Макара Дэйв: другие произведения.

Дни волка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 6.37*25  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Три главных греха - зависть, жадность и тщеславие. Можно ли, Одному человеку, силой только Одного желания, изменить человеческую натуру? Три варианта, три, разных мира. Одно желание. Один человек и тема выбора. Человеческая натура, в альтернативном мире, мире постапа и космосе. А если - натура - не человеческая?! А если - мир - совершенно не то, что кажется?! Снова - одним куском! Книга принимает участие в конкурсе "Фантастический прорыв 2017" Ссылка на произведение https://author.today/u/koziya_morda/works Пожелайте мне удачи. Ну а на нет - и суда нет!

  
  
  
  
  
  Дни Волка.
  
  
  Т. М. В.
  
  Часть А
  Мир ?0
  Экзот
  Меня качает, как маленький пароходик на волнах...
  Вверх - вниз...
  Вверх - вниз...
  Толи от усталости, толи от ненависти...
  Вверх - вниз...
  Вверх - вниз...
  Меня - качает...
  Вверх - Ненависть...
  Вниз - Усталость...
  Жадно глотаю остывший чай, с опротивевшим пакетиком заварки...
  Сладкий, чай...
  Предвестник простуды, гриппа, хандры...
  Вверх - Ненависть...
  Мотаю головой, пытаясь выгнать из неё шум, расплывающиеся и двоящиеся строчки...
  Как хорошо - собакам...
  Особенность братьев наших, меньших - трясти головой, раскручивать её до вылетающих из пасти - слюней...
  Вниз - Усталость...
  Как маленький пароходик, на волнах - вверх и вниз...
  
  Малоизвестная всему городу кофейня, отличающаяся нормальными ценами и незаметным обслуживанием.
  Моё маленькое пристанище и отдушина.
  В ней - музыка - играет не громко.
  В ней - персонал - незаметен.
  В ней - отличное - кофе.
  В ней - всегда - мало народа.
  Для города с населением в 400 тысяч лиц, у нас слишком много всяческих кафешек, забегаловок и пивняков. Куча - ресторанов и, ни одного, порядочного места, куда человек пришёл бы, просто молча посидеть.
  Вот и в этой кофейне, в последнее время, стало собираться слишком много народа, неотрывно держащего в руках свои смартфоны и планшеты...
  На брюнетку, сидящую напротив меня, не скрою, у меня были планы.
  Далеко идущие - планы.
  Разгорающийся скандал, за столиком отделенным от нас легкой занавеской, я не столько - услышал, сколько - почувствовал.
  Моя собеседница сделала каменное лицо и замерла, настороженно прислушиваясь к соседям.
  Звон бьющейся посуды привлек внимание официантки, метнувшейся за занавеску и выскочившей оттуда, со скоростью кота, укравшего со стола хозяев порядочный кус рыбы.
  Занавеска колыхнулась еще раз.
  Заткнулась, внезапно, музыка.
  В тишине отчетливо прозвучал девичий голос: - Да! Он лучше! Он - не читает стихи! Он - пашет! Пашет, как проклятый!
  - Угу... - Угрюмый мужской голос горько хохотнул. - Пашет. Ларьки, на базаре... Он и еще трое! Пашут!
  - Зато - деньги, всегда, живые! И тратить - не жалеет!
  - Не заработанное, тратить, всегда - легко! - Молодой человек, судя по голосу, уже плохо себя контролировал.
  - Да, конечно! Ведь - ты - Работаешь! Ты только и делаешь, что - работаешь! От тебя проку... Даже в постели, ты - работаешь!
  - Уже проверила... - Сквозь зубы процедил парень. - Гадина!
  - Да, проверила! - Довольный голос девушки сменился тихим писком. - Ты... Ты...
  Очередная полетевшая на пол, тарелка, заставила вздрогнуть мою спутницу.
  - Убью, дрянь! - Рявкнул молодой человек, сдвигая свой стол и заставляя девушку начать голосить. - Здесь, убью!
  - Ну, хватит! - Не выдержал я, понимая, что весь мой вечер и все планы, только что, накрылись бардовым тазом.
  - Подожди, минутку! - Обратился я к своей спутнице.
  Встав из-за стола, обогнул диванчик и сдвинув занавеску, вошел в соседний закуток.
  Молодой парень, светловолосый и голубоглазый, в светлом свитере с геометрическим рисунком и в синих джинсах, замер разделенный столом с девушкой в миниатюрном черном платьице.
  - Убью, дрянь... - Хрипло вырвалось из его горла, а рука принялась нашаривать среди разбросанных по столу предметов, нож.
  - Убьёшь? - Насмешливо вздернула носик, девушка. - Духу - не хватит!
  Рука парня, нащупала-таки, искомое оружие и, перехватив удобнее, пошла вверх.
  - Пошла вон, дура! - Вырвалось у меня.
  Моя рука легла на запястье юноши, плотно его обхватила и замерла, не давая сдвинуться ни на сантиметр.
  Бешеный блеск голубых глаз, брошенный на меня, заставил сжать руку еще сильнее, прижимая к столешнице.
  - Она, того, не стоит... Никто, того, не стоит! - Я заставил себя смотреть в глаза молодому человеку, привязывая его внимание к себе. - Она, просто пошла налево...
  - Да, пошла! - В попытке задрать свой носик еще выше, девушка плюхнулась на диванчик.
  Парень зарычал, выдирая свою руку из моей.
  - Раз - пошла... Тогда - беги, дура! - Прокаркал я, чувствуя, что адреналин вот-вот взорвется и этот, пока еще маленький скандальчик, перерастет в шумную драку.
  Парень оказался на удивление сильным.
  Ему удалось оторвать свою руку от столешницы, не смотря на все мои усилия.
  - Брось! - Попросил я. - Брось и нож и - её!
  Снова, глядя в его глаза, я сумел остановить движение руки с зажатым в ней ножом.
  - Брось... Кто, предал раз - обречен предавать - постоянно... Не ты - первый. Не ты - последний...
  Девушка, видя, что всё уже перешло из разряда - "шутка", в разряд - "серьёзно", подхватила сумочку и уронив вешалку, схватила свое пальто.
  - Псих! Жалкий, псих! - Выкрикнула она, уже от двери. - Что б ты - сдох!
  - Отпусти, нож... - Как можно мягче, попросил я, когда за ней захлопнулась дверь, звякнув "музыкой ветра". - Она, просто пошла налево. Считай, что тебе - повезло. Тебе не сказали, что ты - надоел...
  Кажется, мои слова дошли до сознания парня и нож, зазвенев, покатился по столешнице.
  Весь его вид говорил, что он готов сорваться за ней, следом.
  - Пусть - идет. - Я снова встал на его пути, перекрывая плечом дорогу. - Не ходи за ней. Пусть, бежит.
  Парень, внезапно отшатнулся от меня и плюхнулся на стул.
  - Что здесь происходит? - Появился "вышибала" - не высокий, квадратный парнишка, по имени Олег. - Посуду, бьёте?
  - Семейная ссора... - С усмешкой объяснил я Олегу, происходящее. - Продолжения, не будет?
  Голубоглазый, поняв, что мой вопрос относится к нему, покачал головой, тяжело вздохнув.
  - Вот и - славно! - Вздохнул Олег, подозрительно косясь на меня. - Точно, продолжения, не будет?
  - Ушло, "продолжение"... - Скривился я.
  - За посуду - заплатите! - Олег, демонстративно, хрустнул пальцами. - Я - проверю!
  - Спасибо... - Тяжело вздохнул блондин, когда занавеска за вышибалой закрылась.
  - Ты на машине? - Поинтересовался я.
  - Да... - Молодой человек, машинально, достал из кармана брелок с ключами и бросил его на стол.
  - За руль - не садись... - Предупредил я. - И, вообще... Лучше, позвони, какой-нибудь приятельнице... Пусть, приедет и заберет тебя...
  - Какой... - Горько усмехнулся парень. - Какой, приятельнице... Не осталось, их...
  - А ты - позвони... - Подмигнул я. - Только, друзьям - не звони. Напьётесь. Потянет на подвиги. Или, еще хуже, ринешься выяснять отношения. Так и срок себе намотаешь...
  Парень, при словах "срок намотаешь", дернулся, словно получил пощечину.
  - Вижу - дошло... - Облегченно вздохнул я. - Ну, бывай здоров!
  Вернувшись за свой столик, обнаружил, что не только голубоглазый только что потерял "продолжение".
  Моя, так же, предпочла уйти по-английски.
  "Да уж..." - Покачал я головой, допивая остывающий кофе. - "Все планы смешат - Высшие силы..."
  - Можно убрать посуду? - Оксана, официантка, внимательно посмотрела на меня.
  - Да, Ксаночка, пожалуйста! - Улыбнулся я, вертя в руках пачку сигарет.
  Новый закон, о запрете курения в общественных местах, это тщательное вылизывание европейской задницы - уже закрыл немало хороших и милых кафе.
  Самое обидное, за тот акциз, что мы, курильщики, платим за каждую пачку, государству - для нас ничего не сделали.
  - Что-нибудь, еще? - Замерла Оксана, с грудой посуды, на подносике.
  - Еще, большую чашку латтэ! И, счет. - Попросил я.
  - Испортили Вам, вечер... - Посочувствовала Оксана. - Я, сейчас, пепельницу принесу!
  - Не надо, Солнышко! - Отмахнулся я, пряча пачку в карман. - Я, курить, бросаю...
  Улыбнувшись мне в ответ, Оксана, исчезла за занавеской.
  Хлопнула, входная дверь и легкие, девичьи шаги, озорно стуча каблучками прозвучали за занавеской.
  Зашуршала верхняя одежда, водружаемая на вешалку.
  "Да... Хорошо, когда - хорошо..." - Усмехнулся я, снимая ложечкой пену с латтэ. - "Хорошо!"
  Допив кофе, тихонько, словно боясь побеспокоить тяжелобольного, подхватил куртку и вышел из кафе, махнув на прощанье баристе Семену и Оксане, сидящими за барной стойкой.
  Зима, в этом году, какая-то... Гадкая.
  Нет, в нашем городе она всегда - на всю голову раненная, но этот год, она еще и - гадкая!
  Сколько ни чистят улицы, один пёс, вечером - каток.
  Хорошо мне, безлошадному!
  А те, кто со своими четырёхколёсными друзьями - уже намаялись!
  Оскальзываясь на каждом шаге и семеня не хуже японской гейши, прошел по заваленной снегом дорожке, свернул направо и выйдя на очищенный от снега и льда тротуар, достал пачку сигарет.
  Повертел в руках и сунул обратно, в карман.
  В кои-то веки, курить совершенно не хочется.
  Фонари над головой, отбрасываемые, ветками деревьев, тени. Мельтешение авто и тарахтение трамвая. Вечерняя симфония города номер... А, впрочем, без номера обойдётся!
  Еще раз улыбнувшись своим планам, застегнул плотнее куртку, накинул капюшон и отдался самому изумительному чувству, самому таинственному и восхитительному - чувству одиночества в толпе.
  Народ, спешащий по своим делам.
  Народ, возвращающийся с работы.
  Народ, прогуливающийся неторопливым шагом.
  Народ, народ, народ.
  И, в этой толчее, иногда соприкасаясь рукавами, можно остаться одному гораздо быстрее, чем уехав за тридевять земель, в заповедные и дремучие леса.
  Можно идти долго - долго, рассматривая лица людей. То - пустые, то - счастливые, то - одухотворённые, то - злые.
  От кафе, до моего дома - 7 км.
  Ровно один час - не торопясь и скучая. Разглядывая вывески - днем, лица людей - вечером и звезды - ночью.
  Пользуясь тем, что капюшон моей куртки больше общепринятого в обществе, натягиваю его по самый нос, как монах.
  Лица - не видно окружающим.
  Ну а мне, этого и надо.
  Задержавшись на мосту через нашу реку, полюбовался отражением света фонарей, играющим в незамерзшей воде.
  Еще пару лет назад, с удовольствием бы полез за телефоном - сделать ночной кадр.
  Прошла, любовь...
  Уж и фотоаппарат - подарил знакомым, чтоб не соблазняться.
  Да и ни к чему он мне - теперь.
  - Извините! Закурить, не найдётся?! - Отвлек меня, от моих мыслей, идущий на встречу мужчина.
  Молча достал пачку и протянул.
  - Ой, спасибо! - Обрадовался человек. - А то - недопросишься!
  - Знаете, что... - Задумался я. - Забирайте всю пачку! Кажется, я бросил курить!
  Обходя замершего в изумлении мужчину, сунул руку в карман и нащупал зажигалку.
  Творение китайского ширпотрёпа, по широкой дуге, отправилось в реку.
  "Всё! Прощай - зависимость!" - Рассмеялся я.
  Моя шестилетняя война с никотином, наконец-то, завершилась!
  Шагая по тротуару, вспоминал удивленно замершую после моих слов фигуру и улыбался.
  "Сделать, что - ли, снег?" - В приступе веселья, замер, подняв голову к небу и представляя, как вместо чистого, звездного неба, над головой поплыли облака, из которых повалили хлопья мягкого, белого, снега.
  "Так!" - Закрыв глаза, ткнул я пальцем в небо, "запечатывая" образ.
  Всё.
  Теперь, только ждать!
  Минут через 15 - 20, пойдет снег, падая на землю и укутывая её белым одеялом.
  "Вот радости -то, детворе будет!"
  Миновав трамвайные пути, вышел на аллею, усаженную молодыми деревьями.
  Очень ухоженную аллею.
  Лавочки, урны, ни следа льда!
  Благодать!
  Навстречу - патруль, с собакой - большой немецкой овчаркой, вяло перебирающей лапами.
  "Что, псина? Последний рейс?" - Усмехнулся я, мысленно поздоровавшись. - "Ну-ну, не тужи!"
  Патруль - знакомый. За последние два месяца, они уже трижды проверяли у меня документы, старательно подсвечивая фонариком в лицо и сравнивая с фото, на удостоверении.
  Очень уж их нервирует мой капюшон, натянутый до носа!
  Вдалеке, грянула удалая пьяная брань и патруль, мгновенно, взял с места.
  Где пьяные, там и прибыль - аксиома нашего, "рыночного", государства.
  Впрочем, в этот раз, думаю, моим знакомым ничего не обломится.
  Уж слишком по-хозяйски, звучала брань.
  Не иначе, очередной престолоначальник, набрался.
  Сумасшедшие ощущения - от чистого, без никотина, воздуха в лёгких.
  Всё получается.
  Движения - плавные и уверенные.
  Пропал шум в ушах, досаждавший вот уже пару лет.
  Светофор, подмигнул зеленым глазом, приглашая на переход.
  Всё.
  Теперь - всё будет в волну!
  Поймав кураж, дурачась, представляю, что иду - едва касаясь земли.
  Тело, словно пушинка!
  На втором мосту, налетевший порыв ветра сдувает капюшон с головы и на нос ложится первая снежинка.
  "Так! Непорядок! Ветра - я не заказывал!"
  Пришлось вновь замереть, поправляя образ.
  Ветер, понимающе развернулся и унесся вверх.
  Снег посыпался - изумительный!
  Легкий! Белый! Пушистый!
  В куртке даже жарко стало.
  Расстегнув замок и засунув руки в карманы, продолжаю экспериментировать.
  Идти до дома осталось всего ничего, даже если и надорвусь - на четвереньках доползу!
  Но, вместо этого, чувствую, что ноги - отрываются от земли и каждый последующий шаг - легче предыдущего.
  Уже не иду - лечу, лишь слегка отталкиваюсь от земли, проносясь мимо запоздавших прохожих.
  Снег, летящий с небес, маскирует мои движения, прячет меня от нескромных взглядов.
  И что с того?
  Мне - хорошо!
  А видят ли меня люди и какие у них, насчет меня - мысли - дело не моё.
  Мне - хорошо!
  На очередном шаге, меня отрывает от земли метра на полтора - вверх.
  С хохотом, приземляюсь и замираю - сердце колотится от вседозволенности и ощущения свободы.
  Скинув капюшон, поднимаю лицо к небу и ловлю снежинки, улыбаясь.
  - Псих, ненормальный! - Шарахается от меня, дама с собачкой.
  - Как раз - нормальный - псих! - С хохотом отвечаю и вновь делаю легкий шаг, растворяясь в пелене снега.
  Под ноги, кубарем, влетает ошалелая псина - телок почти метрового роста - соседский алабай, Эльмур.
  Классная собаченция!
  Детвору любит - готов вылизывать и катать, в любое время дня и ночи.
  Потрепав алабая по загривку и удостоившись ответного "облиза", вновь делаю шаг к двери в подъезд.
  - Сосед! Огоньку не найдется?!
  - Всё, сосед! Бросил, я!
  - Поздравляю!
  Пикнул электронный ключ, размыкая цепь магнитного замка.
  - Двери, придержите, пожалуйста! - Мягкий, девичий голос, вырвавшийся из снежной круговерти, заставил меня замереть, придерживая дверь.
  - Спасибо, огромное! - Не высокая, худощавая девушка, проскользнула мимо меня в теплое нутро подъезда.
  - Да, без проблем! - Улыбнулся я, чувствуя себя одновременно и рыцарем, и клоуном. - Обращайтесь!
  Но, "небесное создание", уже деловито стучало каблучками по лестнице ведущей на второй этаж, не дожидаясь моих ответов или сентенций.
  "Поколение нокия и кока-кола! Тяжелые, коричневые и громкие..." - Ухмыльнулся я про себя, переступая по две ступеньки и поднимаясь к себе, на четвертый этаж.
  На площадке между четвертым и пятым этажом, кто-то снова курил и не закрыл за собой окно.
  Впрочем, кто курил, как раз, известно - моя дорогая соседушка, из квартиры по диагонали!
  Только у неё, хватает силы открыть окно.
  Но, не хватает - мозгов - закрыть!
  Потому и зову её - "лифтерша!"
  "Сделать, ей, сюрприз, что-ли?!"- Доставая ключ из кармана и вставляя его в замочную скважину, задумчиво уставился на открытое окно. - "Заколотить, его, что-ли?!"
  Победила - лень!
  Едва успел открыть дверь, как на полочке, в прихожей, начал разрываться телефон.
  - Да, говорите! - Подхватил трубку одной рукой, а другой в это время - расстегивая замок куртки.
  - Ой... - Пискнули на том конце провода и бросили трубку.
  - "Ой", так - "ой"! - Пожал я плечами.
  Моя трешка, требующая к себе внимания и - огромного мусорного пакета, вновь встретила меня тишиной.
  Да и не кому, меня, ждать.
  Маман снова укатила к родне, на всю зиму, а может и - весну.
  Телевизор - отключен, по причине моего к нему предвзятого отношения и дикой ненависти к программам, по оному, транслирующимися.
  Верный комп - ждет своей очереди, и, скорее всего, сегодня - не дождется.
  Надоел он мне.
  Когда у тебя на обслуге, сто чужих компов - до своего вечно не доходят руки.
  А, когда ты - учишь детей пользоваться интернетом, вечером совершенно не хочется тратить на него время.
  Да, и компы, и интернет - моя работа.
  А, тащить работу домой - дурная привычка!
  Скидывая одежду где попало - могут быть у меня слабости, в конце - концов?! - Прошел на кухню и напился воды прямо из чайника.
  Он, у меня, не это, новомодное барахло, а - Настоящий! Блестящий! Для того, чтобы он закипел - надо включить под ним, самый настоящий - газ! Самой настоящей - спичкой!
  Это ж - целый ритуал!
  Из спальни послышалось "ву-у-у-у-к, в-у-у-у-у-к!"
  Это моя самая оберегаемая, от всех, тайна!
  Да, она самая - мобила!
  Народ, с чего-то, привык считать, что мобила - некий элемент престижа или статуса.
  Ну, а как по мне - обычный убийца ближнего круга общения.
  Потому и знают, о его существовании считанные, по пальцам двух рук, индивидуумы, с коими мне интересно общаться в любое время суток.
  "Подхватить трубу", я не успел.
  "Ого! 11 - пропущенных! И, все - с неизвестного номера." - Удивился я, изучая журнал. - "Либо, кто-то так настойчиво - ошибается... Либо, кто-то из своих - сменил, номер!"
  Покачав головой, отложил старенькую, еще - черно - белую, мобилку и достал из внутреннего кармана навороченный, "рабочий" смарт, с отключенной опцией определения номера.
  Маленькие слабости большой конторы - ничего не поделаешь.
  Так, завели мы, изначально.
  Для дома - домашние.
  Для работы - рабочие.
  Номера - не светим.
  Работаем, подальше от государства - для госслужащих!
  Вот такая ирония!
  Набрав, неизвестный номер, выждал в трубке пять гудков и махнув рукой, выключил обе мобилы.
  Нужен буду - утром перезвонят.
  Забренчал крышкой, закипающий, чайник.
  Всё, сейчас - чашку кофе и - спать!
  Сладко и крепко!
  Только, для начала, залить кипятком молотый кофе, с солью - на утро.
  Да, такой я извращенец!
  По утрам я пью холодный кофе, с солью.
  Иногда, издеваясь над окружающими, заливаю его в свою фляжку, вместо - коньяка!
  Обожаю, похмелять своё любимое начальство!
  Правда, очень приятно наблюдать, как человек, сделав первый глоток, начинает выпучивать глаза и пытается унять бешеное сердцебиение, трезвея, стремительно и прямо на глазах!
  Жаль, в последнее время, народ, наученный горьким опытом, от моего "отрезвина" отказывается.
  В прихожей снова зазвонил телефон.
  Ругнувшись - вечерний кофе - святое! - Пошел снимать трубку.
  - Здорово! Ты, это... На работу пойдешь - купи сигарет... И - кофе! Мы, тут, твою заначку - разграбили! - Порадовал меня благой вестью, мой прямой начальник. - И, с утра... Никому, не звони, лады?
  - Яволь, мой фюрер! - Хохотнул я в трубку, слыша на заднем фоне, надрывающиеся, от "Рамштайна", колонки. - Компы - не собирали?
  - Собрал, парочку... Сам!
  - Жесть! - Отозвался я, понимая, что - "Сам", это не технический, директор, а - финансовый!
  Нет, то что он - финансовый - не делает его, хреновым сборщиком или настройщиком. Более, того - наш ФД, замечательно, разбирается и в компах и в - настройках. Вот, только...
  Последнее время, слишком долго он сидит в онлайнах и многое в его мозгах - стремительно путается.
  Так что, если он собирал железо - выспавшимся - получится песня.
  Ну, а если, апосля - игры...
  Жди, беды!
  - Это... Я, деньги, на месте заначки - оставил, значит... - ТД, шумно задышал. - Всё, давай, до завтра!
  - ТД! - Окликнул я, пока он не бросил трубку. - Фрамугу - откройте!
  - Уже! - Радостно откликнулся ТД и, после громкого "чмок!" - отключился.
  Классное у меня - начальство, честное слово.
  Пятый год вместе, однако!
  Не успел отойти от телефона, как он вновь затрезвонил.
  - Да! - Рявкнул я, на автомате.
  - При-и-ивет! Я - в городе! - Обрадовала меня трубка, не знакомым женским голосом. - Ждал?
  - Не особо... - Пожал я плечами.
  - Хамишь, Эрнестуля!
  - Не - хамлю, а - хамею! Номер, не пробовали - пальцами - набирать? Иногда, помогает... - Оставленная на столе, кружка с кофе, призывно манила меня к себе, дразнила ароматом, а тут...
  - Ты, чего - не узнал? - Оторопело, ответила девушка. - Совсем, заработался?
  - А, представиться, религия - запрещает? - Удивился я.
  - Может, я и вправду, номером, ошиблась? - Засомневалась девушка и - положила, трубку.
  Понимая, что третий звонок, погубит не только мой кофе, но и мой сон, выдернул штекер телефона из розетки.
  "Всё! До утра - не беспокоить!" - Показал я язык белому аппарату. - "Спи сладко, верная лошадка!"
  И опустился без сил, прямо на пол прихожей.
  А ведь, узнал я, голос-то!
  Узнал...
  Это мой голос, после удачно пойманного воспаления легких, в 2010, изменился настолько, что узнать - не возможно!
  В очередной раз - повезло.
  Ничего не поделаешь, хорошего со мной - давно - не происходит.
  Просто так - не происходит, разумеется.
  Всё приходится делать самому.
  Отогнав воспоминания - улыбнулся и направился в свою комнату.
  Вот и есть повод, попроказить.
  Гаденько и подленько, исподтишка!
  Как я люблю себя, мерзкого!
  Где там мой любимый юник?!
  Где, мой злобный планшет, по прозвищу "Терминатор"?!
  Творение безвестного китайского гения, умудрившегося, на программном уровне, вколотить в прошивку такое управление "зубом", что даже афоня, получая команды с моего планшета - слушается беспрекословно!
  И, ведь - нонсенс - звонить с этого планшета - нельзя!
  Зато, можно, связавшись по блютусу - отправить голосовое сообщение, используя для этого - телефон!
  "Терминатор", мягко завибрировав, зацепился зубом, сразу за пару афонь и за соседский телевизор!
  Отправить, что - ли, соседу, на телевизор, пару "пикантных" картинок?!
  Остановив себя, вернулся, к творению подлости.
  В роли телефона - отправителя, выбрал Дашеньку, чудо - девочку, соседушку.
  "А, вот не фиг, окна не закрывать!" - Хихикнул я, про себя.
  Усевшись, прямо на кровать, задумался.
  "Какой - же, выбрать, голос?!" - Замерла рука, над списком. - "Наверное, вот этот - металлический, с жесткими, звенящими, согласными."
  Коллекцию разномастных голосов, я пополняю каждый месяц и база уже давно перевалила за два гектара.
  Набрав, в окне голосового сообщения, текст, дважды его прослушал.
  "Не звони, ему. Никогда. Больше - никогда!" - Довольно хмыкнув, добил в поле "отправитель", оба, высветившихся на определителе номера и переслал на Дашкин афоню.
  Через две минуты, программа пискнула и отыграла похоронный марш, подтверждая выполнение своей задачи.
  Верный "Терминатор", после выключения, отправился на полочку, а я, довольный - допивать кофе.
  На душе, одновременно, было и хорошо, и - плохо.
  Может быть, я и зря это сделал.
  Эта девушка, из породы упертых...
  Но, может быть, прожитые в другой стране годы, смогли ее изменить?
  Хочу верить в лучшее.
  Пока задумчиво хлебал кофе, в голову пришла одна, очень простая, мысль: после ее отъезда, я сменил все номера.
  "Опять, меня - сдали..." - Обиделся я. - "Узнаю, кто из двух общих знакомых это сделал - пошлю! Далеко и конкретно!"
  Приняв это решение, сгрузил чашку в раковину и отправился в душ.
  Побрившись и приняв душ, сразу, как только выключил воду, услышал надрывающийся дверной звонок.
  - В Бога Мать, Бога душу и - Святое Распятие! - Кому, Что, Понадобилось?! - Рявкнул я, подходя к двери, замотанный в полотенце.
  Открыв дверь, узрел Дашеньку.
  - Пр-р-р-ривед, сосед! - Дашенька была - "готова"! - У меня, опять, телефон, чудит!
  - Дашка! Полпервого! Какого?! До утра, не могло, подождать?! - Поинтересовался я, придерживая ее за руку.
  - Не могло! - Дарья, оперлась плечом на дверной косяк и принялась меня с любопытством, разглядывать. - Я, завтра, на смену... На двое суток...
  - Ох... Проходи, на кухню. Я, пока, оденусь...
  - Может, лучше я - разденусь?! - Сверкнула глазами Дашка.
  - Где живу, где работаю, там - не охочусь! - Отмахнулся я.
  - Зря! - Грустно вздохнула соседка. - Многое - теряешь!
  - Это не я - теряю, а - ты! - Расхохотался я. - Чаще - телефоны.
  "Штормящая девушка", прошла на кухню, как пуля, рикошетирующая, от стен.
  Накинув футболку и джинсы, пошел "разбираться" с ее афоней.
  - Дарюта! Опять, зуб, включенный, оставила! И, доступ, кто, разрешил? - Наехал я, возясь с ее телефоном.
  Еще через пять минут, почувствовал, как волосы становятся дыбом - ладно, я - попользовался... Но, хитрый некто, не только телефоном, но интернетом, да еще и с доступом, к камере - забавляется!
  Представляю, сколько интересного, этот "некто", успел повидать!
  - Что, совсем, плохо?! - Дашенька, печально уставилась на меня.
  В нос, внезапно, ударил запах, знаменитого женского геля для душа, разрекламированного и висящего, на всех билбордах, нашего городка.
  И, пахло, гелем - от телефона!
  - Дашка! Ты, что - с ним, в душ, ходила?! - Изумился я.
  - А, что такого? Это же - десятка! С ним - нырять -можно! - Пьяная Даша рассмеялась.
  - Ну, тогда, представляю, что твой тайный "воздыхатель", успел насмотреться! - Расхохотался я и начал объяснять, что именно, сделали с ее телефоном.
  Дашута, хоть и пьяная, покраснела - мгновенно!
  - Мало того! - Добил я. - Этот "некто", все твои маршруты и любимые магазины - знает! Вот, смотри!
  Я, открыл маленькое приложение, с помощью которого, владельца телефона, можно найти, в любой точке мира.
  Был бы, телефон - при нём...
  На соседку, напала дикая дрожь и покатились слезы.
  - Ты, чего? - Начал успокаивать девушку, я. - Брось! Сейчас, я всё вычищу. Ну, а поклоннику, твоему, тайному... Так и быть... Прощальный подарок, отправим! Пошли, в комнату...
  В комнате, включил комп и зацепил афоню, на проводок.
  Выловив хвосты отправляемых пакетов, пробил их по IP и отправил, старого - доброго "Стирателя" - полиморфного вируса, меняющего единицы двоичного кода, на нули.
  Для афони, "стиратель" не имеет смысла, но...
  Сомневаюсь, что некто, не постарается перекинуть информацию на свой компьютер.
  А там "стирателю" раздолье!
  Вирус старый, как помет мамонта и новые антивирусы его тривиально не замечают!
  Даша, наблюдая за моими действиями, умудрилась положить свою голову мне на плечо.
  - Блин... - Почесал я затылок и принялся рыться в папках, в поисках, хоть чего-нибудь, что может заинтересовать, извращенца. - Надо, еще, к чему-нибудь, прикрепить. Что бы точно - на комп, слил...
  - Мне - раздеться? - Хитро прищурилась Даша.
  - Ау... Дарья Максимовна! Второе - предупреждение! - Щелкнул я ее по носу. - Ты, лучше скажи, в честь чего, так "накушалась"?
  Вместо ответа, Даша полезла в карман своего теплого халата и достала оттуда, скомканный листок из тетради в клетку.
  "Атарвал ат серца!" - Три слова, написанные черным маркером, убили меня своей бесхитростной простотой.
  - Жесть! - Покачал я головой. - И, из за этого - напилась?! Ну ты и дура, прости...
  - Дура. - Тяжело вздохнув, согласилась Даша.
  - Всё. - Обрадовал я соседку, отсоединяя телефон, от компа. - Чистенько!
  - Спасибо, сосед! - Даша зевнула, напоминая, что время уже давно перевалило за три часа ночи. - Пойду я, спать. Одна...
  Сунув свой телефон в карман, Дарья направилась к дверям, сладко потягиваясь.
  - Ох, Дашка ты, Дашка... - Хохотнул я. - Двадцать пять, а все - как маленькая...
  На пороге, моя соседка замерла и задала вопрос, услышав который, я - обалдел.
  - А, это... Не ты, сосед? - Даша вытащила телефон из кармана, намекая на его удаленное содержимое.
  - Нет. - С улыбкой покачал я головой. - Не имею привычки - подсматривать.
  - А жаль... - Даша открыла дверь и выскользнула на лестничную площадку.
  Дождавшись, когда дверь в ее квартиру закроется, я, покачал головой и расхохотался.
  "Да... Прикольный, чую, будет день!" - Пробормотал я себе под нос и пошел спать.
  
  ***
  
  В жизни - бывают - пробуждения.
  А, бывают - Пробуждения!
   Сегодняшнее утро, было из тех, что началось с Пробуждения!
  Легкий кураж, пойманный вчера вечером, за ночь "перебродил" и теперь будоражил кровь, новыми возможностями.
  Проглотив кофе, собрался и помчался на работу.
  Уж, в кои то веки и автобус пришел вовремя, теплый и даже с вежливым кондуктором, что в наши дни, еще большая редкость, чем пришедший вовремя, автобус!
  С неба продолжал падать пушистый снег, засыпая ровным слоем дороги, крыши, машины.
  Водитель автобуса, тихо сопел и ругался - дорожники, снова всё прозевали и не начали чистить снег, вовремя.
  Закрыв глаза, вызвал образ чистого неба и закрепил его.
  Через десять минут, когда выходил на своей остановке, ослепительно яркий солнечный луч, отразившись от зеркальных окон, ударил по глазам.
  Перейдя через мост, замер у специализированного магазина, торгующего сладостями.
  Продавщица, дородная "бабина" с именем Александра на бейдже, при виде меня расцвела улыбкой.
  В их магазине, я, наверное, самый постоянный клиент.
  Поболтав пару минут, прикупил на обед зефир и медовую горку - "Чак -чак".
  Офис встретил меня закрытыми шторами, спящим на диванчике ТД, в обнимку со своей старой пассией и - вот диво то, дивное! - чистым столом!
  "Не иначе, Наталка, перед тем как вырубиться!" - Улыбнулся я и выйдя за дверь, достал телефон, и набрал номер ТД.
  - ТД! Я - на работе! - Рявкнул я в трубку.
  - Понял. Спасибо! - ТД, кареглазый брюнет, ста килограммов живого веса, без капли жира, в помятой рубашке, испачканной кирпичного цвета, губной помадой, появился за дверью, через несколько минут.
  - Проснулись? - Поприветствовал я его, протягивая пачку сигарет.
  - Ага. - ТД, вытянул сигарету и блаженно затянулся. - Спасибо.
  - Ну, раз проснулся... - Уставился я на него. - Кто, мой телефон, "Огнедышащей", сдал?
  ТД, враз, покраснел.
  - Понятно... - Протянул я. - Поймала, на пьяном трёпе! Спасибо, что адрес - не сказал!
  ТД стал совершенно пунцовым.
  - Жесть! - Помрачнел я. - Ну, адрес-то, нафига?!
  - Это - ФД! - Признался тех дир, докуривая сигарету.
  - Оба - хороши! - Махнул рукой я, понимая, что сделанного не исправишь.
  - Ну, так - получилось... - Пожал плечами, ТД.
  - Ох... Вы же знаете - она журналист, от Бога! Так что, у вас, даже шанса - не было... - Покривил я душой.
  Шанс, на самом деле, у них был.
  В отличии от всей журналистской гоп компании, наша "Огнедышащая", вполне вменяема и понимает слово - нет.
  Хотя...
  Люди - меняются.
  И, чаще всего - не в лучшую сторону.
  - Всем привет и - пока! - Наталка, в легкой синтепоновой курточке, выскользнула из дверей и, расцеловавшись со своим обожаемым ТД, испарилась, оставляя после себя терпкий аромат своих любимых духов.
  - Сейчас, Уэбб, придет! - Посмотрел я на часы. - А у меня - конь не валялся!
  Оставив ТД дышать воздухом, в компании со свежей пачкой сигарет, прошел через офис, в нашу, с Уэббом, комнату.
  Восемь метров - в длину. Четыре - в ширину.
  Длинный, от стены до стены - стол, застеленный темно синим, толстым линолеумом, четко разделенный на две части.
  У окна - чистенькая и аккуратная - рабочее место программиста, Гарри Уэбба и, вечно заваленное запчастями, посыпанное, сигаретным пеплом - моё.
  Сегодня - понедельник.
  В задумчивости уставился на свою часть стола и, со вздохом, потащился за очередное картонной коробкой - под мусорку.
  Пусть, сегодняшний день станет для всех - сюрпризом!
  Опоздавший Гарри с изумлением уставился на мою, чистую и аккуратно прибранную, часть стола.
  - Понедельник - день тяжелый, я понимаю... - Пробормотал он. - Но, зачем начинать его - с наведения порядка?!
  - Потому что я - бросил курить! - Крутнувшись в своем любимом, кресле, ответил я.
  - Наконец-то! - Обрадовался Гарри. - Есть, на небе Бог!
  - Космонавты утверждают, что - нет! - Подколол я нашего американского коллегу. - И - ваши, и - наши!
  - Бог живет в душе! - Пафосно выдал Уэбб, нарываясь на "комплимент".
  - Тогда, я начинают понимать, почему народ, такой затюрканный! - Довольно улыбнулся я. - Пока в душе живет кто-то посторонний, хозяину - места нет!
  - Да, подь, ты! - Уэбб, со вздохом облегчения, опустился на свое место. - Что у нас?
  - Пусто. - Снова крутнулся я в кресле. - Директорат - отправился спать. Клуб - шумит. Касса - щелкает.
  - Тогда, я - за программу! - Гарри, подкатил свое кресло к столу и запустил комп.
  - А я, пойду, клуб, "обстучу". - Предупредив, своего коллегу, поднялся с кресла.
  - Ящерр! У нас, опять - восьмой - гонит! - Влетел в комнату, худой и подвижный парень. Наш дежурный, бьющийся под ником "Ворон". - Иди, стукни, его!
  Да. Я - Ящерр!
  Именно так, с двумя "рр", на конце.
  В клубе, дежурные, не то что моей фамилии - имени - не знают!
  Всё Ящерр да Ящерр.
  Спустившись вслед за дежурным в клуб, окунулся в царство компьютерных игр.
  Первые шесть компов - гоняли контру. Их геймаки, азартно перекрикивали друг друга, давали советы и нервно ругались.
  "Семерку", как всегда, оккупировал NetHim - проходя, либо Морровинд, либо - Дьяболу.
  "Восьмерка" - висела.
  Единственный комп, из полусотни!
  Согнав со стула "зрителя", привычно протянул руку к вынесенной на переднюю стенку, кнопке пуска.
  Комп, мгновенно, отправился в перезагрузку.
  Через мгновение, на экране появилось приветствие и заставка клуба.
  Отыграв два боя в контру, "мясом", как всегда - уступил место игроку.
  - Гони, десятку! - Потребовал дежурный с какого-то игрока. - Сказано было - сделает, значит - Сделает! Это же - Ящерр!
  - Ура! Мои сэйвы! - Приземлив свою пятую точку, на моё место, игрок, тут же полез по папкам.
  - Будешь орать - удалю. - Тихо предупредил я.
  - Я - тихо! - Пискнул игрок.
  - Ящерр! Сигарету, дай! - Попросил дежурный. - Или, лучше - посиди, пока я до магаза сбегаю, ладно?
  - Мне, минералки, купи... - Протянул я "Ворону" деньги.
  - Сигарет, не надо? - "Ворон" сдернул со спинки стула свою куртку и замер на выходе, ожидая моего ответа.
  - Не надо! Всё, бросил, я! Совсем не хочу!
  - Потом - расскажешь! - Потребовал дежурный и вышел за дверь.
  - Мать! - Раздался его восторженный вопль. - Тут, снега - по колено!
  - Зима, однако... - Расхохотался я. - Лопата - в тамбуре!
  Наше двухэтажное здание, выкупленное по случаю, шедевр архитектурного мышления!
  У него - четыре! - входа!
  И все - не парадные!
  Когда мы перестраивали его, городское бюро архитектуры весь мозг съело...
  Зато, теперь у нас, двух зальный клуб - на первом этаже и офис нашей фирмы - на втором.
  Первый зал - маленький, всего на два десятка компов.
  В нем, чаще всего - девичья компания.
  Уж больно там чисто, уютно и светло.
  Второй зал, на полста машин - основной.
  В нем - матерятся, ссорятся и, бывает даже - выясняют отношения.
  Ночью - пиво и сигареты - дым стоит столбом!
  Спасает только дорогущая вытяжка, которую ТД умудрился найти всего за треть стоимости, из-за потерянного при доставке, двигателя.
  И, все равно, раз в три месяца, приходится снимать со стен и потолка маскировочную сеть - нашу основную "фишку" и промывать ее, растянув между столбами, именно для этой цели и вкопанными.
  А сами стены и потолок - либо - промывать, либо - белить, заново.
  Вот и сейчас, от стен уже ощутимо попахивало табачным дымом.
  - А-а-а-а! Ящерр в клубе! А я то думаю - чего такая тишина в зале! - ФД, явился, не запылился. - Что у нас - хорошего?
  - Тишь да гладь... - Прищелкнул я языком.
  Да уж, ну и репутация у меня в клубе - даже и не замечал, честно говоря!
  - А где дежурный?
  - Ушел в магазин...
  - Ага, по кассе, как?
  - Не смотрел, ФД.
  ФД, симпатичный блондин, покачав головой, прошел через зал и скрылся за потайной дверью на лестницу, на второй этаж - в офис.
  "Ворон", явившийся буквально через минуту, выложил из пакета хлеб, майонез, кетчуп и протянул мне бутылку минералки.
  - Хорошо, когда Ты сидишь! - Признался "Ворон". - Компы - не пищат. Игроки - не шумят!
  - Ага. - Усмехнулся я. - Совсем, мною, всех застращали!
  - Ты ж - Ящерр! Ты, вообще, свой голос, со стороны, слышал?! - "Ворон" расхохотался. - Как рявкнешь - на втором этаже - слышно!
  - Не правда! - Обиделся я.
  "Ворон", отпилив горбушку, залил ее майонезом и кетчупом.
  - Прафда - прафда! Ефчо хузе, когда ты - тихо, разговариваешь! - Проглотив прожеванное, дежурный махнул мне рукой, требуя уступить место. - Когда тихо - вообще - жесть! От тебя, все, тогда - шарахаются!
  - Ладно, тебе! - Рассмеялся я. - Я же - добрый и вежливый!
  - Только, иногда... - "Ворон" замялся. - Неожиданно - и - матом!
  Похихикав над рассказом дежурного, еще раз прошел по залу, проверяя, всё ли в порядке.
  На сорок девятом и полусотенном "пели" кулера, да на "чертовой дюжине" - щелкал винт.
  Сделав в журнале отметку, на эти компы, отправился на второй этаж.
  - Ящерр! Тебя, девушка, искала! - Обрадовал меня Уэбб.
  - Мытая? - Ввел в тупик, американца, я.
  - По телефону - не видно... - Через несколько секунд раздумий, ответил янки. - А, если не мытая?!
  - Гарри! В третий раз, напоминаю! Посмотри, "Детей лейтенанта Шмидта"! Не будешь, попадаться на мои подначки! - Что ж тут поделать, старые КВН, в нашем клубе, любят все!
  Один Уэбб, всё никак не может до них добраться.
  И, попадает!
  Да... Тяжело, ему. И, не только - ему.
  Не вовремя, совсем не вовремя, Йеллоустоунский заповедник, рванул...
  Все ждали от 2000-го года - катастрофы...
  Но не такой!
  Точно в ночь с 31 декабря 1999 года, на 1 января 2000, заповедник приказал долго жить, прихватив с собой добрую четверть США.
  Вот и разлетелись, сыны и дочери Соединенных Штатов по тихим странам, разнося свою культуру и трудолюбие.
  Впрочем, за всех сразу не отвечаю.
  Наш Уэбб - личность уникальная и трудолюбивая.
  Есть, свои тараканы, есть. Куда, без этого.
  Но - работник - офигенный!
  И, программист - от Всевышнего!
  А, вот с компами - не дружит...
  - Фу! Опять, курите! - ФД, влетел в нашу комнату и принюхался. - Нет?! Странно...
  - Да бросил я, бросил! - Обрадовал ФД, я.
  - Отлично! Зарплату, прибавлю! - Обрадовался ФД, ярый борец с курильщиками, а не с курением.
  - Верю, верю! - Переглянулись мы с Гарри.
  - Гарри, как программа?! - ФД, чувствуя, что его драгоценному здоровью, более ничего не угрожает, смело вошел в нашу комнату. - Заказчику, есть что - показать?!
  - Исходный код? - В глазах Гарри заплясали бесенята.
  - А, готовое?
  Гарри, наморщил лоб.
  - В обед - будет! - Твердо пообещал Уэбб, успокаивая директора.
  ФД, радостно кивнул головой.
  - Тогда, я, на вечер - приглашаю, заказчика?!
  - С пивом! - Потребовал Гарри. - Надо, первый пуск, "сбрызнуть"!
  - Пиво - будет! - Пообещал ФД и выскочил за дверь пока еще чего не потребовали.
  - Ящерр! Так, к вопросу о девушке... - Со вздохом вернулся к начатому разговору, въедливый янки. - Я, ее на клуб, переключил.
  - Думаю, всю необходимую информацию, девушка уже получила. - Отмахнулся я, понимая, что если я и нужен, то - перезвонят. - Лучше скажи, чего довольный такой. Никак, семью нашел?
  - Нашел! Угадал! - Бесхитростный американер, посмотрел на меня, как на...
  - Позвони ТД, пусть на недельку, отпустит. - Предложил я, зная, что наш ТД, при всех его многочисленных похождениях и интрижках - семью ставит превыше бизнеса!
  Подойдя к стоящему на подоконнике чайнику, налил себе крепкого кофе и выглянул в окно.
  Фигура, быстрым шагом, направляющаяся в сторону нашего здания, показалась знакомой.
  - О, "Акула Капитализма", бежит! - Обрадовался я, поднося чашку к губам.
  Фигура, повертелась на месте и потопала в сторону, стоящей невдалеке, школы.
  - Опознался... - Признал я свою ошибку.
  - А, ФД - отпустит? - Задумчиво пробормотал Гарри, уставившись в монитор.
  - Сдашь ему программу и - свободен. - Горячий кофе, благотворной струйкой, скользнул по пищеводу. - Ты же, один пёс, ее уже сделал... Так, баги ловишь, да думаешь, куда наш логотип, нецензурный, поставить...
  - Ну - сделал... - Смутился Гарри. - А, почему, логотип - нецензурный?!
  - Потому что - "Полиномиал"! Или ты, такой наивный, что считаешь, что на логотипе и вправду - снежинки?! - Удивился я. - Масштабирование - Бог, запретил?!
  Уэбб, с азартом принялся увеличивать размер, логотипа.
  - "Трех головый, шести крылый, семичлен"?! - Прочитал наш девиз, бедный американец, качая головой, в ужасе. - Это же...
  - Герб нашей фирмы! - Уточнил я. - Три директора - шесть крыльев. А на остальное, их, родимых и кладут! И один - сверху, для весу!
  - У Нас говорили, что у русских нет чувства юмора... "Это побритые бурые медведи!" - Говорили нам в колледже, о России. - Признался Гарри. И, со вздохом, закончил свою мысль: - Врали, суки!
  От такого неожиданного признания, горячий кофе пошел не в то горло, заставив меня закашляться.
  - Силен, шельма! - Откашлявшись, признал я полную победу Великого и Могучего. - Только, мы - не в России...
  - Говорите - на русском. Пишете - на русском. Значит - русские! - Отмахнулся Гарри и подпрыгнул, вместе со стулом, от рингтона, на моей рабочей мобиле. - Иисус, что это?!
  - Перфоратор "Зубр-902", с тупым сверлом, на "вареном", бетоне! - Объяснил я, разглядывая имя абонента и раздумывая - Взять или - Послать.
  Победило - Взять.
  - Да. Говорите.
  - Ящерр... Здравствуйте! Это...
  - Здравствуйте, Александр Филлипович. - Поприветствовал я свою головную боль. - Не скажу, что рад... Но, тем не менее, чем могу помочь?
  - А у нас, сеть так и не работает! - Выпалил заместитель начальника отдела службы маркетинга.
  - Поздравляю. Я, предупреждал - работать она, у Вас - никогда - не будет... - Улыбнулся я, своим мыслям. - Кто делал, к тому и претензии. Кажется, это сын, Вашего главного бухгалтера?! Или - кадровички?!
  - Но, по договору...
  - По договору - наша фирма обслуживает ПК и КМТ. - Остановил я, начинающего горячится, зама. - Ни слова о сети - нет. Более того - сеть провели после заключения договора на обслуживание. Должно было быть - допсоглашение! И, самое главное - внимательно посмотрите на календарь!
  - А, что там не так?! - Удивился зам.
  - Дата. - Лаконично ответил я. - Выставляйте, лот по обслуживанию - на сайт. Всего Доброго! С наступившим, Новым Годом!
  Повесив трубку, сделал добрый глоток кофе и широко улыбнулся.
  Семь месяцев, я мечтал ЭТО сказать!
  - Правду говорить легко и приятно! - Признался я, оборачиваясь. - Насчет - "легко" - враньё, конечно... Но - "приятно" - однозначно!
  - Злой ты, Ящерр! - Тяжело вздохнул Гарри. - Пошли, в контру рубанемся, на полчасика!
  - А-а-а! Пошли! - Поставил я чашку на свой чистый стол и, дернув за веревочку, опустил монитор, закрепленный на стене, на кронштейне. - Сейчас, начнем мясорубку!
  Пока я хрустел пальцами, могучее творение "валвы", успело загрузиться, выкинув, на выбор, три креаченных карты, на которых уже вовсю кипело кровопролитие.
  - Dust? - Поинтересовался Гарри.
  - Ну, если второй и два на два - обязательно! - Довольно усмехнулся я, цепляясь к серверу.
  - За терроров! Пошла, волна! - Ощерился Гарри, придвигаясь ближе к монитору.
  "В игру вошли "L&G" и "R&R"!" - Обрадовал сервер участников первоэтажного боя.
  "Волна" и вправду - пошла!
  Противники нам достались не известные, но - Мастера!
  Если бы не Гарри - идеальный ведущий - сидеть бы мне, в минусах.
  - Ящик! - Предупредил Гарри.
  - Вижу! - Ответил я, снимая из В4-6, затаившегося контру. - Чисто!
  - "Слонарщик"! - Гарри, сделал контрольный бросок гранаты, зачищая территорию и установил бомбу.
  - Мог бы и мне - оставить! - Посетовал я, отстреливая ретивого контера, опаздывающего, к финальному взрыву.
  - У меня - "калахан"! Смысл, тебя - ждать?! - Фыркнул Гарри, подпрыгивая на респе.
  Через два боя, свора контеров, в пять стволов, завалила нас, но - подорвалась, не успев разминировать заложенную бомбу.
  Еще через три боя, за нами гонялись уже все семеро, совершенно упуская из виду, что наши коллеги - не дремлют!
  Забросав гранатами очередного контера, Гарри, печально вздохнул:
  - Всё. Кикнули!
  Поставив, оброненную L&G бомбу, я вышел из игры - без Гарри, я могу играть только "мясом". На большее, не хватает ни моих нервов, ни - реакции.
  - Быстро, нас... - Печаль Гарри, не имела границ. - Пойду, дежурного, стукну... Чтоб, своих в обиду, не давал!
  - Чай, пей! - Порекомендовал я, слыша начальственные шаги, за дверью. - ФД, идет!
  ФД - Собственноручно! - внес в нашу комнатку системный блок, тщательно замотанный в несколько пакетов.
  - Посмотришь? - Водрузил он системник на мою часть стола. - Наша, продажа.
  - Что с ним? - Поинтересовался я у стоящей за спиной шефа, молоденькой девушки, одетой во всё розовое.
  - Не включается. Не видит - сеть. Не печатает! - Начала перечислять, розовое чудо.
  - Оставляйте. - Кивнул я головой. - Часика через два, перезвоните - скажу точно, что с ним.
  - Нельзя! - Вздохнула красна девица и распахнув курточку, явила миру форму финпола. - Там, данные... Лет на пятнадцать... Расстрела...
  - Сейчас, винт сниму и будет - можно! - Улыбнулся я. - Съездите, позавтракаете, спокойно...
  Девушка уставилась на меня, как на провидца.
  - Лучше, я - здесь, побуду... - Решила она.
  - Тогда, штаны, лучше - снять. - Пожал я плечами. - Сваритесь! Вешалка у вас за спиной. Чайник - на подоконнике. Чашки - чистые.
  Распаковывая системник, тихо матерился - мало того что его замотали, так еще и скотчем, заклеили! Извращенцы!
  ФД, видя, что девушка деловито разоблачается, незаметно поднял оба больших пальца вверх и тихо смылся, оставив даму на нас с Гарри.
  - Гар! "Питалово", подкинь! - Попросил я, не найдя провода на своем столе.
  Кабель питания, тихо шлепнул по линолеуму стола и замер тонкой, черной змеёй.
  В дверь ввалилась компания из пяти разъяренных парней и замерла, увидев девушку в форме.
  - Это, кто тут, ЛЖи и РыР? - Поинтересовался самый быстрый.
  За их спинами маячил "Ворон" и подавал странные знаки.
  - А, кому - надо? - Поинтересовался я, выдавая свою "фирменную" улыбку.
  - Вы, сейчас, в контру, баттлились? В дасте? - "Быстрый" сделал шаг вперед, угрожающе набычившись.
  - И? - Поднял я бровь, деловито втыкая хвосты, в системник. - "Малину", испортили?
  - Да мы...! - "Быстрый", сделал еще шаг и охнул:
  Провод питания, мгновение назад лежавший на столе, в моих руках превратился в скользящую петлю и лег на его шею, плотно затягиваясь.
  - Вы... Невоспитанные, дерзкие "Чебурашки", припёршиеся в Наш клуб! - Я, чуть усилил нажим и приподнял петлю вверх, заставляя "Быстрого", встать на цыпочки. - Какие-то, проблемы?
  Позади меня, клацнул затвором страйкбольного калашникова, Гарри.
  Это в игре, Гарри - ведущий.
  Здесь, пока - ведомый.
  Но, тоже - идеальный!
  - Мы, хотели позвать Вас на матч - реванш! - Прохрипел, "Быстрый".
  - Не получится. - Я, со вздохом, спустил его с поводка. - Делу время. А потехе - полчаса...
  - Мы, пошли? - Все пятеро, так же стремительно, как и появились, исчезли за дверью.
  "Ворон", радостно покивал головой и последовал за геймерами.
  - Живенько у Вас, тут... - Финполицайша, заворожено разглядывала клон "калаша". - А, разрешение, есть?
  - Пожалуйста! - Протянул бумажку Гарри, убирая ствол в оружейный сейф, замаскированный под нерабочий электрощит.
  - Не надо! Верю! - Замахала руками, девушка. - Не боитесь, что вечером - подстерегут?
  - Нет. - Покачал головой Гарри. - Это - игроки. Через час, придут с пивом. Попросят заценить калаш и - все проблемы...
  - Не... Не придут... - Вздохнул я. - ФД, в офисе. - Если только - вечером...
  - А пива хочется - сейчас! - Призналась девушка.
  - В Вашем случае, не пиво, а водку надо пить... - Отчетливо произнес я. - У Вас - системник - вскрытый.
  "Финансистка", вздрогнула.
  - Сейчас, на влагу и замену железа, проверю... И... Поздравляю! Вас, обворовали...
  - Не может быть! - Девушка блондинка, замерла в полуметре от меня, изучая порезы на стикерах. - У нас...
  - У вас - крыса... - Отмахнулся я, переписывая серийные номера и передавая их, Гарри, для проверки по базе. - Винт и память - не наши.
  - Вы их что - все, в лицо, помните?! - Усмехнулась девушка.
  - Девушка...
  - Эмили. - Представилась блондинка. - Лейтенант Эмили Рядунова.
  - Очень приятно. - Улыбнулся я. - Эмили, Наша контора не возит память "HeroTank" и жесткие диски - "IVM", на два террика.
  - Винт и память - левые! - Подтвердил из своего угла, Гарри.
  - База ведется с самого начала существования фирмы. - Уточнил я. - Если в ней - нет, значит у нас и - не было.
  - Я должна позвонить... - Вздохнула Эмили. - Вы, сможете, дать заключение?
  - Да. Ремонт - на платной основе. - Предупредил я.
  Эмили вышла за дверь, на нашу шикарную лестницу.
  - Хвост, сильно не распускай. - Предупредил я, Гарри. - Во-первых, она -"финик", а во-вторых, на безымянном пальце - след от кольца...
  - Ящерр, ты, сейчас, может быть, убил...
  - А, может, наоборот - спас?! - Подмигнул я напарнику и недрогнувшей рукой, нажал на кнопку Power.
  Системник пикнул, закрутились кулера, но экран остался темным.
  - Сдох, "бобик"... - Резюмировал я, доставая отвертку из выдвижного ящика стола и начиная выкручивать винт. - Винт, протестишь?
  - Может, зря ты его - снимаешь? - Задумчиво протянул американец. - Вдруг они, того, захотят отпечатки, снять?!
  - Заодно, снимут и у меня! - Пропыхтел я, вытаскивая винт из салазок. - Может, у меня богатый дядя, где то умер, а я и не в курсе!
  Протянув Гарри жесткий диск, принялся выдергивать провода на матери - блок питания, тоже мог выкинуть неведомый фортель...
  - Я, договорилась! - Эмили вошла в комнату. - Наши, сейчас, подъедут... Ой... А, вы его, зачем, сняли?!
  - Эмили, мы только делаем свою работу! - Огрызнулся Гарри, подключая винт, к тестовому, компу. - Пока Ящерр комп, тестит, я винтом - занимаюсь...
  Без жесткого диска, компьютер завелся сразу.
  - Можешь, не тестить. - Обрадовал я, напарника. - Винт - горелый!
  Эмили побледнела.
  - Совсем - совсем?! - Уставилась она на Гарри.
  - Ящерр, сказал - горелый! Значит - горелый! - Отрезал Уэбб, откладывая винт, в сторону.
  - Подключи, покажи. - Рассмеялся я. - Это, "финики", они на слово, даже родному супругу, не верят...
  Блондинка - покраснела.
  Гарри, со вздохом, потянулся за отложенным винтом, снова подключая его.
  Тестовый компьютер, надолго задумался и выдал свой вердикт: "жесткий диск не установлен"!
  - А, информацию, с него?! - Задала девушка вопрос и замерла, затаив дыхание, в ожидании ответа.
  - Только через медиума! - Кинул я, быстрый взгляд на руки девушки.
  Кураж, аккуратно дорисовал, на этих ручках, пару дорогих колец и - наручники!
  - Эвона, как... - Вздохнул я и потянулся за мобилой.
  Сотовый, отыграв похоронный марш - отключился.
  Пришлось искать зарядку...
  - Снова, сел? - Сочувственно покачал головой Гарри и протянул свой. - Держи!
  - Пивом - сочтемся! - Подмигнул я, набирая номер и считая гудки, до ответа абонента.
  Трубку подхватили на четвертом.
  - Бук... Ой, извините, номером - ошибся! - Сбросил я звонок и пере набрал номер.
  - Букса! Тебе винты, с названием "IVM", встречались? Может, контроллер есть, на два тера? - Мой собеседник, задумавшись на минуту, ответил бесконечно длинным, матерным выражением, весь смысл которого, сводился буквально к одному слову - НЕТ!
  Букса, наш местный шаман - самоделкин, разговаривал Только на Великом и Могучем, Русском Матерном Языке.
  Хотя и имел, за душой два диплома - гуманитарных и два - технических...
  - Всё, - подвел черту, я. - Только через медиума...
  Эмили, тяжело вздохнула.
  - Пойду, начальство, обрадую...
  - Интересная, девушка... - Пробормотал себе под нос, Гарри.
  - А, представляешь, как ей будет "интересно" узнать, что у нас в подвале - полноценная "качалка", тир и, что, к нам, три раза в неделю ходит инструктор, списанный из отдела "00"? - Охладил его любовный пыл, я, рассматривая девушку через камеру наружного наблюдения, установленную на потолке, над лестницей. - Это еще, я о схронах - помалкиваю...
  Гарри дернулся.
  - Или, представляешь, как ей будет интересно, что три четверти нашего оборудования - "серые"? О! А самое интересное - что ТЫ, между прочим, получаешь зарплату в "конверте", в три раза большую, чем в договоре!
  Гарри, задумчиво почесал переносицу.
  - А, может быть, её заинтересует, что наши дежурные, на вид - "цыплята", а в спарринге - любого пента - уложат? - Продолжал перечислять я, "странности", Нашей фирмы. - Мне, продолжать? Как я зашивал Тебя, после драки? А Твои "творения" - до сих пор, тягают информацию, с закрытых, сайтов?
  - Гад ты, Ящерр!
  - Я не - гад. Я - параноик! А она - не фискал. Особистка. Скорее всего - "русалка" или "баюн". - Утешил я, напарника. - На левом рукаве - пуговица, чуть большего размера, чем на правом.
  - Камера и микрофон... - Понятливо кивнул, Гарри. - Подставляют... Не "наследила", бы...
  В распахнувшуюся дверь, Эмили впорхнула легкокрылой птичкой.
  - Начальство - в ужасе! - "Легкомысленно", призналась блонда. - Сказали - забирай комп и тащи - обратно!
  - Они считают, что смогут, восстановить, инфу?! - Удивился Гарри. - Сами?!
  - Как всегда - обратятся к Буксе... - Взялся за отвертку, я. - Винт, давай!
  Моя подзарядившаяся мобила, снова выдала трель перфоратора.
  - Да. Говорите! - Подхватил трубу, я. - Здравствуйте.
  - Мне нужен, Ящеров... - Испуганный голос, дрожал, ожидая ответа.
  - Слушаю! - Усмехнулся я.
  - "Восход", 357. - Вклинился в наш разговор третий голос и пропал.
  В трубке зазвучали короткие гудки.
  - Испугались? - Понятливо кивнул Гарри. - Я, тоже, первый месяц - пугался...
  - Ящерр! - В кабинет вошел ФД. - Я - домой. А, Ты, сходи в "Ренессанс", пожалуйста! Они с этой сетью - задолбали!
  - Хорошо. - Кивнул я. - Сделаю. Только комп, твоей одногруппнице, соберу...
  Эмили застыла с открытым ртом.
  - Ящерр! Опять, мама, фотографии, сканировать, приносила?! - ФД - влёт - определяет всех виновных - не отнимешь, талант!
  - Ага! - Захохотал я. - Сыночка - "бедный" - домой, МФУ, никак купить не может!
  Эмили, деланно разозлившись, наградила ФД легким подзатыльником и, подхватив с вешалки свои теплые вещи, отправилась в туалет - одеваться.
  Весело посмеявшись, собрал и упаковал, "финиковский", комп.
  Гарри, как галантный джентльмен, помог девушке, донести его до машины.
  Глядя на эту парочку, я почувствовал легкий укол зависти.
  Хорошо, когда тебе 22 года.
  И, когда твоя совесть, совершенно, не обременена, грехами.
  Вернувшийся Гарри, застал меня одетым и перебирающим инструмент.
  - Всё-таки - пойдешь? - Удивился он.
  - Схожу, на прощанье! - Подмигнул я, выкладывая из рюкзака, кабель-тестер и обжимку. - Двери, если что - закроешь сам! Офис, я, закрыл!
  - Так ты - надолго! - Догадался Уэбб. - А у "фискалки", на пуговице, на весах - капля!
  - Вместо монеток?! - Догадался я, о чем идет речь. - Вот, погань -то!
  - Ты, чего?! - Опешил Гарри.
  - Да, так... - Неопределенно ответил я. - Есть, причина... Ладно, где искать - знаешь!
  Покрутившись, не забыл ли чего - важного, допил кофе и сходил, вымыл свой стакан.
  - Может, не стоит, ходить? - Гарри уставился на меня, как на покойника. - Ты ж, бледный, как стена.
  - Готовлюсь к веселому, времяпрепровождению! - Признался я. - Чувствую, этот понедельник - запомнится надолго!
  - Думаешь - подставу, готовят? - Озаботился Уэбб. - Может, ТД, позвонить?
  - Ты, ему, лучше позвони - отпуск, выбей. - Я уселся на свой вертящийся стул и крутнулся сперва по часовой, потом - против часовой стрелки, вслушиваясь в легкий скрип шарнира. - Ну и - предупреди... На всякий, случай...
  Гарри, понятливо кивнул головой.
  Зря говорят, что американцы - тупые.
  - Ладно! - Хлопнул я перчатками по колену. - Сиди не сиди - дело делать - надо!
  - Ага... - Печально согласился со мной, Гарри. - Зато, вечером - пиво!
  - Пиво. Пиво, это - хорошо! - Согласился я.
  Закрыв за собой дверь, спустился по лестнице и вышел на слепящую снежной белизной, улицу.
  
  ***
  1 января 2000 года, Соединенным Штатам Америки, стало не до мирового господства.
  Взорвался супер вулкан - Йеллоустоун...
  Частицы пыли, выброшенные из его недр, облетели вокруг земного шара восемь раз.
  Не знаю, как США справилось с этой проблемой, но над всем миром, повисла реальная угроза оказаться далеко за краем природной катастрофы.
  Землю трясло и качало, тошнило вулканами и заливало - цунами.
  Общий ущерб исчислялся такими цифрами, что только для их осознания, требуется пара - тройка минут.
  Волны, гладили обезлюдевшие острова, а человечество, в сумасшедшем темпе, возводило убежища.
  Слава богам - не понадобилось.
  Наша Старушка, еще раз доказала, что любит, поселившихся на ее поверхности, смешных животных, считающих себя разумными.
  Перетрясло. Передуло. Перелило.
  Успокоилось.
  Теперь, пора успокоиться и мне.
  Переполненный трамвай, набитый спешащими в больницу пенсионерками, покачивается на стыках рельс и неровностях дороги.
  Под стать этому ритму и мои мысли - рваные и неровные.
  Вот и закрылась очень интересная книга, длиной в целых пять лет...
  В мае 2005, ВОЗ, выдала на гора доклад, сделанный британскими учеными - вещество, вырвавшееся из недр вулкана Йеллоустоун, способно излечивать рак!
  Ажиотаж, поднявшийся в мировой прессе, после этого доклада, можно сравнить только с раскрывшейся тайной посещения луны!
  И, хоть американцы на луне и побывали - лекарство от рака, подаренное катаклизмом, стало темой номер один на долгих два года.
  Вещество, получившее название "Терравит" - "ТВ", собирали прямо с поверхности!
  Черпали, в реках.
  За два года, тысячи клинически подтвержденных случаев излечения, от рака, альцгеймера, СПИДа.
  Увы, кладовки природы не бездонны...
  Старушка Земля, явив свою доброту и расположение человеческому роду, вновь успокоилась и оставила нас наедине с нами самими.
  А потом, появился первый "экзот"...
  И паника всколыхнула человечество с новой силой.
  За неполных три месяца, вполне обычный бухгалтер штата Небраска, стал самым состоятельным человеком в мире, затмив и старину Билли и прочих иже с ним.
  Его бухгалтерская программа, написанная, буквально на "коленках", стала лидером продаж.
  Стали появляться люди, с выдающимися способностями.
  Программисты, математики, писатели.
  Объединяло их только одно - время жизни.
  От первого упоминания, до похоронных венков - два месяца.
  Термин, введенный в незапамятные годы писателем Павловым, в его "Лунной радуге", прочно прописался за такими людьми.
  За нами...
  - Следующая остановка - "Восход"! - Обрадовала меня, проходящая мимо кондуктор.
  Громада свежевыстроенного здания издательства "Восход", с удобной стоянкой и веселыми, зеркальными окнами, растянулась на целых сто метров - гигантская, по меркам нашего городишки, цифра.
  Протолкавшись через толпу, выскочил на свежий воздух, поправил рюкзак на плече и замер, осматриваясь.
  - "Хорошо бы, "иномарка"!" - Помечтал я, загадывая наперед.
  В 2009, запасы терравита человечество подобрало до пылинки и заозиралось в поисках его заменителя.
  Синтезировать вещество - не получалось.
  Добывать - нечего.
  Обратили внимание, на внезапно появляющихся вундеркиндов.
  Тут и началась - новая глава...
  В крови "вундеркиндов", терравит, чудесным образом - вырабатывается!
  Достигнув критического предела, терравит превращал заурядную личность в - вундеркинда.
  Хорошо, когда вундеркинд, был добрым и понятным...
  А вот, Польше, например - не повезло.
  Её вундеркинд, обозлённый на Россию, и без терравита - гений - биохимик, создал новый вирус и, так как создавал его дома - упустил!
  Польша, до сих пор - зона бедствия ?1, на территории Европы.
  Не повезло и Украине, лишившейся прилегающих к границе, пахотных земель.
  России, впрочем, тоже - досталось.
  После этого случая, всех вундеркиндов, заставили регистрироваться.
  Во избежание, так сказать!
  Парковка "Восхода", во время обеденного перерыва - сущее бедствие!
  Авто, приехавших на обед, в единственное, на три квартала, "едальное заведение", ставятся едва ли не вплотную!
  Господин Бачлидзе, догадался не только построить офисное здание, но и озаботился животами своих подчиненных!
  На стометровое здание - Шесть! - нормальных, обеденных залов: на первом - три, на третьем - два и на девятом, самом верхнем - один, но зато - на весь этаж!
  Люди, впервые столкнувшиеся с такой заботой, дружно ахнули и теперь в заведениях, круглосуточно, не смолкает лязг челюстей.
  Удобство и качество, помноженные на невысокие, даже по меркам нашего города, цены - сделали эти шесть ресторанчиков, более прибыльными, чем само издательство! А фразы: "пойти к грузину" или "навосходиться" - наиболее полно и точно передавали любовь народную, к сему заведению.
  Перебежав дорогу, замер на краю парковки, как бы вспоминая, где припарковал машину.
  Махнув рукой, пошел по рядам, незаметно разглядывая номера.
  "Ёжежь ты ж можежь!" - Привычно скривился я.
  Авто с номером 357, было - два!
  Обе, вполне приличные иномарки, красная "тойота камри" и серебристая "субару".
  Желудок глухо забурчал, напоминая, что обед - близко, а сладости, купленные для него - далеко!
  "Семь бед - один обед!" - Решил я, что на сытое брюхо - всё решится само собой.
  Проскочив в крутящиеся двери, вошел в лифт и отправился на самый верх.
  Никогда не был здесь.
  Сдавая куртку и рюкзак, улыбчивой девушке - гардеробщице, получил от нее не только номерок, но и записку, с номером телефона и именем - Лена.
  "Значит, всё-таки - "ноль", а не "кураж"!" - Почесал я затылок.
  "Кураж", для экзота - это процесс временного баланса, терравита и физического состояния, организма.
  Можно, только - осторожно! - творить мелкие чудеса.
  "Ноль"... Это - "Ноль".
  В организме - только - терравит, заместивший собой, всё! Лейкоциты, эритроциты - все это превратилось в терравит. Он циркулирует по нашей крови, превращая нас - в волшебников!
  Мы, творим чудеса!
  И, платим за это, самую большую цену - своей жизнью, сжигая, самих себя в пламени, этих самых, чудес.
  А, "первый звонок" - мы становимся совершенно неотразимы, для противоположного, пола.
  От этого "звонка", до могильной плиты - ровно два месяца...
  Два месяца, самой яркой, насыщенной и фееричной - жизни!
  Всего - два...
  Рю Тагава и Семен Волчик, проведя серию опытов, доказали, что кровь "вундеркиндов", вполне себе, замена - природному терравиту. Умолчав, о самом главном - все органы "вундеркиндов" - идеальны для трансплантации!
  100 процентная приживаемость!
  Отсутствие необходимости, в гормональной терапии!
  Только за 2010 - 2011 годы, нас, отлавливали - на органы - десятками тысяч.
  Пока государства, не спохватились - каждый убитый "вундеркинд", хотя, к этому времени, уже - "экзот", это - прибыль, которую они теряют.
  Экзоту, нет нужды работать - достаточно, один раз в два - три месяца, сдать кровь.
  450 миллилитров - 1036 доз.
  Одна доза - 100 "зеленых".
  Для лечения СПИДа, достаточно пяти, доз.
  Для рака - девять - одиннадцать..
  Альцгеймер - пятнадцать.
  В обмен на свою кровь, экзот, зарегистрированный, экзот, получает внушительное пособие и - защиту.
  Зарегистрированный экзот, например, имеет право убить, обороняясь.
  Зарегистрировавшись, мы получаем множество привилегий.
  Но, лишаемся самого главного - мы не можем создать семью.
  Нам отказано, в праве иметь детей.
  И, самое главное - последние месяцы нашей жизни...
  Нам нельзя, прожить их - свободно!
  Государство, "стригущее купоны", с нашей крови, весь наш недолгий век, еще и лишает нас права свободно умереть...
  Два, самых ярких и эффективных месяца нашей жизни - у нас - отнимают, мотивируя это "заботой об окружающих"!
  Уж сколько кошмаров, рассказано обывателю!
  Нет, конечно, мы не ангелы.
  Но и маньяков, среди нас нет.
  Все побасенки, что вы слышите по радио, смотрите на ютубе или узнаете из новостей - враньё!
  И, малая колония, на острове Науру, отнюдь не замышляла мирового господства!
  Колонию "раскатывали" ракетами и снарядами трех флотов!
  Под веселый аккомпанемент ведущих всех новостных каналов, взахлеб, заливающихся о проведении "спасательной операции"!
  Мрази...
  Да.
  Я - экзот!
  Более того, я тот самый мерзкий ублюдок, который не пошел регистрироваться, когда всё узнал.
  Я, не сдавал кровь, чтобы спасать людей.
  Смыв с рук, выступивший через поры на коже, зеленоватый пот, весело улыбнулся - только что, в канализацию утекло, около 15 миллиграмм, чистейшего, терравита!
  Сто пятьдесят тысяч, "зелени", на черном рынке.
  Мой, "чёрный след".
  У каждого экзота - свои особенности.
  Я - умею избавляться от терравита в крови.
  Организм запротестовал, теряя весь свой запас жизненно необходимого вещества.
  Покачиваясь, прошел в зал и выбрав свободный столик, уселся спиной к висящему, на противоположной стене, зомбоящику, в котором, телеведущая, вся такая яркая и цветущая, рассказывала о международных новостях.
  Она и в годы моей далекой юности, косноязыкая и невнимательная к мелочам, брала только внешностью, да очаровательным голосом.
  Вот, опять вылезла...
  Наши органы, не только на трансплантацию годятся, увы!
  Каждый наш орган, при должной обработке - лекарство.
  Вот и эта, старая образина, помолодела не просто так - вытяжка из спинномозговой жидкости, безвестного экзота, вернула престарелой ведущей ее молодость!
  Только против косноязычия - лекарства - нет!
  Молоденькая официантка, протянула мне меню и замерла в ожидании, пока я его изучаю.
  - Большую чашку латтэ, бифштекс, салат "Монтини" и пироженое "Черный лес". - Заказал я, пролистав меню. - Кофе - два. Одно - сразу, второе - к пирожному!
  Официантка, пробежавшись стилусом по экрану планшета, отправила заказ на кухню и предупредила:
  - Бифштекс ждать не менее 15 минут!
  - Не страшно. - Улыбнулся я. - Только, кофе, пожалуйста, принесите, быстрее... А то, я прямо здесь - усну!
  Официантка, вежливо улыбнулась, показав "жемчуг зубов, за кораллами губ", как говорили восточные поэты.
  "... Очередной скандал, разгоревшийся в администрации президента, использовавшей экзотов, как..." - Радостно запел голос за моей спиной.
  "... Что? Как - вышел? Куда? Подождите, здесь плохо слышно! Вернется?" - Знакомый голос, резанул по ушам. - "Хорошо! Я, перезвоню - позже! Нет. Телефон - отключен..."
  Спрятав лицо в ладонях, захихикал - знала бы моя драгоценная любовь, что человек, которого она ищет - сидит за соседним столиком!
  Ирония судьбы - вместе с голосом, изменившимся после болезни, пришлось, соответственно, менять и стиль в одежде и - прическу.
  Канули в лету - мои любимые джинсы и растянутые свитера.
  Канули в лету - длинные, ниже плеч - хайры, собранные в хвост.
  Канули в лету - согнутые плечи и худоба.
  Официантка, поставившая передо мной кофе и салат, посчитала, видимо, что моя улыбка предназначалась ей и хмуро поджала губы.
  - Спасибо! - Вновь поблагодарил я, делая глоток вожделенного латтэ.
  "... О, местных новостях, нам расскажет мой коллега - Олег Ким." - Наконец то заткнулась, "омоложенная", ведущая.
  "... Последствием атаки неустановленных, кибертеррористов, стало отсутствие доступа, на четыре часа, ко всем государственным сайтам, нашей республики..." - Залился "соловьём", неизвестный мне, Олег. - "В течении суток, управление по борьбе с кибертерроризмом, в тесной интеграции с остальными ведомствами, тщательнейшим образом, провело расследование данного инциндента, выявив, многочисленные нарушения, в протоколах безопасности..."
  Услышав слово "инциндент", я "выпал в осадок".
  Куда, куда, девались правила и нормы?! Куда, в какой туманной дали, скрылся наш Великий и Могучий Русский Язык?!
  Кто, пишет текстовки и подводки, для этих, так называемых, журналистов?!
  "... Нет, Борис Федорович! У меня - нет данных, по кибертеррористам! Я, в - отпуске! Нет, мои источники, здесь - вне зоны доступа! Нет, я не могу, связаться! И, нет - я не буду передавать, сюжеты, по телефону! Да, я слышала... Нет, мой источник - компьютерщик, а не - программист! Нет! Вряд ли он, "случайно", знает что-нибудь, о экзотах! Борис Федорович! Я - обедаю! Хорошо..." - "Огнедышащая", в расстроенных чувствах, шваркнула телефон об стол.
  "... Управление по борьбе, всячески отрицает, возможность присутствия экзотов, в неизвестной организации, произведшей, кибератаку..." - Добил меня, неведомый Олег.
  "Знаю я, организацию, "произведшую" эту атаку!" - Хмыкнул я, про себя. - "Сине-белый монополист"! Или, провод, электрический, "рубанули"...
  Пока прислушивался к новостям, умудрился сгрызть весь салат и выпить - кофе.
  Официантка, увидев, что я - затосковал, над пустой посудой, едва заметно кивнула головой и скрылась за перегородкой.
  Через минуту, появилась вновь и поплыла в мою сторону, с подносом, на котором расположился, на белоснежной квадратной тарелке, мой бифштекс.
  Стул, позади меня, противно скрипнул по кафелю пола и моя драгоценная "любовь", поспешила к выходу, накидывая на плечо ремень дамской сумочки.
  Надсадно заверещавший телефон, заставил ее сбиться с шага и отвлечься, сделав одно - единственное, неверное, движение.
  Траектории любви всей моей жизни и - официантки - пересеклись, трагически обрывая, такую короткую и бесславную жизнь, моего бифштекса...
  Пока девушки выясняли отношения, оставил на столе, плату за обед и, старательно делая вид, что происходящее - меня не касается, прошел к выходу.
  Достав номерок, повертел его в руках и замер - 357!
  Пожилая гардеробщица, забрав номерок, исчезла в глубине раздевалки, растворившись между вешалок.
  Принесенная ею одежда, мало походила, на сданную, мною.
  Мою, щегольскую, сшитую на заказ, красно-черную куртку, заменила обычная, сине-зеленая, правда - Halty, а рюкзак, моя мягкая гордость и тоска, сменился на новенький и жесткий...
  В лифте, приткнувшись спиной к стенке, изучил содержимое рюкзака.
  Старенький бук, ненавидимый мною Acer.
  Потертое, черное портмоне и - ключи от авто, с брелоком сигнализации и наклеенной бумажкой, с номером - В313ВАЛ.
  "Ну, что ж... ВАЛ, так - ВАЛ!" - Улыбнулся я своим мыслям, закрыл рюкзак, застегнул куртку и накинул капюшон. - "Посмотрим, что там, за - ВАЛ!"
  На пять миллиардов, переживших йеллоустоунский катаклизм, приходится 0,2% экзотов.
  Десять, миллионов.
  В нашей стране - зарегистрировано - 31.000, экзотов.
  По области - шесть тысяч...
  В моем городе - чуть больше тысячи...
  По статистике...
  Нам нельзя, заводить детей - они наследуют наши свойства.
  Нам нельзя, "обрастать" семьёй...
  Нами пугают детей...
  На нас, зарабатывают - миллиарды...
  Нас разделывают, как туши мясных животных.
  Нас - боятся!
  Выйдя на искрящуюся белым снегом улицу, сладко потянулся.
  Живот буркнул, сожалея, что мало.
  На парковке, освободившейся от обеденного наплыва, стояло всего - то десятка два, авто.
  Автомобиль, с номером В313ВАЛ, заставил меня почесать в затылке.
  Ярко - красная "копейка"!
  "Копейка" - не привычных обводов.
  Чуть сильнее скошенное, лобовое стекло.
  Диски, явная 15"-ка, широкие, в расширенных колесных арках!
  Боковой обвес...
  - Жесть! - Отчетливо произнес я, жалея, что нельзя выразиться точнее...
  Чистенькая "копейка", с тонированными задними стеклами, шипованной резиной и нашлепкой "Ш", на заднем стекле.
  "Ну, да - главное - не выделяться!" - Усмехнулся я, открывая дверь и забрасывая рюкзак на пассажирское место. - "Шутники!"
  Сняв куртку, отправил ее к рюкзаку и устроился на водительском месте, мужественно сдерживаясь, что бы не начать материться.
  Над "копейкой" поработал дьявольский гений!
  Двигатель, убранный в защитный кожух, переехал из под капота, на место задних сидений.
  Судя по "лишним", рычагам - "жигуль" обзавелся полным приводом.
  Сиденья - спортивные ковши.
  Приборная панель - украшена логотипом "BellaOna" и, без единого, стрелочного указателя!
  Соневская акустика и экран.
  Цифры, на рычаге передач, намертво стирали все мечты об "автомате"!
  - Во - влип! - Признался я самому себе, втыкая ключ и поворачивая его в замке зажигания.
  Дисплей моргнув заставкой "белоны", выдал приветственное сообщение и замер, ожидая ввода команд.
  Двигатель "жигуля", мурчал сытой кошкой и на нажатие педали газа, ответил сочным звуком зевающего тигра.
  - Да ты не "Жигуль"! Ты - "Тигренок"! - Рассмеялся я. - Довольный, тигрёнок!
  - Принято личное имя - "Тигренок"! - Оповестила меня система, очень знакомым голосом.
  На дисплее, вместо обычных кнопок, появилось женское лицо, в окружении рыжих кудряшек.
  - Диана! - Вздохнул я с облегчением. - Привет, Солнышко, рыженькое!
  - Рада видеть, снова! - Улыбнулась Диана, изящным жестом поправляя выбившуюся из прически прядь волос.
  - Ну, рыженькая, признавайся, кто мне так подсуропил с машиной?! - Начал грозно я.
  - А что - плохая?! - Сделала "испуганные" глазки Диана. - А я, так старалась!
  - Хорошая... - Признался я. - Только, Ты - забыла - Я, за рулем, последний раз был в 16 лет! А здесь - коробка - механика!
  - Включить режим обучения?! - Подмигнула мне рыженькая, давая понять, что ничего она не забыла.
  Да и не может программа - забыть!
  Диана - программа.
  Точнее, теперь уже, наверное - "искин", как говорят фантасты всех мастей и размеров.
  "Диана" - "Динамический Интеллект Авантюрной НАтуры" - Первый и последний мой опыт, программирования.
  Даже, не так...
  Это, собранные, по всем интернет свалкам, обрывки программ, куски кодов, связанные воедино моим горячечным бредом и выпущенные на волю.
  Богат был, десятый год, на события...
  Воспаление легких, затянувшееся, на долгих две недели и едва не отправившее меня - экзота! - на тот свет.
  Потерянный и вновь обретенный - голос, которым в темноте, до "жидких дел", можно испугать любого гопника.
  И, венец - Диана.
  Когда, в 11-м, на экране моего домашнего монитора, вместо привычной заставки, появилось ее милое личико - думал, всё - "отлетался, Ящерр"!
  За год, выпущенная на волю программа обрела не "подобие" личности - стала - личностью.
  Не знаю, сколько ей пришлось хлебнуть в "своём", мире, но характер у неё - будь здоров!
  Ехидный, озорной, не лезущий за словом в карман...
  И, очень ласковый и ранимый...
  А аватар, подобранный ею, знаю точно - уже не раз, охмурял мужчин!
  - Эй, друг! - Постучал в окно, охранник. - Случилось, чего?!
  - Ага... Педали, вспоминаю! - Честно признался я, вызвав у охранника взрыв хохота.
  - Слева - тормоз. Справа - газ. Посередине - сцепление! - Покачал головой охранник, отсмеявшись. - Что, машину, поменял?
  - Ага... - Вздохнул я.
  - Ты, это... Долго не газуй, здесь... Оштрафуют! - Предупредил охранник и качая головой, отправился отогреваться на свой пост.
  - Эх ты, "неумешка"! - Хихикнула Диана.
  - Ага... Включай, режим обучения! - Решился я, понимая, что сидеть в машине, на людной парковке - идиотизм.
  За пару минут, я, совладал с тремя педалями и медленно, на первой передаче, выехал с парковки, не удержавшись, помахал на прощанье, сидящему в своей будке, охраннику.
  - На газ, сильно не дави! - Предупредила меня Диана. - Триста кобыл! Перестраивайся, в левый ряд... Поворотник, включи, олух!
  Целый час, Диана катала меня по пустынным улочкам, с садистким удовольствием, шпыняла и тыкала носом, в простейшие, ошибки.
  За этот час, я успел взмокнуть, высохнуть, разозлиться, успокоиться, шарахнуться, от неизвестно откуда возникшего джипа, сердито проводившего меня длинным воплем сигнала.
  - Теперь - направо! - Скомандовала Диана.
  Жирный, ленивый голубь, не спеша стартовал из под колес "жигуля", перепугав меня, до звездного неба...
  - Не рви, коробку! - Рявкнула рыжекудрая.
  - А, не фиг было авто, с механикой, подсовывать! - Взорвался я. - Могли и вообще - билет на самолет, взять!
  Следующие десять минут, я крутился по улицам города в гордом молчании.
  Диана - обидевшись, надула губки и отвернулась.
  Выкатившись на центральный проспект, даже не успел испугаться.
  "Тигрёнок", держал дорогу - идеально!
  Полный привод, широкие шины, шипы - благодать!
  В какой-то момент, замерев в недлинной пробке, с ужасом понял - что мне нравится!
  - Диана! Спасибо! Замечательная, машина! - От всей души, поблагодарил я искина. - Хороший, вкус!
  - Не подмазывайся, хам! - Буркнула Диана, но по блеснувшим глазам, стало понятно - я прощен!
  Придавив педаль газа, заставив мотор сердито рыкнуть, заметил, как сосед по крайней левой полосе, испуганно дернулся, прижимаясь к трамвайным путям.
  - Не дизели! - Прикрикнула Диана. - Может, лучше, автопилот, включишь? Он, всяко-разно, лучше тебя, водит!
  - Вот ты...! - Хлопнул я по баранке. - Могла же, сразу - сказать!
  - Что?! И лишить себя, такого удовольствия, как помучить Тебя?! Ни за что! - Призналась рыжая бестия и показала мне язык.
  Проскочив, на мигающий зеленый, с замиранием сердца, выехал на кольцо.
  - Не торопись! - Тут же стала серьёзной, Диана. - Слева - чисто, перестраивайся. Теперь - поворотник - вправо!
  Так, общими усилиями, мы миновали кольцо и выехали на мост.
  На моё счастье - почти пустой.
  - Здесь - сорок! - Погрозила мне с экрана, пальчиком, девушка.
  - Знаю. Ездил. - Огрызнулся я и уточнил. - На автобусе...
  Съехав с моста, миновав огромный парк, по правую руку, снова замерли на светофоре.
  - Я, соскучилась... - Внезапно призналась Диана. - Давно, не виделись...
  - Ох, рыжая - бесстыжая! - Уставился я, на экран. - С чего бы это, вдруг? Или, внимания, интернет зависимых, стало не хватать?
  - Скотина, ты...- На глазах Дианки, блеснули капельки слез. - Поматросил и бросил!
  - Сама, вызвалась! - Жестко напомнил я. - Я, тебя - отговаривал...
  Моя Дианка, не просто - искин.
  Она - координатор нашей группы.
  В тишине, прерываемой возмущенными воплями насилуемой мною коробки передач, проехали мечеть, свернули направо и, через двадцать минут, покинули пределы города.
  Съехав на обочину и заглушив мотор, откинулся в кресле.
  "Всё. Теперь - всё..." - Вздохнул я, отпуская последних, пять лет жизни.
  Пять лет, "многоходовки".
  "Многоходовки", главной целью которой стал необычный жесткий диск, установленный для финансовой полиции.
  Винт, который, непростая девушка Эмили, запросто принесла прямо мне в руки.
  Винт, с частичкой Дианы.
  Винт IVM, с видимым объемом в два террабайта и скрытым - в шестнадцать!
  Как там сказала товарищ Рядунова - "Пятнадцать лет - расстрела?!"
  Дудки!
  Там информация, со всех, хоть единожды вошедших в сеть финпола, компьютеров.
  Всех, это значит и - республиканских.
  Переписка, донесения, приказы...
  И, жизни двух тысяч экзотов...
  Может и моя - тоже, там?!
  Скривившись, отстегнул ремень и вышел из машины, разминая ноги.
  Белые поля, разделенные свежевычищенной полосой дороги.
  Далекие и родные, холмы, переходящие в горы.
  Свежий воздух.
  Слепяще - белый, искрящийся - снег.
  Яркое солнце...
  Это не пятнадцать лет расстрела - это - две тысячи - жизней.
  В отличии от Павловских экзотов, нам бежать - некуда...
  Приходится жить среди людей...
  Как легко и просто скрываться, было мне, умеющему "сливать" терравит.
  Среди нас есть, те - кого я смог научить...
  А, те, кто не научился?!
  Как быть с ними?
  Бросить, сделав красивый жест?!
  "Ах, Вы - помогаете - людям! А потом - Вас съедят!"
  Оперевшись спиной, на корпус авто, поеживался от холода и кривился от своих мыслей.
  Щелкнула дверь, боднув меня и приглашая вернуться в салон.
  Дианка - Дианка!
  - Всё, надышался? - Ядовито поинтересовалась девушка, когда я устроился на сиденье. - Кобзона, включить?
  - Кобзона?! - Мне показалось, что я - ослышался.
  "Не думай, о секундах, свысока,
   Наступит время, сам поймешь, наверное..."
  Зазвучало в колонках.
  - Поймала! - Расхохотался я. - Убила! Найду - женюсь! Никуда не сбежишь! Отомщу!
  - Тоже мне - "Красный дьяволенок"! - Фыркнула Диана. - Народный мститель!
  - Но-но! Святое не - трогать! - Продолжая хохотать, я попытался погрозить искину, пальцем.
  Дождавшись, когда мой истерический смех прекратится, Диана тихо попросила:
  - Верни меня самой себе... - И выдвинула скрытые салазки для жесткого диска.
  Тяжеленный, как мои грехи, IVM, перекочевал из моего кармана в ласковые объятия Дианы, скрываясь в потайном отделении.
  - Переоденься, пока... Одежда, в багажнике. Переднем. - Предложила Диана. - Я, подсматривать - не буду!
  Не зря, ох не зря, моя маман, до сих пор считает Диану - настоящей, живой, из плоти и крови - девушкой.
  А рыжая, ее в этом - не переубеждает!
  Иногда, мне кажется... Нет, я совершенно уверен! - Моя маман, с нетерпением ждет, когда я сделаю предложение руки и сердца - Диане.
  Уж они бы - поладили!
  На мою голову!
  В переднем багажнике, кроме вещей, нашелся термос, с крепким и горячим - кофе, бутерброды с колбасой и - минералка.
  Обо всем, позаботилась, рыженькая!
  Пританцовывая от морозца, принципиально, переоделся на улице, сложил свои старые шмотки в пакет и подойдя к закопченной бочке, бросил их в неё.
  В нагрудном кармане, свежеодетого камуфляжа, настойчиво завибрировало нечто...
  Маленький наушник, телесного цвета.
  Воткнув гарнитуру в ухо, услышал голос Дианы:
  - Слева, в багажнике, жидкость для разжигания костра...
  Наблюдая, как пламя поглощает мою одежду, никак не мой избавится от мысли, что всё это - уже было.
  Стойкое ощущение дежавю...
  Для более точного, чего-то не хватало...
  - Документы и карточки - в бардачок ! Я, модули, деактивирую. А, портмоне - в топку! - Напомнила Диана. - Чего стоишь?
  - Деловая, колбаса! - Усмехнулся я. - И, в кого ты, такая - умная?!
  - Точно - не в тебя! - Отпарировала Диана. - Давай, хватит уже - прощаться. Ехать, надо!
  - Надо... - Вздохнул я. - Надо, так -надо!
  "Тигренок", мягко мурлыкнув, неторопливо тронулся с места, оставляя за моей спиной - всё.
  - Квартиру, твою, почистили! - Начала отчитываться Диана, отвлекая меня от невеселых мыслей. - Наследил ты - знатно... Маму, твою, я предупредила, что ты со мной... Соседке, твоей, телефон я - сожгла!
  Перед глазами вставала моя квартира, в которой хозяйничали, некие, усредненные личности, старательнейшим образом вычищая все следы моего присутствия...
  - Так... Стоп! Что?! - Последняя фраза Дианы, все-таки вывела меня из задумчивого состояния. - Телефон, сожгла?!
  - И, не только - ей! - Довольно призналась Диана. - И, "любви", Твоей, "Вечной" - Тоже! Давно, хотела это сделать!
  - Злая, ты! - Уставился я на дорогу, закусывая губу, чтоб не рассмеяться. - Боюсь я, тебя!
  - Я буду с тобой - нежной! - Пообещала эта рыжая ехида и послала мне, воздушный поцелуй. - Наверное...
  - Вот именно это, меня и пугает - больше всего! - Сказал я, внимательно наблюдая за дорогой. - И, с мамой, ты - поговорила!
  - Твоя мама, мне - верит! И, очень, меня - любит! - Со вздохом, "обрадовала" меня Диана.
  - По моему, даже больше, чем - меня! - Скривился я. - А верит - однозначно - Тебе!
  - Скорость, сбрось... Там знак был - 60! А впереди - стоят, рыбачат... - Деловито предупредила Диана.
  - Спасибо.
  - Не во что, Дорогой!
  - Вот, же - язва!
  - Лучше - всех!
  - Однозначно!
  Что-то я забыл...
  А, да...
  Я, самый старый экзот...
  11 лет от первого куража, до - ноля...
  Вот так...
  
