина не знала, как объяснить свою строгость, встала на пороге, загородив проход в коридор, и рассказала, как она видела Славика, целующимся с какой-то смазливой девкой. Люба не поверила, начала топать ногами и поминать нечистую силу, но поняв, что маму Галю не переубедить и не оттолкнуть, плюхнулась на диван и зарыдала.
  
   Охахон, будучи свидетелем этого семейного скандала, почесал рога и присел рядом с пьяным Анатолием. Бес не понимал, что происходит: все планы развалились, Люба осталась нетронутой дома, и бурбулятор зла заполнен всего на треть. Порассуждав сам с собой, Охахон решил, что и так все по плану, Любу можно оприходовать не Славиком, а кем-нибудь другим, но Галину надо срочно изолировать от семьи. Злобно зыркнув на Антипа, который успокаивал Любу, бес спустился в свой сектор, завершить отчетные дела.
  
   Хранитель догадывался, что Охахон замышляет что-то против Галины и остался сторожить квартиру от посягательств нечистой силы.
  
   Вернувшись к своей жертве, Охахон чуть было не закипел от злости. Галина пекла блины на кухне, Анатолий делал зарядку, а Люба убиралась в своей комнате. Антип вывел весь запах перегара из дома и очистил его от эманаций зла, разбросанных бесом перед уходом. Ночью на помощь хранителю Антипу прилетели друзья - Амато и набравшийся сил Бенигно, хранитель Любы. Втроем они до утра взывали к добродетелям всех членов семьи.
  
   К обеду случилось еще более неприятное событие для беса - все Шпонкины вместе пошли в храм на воскресную службу вместе с довольными хранителем. По дороге бес пытался внушить Анатолию купить бутылку пива, всячески старался заплести Галине ноги, чтобы она упала и получила тяжелую травму, а над ухом Любы звенел адским колокольчиком, навевая мысли о Славике. В отчаянии Охахон запрыгнул на шею цыганке, которая стояла возле пивного ларька, столкнул прочь сидевшего на ней черта и скомандовал просить мелочь у приближающейся процессии. Увидев её перед собой, Галина начала креститься и говорить вслух молитву, отчего та, не успев ничего сказать, отскочила в сторону как ошпаренная и упала в открытый люк, где работали водопроводчики. Снизу послышались громкие ругательства работяг.
  
   Несмотря на все уловки Охахона, ведомые хранителями родители и дочь благополучно дошли до церкви, где бес уже не мог их преследовать. Во время пребывания в храме Анатолию стало плохо и он кратковременно потерял сознание. Когда он пришел в себя, то увидел бабушку в косынке напротив, которая строго произнесла: "Будешь пить - ноги отсохнут!". В конце службы батюшка благословил Галину, Анатолия и Любу на добрые дела и велел впредь не браниться и не безобразничать, а Любе сказал, чтобы хранила целомудрие до нужного времени, а не шла на поводу у похоти.
  
   Охахон сидел за двести метров на плечах у цыганки, стучал ей копытом по голове, невзирая на слабые попытки черта вернуться на свое законное место, и никак не мог понять причины такой разительной перемены в семье Шпонкиных, а больше всего ему не давали покоя мысли об Анатолии, который вместо того чтобы спать или похмеляться, взял да и пошел набираться божественной энергии в церковь. К вечеру бес явился в квартиру Шпонкиных, но не увидел в ней никого из людей, потому что они стали невидимыми для нечистой силы. На самом деле Анатолий убирался в квартире, жена старательно готовила ужин, а Люба готовилась к экзаменам на медика. Охахон был опытным бесом и все понял. Злобно покосившись на Антипа, Бенигно и Амато, бес вылетел в окно и направился в дом напротив, где проживала чета алкоголиков - семью Кучиных уже давно совращали два не сильно ловких черта, потому облапошить и обобрать их было для Охахона делом быстрым и верным.
  
  
* * *
  
   Богатый бай Джамуха Аль Насри носил печатку на пальце. Ему подарил её один заморский богач на самаркандском базаре. Бай надел украшение на безымянный палец и очень гордился этим подарком. Каждый раз при удобном случае демонстрировал руку своим гостям и знакомым баям. Печатка действительно была качественного изготовления и символизировала успешность своего обладателя. Шайтан Эргашир заметил такую нездоровую страсть к вещам и решил проработать бая. Эргашир давно уже имел удовольствие искушать представителей рода Аль Насри, поскольку у тех всегда имелся целый букет пороков - скупость, гневливость, похотливость, жестокость. На этих баях Эргашир поднялся от уровня мелкого духа-вредителя до шайтана с большими возможностями.
  
   У бая Джамухи было три жены и пятеро детей. Любая из них могла получить плеткой, если сделает что-то не так, или лицо ее покажется мужу слишком унылым. Эргаширу противостоял хранитель Алнухдин. Он как мог боролся за спасение бая, но опыт предшественников подсказывал, что согнать беса с насиженного веками места почти невозможно. Алнухдину оставалось только с печалью смотреть, как его визави утаскивает в Подземелье целые поколения семьи Аль Насри. Один раз он попытался встать у беса на пути, в открытую бросив ему вызов, но пропустил такой сильный удар, что надолго пропал с Земли, восстанавливаясь в Небесных Чертогах.
  
   Однажды у бая заболел тот самый палец, где сидела печатка. Сначала он терпел и никак не связывал недуг с украшением, но вскоре даже для него это стало очевидно. Бай в отчаянии задумал распилить печатку, ведь полруки уже распухло, так и до мозга дойдет. Позвал он местного кузнеца и дал задание снять украшение с пальца. Кузнец попробовал, но подарок не поддавался.
  
   Бай смотрел на печатку и будто слышал в голове ее сварливый голос: "Этот кузнец хочет забрать меня у тебя! Якобы починить, а на самом деле - чтобы заменить подделкой, а самому тихо носить твое сокровище у себя в подвале. Прогони его!"
  
   Бай разгневался, отстегал несчастного плеткой и приказал убираться из его владений. Один хитрый звездочет прослышал о проблеме бая Джамухи и за несколько монет посоветовал ему найти того самого богача и убить, потому что печатка - прокаженная. Бай подумал и решил, что так и сделает, колдовство спадет и печатку снова можно будет носить. Уж очень она красивая, ни у кого такой нет. Но было непонятно, где этого богача искать - сейчас он мог быть в любой части света.
  
   "Лживый звездочет хочет навлечь на тебя беду - после убийства знатного и уважаемого человека он придет со стражей и обвинит тебя, а когда тебе отрубят голову - попросит печатку в награду и будет меня носить, всем хвастаться! Вон! Пусть убирается!" - исступленно шептал уже знакомый голос прямо внутри черепа Джамухи.
  
   Разозлился бай напал на звездочета, отобрал свои монеты и подбил звездочету глаз за его невнятный совет и пустое словоблудие. У бая уже вся рука посинела и стала неметь. Палец под печаткой часто пульсировал, отчего было еще больнее.
  
   Через некоторое время к баю явился какой-то старик и сказал, что знает, где живет тот богач. Чтобы рука поскорей прошла, нужно ублажить жадность этого колдуна.
  
   Голос на удивление Джамухи не нашел в этом плане ничего опасного и посоветовал прислушаться к мудрости убеленного сединами человека.
  
   Бай прислушался и передал через старика мешочек золотых тому самому богачу-колдуну. Когда старик ушел, к Джамухе на разговор пришли трое сыновей, пожелавших узнать, куда ушло семейное золото. Он прогнал их и не стал ничего объяснять.
  
   Через неделю вызвали лекаря и тот сообщил, что руку с печаткой нужно срочно отрезать, иначе бай умрет от заражения крови. Жены плакали, а дети молча стояли в дверях. Жить в достатке Джамуха любил все же больше, чем печатку, потому согласился. Старший сын хмуро посмотрел на братьев и вышел из покоев.
  
   Через месяц за обедом однорукий бай выпил полпиалы шербета, выпучив глаза, схватился за горло и умер прямо за столом. Сыновья над его телом стали выяснять, кому из них теперь предстоит носить печатку отца. Старший сын ударил младшего и разбил тому губу. По закону именно старшему сыну должна достаться основная часть наследства, и печатка в этом ключе была символом власти главы рода. Средний выхватил кинжал и всадил клинок в бок брата. Перешагнув через его тело, он подошел к лежащему лицом в плове отцу и срезал печатку с цепочки на мясистой шее. Младший брат, видя как затухает жизнь в глазах старшего, решил, что обязательно отомстит за него и станет единственным главой рода.
  
   Все трое в итоге отправились в ад вслед за баем, а шайтан Эргашир заслужил повышение до заместителя дива Джимархана.
  
  
* * *
  
   Моряк Хуан, как только оказался на суше, сразу же побежал в местный бордель к падшим женщинам, чтобы быстрей выплеснуть свою страсть, так как он не знал женского общества уже восемь месяцев. Ангел Пепито летел за ним и кричал ему, чтобы он остановился и одумался, сходил в баню, поел или почитал Жюля Верна, но, влекомый бесом Овидайо моряк упрямо шел через весь город под дождем, и внутри у него была одна лишь похоть.
  
   Хуан зашел в холл, поговорил с хозяйкой, тучной, обильно намазанной пудрой и румянами женщиной. Он заказал себе высокую рябую девочку, и после оформления талона на час хмурый простуженный лакей с совершенно изможденным лицом проводил его по лестнице на второй этаж в номер с засаленными стенами и уймой насекомых. Страсть к подросткам у Хуана сохранилась с самого детства, когда он в возрасте десяти лет остался наедине со своей тринадцатилетней сестрой. Пепито остановился возле борделя, потому что на входе стояла группа чертей, поджидавших своих клиентов. Они нагло ухмылялись хранителю, а один из чертей под мерзкий хохот остальных стал демонстративно вилять туловищем перед Пепито. К входной двери подошел мужчина в черном балахоне, один из чертей проворно запрыгнул ему на шею и они вместе скрылись внутри. Ангел взлетел и проник в номер через окно.
  
   Овидайо сидел в номере и с довольным видом наблюдал, как Хуан заламывает руки юной блуднице. Не все его устраивало в этой картине. Девушке нравилось, как с ней жестоко обращаются, а Овидайо ждал от Хуана большего насилия. Пепито с горечью наблюдал в окно за Хуаном и молился, чтобы тот хоть раз его услышал. Вдруг он увидел в углу ангела Исмаила, который лил слезы и вел себя неподобающе для хранителя. Овидайо не нравилось присутствие рядом двух оппонентов, но идти на конфронтацию не хотел, потому что был уже стар и немощен для энергетических драк. Ему вполне хватало силы влияния на моряка, благодаря чему бес не позволял хранителю приблизиться к нему.
  
   Ангел Исмаил поведал Пепито, что его подопечная проститутка раньше была примерной девочкой из бедной семьи, но однажды её изнасиловали бандиты по дороге с рынка и с тех пор он не может достучаться до её перекошенного сознания. Пепито попросил Исмаила залезть на крышу борделя и помочь ему обмануть старого беса. Ангелу выделили для борьбы за душу Хуана редкий артефакт. Оболочка у бесов или чертей после их гибели сохраняется крайне редко: темная энергия либо рассеивается, либо ее всасывают в бурбулятор или пожирают случившиеся рядом черти. Но иногда ангелам все же удается заполучить один из фрагментов безжизненной оболочки только что погибшего черта или беса. Из таких лоскутов тьмы искусные небесные мастера и 'сшили' специальный 'костюм-личину поверженного беса'. Хранитель достал его, надел, Исмаил застегнул ему молнию на спине, и Пепито стал похож на настоящего лукавого. Затем он достал из сумки рога, прицепил черный хвост и надел для дополнения образа красные кружевные трусы. В таком одеянии хранитель решил предстать перед Овидайо и дальше действовать по обстановке, главная цель - притупить бдительность беса и подобраться поближе к Хуану, чтобы прокричать ему прямо в ухо слова предостережения от страсти и похоти. Делать все нужно было очень быстро, так как гримасничать ангелы не умели, да и такой костюм сильно 'жал' Пепито: темная материя, даже будучи мертвой, постепенно разъедала защиту и поглощала его внутренний свет.
  
   Когда хранитель проник обратно в комнату, Овидайо зашипел и сказал, что эта территория занята, и мешать ведущейся тут работе - значит бросить прямой вызов его начальству. Пепито представился бесом-ревизором Джакопо и сказал, что как раз для инспекции работы означенного Овидайо и явился. Бес закашлял, суетливо вскочил и угодливо склонился перед инспектором. Он поманил уважаемого Джакопо и жестом пригласил на кровать к людям поучаствовать в оргии, чтобы тот непосредственно убедился в качестве многолетней работы.
  
   Пепито демонстративно походил перед старым бесом, стараясь не делать лишних движений и не упасть, убедился, что тот ничего не заподозрил, под восторженные крики Овидайо запрыгнул на спину к Хуану, как это делают черти, и принялся передавать ему свою светлую энергию в голову, чтобы моряку стало жалко несчастную девушку, и в нем пробилась хоть малая искра совести.
  
   Моряк вдруг слез с проститутки, закрыл ладонями глаза и стал торопливо ходить по комнате. Овидайо это очень не понравилось, и он крикнул 'Джакопо', чтобы тот перестал хулиганить, потому что дело еще не сделано, и бурбулятор недостаточно наполнился. Исмаил, наблюдавший за лицедейством, сообразил, что скоро бес распознает аферу с костюмом, из последних сил собрал свою манну и направил на Овидайо энергетический заряд, от которого у беса помутнело в глазах и он грохнулся на пол. А Хуан, прямо как был, без штанов, выбежал в коридор и сбил с ног сеньору-хозяйку, которая, ворча и прихрамывая, направлялась по лестнице в их номер требовать доплаты за девочку, так как время давно закончилось.
  
   От столкновения женщина ударилась головой об пол затылком, но плотная копна волос спасла ее от травмы. Она начала истошно кричать на весь публичный дом, чтобы не расплатившийся моряк далеко не убежал.
  
   На зов хозяйки из комнатки под лестницей выскочил больной лакей с компрессом на голове, увидел взъерошенного полуголого моряка и набросился на него с кулаками. Хуан плечом оттолкнул его, бедолага отлетел в сторону, разбил китайскую вазу и сломал трухлявый стул. По коридору Хуану встретились две пышные проститутки, ожидавшие щедрых клиентов. Одна из них завизжала и отпрянула в сторону, другая же попыталась преградить путь моряку, он отмахнулся и угодил ладонью ей в челюсть, отчего женщина с грохотом упала на пол.
  
