Майоров Владислав Сергеевич: другие произведения.

Повелитель змей

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 9.25*16  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    После победы над медведем-дивом простой парень Манцюр Алиев направляется на базар, чтобы купить подарок отцу. Самый обычный поход за покупками, но настоящий герой и темные силы всегда найдут друг друга: Манцюру предстоит попасть в новое логово зла и сразиться с его хозяином - врагом, древним, как сам мир.

  
   В преддверии юбилея главы семейства Алиевых, Манцюр собрался на базар выбрать дорогому отцу душевный подарок. Мать и сестры посоветовали ему купить сервиз из расписных кувшина и блюдец, чтобы отец пил из них кумыс и чай с лавашом. Или же приобрести изысканный наряд, в котором Валех мог бы ездить с друзьями на соколиную охоту, но ни в коем случае не дарить ему сабли, ножи и ятаганы, которые в доме висели на стенах почти в каждой комнате. Манцюр не стал спорить с женщинами ни о том, что будь его воля, отец давно бы выбросил из дома лишнюю бесполезную посуду, ни о том, что глава семейства не любит всякие вычурные тряпки, предпочитая простую, удобную и практичную одежду, а чай пьет из старой пиалы, доставшейся еще от деда - Джавада Алиева. Перед уходом Манцюра безногий брат Бубоки залез к нему на руки и попросил втайне от матери и сестер купить ему сладостей на базаре и какой-нибудь сувенир.
  
   - Как думаешь, что хочет наш отец на праздник? - спросил Манцюр брата.
  
   - Ему на самом деле ничего не надо, брат, - ответил Бубоки. - Правда, я слышал, вчера он жаловался соседу, что его старый сокол не так настигает лису, как у других охотников. Посмотри на птичьем рынке, думаю, отец будет рад.
  
   - Брат, а куда девать Тогрула? Зачем ему два? Нет. Тем более, отец его ругает, но все равно любит.
  
   Манцюр вышел из дома с чувством полного неведения. Постояв возле колодца, он отхлебнул из алюминиевой кружки и отправился на городской рынок за пятнадцать километров, не забыв спрятать кинжал в сапог. Мало ли что может случиться - после встречи с говорящим медведем парень стал куда более осмотрительным.
  
   День был жаркий, и он надел арахчын, чтобы не напекло голову, как в прошлый раз, когда его полусонного привез с поля сосед на мотоцикле. В этот раз он не поехал в город, и Манцюру пришлось идти пешком. Дорога предстояла длинная: у Манцюра в сумке лежала фляжка с водой, три большие лепешки, мешочек изюма и два персика. Махнув выглянувшей в окно сестре рукой, он вышел за ворота.
  
   Пройдя треть пути, Манцюр увидел трех приближающихся старцев в белых одеяниях. Отец всегда учил в такой ситуации стоять у края дороги, почтенно склонив голову, и читать молитву, чтобы Аллах даровал сил уважаемым людям. Так Манцюр и сделал. Он встал у обочины, отпил воды и закинул в рот щепотку сладких изюминок. Какую именно молитву читать - отец не сказал, и Манцюр с сосредоточенным лицом, нахмурив брови, стоял и смотрел себе под ноги. Старцы шли медленно, и путник подумал, что это за непонятное наставление - стоять и ждать, пока они пройдут мимо? Однако он терпеливо дождался, пока процессия не поравняется с ним.
  
   Один из старцев свернул к обочине, не спеша подошел к Манцюру, снял тканевую повязку, открыв морщинистое лицо и молвил глухим голосом:
  
   - Ящеров! Остерегайся ящеров.
  
   Манцюр приоткрыл рот от удивления, а старец накинул на лицо повязку и резвым шагом направился вслед за своими спутниками.
  
   Когда парень прошел половину пути, ему на встречу выбежал варан и замер посреди дороги. Манцюр тоже остановился, вспомнив наставления старика, поднял с земли увесистый камень и швырнул его в рептилию. Варан проворно скрылся в песке, а камень упал на землю.
  
   - Вот так! - уверенно произнес Манцюр.
  
   Оставшийся путь он шел, размышляя про себя, или вообще ни о чем не думая, - просто шел быстрым шагом и жевал изюм.
  
   "Жениться, наверно, уже пора. Мать все уши прожужжала. Отец пока молчит, но он-то знает - всему свое время. Хотя без жены бывает тоскливо. Да и приготовить что-нибудь сможет. Мне бестолковая жена не нужна. И страшная не нужна. А где взять такую толковую и красивую? Вот будет у отца торжество, приедут родственники - там и посмотрю. Давно заметил, что ко мне Гюзель Абаева неравнодушна. То к матери явится без надобности, то из двора выходит в магазин, когда мимо прохожу. Бубоки говорит, от баб одни несчастья и проблемы. А, ладно. Еще навалом времени".
  
   В полдень Манцюр наконец-то пришел в город. Базар привычно шумел: крики животных, музыка, суетливые разговоры, сливающиеся в один несмолкаемый гул. Повсюду стоял чад от жаровен,пыль, дым кальянов и бесчисленное множество разных запахов: плова, жареного мяса, свежих фруктов и человеческого пота. Манцюр сначала зашел в ту часть базара, где торговали едой. Пахлава, разноцветный зефир с пастилой, сочная хурма, киш-миш, чаши с тмином, горки цукатов - парень улыбался и довольно вертел головой. Вот и специи: укроп, душистый перец, кинза, шафран, сумах - нюхал Манцюр и жмурился. Мать просила купить сухой горчицы, что он и сделал. Вскоре парень не выдержал, купил себе горячий пирожок с ореховой начинкой и с удовольствием сжевал. Вскоре начались ряды с товарами, ради которых он сюда и прибыл.
  
   - Подходи, покупай, дорогой, - вскрикнул один продавец из-за прилавка с охотничьими ножами и декоративными саблями.
  
   Манцюр решил остановиться и подержать в руках хваленое холодное оружие.
  
   - Нравится? Бери, пока дешево отдаю! Вещь! На кабана, на медведя, кого хочешь зарежешь, - посулил торговец.
  
   - Сталь твоя никуда не годится: перекаленная и хрупкая. Нахваливаешь, лишь бы побыстрей сбагрить, - присмотревшись к ножам, решил разоблачить его Манцюр, хотя окружающие продавцы и так знали правду.
  
   - Э, шайтан! Обижаешь! - насупился хозяин лавки. - Не нравится - уходи!
  
   Манцюр лишь хмыкнул без злого умысла и пошел по рядам дальше.
  
   На минуту он задержался возле лавки с книгами и курительными приспособлениями. Он слышал от матери, что книга - лучший подарок. Однако дарить книгу отцу сейчас будет неразумно. Отец читал только Коран и то с трудом.
  
   - Уважаемый, вижу, ты умный человек, образованный - почитай, покури кальян! - бодро позвал его торговец.
  
   - Спасибо, но я пришел не за книгой.
  
   - Ай, ты что! Книга - лучший друг. Будешь много читать, будешь умный, как Мухаммед Ширвани.
  
   - А курение-то чем полезно для ума? - покосился на нестройный ряд кальянов Манцюр.
  
   - А! - крикнул торговец. - Нервы успокаивает, и вообще - сквозь дым многие вещи яснее видишь.
  
   Манцюр постоял минуту возле прилавка, покрутил в руках деревянную трубку, вздохнул и пошел дальше в поисках чего-то более интересного. Однако торговцы - ушлый народ, и продавец догнал его.
  
   - А! - крикнул он снова прямо у уха Манцюра. - Слушай, вдохни дым целебной травы, почувствуй, о чем говорю - потом с деньгами придешь за добавкой.
  
   Чтобы отвязаться от назойливого торговца, Манцюр взял шланг от кальяна и вдохнул.
  
   - Давай, уважаемый, буду ждать, - подмигнул продавец и вернулся на свое место.
  
   Казалось, палаткам и товарам не было числа - парень осоловел и решил определяться поскорей.
  
   - А что здесь?
  
   - Уважаемый, вы разглядели редчайший сувенир! - оживленно зачастил очередной торговец в дорогой жилетке. - По приданию - это яйца древних ящеров, которые вымерли очень-очень давно.
  
   - Настоящие? - усомнился Манцюр.
  
   - Нет, что вы, - засмеялся торговец. - Имитация. Настоящие и правда есть, только не здесь. Они у меня на складе.
  
   - А у вас есть такое, что не стыдно подарить отцу на юбилей? - спросил Манцюр, так как, настоящие или нет, эти яйца для подарка отцу совсем не годились.
  