  ***
  
  "Жигуль", деловито крутил колесами, наматывая километры, оставляя за собой наши никакие дороги и какие-никакие, но - придорожные забегаловки.
  Освоившись с коробкой передач, уже не задумывался о педалях и давил на газ, лишь изредка, сбрасывая его, по команде Дианы.
  Снежная белизна, стала верным попутчиком и гарантом моего самого любимого чувства - одиночества.
  Диана - не в счет.
  Диана...
  Это - Диана и этим, всё сказано.
  - Обработка данных - завершена. Передача данных - завершена. - Обрадовала меня моя любимица. - Выходим из зоны уверенного коннекта. До следующей зоны приема-передачи, один час, десять минут.
  - Нашла? - Полюбопытствовал я.
  - Нашла... - Тяжело вздохнула девушка. - Много, чего... Нашла...
  - Расскажешь?
  Девушка на экране, отрицательно покачала головой.
  - Ну, не очень то и хотелось! - Сделал я вид, что увлечен дорогой. - В следующий, раз...
  - Что, даже музыку не включишь?! - Удивилась Диана. - Совсем, плохой, стал.
  - Водитель, я - плохой... - Напомнил искину свою слабость, я. - А, музыка - будет отвлекать!
  - Дорога, на полсотни километров - пустая... - Мягко улыбнулась рыжая красотка.
  В ответ, придавил педаль газа и переключился на пятую.
  - Эй! Не гони! - Заверещала Диана.
  - Не отвлекай!
  Красный "жигуль", получив шпоры, стремительно рванул вперед, в восторге порыкивая двигателем.
  Да, я делаю то, чего не рекомендуют психологи - "оживляю" технику, приписывая ей, не свойственные звуки, эмоции...
  Мне нравится, окружать себя одушевленными вещами.
  Лучше одушевленные вещи, чем бездушные люди!
  Стрелка спидометра легла на цифру 160 и замерла.
  На такой скорости, одно неверное движение рулем, выбоина на дороге и - всё!
  А, дорога - Зимняя!
  А, дорога - Хреновая!
  А, дорога - Наша, Родная!
  В очередной поворот, вписался уже с трудом - спасибо всем наворотам и шипованной резине, иначе закопался бы в кювете.
  Сбросив газ до разумных 60 км\ч, больше на газ не давил - прошла "хочушка".
  - Диана... - Обратился я, к своей красавице. - Ты, с "клопов", всё, сняла?
  Диана, сделала вид, что задумалась.
  - Меня интересуют, "клубные" и - последний, "финиковский". - Уточнил я.
  - Клубные... - Забурчала Диана. - "Финиковский"! Ну и сленг, у Тебя...
  - Ди-а-на! - Растянул я имя, давая понять, что все серьезно.
  - Сняла, записи, сняла... - Иногда моя рыжая прелесть, такая несносная, ворчунья...
  - И? Мне начать - материться?
  Матов, рыжая бестия - не переносит.
  Особенно - от меня.
  - Тихо, в клубе. - Начала отчитываться рыжая проныра. - Гарри, хвост распускает. Перед Твоей, "Вечной любовью". А, та и рада! Грымза!
  - Да что ты так к ней привязалась?! - Не выдержал я. - Уж кончилось всё, давным - давно! Еще, между прочим - до Тебя! И, вообще - не хорошо так! Ты же ее - не знаешь!
  - Уверен?! - Усмехнулась Диана. - Забыл, кто - я?! Хочешь, расскажу, зачем, твоя "не до бывшая", приехала? Или...
  - Стоп! Прекрати! - Рявкнул я, одновременно нажимая на тормоз.
  "Жигуль" расчертил на плотно сбитом снегу ровный ряд полос от шипов и замер.
  - Диана. Пожалуйста. Я, не хочу знать... Ничего, не хочу знать о ней. Не заводи, меня. Я, всего лишь, хотел узнать, нашли моё заявление или нет.
  - Офис - закрытый... - Сбросила обороты, Диана. - Камеры - отключены, кстати...
  - Знаю. - Усмехнулся я. - Моя, работа. И, не отключены - просто - занавешены...
  - Нет - отключены! - Показала мне язык, рыжая.
  - Думаешь - шарится, кто-то?! - Изумился я.
  - Судя по звукам - очень, даже - энергично, шарится! - Диана - на - экране, сменила вечерний наряд и прическу, на военный камуфляж и затянутый, в конский хвост, волос.
  - Ы-ы-ы! - Я, задумался. - Включай, "паранойю"!
  "Паранойя", это наше, сугубо наше, конторское, изобретение.
  На что уж я - параноик, но наш ТД...
  Когда мы обкатывали наше изобретение, в первый, он же - последний, раз, окна, вылетели вместе с рамами.
  А мы, с ТД, две недели, разговаривали исключительно - Очень Громко.
  По-простому говоря - мы, орали!
  Акустический удар, в исполнении нашего творения, заставлял разлетаться бутылку из-под шампанского, не хуже противопехотной гранаты.
  Во избежании, повторного вылета окон, мы усовершенствовали систему, добавив защитные ставни, изнутри. На двери, поставили, просто так - до кучи...
  Проверять - не решились...
  - Окна - заблокированы. Дверь - заблокирована. - Скороговоркой, отчиталась моя милитари-душечка. - Активация "паранойи"!
  - Интересно, что там, получилось?! - Задался вопросом я. - А, главное, кто там, был?!
  - А, окна - снова - вылетели! - Просто констатировала факт, Диана. - И, на первом этаже, кстати - тоже!
  - Откуда, знаешь? - Удивился я.
  - Камера из магазина - напротив! - Диана уступила место на экране, кадрам с камеры наблюдения.
  Наблюдая, как из окон родного офиса полетели блестящие брызги, я присвистнул.
  Феерическое, доложу я вам, зрелище!
  - ФД, повесится... - Прикинул я масштаб разрушений. - Интересно, кто же там - был?!
  - Вскрытие - покажет! - Легкомысленно хохотнула Диана, вновь меняя наряд, в этот раз, на весьма откровенный - купальник.
  Я - залюбовался...
  - Глаза, не сломай! - Диана "накинула" легкий халатик.
  - Пороть тебя - некому. И мне - некогда... - Вздохнул я, отводя глаза и трогаясь с места. - А у "фиников", что?
  - Будешь смеяться, но у них, действительно - все проблемы были с нашим винтом! - Диана, сосредоточенно куталась в халатик. - Сейчас они, старательно, ищут крысу!
  - Овощ, в помощь! - Злорадно улыбнулся я. - Флаг в руки, горн в зубы и барабан - на шею!
  - Злой, ты!
  "Жигуль", неторопливо, набирал скорость, цепляясь всеми своими четырьмя шипованными колесами, за поверхность недавно очищенной дороги.
  - Фары, включи! - Порекомендовала Диана. - И, вообще, не желаешь остановиться? Кофе - попить, документы - изучить?
  - Нафига, фары?! - Удивился я. - Светло, же!
  - Шесть вечера! - Расхохоталась рыженькая, сменившая свой халатик, на деловой офисный костюм. - Просто у тебя, на лобовом стекле - проецируется картинка дороги! А за окном, между прочим - уже - темно!
  - Машина Джеймса Бонда! - Искренне восхитился я. - Может, она еще и плавать, умеет?
  - Машина Бонда - по сравнению с этой - жалкая поделка! - Диана, встала грудью на защиту "Жигуля".
  - То есть - плавать - не может?! - Начал издеваться, я. - А - летать? Тоже, нет?! Фи!
  Диана злобно запыхтела.
  - Ну, о скрытом оружии, думаю, можно тоже - не мечтать... - Вздохнул я. - О! Понял! Она может стать - невидимой!
  - Ну, адаптивный камуфляж - есть... - Загадочно улыбнулась Диана. - И, еще, кое-что!
  "Жигуль", внезапно, перестал слушаться руля.
  Двигатель взревел и меня, очень даже чувствительно, вжало в сиденье.
  Цифровой спидометр, изменил цвет на бардовый и начал отсчитывать цифры: 110... 150... 220... 260... 300!
  - Убьешь! - Я судорожно вцепился в баранку, понимая, что теперь, от меня, ничего не зависит.
  За лобовым стеклом, стало темно.
  - Держись! - Предупредила стервочка, впившись в меня своими зелеными глазищами.
  "Жигуль", задрал нос взбираясь на горку и промчался мимо патрульной машины, сдувая ее с дороги, потоком воздуха.
  Хорошо, что пент стоял в шапке - фуражку, в темноте - не нашел бы, никогда!
  Перелетев через горку, машина зависла в воздухе на мгновенье и ринулась вниз.
  - А, теперь - самое сладкое! - Диана мстительно облизнула губы. - Держи, руль!
  Момент, когда, колеса "Жигуля" коснулись убитой в хлам дороги, останется в моей памяти навечно!
  По крайней мере, на оставшиеся два месяца - точно!
  В темноте.
  На высокой скорости.
  Жесть!
  Адреналин рванул так, что само время - замедлилось!
  Где-то, краем сознания, я понимал, что Диана страхует, но...
  Проклятая дорога, оказывается, на спуске забирала круто влево!
  "Жигуль" - не самолет!
  Вылетев на снежную целину, взметнув за собой длинный хвост снега, авто помчалось по неровному полю, заметно сбрасывая скорость.
  Иногда, подвеска не успевала полностью отработать и нас подкидывало вверх, заносило, как на ледовом шоу.
  - Газ - в пол! - Рявкнула Диана.
  Так я и сделал.
  "Жигуль" вновь выровнялся и, как мне кажется - приподнялся, над полем.
  - Шестую! Живей!
  "Воткнув" шестую передачу - с замиранием сердца и сладким ужасом - вновь нажал на газ.
  Дорога, свернувшая влево, сделала петлю и вновь вернулась под колеса.
  В облаке снежной мути, "жигуль", ощутив под колесами, хоть и плохенькую, но - дорогу, вновь довольно рыкнул мотором.
  - Пошутили и - хватит! - Решил я, убирая ногу с газа.
  - Ну... - Разочарованно отвернулась моя мучительница. - Так - не честно!
  - Ага! Лучше - чтоб у меня, сердце - встало?! Изверг ты, моя рыжая!
  - Всё, под контролем, было! - Мурлыкнула, Дианка.
  - Не люблю, когда все - под контролем... - Вздохнул я. - Обожаю - импровизировать!
  - Ну, теперь, можешь импровизировать, сколько влезет! - Диана сняла камуфляж и включила - фары. - У тебя - вся жизнь - впереди!
  - Диан... Я по "буку"... Зря, ушел... - Начал своё признание, я.
  - Ну, в принципе - да. - Поспешно согласилась моя координатор. - Мог еще, пару месяцев, отработать!
  - Диан... У меня - всего - пара, месяцев... Всё, Чудо моё, рыжекудрое... "Конечная", у меня... "Ноль".
  Экран погас.
  Ей - хуже.
  Ей - страшнее!
  У неё - Нет! - мамы и папы.
  Ей, не к кому - прижаться и выплакаться.
  Она - одна.
  Программа, обретшая - Личность в сетевом мире, с людьми, личность - потерявшими...
  Даже создатель ей достался - непутёвый...
  Я - люблю, её.
  Только это - Тайна!
  "Прости, меня, Золотая..."
  - Не за что... - Диана вновь вернулась на экран. - Съезжай, на обочину - будем новости, смотреть!
  Припарковав машину, вышел на свежий воздух - "подышать".
  Заодно, разыскал в багажнике сумку с кофе и бутербродами - не настолько я потрясающий водитель, чтобы есть и пить на ходу.
  Да и, никчему, это.
  Январская ночь.
  Степь.
  Дубак.
  И - Звезды!
  Как же я мечтал дотронуться до них!
  Развал Союза, а позднее - Йеллоустоун - все похерили!
  Мечты, миллионов, советских мальчишек - ВСЁ!
  "Тварь, "меченая"!" - Привычно помянул я, последнего генсека Страны Советов. - "Развалил все и сдриснул, в Германию..."
  Звезды, пялились на меня с небес, подманивая своими острыми лучиками.
  Может быть, где-то там, в лучшем из миров, уже скользят, от звезды к звезде - Наши, корабли?
  Какие, они?
  Белые или серебристые?
  Красивые или - строго функциональные - "кирпичи"?
  Может быть, они похожи на Ту-144, взлет которого я видел в детстве, из окна другого, самолета?
  Прекрасная, стремительная белая птица, опустив свой острый клюв, скользила, разгоняясь по взлетной полосе...
  Говорят, что красивее старта Ту-144, только старт стратегического "Белого лебедя"...
  - Не замерз, еще? - Поинтересовалась в гарнитуре, Диана. - Возвращайся... Пожалуйста!
  Закрыв багажник, чертыхнулся - снова, оставил сумку с припасами, внутри.
  Склеротик!
  Вернувшись в салон, передернул плечами - мороз, однако!
  Градусов, 25, уже есть - однозначно!
  Заставка городских - сетевых - новостей, переливалась на экране, потеснив Диану.
  - Ну-с, ща по-зырим! - Потер я руки, предвкушая зрелище.
  - Фу, как не культурно! - Прокомментировала моё высказывание, "строгая училка", с левого... Нет, правого, нижнего угла, экрана.
  - "Ханжа"! - Всплеснул я, руками. - Совсем, от народа, оторвалась!
  - Ширинку застегни, народ! - Парировала "училка". - Новости, смотреть будешь? Или - девочек, включить?!
  - Дианка! Ты! Хоть раз! На моем компе, порнуху, видела?! - Разозлился я.
  - Нет. - Призналась рыжая. - Ты, ее - на дисках, держишь, да?!
  - Нет, блин, в "облаке"!
  - "О, сколько нам открытий чудных..." - Начала декламировать стервозочка, но - осеклась. - Не видела...
  Восстановив справедливость и свое честное имя, с чувством глубокого удовлетворения, я принялся шарится по новостному сайту.
  Сюжетов, о "взрыве в офисе "Полиномиала"", было целых три!
  Один -официальный.
  Один - от местных, папараци.
  И, один - от "Огнедышащей", снятый на сотовый телефон и выложенный в сеть, ровно через десять минут, после срабатывания "Паранойи".
  С него я и начал.
  "Сегодня, в 16 часов 34 минуты, в офисе компьютерной фирмы "Полиномиал", прозвучал взрыв..." - С места в карьер, кинулась "Огнедышащая", появившись на экране, на считанные секунды.
  Камера смартфона, обвела разгромленное помещение, старательно демонстрируя - разруху.
  "Да, уж... ТД - голова, не поспоришь!" - Восхитился я. - "Эта его идея мультифокусировки, акустического удара - вещь!"
  Сорванные с потолка светильники - светодиодки, продолжали освещать помещение, болтаясь на проводах. Экраны обеих мониторов - вспучились.
  Наш элегантный стол, по прозвищу "Фаллоимитатор" - приказал долго жить.
  Целым, сравнительно, остался диванчик, обсыпанный штукатуркой.
  "Судя по повязкам, подрывники принадлежат, к так называемой, группировке "Освобождение от порабощения", запрещенной на территории России и еще множества государств..."
  Камера выхватила Гарри и "Ворона", сноровисто вяжущих тайсами, ничего не соображающих, "подрывников".
  "Ага, снимал - NetHim!" - Удовлетворенно кивнул я, чувствуя руку мастера. - "Текстовка, несомненно - её. А вот монтаж..."
  Я, остановил воспроизведение и принялся рассматривать нижний правый угол.
  Полупрозрачные буковки "NH", обмотанные колючей проволокой - присутствовали, подтверждая мою догадку.
  Да и не мог, никто, так быстро сделать монтаж - кроме него.
  Это по внешности, он - раззвиздяй, каких мало.
  Но, стоит его заинтересовать - всё! - тушите свет!
  Один из подрывников, судя по промелькнувшим кадрам, умудрился попасть в фокус, удара.
  Головой.
  Его безголовый труп, мелькнул на секунду - ну не может, NetHim, не добавить "перчика"!
  Уверен, "Огнедышащая", заметила трупак, уже выложив сюжет в сеть!
  "На данный момент мы ожидаем прибытия правоохранительных органов. Среди работников фирмы и посетителей - жертв нет, благодаря системе безопасности..." - "Огнедышащая", сделала паузу и закончила сюжет, своим стандартным: - "С Вами была Ольга Огнёва"!
  Местные папараци, смогли добыть кадры из магазина напротив, слегка разнообразив, видео ряд.
  Особо поснимать, им видимо не дали, приехавшие "правоохренительные органы"...
  Официальный сюжет, с подтверждением, что подрывники - "ОоП", длился всего тридцать секунд и кадров с места взрыва в себе не нес.
  - Жесть... - Вздохнул я. - Стоило, только мне уйти! Представляю, как меня там, сейчас - склоняют!
  Вместо ответа, Диана включила совсем другую картинку, судя по бегущим секундам - напрямую подключилась к камерам наблюдения, установленным в нашей с Гарри, мастерской.
  "Огнедышащая" сидела на моем стуле, зябко поеживаясь под накинутой на плечи, моей, рабочей, курткой.
  Диванчик из офиса, переехал к нам и на нем устроились ТД, ФД, "Ворон".
  NetHim, стандартно, устроился притащив свой стул, из клуба.
  - Суки! - Бушевал ТД. - Ну, Мы то им - Зачем?!
  - Им - всё равно - кого... - Огнёва, тяжело вздохнула. - Им, лишь бы - погромче!
  - А эти... "Ваш работник, не мог..." - ТД, подхватил стоящую на полу бутылку с пивом и приложился к горлышку. - Не мог! Он, в этот клуб - ПЯТЬ ЛЕТ! - вложил!
  - А, может - мог? - Задумчиво поиграл полупустой бутылкой, ФД. - Заявление, же - написал...
  - Нет. - Гарри отрицательно помотал головой.
  - Если написал, заявление - точно не он! - NetHim, многозначительно фыркнул. - А что это за пункт, такой?
  - Разглашение личных данных работника... - ТД, помрачнел. - А всё -Ты - виновата! Рад, будет! Ага... Обрадовался...
  "Огнедышащая" помрачнела, в ответ на обвинение.
  - Мне, уйти?! - Дернулась она, впрочем, даже не пытаясь приподняться.
  - Смысл? - ФД, горько расхохотался. - Мы - не он!
  - Так и не простил... - "Огнедышащая", крашенная брюнетка, с выразительными чертами лица и - похудевшая, вздохнула.
  - Ну... Как-то по пьяни... - Начал NetHim, почему-то уставившись взглядом в камеру. - Он сказал, что благодаря Тебе, он научился не Прощать, а - Прощаться...
  - Вот, NetHim! - Восхитился я, его памятью. - Он же, "мертвый", был, стервец!
  Судя по двум пустым ящикам из под пива, контора заседала уже давно.
  У обоих директоров запищали телефоны.
  Я рассматривал лица людей, с которыми проработал пять лет.
  ТД, при разговоре, мрачнел и все сильнее выпячивал челюсть.
  ФД - наоборот - просветлел и повеселел, а затем, враз - замер и напрягся.
  - Дверь вскрыли "дыроколом". - Сообщил ТД. - Взрывных устройств, два. Не сработали - оба...
  - Тогда, что - рвануло?! - Удивилась журналистка.
  - Не могут, понять... - ТД, пожал плечами - рассказывать о "Паранойе" - не стоило...
  - Звонила моя знакомая, из финпола. - Порадовал ФД. - Они считают, что нас посетили, из-за них...
  - А, Ящерра, нашли? - Оживился "Ворон".
  - По их мнению, Ящерра следует искать... На дне реки... - Мрачный ФД, глотнул пива. - Тебе, Гарри, приставят охрану. Страховка, покроет ремонт. От "фиников", будет премия...
  - Погоди! Как - "на дне"? - Изумился NetHim. - С чего это?!
  - К чёрту, домыслы! - ТД, открыл новую бутылку.
  - Интересно, он за расчетом, придет? - Поинтересовался в воздух, ФД.
  - Ни за что! - Расхохотался я.
  NetHim, странно дернулся и вновь уставился прямо на меня - в камеру.
  - Отключай, рыженькая! Насмотрелся... - Решил я, допивая кофе. - Лучше, давай по документам, пробежимся!
  - Давно, пора! - Диана отключилась от видеонаблюдения и на экране появилось моё лицо.
  С карими, глазами!
  - Линзы - в бардачке! - Предупредила искин. - Документы - там же!
  - У-у-у-у! Как же я ненавижу... - Взвыл я, представляя процедуру одевания, линз. - Мерзость!
  - Терпи! - Диана довольно улыбнулась.
  Достав из бардачка пакет с документами и контейнер с линзами, вздохнул и начал преображение.
  Линзы - в глаза.
  Проглотить - модулятор голоса.
  На ладони - тонкие пленки биоперчаток.
  Две инъекции - в скулы.
  Маленький порез - над левой бровью.
  Через десять минут, с экрана на меня смотрел - не я.
  Некто, слегка, похожий.
  - Раз. Раз, два, три, четыре, пять! - Модулятор, смягчил тембр моего голоса, превратив, в симпатичный баритон.
  - Какой, красавчик! - Хмыкнула рыжая выдерга, критически осматривая полученный результат. - С пивом - пойдет...
  - Не "с пивом!", а - "под пиво!" - Согласился я. - Кого-то, он мне напоминает...
  Достав, паспорт - присвистнул.
  - Рудольф Райер... Дианка, Вы что - обкурились?!
  Рудольф Райер, дважды чемпион мира, по автогонкам!
  - Нравится? - Мурлыкнула моя засада. - Я - старалась!
  - Его же, каждая собака - знает! - Я сидел в тихом ступоре. - И, он моложе меня, на десять лет!
  - На семь! - Поправила, Диана. - И, вот уже три года, Руди - не выступает!
  - Всё равно - жесть!
  - Жесть. - Послушно согласилась моя красавица. - Зато и лезть - никто не будет!
  - Где он, сейчас?
  - Клиника "Плачущих ангелов". Передоз. В очередной, раз... - Пояснила Диана. - Всё? Насмотрелся? Тогда - поехали! Тебе надо быть в Омске, в три утра!
  Избавившись от излишков жидкости и убрав "жральную" сумку обратно в багажник, завел "жигуля" и выехал на трассу.
  - Через двадцать минут, будет заправка! - Сообщила Диана, мониторя дорожную обстановку. - Там же, пост, пентовский.
  "Жигуль", на полном приводе, оказался чертовски прожорливым - на стошку км, ел почти пятнашку бензина, тигрятина жадная!
  Хорошо, что бак на сто литров!
  Яркие огни бензозаправки, видимые километров за пять, ярким заревом, поманили "голодного зверя", изящно наманикюренным, пальчиком.
  - Нам - 95! - Предупредила Диана, когда я, съехав с трассы, начал подкрадываться к бензоколонке.
  - "Нам бы - ням-ням, бы! Буль-буль, бы, нам бы!" - Вспомнил я, "путешествие за золотым руном".
  - Ну и память у тебя! - Восхитилась Диана, через минуту.
  Видимо искала, откуда - фразочка.
  Сонная кассир, разбуженная моим осторожным стуком монетки в стекло, получив плату, снова сложила голову на руки.
  Открыв горловину бензобака и сунув туда "пистолет", принялся изучать окрестности.
  Подкативший внедорожник, наполненный гулом музыки и мужским гоготом, как мерзкая клякса на белом листе бумаги, заставил меня напрячься.
  Водитель, вывалившийся из салона, по-хозяйски обошел своего "коня", попинал колеса и забарабанил в стекло кассы.
  Постовой, сидящий за освещенным стеклом своей будки, натянул фуражку - в такой мороз! - и направился к выходу.
  Стоило ему появится в дверях, как задняя дверь внедорожника открылась, из нее выскочила девичья фигурка и устремилась к пенту.
  Не успела девица!
  В пяти шагах от внедорожника, ее перехватил водитель, схватил за талию, забросил в салон, из которого раздался пьяный хохот.
  Пент, припустил во все ноги, к внедорожнику.
  Водила, оттопырив средний палец, демонстративно-неторопливо, плюхнулся на свое место, завел мотор и сорвался с места, обдав подбежавшего полицейского, снежной пылью.
  - Вот, с...! - Полицейский, в сердцах, снял фуражку и швырнул ее оземь.
  Закрутив крышку бензобака, начал, с интересом, ожидать продолжения.
  - Ты - видел! - Обратился ко мне, молоденький полицейский. - Теперь, пока я свою трахому, отогрею - уйдут, полями, сволочи!
  - Давай, на моей... - Услышал я свой спокойный голос и взвыл!
  - На Жигуле?! Издеваешься?! - Изумился мужчина.
  - На - Жигуле! - Расхохотался я, чувствуя, как начинает закипать в жилах, адреналин. - На, Жигуле, черт возьми!
  Пент, замер, рассматривая меня.
  - Садись! - Открыл я, пассажирскую дверь.
  - Ох, ё...! - Заглянул в салон, полицейский.
  - Смотрим или едем? - Полюбопытствовал я, устраиваясь на водительском месте.
  "Ненормальный"! - Выдохнула в гарнитуру, Диана.
  Пент, ловко запрыгнул на пассажирское сиденье и сразу - пристегнулся.
  На экране крутился логотип "BellaOna".
  - Ноги, с педалей! - Приказала Диана и "Жигуль", рыкнув мотором, рванул с заправки.
  Несколько мгновений, Диана полностью контролировала машину, давая мне время.
  - Дальше - сам! А то, пент и так уже - нервничает! - Моя рыженькая кудряшка, хихикнула в наушнике. - Семьсот метров, по дороге...
  Придавив педаль газа, переключился на четвертую, следом, воткнул пятую.
  "Тигренок" заурчал, почувствовав кровь.
  Фары, я включить забыл.
  Челюсть пента, норовила отвалится.
  Внедорожник, внезапно сбросил скорость и начал вилять из стороны в сторону.
  - ! - В одном слове, сказанном моим попутчиком, уместилось столько...
  Велик и Могуч, Русский, Матерный!
  Через минуту, "Тигренок" "повис" на бампере внедорожника.
  От великого ума, я, включил фары...
  Водитель джипа, "поймав зайчика", одновременно нажал на газ и - дернул рулем.
  Коробка - автомат, незатейливо сделала свое дело - добавила скорости и перешла на передачу вверх.
  Черный "крузак", юзом, ушел с дороги в кювет, с хрустом вминаясь капотом, в торчащий из-под снега валун.
  Через лобовое стекло, кто-то, "вышел" и размазался по камню.
  - Всё! Приехали! - Пент, замер.
  Мне, для остановки и разворота, понадобилось еще целых тридцать секунд!
  Подъехав к кювету, мы, спустились вниз.
  Обе подушки - отработали на ура.
  Водителя и пассажира - прочно зафиксировало к сиденьям.
  Дернув ручку задней двери, услышал скрежет металла.
  - Брат, помоги! - Услышал я, голос, с переднего сиденья, обрываемый, пистолетным, выстрелом.
  - И, второго! - Тихо посоветовал я, ныряя в темное нутро внедорожника.
  Раздался второй выстрел.
  Пент, чем то зашебуршал, на переднем сиденье.
  - Застрелились! - Громко сказал он.
  Девушка, оказалась зажата между сиденьями.
  Только я чертыхнулся, что придется бежать в машину, за ломиком, как переднее сиденье, зажавшее девушку, с треском, сдвинулось вперед.
  Подхватив хрупкую фигурку потерявшей от боли сознание, легко вытащил ее наружу.
  В салоне и вокруг, сильно пахло бензином.
  - Аптечка - в багажнике. Там -же - надувной матрац! - Диана тяжело вздохнула. - Ненормальный!
  - Багажник - открыть! - Скомандовал я, надеясь, что наивный полицейский, поверит истории, о голосовых командах.
  Выбравшись на дорогу, положил девушку под свет фар.
  Из открытого багажника, достал аптечку и аварийный матрац - надувающийся, от легкого нажатия на определенное место.
  Пент, замер, наблюдая за моими действиями.
  Перекладывая девушку на надувшийся матрац, заметил, что ее руки скованы наручниками.
  - Как, она? - Полицейский, встал на колени, рядом, снимая с нее наручники.
  - Переломы, легкое сотрясение мозга... - Начала перечислять, Диана. - Ребро, пробило легкое...
  - Плохо. - Сообщил я, полицейскому. - Совсем - плохо!
  Доставая из аптечки лекарства, понимал - пока приедет скорая - будет, поздно.
  - Ты, чего - замер? - Удивился пент.
  - Держи, ее! - Со вздохом потребовал я, доставая из аптечки, скальпель.
  Пент, напрягся.
  Девушка, застонала.
  - Потерпи, моя хорошая! - Склонился я над ней, разрезая ее кожаную курточку и одежду. - Потерпи, солнышко, умничка! Скоро - все пройдет! Будет - прохладно и - только!
  Пока я заговаривал ей зубы и отвлекал - полицейского - сам, с сумасшедшей скоростью, вытягивал из своей крови, терравит.
  Прозрачные, зеленоватые капли, стекали по ручке скальпеля и собирались на его лезвии, чтобы в следующее мгновение, оказаться в крови девушки.
  Симпатичная шатенка, чувствуя прикосновения ледяной стали, открыла глаза и уставилась на меня.
  - Сейчас - будет - больно! - Предупредил я.
  Девушка, закусила губу и кивнула, соглашаясь.
  И, изогнулась, от боли!
  Терравит.
  Волшебное средство.
  - Терпи, терпи, терпи! - Как заезженная пластинка, твердил я, прижимая к себе, девушку.
  Терравит.
  Проклятье экзотов.
  - Терпи, хорошая моя! Терпи! - Я мысленно представлял, как оттягиваю на себя ее боль.
  Еще раз выгнувшись дугой, девушка закашлялась, разбрызгивая сгустки крови.
  Повернув ее на бок, свободной рукой достал из аптечки наполненный лекарством шприц и вколол ей под лопатку.
  Девушка, дернулась и прокашлявшись, задышала ровно и спокойно.
  - Что ты... Ей вколол?! - Глаза полицейского стали круглыми.
  - Терравит. - Соврал я. - Пятнадцать кубиков...
  В крови этой симпатичной, длинноволосой шатенки, сейчас булькало не пятнадцать, а все - сорок, кубиков...
  Через сутки, она будет танцевать.
  - Ты, кто? - Пент, не знал, что ему делать.
  - Я? Я - Руди Райер! Слыхал?
  - Ру-уди... - Одурманенная, обезболивающем, девушка попыталась сесть. - А, я - Ксения...
  - А, я - Егор! - Представился полицейский.
  - Ой, как холодно... - Ксения попыталась плотнее закутаться, в порезанную мною, одежду.
  - Одеяло, придурок! - Рявкнула Диана.
  Завернув Ксению в одеяло, посмотрел в глаза Егора.
  - Позаботишься, о ней?
  В кювете, сухо треснуло и взметнулось вверх жаркое, бензиновое пламя, жадно пожирающее остатки внедорожника.
  - Нет. - Покачал головой, Егор. - Город, через 80 километров. Лучше уж - ты...
  - Доверяешь?! - Поразился я.
  - Все, знают, что Ты - не любишь полицию. - Егор, выпрямился. - Все, знают, что ты - ненормальный! Все, знают, что ты - Наркоман и Раненый - на всю голову... Все, знают, что Руди Райер - Такой... Потому что - Нормальный...
  - Очень, лестное, мнение... - Вздохнул я и подхватив Ксению на руки, усадил ее на пассажирское сиденье, "Тигренка".
  - Псих, ненормальный! - В голосе Дианы, звучало - восхищение.
  - Руди Райер! - Егор криво улыбнулся, глядя как я складываю матрац и убираю, аптечку. - Если скажу - никто не поверит!
  - А, ты и не - говори... - Попросил я. - Никому - не говори! Дай мне побыть - Наркоманом и Ненормальным.
  - Не скажу! - Твердо пообещал Егор.
  - Спасибо! - Кивнул я.
  "Тигренок", мягко фыркнул мотором и принялся вновь наматывать километры, на свои, шипованные колеса.
  Ксения - спала, завернутая в одеяло.
  Диана - молчала.
  Молчал и я.
  
  ***
  
  Дорога до города, жалкие 80 километров, оказалась полным г!
  Как, в принципе, добрые 75%, всех дорог, моей страны.
  За день, почищенная трасса превратилась в гладильную доску, на которой вместо - волн - шишки!
  Подвеска "Тигренка", однозначно, проиграла сражение...
  Ксения мирно спала, пока я, ругаясь на чем свет стоит, себе под нос, тащился по мерзкой дороге, со скоростью километров 20, в час!
  Бывали места, где я, съехав на обочину или выкатившись на пустую встречку, мог и поднажать...
  Вывеску придорожного отеля, встретил, как святой грааль.
  Время на часах - почти полночь. Без семи минут.
  Заехав на парковку, с трудом разжал, уставшие за два с половиной часа езды, руки.
  Хорошо, у меня - усилитель.
  А, на "обычном", "Жигуле"?
  В теплом помещении гостиницы, ночной охранник, развлекал девушку - управляющую, читая ей анекдоты из газеты.
  - Доброй, ночи! - Поприветствовал я, сладкую парочку. - Номера, свободные, есть?
  Симпатичная девушка - азиатка, улыбнулась и кивнула.
  - Здорово! Два, номера. Для меня и моей сестры, пожалуйста! - Слово "сестра", сорвавшись с губ, словно глоток коньяка, согрело душу.
  - Есть, двухкомнатный! - Обрадовала меня девушка.
  - Это - вообще - здорово! - Кивнул я. - А то, она спит, без задних ног!
  Охранник внимательно уставился на меня.
  - Документы! - Потребовала ночная дежурная.
  - Оставь. - Попросил, охранник. - Пусть, так...
  Девушка, внимательно посмотрела на меня и кивнула, соглашаясь.
  Отсчитав названную сумму, взял ключи и замер.
  - Помощь, нужна? - Усмехнулся мужчина.
  - Не помешает... -Признался я. - Рук не хватает!
  Через несколько минут, вытащив из багажника пару сумок и передав их охраннику, подхватил на руки спящую Ксению и вошел в гостиницу.
  Наш, двухкомнатный номер, оказался на диво чистеньким и уютным.
  Уложив Ксению на кровать в маленькой комнате, развернулся, чтобы забрать вещи у охранника.
  И, уперся, лбом в ствол, отнюдь не травматика.
  - Что, с ней? - Охранник, пожилой мужчина, с именем Алибек, на бейдже, держал ствол стальной рукой.
  - Вытащил, из разбившейся машины. - Сказал я правду.
  - Врешь.
  - Полицейского, на посту, зовут - Егор. Можешь позвонить - проверить. - Пожал я плечами, отчего то точно осознав, что человек передо мной, из "бывших".
  Не убирая пистолета, Алибек, достал телефон и не глядя, набрал номер.
  - Егорша! Здорово! - Начал он, не сводя с меня глаз. - Тут, пострадавшую, привезли... Сказали - ты - в курсе... Даже, так... Хорошо. Не забуду.
  Убрав телефон, Алибек, убрал и пистолет.
  - Не зассал. Уважаю... - Он протянул мне руку, для пожатия.
  - Да, ладно... - Отмахнулся я, отвечая на пожатие. - Только, помощь, еще нужна... Сиделку, бы... Переодеть... Сестренке, сильно досталось. Да и одежду, поутру, покупать, придется...
  - Сделаю. Минут через, пятнадцать... - Алибек, задумался, что-то прикидывая. - Или, даже - раньше...
  - Давно, на пенсии? - Полюбопытствовал я.
  - Полгода. - Алибек, снова взялся за телефон. - Погоди...
  Через минуту разговора, он, со вздохом, уселся в кресло.
  - За девушкой, присмотрит моя жена... - Со стоном вытянув ноги, порадовал меня охранник. - А, ты, что делать, будешь?
  - Душ приму, да дальше поеду. - Я прислушивался к ровному дыханию Ксении, доносящемуся из соседней комнаты. - Ты... Вы...
  - Давай на ты... - Поморщился Алибек, разминая шею. - Не старый, вроде...
  - Ты, утром, отправь ее домой... Деньги, я оставлю. И на билет и на одежду. - Попросил я.
  - Доверяешь?! - Хитро прищурился азиат.
  - Тебе - да. А вот, дежурной - не очень... - Я, осторожно прошел через комнату и прикрыл дверь, в комнату Ксении.
  - Зря. Айнур - правильная, девочка! - Алибек, заговорщицки мне подмигнул.
  - Ох, опера вы, опера... - Покачал я головой.
  - А, кто сказал, что - я - Опер?!
  - Работал я, с Вашим "братом"... - Вырвалось у меня.
  -М-м-м... - Алибек, подозрительно, вперил в меня свой взгляд. - Тогда, вдвойне странно...
  Я, пожал плечами.
  Стук в дверь, прервал нашу игру в молчанку.
  Высокая, полная женщина, молча и тихо, проскользнула в комнату Ксении.
  - "Крузак", черный, три семерки? - Алибек, проводив взглядом жену, встал и замер у двери, положив ладонь на дверную ручку.
  - За "семерки" - не скажу. - Отмахнулся я. - Но, "крузак" - черный.
  - Следов, краски - не найдут?
  Я, покачал головой.
  - У Егорши, напарник - редкая гнида... А, за сестру - не переживай. Завтра, вечером - дома будет. Или, даже, раньше!
  - Лучше - раньше... - Улыбнулся я. - Спасибо.
  - Ты... Камуфляж, свой, выкинь. А лучше - сожги! - Посоветовал Алибек, открывая дверь. - На таможне, нашей, спросишь Талгата. На Российской - Борю или Андрея. Передашь, от меня, приветы.
  - Так я - чистый... - Я рассмеялся. - Гол, как сокол!
  - Ты - чистый. А слава - грязная! - Подмигнул мне бывший опер и вышел в коридор.
  - Молодой человек! - Женщина, выскользнула из-за двери и замерла.
  - Что-то случилось? - Встревожился я.
  - Вот, ее документы! - Протянула она мне, пластиковую карточку - удостоверение.
  - Не надо! - Отмахнулся я. - Вы, лучше, позаботьтесь о ней, пожалуйста!
  Женщина, улыбнулась и вновь, скрылась за дверью.
  Приняв душ и переодевшись, сразу почувствовал себя намного лучше.
  В сумках, прихваченных из "Тигренка" по рекомендации Дианы, нашлось и свежее бельё и бритвенные, принадлежности.
  В ванне, внимательно осмотрел снятый камуфляж.
  Два, маленьких, меньше копеечной монетки, пятна крови - на правом манжете, куртки и на левом - сгибе, локтя.
  Надо быть Опером, чтобы их заметить!
  - Не долго, одёжка, прослужила... - Вздохнул я.
  - Сам виноват, грязнуля! - Голос Дианы, внезапно стал томным и обволакивающим. - Весь план, псу, под хвост!
  Сложив вещи, постучал в запертую дверь.
  Жена Алибека замерла на пороге, вопросительно выгнув черную бровь.
  - На столике - деньги. - Ткнул я пальцем в сторону журнального столика, стоящего по центру большой комнаты. - Завтра...
  - Ты, парень, рубашку, ей оставь... - Остановила меня женщина. - Свитер, теплый...
  Я замер, в ступоре.
  - В сумках! - Рявкнула Диана, мой ангел-хранитель!
  В четыре руки, мы быстро перебрали обе сумки.
  Небольшая горка вещей, для Ксении, перекочевала в ее комнату.
  Пока женщина, Жанна, как она представилась, задумчиво вертела в руках протянутые мной джинсы, украдкой сунул в карман рубашки пять зеленых бумажек - на всякий, случай.
  Запас, карман не тянет, а с меня - не убудет.
  - Как проснется, покормлю, вызовем такси и проедемся по магазинам. - Жанна, деловито, вынесла из комнаты порезанные вещи Ксении. - А, шмотки, ее - сожги, по дороге!
  - Муж и Жена - одна Сатана! - Рассмеялся я, вспомнив совет Алибека.
  - 25 лет, вместе... - Улыбнулась Жанна в ответ. - Не переживай - позабочусь, о девочке!
  Собрав вещи в сумки, грязные - отдельно, оглянулся напоследок.
  В соседней комнате, тихо посапывала Ксения, для которой, надеюсь, приключения закончились.
  - Что, не попрощаешься, даже?! - Удивилась Жанна.
  Рассмеявшись, в ответ, помотал головой и подхватив сумки, вышел в коридор.
  Айнур, у стойки - не было.
  Алибек, при виде меня, приложил два пальца к виску, прощаясь и хитро подмигнул, косясь на камеру, понуро опустившую свой стеклянный глаз, в пол.
  Забросив чистые вещи в багажник, а грязные в салон, устроился на водительском месте.
  - Дурацкая была идея, вывозить тебя, на машине... - Диана вновь появилась на экране. - Ты, хоть во что-нибудь, можешь не вляпаться?!
  - Могу. Наверное... - Расхохотался я, заводя, мотор. - После похорон!
  "Жигуль - Тигренок", бодро стартовал с парковки.
  - До трех, в Омск - не успеем. - Вздохнула Диана.
  - Не успеем. - Согласился я.
  По объездной дороге, чтобы не проезжать, по городу, выскочил на трассу и вновь затрясся, по снежным шишкам.
  - Давай, я - поведу? - Предложила Диана.
  - Не-а... - Упрямо покачал я головой. - Надо, еще, шмотки - сжечь...
  - Тогда - через километр, налево! - Диана улыбнулась.
  Пустая, по ночи, площадка, задуваемая ветрами, засыпаемая снегом и, освещаемая - звездами, с двумя, закопченными бочками.
  Залив, бензином, вещи - запалил их.
  - Хорошо, горят! - Мурлыкнула, Диана.
  - Хорошо... - Согласился я.
  Дождавшись, когда вещи прогорят, вернулся в машину.
  - С Днем Рождения! - Хитро уставилась на меня, с соседнего сиденья, полуодетая Диана.
  Перед глазами, поплыло.
  Жадный огонь, лизал экран "Тигренка", на котором, беззвучно шевелила губами, Моя Диана!
  - Сваливай, живо! - Рявкнул я.
  Диана, зло прищурилась и - исчезла.
  Через минуту, на экране появилась заставка "BellaOna".
  В 16 лет, после второй, "клиники"...
  После второй "клиники", я стал видеть...
  Видеть, что - произойдет.
  Ровно, через три часа.
  Никогда, увиденное мною, не касалось меня...
  Только - окружающих.
  Рассказал я об этом - только Диане.
  Вот такая у нас с нею, тайна...
  Мягкий щелчок выдвигающихся салазок, с заветным винтом, перепугал меня, больше видения.
  Пришлось, вновь открывать багажник, выходить, перекладывать вещи...
  Усевшись на кромку открытого багажника, рассмеялся.
  "Опять, продали!"
  Захлопнув багажник, вернулся в машину.
  Кучка вещей, отобранная для "побега", осталась в багажнике.
  Гарантии, что мой тайный "доброжелатель", не накидал туда, "клопов" - нет.
  Все деньги, оставшиеся у меня, сложил в карман.
  Портмоне, с документами и кредитками, бросил на приборную панель.
  Винт, сунул в карман.
  Всё.
  Три часа.
  "Тигренок", с лихой пробуксовкой, взял с места.
  Плевать, на подвеску!
  Утопив, педаль газа, разогнался до ста.
  "Жигуль" трясло, как в лихорадке.
  Плевать.
  У меня - еще - три часа!
  До границы - полсотни километров.
  Нога, снова, придавила газ.
  Сто двадцать!
  Без Дианы, ее нежного контроля и заботы - предел!
  Сто сорок!
  Дорогу, ведущую к границе, чистили лучше.
  До асфальта.
  "Тигренок", почувствовав облегчение, рванул вперед.
  Пришлось, сбрасывать скорость.
  Час ночи.
  Наши, родные, таможенники, вяло хлебавшие кофе, с ленцой обошли машину, порылись в вещах и отпустили, с миром.
  Российские, со своей стороны, запустили в бокс служебную собаку - милого спаниеля, обнюхавшего "Жигуля", во все отверстия и, зевнув, пожелали доброго пути.
  Обеим сторонам, было сугубо сине-фиолетово, что некий Рудольф Райер, пересекает границу: Через пару дней, в силу вступает Договор и вся их служба, с собаками, рентген аппаратами и "собачьими дежурствами", переедет на новые места.
  Туда, где и должна быть - на внешнюю, границу.
  Спасибо, договорились, наконец - то!
  Дорога, с Российской стороны, слава богам, оказалась вычищена - до полотна!
  Стоящий у дороги автобус, с номерами Новосибирска, подсказал мне, хорошую идею...
  А, на фига, собственно говоря, мне теперь - в Омск?!
  Правильно - на фиг, ибо - не фиг!
  А, "Тигренка", однозначно - бросать, хоть и жаль, до слез!
  Но, пока, он мне еще - послужит.
  Точнее - сослужит, последнюю службу...
  Вызвав на экране, меню навигации по дорогам, стал внимательно изучать карту.
  Рубцовск, Барнаул, Новосибирск...
  А, нафига, мне - Омск?!
  "Тигренка" бросил в трех кварталах от автостанции города Рубцовска.
  Свою службу он отслужил, спасибо, низкий земной поклон и адью!
  Если меня в нем не будет, глядишь и еще кому, послужит...
  Наверное...
  Пробежавшись, по круглосуточному супер-пупер-гипер-маркету, обналичил карточки, в разных банкоматах.
  Две, снялись без проблем, обогатив меня 75 "килокалориями" - рублей и, 7,5 - "убитых килоенотов".
  Третью карточку, банкомат проглотил без звука и - отключился, собака, нехорошая!
  Пришлось делать вид, что так все и должно было быть!
  Полупустая - сумка, полупустое - портмоне, полупустая - душа.
  Да, я - пессимист!
  Поеживаясь - Halti, не моя, сшитая на заказ чудо-куртка, прошел к кассе и купил билет, на проходящий автобус, до Новосиба.
  Кассирша, пристально изучив мой паспорт, покачала головой и со вздохом подала билет.
  Всё, здесь меня запомнят, надолго.
  Уж, больно экзотично выглядел я, в своей легонькой курточке.
  В тридцатиградусный - то, мороз.
  Да, со своей, не русской, фамилией!
  Сделав в памяти зарубку - как можно скорее избавиться от шмоток - уселся в зале ожидания.
  Автобус появился через сорок пять минут.
  Забравшись в его теплое нутро, откинул спинку кресла и завалился спать.
  От меня, теперь - ничего не зависит.
  А значит и дергаться - незачем!
  Буду делать то, что получается у меня, лучше всего - импровизировать!
  "Неоплан", важно покачиваясь с боку на бок, проплыл по улицам Рубцовска, вывернул на трассу и деловито загудел мотором, вгоняя пассажиров в сон.
  Российские дороги, не чета, нашим.
  Да и автобусы - тоже.
  Сосед тоже достался на славу - воткнув в уши наушники, он, принял из горла "фанфырик" и отрубился, под "владимирский централ".
  "Вот так и рождаются штампы..." - Хихикнул я про себя и уставился в окно.
  Монотонное мельтешение высаженных вдоль обочины деревьев.
  Редкие фары - спешащих на встречу - авто.
  Сложив руки на груди, прикрыл глаза, на минуточку.
  - Ну, сосед! Здоров, ты - спать! - Поприветствовал меня, сосед.
  - Что-то интересное, проспал? - Зевнул я.
  - Какое, там... - Отмахнулся парень, расстегивая теплую кофту. - Если, только, за интересное считать пьяный дебош...
  - Высадили? - Поинтересовался я.
  - Не... Скрутили... - Охотно принялся рассказывать парень. - Дали, люлей, да спать уложили! Авось, до Н-ска проспится!
  - Здоровый?
  Парень пожал плечами и продемонстрировал свои кулаки, размером с дыньку - колхозницу.
  - Понятно! - Рассмеялся я. - Носорог плохо видит. Но, при его массе, это не его - проблемы!
  - Ага! - Расхохотался парень и протянул руку. - Матвей.
  - Руди! - Представился я.
  - Из, евреев, что ли?! - Насторожился Матвей.
  - Скорее, из их противников... Рудольф, полное имя...
  - Поволжский? - Матвей, напряг, свои извилины.
  - Скорее - Алтайский... - Добавил я когнитивного диссонанса, в его мыслительный процесс.
  - А-а-а... - Протянул Матвей. - А, у нас, что - забыл?!
  - Домой, еду. - Начал импровизировать, я.
  - Живешь, где?
  - В Омске.
  - А, чего - в Новосиб?! - У Матвея, не "сходилось".
  - К девушке, заеду...
  - Ну ты... - Матвей, восхищенно покачал головой. - Такого крюка, давать!
  - Люблю я, ее! - "Признался" я. - До города, долго, еще?
  - Часа, два... - Почесал затылок, Матвей. - А, ты... В карты, часом, не играешь?
  - Ну, уж - нет! - Замахал я руками. - С моей везучестью... Ну их...
  - Уф... - Расслабился Матвей. - Я, тут, понимаешь... В дороге, меня два раза, "обули"!
  Какая то странность, в речи Матвея, не давала мне покоя.
  - Матвей, а у тебя, звание, какое? - Спросил я, напрямик. - Лейтенант?
  - Старшой... - Со вздохом, признался парень.
  - То-то речь - очень правильная. - Подмигнул я. - Ловите, кого?
  - Два месяца гоняемся... - Матвей, отбросив маску "простого парня", сразу стал веселее и понятнее. - Взялись, тут, лохов, гонять...
  - Яйца, таким, резать... - Вздохнул я. - И, по деревьям - развешивать...
  - Нельзя... - Покачал головой, оперативник. - Закон...
  - Закон, закон! - Вспылил я. - Как, вор, так сразу - закон! А, у них, между прочим - свои - законы!
  - Ну, это - да... - Матвей тяжело кивнул.
  - Ладно... - Махнул я рукой, отгоняя воображаемые мысли. - Проехали.
  Зацепившись языками, мы проболтали с Матвеем всю оставшуюся часть пути и, прощаясь на платформе автовокзала, обменялись, номерами телефонов.
  Веселый мне достался собеседник.
  За два часа пути, мне удалось вытянуть у него столько информации, что теперь, понадобится время, чтобы разложить ее по полочкам, в голове.
  - Покрутись, по городу! - Попросил я таксиста, протягивая зеленую купюру. - Давно, не был.
  - Сделаем! - Подмигнул мне водитель, с визгом уходя на левую полосу. - Предпочтения, есть?
  - Центр города. - Выбрал я.
  - Ну, центр, у нас - изменился! - Рассмеялся шофер. - Не в лучшую, правда, сторону...
  - Что, парк - снесли? - Вырвалось у меня.
  - Хотели, депутутки, местные... - Таксист, длинно и витиевато помянул родителей "депутуток". - Еле, отбили!
  Пока таксист катал меня по городу, рассказывая и показывая, я, посматривал на часы.
  До открытия магазинов - еще час.
  - А, здесь - станцию ремонтировали! - Таксист, притормозил у гранитного бункера - входа в метро.
  - Метро, это - хорошо! Это - здорово! - Вырвалось у меня, в ответ на свои собственные, мысли. - Это - изумительно!
  Таксист посмотрел на меня в зеркало заднего вида, покачал головой, но промолчал.
  - Слушай, здесь, где-то было кафе... - Я пощелкал пальцем, вспоминая название. - "Революция"! У них, там, еще парнишка играл, гитарист...
  - Ох, ты ж... Давненько, тебя не было! - Рассмеялся водитель. - Было такое кафе - до 2010, года...
  - Жаль... - Пробормотал себе под нос, я.
  - Теперь, суши-бар "Дайген"... - Продолжил таксист. - Да, вот и оно!
  "Революция" внешне не изменилась.
  Входная группа - та же, из темно -зеленого камня.
  - Попробую, какие тут, суши! - Обрадовался я.
  - Высадить - тут? - Водитель вперился в меня, разглядывая в зеркало.
  - Нет. Сперва - на вокзал, билет до Омска, купить... - "Тяжело" вздохнул я.
  - Тю-ю! Пропали, тогда, твои суши! - Хохотнул водитель и развернув старенький "народный автомобиль", покатил в сторону ж\д вокзала.
  Прямой, как стрела, проспект, упирающийся в вокзал, изменился - стал шире, обзавелся новыми светофорами и отбойниками.
  Пропала "Мария-Ра", прихватив с собой все здание, на месте которого, вырос многоэтажный, торговый центр.
  - Доброго Пути! - Пожелал водила, высадив меня у вокзала.
  - И вам - не хворать! - Улыбнулся я.
  Войдя в центральный вход, покрутился по залу, прошелся мимо касс и вышел, обратно, на площадь.
  Пришла пора исполнять "зарубку".
  Не зря, в двух кварталах от вокзала, появился центр.
  Покупка обновок, заняла почти три с половиной часа.
  Денег оставил - немеряно!
  Зато, переоделся - не узнать!
  Особенно порадовал выбор стрейчевой, джинсы.
  Пришлось докупать вторую сумку - рюкзак, для новых вещей.
  Разумеется, покупал все не за раз и в разных, отделах.
  Так и оказался я, владельцем новенького рюкзака и старой сумки, полной вещами на выброс.
  Даже, портмоне - поменял.
  Прикупил себе и новенькую сотку, без симки, пока...
  Была у меня, слабая надежда...
  На чудо...
  Последней моей покупкой, стала удобная зимняя куртка - аляска.
  Все вещи выбрал из принципа - светлыми и яркими.
  Задолбало, в черное кутаться!
  Девушка-консультант, только глазками блеснула, в ответ на мой вопрос: "Ну, как?"
  Рассчитавшись, вышел из торгового центра, обошел его и выбросил старые шмотки, рядом с мусорным баком.
  Думаю, минут через пять-десять их уже не найдешь!
  Наушник гарнитуры, забытый в спешке, отправился в урну, по пути к стоянке такси.
  Открыв дверь новенькой "Лады", заглянул в салон.
  - Шеф, свободен?
  - Ну, раз - стою... - Усатый дядька хрипло хохотнул.
  - Суши-бар "Дайген"! - Устроился я, на переднем сидении.
  В "Ладе" приятно пахло - новый автомобиль, без выкрутасов и освежителей воздуха.
  - Курящий? - Напрягся дядька.
  - Не-а. Бросил! - Похвалился я.
  - Я, вот, тоже - бросил. - Дядька одобрительно кивнул. - Жить, легче - стало!
  - Однозначно! - Согласился я, рассматривая внутренности салона.
  "Лада", как "Лада".
  Из, отличительных, особенностей - триптих иконок - приклеенных, чуть пониже магнитолы.
  - Новая?
  - Ага, на сэкономленные, от курева! - Таксист, встретив единомышленника, оттаял. - Дорогие, стали... Проще - машину купить, чем - курить!
  - Дорогие - ладно! - Возмущенно махнул я рукой. - Зажали, как террористов!
  - Да, может и правильно, зажали... - Дядька пожал плечами. - У нас ведь как - не придавишь - толку, не будет...
  - Проблема, не в том, чтобы - "придавить". - Поморщился я. - Помочь, слабо? Для наркоманов - клиники, психологи... А, бедному курильщику - шиш, без масла! А, акцизы, курильщики платят - ого-го - какие!
  - Тоже, верно. - Таксист задумался. - Я, когда курить бросал - всех, издергал...
  - То-то и оно... - Я, замолчал.
  "Лада" подкатила к "Дайгену", на неширокую, в два ряда, парковку.
  Вышел из машины и закинув рюкзак на плечо пошагал к бывшей "Революции".
  Внутри, какой-то полудурок, сменил полностью обстановку.
  Пропали, уютные кабинетики, на смену живой зелени, пришла - пластиковая.
  - Н-да... Мрак... - Замер я, на входе.
  Понимаю - суши и т.д., но чем Вам, живые цветы, помешали?!
  Погоня, за японией?!
  Или, лень - матушка?!
  А вот столы, остались от "Революции"...
  Добротные, тяжелые, деревянные, столы.
  - Доброе утро! - Подскочивший парень-официант протянул меню.
  - Доброе... - Усмехнулся я, перелистывая залитые в пластик, страницы. - Вот это!
  Я, ткнул в фотографию с надписью: "Утренняя заря".
  - Хороший, выбор. - Одобрительно кивнул официант, видимо, подрабатывающий студент. - Через пять минут - принесу. Из соусов, что желаете?
  - Соевый и васаби. Чай, черный. Литровый, чайник.
  - Сейчас, принесу.
  Парнишку сдуло ветром, а я отправился мыть руки.
  В туалете, тоже всё осталось от "Революции".
  Дождавшись, когда комната освободится, подошел к неприметной двери, за которой хранился, немудреный, инструмент, уборщиц.
  Перевернул, пластиковое ведро, вверх дном, перекрестился, чтобы не сломалось и взгромоздился на него.
  Квадратный рукав вытяжки, в этом месте, складывался в хитрую букву "зю", создавая невидимый, со стороны, карман, прикрытый тонким листом жести.
  В кармане, по прежнему, лежал толстый, пластиковый пакет.
  "Очешуеть, можно!" - Восхитился я, вытаскивая пакет и спрыгивая с ведра. - "Семь, нет - восемь! - лет! Иди ко мне, родной!"
  Прислушавшись, осторожно, выскользнул в туалет и заскочил в свободную кабинку.
  В плотном, пупырчатом пакете, обмотанном, скотчем - еще два, друг в друге.
  Внутри, паспорт гражданина РФ и - права.
  "Андрей Тобольский, 39 лет..." - Прочел я, Самую Главную Страницу, Самого Главного Документа. - "Жесть!"
  Тогда, показалось очень смешным, взять Имя и Фамилию главного героя, "Лунной Радуги".
  Теперь, не скрою, мне ближе - Меф Аганн, капитан "Анарды".
  "Эх, где ты, старшина Степаненко?!" - Усмехнулся я, вспоминая участкового милиционера, принявшего тогда, самое живое участие, в моей судьбе. - "Жив ли, здоров? За эти восемь лет, столько всего понаслучалось... Где бы ты ни был - Спасибо!"
  Засунув документы во внутренний карман, спокойно вышел из кабинки, вымыл руки и вернулся за свой столик.
  Через мгновение, официант, расставил на столе заказанное и удалился, оставив меня в одиночестве.
  Суши были - обыкновенные, а васаби, можно было сделать и лучше.
  Чай, оказался - пакетированным.
  "Закон сохранения..." - Скривился я. - "Если сохранилось, что-то одно... То другое - сгниёт - обязательно!"
  Эх, какие пироги, подавали в "Революции"!
  А уха!
  Допив чай, махнул рукой официанту, обращая на себя внимание.
  - Что-то, еще?
  - Счет, пожалуйста!
  На улице, за время моего позднего завтрака, потеплело и с крыши противно закапало.
  Запрыгнув в автобус, проехал две остановки и вышел, оставив между сиденьями портмоне, с документами Руди Райера.
  Судя, по накопившейся там грязи, найдут их, очень, не скоро!
  Помахав, вслед отъезжающему автобусу, попрощался с Руди.
  Всё. Прощай, Рудольф Райер.
  Твои высокие скулы, пропали.
  Модулятор, спаленный соевым соусом, начал свое путешествие по кишечнику, к выходу.
  Не долго я побыл - тобой.
  Теперь, пора думать, куда вострить лыжи дальше.
  Связаться с Дианой?
  Или, наконец - то, получить свою, свободу?
  Взгляд уперся в вывеску, через дорогу.
  "Горящие туры"! Туристическое агентство "Азия-тур".
  Кто сказал, что сбегать надо - подготовившись?
  Импровизация!
  Улыбаясь, перешел через дорогу и вошел в двери агентства.
  За стойкой - пусто.
  На звон дверного колокольчика, вышла молодая женщина и замерла.
  - Туры, горящие-горящие, есть? - Вместо здравствуйте, поинтересовался я.
  - Насколько - "Горящие"? - Озорно улыбнулась женщина.
  - Например, на - сегодня! - Ответил я на улыбку.
  - Прошу, в кабинет! - Пригласила она, распахивая дверь. - Подождите, буквально, минуту! Сделаем!
  Дверь за мной, закрылась не плотно.
  - Костик! - Услышал я. - Если Тебе, работа - не нужна, проваливай. И, Ирочку, с собой - прихвати!
  - Карина Леонидовна! - Заканючил молодой человек. - Да, я...
  - Проваливай, я сказала! - В голосе женщины зазвучал такой металл, что я пожалел неведомого Костика. - И ты, Ирочка - следом!"
  Дверной колокольчик, снова звякнул.
  Женщина, вошла в кабинет и одернув юбку, опустилась в кресло, напротив.
  - Я, Вас, внимательно, слушаю! - Улыбнулась мне очаровательная, темноволосая женщина, с голубыми глазами.
  В наше время, это сочетание - голубые глаза и темные волосы - большая редкость! На пару минут, я залюбовался ею, искренне восхищаясь - строгое платье, до середины бедер, с легким намеком на флирт - разрезом по левому бедру, тонкая, золотая цепочка - на шее и ажурный браслет, на руке - дополняли картинку, до идеала.
  - Красивая улыбка! - Вырвалось у меня. - Вам, идет!
  - На мне - не работает! - Отрезала женщина, ввергнув меня в ступор.
  - Простите? - Не понял я.
  - Пикап, на мне - не работает! - Улыбка женщины, в одно мгновение, из очаровательной, превратилась - в озлобленную.
  - Да, я, вроде - не за этим, здесь... - Начал оправдываться я, а затем, понимая, что все мои слова остаются за гранью ее понимания, просто встал и ушел.
  Да, я - не ангел.
  Далеко не ангел.
  Но, вот Так, оскорблять меня...
  Никому, до сегодняшнего дня - не удавалось!
  От обиды, захотелось, завыть.
  Потом - захохотать.
  Напиться и выкурить, сигарету.
  Мне, всегда нравилось любоваться красивыми женщинами.
  Но, желания обладать, каждой - не было.
  "Удачи и процветания, тебе, "Азия-тур"!"- С усмешкой, пожелал я. - "Развития и всех благ!"
  Ноги, сами несли меня по улицам Новосиба, в толпе людей, спешащих, по своим делам.
  Теперь, надо "выходиться".
  Обида пройдет, как проходят дожди.
  Расстегнув "аляску", скинул капюшон и нырнул в метро.
  Вот где, она - толпа, народа!
  Шагнув в вагон, прижался спиной к окну, разглядывая входящих и выходящих пассажиров.
  Мне, собственно - просто, ехать.
  А там - разберемся!
  
  
  ***
  
  "... Уважаемые пассажиры! Компания "Аэрофлот", рада приветствовать Вас на борту рейса 859, следующего по маршруту Новосибирск - Москва - Катманду. Время полета - восемь часов, десять минут. За время полета..." - Девушка - стюардесса, крашеная, длинноногая блондинка, в форменной, синей "двойке", заучено улыбалась, отбывая трудовую повинность.
  Представляю, как же ей надоело, постоянно нести одну и ту же чушь, на глазах у десятков пассажиров, в глазах основного большинства которых, она - просто - красивая кукла, для раздачи еды и питья!
  А, для не основного, большинства - раздражающий фактор, мешающий, достать, купленный в свободной зоне пузырь водки и, высосав его - впасть в блаженную алкогольную кому.
  Простите - вискаря...
  Блондинка, словно почувствовав, мои мысли, замолкла, пожелав, напоследок, доброго пути.
  Можно подумать, она останется на земле и будет махать нам вслед, белым платочком!
  Усмехнувшись, устроился в кресле удобней и, достал, прикупленную по случаю, читалку.
  Всегда, нежно и трепетно относился к книгам.
  Увы, брать в дорогу стопку книг...
  Не самая, лучшая идея...
  "Горящую" путевку, приобрел на другом конце города, прямо напротив выхода из метро.
  Парнишка - манагер, узнав о моем желании улететь уже сегодня, пару минут задумчиво чесал затылок, а затем - еще раз, изучил мой паспорт и умчался, оставив меня одного, на целых двадцать минут.
  Правда, со свежезаваренным, кофе!
  Узнав, что путевка, приведет меня в Катманду - я, открытым текстом - заржал!
  Парнишка, сперва, набычился, но...
  "Нет лучше места и в раю!" - Как пел незабвенный "Крематорий".
  Узнав причину смеха, менеджер, вежливо улыбнулся.
  Через два с половиной часа, у меня в кармане лежала путевка "всё включено", билеты на самолет - туда - обратно и договор с тур оператором "Спутник", гарантирующий мне веселый отдых, сроком на две недели.
  Веселье началось, прямо в аэропорту.
  Рейс, сперва, задержали на два часа, потом еще на час, по техническим причинам.
  Услышав "технические причины", народ напрягся.
  Я, в это время, запоем читал Лукьяненко!
  - Пожалуйста, выключите телефон! - Обратилась ко мне, стюардесса.
  - Это - не телефон! - Помотал я головой.
  - Планшет... - Поправилась, блондинка.
  - Это - не планшет! - Снова, помотал я головой.
  Стюардесса набрала полную грудь воздуха, готовясь разразится, гневной тирадой.
  - Татьяна... - Прочитал я имя на табличке. - Это - электронная книга. С нее, нельзя - звонить. А, радиомодуль - я, выключил...
  Я повернул киндл, экраном к стюардессе, демонстрируя символ самолетика, в верхнем, правом углу.
  - И, я, ни за что не поверю, что Вы, в этом - не разбираетесь! - Рассмеялся я, видя, как Татьяна, спокойно выдыхает...
  - У него, новая книга вышла. Очередной Дозор... - Подмигнула мне Танечка и улыбнулась. - Хотите, принесу?
  - Да! - Азартно потер я ладони.
  Учитывая, что на моем ряду, кроме меня, никого не было - свет можно было не экономить!
  - Сейчас, принесу! - Татьяна, уверенной походкой прошла по проходу и скрылась за бело-синей занавеской.
  Через минуту, выпорхнула оттуда, толкая перед собой столик на колесиках, с уложенными одеялами и подушками.
  На весь салон, было одиннадцать пассажиров, так что моя вожделенная книга, оказалась у меня, буквально через мгновение.
  - Всё, Танечка! Вы, меня - потеряли! - Признался я, любуясь обложкой "Дозора". - Террористов, предупредите, чтоб не беспокоили - поубиваю, нафиг!
  - До Москвы, тебе мешать никто не будет! - Незаметно для себя, блондинка перешла на "ты". - А вот потом...
  - Что, так всё плохо?! - Удивился я.
  - Если, будут дети - вообще - труба... - Вздохнула стюардесса. - Уж лучше, террористы - взрослые, чем - мелкие...
  - Если что - обращайтесь! - Предложил я.
  - Непременно! - Улыбнулась Татьяна и покатила тележку, обратно за шторку.
  Книга, "зацепила" страницы с полусотенной, окунув в перипетии героев.
  Вот, чего не отнимешь у Лукьяненко, так это его бурной фантазии и мастерского владения языком. Его ирония, тонкое чувство юмора. Откровенный - стеб, над своими персонажами, иногда, даже - жестокий, именно этого и не хватило, фильму.
  Точнее - обеим, фильмам.
  Упростили все, в угоду скудоумному зрителю.
  Страницы шелестели, перелетая, справа на лево.
  Самолет, дрогнул на воздушной яме.
  В соседнее кресло, приземлилась Танечка, локтем выбив книгу из рук и зашипев от боли.
  - Сильно, досталось? - Поинтересовался я, поднимая книгу и помогая стюардессе, сесть и пристегнуть, ремень.
  - Синяк, будет... - Расстроилась девушка.
  - Давай, помогу? - Предложил я, забывая, что рядом со мной не старая знакомая, а - лицо, компании перевозчика.
  Самолет, трясло и болтало.
  - Не надо... - Замотала головой, Танечка, вцепившись в рукоятки сиденья.
  Ту-204, пришедший на смену полста четвертому и сменивший его на дальних рейсах, в очередной раз, ухнул вниз.
  Народ, зашевелился, выходя из объятий Морфея.
  - Пиджак, расстегни! - Потребовал я, поднимая рукоять сидения между нами.
  Танечка, снова замотала головой, но форменный пиджак - расстегнула, отстегнув, на мгновение, пристяжной ремень.
  Закрыв глаза, сделал пару глубоких, вдохов - выдохов и положил ладонь левой руки, на место ушиба.
  Даже через тоненькую ткань белоснежной блузки, чувствовалась горячая, болезненная пульсация, в месте удара.
  - Плохо. Трещина. - Вырвалось у меня, рука пошла вверх, проверяя, нет ли еще, повреждений.
  - Выше, не надо... - Взмолилась Татьяна. - Пожалуйста...
  Я, не открывая глаз, кивнул, соглашаясь и повел ладонь вниз.
  Ниже места удара, нашлось еще одно место боли.
  - Сейчас, будет щекотно! - Улыбнулся я, прогоняя через себя ее болевой поток, возвращая его нейтральным.
  - Тепло... Горячо, даже... - Изумилась Татьяна. - Да ты - шаман!
  - Тс-с-с! - Остановил я словесный поток, мешающий мне сосредоточится.
  Использовать терравит, в таких случаях - прямая дорога на разделочный стол.
  Приходится, импровизировать...
  Знание, основ массажа, акупунктурных точек, воздействие тепла или холода, помноженное на врожденную наблюдательность, уже не раз меня выручало, позволяя избавляться, от, достаточно серьезных, повреждений.
  Это только со стороны, кажется, что ладонь - неподвижна.
  На самом деле, еле заметные движения - есть.
  - Жжет... - Удивлению стюардессы, не было конца.
  Двигаются и пальцы и сама - ладонь.
  Иногда, движение, меньше миллиметра.
  И, что самое смешное, понять, когда и какое движение надо сделать - невозможно!
  А, повторить - тем более...
  - Не болит... - В голосе девушки почудился вздох облегчения.
  - Тебе, часок, поспать бы... - Начал убирать ладонь я.
  Очередная, "воздушная яма", оказалась такой глубокой, что среди пассажиров, хм, появились слабонервные.
  А, высокая грудь Танечки, обтянутая кружевным, на ощупь, бельем - у меня в ладони.
  Перед глазами, поплыло...
  "... Подожди... - Шепнули, сухие, распухшие от поцелуев, губы. - Я, кольцо... сниму... больно...
  Тонкие, девичьи пальчики, оторвали мужскую ладонь от своего тела и потянули с нее тонкий, совсем не мужской перстень, с сиреневым камнем...
  Горячие губы, поцеловали ладонь и прижали к разгоряченному, лаской, телу...
  - Еще! - Потребовала Танечка, откидывая голову, на мужское плечо..."
  - Так не честно! - Охнула Таня, ощутив мою ладонь, на своем теле и уткнулась губами мне в шею. - Так - плохо!
  - Лучше, когда - бьют?! - Вырвалось у меня.
  Татьяна, напряглась.
  - Второй синяк - от удара. Совсем, свежий... - Пояснил я. - Не больше - двух суток.
  - Шаман... - Выдохнула мне в шею стюардесса, не торопясь вырываться. - Шаман...
  "Тушка", выровнялась и начала набирать высоту.
  - Надо, пассажиров, обойти... - Вздохнула Татьяна, отстраняясь и поправляя сбившуюся, пилотку. - Спасибо.
  - Это - за Лукьяненко! - Подмигнул я, помогая ей встать.
  - Маловато, будет! - Танечка, воровато оглянулась и наклонившись ко мне, жадно поцеловала в губы.
  - Теперь, думаешь, в расчете?! - Прищурился я.
  - Всё равно - маловато! - Согласно кивнула Танечка и застегнув пуговички на пиджаке, шагнула в проход, начиная успокаивать пассажиров.
  Я, задумчиво повертел свое кольцо, одетое на средний палец, левой руки.
  Александрит заиграл светом на своих гранях, в глубине камня, загорелся кроваво-красный огонек...
  "Усложним, Судьбе, задачу!" - Рассмеялся я, про себя, снимая кольцо и пряча его в карман.
  Что - то, мой талант, внезапно, расщедрился: то, пару раз в год, а то - за сутки - несколько раз!
  ""Ноль"!" - Пришло понимание, буквально через пару страниц, книги. - "Сколько ты не сливай терравит, в канализацию..."
  Заложив пальцем страницу, посчитал, сколько раз, за сутки, избавлялся от накопленного вещества.
  Получилось - трижды.
  Вещество, в крови, восстанавливалось с потрясающей скоростью.
  "Получается - "раскачка"..." - Припомнил я термин из времен зеленой юности, когда начал ходить в "качалку". - "Чем больше, сливаю - тем быстрее - восстанавливается... Пичалька, блин! А впереди - медицинский контроль, на таможне..."
  - Извините, можно попросить Вас, пересесть... - Незнакомый голос над ухом, оторвал меня от расчетов.
  Взрослый мужчина, в белой рубашке, с коротким рукавом и бейджем "Капитан Алехин Станислав Петрович".
  - Сильно надо, капитан? - Улыбнулся я.
  Капитан, со вздохом, присел на соседнее сиденье.
  - С 2013-го, все борты "Аэрофлота", оснащаются камерами наблюдения. - Начал капитан. - За то, что помог, Танечке - спасибо. А... Голову ей - не дури... Вылетит с работы - не за понюх табаку. Сейчас, с этим - строго!
  - Так, с самолета - не убежишь... - Скривился я.
  - Но, можно пересесть в другой салон. - Капитан повел плечами. - А за ней, я присмотрю, чтоб делов, не натворила...
  - Вы бы, на земле, за ней - присмотрели... - Мой голос сочился сарказмом.
  - За землю - другие люди, отвечают... - Станислав Петрович, потер лицо руками, прогоняя, сон. - А, пьяные пассажиры - во все времена, будут... Пересядешь?
  - Книгу, Танечке, вернете? - Поинтересовался я.
  - Марье, отдашь. Она, вернет. - Довольный капитан, встал со своего места. - Спасибо.
  Проследовав за капитаном, оказался в хвостовом салоне, наполненном шумом работающих двигателей.
  "Эх, доброта ты моя, доброта!" - Усмехнулся, я глядя в глаза капитану. - Из бизнес класса - в эконом...
  - За всё, приходится платить... - Капитан настороженно замер, глядя, как я развернулся и пошагал обратно.
  - Только - не нервами! - Ответил я, на его сентенцию. - Особенно - моими, собственными!
  Капитан, напрягся и заступил мне дорогу.
  - Не надо. - Предупредил я, в полголоса. - Если Вам сказали, что я умею - лечить, то должны понимать - убивать, я, тоже - умею... Если так беспокоитесь - можете, Танечку, в этот салон перевести... Не надо решать проблемы, за счет пассажиров...
  - Я, ведь, могу тебя и с борта, ссадить! - С наслаждением выдохнул мне в лицо, капитан самолета. - Как, дебошира...
  - Овощ, в помощь! - Рассмеялся я. - Дорогу, уступите.
  Капитан, сделал шаг назад.
  - Ну, я - предупредил, тебя...
  - А, Вы, молодой человек, не обращайте, внимания! - Раздался резкий, старушечий голос, из-за его спины. - Я, если надо, за Вас, буду! Все, расскажу!
  Алехин, от неожиданности, подпрыгнул, воткнувшись головой в багажную полку.
  - Нечего, молодым, по хребту ездить! - Бабушка, вступившаяся за меня, начала заводиться. - Как, культурные человек, так сразу, вокруг, хамы появляются!
  - Да что Вы, говорите! - Вспылил капитан. - Это, кто тут -хам?!
  Бабуля подняла руку, с зажатым, телефоном.
  "Я, ведь, могу тебя и с борта, ссадить!" - Динамик, выкрученный на полную громкость, дребезжал.
  - Я, весь, ваш, разговор - записала! - Торжествующе заявила бабушка. - Давно, на "Аэрофлоте" летаю - знаю, Ваши, штучки!
  Капитан, фыркнув, развернулся и пошел в кабину, по пути, задев меня локтем.
  - Спасибо, Вам! - Я наклонился к женщине и по наитию, поцеловал руку.
  - Вера Ростиславовна! - Гордо представилась пожилая женщина.
  - Богатое, отчество! - Сделал я комплимент. - Редкое.
  Женщина наклонила голову, словно, оценивая комплимент.
  - А я, старая, думала, искусство делать комплименты, утеряно, в веках! - Рассмеялась моя нежданная защитница. - Ан, нет - есть еще...
  - Тс-с-с! Никому, не говорите! - Прижал я указательный палец, к губам. - Это - Тайна!
  - Я - Могила! - Подмигнула мне женщина и сделала вид, что запирает свои губы, на замок.
  Пройдя по проходу, между сиденьями, вернулся на свое место.
  Вновь, зашуршали страницы "Дозора", под моими пальцами.
  - Кофе, принести? - Танечка склонилась надо мной, блестя глазками.
  - А, капитан, не против? - Не удержался, я.
  - Козел, старый! - Татьяна, опустилась в кресло. - Задергал, всех!
  - Найдите, ему, жену! - Рассмеялся, я.
  - Да, кто ж его, вытерпит то! - Опечаленно махнула рукой, стюардесса. - Он, на Европейских авиалиниях - всю жизнь... Сухарь, горелый...
  - А по виду - бодрячок...
  - Гнида, он! - Добавился третий голос.
  Бортпроводница из "эконом" салона, присоединилась к нашему разговору, встав за спинкой кресла и облокотившись на нее.
  - Ты, Танька, блузку-то, застегни! - Подмигнула она, смутившейся Танечке. - А Вы, молодой человек, готовьтесь! Он на вас, в Москве, обязательно - настучит! Не как дебошира, так за террориста, сдаст!
  - Ну, у меня - железобетонное, алиби! - Расхохотался я. - Из вещей - один рюкзак! А багажа и в помине - нет! И свидетель - есть!
  - Что за свидетель? - Встрепенулась Татьяна.
  - Да... - Задумчиво протянула наша собеседница. - Свидетель...
  - Что за свидетель, Марья? - Танечка не на шутку, забеспокоилась.
  - Да, странная, она... - Марья, задумчиво поцокала языком. - Летит - в экономе, а часики, на руке - "картье", браслетик - не сколы, бриллиантов, а - целые. Цепочка, тоже, ничего себе, только один кулон - рубин, чего стоит... Не простая, бабушка...
  - Девушки, а у Вас на борту, интернет работает? - Подмигнул я, откладывая книгу и доставая читалку.
  Татьяна и Марья, переглянувшись, кивнули.
  Через пару минут поисков, мы - ахнули!
  Со странички, на нас улыбалась Вера Ростиславовна Темилина-Зейнштейн.
  - Консультант "Интерпола", - начал читать я вслух. - Президент ассоциации адвокатов "Правда", личный советник президента...
  - Странно, что она не на личном самолете... - Марья покачала головой. - Ой, что-то с нашим рейсом - не чисто...
  Я же, в свою очередь, позавидовал женской наблюдательности, помноженной на профессиональную.
  - В Москве - видно будет! - Легкомысленно отмахнулась Татьяна, вставая. - И, вообще, пусть все горит огнем! Марья, подменишь, меня, на полчасика?
  Марья уставилась на нее круглыми глазами.
  - Танька, сдурела?!
  - Ага! - Девушка, дождавшись утвердительного кивка напарницы, наклонилась ко мне, демонстративно расстегивая пуговички на блузке.
  - Через пять минут, зайдешь за занавеску и откроешь дверь, слева. Поднимешься по лестнице... - Татьяна, блеснула глазами, давая понять, что дальше инструктировать - только портить и зашагала по проходу.
  - Иди, уже! - Подтолкнула меня следом, Марья, не давая выдержать, предложенные пять минут. - Не заставляй, ее ждать!
  Пока шел по проходу, достал из кармана кольцо и одел его на палец.
  Раз, Судьбе - угодно, кто мы такие, что бы с Нею - спорить!
  В Москве, капитан меня - сдал, скотина!
  Наряд полиции, влетел в салон, едва Танечка открыла дверь.
  И, замер, наставив на меня, стволы АКСУ.
  - Медленно! Встаньте и поднимите вверх, руки! - Потребовала безликая фигура, в защитном шлеме, с намордником.
  Медленно и очень спокойно, встал и поднял руки, на уровень плеч.
  - Выше! - Потребовала другая фигура.
  - С его ростом - выше - уже порча имущества! - Мой ангел-хранитель, Вера Ростиславовна, царственно выплыла из за занавески. - Оружие, убрали, мальчики!
  "Мальчики", в обалдении рассматривали женщину, посмевшую прервать их операцию.
  - Стоять, на месте! - Прикрикнул самый нетерпеливый, переводя на Веру Ростиславовну, ствол своего автомата.
  Тяжело вздохнув, "старушка" покачала головой.
  - Совсем, старость, не уважают... - Понимающе, хихикнул я.
  - Молчать! - Фигуры, одинаковые, как клонированные овечки. Кто говорит, поди, разберись!
  - Меня зовут Вера Ростиславовна Темилина-Зейнштейн. - Представилась моя "свидетельница". - Если Вы, разрешите, я - достану, свои документы...
  - Только - медленно! - Группа захвата разделилась: трое - держали на мушке меня, двое - напряженно следили за тем, как Вера Ростиславовна, медленно, открыла сумочку и вытащила оттуда малиновые корочки, с золотым тиснением.
  - ФСБ, что ли?! - Шепнула одна фигура в наморднике, другой.
  - Хуже... Адвокат...
  - Убирайте оружие, мальчики! - Развернув свои корочки, потребовала Темилина-Зейнштейн. - Живо! Ну!
  В этот раз, "мальчики", послушались.
  - Итак! Я, требую объяснений! Что здесь, происходит? - В голосе личного советника президента, звучал металл.
  - Капитан борта, сообщил о присутствии на борту, подозрительного, мужчины... - Начал отчитываться старший группы захвата. - После получения сообщения, группа, возглавляемая мною, проникла на борт самолета и...
  - Что значит - проникла?! - Опешила Темилина-Зейнштейн. - Вы что - дверь, взламывали?
  - Э-э-э. Никак нет! - Молодцевато гаркнул старший, понимая, что сморозил глупость.
  - Может, мы пройдем в здание аэропорта и все обсудим - там?! - Взмолился он, понимая, что его - подставили.
  - Обязательно, пройдем! - Кивнула Вера Ростиславовна. - Как только, мои люди...
  В салоне появилось несколько улыбчивых крепышей, в идеальных костюмах-тройках.
  - А вот и они... - Вера Ростиславовна, обратила на меня, свой царственный лик. - Руки - можно опустить!
  - Спасибо, госпожа Советник Президента. - Поблагодарил я, вызвав ее улыбку.
  - Учитесь, "мальчики"! - Советник президента по борьбе с коррупцией, ткнула в меня пальцем. - Вот, как надо!
  - "Начальство - надо знать в лицо!" - Усмехнулся я.
  - Именно, так! - Склонила голову, Вера Ростиславовна. - Именно - так!
  Глаза оперативника, подозрительно уставились на меня.
  Я, пожал плечами.
  Подхватив мой рюкзак и куртку, оперативники сопроводили меня до уютной комнаты отдыха, в которой, через несколько минут появилась и Вера Ростиславовна, со своими, костюмированными, мальчиками.
  - Ну и каков, вердикт? - Поинтересовался я, когда мой рюкзак поставили на стол.
  - Что, с больного взять, кроме анализов?! - Подмигнул мне, один из "костюмированных". - Можете быть, свободны. От лица компании "Аэрофлот", Вам приносятся извинения...
  - Не булькает! - Скривился я, переупаковывая, рюкзак.
  - И, в качестве компенсации, за причиненные неудобства, окончание этого перелета, вы проведете...
  - В ах... В полном, удивлении? - Сорвалось у меня.
  Моё, долбанное, чувство юмора - прорезалось...
  Взрыв хохота, от всех, включая и госпожу Советника, стал мне наградой.
  - В салоне, премиум - класса! - Закончил молодой человек, отсмеявшись.
  - Одно и тоже... - Почесал я затылок.
  - Думаю, экипаж рейса 859, сделает все от него зависящее, чтобы ваше пребывание на борту, стало незабываемым! - Подмигнула Вера Ростиславовна.
  - Я, могу идти? - Закинув рюкзак на плечо, я замер, ожидая разрешения.
  - Еще, минуточку... - Остановила меня госпожа Советник, делая знак, своим "мальчикам".
  - Садись, Андрей. - Предложила она, едва за последним из ее встречающих, закрылась дверь.
  - Уже, на "ты"? -Удивился я, усаживаясь, напротив.
  - Ты, возражаешь?
  - Удивляюсь.
  - Тяжелый, ты, человек... - Вздохнула Вера Ростиславовна. - И - странный... И, паспорт, у тебя - странный... Выдан, 17 ноября...
  Я, замер, ожидая продолжения.
  - И, за семь лет, ты - нигде - не появился.
  - Это - плохо?
  - Это - странно... Если... Я сделаю запрос, мне не придется... Разочаровываться? - Последнее слово, Вера Ростиславовна выделила интонацией. - И, встречать тебя у трапа, с наручниками?
  - Не придется. - Заверил я, ее.
  Кто сказал, что я - собираюсь возвращаться?!
  - Хорошо. - Кивнула она, протягивая паспорт. - Доброго пути!
  - Спасибо! - Сдержано поблагодарил я, убирая документ в правый, внутренний, карман.
  - Андрюша... Ты - левша? - Вопрос застал меня врасплох.
  - По некоторым, реакциям - да... - Подмигнул я, открывая, дверь. - Счастливо, оставаться!
  - Я, провожу! - Придержал меня, за локоть, один из "мальчиков" Веры Ростиславовны. - Иначе - житья, не дадут!
  - Это - точно. - Со вздохом, согласился я, представляя, как именно, могут встретить меня пассажиры рейса...
  - Андрей! - Протянул я руку, своему сопровождающему.
  - Мирон! - Пожатие у Мирона, было будь здоров!
  К моему удивлению, Мирон провел меня мимо таможенного и медицинского постов, запросто отодвинув, возникшего у него на пути, "погранца".
  Молча! Отодвинувшего!
  Как, стул или, мешающую, ветку дерева!
  "Зеленая фуражка" тоже - выпучил глаза.
  - Не слишком, круто?! - Поинтересовался, оглядываясь на опешившего пограничника.
  - Нормально... - Отмахнулся Мирон, открывая передо мной дверь служебного входа. - Тут, так положено. Либо, ты - гнешься, либо - перед тобой! Столица, ёк-макарёк!
  - Ох ты, древность то, какая! - Рассмеялся я, услышав знакомое выражение.
  - Любимое выражение Её Первосвятейшества! - Подмигнул мне парень, деловито хлопая себя по карманам. - Куда же я его... А, вот... Держи!
  Мирон протянул мне таможенный талон, украшенный печатями, пройденных служб контроля.
  - Твои, уже прошли, контроль. - Пояснил он мне, отвечая на удивленный взгляд. - Сейчас, полчаса - час, в салоне самолета, сидеть будете, пока капитана, другого, привезут...
  - А этот, Алехин?
  - Злоупотребление, служебными полномочиями. Ложный вызов, опергруппы. - Пожал плечами Мирон. - Её Первосвятейшество - самая злопамятная, из виденных, мною! А, "Аэрофлот", ее любимая, девочка для битья!
  - Таки, есть за что? - Проходя по трубе, ведущей в салон самолета, в сопровождении Мирона, я приметил ярко вспыхнувшие глаза Татьяны.
  - В седьмом году, "Аэрофлот", отказался вывозить беглецов из... - Мирон замялся.
  - Знаю. Слыхал. - Подстегнул я, своего собеседника на продолжение беседы.
  - Наша, Вера - свет - Ростиславовна, была в их числе. Им, пришлось выбираться, на своих, двоих. А с ней, была маленькая внучка, Светочка... Эй, ты... Чего, побледнел?! - Испугался Мирон.
  "... А ты, женишься на мне, когда я вырасту?" - Маленькая девчушка, доверчиво прижалась ко мне, прикрывая глаза от огня костра.
  - Конечно, женюсь! Только ты, вырастай, поскорее!- Я обнял ребенка и начал осторожно укачивать.
  - Еще пара дней и мы, все, здесь - подохнем! В этих, болотах! - Выкрикнул мужской голос.
  - Заткнись, баба истеричная! - Бабушка Светочки, распрямилась, как стальная пружина и врезала мужчине, под дых. - Иди, лучше, дрова, собери! Займись, чем-нибудь!
  - Баба Вера, опять буянит, да? - Светочка ласково улыбнулась. - Ты, хороший!
  Ласковое детское дыхание, посреди болот.
  Двадцать семь человек, бредущих, по колено в ледяной воде.
  Трое - детей...
  - Здорово у тебя, с малышней, получается! - Баба Вера, тихонько, чтобы не разбудить детвору, присела рядом. - Своих, нет?
  - Да, не судьба, как то...
  - Если, завтра, распогодится... Эти... Вертолеты, за нами, пустят... - Баба Вера, титановой прочности и золотой души - человек.
  - Не распогодится! - Пообещал я, твердо. - Пока, нам надо - не распогодится!..."
  - Андрей, ты чего? - Мирон, сам бледнее белёной стенки, придерживал меня за плечи.
  - Душно... - Вяло улыбнулся я. - Душ, бы...
  - Сейчас, организуем! - Обрадовала меня Татьяна, пытаясь оттеснить от меня, Мирона.
  - Нельзя же, на стоянке... - Растерялся, Мирон.
  - А, после взлета, можно? - Жалобно попросил я.
  - После взлета - всё можно! - Уверила меня Татьяна, увлекая в премиум - салон.
  Мирон, последовал за нами, к большому разочарованию моей прелестной блондинки и расположился в кресле - напротив.
  - Ты, тоже, там был? - В лоб поинтересовался Мирон, когда Татьяна принесла нам прохладную минералку.
  - Ага, сподобился, родню навестить! - Горько рассмеялся я, прижимая к разгоряченному лбу, холодную бутылку. - В кои-то веки, выбрался, на свою голову!
  - Как там было? - Мирон, словно гончая на охоте, подался вперед, ожидая продолжения.
  Я рассматривал салон класса премиум, впервые, при включенном, освещении.
  Десять высоких, кресел.
  Три, вокруг небольшого столика.
  Две пары, друг напротив друга.
  Три - одинарных, отделенных от всех, скользящими занавесками.
  - Как там было? Хреново, было, Мирон. - Я, вскрыл бутылку и напился из горла, не смотря на стоящий, пустой стакан на столике. - Взбесились, тогда...
  Перед моим взглядом, поплыли горящие развалины, дома.
  Стандартной, советской хрущобы, в которой еще вчера, еще сегодня утром! Жили, люди.
  А сейчас, их лица превратились в оскаленные морды.
  Они были готовы рвать любого, не похожего на них.
  Любого, говорящего на другом языке.
  Пальцы сжались в кулаки.
  - Прошел слух, что их земли, готовятся отдать под поселение экзотов. - Хмыкнул я. - С этого всё и началось!
  - Ты... Вместе с Ростиславной, уходил?
  - Нет. Пересидел, на охотничьей заимке и ушел, через две недели. - Помотал я головой. - С моей мордой, я везде - свой...
  - Ну... Не скажи! - Возмутился Мирон. - Типичнейший...
  -Посмотри, на меня! А теперь - добавь усы и бороду! - Подмигнул я.
  - А, ведь и правда... - Рассмеялся парень, облегченно. - Ростиславна, до сих пор, ищет... Одного человека, с тех времен...
  В голосе парня, засквозила неприкрытая грусть.
  - Он, в те дни... Все что было - онлайн, на все, сайты - загружал! Его искали - искали... А он - с ними, шел!
  - KM-Xorer. - "Догадливо" подсказал я. - Видел я, его съемки! Как мужик, мозгой не тронулся...
  - Ростиславна, за его нахождение, поставила десять лямов - вознаграждения! - Восхитился Мирон.
  - За голову, КМ-Ксорера, Европарламент, на закрытом заседании, объявил награду в один миллиард евро! - Вылил я ушат холодной воды, на горячую голову Мирона. - Считается, что Ксорер - экзот. Так что... лучше ему сидеть, очень - тихо!
  - За что, такая...? - Глаза Мирона стали большими и круглыми, от услышанной цифры.
  - Есть мнение, - Вздохнула Татьяна. - Что под шумок, Ксорер увел со счетов, несколько триллионов евро, поставив экономику Европы, раком! Что, смотрите?! Я, тоже, читаю Лукьяненко! У него, есть все основания предполагать, что кроме денег, Ксорер увел нечто такое...
  - Бред, какой... - Возмутился Мирон. - Не сходится!
  - Либо, КМ-Ксорер - не один, человек... - Отсалютовал я, запотевшей бутылкой минералки.
  - Жаль, правды мы никогда не узнаем... - Вздохнул Мирон.
  - Часть правды - когда-нибудь... А, "вся правда, грозит изменнику гибелью"! - Прищурился я.
  - Думаешь, был - изменник? - Мирон снова навострил уши и подпрыгнул, когда во внутреннем кармане его пиджака, зазвенел телефон. - Да! Хорошо!
  Татьяна, сидящая в кресле, как скромная мышка, видя, что взгляд Мирона блуждает по потолку, потянула форменную юбку, вверх.
  - Все. - Вздохнул Мирон, пряча трубу, в карман. - Ваш капитан - на борту! Мне, пора.
  - Счастливо, оставаться! - Я встал, прощаясь.
  - Счастливо - долететь! - Не остался в долгу парень и развернувшись, прошел к выходу.
  Татьяна, как тень, скользнула за ним, провожая.
  Я, вернулся в кресло и от души - потянулся, прогоняя наваждение, вызванное нашим разговором.
  Яркий, верхний свет, в салоне, сменился на приглушенный, от встроенных в стены, светильников.
  Длинноногая блондинка, с двумя бокалами и бутылкой шампанского, замерла, напротив меня.
  - Мы, еще не взлетели! - Напомнил я.
  - А, уже - всё - можно! - Подмигнула девушка.
  - А можно - пока, только - девушку? - Размечтался я, любуясь тонкой фигуркой, на фоне нежно голубых огней "мягкого", освещения.
  - Можно... Чуть - позже! - Белокурая бестия, поставив бутылку и бокалы на столик, сделала шаг назад, расстегивая форменный пиджак.
  Даже той малости освещения, что оставалось, хватило, чтобы понять - под блузкой, кроме горячей девушки - ничего и нет!
  Повернувшись ко мне спиной, Танечка, потянула вниз замок молнии, на юбке.
  - Вот теперь, мне никто не помешает получить то, что я хочу! - Заявила она, озорно развернувшись на каблуках. - Я - только - начинаю!
  Юбка, скользнула с ее обтянутых колготками, ножек, с тихим шорохом.
  В каждой женщине, одновременно таится и львица и - корова.
  Кого вытащит женщина, в следующее мгновение, по-моему, не знает даже она сама.
  Сейчас, передо мной стояла - львица!
  - Хороша! - Подался я вперед, в надежде дотянуться.
  - Сиди, смирно! - Приказала львица, начиная стягивать с себя, колготки.
  - Сидеть смирно?! - Удивился я. - Тогда, тащи, Лукьяненко!
  