   Пока на первом этаже борделя происходила борьба людей, на втором шло противостояние иного рода. Исмаил, чья подопечная тоже пострадала от козней Овидайо и сейчас лежала на кровати, уныло рассматривая красные от ремней запястья, запрыгнул на голову беса и начал заламывать ему рога, закрывая обзор для контратаки. Пепито, воспользовавшись этим преимуществом, а также тем, что находясь в личине беса, мог безболезненно прикоснуться к бурбулятору, сорвал с беса его накопитель, разбил и насыпал внутрь остатки божественного света, нейтрализовав все зло, накопленное Овидайо за время пребывания в публичном доме.
  
   Овидайо скинул с себя Исмаила, который уже порядком обессилел от распространяющейся по комнате адской разрушающей энергии и выбросился в окно. Бес плюнул в Пепито адской слюной, но костюм лишь впитывал ядовитую субстанцию. Старый бес увидел, что противник сделал с номерным бурбулятором, сообразил, что дальнейшая борьба может принести ему смерть и с полным ненависти воем перенесся в Подземелье. За потерю бурбулятора ему грозила самая строгая кара и чтобы избежать ее, Овидайо придется прятаться до конца времен.
  
   Пепито не мог сам снять обжигающий костюм и начал звать хранителей на помощь. Его узнали далеко не сразу, поэтому сначала ему пришлось убегать от своры чертей, так как в этом обличии летать он не мог, но затем за него вступились ангелы-воины и после короткой потасовки помогли ему содрать, наконец, с себя ужасную личину.
  
   Хуан без штанов пришел на корабль под общий смех команды. На вопрос капитана - куда моряк дел свои штаны, он ответил, что его обокрали в таверне. Капитан не стал с ним ругаться и отправил драить палубу, а остальным велел готовиться к отплытию.
  
   Когда торговое судно покидало порт, хранитель Исмаил теплым взглядом провожал друга. Благодаря бегству Овидайо, он теперь смог беспрепятственно достучаться до души юной блудницы, и начал работу по ее возвращению домой к матери и отцу. Хуан драил палубу и размышлял о своем недавнем поступке, а Пепито, стоя на грот-мачте, составлял план по укреплению духа своего упрямого подопечного.
  
  
* * *
  
   Черт Калабаха любил пугать людей, провоцируя у них приступы страха. Свой тощий бурбулятор зла он пополнял до невозможности плохо, но толку в аду от него было еще меньше, потому начальник, бес Бадажор, раз за разом отправлял Калабаху на поверхность, чтобы тот хоть как-то мог приносить пользу своему руководителю и вред - роду людскому. Бадажор стоял в очереди на пополнение своей свиты из нового выводка чертей, но очередь была длинной, потому ему приходилось держать такого малополезного подчиненного в свите, а не поглотить или сдать на расщепление, как делали бесы, не испытывающие недостатка в слугах.
  
   Калабаха ходил по улицам, ездил в общественном транспорте, захаживал в различные учреждения, но никак не мог найти подходящую работу для себя: люди его постоянно игнорировали, а если и удавалось кого-нибудь напугать, то выходило это весьма неуклюже и малоэффективно.
  
   Однажды ему случайно удалось поссорить двух молодых людей в кафе из-за девушки. Когда Калабаха сидел за барной стойкой и выслеживал добычу, рядом расположился парень в грязных кедах и заказал себе две рюмки водки. Черт встрепенулся и нашептал, чтобы тот подошел к молодой паре, сидящей рядом за столиком, и сказал девушке на ухо непристойность. Так 'грязнокедый' и сделал, после чего последовал всплеск ненависти с гневом и драка. Молодых людей охранники вывели на улицу.
  
   Пока Калабаха похрюкивал и нежился в темных сгустках злобы и гнева, рядом появились два хранителя, опекавших этих мужчин, оценили силу нечисти, а затем успокоили драчунов: одному стало стыдно за свое поведение и хамский поступок, а другой пожалел соперника, рассмотрев на его ногах грязные кеды. Этим хранители почти нейтрализовали содержимое бурбулятора, накопленное за время этой ссоры. Затем они нацепили напуганному Калабахе на рога белую панаму - 'добрая нечисть', схватили за копыта и выбросили на улицу через окно.
  
   Калабаха поскакал по улицам и залез в мусорный ящик. Все попытки избавиться от ненавистного головного убора ни к чему не привели: снять панаму мог только черт или бес, обладающий силой, соразмерной тому, кто ее надел, а Калабахе с его вечно пустым бурбулятором тягаться с хранителями не представлялось возможным.
  
   Мимо проходили хулиганы и пнули железный контейнер ногой так, что нечистый сам испугался, что за ним пришли вышестоящие начальники, чтобы призвать обратно в ад - чистить бурбуляторы, таскать камни на памятник демону и разносить уведомления по адским инстанциям. Так как всякий труд в Подземелье априори бесполезен, памятники демонам в их секторах никогда не появлялись. Тут и там возвышались кучи камней, меж которыми сновали провинившиеся черти-носильщики и перекладывали глыбы из кучи в кучу и обратно. Решив пугать старушек и детей, выкидывающих мусор, Калабаха просидел в ящике весь остаток дня.
  
   Под вечер перед чертом явился его начальник Бадажор, выразил недовольство работой и дал нижним копытом сильную затрещину по рогам, чтобы черт не позорился, нося такую панаму.
  
   Калабаха уныло бродил по городским улицам и на одной из них увидел большое скопление людей возле входа в здание, на фасаде которого была надпись - "Кинотеатр "Свобода". В этот день была премьера фильма "Носферату - призрак ночи". Многие посетители пришли в красных плащах и с разрисованными лицами. К своему удивлению, возле дверей Калабаха встретил двоих бесов, решил выразить почтение, но те на него не обратили ни малейшего внимания. В зале было много народа, и тут налицо была перспектива поживиться.
  
   Этот кинотеатр давно стал магнитом для нечистой силы. На экране часто показывали фильмы ужасов и мистику. К тому же администрация разрешила продажу спиртных напитков перед просмотром, а по выходным после полуночи в зале показывали порнофильмы, что еще больше усугубило положение. Помимо вышеупомянутого фильма про вампиров, в кинотеатре проходили показы таких картин, как "Охотники на ведьм", "Восставшие из ада", "Ходячие мертвецы", "Затащи меня в ад". Иногда здесь шли фильмы про любовь и дружбу, но на них билеты покупали гораздо реже.
  
   Такая плотная концентрация сатанинского контингента в здании было связано далеко не только с содержанием показываемых фильмов. В начале двадцатого века в нем находилось отделение главного политического управления НКВД, в котором допрашивали заключенных, выбивали из них показания, терзали их тела и души. Прошло уже больше семидесяти лет, а память чекистских застенок до сих пор привлекала нечистую силу. Раньше это место держал под контролем демон Ирзабуген, скопивший много силы на пытках и убийствах в довоенное время, но совсем недавно он пошел на повышение и оставил это место, получив свой сектор в Подземелье.
  
   На борьбу с бесами и чертями, не раз за эти годы нарушавших в этом месте все мыслимые законы, с небес направили ангела-воина Филарета. Удар нужно было нанести, пока новый 'смотрящий' за кинотеатром окончательно не укрепился. Поддержать воина вызвались двое хранителей - Борисей и Макарий. Первый опекал киномеханика, а второй - охранника заведения. Оба хранителя были хорошо знакомы с ситуацией и могли помочь Филарету информацией. Все трое понимали, что им предстоит тяжелое противостояние - отбить у нечисти место, где она наловчилась проникать в души смертных, как в открытые ворота.
  
   Когда на экране главный герой фильма начал творить дьявольские вещи, Калабаха почувствовал прилив сил из-за испуга некоторых впечатлительный зрителей. Попутно в зале стало появляться много чертей, которые садились людям на головы, улюлюкали, бегали между креслами и прыгали по ступенькам. Калабаха подсел к двоим студентам в костюмах вампиров, устроился между ними и приобнял за плечи. Более комфортного места для себя он еще не находил. Возле человека сидеть было гораздо удобнее, чем в мусорном баке. Во время сеанса студенты громко обсуждали происходящее на экране, смеялись и шелестели фантиками. Один интеллигент, сидящий впереди них, повернулся и сделал замечание, чтобы молодые люди вели себя уважительно к другим зрителям. Калабаха шепнул парню, что нельзя стерпеть, когда какой-то хлыщ в очках, скорее всего перепутавший сеанс, делать тебе замечания. Сердитый студент ударил ногой по креслу интеллигента так сильно, что тот подскочил, оглянулся, но встретившись взглядами с обидчиком, быстро отвернулся и больше не оборачивался. Когда в конце фильма борец с вампирами вонзил в Носферату осиновый кол в грудь, и нечисть превратилась в пепел, черти зашумели и начали распылять адскую пыль из баллона, чтобы зрители почувствовали недовольство и злость.
  
   Филарет сидел под потолком на железной балке. Пока рогатые беспорядочно бегали по рядам и суетились в пополнении своих бурбуляторов, воин меткими выстрелами из лука стрелял в головы своим оппонентам. Когда бесы вычислили место, где сидел враг, его уже там не было. Бес Ицахук гаркнул всем чертям, чтобы они спрятались от взора ангела-снайпера. Тем не менее, численность нечистой силы сократилась с дюжины до семи.
  
   При этом своего могущества чуть не лишился 'смотрящий' за чертями, бес Ибзахер, которому стрела с присоской едва не попала в лоб, но он вовремя схватил специально заготовленного для подобных случаев разменного чертенка и прикрылся им от удара. Бесы часто держали в свите бесполезных и немощных чертей, чтобы использовать их в качестве щита во время схваток или для собственной 'подзарядки'. Все эти варианты ничего хорошего такому слуге не предвещали.
  
   От образовавшегося на месте энергетического вакуума, который возникает при аннигиляции нечистой силы, один краснощекий зритель громко вскрикнул, рассыпал попкорн, вскочил с места и оставил возле себя неприятный запах, чем повлек ехидный смех и негодование сидящих вокруг. Пока хранитель Макарий пытался успокоить людей, Борисей высматривал врагов в бесоискатель из другого конца кинозала и оценивал приблизительные возможности двух бесов-вредителей, чтобы их командир Филарет не вступал в ближний бой без предварительных данных.
  
   Кино закончилось, а Калабаха все бегал по рядам и швырял остатки адской пыли в лицо зрителям, сыпал за шиворот и бросал под ноги. В результате один мужчина с бутылкой пива подумал, что его толкнули сзади ногой, и ткнул локтем студента в вампирском костюме. Друзья пострадавшего затеяли драку в кинозале, но развитие конфликта пресек охранник. Следом за ним явился ангел Филарет. При виде грозного воина светлых сил черти разбежались, а бесы встали в стороне, злобно поглядывая на незваного гостя.
  
   Когда все люди покинули кинозал, хранители начали выкуривать всю нечистую силу, которая никак не желала уходить прочь. Бес Ицахук и Ибзахер приготовились биться, потому что их начальник, демон Джохапран, обещал аннигилировать всю их группу, если они только попробуют оставить стратегически важный блок-пост. Из-за адской пыли, которой черти взбаламутили все помещение, Борисею с Макарием пришлось надеть защитные колпаки и начать выметать всю грязь, но сначала было необходимо прогнать адскую компанию обратно в ад.
  
   Ицахук набросился с молотком на Филарета и начал яростно наносит удары по его щиту, попутно получая разряды божественной манны в спину от Макария - Филарет передал ему свой лук с колчаном стрел. Борисей, отвлекая внимание оставшихся чертей, бегал от них по залу, ловко укрываясь от летящих ядовитых дротиков. Бес Ибзахер решил, что самое время применить их основное оборонительное оружие - дымовые шашки, наполненными страданиями тех грешников, которые заслужили себе 'прописку' в Подземелье, работая здесь в 20-40-х годах. Эта полная ненависти и страданий сила могла дезориентировать хранителей и нанести им сокрушительные удары. Тем временем, бес Ицахук окончательно обессилел, бросил молоток и поскакал спасаться - подышать черной пылью из специально припасенного баллона. Черти продолжали материться, верещать и безуспешно бегать за проворным Борисеем, чтобы разрушить его земную проекцию. У Макария закончились стрелы-присоски и он спрыгнул с потолка спасать товарища.
  
   В зал вошла баба Люда со шваброй, чтобы убрать мусор от посетителей, но попала в очаг задымления адской шашки, отчего пошатнулась и упала в обморок.
  
   Ибзахер не смог уклониться от бесогонной палицы Филарета, беса начало крутить вокруг оси, и он чуть не улетел в преисподнюю. Черти тоже устали бегать за Борисеем, который прятался за кресла, сбивая их с толку. Ибзахер, находившийся на грани распада, ухватил за рога ближайшего черта, разорвал и поглотил его, восстановив часть утраченных сил.
  
   Калабаха сидел в укрытии и не решался вступить в бой с мощным ангелом-воином, с которым не могли справиться два беса. Раненый Ицахук заметил Калабаху и принялся вытаскивать его за копыта из-под кресла, чтобы последовать примеру Ибзахера. Испуганный черт заверещал, начал извиваться и сумел вырваться от разъяренного беса. Тот увидел другого черта, уползающего на карачках меж рядов, бросился к нему, и Калабаха смог во всех красках убедиться, какой суровой участи он только что избежал.
  
   Ангелы и бесы решили взять небольшой перерыв, чтоб через некоторое время снова начать выяснять отношения и биться до последнего кванта энергии. В зал залетел ангел-зрящий Викентий и сообщил Филарету, что сюда направляется отряд тяжеловооруженных бесов. Уставший от дыма шашек Филарет подозвал хранителя Борисея и попросил инициировать пожар в помещении, чтобы сжечь этот дьявольский рассадник, только сначала надо кого-нибудь послать в зал вытащить бессознательную бабу Любу. Макарий побежал искать помощи, а Борисей погладил по голове своего подопечного, сидящего с усталым видом рядом с кинопроектором, тот вздрогнул, его осунувшееся лицо на миг осветилось, и он задел ботинком один из многочисленных старых проводов, проложенных под столом вдоль пыльной стены. Раздался треск и свет во всем здании погас. Черти увидели, что враги что-то задумали, но решили не тратить силы и подождать в укрытии скорого подкрепления.
  
   Через несколько минут зал заволокло дымом. Вскоре по стене пополз и огонь. Калабаха сидел под креслом и решил, что самая пора удалиться в Подземелье и рассказать своему куратору Бадажору о том, что его чуть не поглотил старший бес. К тому же Калабаху никто не обязывал участвовать в обороне кинотеатра, потому что это была территория другого адского ведомства. Охранник Стас, встретив напуганного киномеханика, решил проверить кинозал и вместе с Макарием зашел в открытую дверь. В помещении уже полыхали полы и кресла. Стас вытащил бабу Любу за ноги в коридор и помчался звонить в пожарную часть. Огнеборцам понадобилось более трех часов, чтобы потушить пламя.
  