   - Конечно же есть. Хотите взглянуть? Можем пройти на склад, и я покажу вам весь ассортимент, раз такое дело. Юбилей! - последнее слово торговец произнес с такой важностью, будто его уже пригласили на торжество и именно ему предстоит выбрать подарок.
  
   - Ну, если можно, то давайте взглянем.
  
   - Рамзес, посмотри за прилавком. Я отойду.
  
   Тощий мужчина средних лет в затейливом зеленом арахчыне сел на стул и криво улыбнулся Манцюру, обнажив коричневатые зубы.
  
   Манцюр и торговец, внешности которого он так и не успел разглядеть, прошли узкую улицу, остановились возле железной двери, вошли внутрь и спустились вниз по каменной лестнице. По обеим стенам висели факелы, освещавшие ступени.
  
   - У нас тут склад товара. Сами понимаете, чем поглубже, тем надежней. Кто на улице палатку закрывает, тот воров ночью приглашает.
  
   - Верно, - согласился Манцюр. - А что, у вас тут особый товар?
  
   - Да, эксклюзивный товар для особых покупателей, - подтвердил торговец и многозначительно добавил: - Для самых дорогих и уважаемых.
  
   Манцюр от такой лести хоть и чуть приосанился, но с толку это его не сбило.
  
   Торговец говорил торопливо и много: покупатель потерял концентрацию и немного "поплыл". Ему подумалось: здесь он вряд ли отыщет что-то действительно стоящее. Однако не хотелось обижать человека, вдруг тот все же покажет интересный товар, и отец потом будет рад.
  
   - А! - хлопнул себя по бедру торговец и посмотрел в глаза Манцюру. - Совсем забыл - разрешите представиться: Ильяс Задепов, жрец общества возрождения нубирийского могущества.
  
   - Какого могущества? - изумился Манцюр.
  
   - Это не важно. Я приготовил особые варианты лично для вас. Взгляните.
  
   В свете факела Манцюр обратил внимание, что лицо торговца морщинистое, как у столетнего аксакала, только голосом он обладал весьма звонким и наработанным для привлечения внимания на рынке. Еще Манцюр на миг задумался о том, когда же тот успел подготовить варианты именно для него, но не стал перебивать собеседника.
  
   - Юбилей у отца - святой праздник. Кем бы мы были, если бы не наши отцы, не так ли, молодой человек? Кстати, чем он у вас занимается?
  
   - Мой отец чинит обувь, пасет овец и охотится.
  
   Торговец открыл деревянный сундук и достал от туда иглу и дощечку.
  
   - Вот: специальная заговоренная игла для портного, которая обязательно облегчит его труд. Этой иглой прекрасно прокалывать твердые материалы и ей крайне сложно уколоть палец. Вот посмотрите! Эта дощечка для иглы. На обратной стороне цитата из мудрой книги. Если работать на этой дощечке, то клиенты будут рвать обувь, возвращаться к вам и снова отдавать деньги.
  
   Манцюру стало весело от чудодейственных свойств дощечки, он сдержал смех, чтобы послушать, чем еще похвастается торговец.
  
   - У вас что, электричества совсем нигде нет?
  
   - А! Экономия. Мы и так хорошо видим.
  
   - Кто - "мы"? Я как раз в темноте плохо вижу. Вдруг вы мне брак продадите.
  
   - Ни в коем случае. Посмотрите на этот хлыст из конского волоса, молодой человек, - продолжал торговец. - В него вплетен волос великого старца, который всю жизнь изучал искусство правильно пасти овец. Ударите по овце один раз - она побежит прямо. Ударите два раза - она побежит за вами. Ударите три раза - и вы намерены остаться здесь, вступить в общество нубирийского могущества, позабыть свою семью...
  
   На несколько секунд повисла полная тишина. Глаза Ильяса Задепова отразили свет факела и неприятно блеснули во тьме. Манцюр ощутил, как похолодели руки и с дрожью в голосе спросил:
  
   - Что вы сказали?
  
   Торговец растянул лицо в широкой подобострастной улыбке, да так, что разом с него пропали почти все морщины, и сказал:
  
   - ...Три раза ударите по овце, и животное сделает все, что прикажете. Молодой человек, это проверено уже не одним пастухом. Удивительная вещь, хоть и дорогая. Но вам, - Ильяс Задепов убрал эту жутковатую улыбку, отчего глубокие морщины снова сделали его лицо похожим на потрескавшееся дно иссохшего арыка, и повторил:
  
   - Вам всего за полцены. Соглашайтесь!
  
   - Вы что-то сказали про могущество, - напомнил Манцюр.
  
   - Могущественный арбалет не даст уйти ни одному зверю, - задорно произнес Задепов.
  
   Он действительно достал из ящика потрепанного вида арбалет с грубым деревянным цевьем.
  
   - Смотрите, какой красавец! Теперь ваши жертвы не спасутся бегством, и вы станете полноправным адептом. Ваши веки тяжелеют и плавно опускаются. Вы дышите глубоко и ровно. Все ваши мысли направлены на меня. Я ваш хозяин и господин. Вы никого не признаете и будете служить лишь мне до конца жизни. Ваши мышцы расслаблены, и вы готовы подчиниться.
  
   У Манцюра закружилась голова. Усилием воли он попытался вникнуть в смысл сказанного торговцем, но не мог сообразить, то ли он ослышался, то ли у Задепова не все в порядке с головой. Манцюр с детства опасался умалишенных и странных людей, хотя дед его был как раз из таких, и они неплохо ладили.
  
   - Знаете, я, пожалуй, пойду, а то у вас тут воздуха мало.
  
   - Вы подождите, - тихо проговорил Ильяс Задепов и плавно шагнул вперед. - Вам некуда идти, я там все запер.
  
   - Послушайте, меня мутит, не валяйте дурака. У вас нечего купить, спасибо, - ответил Манцюр, едва удерживаясь на ногах.
  
   - Нет уж - останетесь, мы еще не закончили.
  
   - Да что здесь происходит? Дайте выйти отсюда! Завели в какой-то подвал и несете всякую ахинею! - почти закричал Манцюр, и дернул на себя дверь за толстую железную ручку. Проход действительно был закрыт.
  
   Чем больше Манцюр беспокоился, тем сильнее становилось его недомогание. Вокруг почернело, от Задепова остался едва различимый силуэт.
  
   - А вы успокойтесь, все равно волноваться уже поздно, - зловеще молвил торговец, вцепившись в Манцюра масленым взглядом, от которого становилось дурно.
  
   Парень подумал, что тот продавец книг и курительных смесей, возможно, не зря дал ему затянуться дурманом. Все это сделали, чтобы заманить его сюда, в подвал.
  
   Когда-то давно дед рассказывал о том, что в мире есть люди, способные, усыпляя бдительность человека, проникать в глубины разума. Совсем еще юный Манцюр тогда только посмеивался, представляя, как перед ним стоит учитель математики в красных шароварах и приказывает ему делать уроки силой мысли. Джавад Алиев напутствовал внука представлять себя в прозрачном коконе и не смотреть в глаза такому человеку, но сейчас Манцюр забыл обо всем и чувствовал себя беспомощнее зайца, попавшего в отцовские силки.
  
   Тем временем, жрец общества нубирийского могущества успел зажечь ароматные палочки, источающие такой запах, от которого неминуемо клонило в сон. Манцюр отпрянул назад и, упершись спиной в стену, съехал по ней на каменный пол. Последнее, что он услышал перед погружением во тьму - звон ключей и довольное бормотание Задепова:
  
   - Молодой, крепкий. Скоро новых подвезут.
  
  
* * *
Манцюр, открыв глаза, увидел толстые, пахнущие застарелой ржавчиной, вертикальные стержни. Придя в себя, молодой человек поднялся на ноги и понял, что находится в клетке. Руки были не связаны, правда, особой пользы для своего избавления в этом Манцюр не увидел. Босые ноги свело от холода: сапоги вместе с запрятанным в одном из них кинжалом пропали. Решетка разделяла небольшую комнату наполовину, напротив виднелась тяжелая деревянная дверь, по бокам от нее стояли ящики и покрытые пылью пустые бутыли.
  
   Дверь со скрежетом отворилась, и в помещение вошел Задепов. Он приблизился к клетке и вдруг заметил, что Манцюр стоит во весь рост и смотрит на него.
  
   - А! - коротко вскрикнул Задепов и отпрянул от решетки. - Вы уже очнулись? Я снова удивлен. Такой крепкий организм - просто потрясающе! Предлагаю вам не сопротивляться, это сэкономит кучу времени.
  