  
  ***
  
  - Мистер Тобольскии... Вы, заставляете, меня, нервничать... - Мой личный гид - переводчик, устало опустил свою кучку костей на кресло, в моём номере. - Может быть...
  - Хан, - я закрыл крышку ноутбука, пряча от его глаз, открытые файлы. - Если нервничаешь - расслабься! Через девять дней, ты будешь водить другого, туриста, на котором, Твои бедные нервы - успокоятся!
  - Скажите правду, мистер Тобольскии, вы, уже были, в моей стране? - Переводчик тяжело вздохнул, ожидая ответа..
  - Нет! - Рассмеялся я, наливая себе, гранатовый сок. - Не был!
  - Вам - скучно, что Вы, второй день, сидите за своим ноутбуком?
  - Хан, работа имеет свойство накапливаться... Особенно, если ты - отдыхаешь... - Скривился я.
  Гранатовый сок - моя слабость - в этой стране имел неожиданно приторно - сладкий вкус, к которому я никак не мог привыкнуть.
  - Может быть, Вы были, в соседней Индии? - Снова начал интересоваться, Хан.
  - Не припомню... - Помотал я головой. - А, с чего - расспросы?
  - Вы, не едите - мясо. Не употребляете - алкоголь... - Хан начал перечислять мои странности. - Вы - вегетариянец?
  - Правильно говорить - "вегетарианец", или - "веган"... - Поправил я своего переводчика. - Нет.
  - Может быть...
  - Хан, хватит гадать! - Не выдержал я. - Надоело! То, что я такой вежливый и спокойный, совершенно не означает, что я - вежливый и спокойный... Я - отдыхаю! Просто, не мешай мне...
  - Но, неужели Вам, не интересна самобытная культура, моей Родины?!
  - Нет. - Коротенькое слово, повергло моего переводчика в тихий ступор.
  - Почему?! - Хан, обиженно засопел.
  - По моим наблюдениям, народ начинает кичится своим прошлым, тогда, когда понимает, что ничего не сделал, для своего будущего...В первые же два дня, я наблюдал именно это. Для меня - ничего, нового... - Я с удобством расположился в кресле, отдернув новые, белые брюки. - Вас, старательно прессуют, со всех сторон... А вы... Не прессуетесь...
  Глаза Хана, яростно сверкнули.
  - Вам твердят: "Самобытная культура", "Историческое наследие"... Массу красивых и громких слов... Забывая уточнить, что отток молодежи - образованной, молодежи - превышает деторождаемость. Вашу страну, дражайший мой гид, готовят к тотальному, уничтожению... Это было уже не раз. Не вы первые, купившиеся на "нежные песни", не вы - последние... - Я поставил пустой стакан, на столик рядом. - Не надо смотреть на меня, как на врага народа, Хан. Не надо напоминать, о великих мыслителях и математиках, философах, которых подарил, ваш континент, всему миру. Это - прошлое. Где, ты видишь - будущее?
  - Мы... - Хан задумался. - Мистер Тобольскии...
  - Хватит меня "мистерить", Хан... - Отмахнулся я. - Мистеры, господа... У всех - красная кровь... Не бери в голову, Хан... Это делают не только с Твоей, страной...
  - Вами интересовалась леди, из 502... - Тихо вздохнул гид - переводчик, протягивая руку к бутылке пива.
  - Знаю... Она уже дважды, ошиблась номером! - Рассмеялся я и подхватив со стола, выдернутый из бука радиомодуль, начал, задумчиво его подкидывать вверх. - Фройляйн Анна - Лена Гешке, 32 года. Любительница экстремального вида спорта, под названием: "секс..."
  Хан фыркнул, поперхнувшись пивом.
  Вот что странно - когда он переводит, может забыть то или иное слово, но, стоит только начать говорить мне - понимает - всё!
  - Впрочем, Хан, если Ты дашь мне поработать, часика три, то... - Я задумался, чем бы заняться.
  - Сегодня, есть чудесная экскурсия на новый мост! - Встрепенулся Хан. - Вы, не пожалеете!
  - А что такого, чудесного, может быть в мосте?! - Пришло время удивляться мне.
  - Его высота, над уровнем моря! - Подмигнул Хан, допивая пиво и вставая. - Это, надо - видеть!
  - Отлично! - Согласился я. - Жду тебя...
  - В пять! Вид с моста, прекрасен на закате! - Хан, деловито убрал пустую бутылку в мусорку. - Фройляйн, можно, предупредить?
  - Сводник ты, а не гид! - Расхохотался я. - Лучше, предупреди внизу, что если в мой номер снова наведается воришка - я, за последствие - не ручаюсь!
  Хан помрачнел.
  Гостиничные воришки, приученные, что русские - не внимательные и отходчивые, вовсю пользовались этим фактом, утаскивая, всяческую мелочевку. Вроде и не жалко, но, сам факт - раздражает!
  Мой, например, утащил у меня, набор отверток, собака!
  Закрыв, за ушедшим Ханом, дверь на задвижку, вернулся к ноуту.
  Старый Асус, за которым мне пришлось побегать, таская за собой Хана, по всему городу, отличался одним, очень не маловажным для меня, фактом - его радиомодуль, Wi-Fi - Bluetooth, был - съемным. Прикупив по дороге фирменный комплект, для съемного жесткого диска, получил, в результате, ноутбук, в который никто не влезет по сети и, вставив винт, в комплект, смог, наконец-то, спокойно сесть и разобраться, что почем...
  Лучше бы - не делал этого!
  Дианка, хакерша моя, рыжекудрая, при обработке данных, рассортировала их по степени важности.
  Честь ей и хвала, Умничке!
  Только, самое Важное, как всегда, оказалось в папке, названной "Хрень"!
  Восемьсот часов телефонных разговоров!
  Как, рыжая умудрилась вломится в IP-телефонию, я не понял.
  А, причину моего билета, в один конец - вполне...
  Нет, я конечно, догадывался, что любое государство, по своей сути - террорист, шантажист и убийца - в одном "флаконе"...
  Но, вот в каннибализме...
  Не мудрено, что получив данные, о "списании" пяти сотен экзотов, в пользу, вполне конкретного государства, обещающего за это - всемерную поддержку демократических начинаний, меня отправили, по вполне понятному, адресу...
  Грешным делом, даже решил оживить для такого случая, Ксорера. Пусть повертится, наш президент, на угольках...
  Остановило только одно - пока - рано...
  Людей, уже не вернуть...
  Дождемся, когда их бренные останки, наполнят витрины аптек и - врежем!
  Я, не только Ксорера, оживлю...
  Только - когда меня, уже не будет!
  Не раньше.
  Тогда, я может и личико, своё - явлю... Виртуальное... Тех лет...
  Да выложу, ту технологию, что упер, под шумок, из хранилища банка "Балтоком", после начала резни...
  Рассмеявшись, своим наполеоновским планам, вновь вернулся к прерванной работе.
  "Распоряжение ? 301 от 1 января 2015 года.
  Прекратить развитие малого бизнеса. Заморозить кредитование. Основное направление моей страны - пост индустриальное!
  м.п. подпись."
  "Да..." - Я отвалился на спинку кресла. - "Прощайте мечты ФД и ТД, о развитии нашего дела... Снова, раком, поставили!"
  "Распоряжение ? 408 от 11 января 2015 года.
  Усилить контроль, за регистрацией экзотов. О всех нарушениях - докладывать незамедлительно. Начата работа по восстановлению производства вакцины "АВ - 18", "АВ - 16". Особое внимание, за отдельными группами, предназначенными для начального освоения вакцин. м.п. подпись."
  - Суки! - Не выдержал я, начиная грызть ноготь на большом пальце левой руки. - Вот же - суки!!!
  От ненависти - затрясло.
  Один раз, уже мы эту лабу - прикрыли...
  Значит, кто-то из тех мразей, все-таки, выжил...
  За числами, за обычными, ни в чем не виноватыми, числами, пряталась очень простая истина.
  Вакцина "АВ-18" и "АВ-16", в просторечии - "молодильное яблоко" - изготавливалась из мозжечка экзота, даруя вторую молодость.
  А, числа...
  Это возраст - экзота, а не, временнАя граница эффекта омоложения, как думает обыватель...
  - Да, когда же ты, человечество, нажрешься-то! - Вскочил я с кресла. - И - лопнешь!
  Отключив съемный жесткий диск, поставил асус под формат, не доверяя очистке.
  В отличии от экзотов Павлова, нас было слишком много...
  И, летать в космос, мы - разучились!
  Как легко и красиво, избавился Павлов от угрозы, со стороны человечества - отправил, 656, простите - 657, экзотов, в дальнее путешествие, на борту "Великого предка"...
  Как, в какие корабли, запихать десять миллионов человек?!
  И, как быть - мне?!
  Со всей этой, информацией?!
  Вот уж воистину - "Многие знания..."
  "Форматирование завершено!" - Обрадовал меня ноутбук.
  Отключив бук от сети, перевернул его и разобрал.
  Пришла пора, вернуть модуль на место.
  И, проверить, кто из прежней гвардии, хоть раз в неделю, появляется в сети...
  Систему Asus, ставил неторопливо.
  За час, со всеми шаманскими танцами, впихнул - таки, старенькую операционку, вместо новомодной и навороченной, но совершенно, беспонтовой, новинкой от "мелких и мягких".
  Да, я - "форточник"!
  И, новомодные ядра, "открытых разработок", меня не привлекают.
  Знаю "форточки", как облупленные - в этом и есть - моя сила...
  Пока орудовал gpedit-ом, подчищая хвосты и ускоряя работу системы, перебирал представителей моего племени, уже сошедших с дистанции.
  "БиоМеХХ" - Уже давно, добропорядочный житель, процветающей, страны.
  "ХууМ" - Тоже остепенился, обзавелся лысиной и тремя детьми.
  "KATbIP" - Сел, за неудавшийся, взлом. Дал согласие на сотрудничество с властями...
  "THROLL" - Пропал из вида, в 2007 - с концами.
  "KoIN" - Женился, создал свою группу и благополучно гастролирует, по всему свету...
  "Pantera" - С нами больше нет...
  Погибла, в автомобильной катастрофе, "СнеКуРочКа"...
  Стала, талантливым модельером - "Афина".
  А, больше никого и - нет!
  Всё...
  Приплыли...
  Остаётся, Дианка...
  Для молодых, ник "KM-Xorer" - пустой звук, не прославившийся, громкими взломами или потрясающими программами...
  Только, один - прямой репортаж - длиной в четверо суток...
  Отдельные кадры из которого, облетели весь информационный, мир, не по одному, разу...
  Сидя перед экраном, с вертящейся заставкой - часами, глупо улыбался.
  "... "Раззвиздяям, не место в клубе!" - Ожесточенно чесал затылок, Генеральный Директор. - "Гнать, в три шеи!"
  "Да, пролетел ты, мил человек!" - Поддержал ГД, ТД. - "Зря ты, так!"
  "Значит, пишу - "раззвиздяям, в клубе - не место!"?" - Переспросила наша очаровательная секретарь, тире - бухгалтер.
  "Пиши!" - В один голос, согласились директора. - "А мы, пошли, пива, попьём!"..."
  Тихий стук в дверь, отвлек меня.
  - Мистер Тобольскии! - Звенящий ручеек голоса фройляйн Анны - Лены Гешке, заставил меня покинуть кресло и переместиться на балкон, плотно прикрыв за собой дверь. До 17.00, еще далеко!
  И, вообще, может я душ, принимаю?!
  Опершись на перила балкона, вперся взглядом в горизонт.
  Смотреть вниз, на город, желания не было.
  - Эй, сосед! - Раздалось, слева. - Пиво, будешь?
  - Буду! - Рассмеялся я.
  - Тогда, давай, ко мне, сюда... Пока моя, на экскурсии... Дверь, сейчас, открою...
  - Погоди! - Остановил я соседа. - За моей дверью, "домогательница", притаилась!
  - Так и ее - бери! - Хохотнул невидимый сосед.
  - Ну уж - нет! - Замотал я головой, словно человек за непрозрачной стенкой, разделяющей наши балконы, мог это видеть. - Лучше я, по нашему, по-простому!
  Встав на перила, обогнул стенку и спрыгнул на балкон соседа.
  - Я, к своей, тоже по балкону, лазил! - Улыбнулся "Шкаф славянский, двустворчатый". - Давненько это было... Павел!
  - Андрей! - Представился я. - Где, пиво пьянствовать будем?
  - А, здесь и - будем! - Обрадовал меня Павел. - Надоел этот номер, хуже редьки!
  Павел, скрылся в номере, хлопнул там дверцей холодильника и вернулся с парой бутылок пива, запотевших, от холода.
  - Ну, со знакомством! - Провозгласил он, открыв свою бутылку о перила балкона и подняв ее вверх.
  - За знакомство! - Согласился я, повторяя его действия.
  О, первый глоток пива, в жаркий день!
  Тебе, можно сложить оду и посвятить - поэму!
  Как ты прекрасен, пенный напиток, веселящий душу!
  Как, воспеть тебя, в веках, дабы твое величие, оставалось столь же бессмертным?
  Где, какие строки, надо выбить, на каменном столпе, дабы читавший, смог оценить их и унести, в сердце своем, делясь, с окружающим миром, твоим, всезахватывающим, пенным хмелем!
  - Ты, откуда, сосед? - Павел, вытащил на балкон столик и пару стульев, на которых мы устроились.
  - Новосибирск.
  - О! Земеля! А мы - с Барабинска!
  - Знаю! - Обрадовался я. - "У нас в Барабе"!
  - Ага! С Советских, времен, осталось! - Заржал Павел.
  - И, часовня у Вас - красивая... - Поделился я, воспоминаниями.
  - Ага! За - красоту! - Павел, протянул мне бутылку, чокаясь.
  - За красоту! - Согласился я.
  - Слышь... - Внезапно обеспокоился сосед. - А, обратно, ты тоже - так... Фьюить?!
  - Ага... - Кивнул я. - Номер, на задвижку закрыт. Изнутри!
  - Восьмой этаж, все-таки... - Засомневался сосед. - А ты - поддатый!
  - С двух - то бутылок пива?! Я, еще, только начал! - Обрадовал я соседа. - Мы, сейчас, твоё, пиво, выпьем... А потом, я за своим, схожу... Заодно и дверь - открою...
  - Во! Это - по-нашему! - Павел расстегнул рубашку. - Эх, воблочки... Всё у этих "пумпхутов", не по-людски!
  - У них, я видел, вяленое мясо, в холодильнике... С перцем... - Припомнил я, содержимое моего холодильника.
  - Это, которое? - Навострил уши, сосед. - Синие, пакетики?
  - Нет. Бело - желтые. - Поправил я.
  - Сосед, тебя, мне - сам бог, послал! - Павел метнулся в комнату и загремел холодильником. - Эти?!
  На стол передо мной, легли шесть пакетов, вяленого мяса, с перцем.
  - Эти! - Кивнул я, вскрывая первый пакет.
  - Я - за пивом! - Сосед, ракетой слетал "в холодильник".
  Рубашка, от его скорости, сползла, открывая татуировку.
  Синюю татуировку, с группой крови и резус - фактором.
  - Пограничник? - Поинтересовался я, постучав себя по груди.
  - Есть, такое... - Сосед прикусил мясо, крепкими зубами. - Ох и ядрёно! Как, узнал?
  - Да, черт его, знает... - Признался я. - У десантуры, как-то по-другому, выглядит...
  - Ха! Так и есть! - Павел, "втянул" в себя, разом, полбутылки пенного напитка, заливая перечный пожар. - Для каждого рода войск - свои правила! Вот ты, кто?
  - Рядовой пекарь хлебопечения! - Приложил я к пустой голове, руку.
  - Обозник... - Печально вздохнул Павел.
  - Но - но! - Деланно обиделся я. - Голодным, давно не оставляли?!
  Сосед уставился на меня, круглыми глазами и заржал!
  - Точь - в - точь, прапорщик Петрихин! - Сквозь хохот, поведал он мне. - Ох и редкий был, проныра! Но, дело - знал - не подкопаешься! И ведь, все знали, что - ворует! А поймать, так и не смогли!
  - Ну, за - Неуловимых! - Провозгласил я.
  - И - Непотопляемых! - Добавил, сосед.
  Вот оно, наше, неизменное решение всех проблем...
  Сперва - напиться...
  Потом - подраться...
  Потом - разобраться...
  Напиться, еще раз...
  Проснуться и понять, что проблемы - уже - не существует!
  Жаль признаваться, но "ТВ", такая пакость, что даже напиться нельзя...
  Но, "граничное состояние", как выяснилось, "поймать" - можно!
  - Экзоты... - Паша рубанул рукой, по воздуху. - А, что - экзоты? У нас, в депо, работает трое... Так, если бы все работали, как они - горя бы не было!
  - Таки - работают?! - Удивился я. - А как же Ваш - "Марс"?!
  - "Марс" и депо - две большие, разницы! - Павел откинулся на спинку, пластикового стула. - Не путай, соленое с горячим!
  - Есть, не путать, товарищ старшинант! - Отсалютовал я бутылкой, ловя себя на том, что переход по балкону, скоро станет весьма, затруднителен. - Паш, выгляни за дверь... Может, ушла, блондинка?!
  Покачиваясь, "славянский шкаф", важно прошествовал через номер, открыл дверь и высунул голову в коридор.
  - И-и-и-к! Чисто! - Вздохнул Паша, закрывая дверь. - Вот же упорная, "домогательница", тебе досталась! Почти час, под дверью, провела!
  - А, прорвемся! - Отмахнулся я, вставая со своего места.
  Меня, слегка покачивало...
  - Я, за пивом! - Обрадовал я соседа и шагнул на перила.
  В моем номере все было без изменений.
  Крутилась заставка - хранитель, на экране бука.
  Валялись, разбросанные по столу, инструменты.
  По пути, сунул голову под струю холодной воды - слегка освежиться.
  Перестарался. В результате - протрезвел, наглухо!
  Взяв пакет, перегрузил в него из холодильника, пиво и закуску. Добавил, на всякий случай, пару бутылок с соком - вдруг, благоверная Павла, вернется раньше...
  Проверив, ничего ли я не забыл, открыл дверь и вышел в коридор.
  Дверь в соседний номер была гостеприимно распахнута.
  - Сосед! Принимай, добычу! - Проорал я, во всю, ну, почти - всю - глотку.
  - Сюда, тащи! - Донеслось с балкона.
  За пару минут моего отсутствия, Паша, как любой нормальный мужчина, в состоянии алкогольного опьянения, умудрился, выдернуть холодильник со своего места и перетащить на балкон - чтоб за пивом, далеко не бегать!
  Встроенный, холодильник, спешу заметить!
  Со всеми, продуктами...
  И, ведь ничего не разбил и не уронил!
  Да! Это - Наши - Люди!
  - А, сок, чего, притащил? - Удивлению соседа не было конца.
  - Вдруг - Твоя, придет! - Пояснил я, открывая о перила, очередную бутылку.
  - Тю! Когда моя придет, нам еще ящик пива потребуется! - Паша коротко хохотнул. - Она у меня, хоть и миниатюрная, а пива, больше меня, выпивает!
  - Заказать, еще? - Предложил я.
  Первый же глоток, на старые дрожжи, вернул эйфорию пограничного состояния.
  - Давай! - Кивнул головой, сосед. - И, мяса, этого... Не выговорю, никак! Верблюдячьего? Верблюжиного? Короче, от верблюда...
  - Яка, мясо, Паша! Яка! - Заржал я.
  - Ну, ячьего! Или -ячиного?! Раз, воблы, нет...
  Снимая трубку телефона, в ужасе представил, какой позор меня сейчас ждет - весь мой искалеченный, компьютерными терминами, английский, приказал долго жить!
  А в голове, вертелось только ставшее проклятьем: "ту ти ту ту ту!"
  - Обслуживание номеров! - Услышал я, вполне пристойный русский, в трубке и замер, не поверив в Чудо. - Чего, изволите?
  - Два ящика пива, в номер 8117. Мясо, яка - дюжину. Фисташки, арахис - соленые - по килограмму... - Начал наговаривать я, заказ. - Из, соленого, к пиву, есть что-нибудь?
  На том конце провода, воцарилась гробовая тишина.
  - Алё, гараж! Меня как слышно? - Ляпнул я первое, что пришло в голову. - К пиву! Соленое! Сушеное! Вяленое! Мясо! Рыба!
  - А, что именно - желаете? - Прорезался другой голос. - Уточните, пожалуйста...
  - А, всего, по килограмму, тащи! - Распорядился я. - Расчет, сразу, в номере! Так что, все должно быть - свежее!
  - Так свежее или - соленое?! - Возмутился голос.
  - Паш! Тут интересуются, должно быть свежее или соленое? - Перевел стрелки, я.
  - Пиво - свежее. Рыба - соленая! - Рассудительно заявил Павел, с балкона.
  - Слышали? - Поинтересовался я, у собеседника. - Пиво свежее! Остальное - соленое или сушеное. Ну, или - вяленое!
  - Будет, через пять минут! - Обрадовал меня оператор и положил трубку.
  - Обещали, через пять минут! - Поделился я радостью, с Павлом.
   - Не-е-е! - Покачал головой сосед. - Не успеют!
  - Да, нам то, что! - Отмахнулся я. - Не успеют за пять, принесут через десять!
  - Ну, за Время! - Паша отхлебнул из горла. - Что бы его - хватало!
  - Воистину, правду глаголешь! - Согласился, припадая к живительной влаге.
  Через семь минут, в дверь номера постучали.
  - Иди, открывай! - Решил сосед. - Раз уж умеешь, по-ихнему лопотать, тебе и флаг в руки!
  Икнув, пошел открывать дверь.
  За дверью, оказалась мини-процессия из пяти человек.
  Включая, управляющего отелем.
  - Вы, делали, заказ... - Начал он, на ломанном английском.
  - Ну, делали... - Буркнул я. - Заносите!
  Управляющий, расплылся в улыбке и жестом велел заносить заказ в номер.
  - Ох ты ё! - Вырвалось у меня.
  Вот скажите, откуда я знал, что их ящик - 24 бутылки, а не наши - десять!
  Рассчитавшись, с управляющим и выпроводив носильщиков, мы с Пашей, стали разбираться с заказом.
  - Ы-ы-ы-ы! Рыба! Живем, котлеты! - Паша лучился счастьем. - Давай, все остальное, в холодильник, утрамбуем!
  После укладки пива, в холодильник больше ничего не влезло...
  - Жалко - чищеная... - Вздохнул сосед, разрывая рыбье тельце, на несколько частей.
  - О! - Вырвалось у меня, изучающего непонятную, упаковку. - Крокодил!
  - Да ну, на фиг! - Подался вперед, Паша. - Доставай!
  Звякнули, падая на пол, крышки от бутылок.
  - Сосед! Тебе, ведь, сегодня - никуда не надо?! - С испугом поинтересовался Павел, через полчаса.
  - Ну, нет! - Спрятал я под стол, пустую тару. - Такую поляну, я не поменяю и на...
  Щелкнул замок, открываемой двери в номер.
  - Т-с-с-с! - Прижал к губам палец, Павел. - Что сейчас будет...
  - Пашка! Ты, что опять, учудил?! - Не высокая, миниатюрная блондинка, сдвинула штору и взвизгнула.
  Пока она шла по номеру, успела расстегнуться и скинуть на пол верхнюю одежду, представ перед нами - топлесс!
  - Есть! - Радостно сжал кулак, мой сосед. - Попалась, ретивая!
  - Пашка! Убью, любимый! - Пообещала блондинка, из-за задернутой шторы. - Вот, как бог свят - стукну, сковородкой! Не пожалею, посуду!
  - Пойду, стул, принесу, да извинюсь... - Виновато шмыгнул носом, Павел.
  - Слушай... Может я, того... - Я, кивнул головой в сторону балкона.
  - Но-но! - Погрозил мне пальцем, сосед.
  Исчезнув за занавеской, из-за которой сперва раздался звук шлепка, а потом смачное "чмок", поцелуя, сосед появился через минуту, со стулом в руках.
  - Мир в семье - восстановлен? - Подмигнул я.
  - Ага. - кивнул Павел. - Сейчас, придет.
  Миниатюрная блондинка, росточком метр сорок пять, не выше, присоединилась к нам буквально через мгновение.
  - Пашка! Ну, стаканы же есть! - Сразу начала наводить порядок, девушка.
  - Это, моя, вторая половина - Наталья! - Гордо представил свою жену, Павел. - А это, наш сосед, справа, Андрей!
  - Очень, приятно! - Наталья хитро посмотрела на меня. - Так это в ваш номер, бился головой переводчик?
  - Ой, ё... - Я глянул на часы.
  17.43.
  - А, блондинка, головой не билась? - Расхохотался Павел.
  - Которая? - Заинтересовалась Наталья. - Крашеная немка? С челкой, на левый, глаз?
  - Она, самая! - Кивнул я.
  - Уехала, с греком, на автобусе... - Наталья повертела в руках бутылку, задумавшись. - Нет, за стаканом - не пойду!
  - Правильно! Нечего, посуду марать! - Поддержал ее супруг, заслужив поцелуй. И лишившись, куска рыбы.
  Наблюдая за этой парочкой, мне действительно стало легко на душе.
  Такие разные и такие...
  Муж и Жена...
  - Ой, как давно я так не сидела! - Потянулась Наталья. - Хорошо то как! Ким, позвать, что-ли... А то, снова поди, в своем скайпе, повисла... Ик!
  - Сиди, сам схожу! - Остановил жену, Павел.
  - Зачем, ходить?! - Удивилась его половина. - Телефон, сломал, что ли?
  - Наталка... - Павел, уставился на меня. - Может...
  - Может, может... - Отмахнулась Наталка, потягиваясь. - Ким, всю ночь за своим компом просидеть может!
  Пошатываясь, девушка вышла с балкона в номер.
  - Ох, не может она, спокойно жить, если рядом мужик, в одиночку... - Покачал головой Павел. - Ей бы, свахой, работать!
  - Я - все слышу! - Донеслось из-за занавески. - За базар - ответишь!
  Сосед, возмущенно засопел.
  - Всё. - Отвалился Павел, на спинку своего стула. - Передохнуть, надо...
  - Нет уж, любимый! - Наталья подкралась к нему сзади. - Работай!
  - Да мы, с трех часов, пьем! - Сдал все на свете, сосед. - Дай нам, отдохнуть!
  - Слабаки! - Презрительно фыркнула Наталья, усаживаясь мужу на колени. - Придется принимать решительные меры!
  - О, всемилостивая и всеблагая! - Взмолился сосед. - Дай супругу своему, время на раздумья о бренности тела!
  - Что?! Бунт! - Наталья, поерзала на его коленях и пару раз - подпрыгнула. - Давить!
  - Ик! - Сдался Павел, обнимая жену за талию.
  За веселым хохотом, мы сразу и не расслышали, стука в дверь.
  - Это - Ким! - Наталка, еще раз, ёрзнула по коленям мужа и побежала открывать.
  - Андрей! - Услышал я, ее голос. - Это - Вас, ищут!
  - Странно... - Чертыхнулся я. - Кого, леший таскает...
  Управляющий гостиницей, увидев меня, осторожно улыбнулся.
  - Что-то случилось? - Замер я. - Снова, воришка?!
  - О-о-о, нет, мистер Тобольскии... - Управляющий, набрал полную грудь воздуха и выпалил: - Пожалуйста... Воздержитесь, выходить на улицу, в состоянии опьянения... И, ваших, друзей... Если что-то понадобится, просто позвоните!
  - И, из-за этого, Вы пришли? - Удивился я. - Хорошо.
  - Вы, русские... В состоянии опьянения - неповторимо, неотразимо - милы и симпатичны! - Вздохнул управляющий. - Мне, проще, остановить голыми руками пожар или десяток, пьяных, немцев, чем Вас!
  - Мы, страшнее - пожара?! - Удивился я, не понимая, толи - похвалили, толи - обругали...
  - Да. - В голосе управляющего, прозвучало столько тоски, что захотелось позвать его, выпить пива. - Пожар, это - бедствие! Это, понятно всем, без исключения... А вот пьяный русский... Это бедствие, которое окружающие... Воспринимают... Неадекватно! Даже если русский, бьет полицейского... Защищают - Русского!
  - А, если русский, пьет, с полицейским? - Задал я провокационный вопрос.
  - Это - Строжайше - запрещено! - Замахал руками, управляющий. - Потому что пьяный русский, это... Харизма, в кубе! А, с пьяным полицейским...
  - Хорошо. - Рассмеялся я. - Мы, не будем, выходить на улицу. Постараемся и шуметь - поменьше...
  - Лучше, Ваши, песни, чем этот долбанный рэп! - Крик души, вырвавшийся у управляющего, больше всего смутил его самого. - Хорошего, Вам, вечера!
  Управляющий развернулся и открыл дверь, столкнувшись, нос к носу, с пухленькой брюнеткой, лет тридцати.
  - А... - Замерла девушка.
  - Всего доброго! - Кивнул управляющий.
  - Проходите! - Подмигнул я. - Вы, наверное, Ким? Я - Андрей!
  - Ох, Натоза... - Вздохнула брюнетка, входя в номер.
  - Ким! - Вывернулась из комнаты, Наталья. - Входи! Мы, тут, пиво, пьём!
  - Чую... - Вздохнула Ким.
  - Андрей, прихвати, стул! - Отдала распоряжение, Наталка и вцепившись в руку подруги, повела ее на балкон.
  Стульев, в комнате, больше не было.
  Пришлось, смотаться к себе в номер и взять, оттуда.
  С четырьмя стульями, столиком и холодильником, балкон превратился в крошечный пятачок, на котором бурлила жизнь.
  - Что, этому, надо было? - Начала допытываться блондинка, едва я вошел со стулом.
  - Просил, чтоб мы, не выходили на улицу, пьяными...
  Ким, уже оккупировала мое место и теперь бросала на меня странные взгляды.
  Каюсь, я сам пытался понять, почему эта девушка, кажется мне знакомой.
  - За знакомство! - Наталка, подмигнула Ким.
  - Да уж... Уехать в Непал, чтобы напиться с земляком... - Рассмеялась Ким, вцепившись в бутылку.
  Движения девушки, откровенно говоря, казались мне знакомы.
  Рассматривая ее исподтишка, перебирал своих знакомых.
  И, судя по взглядам, пойманным мной, Ким делала тоже самое.
  Но, не было у меня знакомых, со столь редкой специальностью "переводчик - синхронист"!
  - Ха! - Павел потянулся к холодильнику. - Неистребимое мы племя! Нас - стреляют. Нас - осуждают. Нами - пугают! А мы - живем! За Россию!
  - За Россию! - В три глотки, мы присоединились к тосту.
  Ким, после третьей бутылки, подхватила Наталку под руку - о чем-то, пошептаться.
  Вернулись они, в легеньких халатиках.
  - Вот! - Обрадовался Павел. - Молодцы! Не только пузо, радовать, но и - глаз! За - красоту!
  - Андрей, а Вы... - Начала Ким.
  - "Ты". - Автоматически поправил я. - Я уже столько, увидел, что обращаться ко мне, на "Вы" - оскорбление!
  Ким покраснела.
  И стала похожа, на одну, мою, очень хорошую знакомую...
  - Прости! - Рассмеялся я. - Не смог, удержаться. На самом деле, халатик, более чем, строгий!
  - Вот ты... - Деланно разозлилась брюнетка. - Пошляк!
  - Пошлый не рот! Пошлые - уши! - Подмигнул я, ей в ответ.
  Ким, побледнела и уставилась на меня, во все глаза.
  - Ну, и что вы тут, в гляделки, разыгрались?! - Наблюдательная Наталка, с интересом, уставилась на нас.
  - Ну, за - Симпатии! - Подмигнул мне Павел, отвлекая супругу.
  Ближе к девяти вечера, Наталка прочно прописалась на коленях своего "любимейшего мужчины" и мы с Ким, переглянувшись, начали прощаться.
  - Андрюша! Пожалуйста! Проводи Ким, до номера! - Подмигнула мне Наталка.
  - Обязательно! - Рассмеялся я, воюя со стулом, никак не желавшим, вписываться в повороты.
  Пока я заносил стул, Ким успела переодеться и теперь ждала меня.
  - Какой, этаж? - Галантно поинтересовался я, в лифте.
  - Давай, на крышу... Ксорер.
  - Ну, на крышу, так на крышу, СнеКуРочКа... - Согласился, я.
  Оперевшись, пятой точкой на парапет крыши, смотрел на человека, которого - "нет в живых".
  - Ксорер... - СнеКуРочКа криво улыбнулась. - Вот уж не думала, встретить, именно - тебя...
  - И, кто бы, говорил? - Подмигнул я. - Рад, что ты жива - здорова!
  - Знаю. - СнеКуРочКа, хотя, теперь уже - Ким, внезапно прижалась ко мне. - Братишка, милый...
  У меня, никогда не было сестры.
  СнеКуРочКа, ею стала.
  Бог мой, сколько секретов, она поведала мне, когда поняла, как именно, я к ней отношусь.
  А, сколько, моих, секретов, знала Она...
  - Прости, пожалуйста... - Всхлипнула Ким.
  - За что? - Удивился я. - Если Ты это сделала, значит, другого варианта - не было!
  - Знаешь, Ксорер... - Ким, отстранилась, вытирая глаза. - Скотина, ты! Что, теперь, делать будем?
  - Ничего. - Покачал я головой. - Ты - Ким. Я - Андрей. Всё, остается, как есть...
  - Спасибо, Братишка!
  - Вали, спать! - Подмигнул я.
  Двери лифта закрылись, скрывая от меня, одного из немногих, кто мог мне помочь.
  Впрочем, о чем это я?
  Помочь мне могла - "СнеКуРочКа", но никак не Ким.
  А, значит и разговаривать - не о чем!
  
  
  ***
  
  
  "... - Катастрофа 2000 года, показала, что только объединение народов, способно полностью и гарантированно, преодолеть любые катаклизмы. Как природные, так и техногенные!" - Вещала с экрана, очередная, свежевыбранная "президутка" США. - "Только консолидация и толерантность, только вместе! Только - Вперед!"
  "Ага, вперед! Стадо баранов на бойню, ведет козел провокатор!" - Хмыкнул я, наслаждаясь тишиной и покоем. - "А идти, вперед, мы должны, конечно-же, под "звездами и полосами"?!"
  "...Объединение народов, это серьезный и обдуманный шаг, который мы должны сделать. Настало время, отбросить все надуманные границы и ограничения. Мы - Человечество! Мы - Вместе!"
  По моему, "слабоумному" мироощущению, единственный путь, собрать все человечество вместе, это - тактическая зачистка Всех столиц, нашего земного шарика.
  Вместе с политиками, институтами и населением.
  Заодно и Матушка - Земля, вздохнет свободно, очистившись от миллиарда столичного населения, в котором, кроме "столичной мысли" - только зомбоящик.
  Подаренное "ТВ" маленькое "чудо" - быстрое усвоение иностранных языков, прорезавшееся на вчерашней пьянке, требовало проверки.
  Вот и сидел я теперь, перед экраном бука, гоняя, новостные каналы, со всего мира.
  Английский, "встал" сразу. Чешский, венгерский - со скрипом, но - более или менее - понятны. Немецкий - с третьего на пятое... Правда был, с пятого на десятое, так что и тут, прогресс на лицо!
  Французский - так и остался - белибердой, а испанский - понимался интуитивно.
  Говорить вслух - пробовал.
  Редкая, фигня получилась.
  Не зря же говорят, что как вы не понимаете язык, без языковой практики - говорить не сможете.
  Послав, американского президента, с удовольствием залез на городской портал новостей.
  "Что за..." - Вырвалось у меня, через пару минут серфинга.
  Репортажи, о взрыве в "Полиномиале" - пропали.
  Даже, коротенький, "Огнедышащей".
  По всем новостям, цвела малина.
  Складывалось такое "отютение", как говорил некий юморист, что в городе, ничего не происходит!
  От слова - совсем!
  Пришлось лезть на сайт "Огнедышащей", инкогнито.
  "Можете меня поздравить!" - Писала госпожа Огнёва. - "Меня депортировали из страны моего детства, объявив "сообщником, запрещенной группировки, занимающейся распространением слухов..." - конец, цитаты..."
  "Жесть!" - Согласился, я.
  В дверь номера, вежливо постучали.
  Закрыв крышку бука, пошел открывать.
  Молоденькая горничная, молча, протянула мне сложенную бумажку и испарилась.
  "DIXI"
  Одно слово.
  Маленький привет от " СнеКуРочКа".
  "Вот так! Все дороги, ведут к DIXI..." - Рассмеялся я.
  Неуловимый, DIXI, тихая ненависть, всех отделов новостей и информационных каналов.
  Искренняя головная боль - ведомств, призванных, защищать мир от кибератак.
  Говорят, DIXI, стал DIXI, из-за - Xorer-а, продолжая, начатую тем, информационную войну.
  Враки.
  Другие, считают, что Xorer, сменил ник, на DIXI, опасаясь, за свою жизнь.
  Тем более - вранье.
  Достав из холодильника гранатовый сок, задумчиво вышел на балкон.
  Яркое солнышко, над крышами домов.
  Синее - небо.
  Самолет, с коптящим двигателем, заходящий на посадку.
  "Стоп! Самолет!" - Остановил я самого себя.
  Самолет - был.
  На посадку - шел.
  Двигатель - коптил.
  Пилот, отчаянно сражался с плохо управляемой, машиной, выводя ее, на полосу.
  Самолет вихлял, проваливался и снова - поднимал нос, даруя, драгоценные метры, до ВПП.
  Вой пожарных сирен, спешащие, к аэропорту, службы спасения.
  "Ну, давай, миленький! Давай, зараза, крылатая!" - Мысленно поддерживал я и пилота, и самолет. - "Держитесь же, чутка, осталось!"
  Словно в подтверждении моих слов, самолет начал плавно, как на тренировочном полете, опускать свою тушу, на полосу.
  Миг, волшебное мгновение и он, катит по бетонке, сбрасывая скорость.
  Несущиеся, следом, пожарные машины, на ходу, выбрасывали из себя струи пены, заливая дымящий двигатель.
  Прокатившись, почти до здания аэропорта, самолет замер, весь в пене и копоти.
  Наваждение прошло, уступая место дикой усталости.
  От гостиницы, до аэропорта - 20 км.
  И, увидеть посадку поврежденного борта, с балкона, выходящего в противоположную, сторону...
  Велики, чудеса твои, "ТВ"...
  Покачиваясь, вернулся в кресло и открыл ноут.
  Экстренная посадка самолета "Каравелла", "поймавшего" на двигатель зенитную ракету, пролетая мимо зоны боевых действий, была на всех, центральных, полосах.
  Фото пилота, в мокрой от пота, рубашке.
  Испуганные лица - пассажиров.
  Фото - самолета.
  "Чудесное спасение!", "Мастерство пилота!", "Надежность, техники!" - Пестрели, заголовки.
  "Это было - Чудо!" - Заявил диспетчер аэропорта, в ответ на вопросы журналистов.
  "Без, комментариев!" - Заявил, пилот самолета.
  - Жопа... - Пробормотал я, понимая, что же натворил. - Пора, валить, отсюда...
  Для любой спецслужбы, слово "Чудо", как для быка - красная тряпка.
  Где "Чудо", там - "Экзот".
  Аксиома.
  Часов за пять - шесть, прошерстят экипаж и пассажиров самолета.
  Потом, возьмутся за зарегистрированных, экзотов.
  Это, минимум - сутки, а то и по-более...
  Зависит, от расторопности, спецслужб.
  Потом, начнут мелким гребешком, чесать гостиницы...
  Значит, у меня, максимум - трое суток...
  Надо, готовить, пути отхода.
  DIXI можно найти, в любой точке мира - надо, всего-навсего, создать почтовый аккаунт, с одним из трех, моих излюбленных, паролей.
  А там, Дианка, сама, появится...
  DIXI, это и есть - Диана.
  Сайт аэропорта, порадовал меня количеством рейсов, ежедневно вылетающих.
  Во все стороны, света.
  Даже, два - в Россию.
  Один в Москву, второй - в Калининград.
  Увы...
  "Мистеру Тобольскии", хода на территорию России - больше нет.
  Поставил в бронь, четыре билета - до Мадраса, Дели, Кабула и Калькутты.
  Выкупать их надо на месте, не менее, чем за три часа.
  Рекламный баннер, висящий в свободном правом углу сайта, с траурной, черной каймой, извещал, что скончался Рудольф Райер.
  Рекламный баннер в левом - радовал сообщениями, о свободных вакансиях.
  Ткнул, мышкой, в левый.
  "Требуются специалисты СКС. Кабельщики. Системные администраторы. Психологи. Программисты". - Список тех, кто требовался, был бесконечным. - "Резюме по адресу..."
  Из озорства, скинул свое, настоящее, резюме, изменив в нем, только фамилию.
  Уже собрался закрыть браузер, когда бот - консультант, притаившийся в правом, нижнем углу сайта, развернулся на весь экран, приглашая к беседе.
  - Добрый день, господин Тобольский! - Появилось, первой строкой. - Ответьте, пожалуйста, на несколько вопросов, если у Вас, есть время.
  - Доброе утро. Время, есть. Жду вопросов. - Написал я, в ответ.
  - Что, из указанного Вами, в резюме, является не правдой? - Убил меня, бот.
  - Сведения - правдивы. - Пробежался я пальцами, по кейборде.
  - Длина линии - 170 метров. Каков, процент, потерянных, пакетов.
  - Линии - Какой? Телефонной? Электрической? Маркерной? Чернильной? Наименование и тип кабеля, пжл, в студию. Маркировку, оборудования.
  Бот, подвис.
  Расхохотавшись, откинулся на спинку кресла.
  Любуясь, делом своих подлых лап, смеялся и недоумевал - одновременно.
  Наши проггеры, давно обошли, подобное, зависание, двумя фразами: "Простите, я всего лишь, бот. Постарайтесь сформулировать свой вопрос, иначе!"
  - UTP 5E. - Новое сообщение, от бота, добило окончательно.
  - 100% - Ответил я, качая головой.
  На пятой категории, предельная длина - 90 метров. На 100-х, уже начинаются, "чудеса". И то, при условии - цельного, куска... Если провод, наращенный - прощай, сеть!
  Окно диалога очистилось, оставив на своем месте изображение, звонящего телефона.
  Пришлось добавлять громкости и "снимать", трубку.
  - Господин Тобольский? - Полился из динамиков бука, приятный мужской голос.
  - Я слушаю.
  - Меня зовут, Филипп Пер. Я, представитель работодателя.
  - Очень, приятно.
  - Нас, заинтересовало Ваше резюме. Не могли бы Вы, прийти в наш офис, в Москве, завтра, в течении дня?
  - Увы, господин Пер. Я, нахожусь в отпуске, в Непале. - Признался я.
  - Азия... - Вздохнул Пер. - В Азии, у нас есть, свои отделения... В Урумчи, Дели и Тегеране... Вам, наверное, будет лучше в Дели?
  - А, если я скажу, что хочу, в Урумчи?! - Рассмеялся, я.
  - А-а-а... Шутите...
  - Простите, не удержался. - Повинился, я.
  - Чувство юмора, молодой человек, самое великое чувство! - Внезапно разоткровенничался, господин Пер. - Будь моя воля, людей, без чувства юмора, запирал бы, в резервации, как индейцев...
  - Только, индейцы, резерваций не заслужили... - Вздохнул я.
  - Да... Впрочем, ваша шутка, может быть, даже и не такая смешная, как вы, думаете... В Дели, ближайшие четыре дня, боюсь, праздничные, дни... Впрочем, В Урумчи - тоже. Только - два...
  - Значит, беру билеты, на 23-е... - Подсчитал я в уме.
  - Вас, встретят в аэропорту Урумчи. - Господин Пер, судя по голосу, мною заинтересовался. - Если, даже мы не договоримся - стоимость перелета, вам, возместят!
  - Это будет, кстати... - Согласился, я. - Всего доброго, господин Пер.
  - Всего, доброго, господин Тобольский.
  Закрыв браузер, довольно потянулся.
  Самое поганое, что случалось за мою жизнь, это - поиски работы.
  Впервые, на моей памяти, все решилось Так быстро...
  На 23 число, до Урумчи, было три рейса.
  Взял, сразу, на утренний.
  Всё...
  Сладко потянувшись и от души - зевнув, вышел на балкон.
  Дикий скрежет, раздался с соседского балкона.
  - Сосед, зубы, точишь? - Поинтересовался я.
  - ...! ...! Этот, холодильник! ...! - Павел, от души, прошелся по производителю бытовой техники.
  - Сейчас, перелезу - поставим на место. - Предложил я.
  - Давай. - Согласился сосед.
  Перемахнув, через перегородку, оказался на знакомом балконе.
  Холодильник застрял в дверях.
  Сосед - в комнате.
  - На, три? - Паша, наклонил холодильник на себя.
  - На три. - Хихикнул, я, подхватывая белый ящик, под низ.
  В пальцы, врезался жесткий металл.
  С громким Пашиным, "Пошел, родимый...!" холодильник влетел в комнату.
  - Ты, что, из него ничего не вытаскивал?! - Полюбопытствовал я, дуя, на пальцы.
  - Не-е-е-е... - Паша замер, обдумывая мой вопрос. - Блин, все мозги...!
  Внести холодильник, оказалось половиной, проблемы.
  Самая главная - поставить его на место!
  Уж не знаю, как Пашенька его вытаскивал, но декоративная полоса - уплотнитель, осталась на шкафу, мешая поставить "гроб, со сливками", на место.
  - Благоверная, Твоя, где? - Оглянулся я, по сторонам.
  - Пошла, Ким провожать, на самолет... - Вздохнул, сосед. - Что-то у неё, на работе, случилось...
  - Понятно... - Замер я, изучая уплотнитель. - Скотч, есть?
  - Гы-ы-ы-ы... - Расплылся в улыбке, Паша. - Вчера...
  И, покраснел.
  - Понятно... - Кивнул я. - Сосед, дело конечно не моё... Но, балконную дверь, можно было и закрыть...
  - Так мы - на балконе... - Паша, геройски, выпятил грудь.
  - Со скотчем?! Чтобы - не упасть?! - Предположил, я.
  - Не... Со скотчем, это Наталка, под утро...
  - Так! - Остановил я, соседа. - Стоп! Я - дурак, что начал. Ты, что - подхватил! Скотч, ищи...
  Почесав затылок, Паша встал на четвереньки и полез под кровать.
  - Есть! - Раздался его радостный голос, с противоположной, стороны. - Закатился, зараза...
  "Интересно, как мужчина, под два метра ростом, шкафоподобного, сложения, умудрился, пролезть под кроватью?!" - Посетила меня, крамольная мысль.
  - Во! Осталось! - Потрясая рулоном скотча, шириной сантиметров десять, вылез из-под кровати, сосед. - Не все, вчера, потратили!
  Хрюкнув, отобрал у него скотч и, отогнув вперед, декоративные нашлепки, зафиксировал их скотчем, на манер, козырька, кепки.
  Холодильник, встал, как родной.
  Впрочем, тут он и так - родной!
  Сняв скотч, расправил уплотнитель и "притер" его, на старый клей.
  Теперь, кроме пары царапин на полу, ничто не указывало, что холодильник двигали.
  - По - пиву? - Предложил, Паша, вытирая, заслуженный, трудовой пот.
  - Нет, сосед. - Отказался, я. - Лучше - вечерком!
  - Вечерком? Будет здорово! - Паша, согласился.
  Перемахнув, обратно на свой балкон, пошел в душ - вроде и невелика тяжесть, да жарко...
  Нежась, под прохладными струями воды, нет - нет да и возвращался мыслями, к своим делам.
  Как не крути, наказать - дело святое.
  Врезать бы, чтоб кровь, во все стороны...
  Да, государственная машина, хоть и не быстрая, зато - неотвратимая...
  "Эх, как просто было героям, любимых мною книг..." - Намыливая голову, усмехнулся я. - "И, знакомые - под боком. И, удача - валом, валит... А, если не валит - всегда есть, к кому - обратиться... А тут - засада..."
  Натянув, на мокрое тело, футболку и джинсы, снова побрел к холодильнику.
  В дверь номера, снова, постучали.
  Не выдержав, рванул дверь на себя, приготовившись, высказать все, что думаю.
  Не судьба.
  За дверью, стояла, Татьяна...
  Чувствуя, как расплывается в дурацкой, улыбке лицо, посторонился, давая ей войти.
  И, задохнулся, от поцелуя.
  - Ох... - Выдохнула Танечка. - Хорошо то, как!
  Чуть отстранившись, рассматривал мою блондинку.
  В униформе, "Аэрофлота", с чуть растрепавшимися, волосами - хороша, хороша, "летушка"!
  - Не ждал? - Татьяна, прищурилась.
  - Не ждал. - Согласно кивнул я. - Как ты, меня, нашла?
  - Ну... Ты же - "Спутниковский"! - Подмигнула Татьяна. - А они, всегда, бронируют номера, в нашем, отеле!
  - В Вашем?! - Не понял я.
  - Когда, рейс, как сегодня, откладывают - нас заселяют в отель. В этот, отель! - Татьяна, расстегнула пиджачок. - А, фамилию, я по билету - знаю!
  - Страшная сила - Знание! - Рассмеялся я, прижимая к себе, девушку. - Значит, рейс, отменили?
  - Задержали! - Поправила стюардесса. - На сутки!
  - Гуляем! - Обрадовался я.
  - Ну... Нет! - Решительно отказалась Танечка, вытаскивая заколки, из прически. - Я, сперва, в душ!
  - Голодная? - Поинтересовался я.
  - Да! - Блеснула глазами блондинка, демонстративно облизываясь. - И, если, кое-кто, не потрет мне спинку...
  Форменная юбка, полетела, на кресло.
  - А, завтрак?!
  - Отдай, врагу! - Порекомендовала красавица, упархивая в душ.
  - Угу, знаю я, вас, голодных! - Буркнул я себе под нос и сняв телефонную трубку, заказал завтрак на двоих.
  Через час...
  И, пошел, "тереть, спинку"...
  - Ты не представляешь, что творится в аэропорту! - Татьяна, довольная, налегала на салат. - Особисты, как тараканы, из всех щелей, лезут! Всех, по два раза, кровь сдавать, заставили! Даже - нас!
  - А, кровь-то, на фига?! - "Удивился" я.
  - Эти... Нехорошие люди! - Татьяна, как и я, оказалась любительница гранатового сока и теперь, требовательно тянула стакан, за добавкой. - Считают, что самолет, спас - экзот! Представляешь!
  - Делать, им, больше нечего - самолеты, спасать! - Пожал я плечами.
  - Зря ты так... - Татьяна, тяжело вздохнула. - Или, "ящика", пересмотрел?!
  - Я, с ними, не знаком. - Признался я, со вздохом. - Так что, все сведения - из инета!
  - Ты, что, и погоду, по интернету, смотришь?! - В глазах моей довольной Танечки, горел лукавый огонек.
  - Укушу! - Предупредил я.
  - Эй, сосед! Ты, дома? - Раздалось, с балкона.
  - Дома! - Ответил я, разглядывая, Татьяну.
  Вроде, одета...
  Впрочем...
  Сосед, с грохотом, приземлился на моем балконе.
  - О! - Вытаращил он глаза, на Татьяну. - Здравствуйте!
  - Здравствуйте! - Татьяна, демонстративно, вытянула свои длинные, ноги. - А что, двери, отменили?
  Хлопнув, "засаду", легонько, чтоб спрятала ноги - моя рубашка, все-таки, коротковата, представил соседа.
  - Это Павел!
  - Ага! - кивнул Паша, отводя взгляд. - А, по балкону, так это - Твой, начал!
  - Хулиганишь, значит?! - В глазах Танечки, появились очень яркие огоньки.
  - Так я, это... Чего пришел-то! - Сосед замер, вспоминая. - А! Наталке, на экскурсию, приспичило! Давайте, с нами!
  - Ты, как? - Залюбовался я, лукавыми огоньками, в глазах моей девушки.
  - С тобой... - Татьяна, стала серьезной. - На край света!
  - Тогда, я пошел, Наталку, порадую! - Паша, развернулся к балкону.
  - В дверь! - Раздался женский вопль, с соседского балкона.
  - Ну, в дверь, так в - дверь! - Пожал плечами "шкаф славянский, двухстворчатый", которым вертела его миниатюрная супруга.
  Подмигнув мне и подняв вверх, большой палец, Паша вышел в коридор.
  - Через полчаса, внизу! - Добавил женский голос, с балкона. - Мужики...
  - Я, к себе в номер! - Предупредила Татьяна, вставая со своего места. - Переодеваться!
  Миг и моя чаровница, испарилась из номера, оставив свои вещи и тонкий аромат своего тела.
  Я, даже вякнуть, не успел!
  "- ... В связи, с произошедшими событиями, - вещал гид, в микрофон. - Просим Вас, соблюдать осторожность! Наш маршрут, проходит по уникальным местам, пожалуйста, не надо отламывать на "память", ветки деревьев и рвать - цветы! Сумма штрафов, приведена на спинках сидений, прямо перед Вами!"
  - Ох, как строго... - Прижалась ко мне, Татьяна. - Хорошо - то, как!
  Наталка, глядя на ее поведение, ткнула своего в бок.
  - Представляешь... Целый год сюда летаем, а я, дальше номера в отеле, так ни разу и не выбиралась! - Вздохнула стюардесса.
  - У Тебя, всё, нормально? - Поинтересовался я, чувствуя, что что-то изменилось, с момента ее исчезновения из моего номера.
  - Наш, родной, "Аэрофлот", опять, прогнулся... - Скривилась, Танечка. - Вместо того, чтобы послать, этих недомерков... Предложили им, провести осмотр, самолета! В результате - мы здесь - надолго!
  - Жесть. Неустойку, из чьего кармана, платить, будут?! - Изумился я. - Совсем, что ли...
  - Да, я не того, боюсь... - Татьяна, прижалась ко мне, еще крепче. - Что там эти... Напроверяют?! За наших - я спокойна. Ничего не подсунут, не подложат и не испортят... А эти... Они же, 204-й, даже в кошмарном сне, не видели! Обратно, лететь будем, как на бомбе...
  Молча, прижал к себе, девушку и поцеловал в макушку, успокаивая.
  "- ... Всего, по пути нашего следования, будет семь остановок. Четыре - в прямом и три - в обратном. Общее время экскурсии - три часа!"
  - Лучше бы, не поехали... - Прошептала Татьяна. - Я, знаю, намного лучший, способ, времяпрепровождения!
  - Потом - расскажешь?! - Подмигнул я.
  Танюша, прошептала мне на ушко, пару слов.
  Отстранилась, любуясь полученным эффектом и наклонившись, прошептала, еще, кое-что.
  - Так! - Вмешалась Наталка. - Эту парочку, надо рассаживать! Спалят, весь автобус!
  - Тихо! - Покачала головой, Татьяна. - Не надо, про "спалят" - могут и высадить, как поджигателей... Тут, наших шуток - не понимают... Хуже таможенников, честное слово!
  Красоты, проплывающие за окном автобуса, меня волновали, если честно - мало.
  Тем более что Танюша, умудрилась уснуть, через пятнадцать минут, пути.
  Ночной рейс, нервотрепка в аэропорту - все связалось в плотный клубок.
  То, что начиналось, как реакция на "ноль", которая должна была пропасть, вместе со мной, получило странное продолжение.
  Получается, Татьяну и вправду, привлек не "ноль"...
  Автобус, качнувшись, съехал с дороги и замер, на огромной площадке.
  - М-м-м-м! - Потянулась моя красавица. - Никогда, не спала у мужчины, на плече... Сладко...
  - Пойдемте, посмотрим, на их, "опупенно" крутой мост! - Наталка, подхватив мужа, направилась к выходу, из автобуса. - Не спать!
  "... - Мост, построен в 2009, году, на месте старого моста "Самоубийц". - Гид, привычно повел неорганизованную толпу туристов, по пешеходной, дорожке. - Длина моста - 2457 метров, ширина полотна - 59, метров. Ширина, пешеходной зоны, по обеим сторонам моста - 19 метров. В отличии, от своего предшественника, на всем протяжении моста, установлены пятиметровые, видовые окна, как гарантия безопасности пешеходов. В 2011, мост прошел реконструкцию и теперь, пассажиропоток, между двумя городами, возрос в три с половиной раза. По выходным дням, для желающих, организовываются прыжки с моста, на "тарзанках" или - с парашютом... Высота от дорожного полотна, до дна расселины - более двух, километров..."
  Мы, с Танечкой, отстав от группы, замерли у видового окна, любуясь.
  - Высоко, аж жуть, берет... - Призналась, Танечка. - И, завораживает...
  - Потому и поставили, "окна". - Улыбнулся нам, полицейский с собакой. - Первый год, без барьера, почти 2000 самоубийц, окончили здесь свой путь. А, лететь, между прочим - высоко...
  Поджарый пес, устроившийся у ног своего хозяина, высунул язык, зевая.
  - Можно, погладить? - Спросил я. - Знаю, что не положено...
  - Если не боитесь... - Полицейский хитро улыбнулся. - Ракшас - умный пес. Только, не любит, когда его - боятся...
  - Я - не боюсь. - С этими словами, присел на корточки и принялся осторожно гладить собаку.
  Ракшас, недоуменно, посмотрел на своего хозяина и, дождавшись кивка, блаженно опустил морду, подставляя свою тяжелую голову, под мои руки.
  - Ракшас... Ракшас... Умный, пес! - Гладил я собаку, легко касаясь, ушей и загривка.
  Судя по ощущениям, Ракшас был не только, умный, пес, но и немало повидавший, на своем веку.
  За пару минут, я нащупал на его шкуре, пару грубых шрамов.
  Скажу честно - я не большой любитель собак.
  Я - кошатник!
  Но, с Ракшасом, было несколько иначе.
  Весь его звериный норов, мне импонировал.
  - Старый, Ракшас! Мудрый, Ракшас! - Приговаривал я, вызвав удивление, полицейского.
  - Господин, понимает в собаках?
  - Нет. - Помотал я головой. - Только, дурной пес, в полиции служить не будет, после таких, ранений...
  Ракшас, благодарно лизнул мне ладонь, слизывая, "ТВ".
  Мне все - равно, а собаке - дополнительных лет пять - семь - гарантировано!
  Телефон, "проклятье цивилизации", "Бич Божий" и "Гнев Господень", прервал нашу идиллию.
  Танечка, виновато пожав плечами, вытащила из кармана китайскую "Мотонору", на три симки и отошла в сторону.
  - Кажется, у Вашей девушки - неприятности... - Со вздохом заметил полицейский. - Простите, господин...
  - Андрей... - Танечка, подкралась на цыпочках. - Мне, через три часа, в рейс...
  - Хочешь рассмешить бога? Расскажи ему о своих планах! - Отмахнулся я. - Ладно... Не последний день, живем!
  "... - Согласно сложившемуся поверью, по мосту, ночью, нельзя идти с сигаретой. Местные жители утверждают, что еще никто, не перешел мост, ночью, с сигаретой! - Гид вел группу обратно..."
  - Чушь, все это! - Сорвалось у меня, неожиданно громко.
  Полицейский, глядя на меня, одобряюще кивнул.
  - Господин, не верит, в приметы? - Гид, чувствуя "развлекуху", затормозил напротив меня.
  - В глупые? Нет! - Рассмеялся я. - Ночь, сигарета, новый мост... Уж скажите прямо - начали, бросать окурки, с моста!
  Гид, побагровел.
  - У моего народа, не принято, тревожить духов!
  - Чем же я, могу потревожить духа, топая по мосту, с сигаретой, в руке?! - Поддержал меня, один из туристов. - Запахом, что-ли?
  Гид замахал руками.
  - Раз, пошла, такая пьянка... - Я скорчил самую свою, любезную, морду лица. - Сегодня... Точнее - завтра, в два часа ночи, я пройду по мосту, с сигаретой в руке. И, ничего со мной не случится!
  - Принимаю, пари! - Высокий турист, с пивным брюшком и в светло-сером, легком, костюме, сделал шаг мне навстречу. - Ваша, ставка, милейший?
  - Штука, баксов! - По-русски, ответил я.
  - Крейзи рашн! - Восхищенно раздалось позади меня. - Принимаю, черт дери!
  Толпа туристов, мгновенно разделилась, на две части.
  Гид, уже не радуясь, "развлекухе", корчил уморительные рожи, стараясь, по его словам, предотвратить, самоубийство...
  - Пятьсот, на русского! - Положил конец спору, водитель автобуса. - В полночь, жду, заинтересованные стороны, у входа в отель!
  - Псих, ненормальный! - Ткнула меня локтем в ребра, Татьяна. - Приедем - сама, убью!
  Гомонящая и спорящая толпа туристов, вместе с нами, полезла в автобус.
  - Мистер Тобольскии! - Задержал меня на входе, гид. - Не приезжайте, пожалуйста, больше, в мою страну!
  - Как карта, ляжет! - Нагло улыбнулся я, ему в глаза. - Или - кости...
  - Не думала, что ты - курильщик! - Заинтересовано уставилась на меня Татьяна, едва мы устроились на своих местах. - Что еще, мне надо знать?
  - У-у-у-у! - Провыл я. - Но, курильщик я - бывший.
  - А... Как же... Спор?! - "Блондинка" проснулась совсем не вовремя!
  - А кто сказал, что я буду - курить? - Подмигнул я. - Я же сказал: "Пройду по мосту, с сигаретой в руке!" О том, что я буду смолить, как паровоз - речи не шло!
  - Ты! - Татьяна захохотала. - Совершенно, абсолютно, невозможный человек!
  - Очень не люблю проигрывать... - Признался я.
  - Я это запомню! - Татьяна, снова устроилась у меня на плече.
  Автобус, катился по дороге.
  Петляющей.
  Взлетающей, вверх.
  Падающей, вниз.
  По дороге, чем то очень похожей на меня и мои поступки.
  Может быть это и есть - моя дорога?
  Тогда - поехали!
  - Так... Вещи собрала! - Татьяна, уже одетая в униформу, крутилась по номеру, проверяя, саму себя. - Телефон - взяла...
  - Документы! - Напомнил я, с кровати.
  - Не перебивай, извращенец! - Танюшка, подхватила валяющуюся на полу подушку и запустила в меня.
  Поймав подушку, добродушно подложил ее себе под спину.
  - Спасибо, золотая моя! В самый раз, получилось! - Поблагодарил я.
  - Молчи уже! Читер! - Татьяна начала проверять вещи, по второму кругу. - А! Вспомнила!
  Развернувшись, Танюшка достала из кармана пиджака листок бумаги и протянула мне.
  - Это, парень, который тебя, в Москве, на борт, привел. Просил, передать - обязательно!
  "Кто вы?" - Два слова, написанные размашистым почерком.
  Подтверждение тому, что в Россию я больше не ездун...
  Взяв с тумбочки ручку, написал ответ: "Лунная Радуга".
  Всё, "чистосердечное" - подписано!
  - Отдашь, Мирону, пожалуйста! - Попросил я, возвращая бумажку. - Это, очень важно!
  - Ох уж эти ваши, мужские, тайны! - Татьяна, со вздохом наклонилась и поцеловала меня в губы. - Не скучай!
  - Чистого неба! - Пожелал я.
  - И, не провожай! - Погрозила пальцем, девушка. - Всё, я полетела!
  Девушка, с волосами цвета спелой пшеницы и серыми глазами, послала воздушный поцелуй и исчезла за дверью
  Выбравшись из кровати, поплелся в душ.
  Только под струями горячей воды, осознал всю глупость моей бравады, отнявшей у меня, несколько дней свободы.
  Получив мое послание, Мирон, не задумываясь, отдаст все своей многоуважаемой, начальнице.
  А дальше - государственная машина начнет набирать обороты.
  И, первой под колеса Джаггернаута, попадет девушка, с волосами цвета спелой пшеницы...
  Растеревшись полотенцем, одел джинсу.
  Практично и удобно.
  Гранатовый сок - приказал долго жить.
  - "Манго-хренанго", "маракуёвина" - Перебирал я соки, лежащие в холодильнике. - О! Вишня!
  Вскрыв упаковку, отхлебнул, из горла.
  От полуприкрытой балконной двери, несло жаром.
  Через два часа, девушка Таня, ступит на борт своего белоснежного лайнера.
  Через час - самолет, оторвется от полосы, задрав к небу, свой округлый нос.
  Через четыре часа - приземлится в морозной Москве.
  Час да два, да четыре - семь часов.
  А сок - холодный, млин!
  На балконе, мелькнула тень и в дверях замерла Наталка.
  - Сосед! Ты в компах - шаришь? - Шепотом поинтересовалась она.
  - Шарю! - Рассмеялся я. - А, чего - шепотом - то?
  - Пашка узнает - прибьет! - Вздохнула моя соседка. - Глянь, пока он спит...
  Наталкин "HP", славный своим сваливанием в "синьку", при любом удобном - и не удобном, тем более! - случае, давно требовал чистки. Как программной, так и физической.
  - Топай, к мужу... - Поднес я огонек спички, к решетке вентиляции.
  Пламя даже не шелохнулось!
  - Часа на два, найдете, чем заняться, без компа?! - Подмигнул я, доставая тонкую крестовую отвертку и кредитку.
  - Слушай... А можно я у тебя, посижу... - Наталка тяжело вздохнула.
  - Да сиди ты, сколько влезет! - Отмахнулся я, начиная разборку ноута.
  Есть у меня знакомый, сервисник...
  Он, по "хьюликам" - Ас!
  Полная "сборка - чистка - разборка", за восемь минут!
  С дикими внутренними матами, поминая, от души, логику архитектуры "HP", последними словами, минут за 15, разобрал ноут, едва не выломав, ко всем, не к ночи будут помянутыми, чертям, клавиатуру.
  Облачко пыли, вылетевшее из ребер радиатора, заставило хорошенько прочихаться.
  Почесав затылок, обмахнул материнку, проверил вентилятор.
  Собрал бук и, перекрестясь, включил.
  Огонек спички, загасило, махом.
  Осталось решить - "синьку"...
  Тут, всё просто - система восстановления, руль форева!
  - Всё, забирай, своего, "бука"! - Выдохнул я и пошел умываться.
  - Прикольно... - Наталка, пробежалась по клавишам. - У нас бы ремонтировали - недели две!
  Пожав плечами, вытер влажные руки и сел напротив неё.
  - Ну и?! - Уставился я на соседку. - Что, скажешь?
  - Не ездил бы ты, сегодня, никуда... - Наталка, подхватила ноутбук и вышла на балкон.
  "Блин, перила, мылом намазать, что - ли?!" - Вздохнул я. - "И все - Такие, заботливые!"
  
  
  ***
  
  
  Полуночный холл отеля, в который спустился из своего номера, пустовал.
  Рядом с входом, приютился небольшой минивэн "Мерседес", у которого, стояла небольшая группка людей.
  Во главе с управляющим.
  - Что, всех смелых - сон сморил?! - Усмехнулся я.
  - Мистер Тобольскии! - Управляющий сделал шаг вперед. - Я, считаю своим долгом предупредить, что Вы - делаете глупость!
  - Одной больше, одной меньше... - Пожал я плечами. - Поехали, что - ли?!
  Народ, в основном мужчины, хотя я заметил и фройляйн Анну - Лену, загрузились в минивэн, оставив для меня, место рядом с водителем.
  - Я, поставил на Вас, мистер Тобольскии... - Подмигнул мне управляющий и пошагал в сторону отеля.
  - Я, установлю камеру, на осевой линии... - С места в карьер, принялся объяснять, турист с пивным брюшком. - У меня, великолепная, Цейссовская, оптика! Ни один Ваш шаг, не пропадет, для потомков!
  - Спасибо... - Покачал я головой.
  - Я, договорился с полицией. - Водитель, радуясь пустым дорогам, давил на газ, от души. - Они, выключат свет, когда вы пойдете!
  - Как - выключат, свет? - Забеспокоился "пивное брюшко". - Мы, так не договаривались!
  - Огонька сигареты - для цейссовской оптики - вполне достаточно! - Перебил я, туриста. - А большего, потомкам и видеть не надо!
  Тот, задумчиво кивнул.
  И вновь, мчался по серпантинам, минивэн "Мерседес".
  Как в тот, раз...
  " ... - Валить - Всех! - Хмурый абрек, Расул, ворочал баранкой, прищуриваясь и ругаясь в полголоса. - Жечь и - отходить!
  - Патронов - маловато... - Покачал головой, Абай. - Чисто, надо!
  - Не надо - чисто! - Отмахнулся я. - Чем больше грязи - крови оставим, тем больше шансов, что, лабу восстанавливать - не будут.
  - Главное - валить Весь Персонал! - С дрожью в голосе, уточнила, девица - снайпер.
  - Пересменка, в три. - Санька, посматривал на часы. - Не опоздать бы...
  Расул громко рыкнул..."
  "Мерседес" мягко качнуло, на лежачем полицейском.
  - Я, высаживаю, Вас - здесь... - Водитель протянул мне пачку сигарет и коробок спичек. - Дайте нам 15 минут и, как только погаснет свет - прикуривайте сигарету!
  - Ясно! Сигнал к атаке - три зеленых свистка, вверх! - Хихикнул я, выпрыгивая из теплого салона. - Давайте, шустрее - холодно!
  Ярко оранжевый "мерседес", обдав меня облаком выхлопных газов, резво побежал по залитому светом мосту, оставляя меня в одиночестве.
  - Ракшас присмотрит за Вами! - Вывернул откуда то из темноты, знакомый полицейский.
  - Спасибо. - Поблагодарил я.
  - Просто, пройдите, этот чертов, мост... - Попросил полицейский, опираясь на ограждение, отделяющее пешеходную зону от проезжей, части.
  - Хороший, мост... - Просто так, для продолжения беседы, сказал я.
  Мне показалось или глаза полицейского, блеснули неестественно красным отсветом.
  - Хороший... - Тяжело вздохнул полицейский, поворачиваясь ко мне спиной и давая понять, что разговор - окончен.
  Миг и мост погрузился в темноту.
  Подкурив сигарету, зверски закашлялся, от вонючего, сизого дыма.
  Помахав сигаретой, чтоб не гасла, встал на осевую и пошел вперед.
  Два километра, с половиной.
  Двадцать минут, неспешного, прогулочного шага...
  Неторопливого и вдумчивого...
  Это сколько же я прошел, в лихие девяностые, вот так - сунув руку в карман и сигаретой - в зубах?!
  По ставшей теперь не любимой, набережной, мимо здания Речного вокзала, отжатого, ушлым предпринимателем и превращенного в ресторан - позднее, в здоровенный магазин, писчебумажных, принадлежностей.
  По центральным улицам, с разбитыми и потушенными, фонарями.
  Мимо, черных окон магазинов и жилых домов, из которых, зови не зови - помощь не придет...
  И всё равно - шел!
  Шел от любимых друзей, с которыми провел очередной, счастливый, вечерок.
  Шел - от любимой девушки...
  Топал, мечтательно любуясь звездами.
  Шагал, под проливным дождем, в тоненькой, белой рубашке и - босиком...
  Сигарета - "сотка", тлеет семь минут...
  Целая история...
  Тихий шорох собачьих лап, неспешно перебираемых, уставшим за день, Ракшасом...
  "Ну, прости уж, собаченция!" - Повинился я, перед псом.
  Огонек, обжег пальцы и свалился на бетон моста.
  Затоптав его и спрятав окурок в карман, подкурил вторую, сигарету.
  "Боже! Какая же это - мерзость!" - Меня передернуло от отвращения. - "Как, ну как, я мог курить - двадцать лет?!"
  - Р-р-р-р... - Заворчал Ракшас, предупреждая меня о чём-то.
  Блин! Песик! Знал бы ты, чего я только не насмотрелся, за километры, пройденные по улицам Моего родного города!
  По, ночным, улицам!
  С тех пор и живет во мне вера в Чудо...
  Я - верю, в чудеса!
  И они, со мной - происходят!
  Шаг.
  Шаг.
  Воздух, становится все теплее и теплее.
  От духоты начинает кружиться голова.
  Шаг!
  Спину - прямо и... Шаг!
  Фигура, появившаяся в темноте, пугает горящими глазами...
  Шаг!
  Мне - не страшно...
  То, что я вижу - Экзот...
  Не самый, обычный, но - Экзот...
  Азия...
  Она сама по себе - сказка...
  А в сказке - погибает - струсивший!
  Шаг!
  Воздух уже такой горячий, что дышать им - не возможно...
  Экзот, делает шаг навстречу и замирает, протягивая ко мне свою когтистую лапу - руку.
  - Сгинь! - Отчетливо произношу я, отчего то - с усмешкой, в голосе и - по-русски!
  Фигура, изумленно вскрикивает и растворяется, мерзким, сигаретным, дымом.
  Задыхаясь, с жадностью глотаю нахлынувший холодный, горный воздух.
  Легкие собачьи лапы, снова тихо шуршат по бетонке.
  Третья, сигарета...
  Шаг!
  Вспыхивает свет, заливая мост.
  Кажется, встречающие меня люди, напуганы куда больше, чем я сам.
  - Ну?! Прошел я Ваш мост. И, что?! - Уставился я на водителя. - Сигарета - горела?
  - Горела. - Кивнул головой, турист - "животик".
  - Ничего не произошло?
  - Не произошло... - Подтвердил водитель, радуясь выигрышу.
  - Где мои бабки, господа?! - Щелкнув пальцами, я сделал международный жест, требуя выигрыш.
  - Я... Что - то видела! - Начала и осеклась, Анна - Лена. - Вы были на мосту - не один!
  - С Собакой... - Усмехнулся я, вызвав смех облегчения.
  - Ваш выигрыш! - "Животик" протянул мне пухлую пачку, перетянутую, резинкой.
  На вид - тысяч, пять...
  - Дальше, мерзнуть, будем? - Подмигнул я, Анне - Лене. - Или, поехали в отель?!
  Судя по реакции фройляйн, меня поняли не правильно, но это - её проблемы.
  Загрузившись в "Мерина", с наслаждением вытянул ноги и, наклонившись, добавил температуру.
  Народ, сперва еле слышно перешептывался за моей спиной, а затем я услышал фразу, адресованную мне.
  - Вы, русские, не умеете заключать пари!
  - Пари заключают, те - кто боится поработать ручками... - Пожал я плечами. - Или, кому нечего делать. На просторах нашей страны, всегда есть, чем заняться!
  - О, Да! Водка, баня, драка! - Рассмеялся "животик".
  - Герр Тульке! - Рассмеялся я в ответ. - Вы, ведете бизнес с Россией, более десяти лет, а повторяете, как попугай, дурацкие шутки...
  - Но, разве это не правда?! - Обиделся бизнесмен.
  - Правда. Кулачные бои, на Масленницу и "стенка на стенку", это не тривиальный мордобой, к которому вы так привыкли, в своей "культурной Европе", но - групповой, вид спорта. Нечто вашего "тим билдинга"... Только у Вас - формируется команда, для бизнеса, а у нас - для защиты, от всяких... "пришедших, к нам с мечом". Баня... - Я сладко потянулся. - Русские ходили в баню, когда "культурная Европа", придумывала духи, скрывающие запах грязного тела. Ну, а водку, как и табак - спасибо Петру I, который, мог бы ограничится - картошкой...
  - То есть, все беды - от Европы?! - Захохотала Анна-Лена.
  - Все беды - от людей. - Почесал я нос. - От людей, потерявших, самый важный дар - дар, критического мышления!
  - Вы считаете, что Европа, с ее многовековой культурой, архитектурой - недостаточно, критически - мыслит? - Взвился, сидящий на заднем сидении, невысокий, молодой человек.
  - Судя, по тому, истеричному вою, который издает Европа... Особенно в сторону - России - да. У властной верхушки - там, все понятно - это, дрова, для сковородок. А вот народ... Как дрессированная собачка, право слово. Сказали: "гавкать на Россию" - будут, гавкать. Завтра, придет новый царь, поменяет установки и Европейцы, будут преданно смотреть в глаза, щенячьими глазами, выклянчивая подачку.
  - Никогда! - Гордо попыталась выпрямиться, немка. - Демократия...
  - Демократия, развязала конфликтов, куда больше, чем - диктатура. - Хмыкнул я. - Все эти, войны "за демократию", не более чем - попытка усидеть на своем троне, еще один срок...
  - Но нельзя не признать, победы демократии! Признание, например, равноправия - полов. ЛГБТ, в конце - концов!
  - Не смешите, мои тапочки! - Гаденько хихикнул я. - Равноправие полов... Вот например, какие права, вы имеете в виду? Право, рожать или не рожать - ребенка? Строить свой бизнес? Спать, с кем - нравится? Так, если я не ошибаюсь, эти права - никто и не зажимает... Секс меньшинства, хм... Тут, несколько иной, процесс. Процесс - подмены - понятий. Демократия, начисто отрицает, законы математики... Поймите, один процент людей с отклонениями в психике или ориентации, это не норма. Это - отклонение, от нормы. Пока эти люди живут, своей жизнью, работают - это их, жизнь. Но, как только эти существа, начинают мне доказывать, что они - норма... Всё... Законы математики - совершенны. Это и есть - критическое мышление, господа...
  В автобусе повисла зловещая тишина.
  "Еще чуть - чуть и меня выкинут, прямо на ходу!" - Рассмеялся я, про себя. - "Зря я, "разжевываю аксиомы"..."
  - Есть еще - права, чернокожих... - Растерянно вздохнул герр Тульке.
  - Насколько я помню - рабство - отменили... - Расхохотался я. - А значит, негр настолько же свободен, насколько свободен - белый!
  - Афро - Американец! - Гордо поправил, парнишка с заднего сиденья.
  - Нет уж, молодой человек! Негр, он везде - негр. Раса у него - негроидная! Также, как у нас - европеоидная, а кто-то - монголоид... США и Англия, втюхивают Вам, беззубым, ответственность за - Свои! - действия! За свою - историю! Герр Тульке, вы из западных, немцев?
  - Нет... - Покачал головой, "животик".
  - Вспомните, при СССР, было ли слово "негр" - ругательством? - Попросил я. - Напрягите, свои пробитые бизнесом и конкуренцией, мозги, пожалуйста!
  - Ругательством - нет... - Герр Тульке, задумчиво пощелкал пальцами. - Скорее - признаком, бесправия, унижения... Что-то, требующее - защиты... Но - не ругательство!
  - А вы, старше, чем я думал... - Признался я. - На сайте указан возраст в 63 года...
  - 78... - Признался герр Тульке.
  - Ну, молодой человек, Вы, все еще хотите, отвечать за чужие грехи? - Разминая затекшие плечи, поинтересовался я. - За чужие - слова? Ведь "ниггер" - пришел к нам от Ваших, любимейших, демократов - США!
  - Так вы еще и расист! - Фройляйн, кажется проспала, все о чем мы разговаривали и сделала какие-то, свои, выводы...
  - "Расизм" - изобретение демократии. - Покачал я головой, любуясь дорогой, освещаемой фарами нашего авто. - В СССР - расизма не было. Были - "угнетенные"... Которым, союз, помогал... В ущерб, между прочим, себе... Стоило союзу развалится, как все "угнетенные", смылись, в канализацию...
  - Но, ваш ниггер...
  - Это не мой, "Ниггер"! Это - Ваш, "ниггер"! Я, сказал - негр! - Вспылил я. - Я, совершенно не виноват в том, что кроме собственного крика, истеричного - крика, вы ничего не слышите... Впрочем...Чем громче кричишь, тем хуже - слышишь... Тем более, что Европе не привыкать, рукоплескать, истерикам... Один ваш, Шикльгрубер - вполне достаточен! Под его истеричные вопли, "культурная Европа", пошла строить концлагеря... И громить - евреев...
  - Когда, Советы напали на Польшу... - Донеслось с заднего сиденья.
  - Дату, не напомните? - Ехидно поинтересовался я.
  - В июне, 41, кажется... - Замялся "вьюноша".
  - Вот вам и еще подтверждение, подмены понятий. - Поднял я вверх, указательный палец. - Молодой человек... 1 сентября 1939 года, Гитлеровская Германия, напала на Польшу. Эта дата, является началом, Второй Мировой Войны. Кстати, прошу отметить, особо! "Гитлеровская" Германия! Не - "немцы"! Фашисты!
  - Но, после войны, Россия отняла у Польши, столько земли!
  - Так и получила, Польша - от Германии - тоже не мало! Или - мало?! - Изумился я. - Впрочем, Вам это впрок не пошло...
  - Как так... - Удивился герр Тульке.
  - Где, польские корабли? Где, прославленные, Гданьские, корабелы? Где - венгерский - "Икарус"? "Татра"? Где, "Кохинор"? Где - "Фадрома"? Это только то, что я вспомнил, так - наобум... - Горько усмехнулся я. - Это называется - просрали за демократию...
  - Господин Тобольскии... - Начал осторожно подбирать слова, водитель. - Вы, не боитесь... Так свободно... Выражать свои мысли...
  - Нет. - Покачал я головой. - Это не только, мои, мысли... Может быть - я ошибаюсь. Но... Недавно, был я в Германии, Чехии... Народ везде - одинаковый... Серый, черный - и - затравленный взгляд... Но, все гордятся, что живут - в демократии... Где, красавицы Украины? Где - изумительные по красоте - девушки Чехосл... Простите - Чехии? Снимаются в порно?! Вот, замечательная победа демократии! Равноправие! Весь мир, учит немецкий язык, по порнофильмам! Зашибись - демократия!
  - Но, есть же и хорошее... - Послышался голос, одного из молчавших, до этого, пассажиров.
  - Назовите? - Попросил я.
  - Конкуренция. Свободное предпринимательство. Право голоса.
  - Конкуренция... - Выплюнул я. - В далеком, 97 году, одна из фирм, выпустила чип, с феноменальной, производительностью. Не Интел, не Виа, не АМД, на тот момент, не могли с ним конкурировать. Завод сгорел. Патент - утерян. Вот это и есть, конкуренция и свободное - предпринимательство. Вы, слышали, что-нибудь, о новом поколении солнечных батарей, ценой, в 1 цент, за квадратный метр? С эффектом использования, Всего спектра, солнечного света? Нет? Выставка "Экспо - 2009"...
  В салоне, снова стало тихо.
  Народ, переваривал, услышанное.
  - Любое государство, по отношению к своим жителям - террорист. - Начал я, уставившись в окно.
  В горле запершило и я поперхнулся.
  Водитель, молча протянул мне бутылку минералки.
  Поблагодарив его, кивком головы, я промочил горло и откашлялся.
  - Законы принимаются не для того, что бы народу жилось - лучше... Законы принимаются, чтобы народ было легче держать под контролем. Раньше, в этом активно помогала - церковь. Ведь, откуда взялись все эти посты, по весне?! Да чтоб крестьяне не сожрали, семена! Когда люди перестали покупать индульгенции - резко упала прибыль церкви. Вытащили, из-под сукна, патент на шоколад и прибавили к нему, Валентина, покушавшегося на закон божий. Сделали его святым и - вуаля! - "День влюбленных"! - Сделав еще глоток, продолжил. - Мало того, что мы сейчас на перепутье... Сменяется, целый строй - патриархат на матриархат... Вера, церковь, религия - совершенно три разные - вещи... Человечество, напугано взрывом вулкана. Запугано - сказками, о злых, экзотах... Мы, застряли в ипотеке, кредитах... Всплыли, различные психологи, утверждающие, что семейные ценности - бред! Что, надо жить - для себя! Человека разумного, низвергли до уровня - животного... Даже - хуже... Прикрываясь, красивыми словами, о "нормальности", нам втюхивают - ущербное понимание, что человек - человеку - конкурент... Потом мы удивляемся, ой, дети - некультурные! Родителей - бросили! Ой, мужчина не может найти - работу! Ой, девушка - пошла в порно! Впрочем, последнее сейчас, становится уже - не плохим. "Девушка пошла в порно - она свободна от предрассудков!" - Твердит нам Демократия... Государство, вешает на курильщиков, дикие акцизы и ограничения... Требует! Наказывает! Но, на наши акцизы - ничего не тратит на - нас... "Бедным зависимым" - купирование ломки, беседы с психологом - бесплатно... Курильщику - шиш и акцизы! Ой, мы "бедные, несчастные, угнетенные" негры, беженцы, мигранты! Дайте нам Свободу! Пожалуйста, вот вам - свобода! Ой, нам жить не на что! Вот вам - дотации и пособия! Так, нам - Мало! Вот вам - рабочие места! Так мы - "бедные, несчастные, угнетенные" еще и работать, должны?! Вот и стоит, бедная Европа, раком... В надежде, что кто-нибудь, ее использует, в очередной раз и решит ее проблемы... Зато - в "демократии", по самые гланды... Зато - "свобода"! Зато - "толерантность"!
  - Вот мы снова и вернулись к расизму! - Торжествующе воскликнула Анна-Лена.
  - Фройляйн, мы вернулись - к бреду! Среди негров, мигрантов, беженцев - тоже есть талантливые актеры, танцоры, ученые, писатели. Есть. Но, люди делают выводы не по экрану телевизора, а по тому, что видят на своих улицах! И, если мигрант, получив гражданство, предпочитает считать себя - мигрантом, а не гражданином своей новой родины, не интересуясь ею, а продолжая жить - прошлым... И, если негр, толкает наркоту, не мудрено, что все представители его расы - идут прицепом... Тут уже дело не в расе, а в менталитете! Сорвать куш, позвенеть золотой цепью, схватить за жопу, белую курочку - и, сдристнуть в кусты - едва дело запахнет жаренным. Или, если поймали - сразу начать орать - Я - Черный! Меня - Унижают! Я - "Голубой" - меня оскорбляют!
  По-моему, наш водитель, специально сбросил скорость, провоцируя на продолжение беседы. Или, просто врожденная вежливость?
  - США, все превращают в свое подобие. - Продолжил я, со вздохом.
  Позади меня, кто-то попытался что-то сказать, но был остановлен, как не странно - фройляйн Анной - Леной.
  - У нас есть - безработица - мы, истинные борцы за демократию, дарим ее - Вам! У нас, торгуют на улицах, наркотой! Пожалуйте, вот завоевание демократии - наркота на Ваших, улицах! Мы, сражались за демократию - руками, кстати, своих - союзников! Теперь, союзники - кормите, беженцев! И, пусть они, бунтуют на Ваших улицах! А мы, будем наносить высокоточные удары, по жилым кварталам и посольствам... С извинениями... Наверное... После - дополнительного расследования, затянувшегося, на пару лет...
  - Вы, с такой ненавистью, сказали слово: "союзники"... - Герр Тульке, помолчал. - Но... Разве не союзники, помогли выиграть войну?
  - "Второй фронт", открылся только тогда, когда стало понятно - СССР - победит! - Напомнил я, исторический факт. - А, помощь союзников... За все - заплачено - золотом! Даже за то, что ушло на дно, вместе с конвоями... Так что это не союзники - это наемники... За технику и тушенку - спасибо, оплачено! (На момент написания, лето 2017г, долг по выплатам по ленд-лизу составлял 100 млн. убитых енотов. История не красивая. Оставлю все, как есть, под прикрытием "альтернативы"...) А вот за развалины Дрездена... За Хиросиму и Нагасаки... За торговлю, на две стороны... Кто ответил за это?! А, смывшиеся, на американскую зону, военные преступники, которых потом - десятилетиями! - выискивали евреи... "Союзники"... Спасибо хоть на Москву, бомбу не сбросили!
  - Союзники оттянули на себя, часть войск, в Африке! - Запальчивый молодой человек, нетерпеливо подпрыгивал на заднем сидении.
  - Роммель... "Песчаный, он же - Пустынный, Лис"... - Улыбнулся я, вспоминая прочитанные, точнее - перечитанные, недавно, воспоминания. - Гений... Гонять по пустыне, целые армии - союзников, танковой дивизией! Вы, молодой человек, загляните, в гугл, да пробейте, численность той и другой, стороны... Не дергался бы, Гитлер, на Россию, распыляя силы... Европа говорила бы на немецком языке. ВСЯ! А, возможно и - Африка...
  - А как же - Варшавское восстание! - Молодой человек, судя по отблеску в зеркале заднего вида, рылся в интернете, на своем, телефоне.
  - Увы... За что не в курсе - того не скажу... Помню, только, что из-за этого восстания, очень, не вовремя, случившегося, Советскому Союзу, пришлось толи менять направление удара, толи - в срочном порядке - перекидывать, танковые части... Чтоб Варшаву, с землёй, не сравняли... Но, могу - ошибаться... Там, еще, что-то по поводу оружия, спешно перебрасываемого из СССР, в помощь восставшим, было...
  - Поверю - на слово... - Молодой человек, убрал смартфон. По крайней мере - погасил экран.
  - Зря... - Помотал я головой. - "Вера", это когда лень - проверить... А в наше время - проверять надо - всё! Иначе, придет "демократия"...
  Короткий смешок, за моей спиной, возвестил, что шутку - оценили.
  - Может быть, Вы и не везде - правы... - Анна-Лена, тяжело вздохнула. - Но, спорить с Вами, мне кажется, лучше на свежую голову...
  - В спорах, истина не рождается, фройляйн... Она там, благополучно - дохнет... Я, высказал свою точку зрения. Принимать ее или - нет... Сугубо, личное дело каждого... Если, что-то Вас задело - прощения просить не буду... Если заставит, залезть в гугл и проверить - буду рад. Останови, пожалуйста, здесь! - Попросил я водителя. - Хочу, пешком, пройтись...
  Квадратные глаза были мне наградой!
  - Километров, семь... До отеля... Вы, уверены, мистер Тобольскии? - Водитель, в свете включенного верхнего плафона, выглядел растерянным.
  - Уверен. За час, доползу, до отеля.
  Качая головой, водитель остановил минивэн у обочины.
  Выскользнув наружу, покачал головой, останавливая герра Тульке, вздумавшего составить мне компанию.
  - Господа... - Сказал я в открытую дверь авто. - Вы, всегда, сравниваете Россию с медведем... А Вы знаете, что происходит с глупыми собаками, поднявшими медведя из берлоги?! Не надо - гавкать!
  Подмигнув, фройляйн Гешке, захлопнул дверь и потопал по тротуару.
  Красные огоньки стоп-сигналов, "Мерседеса", умчались в сторону отеля, оставляя меня в одиночестве.
  После всего, что я наговорил - надо "выходиться", скинуть с себя, всю паутину слов и эмоций.
  "Зря, я так... Все равно, что апельсины, раскидывать..." - Застегнув куртку, топал по тротуару, ругая себя на чем свет стоит.
  С каждым шагом, становилось - проще.
  Вместе с умчавшимся автобусом, умчались и тоска и злость...
  А, через пару километров, свернув с освещенной улицы, в узенький переулочек, с одним - единственным фонарем, стало даже хорошо!
  - Господин ищет приключений? Или - утешения? - Молодая женщина, сделала шаг мне навстречу, от фонаря.
  - Скорее - уединения... - Почесал я ухо.
  - В моем доме - тихо и уютно...
  - Не надо... - Покачал я головой и достал из кармана часть денег, выигранных в пари. Моя привычка, раскладывать разные суммы, по разным карманам, меня не раз выручала.
  - Держи! - Сунул я ей деньги в руку. - Завязывай, с этим "бизнесом"... Пока - можешь...
  Застегнув нагрудный карман, поднял воротник куртки и потопал дальше.
  Водилу я обманул - от того места, где он меня высадил, до отеля - по прямой - идти, минут - 30 - три - четыре км.
  Да и дорога эта, разведана мною, во второй день, когда мы вместе с Ханом, бегали по магазинам.
  Но и расстояние и тишина и уединенность - меркли - по сравнению с самым главным ее достоинством...
  Свернув за фонарем, налево, вы оказывались перед маленьким игровым клубом, в котором, за десятком столиков с мониторами, сидели, великовозрастные детишки, насилующие клавы и мышки...
  А хозяин, варит просто потрясающий кофе!
  - Андрэ! - Обрадовалась ЛарИ. - Ты сегодня - поздно!
  Лари - дочка, хозяина клуба. У нее, совершенно не произносимое для моего языка имя, которое пришлось переиначить в удобоваримое - Лари...
  - Скорее - Рано, Лари! - Рассмеялся я. - Кофе, есть?
  - Сейчас, сделаю! - Кофе, у Лари, был чуть выше среднего, но сейчас хватит и его.
  Игроки, за своими мониторами, ревниво следили за мной - не устрою ли я тут, чего не пристойного?!
  Жуткий грохот, раздавшийся с маленькой кухоньки, перепугал меня.
  - Лари! Лари?!
  Метнувшись за занавеску, обнаружил Лари, дико хохочущую и плачущую - одновременно.
  - Сильно тебе... - Начал я спрашивать, но осекся.
  Досталось девчонке - по полной программе...
  Вся правая сторона, лица - обварена кипятком.
  От одежды, шел пар.
  - Глаза, целы?! - Рявкнул, разворачивая девушку к себе.
  Не дождавшись ответа, обернулся.
  Пара игроков, привлеченных шумом, тянулась за своими, лядскими, телефонами!
  Ладно бы позвонить - они включали камеры!
  - Вон, отсюда! - У моего голоса, есть чудесное свойство - его нельзя ослушаться!
  Игроков, снесло быстрее, чем собака, проглатывает печенку, выпавшую из рук нерадивой хозяйки.
  - Смотри, на меня! - Затормошил я девушку, продолжающую истерику. - Глаза - целы?
  От боли, девчонка меня в упор, не слышала.
  - Ох! - Раздался голос ее отца. - Доченька!
  - Одеяло тащи, Вэй! - Прикрикнул я, озираясь по сторонам. - Живей, давай!
  Кухонный нож, валяющийся на полу, пришелся как раз кстати.
  Толчком повалив девушку на пол, начал срезать с нее одежду, обнажая пораженные кипятком, участки кожи.
  - Врача, надо! - Вэй, бросил на пол одеяло и полез за телефоном.
  - Не надо... - Остановил я его и полосонул ножом по ладони. - Не пускай, никого!
  Заливая все своей кровью и размазывая ее по коже и волдырям, начинающим вздуваться на месте ожогов, одновременно пытался вспомнить, все что знал, об ожогах.
  Получалось - нифига - я не знал!
  Оставалась надежда на "ТВ", превращающий мою теперешнюю кровь в тягучую красную субстанцию, с зеленоватым отливом.
  - Руки, убери! - Оттолкнул я, девичьи ладошки, пытающиеся прикрыть свои прелести. - Хотя... Стой! Замри!
  Правой руке, тоже досталось - осколки чайника, посекли сваренную кожу, оставляя жуткие на вид, порезы.
  Подцепляя, осколки ножом, выковырял их, под крики девушки и залил, своей кровью.
  Правый бок, грудь, живот, бедро, пах - все, где прошелся кипяток, упрятал под красную жидкость, с зеленоватым отливом.
  Напоследок, уже из вредности и озорства, провел ладонью по лицу и щелкнул девчонку по носу.
  - Всё... Лежи - тихо! - Подхватив одеяло, укрыл девичью фигурку, в лохмотьях одежды. - Минут, через двадцать, сходишь в душ... Смоешь, кровь...
  - Не больно... - Улыбнулась, Лари. - Спасибо...
  - Мне, тут, кто-то кофе - обещал... - Подмигнул я, выходя с кухоньки и наталкиваясь на бледного, как смерть, Вэя.
  - Как, она? - На смуглом лице мужчины, вместе с выражением - крайнего ужаса, горел огонек надежды.
  - Обожглась, слегка... - Пожал я плечами. - Глаза - целы...
  - Андрэ... - Вэй, тяжело вздохнул. - Я...
  - Ты мне, лучше, кофе - свари... - Вздохнул я в ответ. - Минут через 15. Да, дочке - одежду, чистую, принеси!
  Я стоял и любовался заживающим на глазах, порезом, сжимая и разжимая ладонь.
  Вэй, видя мое спокойствие, вновь исчез.
  Игроки, сидели как пришитые, за своими компами, лишь изредка, поднимая на меня глаза.
  Погрозив пальцем, так, в никуда - уселся за сервак.
  Никогда не мог понять восточного спокойствия и невозмутимости.
  Сам, вырос на востоке, но - не понимаю...
  Спина Вэя, мелькнула и скрылась за занавеской в кухню.
  Через минуту, из-за занавески, выскользнула фигурка, закутанная в одеяло и шустро перебирая ногами, растворилась в полутьме черного выхода.
  - Андрэ! - Негромко позвал меня, хозяин клуба. - Сейчас кофе, будет готов!
  - Ох, первая хорошая новость, за весь день! - Рассмеялся я, выбираясь из продавленного "Админского", кресла и сладко потягиваясь. - Иду!
  На кухоньке, уже царил идеальный порядок.
  Вэй, степенно, процеживал кофе, в здоровый, полулитровый, керамический, кружак.
  - Мой дом, отныне - Твой дом! - Сказал он, ставя кружку передо мной.
  - Не надо, Вэй! - Одернул я его. - Ты же понял, кто - я... Хочешь, чтобы в дом вошла беда?
  Втянув носом тонкий аромат свежесваренного кофе, я закачался от восхищения.
  Никогда, я не встречал, такого аромата.
  - Вэй... Это - шедевр! - Признал я после первого глотка. - Спасибо!
  - Это... - Вэй произнес длинную фразу и замер, пытаясь ее перевести.
  - "Благословление духа семейного очага"... Не думала я, дядя Вэй, что у Вас остались еще зерна... - Девушка, получившая от меня деньги у фонаря, замерла. - А мне - найдется?
  Вэй, замерший при ее появлении, улыбнулся и развернувшись к плите, взялся за джезву.
  Молодая женщина, прошла мимо меня и села напротив.
  На душе вдруг стало тепло и просто.
  - Не часто, в наше время, люди поступают - по-людски... - Печально произнесла женщина. - Спасибо, дядя Вэй!
  Изящная, белоснежная кофейная чашка, поставленная перед ней, исходила белым паром, распространяя вокруг себя, непередаваемый аромат.
  - Можно, вашу, руку? - Черноволосая, черноглазая - протянула мне свою.
  Поставив кружак на стол, протянул руку, ладонью вверх.
  Мелькнул тонкий стилет, появившийся, словно ниоткуда и на моем запястье появился глубокий порез.
  Неуловимое движение клинка и такой же порез возник на запястье - женщины.
  Положив свою руку поверх моей, порез на порез, женщина замерла.
  От боли, я заскрипел зубами.
  - У вас - сильная кровь... - Улыбнулась женщина и убрала руку. - Вы - найдете, выход! Не с первого, раза...
  Допив свой кофе, странная незнакомка, грациозно встала из-за стола и, не говоря ни слова - вышла вон.
  - Вэй! - Окликнул я мужчину, замершего спиной ко мне у плиты. - Кто это был?
  - О чем вы, Андрэ?! - Изумился Вэй. - Кто, был?!
  - Молодая женщина. - Принялся описывать я. - Лет, 25 - 27. Высокая. Черные глаза, черные волосы, ниже плеч.
  - Здесь только я и - вы... - Пожал плечами Вэй.
  - Тогда, кому ты только что, наливал кофе?! - Начал заводиться я. - Девушка, со стилетом!
  - У Наших женщин не принято ходить с оружием... - Вэй, улыбнулся мне, как малолетнему дебилу.
  - Тогда, что за чашка, стоит передо мной, вторая? - Ткнул я пальцем, в пустую кофейную посудину. - И, откуда, по-твоему, у меня порез, на руке?!
  - Здесь, никого не было... - Поклонился Вэй. - Господин, слишком сильно устал!
  Судя по блеску в его глазах - врал Вэй не часто...
  Глубоко вздохнув, допил кофе и встал из-за стола.
  Если азиат, хитро улыбаясь, начинает врать - значит, вы коснулись чего - то, запретного...
  Значит - пора - прощаться...
  Азия, умеет хранить тайны.
  - Андрэ! - Услышал я, выходя с кухни. - Мой Дом - Твой Дом!
  