   В Небесном Совете на разбирательстве по инциденту в кинозале Филарета, Борисея и Макария похвалили за удачную операцию с превосходящим по численности врагом и согласились, что поджог здания был необходим ради спасения душ местных жителей.
  
   Калабаха же рассказал Бадажору как Ибзахер и Ицахук жадно пожирали чертей, ставя под угрозу выполнение задания. Тот использовал информацию для возвышения себя. Обоих бесов оштрафовали на трехкратное подношение бурбуляторов за утерю исторического "места силы", а Ицахука разжаловали в черти, потому что поглощенный им черт работал в этом здании еще при демоне Ирзабугене и оказался его персональным выродком.
  
   Горожане больше не имели возможности смотреть ужасы и порнографию в кинотеатре. Оставшийся земельный участок никто не застраивал, а старожилы до сих пор считают это место проклятым.
  
  
* * *
  
  
  
   В провинциальном городке жила семья из двух человек: семидесятичетырехлетней Зинаиды Федоровны и её сорокалетней дочери Анны Михайловны. Глава этой семьи Михаил Алексеевич когда-то работал фрезеровщиком на авторемонтном заводе. В один злополучный день он получил премию и пошел в кабак праздновать. Больше на работу он не вышел, потому что его ограбили и оглушили палкой хулиганы, в которых вселился бес Ясир. На улице стояла зима, и только под утро прохожие заметили бездыханное окоченелое тело за автобусной остановкой. С тех пор прошло почти двадцать пять лет, но Зинаида Федоровна так никого себе и не нашла. Её дочь после потери отца начала встречаться с парнями и вскоре забеременела. Чтобы мать не узнала, Анна сделала аборт, сильно затруднив хранителю Павлу возможность ей помогать.
  
   После школы Анна поступила в техникум на швейное дело, потом устроилась работать портнихой в местном ателье. В её жизни иногда были связи с мужчинами. Один из них сделал ей предложение, но, когда выяснилось, что она не может иметь детей из-за последствия аборта, её жених собрал чемоданы и уехал.
  
   Мать Зинаида Федоровна всю жизнь проработала поваром, мечтала о внуках, о том, как будет кормить их своими борщами и пирогами. Но внуков все не было, а жизнь медленно катилась к закату. Однажды, уже в старости, у нее диагностировали болезнь Альцгеймера. Разум ее медленно угасал. Соседки перешептывались, какие у Аньки толстые ножищи и незавидная судьба, хотя у некоторых за душой были не меньшие грехи, чем аборт.
  
   Бес Ясир обожал приходить в их квартиру, обрабатывать Зинаиду Федоровну и окончательно сводить её с ума, внушая, что она мать сатаны. На Анну у него были свои планы, и пока его все устраивало, кроме креста на стене и иконы, от которой у Ясира ныли копыта, везде чесалось и зудело. Однажды в автобусе к Анне подсел незнакомец, представившись Эдуардом, он начал задавать незатейливые и безобидные вопросы о её жизни, планах и увлечениях. Когда Анна собралась выходить, собеседник сунул ей в руку свою визитку и попросил позвонить ему на днях. По дороге Анна решила выкинуть бумажку, но отвлеклась и благополучно забыла о ней.
  
   День за днем одно и то же: одинаковые лица, одинаковая скудная еда, никакой личной жизни и вечные материальные трудности. Анна в очередной раз поругалась со своей матерью, заявившую, что дочь, проживая столь бесполезную жизнь, наполняет этим ванну для детей сатаны, когда хлынет через край - тут ей и конец. Анна села читать журнал 'Бурда Моден'. Никакие модели одежды не лезли в голову. Женщина порылась в своей сумке и нашла на дне визитку случайного попутчика. Было около девяти вечера, но Анну разбирало любопытство и страстное желание прекратить такое существование. Иногда она даже хотела, чтобы мать поскорей преставилась и освободила жилплощадь.
  
  Ясир ликовал от того, что Анна и её мать такие удобные жертвы. Последнее время она только и думала о том, куда бы пристроить мать с её прогрессирующей болезнью. Анна разговаривала по телефону, а со стены на нее смотрела икона. На следующий день после работы Анна отправилась на семинар. Людей в аудитории было немало, больше половины из них, как и Анна, оказались здесь впервые. Вскоре вошел мужчина в дорогом костюме, блестящих коричневых ботинках и стал произносить слова. Все приготовились записывать лекции об основах ведения бизнеса, психологии, НЛП и о том, как начать независимую жизнь. Мужчина представился Себастьяном Олеговичем и 40 минут говорил ни о чем. Затем вышла молодая девушка и рассказывала о бухучете в течение часа. Многие устали, начали зевать, а некоторые даже дремать. В конце слово держал тот самый Эдуард. Слово состояло в том, чтобы дать стимул усталым слушателям, чтобы они пришли на следующую лекцию. Он говорил о безусловной значимости каждого посетителя для их руководства. После этого все разошлись. Анна пришла домой, доверху перегруженная услышанным.
  
   Все еще находясь под остаточным воздействием чужих слов, она не обратила внимания на свою престарелую мать, которая обмочила простынь, лежала голодная и говорила сама с собой о том, что из иконы на стене вот-вот хлынет вода и затопит это нечистое место. Анна намазала себе хлеб маслом, выпила кефир и легла спать. Всю ночь на нее смотрела со стены икона Казанской Божьей Матери.
  
   Утром новоиспеченный адепт не пошла на работу, а отправилась по соседним подъездам продавать биологически активные добавки и кое-какие книги. Бесу Ясиру наскучила Зинаида Петровна и он, начистив свои копыта ее павловопосадским платком, пошел гулять с Анной.
  
   Почти никого ее предложение не заинтересовало, однако усердие оценили некоторые жильцы и потратились на сомнительный товар ради любопытства. Многих Анна приглашала в дом культуры на лекцию о семейном благополучии, бизнесе и духовном просветлении. В одном из подъездов многоквартирного дома её встретили свидетели Иеговы - две ярко накрашенные женщины и хмурый мужчина средних лет и сказали, чтобы она тут больше не работала, потому что это их район.
  
   После очередной лекции к Анне подошел в шелковом бордовом костюме Себастьян Олегович и предложил закрепить пройденный материал на практике у неё дома. По дороге домой они зашли в магазин, купили алкоголь, фрукты с конфетами и отправились на практические занятия.
  
   К ангелу Павлу обратился ангел-начало Луифелин и спросил, почему он не реагирует на тревожные сигналы снизу. Неужели нужно начать мироточить иконе, чтобы хранитель опомнился и начал выполнять свои обязанности по защите заблудшей души? Павел посмотрел на значение ПУГометра своей подопечной, охнул и полетел вниз, чтобы предотвратить переход Анны на нижний уровень, с которого ее будет куда сложней вытаскивать из бесовских ловушек.
  
   Павел опоздал. Анна и её новый знакомый долго пили вино под музыку 'Дискотеки 80-х', развлекались, а позже Себастьян Олегович остался на ночь. Павлику оставалось только очистить сознание Зинаиды Федоровны и ждать, когда все закончится. Одному ему было не совладать против хитрого беса.
  
   Утром довольный любовник ушел и пообещал вернуться. Измученная бессонной ночью мать приковыляла в комнату Анны и начала говорить, что этот сытый мужчина носит беса в своем саквояже, и Анне нужно поскорей вернуться на свою прежнюю работу, иначе не миновать беды. Дочь с похмелья сильно разозлилась, чем очень обрадовала Ясира, мигом оделась и выбежала в коридор, ругаясь матом. Анна не появлялась дома несколько дней. Все это время она жила у приятельницы, старательно выполняла поручения своего начальства, вербовала прохожих на лекцию, разносила листовки по почтовым ящикам и читала мотивирующую литературу.
  
   На одном из занятий собравшихся обязали уплатить обязательный взнос для расширения их бизнеса. Ведь все в этой дружной группе единомышленников общее, поэтому каждый участник должен внести личный вклад во имя общего же блага. Одержимая этой идеей Анна пришла домой и разбила свою копилку, но насчитала там всего восемьсот рублей. За оставшимися деньгами она пошла к матери и потребовала выдать ей из сбережений недостающие 2200 рублей. Старушка начала причитать и ругаться. Потом без сил легла на диван и лишь наблюдала, как Анна опрокидывает вещи, перелистывает книги, роется в комоде в поисках пенсионных накоплений. Наконец её старания увенчались успехом и, уходя с тонкой пачкой аккуратно сложенных купюр, она сказала, что это необходимо, чтобы выковать свое счастье. Зинаида Федоровна сидела на полу и сбирала книги и осколки копилки, а на беспорядок в комнате печально смотрела икона.
  
   Ангел Павел сел рядом с заплаканной старушкой. Что делать дальше с Анной он не знал, так как Ясир постоянно ходил за ней как приклеенный. Луифелин решил помочь своему младшему товарищу. После долгих раздумий он вызвал хранителя Зинаиды Петровны ангела Вито, который долго восстанавливался в Небесных Покоях после очередной проигранной Ясиру битвы, и велел как следует подготовить бабушку к уходу из жизни, потому что подходил срок. Зинаида Петровна должна была явиться на частный суд в светлом сознании без остатков чертовщины в голове. Также Луифелин велел Павлу не мешать Анне в ее выборе, потому что она находилась на главном этапе своей жизни.
  
   Однажды вечером Анна опять привела любовника домой, но не Себастьяна Олеговича, а его заместителя Эдуарда Викторовича. Бес Ясир зашел в комнату старушки, увидел Вито, сидящего у её изголовья, и только многообещающе плюнул в их сторону. Сейчас были дела поважнее. С новым любовником Анны пришел бес Молох и вдвоем с Ясиром они принялись скакать по комнате, окружая мужчину и женщину энергией похоти и разврата. Молоху категорически не понравилось присутствие иконы Казанской Божьей Матери в комнате, и он велел Ясиру разбить её в щепки. Ясир ответил, что не так-то это и просто, да и не будет он тратить свободную энергию на такое опасное дело. К тому же, подумал Ясир, это предложение могло быть хитростью - сильно ослабленный таким безрассудным поступком Ясир станет легкой добычей для мощного и свирепого Молоха, который после короткой схватки либо поглотит его, либо заставит себе служить, как обычного черта.
  
   Молох от такого ответа взбесился, и под его влиянием Эдуард ударил Анну по лицу, отчего она упала с кровати и стала плакать. Затем одержимый любовник стал таскать её за волосы и требовать деньги на несколько курсов вперед. Ясир решил, что Молох хочет наполнить свой бурбулятор зла за его счет, потому начал бодать того и бить копытами. В разгаре бесовского противостояния явился Луифелин и накрыл их божественной сетью (он управлял водной стихией).
  
   В этот миг в комнату вошла Зинаида Петровна, держа в трясущихся руках стакан горячей воды, и вылила кипяток на волосатый живот Эдуарда. От боли тот протрезвел и немного пришел в себя, оглянулся по сторонам, собрал своё белье с пола и выбежал из квартиры, а Анна доползла до мамы и, рыдая, полезла к ней обниматься и просить прощения.
  
   Сеть, будто сотканная из водяных капель, начала сжиматься. Бесы заверещали - святая вода прожигала их насквозь и причиняла нестерпимую боль. Из такой ловушки нельзя было выбраться с помощью телепортации, которой черти и бесы всегда пользовались, чтобы удрать в Подземелье, поэтому сначала Ясир, которому потерявший от ярости разум соперник почти откусил полголовы, а затем и Молох, с жутким визгом схлопнулись вместе с сетью.
  
   Ангел Павел никак не ожидал, что ему на помощь явится Луифелин. Оказалось, что тот все это время находился за образом иконы и намеренно поссорил бесов, чтобы ослабить их и одним выстрелом убить двух зайцев.
  
   Луифелин сообщил Вито, что пришло время Зинаиды Петровны. Её пора забирать, пока нечистая сила снова не затуманила разум. Хранители поставили мощную защиту, чтобы бесы и черти не могли долгое время попасть в квартиру. Всю ночь Анна просидела возле матери, а та давала ей напутствие как жить дальше и не связываться со слугами сатаны.
  
   Через неделю назначенный на место пропавшего Ясира бес Горгадал решил навестить Анну и её мать, но узнав, что одна женщина уже преставилась, а другая начала ходить в церковь, пришел в бешенство. Горгадала очень злило, что Анна не обращает на его действия внимания и совсем не похожа на описания в ее личном деле, но больше всего бес негодовал о том, какую подставу ему устроил Ясир, многолетней работы которого тут совершенно не было заметно.
  
   Через месяц Анна познакомилась с галантным водопроводчиком Геной, который пришел ей менять краны. Они нашли много общего между собой и решили жить вместе.
  
   Луифелин наказал Павлу, чтобы тот впредь внимательнее приглядывал за душевным состоянием Анны, а Зинаида Петровна иногда являлась к ней во сне и рассказывала, как ей хорошо на небесах.
  
  
* * *
  
   Настоятель монастыря отец Владимир был строгим, но справедливым священнослужителем. От послушников он не требовал многого, но за их духовной жизнью следил исправно, беспокоясь за каждого насельника. Особенно любил батюшка читать в громкоговоритель душеспасительные истории из Священного Писания во время хозяйственных работ в монастыре и по дороге на полевые работы. Сидя за рулем автобуса, отец Владимир с выражением цитировал по громкой связи Евангелие и ветхозаветных пророков. Затем в кассетную магнитолу вставляли запись церковного хора. Почти все внимательно слушали, но некоторые лишь делали вид. На работы ездили не только послушники и монахи, но и разные 'залетные' трудники, примкнувшие к монастырю в поисках отнюдь не духовных, а самых что ни на есть насущных - ночлега и еды. За каждую грешную душу батюшка радел всем сердцем. За отцом Владимиром следил ангел-хранитель Эннио, а при монастыре постоянно находились ангелы-воины, чтобы не допустить темные силы в эти стены.
  
  
  
   Бесы ненавидели отца Владимира за то, что он перевоспитывает сотни грешников, которые после него не поддаются искушениям, а молятся и ведут благочестивый образ жизни. Сатана Шаракуртах не раз посылал приспешников, чтобы они хоть как-нибудь смогли сбить отца Владимира с его прямого пути. Заманить настоятеля в публичный дом было нереально, заставить нагрубить прихожанам или накричать на монахов тоже не представлялось возможным. Тем более, бесы боялись заходить на территорию монастыря даже в обход хранителей. Несколько раз такие попытки предпринимались по прямым приказам демонов, но божественная сила места и общая духовная мощь монахов были столь велики, что бесы тут же низвергались обратно в ад, надолго теряя форму и возможности, а рядовые 'штрафные' черти, которых целыми отрядами посылали пробить брешь в защите этой цитадели, расщеплялись и лопались, словно покрытые черным мехом грязные пузыри с нечистотами.
  