   - Что? - похолодел Манцюр.
  
   - Ложитесь на живот, - приказал Задепов. - руки прижмите к бедрам и не шевелитесь. Вы молоды и сильны. Очень хороший экземпляр. Хотите, дам вам снотворное и специальную курительную смесь? Совсем ничего не почувствуете.
  
   От страха Манцюр опешил, слова Задепова походили на какую-то злую шутку.
  
   - Немедленно выпустите меня! - закричал пленник и схватился за прутья клетки. - Я буду жаловаться в милицию. За такие шутки сажают в тюрьму.
  
   - Смею вас заверить, крики не только не помогут вам, но и поставят в куда менее сносное положение, - нервно дернув плечом, заметил Задепов и сделал шаг вперед. - На пол, живо!
  
   Манцюр увидел на ногах торговца свои сапоги. Гнев неожиданно ударил в голову и совсем задавил нараставший страх. Манцюр подался вперед, уперся грудью в клетку, резко просунул ногу меж прутьев и, высоко задрав ее, как мог сильно пнул Задепова в подбородок.
  
   Торговец коротко вскрикнул и рухнул на пол.
  
   Манцюр взвыл от боли - судя по всему, от удара пострадала не только челюсть Задепова, но и пальцы ноги. Драгоценные секунды уходили. Безумец лежал на правом боку ногами к клетке, а головой к ящикам слева от двери. Он мог очнуться в любой момент. Боль придала Манцюру сил и решимости, он просунул здоровую ногу к телу и смог достать лишь до сапога. Своего сапога. Стиснув зубы от злости, он стал неистово теребить пальцами ноги мягкую кожу обуви. Задепов пошевелился и издал булькающий звук, похожий на стон. Манцюр напряженно тянулся к сапогу, стараясь подтянуть его поближе. Ничего не получалось. Торговец невысоко поднял руку и уронил ее себе на грудь.
  
   От отчаянья Манцюр еще сильнее вжался в клетку и дернул пальцами здоровой ноги задник сапога. Обувь придвинулась. Парень едва подавил восторженный рев - он еще раз дернул, затем еще: сапог сполз с пятки Задепова и держался лишь голенищем. Победно рыча себе под нос и не обращая внимания на очнувшегося Задепова, Манцюр что есть сил придавил стопой сапог к полу и рывками потащил его к себе. Торговец шумно выдохнул, попытался встать. Его движение помогло Манцюру: сапог, наконец, полностью слез с ноги мародера и 'пополз' к клетке.
  
   Задепов развернулся и, не вставая, ловко скользнул вслед, будто и не лежал в отключке секунды назад. Манцюр, поняв, что не успевает, вернул ногу в клетку, упал на колени и выбросил руку вперед, туда, в черное отверстие сапога. Кинжал оказался на месте, как и надеялся Манцюр, он отточенным движением отстегнул пуговку-фиксатор с внутренних ножен и рванул за рукоять оружия. В этот момент верещащий незнакомые ругательства торговец схватил его за предплечье цепкими и холодными пальцами. Манцюр успел просунуть сквозь прутья свободную руку и перехватить кинжал за миг до того, как Задепов навалился коленями на сапог. Полностью не осознавая своих действий, Манцюр вытащил клинок и пырнул им противника. Задепов успел подставить руку: острое лезвие распороло ее, словно белое рыбье брюхо, и вошло ему в бок. С невероятной прытью он отскочил от клетки.
  
   - Ах вы, гадкий человечишка! - воскликнул Задепов. - Вы ответите за то, что подняли на меня руку!
  
   Он, истерично хихикнув, опрокинул высокую соломенную корзину, которую при входе оставил у двери, и что-то зашептал. Из сосуда в сторону пленника поползли две крупные змеи.
  
   - Ну вот, не хотели по-хорошему, так получайте! Для их яда нет антидота. Сначала паралич, потом пропадет зрение, а потом вы умрете. - Задепов, зажимая руку, зловеще оскалился, и Манцур заметил, что часть щеки и челюсть торговца покрыты чем-то темным. С подбородка свисал лоскут кожи. Задепов схватился за лицо и вскрикнул.
  
   - Что с вами? - опешил Манцюр. Неужели его удар ногой был так силен?
  
   Задепов, прижав раненую руку к груди, а второй прикрывая низ лица, попятился и выскочил вон.
  
   - Когда я вернусь, с вами уже будет покончено! - раздался его крик из-за двери.
  
   Змеи, тем временем, тихо проползли между прутьями. Манцюр, охотясь с юных лет, не раз имел с ними дело: змеиные яд и кровь охотно покупали доктора, а кожу отец использовал в сапожном ремесле. Парень сместился, к той, что струилась справа, снял с головы арахчын и зажал в руке. Змея находилась уже в опасной близости и готовилась к прыжку, когда он резко швырнул в нее головной убор. Та прыгнула и атаковала внутреннюю поверхность шапочки, змеелов шагнул и взмахом кинжала отсек ей голову. Вторая змея ускорилась и бросилась на узника, но тут обезглавленное туловище ее поверженной подруги начало метаться из стороны в сторону, задело атакующую змею в полете, сместив ее атаку - Манцюр сумел уклониться и отскочил вбок.
  
   Не дав пресмыкающемуся опомниться, он схватил безголовую за хвост и хлестнул живую змею, потом еще - из обрубка ее окатило темными брызгами. Змея снова прыгнула, на этот раз недалеко. Манцюр отшвырнул "змеиный хлыст" в угол, отбежал к прутьям, подтащил сапог и одним проворным движением надел его на ногу. Змея свернулась в кольца посреди темницы и замерла. Парень скинул с плеч чепкен, и медленно пошел на змею, которая зашипела и приготовилась к прыжку. Но дни ее были сочтены: через секунду Манцюр уже неистово прыгал той ногой, что в сапоге, на чепкене, устилавшем центр темницы. Вскоре он остановился и упал на колени, тяжело дыша. Да, непростая схватка. Поврежденные о челюсть Задепова пальцы на ноге сильно распухли, и боль Манцюр начал осознавать только сейчас. Он поднял с пола арахчын, выбросил змеиную голову и нацепил его на свою. Затем поднял и отряхнул одежду. "Эх, - подумал парень, - мать заругает, хороший чепкен, выходной, с вышивкой. А теперь - весь в грязи". Змея нелепым изогнутым серпантином лежала на полу. Манцюр поднялся на ноги: медлить нельзя, скоро вернется этот сумасшедший Задепов, нужно успеть выбраться из клетки.
  
   Беглый осмотр ничего не дал, клетка пустовала. Лишь в дальнем углу были навалены старые сколоченные из толстых досок секции забора. Похоже, в свои подвалы здешний хозяин тащил с поверхности все,что плохо лежит, не заботясь, пригодится ли ему это или нет. Манцюр стал отбрасывать штакетник в сторону - под ними мог оказаться люк. Но под досками обнаружился все тот же каменный пол. Манцюр в отчаянии саданул сапогом в стену и удивленно вскрикнул. Ее поверхность чуть поддалась. Он наклонился и потрогал - действительно, здесь цемент между камнями был куда свежее и темнее, чем в других местах. Манцюр прислонился спиной к стене и изо всех сил стал тарабанить по ней каблуком многострадального сапога. Догадка вышла верной: через минуту внизу уж зияло отверстие. Половина камней попадала внутрь, остальные он выломал уже руками. Судя по кладке, заделывали брешь не больше недели назад. Да и цемент оказался плох - слишком много песка. Тот, кто его замешивал, вряд ли имел опыт строительных работ. Вот зачем Задепов свалил сюда весь этот деревянный хлам - чтобы скрыть прореху в стене. Манцюр сунул руку в сапог - кармашек для кинжала был не единственным: отец пришил внутрь секции для мелких охотничьих принадлежностей, а также крючка с леской и скрытый карман для денег. На рынок с собой ничего из этого его сын не взял, кроме денег, суровой сапожной нитки и десятка спичек в сплющенном коробке. Все это, к облегчению хозяина, осталось в сапоге. Он, постоянно оглядываясь на дверь, отщепил кинжалом от доски длинный кусок с корой и подпалил его. Щепа разгорелась, и Манцюр освещая себе путь, с надеждой пролез в лаз.
  