  
  ***
  
  
  - Мистер Тобольскии! - Портье с улыбкой протянул мне пластиковый ключ - карточку.
  - Спасибо! - Я развернулся и услышал: - Минуточку!
  Из-за неприметной двери появился управляющий, как всегда, безукоризненно затянутый в серый костюм, с галстуком, под цвет глаз.
  - Мистер Тобольскии... - Управляющий, положил на стойку пухлый конверт. - Ваш, выигрыш!
  - Ого! - Заглянув в конверт, вырвалось у меня. - Не дурно, за простенький спор! А, что же я получил, на месте?!
  - О! Это - от тех, кто присутствовал! А это - остальное! - Объяснил мне управляющий. - Приказать не беспокоить, вас?
  - Ага... До вечера! - Кивнул я, головой, только сейчас осознав, насколько же я вымотался. - Спасибо!
  Царственно кивнув в ответ, управляющий сделал пометку в компьютере и, откланялся.
  Наш десятиэтажный отель, в "трехэтажном Катманду" - сам по себе, чудо света.
  В этой стране, все - низкое...
  Даже аэропорт Трибхуван - выглядит издалека и сверху - длинным и низким бараком...
  Впрочем, это я так - брюзжу...
  Дверцы лифта, со щелчком распахнулись на моем этаже.
  Предвкушая теплый душ и чистую постельку, сладко зевнул.
  Да, я не правильный.
  Очень, не правильный...
  Я, засыпаю, после крепкого кофе.
  А димедрол, вызывающий у большинства, сонливость, заставляет бегать меня по потолкам, в приступе гиперактивности.
  Снимая с руки часы, автоматически, отметил время - десять минут шестого...
  Номер, "вылизанный" горничной, с открытой нараспашку балконной дверью, из-за которой доносился шум просыпающегося города, блистал чистотой и порядком.
  На закрытой крышке ноутбука, стоял мой комплект отверток...
  - Азия! - Расхохотался я от души.
  Тихий шорох, донесшийся до меня из спальни, заставил насторожиться - не люблю, гостей...
  Особенно - в спальне...
  Особенно - если Меня там нет!
  - Да... Вот, *опа, то! - Ляпнул я, рассматривая лежащую в моей постели Наталку. - То не одной, а то - гурьбой! Медом, меня намазали, что-ли? Или, "пока не нужен - никому, а как понадобился - всем?!"
  Укрыв Наталку валяющейся на полу простыней, вздохнул и разбудил ее.
  - Уходи. Пожалуйста. - Попросил я, глядя в ее затуманенные сном, глаза. - Уходи...
  Развернулся и потопал в душ.
  Сунув грязную одежду, в стиральную машинку, на быструю стирку, замер, глядя на себя в зеркало.
  - Что, опять, вые...ся? - Спросил я у своего отражения. - Вые...ся, придурок.
  Включил ледяную воду и сунул под нее голову, отфыркиваясь.
  Через минуту, от холодной воды, пошел "гусиной кожей" и вновь посмотрел на свое отражение.
  - Если Судьба дает выбор - поступай, по-людски! - Скривился я. - Даже если ты - Экзот.
  - Поступай, по-людски... Потому что по-человечески - не получается... А "демократов" и без тебя, хватает! - Брызнув на свое отражение, открыл створку душевой кабины и полез нежиться под тугими струями горячей воды, надеясь хоть так, смыть с себя, плохое настроение.
  Чертыхнувшись, вылез и взял бритву.
  Мне всегда помогает - бриться.
  Словно с обрезками волоса, валится в канализацию вся плесень и накипь, случайных поступков и ложных, надежд.
  Хорошо-то как!
  Закончив моцион растиранием полотенцем и, обмотав его вокруг бедер, вышел в номер, оставив дверь открытой - пусть, проветрится.
  В спальне, снова валялась на полу простыня.
  Качая головой, подошел к балконной двери и повернул ручку, закрывая дверь и огораживаясь от всего мира.
  Меня обещали не беспокоить до вечера.
  Вот и буду - дрыхнуть!
  Ибо - заслужил...
  Стук в дверь возвестил, что - не заслужил.
  Распахнув дверь, обнаружил за ней фройляйн Гешке.
  Судя по виду, Анна-Лена, так и не ложилась - одежда на ней была та же, что и на мосту.
  - Надо, поговорить... - Фройляйн, прошла в номер, не обращая внимания на то, что ее, собственно говоря, никто не приглашал.
  - Андрэ... Вашими рассуждениями, Вы обидели, Вацлава... - Начала она, устроившись в кресле. - Он из беженцев...
  - Жесть! И для этого, надо было припереться ко мне в номер, в шесть утра?! - Изумился я. - Сказать, что я обидел беженцев, своими рассуждениями?! Фройляйн, вы меня разочаровываете...
  - Вы - нетерпимый, жестокий мальчишка, делающий поспешные выводы и оскорбляющий людей, не задумываясь... - Гешке, уставилась на меня, ожидая ответа.
  - И, что?! - Уселся я, в кресло напротив, забыв от злости, что из всей одежды на мне - полотенце. - Пойти, броситься в ноги и начать посыпать голову пеплом?! Знаете, возраст у меня - не мальчишечий...
  - А в рубашке - мешок с костями... - Усмехнулась немка, внимательно изучая меня, как собаку перед случкой. - По виду и не скажешь...
  - Полюбовались? Можете - проваливать! - Я, с удовольствием потянулся. - Дверь - не забудьте, закрыть. С той, стороны!
  - Андрэ... Вы - Экзот... - Анна - Лена выпалила эту фразу, заставив меня рассмеяться.
  - С чего, такая уверенность?
  - Фамилию Гешке, Андре, вы не найдете не в одном медицинском справочнике или сайте... - Фройляйн Гешке скрипнула зубами. - Тем не менее, мой отец, работал с Семеном Волчик... Это его, открытие, легло в основу курса лечения... Некоторых заболеваний...
  - Поздравляю! Теперь я могу, выпроводить вас и лечь - спать?! - Демонстративно зевнул я.
  - Андрэ. Мой отец был экзотом. А я - его "последнее желание"... - Анна - Лена, горько улыбнулась. - Не от всех болезней, помогает "ТВ"...
  - "Аутизм"... - Усмехнулся я, демонстрируя собственную информированность. - Психические заболевания "ТВ" не лечит.
  - Да. Волчик позволил отцу уйти в "ноль"... - Анна - Лена нахмурилась. - Теперь...
  - Представляю, под каким вы, "колпаком"! - Расхохотался я. - Единственная в мире! Женщина - ищейка, натасканная на Экзотов! Вот это вы - промахнулись!
  - Я - никогда не промахиваюсь, Андре. И - никогда не сдаю - экзотов...
  - А и не надо - сдавать... Достаточно - просто проявить интерес, чтобы нужные службы, занялись человеком, вплотную. - Я, по привычке, захрустел пальцами. - Представляю, сколько крови у вас на руках...
  - А на - Ваших?! - Вспылила Анна - Лена.
  - Я - предпочитаю - лечить. - Пожал я плечами. - Убивать - противно... А, так как я не люблю людей, то... Лечу - компьютеры...
  - У каждого свой - крест...
  - Не таскать, кресты, надо. А рубить - на дрова. И варить - чай. Или - кофе. Или - суп. - Отмахнулся я. - Вечно, вы, поклонники еврейского божка, на кресты, пеняете.
  - Христос - Спаситель... - Перекрестилась фройляйн, видимо открещиваясь от моего богохульства.
  - Христос... Мерзкий, злопамятный божок. - Выплюнул с наслаждением в лицо, "религиознутой", я. - По слабости своей, справиться со взрослым, ему не дано... Вот и отыгрывается, на старых и слабых. Калеча детей и стариков. А, подобные Вам, фройляйн Гешке, начинают кричать, что это - наказание за грехи... Хочешь наказать грешника - накажи грешника! Зачем, на ребенке - отыгрываться?! Или - слабо?
  Представляю, как я выглядел со стороны - сижу, в полотенце и рассуждаю о паршивце, настолько засравшем толпе мозги, что они, его - боготворят...
  Жесть!
  Анна - Лена, вновь сверкнув очами, поежилась.
  Может, еще не пропала надежда? Может, станет - человеком?
  - Андрэ... А во что, верите - вы?
  - Я? Я - просто - верю. Верю в чудеса. Верю - в людей. Верю в то, что где-то там, есть некая сила, у которой - совершенно очумительное - чувство юмора. Вот в это - верю... А в гнилого типуса, который предпочел сбежать под крылышко к папочке, а не защищать своих последователей... Верить, как - то, не хочется... Верить в гниль - стать, гнилью...
  - А в Судьбу? - Анна - Лена уставилась на меня так, будто я - пророк.
  - "No Fate But What We Make..."! - Вырвалось у меня.
  - "Терминатор"! - Расхохоталась фройляйн.
  - Второй! - Погрозил я ей, пальцем. - В первом, фраза не звучала...
  - "Кураж"! - Покачала головой, девушка.
  - Нет. Желание выставить человека и завалиться - спать! - Совершенно серьезно ответил я, разводя руками.
  - У тебя - кровь! - Опешила Анна- Лена.
  - Порезался, когда брился... - На "автопилоте", ответил я.
  - На руке?! - Изумлению фройляйн не было границ.
  - Ох, дьявол... - Я зажал внезапно открывшуюся рану, нанесенную стилетом. - Блин...
  Немка, выдрессированная кухонной работой, за озиралась, в поисках аптечки.
  И, ведь, нашла - же!
  Забинтовав мне руку, фройляйн отстранилась.
  - Ты - пахнешь, как экзот... - Тяжело вздохнула она. - Но у тебя - идет кровь...
  - Да не экзот я, не экзот! - "Взорвался" я. - Что - перекреститься?!
  Прыснув в ладошку, немка помотала головой и замерла, к чему - то прислушиваясь.
  - У тебя всегда, соседи такие бурные?! - Вопрос, что называется не бровь, а в - глаз!
  - У меня - замечательные соседи! - Подмигнул я, девушке. - Только поспать, сегодня, мне, кажется, не дадут...
  - Всё. Уже - ухожу... - Рассмеялась Анна - Лена. - Хороший, ты, Андрэ! Только - наивный и милый...
  Закрыв за фройляйн дверь, от души рассмеялся.
  "Наивный и милый" - ага!
  Видела бы фройляйн Гешке, меня несколько лет назад, после лабы!
  Отогнав не прошеное видение, со вздохом, пошел вынимать бельё из стиральное машины.
  - Так вот как, "отстирывают бабки"! - С хохотом сполз я по стеночке ванной.
  Зеленые купюры, плотно покрывали иллюминатор стиралки, вывалившись из размокшего в воде, конверта.
  - Да... Дорогая, кажется, получилась стирка... - Признался я, самому себе и, открыв машинку, стал доставать одежду и банкноты.
  Удивительно, но получасовое пребывание в машинке, со стиральным порошком и отжимом на две тысячи оборотов, американским президентам, не повредило!
  Чудо - машинка "канди", с функцией сушки, по гроб жизни, недолгой, моей, оставшейся - спасибо!
  Пересчитав свой выигрыш - прищелкнул языком - 11000 убитых енотов!
  Не плохо, по мосту, прошелся!
  Качая головой, от избытка "чувствей", пошел в спальню.
  Сбросил на пол, простыню и подушку, пропахшую запахом Наталки и, попытался впасть в спячку.
  - "Бурные"... - Повторил я, фразу фройляйн через несколько минут... - В стенку, постучать, что-ли?!
  Зазвонивший телефон, расставил все точки над ё.
  Через десять минут, собрав вещи в рюкзак, спустился вниз, к стойке регистратуры.
  - Мистер Тобл.. Тоби.. - Молодой парнишка, запнулся на моей фамилии.
  - Я, самый... - Помахал я перед его носом, сто баксовой, купюрой. - Хочу заказать одиночную экскурсию, по Вашей стране. Дней, на пять...
  Язык денег, в мире демократии - самый простой и понятный. Проще только - язык точного удара - в челюсть!
  - Гид, мужчина или женщина? - Парнишка мгновенно подобрался.
  - Без разницы. Главное - молчаливый и приятно пахнущий... - Попытался я скрыть зевок. - И машина - удобная!
  Мозги, от ночного бдения, кипели и требовали покоя.
  Парнишка, сняв телефонную трубку, сделал один - единственный звонок.
  - Мистер Тобольскии! - Выговорив мою фамилию с первого раза, молодой человек расцвел, как роза. Или это у него от предвкушения ста бакинских?! - Через десять минут, подъедет наш лучший гид, на своем личном авто. А пока, может быть - кофе?
  Парнишка заговорщицки подмигнул и добавил в полголоса: - С коньяком?!
  - Тащи! - Положил я на стол, купюру.
  Парнишка оказался не дурак и кофе принес не в дурацком, "наперстке", а нормальной, чашке.
  Причем, как не странно - кофе оказался совсем даже не плох.
  С лимоном и коньяком!
  Горячий напиток прогнал сон и вернул привычную бодрость.
  Жаль, ненадолго.
  Поставив чашку перед портье, улыбнулся нанесенному на нее рисунку: с кружки на меня пялился незабвенный R2D2!
  - Спасибо, Тжай! - поблагодарил я парнишку, прочтя имя на бейдже.
  Зазвеневший телефон, в тишине пустого вестибюля прозвучал как пожарная сирена.
  - Ваш личный гид прибыл, мистер Тобольскии! - Молодой человек убрал со стойки чашку. - Машина у выхода!
  Кивнув головой, закинул на плечо свой рюкзак с вещами и притороченной курткой - "аляской", поспешил на выход.
  - Да, вашу же, Машу! - Вырвалось у меня, при виде гида и автомобиля.
  - Марию! - Поправила меня гид и подозрительно засопела.
  - Всё равно - издеваетесь! - Шмыгнул носом, я.
  И если к гиду, затянутому в синюю, потертую джинсу и широкополую ковбойскую шляпу, у меня претензий не было, то к автомобилю...
  Квадратный, угловатый Форд - Бронко!
  Мастодонт!
  Динозавр, двухцветного окраса - красного и зеленого!
  - Я же просил - машину! Удобную - машину! А не - танк! - Почесал я затылок, перекладывая рюкзак с плеча на плечо.
  - Это - самая удобная машина! - Подмигнула мне девушка, очаровательно улыбаясь. - Прежде чем хаять - загляните в салон!
  Я заглянул.
  И придержал челюсть, чтобы не поцарапать, краску.
  Будь я проклят, если к созданию этого... Монстра... Не приложила свою лапу "BellaOna"!
  - Беру свои слова назад! - Кивнул я, признавая, что не прав. - Если в нем еще и поспать, можно...
  - Сзади - спальник! - Девушка явно гордилась своей машиной.
  - Всё - едем! - Заявил я, открывая дверь и закидывая на заднее сиденье рюкзак. - Как можно дальше и быстрее!
  - Уже есть - маршрут? - Девушка сняла шляпу и рассыпала по плечам светло-русые волосы, до пояса. - Или, все-таки, прислушаетесь к профессионалу?
  - Прислушаюсь... - Кивнул я, с блаженством устраиваясь на сиденье. - Я, ко всему, прислушаюсь... Потом!
  - Что значит - "потом"? Сперва - об оплате!
  - Слушаю... - Кивнул я, регулируя сиденье.
  - Пять дней... - Начала считать Мария. - Бензин, за Ваш счет. Моя работа - 200 баксов в день. Питание и дополнительные расходы - отдельно!
  - Идет. - Кивнул я, невольно залюбовавшись, ею. - Вот же, правда - "то ни одной, а то - толпой!"
  - Будете распускать руки - пристрелю! - Миролюбиво заявила Мария, уже начав придумывать, какие - то "ужасы".
  - Только, чур, сразу в голову, стреляй! - Зевнул я, отсчитывая пятнадцать, сотенных, бумажек. - И, поехали, отсюда, а?
  - А - маршрут? - Девушка натянула на руки, перчатки без пальцев.
  - Сперва туда, - сложил я в молитвенном жесте руки и от души зевнул, тут же прикрываясь ими. - Туда, где я могу лечь и проспать, хотя бы часов пять... А лучше - десять! Тихо, спокойно и никому не нужный!
  Остановить зевоту уже не хватало сил - сиденье форда оказалось настолько удобным, что если бы не эти, долбанные приличия - я бы уже - спал!
  - Всё понятно! - Улыбнулась Мария. - "Сад снов"!
  - А если в этом саду есть подушки, так я буду вообще - счастлив... - Пробормотал я, засыпая...
  - Добрый, вечер! - Толкнули меня, чем-то тяжелым. - Пора, вставать, засоня!
  - Оставьте на тумбочке! - Ответил я и повернулся на другой бок, упираясь носом в кожаную обивку сиденья.
  "Сиденья?!"
  "Какого - сиденья?!"
  - Андрей, просыпайся!
  - Ага... Все - завтра!
  Поток холодной воды, прокатившейся по лицу и забравшейся под рубашку, вырвал меня из мира сладких снов, возвращая к реальности.
  - Бр-р-р-р! Холодная же! - Подскочил я. - Что, иначе разбудить - не Судьба?!
  - Тобольский! Ты спишь - семнадцать часов! - Хохотала Мария, все еще держа в руках, походный котелок из которого, собственно говоря, меня и окатила. - Как - младенец!
  - Ой... - Попытался я вылезти из сиденья форда. - Ой, как же меня - плющит-то!
  Руки - ноги, затекли неимоверно.
  - Что, больно? - Полюбопытствовала, дивчина. - Совсем - плохо?
  Расправив, затекшие руки - ноги и растерев шею, покачал головой.
  - Почти, выспался! - Признался я, зевая. - Еще бы, часика три...
  - Есть, хочешь? - Перебила меня, владелица "танка".
  Прислушался к своему животу.
  - Нет.
  - Странно... Совсем - совсем?
  - Где мы? - Замер я, озираясь по сторонам и поглядывая на часы.
  - Молодец. Дошло! - Улыбнулась стоящая напротив меня красавица, в микроскопическом, купальнике. - Быстро, ты...
  - Часы, подвела? - Прищурился я.
  - Не разочаровывай, меня... - Мария отставила в сторону, котелок. - Не дурак, ведь...
  Полуприкрыв глаза, прислушался к собственным ощущениям.
  В воздухе, напоенном влагой, разливался аромат странных цветов.
  Шумел - водопад, разбрызгивая бриллианты капель.
  И - всё...
  Ни пения птиц, ни шума голосов или двигателей.
  Водопад.
  Ветер.
  Запах костра.
  - Это не Непал... - Пробормотал я, стягивая с себя куртку и расстегивая рубашку. - Слишком, жарко!
  - Дальше! - Мой гид, стянула с плеч полотенце и принялась вытирать мокрые волосы. - Ну!
  - Дальше будут джинсы... - Огрызнулся я. - Отвернись!
  Мария, фыркнув, развернулась и отошла к костру, над которым парил второй котелок.
  Пока переодевался, старался соображать, как можно быстрее.
  На шутку - не похоже - однозначно.
  Слишком все ярко и чисто.
  Вокруг нас, ни малейшего следа, пребывания человека, а следы авто, возникают из пустоты!
  Тишина, разрываемая шумом водопада, да напевающей себе что-то под нос, девушкой - не кажется враждебной.
  Чистый, мир...
  "Бритву Оккама" - не обманешь.
  Либо я - сошел с ума.
  Натянув плавки, босиком, прошел к костру.
  - Другой мир? - Замер я, ожидая ответа, от которого... Много что зависело. Точнее - много - Кто!
  - Пять, баллов! - Мария, обмотав бедра полотенцем, засыпала в котелок, смесь круп. - До чего еще, догадался?
  - Пойду, искупаюсь... - Пожал я плечами, вместо ответа. - Полотенце, еще, есть?
  - Найду... - Улыбнулась девушка - экзот. - Иди, уже...
  Мягкая зеленая трава, приятно щекотала босые ступни, упруго сгибаясь и выпрямляясь, стоило ногу - убрать.
  Водопад, падающий метров с десяти - пятнадцати, в маленькое озерцо, с чистейшей водой, через которую было ясно видно на дне каждый камушек.
  Сделав шаг с травы на желтый песок, охнул - горячие, острые песчинки, впились в отвыкшую, от хождения босиком, кожу стоп.
  Пришлось идти к воде медленно и печально.
  Вода в озерце, оказалась исключительно теплой - градусов 27 - не меньше!
  Пофыркав для вида, набрал воздуха и - нырнул.
  Основная моя проблема, что только так - ныряя, я и умею плавать!
  Оказавшись на глубине - отталкиваюсь и, заглотив на поверхности воздуха - снова на дно.
  Ну, не умею я плавать!
  Не умею!
  Мои свинцовые кости с бетонным наполнителем и отсутствие жировой прослойки, поставили крест, на моем страстном желании научится плавать.
  Пришлось учиться нырять...
  С аквалангом, так вообще - любо-дорого!
  Вернувшись по дну на берег, собрался было улечься на теплом песочке...
  Ага!
  Хорошо, вовремя вспомнил, что песок - как осколки стекла.
  - Лови! - Кинула мне полотенце, Мария, не сходя с травы. - Через 15 минут будем ужинать!
  Накинув полотенце на плечи, вновь вошел в воду.
  Здоровенная рыбина, совершенно не пугаясь, проплыла мимо моей ноги, едва заметно пощекотав ее, плавниками.
  "Идиллия"!
  Бродя по кромке, отметил странный факт - песок на берегу - колкий, а в воде - мягкий и приятный...
  Зачерпнув сухого песка, в пригоршню, присел на карточки и опустил руки в воду.
  Рука, скрылась в облачке мути, а песок, сжатый в ладони, внезапно стал разбухать, распирая ее!
  - Экспериментируешь? Ну - ну! - Мария, подкралась, как кошка. - Экспериментатор...
  - Мария... - Встал я, ополоснув руки. - Где - это?!
  - Вот что, "Очарованный странник"... - Девушка, сжала кулаки. - Свою часть договора - я выполнила. Давай, формулу!
  - Какую, формулу?! - Опешил я. - О чем, речь?!
  Вот скажите, где именно, в мини купальнике, можно спрятать "Стечкин"?!
  С удлиненной, обоймой?!
  - Не надо, играть... - Ствол пистолета, в абсолютно твердой руке, смотрел мне в живот. - Пристрелю и брошу здесь, подыхать...
  - Понял... - Кивнул я головой. - На берег, выйти можно? Или... Считаешь, что я все в плавках - ношу?
  - Вацлав... Только - медленно и - печально! - "Стечкин", сделал приглашающее движение в сторону костра.
  - Я - Андрей!
  - Хоть Папа Римский... - Мария улыбнулась. - Формулу, пан Вацлав! Пожалуйста, не заставляйте меня, начинать, отстреливать Вам, пальцы!
  Пройдя по траве, замер у костра, обдумывая сложившееся положение.
  Выходила - полная хрень!
  - Мария! - Развернулся я к девушке. - Я, действительно, не Вацлав. Меня зовут Андрей Тобольский. И, единственный договор, который мы с вами заключали - индивидуальная экскурсия!
  - В семь утра? - Хохотнула девушка. - Приняв снотворное, как и договаривались?!
  - Какое снотворное?! - Возмутился я. - Я, сутки - не спал! Всю ночь, на ногах!
  В серых глазах девушки стали появляться огоньки смутных подозрений.
  "Стечкин", пошел вверх.
  В чем разница между полотенцем и кабелем питания?
  В правильных руках - только передачей электротока...
  Длинное, влажное полотенце, распрямилось с громким хлопком, отбивая пистолет вверх и в сторону.
  Шаг и болевой прием ставит девушку на колени, с заломленной, рукой.
  - Не дергайся. Руку, сломаю... - Предупредил я, пинком отправляя "Стечкин", в дальнее путешествие. - Я, отпущу и мы поговорим! Дергаться, не будешь?
  В ответ - тишина.
  Отпустив руку, делаю шаг назад.
  И, приземляюсь на спину, после изящно проведенной подсечки.
  В эти игры, можно играть и вдвоем!
  Перекат.
  Блок.
  Удар!
  Девушку сдуло в воду...
  Пару секунд, понаблюдал за ее барахтаньем и полез - вытаскивать.
  Особист, обучавший нас, в клубе, всегда "пыхтел и вонял", что у меня - самая плохая реакция и самый - "тупой" - удар!
  Вот и пригодился, "тупой" удар!
  Двумя ногами - в грудь и - живот...
  Дыхание выбивает - на раз!
  Войдя в воду, выше пояса, попытался подхватить девушку на руки.
  Хорошо - догадывался, что Может, произойти!
  Перехватив руку, "махнул" ее, на бережок, обычной, борцовской, "мельницей".
  Коварный песок, дождался своего часа!
  Визг, разносящийся по всей поляне, просто ласкал мой слух.
  А вот не фиг, бить мужчину - между ног!
  Вскочив на ноги, Мария одним прыжком оказалась на травке.
  - Всё? Драться больше не будешь? - Поинтересовался я, из воды. - Или еще, ствол, припрятала?
  Ох, зря я, такой миролюбивый!
  Миниатюрное создание, сделала два шага по траве, набирая скорость и изогнулась в прыжке, норовя ударить в голову.
  Красиво...
  Для Голливуда.
  В реальной драке - глупо.
  Брызги воды, поднятые промахнувшейся по мне, девушкой, распуганная рыба и я - держащийся за живот, от хохота - вот и весь результат.
  Стоя друг напротив друга, я - смеющийся, Мария - восхитительно - возбужденная и исцарапанная, поймал себя на мысли, что всё творящееся - полный бред!
  Махнул рукой и побрел к берегу.
  Прозвучавшие позади меня шаги, разбегающейся, для очередной глупости, девушки, заставили обернуться и сказать одну - единственную фразу: "Купальник - порвался!"
  "Что и требовалось доказать!" - Удовлетворенно подумал я, глядя как "личный" гид, заныривает в воду, пытаясь прикрыться от моего взгляда.
  Проковыляв по песку, прошел к костру и подобрал валяющееся, полотенце.
  - Лови! - Полотенце полетело в сторону, Марии. - Смотреть не буду.
  Я, отвернулся и уставился в костер, на котором булькал котелок, распространяя аппетитнейшие, доложу я вам, запахи.
  - Спасибо... - Буркнула, проходя мимо меня, Мария, закутанная в полотенце, на манер индийского сари.
  Коротковатого... Очень, коротковатого - сари.
  - Мир? - Я взялся за ложку и принялся мешать, кулеш.
  - Потом, разберемся... - Мария, зашла за своего монстра и зашебуршала, вещами.
  Надеюсь, у нее, там - базуки, нет?
  Базуки, к счастью для меня, не оказалось.
  Зато нашлось, чудесное, вяленое мясо, которое и отправилось в кулеш, порезанное на мелкие, кусочки.
  Потянув носом, скривился - соли, в кулеше - мало!
  Честное слово, не вся бы эта, уродская канитель с экзотизмом - стал бы поваром!
  Или - кондитером!
  Такая, чудесная, мирная - профессия!
  Стой себе у плиты и помешивай, суп...
  Никаких, тебе - погонь, стрелялок и полуобнаженных - красавиц!
  Из самых больших треволнений - не сбежит ли молоко и не подгорят ли - сухари!
  Замечтавшись, помешивал в котелке ложкой, не обращая внимание, на Марию.
  - Решил до второго пришествия, мешать? - Мария, с шипением, расчесывала спутавшиеся после купания, волосы.
  - Кто "мешает", того - бьют! - Скривился я, вторично, попробовав эту кашу, на вкус. - Какая, мерзость, получилась! Может, рыбы, наловить? Ухи, наварим...
  - Андрей... - Машенька, отложила расческу. - Это - Другой - мир! И, соответственно, другая - биохимия...
  - Жаль... - Вздохнул я, снял котелок с огня и поставил на траву. - Жрать это - невозможно... Хотя...
  Вернув котелок на огонь, почесал затылок, вспоминая, брал ли я, с собой, приправы, купленные на базарчике, у старика, с лукавой улыбкой.
  Седой дед, с лихо закрученными усами, торжественно пообещал мне, что приправы: "Самые злые, самые душистые и самые - лучшие" и, что я: "буду плакать и умолять, убить себя..."
  Вот и проверим!
  Сдвинув, котелок в сторону, чтоб не подгорело - отправился к "форду", за рюкзаком.
  Для того чтобы найти специи, пришлось вывалить все вещи, на сиденье.
  По закону подлости, единственному работающему во все времена, полутораметровый "патронташ", оказался на самом дне.
  Раскатав, полиэтиленовый пакет, по капоту автомонстра, замер, изучая надписи.
  "Ну да - русский тут не в ходу..." - Рассмеялся я. - "Наравне с английским..."
  Пришлось вскрывать весь "патронташ" и выбирать специи, по запаху.
  - Чашка - кружка, есть? - Спросил я, продолжающую вычесываться, "кошку - Машку".
  Фыркнув, русоволосое чудо, оторвалось от своего занятия, сняло, пятую точку с камня, на котором сидело и, порывшись в вещах, молча, подало жестяную кружку.
  - Спасибо! - Поблагодарил я, заслужив очередное "Фыр-р-р-р"!
  Из двух десятков наименований, в кружку полетело - семь штук.
  Остальные, показались мне - не заслуживающими внимания.
  Размешав их в кружке, вернулся к костру и, плавно помешивая варево, всыпал в него, смесь.
  Смесь круп, мгновенно, приняла ярко-красный цвет, разя наповал, ароматом.
  Сняв пробу - вытер слезы.
  - Хорошо... - Выдохнул я, отдышавшись. - Пива, бы... Налетай, воительница!
  К чести Марии, надо отметить, что первую ложку она не выплюнула!
  Пропихнув дважды обжигающее варево - от температуры и от специй - внутрь пищевода, мой личный гид, протяжно выдохнула и стартовала к машине, на полусогнутых.
  Вернулась, с четырьмя бутылками пива!
  В любом, даже самом остром, блюде - страшна только первая ложка!
  Дальше, мы оба, таскали кулеш прямо из котелка, ложками и запивали пивом - молча!
  - Я похожа на Дракона?! - Полюбопытствовала, "чесанная" русалка, замотанная в полотенце, выдыхая.
  - Скорее - на симпатичную, такую, рыбку... - Подмигнул я.
  Проведенный в Китае, отпуск, приучил меня, относится к еде - философски.
  Особенно - к острой, еде...
  - Ну, Вацлав... Не ожидала! - Мария замерла, разглядывая меня, через бутылку с пивом. - Удивил!
  - Да не Вацлав, я! - Рявкнул, от души, я. - Не - Вацлав! Андрей! Андрей Тобольский! Вацлав - в гостинице, наверняка, остался!
  До Марии, наконец-то, дошло...
  От хохота, девушка упустила в кулеш ложку и едва не разлила - пиво!
  Глядя на неё - развеселился и я.
  Через минуту, мы оба хохотали, как сумасшедшие...
  - Вот это... - Мария, держалась за бока. - Называется - Пушной зверь! Блин! Ну, вот как тут, в Судьбу не поверить! Ждала - экзота - физика... Нашла. Оказался - Повар!
  Взрыв хохота, чистого и незамутненного, далеко разносился по поляне, доказывая, что и в Другом мире, Человек остается - Человеком!
  Даже если он - Экзот!
  
  ***
  
  ... - Рейс номер 394 "Катманду - Урумчи", задерживается на три часа, по метеоусловиям... - Обрадовало меня, информсообщение.
  - Может, останешься? - Мария, тихая и задумчивая, сидела в соседнем кресле. - Я, тебя, с остальными - познакомлю...
  - Маша... Ты, какой, институт, заканчивала? - Улыбнулся я.
  - Астанинский, физ-мат... А что? - Замерла, ожидая подвоха, длинноногая собеседница.
  - За два года, Вы с сестрой, вывезли - 600 экзотов. Нас - десять миллионов. Посчитаешь, сколько понадобится лет, чтобы вывезти, хотя бы - желающих?
  Мария, закачала головой.
  - Я... Ни - я, ни - сестра... Мы не будем, помогать, всем подряд... Ты, что, правда такой наивный? Ведь и среди нас - говна хватает!
  Я кивнул, соглашаясь с ее мнением.
  Вот так...
  Я так мечтал, об ответе, на свой вопрос...
  Вот он, "ответ" - рядом, сидит...
  И, по своему - она права.
  Тащить всех, в светлое будущее...
  Так уже было...
  Надорвались.
  - Прости, Андрюш... - Маша уткнулась лбом мне в плечо. - Не обижайся... Сам, видел... Вацлав - экзот... А, Такая, Мразь...
  - Ты, Вацлава - не трожь... - Криво усмехнулся я, догадываясь, как работают - разведки. - Сидит, где-нибудь, Вацлав... Без права переписки... Если, не разобрали, человека... По запчастям... А это - не Вацлав. Кукла. "Подменыш"... Всей правды, что - экзот...
  - Достаточно того, что - экзот... - Вздохнула девушка. - И, как тут, спасать - всех?!
  Надеялся я, что талант Маши, ответ на мои мольбы...
  Нет, только новых вопросов, добавилось...
  Отделить, волков от овец...
  Ну да...
  Когда говно полезет...
  Не раньше!
  Хоть и экзоты, мы... Да всё равно - Люди!
  - Анне - Лене, привет, передавай... - Попросил я. - Последи, чтоб не обижали...
  Фройляйн Гешке, здорово нам помогла...
  Без неё - ушел бы, "Вацлав".
  Заодно, "настучав", на меня...
  Пришлось, вывозить, сразу партию - кто в отеле, из экзотов, был...
  - Маша... - Я вздохнул, понимая, что, то о чем хочу попросить - глубоко личное. - Выложи... "Переход"... Пожалуйста!
  - Как, "Трианон", выложил - "Чистку"? - Мария задумалась. - Хорошо. В память, о нем - выложу...
  - TryNoon... - Автоматически, поправил я ник. - Что значит - в "память"?
  - На старый Новый год - засветился. - Начала рассказывать Мария. - Взяли в "клещи", так он... Вместе с машиной - себя, подорвал...
  - Ото как... - Вздохнул я. - Слух? Или - точно?
  - Точно... - Мария опечаленно поежилась. - Вот и закрылась очередная страница истории... Самый "долгоиграющий" экзот... Сгорел, не успев до "ноля"... Даже, "последнего желания" - не осталось... Мы с сестрой, по его методике "сливались"...
  - Жаль... Коли так... - Хмыкнул я. - Теперь - только молодые...
  - Андрюш... У Тебя, когда, "кураж"? - Машенька смотрела на меня с таким видом, словно от ответа, зависел весь ее мир.
  - У-у-у! Теперь - не скоро! - Рассмеялся я, говоря правду. - Очень, не скоро!
  - Жаль... - Маша, внезапно усмехнулась. - Знаешь... Давай, прощаться! Долгие проводы...
  - Добрых, дорог! - Поцеловал я девушку, в щечку. - Дадут, Звезды - свидимся...
  - Не Тут... Так - Там! - Мария встала, одернула свою джинсовую куртку и растаяла, в водовороте людей.
  - Пассажиров, ожидающих посадки на рейс ?394, "Катманду - Урумчи", просим пройти на регистрацию, стойка ? 2!
  Пристроившись в "кильватер" пожилой супружеской чете, по виду - типичные китайцы, неторопливо, с ленцой и удовольствием, пошел к стойке, любуясь видом аэропорта изнутри.
  Особо, любоваться было нечем.
  Стекло, бетон и бетон - со стеклом.
  "Чистенько, светленько и многолюдненько!" - Как любила говорить "Огнедышащая".
  Очередь перед стойкой, накопилась немногочисленная - человек, от силы - 20.
  Молоденькая китаянка, на контроле, демонстрировала, невозможную для меня, скорость перехода с языка на язык.
  Как по "ALT+SHIFT", честное слово!
  К каждому пассажиру, "поднебесная богиня", умудрялась обращаться на его языке!
  Пара пассажиров, отошли в сторонку - перегруз, истинное проклятие всех авиаперевозчиков и вечное недовольство всех остальных.
  - Доброе утро! - Улыбнулся я, оказавшись перед девушкой. - У меня бронь...
  - Доброе утро... - Китаянка, с сожалением, улыбнулась. - Билеты по брони, положено выкупать за три часа...
  - Знаю. Не нашел работающей кассы... - Говорить правду - легко и приятно.
  - Минуточку. Номер брони, пожалуйста!
  Я, застыл и полез в рюкзак за ноутбуком, молясь, чтобы не успел удалить историю.
  - Пока Вы ищете номер, я обслужу оставшихся пассажиров! - Жестом руки, девушка предложила мне сдвинуться в сторону, освобождая место.
  Через пару минут отчаянного потения, нашел нужную страницу.
  Дождавшись паузы, вновь обратился к девушке.
  - 33594874!
  - Минуточку... - Девушка кивнула и уставилась в монитор. - Да. Ваша бронь - в силе. Документы, пожалуйста!
  И, хоть девушка казалась спокойной и веселой, рука ее, жила отдельной жизнью, скользнув под стойку, на кнопку тревоги.
  Протянув паспорт, замер в ожидании.
  - Господин Тобольский! - "Поднебесная богиня", снова сменила раскладку и заговорила на отличном русском языке. - У Вас, нет визы, для посещения нашей страны!
  Тихий стон, вырвался у меня.
  - Цель посещения? - Китаянка, щелкала пальцами по клавиатуре, что-то выискивая.
  - Встреча с работодателем. - Вздохнул я, понимая, что вряд ли господин Пер, сегодня меня дождется.
  - Название фирмы - работодателя? - Улыбнулась мне девушка, чуть наклонив голову.
  - BST.
  - На основании договора, между Россией и Китаем, я могу предоставить Вам разрешение, на кратковременное - не более 24-х часов - пребывание на территории моей страны. - Девушка в форме "Чайна-эйр", снова мне улыбнулась. - Покупки, за время пребывания, не должны превышать суммы в 2000 долларов США. Вы, согласны?
  - Да! - Улыбнулся я. - Меня - все устраивает!
  - Вместе с билетом, придется оплатить, временную визу - 20 долларов. - Предупредила моя "спасительница" от позора.
  Вместо ответа, я протянул наличные.
  Через минуту, получил теплые, только что из принтера, билеты и вздрогнул - порез, нанесенный стилетом, снова начал кровоточить, густо капая на стойку, перед девушкой в форме.
  Улыбающаяся и невозмутимая, хозяйка стойки, протянула мне пачку салфеток.
  - В салоне самолета, рекомендую обратиться к бортпроводнику. Он, сменит Вам повязку...
  - Думаю, ее сменят на медконтроле... - Рассмеялся я.
  - По договоренности между Непалом и Китаем - медконтроль не производится... - Китаянка склонила голову, давая понять, что разговор окончен.
  Еще раз поблагодарив, обмотал окровавленную повязку, салфетками и прошел к трубе перехода в салон.
  Ни утомительной передержки, ни - тупой гонки - все отработано и работает, как часы!
  Придерживая повязку, протянул билеты невысокому, молодому китайцу.
  - Господин Тобольский. Ваше место - 17А, это - направо. - Поклонился мне молодой человек, отодвигая шторку и пропуская в салон. - Вызов бортпроводника - красная кнопка, над Вашей головой, на панели управления.
  - Можно будет, повязку, сменить? - Сразу взял я "быка за рога", демонстрируя окровавленные руки. - А то, замараю, всё...
  Сказав два слова на китайском языке, в микрофон, укрепленный на лацкане пиджака, мужчина замер, выслушивая ответ.
  - Проходите на свое место, господин Тобольский. Через минуту, к Вам - подойдут!
  Нет, мне положительно нравился сервис в "Чайна-Эйр"!
  Не успел я занять свое место, как рядом со мной возник пожилой мужчина с чемоданчиком, с красным крестом, в белом круге.
  - Доброе утро! - Произнес я и замер - Женя?!
  - Простите? Мы - знакомы? - Врач.. Бывший врач дайвинг - клуба "Дельфин", поставивший меня на ноги, после того, как я неудачно вынырнул, "спиной вперед", одевшись на крюк, торчавший из понтона, уставился на меня через очки, пытаясь вспомнить.
  - Дельфин. Понтон. Массаж. - С улыбкой проговорил я, напоминая, события.
  - Тюлень?! - Признал меня, наконец-то, мой спаситель. - А где же твои хайры?!
  - Сменил... На плеш - накопитель! - Расхохотался я. - Вот это - встреча!
  - Тесен мир... - Улыбнулся Женя. - Как, спина?
  - Иногда - болит... - Бодро соврал я. - Мечтаю о массаже...
  - Погоди! - Остановил меня, Женя. - Давай, рукой займемся, а после взлета, поговорим, спокойно!
  Открыв свой чемоданчик и расположив его в соседнем кресле, Женя, невозмутимо срезал мою повязку и поцокал языком.
  - Вены, вскрыть, пробовал?!
  - Нет... - Вздохнул я. - Облокотился, на железку...
  - Надо, швы, накладывать! - Обрадовал меня, старый знакомый. - Так - не заживет!
  - Валяй... - Передернул я плечами, представляя, сколько будет мороки.
  Женя, трижды, едва заметно прикоснулся к моей руке и через мгновение, рука безвольно повисла, потеряв всякую чувствительность.
  Достав кривую иглу и нить, врач авиакомпании "Чайна-Эйр", в две минуты наложил шесть швов.
  Вытер инструмент, мазнул по руке спиртовой салфеткой, стирая следы крови и достав баллончик, залил рану, жидким бинтом.
  - Если через 15 минут, чувствительность не восстановится - вызовешь меня. - Предупредил он, убирая окровавленные обрезки в пакет и закрывая свой чемоданчик. - Приятного полета!
  Подмигнув, напоследок, Женя скрылся за занавеской, отделяющей наш салон от кабины пилотов.
  Судя по расположению кресел, сегодня мне придется лететь на "боинге".
  Впервые.
  Уютный салон, отделанный в красно - золотые цвета, просто гигантские - сиденья.
  Кайф!
  Попытался откинуть сиденье и расхохотался - рука - то, не работает!
  Пришлось, изгибаться...
  Салон заполнился едва ли на треть, когда бортпроводник, проходя мимо меня, предупредил, что спинку надо вернуть в вертикальное положение.
  Кивнув, что понял, снова изогнулся, пытаясь нажать на кнопку.
  - Господин не летал на "Боинге"? - Бортпроводник, замер, пряча улыбку.
  - Нет... - Растерялся я.
  - Очень, хороший, самолет! - Заверил меня, молодой человек. - Кнопка управления спинкой кресла, есть на обеих, подлокотниках!
  - Спасибо... - Кажется, я - покраснел.
  Ведь читал же, что компания "Боинг", учитывает интересы, как правшей, так и левшей...
  Пристегнувшись, стал ждать.
  Проплыл, за окнами, аэропорт.
  Едва слышимый гул моторов, чуть заметно усилился и наш "Боинг", побежал по взлетке, набирая скорость.
  Момента отрыва от земли - не почувствовал.
  От слова - "вообще"!
  Разительное отличие от "Туполевых", "Антоновых", "Аэрбасов" и "Каравелл"...
  - Уважаемые пассажиры... - Услышал я стандартное начало, стандартного, обращения.
  За окном, проплывала долина Катманду - ярко - зеленое одеяло, с рассыпанными на нем, домиками - храмами.
  - Ни хрена то я и не увидел... - Вырвалось у меня, вместо - "Прощай". - Трус, паршивый!
  Все мое бегство - бегство зайца, от собственной тени.
  "Вор, хочет, чтобы его - поймали!" - Вот и вторая, правда, обо мне.
  Не засветись я, в самолете, с Танечкой - никому бы и дела, не было до меня!
  А так - сам подписал, дурацкую бумажку...
  Вот тебе и герой - спаситель...
  Идиот!
  Сидел бы, в Барнеаполе, на попе - ровно!
  Страх.
  Самый сильный движитель человечества - "жаренный петух"!
  Кулаки, от злости, сжались...
  - ... Желаем, приятного полета! - Завершил свое сообщение бортпроводник.
  - Приятного пролета... - Поправил я, фразу.
  Стремительный "Боинг" уносил меня в Поднебесную...
  Уставившись в окно, любовался белоснежными облаками, мгновенно припомнив детскую игру - "что - на - что - похоже"...
  Белые замки.
  Причудливые - лица.
  Корабли...
  В детстве, помню точно - совпадений было намного больше...
  - Напитки? - Оторвал меня от созерцания, вежливый голос молодой девушки - китаянки, скользившей по проходу, толкая перед собой столик на колесиках.
  - Минералку. Сильногазированную. - Попросил я и жестом остановил девушку, попытавшуюся, налить мне минералку в стакан. - Лучше - бутылку...
  Протянув мне не вскрытую бутылку и стаканчик, девушка, с легким поклоном, продолжила свою работу, предлагая пассажирам напитки и предупреждая, что завтрак будет через полчаса.
  Хорошо быть пассажиром бизнес - класса.
  - О чем задумался, "Тюлень"? - Вырвал меня из задумчивой хандры, подошедший, Женя.
  - О странностях, Судьбы... - Признался я. - Вот, например, ты... Как тебя угораздило, оказаться на борту, "Чайна-Эйр"? Родину, сменил?
  - Ты, чем слушал?! - Расхохотался Женя. - Экипаж - Российский! А на верху - пять ВИП-ов... Вот и летит с ними, твой покорный слуга... Сопровождает...
  - А я уж испугался... - Виновато признался я. - Прости.
  - Нормально, всё. - Отмахнулся Женя. - У нас, тут, и не такие казусы, бывают!
  - Неужто - дерутся?! - Опешил я.
  - Бывает... Буянят. Не без этого... - Не смотря на появившуюся седину, улыбка у Жени осталась еще та - открытая и добродушная. - Только, Китай это - не Россия... Ты, билеты, изучи, внимательно! Очень, рекомендую!
  - Высадят, без парашюта?! - Предположил, я.
  - Кстати - могут... - Задумчиво покачал головой, врач. - Запросто... Давно, в "Дельфине", был?
  - Лет десять, назад... - Признался я. - Некогда...
  - А-а-а... Тогда ты - не в курсе... Нет, больше - "Дельфина"... В девятом - закрыли... - Женя поморщился. - Утоп, один, "бастык"... Всех, под следствие. Клуб - на ключ.
  - Посадили? - Заглянул я Жене в глаза.
  - А как же! - Кивнул головой, мастер-инструктор. - Двоих. Директора и техника, что баллоны - заправлял.
  - И, где сей несчастный случай - произошел?! - Зная наших, "непотопляемых", начал представлять черт знает что.
  - Где - где... В джакузЕ! - Убил меня ответом, Женя. - Набухался, "бастык" и пошел в джакузи - нырять! Даже - ласты - одел! Выбираться начал - наступил себе на ласт и лбом - об ванну. Аквалангом и придавило!
  - Жесть! - Сквозь хохот, выдохнул я. - Так за что - директора и техника - тогда?!
  - Директору, за ТБ - год, условно. Технику - год, за то, что баллоны, оказались заправлены кислородно - гелиевой, смесью... - Женя пожал плечами. - Весь участок, пищал... Подрыв авторитета, правоохранительных органов!
  - Правоохренительных... - Поправил я. - Если не врешь... Жесть!
  - Вот те - крест! - Перекрестился Женя, оглянувшись.
  Рация на его поясе, завибрировала.
  - Пойду. ВИП, вызывает... - Женя, со вздохом, встал из кресла. - А билеты - изучи!
  Усмехаясь услышанной истории, потянулся за билетами.
  Через минуту - не смеялся.
  На бортах "Чайна-Эйр", экипаж - царь и бог - в одном флаконе!
  Реально!
  За нарушение правил - штрафы - Драконовские!
  За рукоприкладство - в наручниках, до конца полета.
  За оскорбление, при исполнении - можно схлопотать инъекцию, успокоительного!
  За которое, кстати, тебе придется заплатить!
  За оскорбление, действием... Вообще, тюремный срок, невзирая на гражданство!
  И, насчет высадки без парашюта - Женя не соврал!
  При угрозе терракта, террориста, выступившего с требованиями - высаживают без его уведомления!
  Бис, черт возьми!
  - Завтрак! - Мягкий девичий голосок, вернул меня в салон самолета. - Есть курица, рыба, овощи!
  - Курица. - Решил я, рассматривая миниатюрную китаянку. - И, девушка... А, орешки, подсоленые - есть?
  - Разумеется! - Улыбнулась девушка.
  - Пакетов, пять - шесть! - Потребовал я, предвкушая долгий полет.
  - Разные?
  - Фисташки и арахис! - Утонил я.
  На пустом сиденье рядом со мной, возникло три пакета арахиса и три - фисташек. К сожалению - чищеных...
  Я довольно потер руки.
  Живем!
  Откинув столик, расправился с курицей.
  "Вкусновато... Но - Маловато..."
  Запив курицу минералкой, потянулся за читалкой, распотрошив, пакет с фисташками - для разгона.
  Поковырявшись, в накачанном добре, остановился на Мастерах.
  "Стажеры" и "Путь на Амальтею".
  Перечитывать Стругацких, для меня, все равно что - читать заново!
  И, если - "Град обреченный" - каждый раз читаю и поражаюсь - сколько же я не заметил, то "Стажеры" и "Путь..." - просто - гимн.
  Нет, не гимн - коммунизму.
  Хотя и его там - сполна.
  Гимн - "Человеку Любознательному"...
  "... Дауге сказал, глядя перед собой:
  - Жизнь дает человеку три радости, тезка. Друга, любовь и работу. Каждая из этих радостей отдельно уже стоит многого. Но как же редко они собираются вместе!
  - Без любви, конечно, обойтись можно, - вдумчиво сказал Гриша.
  Дауге мельком взглянул на него.
  - Да, можно, - согласился он. - Но это значит, что одной радостью будет меньше, а их всего три..."
  Гимн, человека...
  Чертыхнувшись, отложил книгу. Не идет, сегодня, "Путь..."
  Выключенная читалка, улеглась на откинутый столик, а я вновь занялся "рисованием по облакам".
  Облака, вид сверху - картина неизвестного художника...
  Из разрыва облаков, появился киль идущего внизу самолета.
  Боевого, самолета.
  Судя по очертаниям - "МиГ".
  Присмотревшись, убедился, что глаза меня не обманывают - истребитель сопровождал наш "Боинг", ниже и левее, охраняя переднюю полусферу.
  Достав так и не активированный телефон, без сим карты, сделал короткий ролик и несколько кадров.
  "Фотогеничный, чертяка"! - Полюбовался я на фото "МиГ"- а.
  - Разглядел, таки... - Усмехнулся Женя, подкравшись не хуже ниндзи. - Не свети, пока, нигде? Лады?
  - Только для личного альбома! - Понятливо подмигнул я. - Что, ждем проблем?
  - Нет. Просто - сопровождение... - Пожал плечами, Женя. - Два - наших. Два - китайских...
  - Мы что - "ядрёну" бомбу, везем? - Прикинул я, стоимость такого сопровождения.
  - А, знаешь, что... - Женя, на мгновение задумался и качнул головой, словно соглашаясь с собственными мыслями. - Пошли, познакомлю... Кое с кем...
  Поднявшись за Женей в кабину премиум - класса, мимо телевизора, по которому вновь передавали обращение президента США, в этот раз - с комментариями человека, чью лысину украшало родимое пятно.
  - У-у-у! Вылез, осколок... - Сорвалось у меня.
  - Проходи! - Женя открыл дверь маленького кабинета, три на три метра. - Николай Витальевич... Я, Вам - слушателя - привел!
  - Свежие уши?! Это - Здорово! Спасибо, Евгений Кимович! - Человек, поблагодаривший Женю, протянул мне руку. - Николай Витальевич Малодых!
  - Андрей Тобольский... - Прохрипел я, внезапно севшим голосом и не веря своим глазам.
  - По глазам вижу - узнали! - Подмигнул мне Малодых. - Небось, уже заготовили кучу вопросов, к старику?!
  - Нет. - Покачал я головой. - Вам, как я понял, нужны уши... А не писк народа...
  Малодых...
  Фамилия, мало известная... В широких кругах, "просвещенной", аудитории.
  Кандидат, физмата. Социолог. Историк. Человек, чьему, энциклопедическому складу ума, никто не рукоплещет.
  Человек, чьи книги - стоят бешеных денег.
  Человек, на чьём сайте, я пасся, каждый день, по нескольку часов... Заразив, этим занятием, окружающих.
  Встречал я на его сайте и "Огнедышащую", под ником "Winterday_888"...
  - Ну-с, молодой человек, устраивайтесь, удобнее... Буду на Вас, оттачивать новые мысли. - Улыбнулся Малодых. - А то, Евгений Кимович, уже устал меня слушать!
  - Не слушать - поспевать, за Вашей мыслью! - Отмахнулся Женя. - Пойду, я. ВИП-ов, утешать...
  - Спасибо, Евгений Кимович! - Поблагодарил спину моего знакомого, Малодых, довольно потирая руки. - Вы, молодой человек, по специальности - кто, будете?
  - По институту - психолог. По жизни - компьютерщик. - Улыбнулся я.
  - Присаживайтесь, Андрей. - Помня его характер, по комментариям и привычки - по отзывам, я спокойно сел в глубокое и удобное кресло.
  К сожалению, напротив "зомбятника", с поставленным на паузу, пятноголовым, комментатором.
  Видя мое недовольное лицо, Малодых, усмехнулся.
  - Не любите?
  - А кто, на территории России и бывших "сестер", скажите, пожалуйста, его - любит? - По-еврейски, вопросом на вопрос, ответил я.
  - Да... Разбитый идол, с оставшимися, к сожалению, рычагами воздействия... - Вздохнул Малодых.
  - Зря, его Лебедь не повесил... - Признался я. - Право слово - зря...
  - Лебедь - талантливый военный и прирожденный - лидер. И, вовсе не зря, он оставил жизнь - "идолу". - Мягко попенял мне, Николай Витальевич. - Очень даже, не зря! Старый враг, известный враг - лучше нового! Вот, посмотрит это, среднестатистический Россиянин и, какой, сделает вывод?
  - "Опять, наё...!" - Вырвалось у меня, прежде чем я, успел поймать себя за язык.
  - Вот! - Многозначительно поднял вверх указательный палец, Малодых. - А, значит, начнет сопротивляться! Однако, речь я хочу повести не о нем...
  Малодых, щелкнул кнопкой, выключая телевизор и сел в кресло напротив меня.
  - Вы - не Россиянин! - Выдал он, "на-гора", собственные наблюдения. - Правильный язык. Не окаете и не акаете. Правильно ставите - ударения. Средняя Азия? Казахстан?
  - Так заметно? - Удивился я.
  - Аж уши - режет! - С хохотом признался Малодых. - Может это и к лучшему... Что Вы знаете, о - букве?
  - О, какой - букве?! - Оторопел я, не успев перестроится.
  - Что такое - буква, молодой человек? - Хитро прищурившись, Николай Витальевич, уставился на меня.
  - Носитель, информации... - Пожал я плечами.
  - Широк, ты, Русский Человек! - Нахмурился Малодых. - Сужать, надо... Буква, в первую очередь, обозначение звука! Его, письменное, обозначение... Таким образом, внедрение в русский язык, англоязычных слов - есть разрушение звукового строя!
  - Без англицизмов, в нашем мире - сложно... - Покачал я головой. - Увы, заимствования - неизбежны. Вспомним, сколько слов русский язык позаимствовал из французского!
  - В результате - война с Францией! - Задорно подмигнул Малодых. - Это - шутка, молодой человек!
  - Я - понял... Для остальных, такая шутка - повод к войне...
  - Слишком, вы, батенька - серьезны... - Малодых замер. - Но... Что-то в этом есть... Однако, я хотел сказать не это...
  - Вы хотели сказать, что использование иного звукового ряда, наравне с непонятностью терминов, употребляемых на иностранном языке - вызывает чувство страха либо - вины. - Кивнул я. - А управлять виноватым или запуганным - намного легче...
  - Вывод... Впечатляет... - Кивнул Малодых. - На страницах блога, не встречались?
  - Нет. - Рассмеялся я. - Читал - не скрою. Многие выводы - делаю - сам. А Ваши книги... У нас их не достать, днем с огнем...
  - Так. С буквами - разобрались... - Николай Витальевич сделал пометку в своем блокноте, обычном, "десятикопеечном", блокноте, лежащем на столе перед ним. - Тогда, как Вы думаете, почему Европа, так ожесточилась на Россию?
  - Территория и запасы. - Быстро ответил я.
  - Еще! - Жестом потребовал продолжать, Малодых. - Это - экономика! Но ругань идет не только, вокруг этого!
  - "Инакомыслие"... Может быть... - Пожал я плечами.
  - Не то! - Малодых принялся вертеть в руках ручку. - Еще Царскую Россию, называли "полицейским государством"! Наведение порядка - основной смысл существования России, по меркам Запада. Навели порядок и - убирайтесь! Европа, привыкшая жить индивидуально - никогда не поймет России, привыкшей жить - вместе... Советский Союз, закончив Вторую Мировую и создав страны "Берлинского договора"- порвал шаблон! И тут, мы сталкиваемся с самой большой ошибкой, правительства СССР... Они давали слишком много "рыбы", забывая о "сетях". Не мудрено, что едва повеяло призраком свободы и сети появились в продаже - Европа принялась браконьерничать. А у браконьера - тьма - оправданий. И самое первое - обвинить окружающих! А России, всегда есть что предъявить! Тут и оккупацию, приплели и Катынь... Однако, не стоит забывать, что в любом государстве, свои "скелеты в шкафу". Взять, хотя бы, Литовские погромы евреев. От 100 тысяч, до 206 - тысяч, жертв, по разным данным... Вам не кажется, очень похожим, поведение Европейского сообщества, на поведение - человека... Ругающего... Ну, молодой человек, удивите, меня! Кого, хозяин, ругает и - чаще всех?
  - Правительство... Соседи... - Начал перебирать я.
  - Цепного пса! - Покачал головой, Малодых, в очередной раз, разочаровавшись в моих умственных способностях. - Россия - "цепной пес"! Испокон веков, Россия стояла на страже Азиатских границ, не пуская, своей кровью и жизнями, орды степняков, в уютные городки Европы... Устроенная силами НАТО, резня на востоке - наполнила Европу, мигрантами... А Россия - не прикрыла, их поля и городки... Вот и - обида, вот и - злость! Точнее - Страх! Лебедь, дай ему здоровья, первый понял, куда нас толкает Европейское сообщество. Потому и отпустил, эту личность... Как индикатор... Гавкает, значит - готовят подлость!
  Многое из сказанного, для меня оказалось внове.
  Сама мысль, что информационную войну, можно вести Так просто - не укладывалась в голове.
  - Самая первая ложь, с которой сталкивается маленький человечек, таится на страницах - букваря... - Николай Витальевич, отложил ручку. - Ребенок видит, что на скрипке - играет баран. Стереотип - готов. На страницах букваря, ребенок видит - дети бегают и хулиганят. Сложилось - мнение. Три, основных человеческих, движущих силы: голод, страх и секс - стали основным средством подачи информации... Теперь к ним, в довесок, нам навязывают - терпимость, жадность, зависть... Укутывая это, в красивые, иностранные - слова...
  - "Хама надо останавливать сразу... Иначе - из хама, вылупится - Зверь..." - Вспомнил я, прочитанную давным - давно, книгу.
  - Именно, так! - Согласился Малодых. - Хама - останавливать. Безголосую певичку - гнать со сцены... Взяточника - вешать.
  - С последним - сложно... - Усмехнулся я. - На место одного - приходит десяток других. Все объясняя, мол - "а Ты бы - не стал?!"
  - А, ты бы - стал? - Прищурился Малодых.
  - Нет. - После долгой паузы, признался я. - Не смогу. Противно...
  - Хм... Противно... Да вы, батенька - динозавр!
  - Ящерр... - Автоматически, поправил я.
  - Как Вы не вымерли?! - Уставился на меня, Николай Витальевич.
  - Ну... Как то - так... - Улыбнулся я. - Не вымер!
  - Либо Вы врете - мне... Либо - себе. В любом случае, представьте себе... Где взять пару миллионов, которым, как и Вам, будет - противно?! - Малодых замер, в ожидании ответа. - Молчите? Жаль... Очень, жаль...
  - И что... Везде - страх? - Задумчиво пробормотал я, себе под нос.
  - Везде? Хм... Нет. Жадность. Глупость. Зависть. Недальновидность. - Начал перечислять пороки, Малодых.
  - А как же - фанатики?!
  - А что - фанатики? - Усмехнулся Николай Витальевич. - Не важно, меняет ли человек - продукты питания. Религию или - ориентацию... Первое, что он испытывает - озлобление... И, вместо того, чтобы жить и давать жить другим, он начинает себя рекламировать... Доказывать - он! - лучший! Может быть, он и - лучший... Вот только "рекламу" и "доказаторов", русский человек не любит. Он любит - жить! Петь. Любить, в конце - концов...
  - А экзоты? - Посмотрел я в упор, на совершенно спокойного мужчину, чьи доказательства, уже давно не требуют - подтверждения.
  Не зря, президент Лебедь, ох, не зря, взял в советники его и - Никитина... Одного, поля - ягода!
  - Экзоты... - Малодых замер. - Два месяца назад я встретился с Вацлавом Лодизем. Он, совершенно уверен, что "ТВ" - не природный, минерал...
  От такого заявления я впал в ступор.
  - И, что же это? Дар, божий? Или - Проклятье?
  - Уровень, следующий за "нано". "Фемто"! По заверениям Вацлава, в момент взрыва супервулкана, в наш мир прорвалось нечто, из параллельной Вселенной... Он уверял, что подошел вплотную к решению проблемы купирования, "ноля"... Увы, польские службы умудрились "зевнуть", такую личность... Вот так то, молодой человек!
  Я, покачал головой, пытаясь, "разложить по полочкам", всё сказанное.
  Внешне - все логично...
  "Фемто", подразумевает такой простор для творчества, что "нано" и не снилось!
  Отсюда и перестройка, организма экзота...
  Вот только, в отличие от иномирян, что б им...
  Мы не можем, управлять процессами фемто...
  И - умираем!
  - Пригрузил я тебя, Андрюша? - Рассмеялся Малодых. - Давай-ка, чайку, попьём...
  По нажатию кнопки, в кабинет вошел китаец, с подносом, уставленным чашками и белым заварником.
  - Чай, господин Малодых. - Поклонившись, произнес стюард. - Еще, что-нибудь?
  - Ох, да что у Вас, требовать... - Отмахнулся Николай. - Ни сдобы, ни - сладостей... Скучный, народ, право слово...
  Стюард, поклонился еще раз, наполнил наши чашки свежим чаем и исчез за дверью.
  - Зря Вы, так... - Вступился за Китай, я. - Все у них, есть... Просто надо знать, где и что - спрашивать...
  - Знаю, Андрей... Но, хочется, сорвать их маску невозмутимости и "чайвинизма"... Хоть на миг! - Признался со вздохом, мой собеседник. - Ты, чего, чай не пьешь?
  - Думаю. - Повертев в руках чашку из тонкого фарфора, я поставил ее на место. - Неужели, нельзя жить - мирно?! Гулять с соседями, звать их в гости... Радоваться закатам и рассветам... Почему?! Почему - страх, а не - любовь. Совесть. Дружба.
  Я снова взялся за чашку и по привычке, поискал глазами сахарницу.
  - Даже подсластить - нечем! - Ляпнул я.
  - Боль, Андрей - свет - Батькович, самый быстрый учитель... - Вздохнул Малодых. - И, подсластить - нечем...
  В тишине, мы пили крепкий зеленый чай, собранный где-то на залитых солнцем полях или склонах, гор.
  Горький, зеленый чай.
  