   Как-то среди трудников монастыря появился молодой, но уже сильно потрепанный жизнью дезертир Кирилл. После бегства из армии он, скрываясь от преследования военных, нюхал клей, пил энергетики и курил марихуану, но в один день организм отказался переваривать пищу и наполнять воздух легкими. Молодого человека успели спасти и до установления личности отправили восстанавливаться в профилакторий, где его заприметил отец Владимир, предложил послужить Богу и отказаться от дурных привычек. По разным причинам, из которых духовное воспитание было далеко не в начале списка, Кирилл согласился.
  
   Однажды после работы в коровнике, а точнее - вместо нее, он прогуливался по монастырю и увидел через ограду какого-то мужчину в мятой кепке и потертом коричневом плаще. Завидев блуждающего трудника, незнакомец жестом подозвал его подойти поближе. Он расстегнул плащ и вытащил из обширного внутреннего кармана свежий номер журнала 'Hustler' с откровенными картинками.
  
   Кирилл заволновался, лицо заметно покраснело, спина покрылась потом, и он подошел к ограде. Незнакомец улыбнулся и наугад открыл страницу, демонстрируя её Кириллу. Тот уже схватился обеими руками за прутья ограды и почти просунул голову наружу. Мужчина медленно перевернул еще несколько страниц. Сглотнув, Кирилл показал пальцем на журнал и спросил, сколько это стоит. Искуситель в кепке показал три кривых пальца и трудник очень расстроился. У него было всего шестьсот рублей, но и те предназначались для продуктов. Кирилл обязался купить в продуктовом магазине пять пакетов молока, десяток яиц, пять подмосковных батонов и бутылку кагора. Чуть подумав, он показал незнакомцу сто рублей и печально развел руками. 'Продавец похоти' поморщился, но протянул шершавую ладонь за деньгами. Сделка состоялась. Кирилл выхватил долгожданный журнал, спрятал за пазуху и побежал в пустую келью недавно умершего старого монаха для уединения.
  
   Ангел-воин Влас сидел с луком-присоской на крыше монастыря, защищая священное место от посягательств нечистой силы. Один неопытный молодой чертик решил выслужиться перед начальством и оседлал бродячую собаку, чтобы незаметно проникнуть на территорию монастыря под оградой. Влас заметил неадекватное поведение собаки, которую заметно трясло, и одним метким выстрелом пресек эту диверсию. Он попал присоской с ладаном нечестивому в лоб и освободил животное от адского наездника. Пес лишь взвизгнул и убежал в кусты, а черт стал мгновенно разлагаться, заверещал от ужаса, попытался позвать старшего беса на помощь, но исчез на полуслове.
  
   Увидев подозрительного мужчину в плаще у ограды, который что-то передал труднику, Влас сразу заподозрил, что это нечистая сила снова стремится пробиться в стены монастыря окольными путями. Бдительный ангел немедленно полетел к своему куратору Эннио, который в это время находился на службе с отцом Владимиром и следил за прихожанами. Влас рассказал ему про случившийся эпизод с Кириллом, и Эннио велел ему отыскать протодьякона Виталия, чтобы подать ему тревожный сигнал об опасности.
  
   Влас полетел в церковную библиотеку, где работал протодьякон Виталий. Он работал с самого утра и порядком устал, однако продолжал заниматься. Влас увидел его хранителя Элиа и вкратце передал ему суть дела. Элиа принялся бегать вокруг стола и размахивать веером, чтобы священник отвлекся от своих книг. Через три минуты протодьякон вспомнил, что он до сих пор не ел и самое время пройтись по монастырю, проведать послушников, а потом зайти на кухню и помолиться вместе со всеми перед обедом.
  
   Кирилл услышал шаги в коридоре и быстро сунул журнал под матрас, решив после обеда пойти в конюшню и там уже рассмотреть покупку более внимательно. В келью зашел монах Феодот и сказал, чтобы Кирилл отправился во двор и поколол дрова для зимней поленницы. Тот выругался про себя, потому что не привык много работать на свежем воздухе. К тому же Кирилл не собирался задерживаться в монастыре до зимы, и не видел выгоды в пополнении и без того огромной кучи дров для других. Ему больше хотелось спать, есть и курить. Здесь ни у одного монаха и послушника не было сигарет. Кирилл нехотя вышел из кельи.
  
   Феодот заметил, что трудник как-то резко одернулся, когда он вошел, но не придал этому значения. В поведении Кирилла действительно чувствовалась нервозность и суета. Если бы он находился не в стенах храма, то ему на шею сел какой-нибудь ушлый бес и заставил бы плясать под свою дудку. А поскольку до душ людей, проживающих за стенами монастыря, бесам добраться крайне проблематично, то у дезертира сохранялся шанс на исправление.
  
   По пути Кириллу встретился протодьякон Виталий. Священник грозно посмотрел на него и спросил, почему до сих пор не куплены продукты, ведь суббота и магазин работает до трех часов дня. Трудник ответил, что забыл деньги в своей комнате.
  
   В кармане оставалось сто рублей. Чтобы набрать нужную сумму, он побежал в храм, где проходила служба и было много прихожан. Кто-то говорил про себя молитву, кто-то зажигал свечки, а иные просто стояли перед иконами. Храм был очень почитаемый среди паломников и жителей области. Многие приезжали сюда из других городов, чтобы поклониться иконам и мощам или просто поговорить со священнослужителями.
  
   Кирилл подошел к ящичку для пожертвований, загородил собой и незаметно вытащил несколько купюр и мелочь. Этот бессовестный поступок увидел его хранитель Силуан, который сидел под сводом храма и наблюдал за подопечным.
  
   В продуктовом магазине Кирилл без очереди купил все необходимое по списку и даже получил сдачу пять рублей. До монастыря было полтора километра, и пока Кирилл шел, за ним следил черт-курец, который в конце концов добился, чтобы трудник попросил закурить у прохожего. К злобе курца, тот недавно бросил, и Кирилл остался без желанной сигареты.
  
   Когда он вошел в свою комнату, то увидел, как несколько трудников, протодьякон Виталий и отец Владимир разбирают койки, переворачивают матрасы и что-то ищут. Внутри у Кирилла все перевернулось, он был готов провалиться сквозь пол. Отец Владимир посмотрел на Кирилла и спросил, как он себя чувствует после двухнедельного пребывания в монастыре, чему научился и от каких привычек отказался, что узнал нового и готов ли дальше работать над собой. Кирилл начал сбивчиво говорить то, что, как ему казалось, от него хотели услышать.
  
   Настоятель остановил его, положил руку на плечо и спросил, что с ним происходит. В ответ Кирилл заплакал и промямлил, что совершил плохой поступок, но больше такого не повторит. Батюшка улыбнулся и ответил, что если грех давит на душу, то стоит исповедоваться.
  
   Когда все ушли, ничего так и не отыскав, протодьякон Виталий подозвал Кирилла к себе, вытащил из-за пазухи журнал и пронзительно взглянул на трудника. Тот уставился в пол и был не в силах посмотреть ему в глаза. Виталий сказал: если Кирилл желает и дальше поддаваться своей похоти, то ему лучше уехать обратно в город, где полно таких развлечений, а здесь, в стенах храма, этому нет места. Протодьякон усадил Кирилла на скамью и сказал: 'В нашей жизни много искушений, прихотей и желаний. Если ты всерьез намерен стать сильнее духом, понимать, где грань хорошего и плохого, то должен воспитать в себе смотрителя, который будет твоим маяком в жизни. Он всегда направит тебя на нужный и правильный путь. Если же тебе кажется это сложным и непосильным бременем, то будь таким, какой ты есть, прогибайся под свои низменные помыслы и каждый раз все сильнее чувствуй слабость, от которой тебе будет страшно и пусто, потому что тогда ты уже ничего не сможешь поменять. Пойми это и реши для себя, что ты хочешь. Бог с тобой'.
  
   С этими словами Виталий протянул Кириллу глянцевый журнал и вышел из комнаты. На улице смеркалось, монахи готовили вечернюю трапезу, завершали все дневные дела и помогали друг другу. Кирилл сидел на жесткой кровати перед разгорающейся железной печкой и не замечал, как хранитель Силуан стоит рядом и гладит его по голове. Где-то за десятки километров от монастыря зажигались огни большого города, закипала ночная жизнь, работали рестораны, развлекательные заведения, где-то гуляла молодежь, а влюбленные не спеша прогуливались по паркам и скверам. Кирилл часто задавал себе вопрос - стоит ли возвращаться в людской муравейник, где его ждали приятели, знакомые, подруги, но не было ни одного настоящего верного друга. А в монастыре все без исключения были добры к нему и пытались помочь найти свой путь. Кирилл взял журнал, свернул в трубку и выкинул в печь. Ночью ему приснился тот самый монах, который раньше жил в пустующей сейчас келье. Он улыбался.
  
  
* * *
  
   Антон Самыгин плохо учился в школе, потому что все свое свободное время тратил не на уроки и домашние задания, а на занятия борьбой и боксом. Его отец Федор Иванович был уверен, что у сына отличные бойцовые качества, которые помогут ему стать чемпионом. Мама, Лидия Петровна, хотела, чтобы сын больше читал и изучал гуманитарные науки, но не могла спорить с мужем, потому что он всегда её продавливал, все делал по своему, а иногда даже мог поколотить.
  
   Еще когда Антон учился в начальных классах, Федор Петрович ставил сына перед собой и бил резиновой палкой, заставляя сына блокировать атаки. Если Антону случалось проиграть в спарринге или борьбе, то отец отправлял его в угол и часами заставлял оттуда просматривать фильмы с Брюсом Ли и Джеки Чаном. После того, как сын приспосабливался к скорости палки, Федор Петрович атаковал быстрее, учил сына не закрывать глаза в момент удара и всегда наблюдать за ногами противника. В школе Антон постоянно выигрывал районные соревнования по самбо, дзюдо и боксу. За это его уважали одноклассники, а девочки даже из старших классов были не прочь пройтись с ним вечером по аллее.
  
   Когда Антон достиг определенного уровня мастерства, то стал превозносить себя над другими ребятами, с которыми занимался в одной секции. Все чаще наслаждаясь своим превосходством, Антон привлек к себе опытного представителя нечистой силы Забодейла, которому пришлось противостоять ангелу-хранителю Спиридону.
  
   Помимо занятий единоборствами Антон ходил в тренажерный зал и наращивал мышечную массу, чтобы вести бои со спортсменами из тяжеловесной категории. Спиридон старался сосредоточить мысли Антона на книгах о здоровом питании, сталкивал его с высокодуховными людьми, чтобы подопечный задумался о том, что наряду со спортом следует уделять время и духовной гимнастике. Но Антон упорно этого не замечал и продолжал восхождение на олимп своей гордыни по ступеням превосходства в силе и ловкости над соперниками.
  
   Забодейл неотступно следовал за своим "клиентом", а по ночам сидел на его подушке, просунув задние копыта прямо в голову жертвы, чтобы никакой хранитель не смог наладить связь с Антоном и призвать на помощь ангелов-воинов. Забодейл видел присутствие хранителя и очень редко опускался в ад, чтобы не позволить светлым силам направить Антона на путь истинный.
  
   Возле Забодейла постоянно крутился черт Сренч, посланный проходить практику и наблюдать за действиями беса, набираться опыта и знаний. В конце практики Забодейл мог либо стать его хозяином, если пожелает, либо сдать обратно в Подземелье.
  
   Забодейл ненадолго спускался в ад только для того, чтобы пополнить запас темной энергии и слить содержимое бурбулятора в хранилище.
  
   Во время тренировочных спаррингов Антона, Забодейл прыгал по периметру и стучал в адский бубен, отчего спортсмен проявлял недозволенную жестокость. Однажды тренер Олег Федорович сделал Антону замечание и пригрозил выгнать с тренировки. Антон под давлением Забодейла грубо выругался на своего давнего преподавателя и чуть было не подрался с ним. Антон решил для себя, что вокруг одни враги и завистники его несравненного таланта. Больше в спортзал он не ходил.
  
   Следует признать, что к двадцати пяти годам он стал сильным и опытным бойцом. Многие мастера с ним считались и уважали. Несколько раз соперников увозили на скорой помощи после поединка, но это сыграло на руку его репутации: Антону начали предлагать неплохие деньги за участие в нелегальных боях без правил. Благодаря своим бескомпромиссным победам в этих жестоких соревнованиях, Антон купил дорогой немецкий автомобиль, смог позволить себе ходить в ночные клубы и пользоваться услугами элитных путан. Забодейл был в восторге от того, что подопечный все делает по намеченному плану. Антон все стремительнее терял связь со Спиридоном, который не мог достучаться до его сердца и разума.
  
   Любительские соревнования по карате и кикбоксингу, организованные федерацией спортивных единоборств, Антона уже мало интересовали. Он даже не стал получать звание мастера спорта, посчитав, что это лишняя бесполезная суета и для заработка не имеет никакого значения.
  
   Забодейл все время бегал за Антоном, куда бы тот ни направлялся. Бес то катался, как на качелях, у него между ног, подбивая на новые сексуальные приключения, то сидел на голове и стучал копытом, то садился на плечи, обхватывая шею, и лизал ему темя с непонятной целью. Спиридон неустанно следил за Антоном и Забодейлом и терпеливо ждал, когда же нечистый потеряет бдительность.
  
   Антон давно перестал общаться со своими родителями и ездить к ним в гости в деревню. Иногда Спиридону удавалось на некоторое время пробудить в нем тоску по дому, но Забодейл уверенно рушил все благие начала.
  
   Для нейтрализации наглого беса находчивый Спиридон договорился с хранителем Ганешем сообща победить Антона с схватке против мастера рукопашного боя, индуса Бриджеша, за которым присматривал Ганеш. До поединка оставалось ждать и готовиться целую неделю, и у хранителей было время, чтобы как следует согласовать план действий. На Небесах Спиридону выдали перчатку из шкуры сраженного беса, что было очень сильным подспорьем в предстоящей борьбе.
  
   Бриджеш должен был во что бы то ни стало одолеть Антона и снести его стену гордыни. В дальнейшем, если такой прием не подействует, Спиридон готов был организовать своему подопечному травму, из-за которой он не смог бы участвовать в боях. Такие основательные меры были необходимы, чтобы дезориентировать Забодейла и заставить искать новые пути и подходы для пополнения своего бурбулятора. За это время Спиридон надеялся переориентировать энергию разрушения Антона в более спокойное русло.
  