   Но эта надежда угасла еще раньше, чем факел: парень прополз по прокопанному кем-то в земле узкому тоннелю и очутился перед другой стеной из старых крупных кирпичей. На уровне лица в ней не хватало одного кирпича, а на земле лежало что-то металлическое. Это оказался заостренный кусок дверной петли. С одного края он густо проржавел, а с другого - блестел, будто его полировали в мастерской. Сбоку на земляных сводах лаза Манцюр заметил неглубокие длинные борозды. Внезапная мысль ужаснула его - это следы от пальцев! Он явственно увидел картину того, что здесь произошло неделю назад: человек, сидевший в клетке до него, разобрал камни в стене своей тюрьмы, очень долго копал тоннель, пока, наконец, не достиг вот этой, второй стены. Бедняга сумел выкорчевать из нее лишь один камень, пока его не заметили и не утащили обратно в клетку. Теперь она пуста. Манцюр стиснул зубы - такого он не забудет и не простит никогда! Задепов или кто бы тут ни был еще - ответят за все сотворенное зло.
  
   Лучина уже догорала, Манцюр просунул по плечо руку в отверстие, проделанное прежним узником, и заглянул в оставшуюся щель. В дрожащем свете огня он увидел неясных размеров помещение. На устланном соломой полу, ровными рядами уходя в темноту, располагались округлые желтоватые предметы. Яйца! Выходит, Задепов не соврал тогда, еще на базаре. Для чего ему столько? И, главное, кто их снес? Слишком крупные для страусиных, да здесь таких и не водилось...
  
   А вдруг этот маньяк уже сейчас подползает к нему сзади, чтобы схватить, как того узника?
  
   Догорающая лучина обожгла Манцюру пальцы, он зашипел, уронил ее, вытащил руку и оглянулся. Во мраке едва проступало отверстие, сквозь него было видно прутья решетки. Задепов еще не пришел. Нужно выбираться другим путем. Манцюр убрал кинжал в сапог, вполз обратно в темницу и еще раз осмотрел ее. Ничего в голову не приходило. Он быстро завалил лаз деревянными щитами, на всякий случай, чтобы преступник не догадался, о том, что он знает. Когда Манцюр вернется сюда с милиционерами - будет, что им показать. Вдруг дверь скрипнула и начала открываться. Манцюр опешил и сделал первое, что пришло в голову: бросился к мертвой змее и упал возле нее ничком. Сердце, казалось, стучало на весь подвал. Легкие шаги Задепова пленник не услышал. Скрежет ближней дверцы чуть не заставил его вздрогнуть.
  
   - Ну вот! - послышался довольный голос Задепова. - Я же говорил! Теперь вы парализованы и, к несчастью, увидите в полной мере, какая судьба вам уготована...
  
   На несколько секунд он замолчал.
  
   - Смогли одолеть одну змею, надо же, сколько от вас проблем! - в его голосе послышались дрожащие визгливые ноты. - Но вы всего лишь человек, и ваша удача на этом закончилась.
  
   Торговец ухватился за ноги Манцюра и деловито поволок его из клетки.
  
   Только бы Задепов не заметил отрубленную голову второй змеи! - мысленно взмолился парень. Видимо, тот решил, что она укусила жертву и уползла за один из многочисленных ящиков у двери. Однако, на счастье, Задепов был слишком увлечен своим делом и тем, что еще предстояло. Миновав дверь, он затащил Манцюра на низкую тележку и покатил ее перед собой. Момент, чтобы незаметно выхватить кинжал был упущен - пленник хотел напасть, пока торговец отвернется, не вышло, а лишать атаку внезапности Манцюр боялся: мало ли что припасено "в рукаве" у этого безумца. К тому же, неясно, есть ли здесь его пособники, которые могут сбежаться на крик.
  
   Ничего, он дождется своего шанса, и тогда враг, каким, несомненно, является Задепов для любого хорошего человека, - останется в подземелье навсегда.
  
  
  
   * * *
  
   Задепов поставил тележку в угол темного помещения, рассмотреть которое из своего положения Манцюр не мог.
  
   - Рамзес, присмотри за ним, я пойду все приготовлю, - распорядился хозяин подземелья.
  
   Манцюр скосил едва открытый правый глаз и в тусклом свете факела на стене увидел, как тщедушный мужчина в грязном балахоне взял раскладную табуретку, поставил возле тележки и сел рядом.
  
   'Это, наверно, тот, с улицы, что за прилавком смотрел, - припомнил Манцюр. - Сколько же у него здесь прихвостней?'.
  
   - Ты что, курил здесь? - уходя, спросил торговец.
  
   - Нет-нет, я только наверху! - замахал руками Рамзес.
  
   Он недолго посидел, бездумно подперев кулаком подбородок. Вдруг прислужник соскочил со стула и побежал к выходу:
  
   - Господин, а если он очнется?
  
   - Не очнется, - раздался издалека голос Задепова. - Стал бы я его одного так оставлять. Яд уже достаточно впитался. Раздень его пока. Шмотки можешь себе оставить.
  
   - Благодарю, господин, вы щедры.
  
   Пока Рамзес бегал расспрашивать хозяина, Манцюр достал кинжал и осторожно спрятал его в рукав, не забыв опустить руку и застыть в исходной позе.
  
   'Господин, значит, - негодовал про себя Манцюр, до боли сжимая зубы. - Целый культ тут развел'.
  
   Рамзес вернулся, достал из-за пазухи портсигар, извлек папиросу, покатал её между пальцами и прикурил от факела.
  
   Манцюр привык к темноте, и отчетливо увидел острые, неприятные черты лица тюремщика: кончик носа Рамзеса задран вверх, под круглыми глазами виднелись мешки, а нижней губы почти не видно. Из-под капюшона выглядывал уже знакомый Манцюру зеленый арахчын.
  
   В помещении было сыро и пахло прокисшим молоком. От этого у пленника зачесался нос, и ему сильно захотелось чихнуть.
  
   Рамзес встал, подошел к тележке, жадно затягиваясь и выпуская дым, снял свои рваные тапки и начал торопливо стаскивать с Манцюра сапоги. Тот собрался врезать ему каблуком в нос, но опомнился: вдруг удар пройдет вскользь, и негодяй поднимет шум. Здесь могут быть и другие враги. Рамзес, пыхтя, натянул обновку и потоптался на месте.
  
   - Маловаты, - пробурчал он. - Ну и пусть. Растяну.
  
   'Я тебе сейчас потроха растяну, паскуда', - мрачно подумал Манцюр.
  
   Прислужник Задепова небрежно опрокинул тележку и узник упал на пол, успев перевернуться на спину. При падении он зажмурился и постарался максимально изобразить безжизненность в теле, из-за неожиданности получилось слишком шумно. Мародер был так занят сапогами, что не обратил на это внимания.
  
   Дед Манцюра, Джавад Алиев не любил рассказывать о войне. Но, когда Валех выпивал с отцом мартуни в праздник, бывший партизан и разведчик рассказывал, как ходил на задания в тыл к фашистам и снимал часовых со спины ударом ножа в легкое или метким броском в шею с пяти метров. Мастерски метать ножи Манцюр не умел, о чем очень пожалел в эти минуты.
  
   - А ну-ка, давай мне свой чепкен, - проговорил вдруг Рамзес. - Вырядился, как на свадьбу. Тебе-то он теперь ни к чему.
  
   Рамзес начал стаскивать чепкен с "тела". Манцюр открыл глаза, и, глядя в грязное лицо врага, ударил его ножом в левый бок. Тюремщик выронил папиросу из зубов и отскочил. Прикрывая рану левой рукой, он заверещал что-то нечленораздельное. Адепт резко развернулся и рванулся к выходу, который преграждала железная дверь. Согнувшись и корчась от боли, он успел сделать лишь три шага, пока головка рукояти кинжала не попала ему между лопаток: в аффекте боя Манцюр метнул оружие, оно прокрутилось в полете и треснуло Рамзеса обратной стороной.
  
   Этого хватило,чтобы тот споткнулся, свалился, но каким-то образом успел перевернуться на спину и выставил вперед ноги, обутые в новые сапоги. Манцюр оттолкнул их, набросился на адепта, обхватил его горло и принялся что есть силы сжимать пальцы вокруг шеи. На лбу у Рамзеса выступила синяя вена, из носа потекла кровь, а изо рта вывалился багровый язык. Отчаянно размахивая руками ногами, Рамзес елозил по каменному полу, пытаясь освободиться, однако хватка Манцюра и кровоточащая рана на боку сделали свое дело. Лицо прислужника исказилось: он выпучил глаза, секунды три посмотрел на Манцюра обреченным пустым взглядом и, отвратительно хрипя, затих.
  
   Однажды Джавад Алиев сильно подвыпил в Новый год и рассказал десятилетнему внуку случай, как он попал в тыл к немцам и, чтобы выбраться, переоделся во вражью униформу.
  