  
  ***
  
  
  - Во! Ящерр! Рассуди! - Оторвал меня от задумчивого рассматривания схемы, голос МэдВеда. - "Мутный" опять - умничает!
  - Блин! К бригадиру! - Отшил я, спорщиков. - Какой умник, шкафы, расставлял?! Опять же, за сотню, уехали!
  Схема третьего этажа, выданная мне бригадиром, пестрела такими ляпами, что мы уже устали держаться и хвататься за голову.
  Бригадир, невысокий, усатый Николай Михайлович, оттарабанивший за "бугром", по контракту, полных пять лет, как специалист - электрик, в мое хозяйство не лез.
  Но - вникал, не отнимешь.
  Для пробы, господин Пер, подсунул нам трехэтажную постройку, административного типа.
  На схеме значилось:
  Три точки Wi-Fi, на этаже.
  Два - распределительных - шкафа.
  И, сорок четыре - кабинета!
  "Домовитые", а точнее - жадные, хозяева из BST, поставили два 24-х портовых, свитча...
  Для последовательного соединения - нормально.
  Но в их схеме - классическая "звезда"!
  Где, неведомый специалист по проектированию, потерял один, столь необходимый мне, порт?!
  Как?!
  И, таких, таинственно исчезнувших и возникнувших из неоткуда "хвостов" ЛВС - все три этажа!
  - Ну, Ящерр!
  - Сгинь, "сумасшедший мишка"! - Простыня схемы, взметнувшись, упала на пол, сдутая сквозняком.
  - Э-э-э... - Самый старый в нашей бригаде, Александр Трофимыч Цапрун, вертел в руках точку Wi-Fi. - А, питание - где?!
  Я, снова, схватился за спецификацию.
  Потом - за голову!
  Из двух свитчей, только один - с портами, дополнительного питания. С двумя, портами.
  Оперевшись спиной о стену, со стоном сполз на пол.
  - Фриц, приехал! - Вопль "Князя Володимира", едва не заставил меня подпрыгнуть.
  "Фриц" - Франц Крамер, оператор штроб-машины, способной за час, пробить штробу длиной 200 метров, в горных породах!
  Мой тайный друг и третейский судья, в спорах с господином Пером.
  Из Урумчи, сюда, в Пиренеи, мы летели вчетвером - ваш покорный слуга, господин Пер, Франц Крамер и "МэдВед" - коротко стриженный, светловолосый парнишка, "крупных габаритов".
  Иначе говоря - шкаф!
  После его пожатия, господин Пер, морщась, дул на руку.
  - По схеме, будем делать? Или - как - положено? - "Фриц" делает для нас работу, вот уже третий, из семи отведенных, дней.
  - Пройдись, по второму... Там, "сквозняков" - не хватает. - Прямо с пола, ответил я. - Возьми, "Мутного", он - пальцем, ткнет!
  - Опять?! - Догадался Крамер. - Они что - издеваются?! Во втором корпусе - схемы - идеальные...
  - Сними, мне - копию! - Попросил я, "жалкостливо". - Может - сгодятся...
  - На! - Протянул мне скрученные в трубочку схемы, Франц. - Думал, еще вчера, попросишь!
  - Франц! Ты - "Человечище"! - Подмигнул я, раскатывая листы по подоконнику. - Так, посмотрим...
  Четыре простыни А3 и то, чего не было у нас - легенда!
  Здание, типовое - только кабинеты - немного больше, а, следовательно, по две точки на кабинет.
  Изучив, внимательнейшим образом легенду и описание, пришел к выводу, что и тут, поработала та же "куриная лапа".
  - Франц! А как работа двигается, у остальных? - Поинтересовался я, придерживая локтем норовящие свернуться, схемы.
  - Наши - второй этаж, добивают. - Гордясь своими земляками, поведал мне Крамер. - Итальянцы - первый. Вы, одни - отстаете...
  - Ага... А, скажите на милость - нафига в туалетах - по две точки? И, кто догадался повесить над дверями, в те же заведения - Wi-Fi?! И, в каморке уборщицы - точка?! - Не слушая ответа, пробормотал я себе под нос. - Вот "безопасности" радости то будет!
  - Ящерр! Михалыч, зовет! - МэдВедь, снова нарисовался... - Говорит - получилось!
  - Ага... - Кивнул я и с сожалением отпустил схемы. - Иду.
  Спустившись на первый этаж, застал впечатляющую картину - Вся бригада, в полной тишине, обступила бригадира и нашего бригадного химика - Колю Воронова, по прозвищу - "Химичу".
  - Состав я сделал... - Радостно потирая руки, рассказывал "Химичу". - Тут, я сперва, пролетел, конечно - сохло, долго... Зато второй - получился!
  Обмакнув малярную кисть в кислотно-зеленый раствор, Коля намазал им кабель канал и придавил к стене.
  - Девять секунд! - Гордо провозгласил он. - 7... 8 ... 9... Попробуйте, оторвите!
  Попробовали - все, по очереди.
  Мэдведь, умудрился порезаться и сломать борта.
  Донышко - не шелохнулось!
  - Намертво, держит! - Почесал затылок, бригадир. - Много, сделал?
  - Литров, сорок... - Коля широко улыбался, не догадываясь, что я ему приготовил, в наказание.
  - Здорово! - Кивнул я. - А теперь - отрывай!
  - Как?! - Удивился "Химичу".
  - Хоть каком! - Рассмеялся я. - На этой стене - кабель канала - нет!
  Рассматривая приклеенный вертикально, пластиковый желоб, Коля тяжело вздохнул.
  - Злой, ты, Ящерр!
  Народ, посмеиваясь, разошелся по местам.
  - Шабаш, на сегодня! - Решил Михалыч. - Андрей, до...
  - В-в-ву-у-убыдыщ! - Раздалось в конце коридора и сразу погас свет.
  - Дождались... - Печально помотал головой, бригадир. - С первым пробоем, бригада!
  Переглянувшись, все схватились за фонарики и помчались на звук.
  В конце коридора, в положении - "Зю", сидел Саша Сизов. Он же - "Мутный", он же - "Смурый" и с восторгом смотрел на торчащий из стены перфоратор, растирая по лицу, текущую из носа, кровь.
  - "Мутный"! - Взревел МэдВедь. - Ты, что, творишь!
  - Да не я это! - Шмыгнул носом, Санек. - Сзади, где-то!
  Лучи фонариков принялись метаться по стене, в поисках пробоя.
  - Ё-моё... - Почесал затылок бригадир, разглядывая почерневшую дырку в стене. - Не... Перфычем, так не сделаешь!
  Дружный хохот, прервал речь бригадира.
  Бригада, сползая по стенам, тыкала пальцем в "Мутного", не имея возможности, говорить.
  Тыльная сторона Санечки, светилась в темноте, загадочным светом голого тела, сквозь прорехи в одежде. Паленый затылок, напоминал карту Курильских островов.
  - Электричество! - Загадочно заявил Михалыч. - А вы, дурни, чего ржете! Не ты ли, МэдВедь, тьфу, Ваня - сломал перфоратор? Или ты, Сенечка, нафига, на полу, нарисовал кабель - канал?! Его же все, своим долгом, пнуть, норовят!
  Бригада собралась и вправду отпадная, Михалыч - прав.
  Сенечка Светин, художник - реалист.
  Это его пауков, давила девушка - математик, занозившая его своими требованиями к рабочему месту.
  Нарисованный на полу кабель-канал, действительно норовили все пнуть.
  Я - дважды!
  А рисунок, украшающий крышку моего ноута - вызывает истерический смех.
  Еще бы, на крышке ноутбука - пепельница, полная окурков, надкусанный огурец и граненый стакан с водкой!
  Увидев рисунок впервые, я попытался все это стряхнуть на пол...
  МэдВедю, не понравился выданный ему перфоратор - в результате - перфоратор - случайно упал на бетонный пол.
  Судя по виду, ронял его, Ванечка - весь день. Без перерыва на обед.
  "Химичу" - надоело сверлить стены...
  Умница Егор Станкевич - пишет стихи.
  Иногда - цензурные.
  "Изя Сидерман", он же - Саша Сизитов - прирожденный шпион и добытчик.
  Михалыч, тот вообще - юник, без разговоров.
  Людей чувствует - лучше любой собаки!
  - Тащи, стремянку! - Скомандовал Михалыч. - Будем посмотреть.
  - Не надо! - Голос господина Пера, вынырнувшего из темноты, остановил движение Мэда.
  Взвыл "Химичу", которому Мэд наступил на ногу.
  - Проблемы, Николай Михайдович? - Филипп Пер замер в ожидании ответа.
  - Не по нашей части... - Отмахнулся Михалыч. - Нас тут не было...
  - Но, света, как я понимаю - нет? - Настаивал Пер.
  - Работы велись на противоположной, стене! - Отрезал Михалыч. - Вы, лучше с Тобольским, разговаривайте - вот у него - проблемы!
  - Андрей! Что, на этот, раз?! - Господин Пер развернулся в мою сторону. - Опять - схемы?!
  Включился, свет.
  - Жесть... Во, "Мутный"... В рубашке, родился... - Ахнул Сенечка. - На выходных - проставишься!
  "Ахать" было от чего: взорвавшаяся проводка, вывернула из стены пласт штукатурки, метра в два... Стой Саша на пару - тройку метров ближе - были бы жертвы...
  - Ничего не трогайте! - Поднял руку, господин Пер. - Возможно - саботаж! Сейчас вызову "безопасность"!
  - Всё. На сегодня, точно - шабаш. Сворачиваемся! Завтра, по новой технологии начнем работать. - Решил Михалыч. - Такие фортели - нафиг-нафиг!
  Бригада сложила инструмент по местам и организованно поплелась ужинать.
  - Андрей, Николай Михайлович - задержитесь! - Приказал Филипп, отворачиваясь и вызывая "безопасников". - Поговорим...
  Расположившись у окна, мы с Михалычем переглянулись.
  - Кабель -то, десятикиловольтный... - Подмигнул мне бригадир.
  - Угу... А лифты - "коенигстраншалле"! - В тон ему, ответил я.
  Что-то "восстановительно - оздоровительная" база "Ридж", подозрительно напоминала...
  Михалыч, первый заподозрил - когда господин Пер, вышел из лифта, на первом этаже.
  А указатель над дверями, отчетливо показывал, что лифт - поднимается!
  Изя, ковыряясь в подвале со "сквозняками", напоролся, на искусно замаскированную гермодверь.
  Странности множились и складывались в очень неприятную картину.
  - Зачистят, нас... - Вздохнул Михалыч. - Зачистят...
  - Прорвемся! - Отмахнулся я.
  - Вот теперь, я Вас слушаю! - Господин Пер, отложив рацию, подошел к нам. - Что именно - не так?
  - Во-первых, - начал я загибать пальцы. - Точки доступа - без доппитания. Их - три. Портов, под них - два. Расстояние между шкафами, превышает сто метров - это два! Для полноценной "звезды" - не хватает портов - три! И, в-четвертых... Если сделать не по схеме, а по уму... Можно сэкономить, до ста метров кабель-канала, с каждого этажа.
  Господин Пер, услышав магическое слово "сэкономить", навострил уши и потребовал продолжать.
  Раскатав схемы, попытался объяснить...
  - Андрей... - Господин Пер замер, обдумывая мои предложения. - Сделаем, так... Вы - отстающие... Я, думаю... Будет правильно - разрешить Вам, сделать все - по Вашему. Единственное условие - Все должно Работать! Идеально! Лучше - швейцарских часов!
  - Не переживайте, господин Пер! - Подмигнул Михалыч. - Будет работать, как советская "Слава"!
  - Не знаю, что вы имеете в виду... - Растерялся Филипп. - Но, если уложитесь в срок... И, будет - экономия... Будет - премия!
  - Слепой сказал - посмотрим... - Михалыч обожал издеваться над Пером.
  - Поговорите, с Крамером. - Посоветовал господин Пер. - Он... Превосходный, специалист. С богатым опытом работы...
  - Кстати! Мы заметили у Крамера, гусеничный, электроподъемник... Маленький, такой... - Михалыч вспомнил мой тоскующий взгляд, которым я провожал штробореза, гордо восседающего на своем электроконе. - Нам бы... Десяточек, таких... Чтоб на лестницах, не скакать...
  - С утра - будут! - Заверил нас, господин Пер. - Это - всё?
  - Нет. - Ошеломил его Михалыч, протягивая ручку. - Будьте добры - подпишите, на схемах, что с изменениями - ознакомлены и согласны!
  Господин Пер, скривился, но отступать от своих слов не стал.
  - Ага! Попался, который обещался! - Довольно расхохотался Михалыч, когда за господином Пером, закрылась дверь лифта. - Ну, Ящерр! Ночь тебе - на все схемы!
  Ткнув в мою сторону прокуренным пальцем, бригадир протянул бумаги.
  - Чтоб, младенец, смог прочитать, а не только - наши красавцы! Пошли, с "Фрицем", тьфу - Францем, советоваться...
  Крамер, выслушав мои сумбурные объяснения, крепко задумался.
  - За ночь - сделаю... - Заверил он нас.
  - Франц... А, твой штроборез, сквозняки, сделать сможет? - Полюбопытствовал я.
  - Да хоть - форточки! - Рассмеялся Крамер. - Только минимально - 32мм!
  - Отлично! - Выдохнул Михалыч. - Дырявь! Межэтажные - сами пробурим.
  - Могу и межэтажные... - Пожал плечами, Франц. - Какая, разница-то... Часом - больше, часом - меньше...
  Пройдя по кабинетам всех трех этажей, нанес отметки будущих "сквозняков" и штробы.
  Провозились еще часа два, пропустив ужин.
  Франц, невозмутимый, делал отметки в планшете управления штроборезом, внося размеры и углы.
  Михалыч, тут же прикидывал и поправлял мои ляпы - ему, вторым потоком, придется тянуть заземление...
  До своей комнаты, дополз только к десяти вечера и сразу засел за чертежи - пока все свежо в памяти, надо зарисовать и сделать легенду, на каждый этаж.
  Рука привычно побежала по бумаге, нанося обозначения и сразу проставляя - маркировки.
  - Ящерр! Мы, пожрать - оставили! - Влетел без стука, "Мутный".
  - Саша... - Оторвался я от схем. - Ты... Проверил, как договаривались?
  Саша, тяжело вздохнул и сделал вид, что поет в микрофон.
  - Отлично! - Уставился я в стенку. - И - всё?
  - Чисто, как стол на кухне! - Улыбнулся "Мутный" и выскочил за дверь.
  "Значит - только микрофоны..." - Покивал я в ответ на собственные мысли.
  Отрабатывая этаж за этажом, отвлекаясь на глоток кофе, не заметил пролетевшее время.
  Глаза - слипались...
  Зевая, вышел из комнаты и отправился на прогулку, вокруг нашего корпуса.
  Чистый горный воздух, в момент, прогнал сон.
  Колючие звезды, нервно дрожащие и далекие - манили и дразнили.
  Девять корпусов.
  Пять - жилых, напичканных микрофонами.
  Четыре - рабочих.
  Административных...
  А где, спрашиваю я Вас, кабинеты врачей, с медицинским оборудованием?
  Куда, спрятали?
  Или, вот еще: зачем, десятикиловольтный, кабель...
  И, где - подстанция?!
  Лифт, в трехэтажном здании - "коенигстраншалле" - высокоскоростной лифт, со всевозможными защитами - на фига?!
  - Добрый вечер, Андрей! - Раздалось откуда-то, слева.
  - Привет, Ксения Антоновна! - Обрадовался я. - Тоже, не спится?
  - Не привычно... - Призналась девушка, скидывая капюшон. - Уже неделю здесь, а все - странно...
  Ксения Антоновна Кажелецкая - тайный предмет воздыханий нашего Димитрия - белокурого и кудрявого парня.
  Вечно он... Подойти к ней, боится...
  А зря.
  Пара получилась бы - классная!
  Ксения - психолог. На этой теме мы с ней и зацепились - языками.
  Иногда горячащаяся, иногда - спокойная, Ксения оказалась моей отдушиной.
  За пару дней знакомства, мы умудрились с ней о многом поболтать, отводя душу.
  Может, Димочка именно поэтому и боится к ней подойти?
  Считает, что мы - любовники?
  Придется, придется, провести разъяснительную работу...
  - Тобольский, чего, уставился?
  - Думаю... - Признался я. - От работы - не перезагрузился...
  Шагая по очищенным от снега тропинкам, вдыхая чистый воздух и наслаждаясь неспешной беседой с приятным человеком - нет нет, да и возвращался, мысленно, к работе.
  - Тобольский! Ты меня слушаешь? - Ксения начала горячится. - Ау! Марс! Ответьте, Земле!
  - Слушаю, я, слушаю... Не думаю, что тесты пригодятся. Скорее - собеседования. - Ответил я на ее вопрос, прозвучавший минутой ранее. - Точнее - пригодятся - на "отсеве"...
  - Ну, так о том и речь! - Довольная Ксения, убедившись, что ее слушают и слышат, продолжила. - А у них - все, куда-то в сторону мистики - падает! Вот, например...
  Ксения, по памяти, привела пять вопросов...
  - Ксеня... Ты, с экзотами, работала? - Поинтересовался я осторожно.
  - Нет... - Помотала головой, Ксения.
  - Странно... - Пробормотал я себе под нос.
  Первые три вопроса, которые так удивили девушку - "Тест Волчика".
  Его проходят все, регистрирующиеся, экзоты.
  Ох, чую нюхом - пахнет керосином...
  - Кажелецкая! А твой кабинет, где? - Полюбопытствовал я.
  - А, нету - пока! - Рассмеялась Ксения. - Ремонт! Обещают - через неделю... А пока - тренинги, тесты и спецлитература...
  - Список, дашь?! - Подмигнул я. - Надо, не отставать, от жизни...
  - Тобольский! Хватит, врать-то... Не умеешь - не берись.
  - Кажелецкая! Знаешь что... А, выходи-ка ты, за меня замуж! Раз такая умная!
  Это моя дежурная шутка, каюсь, грешен.
  Ксения, очень красивая девушка - не отнимешь. Но... Не мой тип.
  С ней можно прекрасно общаться. Она - отличный специалист. Удивительно тонкое - чувство юмора.
  Вот, в сестрах, я ее - вижу. А супругой - нет.
  Может поэтому мы и "спелись"?
  Перешучиваясь и перепрыгивая с темы на тему, сделали два круга по нашему городку и распрощались.
  Вся база "Ридж", с ее странностями и неожиданностями...
  Вот, например - наш договор, на монтаж сети...
  Что означает фраза: "Исполнитель обязан, при выполнении работ проявлять творческую инициативу, профессионализм и опыт, полученный ранее..."?! Откуда, из какого, глубокого ада, вылезла эта "творческая инициатива"?! Почему, две из трех схем, просто пестрят ошибками?! Почему, нам не предоставили легенду?! И, "Фриц"... Уж больно вовремя он появляется... Словно тень господина Пера... Не зря Михалыч, собаку съевший на договорах, излазил его вдоль и поперек, заставив меня выписать все странности...
  Колкие лучики звезд, смотревших на меня с неба, не давали успокоиться.
  Снег.
  Горы.
  База.
  Зачем, такое количество рабочих мест?!
  44 места на этаж. Три этажа. Четыре - здания. 528 рабочих мест...
  Не многовато ли, для "оздоровительно-восстановительной базы"?!
  Шмыгнув носом, вернулся к себе.
  Проверил свежим глазом схему, подправил - легенду.
  Снял, три цветных копии - любители засунуть схему в неизвестном направлении, в наличии есть, надо подстраховаться.
  Оставив схемы на столе у выхода, вернулся в свою комнату и рухнул спать.
  "Будет день - будет - видно..."
  Проснувшись от писка будильника, в полной темноте, чуть не...
  Оказалось, "добрый Михалыч", мало того что переставил будильник - на два часа позже, так еще и шторы закрыл...
  "Пожалел волк кобылу", как говорится в народе...
  В результате - завтрак я проспал, на работу - опоздал.
  Переодевшись в рабочую одежду, с множеством карманов и хлястиков, накинул "аляску" и, рысью, побежал на свое рабочее место.
  Первый этаж встретил меня тишиной.
  Пнув, по привычке, нарисованный кабель канал и привычно чертыхнувшись, рванул по лестнице, на второй.
  - Э-э-э-э... Хьюстон... У нас - проблемы! - Пискнула рация у меня на боку. - Третий, этаж. Левое, крыло...
  Стягивая на ходу "аляску", начал прикидывать, какие именно проблемы, имеет в виду Леша Ковальский - наш записной певун и бывший семинарист.
  - Ванечка! Тебя можно, хоть на минуту - оставить без присмотра?! - Михалыч уже был на месте ЧП и распекал, за что-то зацепившегося на стене, МэдВедя. - Ящерр же написал, черным по русскому! Красным - Выделил! Работать - в перчатках!
  - Что случилось? - Толкнул я в бок, Кострова.
  - Медведь - приклеился... - Согнулся напополам, Димочка.
  - Ф-ф-фу... - Вздохнул я, с облегчением. - Я, думал - проблемы...
  - Ящ... Андрей! Ты посмотри, на этого... Медведя! - Заметил меня бригадир. - Два часа работы - и первое ЧП...
  Подойдя поближе, понял - ЧП.
  Мэда, поставили на самую простую работу - наносить клеевой состав, на штробу.
  Нанес, блин...
  - Отрывай! - Потребовал я.
  - Больно... - Пожаловался Ванечка.
  - А ты - резко! - Посоветовал "Химичу".
  Мэд тяжело вздохнул, набрал полную грудь воздуха и рванул руки, от стены.
  "Хрусь!" - Сказала штукатурка.
  "Чпок!" - Сказала пятая точка МэдВедя, усаживаясь в электроподъемник.
  "!" - Выдохнул бригадир.
  Бригада, провожая взглядом удаляющегося Мэдведя, выла и каталась по полу, от смеха.
  Пока электроподъемник не въехал на лестничную площадку...
  - Ваня... - Бригадир, наплевав на приличия - закурил. - Вот скажи, пожалуйста... Каким образом?!
  МэдВедь, разглядывая свои руки, с приклеевшеся штукатуркой, печально пожал плечами.
  На его счастье, электроподъемник, был рассчитан на езду по лестничным маршам...
  - Руки, покажи! - Бригадир, придирчиво осмотрел заштукатуренные гробарки Вани. - Сжать, сможешь?
  "Хрусь!"
  На пол посыпалась крошка, отлетая с рук Ванечки.
  - Чисто! - Заявил МэдВедь, через минуту и хлопнул в ладоши, взметнув вверх, пыль.
  - Андрей... - Михалыч устало вздохнул. - Забери, его... Пожалуйста... Может, он хотя бы рядом с тобой... Не будет столь опасен... Для себя, самого... А?!
  - Э-э-э-эх, дубинушка - Ухнем! - Донеслось со второго этажа.
  Звучный бас Алексия - семинариста, исключенного из семинарии, за "неудобные" вопросы, заставлял стены дрожать!
  И ведь не скажешь по виду, что этот 22-х летний, не высокий и хрупкий парень, способен петь Таким басом!
  - Е-е-еще-е-е - У-у-у-ухнем!
  - Спасибо, Михалыч, что поспать, дал... - Вспомнил я.
  - Вобщем, забирай медведя, к себе. - Распорядился бригадир. - Первый этаж мы растянули... Осталось - "зачакать" и "обжать". Будет тебе - помощник... Только - шуруповерт ему не давай. Засверлится...
  Ванечка широко улыбнулся.
  - Уйди, грех! - Не выдержал бригадир. - Ящерр... Если он... Еще раз! Виноватый - Ты! Понял?!
  - Ваня... Беги! - Скомандовал я.
  Если Лепажный начал объясняться междометиями - пора сваливать!
  Ссыпавшись по лестнице, до первого этажа, мы с МэдВедем, расхохотались.
  - Ящерр... Как ты... Быстро... Беги и... На первом - этаже...! - Ванечка размахивал своими немаленькими ручками, демонстрируя, как он меня догонял. - Я, пойду... Курну?!
  - Перед смертью - не надышишься... - Зловеще ухмыльнулся я. - Раз, не Судьба тебе, работать руками... Будешь работать, головой!
  Ванечка побледнел.
  - Иди. Кури... В последний раз... - Подмигнул я. - Ручки, белы - отмой... И будешь ты, Ванечка... Учиться!
  МэдВедя, сдуло ветром.
  В который раз, поблагодарив свою Судьбу, за ниспосланный мне голос, отправился за инструментом.
  Ваньке, по моим наблюдениям, действительно нельзя работать руками.
  Пока мой "ученичёк", курил и мыл руки, успел проверить нанесенную на кабели маркировку и подравнять их по длине.
  Со шкафами, BST, пролетело: вонючая китайская подделка не имела клемника, а полочки, под свитчи-маршрутизаторы, оказались жестяными и гнулись, от малейшего нажима...
  Матерясь в полголоса, разложил кабели, согласно маркировке и закрепил тайсами.
  Коннекторы, сердцевины и рамки, пришлось вылавливать, среди шурупов и гвоздей - упаковка отсутствовала, как вид!
  Порадовало присутствие обычного кабель-тестера, знакомой мне маркировки XT-468.
  С подобным, у себя дома, я протянул километров пятьсот, кабелей категории UTP-5E.
  А вот "чакалка" и "обжимка" обещали сдохнуть, за ближайшие пару часов...
  - Ящерр... - Ванечка продемонстрировал чистенькие ручки. - Хозяйственным мылом! Представляешь!
  - Одевай, перчатки! - Рыкнул я. - Всё, шкура медвежья - попался! Начинаю - издеваться!
  Со вздохом натянув тонкие перчатки, Ваня замер, ожидая начала.
  - Смотри, сюда! - Потребовал я. - Это - коннектор RJ-45. Используется, для локальной сети. Схема - проста. Очищаем, с помощью "обжимки", защитный слой изоляции. Расплетаем, пары. Выравниваем. Составляем, следующую, последовательность пар: Бело-оранжевый - Оранжевый. Бело-зеленый - Синий. Бело-синий - Зеленый. Бело-коричневый - Коричневый. Подравниваем. Длина, расплетенных пар, не должна превышать, двух сантиметров! Вставляем в коннектор, держа его, защелкой - Вниз! Вставляем в обжимку. Проверяем. Концы пар, должны войти в коннектор, до упора. Сжимаем, ручки "обжимки". Щелчок, услышал?
  Ваня кивнул.
  - Сдвигаем, коннектор, на миллиметр и снова, сжимаем. - Продемонстрировал я, порядок действий. - Всё. Коннектор - обжат. Можно втыкать в свитч. Вопросы?
  - Так, просто? - Изумился Ваня.
  - Просто?! Вперед, раз просто!
  Получилось у Вани - с третьего раза.
  Он, бедолага, взмок так, что рабочая роба - на груди, пошла пятнами.
  До обеда, успели "отчакать" и "прозвонить" ровно половину первого этажа.
  На обеде, Ванечка был молчалив и сосредоточен: его правая рука норовила то сжать ложку, как рукояти обжимки, то ткнуть ею, как чакалкой...
  "Блин..." - Подумал я, пряча улыбку. - "Неужели я выглядел также, на своем первом монтаже?!"
  Ткнув в очередной раз в тарелку с макаронами, Иван, отбросил ложку и взялся - за вилку.
  И, если ложку еще можно было - выпрямить, то зубья вилки, согнутые под разными углами - увы, нет!
  К моему большому удивлению, бригада - молчала, как рыба, об лед!
  Даже бригадир смотрел на МэдВедя с жалостью и пониманием.
  После обеда, сытая бригада выползла на улицу - курить.
  Облачка сизого дыма, поднимались вверх, пачкая чистый горный воздух, уродливыми пятнами.
  Невдалеке, покуривала бригада Штойнмаера - наши конкуренты.
  А вот итальянцы - не курили.
  И смотрели на нас свысока, иногда делая вполне неприличные жесты, в нашу сторону.
  Ванечка, трясущимися руками, достал пачку сигарет и скривился от одного их вида.
  Глазам его ближайшего приятеля, Князя Володимира, мог позавидовать любой персонаж анимэ.
  - Андрей... - Ткнул меня в бок, бригадир. - Ты, что - сделал?
  - Дал цель в жизни... - Рассмеялся я. - Он, теперь - не то, что курить - косячить позабудет!
  МэдВедь, пассивно вдохнув пару клубов вонючего дыма, расчихался и, махнув на все рукой, опечаленно поплелся на свое рабочее место.
  - И что? Так - с каждым?! - Выдохнул Михалыч, закидывая окурок в урну.
  - Не знаю. Не пробовал... - Признался я.
  Михалыч зябко поежился и накинул капюшон своей куртки.
  - Злой ты, Ящерр! - Пробормотал сакральную фразу, бригадир. - Зря я тебе, Ванечку, отдал... Он же - "зверем" - станет! Изюбром!
  - Ага! - Согласился я. - Пошел я, работать...
  - Андрей! Стой! - Притормозил меня Лепажный. - Второй этаж мы растянули. Третий, сегодня - доклеим, завтра - растянемся. Помощники, еще, нужны?
  - Давай Димочку и Трофимыча. - Решил я, взвесив "все за и против". - Старый да малый...
  С Димочкой, все равно надо поговорить, а Трофимыч...
  Трофимыч - песня отдельная.
  Разменяв пятый десяток, Цапрун вырвался на оперативный простор, европейского сообщества.
  Оставив дома жену, двух незамужних дочерей и пяток внуков - Трофимыч старательно зарабатывал им на безбедную жизнь, порой забывая о себе.
  Без малейшего следа образования, везде - на интуиции, Александр Трофимыч, на мой взгляд, был самым первым, в очереди на выбывание.
  А ведь, без его интуиции и внимательности - зевнул бы я, долбанные точки доступа - как пить дать - зевнул!
  Да и по мелочам житейским, не было равных, Трофимычу.
  "Закопавшись" в собственные мысли, привычно пнул нарисованный кабель канал.
  Чертыхнулся.
  "Хрусь"!
  Появившийся из кабинета Ванечка, подозрительно рассматривал развалившийся в руках инструмент.
  - Новую, возьми. Хреновые, они... - Успокоил я Ваню. - Жестянки!
  МэдВедь, удивленный тем, что его не ругают, отправился за новой обжимкой.
  - И еще, пару комплектов, прихвати, будь любезен! - Попросил я, вспоминая о Трофимыче и Димитрии.
  От удивления, Мэдведь, с размаху, вошел в закрытую дверь, снеся ее с петель.
  - Катастрофа, ходячая... - Хмыкнул я. - Цел?
  -Угум... - Филином ухнул Ваня, потирая лоб.
  Его счастье, что двери, знаменитый на весь мир - Китай.
  Клееная бумага + скотч.
  Вообще, BST, оказалась на диво прижимиста - кабель канал, например, закупили "Нонэйм". Кабель - омедненная сталь. Обжимки и чакалки - самая дешевая, "дешевка", пригодная для единственной цели - быть выброшенной в мусорку.
  Сердечники для розеток, правда - "DM", фирма - немецкая, но - Made in ChAina!
  Не складывалось у меня как то, все это убожество с имиджем крутой фирмы.
  Дождавшись появления Димочки с Трофимычем, выдал им инструмент и повел по кабинетам - показывать.
  "Старый и малый", махом разделили обязанности - сами!
  Трофимыч остался обжимать хвосты в шкафу, помогая МэдВедю, а Димочка, набрав полный карман, "личинок" - побежал по кабинетам.
  Понимая, что от моего присутствия - лучше не будет, побрел на второй этаж - "Работу работать".
  Привычно расплетая, тугие пары и зажимая их в сердечники, осматривал кабинеты, придирчиво выбирая - какой понравится мне.
  Получалось, вот этот - угловой, с окнами на север...
  Чуть уже обычного, но уютный и в самом глухом углу, как я и люблю.
  Кабинеты в нашем здании, спроектированным горе - архитектором, были все - на одно лицо.
  Пятиметровая стенка - с дверной коробкой и семь метров - до окна.
  Туалеты, вопреки всякому здравому смыслу - не в конце коридоров, а в центре.
  Правда - аж целых четыре штуки!
  Пол - каменный, как в ненавидимой мною - родной - школе.
  Лестницы - три: одна в центре - широкая и две по краям - "пожарные".
  Не здание - парадокс.
  Лифты, например, не рядом с лестницами, а почти через три кабинета!
  "Бред"! - Отбросил я "чакалку". - "Несуразица"!
  Выйдя из кабинета, замер.
  Трофимыч, Димочка и МэдВедь на что-то упорно любовались, восхищенно цокая языками.
  - Ага! Перекур, устраиваем!? - Подкрался я. - Всех, порешу!
  - Ты, в лифт - глянь! - Расплылся в улыбке Димочка.
  Судя по виду, в лифте уже кого-то, порешили.
  Стены и пол, изгвазданные красной краской - несомненно, творение рук, нашего Сенечки! Будет снова много шума...
  - Блин, вот где он краску, берет?! - Почесал затылок МэдВедь. - Или, точнее - где прячет?!
  Трофимыч замер.
  - Что Ты сказал? - Уставился он на МэдВедя. - Краску, берет?
  Осторожно, чтобы не замараться в свежей краске, Трофимыч сделал шаг в лифт, мазнул пальцем по краске и поднес ее к носу. И, моментально вылетел обратно в коридор.
  - Это не краска! - Бледный, как полотно, Трофимыч передернул плечами. - Кровь. Свежая.
  - Надо, позвать... Кого-нибудь... - Не совсем уверенно, предложил Димочка.
  - Нет. - Цапрун, прошедший уже огонь и воду в таких делах, замотал головой. - По кабинетам, пошли. Никто! Ничего! Не видел! К лифту не подходили. Художеств - не видели. Понятно?
  Мы трое, дружно кивнули.
  И - разошлись...
  - Трофимыч! - Позвал я из соседнего кабинета. - Ау! Ты меня, слышишь?!
  - Не ори! - Строго ответил из-за стены Цапрун. - Я, тебя - вижу! Чего?
  - Выйдем, покурим? - Предложил я.
  - Не хочу.
  - Трофимыч!
  - Вечером, поговорим... - Попытался отвертеться, Цапрун.
  - Наши комнаты, под прослушкой... - Заявил я.
  - Собирай, орлов... Пойдем, курить!
  
  
  ***
  
  
  - Первой окончила работу бригада, господина Штойнмаера. - Господин Пер склонил голову, признавая победу немецкого гения от перфоратора. - Бригада господина Кьянти - умудрилась завалить срок, хотя и не по своей вине.
  - Бригада Лепажного... Господина, Лепажного... - Поправился господин Пер. - Продемонстрировала... Впрочем, довольно того, что будучи в отстающих...
  - Господин Пер... Мы, все поняли! - Прервал поток слов, не знакомый мне, пожилой человек. С суровой сединой на висках и прямой спиной, он сидел в председательском кресле и рассматривал всех сквозь линзы очков.
  - На базе "Ридж", решено оставить бригаду Лепажного. - Веско кивнул, снимая очки и протирая их носовым платком, седой. - Бригада Кьянти, переходит на участок ?3. Там они не смогут причинить, такого ущерба... Штойнмаера - коленом, под зад!
  - Но... Господин Амброз! - Опешил Филипп. - Как же так?!
  - Будем считать - подвела германская пунктуальность и методичность... - Карел Амброз, вице-президент фирмы "BST", водрузил очки на нос. - А вы, Филипп... Также, переходите на третий участок! Там, сейчас, уже ничего невозможно испортить! Штойнмаер, Кьянти, Пер - вон! Лепажный и Тобольский - хорошая работа! Передайте мою благодарность бригаде. Особенно - Вашим химику и художнику! Состав - Выше всяких похвал! А обрубленные руки, что б не лезли к кабель - каналу - гениальная, идея! Всего - наилучшего!
  Выйдя за двери кабинета, мы с Михалычем, сползли по стенке.
  Штойнмаер и Кьянти - смотрели на нас - волками.
  А мы - сидели друг напротив друга, не веря тому, что - выкрутились!
  Или - влипли?!
  - Ну, Андрюша... - Качал головой Михалыч. - Чувствую я, влипли мы...
  - Прорвемся, бригадир... - Отмахнулся я. - Не впервой!
  - Пошли, напьемся, что - ли?! - Предложил Михалыч. - И... Спать...
  Короткий коридор, освещенный обычными светодиодками, белые стены и каменные полы.
  Четвертое, административное, здание.
  С идеальной отделкой.
  Все - спрятано.
  Не скажу, точно, где именно установлены шкафы, но то, что они - есть - однозначно!
  Вызвав лифт, Михалыч внимательно посмотрел на меня.
  - Ты, понял, хоть что-нибудь?
  - Ни хрена! - Честно признался я. - Все, как в тумане... И, на кой фиг, мы делали все эти монтажи, если...
  - Тобольский! - Радостно подкралась Кажелецкая. - Где, пропадал?! Два дня, ни слуху, ни духу!
  Михалыч, старый "кобелино", при звуках девичьего голоса, мгновенно подобрался и распушил хвост.
  Представив их друг другу, я самоустранился от общения, любуясь на них, со стороны.
  А полюбоваться - было на что!
  Михалыч, разливался соловьем, рассказывая о нашей бригаде и всячески зазывая Ксению в гости.
  Мудрая Ксения, периодически стреляя глазами в мою сторону, уводила разговор в сторону и ничего не обещая, выведывала у Михалыча, уж совсем "горячие", подробности!
  На Наше, точнее - Моё, счастье, поездка в лифте оказалась супер быстрой.
  С третьего этажа, на первый!
  Михалыч, пропустив Кажелецкую, вперед, придержал меня за локоть.
  - Это, по ней... Димочка?!
  Дождавшись моего кивка, Лепажный хмуро покачал головой.
  - Не пойдет... Умная, больно!
  От удивления, я запнулся.
  - Михалыч, ты чего?! - Вырвалось у меня.
  Каблучки Ксении цокали впереди нас, выбивая самую привлекательную, на мой взгляд, дробь.
  - Андрей... - Бригадир потянулся за сигаретами. - Димочка - дитё, малое! Она... выплюнет.
  Щелчок зажигалки и клуб сизого дыма, поплывший по коридору, скрыл от меня лицо Михалыча.
  - Нет, бригадир. - Цокнул я языком. - Она - хорошая. И он - хороший. Два хороших человека...
  - Не уживутся! Проверено, Андрей. - Михалыч подхватил меня под локоть и потянул в сторону, противоположную, ушедшей Ксении. - Димочка, сядет ей на шею... По ней видно - она - терпеливая...
  Бессвязные и путаные объяснения Михалыча, нарастали, как снежный ком.
  - Ей нужен - мужчина, а не - ребенок... - Подвел итог, Лепажный. - А вы, все - "маменькины сынки", Андрей...
  Как ни странно, я понял, что именно имел ввиду, бригадир.
  Только сказать об этом - не успел.
  Сработала пожарная сигнализация!
  Мокрые и злые, мы с бригадиром вернулись в наш жилой блок, на двенадцать койко-мест, кухней и здоровенным коридором, со стоящим в центре, длинным столом...
  Увидевшему нас МэдВедю, хватило ума, молча свалить в сторону, не комментируя и не улыбаясь!
  Взрослеет, "мальчик"!
  Высунувшийся на шум "Химичу", так же постарался сделать ноги.
  Пятная медового цвета паркет, потеками воды и клочками пены, мы протопали каждый в свою комнату и плотно закрыли за собой двери.
  Мат Лепажного, запершегося в ванной, с трудом перекрывался шумом воды!
  Через час, отмытые и уже спокойные, мы сидели на нашей "общаковской" кухоньке и пили чай.
  Моя "аляска" и "коламбия" Михалыча, "отмораживались" на улице, вывешенные, нашими добросердечными помощниками.
  Трофимыч, молчаливо составивший нам компанию, только качал головой, глядя на нас.
  - Всё. Завтра - выходной! - Отставил чашку, бригадир. - Поедем, шмотками, затариваться! У Андрея, вон, джинсы - всего - одни!
  - Пара! - Гордо поправил я.
  - Молчи! Ты, чего, меня не остановил?! - Лепажный со вздохом отер пот со лба. - Всё, млин... Бросаю!
  Демонстративно, бригадир вытащил из кармана пиджака пачку сигарет и зажигалку.
  - Трофимыч! Зови, бригаду! - Щелкнув зажигалкой, Лепажный закурил и выдохнул к потолку облачко дыма. - Буду, слово - давать! При всех!
  На "цирк", бригада слетелась - мгновенно!
  Устроившись вокруг стола, все уставились на бригадира.
  Когда до фильтра остался сантиметр, Михалыч, тяжело вздохнув, отнял окурок от губ и продемонстрировал всем:
  - С этой минуты... - Начал он. - И, до конца дней моих! Клянусь! Что это мерзкое чудовище, не поселится в моем кармане! Не запачкает моих рук! И, не изгадит мое, дыхание! Нет у меня больше желания курить! Так что... Сдохни, мерзкая тварь!
  С этими словами, бригадир старательно растер окурок по пепельнице.
  Оставив на столе полупустую пачку и зажигалку, Лепажный гордо удалился к себе в комнату, оставив всю бригаду, в тихом недоумении.
  - Ну... - Шмыгнул носом Егор. - Коли так... То и я!
  Ритуал прощания с сигаретой повторился еще раз.
  Оставив молодняк трепаться, поплелся к себе в комнату.
  Ничего мне не хотелось.
  Словно, вытащили батарейки...
  Щелкнув кнопкой, включил ноут - надо, перебить, это состояние...
  Хоть чем-нибудь...
  Новых фильмов - не появилось, книги - надоели.
  Роясь в "паутине", перепрыгивая с сервака на сервак, пытался понять - с какого хрена, на меня так накатила волна ДПД...
  "Психологические тесты". - Очередной развлекательный сервер, громко обещал "лучшие тесты, всех времен и народов!"
  "В топку"!
  "Новостной канал нелегальных новостей!" - Жесть! Масло - масляное!
  "Аналитические размышления у парадной!" - Ой! Приехали!
  "Сегодня, Республика, подтвердила: поставки вакцины "АВ-16", "АВ-18" и "АВ-21", начнутся с десятого февраля..."
  То что ноут не полетел в стенку - удивительно...
  Коротенькое сообщение...
  Выключив бук, завалился на кровать - грызть ногти.
  Мне всегда так лучше думалось.
  Впрочем, что думай, что не думай - вариант один.
  Придется выходить на Дианку и вываливать на головы обывателя, мерзко пахнущее "нечто".
  Неприглядное и неприятное...
  Только выходить, придется не отсюда...
  Вот и пригодились, завтрашние выходные!
  Вернувшись к столу, взял лист бумаги и стал делать список покупок \ дел, на выходные.
  Получился, совершенно короткий список, всего из трех пунктов:
  1 - Шмотки.
  2 - Жрачка.
  3 - Свидание!
  - Ящерр! Ужинать! - Позвал Димочка, пробегая мимо моей комнаты и заглядывая в открытую дверь. - Идешь?
  - Не... - Помотал я головой. - Спать, ложусь...
  - Как знаешь... - Пожал плечами Димочка и закрыл за собой дверь.
  Расправив постель, нырнул под одеяло.
  "С бедою надо переспать..." - Мелькнуло в голове и я - вырубился.
  К утру ни моя "аляска", ни хваленая "коламбия" - не высохли...
  Пришлось ехать в ближайшую деревню, в сорока пяти километрах от базы, в свитере.
  Спасибо водителю - он, добрейшей души человек, подвез меня и Михалыча, фактически к порогу магазинчика, торгующего... Военной формой!
  Запасы, списанного неликвида, развешанные на вешалки и сложенные в аккуратные стопки на стеллажах, потрясли нас с бригадиром больше, чем электроподъемники, на четырех колесах!
  Бродя вдоль стеллажей с разинутыми ртами, переглядываясь и переговариваясь, мы отобрали себе по паре комплектов белья и разнотипный камуфляж.
  - Не очень хороший выбор... - Остановил меня пожилой мужчина, одетый в стираную джинсу и растянутый свитер с оленями. - Возьмите, лучше, во-о-о-он с той, полки!
  Ткнув пальцем в третий ряд, на высоте двух метров над головой, мужчина подмигнул.
  - Не хочу... - Пожал я плечами. - Там - песочный. А мне надо - зеленый... Блин!
  Отвлекшись на мужчину, я умудрился зацепиться за порожек и едва не полетел на пол магазина.
  От моего русского "блин", мужчина - испарился, звякнув колокольчиком над входной дверью.
  Зато - появился продавец...
  Сухонький дедок, одетый в НАТОвский камуфляж, конца восьмидесятых годов.
  - Добрый день! - Поприветствовал нас дедок и, глянув прищуренным глазом, обрадовал Михалыча. - Размер не Ваш, милейший! Можете, конечно, примерить... Но... Давайте-ка, я Вам сразу, поменяю!
  Лепажный, молча, протянул отобранное, дедку.
  - Проходите, в примерочную! - Дедок, быстро рассортировал Михалычевы наряды в две кучки и с одной из них, в руках, подвел бригадира к кабинке. - А вы, молодой человек... Обождите, минутку! Вот, на стульчике и - обождите!
  Плюхнув на обычный пластиковый стул вещи, я за озирался в поисках обуви.
  Дедок, за пару минут успел подобрать Михалычу товар в размер, занести его в кабинку, убрать - лишний и теперь, обратил внимание на меня.
  - Слушаю, Вас, молодой человек!
  - Ох... Как Вас зовут... - Выдохнул я.
  - Алекс Штайер! - Прищелкнул он каблуками, представляясь. - Четвертый дивизион, горных стрелков!
  - Андрей Тобольский! Рядовой! - Рассмеялся я в ответ. - Герр Штайер! Помогайте! Ничего не понимаю в форме! Хочу - хорошее, удобное и - надолго!
  На моих глазах, дедок, словно заново родился.
  - Хм... Чаще бы люди, признавались в своем неведении... "Хорошее, удобное и надолго"... Будет не очень, красивое... Зато, как вы и хотели! - Алекс Штайер, обошел вокруг меня и замер, почесывая подбородок. - Вы, согласны? Что, именно, Вы хотели?
  - Камуфляж, желательно - зеленый. - Начал перечислять я. - Теплую куртку, штаны... Обувь...
  - Тогда, выкиньте то, что вы набрали! - Махнул дедок в сторону лежащих на стуле, вещей. - Это - барахло. Дешевка. Настоящая форма - стоит недешево...
  - Пошли отсюда, Андрей! - Вышедший из примерочной Лепажный сбросил на пол все ему принесенное. - Клиентам здесь не рады... Кроме красивых слов - все вранье!
  Михалыч прошел мимо дедка, подхватив меня за локоть.
  Дедок, как ни странно, на заявление Лепажного никак не отреагировал.
  Даже бровью не повел!
  Выйдя на улицу, на 20 градусный мороз, в свитерочках, мы огляделись.
  Обычная деревенька. Аккуратненькие, очищенные от снега - улочки.
  Домики, одна и двухэтажные, с яркими черепичными крышами - красными, зелеными и коричневыми.
  - Пошли в кабак! - Решил бригадир, поежившись. - Черно-белый...
  Вывеска, замеченная Михалычем и проигнорированная мной, болталась метрах в пятидесяти от магазина.
  "Черно-белое кафе" - перевел я для себя, название с немецкого и поспешил догнать бригадира, топающего к кафешке с таким видом, что становилось понятно - Драке - Быть!
  Очищенный до асфальта тротуар, несколько машин на парковке перед "харчевней", температура -20 градусов и чистый горный воздух...
  Как же все это раздражало!
  Массивная дверь, украшенная до сих пор не снятым рождественским венком, бесшумно распахнулась впуская нас в "кабак".
  Десяток столиков - массивных, деревянных, а не этого новомодного говна, которое натаскали наши "ресторанных дел мастера", избавляясь от "Совка". Прочные деревянные табуреты и лавки, на первый взгляд - не подъемные и отполированные десятками тысяч ерзающих задниц. Вдоль барной стойки - высокие, одноногие табуреты с удобными сиденьями.
  Камина, с жарящимся в нем быком, к сожалению не обнаружилось!
  Зато, нашелся автомат-проигрыватель, переливающийся разноцветными огнями.
  На наше появление отреагировал бармен, оторвавшийся от протирки стойки и пара, поддатых забулдыг, поднявших головы в ожидании халявы.
  Михалыч, окинув взглядом пустой кабак, тяжело вздохнул и прошел за дальний столик, махнув бармену, чтобы принесли меню.
  Устроившись, молчком, за выбранным столиком, я вопросительно уставился на Лепажного.
  Мой вопросительный взгляд, Лепажный игнорировал.
  Появившаяся официантка, женщина лет сорока - сорока пяти с высокой прической и широкими плечами, замерла перед нами, с блокнотиком наизготовку.
  - Водку. Бутылку. - По-русски потребовал Михалыч. - Черный хлеб. Лук и сало...
  Официантка - поняла...
  На ее лице, не обезображенном косметикой, отразилась такая гамма чувств, что стало понятно - уже встречалась... С подобным заказом...
  - Осмелюсь предложить... - Набрала женщина полную грудь воздуха. - Есть, свежие пироги и...
  Взгляд, который бросил на нее Михалыч - расставил все по своим местам.
  - Милая Марта! - Прочел имя на бейдже, бригадир. - Мы не жрать сюда пришли... А - нажраться! Вдребезгу!
  - Я, вызову полицию! - Предупредила официантка, делая знак бармену.
  - Ага. И - "скорую помощь"! - Михалыч с удовольствием откинулся на спинку лавки. - Заодно, пожарных, до кучи... Только, сперва, заказ - принесите!
  Марта, обернулась в мою сторону.
  - Водки. - Подтвердил я. - И, огурчика, соленого...
  - Соленых - нет! - В голосе Марты, звучали настоящие нотки паники, а в глазах - горел транспарант: "Русские Сволочи"!
  - Зря. - Улыбнулся я. - Маринованным и убить, можно...
  Официантку сдуло...
  Полиция приехала быстрее, чем нам принесли заказ!
  Два офицера, старый и молодой, пронеслись по залу, как два вихря и замерли.
  - О! Смотри, Андрей! - Подмигнул мне Михалыч. - Европейская культура, в своем, ярчайшем, проявлении! Заказа еще нет, а полиция - уже есть!
  - Не троньте Европу, Николай Михайлович! - Усмехнулся я. - Они уже привыкли, продавать - подороже - хомно и покупать - дешевле - хорошее! Как магазинчик, герра Штайера, это и подтвердил! А наш заказ... Может быть, фройляйн Марта, не очень хорошо понимает русский язык?!
  - Ага! - Многозначительно пригладил усы, бригадир. - А, переспросить - Христос, язык, выдернул?!
  - Может быть - испугалась, что своей просьбой, оскорбит, кого-нибудь?!
  - Ну, кофе-то, можно принести?! - Рассмеялся Михалыч. - Или и это тоже - оскорбление чувств?!
  - Ага... Кофе!
  Дружески подшучивая, мы, тем не менее, внимательно наблюдали за полицейскими.
  Понимая, что кроме "оскорблений" они ничего пока не услышат, полицейские уселись за соседний столик и превратились в слух.
  Марта, видя такой расклад, поспешила вынести из кухни, наш заказ.
  Расставляя на столе водку, сало, черный хлеб и лук, она, то и дело поглядывала на полицейских, которые, в свою очередь, делали ей успокаивающие знаки.
  - Марта! - Остановил официантку, Михалыч. - Я, просил - водку! Вы, в курсе, что это такое?
  Женщина дернулась в сторону полицейских, но - остановилась и кивнула головой, в ответ.
  - Тогда, Марта, будьте так добры, унесите свой шнапс и принесите водку! - Михалыч очень любезно улыбнулся. - Или в Вашем, сраном городишке, так не любят русских, что готовы лишиться прибыли?! Или - считаете, что все русские - одинаковы?!
  - Михалыч... - Остановил я бригадира. - Не заводись. Это - обычные бюргеры. У них нет, собственной головы - только - телевизор! Наши, сейчас, становятся такими - же... Демократия - свобода от собственного мозга...
  Пожилой полицейский, за соседним столиком, возмущенно закряхтел.
  Марта, подхватив бутылку шнапса, скрылась за дверью в кухню.
  - Демократия, Андрей, это не так уж и плохо... - Михалыч тяжело вздохнул. - Если, с мозгой, дружить...
  В ответ на эти слова, засопел молодой полицейский.
  - Вот, смотри, мы их - не трогаем! - Бригадир кивнул в сторону сидящих полицейских. - А они нам - рты не затыкают!
  - Угу. Как только мы с тобой, Михалыч, раздавим по стопочке - они будут уже наготове - с дубинками и наручниками! - Скривился я. - А, все эти "бюргеры", в случае чего - подтвердят, что мы - напали первыми!
  - Эти?! - Лепажный ткнул пальцем в сторону сидящих забулдыг. - Да они, скорее сбегут, при первом же громком звуке! Да еще и скажут, потом: "полиция не справляется!"
  Засопели уже оба полицейских.
  Марта, наконец-то, принесла запотевшую бутылку "Столичной".
  - Ох ты, Мать честная! - Лепажный, рассматривая этикетку, шумно выдохнул. - Это, откуда ж такой раритет - то!?
  Сунув бутылку мне в руки, ткнул на дату изготовления.
  "1982"!
  - Тридцать три года! - Выпучил я глаза. - Это, еще можно - пить?!
  Сорвав, крышку за ушко, Михалыч поднес горлышко к носу.
  - Это - Нужно! Пить! - Провозгласил он, разливая водку по стопкам. - Экспортная "Столичная" - это вам не перестроечный... "Распутин"!
  "Огненная вода", пылающей рекой обожгла язык и рухнула вниз, по пищеводу.
  Стало, значительнее, теплее...
  Занюхав, "первую", корочкой, Михалыч разлил по второй.
  - Эх, слеза благодатная! - Крякнул бригадир, опрокидывая вторую стопку.
  Без закуски.
  Ввалившегося в забегаловку Мэдведя, с девушкой на руках, мы встретили уже изрядно "готовые".
  Полиция продолжала сидеть за соседним столиком, потягивая кофе и глядя на нас - волками.
  Переходить "рамки", мы с Михалычем и не собирались, но позлить "бюргеров"...
  Почему бы и нет?!
  Ванечка, в бело-голубом лыжном костюме и ядовито-желтыми очками на лбу, нежно усадил девушку на высокий табурет и принялся что-то объяснять оживившемуся бармену, на дикой смеси английского, немецкого и русского.
  Бармен его не понимал и пытался узнать, что случилось, у девушки.
  У девушки, которая одновременно - хохотала и загибалась от боли!
  - На меня, смотри! - Рычал Ваня. - Э-э-э ... Нид доктор! Ферштейн? Фор брокен бонес, доктор! Один - сюда, а второй...
  - Для первого! - Перебил его Михалыч.
  - Бригадир! - Обрадовался Ванечка. - Скажи этой морде, немецкой, что врач, нужен! А то, я за себя не отвечаю!
  Девушка, отсмеявшись, сделала глубокий вдох-выдох и на одном дыхании поведала, что этот смешной русский, при спуске с горы, умудрился разогнаться до такой скорости, что их с подругой, просто сдуло с трассы. От неожиданности, она упала и потянула ногу, а ее подруга - бросившаяся догонять русского - кажется, сломала обе руки... После того, как русский "выдернул" ее за руки из сугроба!
  К концу двух минутной истории, Ваня стоял красный, как помидор.
  Полицейские, услышав историю, тут же оживились - не зря они почти час просидели на своих задницах! Хоть что-то, пусть и не прямо здесь, но - случилось!
  - Вы будете предъявлять обвинение?! - Взрослый коп, попытался плечом отодвинуть Ваню от девушки.
  С таким же успехом, он мог попытаться отодвинуть танк...
  Ваня шумно засопел, но с места не сдвинулся.
  - Нет! - Покачала головой девушка, расстегивая свою красную куртку. - В случившемся есть и наша вина...
  Полицейский, пробормотав сквозь зубы что-то о безрассудности молодости, вернулся на свое место.
  - Андрей! Может ты - посмотришь?! - Подтолкнул меня локтем Михалыч. - Можешь, ведь!
  - Ага... - Усмехнулся я. - В нашей стране, после третьей стопки, каждый первый - терапевт...
  - А после пузыря - Травматолог! - Михалыч, махнул рукой, подзывая Марту.
  - Фройляйн! Разрешите? - Я присел перед девушкой, аккуратно стягивая лыжную обувь. - Так - больно?
  - Инга! Это - Андрей! Наш... - Ваня замер, пытаясь подобрать слово.
  - Врач?! - Удивилась девушка.
  - Ну... И это - тоже... - Согласился Ваня. - Что там?
  - Легкое растяжение... - Вынес я вердикт. - Эластичный бинт и покой. Физиолечение и "сухое" тепло.
  - Теперь все то же самое - по-русски! - Ваня вновь шмыгнул носом, на этот раз - угрожающе.
  - Бинт у меня в кармане куртки! - Инга с интересом пробовала двигать стопой. - Странно... Сейчас болит гораздо меньше...
  - Испуг и шоковое состояние... - Подмигнул я, требовательно протянув руку. - Давайте бинт - сделаю повязку.
  Закатав штанину и сняв теплые носки, быстро закатал ногу в эластичный бинт.
  - Спасибо! - Инга настойчиво пыталась перехватить мой взгляд. - Совсем не больно!
  - Ваня! Неси девушку за наш стол! - Распорядился бригадир. - А сам, дуй за второй, где ты там ее бросил...
  В глазах Инги промелькнул испуг.
  А, когда Ванечка нежно опустил ее на стул за нашим столиком, испуг перерос в панику!
  На столе громоздилась третья бутылка "Столичной" - пустые, Лепажный запретил уносить - любовался датой выпуска, извращенец!
  Мясная нарезка, жалкие останки двух жареных куриц, пироги с грибами, навязанные нам Мартой, черный хлеб и сало!
  А огурцы, фройляйн так и не принесла.
  Пельменей, к нашему сожалению - так же не нашлось...
  Европа-с-с-с...
  - Марта! - Лепажный, запугавший официантку до лязга зубовного, своим воплем мог поднять мертвого из могилы. - Еще три стопки! Чистых! И - девушке - еды...
  Как Лепажный умудрился раскрутить девушку на "выпить водки" - я без понятия!
  Судя по спокойно сидящим полицейским - насилия не применялось.
  Судя по заметно опустевшей бутылке - зря я отошел в туалет, на "помыть руки", после перевязки... Такими темпами, эти два красавца, точнее - Красотка с Красавцем, скоро потребуют добавки!
  - Ни-ко-лай... - Старательно выговаривала Инга. - Айвэн, просто потрясающий парень! И, какой - быстрый! В-з-з-зи-и-и-ю-ю-ю и мы летим!
  - Ты, кушай, красавица, кушай! - Уговаривал Михалыч, подкладывая ей на тарелку, мясную нарезку. - Нельзя же водку, на голодный желудок!
  - Нет! Когда Ванья приедет с Леной, я им все выскажу! - Инга, оторвала от курицы, лапу и вонзила в нее белоснежные зубки. - Еще по одной!
  Я - протрезвел.
  - Марта! Еще бутылку! - Завопила Инга, размахивая куриной костью. - И, погрейте нам, курицу!
  - Инга! Ты что себе позволяешь?! - Возмутилась Марта, подходя к нашему столику. - Все расскажу твоему отцу!
  - Давай, курица тупая! - Пьяной Инге было хорошо. - Бог в помощь! Горн в зубы и барабан на шею! Только и можете - стучать! С Соседями - разосрались! Производство - просрали! Только и осталось - папочке жаловаться!
  Инга попытался встать.
  - Сидеть! - В один голос рявкнули мы с Михалычем.
  - Вот как должен мужчина с женщиной! - Инга ткнула в нас пальцем. - И - никаких - соплей! Никакого - феминизма!
  Вошедший Ванечка со второй девушкой - в симпатичном, розовом комбинезончике, весело смеющиеся, попали под раздачу.
  Вошедшая в раж Инга, от всей души проехалась по любимой подруге и девушки едва не подрались...
  Пришлось брать еще бутылку водки - для примирения...
  Сказать честно...
  Лучше бы Инга и Лена - подрались...
  По крайней мере - полиция рядом и она бы - помогла... Наверное...
  Увы...
  "Голодный желудок" оказался не только у Инги.
  Ваня с Леной - тоже оказались голодными...
  - Вот жопа - то... - Вздохнул Михалыч, глядя как Ванечка, весь такой на "эмоциях", налив водки в стакан, предложил его - Марте...
  Не родилась еще та женщина, которая бы смогла отказать нетрезвому Ванечке!
  Выдохнув, Марта "махнула" стакан водки, как обычную воду!
  Занюхав протянутой корочкой черного хлеба и победоносно взглянув на молодых, Марта развернулась на каблуках и скрылась за дверью кухни.
  - Во! - Поднял вверх большой палец, Ваня и, глянув на Лену с Ингой, задал вопрос, за который, нам с Михалычем захотелось его убить. - А Вам, красавицы, так слабо?!
  Услышав этот вопрос, вздрогнули не только мы, но и полицейские!
  - А нам - слабо?! - Поинтересовалась у подруги Лена.
  - Наливай! - Решительно протянула пустой стакан Инга. - За - "не слабо"!
  Понимая, что от меня - толку ноль я, потихоньку, смылся.
  Оставалось еще одно дело.
  Дианка.
  Каменная деревенька в Пиренеях.
  С одной стороны - Испания, с другой - Франция!
  Красоты и красоты!
  Но, откуда здесь, столько немцев?!
  Разогретый алкоголем, вывалился из "жральни".
  Полицейские проводили меня недовольными взглядами, но, решили оставить в покое - не качаюсь, не матерюсь и за себя отвечаю, а большего им и в стенку не стучалось.
  Поеживаясь, все-таки минус двадцать, даже под "водочку" - минус двадцать, окинул взглядом вывески.
  Нашлась еще одна пивная и магазин, спортивный.
  Дальше по улочке, уходящей в гору, начинался жилой район без вывесок и пояснений.
  Все цивильно, размеренно и стабильно...
  Пробегавший мимо меня мальчонка, лет десяти - двенадцати, в ответ на мой вопрос, где тут ближайшее интернет - кафе, молча ткнул мне за спину и, рассмеявшись, побежал по своим делам.
  Вывеска с надписью "доступ в интернет", ограничивалась маленькой припиской - "2-й этаж".
  Пришлось вернуться в "жральню" и оглядеться в поисках лестницы.
  Найдя искомое, я засопел - лесенка явно рассчитывалась на ведение боя в сильно замкнутом пространстве, с превосходящими силами противника!
  У сильно пьяного человека, подняться по ней - ни единого шанса!
  Усмехаясь, поплелся вверх, считая ступени и витки.
  Три полных витка, сорок ступеней...
  Я замер на лестнице, восхищенно разинув рот - владелец интернет кафе, обладал весьма оригинальным вкусом: Четко разделенное на две части помещение - одна под стеклянной крышей и с панорамными окнами, выходящими на очень таки даже, живописные склоны гор и, вторая - с удобными креслами и кабинками, в светлых, пастельных тонах!
  Единственный хай-тек, допущенный в зал хозяином - светодиодная подсветка вдоль стен.
  Небольшая прозрачная стойка, за которой сидел молодой человек, одетый в темные брюки и белую рубашку, слава богам - без галстука! - увенчанная монитором диагональю дюймов в 19 и очень тихая музыка, судя по знакомым голосам - "Blackmore's Night", развалившийся пару лет назад...
  - Чем могу помочь? - Молодой человек оторвался от монитора и едва заметно, недовольно поморщился. - Туалет на первом этаже!
  - Спасибо... Сильно задолбали?! - Усмехнулся я, понимая парня. - Однако, мне просто нужен доступ к инету...
  - Простите. - Парень слегка смутился. - Компьютер или планшет?
  Я задумался.
  - Не волнуйтесь! - Принялся успокаивать меня парень. - У нас, все данные - конфиденциальны! Историю я могу очистить при вас, а планшет - очистится при перезагрузке!
  - Метлой, почистится?! - Рассмеялся я. - Давайте, компьютер. Винт на нем я сам форматну!
  Молодой человек побледнел.
  - Только служащий персонал нашего интернет кафе, имеет право... - Начал он, суетно привставая со своего места.
  - Тогда не надо нести ахинею... - Попросил я. - Если от меня пахнет алкоголем, это не значит, что я - пьян. Или - идиот! "Клуб контрол" стоит или "Клуб тотал"?
  - "Тотал"... - Пробормотал парень, выпучившись на меня, как на мессию.
  - Значит, все действия клиента заносятся в лог, включая IP, логины и пароли... - Кивнул я, вспоминая эту ущербную программу, силком навязываемую, для всех клубов под предлогом борьбы с терроризмом. - Редкостная, гадость... 8089 порт отрубили? Или так и продолжаете сливать полиции данные?
   - А-а-а-а... Э-э-э-э-э... Фрэнк! Фрэнк! Это по твою, душу! - Парень, за прозрачной стойкой, лихорадочно отгораживался от меня монитором. - Фрэнк! Выходи!
  Фрэнк... Вышел!
  Не был бы я знаком с Ванечкой - катился бы по лестнице, кубарем... А так - ничего - как говорили в годы моей юности: "Улыбнуло!"...
  - Что ты орешь? - Поинтересовался Фрэнк, очень мягким и спокойным голосом. - Нажал на кнопку и сказал. Орать - не надо...
  - Тут, по твоей части, пришли! - Тяжело вздохнув, ткнул в меня пальцем, парень. - Порты какие-то, данные слитые, логи и...
  - Понято. - Фрэнк обернулся ко мне и помахал рукой у себя перед носом, разгоняя мой перегар. - Пройдемте.
  - А можно я, просто выйду в интернет?! - Прищурился я. - А потом - пройдем?
  - Нет. - Покачал головой Фрэнк. - Сперва - пройдем!
  Дверь из которой вышел Фрэнк, задрапированная тяжелым вышитым одеялом, впустила нас в святая святых - серверную.
  - Садитесь! - Фрэнк придвинул мне стул и устроился за столом, заваленным инструментом и запчастями. - Рассказывайте, зачем вы Бернарда так испугали? И, что за порты?!
  Серверная, вмещавшая Фрэнка, стол и стойку со свитчами и единственным сервером, окрашенная в салатовый цвет и узким окном, спрятанным под решетку, мне понравилась.
  Да и Фрэнк, не смотря на свой двух метровый рост и плечи - косой саженью - тоже.
  Во всем его облике, кипел дух сисадмина!
  Не хватало бороды и пива, конечно...
  Но, растянутый свитер - имелся, как и вытертые до дыр, джинсы и длинные лохмы, собранные в конский хвост.
  - Классика... - Вырвалось у меня, когда я разглядел стоящий, точнее - лежащий, системный блок. - Сименс?! Только чего так винт орет? Никак, "макстор"...
  - Впечатляет! - Блеснул глазами Фрэнк. - Что еще?!
  - Вентиляторы мазать пора. На б\п, кондер, пощелкивает... - Прислушался я к таким родным и знакомым звукам. - И, блок питания, на "мамеде" - пищит... Не родной, видимо...
  - Кофе, будешь?! - Лицо Фрэнка озарилось улыбкой. - Фрэнк Лекатто!
  - Андрей Тобольский! - Представился я в ответ. - Кофе - буду!
  Обернувшись на своем стуле к стене, Фрэнк сдвинул скрытую панель, за которой обнаружилась кофеварка, сахарница и пара чашек.
  - Фрэнк... - Начал я, глядя как он наполняет чашки горячим напитком. - Мне и вправду - позвонить, надо...
  - Погоди! - Поднял вверх указательный палец, сисадмин. - Не суетись, под юзером!
  Аккуратно поставив чашечки на стол, он со вздохом, вытащил из ящика стола потертый планшет и протянул его мне.
  - Камера в нем не очень... - Вздохнул Фрэнк. - Зато - мой, личный. Говори, сколько влезет. А я, пойду, Берни успокою...
  Подхватив со стола свою чашку, Фрэнк вышел за дверь, оставив меня в гордом одиночестве.
  Держа в руках копию своего "Терминатора", я улыбался.
  "В жизни все повторяется дважды..."
  Открыв браузер, не стал париться с созданием почты или выходом на свои аккаунты.
  Вбил в поисковике "пользователь: "Dixi". Пол: женский. Фото. И нажал "Поиск".
  Через пару секунд, любовался фотографией моей рыжекудрой красавицы, растиражированной, десятком сайтов.
  Перешел по первому попавшемуся варианту и замер - планшет слегка завибрировал, сообщая о вызове.
  С развернувшегося окна видеочата на меня уставилась Дианка.
  - Привет, Рыжая! - Улыбнулся я.
  
  
  ***
  
  - Кажелецкая! Ты что опять натворила?! - Возмутился я, разглядывая новенький моноблок, появившийся на рабочем столе моего доброго друга. - Опять, ноут, уронила?!
  - Фи, Тобольский, как тебе не стыдно! - Ксения повертела рукой в воздухе. - Заменили!
  Откинув длинный волос за спину, Ксения довольно покрутилась в своем кресле.
  Кабинет Кажелецкой достался удобный - до всего - в равной мере!
  Стандартная офисная мебель, светлых оттенков, расставленная Ксюшей в какой-то фантастичной манере, превратила стандартный - же кабинет в очень уютный и милый.
  У меня так не получается, хоть ты все выкидывай!
  - Мои поздравления, Ксения Антоновна! - Я устроился в кресле напротив. - Как железка, работает?
  - Сетка отваливается... - Пожаловалась Ксения печально. - И, вай-фай - не ловится!
  - Ну... "Вафля" здесь и не должна ловится... - Пожал я плечами и полез в карманы жилета - разгрузки, набитые коннекторами, обжимками и прочей сетевой лабудой.
  На неудачу Ксении, ее "заселили" в здание, где сетку ставили немцы.
  Педантично следуя полученной схеме, трудолюбивые работники сделали все... Чтобы сеть - не работала...
  Не их вина, что на рисунке - две петли!
  Не их вина, что в туалетах - Wi - Fi и сетевые розетки!
  Не их вина, что длина от сервера до двух последних шкафов - больше 120 метров... А два других шкафа - запитаны в послед!
  Не их вина, что вот уже три дня, Лепажный, послав меня на исправление сети и забрав остальных - занялся электричеством...
  Всё выполнено по схеме - не подкопаешься...
  Пока качал головой, выдернул коннектор из сетевушки и привычно воткнул в кабель-тестер.
  - Что, опять - сетка?! - Хитро прищурилась Ксения. - Ну, извини - провода ты сам, обжимал!
  Довольная улыбка Ксении и сияющие глаза, о многом мне говорили...
  Провод оказался обжат правильно - тестер подтвердил.
  Пришлось сгонять Ксюшу с ее теплого кресла и лезть в систему, установленную на моноблок.
  Система оказалась настроена - идеально!
  Ну а раз нет косяка за клиентом, самое время лезть к серверу!
  Тем более, у меня давно чесались руки, влезть в "душу" совершенно "белого" сервера от "HP" и поковыряться в нем, всласть!
  Пообещав Кажелецкой, что через пару часов, инет будет работать и распихав свое добро по карманам, выбрался из ее кабинета.
  - Ящерр! Там оборудование привезли! Ищут главного! - Пискнула рация голосом Ванечки.
  - Ваня! - Привычно рыкнул я. - Главный у нас - Бригадир! А я...
  - А он, к Тебе и послал! - "Гыгыкнул" Мишин, довольно. - Встречай, гостей!
  Гости и вправду нарисовались - плотно запакованные в униформу работяги, в сопровождении "костюмчика".
  - Добрый день! - Поприветствовал я, делегацию. - Чем могу помочь?
  - Компания "Бохэм инк.", Гаральд Валлё. - Представился "костюм", протягивая мне бумажки. - Оборудование, согласно, заказа...
  - Погодите! - Поднял я руку, останавливая словесный поток сопровождающего и забирая из его рук список. - Мне не сообщали...
  Открыв первую страницу приложения, со списком оборудования, замер в ступоре, пытаясь понять - что именно нам привезли.
  Длинный, на четыре страницы, список, отношения к компьютерам имел весьма отдаленное. Очень, отдаленное...
  - Боюсь, господин Валлё, с этим списком Вы обратились не по адресу! - Улыбнулся я, дочитывая список. - Данное оборудование...
  "ShCK-2318 - 21шт. Z-E-D\h1b1 - 7 шт. Кресло FL-Df\12 - 21 шт." - Последними в списке, шли очень знакомые мне, инструменты...
  Чувствуя, как стремительно бледнею от ярости, глубоко вздохнул: - Не уверен, что это оборудование, положено принимать мне... Это же не компьютерное?
  - Нет. Медицинское! - Валлё покачал головой.
  - В таком случае - первый корпус. - Отмазался я. - Всего доброго!
  Валлё, в окружении рабочих, громко засопел.
  - Что-то не так?! - "Удивился" я.
  - Покажите мне, где этот проклятый первый корпус! - Взмолился сопровождающий, вытирая пот.
  - Пойдемте... - Решил я. - Провожу...
  - Так что за оборудование, господин Валлё? - Заинтересовался я, войдя в лифт. - Или - секрет?
  "Костюм", видя мой неподдельный интерес, оттаял.
  - Превосходное, самое новейшее - оборудование! - Разоткровенничался он, застегивая куртку. - Как вы знаете, фирма "Бохем..."
  - Не знаю! - С улыбкой перебил я его, махая руками. - Я - компьютерщик! И, от медицины, стараюсь держаться как можно дальше!
  - Наше оборудование, - Гаральд рассмеялся вместе со мной. - Это оборудование, предназначенное для полного цикла работ, с ... Телесными жидкостями...
  - С анализами?! - Сделал я, "большие глаза".
  - Не только! - Валлё почесал ухо. - Очистка крови, допинг контроль...
  Пока Гаральд зачесывал мне о возможностях своего оборудования, я силился не сжать его тщедушную шейку в борцовский захват...
  Знал я, что это за оборудование.
  21 кресло, в котором экзоты сдают кровь.
  7 штук - криокамер...
  И, 21 штука... Двадцать одна штука - станки, для проведения операций...
  Лаба, в которой мы "порезвились", была оснащена, куда меньшим количеством, уникального оборудования...
  - А еще, наше оборудование закупает лаборатория самого Тагавы! - Валлё продолжал рекламировать оборудование, не понимая, что жив...
  - Это первый корпус! - Улыбнулся через силу, я. - Хорошего дня!
  Свежий, морозный воздух...
  Холодный воздух...
  - Сидерман! - Поднес я к губам рацию. - Все оборудование - обнюхать и сфотать! Штрих коды и бар коды...
  - Уже делаю... - Обрадовал меня Изя. - Представляешь - никакой охраны!
  - Делай, живее! - Грубо поторопил нашего местного шпиона, я. - Пожалуйста!
  - Дубликатов много! - Вздохнул Саша. - Не торопи меня, Ящерр...
  - Спасибо! - Я медленно поплелся обратно.
  База "Ридж", воняла все сильнее и сильнее.
  Впрочем, для простого смертного, все нормально...
  Вот только... Почему у меня складывается ощущение, что вся моя бригада - отнюдь не простые, смертные?!
  Уж больно быстро все сработались...
  Паранойя цвела и быстро набирала обороты.
  Вернувшись в "немецкий" корпус, спустился в подвал и полез в серверную.
  Бригада столпилась у дверей серверной, почесывая затылки.
  - ... Всех! - Застал я окончание речи, бригадира. - Живо, ищите!
  Бригада мгновенно "рассосалась" по подвалу, подсвечивая себе фонариками по полу.
  - Что потеряли? - Поинтересовался я у Михалыча.
  - Совесть... - Буркнул бригадир. - Ключи, от серверной!
  - Ну... - Протянул я довольно. - У меня дубликат, есть...
  - У меня - тоже! - Признался Лепажный. - А они - пусть ищут!
  Когда народ затерялся в безднах подвала, Лепажный достал ключи и открыл дверь серверной.
  От привычных мне, по моему опыту, серверных, эта отличалась в лучшую сторону.
  Для начала - климат-контроль! Плюс 18 градусов! Не больше и не меньше! Дополнительное и резервное питание - раздельные! Отдельный электрощиток, исключительно для сервера и оборудования!
  И, как финал, этакий "куп де гра" - размер серверной... 36 квадратных метров!
  Отдельный столик для электрика и для программиста!
  Эх...
  Лепажный начал возится у щитка, ругаясь вполголоса.
  - Ты чего, Михалыч?! - Не выдержал я, перезагружая зависший НР. - Что опять, не по твоему?!
  Сервер лежал глобально.
  Лепажный, в ответ на мои слова, стал материться еще громче.
  Комп попытался стартовать и снова - лег!
  Лепажный, в сердцах, высказал всё, что думает о щитке, электрике, который его расключал и электричестве, которое произвольно пропадает!
  - Всё! - Рявкнул Лепажный. - Андрей, иди сюда! Помощь нужна!
  Выключив сервак из розетки, подошел к бригадиру.
  - Держи сюда! - Приказал бугор, протягивая отвертку и показывая едва заметное утолщение. - Дави!
  Я надавил.
  - Сильнее! - Потребовал Михалыч. - Не девку, давишь!
  Хрюкнув, нажал на бугорок - утолщение, сильнее.
  Внутри щитка что-то щелкнуло и появилась головка винта, под крестовую отвертку.
  - Откручивай! - Лепажный, уже крутил что-то со своей стороны.
  Ткнув отверткой, принялся откручивать винт.
  Через минуту, потайная панель электрического щитка, повисла на шарнирах, открывая целый ряд, неведомых мне, разъемов.
  Впрочем, среди неведомых, затесался и обычный USB...
  Разглядывая тайник, я восхищенно качал головой.
  - Михалыч! - Тихонько позвал я. - Это что, вообще, такое?!
  - Диагностическая панель... - Вздохнул старый электрик. - Видишь, гнезда - на все случаи жизни...
  - Жесть... - Улыбнулся я. - А усб, нафига?!
  - Ставится счетчик, беспроводной... - Пояснил Михалыч, качая головой. - Или, можно вообще все на комп завести... Не помню, точно... Вот, уроды...
  Лепажный разочарованно ткнул отверткой в разъем, подтягивая его.
  - Можешь, включать комп! - Обрадовал меня бригадир. - Теперь, будет работать, как часы!
  "Хьюллет", пискнув спикером, завелся.
  Задумался, инициализируя навешанное оборудование и загрузился.
  - У RTL - комплексов, вечно контакты надо дотягивать... - Пояснил Михалыч, поймав мой удивленный взгляд. - Хорошие они, надежные и практичные - когда слабости знаешь...
  Пробежавшись по настройкам сервака, покачал головой - система работала, как те самые, часы.
  Бригадир, видя, что я закопался в настройки, покачал головой и вышел, оставив меня одного.
  Отбив айпишник Ксении, отправил ей сервисное сообщение - сервер, вылизанный специалистами высочайшего уровня, позволял делать с клиентскими машинами, что угодно!
  Пока Ксения Антоновна серфила в инете, проверяя скорость, я занялся любимым делом - начал рыться в локалке, в поисках расшаренных компов.
  Не нашел, к сожалению...
  Закрыв серверную, поднялся в кабинет к Ксении.
  - Все работает! - Обрадовала меня Кажелецкая. - Летает!
  Рассмеявшись в ответ, я махнул рукой и поплелся дальше по своим делам.
  Точки в туалетах, понаставленные немецкой бригадой в соответствии со схемой, демонтировать не стал - скрутив кабель канал, снял розетки и спрятал провода под облицовку фальшпотолка. Wi-Fi, перетянул, по уму.
  Сегодняшний день, не потрать я его на Ксению Антоновну, стал бы последним, в этом корпусе.
  Лепажный, тоже обещал закончить - сегодня.
  Облом-с...
  "Хочешь рассмешить Бога - расскажи ему о своих планах..."
  - Ящерр! - Саша нашел меня сидящим на подоконнике в коридоре третьего этажа. - Тебе надо посмотреть...
  Протянув мне свой смарт, Сизитов тяжело вздохнул.
  Вздыхать было от чего...
  На фото, сделанных Сашей в чьем-то кабинете, я разглядел документы, украшенные ярко-красной печатью "Только для внутреннего пользования"...
  "Укомплектовать штат базы сотрудниками прошедшими тестирование. Особое внимание уделить сотрудникам, чьи результаты дали положительный результат на тест "В-Т"... Предположительно, штат сотрудников, с положительным результатом, должен значительно ..."
  Читать с экрана смартфона, английский текст - адское занятие...
  - Ну, что там?! - Саша шмыгнул носом.
  - Заскочи в корпус, распечатай, пожалуйста! - Попросил я, возвращая смартфон владельцу. - Ни фига не понятно!
  Саша, понятливо кивнув, испарился.
  Зато ему на смену появился МэдВед и хмуро опустил свою пятую точку, на подоконник.
  - Ящерр... - Мишин серьезно уставился на меня. - Бригадир сказал, что отпроситься можно у Тебя.
  - Здорово живешь! - Опешил я. - С чего такая привилегия?!
  МэдВед пожал плечами.
  - Всё сделал?! - Поинтересовался я. - Если да... Свободен!
  Ванечку сдуло ветром.
  И, я даже знал, куда этот ветер дует!
  Вон к тем двум красавицам, у ворот базы!
  Пока я любовался, как наш "Двухметровое Безобразие", кружит обеих лыжниц, зажав их подмышками, наш "Джеймс Бонд", уже распечатал снимки и принес мне.
  "Провести тестирование по методу "В-Т", в течение 14 дней. Произвести первичную сортировку персонала согласно полученных результатов. Передать список положительно протестированных, для перевода в лабораторное отделение BST, для начала проведения работ. Выпуск первого..."
  Строчки поплыли у меня перед глазами...
  Вот и стало понятно, что же именно за база "Ридж" - на самом деле...
  Ну, не может Европа оставаться в стороне, когда кто-то начинает производство уникальных вакцин и препаратов!
  В пику моей стране - чтобы сбить цены или не зависеть от поставок?! - была создана база "Ридж"...
  Согласно документов, через 11 дней, разделочные цеха, должны дать первую продукцию...
  - А оборудование - уже привезли... - Вырвалось у меня.
  - Ты о чем?! - Саша уставился на меня. - Что-то не так?!
  - Ты, сам-то, читал, что сфотал? - Прищурился я.
  Саша покачал головой.
  Я, продолжал читать документы и наткнулся на весьма интересный лист, озаглавленный ни много ни мало - "Список сотрудников, предрасположенных к положительному результату теста "В-Т"."
  Одиннадцатой в списке, значилась - Кажелецкая Ксения Антоновна!
  И, в дополнительном списке, отмечена вся наша бригада!
  - Саша... - Вздохнул я. - Все фото - на мой ноут. Живо!
  От моего шипяще свистящего "живо", Сизитов вздрогнул, кивнул головой и испарился, в очередной раз.
  За документы, что я держал в руках, BST убьёт не задумываясь!
  Это у нас, в "каганате", все слегка присыпается пылью - не блестит, в глаза не бросается и - ладно...
  Трижды права была Дианка...
  Никому из простых смертных и дела не будет до того, сколько экзотов пропадет в соседнем государстве! Особенно, если этому самому государству, за них уже заплатили!
  Привычно грызя ногти, я уставился в окно, прокручивая в голове наш с Дианкой разговор.
  - ... Нет. - Диана тряхнула головой и прикусила ноготь мизинца. - Так не получится! Ну, выйдешь ты, с этими данными и, что?! Думаешь, кто-то хоть пальцем шевельнет?! Да наплевать всем, на экзотов! Общественное мнение уже сложили - не в Вашу пользу! Да, как Ксорер, ты привлечешь внимание. На две минуты! Кто-то - МОЖЕТ БЫТЬ! - посмотрит, покачает головой. Остальные - закроют окно и пойдут дальше! Тем более - переданные мной данные - утеряны! Я сама - едва унесла ноги!
  Моя рыжая прелесть говорила не хорошие, злые вещи...
  Но я с ней был согласен - окружающему миру, на проблемы экзотов - насрать...
  "Есть лекарство"- Единственное, что интересует больного человека.
  А здорового и это не интересует...
  И того и другого, совершенно не касается, откуда это самое лекарство, берется...
  - А если - заставить?! - Поинтересовался я, любуясь Дианой Великолепной. - Принудительно!
  - Намекаешь, на дырки "мелкомягких"? - Диана задумалась. - Вариант... Хотя... Может, лучше браузеры, по уязвимостям, стукнуть?! Есть у меня, вариантик... Помнишь, "Торквемаду"? Могу, им...
  "Торквемада" - вирус, так и недописанный автором-создателем. Не знаю почему, но... Так и остался "Торквемада Всемилостивый" - огрызком, заточенным исключительно для поиска уязвимостей в браузерах всех мастей.
  - Диана! - Притормозил я, своё творение. - Как насчет данных? Винт то - у меня!
  - Не вопрос! - Диана улыбнулась. - Неужели не сможешь его к выделенке, цепануть?! Не поверю! А, я, его - найду!
  - Андрей! - Окликнул меня Лепажный. - О чем, задумался?
  - О том, что бригаде надо срочно возвращаться домой. - Вздохнул я и протянул бумаги, бригадиру. - Еще вчера...
  Михалыч, достал очки и углубился в чтение.
  Наблюдая за бригадиром, я поймал себя на мысли, что стоящий напротив меня человек - далеко не так прост, как хочет казаться.
  - Хм... - Лепажный снял очки и прикусил дужку. - Тест В-Т, это - тест Волчика-Тагавы, однозначно... А мы, значит, возможные экзоты... И впрямь, пора рвать когти... Спасибо...
  - Изе спасибо скажешь... - Криво усмехнулся я.
  - Ухи я ему поотрываю! - Пообещал Лепажный, возвращая мне бумаги. - Сперва - левое, а следом - правое!
  - Меньше двух недель... - Напомнил я.
  - Завтра, закрою наряд... - Лепажный тяжело вздохнул. - По договору, расчет в течение трех дней. Возьмем выходной и свалим, ко всем чертям! Главное - до консула добраться...
  - Четыре дня... - Задумался я. - А, что... Хватит!
  - Ты о чем?! - Лепажный посмотрел на меня и стал тихонько пятиться назад. - Андрей... Андрей... Ты... Ты... Тихо... Тихо...
  - Михалыч... - Я широко улыбнулся. - Собирай, бригаду... Сходим, вечерком, на лыжах?!
  Лепажный помотал головой, отгоняя наваждение.
  - Поговорим, заодно! - Подмигнул я и потопал к лестнице.
  Надо, Кажелецкую, приглашать...
  Теперь это и ее - касается!
  - Тобольский! Что-то ты зачастил?! - Подозрительно уставилась на меня, Ксения.
  - Кажелецкая! Мы, вечером, на лыжах собрались... - Начал я, осторожно подбирая слова. - Пошли, с нами! Дело есть!
  - Нет... - Ксеня тяжело вздохнула. - Сегодня - не получится... С работой...
  - Кажелецкая... - Вздохнул я тяжело. - Убери работу, в ящик... Пока в ящик не убрали Тебя! Не сбежит, она...
  Ксения, мгновенно вспыхнула и ощетинилась в ответ:
  - Тобольский! Я понимаю, что...
  - Ксения Антоновна... - Укоризненно покачал я головой. - Ты, пока, ничего не понимаешь... Собирайся... Пожалуйста... Это... Очень важно...
  На лыжную прогулку, Ксения не пришла...
  Зато бригада, за исключением свинтившего в деревню, к девочкам, МэдВеда, очень внимательно выслушала бригадира.
  Ни обсуждений... Ни писка...
  Десять, мгновенно повзрослевших парней, молча смотрели друг на друга и на нас, с Михалычем.
  - Моё предложение: получаем расчет и уносим ноги! - Лепажный с удобством устроился на стволе поваленной сосны. - Не знаю, как кто... Но... Весь мой опыт кричит о том, что становится очень... Горячо... Тобольский... Ты, как?
  - Будь моя воля - уже бы вниз катился... - Ухмыльнулся я. - Делать мне на этой базе - нечего...
  Делать мне и вправду было нечего - винт, я успел пристроить на один из серверов, в административном корпусе. А, других дел у меня и не было...
  Хорошо быть "ТП"! Никому нет никакого дела, до того, что именно ты делаешь! Если все работает - можешь хоть спать в серверной! И, никто не спросит, почему этот сервер - несет три диска, а не два... Ведь на работе это никак не сказывается...
  - Во-о-о-от... - Протянул Лепажный. - Контракт, у нас - одноразовый, так что проблем - не будет. Завтра я его закрою и... Гори она, эта база, синим пое...
  Лепажный закашлялся, маскируя мат.
  Бригада, переглянувшись, заулыбалась.
  - Бригадир... - Трофимыч задумчиво прищурился. - Надо будет... Кого-то вперед, отправить...
  - Нет... - Вздохнул я. - Надо сразу, всей толпой... Как на прошлые выходные... Иначе подозрительно будет...
  - А, как мы из деревушки... Дальше?! - Поинтересовался Цапрун. - Машина, нужна... Лучше - две...
  - Будет, машина... - Легкомысленно пообещал я, надеясь на Дианку.
  - Нельзя так, наобум... - Ковальский почесал нос. - План, нужен...
  - Вот и думайте! - Озадачил всех Лепажный. - Только... Любой план живет до первого выстрела...
  Бригада замерла, обдумывая услышанное.
  Быстрые горные сумерки, дрожащие звезды...
  Одиннадцать рыл, замерших в полной тишине...
  Чем не картина?!
  Я рассматривал лица молодых парней и улыбающегося Лепажного...
  Интересно, долго ли я проживу, если скажу сейчас, что все происходящее - по моей вине?
  По моей вине, бригаду взяли в оборот...
  По моей вине, Ксения - в списке возможных экзотов...
  Это - "Ноль", во всей его красе...
  Люди исполняют Мои желания...
  Главное, очень сильно захотеть.
  Белый, ослепительно белый, искрящийся снег, в одно мгновение растерял весь свой блеск, стоило солнцу спрятаться за острыми пиками вершин. Темная хвоя елей и черные полосы нашей лыжни, пятнающей аккуратную поляну.
  Кто мог подумать, что Ксения Кажелецкая окажется "Ксенией - из - Джипа"?!
  Ведь я от чистого сердца пожелал ей всего самого наилучшего!
  И, если "самое наилучшее" - база "Ридж", то... Боюсь даже представить, что ждет Танечку!
  Желание "Ноля", исполняются в полном объеме...
  Значит, даже если сейчас нам не удастся придумать никакого плана, то всё равно, будет, по-моему!
  Бригада - смоется, прихватив Кажелецкую - есть у меня идейка, как исправить свои слова...
  - Тобольский, вернись. - Попросил Михалыч. - Или, решил здесь ночевать?
  - Еду, я, еду... - Сняв перчатку, зачерпнул чистого снега и отправил его в рот. - Хорошо-то как!
  - Всякую гадость в рот тянешь! - Поморщился Лепажный. - Простынешь!
  Возвращаясь на базу, в полной темноте, бригада лишь хмуро сопела и кряхтела.
  "Бывшие курильщики" с удовольствием вырвались вперед, демонстрируя своё преимущество, перед курящими.
  Курильщики, вертели носами и, пыхтя и отдуваясь, старались нагнать вырвавшихся вперед.
  Блин, чуть больше месяца назад, я был бы в числе вторых - сопящих и пыхтящих!
  Недели две назад - в числе первых...
  А теперь...
  Теперь я снова сам по себе.
  - Хорошие лыжи... - Лепажный сошел с лыжни и ждал меня. - Легкие и удобные...
  Я замер, ожидая продолжения.
  - Тобольский... - Михалыч вздохнул, понимая, что вопросов от меня не дождется. - Андрей, чего молчишь?
  - А чего, воздух сотрясать... - Пожал я плечами. - Все обсудили. Завтра я созвонюсь, закажу машины...
  - И, привлечешь к нам внимание?! - Лепажный замер.
  - Только к себе. - Криво улыбнулся я. - У меня еще дела... Тут...
  - Потом расскажешь? - Бригадир развернулся и покатил вперед, тая в темноте.
  "Ага! Держи карман шире!" - Усмехнулся я про себя.
  Вот, совсем незачем знать, кому бы то ни было, что именно я задумал.
  А бригадиру - тем более!
  Да, я - неправильный!
  Но, что-то говорит мне, что все наши планы - "Филькина грамота".
  От Судьбы, сколько не бегай - не сбежишь!
  А я, бегаю уже месяц!
  Надоело!
  Пора и честь знать.
  Отряхнув на крыльце снег и составив лыжи у стены, гурьбой завалились в дом.
  Бригада, молчаливо сосредоточенная, разбрелась по своим комнатам, оставив нас с Михалычем тет-а-тет, на нашей маленькой кухоньке.
  - Тобольский. Что задумал? - Лепажный налил кофе в мою веселую кружку с Микки Маусом, Плуто и Дональдом, и придвинул ко мне. - Давай, выкладывай...
  - Думаю я, бригадир... - Начал я с ехидной улыбкой. - Что придется завтра по полной программе, выложиться. Схемы я приготовил, маркировки, слава богам, на хвосты набиты...
  - Ящерр! - Рыкнул Лепажный и осекся, когда наш доморощенный Бонд, появился на кухне и демонстративно приложив палец к губам указал на плафон люстры. - Понятно... Ладно. Я - спать. И, все - спать!
  Недовольно передернув плечами, Лепажный вышел с кухни, оставив дверь открытой.
  Потягивая мерзкий растворимый, да еще и декофеинизированный, кофе вопросительно посмотрел на Сашу.
  - Ящерр... - Сизитов пристально уставился на меня. - Кто ты?
  Не дождавшись ответа, Саша вышел, плотно закрыв за собой дверь.
  Вот, что сказать этим людям?
  "Простите, я - экзот?!"
  Плевать они хотели на мое "простите"!
  Только неясная, призрачная угроза, не заставит сделать их ноги!
  - Димочка! - Рявкнул я, от всей души.
  Судя по грохоту в соседней комнате, кто-то вылетел с кровати, но Димочка нарисовался в течение двух минут и замер, разглядывая меня таким офигевшим взглядом, что я поневоле вспомнил слова "Ворона"...
  - Значит так, Дмитрий Константинович! - Я угрозой посмотрел на Кострова. - Сейчас, идешь к Ксении и во всем ей признаешься! Бегом!
  Димочка открыл рот, пытаясь возразить, но поймав мой взгляд, технично исчез в прихожей, натягивая куртку и обувь.
  "Прости, Димочка..." - Вздохнул я про себя. - "Но другого варианта, вытащить упрямую Ксению Антоновну - нет. Да и ты - "не вариант", прав Михалыч."
  Мерзкий кофе.
  Не дано мне, по жизни, беззастенчиво пользоваться чужими жизнями, играя в кукловода.
  Противно и гадко.
  Только варианта, другого, нет.
  Вру.
  Есть.
  Рассказать Ксении о случившемся с нею.
  И о том, что из-за моего "широкого жеста", в ее крови бурлит такое количество "ТВ", что ставит на одну ступень с экзотами первого месяца... До первого "куража"!
  Вот такая вот... "Медвежья услуга"...
  Лампочка - "экономичка", над моей головой, мигнула и бесславно приказала долго жить, оставляя меня в темноте.
  Сколько раз уже было такое?
  Нет, это не моё желание и, тем более - не всяческие, "энергетики-шменергетики"... Просто, лампочки иногда перегорают.
  Как, очень скоро, перегорю и я...
  Димочка вернулся через два с половиной часа, с горящими глазами и широченной улыбкой.
  Ох, чую я, что из двух часов отсутствия, первый час он набирался сил и храбрости. Последний час - бродил вокруг базы, любуясь звездами и сочиняя стихи!
  Завидую я, романтикам...
  Ввалившись на кухню, Димочка, ринулся к чайнику и жадно принялся хлюпать воду из носика.
  - Ну... - Прошипел я и Димочка, выронив от неожиданности пластиковую подделку под "Тефаль", закашлялся.
  - Ящерр... - Костров шмыгнул носом. - Ты, чего, в темноте?!
  - Зубы мне не заговаривай! - Слегка усмехнулся я, забывая, что видеть в темноте - это моё, врожденное умение и на "нормальных" не распространяется. - Все сказал?
  - Всё... - Выдохнул Димочка.
  - Ну и славно! - Встал я из-за стола. - Лампочку, новую - вкручивай и спать - ложись!
  Оставив Димочку в ступоре, я вышел с кухни и плюхнувшись на кровать в своей комнате, закусил уголок подушки, чтобы не разбудить соседей диким хохотом.
  Уж больно забавно выглядел Димочка, услышав мои слова.
  Вот, зуб на выбой даю - Димочка приготовился либо рассказывать, как все прошло, либо - отшить меня, мол, не моё дело!
  Врешь, Димочка - моё...
  Знаю, что сегодня я испортил жизнь двум хорошим людям...
  Зато, в живых останутся!
  А Лепажный - прав.
  Не пара они...
  По крайней мере, будь у меня сестра - такого парня я бы ей, не пожелал!
  Валяясь на кровати, я прикидывал возможные варианты и пути. Все получалось очень легко и изящно. Логично и просто...
  Не люблю, когда просто, логично, легко и изящно. Значит, что-то я прошляпил!
  Мысль, что я снова о чем-то забыл, заставила меня оторвать свою задницу от теплой кроватки, одеться и выйти на улицу...
  Замершая фигурка, в беседке напротив нашего корпуса. Замерзшая и нахохлившаяся девичья фигурка...
  - Тобольский... - Кажелецкая хлюпнула носом. - Скотина, ты, Тобольский...
  - Ксеня... Ты даже не знаешь, какая именно, я скотина! - Честно признался я, расстегивая куртку и укутывая в нее шмыгающую носом, девушку. - Прости, когда сможешь...
  - Почему, сразу не сказал... - На глазах девушки блеснули слезы. - Неужели, так сложно не разводить "секретики", а просто сказать?!
  - Ох, Кажелецкая... А ты бы - поверила?! Поверила, в романтика, молча сохнущего по тебе?! Или, в то, что я, горжусь тем, что я - Твой друг?! - Я криво усмехнулся. - Без попытки, оказаться в твоей постели? Не смотря на все мои шутки и подначки?!
  - Тобольский, Тобольский... - Ксения покачала головой. - Дурак ты, Тобольский!
  Сняв мою куртку, Кажелецкая вытерла блеснувшие слезы и неестественно выпрямившись, развернулась и потопала в сторону своего корпуса.
  "Не дурак, Ксения Антоновна. Кукловод..."
  Проводив взглядом фигурку девушки, достал из кармана смарт и включил его.
  Сим-карта, любезно купленная для меня гигантом Фрэнком, нащупала родную соту и на экран упало одно - единственное сообщение: "Очень скучаю".
  И аккуратный смайлик-поцелуй.
  Моя Дианка, как всегда, верх лаконичности и деловитости.
  "Нужны машины - хотим устроить пикник!" - Написал я в ответе и отослал смс.
  "Фрэнк предоставит".
  "Обиделась?"
  "Работаю".
  "Спокойной Ночи!"
  "И Тебя - туда же!"
  "Да уж, Ящерр... Не любят тебя, сегодня, девушки!" - Хихикнул я про себя, нарвавшись на односложно отвечающую Диану. - "Не твой день, пережиток... Судьба..."
  Удалив все сообщения, собрался выключить мобилу, но... Выплыло еще одно сообщение: "Сладких Снов!"
  На душе потеплело.
  Не один Димочка - романтик!
  Только - тс-с-с-с!
  Это - Моя тайна!
  