   Однажды бес нашептывал что-то мерзкое над ухом Антона, который сидел в кресле ночного клуба, пил пиво и трогал за ногу стриптизершу. На танцполе также извивались и резвились другие черти, которые пришли вместе со своими подопечными отдохнуть от мирской суеты, предаться похоти и выпивке. К Антону подошел мускулистый охранник и потребовал, чтобы тот не приставал к девочкам. Под напором Забодейла Антон очень разозлился, встал и уложил обидчика ударом в челюсть. Тут же подбежали другие охранники, но побоялись вступить в схватку с пьяным бойцом. Когда в ночной клуб прибыли стражи порядка и достали табельное оружие, Антон немного остыл и сдался. Пока его держали в камере предварительного заключения, Забодейл заполнил свой бурбулятор, обсудил условия работы с другими бесами и успел слетать в ад по делам. Антон спьяну кричал матом, звал начальника и грозился сломать шею дежурному. Наутро следователь вызвал дебошира на допрос. Задержанный вел себя смирно и не ругался. Вскоре в дежурную часть позвонил какой-то важный человек, потребовал немедленно отпустить известного спортсмена и извиниться перед ним. Следователь подумал о том, кому на Руси жить хорошо, выполнил указание, но извиняться не стал.
  
   В день, когда Антону предстояло сразиться с Бриджешем, к бойцу подошел организатор боя Кацо и сказал, что если он проиграет, то может забыть обо всем хорошем в своей жизни, потому что на него поставили огромные деньги несколько бизнесменов и депутатов. Антон усмехнулся и оттолкнул Кацо, обозвав прихвостнем.
  
   Перед началом поединка Антон позволил себе выпить коньяка и надеялся победить Бриджеша в первом раунде, поскольку считал, что какой-то грязный индус не соперник могучему русскому богатырю.
  
   Когда бой начался, Забодейл в своем стиле запрыгнул Антону на голову, начал верещать и размахивать адским молотком, угрожая Ганешу значительными энергопотерями. Хранитель тоже оперся на плечи Бриджеша и принялся кидать в нечистого шары с ладаном, провоцируя на чрезмерную ярость, которая бы окутала Антона и поспособствовала его скорейшей усталости и неадекватности. Антон непрерывно махал руками и ногами с обеих сторон, но удары не проходили, так как мастеровитый Бриджеш умело ставил блоки, не позволяя повалить себя на пол, и выматывал русского постоянными безрезультатными атаками. Это очень раздражало Антона, потому что шел третий раунд, а оппонент еще не получил ни одного синяка и ушиба. Казалось, что хитрый индус издевается над ним и намеренно провоцирует на запрещенный удар в пах. Забодейл плевался адской слюной в Ганеша, выбивал из копыт искры ярости и злости, пытаясь скинуть хранителя с плеч Бриджеша, чтобы Антону было легче проводить удары. Беса очень злило, что хранитель дерется с ним как ангел-воин, и твердо уяснил: у этих индусов вечно что-то не так. Шел последний раунд, и Антон находился на грани своих физических возможностей. Бриджеш хоть и был менее уставшим, но не обладал ощутимым преимуществом. В один момент индус ухватил Антона за руку, повернулся к нему правым боком и провел удачный бросок, повалив оппонента на пол. До этого момента успешно скрывающийся Спиридон, подлетел, сорвал у беса бурбулятор с пояса и ринулся прочь. Забодейл впал в ярость, бросил Антона и рванул за хранителем.
  
   Пока Спиридон убегал с бурбулятором из ангара, где проходил бой, он изрядно обессилел: несмотря на перчатку, содержимое сосуда зла разрушало защиту, подобно тому, как кислота разъедает кожу человека. Превозмогая отвратный запах адских нечистот, и обжигаясь концентратом разрушительной темной энергии, хранитель донес бурбулятор на улицу, столкнулся с чертом Сренчем, который бродил в округе в поиске жертвы. Тот узнал бульбулятор своего патрона и толкнул хранителя. Спиридон не удержал сосуд и уронил бесовское сокровище на двухметрового охранника с дубинкой и трех доберманов, которые были привязаны стальной цепью к ангару. Собаки взбесились, словно мимо них пробежала стая кошек, принялись злобно рычать и лаять.
  
   Забодейл выбежал на улицу и еще больше разъярился от того, что его драгоценный бурбулятор валяется на земле, а прикомандированный черт ползает по асфальту и жадно слизывает остатки человеческой ярости, похоти и злости. Завидев хозяина бурбулятора, рогач стал быстрей слизывать адское лакомство с асфальта и получил копытом в лоб. Забодейл с ревом замахнулся молотом на младшего коллегу. Черт Сренч понял, что над ним нависла угроза неминуемой погибели, ловко перекатился через левый бок, отскочил на два метра в сторону, сделал три оборота вокруг оси и ушел в преисподнюю, оставив Забодейла наедине с тремя разъяренными псами и охранником, который бил их дубинкой, чтобы они умолкли. Бес накинул присоску-исчерпатель на голову охранника и начал выкачивать ярость, чтобы сохранить хоть какие-то крупицы утерянного.
  
   Пока шло противостояние в тонком мире, на ринге Бриджеш окончательно заломал Антона болевым приемом, отчего тот был вынужден капитулировать. Спустя несколько минут к Антону подошли трое крепких парней в кожаных куртках и спортивных штанах. Они увели проигравшего с ринга в раздевалку на серьезный разговор относительно его дальнейшей судьбы. К нему подошел высокий лысый мужчина в малиновом пиджаке и при всех помочился на голову за то, что "благодаря" Антону он проиграл несколько тысяч долларов. После этого забежали еще несколько молодых людей и вместе со всеми присутствующими принялись бить Антона, пока он не потерял сознание.
  
   Когда он очнулся, организатор боев Кацо стоял рядом и со скучающим видом дожевывал булку. Он сказал покалеченному бойцу, что машину Антона забрали в счет компенсации за позорный проигрыш, и что остаток долга можно будет отдать через него.
  
   Антон сидел на деревянной скамье, опустошенный и униженный. Забодейл прибежал в раздевалку и накинул ему на голову присоску, надеясь получить свою привычную дозу, но в бурбулятор поступал один "шлак", содержание которого в корне не устраивало разозленного беса. Бриджеш решил проведать, как чувствует себя Антон и зашел в раздевалку. Ганеш был рядом, увидел со спины Забодейла и с размаху дал ему пинка, от которого бес улетел под высокий потолок. Хранитель уменьшил бесовскую ношу до размера наперстка и вышел вместе с Бриджешем на улицу.
  
   Антон продолжал сидеть неподвижно с отрешенным взглядом и безуспешно пытался снять бинты с кулаков. Ослабший Спиридон убежал далеко в поля, чтобы Забодейл потерял его из виду и не смог, настигнув, нанести критический урон. Немного отдохнув, хранитель вернулся посмотреть, каково состояние души подопечного. Он твердо решил биться за душу Антона до конца.
  
   Черт Сренч наябедничал в Подземелье бесу-распределителю Гангрену, что его чуть было не аннигилировал собственный наставник только за то, что он, защищая бурбулятор Забодейла, вступил в неравную схватку с хранителем. Гангрен закипел и затопал копытами, пообещав разобраться с коллегой по цеху. На самом деле он понял, что ослабленный Забодейл сейчас стал выгодной мишенью для поглощения, которое, в случае чего, можно оправдать преступной попыткой уничтожить младшего подопечного без причин.
  
   Когда Забодейл собрался лететь в преисподнюю, его встретили черт и бес, чтобы поглотить без свидетелей. Гангрен первый набросился на Забодейла сзади, а Сренч запрыгнул ему на голову и стал жадно высасывать темную сущность, чтобы стать настоящим бесом. Всю эту картину адской баталии увидел Спиридон и решил подождать, пока нечистые сами не разберутся между собой. Неожиданно рядом с ними очутился Ганеш, он схватил Сренча за рога, ударом по лбу выбил мегаквант темной энергии, схватил за ноги резко ударил чертом об асфальт. Сренч завертелся вокруг оси и лопнул. Хранитель тут же ловко уклонился от удара с двух задних копыт и, оказавшись у Гангрена за спиной, набросил ему на шею удавку-аннигилятор, от сдавливания которой у Гангрена начал выходить пар из ноздрей и капать яд из-под хвоста. Когда силы у беса окончательно иссякли, а на земле осталась большая лужа, нечистый провалился в преисподнюю. Забодейл попытался ползком незаметно скрыться от Ганеша, но получил повторного пинка под хвост и с ревом отправился за своими рогатым неприятелем.
  
   Изумленный таким необыкновенным мастерством нейтрализовывать нечистую силу, Спиридон спросил у Ганеша, не последует ли ответная месть из-под земли, и как у него так ловко получается бороться с врагами рода человеческого. Ганеш ответил, что он не хранитель, а ангел-воин и давно намеревался наказать нечистых за их дерзкие издевательства над людьми. Пожав друг другу руки, ангелы пообещали чаще обмениваться опытом и сообща бороться с бесовским отродьем, защищая души смертных от грешных помыслов и деяний.
  
   Вернувшись к Антону, Спиридон сел рядом, прочитал молитву и постарался сосредоточить его на духовных аспектах жизни. Первым делом Антону было необходимо вернуться домой, навестить родителей и попросить прощения у своего тренера, который занимался с ним с малых лет и никак не рассчитывал, что воспитанник отблагодарит грубостью.
  
   Человек шел по пустой трассе домой, держа в одной руке сумку с вещами и не знал, что за другую руку его крепко держит ангел-хранитель.
  
  
* * *
  
   Зажиточный ростовщик 鐘 Жунь Пень 彭 давал в долг малоимущим горожанам деньги под большой процент и нажил на этом приличное состояние. Никто не рисковал просрочить платеж, потому что его брат Хунь Пень служил при дворе императора в дворцовой страже. Помимо ростовщичества Жунь Пень занимался сбытом риса, масла и овощей. Сам он ничего не выращивал, а ездил в провинцию за шестьдесят ли на повозке, скупая продукты у крестьян, и продавал потом на городском рынке в три раза дороже.
  
   Поначалу Жунь Пень брал небольшой процент и снисходительно относился к должникам, прощал задержки с выплатами и даже снижал проценты для постоянных клиентов, но, когда почувствовал, что его сундук с монетами стало труднее задвигать под диван, то в нем и начала просыпаться жажда наживы. Ангела-хранителя Лю Цзиня обеспокоила выбранная его подопечным стезя, он внимательно следил за ростовщиком, стараясь не допускать близко хитрого беса Дзафань-Чунга.
  
   Стараниями Лю Цзиня, Жунь Пень познакомился с девушкой Янмей. Молодой красавице из зажиточной семьи понравился успешный предприниматель, и она подумала, что этот мужчина станет для неё надежным кормильцем и защитником. Жунь Пень тоже был не против породниться с небедным семейством избранницы и затем как-нибудь пробраться во власть города.
  
   Янмей была образованна и умна, любила читать древнекитайские сказки и мудрости Конфуция, с которыми пыталась познакомить поближе своего жениха. Но слуга сатаны Дзафань-Чунг при малейших попытках Жунь Пеня приблизиться к духовным знаниям и вековым мудростям, наполнял все вокруг тьмой невежества и похоти, что побуждало жертву забывать обо всем и приставать к невесте с интимными играми.
  
   Лю Цзинь написал письмо ангелу-силе Чу Ю о том, что ему необходимо подкрепление, чтобы скинуть своего оппонента в ад на долгое время. На свою просьбу хранитель получил ответ, в котором Чу Ю сообщил, что Лю Цзинь во многом сам допустил такое скверное положение дел, и ему следовало заранее предвидеть судьбу подопечного. Теперь, когда душа и разум Жунь Пеня оказались заблокированными для дистанционного вмешательства, Лю Цзиню придется самостоятельно исправить свою оплошность и вернуть утраченные позиции.
  
   Хранитель пересмотрел историю жизни Жунь Пеня и схватился за голову, укоряя себя в невнимательности. Оказалось, что когда Жунь Пень только начинал раздавать деньги под процент, Дзафань-Чунг посыпал его голову золотой пылью, чтобы в будущем ростовщик стал жадным и ненасытным к власти и обогащению.
  
   Однажды у Байли, отца Янмей, случилась крупная неприятность. Недоброжелатели подожгли его склад с рисом и крупами. Продукция полностью сгорела. Чтобы спасти торговлю и закупить товар в соседней провинции, Байли влез в долги. Пришел он просить дать в долг и к своему будущему зятю. Естественно, Жунь Пень не отказал и с радостью одолжил ему крупную сумму денег, рассчитывая набить доверху монетами свой третий сундук. Дзафань-Чунг все время бегал за ним и играл на адском шэне мотивы алчности и скупости. Время шло, а Байли все не мог расплатиться. Дела у него шли плохо. Ростовщику надоело ждать, и он сказал Янмей, что если её отец не отдаст деньги через два дня, то ему придется иметь дело с братом Жунь Пеня, а затем и с судьей. Девушка расплакалась и убежала. Бес был очень доволен таким поворотом, бурбулятор стал заметно полниться.
  
   Жунь Пень укоренялся в своих взглядах на жизнь. По его глубокому убеждению, народ необходимо держать в состоянии, когда не очень голодно, но и не слишком сытно, а если позволять ему жить в достатке, то все равно найдутся недовольные, которые будут хотеть большего, а там, глядишь, и смены власти.
  
   Жунь Пень часто представлял себя императором. Словно он лежит после дневных государственных забот на ложе, а вокруг вьются женщины, и не только китаянки: красавицы из Индии, Персии, Африки, Португалии, и каждая готова его ублажить. Слуги приносят ему изысканные блюда, музыканты умело играют на пайсяо и баньху. Жунь Пень мечтал очистить общество от калек и больных, которые не приносят никакой пользы. Он воображал себя сидящим на коне и раздающим приказы воинам, чтобы они увозили нищих и бездомных, дабы не разводить заразу. После таких мыслей ростовщика бес Дзафань-Чунг стал гораздо чаще приносить в ад наполненные бурбуляторы, привлекая алчные взгляды ненасытного демона Фафенгзедонга.
  
   Жунь Пень до того обнаглел, что сначала называл одну ставку, а затем в документе исправлял на другую, более высокую. Всех это возмущало, но связываться с родственником воина императорской стражи никто не желал и отдавали последнее, чтобы расплатиться.
  
   Довольный демон Фафенгзедонг повелел бесу, чтобы его подопечный активнее накапливал деньги и стал самым богатым человеком в городе, потому что у кого деньги, у того и сила, а у кого сила - у того власть. А властный человек на земле - это прекрасный источник темной энергии при правильном подходе.
  