   С минуту Манцюр стоял в оцепенении перед трупом помощника Задепова, а потом сделал то, что и когда-то его дед: он сорвал с поверженного Рамзеса балахон и накинул на себя, поплотнее надвинув на брови его зеленый арахчын вместе с капюшоном. Самого же мертвеца парень положил на тележку ничком, прикрыв куском материи, найденном здесь же, в шкафу. Комнатка была небольшой и кроме шкафа, стола и лежака в углу здесь ничего не нашлось. Видимо, незадачливый адепт коротал здесь ночи. От рамзесовского балахона здорово смердило. 'Вот бы вшей и клопов домой не принести, - думал Манцюр, толкая тележку с трупом. - От такого можно и чесотку подцепить'.
  
   Преодолев коридор, он оказался в очень большом зале с высоким потолком и упиравшимися в него колоннами. После беглого осмотра при свете единственной лампочки, разгонявшей подземный мрак над входом, Манцюр понял, что стоит у стены помещения, другой край которого терялся во тьме. Впереди в пятнадцати метрах виднелась дверь, из которой слабо струился свет. 'А говорил, что у них электричества нет', - заметил Манцюр и покатил тележку вперед, двигаясь вдоль стены.
  
   Справа кое-где стояли деревянные ящики, глиняные кувшины и внушительные темные бутыли. 'Вино здесь хранит что ли? - подумал парень.
  
   Он добрался до двери и, пройдя через освещенный масляными факелами коридор, очутился в просторной комнате, в центре которой стояли три стола: два с хирургическими инструментами и колбами, а на третьем лежал человек, накрытый старым брезентом.
  
   Манцюр подошел поближе, приподнял покрывало у изголовья и едва подавил крик: вместо лица несчастного темнело кровавое месиво. На шее и плечах кожи тоже не было. Манцюр выдохнул и медленно накрыл тело. Парня била дрожь. Да что здесь творится! Поодаль на полу стояла тумба, а на ней - банки с какой-то мутной субстанцией. Рядом на табурете лежала связка ключей.
  
   'Что он задумал? Кто он?', - гадал Манцюр, пытаясь успокоиться.
  
   Едва он успел сунуть ключи в карман и выпрямиться, как прямо за спиной раздался голос:
  
   - Вот ты где.
  
   Манцюр испугался так, что едва не подскочил.
  
   - Прибери здесь и выкладывай его на стол, - сказал Задепов. - Сначала только сходи за колбами и капельницей.
  
   Манцюр, не поворачиваясь, утвердительно кивнул головой.
  
   - Еще захвати буравчик.
  
   Парень низко склонил голову и, стараясь ничем себя не выдать, направился в коридор.
  
   - Куда пошел, болван? - раздраженно проговорил маньяк. - Я же сказал - принеси инструменты, живо! Сегодня еще жертвоприношение, мы должны успеть. Убирать сам пока начну.
  
   Манцюр в оцепенении остановился, силясь понять, что же хочет от 'Рамзеса' хозяин. К счастью, сбоку у тумбы обнаружилась еще одна дверь. Не смотря в сторону Задепова, стаскивающего со стола безликое тело, Манцюр обошел стол и выбежал из комнаты.
  
   Куда бежать? Что делать? Сейчас он вытрет тряпкой стол от крови, подойдет к тележке, скинет с жертвы ткань и...
  
   - А-а! - послышался за спиной вопль Задепова. - Да как ты посмел! Уничтожу!
  
   Все, обман раскрыт, Манцюр припустил по коридору со всех ног.
  
   Факелы на стенах скоро кончились, рукотворная кладка уступила место необработанному камню. Коридор превратился в большой грот. Впереди угадывались очертания уходящих во тьму ходов. Пещеры. Рискуя заблудиться, он юркнул в одно из ответвлений, схватился левой рукой за стену, чтобы не терять направление, но тут же споткнулся о выступ и неуклюже свалился. В подземелье стояла тишина. Манцюр отчетливо слышал, как сердце бьет его по ребрам. 'Надо было брать факел', - запоздало подумал он. С другой стороны, так враг обнаружил бы его еще быстрее.
  
   - Я с тебя кожу сдеру заживо, - неожиданно близко посулил из темноты Задепов. - Пожалеешь, что раньше не сдох!
  
   Раздался резкий щелчок, отразившийся многократным эхом. 'Хлыст!', - понял Манцюр, все детство которого прошло на горных склонах вместе с овцами и козами. Почему-то у него возникло ощущение, что этот хлыст в руках злодея куда опаснее, чем любой нож.
  
   Манцюр, не дыша, отполз и вжался в стену. Напротив он увидел тень торговца - тот остановился перед соседней пещерой и, поколебавшись, зашел в боковой ход. Вскоре его шаги стихли и свет угас. Манцюр тихо встал на ноги и, прокравшись обратно, выбрался в коридор с факелами. Он быстро миновал "операционную", коридор, по которому катил тележку с телом Рамзеса, огромный зал с ящиками и бутылями, коридор со своей клеткой, затем, наконец, увидел лестницу, ведущую наверх и свет от лампочки. Поднявшись, запыхавшийся Манцюр оказался в проходной комнате с узкой железной дверью. Через нее-то торговец и привел его в свое подземелье. Рядом на столе среди другого хлама лежали 'товары', которые недавно так расхваливал Задепов: арбалет и игла.
  
   Манцюр скинул вонючий балахон, повернулся к двери, вытащил из кармана ключи, вовремя стянутые с табуретки в "операционной", подобрал тот, который входил в скважину и провернул. От сердца отлегло. Впереди - свобода. Он взялся за рукоятку и вдруг замер. Несколько секунд он стоял неподвижно, затем отпустил ручку и развернулся. Там внизу орудовал его враг, убийца, снимающий с людей кожу. Он,помнится, говорил о жертвоприношении, а внизу в большом зале Манцюр слышал стон. Может, здесь есть другие невольники? Выбираясь из темницы, он пообещал себе избавить мир от этого порождения зла, но сейчас, словно ягненок, убегает, едва получив такую возможность. Что сказал бы на такое его отец, что подумал бы дед-герой? Он, Манцюр Алиев, победил в ночном лесу медведя-дива, а сейчас бежит от какого-то маньяка? Парень сжал зубы, вытащил из связки ключ, открывающий эту дверь, спрятал его в пыли у основания косяка, и решительно повернулся.
  
   Он подошел к столу и с сомнением осмотрел лежащий на нем арбалет. Как там говорил Задепов - 'не даст уйти ни одному зверю'? Манцюр усмехнулся: да этот безумец сам хуже зверя. Его тревожил хлыст в руках врага, вдруг он заколдован? Кидаться в ближний бой с кинжалом все же не хотелось. На счастье, механизм в самостреле был вполне рабочим, вот только болт имелся всего один, да и тот с обломанным наконечником. Наверно, хозяин оружия стрелял из него и попал куда-нибудь в стену. А в кого метился этот маньяк, сейчас лучше не думать. Манцюр с сожалением отложил арбалет, и тут его взгляд упал на иглу, тускло блеснувшую на столе. Точно! Вот и наконечник. Игла была не очень острой, но для стрелка это мелочи. Манцюр достал из потайного кармана в сапоге суровую нитку, повозившись, приладил иглу на наконечник арбалетного болта и крепко примотал отцовской нитью. Оружие охотника на злодеев готово. Парень снова улыбнулся. Дощечку, на которой лежала игла, он взял с собой. 'Цитата из мудрой книги' на ее обратной стороне представляла собой незнакомые каракули, разбираться в которых сейчас не было никакого смысла. Вот только если торговец вдруг не врал, и игла взаправду волшебная, то этот артефакт может пригодиться потом.
  
   Манцюр взвел арбалет, зарядил его и направился вниз по ступенькам.
  
   Парень вновь стоял возле входа в пещеры. По пути сюда он никого не встретил. Либо Задепов прячется, либо до сих пор ищет беглеца в катакомбах. Ждать его здесь или пойти на поиски с риском заблудиться или получить хлыстом в спину Манцюр не желал. Возвращаться и поискать в большом зале? Он проходил только вдоль одной из его стен, а что с другой стороны - не видел, возможно, там целая сеть помещений. Действительно, стоит сначала поискать там. Манцюр начал поворачиваться, и успел увидеть у выхода в коридор темную фигуру, а затем что-то молниеносно ударило его, он едва успел выставить арбалет перед собой. Жгучая боль под резкий свист хлыста пронзила пальцы и плечо. Манцюр отпрыгнул назад и направил самострел в проход, но увидел лишь исчезающую в темноте спину врага. Испугался арбалета или заманивает в ловушку? Манцюр, поколебавшись, бросился за ним.
  