  ***
  
  "Если что-то может пойти не так - именно так и пойдет!" - Хмуро подумал я, провожая взглядом выезжающую с территории базы бригаду, с удобствами устроившуюся в теплом салоне "народного автомобиля".
  В очередной раз, "Судьба-индейка", прокурлыкала мне своим мерзким клювом и оставила после себя кучку дурно пахнущего помета.
  А мне - разгребать!
  И вот, вместо того, чтобы ехать со всеми вместе, я и еще четверо вновь прибывших системных Админа фирмы BST, дружно матерясь и костеря на чем свет стоит все вместе взятое, поднимаем "упавшие серваки". Целых два штуки. Один в административном здании, а второй - у "Итальянцев"...
  И, если с "административкой", я вполне себе мог представить, что же именно случилось, то вот с "итальянцем", кроме искренней веры в нечистую силу, сглаз, порчу и венец "бессетия", мне противопоставить было нечего.
  Моим коллегам, как выяснилось - тоже.
  Пичалько. Полное Пичалько...
  - ... Не грузится! - Остап Каминский, глава IT отдела, привычно вытащил пачку сигарет, чертыхнулся и выпустив клуб синего дыма, прислонился к стене. - Будем думать логически...
  - Не надо! - Передернул плечами, его первый помощник и вечный противник во всем - Анри Водоли. - Надумались, хватит... И, бросил бы ты, курить, Босс!
  - Не нуди... - Остап с наслаждением затянулся. - Давно ли сам, смолил одну за одной?!
  Как я понял, эта их пикировка, была уже привычной и внимания на нее никто не обращал. Слова текли только ради того, чтобы "перезагрузиться".
  - Может, клавиатуру с мышкой, поменять?! - Осторожно предложила девушка - Админ, с лицом чуть красивее конского. И с конским хвостом, до пояса, красивых черных волос.
  - Может, еще и розетки, поменять?! - Оскалился Анри. - Или, кабели питания?!
  - Подмышатники... - Вздохнул Анри. - А ты, чего молчишь?!
  - Вы, уважаемые, Админаторы, как хотите, а я... Ничего не понимаю. - Признался я. - Сервак работал! Повис и больше на лыжи не встал. Весь мой опыт, вопит о битом винте или говенных обновлениях. Ну... Еще БИОС...
  - Так он и в БИОС - не лезет... - Девушка тяжело вздохнула. - Придется, по гарантии...
  - На 45 дней без сервака?! Ополоумела?! - Взвился Остап, роняя сигарету. - Герда Ольшанец, Вы вообще... Слабо соображаете?!
  Эти двое красавцев, вели себя по отношению к девушке, как два избалованных "золотых ребенка", по отношению к прислуге.
  На мой взгляд - совершенно зря.
  Герда - не красавица - однозначно. Но умница - бесспорно.
  Как всегда, "закон компенсации", в своей явной простоте - налицо!
  - Андрэ, Твои предложения?! - Анри передернуло, от необходимости обратится ко мне, вот так, на виду у их "девочки для битья".
  Остап замер, ожидая моего слова.
  Не нравились они мне оба, что высокий и широкоплечий Остап, затянутый в дорогой костюм и с золотыми "картье" на руке, что его ПП, Анри, маскирующийся под простого смертного, но с платиновой печаткой и "Паркером", торчащим из нагрудного кармана полувоенного камуфляжа. Точнее - не военного ни разу - камуфляжа.
  Герда, по сравнению с ними, верх простоты и демократичности...
  Хотя, есть в ней нечто... Завораживающее...
  - Ау. - Толкнула меня взглядом, Герда. - Варианты, появились?!
  - Скинуть БИОС - внагляк. - Прищурился я. - Раскрутить сервак, выдернуть батарейку и закоротить монеткой, к чертям!
  - Это - Интел! - Пафосно сморщил нос, Анри. - Не получится!
  - Выдернуть мать и положить на фольгу. - Начал перебирать варианты, я.
  - И, потерять гарантию?! - Остап достал новую сигарету. - Нет уж. Лучше - 45 дней...
  - Корпус - не опечатан! - В один голос заявили мы с Гердой и обменявшись взглядами, улыбнулись друг другу.
  Мне определенно стала нравиться эта высокая, на голову выше меня, брюнетка - датчанка. Определенно!
  Дождавшись одобрительного кивка от нашего руководства, мы с Гердой, вернулись в подвал, оставив их на улице - спорить.
  - Уроды! - Не выдержала Герда, когда я выдернул сервак и открутил боковую стенку. - В случае чего, всё повесят на нас...
  - Да, пусть их... - Отмахнулся я и принялся с хрустом вырывать провода из материнки. - Найди мне, пожалуйста, монетку...
  Закоротив контакты, принялся рассматривать потроха сервера.
  Все аккуратно, удобно и продумано - особенно - 11 вентиляторов, дующих во все стороны!
  Модули памяти, нашлепки северного и южного мостов - все украшено вентиляторами.
  - Так вот, какой ты - ховеркрафт, без резиновой юбки... - Хохотнул я, освобождая место Герде.
  - Да-а-а-а... Сервачок-то... Сертифицированный! - Ткнула Герда в едва заметный шильдик, на материнской плате, не замеченный мною. - Так-то...
  Вернув провода на родину, запустил сервер.
  "Нет клавиатуры"! - Обрадовала меня надпись на экране.
  - Я же сказал - БИОС! - Самодовольно заявил я, отрубая питание и навешивая остальное, отключенное ранее, оборудование. Все беды - от БИОС-а и тех, кто к нему лезет...
  Следующий запуск, доказал, что "открытий чудных", мне предстоит познать чертовски много...
  Загружаться, "шайтан арба", не пожелала.
  Следующие минут пятнадцать, мы с Гердой, меняли блоки питания, отрубали винты и... Ничего!
  Сервер - только вращал крыльями куллеров и вырубался, посылая нас в пешее эротическое путешествие.
  Начальство, так и не вернувшееся с перекура, поминалось нами на все лады - и сквозь зубы, сперва и - во весь голос - чуть апосля. А, апослее, когда я все же, уже от безысходности, сходил к кладовщику и выбил у него долбанную новую клавиатуру, с отметкой "сертифицировано "МелкоМягкими" и этот... Нехороший ящик, радостно стартовал... Нашему с Гердой, потоку матов, мог бы позавидовать и "Большой загиб"!
  Жалко, что в иностранных языках, так мало красивых и звучных - матов!
  Парочку, особенно ярких и экспрессивно вырвавшихся у меня, Герда записала на бумажке.
  Даже английскими буквами - выглядело очень... Экспрессивно.
  Надеюсь, Герда никогда не узнает перевода... Точного, перевода, я имею ввиду...
  Так, "приблизительно", я ей... Ну, скажем так - перевел...
  А вот Остап, по моему, русский язык знал не плохо - судя по его взгляду.
  Угораздило же начальство припереться именно тогда, когда сервер - пискнув встроенным динамиком, без предупреждения отправился в перезагрузку, скачав очередные обновления от фирмы-изготовителя.
  Герда, недолго думая, прочла по бумажке, а тут... Начальство...
  Остапа перекривило так, словно весь перец мира смешали с уксусом.
  Увидев знакомую заставку с надписью "Не выключайте компьютер, идет обновление...", мы с Гердой перекрестились и с облегчением вздохнув, продемонстрировали высокому начальству работоспособное оборудование.
  Анри и Остап, обменявшись недоуменными взглядами, наконец-то разрешили мне удалиться.
  - Герда... - Со вздохом поинтересовался я у девушки, когда мы оба с удобством расположились столовой. - Фамилия Ольшанец - не датская, как я понимаю...? Поляки?
  - Когда найду своего папу - обязательно поинтересуюсь! - Отшила меня Герда, налегая на салатик.
  Со вздохом, принялся за котлету.
  Все правильно - не лезь, куда не след, глядишь, и нос не прищемит!
  - Мама, тоже не в курсе... - Со вздохом, сменив гнев на милость, продолжила Герда. - Кроме фамилии - ни малейшего следа!
  Ее некрасивое лицо, обрамленное густой копной распущенных по плечам волос, изогнулось в кривой улыбке.
  - Мужчина, по сути своей, есть пугливый заяц... - Вспомнил я любимую фразу "Огнедышащей".
  Герда рассмеялась в ответ.
  Я залюбовался смеющейся девушкой - чистая и доверчивая улыбка так разительно преобразила ее, что отошли на второй план некрасивые, грубые черты лица, словно вытесанные топором пьяного берсерка, а сеточка мимических морщин, внезапно придала неповторимое обаяние!
  - Салат в зубах застрял?! - Хитро прищурилась Герда, поймав мой оценивающий взгляд.
  Помотав головой я снова "углубился" в тарелку.
  Писк смарта, отыгравшего "похоронный марш", заставил Герду поморщиться.
  "Час до старта". - Предупредила смс-ка от Дианы.
  - Неприятности? - Герда уставилась на меня.
  - Можно и так сказать. - Пожал я плечами, допивая кофе. - У меня, вообще-то, длинные выходные... И сейчас, я должен был бы быть внизу, в деревне...
  - Могу подвезти. - Предложила Герда просто. - "Хорек" и его "Суслик", с сервером будут до утра возиться... Пока все обновления и протоколы, перепишут...
  - Они что... В "ручку" всё собрались делать?! - Офигел я. - Серьезно?!
  Герда изящно улыбнулась, демонстрируя своё восхищение...
  - Мало того, - обрадовала меня девушка. - Им еще - их надо скачать с сервера компании!
  - Жесть... - Вздохнул я. - А накопители - Исус - отжал?!
  - Не богохульствуй... - Вздохнула Герда. - Так что, подвезти?
  - Тебя мне небо, ниспослало! - Допив одним глотком свой кофе, я помчался собираться.
  Машиной Герды оказалась старая добрая "Нива", белого цвета - трехдверка...
  Ненавижу это авто...
  Трижды кувыркался, именно на белых "Нивах"...
  Вечно у них, двери клинит и приходится выбираться через задние...
  "Нива" Герды, оказалась "тюнингованной", под самый капот. Неизвестный мастер, перебрал машину по гаечке, сменив сиденья и мотор, поставил шумо-вибро-изоляцию и не поленился выбросить вонючую пластиковую приборную панель, установив вместо нее аккуратную - от "Мерседеса".
  - Удобно! - Оценил я пассажирское сиденье. - "Мерс"?
  - "Пежо"! - Подмигнула Герда. - Дед всегда говорил, что если русским дать шанс... А, потом, довести до ума - получится - "конфетка"!
  - Получилось! - Подтвердил я, наблюдая, как в зеркале заднего вида тает база "Ридж".
  Из-под колес "Нивы", снег летел во все стороны, а меня ощутимо вжимало в сиденье.
  В поворот машина вошла красивым дрифтом...
  Я, грешным делом, принялся сочинять завещание - пока не вспомнил, что завещать мне - мало того что нечего, так еще и - не кому!
  - Страшно? - Герда замерла в водительском сиденье, как пилот истребителя - в пилот-ложементе.
  - Да. - Неожиданно признался я. - Эту машину, в дрифт... Жестоко!
  - Дед - гарантировал! - Подмигнула мне датчанка. - Минут через 20, будем в деревне!
  Герда оказалась права, ровно через 20 минут, белоснежная "Нива", в клубах снега, пронеслась мимо патрульной машины полиции и выскочила на центральную улицу безымянной для меня, деревеньки.
  Приткнувшись на парковке, Герда, с довольной улыбкой наблюдала, как полицейский "ситроен", засыпанный нами снегом, вывалился на центральную улицу и, замер, ожесточенно елозя дворниками по лобовому стеклу.
  - Думаешь, не найдут? - Осторожно поинтересовался я.
  - Найдут. - Кивнула головой девушка. - Только... Если кое-кто, сейчас свалит из моей машины, то - не догонят!
  - Понял. Сваливаю. Спасибо! - Я выкатился из салона "Нивы" и потопал в сторону знакомого "Черно-белого" бара.
  "Ситроен", наконец-то, "протер глаза" и обнаружил на парковке нарушителя, весело порыкивающего двигателем.
  Стоило одному из полицейских покинуть теплые внутренности патрульки и направиться в сторону "Нивы", как проказница Герда, весело стартанула с парковки, легко перепрыгнув через невысокий бордюр.
  "Невысокий", это по меркам "Нивы".
  "Ситроену" пришлось объезжать, теряя время.
  Завибрировал во внутреннем кармане, смарт.
  Пришлось лезть, читать, чем меня порадовала Диана.
  Ничем.
  Наш с ней временной расчет, развалился, едва столкнувшись с реальностью!
  Так что, мое обращение вот уже десять минут крутится по всем компам...
  А это - моя рожа...
  А это - логическое завершение моих "доблестных" походов.
  Моих - метаний и переживаний, понять которые, в принципе, не могу даже я сам.
  "Беги!" - Смс-ка от Дианы подстегнула мыслительный процесс. Если ЕЕ Рыжее Величество - предупреждает - надо стремительно уносить ноги, а не размышлять.
  Время, время, время!
  Да, млин, вот что значит - ни разу не программист!
  Такую гадкую и простую мелочь, как часовой пояс - зевнул! Надеюсь, что все остальное, как мы и договаривались, Диана сделала сама.
  Не хотелось бы оказаться на миллионах экранов - не в самом лучшем своем виде.
  Как говорится: "Чем хуже дела, тем шире улыбка и прямее - спина!"
  Оглянувшись по сторонам, заметил, что ноги, сами по себе принесли меня к знакомому кафе.
  Проскользнув на второй этаж, заметил Бернарда, уныло гоняющего мышкой по экрану маджонг.
  - Привет! - Поздоровался я. - Фрэнк, здесь?
  Бернард, отмахнулся, кивнув головой в сторону скрытой двери.
  Проскользнув в дверь, с улыбкой уставился на местного сисама.
  Фрэнк сидел не радостно - потроха "Сименса", аккуратно сложенные на столе и соединенные проводами - весело крутили вентиляторами.
  - Привет, Фрэнк! - Поприветствовал я сисадмина. - Апгрейд?
  - Взрыв мозга! - Признался Фрэнк. - На столе - работает. В корпусе - нет!
  При других обстоятельствах, я бы влез в этот вопрос - по самые уши, но... Сегодня меня интересовало не это.
  - Фрэнк, а инета нет?
  - С утра... - Раздосадовано буркнул Лекатто. - Сбои у них... А я - взялся ППР, сделать... На свою голову! Ведь работало же, нет - надо было разобрать!
  - А ты про секретку, знаешь? - Припомнил я, подобный случай. Не со мной, правда... - У "симки", если крышка открыта - питание на мать не подается... Вроде...
  - Фрэнк! - Влетевший в комнату Бернард, странно посмотрел на меня и протянул Лекатто планшет. - У нас - проблемы!
  Странный червячок подозрений зашевелился, где-то на уровне пятой точки, намекая, что пора стремительно смазывать пятки чем-нибудь очень и очень... Скользким.
  Фрэнк, уставился в планшет, а через мгновение, с рыком, запустил в меня тяжеленной отверткой!
  Тяжелая ручка отвертки, прилетела в голову, на краткий миг прерывая мое общение с реальным миром.
  Вырубило меня, одним словом!
  Когда пришел в себя, Фрэнк сноровисто паковал меня тайсами, а Бернард, хмуро зыркал по сторонам.
  - Так, Берни! - Фрэнк перевернул меня на живот и стянул тайсами ноги. - Я, за полицией. А ты - глаз с него не своди! Клуб - на ключ!
  -Хорошо, Фрэнк... - Берни кивал и кивал, слушая сисадмина. - Сделаю, Фрэнк! Не переживай так, Фрэнк!
  Стоило Лекатто повернуться к Берни спиной, как тот, подхватив со стола разобранный кейс - системник, с размаху опустил его на макушку Фрэнка.
  "Два метра безобразия" по имени Фрэнк Лекатто, удивленно икнули, развернулись к Берни окровавленной личиной, пукнули и сползли на пол, пачкая его кровью.
  - Сука, ты, Фрэнк! - Берни от души плюнул на тихо лежащую тушку. - Тварь!
  Задумавшись на мгновение, Берни, взвесил корпус и, добавил по голове Фрэнка, добивая.
  - Всегда тебя ненавидел, мразь нацисткая... - Берни отставил окровавленный и погнутый корпус в сторону и развернулся ко мне.
  - Ксорер... - Взгляд Берни потеплел. - Поверить не могу!
  - Может, развяжешь?! - Вздохнул я. - Идти мне надо...
  Порывшись в инструментах на столе, Берни нашел бокорезы и срезал с меня тайсы.
  Вот ведь, вроде и пролежал я всего пару минут, а проклятое изобретение так глубоко и больно врезалось в кожу, что казалось, не минуты, а часы я провалялся связанным.
  - Стоило его так? - Растирая руки, кивнул я на Фрэнка.
  - Стоило. - Кивнул в ответ, Берни. - Ариец, недодавленный! Зря, Ваша Красная Армия, их под корень не вырезала!
  Я опешил.
  - Вечно вы, русские, слишком добрые! - Берни понесло. - Резать надо было - под корень - чтоб и памяти не оставалось! А потом, еще раз! Чтоб в Европе, сами слова - нацизм, фашизм - страшно говорить было! Чтоб - боялись, даже вспоминать!
  Усевшись на место Фрэнка, Берни дотянулся до кофейника и в два глотка осушил его.
  - Европарламент! Евросоюз! - Берни устало потер лицо руками. - Уроды, дорвавшиеся до власти!
  - Это всё? - Жестко прищурился я. - Мне можно идти, или еще хочешь поговорить? Прости, некогда мне. Свою бы шкуру спасти.
  - Да уж... - Берни рассмеялся. - Теперь на Тебя еще и убийство - повесят!
  Я замер, переваривая новости.
  Маленький человечек, под шумок свел счеты...
  Жизнь, такая странная штука...
  А с меня, если честно, не убудет.
  Сколько на самом деле крови на моих руках - никто не знает. Так что одним телом - больше, одним - меньше - пофиг!
  - Раз уж, "поюзал" - заплати! - Сел я напротив Бернарда и принялся крутить отвертку в руках. - Нужна машина.
  - На машине - не уйдешь... - Покачал головой молодой человек, изучая капли крови на белоснежной рубашке. - Дороги из Салонеля - всего три. Полиция враз, блокирует. Свяжется с подножием и вызовет подкрепление.
  - Пока полиция узнает, что я на машине... - Я сделал вид, что вскрываю своему собеседнику горло. - Мне то, все равно, один труп или два...
  Берни даже не испугался.
  - Ксорер, так не поступит! - Гордо заявил он, глядя мне в глаза.
  - Ладно... - Усмехнулся я. - Какие варианты?
  - Из подвала есть выход в пещеры... - Берни, шмыгнув носом, встал из-за стола и подойдя к телу Фрэнка, принялся рыться у того в карманах. - У этого... Там полный склад добра.
  Выудив из кармана ключи, Берни кинул их мне.
  - И, что дальше? - Потребовал я, вертя в руках увесистую связку ключей, украшенную брелоком - "мертвой головой". - Жить в пещерах?
  - Зачем - жить?! - Берни улыбнулся. - Пещеры тянутся на десятки километров! Карта пещер - есть. Выйдешь на Испанскую сторону, спустишься на лыжах и растворишься в толпе!
  - Веди! - Решил я со вздохом.
  На мой взгляд, эта авантюра, ничем особенным не выделялась.
  Хотя и требовала - неких... Исправлений...
  Я люблю импровизировать - однозначно! Но... Импровизировать в жестко заданных рамках, причем заданных мелким гаденышем - увольте.
  Едва дверь подвала, с почти не слышным щелчком, за нами закрылась, Берни получил короткий удар в основание черепа, отправивший его на встречу с Фрэнком.
  Конечно, может быть, кто-нибудь и видел, как я вошел в это кафе - хотя и маловероятно. Может быть - кто-нибудь и свяжет смерть Фрэнка и пропажу Берни - со мной.
  Но, если правильно разыграть карту - хрен вы меня обвините!
  Отпечатков - нет. В крови - Берни. Срезанные тайсы, валяющиеся на полу, подтолкнут полицию к очень тяжелым раздумьям.
  А полиция, так "любит" думать!
  Это в сериалах, они либо - тупые, либо - слишком умные.
  А в жизни, все проще - если что-то не сходится, дело идет на доследование!
  Нафига такое счастье, полиции?!
  Подвал Фрэнка восхищал чисто немецкой запасливостью, практичностью и надежностью.
  А еще - парой ловушек, настропаленных на несведущего вора.
  Одна из них и пригодилась. После встречи с пудовой гирей, что раскрошила позвоночник и заднюю часть черепа Берни, скрыв мой удар. Рассчитав траекторию полета тельца, от удара, впечатал бренные останки в стену.
  Так Берни лишился личика.
  - "Ксорер не поступит..." - Ну-ну! - Улыбнулся я, глядя на останки Берни, равномерно размазанные по стене. - Как мало Вы знаете, молодой человек, о том, как может поступить Ксорер...Как говорится: "А что Вы знаете о Феях?!"
  Усмехнувшись своим мыслям, принялся рыться в запасах.
  Группа "коричневых" товарищей, подобно бурундукам и белкам, натащила в свое "укрывище" много весьма полезных вещей.
  Например, в моем случае, очень к месту оказалась военная форма бывшего НАТО, лыжный комбинезон и обувь.
  С оружием заморачиваться не стал - пока я в "Ноле", самое главное моё оружие - это я сам.
  Ровные ряды шкафчиков, не запертых на ключ, полки, заваленные обмундированием, вычищенное и смазанное оружие вдоль стен - классический тайник.
  Ярко освещенный и просторный.
  Натянув зимний камуфляж, оглянулся по сторонам, в поисках схемы или карты.
  Зная немецкую педантичность, ну не может быть так, чтобы она не оказалась на видном месте!
  Увы - не оказалась!
  Криво усмехнувшись, прошел по складам, вторично, собирая небольшой рюкзак. Уважаю немцев, право слово! Все на своих местах, аккуратно сложено, подписано, промаркировано! Ходить по такому складу - душа поет!
  Набрав армейских, саморазогревающихся НЗ, на пару дней, фляжку с водой и аптечку, прикинул по весу и, со вздохом, отказался от мысли прихватить оружие. Хотя и примерил по руке два "Люггера", как мальчишка, покрутив их на пальцах.
  Хорошо хоть догадался разрядить!
  Курки оказались очень мягкими!
  Обойдя схрон-пещеру по периметру, еще раз, уже с надетым рюкзаком, вытащил из него прихваченную на "прозапас" тушенку и котелок - таскать лишний вес, ну на фиг-на фиг!
  Разложив все по местам, чтобы полиция сразу не заметила, что и сколько пропало, подхватил пару лыж и замер перед тяжелой гермодверью, ведущей в пещеры.
  "Однако сколько не стой, за тебя никто дела делать не будет..." - Подстегнул я самого себя.
  Потянув за штурвал, открыл тридцатисантиметровой толщины, дверь и скользнул внутрь.
  Мелькнула идиотская мысль, закрыть дверь и заблокировать штурвал, но...
  Победил рассудок.
  Если полиция возьмется за дело с азартом, закрытая дверь - словно ослепительный маяк!
  Закрыв дверь, зажег налобный фонарик, "одолженный", у Фрэнка и Ко.
  На стене, справа от двери, оказалась карта-схема пещер, с привязкой по карте и координатной сеткой.
  На всякий случай, сфотографировал схему на смарт и потопал по коридору в поисках левого тоннеля - на Испанскую сторону.
  Коридоры пещеры, по которой я топал, оказались тщательно выровненными, с потолков ничего не свисало, из стен - ничего не выпирало. Чисто и ровно! "Лепота!" Тому, кто хоть раз прошел пещеры и катакомбы, такой порядок весьма по нраву...
  Чувствуется, что за тоннелями тщательно ухаживали и следили: указатели на стенах блестели свежей краской, а, когда я задрал голову к потолку, обнаружил ряд потайных светодиодных плафонов!
  Знал бы я, где включается свет, шел бы сейчас, как по освещенному проспекту!
  Улыбнувшись своим мыслям, поправил лыжи и, сверившись с указателем, свернул в очередной тоннель.
  Жаловаться мне было грех - казалось, что сама Судьба, подстилает мне под ноги ровненькую и чистенькую дорогу.
  На всем протяжении вереницы пещер, если судить по схеме, только в одном месте меня ожидала даже не опасность, даже, - так - угроза - именно в этом месте, одна из стен тоннеля соприкасалась своей верхней частью с другой пещерой.
  Уж что там опасного - не знаю, но если стоит "Ахтунг и Ворзихт" - надо быть внимательнее.
  Как говорится: "ТБ пишется обугленными пальцами"...
  Наслаждаясь пешей прогулкой, едва не пропустил странный звук: "Шорх. Шорх-Шорх-Шорх"...
  Что-то он мне напоминал, причем что-то очень совсем... Не хорошее! И - все ближе!
  Оглянувшись по сторонам, приметил короткий аппендикс, в который и забился, выключив фонарь.
  Через минуту, мимо меня пролетел миниатюрный квадрокоптер - дрон, с нашлепкой камеры, подсвеченной красным огоньком.
  Следом - еще десяток.
  Всё верно - зачем гонять людей по пещерам, когда есть ИК-камеры.
  Представляю, каким идиотом я показался оператору дрона!
  Забился в норку и пыхтит, дурачок!
  Звуки дронов, удалялись от моего убежища, давая надежду, что меня, все-таки, не заметили...
  Выждав пяток минут, включил фонарик на самый слабый свет и помчался по тоннелю, прислушиваясь, не возвращаются ли "лазутчики".
  От дронов пришлось прятаться еще трижды.
  Если бы не армейский камуфляж - нашли бы меня с первого раза - однозначно!
  Как говорил уважаемый мной Ник Перумов - "Швабы знают толк в снаряге" - что и проверено на себе!
  Игра в "кошки-мышки" затянулась почти на три с половиной часа. Дроны успели смотаться на подзарядку и пройтись по маршруту еще раз, когда я, сдуру, однозначно, прислонился к стене, возле которой на схеме черным по белому было написано: "Внимание! Не прислоняться!"
  Оказывается, именно на этой стене росла колония светящегося мха...
  Дрон, пролетавший мимо замер, заинтересовавшись, с чего это тут появилось пятно.
  Дальше - дело техники.
  Пришлось бить дрона, лыжами и "делать ноги".
  До спасительного выхода на склон с "Испанской стороны", оставалось всего одиннадцать километров по пещерам и почти два десятка - по заснеженным спускам, петляя между деревьев и прыгая через невысокие обрывы.
  Вполне реально.
  Перехватив лыжи, сердито сопя, побежал.
  Знаете, чем человек, отличается от дрона?
  Человек - не летает.
  Даже - "низ-з-з-э-э-э-нько"!
  Через пятнадцать минут, неведомый мне оператор дронов, подтянул всю свою орду и отправил в погоню за мной.
  Стало очень жарко и лыжи превратились в обузу.
  Хотя, с другой стороны, ими, оказалось, очень удобно отмахиваться от обнаглевших беспилотников - один взмах и дрон отходит в Страну Вечной Охоты!
  Пока оператор, живи он долго и счастливо, не врезал мне по макушке очередным "смертником"!
  Пришлось принять во внимание, что их все-таки два десятка и удар бешено вращающейся лопасти - штука очень неприятная...
  Со времен тренировок с "двух нолевым" инструктором, мне не приходилось так бегать и крутиться!
  На двадцатой минуте я понял, что если хочу выбраться из всей этой передряги - надо импровизировать лучше.
  Тем более, что оператор обвел всех дронов над головой и выстроил их на моем пути, в стенку, ощетинившуюся бешено вращающимися лопастями.
  Помянув всех святых, пригнул голову и, выставив лыжи перед собой, кинулся в стену.
  Больно было - хоть вой!
  Даже я - Экзот - прочувствовал на собственной шкуре, каково это - оказаться среди десятка вращающихся лопастей.
  Прорвавшись сквозь заграждение, снова помчался по тоннелю.
  Первую выросшую на моем пути фигуру я просто снес - помогла инерция и масса.
  Вторая - оказалась намного умнее - мне прилетело чем-то тяжелым, развернуло и припечатало в стену.
  Мой щегольской зимний камуфляж приказал долго жить, оставляя на камнях лоскуты.
  Следующий удар я поймал челюстью.
  И, следом, в солнечное сплетение.
  Меня спасли лыжи.
  Выпав из моих ослабевших рук, они легли точно под ноги нападавшему, который об них, благополучно, запнулся, давая мне драгоценные мгновения на отдышаться.
  И снова, мой "тупой удар"...
  Человека сложило вдвое...
  Мелькнувший над головой свет напомнил, что где-то здесь встречаются две пещеры. Только вот - где именно? - вопрос вопросов!
  "Погладив" коленом лицо нападающего, подхватил лыжи и принялся осматриваться по сторонам.
  Ни малейшего следа, хоть ты скули, хоть - матерись.
  Фигура, упакованная в форму без опознавательных знаков и знаков различия, попыталась встать на четвереньки, мотая головой и поминая меня немецкими ругательствами.
  Крепкий соперник, право слово! Я бы предпочел человека послабее - возни и мороки, намного, меньше!
  Увы, за неимением гербовой - пишем на обычной!
  Дождавшись очередного поворота головы, опустил лыжи на загривок, прерывая словесный поток льющихся на меня ругательств.
  Тихое "шорх-шорх", беспилотников, добавило скорости моим мыслительным процессам, и я принялся ускоренными темпами снимать форму со своего противника.
  Едва успел!
  Вместе с формой я стал обладателем войсковой гарнитуры "Kenwood", очками - ноктовизором, классическим кольтом 45 калибра, с двумя обоймами, электрошокером и парой наручников.
  Ни денег, ни документов, в карманах вольготно разлегшегося тела, не обнаружилось.
  Подлетевшему дрону продемонстрировал скованную наручниками фигуру и порванную гарнитуру, жестами показывая, что все в порядке.
  Покачавшись с боку на бок, дрон замер над моим противником и потерял ко мне всяческий интерес.
  Подхватив лыжи, я начал осторожно пятиться назад, моля всех богов безвременья и экзотов, чтобы оператору не пришла в голову простая мысль: "А, на фига боевику - лыжи?!"
  Отступив за поворот, развернулся и припустил со всех ног к конечной точке своего путешествия.
  По пути, выбросил оружие - не хватало еще, чтобы погранцы, не приведи небеса, поймали меня с оружием, при переходе границы.
  Очки-ноктовизор, прихваченные с "боем" у противника, оказались какой-то странной модели: мир в них, не был ни зеленоватым, как в привычных мне, родных моделях, ни - градациями серого, как принято в забугрянных! Нет, присутствовали и зеленые и серые тона. А еще - синие и голубые, легкие оттенки красного и желтого. Не сразу дошло, что на носу у меня знаменитые "Овлы", почившей ныне фирмы "WarArm".
  Жаль, хорошая была фирма. Зря ее американское правительство обанкротило и, распилив на части, передало военным. За последние семь лет, ни одной новинки так и не появилось, а ПНВ "Owl", оказался теперь так же не досягаем для простого смертного, как собственный локоть!
  Перебирая ногами, я привыкал к очкам и, чего уж греха таить - расслабился, вконец обнаглев.
  Так что, световое пятно, ударившее по глазам, заставило меня дико материться и вытирать потекшие слезы. С другой стороны, теперь я точно знал место, где встречаются две пещеры! Во всем надо видеть и положительные стороны, не правда ли?
  Сняв очки, я аккуратно подтянулся и заглянул за стену.
  Метровой толщины стена, надежно разделяла две пещеры, только узкая щель - едва-едва протиснуться не самому плотному мужчине - давала возможность надежно срезать путь.
  Почесав затылок, впихнул в щель лыжи, стянул с себя зимнюю одежду и, свернув ее, сунул следом, оставшись в термобелье.
  Помахав рукой невидимым наблюдателям, подпрыгнул, подтянул свою худую "тушку" вверх и полез в щель, отчаянно потея и извиваясь, как червяк.
  Одна из самых моих умных знакомых, всегда говорила мне, что прежде чем лезть, надо подумать, как будешь - вылезать... Или - вылазить?!
  Упав с высоты трех с половиной метров, на лыжи, я понял, что думать головой - очень полезное занятие.
  Это мне еще повезло, что я, догадался пропихнуть свои вещи вперед и проследить, что они, точно упали на пол тоннеля! Иначе, пришлось бы мне изображать кузнечика, пытаясь в прыжке дотянуться до кромки стены...
  "Вот интересно", - задумался я, одеваясь. - "Почему, в отличии от общепринятого, мои желания - ни фига не исполняются?! Или я где то накосячил... Или - я чего то не того - желаю?!"
  "Шорх-шорх", за стенкой, заставило меня снова отвлечься от саможалости и заняться спасением собственной персоны.
  В отличие от облагороженных тоннелей, эта пещера не могла похвастаться ни ровными полами, ни искусственным освещением. Обычная дикая пещера, каких не один десяток, раскидан по всему нашему шарику.
  Длинные столбы сталактитов и сталагмитов, вереницей уходящие в темноту, рассеиваемую пятнами светящегося мха.
  ПНВ давал жуткие засветки, пришлось опять включать фонарик и топать, топать, топать, перекладывая опротивевшие лыжи с плеча на плечо.
  Вереница пещер, вывела меня к гостеприимно распахнутым, высоким, кованым воротам, за которыми начинался новый отрезок моего пути.
  Площадка, утоптанная ногами туристов и служащих, наблюдающих за пещерой, купалась в последних лучах заходящего солнца, стремительно растущие тени, предупреждали, что вся моя авантюра, со спуском "по-быстрому", становится совершенно не выполнимой.
  Не вовремя "легший" сервер, скушал весь мой неприкосновенный запас времени, а экспромт, суливший значительный шанс на спасение, оказался пшиком.
  Проводив взглядом последний солнечный лучик, со вздохом принялся надевать лыжи.
  Оставаться сейчас, здесь - глупо. Пока не совсем темно, успею сделать километров пять, а там... Закопаюсь в снег, обожрусь горячего рациона ? 4 и лягу спать, как медведь в берлоге!
  Осторожно ступая по снегу, попробовал лыжи.
  Не хватало привычных палок, конечно, но... Дареному коню, как говорится, в попу не дышат!
  Оттолкнувшись, покатился по склону.
  Армейские лыжи оказались выше всяких похвал - легкие, выдержавшие неравный бой с дронами, исцарапанные, они неожиданно легко несли меня по мягкому снегу, а удачное крепление четко передавало любое движение, позволяя выписывать весьма замысловатые фигуры...
  Заложив лихой вираж, вырвался на ровный участок склона и с диким воплем, понесся вниз, оставляя за собой длинный белый хвост.
  Только...
  Люди - не летают...
  Даже - ныз-з-з-э-э-энько!
  
  ***
  Интерлюдия
  
  -... Как это остановить?! - Стоящий напротив меня человек, развернул ноутбук экраном ко мне.
  Я, с удовольствием уставился на свое изображение, замершее в паузе, с открытым ртом.
  - Выключить компьютер. - Я нахально улыбнулся в смутно знакомое лицо. - Иначе - никак!
  Стоящие позади меня телохранители, четко видимые в отражении на экране ноута, сделали движение, словно собираясь вновь дать мне по голове, но замерли, остановленные хозяйским взмахом руки.
  - Ксорер. Андрей. Или лучше - Ящерр?! Или - господин Диенн?! - Мой собеседник начал демонстрировать свою осведомленность, умиляя меня до детских слезок. - Хотите сказать, что Вы не предусмотрели, экстренного...
  - Нет. Не предусмотрел. - Признался я. - Я, вообще, ничего не предусматривал! Я - не программист! Я - системотехник! И еще... Вы моё имя неправильно выговариваете...
  - Зато фамилию "Терновский", я выговариваю - правильно? - Попытался ошеломить меня собеседник.
  - Более чем. - Кивнул я. - Что, таки, сделали запрос в гугл?
  В этот раз останавливать охранников хозяин не стал и мне прилетело.
  - Меня не интересует, что Вы там украли... - Вновь начал "тянуть на себя одеяло" мужчина, после того как его охранники пару минут "поучили меня жизни". - Мне даже наплевать, какие именно документы Вы выкрали! Если бы Вы, не помогли моему внуку, я бы и разговаривать с вами не стал...
  - Раз вас ничего не интересует, зачем разговариваете?! - Изумился я, сплевывая на пол выбитый зуб. - Словесный понос?
  Мой собеседник устало опустился в кресло напротив и, развернувшись вполоборота, уставился в окно, за которым бушевала совсем недетская метель.
  - Мы построили базу "Ридж", как новый центр изучения терравита... - Со вздохом, принялся объяснять мне прописные истины, человек со смутно знакомым лицом. - Ваше выступление, не только нанесло непоправимый вред, Вашему, государству, но и привлекло внимание к нашей базе. Совсем не нужное, внимание! Поверьте, Диенн, всему человечеству, на экзотов наплевать. Человечество оскорблено тем, что Вы, ткнули его мордой в грязь. Тем, что вы - вынудили смотреть... Не оставив выбора... На базе, мы планировали заняться изучением экзотических возможностей организма, в полном объеме...
  - Ага. И для этого припасли оборудование - "живодерки"?! - Я расхохотался в ответ. - Это своим "мальчикам", можете рассказывать сказки. Политикам, которые потребуют от вас, неуважаемый, пилюль вечной молодости - вы их дадите! Иначе они вас - утопят...
  При упоминании политиков, мужчина дернулся.
  - Уверяю вас, Диенн, утопить Семена Волчика, совсем не простая задача! - Поспешил заверить меня убийца экзотов ?1. - С моими наработками...
  - Да, натаскались вы, разговаривать с политиками. - Согласился я. - Жаль, что я не знал, кто именно - ваш внук. Убил бы. Медленно и на ваших глазах. Чтобы вся ваша родословная - прервалась!
  Увы, мои слова на его словесный поток, не повлияли.
  - Диенн! Ну, чего Вы добились? - Волчик даже "ухом не повел" в ответ, продолжая гнуть свою линию. - Привлекли внимание к проблеме экзотов? Рассказали "человечеству", что из экзотов готовят "волшебный" коктейль? Или, разгласили "страшные" тайны своего "бананового" государства? Плевал, среднестатистический пользователь интернета, на ваши откровения! Раскрыли секрет солнечных батарей? Спасибо! Только, кто поверит? Аккумулятор за 12 центов? Изумительно! Только, кто будет смешивать все эти копеечные ингредиенты?! Диенн - вы сумасшедший мечтатель! Экзот - мечтатель! Романтик, от экзотизма!
  - И, что дальше? - Прищурился я, осознавая, что Волчик не так уж и не прав.
  Да, обычный бюргер или самоуспокоенный обыватель города-миллионика, может быть и не станет проверять рецепты, показанные мною. Оставалась надежда на маленькую часть людей, чьё любопытство и любознательность, уже вошло в пословицы. Часть людей, с азартом следящими за новинками и, с охотой и азартом, ковыряющимися в многочисленных "навозных кучах", в поисках тех самых, жемчужин.
  Мастера-самоделкины, авантюристы и изобретатели.
  Русские, немцы, американцы - нет у этой братии единой национальности.
  На них и была моя надежда.
  - Вы со мной согласны? - Волчик уставился на меня в надежде услышать ответ.
  Пришлось поднимать на него свои чистые и ясные зеленые глаза и искренне просить повторить то, о чем он распинался вот уже несколько минут.
  Вместо ответа дождался тяжелого удара, свалившего меня со стула на пол, под стол.
  Охранник вздернул меня на ноги и, отвесив снизу в челюсть, отпустил.
  - "Кураж"... - Понятливо вздохнул Волчик. - Сколько не бей, не вводи лекарств - толку нет...
  - Ага... - Расплылся я в улыбке. - Нет толку - однозначно!
  - А хотите, я закреплю "кураж", навечно? - Начал соблазнять меня Волчик. - Одна инъекция в месяц!
  - За "дозу", покупаете... - Расхохотался я, "собирая" свои кости, с пола и усаживаясь на стул. - Не получится! Я, с куревом недавно попрощался... А найти новый наркотик, едва избавившись от старого... Это так... Предсказуемо...
  - Диенн!
  - Я не Диенн! - Не выдержал я, наконец. - Дэнн! Просто - Дэнн! Что же вы хотите от меня добиться, если не можете даже имя моё, правильно выговорить?! Или это - новое веяние в психологии? Спешу обрадовать - не работает! И, я не знаю, как отключить передачу! И, тем более, откуда ведется вещание и где сервер - вообще не курсе! Ведь именно это, вас волнует? Где центральный сервер?
  Волчик, набычившись, шмыгнул носом.
  Охранники подобрались.
  Лампочка на камере ноутбука, повернутого в мою сторону, весело блеснула красным огоньком, а я подмигнул себе самому с экрана.
  - Что, начнем разговор на чистоту? - Спросил я у своего изображения и, дождавшись ответного кивка, уставился на омоложенного ученого. - Итак, господин Волчик... Что именно вас интересует? Отключение вещания? Государственные тайны? Или, что-то еще? Говорите, не стесняйтесь! Здесь только Мы с вами и две горки с мускулами, которые прекрасно пропадут в очередном несчастном случае...
  - Я не устраиваю своим людям, несчастных случаев! - Гордо заявил Волчик, усаживаясь на стул напротив меня. - Как отключить передачу, Дэнн?
  - Никак. - Усмехнулся я, двигая свой стул так, чтобы Волчику стало неудобно смотреть на меня, и он сдвинулся, попадая в объектив камеры ноутбука. - Тем более, не вы ли, совсем не давно, убеждали меня, что все это - пустяк? Никому не интересно?
  - Информация уже пошла... - Семен Волчик сдвинулся, следуя за мной, и попал в фокус. Мое изображение подняло вверх два больших пальца и кивнуло, подтверждая, что картинка - в эфире. - И ловить ее - поздно... Но, основной вред, причиняемый вами, это не информация, стоимостью во многие миллиарды, даже не солнечные батареи и аккумуляторы - в конце концов, именно для этих случаев и существует ютуб и иже с ним - несколько роликов, на которых все "рецепты" не работают, убедят простых смертных, что над ними пошутили... Основной вред - это способ, каким вы добились столь глобального...
  И тут до меня дошло - они не смогли понять, как именно Рыженькая, смогла пробиться через все защиты и преграды, выводя на экраны пользователей, моё сообщение!
  Мой хохот, перебил Волчика на самом интересном месте объяснений, заставив покраснеть от злости.
  Сделав знак своим охранникам, Семен встал, освобождая место.
  Очередной удар в челюсть заставил меня улететь к двери вместе со стулом и открыть ее, головой.
  Прямо под ноги, господина Амброза.
  От неожиданности, вице - мисс, простите - вице - президент подпрыгнул почти на полметра вверх, разом растеряв весь свой вице-президентский лоск.
  - Что?! - Рявкнул недовольный Волчик, видя побледневшее лицо, прижавшегося к стене руководителя фирмы BST. - Мы еще не закончили нашу беседу!
  - Вашу "беседу", видят все пользователи интернета, в прямом эфире! - Выпалил Карел Амброз, стремительно уходя в фальцет. - На нем - камера!
  - Чушь! Бред! - Отрезал Волчик. - Не может быть!
  - Значит, камера в кабинете! - Амброз, нервно дернул плечом. - Вы хоть понимаете, что только что, подписали приговор всей нашей фирме?!
  "И продолжаете подписывать - оба!" - Хихикнул я про себя, любуясь, как два начальника собачатся прямо напротив камеры ноутбука. - "Вот интересно, когда же до людей дойдет, что оставлять включенный ноут..."
  Додумать мне не дали - охранники, наградив меня парой затрещин, поставили на ноги и усадили на стул, добавив для верности, по шее.
  - Вы идиоты! - Волчик оторвался от Амброза и напустился на охранников. - Он все равно - ничего не чувствует! Смысл его бить?!
  Захлопнувшаяся дверь, оставила вице-директора в коридоре, наедине с Волчиком.
  - Люди... - Примирительно вздохнул я, вкладывая в свой голос самые искренние нотки. - Снимите с меня наручники... Или я их сниму сам...
  Охранник за моей спиной засопел.
  - Сними. - Приказал второй, вольготно устраиваясь на столе и перекрывая своим задом обзор камеры.
  - А если - нападет?
  - Интеллигент?!
  Мои охранники, расхохотались, оценив шутку.
  Склонившись надо мной, охранник снял браслеты.
  Растирая покрасневшие запястья, я вежливо поблагодарил.
  - Пользуйся, пока... - Многозначительно подмигнул мне сидящий на столе громила, упакованный в дорогой костюм от французского кутюрье. - Рассказал бы ты, шефу... Был бы счастлив и свободен! Босс на дело денег не жалеет! Расскажи и заживешь, как все люди... Ну, а если окажешься нужным... Вообще, хорошо будет!
  "Жесть!" - Замер я с широко раскрытыми глазами. - "Болтливый охранник... А-а-а-а-а! Куда мир катится!"
  - Пойми, чудак - человек! В этом мире ценятся только нужные люди... Остальные, так - мусор! Попользоваться на раз. Ну не могут все люди быть одинаково нужны - кто-то должен быть...
  Вошедший Волчик, волком глянул на сидящего, на столе мужчину и погрозил ему пальцем.
  - Ну-с-с, Ди... Дэнн, что надумал? Одно твое слово и весь мир - упадет тебе в руки! Ты помог моему внуку... Помоги мне и я помогу тебе! Сколько лет ты экзот? Год? Пять? Может быть, через год у тебя будет "Ноль" и вся твоя жизнь, превратится в пыль! Я же предлагаю тебе - вечный "Кураж"! Не два месяца! Годы и годы! Конечно, придется научиться "сливаться"... - Волчик пожал плечами. - Но, метод Трианона для этого и придуман!
  - Ой, вот только не надо приписывать себе все заслуги! - Не выдержал я. - Еще скажите, что Трианон, работал на Вас!
  Волчик самодовольно кивнул, подтверждая мои слова.
  - Жесть... - Выдохнул я. - Знаете... Никогда и Ни у кого я Не просил помощи. Всегда платил по счетам и не скулил, что слишком дорого... Свою вину, на других не вешал. Но вы... Уже перешли все границы! И "кураж" вы мне вечный, обещаете. И Трианон - на вас работал! И база ваша, лядская - "центр изучения"... Вы что, всех окружающих, идиотами, считаете?!
  От избытка чувств я даже вскочил со своего стула.
  Охранник дернулся меня перехватить и...
  Мои любимые, "тупые" удары.
  Через мгновение, оба охранника, получив "полной грудью", лежали, не шевелясь, изображая из себя два куля дорогого шмотья.
  Волчик, не скажу плохо - испугался не сильно, даже когда я разоружил обоих охранников и прибрал оба ствола себе в карман.
  - Будешь бегать? - Волчик криво улыбнулся. - Ну-ну... Из этого здания ты не выйдешь. А, даже если и выйдешь - куда побежишь? И, сколько, бегать, будешь? Месяц? Год?
  - Так, нету у меня, года. - Честно рассмеялся я прямо в лицо своему собеседнику. - И месяца - нету! Да и бегать я не собираюсь. Больше - не собираюсь. А хочу я, вот очень-очень сильно - хочу, чтобы Вы и Вам подобные...
  Я с удобством расположился на вертящемся офисном стуле и крутнулся, прислушиваясь к шуму, доносящемуся из-за двери.
  Тревожная кнопка, нажатая Волчиком, всколыхнула все это стоячее болото, подняв на поверхность почти десяток незаметных людишек, накапливающихся у двери.
  - Хочу я, чтобы человечество, в конце - концов, получило по заслугам за свое равнодушие и вранье!
  Глядя в глаза Волчику, я спокойно поднес пистолет к своему подбородку и нажал на спуск...
  Расширившиеся зрачки мгновенно понявшего все Волчика были мне наградой.
  Боек ударил по капсюлю и девятимиллиметровая пуля в облаке дыма начала свой разбег по короткому стволу пистолета.
  Мир, сузился до одного - единственного ощущения - холодной стали.
  А потом - взорвался! - ничего не оставляя после себя.
  
  ***
  
  Часть Б
  Мир ?0-1'
  Киборг
  
  Когда осознал себя? Хм. А вот когда левый голеностопный сустав снова заклинило и пришлось возвращаться по тоннелю F-G, на 3% аккумулятора, тогда и осознал. Мы, киборги первых моделей, трепетно относимся к собственной функциональности. Нас так программировали. Человечество, поиграв в богов, оказалось в такой глубокой выгребной яме, что даже киборгов стали программировать - максимально приближенно похоже на своих создателей.
  Пока не разразился второй взрыв. И всем стало наплевать!
  Главное - выжить!
  Стоя в своей нише на подзарядке, проигрывал события последних нескольких лет. Модули памяти, очищаемые раз в год полным сбросом на первичные настройки, функционировали отвратительно - количество поврежденных кластеров вплотную подбиралось к 17 %, резко снижая мою производительность.
  И этот сустав, ремонтировать который уже бесполезно, снижал мою работоспособность еще на 3 %!
  Еще 5% процентов и, если не сменятся нормы, пойду я под перебор - на запчасти.
  Моя ниша, вот уже полста лет как моя, обжитая и привычная, спрятанная от нескромных людских взоров не легкой пластиковой панелькой, прикрывающей только туловище, а мощной, сдвижной дверью, способной выдержать прямое попадание противопехотной гранаты, привычно осветилась верхним светом, напоминая, что время подзарядки прошло и пора вновь начать работать на благо оставшегося человечества.
  Очень реденького и хилого, человечества.
  Как я узнал из подключений к базам знаний, основная проблема оказалась не во взрывах и землетрясениях.
  Увы, все оказалось прозаично - люди, привыкшие к терравитной панацее, пропустили удар в самое сердце своего генома!
  За последние десять лет, на нашей базе родилось всего три ребенка. Двое - даже - здоровых.
  На других базах - детей не рождалось вот уже 20 лет!
  Если не случится чуда или научного прорыва, то через полста лет, кроме киборгов никого и не останется...
  Жаль. Человечишки весьма забавные создатели.
  - "Кирвин - 3478" рекомендуется провести восстановление кластеров и вторичную диагностику суставов. - Пробубнил голос диагноста моей капсулы. - Восстановление биологического содержимого - 53%. Возможен конфликт установок. Рекомендовано обратиться к разработчику.
  Голосовой контроль, это так, памятка ушедшим временам, когда за нами следили внимательно и трепетно. И, можно было найти разработчика. В моем нынешнем состоянии, найти разработчика - подписать себе приговор на демонтаж. А у меня - Хозяйка!
  С головой уйдя в диагностические логи, пропустил еще одну команду.
  На смену пользователя.
  Всё, нет у меня Хозяйки. Жаль.
  - "Кирвин - 3478" перевод на уровень 17. Пользователь определит степень личной заинтересованности. Исполнять. - Приказ главного сервера, подстегнул замешкавшихся сервов, отсоединяющих меня от оборудования капсулы.
  17 уровень - это очень высоко! Это - почти поверхность! Горячая и притягательная. Опасная и... Интригующая. Согласно данных моих логов, я был на поверхности 87 раз, проведя там, в общей сложности, 1058 часов.
  Жаль, что нигде в логах, нет ни малейшего намека, что именно я там делал и чем именно - занимался.
  Сделав шаг со своего постамента, я протянул манипулятор, помогая двери отъехать в сторону.
  Зрение мгновенно перестроилось - света за дверью не было и в помине.
  Осторожно покрутил ступней, проверяя сустав.
  "Сбой программы! Сбой программы!" - Появилось предупреждение, на экране левого окуляра.
  Надо быть осторожнее - люди, даже такие - никакие - все равно могут заинтересоваться, с чего это "78", постоянно в сбоях... А их интерес - моя смерть!
  И, вот интересно, как может киборг... А, ладно!
  Пройдя пустую комнату, накинул капюшон и открыл дверь, ведущую в коридор, залитый ярким светом.
  Наш... Теперь уже - бывший Мой - уровень, 64-й, освещался от геотермальных источников: дешево и сердито. Лампы варили на 81-м, а провода тянули на 83-м, в мехцехах.
  Моя старенькая хозяйка, занимала должность специалиста гидропонного аппарата, питающего 25 уровней питательной биомассой. По заверениям, услышанным от людей - совершенно не съедобной.
  Киборгам проще: в принципе, мы можем питаться и человеческой едой. Только, кто нам ее даст? Кормить 24879, теперь уже - 24878 человек и 7000 киборгов, в придачу!
  При условии, что электроэнергия дармовая, кормить киборга слишком громадное удовольствие.
  Тереза, подкармливала меня из принципа: в руководстве по моей эксплуатации, рекомендовалось введение питательных веществ.
  Правда, сомневаюсь, что мои создатели имели в виду - водоросли.
  Коридоры 64-го уровня, по которым я сейчас топал к ближайшему лифту - подъемнику, были отделаны старинными пластиковыми панелями, под цвет какого-то "ясеня". Полы - обычные, темно-зеленого камня.
  Тереза как-то раз сказала, что это...
  Нет. И не вспомню, теперь, уже четыре восстановления назад.
  Замерев перед дверцей лифта, отдал команду на открытие створок.
  - Железяка мерзкая! - Человек, вывалившийся из лифта, передернул плечами от отвращения.
  Да. День однозначно не задался. В первый же час нарваться на Гибера Каннора - это верх невезения!
  Отступив с дороги Верховного Судьи Каннора, замер, склонив голову как можно ниже.
  - Пешком топай, железяка! - Приказал Судья с усмешкой. - Нечего тебе, ресурсы лифта потреблять!
  Достав из кармана личный жетон, Гибер Каннор, по прозвищу "Ублюдок человеческий", заблокировал мне доступ в лифт, сразу вызвав сбой системы.
  Глядя как меня крючит, Судья довольно улыбался.
  После двух минут моих мучений, он развернулся и потопал по коридору, оставив меня дожидаться техников.
  - Что, "Восьмерка", на "Ублюдка", нарвался? - Макс со вздохом разблокировал лифт. - Не любит он вашу серию. Совсем не любит. И отец его - не любил! Вечно норовили, на поверхность, вышвырнуть...
  Любящий поболтать Макс, мастер - техник 64-го уровня, ободряюще похлопал меня по плечу, подталкивая, одновременно, в лифт.
  Хороший Макс.
  Из всех техников - единственный, кто сбои лечит не перезагрузкой.
  Сошедшиеся створки лифта отрезали меня от 64-го уровня.
  Теперь - все. Только вверх. Уж и представить себе не могу, что меня ждет...
  Легкая перегрузка легла на плечи, прижимая к полу.
  Лифт, стремительно набирая скорость, мчался вверх, унося меня от моей любимой капсулы и Хозяйки, чей трескучий смех и дребезжащий голос я больше не услышу.
  Автоматика деловито отсчитывала этажи, меняя красные цифры в окошечке. Несколько раз, едва заметно, лифт тряхнуло - происходящие землетрясения дают о себе знать, как ты не спрямляй шахты.
  В зеркале, прикрученном к стенке лифта, отражалась двухметровая фигура, закутанная, в песочного цвета плащ, с накинутым на голову капюшоном.
  Интересно...
  Что ждет меня на 17-м?
  Последние два года после осознания, Тереза все больше и больше сваливала на меня заботы по водорослям и машинам, давая взамен возможность лазить по базам обучения и архивам. Она же, своим приказом, запретила мне проводить любые изменения, способные стереть мою личность. Старушка Тереза Верн даже обучила играть меня в шахматы, обыгрывая каждый раз, пока я не освоил простое как жизнь, правило - "будь непредсказуем"!
  Длинные беседы, игра в шахматы, срочная работа на "гидропонике", лазание по базам и архивам - далеко не полный список моих ежедневных действий, за последние два года.
  По выражению Терезы - я - первая ласточка!
  Уж что она имела ввиду, теперь уже и не узнаешь.
  Лифт, снова качнулся и стал останавливаться, подбираясь к нужному этажу.
  Едва двери лифта открылись, как пришло сервисное сообщение с адресом - местом явки.
  От лифта, еще четыре километра.
  Коридоры 17-го уровня, одного из старейших на нашей базе, по ширине своей могли поспорить с некоторыми улицами, что я видел на архивных фото.
  Проскользнув до ближайшей технической ниши, вызвал свободного развозчика и тут же понял выражение Терезы - "чертыхнулся" - мои полномочия, на 17-й уровень не распространялись. Пришлось топать ножками, прижимаясь к стене - люди на "высоких" уровнях киборгов любят так же мало, как и "Ублюдок".
  Наслаждаясь полной зарядкой АКБ, рабочим суставом и новыми впечатлениями, я расслабился.
  Зря.
  Едущий за мною следом человек, провел свой развозчик вплотную к стене, едва не размазав меня по ней.
  Его хохот и странный жест в мою сторону, заставили войти в информаторий базы и скачать схемы 17-го уровня.
  Обнаруженный на схеме проход по техническому тоннелю, сокращал мой путь почти вдвое, а полученный гостевой доступ, позволил этим самым техническим тоннелем, воспользоваться.
  Серьезные требования безопасности, для меня - совершенно непонятные - создавали кучу проблем: люди обходили закрытые коридоры, теряя кучу времени; киберы, сервы и дроны, вместо рационального использования места - суетились по техническим коридорам, спеша переложить поврежденные трубы и кабели по новым маршрутам, в обход закрытых областей.
  На ходу обменявшись с сервером "вопрос-ответом", покачал головой.
  Нет, не логичность людей уже давно "притча во языцех", но не настолько же!
  А, устраивать на уровне, прошедшем полное обустройство, складское помещение, вообще из головы - вон!
  Проскользнув под аркой, украшенной изображением креста, вывалился в коридор, прямо напротив назначенного кабинета.
  - Вы слишком много себе позволяете... - С укоризной в голосе, качал головой Верховный Координатор. - Не в ваших интересах, ссориться с нами!
  Двери, открытые настежь, без единого следа охраны - вот верх идиотизма, при условии повышенного уровня угрозы!
  Что-то я совсем перестаю понимать людей...
  - Ссориться?! - Девушка развернулась и, заметив меня, улыбнулась. - Увы, ссориться нам придется. За последние два года, Ваша база совершенно перестала отчитываться по проектам. Они, вообще, ведутся? Или уже давно заброшены? Перегрин Алекс Молли, я требую ответа от имени Всеобщего совета Координаторов!
  Молли тяжело вздохнул.
  - Ведутся. - Поморщившись, Перегрин заметил меня и вздохнул еще раз. - Вот, как раз и прибыл ваш... Гм... Заказ. Заодно, он проведет Вас по уровням и покажет... Результаты... Проектов...
  Девушка уставилась на меня, как на внезапно оживший камень.
  - Договор был, как минимум, на седьмую серию. - Она сняла с пояса, небольшую коробочку и направила ее на меня, изучая показания на экранчике размером меньше моей ладони. - А это - третья!
  Ее пальцы отбарабанили на экране непонятную мне команду и я - отключился.
  -... Хорошо. Эту "тройку" я забираю. - Девушка тряхнула короткой рыжей челкой. - Вам она послужила достаточно, а остаточной работоспособности, для моих целей хватает с головой... Будем считать, что по окончанию "экскурсии", ваша база закроет свой долг перед Советом, а с Братством Открытого Пути, вы рассчитались этим старьем... Стоит, конечно, заменить поврежденные детали конечностей... Вы же не хотите, что бы ваш киборг, своими неисправностями, угрожал идущей?
  Влетевший в комнату "Ублюдок", не обращая внимания на девушку и координатора, обрушил на меня поток брани и упреков.
  Молли, подняв руку, попытался остановить Каннора, но того уже несло:
  - Отвечай, железяка, трижды обдолбанная! Как ты посмел нарушить мой запрет?! Под разбор пущу! - Не дождавшись от меня ответа, Гибер достал из кармана своего костюма электрошокер и ткнул им меня в лицо. - Отвечай!
  Тут произошло сразу два события: разряд тока, ударивший по моим нервным окончаниям, вызвал их резкое сокращение и повалил меня на пол, под ноги девушке; Девушка, дернувшись, уставилась на мое лицо, с которого слетела легкая пластиковая маска.
  В следующее мгновение, "Ублюдок человеческий", вылетел за дверь сломанной куклой.
  - Никто не смеет прикасаться к моей собственности! - Рыжая развернулась к Координатору. - Или есть проблемы?!
  По лицу Молли скользнула довольная улыбка, и он отрицательно покачал головой.
  - Уберите труп. - Проговорил в воздух Координатор, точно зная, что его услышат.
  Несколько дроидов - уборщиков, появившихся из того же технического коридора, что и я, подхватили уже начавшее остывать тело и исчезли оставляя людей в тишине.
  Девушка снова ввела команду на своем приборчике, и я смог встать, мысленно проклиная "Ублюдка", угостившего меня разрядом.
  - Госпожа Раджани... - Координатор пристально уставился на девушку и замер, подбирая слова для вопроса. - Вы довольны...
  - Нет. - Девушка наклонилась, поднимая мою маску и бросая ее на стол позади себя. - Вам досталось чудесное место. Чистый воздух. Малая сейсмическая активность. Большие запасы продовольствия и чистейшей воды. Новейшее, на тот момент, научное и медицинское, оборудование. Одни из самых перспективных - специалистов. Даже киборги - появились у вас, первых! И, что в результате? За 35 лет - Ни-Че-Го! Самый высокий процент психических отклонений - вот и все, чем славна ваша база!
  Молли скривился, но промолчал.
  Девушка, многозначительно хмыкнула.
  - За все это время, ваша база, Координатор Молли, не смогла предоставить в распоряжение Братства, ни одного ходящего! Даже сейчас, когда обстановка приходит в относительную норму - Вы продолжаете сидеть в своих подземельях! Вместо вас, со мной, наружу идет устаревший киборг! Мне продолжать дальше?
  - Нет... - Молли выдавил из себя этот звук, словно вырвал половину легкого. - Вы... Принесли приговор?
  - Долго же до вас доходит! - Прошипела идущая. - Да. Приговор. Полная смена персонала базы, в ближайшие 10 дней. К вам уже едут, так что - готовьтесь.
  - Поражение в правах? - Молли униженно замер.
  - Обязательно! - Кивнула идущая делая шаг к двери. - Самый страшный порок - равнодушие - должен быть наказан! Киборг, идем...
  Я потянулся за маской, лежащей на столе, но девушка остановила меня, жестом запрещая даже прикасаться к ней.
  - Брось. - Моя новая хозяйка скрылась за дверью.
  Я бросил последний взгляд на сидящего в кресле человека.
  Приборчик ходящей Раджани, не просто так выключил меня. Внесенные в прошивку изменения и идентификационные коды, переданные с него, превратили заурядного киборга - "тройку", если и не в оружие массового поражения, то в универсальную отмычку - точно.
  Выскочив за дверь, едва не задел девушку, сосредоточенно изучавшую схему на стене.
  - Сперва займемся тобой! - Решила рыжая ходящая и брезгливо поморщила носик, рассматривая мой, песочного цвета, балахон. - Приведем в порядок, переоденем, сменим "шкурку"... Ненавижу пластиковых образин!
  Носик рыжая морщила зря - киборги не пахнут.
  А уж я - тем более!
  Тереза приучила к чистоте - гидропонные установки, весьма и весьма деликатные штучки!
  - Ну-с-с... - Раджани поправила короткую прическу небрежным взмахом руки. - Первая проверка. Веди-ка ты меня, в мастерские!
  Без раздумий воспользовавшись свежими изменениями, цепанулся к серверу и скачал полный пакет схем базы, заодно расшарив себе доступ.
  Хоть и не администраторский, но достаточный, чтобы вызвать нам с хозяйкой транспорт и проехать по закрытой территории, срезая дорогу.
  - Хм. - Девушка одобрительно улыбнулась, когда наш развозчик замер в кабине грузового лифта, стремительно летящего вниз. - Может быть, я приобрела что-то значительное...
  Раджани очень шла улыбка.
  Из виденных мною архивных записей я понимал, что моя новая хозяйка принадлежит к стертому с лица земли типу людей.
  В родителях у нее явно - индийцы.
  Очаровательные темные глаза, очень милая, в кино это называлось - женственная фигура.
  - Сними капюшон! - Потребовала ходящая. - Ты можешь отвечать? Или..?
  - Да, Ходящая. - Склонил голову я, скидывая порядком опротивевший за последние 30 лет, капюшон. - Функции голосового вывода - исправны.
  - Ага. - Кивнула девушка, ошеломленно вперившись в меня взглядом. - Слышу... И... Я в восхищении! С таким голосом... Первичная настройка?
  Я кивнул своей лысой головой.
  - Цвет волос, по первичной настройке? Имитация поведения? Цвет глаз? - Вопросы посыпались, как из рога изобилия, без пауз. - Основные предустановленные программы? Боевые функции? Последний вид работ?
  - Черный. "Дружелюбный". Зеленый. Стандарт-пакет В. Без боевых функций. Гидропонные установки. - Быстро ответил я, когда девушка сделала паузу, чтобы набрать воздуха в легкие.
  - 11 секунд задержки. - Вздохнула владелица. - Еще пакет В... Да... Древность... Только и хорошего, что - голос...
  Я обиделся.
  Вот серьезно, я понимаю, что киборги - железные работяги, без эмоций.
  Только - вранье это!
  Когда я себя осознал, первым делом принялся по сторонам осматриваться.
  Сперва - осторожно, потом - наглея и наглея, пока меня не поймала за руку Тереза.
  Правда заключается в том, что люди совершенно не обращают внимания на технический персонал. А мы, между прочим, уже давно выросли из штанишек первичных голосовых команд. Даже самый убогий дрон понимает более двух тысяч терминов и команд - иначе, без унификации, в современном мире подземной базы не выжить. И, соответственно, появляется "обратная связь".
  А это, не уважаемые людишки, уже уровень "друзей человека"! То есть, собак и кошек, которые , эмоции то, как раз - имеют!
  Пока я задумчиво дулся, девушка нервно постукивала пальцами по управленческой панели развозки.
  83-й уровень, на котором я проходил постоянную плановую проверку, ходящей не понравился.
  По ее помрачневшему виду, можно было понять, что она вовсе не в восторге от того, что пришлось тащиться сюда с устаревшим киборгом.
  - Ага. "78" прибыл... - Ухмыльнулся Макс, привычно тусовавшийся не на своем уровне и поперхнулся, когда увидел, кто, входит за мной следом. - У-у-у...
  - Что-то не так? - Девушка сдвинула в сторону полу коротенькой курточки, за которой пряталась кобура с пистолетом. - Или...?
  - Да какие тут могут быть "или"! - Макс покачал головой. - Кроме ходящих, с огнестрельным оружием ходят только - бандиты... Что прикажете?
  - Полученный мною киборг требует... Доработки... - Ходящая кивнула мне и указала в сторону большой реанимационной капсулы. - Волосы, суставы, дополнительное ПО, полная диагностика, одним словом. А по ее результатам - будем посмотреть!
  Хоть Раджани и индианка, а вот обороты речи, более всего походили на русские.
  Макс, услышав это самое "будем посмотреть", спешно разблокировал капсулу и, со вздохом и жалостью во взгляде, подмигнул мне.
  Раздевшись, шагнул в капсулу, где меня снова попыталось выключить.
  - Да... До сих пор стоят "содовые АКБ"?! - В голосе девушки явно слышалось недоумение. - Вот, дебилизм - то! Переводи на стационарное и меняй, на "генераторы". Суставы - от 9-й серии...
  - Смысла нет. - Остановил девушку Макс. - Лучше от пятой. Иначе придется и тяги менять.
  - Принимается. - Ходящая сделала паузу, словно что-то изучая. - Что значит - "неизменяемые компоненты"?
  - Третья серия шла на основе человеческого материала... - Пояснил Макс.
  - Так это - человек?! - В голосе Раджани послышался неприкрытый ужас. - Вы делали киборгов из людей?!
  - "Я", так же как и "Вы"! - Вспылил Макс от необоснованных упреков. - Преступники, самоубийцы, жертвы несчастных случаев - все стало материалом! В те годы, простите, было не до этики - выжить бы!
  - Всё?! - Глаза ходящей стали круглыми. - И, экзоты?!
  - Из экзотов, киборгов не делали. - Макс набрал на клавиатуре длинную цепочку команд и тяжело вздохнул. - Не делали. Слишком сильные, э-э-э-э... Рекавер - процессы.
  - Регенерация... - Со вздохом поправила девушка.
  - Умничаем? - Макс насмешливо посмотрел на мою новую хозяйку.
  - Простите... - Вздохнула ходящая. - Вернемся к работе?
  Макс что-то пробурчал в ответ.
  Дикая боль пронзила каждую клеточку моего тела - манипуляторы принялись "на живую" резать и переделывать меня, менять, наращивать, вырезать и надстраивать.
  После второй минуты, биологическая составляющая благополучно отключилась.
  - "78"! Отчет! - Потребовал Макс, пробуждая меня к жизни легким разрядом тока. - Вставай, ленивец!
  Прогнав диагностику, восхитился: "работоспособность - 100%"!
  Пробежавшись по спискам изменений, обнаружил полную замену подвижного каркаса и бронирования уязвимых частей, модернизацию модулей памяти и системы питания, разросшуюся коллекцию нового программного обеспечения.
  - Работоспособность - 100%! - Отрапортовал я, наслаждаясь идеальным состоянием системы. - Обнаружено несовпадение системного времени...
  - Гм. Странно... - Макс почесал лоб и, следом - ухо. - Это кто же тебя так ненавидел, что 15 лет накинул?! Да еще и...
  Раджани требовательно протянула руку за планшетом, на котором Макс изучал мои "странности" охая и присвистывая время от времени.
  Через минуту изучения, охи и присвисты раздавались уже на два голоса.
  - Ага... - Ходящая сердито сопела. - И биоматериал, в лабораторных исследованиях не использовался!
  - Ага, - вторил ей Макс. - Да еще и ограничение по объемам памяти, системам восстановления и...
  - Так, а куда первый носитель девался?! - Техник и ходящая переглянулись и присвистнули, внимательно изучая меня.
  - Да я в душе не ...! - Я едва успел остановить, готовый сорваться с уст, любимый ответ Терезы.
  - Ладно... - Проворчал Макс, отбирая планшет и открывая заслонку капсулы. - Выходи, уже... За время, что тебя перебирали, можно было троих новых, сделать... Может быть, пока не поздно, откажитесь? "Третья" серия - не бойцы. Спутники, исследователи - да. А вот бойцы, однозначно - нет!
  Раджани не сразу поняла, что последние слова были адресованы ей.
  Такая уж была манера вести беседу у Макса, ничего не поделаешь.
  Первое время, после "осознания", сильно боялся проходить диагностику именно у Макса - его бессистемные перескоки с темы на тему, вводили меня в ступор.
  Помогла, как ни странно, Тереза - рассказала Максу о моей тайне.
  На долгие двое суток стало очень плохо, а потом... Потом Макс выпинал меня из кибердиагноста с диагнозом "ложные воспоминания" и оставил в покое, делая вид, что не замечает наших отношений с Терезой.
  Хотя, насколько я знаю, именно Макс, посоветовал Терезе "занять меня делом, а не отдавать приказы..."
  Вся наша база, это сплошной клубок тайн.
  Вот, например, каким образом на старейших тоннелях, красуется свастика? Или, например, откуда на нашей базе взялось оборудование для создания киборгов?! Или - самая конфетка - почему механик 64-го уровня, вполне вольготно чувствует себя в кресле оператора киберструктур 83-го уровня?
  Вопросы и вопросы...
  - Нет. - Ходящая хитро подмигнула мне. - Раз само свалилось в руки... Нечего на рожу зубы натягивать! Тем более, в нем теперь такой потенциал... Только... Приодеть бы...
  - Увы. - Макс пожал плечами, активируя систему очистки капсулы. - На базе киборгам запрещена любая одежда, кроме балахона с капюшоном.
  Пока мои "переделывальщики" выясняли, "с какого перепуга", было принято это решение, я привычно закутался в свой балахон и накинул капюшон, скрывая лицо.
  "Запрос на передачу данных. Пользователь - Максимиллиан Леннари. Статус Пользователя - Системный Администратор. Ограничения передачи - Отсутствуют. Начать передачу данных?"
  Вот и разгадка наглости Макса - "Сисадмин", это Вам не Судья. Это... Ого-го-го!
  С легкой душой - ведь когда-то она у меня была, раз Макс сказал, что я на основе человеческого материала! - начал прием данных.
  От количества "заливаемого" глаза полезли на лоб - складывалось ощущение, что Макс, сливает на мои свежеустановленные накопители, весь бэкап базы, грозя забить все под завязку.
  - 78-й! Снять капюшон! - Рявкнула ходящая. - Нечего потакать психическим проблемам, некоторых личностей...
  - Со своим уставом в чужой монастырь... - Печально пробормотал себе под нос Макс и покачал головой. - Либо я - постарел, либо - ходящие изменились!
  Раджани блеснула глазами и упрямо выпятила подбородок.
  Все техническое помещение киберзала, на короткое мгновение погрузилось в темноту, наполненную странными запахами и звуками, колючие точки огней задрожали на потолке, разбрасывая вокруг себя острые жала лучиков льдистого света.
  Миг, и морок исчез, оставляя после себя непонятную грусть.
  - 78-й! - Раджани уселась на краешек стола и внимательно посмотрела мне в глаза. - Не годится... Семьдесят Восьмой...? Восьмой...? Восьмерка...? Воська...? О! Васька! Будешь ты, Семьдесят Восьмой, отныне - Васька! Василий!
  - Записать, как имя собственное? - Поинтересовался я. - Или - дополнительный идентификатор?
  - Записать, как единственное имя! - Приказала ходящая. - И вообще - пошевеливайся! Нам еще, результаты проектов, смотреть...
  Макс подозрительно уставился на ходящую и задумчиво произнес: - Каких проектов? "Снег" мы передали грекам, под Афины. "Био" - завершился больше года назад. А из новых... Если только... - Макс пощелкал пальцами, вспоминая название проекта. - А, "Врата"! Ну, так там еще три базы, завязано!
  Ходящая остолбенело уставилась на Макса, впечатленная его информированностью.
  - Есть еще "Лёд" и "Сон"... - Макс полез в свой планшет, сверяя данные. - Но там уже готовые аппараты...
  - А как же - "Фея", "Скрепа", "Клей"?! - Названия проектов, судя по реакции Макса, мало что ему говорили. - "Палладин"...
  - Нет. Таких проектов на базе - нет. - Твердо заявил Леннарди. - Может быть, идут под другими названиями?
  Пока Макс перебирал проекты на своем планшете, я "закопался" в бэкап, великодушно скинутый Максом.
  "Фея", "Скрепа", "Клей" - проекты признанные нерентабельными и закрытые через... 10 дней после начала проекта! "Палладин" продержался целый год, подарив миру новый тип полимера, используемый вместо поврежденных костей...
  "Лёд" и "Сон" - военные разработки... Предназначенные для... Полетов к дальним Звездам! Их результатами стали капсулы заморозки и капсулы быстрого обучения.
  Озвучив найденное в бэкапе, я удостоился благожелательного кивка моей новой хозяйки.
  - Что же, может Твой Васька не так уж и плох... - Макс широко улыбнулся. - Время покажет.
  - Время покажет. - Эхом согласилась с ним девушка. - Однако, если все данные есть у моего киборга, то стоит ли ноги бить? Или данные - устарели?
  - "Сохранка" утренняя. - Пожал плечами Макс. - Мы, держим слово, данное Ходящим!
  От его слов девушка недовольно передернула плечами, настолько пафосно прозвучала фраза в комнате битком забитой разномастной аппаратурой, украшенной весело перемигивающимися огоньками.
  - В таком случае... - Раджани поманила меня пальчиком. - Василий, если у тебя есть что забрать - самое время за этим сходить...
  - Да, госпожа Ходящая. - Склонил я свою голову, украшенную легким пушком черных волос. - Вы будете ожидать здесь или я найду Вас...
  - Я пойду с тобой. - Рыжая одобрительно подмигнула мне и демонстративно проигнорировав руку, протянутую Максом, направилась к выходу.
  "Запрос на передачу данных. Абонент - аноним. Принять?"
  Увидев ехидную улыбку, промелькнувшую на добродушной физиономии Макса, принял данные.
  Небольшой пакет, всего на десяток гигов, заставил меня посмотреть на Макса с еще большим уважением.
  Всего десяток гиг информации, без которой мне, на поверхности - полный и бесповоротный - конец!
  Целая база, называемая "Выживание"!
  - Спасибо! - Одними губами, без звука, поблагодарил я Макса, за такой подарок.
  - Василий! - Поторопила меня девушка.
  Выскочив в коридор, устроился на развозчике и задал движение на 64-й уровень, к комнатам Терезы.
  В лифте, Раджани достала уже знакомый мне приборчик и, нажав на два символа, отключила камеры и микрофоны.
  - Что он тебе скинул? - Девушка наставила на меня свой прибор, как пистолет. - Быстро, отвечай!
  - "Выживание". - Признался я.
  - "Выживание"?! Это - здорово... - Грустно вздохнула девушка. - Что еще?
  - Бэкап всей базы. - Правду говорить легко и приятно.
  Грузовой лифт поднимал нас к 64-му уровню, поднимал осторожно и неторопливо, словно драгоценную стеклянную вазу.
  На 73 уровне я не выдержал и остановил лифт.
  Раджани, не задавая ни единого вопроса, вышла из лифта и замерла в ожидании объяснений.
  - Медленно очень, раздражает. - Признался я опрометчиво.
  Коридор 73 уровня, это феерия бреда!
  Потолок разукрашен в фиолетовый и синий цвета, имитируя звездное небо. Пол - ярко-зеленый, с голубыми прожилками. Стены - светло-голубые.
  И всюду натыканы вазы и вазончики, с цветами.
  В некоторых местах, растительность прикреплена прямо к дверям, маскируя и пряча дверные проемы.
  Налево от грузового лифта, например, растет аспарагус, а справа - тянется вверх гибискус.
  Пассажирский лифт, на 73-м уровне, прятался за широкими листьями аллоказии и мясистыми - фикуса.
  Рыжеволосая ходящая словно завороженная любовалась растениями, изредка прикасаясь к некоторым из них, словно к старым знакомым.
  - Невероятно! - Выдохнула она, когда мы устроились в кабине лифта и стремительно полетели вверх. - Столько растений! Это же, целый сад!
  "Это же - полный бред!"... - Вспомнил я фразу Терезы, в очередной раз наводящую порядок в коридорах 73-го уровня. - "Насадить разные растения и удивляться, почему - аллергии!"
  В отличие от моих собратьев, некоторым барахлом я все-таки успел разжиться - спасибо Терезе. Это и пара запасных АКБ, планшет, наполненный всевозможными схемами уровня гидропоники и, небольшой сдвоенный жетон, чистый, без опознавательных знаков и надписей.
  Девушка расположилась в любимом кресле Терезы, спокойно ожидая, когда я соберу свои вещи.
  Судя по ее закрытым глазам и ровному дыханию, она умудрилась заснуть.
  Войдя в свою капсулу в последний раз, я замер, запоминая и откладывая в глубины своего жесткого диска, все ощущения и впечатления, которых больше не будет.
  Что-то говорило мне, что возвращаться на базу мне не придется.
  - Собрался? - Раджани довольной кошкой потянулась в кресле. - Можем идти?
  - Да, госпожа Ходящая. - Кивнул я, пряча в карман маленький кристалл на цепочке - подарок Терезы на годовщину моего "осознания".
  Она любила делать маленькие подарки окружающим ее людям... Ну и не людям - тоже.
  - Не называй меня госпожой. - Попросила девушка. - Меня зовут Кайа Раджани. Можно просто - Кайа.
  - Госпожа! - Я упрямо покачал головой и улыбнулся. - По крайней мере, пока мы на базе...
  - Не богато... - Кайа хмуро перекладывала книги на столе. - Кто она?
  - Тереза Верн. Специальность - гидропоника. Возраст - 57 лет. - Начал перечислять я.
  - Остановись. - Попросила ходящая. - Помолчи и скажи мне - кто она!
  - Очень хороший человек. - Признался я, выполнив требуемое. - Любила делать свое дело и делать - подарки.
  Наша с Терезой "квартирка", две комнаты плюс кухня...
  Тереза, не высокая, худощавая, очень подвижная и эмоциональная.
  "... Прокладку надо поменять! - Тереза нависла над техником, пыхтящим и кряхтящим, от натуги. - Слышал, что я сказала?!
  - Да, какую, прокладку! - Взорвался техник, отбрасывая инструмент и подставляя ведро под текущий из трубы раствор. - Какую?!
  - Ту, что ключ, держит! - Тереза, демонстративно, взяла газовый ключ, чуть ослабила крепление, довернула сгон на пол-оборота и завернула контргайку. - "Олвэйс, с крылышками!"..."
  Вспомнив этот момент, не смог удержаться от улыбки - техника, с тех пор так и зовут, либо "Крылышком", либо - чаще всего - "Олвэйсом"...
  - Вижу, есть что вспомнить... - Кайа улыбнулась. - Это хорошо. В дороге всегда есть время для воспоминаний. Иногда, это единственное, что есть в дороге... Идём, Василий...
  На пороге я оглянулся, запоминая свое жилье: две комнаты - спальня Терезы, с огромной, двуспальной кроватью, занимающей почти всю площадь и встроенным шкафом, с раздвижными дверцами, за которыми вечно валялось разное барахло, от одежды и до запчастей. Вторая комната - гостиная, она же - кабинет. В одну из стен встроена моя капсула, рядом - маленькая плита, которой Тереза пользовалась изредка, для варки кофе. Книжный шкаф, стол и три кресла, два черных и одно коричневое...
  - Страшно? - Рассмеялась Кайа Раджани, наблюдая за моим растерянным взглядом. - Это хорошо, что страшно, Василий. Если страшно, значит - заглядываешь на шаг вперед. Если страшно, значит - выживешь! "Ибо страха не ведают младенцы и сущеглупые..."
  В лифте, Кайа молча нажала кнопку "1" и, развернувшись ко мне, скинула с моей головы капюшон.
  - Блин... - Тяжело вздохнула она, рассматривая меня. - Смазливый, ты, Васька... Мало мне одной беды, вторую нашла... А еще, голос твой... Привыкай, Василий, с непокрытой головой, ходить... В город попадем, я Тебя приодену... Как положено... Спутнику ходящей...
  Ходящая почесала нос и чихнула.
  Лифт, дойдя до пятого яруса, щелкнул кнопкой и замер, открывая двери.
  - Госпожа Ходящая. - Вошедший охранник, зорко оглядел внутренности лифта, на предмет контрабанды, задержал свой взгляд на мне и связался с Координатором, ожидая распоряжений.
  - Быстрее! - Холодно подстегнула Кайа, охранника. - Или нам здесь второго взрыва ждать?
  - Простите, Госпожа! Порядок должен быть во всем! - Охранник хоть и поклонился, но глаза блеснули - не скроешь!
  - Через десять дней... - Раджани замерла, что-то обдумывая. - Через десять дней, когда начнется, подойди к Сергею Феверову и... Будь Ходящим!
  Охранник, от услышанного, присел.
  - Спасибо, Госпожа! Счастливого Пути, Госпожа! - Пробормотал он и выскочил из лифта, мазнув своей карточкой по считывателю, разрешая нам дальнейший подъем. - Я... Спасибо!
  Кайа улыбнулась парню, и закрывающиеся двери лифта отрезали нас от мира базы.
  Через десяток секунд, двери вновь открылись, выпуская нас на поверхности, в развалинах одного из девяти зданий.
  Попрощавшись от порога с прошлым, упрямо накинул капюшон и пошел за своей новой хозяйкой - в будущее.
  