   Брат ростовщика, Хунь Пень, был его полной противоположностью. Ему всегда были чужды звон монет и радость находиться выше других по статусу и достатку. Он преданно служил императору. Жунь Пень напрасно прикрывался именем брата, ведь Хунь Пень никогда не стал бы решать его мелочные проблемы и выбивать деньги из горожан, которых он когда-то поклялся защищать и оберегать. Янмей пришла к нему домой и умоляла, чтобы он поговорил с братом и как-нибудь вразумил его. Воин отказался разговаривать с Жунь Пенем - тот давно перестал быть для него братом по духу, однако, пообещал, что сделает все, чтобы ростовщик ответил за свои действия и больше не позорил их старинный и уважаемый род Пень 彭.
  
   Что же делал все это время Лю Цзинь? Ангел не бездельничал и выработал стратегию по спасению души Жунь Пеня. Хранитель встретился с ангелом-воином Бао Чжанем. Выслушав, тот предложил ослепить божественной силой двух чертей, которые вселились бы в обитающих неподалеку воров-домушников, те бы проникли в дом Жунь Пеня и вытащили из-под кровати его сундуки с монетами. Лю Цзиню приглянулась эта идея, но чтобы её реализовать, требовалась большая осторожность, так как если нечистая сила распознает аферу, можно навсегда лишиться возможности благотворно повлиять на ход событий в судьбе мужчины. Ангел-сила Чу Ю выделил воину небесные доспехи, выдерживающие прямое попадание заряда из адской мортиры, а хранитель в качестве артефакта получил экспериментальный образец бесогона-ослепителя, которым он мог облучать бесов и вводить их в состояние забвения и слепоты на некоторое время.
  
   В этот же вечер Лю Цзинь подкрался к двум чертям на пустыре всего в десяти инь от дома ростовщика и выстрелил из бесогона-ослепителя, но из-за отсутствия практики немного промахнулся и попал в бездомного, который тут же упал на колени и стал просить божественного снисхождения. Чертям Бздяо и 孙 Сунь Дьяо 屌 крайне не понравилось такое поведение смертного и принялись его хлыстать плетками, чтобы человек ощутил себя ничтожной падалью и начал горевать над своей никчемной и бедной жизнью. Лю Цзинь не допустил повторного промаха и, контуженные божественной энергией, нечистые сразу побежали за добычей и прямо здесь, на пустыре, запрыгнули на плечи к двум бездельникам, которым тут же на ум пришла идея обворовать зажиточного ростовщика. Она приходила к ним и раньше, но воры боялись охраны, а сегодня их пьяный наводчик разболтал, что этой ночью никакой охраны точно не будет.
  
   Жадность давно поселилась в душе Жунь Пеня, он не позволял себе тратиться на постоянную охрану, будучи уверенным, что на его драгоценные сундуки никто не покусится, ведь у брата воина императорской стражи, естественно, должна быть круглосуточная охрана - кто может подумать иначе? Вечером перед сном он поел рыбы, риса, покурил кальян, а позже к нему пришла массажистка средних лет, чтобы давить руками на определенные точки на ногах. В конце Жунь Пеню надоела это процедура, и он потребовал давить ему выше и сильнее. Массажистка наотрез отказалась и начала отрицательно жестикулировать. Жунь Пень разозлился, пихнул женщину пяткой и велел убираться прочь, пообещав рассказать всем, что она грязная проститутка, прикрывающая свой позор услугами массажа.
  
   Затем он лег спать, оставив открытым окно, чтобы комната лучше проветривалась. Проворные домушники, влекомые нечистой силой, временно находящейся под воздействием божественного излучения, залезли в открытое окно и принялись шарить по дому. Псы, охраняющие двор, в этот момент были с другой стороны дома и не помешали им. Хозяин беспокойно ворочался в кровати и сопел, находясь на грани своего сна. Дзафань Чунг сидел у его изголовья, чистил копыта и нашептывал ему адскую колыбельную. Когда воришки с чертями на плечах прокрались в комнату хозяина дома, Дзафань Чунг довольно застрекотал, потому что ему было необходимо спуститься к демону Фафенгзедонгу на совещание, а Жунь Пеня следовало оставить под присмотром темной силы.
  
   Один вор полез под кровать, обнаружил богатство и стал вытаскивать сундук с монетами. Другой ловко срезал ключ с шеи ростовщика. Дзафань Чунг велел черту Сунь Дьяо пресечь ограбление, потому что на этих деньгах у него строилась вся стратегия перехода Жунь Пеня на боле высокий уровень греха. Черт не обратил на злобное замечание никакого внимания: воры, открыв ключом сундук, начали выгребать монеты и пересыпать их в мешки. Сунь Дьяо огрызнулся на беса и прошипел, что его начальство получает приказы напрямую от сатаны. Дзафань Чунг вздрогнул от изумления, немного подумал над этим и разрешил опустошить только один сундук. Глядя, как черти дирижируют людьми, бес вскоре заметил, что они ведут себя неадекватно и подозрительно.
  
   Воздействие бесогона-ослепителя стало ослабевать, воры начали нервничать от возможности быть застигнутыми на месте преступления и от того, как опрометчиво они решились забраться сюда без должной подготовки, поэтому поспешили ретироваться из дома. Дзафань Чунг подставил хвост к рогам черта Бздяо и понял, что действия незваных гостей вызваны вражьей аферой. Бес зарычал на чертей, чтобы они опомнились и привели себя в порядок, стал озираться по сторонам и хрюкать, чтобы найти хранителей и атаковать их. Когда похитители с наполненными мешками и сидящими на их спинах улюлюкающими чертями выбежали под лай собак на улицу из двора, Лю Цзинь высунулся из-за стены и прицелился в Дзафаня из перезаряженного бесогона. Хранитель был весьма неопытен в сражениях с мощными представителями нечистой силы и действовал по обстановке. Дзафань Чунг стукнул копытом по голове Жунь Пеня, чтобы он проснулся и заглянул проверить драгоценные сундуки. Увидев хранителя, бес громко зарычал, взвыл и кинулся на него, растопырив свои вековые непиленные когти.
  
   Ангел немного замешкался, успел выстрелить, но заряд божественных фотонов прошел выше рогов беса. Небожитель бросил оружие, поскольку не было времени ждать перезарядки, зажмурился и, прижавшись к стене, стал читать молитву об изгнании нечистой силы. Едва бес успел накопить огненной пыли и извергнуть её из своей пасти на хранителя, как вдруг поперхнулся огненным шаром и изверг из пасти на Лю Цзиня порцию горячего смрада, от чего хранитель заметно покраснел и убежал восстанавливаться на улицу. Это ангел-воин упредил атаку беса и теперь остался сражаться с ним один на один.
  
   Бао Чжань выпрыгнул из-за шкафа и стал метать в нечистого дротики-аннигиляторы. Дзафань Чунг атаковал воина адской плеткой и получил от него в ответ мощный разряд божественных фотонов из бесогона, который Лю Цзинь бросил у порога перед тем, как спастись от ярости беса. Дзафань Чунг находился на грани своих возможностей, потому что давно не спускался в ад на подзарядку. Пропустив в очередной раз удар в морду, бес заохал, закряхтел и собрался ретироваться от столь могущественного ангела в преисподнюю через портал, но небожитель не оставил никаких шансов своему оппоненту, завершив схватку окончательной аннигиляцией, ударив врага копьем под хвост. Дзафань Чунг заверещал, как бешеная свинья, закрутился вокруг оси и лопнул, оставив смрад и черную пыль после себя.
  
   Было три часа ночи. В это время Жунь Пень проснулся от головной боли, выпил воды из кувшина, заглянул под кровать и пронзительно закричал от ужаса. Несчастный начал бегать по дому, истошно вопить и ругаться. Схватив дубинку, он в белье выскочил на улицу и направился к Ляо, соседу напротив, полагая, что это он совершил ограбление, потому что месяцем ранее в сердцах пообещал отомстить за исправленные значения в долговой расписке. Ударив с размаху дубинкой по деревянной двери, Жунь Пень не добился аудиенции и вдруг решил, что преступник - это сапожник Куан, так как он постоянно прищуривался и усмехался при встрече последние несколько дней, теперь понятно почему. Яростно побив ногой в дверь, ростовщик метнулся в сторону дома младшего чиновника Чжугэ, вспомнив, что он выдал свою дочь за сына Банли, а ведь тот должен ему кучу денег, значит, они все заодно, и все хотят ему зла.
  
   Пока Жунь Пень неистово носился от дома к дому, выкрикивая ругательства и оскорбления, из окон начали выглядывать разбуженные шумом соседи. Некоторые пожалели его в беде, другие злорадствовали и приговаривали, что так ему и надо, а иные просто осторожно посматривали в окно, опасаясь, как бы размахивающий дубинкой Жунь Пень не начал стучаться к ним.
  
   На крики прибежали черти Бздяо и Сунь Дьяо, которые недавно слезли со своих жертв и решили полакомиться яростью и ненавистью. Бздяо беспорядочно бил в литавры пайгу, многократно усиливая вибрации гнева в человеке, а Сунь Дьяо дул в адский шэн, чтобы жертва не пришла в себя как можно дольше.
  
   Жунь Пень схватил булыжник и швырнул его в окно, где жил Чжугэ. В доме зажгли светильник, послышался детский плач и ругательства рассерженного хозяина.
  
   Раненый Лю Цзинь передал воину лук с заряженной небесной манной стрелой, который тот отдавал ему на хранение перед боем. Когда черт Бздяо в экстазе принялся колотить своим пайгу взбесившегося Жунь Пеня, Бао Чжань выстрелил и попал нечистому в глаз. Бздяо лопнул в тот же миг. Сунь Дьяо уронил свой шэн от ужаса и приготовился нырнуть в появляющийся портал, но переместившийся к нему за спину Бао Чжань проткнул черта копьем, навсегда стерев его энергетические следы.
  
   На улице зазвонили колокольчики, сигнализирующие городской страже о беспорядке. Вскоре появились четверо солдат во главе с их командиром Хунь Пенем. Увидев своего родного брата, который валялся на земле в пыли, и кусал зубами ночную шапочку, издавая жалобные скулящие звуки, он распорядился, чтобы того оттащили в темницу за хулиганство. Сапожник Куан боязливо подошел к командиру стражников и сообщил, что недавно из дома господина ростовщика выбежали двое с мешками за спинами. Стражникам через час удалось найти воров на пустыре, однако никаких мешков с деньгами и других ценностей при них не обнаружили. Те успели напиться и спрятать их среди мусора на свалке так далеко, что в темноте сами потеряли тайник.
  
   Позже Хунь Пень все же нашел мешок с третью частью украденных денег и раздал их всем тем, кого его брат обманул при помощи исправленных долговых расписок. Этим великодушным жестом воин восстановил доброе имя семьи Пень.
  
   После потери нажитого богатства Жунь Пень помешался и все время приговаривал: 'Где мои деньги?', 'За вами должок!', 'Будьте прокляты, все родственники Банли!'.
  
   Как оказалось, это он нанял людей, чтобы те подожгли склад Банли - после пожара рис Жунь Пеня в отсутствии конкурента стали покупать гораздо чаще. Хунь Пень отправил своего брата в монастырь в надежде, что находясь на священной земле, он обретет душевный покой и станет когда-нибудь вменяемым человеком. Все торговые дела Жунь Пеня он передал семье Янмэй. Продавая на городском рынке рис, масло и овощи, доставляемые из провинции, ее отец сумел расплатиться с долгами и смог выдать дочь за музыканта из императорского оркестра. Через пять лет Хунь Пень продал родительский дом, с почетом ушел со службы и отправился вслед за братом, чтобы, находясь рядом, приглядывать за ним и посвятить остаток жизни своему духовному воспитанию.
  
   Недовольный демон Фафенгзедонг закупорил остатки Дзафаня в банку, отправился в демонарий и начал вырождать новую команду чертей, способных к более решительным действиям и сложным заданиям. Ангел-сила Чу Ю поблагодарил Бао Чжаня и Лю Цзиня за вызволение души Жунь Пеня из щупалец сатаны, но добавил, что впредь хранителю стоит настолько внимательней относится к людям, насколько они невнимательны к своей душе и сердцам ближних.
  
  
* * *
  
  
Где гнутся над омутом лозы,
Где летнее солнце печет,
Летают и пляшут стрекозы,
Веселый ведут хоровод.
"Дитя, подойди к нам поближе,
Тебя мы научим летать,
Дитя, подойди, подойди же,
Пока не проснулася мать!
Под нами трепещут былинки,
Нам так хорошо и тепло,
У нас бирюзовые спинки,
А крылышки точно стекло!
Мы песенок знаем так много,
Мы так тебя любим давно -
Смотри, какой берег отлогий,
Какое песчаное дно!"
Алексей Толстой
  
  Старший бес Джугашвил злостно ненавидел семью Садоводовых и всех их предков за то, что еще полтора века назад ангелы-хранители уничтожили всю элитную адскую штурмовую группу при попытке поджечь дом этого семейства и забрать души в преисподнюю. Остатки обученных бесов до сих пор находились на самой низшей ступени ада, и восстановить их не получалось даже самым искушенным и сильным демонам. Нечистая сила на протяжении этих лет не могла нанести семье сильный вред и склонить к грехопадению. При этом Садоводовы не верили в существование ангелов, не ходили в церковь, но и никогда не богохульствовали.
  
   Семья состояла из четырех человек - главы семейства Владимира, его жены Лилии, старшего сына Алексея и дочери Евгении. Их хранителями были ангелы Примо и Каземир. Первый присматривал за супругами, а второй следил за мыслями и деяниями их детей. Обычно у каждого члена семьи был свой ангел, но после последней схватки с бригадой Джугашвила два защитника восстанавливались в Небесных Покоях, а с учетом того, что супруги были довольно сильными в духовном плане людьми, обеспечивать безопасность Садоводовых доверили пока лишь двум ангелам.
  
   Глава семейства Владимир трудился на авиационном заводе, собирал самолетные узлы и агрегаты. Лилия работала инженером по документации в конструкторском бюро, а дети учились в школе. Джугашвил крайне негодовал, что у него даже с неполным составом защитников не получается навредить людям и склонить их в направлении погибели.
  
  Могущественный демон Кологорад еженедельно вызывал к себе беса с отчетами о проведенных мероприятиях в отношении Садоводовых и требовал скорейших результатов. Владимир, как назло, не пил и не гулял, храня верность своей супруге. Подчиненные беса, черти Шилоглот, Придибеда и Ядоплюй всячески искушали Владимира, но напрасно. Лилия при этом чувствовала себя настоящей женщиной, находясь под защитой сильного и надежного мужчины. Джугашвилу оставалось только юлить и оправдываться перед грозным начальником, что ему постоянно мешают двое мощных хранителей. Терпение Кологорада подходило к концу, и другие бесы злорадно посмеивались Джугашвилу вслед, рассчитывая понаблюдать над суровой расправой.
  