   - Я всажу твою 'заговоренную' иглу тебе промеж глаз, безумец, - не сдержавшись, крикнул он вслед.
  
   Задепов бежал на удивление резво, и подобраться к нему на расстояние прицельного выстрела не удавалось. Пробежав комнату с телом на столе, он, гнусно хихикая, проскочил в коридор, ведущий в большой зал, затем юркнул влево. Манцюр замедлился и осторожно последовал за ним, опасаясь встречного удара хлыста. Впереди раздался скрежет металлических петель. Парень увидел выход из коридора и сразу за ним железную решетчатую дверь - Задепов, закрыв ее изнутри, поднимался по узкой лестнице.
  
   - Тебе не выйти отсюда, - сладострастно посулил он через плечо.
  
   Подбежав к решетке, Манцюр подергал ее - судя по ржавчине, запор был старым, но надежным. Присев, он посмотрел на замочную скважину. К сожалению, она оказалась слишком большой для всех оставшихся ключей в связке, которая лежала в кармане. Манцюр сплюнул. Рядом вдоль стены стояли массивные ящики. Парень взялся за один и, толкая перед собой, с трудом приволок его к решетке. К нему он подвинул второй, протиснув его вплотную к стене. Теперь Задепов не сможет открыть дверь - ящики надежно блокировали выход, упираясь в решетку с одной стороны, и в камни с другой.
  
   Вдоль округлой стены парень обошел дверь, чтобы узнать, есть ли другой проход. Едва Манцюр вышел из-за угла, то понял - это тот самый большой зал. Пройдя на ровную круглую площадку в центре помещения, кое-где теперь освещенного факелами, беглец снова увидел вокруг ящики и бутыли, заветный выход в дальнем углу под лампочкой, потом задрал в голову и едва не вскрикнул. Та стена, которую он обходил, оказалась частью огромного грубого, но узнаваемого каменного изваяния: из земли поднималась под самый потолок на высоту двухэтажного дома голова змеи с открытой пастью. Забаррикадированная Манцюром решетчатая дверь располагалась в 'спине' чудовища. К двум верхним метровым клыкам были привязаны два человека. Где-то у них под ногами между нижними клыками змеи горел факел, поэтому вся эта жуткая картина предстала перед глазами весьма отчетливо.
  
   - Эй, кто здесь? - крикнул вдруг один из связанных, седой старик в набедренной повязке. - Помогите!
  
  Второй связанный, черноволосый мужчина также в одном белье, поднял голову и посмотрел вниз.
  
   - Кто вы такие? - волнуясь, спросил в ответ Манцюр. Задепов, по всей видимости, прятался на лестнице внутри статуи.
  
   - Я здесь в плену уже не помню, сколько дней! - сказал старик и повернулся к другому пленнику. - А этот только что поднялся.
  
   - Что ты несешь! - удивленно воскликнул мужчина. - Это ты сам сейчас сюда залез.
  
   Манцюр растерянно заморгал.
  
   - Я? - в гневе закричал старик. - Да у тебя даже руки не привязаны, просто вставил в кандалы и стоит. Ты откуда здесь взялся - в темнице я тебя раньше не видел.
  
   - Лжец! - ответил мужчина и обратился к Манцюру. - Парень, я видел, как его приводили, а потом увели - значит, теперь он на их стороне.
  
   - Вот сволочь! - перебил его старик. - Раз он так врет, значит, он служит тому, кто здесь всем заправляет. Тот торговец со слугой привязали меня здесь еще утром, чтобы принести в жертву. А месяц назад они выкололи мне глаз! Вот смотри! - он с силой подергал руками, погремев кандалами. - Я прикован, а этот - нет, просто держится за них.
  
   Второй с ненавистью посмотрел на старика и тоже сильно подергал кандалы.
  
   Манцюр в смятении опустил арбалет. Теперь он заметил, что один глаз старика все время закрыт. Ситуация становилась все страннее. Никто из них не был даже отдаленно похож на Задепова, уж его-то мерзкую рожу он узнал бы и через много лет. Но, судя по всему, один из пленников - настоящий, и он действительно видел, как второй незадолго до появления Манцюра перед статуей вылез из прохода внутри змеи и уцепился за свободные кандалы на одном из клыков. Тогда получается, что настоящий Задепов вовсе не прячется в узком лазе, о чем сначала подумал парень, а стоит сейчас перед ним, выдавая себя за жертву! Вот это уже было очень жутко. Как такое могло произойти, Манцюр понять не мог.
  
   - Пристрели его, пацан! - закричал вдруг мужчина. - Если тебя тоже заманили в эти катакомбы, значит ты знаешь, что это за люди. Стреляй из своего самострела, увидишь: он свалится вниз, потому что ни руки, ни ноги его не привязаны, как у меня!
  
   - А, мерзавец, что я тебе сделал? - воскликнул в ответ старик. - Ты и вправду слуга этого негодяя, раз хочешь моей смерти. Эй, мальчишка, у него в ногах лежит кнут. Он сюда с ним пришел. Хотел избить связанного? Мало вам моего глаза? Сколько вы еще будете меня мучить?
  
   'Хлыст!' - пронеслась в голове Манцюра обжигающая мысль.
  
   - Ах ты! - гневно заорал мужчина. - Это у тебя кнут у ног лежит! Убей эту тварь, парень! Его слова - яд!
  
   Манцюр стоял на площадке внизу и пытался сообразить. Очевидно, каким-то непостижимым образом Задепов поменял внешность и притворяется сейчас пленником. Кстати, он ведь мог это сделать не в один момент, а еще раньше, ведь после схватки с псевдоторговцем в темнице, Манцюр больше не видел его лица. Какую цель он теперь преследует, играя чужую роль? Ответ пришел сразу же - ему нужно, чтобы Манцюр выстрелил и потерял единственный козырь в борьбе с ним. Парень снова поднял арбалет.
  
   - Не стреляй, - в страхе взмолился старик, но затем зыркнул своим глазом на мужчину слева от себя, поднял голову и спокойно сказал:
  
   - А впрочем, если это поможет тебе найти правду - жми на крючок. Не бойся, - видя замешательство стрелка, он продолжил, - я свое уже пожил. После того, что они со мной делали, я уже ничего не боюсь. Давай, покончи с этим. Только не упусти его потом.
  
   - Что скажешь, - холодно спросил Манцюр, направив арбалет на мужчину. - Просишь выстрелить в старика? Зачем тебе его смерть?
  
   - Н-не верь ему, он так говорит, чтобы ты точно в него не выстрелил! - заикаясь, выдохнул мужчина. - Я не могу вот так быстро, как эта хитрая сволочь, придумывать, я обычный плотник, но я - человек, и мне нужна помощь. Зайди сзади - там есть дверь, поднимись, и он выдаст себя.
  
   - Конечно, поднимись, мальчик, - оживленно закивал одноглазый, - этот болван сам роет себе могилу - предложил лучший способ выявить его ложь. Прыгать отсюда на камни он не станет, слишком высоко. Давай, лезь и вытащи, наконец, меня отсюда.
  
   - Там закрыто изнутри, - нетвердо проговорил Манцюр. Дилемма оказалась очень сложной. Как определить лжеца, если они по очереди повторяют друг друга? Скорее всего, Задепов - это тот мужчина, так желающий смерти соседа по несчастью, но все же это не очевидно, и нужно выводить обманщика на чистую воду, иначе здесь можно застрять надолго. Манцюр огляделся по сторонам. От факелов сильно тянуло гарью, зал затянуло легкой дымкой. А вдруг, пока он тут стоит, вернутся другие приспешники этого убийцы? Тот продавец кальянов с рынка, например.
  
   Во всей этой погоне и суматохе он совсем забыл про такую опасность. Может, стоит все же убраться отсюда? А вернуться обратно уже с милицией. Нет, это не выход - Задепов тут же убьет свидетеля и сбежит от возмездия. По каким катакомбам тогда его искать? А самое главное - кого искать? Он наденет новую личину и продолжит творить свои черные дела. Решить эту головоломку надо здесь и сейчас.
  
   Но для этого необходим план. Лжепленника нужно перехитрить, вынудить себя раскрыть и затем всадить ему в сердце арбалетный болт. Что ж, раз они почти на все отвечают одинаково, надо задавать им такие вопросы, которые заставят их давать разные ответы. Парень прищурился и спросил:
  
   - Быть может, мне стоит пока оставить вас здесь и сбегать наверх за помощью?
  