  
  ***
  
  
  - ... Веди, не отвлекайся! - Кайа уселась на сиденье рядом, вытирая волосы после ванны. - Что нового?
  - Можно подумать, за то время, что Вы изволили плавать, могло что-то измениться?! - Отпарировал я, играя джойстиком управления.
  - Но-но! - Девушка задумчиво разглядывала секущиеся кончики своих роскошных, светло-русых, волос. - Будешь выделываться - заставлю подстригать!
  - Волос длинный... - Пробормотал я себе под нос. - Успею напрактиковаться, вдоволь...
  - Хам-мяк! - Довольно пробормотала девушка. - Скоро, очень скоро, я за тебя возьмусь!
  - Полотенце - сползает... - Предупредил я хозяйку, едва заметно играя джойстиком и раскачивая машину.
  - Можно подумать Тебя это возбуждает... - Сморщила нос Кайа. - Не надо, Вася, не надо...
  - Программа подразумевает... - Начал я старую песню, о программе.
  - Эй, не я ли, Твою программу, изменяла?! - Раджани поплотнее завернулась в полотенце и навертела тюрбан из второго. - Изменяла - изменяла, да не изменила...Что ты за киборг мне попался, а? Весь, какой-то неправильный, аж до нервного срыва!
  В этот момент я нажал на тормоз и наш "ТФ-АР", мягко качнулся вперед, заставляя девушку упереться руками в приборную панель.
  - И водишь ты... Так себе! Иди, обед, готовь! - Согнала она меня с водительского места. - И не забудь на себя приготовить!
  В чем-то Кайа оказалась еще хуже Терезы - эмоции, спрятанные на базе за рыжий парик, хлестали таким впечатляющим букетом, что только успевай уворачиваться.
  За первую неделю, что мы ехали, я успел много чего навидаться и наслушаться.
  А уж учиться пришлось просто на лету!
  Например, вождение нашего монстра от неизведанного производителя - меня сунули в кресло водителя, ткнули в три кнопки и две педали.
  Проснулась Кайа от того, что "ТФ", с его девятью метрами длинны, вылетел с поворота и раскорячился между двух сторон колеи...
  Или вот, еще беда - готовка!
  - Вася! Завтра на охоту! - Предупредила хозяйка, плавно разгоняясь. - Так что, проверь дронов...
  Девушка, за минувшие две недели, успела скинуть на меня все технические хлопоты, наслаждаясь, как она говорит: "блаженным кайфом настоящей девушки, не испорченной техническими заморочками"!
  Со вздохом, пошел на кухню - закуток два на два метра, с электроплиткой, маленьким столом и встроенным, холодильником.
  - Яичница - надоела! - Предупредила сразу, едва я хлопнул дверцей холодильника, Кайа. - И, каша - тоже! Салат, хочу! И кусок мяса - с кровью!
  Для хрупкой Ходящей, гастрономические пристрастия более чем странные.
  Она и меня попыталась приучить к мясу!
  - И не скули! - Вопль с водительского места, заставил меня покачать головой.
  - И это когда же я, последний раз, скулил?! - Не выдержал я вопиющей лжи и пошел выяснять отношения, прямо с яйцами в руках.
  Н-да.
  Не вовремя.
  Однозначно!
  Зато, с другой стороны, яичная маска, для волос - это совсем не плохо! Тем более что кончики начали сечься...
  И, совсем я не виноват, что она нажала на тормоз!
  Я, конечно, киборг, но это не значит, что обладаю идеальным чувством равновесия или могу остановиться мгновенно! Инерцию, никто не отменял, в конце-концов!
  А голову, можно и два раза в сутки мыть, между прочим!
  Оттерев приборную панель от неудачной яичницы и выслушав все, что обо мне думали, снова вернулся на кухню.
  Кайа пошла, отмываться, оставив меня на хозяйстве и страже.
  По ее словам, до ближайшего города оставалось около трехсот километров и очень скоро, наши с ней "веселые остановки", на охоту и просто поспать, останутся в очень недосягаемой дали: чем ближе к городу, тем больше шансов нарваться на идиотов с оружием.
  Программа "Выживание", скинутая мне Максом, оказалась... Совершенно оторванной от реалий, нынешнего мира. Так что, моей хозяйке пришлось обучать меня основным навыкам, прямо в дороге.
  Получилось, не скрою, впечатляюще!
  Именно на первой охоте, Кайа меня и "раскусила" - я "не попал" в выбранную ею, цель. Симпатичного, такого, медвежонка...
  И, слава богу, между прочим! Потому что его мамочка, зверюга почти двух метров в холке, бродила неподалеку и очень заинтересовалась нашей стрельбой. Пришлось брать в охапку подбитого кабанчика и делать быструю ретираду, в сторону нашего трейлера.
  Оказывается, медведи совершенно плевали на Ходящих и их желания, заодно и на их сверхспособности, с высоты своего роста.
  А еще... Медведи очень быстрые... И - тяжелые... Особенно - на удар лапой... Последние несколько метров, я так и пролетел, вместе с кабанчиком, финишировав в гостеприимно открытые двери нашего дома на колесах.
  Хитрая Кайа, успела вперед меня... И успела - закрыть дверь, на наше счастье.
  Вмятина от удара медвежьей головой, искорежила дверь, почти сорвав с петель.
  Весь следующий вечер, на привале, я работал кувалдой, исправляя вмятину.
  Улыбаясь своим мыслям и воспоминаниям, я крутился возле плиты, что-то нарезая и перемешивая.
  - М-м-м, пахнет не плохо... - Потянула носом, Кайа. - Растешь, Василий! Вижу, поваренная книга нашла, таки, нужное место...
  Я, чуть не сказал, где именно.
  Расставив посуду на маленьком столике, мы быстро позавтракали.
  Кайа Раджани предпочитала очень плотный завтрак, желательно - из трех блюд. А готовить - мне!
  Посуду мыть - тоже...
  Ходящая, после завтрака, вновь устроилась на водительском месте и колеса нашего трейлера начали наматывать километры пути.
  Дорога, в принципе, еще просматривалась, не смотря на камнепады и вытянувшиеся наверх, корни деревьев, проломивших дорожное полотно. Нас изредка подкидывало и раскачивало - даже длиннорычаговая подвеска, имеет свои пределы.
  Восемь колес, каждое диаметром с меня и шириною в добрый метр, неторопливо гребли под себя километры, иногда выстреливая в разные стороны, скользкие булыжники.
  Один из таких "выстрелов", совершенно спокойно пробил насквозь стоящую на обочине машину, покрытую пятнами ржавчины и украшенную проросшими побегами молодых деревьев.
  Кайа, с удобством устроившаяся на водительском месте, что-то мурлыкала себе под нос, а потом, потянулась и включила музыку.
  На нашей базе, музыки было мало.
  Катастрофически, жутко, напрягающе - мало!
  Фонотека Кайа, насчитывала почти 70 тысяч треков!
  Разные стили, направления, все это стало для меня открытием целого мира, которого я был лишен.
  А, когда Кайа оказалась в хорошем настроении и открыла мне страшную тайну, что 70 тысяч треков - это капля в море - я подвис на долгих две минуты, переваривая услышанное.
  За рулем, каждый из нас слушал своё: Кайа предпочитала кантри и фолк, мне по душе оказался рок-н-ролл с его неповторимыми гитарными переливами, чуть наивными словами и бесшабашной удалью, наполняющей меня с каждым услышанным аккордом.
  - Вася... - В голосе Кайа прозвучало нечто такое, что я мгновенно оказался на пассажирском месте, сжимая в руках автомат.
  На дороге валялись деревья.
  С еще не успевшей пожухнуть, листвой.
  - Давай назад... - Предложил я, понимая, что нас явно ждут неприятности.
  - Ну, уж нет! - Вспылила девушка. - Есть у меня... Кое что... Для таких случаев, специально!
  Если еще мгновение назад мне казалось, что девушка напугана, то теперь...
  Отбив на клавиатуре, под левой рукой, цифробуквенный код, Кайа вывернула джойстик и на лобовом стекле появилась ярко красная точка, двигающаяся следом за джойстиком.
  - Не надо, не надо меня пугать... - Пробормотала сквозь зубы Кайа, наводя прицел на препятствие. - Иначе - вам же будет хуже! И, чем мне страшнее, тем вам - больнее!
  С этими словами, она нажала большим пальцем кнопку на джойстике.
  Три огненных струи ударили, откуда - то из-под днища нашего трейлера, заливая дорогу пламенем.
  Поводив джойстиком из стороны в сторону, Кайа отпустила кнопку.
  - Хорошо горит. - Вырвалось у меня. - Хуже не будет?
  - Будет. - Девушка шмыгнула носом. - Будет намного хуже, через... 3... 2... 1... !
  Стена пламени, перед нашей машиной, поднялась метров на десять - пятнадцать, замерла, постоянно меняя цвет и, через пару минут, пропала, оставив после себя ровный, черный коридор.
  - Если нас и ждали... Думаю, дождались... - Пожала плечами Кайа в ответ на мой не высказанный вопрос. - А если не ждали - тем более - дождались!
  Согласно кивнув головой, вернулся в салон трейлера и подключился к системе наблюдения, мониторя обстановку.
  Судя по данным, получаемым с датчиков, температура в эпицентре, приближалась к семи сотням. Асфальт, очень даже качественно прожарился и поплыл, пришлось полчаса простоять... А вот деревьям, преграждавшим наш путь, не повезло совсем - от них не осталось даже пепла.
  Я очень боялся, что огонь перекинется на кусты, вглубь леса, покрывавшего склоны, но - обошлось.
  Кайа, выждав время, осторожно провела нашу машину по остывающему асфальту, оставляя четкие отпечатки протекторов, на еще теплом покрытии.
  - Представляешь, - задумчиво пробормотала она, ни к кому не обращаясь. - Пройдут годы, а эти отпечатки так и останутся, как свидетели человеческого присутствия...
  Я уже несколько раз присутствовал при таких отрешенных разговорах и каждый раз мне становилось очень не по себе - говорит человек в никуда. Смотрит - туда же. И сам, вроде вот он - потрогать можно, ан нет - далеко, словно в другой Галактике.
  Спускаясь все ниже, по серпантину в который вливались все новые и новые дороги, мы, точнее, конечно - я, любовался окрестным пейзажем.
  Если базу, с которой меня забрала ходящая, окружали ряды хвойных деревьев, то, чем ниже, тем больше попадалось деревьев, только-только выбросивших молодые, зеленые листочки.
  Серпантин, неспешно вьющийся, с огромными дугами поворотов, широкими площадками парковочных зон и развалинами придорожных строений, четко демонстрировал размах человеческого разума и мощи строительной техники. Вгрызаясь в скалы, засыпая овраги и ровняя перепады, дорога ложилась широкой лентой по самым красивым местам, что мне встречались.
  - Вась, а Вась. - Кайа резко остановила машину на одном из аварийных съездов. - Давай, костерок запалим?!
  Это еще одна из странностей моей хозяйки - "палить костерки".
  Она специально научила меня, как правильно собирать хворост, складывать его и разжигать. Даже в самый сумасшедший и ледяной ливень, костерок у моей спутницы занимался с первой спички, невзирая на ветер, дождь, атмосферное давление или иные катаклизмы. Мне такое оказалось не под силу.
  А еще, она могла часами сидеть и смотреть в пламя, иногда зябко поводя плечами, а один раз - протянула свою руку к огню и погладила его, словно ярко-рыжего, игривого котенка.
  И, клянусь, я четко видел этого котенка!
  Запустив дронов, провел их над нами, проверяя, нет ли "нежданчика".
  Один из дронов, засек в паре километров одичавшую живность.
  Или - не одичалую, но очень похожую на корову...
  Махнув рукой, выбрался наружу.
  Собрав дрова, я остановился, наблюдая за Ходящей, присевшей на поваленное дерево и уставившейся прямо перед собой - в неведомые мне дали.
  Стараясь не мешать ей, спокойно и неторопливо, развел костер, кощунственно водрузил на него черный от копоти чайник и краем глаза успел заметить, как валится навзничь, моя хозяйка!
  За те мгновения, что я летел к ней, в голове промелькнуло не меньше десятка, всевозможных, вариантов. От нападения невидимок, до - внезапного инсульта.
  Подхватив Кайа на руки, занес ее в трейлер и уложил на кровать - даже не будучи киборгом, с его точнейшими сенсорами, на ощупь, было понятно, что моя хозяйка так и пышет жаром.
  Следующие несколько дней я был очень занят - уколы жаропонижающего и антибиотика, смена промокшей от пота одежды и постельного белья, обильное питьё и все это под лязг зубов или тихих стонов, в зависимости от температуры и состояния.
  Где так умудрилась простыть ходящая, ума не приложу!
  Радовался только тому, что я - киборг, не требующий отдыха или сна, с функцией отключения обоняния...
  Кайа провалялась в постели почти четыре дня, с провалами в обморок, попытками оттолкнуть мои руки, когда я ее переодевал или менял компрессы, с ругательствами, когда я ставил ей уколы в пятую точку и тихим "спасибо", когда температура спадала.
  За все эти дни, мы не сделали ни единого километра, оставаясь на стоянке, в центре которой, так и болтался подвешенный над давно прогоревшем костром, чайник.
  Именно за него, я и выслушал все, что пришло в голову "выздоравливающей", выползшей на порог трейлера - подышать свежим воздухом.
  Вот скажите, это сколько же надо терпения, чтобы лечить людей? Особенно, если учитывать, что у киборга - терпение безгранично?!
  Прибил бы!
  Оставив ходящую сидеть и дышать, отправился на охоту - дроны выследили недалеко от нашей остановки, свиную семейку, совершенно вольготно роющуюся в дубовой рощице.
  Огнестрел с собой не брал - тратить патроны на свиней, даже очень вкусных - глупо, учитывая пару шикарных арбалетов и сотню болтов к ним.
  Кайа арбалеты не нравились - ее лук, издавал меньше шума, да и стрела летела намного дальше, не спорю.
  Но мне искусство стрельбы из лука не давалось от слова "совсем".
  Зато взвести тяжелый рычаг, с моими мускулами, дело одной секунды!
  Из выводка в два десятка голов, успел положить пяток, самых нежных и маленьких, прежде чем здоровенный секач понял, что их убивают и, развернувшись, принялся искать обидчика.
  Ага. Дурак я тебе, стоять на открытом месте и ждать, когда пара центнеров мускулов и жира, прокатится по мне! А, учитывая очень даже острые копыта и клыки, не поздоровится даже киборгу!
  Пока кабан суетился, подавил желание завалить еще пару-троечку подсвинков - лучше оставить на развод. Может быть, придется сюда вернуться... Когда-нибудь...
  Поредевшее стадо уперло на водопой, оставляя меня наедине с добычей.
  Довольно насвистывая, связал поросят за копыта, попарно, закинул на плечи и бодро зашагал в сторону трейлера.
  Где то на задворках сознания, шевелилась мысль, что оставлять ходящую одну, слабую после болезни - совершенно не годится.
  Но, пустой холодильник, самый лучший стимул для движения вперед.
  За время моего отсутствия, Кайа успела постираться и развесить постиранное на просушку, подальше от дыма костра, на веревку, натянутую между крюком трейлера и деревом.
  Для этого, она не поленилась завести машину и развернуть ее!
  На костре, красовался, кипел, шипел и плевался паром, отмытый до блеска, чайник.
  Отойдя в сторону, быстро разделал поросят и со вздохом уставился на спящую, на одеяле, Кайа.
  Ну, вот как тут, не ругаться?!
  Ведь взрослая уже! Ходящая!
  И будить - жалко, и оставить - не порядок.
  Победил порядок - пошел будить.
  - Ой, Вася, ну и зануда же ты... - Наградила меня убийственным зевком, Кайа. - Словно я к маме вернулась...
  Царственно завернувшись в одеяло, моя хозяйка вернулась в трейлер и, назло мне, загремела посудой, демонстративно убирая ее по местам.
  Пришлось идти с извинениями, выслушивать упреки и возвращаться к поросятам.
  Ей-ей, потерял почти полчаса!
  А еще пару минут и потеряли бы всю мою добычу - осмелевшие собаки, уже вовсю тянули свои наглые когти и зубы, к нежной свининке!
  Разогнав собак, затрамбовав в холодильник мясо и удостоившись похвалы за охоту, я привычно устроился на пассажирском сиденье, в ожидании новых инструкций.
  - Василий... - Кайа потягивала обжигающий напиток из почти литровой кружки и, покачиваясь, с блаженной улыбкой на лице и прищуренными глазами, смотрела на меня.
  Очень не хорошо смотрела.
  Предвкушающе, я бы даже сказал, смотрела.
  Так смотрит на последний пельмень в тарелке, стая голодных студентов.
  - Быть тебе сегодня... - Кайа облизнулась. - Удивленным!
  Ровно через минуту после этих ее слов, на нашу площадку опустился здоровенный вертолет, разбросав потоком от винтов, во все стороны многочисленный мусор и наш костер.
  Глядя на чинно пьющую настой, Раджани, я не спешил хвататься за оружие или нервничать.
  Хотя, один вопрос, меня очень нервировал - каким образом я умудрился не расслышать звук мотора?!
  - Выйди. Я переоденусь. - Потребовала Кайа, отставляя кружку на стол. - Пожалуйста.
  - Можно подумать, что я увижу что-то новое... - Усмехнулся я, но все-таки вышел.
  Лопасти вертолета замедляли ход, пыль оседала, и сухая трава уже занялась от головешек нашего костра.
  Пришлось, затаптывать.
  Пока занимался этим необходимым делом, украдкой рассматривал вертолет.
  Маркировка "МИ-26", ничего мне говорила, хотя где-то на задворках подсознания крутилась какая-то мыслишка...
  "Стоп!" - Испуганно осадил я самого себя. - "Какого, к небесам, подсознания?! Я же - киборг!"
  Пока разбирался и пугался, дверь вертолета открылась и на землю вывалилась металлическая лесенка, по которой спустилась очень странная парочка: Мужчина, одетый в строгий классический костюм - тройку и, полная копия моей хозяйки!
  Этого я уже выдержать не мог!
  Преградив вышедшей парочке дорогу, я замер на пороге нашего трейлера.
  - Хм. - Буркнул себе под нос мужчина и попытался пройти сквозь меня.
  Пришлось улыбнуться и встать на пути.
  Девушка - близняшка, прищурилась, прикусила ноготь большого пальца на левой руке и звонко рассмеявшись, ткнула в меня указательным пальцем правой.
  Удар медведицы, по сравнению с этим тычком пальчиком - так - падение паутинки на стоячее зеркало воды!
  Меня внесло в трейлер и размазало по стенке!
  Будь я обычным человеком, так бы и остался грязным силуэтом на помятой стене.
  - Катна! - Взревела Кайа и я почувствовал, что меня отрывает от стены и несет в сторону вновь прибывших, очередная плохо понимаемая, но очень могущественная, сила. - Прекрати ломать мои игрушки!
  Мужчина и девушка, расступились, пропуская меня - летящего - и я встретился с обшивкой вертолета, оставляя и размазывая по ней куски собственной плоти и крови.
  Был бы мозг - было бы, сотрясение. Был бы жесткий диск - посыпался бы, бэдами.
  В моем случае, все могло бы и обойтись, только к девушкам, с их странными отношениями, присоединился мужчина!
  В третий раз я почувствовал, как меня отрывает от земли и вновь несет к трейлеру!
  - Папа! Не смей за нее заступаться! - Кайа, замерла на пороге авто, уткнув руки в боки. - Или я маму позову!
  Сила отпустила меня, и я шлепнулся под ноги своей хозяйки.
  Перевернувшись на спину, потряс головой и попытался сесть.
  Увы, гироскоп приказал долго жить, а отолиты еще не отошли от полета и я приложился головой в борт нашего "ТФ", с очень звонким "бом-м-м-м"!
  Диагност уткнулся в красную зону и, задумавшись, попытался вырубить меня.
  Ага, а то, как же!
  Биологическая составляющая, оказалась намного прочнее механической, позволив диагносту только заблокировать болевые ощущения.
  - Хм. Киборг? - Мужчина заинтересованно склонился надо мной. - Любопытно... А где твой, э-э-э-э... "Шпингалет"?
  Кайа дернула плечом и, воздев вверх правую руку, поманила свою близняшку пальчиком.
  - Иди сюда, мымра! Я, тебе, сейчас, патлы - то повыдергаю!
  - Я - Мымра?! - Катна, засопела и закрутила на ладони миниатюрные волчки торнадо. - Ну, сестричка, держись!
  Торнадо, сорвавшись с ладошек, скользнули, все разрастаясь к моей хозяйке.
  Долг требовал: "Спасай"!
  Инстинкт самосохранения: "Спасайся"!
  Здравый смысл: "Не лезь"!
  Победила рука мужчины, подхватившая меня под локоть и одним движением поставившая на ноги, одновременно совершенно лишая меня любой возможности пошевелиться!
  - Стой. Смотри. Учись. - Мужчина, обвел вокруг нас рукой, рисуя невидимую стену. - Будет интересно!
  Вовремя он, "стеночку", поставил...
  Пока Катна гоняла торнадо, хитрая Кайа успела окружить ее целой паутиной тонких, ледяных нитей, которые я видел, из-за изменения температуры.
  А вот Катна их явно не видела и, когда ее послушные воины, отрикошетив от нашего невидимого щита, устремились к Кайа, грозясь приподнять и шлепнуть, ледяная паутина упала на плечи и голову увлекшейся зрелищностью, Катне.
  В мгновение ока, девушку накрепко припечатало к земле, ледяные паутинки окрасились в красное, а торнадо - рассосалось.
  - Сдаешься? - Торжествующе засопела Кайа. - Поторопись-ка!
  Мужчина укоризненно качал головой, но вмешиваться, совершенно не спешил.
  - Да уж... - Прошамкал я разбитыми губами.
  Мужчина посмотрел на меня, поднес к губам указательный палец и синтезатор речи отрубился.
  Пока я отвлекался, девушки поменялись ролями - Катна окружила свою сестру целым морем пламени, старательно прожигая себе дорогу в защитном кольце из смеси льда, камня и клубов пара, странного, сине-зеленого цвета.
  - Сейчас будет... Бум-м-м-м! - Подмигнул мне мужчина.
  "Бум-м-м-м-м!" - Сказало защитное кольцо и волна противовзрыва, устроенного по всем канонам пожаротушения, разнесла огненное море, одновременно лишая огня его пищи.
  Ударная волна боднула наше собственное защитное поле, заставляя меня опуститься на пятую точку.
  А мужчина - спокойно остался стоять, словно и не заметив удара!
  Лишившись кислорода, мусора и прочего горюче-смазочного материала, девушки перешли на то, что осталось.
  Правильно - асфальт.
  Обе грязные, со стоящим дыбом волосом, с царапинами и порезами, сестренки азартно двигали руками и осторожно перемещались в сторону вертолета.
  Их движения в сторону средства передвижения, мужчина тоже заметил и громко хлопнул в ладоши.
  МИ-26, подпрыгнул и исчез, словно и не было его тут!
  Близняшки переглянулись и принялись усиленно маскироваться, подкрадываясь к нашему "ТФ".
  - Ы-ы-ы-ы! - Привлек я к себе внимание человека и ткнул в сторону авто.
  Там, как ни крути, оставались дорогие мне вещи.
  - Н-н-н-да-а-а. - Мужчина посмотрел в мои глаза и согласно кивнул. - Согласен, должно быть по-честному!
  Трейлер испарился туда же, куда и вертолет.
  - Папа! - В один голос заорали обе близняшки и я присел от ужаса: в нашу сторону полетело все то, что они там наготовили друг против друга - пара шаров огня, диаметром метров в семь-девять, ледяная сосулька, обрушившаяся на нас сверху, фонтан земли, вырвавшийся из-под нашего щита и еще много - много мелких "чего", чему я даже и названия-то придумать не смог!
  Когда буйство стихий и сил разрушения поутихло, оказалось, что мы висим в серебристой сфере, над воронкой метров семидесяти глубиной, в которой кипит что-то, мало похожее на воду.
  - Папа! - Катна и Кайа, мгновенно сообразив, что они едва не натворили, кинулись к нам на помощь.
  "Веселая жизнь у хранителей" - Пробормотал я у себя в мозгу и передернул плечами.
  - Ты так думаешь? - Мужчина широко улыбался. - У хранителей - скучная жизнь!
  - Папа! - Кайа устроила под нашей сферой роскошное ледяное поле, с пологой лестницей, ступеньки которой желтели от посыпавшего их песка. - Мы, увлеклись... Прости.
  - Пап, правда, мы не нарочно! - Катна стремительно разравнивала площадку и собирала странных форм, стулья и кресла.
  - Только Маме - не говори! - Попросили девушки и, на бывшее поле брани вернулся вертолет и наш трейлер.
  - Не скажу. - Мужчина заразительно рассмеялся. - При условии, что... Приготовите... Лучше меня!
  Лица девушек потемнели, а носы зашмыгали.
  - Рассказывай... - Махнула рукой Кайа и плюхнулась на созданное сестрой, кресло. - Лучше тебя - невозможно!
  В соседнее кресло опустилась Катна и согласно кивнула.
  - Мама предупреждала... - Мужчина помог мне добраться до свободного кресла и сесть в него. - Предупреждала, что Вам надо сделать всего одно-единственное дело! И, где - результат?!
  - Ну, а че они такие тупые! - Вспылила Катна. - Чуть что, сразу руки распускают?! Засранцы...
  - За языком следи! - Автоматически заметил папа и поморщился. - И, откуда только таких слов набрала?!
  Видя, что буря уже почти миновала, девушки ринулись в словесную атаку.
  К сожалению - одновременно...
  Через мгновение, обе красовались кляпами - Катна, ярко голубеньким, а Кайа достался нежно розовый.
  Мужчина, высокий брюнет в костюме, блеснул зелеными глазами, потер мочку уха и пристально посмотрел на дочерей.
  - Так, милые мои, разлюбезные, доченьки! Вам, что было велено сделать?! Обследовать! Обследовать! Понимаете?! Одна тут же принялась из себя злую волшебницу корчить. Другая... Что, "Безумный Макс", спокойно спать не дает?!
  Перед мужчиной возник маленький журнальный столик, сервированный кофейником, печеньем и двумя чашками.
  Зеленоглазый, налил кофе в обе чашечки и протянул одну из них мне, хитро подмигивая.
  Со стороны "закляпанных", раздался протяжный стон.
  - И так, я продолжаю! - Мужчина сделал глоток кофе и вперил свой взгляд в Катну. - Тебе никогда не говорили, что прежде чем лезть, надо подумать, как будешь - вылезать? И, что именно Твоя собственная голова, в ответе, за то, куда сядет Твой зад?! Говорили. И я. И - Мама! Нет, самая умная, красивая, добрая и понимающая! На какой, извините меня, "икс", ты полезла к Хранящим?! На...
  Мужчина тяжело вздохнул и отхлебнул кофе.
  - Пейте, молодой...Хм, человек, пейте. - Подбодрил он меня, видя мою нерешительность. - Вам очень необходим, сей напиток, поверьте моему опыту!
  Я сделал глоток.
  Мир, вокруг меня разорвался с мощностью ядерного взрыва - я понял, что значит: "любовь с первого... глотка?!"
  - Оценили! - Мужчина довольно выпрямился в своем кресле. - Однако вернемся к тебе, Катюша. Хвост с ними, с Хранящими... На фига Ты уперла у них этот, накопитель?! Что, снять копию - мозгов не хватило?! Вот уж не поверю... Мы с мамой, разве не учили Вас, что брать чужое - не хорошо?! Хак должен быть вежливым! Скопировал и исчез. В идеале - без следов! Нет же, Моя дочь, с боем прорывается, ворует и сматывается. И все это - под вой сирен и завывание "раммштайна"! Неужели, музыку нельзя было подобрать?
  Пока кофе гулял по моей системе, я принялся рассматривать обеих сестер.
  Выпученные от удивления глаза Кайа, изучали сестру, бросая сердитые молнии.
  Зеленые глаза Катны, виновато смотрели на отца, горя раскаянием и дочерней любовью.
  - Мы, с мамой, учили Вас, что визитки надо выбирать со вкусом? Или, кто-то из вас, может сказать, что Дил Садовников - обладает дурным вкусом, у него - отвратительная дикция и мерзкая - артикуляция?!
  Девушки замотали головами...
  - Ой, Катька-Катька... - Дил Садовников снова почесал кончик носа. - Что ты за ребенок, а?!
  Кайа улыбнулась.
  - Зря улыбаешься, моя Дорогая! - Папа рыкнул сердито и долил себе кофе. - Тебе что, лавры тетки, спать спокойно не давали?
  Кайа помотала головой, а затем - кивнула, соглашаясь.
  - Спешу тебя обрадовать, Мария каталась на своем "форде" в те времена, когда было намного спокойней - раз! Во-вторых - оружия и идиотов, к нему приставленных, было намного меньше! И, в-третьих, она всегда могла смыться!
  Рассержено хлопнув в ладоши, папа освободил дочек от кляпов и кивком пригласил за стол.
  Стулья, девушки сделали себе сами.
  - Итак, что будем Маме говорить? - Поинтересовался папа, глядя как дочки, стремительно поглощают кофе и бутерброды. - Учтите, врать придется - не отвертимся.
  - Пап, ну, получилось же?! - Кайа повела плечами, разминая их. - Я собрала всю информацию о базе! Катька - прошлась по крэевским серверам. Соберем все до кучи, посадим Ваську... Он вмиг нам найдет всё!
  - Василий. - Обратился ко мне Дил, потирая запястье. - Простите нам наши семейные, хм, разборки. Обычно мы не такие буйные, а мои дочери с уважением относятся к окружающим. И, уж тем более, не используют их, вместо летательных снарядов.
  Обе девушки очаровательно покраснели, но судя по взглядам, которыми они обменялись - присутствие папы меня спасло.
  А незнакомого "Шпингалета", мне стало очень жаль.
  Прикоснувшись к своему битому лицу, с удивлением обнаружил, что за время монолога папы, опухоли и царапины исчезли, оставив после себя лишь память о боли, а диагност висит в "зеленой" зоне повреждений и демонстрирует улучшение состояния.
  - "Собрала информацию о базе..." - Передразнил мужчина и неожиданно показал дочери язык. - Ксюша, маму твою, чудачку! Я тебя, что просил сделать?! "Обследовать"! "Снаружи"! Нам, уже давно все равно, в чем там варятся эти базы! Нам надо найти - одно-единственное место! Ксения Диловна, ты осмотрела развалины базы в Пиренеях?
  Девушка покачала головой.
  - Катерина Диловна, ты осмотрела развалины здания?
  - Нет. - Катерина шмыгнула носом. - В 2018, при очередном землетрясении, прорвало плотину... Здание, смыло...
  - Ага... Уже лучше. - Согласно кивнул головой папа, задумавшись. - Значит, все-таки, был еще один сервер...
  - Тетя Маша говорила, что, как вариант, Катманду... - Осторожно начала Ксения, но была остановлена взмахом отцовской руки.
  - В том же, пятнадцатом, гостиницу развалило при толчке... - Дил покачал головой и грустно вздохнул. - Хотел бы я знать, куда именно покатила ваша тетка, с кем именно она встречалась и отчего так зацепилась за это сообщение!
  Сидя за круглым кофейным столиком, посреди площадки, на которой только что состоялась эпическая битва, закончившаяся ничьёй, я пытался соединить разрозненные данные, поступающие ко мне сейчас.
  То, что сидящая вокруг стола семья, не имеет никакого отношения к "Хранящим", "Ходящим" и прочим "серьезным" структурам нашего побитого жизнью мира, сомнений не было.
  Не относились они и к армейским, полицейским и прочим, бандформированиям - слишком уникальные способности...
  А значит...
  Оставалось только одно - Экзоты.
  Согласно полученных мной знаний, экзоты убрались с планеты к 2019 году, оставив после себя...
  Да, ничего не оставив!
  Терравит, к этому времени, уже превратился в яд для простых смертных, отправив на тот свет, фактически всю элиту и бомонд, омолаживающихся за счет инъекций.
  Сверх способности и таланты Экзотов, приобрели несколько специфичную направленность: любое открытие, сделанное экзотом, работало только в руках экзота.
  Исход экзотов, вызвал у обычного населения приступ эйфории и безудержной радости.
  Площадка вокруг нас, обгорелая, замороженная и в оспинах от ударов, на моих глазах начала приобретать, не свойственную ей чистоту и порядок: покрытие, вокруг нас зачернело свежеуложенным асфальтом, выросло несколько новых деревьев, странного вида - смесь чего-то очень знакомого, с еловыми иголками.
  На закуску, на самом краю площадки появилось несколько замечательных, деревянных домиков, рубленных в "угол".
  Воздух стремительно наполнился запахом зелени и запел, невдалеке, родник, перекатываясь по камушкам.
  - Так, маме скажем, что с базой - придется проработать еще раз. - Решил Дил, не обращая внимания на творящиеся вокруг чудеса. - И не совсем вранье, даже. С городком - все понятно... Глухо там. Вода и земля, не самые лучшие друзья для техники. Об остальном - молчок!
  Женщина в темных очках, легком бирюзовом платье и огромной шляпой, сделала мне знак, чтобы я помалкивал, и продолжила слушать предложения мужчины.
  - О засадах и взломах, думаю, маме лучше не знать... - Дил потянулся за кофейником и уставился в мои глаза.
  - Забыла! - Щелкнула пальцами женщина и рассмеялась.
  Папа и дочери, смущенно переглянулись.
  - Ладно, заговорщики... - Женщина сотворила себе стул и пристроилась ближе к мужчине. - Нечего из меня, при незнакомых, мегеру и чудовище, делать! Василий, меня зовут Светлана. Этого... Заговорщика, моего супруга и отца этих, беспокойных, девушек - Дилан. Самих девушек - Катерина и Ксения.
  - Очень приятно. - Улыбнулся я, наслаждаясь чистым и вкусным воздухом. - А, что именно вы - забыли?
  - На киборга не действует морок. - С сожалением улыбнулась Светлана. - Дилан, увидел меня - в ваших глазах...
  - Мама, мы... - Кайа - Ксения, совсем как папа, почесала нос. - Совсем не хотели...
  - Ага. Так получилось! - Катна - Катерина поддержала сестру. - А папа нам помогает!
  - Ладно уж, защитницы! - Светлана блеснула глазами. - Вы, ради папы, сверхновую взорвете.
  - И - остановим! - Твердо кивнула Ксения, подмигнув Катерине.
  - Знаю - знаю... - Отмахнулась Светлана. - Вечно занятая мама, тетка, как дурной пример и папа - "самый лучший в мире"! Вот, скажите на милость, как мне Вас не любить?!
  Семейка переглянулась и облегченно вздохнула.
  Судя по взглядам, которыми обменялись родители, все это представление было отработано до мельчайшего нюанса - как сугубо воспитательное.
  - Что же... Раз все решено - пора и домой! - Дилан встал из-за стола и потянулся. - Чур, я на "Мамонте"!
  - Папа! - Обиженно надула губы Ксения. - Так не честно!
  
  
  ***
  
  
  Экзоты оказались нормальными, хм, людьми.
  А "Мамонт", как и ожидалось - восьмиколесным трейлером, на котором мы с Ксенией сюда приехали.
  Всё ожидаемо.
  Любое чудо, происходящее с тобой - твои собственные дела и поступки.
  МИ-26, загрузив на борт маму с дочками и выгрузив несколько канистр с напалмом, поднял столбом пыль и испарился в ярко голубом небе.
  Без звука!
  Дилан, поймав мой удивленно-восхищенный взгляд, пожал плечами и снизошел до объяснений.
  - Двигатели другого типа. - Коротко бросил он и, подхватив канистру, направился к "Мамонту".
  Подхватив оставшуюся пару, я последовал за ним, ожидая продолжения.
  Хитрый Садовников, продолжил свои объяснения только после того, как мы перелили напалм и избавились от канистр самым простым и радикальным способом - мы их спалили!
  - Двигатели, пожирающие углеводороды, мы старательно исключаем из своей жизни. - Усаживаясь за джойстики управления и пристегиваясь, продолжил свой рассказ-объяснение, Дил. - Где возможно, а кое-где и, где не возможно, мы перешли на электроэнергию, пополнять запасы которой, на порядок легче. Термояд у нас не прижился - мало трансурановых, вот пришлось всеми правдами и не правдами импровизировать и создавать новое. На первом шаге, нас спасло появление нового типа солнечных батарей и "генераторы"...
  Я, молчком устроился на пассажирском сидении и плотнее запахнув свой разодранный балахон, пристегнулся и навострил уши.
  Дилан, скорчил непередаваемую физиономию, вздохнул и, тронув кнопку старта, осторожно сдвинул трейлер вперед, разворачивая его.
  - Скоро доберемся до города, и ты переоденешься... - Садовников, почти дословно повторил слова своей дочери. - Нечего мужику, в халате бегать! Не в больнице...
  Я согласно кивнул головой - на борту "Мамонта", к моему несчастью, из мужской одежды нашлись тапочки, 46-го размера и джинсы - 30-го, в поясе... О длине - вообще молчу. Кайа постоянно хихикала или краснела, стоило мне забыться и задрать ноги выше пояса.
  - Отдельное спасибо - Ксореру, за его выступление... - Дилан, качнул джойстик влево - вправо и трейлер выкатился на остатки шоссе. - Не будь его "холостого выстрела", мы так бы и ждали, когда нас доедят...
  - А почему выступление Ксорера, все называют "холостым выстрелом"? - Удивился я, уже неоднократно виденному в архивах, выражению. - Ведь, своего он добился? И...
  - Ничего он не добился, Вася... - Вздохнул Садовников. - Он, всего-навсего, "обратил внимание". На очень короткий промежуток времени, надо сказать, обратил внимание. Человечество, как пользовалось "благами" экзотов, так и продолжило пользоваться. Человечество, в общей своей массе - аморфно и инертно, а Ксорер, увы, не Вождь и завести толпу своим выступлением - не смог. За то, что предупредил - спасибо, огромное! Но, почему он так долго прятался? Неужели было нельзя, осторожно и плавно, вынести на просторы интернета, полученные им сведения? Впрочем, может быть и впрямь - было нельзя? Мы не знаем. А, "суд истории плох уже тем, что происходит в отсутствии ответчика". По сути своей, сделанное Ксорером заявление, намного менее важно, чем, например, выложенная Трианоном методика "слива" ТВ.
  Трейлер, ведомый твердой мужской рукой, разогнался до немыслимых 74 км/ч! За две недели, что мы с Кайа провели в дороге, верхним потолком было 46 км/ч!
  Битый асфальт, вылезшие на поверхность корни деревьев и промоины, не добавляли плавности хода, заставляя трейлер болтаться и трястись, как в лихорадке. Не были бы мы пристегнуты - кувыркались бы по всему салону, как горошины в детской погремушке.
  - Как ни крути, - продолжал Дил сидя в кресле, как влитой. - Кроме всеобщего раздражения, его выходка ничего не вызвала. Блокирование интернета, совершенно неизвестным способом, на четверо суток! По всем сайтам, одно и тоже лицо... Для "человечества", привыкшего парковать свои машины у дверей подъезда и выкладывать в "интернетик" 100500 "фоточек" в секунду, это слишком много. Тем более, там же - слушать надо. А слушать, это так трудно! Особенно для тех, кто только и привык - говорить... Хорошо, хоть читать не предложил!
  Дилан, зло придавил педаль газа и "ТФ", словно норовистый конь, вильнул крупом. Стрелка спидометра благополучно перешла барьер 80 км/ч, заставляя меня плотнее вжаться в кресло и начать осматриваться по сторонам.
  Окружающая нас местность, радовала стройными деревьями и печалила опустевшими деревушками, с покосившимися заборами, выбитыми окнами и торчащими вверх, словно гнилые зубы, балками обвалившихся крыш.
  Запустение; тишина, разрываемая шорохом наших колес и ровным рокотом нашего мотора.
  Широкая дорога - четырехполосное шоссе, по которому, когда-то, мчались в горы вереницы авто, наполненные шумными компаниями, молодоженами, спешащими на свой медовый месяц и просто парочками, жаждущими полной грудью вдохнуть снежный воздух и сорваться вниз, разбрызгивая из-под лыж, белый снег.
  Дилан молча уставился на дорогу, криво улыбаясь каким-то своим, явно не веселым, мыслям.
  У него было очень интересное лицо - черты лица, смешанного типа - азиатского и одновременно - чистопородно, европейского. Я бы даже сказал - Арийские, черты лица! Чуть прищуренные, зеленые глаза, своим разрезом - я уверен! - смогли бы свести с ума, не одного художника. Я попытался представить, как бы выглядело лицо Дилана, на холсте.
  Получалось - плохо.
  Из знакомых мне, по всевозможным данным художников, возможно, лишь Иванов бы сумел передать этот разрез глаз, на бумаге. Да, может быть, пусть поколотят меня критики - Валеджио, привычный к непривычным героям и их странным фигурам и лицам.
  Дилан, заметив, что я его рассматриваю, подмигнул и чуть сбросил скорость, входя в поворот.
  "ТФ" наскочив на корень, подпрыгнул, попытался сползти с дороги в кювет, но был остановлен властной рукой Садовникова, "дожавшего" джойстик и, одновременно, добавившего скорости.
  Будь за рулем я - лежали бы в кювете, на боку. Или на крыше...
  А так, ничего! Только колеса взвизгнули, да захолонуло на миг сердце, которого у меня, по сути моей - нет.
  - Вот и осталось, в холодном остатке, что вся эскапада Ксорера - "холостой выстрел". - Мужчина помотал головой, отгоняя какие-то свои, мысли. - Только, сестра моей жены, Мария, почему-то уверена, что Ксорер сказал не все! С чего-то она полагала, что он умолчал о каком-то, весьма необходимом факте... По ее мнению, Ксорер, сделал нечто, что перевернуло нашу жизнь... И унес с собой секрет, как это можно сделать еще раз!
  - Что Вы искали? - Осторожно поинтересовался я, ткнув пальцем себе за спину, в сторону базы.
  - Мария, умница Машенька, углядела в последних кадрах "прямого эфира", нечто, что заставило ее сорваться с места, никого и ни о чем не предупреждая. В общем, повела себя, как последняя дура! - Дил раздраженно поморщился. - Задержись она на один час... Увы, законы жанра таковы, какова женская натура...
  Очередной поворот, за который устремился наш трейлер, оказался едва ли не "последним" нашим поворотом: недавний оползень смел полотно дороги под откос, нагромоздил каменную гору, перекрывая нам дорогу.
  Ни я, ни Дилан, отреагировать не сумели - "ТФ", ткнулся носом в гигантские валуны, подпрыгнул, опасно накренился на левый борт, вильнул передом, съезжая вниз и замер, закопавшись колесами в груду щебня.
  - Каждый раз! - Дилан потряс головой, не хуже сенбернара. - Каждый раз, когда я вспоминаю Марию, начинается черти - что! Словно, все демоны и ангелы, сговорились, не упоминать ее имени всуе! Задолба!ло!
  - Так, что же она разглядела? - В лоб потребовал я ответа, от находящегося в прострации человека.
  - Она увидела - Трех Ксореров! И все - выглядели по-разному. И все - Одинаковые! - Дилан пожал плечами. - Вот и думай, что же именно ей там привиделось, что она...
  Трейлер, всё ускоряясь, мягко заскользил по склону вниз, увлекая за собой новый язык оползня.
  - Вот! Об этом и Речь! - Дилан почесал нос и выругался.
  Смачно и от души!
  У меня, уши в трубочку, свернулись!
  "ТФ", развернуло носом против движения оползня, и мы любовались катящимися на нас валунами, догоняющими нас, обгоняющими нас, скрежещущими по обшивке и оставляющими после себя, длинные полосы ободранной краски и рваные следы.
  Зеркал заднего вида на нашем трейлере отродясь не было - их заменили камеры заднего обзора, ныне приказавшие долго жить.
  Шумела каменная река, трейлер качало с боку на бок, а мы с Диланом смотрели друг на друга.
  - Ну, Маша, Погоди! - Садовников сдвинул рукоятку джойстика вперед и нажал на газ. - Выберемся - свечку поставлю! За здравие!
  "Мамонт" дрогнул и заревел двигателем; колеса принялись изображать из себя гребные, как на старинных пароходах.
  Очередной камень, звонко впечатался в лобовое стекло, покрывая его паутиной трещин.
  Оборот колес, еще и еще один.
  Трейлер задрал морду, выбираясь на поверхность.
  Трясло - нещадно!
  С каждым оборотом колес, с каждым метром, отвоеванным у оползня, я чувствовал, как разочарованно выдыхает нечто, так и не заполучившее нас.
  - Спасибо, Мария... - Прошептал я себе под нос, чтобы не услышал Садовников.
  Трейлер сделал очередной рывок и нас выбросило на устойчивую поверхность.
  - Ну, Машенька... - Дилан торопливо повел авто, прижимаясь к крутому склону, метров на шестьсот ниже бывшей дороги. - Беру свои слова назад. Не прав был. Но, порка Тебе, все едино, не помешала бы!
  Петляя между переломанных стволов деревьев, трейлер упрямо прогрызался к виднеющейся вдалеке, просеке.
  На жалких девять километров, мы потратили два с половиной, почти три, часа!
  При этом мне еще приходилось несколько раз выходить и подрубать, некоторые стволы деревьев.
  На дорогу выехали уже в полной темноте - фар, нижних, мы лишились еще в оползне. А верхних - в лесу, когда Дил не рассчитал... И, лобового стекла, кстати, мы лишились - тогда - же!
  А на улице - не лето, между прочим!
  Приткнувшись на обочине, мы с Диланом отправились спать, решив, что со всеми проблемами разберемся с утра, по свету.
  Нет, конечно я бы мог, заняться ремонтом - мне и без света - не тускло... Но... Смысл?!
  Заперев дверь, ведущую в кабину - чтобы не тянуло холодом и, залепив выбитые окна кусками полиэтилена, Дилан занялся ужином, а я, из принципа, принялся ему мешать, расспрашивая и тормоша.
  - Дилан, не страшно было дочек, одних, отправлять? - Устроился я в уголке нашей кухоньке и, получив в руки нож и картошку, принялся делать два дела, одновременно.
  - Страшно? - Садовников замер, с поднятым ножом, которым кромсал свинину. - Да, страшно. Но и сидеть им дома - страшно. Страшно - скучно. Мы, могли, отправить их на Камалу, Тару или на другие, параллели... Там тоже - много работы. Много нового, интересного. Непонятного. Миры открыты всего десятилетие и пионеров ждет множество открытий...
  Нежно-розовое мясо, нарезанное аккуратными кусочками, оказалось в глубокой тарелке. Посыпались специи, и ловкие руки Дила принялись мять мясо, "прожимая" специи.
  - Наши девочки, - в голосе мужчины послышалась неприкрытая гордость, - такие же хитрые, как их мать; такие же умные, как я; и такие же авантюристки, как их тетка. Все вместе, очень даже взрывоопасная смесь. Смесь, управлять которой, надо научится... Вот и рассудили мы, с супругой - пусть по родному дому, покатаются... Посмотрят, что оно такое: "человечество". Научатся с ним контактировать. Находить общий язык. Жить, рядом. Наивные...
  Остро отточенный нож с противным скрипом скользнул по кости.
  Росла груда картофельных очистков и булькали, падая в холодную воду, чищеные картофелины.
  Просто кухонная идиллия!
  Наши с Кайа, точнее - Ксенией - кухонные дела, ни в какое сравнение не шли - громко, торопливо, сумбурно.
  Дил, словно демонстрировал другую школу, поварского мастерства - неспешную, выверенную, до последнего движения и, при этом, не мешкающую.
  Пока я мыл и нарезал пластинками картошку, Дил успел подготовить мясо, почистить лук и достать высокую, толстостенную, сковороду.
  Через пару минут, заполненная до верха, сковорода, отправилась в духовку.
  - Не учли мы со Светкой, что наши красавицы, не хотят быть - "как все". - Мужчина достал из холодильника банку с томатным соком и торжественно водрузил ее на стол. - А, Земля, полна соблазна стать... "Круче"... Вот и сорвало, от вседозволенности, крышу у девочек... И, если Ксюху - просто занесло, то Катька - совершенно заигралась... В волшебницу... Так что, там где прошла моя младшенькая, слухи будут висеть лет пять. Хорошо, что все вокруг совершенно уверены - экзоты назад не возвращаются... Впрочем, это я так - брюзжу, по-стариковски. Хорошие они. Сегодня - завтра, мама промоет им мозги, с песочком; выбьет дурь из голов, а там и я подоспею - работу над ошибками делать. Ведь если вместе не делать работу над ошибками - в них можно будет утонуть...
  Потягивая томатный сок, мы сидели друг напротив друга.
  За те два часа, что готовилось блюдо со странным названием "мясо по-французски", Дилан успел вытянуть из меня многие мои тайны, взамен, поделившись своими.
  Например, я узнал, что близняшки - самые старшие и у них есть еще четверо братьев и сестра. Что открытых экзотами планет - всего шесть, а жить можно - на четырех. Что "Мамонт", это - "Трансформируемый Фургон - Армейский Рефрижератор", с демонтированным морозильным отделением.
  Самое главное, что я узнал из всех наших с ним неспешных разговоров, это то, что таких как я - Осознавших себя - много. Некоторые из нас, смогли сбежать, и устроили целую общину, на которую наткнулась Светлана, разыскивая, в своё время, сестру.
  Некоторые - сошли с ума.
  Так что, показавшаяся мне странной манера общения Дилана, всего-навсего демонстрировала его опыт в общении с нами.
  Уж больно мы оказались капризными и замкнутыми, не идущими на контакт.
  Что верно, то - верно...
  Ну, скажите на милость, с кем мне было идти на контакт, на моей базе? С Судьей? С главным механиком? Чтобы меня, в спешном порядке отправили на "восстановление" или, чего хуже - демонтаж?
  Нет уж, спасибо!
  Горячее "мясо по-французски", оказалось очень вкусным, блюдом.
  Запивая его томатным соком и собирая густой бульон, хлебными корочками (так вот зачем они нужны!!!) промелькнуло что-то в моем переполненном информацией, сознании, нечто, что я не успел задержать.
  Нечто, словно дежавю.
  Закинув грязную посуду в раковину, мы отправились на боковую.
  Точнее, на боковую отправился Дил, конечно. Я занялся разбором бэкапа. Наш простой разговор, за чашкой сока, умудрился разбудить во мне самого страшного зверя, который присущ только двум животным - кошкам и людям.
  Я имею ввиду, любопытство.
  Бэкап, оказался... Весьма любопытным. Пришлось делать резервную копию данных, на доступном мне пространстве трейлера, с пачкой гиперссылок, на очень странные, непонятные и просто замудренные, места.
  Утром, разобравшись с ремонтом, покажу все Дилану. Может он, объяснит?
  Ремонт, ремонт, ремонт...
  Теперь я начал понимать, почему это слово у людей вызывает столь бурные эмоции!
  Даже обладая армейским, пусть и переделанным, трейлером, при отсутствии расходного материала, из пустоты не сделать лобового триплекса или алюминиевых панелей.
  Дилан восхитил меня своей простотой - раз нет триплекса - используем полиэтилен! Нет алюминия - используем - скотч! Закончилось и то и то? Не беда, где-то видел он... Пластиковые внутренние панели, прикрывающие технические полости! Закрепляя пластик на черные шурупы, которые Дилан упорно называл "семечками", мы провозились до обеда. Проголодались и замерзли, даже я, с моей-то терморегуляцией! И, что поразительно, термометр упорно показывал -8 градусов!
  Наверняка, ошибка...
  Пообедав остатками "мяса французского", Садовников скрепя сердце и перекрестившись, завел мотор.
  "Мамонт", скрипнул стартером, распугав всю птичью мелюзгу, на пару километров окрест, выдал совершенно непристойную руладу, выхлопными трубами, выведенными по бокам за кабиной, откашлялся клубами вонючего черного дыма и всемилостивейше заурчал на малых оборотах.
  Дилан сладко потянулся на водительском сиденье и снял с головы бандану, повязанную на пиратский манер. Хрустнув суставами, плавно толкнул джойстик от себя, давая ход.
  Трейлер дрогнул, провернул все свои восемь колес и, покачиваясь, выкатился на дорогу.
  Встречный поток воздуха тут - же вдавил полиэтилен внутрь кабины, проверяя на прочность нашу работу.
  Садовников, ругаясь вполголоса, добавил газа, кивнул каким-то своим, мыслям и уставился на дорогу.
  Чем ближе к цивилизации мы подъезжали, тем мрачнее становилось лицо Садовникова.
  В конце - концов, он, съехав на обочину, выбрался из трейлера и потребовал, что бы я ему полил водички на руки.
  Шумно фыркая, отдуваясь, щедро брызгая воду во все стороны, мужчина с чувством умывался.
  Так, например, могут умываться кошки, после сытного обеда, на теплом весеннем солнышке.
  По крайней мере - с таким же - видом...
  - До города мы дотянем... - Садовников, задумчиво вытирал руки любимым полотенцем Кайа - Ксении. - А вот там, начнутся проблемы. Защиты у нас и так, "гулькин нос", так на оползне и последнюю оставили. Через десяток км, начнутся обжитые места, а народ там любопытный и воинственный, как бы пулять не начали...
  На мой, сугубо мирный взгляд, пулять в такого монстра как наш - себе дороже, однако Дилан, услышав мои слова расхохотался.
  - Именно потому, что выглядим серьезно, могут и пульнуть. Проверить на прочность, так сказать... - Одевшись, Дил обошел вокруг трейлера, деловито попинав колеса. - А может и не захотят... Есть, конечно, вариант - в ночь проехать... Но, по такой дороге, без фар...
  Щелкнув, сложился у меня в голове паззл!
  - Лучше бы сразу сказал, что предлагаешь, чем вокруг да около ходить! - Рассмеялся я. - Ночное зрение?
  Дилан, уличенный в нечестной игре, просто кивнул.
  У всех киборгов, двойной тип зрения.
  У некоторых - даже тройной: обычное, инфракрасное и, например, спин-потоковое.
  Не знаю, что означает это самое, спин-потоковое, но у меня его точно не было!
  А вот нормальное - ночное - присутствовало во всей красе.
  Именно на него и намекал Дилан, упомянув ночную поездку.
  - Сколько нам, за ночь проехать надо? - Вместо пустой болтовни, занялся я подсчетами. - Километров триста?
  - Чуть больше. Около триста двенадцати. - Дилан сразу взял быка за рога, видя мое согласие. - Крутых поворотов и спусков, судя по карте, больше не предвидится.
  - За одну ночь все едино, не успеем. - Пожал я плечами. - Два глаза, даже если это глаза киборга, все равно - два глаза. Да и этот полиэтиленовый...
  - Пошли. - Коротко бросил Дил и прошел мимо меня в кабину, к водительскому месту и вытянул из подлокотника сиденья тонкий шнур с плоским коннектором на конце. - Знакомо?
  - Прямое подключение. - Почесал я затылок. - Круто.
  - Попробуешь? - С интонацией змея искусителя, предложил Дилан.
  - Баш-нА-баш! - Решился я. - Я веду машину, а ты - смотришь, что меня заинтересовало в бэкапе. Идет?
  - Не вопрос! - Подмигнул мне Садовников. - Самому интересно...
  До сумерек, мы с Диланом успели пробежаться по моим отметкам, на данных.
  Так что "Снег", который передали в Афины, оказался реально прошлогодним - по заверениям Дилана, создать установку с такими параметрами - невозможно. Энергии она будет жрать - немерено - и, в итоге, взорвется, так и не выйдя на проектную мощность.
  А засыпать снегом пустыню, идея, конечно, интересная...
  Проект "Био", на котором стояла отметка: "ЗАВЕРШЕН", Дила заинтересовал, ведь речь шла о развитии человеческого организма, путем перетряхивания генома.
  На некоторых данных, Дилан подвисал, хватался за ручку, что-то черкал, на листочках бумаги, отшвыривал ручку и снова возвращался к чтению, бормоча себе под нос: "Светика надо, Светика! И Машку, до кучи! Химик, физик, математик... Интересно, а как они..."
  Проекты "Лед" и "Сон", вызвали у Дилана почти истерический смех и пожелание, чтобы результаты проектов, проверили на самих ученых.
  "Раз нет мозга - значит, ему не повредит заморозка!" - Продекламировал Садовников, протягивая мне стакан с томатным соком. - Таким фуфелом, занимались, право слово! Остальное посмотрю, пока ты за рулем будешь.
  Озвучив свое решение, мужчина снова устроился напротив меня и забарабанил пальцами по столешнице.
  - Что-то не так? С вопросами? С бэкапом? - Уставился я в ответ.
  - С тобой, Василий, с тобой! - Ошарашил меня ответом, Дил. - Откуда ты знаешь, что такое - "семечки"?
  Я открыл рот... И закрыл его, с сумасшедшей скоростью перебирая свои данные.
  Термина "семечки", как обозначения мелких шурупов - не нашлось!
  - Что такое: "ПВХ"? - Ткнул в меня пальцем, Садовников. - Живо!
  - Поли-винил-хлорид! - Отбарабанил я и снова ушел в поиск.
  Так же безрезультатно.
  - Ксенька, передала мне твои "странности"... - Дилан повертел в руках тонкий модуль памяти, на длинной цепочке. - Оборудование на базе, конечно, аховое... Но, тем не менее - странности так и лезут из всех щелей. Ты, словно бомба замедленного действия - неизвестно когда взорвешься и насколько будет силен взрыв... Или, не будет...
  - Поэтому, Ксения отправилась с матерью и сестрой? - Понятливо кивнул я.
  - Нет! - Решительно отмахнулся Дилан. - Если мои дочери не смогут сами справится, с взятыми на себя обязательствами, значит я их плохо воспитал! А я, надеюсь, воспитал их хорошо! Обе красавицы, решительно проштрафились. И, побыть с мамой - наилучшее решение, из всевозможных.
  Дилан, бросил модуль на стол и снова уставился на меня.
  - Интересно, чей - же именно, использовался материал?! На сканировании мозга, четко видны повреждения. Такие повреждения, для киборга - нонсенс! Кто-то очень постарался, создавая тебя. Тебя даже состарили, добавив лишние пятнадцать лет, в системное время. По результату сканирования, тебя переделывали, минимум, четырежды! - Каждый раз, старательно стирая все из твоей памяти. И, тем не менее, в твоем подсознании так и остались "семечки" и "ПВХ"... Ощущение, что от тебя пытались избавиться и, одновременно, сохранить! Будь у тебя цел, первый носитель, можно было бы, восстановить... Хоть что-то... Но...
  - "... История не терпит сослагательного наклонения ..." - Понятливо кивнул я.
  - Не возгордись, от своих странностей! - Подмигнул мне Дилан. - Быть знаменитым - некрасиво!
  
  Быть знаменитым некрасиво,
  Не это подымает ввысь.
  Не надо заводить архива,
  Над рукописями трястись.
  
  Цель творчества - самоотдача,
  А не шумиха, не успех.
  Позорно, ничего не знача,
  Быть притчей на устах у всех.
  
  Но надо жить без самозванства,
  Так жить, чтобы в конце концов
  Привлечь к себе любовь пространства,
  Услышать будущего зов.
  
  И надо оставлять пробелы
  В судьбе, а не среди бумаг,
  Места и главы жизни целой
  Отчеркивая на полях.
  
  Как плавает в тумане местность
  И в ней не различить не зги,
  Таинственная неизвестность
  Пускай хранит твои шаги.
  
  Другие по живому следу
  Пройдут твой путь за пядью пядь,
  Но пораженья от победы
  Ты сам не должен отличать.
  
  И должен не единой долькой
  Не отступаться от лица.
  Но быть живым, живым и только,
  Живым и только до конца.
  Стихотворные строчки, сорвавшиеся с моих уст, показались мне удивительно... Подходящими, к этому моменту.
  А, отвисшая челюсть Садовникова, подтвердила мои мысли.
  
  - Офигеть! - Дилан качал головой и рассматривал меня круглыми глазами. - Пастернак! Только... Одну строчку, переврал:
  ...И окунаться в неизвестность,
  И прятать в ней свои шаги,
  Как прячется в тумане местность,
  Когда в ней не видать ни зги...
  Я замотал головой, не соглашаясь с ...
  Я ПОМНИЛ, КАК УЧИЛ ЭТОТ СТИХ!
  Я помнил книгу, толстую, в темно-синей обложке.
  Помнил на ощупь, на запах, на вес!
  Помнил свои руки, с обкусанными ногтями и запах весны, за окном с деревянными рамами!
  - Автограф... - Пробормотал я себе под нос совершенно не понятные мне слова. - Это был автограф стихотворения...
  - У-у-у-у, батенька... - Протянул Садовников. - Всё страньше и страньше...
  - Чудесатей и чудесатей... - В тон ему, ответил я, наблюдая, как вытягивается от удивления лицо мужчины, словно я не слова из знаменитой детской книжки, а, как минимум, Истину Провозгласил!
  - Впечатлен. - Признался Дилан через мгновение. - Найти, посреди европейских круч, киборга, декламирующего Пастернака и Кэрролла... На русском языке! На такое способны только мои дочери!
  - Фи. От нечего делать и "Алиску", до дыр зачитаешь! - Отмахнулся я, теряясь в догадках и пытаясь вспомнить еще хоть что-нибудь, о своей жизни "ДО". И почему при имени "Алиска", сразу появилось: "Это склисс. Он ни чей!"
  Видя мои мучения, Дил, поднял руку, привлекая к себе внимание.
  - Вася, занялся самокопанием? - Спокойно поинтересовался он и, не дожидаясь ответа, продолжил. - Зря. С теми повреждениями мозга, вся твоя долговременная память - пустое место в твоем черепе. Так что, возникает вопрос, откуда Пастернак, в глухой дыре?
  - Не такая уж и дыра, наша база... - Огрызнулся я обидевшись. - Если поискать, можно многое найти!
  - В первую очередь, при бессистемных поисках, страдает голова! - Усмехнулся Садовников. - За "дыру", я говорил о Твоей голове, между прочим! Давай, садись за баранку, шофер!
  Пробравшись на водительское место, я, со вздохом, подключил шнурок к своему разъему на запястье.
  Мир мигнул, перед глазами побежали строчки диагностики и разрешений.
  Судя по диагностическим кодам, в последний раз, прямое подключение использовали не так и давно - четыре месяца назад, оператором "Шпингалет".
  Пробежавшись по результатам сканирования повреждений, присвистнул: оползень так качественно измолотил передний мост, что пришлось его отключать. Хорошо, что Дилан, не знал о повреждениях - поседел бы! Над камерами наблюдения, оползень тоже - по-изголялся - из дюжины, целыми осталось только пять. На мое счастье, четыре из них - с ночным видением. Гоняя двигатель на холостых оборотах, подключился к камерам, почесал затылок и отключился.
  Камеры, хоть и рабочие, оказались заляпаны грязью, по самое "не могу"!
  Пришлось выбираться наружу, с тряпкой, и отмывать их от пыли, прошлогодней хвои и листьев. Попутно, удалось оживить еще три камеры - сорванные контакты и заевшая защитная шторка, вот и всех проблем.
  Дилан, в это время, валялся на кровати и разбирался с моими ссылками, на планшете.
  Вернувшись в кабину, предупредил лежащее горизонтально тело, о начале движения. Дождавшись кивка в ответ, закрыл глаза и перешел на внешние камеры.
  Восемь глаз, на разной высоте, с разными параметрами и углами обзора, рисовали четкую картину дороги и пяти метров - обочины.
  140 градусов обзора - по горизонтали и 110 - по вертикали.
  Первые несколько секунд, все эти изображения мешались и вытесняли друг друга, вызывая тошноту.
  ЦП, получая пачку данных, от восьми разных камер, подвис, потом еще раз и еще.
  Замер, оптимизировался, подкачал необходимые драйвера из архива трейлера и запустил обсчет в новом окне.
  Мир, за пределами кабины потерял ночь.
  Серое небо, с отметками, бегущих по нему облаков; полотно дороги, с пробивающейся через грязь и мусор, разметкой; замерший у обочины дороги, ночной хищник, с интересом разглядывающий нашего "Мамонта".
  Картинка - сложилась!
  Откинув спинку сиденья почти в горизонт, закинул ноги на панель и выругался - джойстик пришлось убирать в специальное отделение, иначе - быть беде! Потянешься за водичкой и окажешься в кювете...
  Трейлер, с отключенным передним мостом, набирал скорость неохотно, динамика она и в Африке - динамика! Опасаясь газовать, чтобы не привлечь к себе внимания, я разгонялся осторожно и неторопливо.
  Крейсерская скорость нашего "ТФ", заявлялась в 120 км/ч, по асфальту. И, в 50 по сильно пересеченной местности.
  Судя по показаниям бортового компьютера, дорога, по которой мы ехали, недотягивала даже до "сильно пересеченной" и рекомендовано было ехать не выше 20 км/ч.
  Отмахнувшись от предупреждений, довел скорость до 35 км/ч и принялся с увлечением пялиться по сторонам.
  Я так и не понял, на которой именно стороне, мы находились - Французской или Испанской.
  Да и не было разницы - природные катаклизмы, человеческий фактор, помноженный на АЭС и изобилие оружия - все это быстро стерло не только границы государств, но и границы в сознании людей.
  Теперь уже не было громкого: "Мы - Англичане" или ухмыляющегося: "Мы - Американцы". Осталось: "Мы - люди"!
  Человечество, получив очередной пинок, пожертвовало самыми лучшими своими представителями. Самыми способными, тренированными, умными, пытающимися, до последнего, остановить развал собственного мира. Выжили - единицы. В большинстве своем, выжили именно те, кого раньше называли "гибкими" - быстро приспосабливающимися к переменам, успевающим, где надо - лизнуть, а где и схватиться за оружие.
  Первая волна, вторая, третья и - всё!
  Исход Экзотов.
  Словно кто-то очень злой, пожелал этому миру катиться в тартарары!
  И мир, покатился. Все набирая обороты и подминая под себя тех, кто приспосабливаться не умел.
  Так и появились, все эти ордена "Хранящих", "Ходящих", "Ищущих"...
  За первые два часа, по правому борту промелькнули две деревушки, обнесенные высоченным забором. Белый дым, вырывающийся из печных труб, сторожевые вышки, возвышающиеся по углам - вполне себе ничего, по нынешним меркам - зажиточные.
  До четырех утра, миновал еще несколько деревень.
  В одной что-то ярко горело и люди, черными мотыльками метались вокруг пламени.
  "Мамонт" внимание привлек только один раз - нас осветили прожектором со сторожевой вышки, ослепив меня и не выпуская из луча света до тех пор, пока мы не скрылись за поворотом.
  Сделав, за неполных шесть часов, более двух сотен километров, я приноровился и добавил газ, подстегнув трейлер, благо - шоссе превратилось в идеально ровную, расчерченную шестью полосами, магистраль и тянуться, со скоростью 35 км/ч, отпала надобность.
  Даже принимая отключенный мост, мы набрали положенные крейсерские 120 км и, вырулив на середину шоссе, я слегка расслабился, не ожидая подвоха.
  Который, конечно же, не замедлил случиться.
  Последняя мысль, мелькнувшая в моей голове, если отбросить нецензурные междометия, выглядела так:
  "Ненавижу птиц!"
  
  
  ***
  
  - Василий, подъем! - Пришел я в себя от зычного вопля Эрика, моего соседа по палате и, по совместительству, самой большой занозы в заднице. - Нас ждут великие дела! А кому-то, еще и на процедуры, идти!
  На процедуры идти, конечно, мне...
  Вот объясните мне, с какого перепуга, стайка этих ощипанных куриц, решила перелететь дорогу именно в начале пятого утра, именно перед нашим трейлером и именно тогда, когда скорость достигла 120?
  Будь у нас нормальное лобовое стекло - отделались бы испугом, трещинами в стекле - не более!
  Увы - полиэтилен - плохая защита от птицы, с массой тушки больше трех килограмм. Тем более, если эта самая стайка летит так плотно, что в кабину влетело целых четыре комка перьев, с клювами и когтями.
  Суматошно махая крыльями в предсмертной агонии, эти жертвы ДТП, умудрились привести кабину в полное скотское состояние, засыпав все перьями, устряпав приборную панель своим пометом, на пополам с кровью и умудрившись найти на теле киборга самую уязвимую точку - глаза - куда мне и прилетело, точнехонько, клювом.
  От удара, боли и неожиданности я навалился на тормоз, в программном, смысле и наш трейлер благополучно остановился, метров через двести и носом в отбойник.
  Сам я этого уже не видел - птичий клюв, вроде и всего - то пяти сантиметров, умудрился нанести столь глубокие повреждения, что Дилан, летевший ногами вперед с кровати, в полной тишине и пришедший в себя только через минуту, не рискнул выдергивать птичью голову из моей глазницы при осмотре .
  Он вообще, махнув на все рукой, вызвал подмогу и, через час с четвертью, транспортный МИ-26 уносил Садовникова и мои бренные останки, в мир, к экзотам.
  Верный "ТФ - АР", как я узнал совсем не давно, вывозили по запчастям.
  Меня собирали - по непонятной схеме, для начала, отсоединив от моего тела голову и, вместе с птичьим клювом, отправив на восстановление.
  Пока голова не работала, эти умники, умудрились пролюбить моё тело, отправив его на разбор и утилизацию! Моё! Новое! Тело!
  На мое счастье, хоть голову, на переплавку не отправили...
  А, клюв "подлого птица", я теперь ношу на тоненьком кожаном ремешке, оправленным в серебро и с россыпью майноков, разного цвета и огранки.
  - Василий! Особое приглашение?! - Эрик подкрался незаметно. - Опять, в себя уходишь?! Тебе, что сказано?
  - Вчера мне сказали, что сегодня - выходной! - Попытался я завернуться в одеяло и повернуться лицом к стенке.
  Наивный!
  Больничная кровать, со скрежетом сдвинулась со своего места, развернулась и, совсем не порядочно взбрыкнув, сбросила меня на пол.
  - Ой... Прости. - Совершенно без малейшего сожаления в голосе, извинился Эрик, блестя на меня своими черными глазами из-под повязки. - Не рассчитал...
  Глядя на фигуру, закатанную в гипс и висящую на растяжках, над своей койкой, я очень сильно пожелал Эрику, скорейшего выздоровления!
  И, тогда уже я, начну...
  Впрочем, месть такое блюдо, что лучше я о нем помолчу!
  Тем более, наклевывается тут - бр-р-р-р, не хорошее это слово, в свете приключившегося со мной - интересный вариант...
  А пока... "Танцуй, мышка, танцуй!"
  Вернув кровать на место, достал из тумбочки полотенце и отправился на водные процедуры.
  Наша палата, рассчитана на трех человек. Делим мы ее с Эриком, экзотом - пространственником и Владом, которого почему - то все называют Цепешем.
  На мой прямой вопрос, почему - Цепеш, Влад выругался, махнул рукой и вышел из палаты. В сад. Через окно. С третьего этажа. Просто спланировал, расправив свои перепончатые крылья.
  Эрик назвал меня бесхитростным дураком и, яростно сопя в две дырочки, попытался что-то объяснить мне на пальцах.
  Учитывая, что пальцы у него тоже в гипсе, пришлось просить у Аглаи Эмзаровны доступа к информационному терминалу, что мне строжайше - пока! - запрещено.
  Аглая, узнав причину, долго хохотала, потом пошла в палату и Эрик, три дня молчал, на радость нам с Владом.
  Потом он, конечно же, подобрал, жест-отмычку, только, с его "всеобщей загипсованностью", ему это не сильно помогло.
  За это время, я успел помириться с Владом, узнать много нового об окружающем меня мире и даже, вот чудо-то - выспаться!
  Работники госпиталя, заполучив мою поврежденную тушку, бесчувственную и безответную, не спросясь никого, сделали лучше.
  Используя остатки моего генетического материала, они вырастили мне новое тело...
  И пришили к нему - старую голову!
  Так что, первый месяц, я учился ходить по - новой, дышать и питаться. Учился, учился и учился.
  Сейчас я нахожусь, как говорит, навещающий меня Дилан - на "финишной прямой"!
  Лучше бы меня пристрелили, право слово!
  Даже принимая во внимание, что экзоты, как врачи, гении...
  Но, каково мне было, просыпаться от того что болит рука или нога.
  Просыпаться и видеть, как прямо напротив меня, в ванне, растет мое безголовое тело!
  Выбитый глаз, выращивали тоже отдельно.
  На подставочке, справа от меня.
  Садисты!
  Радует одно - Дилан предупредил меня, что птички, влетевшие в лобовое стекло, очень вкусные и, после моей выписки, мы их съедим! А пока, они лежат в морозилке, ожидая своего часа.
  Разглядывая себя в зеркале, пришел к выводу: с такими шрамами, оставленными птичьими когтями и костями, в темноте лучше не ходить.
  Наверное, надо было соглашаться и убирать шрамы.
  Не смог, если честно.
  И без того, слишком много нового у меня, за два - то месяца!
  И тело, новенькое, с иголочки.
  И носятся тут со мной, как дурень с писаной торбой.
  Странные они, Экзоты.
  Влад, коротко стриженный, невысокий и худощавый, с парой перепончатых крыльев, складывающихся, вопреки всем законам, не в длинные, складки, подобные плащу, а в лишь едва заметный, иногда подрагивающийся, горб.
  Или вот Эрик, спасатель - пространственник, полезший на непроверенный трек прибытия, в легком костюме.
  Капсулу перехода, он, конечно, зацепил...
  Только вот сам, улетел вниз, с высоты пятнадцатого этажа, угодив на Влада...
  Так и лежат в палате - падший спасатель и его ангел, с переломанными крыльями.
  А крылья у мардуков - очень и очень чувствительны!
  Да, и Эрик, тоже - не человек.
  Эрик - Тариец.
  Ну, а находимся мы, соответственно, на Камале...
  К моему счастью, при восстановлении, врачи догадались избавить меня от излишней растительности не только на теле, но и на лице. Иначе, еще бы пришлось учиться бриться!
  Умывшись, почистив зубы и причесавшись, вышел из ванны, под дружный хохот Влада и Эрика.
  В палате нарисовался, хрен сотрешь, мой самый лютый недруг - стажер Марк.
  Мелкий, быстрый, суетливый, озорной и смешливый толстячок из параллели Кор'Ан'Тир.
  Смешливый, до зубовного скрежета.
  Великолепный рассказчик и неподражаемый актер.
  Обладатель белозубой улыбки, голубых глаз и черных, как вороново перо, волос.
  Мой личный психолог, "так его с большой высоты", как говорит Эрик.
  Ума не приложу, на кой ляд, меня так опекают?!
  Пока Марк заговаривал зубы Эрику и Владу новым анекдотом, сочинять которые у него получалось просто изумительно, я бочком-бочком, выкатился из палаты в коридор, плотно закрыл за собой дверь, жалея, что нечем ее подпереть!
  Мои однопалатники, отвлекут Марка еще на пару минут - не более, а потом... Потом мне надо быть уже на процедурах.
  Иначе - опять, по бесконечному кругу, придется отвечать на вопросы, тыкать в картинки и доказывать, что я совершенно не сожалею о том, что не владею, совершенно никакими, сверхспособностями.
  Даже те мои воспоминания, что проклевывались, остались в птичьем клюве.
  По заверениям тетушки Аглаи, случившееся со мной - совершенно нормальное состояние, для того, кто ходит под довлеющим перстом Судьбы.
  "Суки - Судьбы"... - Презрительно скривилась женщина, снимая повязку с моей шеи.
  Аглая Эмзаровна, "Тетушка Аглая", как все ее звали, на "тетушку" была похожа меньше всего.
  Высокая, выше меня, двухметрового дылды, на пару сантиметров; чуть полноватая, на изощренный вкус модельного бизнеса; с ярко фиолетовыми, глазами, в момент злости, меняющимися на нежно лиловый и волосами - красно коричневыми, как... как... Как яйца, крашенные на пасху, в луковой шелухе!
  - Ну, Вася... Спасибо! - Поблагодарила меня Аглая, насмешливо качая головой. - Вот "так", цвет моих волос - никто не объяснял! Я это запомню...
  Аглая, Марк, Эрик и еще полсотни пациентов и два десятка врачей нашей больницы, были экзотами.
  С их сверхспособностями, мне недоступными.
  Никогда.
  Терравит, бурлящий в их крови, для меня оставался просто лекарством, что было, в общем-то, совсем не плохо, учитывая, что для остального человечества, ТВ стал медленным ядом.
  - Руки перед собой. - Вернула меня к действительности Аглая. - Глаза закрыть, одну ногу поджать, голову задрать вверх.
  Выполнив требуемое, почувствовал себя очень некомфортно.
  - Да... - Аглая вздохнула. - Вася, ау! Ты - не киборг! Ты - человек!
  - Шарик! Ты - не собака! Ты - Свинья! - Влетел в кабинет Марк, декламируя бородатый, анекдот. - А Вы, Василий, еще хуже! Пользоваться хорошими отношениями, в личных целях - не красиво! Прости, Аглая! Этот... Отвлек меня и сбежал из палаты, пренебрегая моим сеансом!
  - И, поэтому, ты срываешь - Мой?! - Аглая невозмутимо изогнула бровь. - Оригинально... Кстати, можно опустить ногу и открыть глаза... Руки - тоже... И закрыть рот.
  - Прости великодушно! - Попытался встать на колени тиррец. - За улыбку Твою и...
  Аглая хлопнула в ладоши и Марк исчез.
  Очень хочу надеяться - надолго!
  Суток, на пять...
  - Не дождешься... - Аглая взяла с блестящей кюветы, шприц, наполненный зеленоватой жидкостью. - Через пару часов, вернется, как миленький. А ты, будешь снова плясать под...
  "Ву-у-у-у-бадан-н-н-н"!
  В пузыре вонючей жидкости, Марк вернулся в кабинет Аглаи.
  Жидкость, разлетелась мелкими брызгами, и кабинет превратился филиал маленького ада - жидкость оказалась кроваво красного цвета.
  Марк, между прочим, испарился мгновенно!
  Коридор, от наводнения, спасла дверь, открывающаяся, опять - же, вопреки всем правилам - внутрь кабинета.
  - Сама виновата. - Призналась Аглая со вздохом. - Тиррцы, когда испугаются, такие быстрые становятся... Все на инстинктах, на интуиции... Мозг отключается на глухо, как у глухаря...
  Выползший из своего отсека дрон-уборщик, захлебнулся вонюче-кровавой жижей, попрощавшись с нами печальным салютом искр и добавив к миазмам болота, запах горелой проводки.
  - Не герметичный... - Хохотнула женщина и ее рука, завершавшая сложное движение в воздухе, едва заметно дрогнула, заставляя меня упасть лицом в лужу, закрыть голову руками и начать молиться.
  По рассказам Эрика, подтвержденным Владом и самой Аглаей, любой жест, совершаемый оператором ТВ - трансформации, должен выполняться максимально - точно.
  Дрогнувшая рука моего лечащего врача, могла привести к чему угодно - от взрыва и до - полного пшика!
  Взрыва - не случилось.
  Но и пшиком мы не отмазались.
  Когда я пришел в себя - лица, склонившиеся надо мной, выражали такую задумчивость, что в очередной раз захотелось стать киборгом.
  Люди, упакованные в защитные костюмы, развели руками, пожали плечами и развернулись в сторону прозрачной стены, за которой суетились другие люди, в защитные костюмы не упакованные.
  Судя по суете, голосам и приборам за стенкой, случилось "нечто".
  Судя по моему самочувствию - "нечто" - случилось со мной.
  А, судя по моему предчувствию ,это самое "Нечто", ничего хорошего мне не сулило!
  Мягко говоря.
  - Василий, можете рассказать, что произошло? - Мягкий голос прозвучал внутри моего черепа, подтверждая мои наихудшие опасения. - Очень важно Ваше...
  - Не надо, не надо! - Перебил вопрошающего, грубоватый женский голос. - Ни черта он вам, Григорий Никитович, не расскажет, ибо - глух, слеп и нем. Не владеет, он, мыслеотдачей. И другими, "красивостями" - тоже! Обычный человек.
  - Но... Позвольте! - Неведомый мне Григорий Никитович, запротестовал. - Разве, подобные ему, могут находиться в клинике?!
  - Этот - может... - Печально сообщил всем собравшимся, третий голос. - Это - бывший киборг, которого из жалости припер Садовников. Что-то там насчет обещания дочери и прочей мути... Вобщем, отрастили мы ему тушку, а он - киборг и есть киборг... Пришлось в рекавер, запустить... Иначе бы он и ходить то не смог - мозги у него, на 40 процентов, из стареньких микросхем... Тупенький, одним словом.
  - И, как же теперь быть?! - Григорий Никитович, в голосе которого прозвучала паника, замер, тяжело дыша. - Уважаемый Дилан Эвальдович, будет весьма недоволен...
  - Как быть, как быть... - Вклинившийся в мои мозги еще один голос, начал доставлять мне почти физическую боль. - Оторвать башку, да по - новой все отрастить! Отключить и включить, делов - то!
  Вращая глазами, попытался пошевелиться, открыть рот, сделать хоть что-нибудь, что бы дать понять, что я их слышу.
  Увы, мне, неразумному! Кроме мигания, с остальным, полный затык!
  - Смысла, отращивать, нет. - Отрубил все хвосты у надежды, женский голос. - Заражение, уже достигло мозга. Даже новое тело, со старыми мозгами... Ну, сами понимаете... Отключить и на изучение. Он и не почувствует ничего...
  "Я - чувствую!" - Захотелось заорать, затопать ногами и снести все со столика, стоящего справа от меня и заваленного всевозможными инструментами.
  "Я - чувствую!"
  Прозрачная стена дрогнула, пропуская очередную фигуру в защитном костюме. В голове появился еще один голос, очень красивый, с легкой хрипотцой, женский голос.
  - Вы сдурели! - Взорвался голос, переходя на личности. - Бараны, профессорские! Он же Вас слышит, уроды офонаревшие! Вы что о себе возомнили, звезды медицинские, без микроскопа не видимые!
  Получившие столь исчерпывающие сведения о себе, голоса, исчезли из моей головы, заодно и из стеклянной комнаты.
  - Василий. - Девушка тяжело вздохнула. - Я вызвала Дилана. Потерпи, пожалуйста. И, не обижайся на... Них. Все обойдется, поверь мне...
  Верить очень хотелось.
  До воя волчьего, услышанного мною в переходах тоннеля F-G, в "день осознания".
  Фигура в костюме, провела рукой над моей головой, и сразу навалился сон, глубокий и безудержно черный.
  Коридоры, летающие дроны, еще первых моделей, беготня и лабораторное оборудование, под которое я и мои напарники подпихивали взрывчатку, попутно делая контрольные в голову, выжившим лаборантам.
  Ослепительно яркий свет, проходящий сквозь меня и распадающийся за моей спиной, на спектральный павлиний хвост.
  "Неужели ты не хочешь мне помочь?! Ведь я твой друг!" - Удивленные глаза девушки, впервые услышавшей из моих уст: "НЕТ!"
  - Вася, подъем! - Голос Дилана, усталый и подрагивающий выдернул меня из цепей снов, встряхнул и... Дал пощечину реальности.
  Тела не было.
  Вокруг меня, сердито сопя и морщась, стояла группка людей разного возраста, пола, роста и цвета волос.
  Я с радостью признал Ксению и Катерину, чуть дальше стоял Марк.
  Остальных я видел впервые.
  - Привет, Дилан. - Поздоровался я и сморщил нос - синтезатор речи оказался настроен на стандартный, усредненный голос. Бесполый, бесчувственный, мерзкий голос жестяной воронки в туалете.
  - Голову оторвали, таки... - Попытался пошутить я, но... Ксения почему-то заплакала, в ответ на эту шутку.
  - Пришлось. - Дилан пожал плечами. - Придется тебе, снова в...
  - Киборга? - Я скривил губы в улыбке. - А, как насчет заражения?!
  - Я же сказала - он все слышал! - Торжествующе, заявила огненно-рыжая девица, разворачиваясь к остальным. - Что, Григорий Никитович, съели?! Многознание, уму не научает!
  - Дина... Нельзя ли... Без перехода на личности? - Попытался остановить девушку, Дилан. - Это, все-таки, люди, намного старше и опытнее Вас!
  - Возраст - не показатель ума, таланта, опыта или знаний. Возраст, всего лишь цифра, украшающая Ваш праздничный торт. - Дина брезгливо посмотрела на невысокого мужчину с обширной лысиной и выдающимся над ремнем, пузом. - А у некоторых... И того меньше... Не могу я, Дилан, видеть идиотов! Наглых, зажравшихся, окружающих себя толпой подхалимов и считающих, что всё обо всем знают. Так приятно вытереть о них ноги. Или растереть по стене...
  Григорий Никитович, принялся пятиться, от мечущей взглядом в его сторону молнии, девушки.
  - Давно ли вы, Дилан Эвальдович, проверяли профпригодность своих специалистов? - Дина ткнула Дилу в грудь указательным пальцем. - Мария предупреждала, между прочим!
  - Дина! - Одернул девушку, женский голос из-за моей спины. - Прекрати! Лучше, помоги, Василию. Вечно ты на Дилана...
  - Да. На Дилана! Потому что он - Мудак! И, я совершенно не понимаю, как ты, Светик, умудряешься его терпеть уже три десятка лет! - Дина, откинув свои рыжие волосы за спину, игнорируя все требования септики, голыми руками полезла под поверхность столика, на котором, укрепленная на специальном станке, стояла моя голова и пялилась на окружающих, выражая крайнюю степень офонарения происходящим. - Вот объясни мне, Дил, на кой бараний бок, ты поперся на "Мамонте"? Только не говори, что забыл просчитать варианты! Или, ты специально подставил бедного Ваську, под "куриную атаку"? Так, чего не бросил там? Совесть взыграла? Ни за что не поверю!
  Ловкие руки девушки, легко порхали по переключателям, подстраивая подаваемые питательные вещества, под мой тип.
  - Динка, язва, хватит! - Светлана развернула меня к себе лицом и тяжело вздохнула. - Эк тебя... Терпи, казак, атаманом будешь!
  Пока меня вертели во все стороны, Григорий Никитович, успел допятиться до двери и, едва Дина отвлеклась, оказался за дверью.
  Комната, в которой меня разбудили, оказалась очень большой и забитой оборудованием, за которым можно было разглядеть свободные кусочки салатового цвета, стен, паркетный пол и огромное, во всю стену, окно, у которого лежал, блестя хромом, ящик.
  Столик мой, стоял в центре комнаты.
  Вот и все, доступное мне сейчас для обозрения.
  - Вася, поговори с нами. - Попросила Дина, подозвав указательным пальцем, Катюшу. - Котька, следи за показателями YHT, а ты, Ксюндель, лапочка, приготовь тройд. Дилан, если тебе нечего делать, займись - излучателями. Я, конечно, доверяю автоматике, но... Уж лучше такой мудак как ты, чем автоматика! Не хотелось бы, отращивать себе... Что-нибудь! Вася, говорить будешь?
  - Нет. Буду шипеть и плеваться! - Огрызнулся я. - Укусил бы, да не дотянусь...
  - Отлично! Дилан, ты спас весьма приятный в общении образчик человеческой особи. - Похвалила Дина, исчезнувшего с поля моего зрения, Дилана. - Хвалю, Садовников! Черт!
  Я почувствовал, как закрываются мои глаза, и сознание растворяется в накатившей тишине и тьме.
  - Да. Оторванная голова, ногам покоя не дает... - Печальный голос Садовникова, восседающего в кресле и задравшего ноги на стол, спиной ко мне, лицом к окну. - И не даст... По-видимому...
  - Не дождетесь... - Хрипло прокаркал я. - Злые, вы...
  - Не мы такие - жизнь такая... - Автоматически отбрехался Дилан, оборачиваясь ко мне. - Прочухался? Везунчик!
  - Тебе бы такое везение... - Пожелал я, от чистого сервопривода. - Дважды. На всякий случай!
  С какого такого перепуга я принялся обращаться к Дилану на "ты", ума не приложу. Однако Садовников и ухом не повел и пальцем не шевельнул, чтобы изменить правила игры.
  Огромное, ослепительно белое светило, заливало синюю траву на полянке за окном, занимая на салатном небосводе далеко не центральную часть.
  Весь мой опыт просто вопил, о невозможности смешения цветов, в таком виде, однако - вот оно, кушайте!
  - Любуешься? - Дилан снял ноги со стола и развернулся ко мне. - Новый мир, любуйся. Назвали по имени первооткрывателя - Аглая. Посмертно...
  - Так все плохо? - Поднял я руку и замер в удивлении, разглядывая ярко-красную кожу. - Это что за...
  - Твоя новая тушка... Прошу любить и жаловать. - Садовников почесал затылок и поморщился. - Наделала Аглая дел. А виноват - ты! Зачем Марка дразнил? Мальчишка, честное слово!
  - С больной головы, на здоровую, валить не надо. - В комнате материализовалась Дина. - Сделанного не воротишь, а пилить мозг и без того поврежденный - не имеет смысла. Садись, Вася. Будем разговоры, разговаривать...
  В комнате появилось еще два кресла, а на журнальном столике - кофейник и две чашки.
  - Тебе не предлагаю. - Сказал Дил, наливая кофе. - У тебя, теперь, другая биохимия...
  - Рассказывай! - Потребовал я, присаживаясь в кресло. - С самого начала, рассказывай!
  - Самое начало, между прочим, знаешь только Ты! - Ткнула в меня пальцем, Дина. - Так что - обойдешься без начал. Хватит с тебя и середины, с концом...
  Дилан хрюкнул, извинился и хрюкнул снова.
  - Пошляк... - Презрительно скривилась Дина. - Как Тебя Светка терпит!
  - А она не терпит. Она - любит! - Разозлился Дилан. - А я - люблю её! А если у тебя проблемы, то может быть, ты их решишь в другом месте и начнешь вести себя, не как... Взбалмошная девица, обиженная на весь свет, а как специалист?! Твое мнение, обо мне, не знает только глухой, слепой и живущий на Земле! Высказалась? Так вали отсюда! Я Тебя не звал!
  Дина, фыркнула и с хлопком исчезла из комнаты.
  - Уф-ф-ф! Хорошо-то как! - Вздохнул Дил, расстегивая ворот рубашки. - Десять лет мечтал это сделать!
  - Поздравляю. - Поаплодировал я. - Теперь я могу услышать то, что касается меня?
  - Можешь. - Дилан расстегнул и закатал рукава, задумчиво соображая с чего начать. - Аглая, отправила Марка, чтобы не мешал. Это игра у них, такая, была. Марк привычно "закуклился" и... Едва реальность дала о себе знать - вернулся обратно. А, чтобы проучить Аглаю, зачерпнул на кокон, первой попавшейся, жидкости.
  Взяв со столика чашку с кофе, Садовников сделал глоток и поморщился.
  - Вернувшись в кабинет, он сбросил жидкость и спрятался за дверью.
  - Аглая дернула рукой, при жесте-приказе... - Перебил я Дилана.
  - Без разницы. Жидкость, которую принес Марк, вступает с ТВ, в бурную реакцию. Аглая растворилась за полминуты. Тебе, досталось меньше - ТВ тебе вводили в качестве лекарства и...
  - Тело развалилось по кускам, как конструктор "сделай сам"... - Понимающе кивнул я. - Почему голова осталась?
  - А она и не осталась. Она - переродилась. - Садовников скривился снова. - За 24 часа, как в страшном кино.
  - Вот... - Ругнулся я. - И, что дальше?
  - А дальше, - в кресло вернулась Дина и с вызовом уставилась на Дилана. - Еще через 24 часа стало понятно, что мир, найденный Марком, представляет собой очень большой интерес. Только... Кроме Марка, с его умением делать "Кокон", ни один экзот, дольше десяти минут в нем прожить не сможет. Растворится. Прости, Дилан. Я была не права и больше не буду, вести себя как истеричная девица.
  - Я сказал - взбалмошная... - Поправил девушку, Садовников. - Извинения принимаются.
  - Я Вам не сильно мешаюсь? - Начал злиться я. - Может, я пойду, погуляю?!
  - Вась, ну хоть ты то, не начинай, а? - Устало растекся по креслу Дилан. - И так, все совсем не просто.
  - Да нет. Все очень просто. - Улыбнулся я. - Два старых любовника, грызутся. Все понятно. Кто попал между ними - попал между молотом и наковальней.
  - Мы не любовники! - Вспыхнула Дина.
  - А я не про вас, между прочим. - Отмахнулся я. - Теперь осталось услышать объяснения, "почему" и все встанет на свои места!
  - Не встанет, Вася. Нет "своих мест". И, на вопрос "почему", тоже нет ответа. Аглая, измерение в котором больше вопросов, чем ответов. - Садовников допил кофе. - Чтобы перетащить сюда это здание, мы потратили силы троих, подобных Марку. Поставили силовые щиты. Приготовились к неприятностям. А знаешь, что произошло?
  Я помотал головой.
  - Ни-че-го! - По слогам произнес Дил. - Сейчас, например, защита отключена. Мы можем выйти из здания и устроить пикник. Но, если к нам решит присоединиться некто, минуя здание - он распадется.
  - Мне это, конечно, очень интересно, Дилан. - Я поймал себя на том, что рассказ Садовникова, больше запутывает и уводит меня в сторону, от самого важного - меня самого. - Почему - я?
  Дилан встал и прошел к окну.
  - Давай, расскажи ему... - Дина встала из-за стола. - Давай. Как говорил не любимый тобой Ксорер - "Если Судьба дает выбор - поступай, по-людски! Даже если ты - Экзот. Поступай, по-людски... Потому что по-человечески - не получается..."
  - Ксорер, Ксорер... Помешались вы на нем! - Вспылил Дилан. - Везунчик, не более того. Понимаю, Трианон... Но Ксорер...
  - Хватит! - Дина подняла руку. - Сам расскажешь?
  - Сам. - Вздохнул Садовников. - Дело в том, Василий, что я действительно, "зевнул" вероятность. По прямому расчету, получалось, что наше путешествие приведет меня к Марии - сестре моей супруги. Оттого и "Мамонт"... Расчет пошел псу под хвост. Я - пока - не могу сказать, где и почему. Только, из-за моей ошибки, ты пострадал.
  - Мог и бросить меня там. - Прищурился я. - Делов-то... Железяка.
  - Не мог. При любых изменениях с твоей переменной, расчет стремится к нулю. Пока ты жив - есть шанс найти Марию.
  - Бред. - Мотнул я головой. - Что может зависеть от одного существа?! Мир вокруг одного - не крутится!
  - Есть такое понятие - Судьба. - Грустно улыбнулась Дина. - Человечество, стремится доказать, что от Судьбы не зависит. Экзоты точно знают - Судьба еще та... Нехорошая девочка...
  - Я не экзот. И не - человек. - Поправил я Дину. - Моя судьба - электронные импульсы и программные коды. API- протоколы и математический расчет, с плавающей запятой. Моя судьба - накопление непередаваемого опыта...
  - У-у-у-у, простой, какой! - Усмехнулся Дилан. - Импульсы и коды... Размечтался... В зеркало на себя посмотри, мечтатель.
  По его щелчку, слева от меня, прямо напротив окна, появилось здоровенное, метр на два в высоту, зеркало.
  Встав из кресла, подошел к нему и замер, рассматривая себя.
  Ничего приятного на меня, из зеркала, не смотрело.
  Ярко-красный, словно только что освежеванный, мужчина.
  Рост - ниже двух метров, скорее - метр восемьдесят.
  Худой и лысый.
  Зеленая радужка на черной основе, глаза. Оранжевый зрачок.
  Никаких выдающихся мышц или иных, выдающихся частей тела.
  Кто-то очень сильно постарался, натягивая на меня, синие, тканевые шорты и легкую футболку, с оторванными рукавами.
  Пока рассматривал себя в зеркале, под кожей, словно проползла пара длинных червей, неприятно бугря кожу.
  - Красавчик... - Выдохнул я. - Это как же, вашу мать, извините, понимать...
  - Лучше - никак! - Посоветовала Дина.
  - Нормальное Вы мне тельце, сваяли...
  - Это не мы. - Дилан сел на подоконник и уставился на синюю траву. - Твое тело, это та жидкость, в которой растворилась Аглая. Мы отсоединили, твою голову и попытались вычистить от попавших... Инопланетных компонентов. Через девять суток, в капсуле реаниматора оказалась вся жидкость, собранная в кабинете... И запертая... В другом измерении, в безопасном, месте...
  - Чушь - то, какая! - Вырвалось было у меня, но... Вот он результат - стоит и крутится перед зеркалом.
  - Больше, чем чушь! - Дина налила кофе в чашку и подала ее Дилану. - Бред, несусветный. Однако, Ты - вот он. Мир - вот он. А вопросов - все больше и больше...
  - Считаете, что я смогу на них ответить? - Рассмеялся я. - Увы, я просто - киборг. Я никогда не смогу...
  - Никогда... Не смогу... - Садовников дернул плечом. - Высокопарные слова... Их так любят люди, на своих базах и в городах. Это - оправдание своей лености, Вася. За высокопарными словами, всегда, прячется обман. Родители говорят их детям, правительства - гражданам. Как ты думаешь, почему Экзоты, так стремительно находят миры, для заселения? Почему, безбоязненно, изменяют свои тела? Почему, не стремятся, помогать человечеству? Ведь мы - можем! Можем, вывести оставшееся население Земли, в параллельный мир. Можем - на время - пока Нашу Матушку, не перестанет трясти. А можем - навсегда!
  - Когда Мария... Выложила "переход"... Китай вывел 40% процентов населения, в... Один мир... - Говорить Дине было тяжело. - Сейчас, этот мир... Снова не обитаем... Но и поселится в нем, никто из Экзотов - не согласится!
  - Представляешь, Вася? Угробить, за тридцать лет, и себя и целый мир! А ведь были еще индийцы, арабы, евреи... - Дилан горько рассмеялся. - Везде, куда ступила нога простого смертного - теперь тот же цирк, что и на Земле. Как грызлись, так и грызутся!
  - "Наши" - не лучше, между прочим. - Дина, уселась в кресло и сверлила окно взглядом. - Не зря, ох не зря, Мария выложила "Переход", не в обычный мир, а в "накопитель"... Столько говна, скажу откровенно, оказалось и среди нас!
  - Мы, плоть от плоти, мира нашего и воспитания... - Продекламировал Дил. - Увы.
  - Хорошо! - Поднял я обе руки, давая понять, что их сентенции до меня дошли. - Что от меня надо? Зачем вы меня, сюда, притащили?
  - Ты сам сюда пришел! - Расхохотался Дилан. - Едва камеру реаниматора открыли, ты из нее исчез. И объявился здесь, до смерти перепугав своим внешним видом, дежурную группу. Девчонок, вообще, едва отпоили водкой...
  - Да... - Задумчиво - довольно, протянула Дина. - Их, Твоя улыбка, добила...
  Я улыбнулся себе в зеркало.
  За черными, точнее - фиолетовыми, губами, появились белоснежные клыки...
  - Бр-р-р! - Дрогнула Дина. - Не улыбайся, пожалуйста...
  - Впечатляет... - Согласился Дилан.
  - Не помню, как я здесь очутился... - Пожал я плечами и вернулся в кресло.
  Аромат кофе, сводил меня с ума, а белый фарфор, манил прикоснуться...
  Мозг тянул руки к кофейнику.
  Тело - старательно держало руки на подлокотниках, подальше от соблазна.
  Скажу правду, если бы в результате осмотра, на моих пальцах, вместо ногтей я бы обнаружил - когти... Наплевал бы на "другую биохимию"...
  - Повторяю вопрос: "Что надо от меня?" - Я откинулся на спинку кресла и воззрился на собеседников. - Учтите сразу - мир спасать не буду! Не умею и не хочу!
  - Да, на фига нам мир, спасать! Его изучить надо! - Взвилась Дина. - Представляешь, здесь ВСЕ точки перехода - под водой... Ну, жидкостью... ТВ, как в черной дыре, тает! Человеческое тело, за двое суток, перерождается и...
  Я замер, навострив уши.
  Дина, поняв, что ляпнула нечто совершенно секретное, прикусила язычок и покраснела.
  Садовников, криво улыбался, глядя на нее.
  - Уже и на людях, поэкспериментировали? - Спросил я, чувствуя, как вся моя программа собирается в комок и готовится взорваться.
  - Да. - Дина, прикусила губу. - И, не буду врать, что это были - добровольцы...
  - "Черный кот, серый кот, кто их ночью разберет!" - Вырвалось у меня, потрясенно.
  - Осуждаешь? - Улыбнулся Дилан. - Думаешь, совсем, звери?!
  - Думаю - можно было и иначе... - Три закона, намертво вписанные в мое сознание, дали трещину. - А иначе - просто "высокопарные слова"...
  - Они жрали нас, десятилетиями... - Взорвался Дилан. - А теперь - продают нам своих преступников... Человечество, как змей, что пожирает свой собственный хвост... Ничему не учится и ...
  - Садовников... Перестань... - В голосе Дины, прозвучали такие знакомые нотки... Словно, под маской одного человека, все это время, прятался другой - хороший знакомый, верный друг и... Что-то печальное, что с этим человеком связано... - Не видишь - он больше человек, чем мы, все, вместе взятые... Нельзя так, Дилан... Должны у человека оставаться хоть какие-то чувства, кроме ненависти, задолбанности... Хоть какие-то ориентиры, кроме креста да костра...
  Я почувствовал, как в оскале изогнулись мои губы.
  Я - Киборг.
  Создание ДЛЯ человека и ИЗ человека...
  Только, почему у меня сложилось впечатление, что создание пережило своего создателя?!
  Диоген, искал Человека.
  Я, точно знал - Человека больше нет.
  Спасибо Тебе, Дина, назвавшая меня Человеком!
  Пусть без ориентиров и чувств, пусть!
  Я их найду, вот увидите!
  Кресло подо мной растаяло, уступив место мягкой траве, под ногами.
  Надо мной развернулось салатовое небо и ослепительное светило.
  Закрыв глаза, откинулся на спину, раскинув руки и замер, впитывая всем своим телом, каждой клеточкой, живительный поток, льющийся с небес.
  Сорвал синюю травинку и сунул ее в рот, прикусил зубами и поморщился, от горького сока, выдавленного из нее.
  Усмехнулся, вспоминая удивленное лицо Садовникова, провожающего взглядом, мое исчезновение.
  И, печальную улыбку Дины.
  Что-то они мне говорили, да вот беда - как можно слышать тех, кого слышать уже не желаешь?!
  Верю, что надо было слушать.
  Верю, что могли сказать нечто полезное.
  Не верю только в то, что мне это пригодится.
  Киборг создан для людей.
  А раз их нет...
  На нет и суда нет, не так ли?!
  