   Однажды Садоводовы поехали отдыхать на речку. Когда они расположились на живописном берегу, Лилия принялась готовить еду, Владимир собирал палатку и готовил дрова, Алексей нашел себе друга среди других отдыхающих на берегу, а маленькая Женя пошла играть на поляну и бегать за бабочками. Джугашвил направил черта Придибеду, чтобы тот как-нибудь им напакостил. Продуктивнее всего было бы, если б муж наорал на жену, а потом, напившись водки, стал её избивать, а дети начали плакать. Но подобные варианты имели очень низкую вероятность реализации.
  
   На поляне росло много душистых цветов, прыгали кузнечики и порхали бабочки. Женя подошла к крутому невысокому берегу и принялась собирать камушки. По реке неспешно проходили теплоходы и грузовые суда, проносились лодки с рыбаками. Каземир отдыхал от постоянного выслеживания врага, готовя канал связи с небесами. Примо как всегда ходил между супругами и смотрел по сторонам, выслеживая нечисть. Родители и брат Жени не обратили внимания на её кратковременное отсутствие, так как в возрасте четырех лет она была послушная, не капризная и всегда находилась на виду. В это время черт Придибеда вылез из адской норы и подкрался к Жене. Когда девочка подошла к краю берега, где было достаточно глубоко, и села на корточки наблюдать за стрекозами, выныривающими из темной воды рыбками и лягушатами, нечистый подбежал к ней со спины и с силой толкнул копытами. У малышки помутнело в глазах, и она упала в воду, словно ей на шею повесили тяжелый камень. В этот момент мама Лиля порезала палец, папа Вова попал себе обухом топорика по руке. С неба стремительно спустился ангел-воин Володар и воззвал к хранителям. Те охнули и сразу стали теребить папу Вову, но отец только разволновался от своей травмы и, не замечая ничего вокруг себя, продолжал материться.
  
  Черт Придибеда спрыгнул в воду и стал притапливать Женю, чтобы она нахлебалась воды и быстрее ушла ко дну. Неподалеку катался на велосипеде мальчик Витя и увидел, как девочка неожиданно упала с обрыва. Ведомый ангелом Примо, мальчуган подъехал к родителям и крикнул, что рядом тонет девочка. Папа Вова, мигом забыв о своей поврежденной руке, побежал к указанному месту, спрыгнул вниз и благополучно вытащил Женю из воды. Володар спикировал к воде и замахнулся палицей на пускающего пузыри черта. Нечистый сумел извернуться от могучего удара, и мгновенно ушел в открывшийся под водой портал, словно змея. Алексей тоже изрядно напугался за младшую сестренку, пообещав себе защищать ее и оберегать. Женя даже не нахлебалась воды, а только успела почувствовать, как какая-то неведомая сила начала давить ей на голову, не позволяя вынырнуть.
  
   Придибеда доложил Джугашвилу о случившемся, гордо заявив, какой он ловкий, сообразительный и потребовал повысить его еще на один уровень. Бес яростно плюнул в морду Придибеды и выразил досаду, что не придавил этот позор для Сатаны еще в зародыше, когда была возможность - если бы глупый черт известил о своем плане начальство, то уж сам Джугашвил с другими чертями точно смог бы помешать спасению ребенка. Слуга, получив сильную затрещину копытом, отправился обратно строить козни и пополнять свой худой бурбулятор зла. На самом деле от Придибеды досталось много неприятностей разным людям, но Джугашвил упорно не замечал результаты своего подчиненного, а смотрел только в сторону Садоводовых, завидуя знакомым бесам, которые принудили людей спиться, совершить злодеяние или лишить себя жизни.
  
  На небе ангел-начало Альтион собрал двух хранителей пострадавшей семьи и других ангелов для обсуждения случившегося. Каземиру наказали впредь быть внимательней: нечистая сила проявляет пристальный интерес к Садоводовым, и любой недосмотр может повлечь ужасные последствия. Каземир извинился перед другими ангелами, и вместе с Примо они спустились на Землю заботиться о духовном благополучии подопечных.
  
   Вскоре хранители детей Харитон и Кирос набрались сил и вернулись помогать Каземиру и Примо в их нелегкой службе.
  
   На протяжении двадцати лет Джугашвил безуспешно пытался пробить оборону своих заклятых врагов, посеять сомнения в чувствах Владимира и Лилии друг к другу, склонить их детей к темной стороне. Бес плевался, ругался и бил копытами, когда его черти-вредители Придибеда и Шилоглот спускались в ад с докладами о неудачных мерах по грехопадению этой семьи.
  
   Жизнь людей шла своим чередом, но однажды их защита под непрерывным напором треснула. Женя росла послушной и доброй, никогда не делала зла людям и верила, что хороших людей больше, чем плохих. Опытный сводник Шилоглот вывел на нее её будущего мужа - тот был хорош собой и очаровал девушку. Вскоре сыграли свадьбу. На деле муж оказался заядлым игроком на бирже ценных бумаг, картежником и во всем остальном слушался свою мать. Когда у Жени родился сын, её отношения с мужем окончательно испортились. От него не было ни знаков внимания, ни малейшего намека на помощь по хозяйству, а от свекрови сыпались одни упреки в недостатке любви к её сыну.
  
  Супружеская жизнь Жени оказалась просчетом хранителей. Они вовремя не разглядели, что будущий муж принесет ей столько несчастья. Основная опасность исходила от его матери, которая ради мнимого счастья сына, однажды пошла к одному чертопристрастнику и попросила сделать на Женю приворот, чтобы та не могла перечить мужу, повинуясь мнимому чувству любви. А никаких чувств к своему супругу Женя не испытывала уже спустя месяц совместного проживания. Тогда же она поняла - это не её человек, но сделать с собой ничего не могла. После каждой ссоры она полагала, что все пройдет, и жизнь наладится, но все оставалось без изменений.
  
   Ее ангел Харитон заподозрил темную связь с нечистой силой у будущих Жениных родственников и стал проявлять большее внимание к отношениям молодых людей.
  
   Брат Жени Алексей женился, но его брак также оказался неудачным. Супруга была под сильной 'опекой' чертей-зачинателей похоти, часто обманывала мужа, унижала, обзывала 'тряпкой', открыто изменяла. Алексей стал много пить и этим создавал немало трудностей хранителям. Несколько раз Владимир забирал невменяемого сына из кабаков и дешевых забегаловок. Мелкие черти из звена Шилоглота Захуил и Мазефак часто валялись с Алексеем в обнимку в подъезде, под забором или в каких-нибудь грязных кустах. Иногда они провожали его домой до самой двери, чтобы потешиться над хранителями, дескать какие те бестолковые, глупые и беспомощные, раз не могут уследить за своим 'клиентом'. Когда в очередной раз черти сопроводили пьяного Алексея до дома и стали показывать ангелам свои хвосты, обзывать и задирать, Примо достал баллон с концентрированным освященным ладаном и распылил на нечистых. Черти завопили голосами животных, открыли порталы и обратились в бегство. С тех пор Алексей всегда приходил или приползал домой один. Мама Лиля очень переживала за него, просила сходить к врачу и закодироваться от пьянства, но безуспешно - на сына не действовали и крепкие слова отца.
  
   Как-то вечером трезвый Алексей вышел покурить на балкон шестого этажа и услышал, как внутренний голос твердит ему: 'Спрыгни! Спрыгни вниз!'. Так повторялось несколько раз, после чего Алексей перестал курить на балконе. Однако черт Шилоглот на этом не остановился: однажды ночью он пробрался к нему в комнату и шептать на ухо повеления: "Иди убей себя для меня! Включи газ и закрой окно! Подойди к отцу и задуши его! Выпей водки и спрыгни с моста!". Хранитель Алексея Кирос заметил это и прогнал черта: тот ретировался, оставив на голове Алексея смрадное адское пятно, которое хранителю пришлось счищать до самого утра.
  
  В другой раз Шилоглот явился к своему начальнику Джугашвилу и выразил намерение ликвидировать Алексея. Бес надел большую перчатку на копыто, отстегал черта по морде и зарычал, что он такой же идиот, как и его напарник Придибеда, недавно в очередной раз разозливший хозяина своей беспомощностью. Черт поджал хвост и побрел прочь - отправиться вслед за Придибедой катать камни на памятник демону Кологораду ему вовсе не хотелось.
  
   Закон Вселенского Баланса Жизни Человека гласит о том, что представители ада не имеют права принудительно прерывать жизнь человека. Душа может попасть в ад лишь после предварительного разбирательства на заседании балансного комитета, когда показатель уровня грехопадения существенно превысит значение благодеяния.
  
   Джугашвил был прекрасно осведомлен об этом и отчетливо представлял последствия для себя, если Кологорад получит уведомление о явке в балансный комитет по делу о незаконном присвоении человеческой души и нарушении энергетического равновесия.
  
  Алексей за свою жизнь порядком позлил чертей и бесов, но при этом они получили с него и значительную дозу темной энергии из-за пьянства. Его смерть, как посчитал Шилоглот, сулила бы большое горе, страдание отцу, матери и сестре и очень обрадовала бы верховное нечистое начальство в Подземелье. Алексей работал медбратом скорой помощи, затем поступил в медуниверситет и получил специальность реаниматолога. За свою жизнь он спас немало людей, чем привлек внимание демона Колагорада - повелителя смертей от колотых и огнестрельных ранений. Молодой человек своими навыками не раз путал все карты нечистой силе, помог возвратить к жизни некоторых пациентов, души которых были уже почти на грани попадания в ад. После выздоровления они пересмотрели свои взгляды, раскаялись в былых злодеяниях и начали все с чистого листа. Демон, несколько бесов и свора чертей ополчились на Алексея и жаждали заполучить его душу, чтобы как следует над ней поиздеваться, выкачать всю энергию через страдание и спустить на низший уровень развития.
  
  Джугашвил долго раздумывал над предложением Шилоглота и, в конце концов, согласился, что неплохо было бы организовать покушение, но его причастность к этому инциденту должна быть косвенной и труднодоказуемой. Позже бес вызвал к себе черта и скомандовал срочно составить план по нападению на Алексея через посторонних земных личностей, излучающих на частоте принятия решений об убийстве и увечьях. За это, конечно, владеющие ими бесы затребуют немалую плату, но, как решил Джугашвил, ради победы в многолетней войне на потерю некоторого количества темной энергии из своих запасов пойти, несомненно, стоило.
  
   Шилоглот бойко застрекотал, что он так и предложил в начале, но, увидев недовольный оскал начальника, не стал дальше настаивать. Черт предложил блокировать ненавистного Кироса и напасть на Алексея через преступников рано утром. Джугашвил махнул на него копытом, но, подумав, понял - утро самое лучшее время для таких дел, так как многие хранители улетают на подзарядку, и есть шанс погубить человека, сбросив ответственность на чертей из другого яруса преисподней. Сам бес никогда не участвовал в подобных делах, боясь рисковать своей сущностью. Осторожность помогла ему подняться с уровня черта-вредителя до старшего беса за успешное командование сворами чертей и даже штурмовыми группами.
  
   Ангелы Светлого Престола знали возможности Джугашвила и предупреждали всех хранителей семьи Садоводовых, что им противостоит сильный, беспринципный, хитрый враг и бдеть следует непрестанно.
  
   Тем временем, заместитель демона Кологората по ножевым ранениям полудемон Баджорда, развлекаясь, поймал катающего камни Придибеду и под угрозой его поглощения и аннигиляции выведал все детали операции против Алексея. Позже сам демон вызвал Джугашвила и под хохот набежавших бесов посадил его плавиться в печь за подобные теневые дела. Когда бес совсем поджарился, покраснел и не мог даже пошевелить копытами, он выплюнул часть темной сущности, которую демон тут же вылил в банку и поставил в укромное место. После он вынул ошалевшего и распаренного беса из печи, поднял перед собой за копыта вниз рогами и наказал больше не предпринимать самовольных мер по ликвидации человека, а сосредоточиться на том, чтобы он сам, по своей вине, стал инвалидом, навсегда замолчал и до конца всю жизнь жил в нищете. Джугашвил от испуга пустил лужу прямо на ковер из шерсти поверженных конкурентов Колагорада. Демон взревел, выстрелил из жезла ему в брюхо, отшвырнул и велел убираться прочь ко всем чертям. Его рык еще звучал под сводами огромной пещеры, а о том, что здесь был Джугашвил, могла сказать лишь открытая печь да вонючее пятно на шевелящемся ковре.
  
   Но отменить операцию едва живой и неспособный от побоев даже открыть портал Джугашвил не успел. В назначенное время к Шилоглоту явились черти Придибеда, Захуил, Мазефак, Ядоплюй, а также три "гастролера" - Роспись, Баребух и Казюля. По плану последние должны были оседлать своих бандитов, остальные - наброситься на Кироса, облить его из бурбулятора и накинуть огненную сеть, а сам Шилоглот оставался в стороне - проследить, чтобы никто из 'садоводовских' хранителей и прохожих людей не подоспел на помощь. Командир сводного отряда пообещал заполнить бурбуляторы наемникам, если они поучаствуют в битве с ангелом. Роспись, Баребух и Казюля сразу согласились, застрекотали от жажды предстоящего возможного повышения и приготовили свои проклятые заточки.
  
  Алексей вместе с Киросом возвращался домой после тяжелого ночного дежурства. У одного пациента после ДТП была срочная операция на голове, а у второго случилась клиническая смерть. Алексей порядочно устал, помогая команде врачей реанимировать пациентов, а Кирос вместе с другими ангелами защищал души людей, которых атаковала нечистая сила в момент, когда духовное тело отделялось от физического.
  
  Утром после смены Кирос хотел проводить Алексея до дома и полететь на небо восполнять силы. Неожиданно на него сверху упала обжигающая адская сеть, которую черти накинули из засады. После этого Захуил, Придибеда и Мазефак принялись улюлюкать, рычать и пинать копытами ослабленного хранителя. В этот момент по сигналу Росписи трое бандитов, ведомые спонтанной и необыкновенно острой жаждой наживы, набросились сзади на Алексея. Один содрал с него рубашку и закинул на голову. Второй заломал руки и затолкал в подъезд, а третий достал нож, схватил за волосы и ударил ножом в шею. Алексей упал на холодный пол, а преступники, обыскав его, выскочили из подъезда и вместе с бригадой Росписи на плечах разбежались в разные стороны. Лежа на животе, Алексей понял: нужно вставать, иначе его бездыханного отвезут в морг. Зажав глубокую рану на шее рваной рубашкой, мужчина попытался встать на колени и вздохнуть, но воздух едва проходил в легкие. Когда он начал терять сознание, с неба спустились ангелы-воины Володар и Лазарь. При виде их ликов, командир операции отрыгнул шило и приказал нечистым готовиться к бою. Оставшиеся черти плотнее сгрудились и тоже достали весь свой арсенал. Пока Алексей еле шел домой, до которого оставалось около трехсот метров, за ним, словно свора гиен, следовали Шилоглот, Придибеда, Ядоплюй и Захуил. Черти отпугивали прохожих, спешивших на работу, чтобы никто не оказал ему помощь, однако боялись подходить близко к истекающему кровью человеку, опасаясь двух ангелов-воинов. Придибеда верещал от злости, что жалкий человечишка после такого ущерба здоровью сумел встать на ноги и самостоятельно передвигаться. По пути взбешенный Шилоглот рявкнул Придибеде: если на этот раз жертва будет упущена, то Джугашвил его поглотит и не станет разбираться в причинах неудачи. На самом деле амбициозный черт боялся больше всего за свою шкуру, так как сам взвалил на себя серьезную ответственность и пообещал начальнику сплясать на гробу Алексея в присутствии всех хранителей. Володар и Лазарь довели Алексея до подъезда, проводили на шестой этаж, после чего молодой человек рухнул на пол, успев коснуться звонка.
  