   Оба узника, до этого осыпавшие друг друга проклятьями, мигом замолчали.
  
   - Если бросишь меня с ним наедине, он принесет меня в жертву этой змее, ты не успеешь вернуться, - вздохнул старик.
  
   - Не уходи, только ты уйдешь, он убьет меня и сбежит, - предсказуемо повторил мужчина. - Не знаю, как доказать, но ты должен понять, что я не лгу тебе, друг. Меня зовут Дамир, хочешь, расскажу о своем ремесле, и ты все поймешь?
  
   - Не нужно, - остановил Манцюр, - твой рассказ займет слишком много времени, тем более это не сильно поможет, вот если бы ты был каким-нибудь учителем, ученым или кузнецом, тогда все сразу стало бы понятно, а ты говоришь - плотник. Я и сам, знаешь, отцу помогал сарай строить.
  
   Он посмотрел на одноглазого.
  
   - А ты кто по профессии?
  
   - Ну, вообще-то, я как раз ученый, - победно сверкнул глазом старик. - Всю жизнь я занимался астрономией в Тифлисской обсерватории, это в Грузии. Могу рассказать тебе о звездах и их вечном движении, о небесной механике и законах Космоса...
  
   - Хватит, - замахал свободной рукой Манцюр, - в звездах я и вовсе ничего не смыслю. Это плохая идея - расспрашивать вас про ремесло. Ответьте лучше о том, что я знаю. Расскажите мне об Ильясе Задепове. Ты, Дамир, говори первым.
  
   - Это и есть тот торговец, который заманил меня сюда две или три недели назад, - начал назвавшийся Дамиром, - я шел по базару, хотел кое-чего прикупить, и он завел меня в подвал за его лотком, сказал, покажет свой лучший товар. Что было потом, плохо помню, очнулся уже в клетке. Со мной сидело еще двое, их в тот же день забрали, а из другой камеры мимо нашей однажды проводили вот этого старика вместе с какой-то женщиной.
  
   - Он рассказывает мою историю! - возмутился старик. - Когда я очнулся, начал кричать, потом пришел грязный человек, от которого воняло, и сказал, что вырежет мне глаз, если не заткнусь. А потом... потом...
  
   Голос старика дрогнул, и следом задрожали его плечи. Тут же он насупился, замолчал и со злостью вперился взглядом в Дамира.
  
   - Это ты сделал, гад, ты! - крикнул он. - Вы уже убили всех остальных, и эту женщину, Розу, я все знаю! Знаю, чем вы тут занимаетесь. Меня вам не взять, слышишь!
  
   - Говоришь, не видел его раньше? - перебил Манцюр.
  
   - Я сказал, что не видел его в темнице, но я помню тебя, помню! - почти прорычал Дамиру одноглазый. - Он повстречался мне на базаре, перед тем, как этот Задепов повел меня за прилавок. Зачем ты околачивался там? Помогал своему хозяину заманивать бедных людей в ваш подвал?
  
   - Какая чушь! - мужчина не оставлял попыток вырваться из оков. Манцюр отметил про себя, что это выходило у него очень натурально. - Я нигде не околачивался, подошел к лотку, потом, как последний дурак, прошел с торговцем за его лавку и все - теперь меня подвесили здесь, чтобы проткнуть ножом и выпить кровь, или что вы здесь еще делаете.
  
   - Я преследовал Задепова прямо до решетки, потом он закрылся изнутри, разделся и прикинулся жертвой, - вмешался Манцюр. - Поэтому он точно один из вас.
  
   Оба пленника с одинаковым выражением ужаса на лице посмотрели друг на друга, будто впервые увидели.
  
   - Тогда убей его! - испуганно крикнул старик. - Убей без раздумий, мальчик, это опасный враг!
  
   - Заткнись, - коротко бросил Дамир и опять повернулся к Манцюру. - Я хорошо запомнил торговца, это не он. Скорее всего, его прихвостень.
  
   - Нет, Задепов точно сейчас передо мной, хотя и непонятно, как такое возможно, ведь я тоже ясно помню его лицо, - озадаченно сказал Манцюр.
  
   - Парень, ты что, до сих пор не понял, куда попал? - горько усмехнулся старик. - Я сам все видел, это, наверно, была и моя участь: меня положили на стол, забрали много крови, чем-то опоили, даже вырезали глаз... но я видел, что происходило на соседнем столе, и уже никогда не забуду.
  
   Страшная догадка вместе со словами почти перешедшего на крик старика мучительно зарождалась в возбужденном и усталом мозге Манцюра.
  
   - Это не люди, мальчик, - удрученно проговорил одноглазый. - Они сдирают кожу с пойманных там, наверху, и одеваются в нее, как... в костюм. Твой Задепов прячется под шкурой этого несчастного, тело которого давно лежит на дне какой-нибудь глубокой ямы в подземелье.
  
   Слова старика эхом отдавались от сводов и пульсировали в висках парня.
  
   - Но кто они? - слабо произнес Манцюр, боясь услышать ответ.
  
   Однако ответил не старик.
  
   Громкий шепот омерзительным шипеньем раскатился по залу:
  
   - Змеи!
  
   Манцюр вздрогнул и чуть не выронил арбалет.
  
   - А! Они здесь! - взбудоражено заголосил одноглазый и принялся биться в оковах. - Не хочу, не хочу обратно! Убей меня, мальчик, убей и убегай отсюда!
  
   Дамир тоже испуганно озирался. Парень отчетливо видел - ни один из них не открывал рта.
  
   - Какие змеи, ты что несешь, дед, - скривился мужчина. - Это простые уголовники, секта. Воруют людей и заставляют их работать на них, а потом убивают.
  
   Манцюр вскинул самострел и в факельном дыму начал медленно обходить зал, колонна за колонной, ящик за ящиком, проверяя углы и сваленный хлам. До дрожи пугала мысль, что из-за следующего угла на него набросится нечто труднопредставимое.
  
   'Остерегайся ящеров', - вспомнил он слова другого старца, встреченного им по дороге на рынок. Но в зале Манцюр никого не отыскал. Проверять боковые коридоры сейчас будет шагом крайне безрассудным и даже глупым. Как бы то ни было, Задепов оставался все еще там, наверху, в змеиной пасти. Только слева или справа? Пора действовать решительно.
  
   Манцюр вернулся на площадку перед статуей.
  
   - Эй! - крикнул он. - Один из вас - хозяин этого места и всех этих вещей. Мне надоело болтать, сейчас я начну их ломать!
  
   - Давай, круши здесь все, брат! - оживился Дамир. - Пусть смотрит, торгашеская душонка.
  
   - Ломай это барахло, - включился старик. - Только помни, что они рядом, это их территория, а ты здесь чужак. Они могут прятаться где угодно, за любым поворотом. Будь настороже!
  
   Манцюр подошел к одной из бутылей, снял пробку и понюхал. Масло.
  
   - Куда же вам столько масла - факелы жечь или на продажу? - поднял брови он.
  
   Оба пленника молчали.
  
   Манцюр, недолго думая, пнул бутыль. Масло густой темной волной поползло по пыльному каменному полу. Парень открыл и опрокинул еще одну, и еще, и еще - пока, наконец, вся дюжина бутылей не лежала на своих округлых боках. Все это время он наблюдал за пленниками. Ни один из них не проявил себя. Тот, кто говорил правду, видимо, сильно напуган и морально истощен, а тот, кто лгал, сдерживал свою алчность изо всех сил, видя, как портят его товары.
  
   - Послушай, надо что-то делать, сколько ты еще будешь там стоять - нас всех убьют, - мрачно сказал старик.
  
   Манцюр отошел от надвигающейся большой масляной лужи, и вздохнул. Разгадывать дальше эту загадку становилось опасно, и у него кончились идеи. Неужели придется действительно уходить, спасать себя и оставить невинного человека Задепову? Факелы чадили так сильно, что даже дышать стало труднее. Тут он посмотрел назад и влево от себя, на угол заветного выхода из зала, освещенный лампочкой, и все понял. Он почти не разглядел ее в белесом тумане, которого раньше там не было. 'Это не дым от факелов, - понял Манцюр. - Это пожар!'. Сумасшедший план родился в его голове, но действовать нужно быстро.
  
   Он как бы невзначай положил арбалет на один из ящиков и снова вернулся в центр площадки.
  
   - Ты чего делаешь, дурак! - прокричал Дамир. - Возьми арбалет обратно! Здесь где-то бродит еще один - его слуга!
  
   - Берегись, без оружия тебя быстро скрутят! - испуганно произнес и одноглазый.
  