  Джугашвил был вне себя от того, что дело теперь грозит очень серьезными разбирательствами и санкциями, если душа Алексей отделится от тела раньше положенного срока. Чуть раньше его отец, Владимир, решил почитать газету в машине недалеко у парка, стараясь не обращать внимания на посторонние мысли о невыключенном утюге и открытой входной двери. Рядом на пассажирском сидении сидел ангел Примо и изо всех сил призывал Владимира, чтобы он срочно пошел домой и спас сына от неминуемой гибели. Наконец-то мужчина завел мотор и поехал домой, но по пути снова решил задержаться, остановившись купить кое-каких вещей в промтоварном магазине и сигарет. Примо торопил его, попутно вызывая на помощь хранителя Каземира, который отправился вместе с Лилией на работу. Наконец, папа Вова дошел до дома, быстро проверил все водопроводные краны, бытовые приборы, газовые конфорки и решил, что такие заскоки нормальны для человека пенсионного возраста. Через минуту в квартире раздался звонок, а еще через десять минут приехала скорая помощь и госпитализировала раненого Алексея. Порез был хоть и глубокий, но сонная артерия оказалась не задетой. Вскоре Алексей пошел на поправку. Джугашвил вызвал Шилоглота и заставил глотать и отрыгивать шило 666 раз. Явившись к демону Колагораду, бес встал сбоку от ковра и начал лебезить перед патроном, мол, операцию он успел отменить.
  
   Колагорад в этот раз не стал пытать беса или вызывать бесов-аннигиляторов, а задумался, что же можно предпринять в отношении чудом спасшегося человека. Пока же Алексею предстояло вернуться к обыденному образу жизни и пройти через новые испытания. Примо как главный хранитель семьи Садоводовых получил маскировочный колпак, позволяющий длительное время быть невидимым для нечистой силы. Упустив шанс повергнуть в скорбь это семейство, нечистая сила под руководством Джугашвила принялась строить новые козни. Бес очень хотел выслужиться перед начальством, продемонстрировав свою настойчивость и навыки, чтобы набрать необходимое количество греха и получить допуск в главный демонарий. Колагораду все же пришло уведомление о случившемся инциденте, но прямых доказательств в причастности его слуг не нашли, и дело вскоре замяли.
  
   Шло время. Женя продолжала жить со своим мужем и надеялась наладить семейную жизнь. Несмотря на то, что хранители бережно несли службу и всячески старались оградить Женю от пагубного влияния мужа и тещи, нечистая сила во главе с Джугашвилом не оставляла попыток сделать какую-нибудь пакость, расшатать психику и нарушить связь девушки с ангелом Харитоном.
  
   Алексей, тем временем, перестал пить водку и вести разгульный образ жизни. Стараниями восстановившегося от ран Кироса и ангела-зрящего Молибога он познакомился с одной доброй женщиной, которая со всей душой приняла его в свою жизнь. При малейших попытках беса Джугашвила и свиты чертей занять выгодную для себя позицию Молибог сразу предупреждал о готовящихся атаках. Примо, Каземир и Харитон успевали обеспечить надежную защиту своим подопечным.
  
   К шестидесяти годам у мамы Лили начались проблемы с сердцем, и она перенесла сложную операцию, после которой ей стало лучше, но ненадолго. Ее угасание приносило сильную душевную боль близким. Лилия Садоводова, держа за руку своего хранителя Каземира, ушла из земной жизни тихо, и никаких чертей рядом и близко не было. Вскоре женщина стояла возле входа в небесные врата, встречала и успокаивала прибывшие души, которые еще не освоились и были напуганы своим стремительным переходом в другое состояние.
  
   Когда Джугашвил узнал, что Женя надумала поехать в храм преподобного Николая Чудотворца на причастие и разговор со священнослужителем, он долго неистово матерился, стучал копытами и рычал на никчемных "дармоедов" Шилоглота и Придибеду. Бес выл, что они должны были вовремя посеять в её голове сомнения относительно существования Бога и целесообразности обращения к нему за помощью. Черти стояли в углу и спорили, кто отдаст начальнику свой бурбулятор, чтобы он поскорей успокоился. Немного погодя бес умолк, побил чертей плетью и вознамерился лично чинить препятствия Жене на пути к храму, а если не удастся, посмотреть, насколько увеличилась её защита после посещения бастиона хранителей.
  
   Будучи еще обычным чертом-вредителем, Джугашвил нередко получал от старшего черта Лизогноя задания преследовать богобоязненных граждан в церковь, а на выходе из нее пробовать пробить их копьем. Если у кого-нибудь образовывалась брешь в защите, то черт вцеплялся в человека, как пиявка и высасывал как можно больше энергии, заставляя жертву чувствовать в себе душевную тяжесть и сожаление от встречи с представителями церкви. Несколько человек после таких атак перестали приходить в церковь, что повлияло на выслугу Джугашвила. Он подсидел Лизогноя, стал бесом и впоследствии поглотил своего бывшего начальника.
  
   Женя вышла из храма, преисполненная светлой энергии, и беса, сидевшего на дереве неподалеку, вырвало темной жижей. Он посмотрел на Женю, решив не связываться с сопровождавшими ее ангелами Молибогом и Харитоном. Джугашвил давно возжелал взять Молибога в плен и окунуть в бочку с адскими нечистотами, чтобы тот знал, как везде соваться и подслушивать. Но такие желания были за гранью возможностей Джугашвила и могли только греть его самолюбие. Бес сплюнул и ускакал в портал - обдумывать новый план по распространению воли Дьявола.
  
   Вернувшись домой, Женя окончательно решилась на развод, чем вызвала бурю негодования со стороны мужа и его матери. Но в этот раз решение было твердым - супруги развелись и разъехались. В очередной раз хранителям пришлось ограждать девушку от потока разрушительной энергии, направленную в ее сторону - свекровь опять отправилась к чертопристрастнику покупать для нее порчу. После этого она каждый день приходила к Жене посмотреть на внука Лёню и незаметно разбрасывала по квартире энергетические ловушки в виде камней, соломы, сушеных грибов и записок с заклинаниями. Первым делом она подарила внуку игрушки, в которых была сосредоточена деструктивная энергия истерии и непослушания. Кроме этого, она подложила под шкаф три тряпочные куклы, которые были нанизаны на спицу. Кукла побольше была обколота иголками, та, что поменьше, была без головы, а самая маленькая игрушка - обвязана нитками.
  
   Коварные манипуляции свекрови принесли плоды, которыми тут же насытились вечно голодные Шилоглот и Придибеда. Владимир стал более раздражительным, чем раньше, у Жени не ладилось в личной жизни и на работе, а маленький Леня часто и подолгу плакал. Хранитель Примо три ночи сидел у изголовья Владимира, и тому приснилось, как он приглашает в дом священника, молитвами которого удастся очистить дом от гадости. Через неделю, пока Женя была на работе, Владимир отвел внука в детсад и отправился в церковь, сам не веря в то, что делает. В храме ему не пришлось долго объяснять священнику свою проблему, и уже к обеду в квартире Садоводовых царила благодатная атмосфера. Столь хорошо Примо и Харитону было лишь в небесных чертогах, а зловредная свекровь больше не пересекала порог этой квартиры.
  
   Когда черти опять объявились у Садоводовых разведать для Джугашвила обстановку, находиться в ней уже не было никакой возможности. Позже Джугашвил снова обрушил свой гнев на слуг, крича им, что надо было надевать маски и плащи из кожи отъявленных грешников, позволяющие ненадолго прикрыться от божественного сияния, источаемого из каждой комнаты.
  
   Для пробития столь сильной защиты бес лично попробовал внедрить в подсознание Жени сгусток ночного кошмара. Для этого он задействовал всю свою свиту, чтобы черти сообща окутали адским покрывалом её голову и транслировали информацию о кошмаре, который по проверенному древнему шаблону подготовил сам Джугашвил. Этим бес рассчитывал навсегда отбить у Жени желание ходить в храмы в поиске утешения и благодати.
  
   Ангел-зрящий Молибог в этот момент разведал о намерении могущественных демонов спровоцировать крушение самолета, и внимание его было сосредоточено на предотвращении катастрофы. Ночью свора чертей накидала дымовых шашек с адской пылью через окно в комнату спящей Жени. Хранитель Харитон не стал покидать свой пост: он сидел под потолком в маскировочном колпаке Примо, и разбушевавшиеся черти его не заметили. Силы были не равны - четверка чертей и их хозяин Джугашвил против одного хранителя. Бес залез на постель и стал транслировать Жене кошмар. Черти начали бегать по квартире и донимать папу Вову, чтобы он опустил руки от тяжелой экономической жизнью в стране, выпил водки, начал тосковать по своей усопшей супруге и потерял волю к жизни. Однако Владимир поужинал, искупал внука, посмотрел футбол и лег спать. Захуил и Мазефак поплясали было возле него на столе, потом поняли, что это не их клиент, и вернулись к Шилоглоту и Придибеде пособничать боссу и наблюдать, как он орудует страхогоном.
  
   На мгновение Харитона охватило беспокойство за Женю. Джугашвил начал принюхиваться и чуть было не обнаружил затаившегося хранителя, но бес был слишком поглощен своим делом и не стал отвлекаться.
  
   Сценарий кошмара был такой: четверо чертей стащили Женю с постели, обернули в саван и потащили прямиком в ад на аудиенцию с самим Дьяволом. Повсюду тьма и человеческие стоны, молящие о пощаде. Черти несли ее на себе и приговаривали что-то зловещее и гадливое. Наконец, они доставили жертву в огромную пещеру. Настолько огромную, что в высоту уместилось бы два пятиэтажных дома. По периметру горел огонь, и растекалось раскаленное масло, в котором черти и бесы топили грешников. Те жалобно кричали, молили о пощаде, но черти заталкивали их кочергами на глубину по самую голову. Посредине на каменном троне восседал сам Дьявол. Вид его был ужасен. Он напоминал человека, но вместо лица - козлиная морда с бараньими рогами. Наибольший ужас внушал взгляд, испепеляющий и пронизывающий, внушающий неимоверный трепет и дрожь. Женя стояла перед ним такая маленькая и беззащитная, а позади бесы нашептывали ей проклятья и прочую мерзость: 'Падла, будешь знать, как к попам ходить... Ты у нас допляшешься... Всех вас сгноим сюда... Будете всю жизнь корчиться, а потом нам на потеху...Скотина, все не так делаешь!.. Падлюка, вспомни еще своего боженьку, ноги скрутим!'. Так черти и продолжали рычать в её адрес, пока сам Дьявол не подал голоса, от которого некоторые представители подземелья в панике попрятались по своим пещерам.
  
   - На колени! - прогремел Дьявол. - На колени, я сказал!
  
   Едва слышный голос хранителя доносился откуда-то сверху:
  
   - Продержись. Продержись еще немного. Скоро все кончится.
  
   - На колени! - громогласно извергал враг рода человеческого. - Что?! Не хочешь? А перед Ним стояла!
  
  Пока Женя мучилась от встречи с Сатаной во сне, Примо отмахивался бесогонной саблей от нечистой силы возле ее кровати, срубая рога и копыта, а Харитон добивал нападающих чертобитным молотом, расщепляя их в пыль и густоватую жижу: на помощь хранителям вовремя явились ангелы-воины Володар и Лазарь. Они начали ловить чертей за копыта и засовывать их в мешки-аннигиляторы, как зайцев. Бес не стал защищать своих помощников, бросил нагонять кошмар и попытался улизнуть через зеркало, где заранее организовал временный проход в ад. Однако попытка бегства не удалась, так как Лазарь накинул на зеркало божественную сеть-бесоотражатель. Джугашвил ушибся мордой о препятствие, сломал свои многовековые рога, стал кряхтеть и изрыгать проклятья на человеческий род и всех его защитников. Володар одним взмахом меча отрубил бесу задние копыта, затем хранители надели на него мешок-аннигилятор и выбросили в заготовленный портал, где бес в мешке не выдержал высокого градиента энергетической напряженности и, невыносимо визжа, благополучно расщепился в пыль. Затем ангелы туда же побросали остальные мешки с уже лопнувшими нечистыми Шилоглотом, Захуилом и Мазефаком.
  
  Избегая борьбы, черт Придибеда выпрыгнул через вытяжку на кухне и пустился наутек, зная, что его подельникам и начальнику не совладать с врагами. Он явился к демону Кологораду на доклад, сообщил об ожесточенной недолгой схватке и солидно приврал о своих заслугах. Демон сказал, что Джугашвил давно его раздражал и такой исход стал заслуженным итогом многолетней безуспешной работы беса на этом поприще. Пора обновить кадры - возвестил демон и пообещал ловкому черту скорое повышение и новый бурбулятор. Дело Садоводовых Колагорад поместил в архив до тех пор, пока не воспитается и не выслужится какой-нибудь новый бес, но всей своей могучей темной сущностью он догадывался: подобраться к ним ближе уже не получится. Решив, что есть дела поважнее, чем постоянная безрезультатная борьба с небесами в рамках одной семьи, демон обратил своей взор на людей, которые уже сами протянулись ко злу. С такими нечистой силе намного проще работать и черпать из них потоки темной энергии.
  
  Хранители очень обрадовались, когда Женя проснулась и начала думать, как настойчиво нечистая сила пытается огородить её душу от светлой стороны. Поверженному бесу удалось её напугать, но не отвернуть от Бога. Каждый день ангелы собирали молитвы Жени и записывали все её просьбы о ниспослании здоровья сыну и отцу, покоя усопшей матери, сил для преодоления жизненных невзгод, простого женского счастья и любви. В награду же, меньше, чем через полгода, ей предстояло понять, кто ей нужен на самом деле.
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий-3. Ярл"(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Н.Князькова "Ядовитая субстанция"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"