   Манцюр сделал еще один шаг в сторону, стараясь не наступить в масло.
  
   - Знаешь, что я сделал, - насмешливо сказал он, смотря ровно между пленниками, в темноту змеиной глотки за их спинами, - когда нашел ход в той клетке, где ты хотел скормить меня своим змеям? Конечно, я полез по нему, только он вел не к спасению, а в твой мерзкий инкубатор.
  
   Узники, вытаращив глаза, смотрели на него.
  
   - Продолжай, - сказал Дамир.
  
   Манцюр повернулся к ним спиной, якобы рассматривая своды зала под потолком. Сердце, в который раз за этот день, билось так, что мешало говорить. Он опять глубоко вдохнул, чтобы не выдать волнение, и небрежно бросил:
  
   - Я уронил на солому лучину, которой освещал себе путь. Чуете дым? Сейчас все твои неродившиеся змееныши вовсю горят, жрец нубирийского могущества, а ты стоишь здесь и ломаешь свою комедию...
  
   Оглушительный, нечеловеческий визг раздался сзади, а следом за ним глухой звук от удара чего-то тяжелого и мягкого о камни. Манцюр уже стоял лицом к статуе. Место под одним клыком пустовало.
  
   - Беги! - крикнул Дамир.
  
   Быстрым, неестественно плавным движением фигура на полу поднялась на ноги. Убийца с лицом старика смотрел на беглеца, его оба глаза были открыты, источая лишь ненависть и злобу. В руке опасно подрагивал хлыст. Кожа на локтях и коленях слезла, обнажив темно-зеленую плоть.
  
   - Жалкий человечишка, - прошипел он знакомым голосом. - Много веков я скитался среди вас, рабов, готовил почву для возвращения моего народа, а ты захотел уничтожить все, ради чего я живу! Ты будешь умирать долго. Дольше всех.
  
   У Манцюра дрогнули колени, он, рванувшись было к арбалету, в то же мгновение бросился в другую сторону. И вовремя - хлыст просвистел прямо перед ним. Парень в два шага подскочил к ближайшей колонне, схватил факел и швырнул его на залитый маслом пол.
  
   Пламя, казалось, взметнулось под самый потолок.
  
   - А-а! - завизжал Задепов и отпрыгнул назад, туда, где огонь еще не поднялся так высоко, но через миг масло вспыхнуло и там. Манцюр обогнул огромную, пышущую нестерпимым жаром лужу, вернулся к ящику и взобрался на него, подняв оружие. Сверху он увидел Задепова, тот, прижимаясь к колонне, стоял на небольшом пятачке внутри бушующего пламени, пока свободном от огня. Они встретились взглядами.
  
   Обожженное лицо старика, украденное жрецом, исказилось гримасой безудержной ярости. Он прыгнул вперед, прямо сквозь огонь, но чуть раньше Манцюр успел выпустить болт с иглой ему навстречу. Она вошла Задепову прямо в грудь. Сильно не долетев до стрелка, тот, словно подкошенный, упал и исчез в пламени.
  
   Манцюр ошалело смотрел на огонь. Арбалет выпал из его рук. Жар стоял нестерпимый.
  
   - Помоги! - кричал сверху Дамир.
  
   Манцюр, кашляя, подбежал к статуе сбоку. За спиной был выход, но бросить беднягу он не мог. Сюда огонь еще не добрался, а все пространство перед мордой змеи-истукана и ящики под ней уже пылали. Решетка за статуей закрыта изнутри, вдобавок, Манцюр сам ее заблокировал. Он быстро отодвинул ближайший к решетке ящик и снова безрезультатно подергал дверь. Как спасти Дамира?
  
   Парень задыхался и не имел времени долго думать. Он вернулся, оглядел гиганта, а потом с разбега вскочил на верхний из ящиков, прислоненных к каменному боку рептилии. Манцюр оттолкнулся и повис на широком выступе, от которого шея змеи изгибалась назад, а голова выпирала вперед, нависая сверху массивной нижней челюстью. Спустя пять секунд он уже стоял на выступе и примерялся к новому прыжку. Если промахнется и не долетит до змеиной головы, то упадет прямо в огонь. Отступив назад, парень шагнул и прыгнул изо всех сил. Рука нетвердо ухватилась за низ челюсти. Качнувшись, Манцюр подтянулся и теперь держался обеими руками. Жгучая боль вдруг охватила правую ногу. Что-то тяжелое с дикой силой потащило его вниз. Только то, что за мгновение до этого Манцюр успел закрепиться локтевым сгибом за нижний клык змеи, спасло его от неминуемого падения. Он посмотрел вниз и закричал. Обвив голень и стопу Манцюра горящим хлыстом, внизу висел монстр. Его плоть, пожираемая огнем, пузырилась и брызгала слизью, вся человеческая кожа уже исчезла, отвратительная плоская морда рептилии без носа и ушей огромными желто-белесыми глазами свирепо смотрела прямо на беглеца.
  
   - Умри-и! - заверещала тварь.
  
   Перед затуманенным взором Манцюра, как и много раз в кошмарных снах, возникла картина из памяти, где снизу по веткам сосны на него лезет ужасный медведь.
  
   Манцюр, превозмогая боль, скинул наваждение и что есть сил дернул онемевшую ногу вверх. Тяжесть пропала. Чудовище, издав истошный вопль, вместе с обвитым хлыстом сапогом свалилось на пылающие ящики, с грохотом разбив их. Оно еще визжало и извивалось там, внизу, в огне, пока Манцюр карабкался по каменной пасти.
  
   Поразительно, как высоко прыгнул этот выродок, вдруг подумал он. Манцюр добрался до слабо голосящего и задыхающегося от дыма Дамира и слишком поздно осознал свою ошибку. Кандалы у основания верхнего клыка закрывались на ключ. Размер отверстия так же, как и запор на решетке, был слишком велик для всех ключей из кармана Манцюра. В отчаянии он швырнул связку вниз, туда, где превращалось в пепел тело последнего нубирийского жреца.
  
   Парень бессильно опустился на 'пол', покрытый треснутыми корками засохшей крови.
  
   - Прости меня,- прошептал он. - Прости!
  
   Спрыгнуть обратно ему уже не хватит сил, огонь уже охватил все ящики сбоку статуи.
  
   - Одежда! - почти прорычал сквозь кашель Дамир.
  
   - Что? - тихо спросил Манцюр.
  
   - Если старик забежал сюда в одежде, то она лежит где-то здесь, проверь ее!
  
   Манцюр вскочил и, качаясь, бросился к лазу в глотке змеи.
  
   Вещи Задепова действительно валялись прямо у лестницы. Связка больших ключей обнаружилась в кармане жилетки. Манцюр дрожащими руками отстегнул Дамира, помог ему спуститься и отрыл другим ключом решетчатую дверь. Даже позади статуи воздух уже стал горячим, и дышать становилось все труднее.
  
   - Давай, друг, потерпи еще немного, - сказал Манцюр, подставляя плечо заваливающемуся на бок пленнику. - Я знаю, где выход.
  
  
***
  
   Несмотря на смертельную усталость, Манцюр дошел до родного поселка за три часа. Дамира он оставил в доме его брата недалеко от базара. Вся семья потерянного плотника сердечно благодарила спасителя, а Дамир на радостях отдал новообретенному другу свои сапоги. Они договорились пока никому не рассказывать о случившемся в старом подземелье - кто знает, сколько еще дьявольских нелюдей может прятаться под кожей обычных рабочих, торговцев, врачей или даже чиновников? Вдруг какой-нибудь обладатель желтых гипнотических глаз сидит сейчас в уголовном розыске или городском управлении?
  
   Увидев у ворот изможденного и грязного сына в чужих сапогах, отец обнял его и едва не заплакал. Сосед Алиевых Хамам Аликперов хлопнул себя по бокам и закатил свой ржавый мотоцикл в сарай, ведь уже никуда не надо было ехать с Валехом.
  
   Манцюру очень хотелось обо всем рассказать отцу, но сил уже не осталось. Он лишь попросил сообщить матери и сестрам, что его ограбили в городе и чуть не забрали в рабство, сейчас с ним все в порядке и волноваться не нужно. Манцюр искупался в бочке на заднем дворе, выпил воды, упал на кровать, но не смог заснуть до утра. В душе он был рад, ведь все обошлось, однако его не переставала посещать тревожная мысль о том, что за последнее время с ним случается уж слишком много странного и невероятного.
  
   / Продолжение следует/
Оценка: 9.25*16  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) A.Влад "Идеальный хищник "(Научная фантастика) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Либрем "Аффективный"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"