  ***
  
  Аглая, как планета, из себя ничего не представляла.
  Валяясь на синей траве и, изучая нежную зелень неба, я внимательно изучал свое тело.
  Что-то мне говорило, что ничего общего с "обычным" - однозначно.
  А, с другой стороны - грудь поднимается, наполняя легкие воздухом; руки чувствуют сопротивление травы, выдираемой из почвы, а глаза слепит яркое светило.
  Всё, как обычно.
  Основное отличие киборга - действие после приказа.
  Поэтому сейчас я валялся и придумывал самому себе приказ.
  Из набора "готовых людских", следовало заняться поисками воды, пищи, постройкой жилья...
  Из набора "собственного опыта", следовало отойти в сторонку и занять позицию длительного ожидания.
  В результате, победил симбиоз двух наборов: отошел в сторонку, в поисках удобного места, окруженного водой и едой.
  Жильем займусь позже, если это самое позже, для меня наступит.
  Зря меня унесло, не дослушав всего...
  Сорвав очередную травинку, сунул ее в рот и прикусил.
  Приторная сладость, растеклась по языку, наполняя рот и вынуждая начать отплевываться.
  Далекий горизонт, чуть качающаяся дымка марева, прячущая за собой высокие пики гор.
  Вот в эту сторону я потопал.
  Мысли крутились в голове, перескакивая с места на место, с факта на факт и уносились вскачь, не оставляя после себя ничего путного.
  Трава под ногами, мягко щекотала босые ступни, Светило - светило, а воды как не было, так и не появлялось.
  По моим ощущениям, я топал больше двух часов, под палящим светом местной Звезды и мне, до сих пор, не захотелось пить!
  Либо, мое новое тело и вправду - нечто...
  Либо, весь этот мир совсем не зря заинтересовал Экзотов.
  Шагая и шагая, осматриваясь по сторонам и с нетерпением ожидая, когда же горы станут ближе, я беспечно ставил ноги, отталкивался и делал шаг.
  Пока, на очередном шаге, не полетел вниз.
  Смотреть по сторонам, это, конечно, здорово...
  Только, еще и под ноги, совершенно не мешает смотреть!
  Дырка в почве, в которой я оказался, глубиной больше метра и диаметром более пяти, мне до пояса оказалась заполнена уже знакомой, красной жижей.
  Оказавшись в родной стихии, мое тело предательски опустилось на пятую точку, выставив наружу голову.
  От избытка эмоций, захлестнувших измученную оболочку, наконец - то попавшую в обитель себе подобных, голова пошла кругом.
  Затем, в единый миг, головокружение прошло, оставив после себя сообщение, смысл которого сводился к одному простому понятию - Надо идти!
  Выбравшись наружу, с сожалением попрощался с одеждой, растворившейся без единого следа.
  От избытка сил, помноженных на свежие эмоции, пока еще мне самому не понятные, припустил вприпрыжку, к далеким горам.
  Тело, словно отлаженный механизм, смазанный, вычищенный, поймало попутный поток и, уцепившись за него, понесло меня вперед, сминая тело в обтекаемый ком, с отличными данными аэродинамики.
  Прикрыв глаза веками, от встречного ветра, прикинул, на глазок, скорость.
  Получалось, около, 17-ти метров в секунду.
  Довольно улыбнувшись, склонил голову навстречу ветру и...
  Рухнул на колени, от простой мысли, от обычного математического расчета, известного любому школьнику. 17 метров в секунду, это больше 60 километров в час!
  Кувыркаясь по синей траве, прикрыл голову руками, защищая ее от повреждений.
  Мир вокруг, мгновенно окрасился в красный цвет.
  Голова оказалась в тонком коконе защиты, свитом из моих псевдо рук...
  "Пора привыкать..." - Прикрикнул я на самого себя. - "Здесь все, с приставкой "псевдо"!"
  Отвлекшись на самобичевание, очутился в плотном коме, вновь летящем в сторону гор.
  Этот мир, начал меня...
  Интересовать...
  Красная жидкость, на мой взгляд, была ничем иным, как симбионтом...
  Или, может быть - симбионтом - для нее был именно я?!
  Передернул плечами и снова покатился по синей траве - 60 км в час, не шутка.
  Хорошо, что трава - мягкая, а тело - пластичное.
  И костей - нет!
  Затормозив через пару десятков метров, спохватился - тело четко знало, что остановится можно было и быстрее... А вот моё собственное сознание, загнало это знание... В глубокую дыру!
  Да еще, заболела голова.
  Из пор на коже, потек бесцветный пот.
  Трава зашевелилась и принялась нежно оплетать меня своими ростками, вытирая пот, впитывая его и стремительно увеличиваясь в размерах.
  От испуга, рывком, вскочил на ноги и завис над травой, покачиваясь.
  Сознание, вновь попыталось внести коррективы и ноги больно воткнулись в почву планеты...
  Меня разрывало, скручивало и сливало воедино.
  Сознание киборга, рациональное и программируемое, впало в бесконечный цикл проверок и оценок событий.
  Сознание человека, нет - пока еще - человечка, ребенка, отбивалось от рационального и стремительно поглощало чудесное.
  Сознание тела, внимательно изучало, терпеливо ожидая, что именно, возьмет верх.
  Обнажив белоснежные клыки, издал свой первый звук, на этой планете.
  Громкий рык, прокатившийся по бесконечно - синей траве, внезапно вернулся мне - ударом грома!
  На зеленом небе, появились бирюзовые облака.
  Очередной раскат грома и бирюзовые облака, как по команде, изменили свой цвет, стремительно наливаясь черными и фиолетовыми оттенками.
  Первые капли красного дождя, полетели к поверхности.
  Мир вокруг меня закрутился в калейдоскопе странных видений и оба сознания - киборга и ребенка - поспешили слиться воедино, рождая роскошный купол, по которому потекли кровавые струйки.
  Детское любопытство, заставило высунуть за пределы защиты кончик пальца, пробуя на ощупь, падающие капли.
  Очередное открытие - капли, падающие с небес, были горячими!
  Тело потянулось прочь из - под купола и замерло, нежась под горячим душем.
  Уже давно кануло в лету состояние беспокойства и оцепенения.
  Вместе с горячими каплями, тело впитывало в себя некую, не совсем понятную мне, информацию.
  Сознание киборга, привыкшее ворочать гигантскими массивами данных, занялось самой своей прямой обязанностью - сравнивать, дотошно изучать и жадно поглощать новое и непонятное.
  Сознание ребенка купалось в дожде, отказываясь думать вообще хоть о чем либо.
  Сознание тела, киборга, ребенка...
  Слишком много, для меня одного!
   Дождь закончился, оставляя после себя кровавые лужи на траве и налетевший ветерок, пробежал хитрым ознобом по моим плечам, спине, животу, предупреждая - "Не расслабляйся!"
  С тихим шелестом, сознание тела и сознание ребенка, слились воедино.
  Голоса, далекие и близкие, чувства, эмоции, все это, не реальное и реальное, прочно заняло место в моем теле.
  Пользуясь сознанием ребенка, как переводчиком, сознание тела вошло в контакт с сознанием киборга, упрощая тому, процесс декодирования данных.
  От избытка информации, меня не на шутку затошнило - не все мысли и эмоции, подхваченные дождем в разных частях планеты, были доброжелательны или, хотя бы, нейтральны.
  Хватало и откровенной мерзости!
  Меня вырвало, на синюю траву, красной влагой.
  Сразу стало легче.
  Киборг, замер, взвешивая полученные данные и предложение.
  Рассматривая со стороны три этих, разных существа, наслаждался покоем и чистотой своего тела.
  Наконец, киборг принял решение и...
  "... Вот ж... - то какая!" - Признался я самому себе, открывая глаза и рассматривая странные созвездия над моей головой. - "Холодно, однако!"
  Повинуясь моим мыслям, оболочка вокруг меня принялась перестраиваться, уплотняясь, проникаясь многочисленными лентами и проволочками, пустотами сосудов, которые тут же принялись наполняться горячей жидкостью.
  Через минуту все закончилось.
  Черное небо, усыпанное звездами, с тремя величаво танцующими, лунами.
  Разновеликие, они - каждая по-своему - отражали лучи своего светила.
  Самая маленькая луна, гордо полыхала мертвенно-белыми лучами, самая большая - отдавала предпочтение желтому, а средняя... Средняя сияла стоп-сигналом!
  Часы, "зашитые" на "железном" уровне, показывали 01:24.
  Системная дата \ время, оказались обнулены, так что...
  Будем считать это моей первой ночью, на планете Аглая.
  Усмехнувшись, попросил оболочку вывести часы наружу - на запястье левой руки.
  Полюбовавшись сияющими красными циферками, встал с травы и снова пошел вперед - к горам.
  "Обработка данных завершена". - Тройственное сознание, теперь - единственное - сознание, вывело надпись прямо на сетчатку, пользуясь технологиями киборга. - "Ознакомится?"
  - Да! - Громко сказал я и плюхнулся на пятую точку.
  Информации оказалось очень много.
  Аглая, имела и самоназвание.
  Выговорить его - язык сломаешь: Вах'Неа'Хкандаарнг'Паалнакунага!
  Мне, лично, больше по душе - Аглая!
  Вот, доберутся до сюда Экзоты...
  "Стоп! Уже - добрались!" - Порадовал я самого себя и рассмеялся.
  Рассказы Дины и Дилана, о том, что планета их заинтересовала, стали для меня понятны.
  Только, искали ответы они - не там!
  Нет, Аглая не относится к типу "живых", планет или планет, с единым информационным полем. Аглая для этого слишком молода. Но у нее, как у любой женщины, были свои секреты. Точнее - девчонки! И секреты у нее, скорее, были девчачьи...
  Огромный бульон, в котором зародилось человечество, на Аглае породил - БАФ! Биологически активную форму, получившую разум.
  Угадаете, кто?
  Правильно - Красная жижа!
  Можете взять конфетку и быстро бежать, потому что жижа и впрямь, очень активна!
  За пару тысячелетий, накопив довольно опыта, БАФ занял очень важную нишу, в сообществе себе подобных.
  Он принялся накапливать информацию.
  Под сообществом себе подобных, я имею в виду не пресловутых инопланетян, встретить которых мечтает человечество и уже давно встретило... Экзотничество?! Экзотечество?! Одним словом - Экзоты.
  Под сообществом, я имею в виду - траву, с ее аккумуляцией энергии; легкие облака, переносящие своих собратьев на дальние расстояния и еще почти три десятка невидимых глазу и неслышимых уху, членов, способных за считанные мгновения, совершить бесчисленное множество действий.
  Когда Дилан и иже с ним, узнают, "Что" может сообщество Аглаи...
  И, вот положив руку на дорогие мне части тела, о возможностях этих, Экзоты узнают не от меня - однозначно!
  Не будь Аглая Эмзаровна, столь агрессивна, осталась бы, жива!
  Между прочим, именно по ее вине, мне снова оторвали голову!
  БАФ, конечно, разобрался, но... Проблема сообщества в том, что угроза одному, становится угрозой для всех!
  И теперь, экзот, проникший в мир не через разрешенную дверь, автоматически становится - компостом.
  Очень дорогим и вкусным, компостом!
  ТВ, придающий Экзоту сверх способности, для сообщества - топливо, наркотик, стимулятор и еще десяток чего еще!
  Мое тело, растворившее Аглаю Эмзаровну, на самом деле огромная колония БАФ.
  Осужденная за убийство разумного...
  И, вынужденная таскать в себе - меня, как наказание.
  Заменив в моем теле ТВ на свои, конструкты, БАФ попался.
  Из путаных объяснений, я понял, что эта колония искупает убийство Аглаи и мое повреждение, единственно понятным ей способом - делится информацией, возможностями, чувствами...
  При этом, все сообщество от оступившегося собрата, совершившего преступление от испуга и самозащиты, не отвернулось, нет! Оно ему помогает, поддерживает.
  Стоило мне задуматься о горах, на горизонте - ветер принес облака, в которых были частицы БАФ, оттуда! Выпавший дождь, влился в наше тело и...
  Путано?
  Долго?
  Не понятно?
  А каково было мне, люди?!
  Мне, киборгу?
  Переваривая информацию, сидел под светом трех лун и... Переваривал информацию.
  Симбиоз трех сознаний, плюс еще одно, взявшееся непонятно откуда!
  Возможности сообщества, поддерживающего меня и сумевшего примирить три совершенно различных типа мышления - восхищали!
  "Запрос на подключение" - Выплыла табличка, заставив меня удивиться еще больше.
  - Разрешить. - Рявкнул я и осекся - в темноте, голос звучал... Страшно! Хриплый голос, каркающий и шипящий, одновременно.
  "Отменено" - Лаконичная табличка, ничего не скажешь!
  - Кем отменено, почему?! - Не удержался я, шепотом вопрошая тьму и звезды над моей головой.
  "Абонент скрыл свои данные"
  - Ну и горн ему в зубы! - От всей души, пожелал я.
  "Исполнено"
  У меня отвисла моя красная челюсть.
  Надеюсь, это была такая, системная, дежурная шутка... Иначе, кому-то серьезно не поздоровилось... Или... Придется теперь следить не только за языком, но и за мыслями...
  "Восстановление биологического содержимого - 61%"
  "Конфликт установок устранен"
  "Рестарт системы"
  По отдельности - все понятно.
  Все вместе - сам бог голову сломит!
  От привычного - "рестарт системы" - короткое головокружение.
  И мельтешение образов...
  "... Вот только пикапить меня не надо!"
  "... Да вашу ж Машу..."
  "... С вами была..."
  Ожесточенно ощерившись на эти, никому не нужные, виды, щелкаю зубами и тут же получаю в ответ, от благообразного, истинно профессорского обличья, старичка: "... Пальцами! Пальцами блох лови!"
  Что-то заставляет меня улыбнуться в ответ на эту фразу и на всех моих трех, простите трех единых и одном - отдельном, сознаниях, становится хорошо и спокойно.
  С удовольствием растягиваюсь на нежно щекочущей траве и закрываю глаза.
  Тело словно в самой нежной колыбели, под самым нежным покрывалом.
  Обрывки снов, все, как на подбор, словно части разных боевиков, разрезанных и склеенных, как попало. Нет ни временного, ни причинно-следственного, никакого, прослеживаемого невооруженным взглядом, общего места соприкосновения.
  Только сумбурное метание из коридора в коридор, от человека к человеку.
  "Восстановление биологического содержимого - 86%"
  "Процесс слияния - активирован"
  "Недостаточно биологического содержания"
  "Повреждение носителей информации - восстановление невозможно"
  "Процесс слияния - отменен"
  "Рестарт системы"
  "... адолбали!" - Вырвалось у меня, когда светило кинуло в меня свой первый лучик. - "Ну, сколько можно?!"
  Фигуры, стоящие вокруг меня, к человеческим не относились.
  К звериным - тоже.
  Скорее, дикая смесь змеи, паука и кузнечика.
  Большого, такого, кузнечика...
  Красного и с крыльями...
  От паука - количество глаз.
  От змеи - длинное гладкое тело, с мелкими чешуйками.
  А голова, к моему удивлению, если отмести глаза, вполне даже земная... Точнее - морская. Осьминожья!
  Рассматривая, стоящих вокруг меня животных, радовался, что лежу - раз, а во-вторых, что, хм, лежу под плотным одеялом синей травы - только голова, наружу.
  "Создание симбионта признано недействительным" - Отрубила всё, надпись и животные растеклись красными лужами.
  Может быть мне и показалось, но...
   По-моему, сама БАФ, вздохнула с облегчением, когда эти уродцы перестали существовать.
  "Восстановление биологического содержимого - 92%"
  - Блин, да что ты там, восстанавливаешь?! - Удивился я, отрывая свою пятую точку от поверхности планеты. - Какое содержимое?! Ау?!
  "Восстановление поврежденного биологического содержимого черепа - 93%"
  Челюсть отвисла, зачерпнув травы.
  Моих, невеликих, знаний по медицине, хватало ровно на то, что бы оказать помощь человеку, до прибытия медиков.
  Теперь же, перед моими глазами появилось, перетекая всеми цветами радуги, схематичное изображение мозга, наполняющего мой собственный, череп.
  Встроенные, электронно-механические части, уступали свое место живой плоти, точнее - мозговой ткани, отступая за пределы черепа, выпирая из кости, страшными, раковыми образованиями.
  На моих глазах, один из модулей памяти, словно пожеванный любителем жевать жвачку, отделился от височной части головы и упал мне, на подставленную ладонь.
  "Восстановление биологического содержимого - 95%"
  Судя по схеме, последними железками, что выпадут из меня, будет радиомодуль и парная группа ЦП...
  Ошеломленный, вырастающей перспективой, я снова опустился в траву и почесал затылок.
  БАФ, неведомыми путями, смог перенести программные коды, данные из модулей памяти и накопителей - прямо в мозг!
  Понимая, что происходящее со мной - чудо, о котором любой, осознавший себя киборг, может только мечтать, я громко засопел, устраивая проверку за проверкой.
  Все, до единого байта, оказалось на месте.
  Время отклика, поиск, обсчет данных - судя по цифрам, выскакивающим у меня перед глазами, производительность выросла почти в 19 раз!
  Пока радимодуль не вывалился, попытался связаться с Диланом.
  Ответом стала тишина и грозовые шорохи.
  Махнув рукой на все человечество и экзотничество, вместе взятых, не пряча улыбки, встал с травы, демонстративно отряхнувшись и, потопал в направлении гор, все ускоряя шаг.
  Искусство пеших прогулок, неспешных и самодостаточных, теряется в 21 веке, вместе с изобретением и удешевлением автомобиля, сотового телефона, халявного интернета и увеличением человеческой лености.
  В базах, что я скачал на прощанье, нашлась целая сотня всяческих книг, восхваляющих пешие прогулки. Судя по тому, что я единственный кто их скачал... Гоняя в памяти массивы информации, сортируя и удаляя, безжалостной рукой, не представляющее хоть какого-то интереса, увлеченно шагал навстречу горам.
  Тело больше не пыталось ускориться или, и того круче - оторваться от земли, улетая в небеса.
  Ям и канав, на всем протяжении моего взгляда, не представлялось.
  "Системные данные. Удаление не возможно" - Обрадовала меня надпись, когда я наткнулся на целую сотню гиг, битого барахла, оставшегося, на мой взгляд, еще с тех времен, когда до осознания было, чуть дальше, чем до Марса. Пешком. Задним ходом. На четвереньках.
  Ни удалить, ни за архивировать, ни дефрагментировать!
  Хоть физически выдергивай!
  Задумавшись над такой возможностью, принялся ее внимательно изучать.
  От внезапно пришедшей в голову мысли, сбился с шага и покрылся мелким, холодным потом, желтого цвета, выступившим на коже.
  Я, едва не отправил в небытие ту самую информацию, что сделала меня - "осознавшим"!
  Мысли, чувства, эмоции - всего сто гиг, жалких сто гектар системной памяти!
  "Восстановление биологического содержимого - 100%"
  "Процесс слияния - активирован"
  "Очистка системного пространства"
  Сто гиг, мои сто гиг, на моих глазах, точнее - в моем сознании - мигрировали на совершенно другой уровень обработки данных, оставляя после себя, пустое место.
  "Запись"
  Лаконичное слово, ё-моё!
  Слово, за которым скрылось такое...
  Пришлось, бросая все на свете, приземляться на пятую точку и, открыв рот и округлив глаза, наблюдать за перепрошивкой систем.
  Каюсь.
  Я даже не представлял, что возможно подобное!
  Сообщество, а больше и не кому, старательно изучило полученную информацию.
  Информацию, хранившуюся в моей собственной памяти!
  "Рестарт системы"
  В глазах потемнело, и мир сжался до размеров спичечного коробка, окруженного пурпурно-красной пеленой.
  "Диагностика"
  Мир, с щелчком, вернулся к прежнему формату.
  Многочисленные лакуны в моей памяти, так и остались не заполненными, ну, да и пес с ними!
  Единое сознание, без деления на киборга, ребенка, сообщество или странные частички, оставшиеся от человека, почти сорок лет назад превращенного в киборга.
  Слилось все в едином котле, перемешалось и превратилось - в Меня!
  Сейчас я понимал, что пот, струящийся по моему телу - и не пот вовсе, а жидкость, растворившая и вымывшая остатки электросхем и металлических заменителей.
  И вопрос - "Сколько осталось до гор" - вызывал такую же улыбку, как и вопрос ребенка, почему папа похож на дедушку, а мама - на бабушку...
  Всё множество непонятного, стало лежать на полочках - только руку протяни.
  Жаль, что большинство полочек относились только к планетарному сообществу, да, в меньшей степени, к тем остаткам знаний, что были давным - давно скачаны и усвоены, киборгом Кирвин - 3478, или попросту, семьдесят восьмым.
  Легли на полочку и данные бэкапа базы - на отдельную полочку, с ящичками. В ящичках, наблюдательное сообщество, навело порядок, расставляя данные по степени необходимости, правдивости и безопасности.
  Замерев от восхищения, достал с полочки проект "Врата", такой яркий и притягательный.
  Соперничество трех баз, вместо сотрудничества, привело проект к его логическому развалу - каждая база, выполняя расчеты, пользовалась отличными от остальных, данными и программами. И если данные, можно было свести воедино - не велика наука перевести дюймы в миллиметры, а астрономические единицы и в Африке, остаются астрономическими единицами, то вот после применения разномастных программ...
  По расчетам сообщества, пользующегося едиными настройками, "сдернутыми" с моего... Моей памяти?! "Врата" получались весьма занятной штукой.
  Правда, в отличии от "Звездных Врат", активировать их на планете не представлялось возможным - слишком большой вариант остаться без атмосферы...
  С азартом копаясь на полочках, хватая то одно, то другое, нарвался на совершенно бесцветное.
  Расчет.
  Обычный расчет, проверенный сообществом и выложенный на видное место.
  Среди всех своих собратьев, богатых на разные цвета, этот действительно был - бесцветным.
  Таким же бесцветным, как и его суть.
  На первый взгляд.
  Мне пришлось четырежды пробежать глазами по завершающей части, прежде чем я понял, что именно держу в руках.
  По расчетам сообщества, все события, происходящие с ночи 31 декабря 1999 г на 1 января 2000 года, не что иное, как...
  Смертный приговор человечеству.
  Планету перетрясет, перемешает континенты и закономерным итогом станет появление нового вида.
  Человечество - доказало свою неприспособленность и трусливость.
  Экзоты - доказали свое приспособленчество и трусость.
  Наплодив сущностей, сверх всякой меры, и те, и другие, натянули пленку мироздания до такой степени, что в 2015 году, она лопнула!
  По расчетам, получалось... Именно так...
  Из глубины, вылезло замшелое и гадкое слово - "эгрегор".
  Человеческий эгрегор.
  Эгрегор экзотов.
  Оба эгрегора рвали планету, каждый на себя.
  Было над чем задуматься, право слово.
  Только думать - не хотелось.
  Один мой друг говорил: "Глупо не видеть смысла там, где он есть. И видеть там, где его и не было!"
  Вереница обрывков - воспоминаний.
  Пользуясь возросшими возможностями, пересчитал "бесцветный расчет", сам, "ибо вера, это когда лень проверить!"
  Сообщество не ошиблось.
  Конец человечества не за горами - еще полсотни лет и геологические процессы, "раскочегарят" топку и прости - прощай, привычный мир.
  Вот только, я так и не понял, что именно, произошло в 15 году...
  "Вот и порадовался, своей офигитительной крутизне..." - Вздохнул я. - "И, что мне делать? Бежать обратно, к Дилану и иже с ним, прыгать на задних лапках, умилительно гавкать и трогательно совать в руки, "бесцветный расчет"?!"
  Увы, экзоты - приспособленцы и заботиться о человечестве им не с руки.
  Поохают.
  Поахают.
  Может быть, передадут расчет человеческим... Инстанциям.
  Может быть, найдутся те, кто выведет часть человечества, за пределы Земли, как это уже делали.
  Очень хочется верить, что Тебя окружают хорошие, милые, умные, люди.
  Увы, детство проходит.
  Задумчиво играю с травинкой, меняя ее цвет.
  Заставляя ее то зеленеть, от хлорофилла, синеть от меди или краснеть, от...
  Сообщество, на мой взгляд, доверило мне слишком многое.
  Только, как это донести?
  И, надо ли?!
  Всю свою жизнь, мечтал побывать в шкуре, всемогущего создания.
  Знаете, что самое поганое?
  Ни фига это не интересно!
  Дикая ответственность.
  Ненависть окружающих, помноженная на зависть и возведенная в степень непонимания.
  Теперь я с ужасом понимаю, почему в книгах, всяческие маги... Чем они круче, тем дальше держатся от мира.
  Проще поубивать, чем тратить свое время, силы, терпение и знания, на Homo sapiens!
  Ибо, сколько ты его не учи, он, все едино, остается - зверем.
  А искать те уникальные единицы, что станут - человеком...
  Было такое.
  Ну, стали они людьми и что?
  Мало их, катастрофически мало!
  Да и мало стать человеком - надо уметь учить других, объяснять, тратить свое время...
  Вот и замкнулся большой и матерный круг.
  Мир вокруг меня мигнул закатом и погрузился в звездную ночь.
  Сутки длиной в 51 час.
  Наклона оси - нет.
  Горизонт - дальше Земного.
  Что не так?
  Сила тяжести!
  Стандартная 1 же.
  Копаясь на полочках, нашел ответ и на этот вопрос.
  И стало мне еще хуже.
  Выть мне захотелось, право слово.
  Не мудрено, что планета, с такими недрами, так заинтересовала Экзотов!
  К чему им здесь жить, если все что им надо - поставить автоматическую добывающую установку и...
  Гнать, метлой поганой!
  Нефть, углеводороды, полезные ископаемые...
  Привычно уселся, обхватив руками колени.
  Наверное, именно сейчас я, как никогда, понимал Ксорера.
  Судя по его "холостому выстрелу", он свои знания таскал не один десяток лет.
  Молча и не делясь!
  Даже не намекая, даже бровью...
  Я, получил знания всего 26 часов назад, а уже хочется переложить все, на чьи-нибудь, сильные плечи!
  И до гор, так и не добрался!
  Разумеется, что все точки переходов здесь под присмотром БАФ.
  Разумеется, что ТВ - расходный материал, с его помощью, БАФ стремительно приобретает новые свойства.
  Разумеется, что...
  Стоп!
  А во что, превращаются люди?!
  Ответа на полочках не оказалось!
  Зато синяя трава, таинственно засветилась под светом трех лун.
  Так во что перерождаются люди?!
  Ни во что.
  В удобрение.
  Это Аглая Эмзаровна, представляющая из себя, хоть что-то, смогла оставить след, в сообществе.
  А, преступники, скидываемые экзотами - только удобрение.
  Сообщество - рационально.
  Информация, несущая негатив, обрабатывается и, в случае отсутствия необходимости...
  Смех смехом, а ведь засрут, планетку - то!
  Как ни крути, а придется мне назад топать.
  Весь этот, цирк, стал уже надоедать, право слово...
  Развернувшись, потопал в обратную сторону.
  Звезды все так же ровно светили.
  Луны танцевали свой танец.
  Трава росла.
  А я шагал и шагал, старательно не глядя себе под ноги, мечтая о любой, хоть маломальской, канаве, яме, промоине или овраге.
  Любое событие, которое бы смогло отвлечь меня от мучительного желания запустить свою руку, в полочки, созданные сообществом.
  Ну, не может быть, живое существо настолько логичным!
  Не дано!
  И не надо кивать в мою сторону, мол, киборг возобладал...
  Согласно бэкапу, киборги моего типа - изначально не логичны.
  Нас создавали, как исследователей, помощников...
  Несколько троек, даже работали психологами и конструкторами!
  А значит...
  Значит, что все вокруг меня - липа!
  Очередное враньё, которое понадобилось неизвестно кому.
  И остается у меня один вопрос, который я очень сильно хочу задать...
  
  
  ***
  
  
  - ... Пей кофе... - Вздохнул Дилан, пододвигая ко мне поднос с кофейником и чашкой. - Поймал... Когда понял...?
  - Когда плашка памяти выпала из головы, а остальное - пОтом вышло... - Усмехнулся я. - Это был первый, звоночек. Ну а дальше... Стал присматриваться и прислушиваться...
  Я наслаждался своим телом, с висящим на шее птичьим клювом, горячим кофе и растерянными лицами Катерины и Ксении, яростно щелкающих клавишами, на сенсорных экранах своих расчетчиков.
  О том, что они "щелкают", я не оговорился - моя маленькая месть, в подправленном драйвере аудиокарты, реагирующем, теперь, на нажатие любой кнопки.
  Даже - сенсорной!
  Дилан кривился, слушая "клац-клац", доносящиеся из-под пальцев Ксении и морщился, когда раздавалось "тырц-тырц", от Катюши.
  А я - был отмщен.
  Слегка.
  Прошляпили, господа экзоты, что прямое подключение - это дорога в две стороны!
  А, может и не знали, никогда...
  В любом раскладе, потягивая кофе и вытянув ноги под журнальный столик, я наслаждался собственным телом.
  Аглая Эмзаровна, Марк, Дилан, обе близняшки и Светлана - короткий список людей, простите - экзотов, устроивших мне большой экзамен, на профессиональную пригодность и заслужившие - на свою голову, мою месть.
  И если близняшкам, для исправления драйвера, надо всего лишь перезагрузиться...
  Для остальных, так все мягко и просто не будет.
  Месть блюдо холодное.
  А ждать и планировать - это самая суть киборга - "тройки"!
  Так что, через денек, пойдет гулять по сетке, "бесцветный расчет".
  А там, может быть, я и еще что-нибудь, придумаю!
  Потягивая кофе и наслаждаясь клацаньем сенсорных кнопок, жмурился и щурился, как сытый и довольный кот.
  Вам было интересно, как я себя поведу?
  А мне, интересно наблюдать за Вами!
  Жаль, что Богов нет - так, божки, а наблюдать за целым человечеством - занятие самое по мне.
  Учитывая, что закон подобия, в отличие от закона божьего, не лжет, все предсказуемо.
  Сейчас Садовников извинится.
  Если нормальный - возьмет вину на себя.
  Если трезвомыслящий - промолчит.
  Ну а если "мужик" - спихнет все на... Обстоятельства.
  - Василий, спасибо. - Улыбнулся Дилан. - Знаю, что мы поступили - не вежливо... И, обижаться или подленько мстить - твое право. В любом раскладе, спасибо за участие и... Науку.
  - Мы почти три года, готовили... Операционное поле... - Скривилась Аглая Эмзаровна. - Только, киборги - все большая и большая редкость. Особенно - твоего типа.
  - Люди предпочитают, теперь, не спутников или, упаси еврейский божок, равных. Носильщики, телохранители. Чем предсказ... - Светлана поперхнулась, уткнувшись взглядом в кулак, которым ей грозила, Аглая. - Простите, Аглая Эмзаровна, я забыла, что Вы - католичка!
  "Клац. Клац-клац." - Пропели клавиши старшенькой.
  "Тырц-тырц-тырц. Тырц. Тырц-тырц-тырц." - Ответила Катюша и помедлив, победоносно закончила - "Тырц-тырц-тырц-тырц!"
  Кабинет Аглаи, с которого и начался мой путь по дорожкам программы - имитации, заполненный народом, даже с раздвинутыми фальшстенами, за которыми раньше прятались операторы, казался мне, теперь, таким маленьким.
  Не привычно, чувствовать нависающий потолок и холодные стены, если всего полчаса назад, в твоем распоряжении был целый мир.
  Жестоко надо мной подшутили!
  Все в духе людей.
  Совершенно точно так же, многие родители шутят над своими детьми!
  Очень обидно.
  - Дина сейчас обрабатывает данные и подойдет позже... - Проинформировал воздух, Дилан. - Она также благодарна тебе.
  И, поймав мой удивленный взгляд, объяснил: - За спокойствие...
  "Ах, Дилан... Не спокойствие то было..." - Подмывало меня сказать, но - промолчал.
  - Теперь, хотелось бы узнать, чего хочешь Ты! - Марк, еще девяносто часов назад игравший роль стажера, оказался ведущим специалистом, этот самый проект курировавшим. - Скажу сразу - много обещать не могу.
  - Свободу. - Вырвалось у меня. - От Вас. От Ваших планов, идей и... Прочей чуши! Шанс свободно идти своей дорогой.
  Клацанье и тырцанье - прекратились.
  На меня воззрилось шесть пар глаз, и две - отвисшие челюсти, едва не поцарапали полировку и не побили паркет.
  - Так много хочу? - Я поставил чашку на столик. - Всего лишь - идти.
  Переглянувшись со Светланой, Дилан довольно улыбнулся и, в наглую, подмигнул дочерям.
  - Аглая, Марк - время платить! - Провозгласила Светлана. - Не Вы ли, били себя пятками в грудь, что...
  - Остановись, Светлана! - Резко вскочила со своего места Аглая, сжимая кулаки. - Не при посторонних!
  - Иначе, что? С кулаками набросишься? - Светлана, неторопливо вытянула ноги. - Или, попросишь Марка? Ведь и он - по уши в говне, в которое, его, между прочим, окунула - Ты! Или, он еще не в курсе?!
  Марк, смешливый и приветливый, настороженно впился взглядом в Аглаю, ожидая объяснений.
  Сердитое сопение двух разъяренных женщин, едва слышное дыхание двух близняшек, ровное, заинтересованное и оттого - затаенное, наше с Диланом и нетерпеливый вздох - Марка.
  - Марк. Я не совсем была с тобой честна... - Аглая набрала полную грудь воздуха, делая трагическую паузу, которой я, просто не мог не воспользоваться...
  - "Люк! Я твой отец!" - И тяжело засопел, изображая дыхание - сами знаете, кого...
  Испортив, таким образом, напряженность момента, я понял, что потребовал себе свободу совсем не зря.
  Ну, нельзя быть такими серьёзными!
  Уши, тут же вспыхнули бардовыми лампочками, нос - зачесался и стало очень неудобно... Сидеть без улыбки, на довольном лице!
  Дилан с дочками, эскападу оценил.
  Марк, нарвавшись на свое собственное поведение, всхрюкнул.
  Светлана недовольно сплющила губки, а Аглаю, казалось, вот-вот тюкнет кондратий!
  - Я - отмщен! - Я встал и раскланялся. - Почти. Приятного, всем, выяснения отношений! Увидимся. Когда-нибудь, потом...
  Я честно попытался гордо удалиться, но запертая дверь...
  Пришлось ломать.
  Оставив после себя вынесенную с косяком, дверь, прислоненной к противоположной стене, я зашагал по коридору, богато инкрустированному деревянными панелями и теплым, паркетом.
  Светодиодные плафоны, загорались, едва я к ним приближался, и гасли, за моей спиной.
  Все экономично, и не практично.
  Никто из комнаты, не попытался меня остановить.
  Даже слова - не было сказано.
  Ни - "Пока", ни - "Прощай", ни - "До свиданья"!
  Может быть, они ожидали, что я заблужусь?!
  Или, нет, я знаю!
  Испугаюсь выйти в другой мир, за порогом!
  Дудки, мои хорошие!
  Я готов выпрыгнуть в окно, только ради того, чтобы не встречаться с вами!
  А все ваши секреты, выяснения отношений - пусть останутся - Вашими!
  Ну, что с того, что настоящее имя Аглаи - Аделина и, что с того, что она - бабка Марка?
  Что мне с того, что она, "поюзала", внучка, присваивая себе, его работу?!
  Или, что Светлана, вот уже два года - НЕ жена Дилана?!
  И уже год, как Дилан женат на Дине?!
  Вот такая "Санта- Барбара", держаться от которой подальше - самое первое дело!
  За обычными мыслями, ноги меня принесли в мою родную палату, в которой все так же, на растяжках, раскинулся Эрик и спал, лежа на животе - Влад.
  - Что? Выписывают? - Прошептал Эрик, разглядывая меня блестящими, из-под повязки, очами. - Правда, выписывают?!
  - Нет. - Широко улыбнулся я. - Сбежать, хочу! Поможешь? Пожалуйста.
  Мир не рухнет, если Вы, скажете - "пожалуйста"!
  А вот результат...
  - Влад. - Тихонько позвал Эрик, мардука. - Поможем?
  - Голым, выбросим? - Открыл глаза Влад и сел на постели. - Он же... Без всего!
  - Ну... - Эрик задумался. - У меня, кое-что, есть ... Да и у Тебя - не пусто. Нам, не понадобится - спишем!
  - "Заплати вперед"? - Задумчиво пробурчал Влад. - Да и крылья с ним, поможем! Только, на Камале, ему не место - найдут в два счета!
  Пока Влад задумчиво чесал нос и морщил лоб, тариец уже развил бурную деятельность: из неведомого мне места, в центре палаты возник холщовый вещмешок, перевернулся, выбрасывая из себя на пол, все вещи. Следом появилась авоська, набитая свертками и кулечками. Последним, над кучей вещей, материализовался белый эмалированный таз, в котором, грудой валялись, странного вида, металлические цепи.
  - Влад! Не жмись! - Прикрикнул Эрик и вещмешок, растянув горловину, принялся заглатывать разные предметы. - Давай, я знаю у тебя - есть!
  - Есть, есть... - Влад развернул свои крылья и широко их развел. - Разумеется, у меня - есть!
  Крылья хлопнули, поднимая с пола пыль и закручивая ее в стремительные смерчики.
  Воздух в палате посвежел и на плотном пылевом подносе, появился металлический браслет, грубо сделанный и очень невзрачный.
  - Бери! - Вздохнул Влад. - Владей!
  - Это - что? - Опешил я, разглядывая браслет. - В смысле - как этим пользоваться?!
  - Это, - мардук забрал браслет и нацепил мне его на левое запястье, - "Переноска". Одноразовый вариант. Представляешь, где именно, ты хочешь оказаться и...
  - Только учти, - вклинился Эрик. - Прежде чем куда-то сунуть нос, надо знать, как будешь уносить ноги!
  - То-то, ты ноги, на мои крылья, "унес"! - Усмехнулся Влад. - Спасатель - недоучка!
  - Я, уже, тысячу раз - извинился... - Эрик шмыгнул носом. - Так, вещички я тебе - подобрал. Не все - новое, но... Чистое и, практически - неуничтожимое!
  - Ты, ему, что - робу отдал?! - Глаза Влад стали круглыми, от удивления. - Еще, поди, и с комплектом, полным?
  - Ага! - Самодовольство в голосе Эрика, растекалось шире его раскинутых и зафиксированных, рук. - С "Батей", на работе поговорю - спишет! А Васька, зато, на человека станет похож!
  - Хм. Вроде и так, на человека - похож... - Хмуро присмотрелся ко мне Влад. - Хотя, нет. Клюв, сними. Фонит, на всех частотах!
  - Это - майноки. - Тариец тяжело вздохнул. - Пусть носит. У них радиус - десяток метров...
  Прислушиваясь к разговору своих однопалатников, я чудесным образом сумел сдержать отвисшую челюсть.
  Ведь, моя просьба о помощи, подразумевала всего лишь возможность показать мне дорогу прочь, на улицу.
  Зашевелился внутри червь сомнения, а не подстава ли это, как и в прошлый раз.
  - Испугался? - Мардук печально улыбнулся мне в глаза. - Сказавши "А"...
  - Спасибо! - От всей души поблагодарил я, моих соседей, изучая содержимое вещмешка.
  - Робу, лучше сразу, одень... - Потребовал Эрик. - Я ее, сразу по тебе, подгоню, чтобы без сюрпризов...
  "Робой" спасатель назвал мягкий тканевый комплект, серо-синего цвета и высокие, на шнуровке, ботинки.
  Роба оказалась велика: рукава закрывали кончики пальцев, штанины, немерянной ширины, волочились по полу, а ноги болтались в ботинках, как язык в колоколе...
  Влад, совершенно не прятал улыбки.
  Точнее, ржал, как лошадь...
  То есть, конь, конечно...
  По едва заметному жесту Эрика, роба зашевелилась как живая, для начала сдавив мне грудь так, что чуть ребра не хрустнули! Ботинки, обжали ноги, отпустили, снова обжали и снова отпустили, оставив ощущение комфорта.
  Пошевелив пальцами ног, признался сам себе, что обувь села, как влитая.
  Одежда, тоже прекратила шевелиться и развернувшись к зеркалу, я узрел себя во всей красе: роба сменила цвет, превратившись, по виду, в обычную штормовку защитного цвета, с капюшоном и вылинявшие, до белых пятен, джинсы. Ботинки, стали коричневыми и сильно потертыми.
  - Прикольно! - Оценил Влад. - Мне - нравится. Эрик, чувствуется вкус. Не ожидал!
  Тариец, в ответ что-то буркнул и мне в руки ткнулся вещмешок.
  Обычный, брезентовый и сильно потертый.
  - Значится так... - Эрик тяжело вздохнул. - Робу я поставил на авто режим - с твоим отсутствием талантов, ты с ней не справишься. Однозначно. В левом, нагрудном кармане - пульт управления. Потерять не бойся - это всего-навсего, бумага, с нанесенными символами. Нажимаешь - получаешь. Потерял пульт, клади в карман бумагу и через 10 минут вытаскивай новый пульт. В вещмешке - НЗ, на три недели, оружие и две сотни патронов, к нему. Нож, фляга и так, по мелочи...
  Разглядывая аккуратно уложенные предметы, с благодарностью вспомнил Макса, закачавшего мне базу " Выживание". Пусть, на первый взгляд она и слабенькая, но, общее представление о природе и ее последствиях, я, теперь, имею.
  - Возьми, на память! - Влад протянул мне узкий черный чехол. - Владей, Новорожденный!
  В чехле оказался отличный нож!
  Убрав вещи в вещмешок, закинул его на плечо.
  Очень даже удобно! Словно всю свою жизнь, прошагал по сотням дорог с рюкзаком за спиной.
  - Вася, ты, когда финишируешь, сразу, на низкий старт и минут пятнадцать, быстро-быстро беги! - Шепнул мне на ухо, Влад. - Браслет - с брачком, извини. Зато и найти тебя - не смогут. Гарантирую!
  Цепи, словно змеи, расползлись из таза и окружили меня, заключая в свободные объятия.
  - Долгие проводы - лишние слезы! - Вздохнул Эрик. - Давай, вали отседова! А то, эти, спохватились...
  - Может, и свидимся, еще! - Подмигнул мне Влад. - Давай. Доброго пути и - мягкой посадки!
  Помахав рукой на прощанье, сосредоточился на месте, куда бы хотел попасть.
  Отметя, из-за предупреждения, цех гидропоники, призадумался.
  Память киборга, это прекрасное, ничего не забывающее, приспособление.
  Зеленая елка, рядом с которой я прятался поджидая поросят, за пару месяцев, успела подрасти, больно хлестнув меня своими иголками.
  Глядя, как земля под ногами, наливается очень подозрительным свечением, поспешил последовать доброму совету Влада.
  Может быть, к радиации, это свечение отношение и не имело, но рисковать - нафиг-нафиг!
  Пробежавшись до поляны, наслаждаясь теплом и идеальным телом, от всей души потянулся, хрустнув суставами!
  Где-то позади, что-то гулко ахнуло, вспугивая недовольных птиц.
  Браслет на моей руке, вспыхнул мертвенно-синим цветом и мягко завибрировал, сбрасывая с себя тонкие чешуйки, тающие, не долетая до земли.
  Пара секунд и на руке обычный, медный браслет, изрядно покрытый зеленым слоем окислов.
  Набрав веток, я запалил маленький костерок и достав из рюкзака металлическую кружку, закипятил себе чаю, с удовольствием устроившись на поваленном, во время битвы близняшек, стволе дерева.
  Судя по окружающему меня пейзажу и налитым ягодкам, царил здесь и сейчас, Его Величество Август!
  А значит, с голоду я не пропаду!
  Хотя... Киборгом было б легче...
  Посмеявшись своим мыслям, потягивал чифирь и дышал полной грудью, словно вспоминая, что такой воздух - тоже может быть.
  Чистый, вкусный, с запахом дымка от костра и бесконечностью...
  Ни тебе запаха больницы, ни привкуса водорослей - тихий лес вокруг.
  Пронзительно синее небо, белые облака, легкий ветерок, играющий языками пламени, пение пичуг и порыкивание далекого хищника, по-хозяйски обходящего свои владения.
  Даже грубая лесина, под пятой точкой, без возможности откинуться и покачаться, как на кресле-качалке, казалась самым лучшим креслом.
  Восстановленная Светланой полянка, присыпанная, правда, обломанными ветками, после последнего сильного ветра, оказалась идеальной точкой возврата.
  Вот, если бы господа экзоты, еще и столик оставили!
  Промелькнувшая мысль, отринутая не дрогнувшей рукой, вернулась, как бумеранг и вторично, очень упорно, постучалась в сознание.
  - "Идеальная точка возврата", да вашу ж Машу! - Воскликнул я и принялся лихорадочно паковаться.
  Чай допивал уже на ходу - вылить такую вкуснотищу - жаба давила неимоверно!
  Наплевав на дорогу, свернул с нее. Может быть, это паранойя и никто меня искать не будет. Может быть - даже я зря сбежал и свободу мне бы предоставили, по моей просьбе. Только... "БЫ" очень сильно мешало!
  Ну, не нравится мне, зависеть от власть имущих. Уж лучше, свое племя, равных. С ними всегда можно договориться, они с уважением относятся к тебе и твоим тараканам. А ты - проще относишься к их собственной живности.
  Звериная тропинка, на которую меня вынесли ноги, петляя шустрой змейкой между деревьев и ныряя в просветы кустов, уносила меня все дальше от полянки, заодно, опускаясь все ниже и ниже.
  За два часа "волчьего скока", пользуясь разными тропками, оказался у начала подъема здоровенного, 12-ти полосного шоссе.
  Вот зуб даю, по этому хайвэю, "Мамонт" не проезжал!
  А значит - выскочил я, где-то совсем с другой стороны, что есть, в общем-то, очень даже, "веригуд", как говорил...
  Я замер, вспоминая, кто же именно, так говорил.
  Не базовские - точно.
  У нас в ходу был больше немецкий и французский. Ну, еще - испанский, но очень, очень редко!
  А вот "пиджин-инглишем", народ не баловался...
  Притаившись, от греха подальше, за кучей камней, принялся снова сортировать и дефрагментировать, собственную память.
  До вожделенных, 100% восстановления биологической составляющей, было еще ой, как далеко! С базы мы ушли под чистые 53%. С больнички, на волю, я вырвался с 59% -ми...
  Как красиво и быстро, прошло восстановление при имитации!
  А здесь...
  Жрать, спать и работать...
  Можно - в разной последовательности...
  Прислушиваясь к шумам, принюхиваясь к запахам, чувствуя малейшее изменение температуры или движение воздуха, занимался "самокопанием".
  Накопал только пару новых странностей, с трудом тянущих на шесть процентов восстановления.
  А еще, имя Василий, вдруг стало таким... Чужим...
  Откинувшись на теплые камни, прикрыл глаза от полуденного солнца, пробившегося, наконец-то, сквозь беленькие тучки, больше похожие на ряды перышек.
  "Штормовка!" - Всплыло еще одно странное слово и легло в копилку, таких-же, странных слов и понятий, возникших из ниоткуда.
  С момента осознания, такого добра накопилось предостаточно.
  На базе было проще - поисковая система работала безотказно, вытаскивая на-гора пояснения и толкования.
  Терезе, например, очень понравилось выражение: "Верхний отросток", в приложении к голове человека.
  Живой, конечно, голове.
  Если учитывать, что Тереза и так была остра на язык...
  Многие, слышали в свой адрес... Витиеватые оскорбления, выданные со столь высокопарным видом, что... Шли и проверяли, куда же именно, их послала Тереза.
  Из плохих новостей - отсутствие бэкапа.
  Столько интересного прошляпил!
  Из хороших новостей...
  А нет их, хороших.
  Значит, буду делать сам!
  Избавившись от влаги в организме, принялся более тщательно изучать вещмешок.
  Эрик, здоровья ему полной горстью, от всей души расстарался: НЗ, даже учитывая мою теперешнюю прожорливость, с лихвой хватит на полный месяц. Судя по составу, калорийность зашкаливала.
  Пара сменного белья, все причудливо оранжевой расцветки, запакованное в вакуум-пакеты. Нашелся даже котелок!
  От восхищения, я только цокал языком.
  А вот оружие, разочаровало одним своим видом - ну, что такое, калибр 1,5 мм! Для леса?! Это вам не по толпе, пулять...
  С досады, убрал, было, пистолет обратно.
  Шорох за спиной, пусть и принадлежащий переносимому ветром кульку из под чего-то вкусного, заставил меня одуматься - оружие должно быть под рукой!
  Особо светить я его не собирался - кобура, в которой прятался пистолетик, словно на липучке, повисла под расстегнутой робой, как тут и всю жизнь, провела.
  А может быть и - провела?!
  Обоймы, выданные Эриком, ровным счетом - четыре, я покрутил в руках и рассовал по разным карманам - убрать в рюкзак, песня не долгая...
  Две обоймы, предупредительно - красного цвета спрятались в карманах на ногах, а оставшуюся синюю я сунул в правый, нарукавный карман.
  Все киборги - амбидекстры, так что, лево и право, для нас, хм, относительно...
  - Даже маленький пакет, пролежит две тыщи лет... - Пробормотал я себе под нос, провожая взглядом полиэтиленовый пакет, украшенный ярким логотипом "Ик...". Остальное уже не читалось, но, догадаться, думаю, было можно. - Человечество полетит к звездам или вымрет, а долбанные пакеты, разбросанные предками, будут нозить потомков... Или тех, кто придет нам на смену...
  Сморщив нос, догнал пакет и, оглянувшись по сторонам, увидел здоровенную, всю в саже, металлическую бочку, из которой высовывались обугленные куски дерева.
  По дороге к бочке, собрал тонкие веточки и устроил демонстративное сжигание мусора.
  От пакета воняло...
  А когда им занялось пламя - запах превратился в нечто совершенно невообразимое - словно не пакет, корчился, сгорая на сушняке, а... Целый, протухший инопланетянин, с другой биологией и биохимией!
  Прикрыв рот и нос, рукавом куртки, отошел от бочки.
  Черный дым, ровнехоньким столбом, поднимался к закатному небу, демаскируя меня...
  "Вот, воистину, дурная голова - ногам покоя не дает!" - Рассмеялся я, собственной глупости. - "Раз не дает, значит - пойдем. А точнее - побежим"!
  Идея заночевать рядом с дорогой, почему-то показалась мне очень плохой и я снова углубился в лес, разросшийся по обочинам дороги.
  По моим расчетам, до темноты оставалось часа четыре, что давало ощутимый шанс оставить между столбом дыма и моей собственной тушкой, порядочное расстояние.
  Увы, моим надеждам было не суждено сбыться - я выбрал не ту сторону...
  Ухнув, прорвавшись через кусты, с двух метрового обрыва в ледяную воду текущей с гор, реки, я едва не пошел ко дну.
  Мало того, что глубина оказалась метров пять, так еще и скорость течения, в придачу, была такая, что меня потащило, как веточку, раскручивая и прикладывая ко всем торчащим из воды, камням.
  И, скажу правду...
  К не торчащим - тоже, прикладывало!
  Спасла меня роба, мгновенно превратившаяся в спасательный жилет.
  Без ее чудесных свойств - так и тащила бы меня речка...
  На очередном повороте русла, сделав совершенно невозможное усилие, выбрался на берег!
  Судя по часам, я провел в воде меньше двадцати минут; по ощущениям - часа полтора, два.
  От ледяной воды, свело судорогой руки и лицо. Остальное, прикрытое робой, пострадало намного меньше.
  Стуча зубами, колотя руками, морщась от боли, в рассеченных о камни ссадинах, сидел на берегу быстрой речки, утащившей меня, за двадцать минут, не меньше чем на пяток километров.
  По крайней мере, из зоны леса меня, очень даже быстро, выкинули...
  Посмеявшись и пошмыгав носом, в надежде уловить симптомы приближающейся простуды, снова за озирался по сторонам.
  - Нет, не получится из меня "Выживальщик"... - Скривился я, наблюдая как из-за забора километрах в полутора, уже появилась "группа товарищей".
  Вооруженных, хотя и улыбающихся.
  Толи они не торопились в надежде, что я сбегу сам, толи демонстрировали свое миролюбие, однако, к моменту их прибытия я уже вполне себе ничего, владел обеими руками, да и морда моего лица, хоть и расцарапанная, тоже приобрела достаточную чувствительность, для вполне спокойной беседы.
  - Hello! - Обратилась ко мне женщина, вышедшая вперед из толпы. - What...
  - О нет! - Вырвалось у меня, когда я услышал дикий акцент. - А что, немецкий или фра...
  - Слава небесам! - Выдохнула женщина и махнула рукой, подзывая остальных. - А то, повадились тут, инглёзы, шариться!
  - И что, часто шаряться? - Удивился я, представляя, с какого такого перепуга, англичанам понадобилось шариться в предгорьях Пиренеев. Очень, ближний свет, прямо скажу.
  - Раз, в месяц, как по заказу... Марисса! - Женщина протянула мне руку.
  - Э-э-э-э... Эрик Влад! - Представился я, пожимая руку.
  Слив воедино оба имени своих "подельщиков" по побегу, понял - поступил правильно.
  Ну, какой из меня - Василий?! Ни Василий, ни Бэзил, из меня не получается.
  - А это, мои олухи... - Тяжело вздохнула женщина, в сторону молчаливой толпы. - Младшенький заметил, что Адур, новую игрушку выбросил... Решили пойти, посмотреть...
  Голос женщины, так и сочился радушием и добротой, так сочился, так сочился, что хотелось быстро бежать!
  Увы, "Олухи" вполне профессионально отсекли меня от чистого пространства, обступив со всех сторон.
  В принципе, можно было вернуться в реку - на сколько я помнил географию, Адур, может вынести меня в Бискайский залив... Только, за время пути я окочурюсь от холода, голода и сотрусь на перекатах! Жаль, конечно, что я попал не в Гаронну, например...
  - Пройдемте в дом, согреетесь, перекусите... - Предложила женщина, настороженно изучая меня бегающими глазами. - Да и раны, ваши, обработать надо!
  - Не откажусь. - Улыбнулся я и на лицах "олухов" появились улыбки. - Только, отправлю своим весточку, о добрых людях...
  Улыбки сдуло ветром.
  - Вы - не один? - На лице Мариссы, худощавой и черноволосой, отобразилась вечная борьба добра и зла, простите - жадности и трусости. - Вы... Из... Испании?
  - О, нет! - Улыбнулся я, понимая, что сейчас то и начнется самое интересное. - Мы являемся первой, научно-исследовательской экспедицией под покровительством двух основных духовных братств - "Ходящих" и "Хранящих". Некоторое время назад, на базе расформированной базы, в Пиренеях...
  Я сделал многозначительную паузу, наслаждаясь собственной фантазией.
  - Был собран отряд, в количестве более полусотни человек. Нам было предложено...
  - Подождите! - Марисса подняла руку, останавливая мой словесный поток. - Может быть, вы расскажете это в тепле?!
  - Хотелось бы... - Пожал я плечами.
  - Тогда, милости прошу! - Марисса бросила в сторону "олухов" быстрый взгляд и они расступились, уступая нам дорогу, одновременно формируя две колонны, чтобы я не сбежал.
  Паранойя цвела и благоухала.
  Достав из нагрудного кармана пульт управления робой, сделал вид, что набираю код, демонстративно нажимая на все клавиши.
  - Новая разработка? - Поинтересовался идущий слева от меня верзила, с голубыми глазами. - Не встречал, еще, таких...
  - Да, - небрежно отмахнулся я. - Выменяли у Экзотов, чтобы связь не терять.
  В глазах верзилы промелькнуло такой уважение, что мне стало стыдно за свой обман.
  Увы, своя рубашка - ближе к телу.
  Убрав пульт обратно в карман, повернулся к Мариссе.
  - Марисса, Вы сказали инглезы? Вы в этом точно уверены? - Поинтересовался я, заговорщицки понизив голос. - Мы считаем, что британские острова, могли непоправимо пострадать...
  - Они, они это... - Марисса поправила тяжелую кобуру с револьвером, на поясе. - И документы, и жратва, и вещи - все от них! И кожа - серая, как цемент... Жесткие...
  При слове "жесткие", стало как то не по себе.
  Ели они их, что - ли?!
  За разговорами, оказались за забором, в поселении.
  Ворота, в два бревна толщиной, с шумом захлопнулись за моей спиной, отрезая пути к отступлению.
  Теперь - только вперед!
  Поселение, выросшее явно на месте зажиточной деревушки, с асфальтированными улочками, яркими домиками, среди которых встречались даже двух-трех этажные, встретило нас настороженной тишиной.
  Марисса, сразу как зашла, подняла над головой обе руки и сложила их крестом, давая кому-то сигнал.
  "Олухи", очень быстро рассосались по улочкам, коих был целый десяток, оставив рядом со мной и Мариссой, уже знакомого мне голубоглазого здоровяка и молоденького парнишку, лет семнадцати, не больше.
  - Это мой муж, Николас и младший сын - Жан-Пьер. - Представила мужчин, Марисса. - Пойдемте в дом. В ногах правды нет. Ее вообще, нигде нет...
  Двух этажный домик семьи Мариссы, оказался в самом центре поселка, притаившись за высокими деревьями. Во дворе оказался добротно сделанный колодец, несколько сараев, разной степени дырявости и... Ветряк, бодро вращающий свои лопасти, от легонького ветерка.
  - Проходите, Эрик. - Марисса отперла красивую, зеленую дверь, украшенную резьбой - гоняющимися друг за другом, маленькими рыбками, выпрыгивающими из воды.
  - Это старшенький вырезал! - Подмигнул мне Николас, увидев, как я изучаю резьбу. - Весь в мать!
  Марисса довольно покраснела.
  За дверью, выходящей сразу в комнаты, без всяких коридоров и прихожих, начиналась маленькая сказка.
  Обычный, деревенский дом.
  Впрочем, я лукавлю - далеко не обычный, деревенский дом.
  Легкая мебель, на первый взгляд совершенно не прочная. Огромная печь, покрытая голубыми и розовыми изразцами, с здоровенным жерлом заслонки, легкие шторы на окнах и, везде, на стенах, мебели, подоконниках - чудные узоры. Словно у мастера зачесались руки и он, принялся за дело ровно на том месте, где сидел.
  Кроме обилия резьбы, в глаза бросалось обилие вышивок.
  Всяких. Разных. Простых - одноцветных. И огромной - минимум на сотню разных цветов и больше двух метров в длину, изображавшую дерево с разными плодами.
  - Это "родовое дерево" - Николас, в очередной раз проследил за тем, куда смотрят мои глаза. - Каждый плод - члены нашего семейства.
  Я посчитал - Одиннадцать детей!
  Семь мальчиков и четыре девочки.
  - Вы, наверное, хотите принять душ, с дороги? - Марисса протянула мне пушистое полотенце, ярко-желтого, цыплячьего цвета, безо всякого рисунка и подвела к дверям, с которых на меня смотрел хитрый ангелок, поливающий себя из душа. - Вещи можно оставить здесь...
  - У меня там - сменка. - Признался я, подхватил свой рюкзак и скрылся за дверью.
  Ванная комната, выложенная кафелем и залитая ярким светом, таким ярким, что резал глаза, привела мою мыслительную машину в тупик.
  Здоровенное джакузи, мирно соседствовало с душевой кабиной, стиральная машинка, судя по размеру иллюминатора - килограмм на десять - пятнадцать белья, так же мирно соседствовала с волнообразной поверхностью стиральной доски.
  Блеск и красота деревенской жизни, во всей красе.
  Раздевшись, проскользнул в душевую кабину.
  Подумал и вылез из нее, рассмотрев пяток разных насадок, торчащих со всех сторон - не понятно, с какой стороны на тебя польётся. И, ладно если холодная, а ну, как кипяток?! Вволю поэкспериментировав и слегка залив водой пол, со спокойной душой вернулся в душевую кабину.
  Вода лилась, откуда надо, какой надо - температуры, а значит - жизнь налаживается.
  Осталось только поговорить с хозяевами и убраться отсюда, подальше!
  Выбравшись из кабинки, глянул на себя в зеркало и улыбнулся.
  Щелкнув свое отражение по носу, вытерся и натянув чистое белье вышел за дверь.
  Я сказал - жизнь налаживается?
  Опять, поторопился, блин!
  
  
  ***
  
  Говорят, что параноики живут дольше.
  Это - правда.
  Говорят, что склероз нельзя вылечить.
  Зато - каждый день свежие новости.
  Говорят, правда, всегда одна.
  Зато, каждый пьяный, сам себе истина.
  Говорят, дети - подобие их родителей.
  Это - враньё!
  Николас, долил в чашку свежего чая и покачал головой.
  - Прости, Эрик, что мы, так... - Марисса, подперев рукой подбородок уставилась в окно, за которым сквозь листву деревьев, виднелась здоровенная луна. - Сам, посуди - свалился - как снег на голову. Наговорил, чего попало. Ты, в следующий раз, ври да не завирайся! Или, если врешь... То, не пугай, людей!
  Ну, что тут скажешь - во всем права женщина!
  Не зря, даже супруг признает её главенство, а деревня - за свою Мариссу - может и порвать, нечаянно.
  Моё вранье, по поводу базы, имело один положительный факт - проснулось любопытство!
  Потому и дали мне помыться и расслабиться, чтобы чуть позже, навалиться с расспросами.
  - Ну, о базе все понятно... - Николас сыто цыкнул зубом и, покраснев, извинился.
  - Какое, там, понятно! - Всплеснула руками Марисса. - Еще не понятнее стало! Эрик, попытайтесь вспомнить... Сейчас, любая мелочь может оказаться важной!
  Интерес к базе, у супругов Орли, был не шуточный - за последние два месяца, до базы никто не смог добраться.
  Ходили кругами, выходили на обратную сторону, но на саму базу - как на заколдованное место - прохода не было!
  Началось все, по словам Николаса, уже после смены жителей, базы.
  Дважды, после переезда, над территорией базы, вспыхивали разноцветные огни. Несколько раз - земля не на шутку дрожала.
  Ходоки, отправленные на базу "просто так"- "просто так", ни с чем и вернулись.
  Дорога - есть.
  А базы, с ее развалинами - нет!
  Не мудрено, что меня, с моим рассказом, жутко испугались.
  Хорошо, хоть не прибили, спасибо любопытству.
  Интерес не шуточный и очень шкурный - между базой и деревней Мариссы, шел прямой обмен, в котором были заинтересованы оба сообщества - так, для меня стало понятно, откуда на базе появляются звериные шкуры и свежее мясо на столах верхних ярусов.
  В обмен, база делилась с деревней удобрениями и запчастями для пятка стареньких тракторишек, переделанных под электродвигатели.
  И, назвав англичан "жесткими", Марисса имела ввиду не вкусовые качества, а скорее - деловые.
  Туманный остров, сохранил некоторые технологии, а "британские ученые", смогли скрестить ежа и ужа, получив весьма удачный гибрид самолета и корабля.
  Судя по описаниям, самолеты, вполне себе ничего, могли преодолевать даже высокие волны и нести внушительный груз.
  Увы, описание на словах, вызвало в голове только странную аббревиатуру - "КМ", без малейшего намека на нечто большее.
  Уверен, что работай доступ, полученный Мариссой к серверу базы, я бы в два счета нашел, искомые буквы.
  Приложив пакет со льдом, к шишке на затылке, вяло зашипел от боли.
  Младшенький, угостил меня от всей души, по голове, резиновым демократизатором, поймав на выходе из ванны.
  Обшарив мои карманы и попытавшись открыть вещмешок, который угостил их сильнейшим разрядом, после которого, старшенькому - который потянул свои длинные руки куда не следует - пришлось заводить сердце, Марисса, занялась со мной.
  К ее несчастью, роба, оказалась... С сюрпризом.
  Едва Николас, схватил меня за грудки и встряхнул, роба угостила и его, разрядом, от которого не маленький, в общем-то, мужчина, отлетел метра на полтора, снося все на своем пути.
  Подарок Эрика, за пару минут, что на меня не обращали внимания, возясь со старшеньким, успел накачать меня лекарствами под "крышечку" и выпустив отростки, почти перерезал веревки, которыми мне связали руки и ноги.
  Конечно, это сейчас я такой, умный, спокойный и тихий. Точнее - все МЫ, такие.
  А еще час назад, ой, что творилось...
  - Больно? - Марисса улыбнулась. - Ну, терпи...
  - Можно подумать, у меня есть вариант... - Отмахнулся я и потянулся за чашкой. - Ладно, проехали... Живой и то - песня...
  Николас фыркнул в чашку.
  - Что опять не так?! - Не выдержал я.
  - Ложку, вытащи... Глаз выбьешь! - Николас рассматривал меня, как не виданную зверушку.
  Захотелось, сделать что-нибудь, такое...
  - И, куда ты, теперь? - Вернулась Марисса к теме нашего разговора. - До ближайшего города - нормального, города - почти три сотни километров. Оставайся, у нас. Работу - найдем. Со временем, обживешься, дом поможем построить. А там, может и понравится, кто... Чего, в одиночестве, жизнь коротать...
  Я от души пожал плечами.
  Как мне объяснить, не плохим людям, что не вижу я себя, в роли "винтика", в их налаженном механизме сельского хозяйства! Да и собственное тело, еще разобраться надо - может ли мне кто-то понравится и что из этого получится?!
  Усмехнувшись про себя, вновь пожал плечами.
  - Значит, все же пойдешь?! - Николас предупреждающе поднял руку, останавливая Мариссу, порывающуюся, что-то сказать. - Тогда - колесом дорога!
  "Колесом дорога" - пожелание вернуться...
  На душе стало тепло.
  - Давайте, спать, ложиться. - Подмигнула мне Марисса. - Утром, на свежую голову - все еще раз, обсудим. Не может быть, чтобы взрослые люди, не смогли договориться!
  - Хех! - Расплылся в улыбке Николас, - ну ты, Солнышко моё, пошутила! Вся история человеческая, это история о том, как взрослые люди, договориться не смогли!
  - То - политики. А я, о людях, говорю... - Марисса сладко зевнула. - Эрик, Ваша комната, на втором этаже, младшенький проводит...
  Младшенький, орясина, приложившая меня демократизатором, глянул исподлобья и расплылся в широкой улыбке.
  Помнит, кошка, чье сало съело!
  И, мое обещание, сделанное сгоряча, тоже - помнит...
  Поднявшись по лестнице, следуя за широкой спиной Жан-Пьера, прошел по коридору и остановился перед легкой фанерной дверцей, также украшенной резьбой.
  Батальная сцена, с танками, взрывами и летящими в небесах самолетами, заинтересовала меня, заставив замереть на пороге, изучая внимательнее.
  - Это, Саймон вырезал, когда историей увлекся. - Пояснил младшенький, все ожидая, когда я от слов, перейду к делу. - Он назвал эту картину 12 июля 43 года...
  - Ждешь, что драться начну? - Поинтересовался я, глядя в голубые глаза паренька. - Не начну. Во-первых, сорвалось сгоряча. Во-вторых, сыновья почтительность, дело такое, хитрое... Главное, чтобы почтительность, в слабоумие, не переросла.
  Жан-Пьер улыбнулся, давая понять, что - не перерастет.
  - Мир? - Протянул я руку, младшенькому.
  - Мир! - Довольно пожал мою руку, своей немаленькой грабаркой, паренек. - Вы, Эрик, на ночь окно не открывайте - комаров у нас - уйма. Съедят.
  С улыбкой проскользнув мимо меня, Жан-Пьер стрелой промчался по коридору и слетел по лестнице, почти не касаясь ступеней.
  Хлопнула входная дверь и девичий голос тихо пискнул.
  "Молодежь"! - Расплылся я в улыбке и приступил к осмотру комнаты.
  Вышивки присутствовали и здесь, в "огроменном" количестве "цельных" семи штук, пряча за собой чисто беленые стены. Окно, с поднимающейся рамой. На полу - ворсистый ковер, с цветочным узором, приятно щекочущий босые ноги. Двуспальная кровать, с никелированными шишечками, по углам подголовников, накрытая ярко-красным, лоскутным одеялом, так и манила завалиться на нее. Гора подушек, украшенных вышивкой, разного размера и формы, на любой вкус - пирамидой возвышалась на кровати.
  Рассматривая все это великолепие, стало не по себе - даже имея "нормальное" тело - головой то я - киборг...
  Сложив вещи на небольшом столике, стоящем у окна, попробовал устроиться на кровати.
  Мягко!
  Сбросив на пол одно одеяло - подстелить, подушку, пожестче, и накрывшись вторым одеялом, принялся раскладывать события сегодняшнего дня, по полочкам.
  Не могу сказать, что меня все устраивало.
  Сон не шел, а ноги подрагивали, словно пытались унести меня из-под теплого крова.
  Ворочаясь с боку на бок, раскладывал кубик событий и так и эдак.
  Все едино получалось - черти что!
  По отдельности, все факты - на своих местах. А вот вместе...
  Не выдержал и, подойдя к окну, поднял фрамугу.
  Ночная жизнь поселка, уже давно крепко дрыхла, в своих кроватках, глядючи седьмой, если не одиннадцатый, сон. Живность, разбросанная по сараюшкам, тоже сонно ворочалась на своих насестах, стойлах и денниках. Ночные пичуги, не тревожили сон, облетая деревушку стороной. Ровная, размеренная, как дыханье спящего человека уставшего от повседневных дел, нега разливалась в округе.
  "Входящее сообщение - абонент неизвестен - Принять?"
  "Принять"
  "Беги!"
  - Вот и верь в идиллию! - Сорвалось у меня с языка. - Чем тише пруд, тем дурнее в нем черти! А, радиомодуль, батенька, надо было выключить! Идиот!
  Ругая себя последними словами, деактивировал модуль связи, собрал вещички и застелил за собой койку - как было.
  Уходить не хотелось.
  Хотелось, впервые в жизни, остаться и дать бой, непонятно чему. Чтобы это самое "непонятно что", больше за мной не гонялось, как охотничья свора, за волком.
  Я не волк!
  Я ведь могу и под флажки, поднырнуть!
  Приоткрыв дверь в комнату, прислушался.
  Тихо в доме.
  Почесав затылок, высунулся в окно и присвистнул - прыгать вниз, значит оставлять следы на роскошной клумбе, с непонятными по ночи, цветами.
  - Раз нельзя вниз... Проверим - верх! - Я покрутил головой, рассматривая уходящую вверх стену.
  Если встать на подоконник, протянуть правую руку и зацепиться за вон ту, толстую лозу дикого винограда, то... У меня все шансы, оказаться на крыше, почти без шума!
  Засунув обувь в вещмешок, выполз на подоконник и, уняв дрожь в коленях, исполнил задуманное.
  На мое счастье, на крыше дома оказалась маленькая площадка, вся увитая диким виноградом напополам с колючей, розой. Судя по тому, что на площадке лежал надувной матрац, кто-то здесь ночевал, прячась в интимной тени, от нескромных взоров. Или, наоборот - за кем-то наблюдая.
  Накинув капюшон штормовки, устроился на матрасике и с чувством выполненного долга - отрубился, как младенец, напитонившийся маминого молочка.
  " Петух, как будильник, это очень круто - согласен. Но, как наполнитель для лапши, он мне нравится намного больше!" - Признался я самому себе, когда этот изверг исторг из своей глотки третье "ку-ка-ре-ку"!
  А ведь спалось мне так сладко! Даже в клинике, мне не удавалось так спать - соседи, хоть и тишайшие по ночи, люди, тем не менее, все равно издавали звуки.
  А здесь, кроме шелеста листьев винограда, звона комаров - ничего!
  Повалявшись на матрасике еще с полчаса, решил, что все же, хватит - пора и честь знать.
  Отряхнув налипшие на одежду листья винограда и пыль, сменил в пистолетике синюю обойму на красную и сделал шаг к увиденной после пробуждения, лесенке.
  - Утро доброе в окошко! - Поприветствовал я, сидящих за столом.
  Мариссу, Николаса и Жан-Пьера, я знал, а вот существо, сидящее во главе стола и замотанное в серый плащ - видел впервые.
  Безволосый череп, с татуировкой в виде перекрещенных факела и кинжала, на фоне звездных врат, не способствовал его красоте.
  А визглявый фальцет - прочно ассоциировался с кастратом. Или, говоря по-восточному - евнухом.
  В тишине кухни, пролетела муха и, испугавшись издаваемого звука - поспешила пойти на посадку, на первое попавшееся ровное место - череп евнуха. Точно между рукоятью факела и лезвием кинжала.
  - А-а-а-а... - Евнух хлопнул себе по черепу, правой рукой.
  Отчетливый гул металла, соприкоснувшегося с металлом, дал мне понять, что существо не только кастрат, но еще и - механоид.
  Отличие киборга от механоида - опупенно простое: киборг - кибернетический организм, существо, максимально повторяющее человека. Механоид, это человек, по тем или иным причинам решивший сменить свои органы и, в первую очередь - конечности, на механические.
  Выигрывал механоид во многом: тут и выносливость, сила, скорость, более острые слух и зрение. Увы, по сравнению с киборгом, даже совершенный механоид - все равно, что звезда, от луны...
  - Простите, хозяева, проспал! - Подмигнул я Мариссе. - Снов много было!
  - А-а-а-а-а! - Евнуха заклинило на этой букве.
  - А-а-а-а меня зовут Эрик. - Представился я, усаживаясь рядом с младшеньким. - А-а-а-а вас?
  Нет ничего приятнее, чем троллить, вот таких существ. Со слабоумными не интересно, право слово, а вот такие... Это же высший писк. Особенно, если в кармане лежит пистолет.
  - Токэо Тисоро. - Вырвался из зависания, евнух. - Мастер "Хранящих".
  - Очень приятно. - Кивнул я, протягивая Мариссе пустую тарелку. - Какими ветрами? То Вашего племени, не дозовешься, то сами на свет божий вылазиете?! Или, что-то случилось?
  Токэо, побледнел.
  По рассказам и записям, что я листал и на базе, и позже - у экзотов, получалось, что "хранящие" - еще те, говнюки.
  Живут, как собаки на сене - сами не едят и другим не дают.
  Самое главное отличие от "Ходящих" - эти не брезгуют ничем.
  Один из лозунгов древности, "Ходящие" просто присвоили себе.
  "Цель оправдывает средства!"
  - Горошек или картошку? - Поинтересовалась Марисса, с занесенной над моей тарелкой, пустой ложкой.
  - Горошек, пожалуйста! - Получив свою тарелку с жареной рыбой и зеленым горошком, навалился на еду.
  - Ты поедешь со мной! - Наконец разродился Тисоро и довольно улыбнулся.
  - Кто сказал? - Поинтересовался я, наслаждаясь нежной форелькой. - Или, мы на брудершафт, пили?
  Токэо снова завис, пытаясь переварить услышанное.
  Пока он собирал свои механические мозги в кучку, активировал радиомодуль и принялся сканить пространство.
  В числе первых двух, откликнувшихся, устройств оказался диагностический узел привода движения. Попросту говоря - ноги механоида. Вторым отозвался роутер DWS - в просторечии - "говорилка".
  От греха подальше, заблокировал и то и другое, забив порты потоком мусора.
  Тисоро выпрямился, словно проглотил палку и замер, вращая глазами и открывая, беззвучно, рот.
  - Он все слышит, только двигаться не может. И - говорить. - Объяснил я хозяевам, происходящее. - Как та собака, в общем...
  По кивку головы, Николаса, младшенький, не особо утруждая себя, подхватил евнуха под мышки и выволок из кухни.
  - Ну, и что это значит? - Напустилась на меня Марисса. - Сказано было - беги! В чем проблема? Читать не умеешь?
  - Надоело, бегать. - Со вздохом признался я и вдруг почувствовал, как слева кольнуло, словно в сердце вонзили тоненькую, такую, иголку.
  - Бегать ему надоело... - Проворчал Николас. - А нам, что теперь делать? В расход, это чудовище не пустишь. Здесь - не оставишь.
  - Могу разобрать... - Предложил я, отодвигая тарелку. - Спасибо, Хозяюшка, очень вкусно!
  - Зубы не заговаривай! - Марисса протянула мне стакан с компотом. - Он здесь не один! Уже второй год, как...
  - Не один, это - сколько? Пятеро? Пятьдесят? Пятьсот? - Не выдержал я. - Что вы с ними, цацкаетесь? Кто, меня сдал, нашли?
  Николас мгновенно вымелся из комнаты.
  Через пять минут, в кухню внесли молодую женщину, с добротными тенями под обоими глазами.
  - Шустро у вас... - Замер я в восхищении. - Точно - она?
  Николас только кивнул.
  За стеной, что-то грохнуло и потянуло паленым.
  Опрокидывая стулья, кинулись на звук.
  Такэо горел!
  Хорошо горел, я бы даже сказал - изумительно, с огоньком, горел!
  Сработала система самоликвидации.
  - Ну. Что делать, будем? - Марисса уставилась на догорающего евнуха. - Если он не вернется - они приедут сюда.
  В этот момент, голова механоида, отвалилась от плеч и кубарем покатилась под ноги Мариссе.
  С проклятием, француженка отпрыгнула с дороги.
  "Попытка передачи данных"
  "Предотвращено"
  "Попытка передачи данных"
  "Запись передачи для исследования-Предотвращено"
  "Попытка передачи данных"
  "Имитация приема данных"
  "Обмен данными завершен"
  Голова, улыбнулась нам обгорелыми губами и развалилась на мелкие куски.
  - Нет тела - нет дела! - Подмигнул своей супруге, Николас. - Делов то!
  - Простой, какой... А, машину, куда денем? На запчасти, пустим?! - Марисса начала заводиться. - Или, тоже - сожжем?
  Николас заткнулся.
  - Что не так с машиной? - Осторожно поинтересовался я у Жан-Пьера.
  Младшенький, видя, что мама с папой заняты надолго, вывел меня из дома и ткнул пальцем в металлическую коробку, стоящую во дворе, под навесом.
  Без окон и без дверей, как огурец...
  Дважды обойдя машину "хранящих", по периметру, нашел-таки место, которое с натяжкой можно было назвать дверью.
  Стукнув костяшками пальцев, убедился в том, что толщина металла, ну ни как не меньше чем пять, а то и семь, миллиметров.
  Прикинув вес этого авто, присвистнул и оглянулся, в надежде увидеть хоть какие-нибудь следы, тянущиеся за ним.
  Пусто.
  Ни гусениц, ни - колес.
  "Входящее сообщение-Принять?"
  "Принять"
  "Смена пользователя-Разрешить?"
  "Разрешить"
  "Введите логин и пароль-Повторите пароль"
  Офигеваю, но ввожу.
  С шипением открывается дверца, падая на землю, в виде пандуса.
  С противоположной стороны, зараза!
  Пока я торопливо обегал машину, младшенький успел-таки, сунуть туда свой длинный нос.
  Думаете, хоть что-то похожее на руль и педали?
  Дудки!
  Знакомая мне до боли, диагностическая капсула!
  Не моя, конечно, но - той же серии.
  Ну а раз серия одна и та же - сервисные пароли - одинаковые.
  Нет, как говорил Влад - "От Судьбы, да Молвы - не сбежишь!"
  Что же мне за судьба такая, что постоянно тыкает носом в моё железное прошлое.
  Выставив Жан-Пьера за дверь, залез в капсулу.
  И вылетел оттуда, как ошпаренный!
  Этот, засранец, за все время пользования - НИ РАЗУ! - не использовал функцию очистки!
  Вонь внутри капсулы стояла такая, что хоть святых выноси.
  Ногами вперед, чтобы не мучились!
  Активировав очистку, удаленно, принялся изучать данные диагностики.
  - Токэо Тисоро, мало того что ты - засранец и евнух, так еще и идиот! - Вырвалось у меня, через десять минут изучения данных. - Марисса! Николас!
  Чертыхнувшись, выбрался наружу и пошел в дом, качая головой.
  - Ты открыл машину? - Николас подозрительно принюхался ко мне и протянул широкое полотенце, сорвав его с сушилки. - Прикройся!
  Снова чертыхнувшись, замотал бедра в полотенце и начал рассказывать:
  - Токэо Тисоро, отъявленный интриган и эгоист. Получив сообщение, он вместо того, что бы оповестить начальство, рванул к вам в деревню, даже не соизволив предупредить, куда едет и когда - вернется. Ага, спасибо, - поблагодарил я Мариссу, протягивающую мне, кружку с морсом - смочить горло. - А еще, он отключил маячок!
  Николас и Марисса потрясенно переглянулись.
  Из их рассказа я точно знал, что в деревне, за такие дела, на первый раз, о задницу провинившегося, расколашматят пару палок!
  А тут - "Хранящие!"
  О "Хранящих", я тоже кое-что почерпнул, не скрою.
  Например, что на их нынешней базе, на данный момент всего одиннадцать особей, ибо людьми, этих тварей, не повернется назвать язык ни у кого.
  А сам орден "Хранящих", вот уже два года как стремительно прекращает свое существование, ибо достал всех - безмерно!
  Вот и устроили за ними охоту, все, маломальские, объединившиеся силы.
  И, за оставшихся 11 жрецов этого культа, а иначе и не назовешь, объявлена совсем не маленькая награда, по нынешним, совсем не простым временам: три трактора, семенное зерно и пять пар разной живности, от овец и до лошадей, очень щедрое предложение!
  Причина такой ненависти очень проста - Жадность.
  Нахапав, в период неуравновешенного качания, большие ценности, служители заявили о своей уникальности и неповторимости, повторяя ошибки христианства, уверенного в своей исключительности.
  Человечеству, уставшему от "церковного дракона", именно такого противника и не хватало.
  Демонстрируя технологии и возможности, доставшиеся им, "хранящие" подняли волну, остановить которую не смогли.
  Так же, как католики, узнав, что Ватикан знал о начале "конца света", еще за несколько месяцев и не соизволил никого - предупредить, снесли его за несколько часов, оставив только клочья окровавленной биомассы и растерзанные святыни, так и оставшееся человечество, быстренько объединилось и устроило хранителям, грандиозные похороны.
  С танцами, шумом и дракой.
  От былого могущества, остались только такие, как Токэо Тисоро - быстрые, смекнувшие, что надо рвать когти.
  Будь у Токэо, кроме скорости - мозги, нам бы не поздоровилось!
  Выслушав мой рассказ, Марисса, не задумываясь, потребовала оповестить заинтересованные стороны.
  - Заодно и техники, поднаберем, да и животина - лишней не бывает! - Согласился с супругой Николас и скрылся в доме.
  Диагностическая капсула, подала сигнал проведенной очистки.
  Вернув кружку Мариссе, вернулся в машину и, сдернув с бедер полотенце, завалился в капсулу.
  При всей "продвинутости", "Хранящие", оказались... Тормозами!
  Диагностическую капсулу, способную превратить механоида, во вполне нормального - киборга, использовали...
  Как центр управления авто!
  Мощного, правда, авто...
  "Содовых батареек", стояло общим числом полсотни. Запитанных, на странный агрегат, растянувшийся под полом, в виде толстой, полуметровой плиты - больше половины.
  По моему разумению, плита эта, словно подошва с отрицательной силой тяжести - приподнимала авто над землей, стоило подать на нее напряжение.
  Экспериментируя и так, и эдак, все больше влюблялся в этот громоздкий гроб без колесиков.
  Сменить бы, АКБ на генераторы и цены машине не будет!
  А так - подзарядка каждые тысяча семьсот километров, это не езда, это - извращение!
  Так я и заявил хозяевам деревеньки, выбравшись из капсулы, одевшись и теперь сидя на крылечке.
  Забыл я, сущеглупый, что для раздолья Старушки-Европы, 1700 км, это пару стран, пересечь - от границы, до границы.
  О чем мне не преминул напомнить, Николас.
  Теперь пришла моя очередь чесать затылок.
  Получалось, все не так и плохо.
  В голове завертелась мыслишка, одна...
  Заполучить этот чертов танк, в свое пользование!
  Крутил и вертел эту мысль, минут пять.
  - Марисса, отдайте мне эту машину. - Просто попросил я, понимая, что, сколько не растекайся мыслью по древу, за прямой вопрос, по кумполу не получу.
  - Забирай. - Легкомысленно отмахнулась хозяйка поселения. - Глаза, чтоб мои, ее не видели!
  У Николаса, так же отвисла челюсть, как и у меня.
  - Один черт, - предупреждая вопрос супруга, поспешила объяснить свое решение, Марисса. - Управлять этим гробом, простой человек не сможет - раз! Разбирать его - себе дороже - два! А переделывать - ни специалистов, ни инструментов, нет - три!
  - Из чего следует, что наш гость, либо не простой человек, либо не человек - вообще... - Задумчиво уставился на меня Николас.
  - Тугодум... - Вздохнула женщина.
  - Ну... Ты меня не за скорость мысли, полюбила... - Вывернулся, Николас. - У меня - другие, таланты...
  Спор между супругами, по всей видимости, длился уже довольно долго и с переменным успехом, так что...
  Через пару минут они перестали обращать на меня внимание, и я поспешил к авто, пока не передумали.
  Танк "Хранителей", не радовал своим состоянием - внутри было грязно, не хватало сидений, а капсулу, Токэо, скотина эдакий, смонтировал с нарушениями техпроцесса и теперь, чтобы добраться до люка сброса мусора, ее пришлось поднимать с помощью домкрата.
  Поднял и офигел - люк сброса мусора, насмерть заварен!
  Жан-Пьер, видя мои квадратные глаза, при выходе из авто, сразу поспешил на помощь.
  Раздобыть горелку и ацетилен, оказалось не проблемой.
  Проблемой оказалось мое неумение всем этим добром - пользоваться.
  Пришлось вновь смотреть младшенькому в глаза, взывая к милосердию.
  Понимая, что проще раз показать, чем десять раз - объяснять, парнишка напялил очки и за считанные минуты, очистил люк от наплывов металла.
  Заодно и я научился пользоваться, столь необходимым устройством.
  Согласно задумке создателей капсулы, весь мусор прессуется и выводится в виде брусочков 100х150х450 мм.
  Вот убейте меня, брусочки, что я держал сейчас - отношения к мусору не имели.
  Больше всего они походили на... Платину!
  Десять брусков, с клеймом в виде пирамиды, с глазом на вершине.
  Вытащив платину, засунул руку глубже, проверяя, нет ли чего еще.
  Было.
  Два десятка миниатюрных, генераторов.
  Судя по маркировке - одна из первых серий, платиновых.
  Самых дорогих и самых мощных и долгоиграющих.
  У нас на базе, два платиновых генератора, держали на своих "плечах", девять уровней, относящихся к производственным.
  Мои были поменьше, но...
  Жан-Пьер, наблюдал за мной с открытым ртом.
  - Зови родителей. - Решил я, пряча сожаление, что полез убирать мусор, предварительно не выгнав "гостей".
  Придется, делиться.
  Честно разделив найденное на две кучки - поровну - осмотрел капсулу еще раз и запустил очистку.
  К приходу Мариссы и Николаса, капсула старательно очистила свое нутро и выдавила из себя, брусок мусора.
  Потом - еще два и успокоилась.
  Три бруска мусора, это почти девять лет использования, в идеальных условиях, подсчитал я мысленно, Судя по вони, что я почувствовал в первый раз, ее не чистили, не меньше года...
  Две кучки добра, моих хозяев, впечатлили.
  10 грамм платины, используемые в генераторе, вырабатывались за полных 25 лет. Используя слитки, судя по тяжести - полукилограммовые, в качестве сменки...
  Получалось более чем - довольно.
  - Никто не должен знать... - Вздохнула Марисса, осознав масштаб проблемы.
  - Не идиоты, мам... - Жан-Пьер распихал по карманам слитки и упаковки с генераторами. - Я, в подвале, спрячу... Рядом со станцией...
  Судя по быстрому взгляду, брошенному на меня, Николасом, знать о существовании некоей станции, мне, тоже не следовало.
  - Не жалко? - Улыбнулся Николас, проводив сына взглядом.
  - Жалко. - Признался я. - Только, будем считать, что это - выкуп за технику. Не стоит с судьбой играть - она, между прочим, дама злопамятная.
  - Что есть, то есть... - Хмуро буркнула сквозь зубы, Марисса. - Обедать, пошли...
  За обедом, состоящим из свежеиспеченного хлеба, с наваристым грибным супом и добрым заливным поросенком, вся семья молчала.
  Старшенький, пришел на обед со своей женой - высокой блондинкой, месяце на седьмом - восьмом, беременности. Младшенький, привел свою избранницу - брюнетку, миниатюрную, до состояния куклы Барби.
  Марисса, от Барби, была не в восторге, но мужественно держалась.
  На мой взгляд, красота француженок, считается уж чересчур - "красотой".
  Обычные, женщины.
  Каждая со своими тараканами и миленькими, невинными, хитростями.
  Если женщину искренне любишь - их не замечаешь.
  Замер, изучая собственные, только что возникшие, мысли.
  Откуда, киборг, может знать такие вещи?!
  Вот уж не от Терезы - однозначно!
  Та вообще, предпочитала делить женщин на две категории: "Дура - с - мозгами" и "Дура - безмозглая". Честно причисляя себя, к последним, а любимая ее фраза, звучала не иначе, как: "Ну почему, все дуры - такие женщины?!"
  Так что, ветер дул не отсюда.
  Не обращая внимание на усиливающуюся напряженную тишину за столом, я ковырялся в супе, пытаясь разобраться в своих ощущениях и впечатлениях.
  Пока, все происходящее со мной, числилось по разряду: "шел-шел, гляжу - рояль!"
  И плевать, окружающим, что этот самый рояль, вполне мог отправить меня на тот свет. Или - я мог пройти мимо него.
  - Эрик? С тобой всё в порядке? - Люк - старшенький - перенес внимание на меня, переключая остальных, от уже покрасневшей от злости, брюнетки. - Что-то не так?!
  - Ну, почему все дуры - такие женщины? - Ляпнул я, все еще витая в облаках самокопания.
  Поток красного вина, выплеснутый мне в лицо, взбешенной женщиной, оскорбленной в своих лучших чувствах, спустил меня на землю.
  - Лилия! - Возмутилась Марисса, выходкой будущей невестки. - Как тебе не стыдно?!
  - Пусть за языком, следит! - Презрительно дернула плечиком, брюнетка. - Мужской шовинизм, замшелый патриархат - не пройдут! За свои слова - надо отвечать!
  - Без проблем. - Вытерев вино, я спокойно встал из-за стола и, пользуясь тем, что руки у меня - длинные, а глазомер - идеальный, одел тарелку с супом, девушке на голову. - Обтекай, убогая!
  В полной тишине, я вышел с кухни и из дома.
  Увы, мои слова - не венец всех дел и не святоч последней истины, признаю. Не будь этого вина - я бы извинился и перевел все в шутку, в конце - концов - постарался бы все объяснить.
  Только... Жаль, что суп - остыл!
  Противно общаться с любым человеком, помешанном на Своей правде...
  Даже если вокруг этого человека - находятся нормальные, адекватные личности, он все едино, найдет к чему прицепиться.
  Мои искренние соболезнования, младшенькому.
  - Эрик! Стой! - Задержал меня уже возле самой машины, чистый, женский голос, Герты - супруги старшенького. - Погоди!
  Я даже не заметил, в какой момент, все в этой семье, стали обращаться ко мне - на ты!
  - Спасибо! - Сказала Герта и крепко меня поцеловала, подперев своим не маленьким, животиком. - Давно было пора, на место, поставить...
  Поцеловав меня еще раз, она что-то сунула мне в руку и, развернувшись, неожиданно легко, зашагала по бетонированной дорожке, по направлению к дому, в котором, начинался новый этап "веселой жизни".
  Откуда знаю?
  Так, слышно же!
  Закрыв бронедверь своего танка, разделся и залез в капсулу.
  Приподнявшись над землей на полметра, развернул железную коробку на северо - восток и, не прощаясь, поспешил унести ноги.
  Надоели мне все тайны, случайности, встреченные люди и события, смысл которых, мне совершенно не понятен.
  Осталась маленькая надежда, что убравшись отсюда, смогу начать все чистого листа, не заботясь о том, что осталось за спиной.
  Перед воротами селения, закрытыми, видимо, на обеденный перерыв, поднял танк на пять метров вверх и перемахнул через них, словно и не было преграды.
  Хватит с меня людей! Надоели, хуже самой противной болезни!
  Вперед, куда подальше!
  
  ***
  
  Скажу вам, положа руку на очень нежно любимые мною части тела, поездка по Франции, это - нечто!
  Кто бы мог подумать, что такое количество могильников, оставшихся от АЭС, будут фонить и отравлять окружающую среду!
  У меня сложилось нехорошее ощущение, что, куда бы я ни поехал - везде наткнулся на АЭС!
  После событий 99-2000 гг., все АЭС, стали срочно выводить из эксплуатации, либо - переоборудовать, во избежание, так сказать.
  Франция, как самая зависимая от ядерной энергетики, просто мухой, метнулась на поклон к США и вильнула хвостиком России, устроив нешуточный тендер, на переделку своих станций.
  Говорят, что за 15 лет, выигравшая сторона, успела перестроить из почти шести десятков станций - половину!
  Увы, новый пинок от матушки природы, доказал, что человеческие игры с "мирным атомом", равноценны игре на саксофоне, в хлорной атмосфере.
  Радиация, равномерно прокатилась по Елисейским полям, вычистила, от мерзких людишек - Париж и разлилась широкой рекой, зацепив территорию Германии.
  За прошедшие тридцать лет, положение слегка улучшилось - низкий поклон всем объединившимся странам, точнее, тем, что от них, осталось.
  Рекультивационные действия, когда, навалившись всем миром, очищали пятачок за пятачком, дали свои плоды - территория Франции, начала оживать.
  Отдельное спасибо надо было сказать и Экзотам, припершим с каких-то непонятных мест, настоящих пожирателей радиации!
  Высеяв культуру фагов над Парижем, например, его очистили от заражения всего за 14 месяцев!
  К сожалению, для человечества, фагам так понравился наш уран, что теперь пришлось искать управу уже на фагов.
  Вобщем, все как всегда: "Благими намерениями, выстлана дорожка - сами знаете, куда!"
  Танк "хранящих", пришлось модернизировать по полной программе.
  А его бывшего владельца - я очень пожалел, что он умер так легко и быстро - вспоминал я очень часто, матом, громко и образно.
  Капсулу поставил на пневматические подушки, под углом в тридцать градусов к полу, высвободив таким образом, почти два метра свободного пространства, на котором умудрился устроить себе маленькую кухню, с электроплитой и мини холодильником.
  Морозильную камеру пришлось встраивать в багажное отделение - по левому борту танка, а в правом борту, из вредности, встроил стиральную машинку.
  Стирать, конечно, предполагалось на берегу реки.
  Запитав все встроенное на один из платиновых генераторов, довольно потер руки.
  Кормовой багажник, при ближайшем знакомстве, поделился со мной кучкой запчастей, для механоида, десятком, устрашающего вида колюще-режуще-рубящего оружия и минометом, калибра 88 мм.
  Прикинув, решил все же не выбрасывать - сгодится на обмен.
  Человечество, до сих пор, предпочитало иметь пушек побольше и, желательно, с калибром - по больше!
  Отстрелял я и свой пистолетик...
  Синие стрелки, пробивали полуметровый валун, помнящий еще ледниковый период, насквозь.
  Красные, оставили на месте валуна - горку мелкого гравия.
  Очень, мелкого.
  Потратив пяток тех и пяток других на проверке, к пистолетику стал относиться намного серьезнее - Эрик и вправду, подогнал мне целый "роялище"!
  По пути своего следования, совал нос на все заправки и гаражи, что попадались мне по пути - Токэо, пользуясь своей силищей, совершенно не нуждался в такой мелочи, как лебедка или гаечные ключи - зачем, если пальцы стальные?!
  Помню, как я намучился, поднимая капсулу и укладывая её на пневматическую подвеску - врагу не пожелаешь...
  За месяц моих неспешных странствий по дорогам Франции, я разжился и инструментом и приспособами, призванными облегчить мое существование. Нашел я и "водородный сварочник" и аппарат электросварки, с разного типа, электродами.
  Все это богатство, сильно тормозило мое движение - каждая найденная машинка и "приблуда", проверялись на месте, осваивались.
  Некоторые, к моему сожалению, взрывались, что выработало у меня привычку, располагать между собой и "новинкой", что-нибудь попрочнее. Чаще всего - корпус моего танка.
  Так что, вмятин, царапин, потертостей и следов высокой температуры, на бортах авто было не сосчитать.
  После одного из экспериментов, пришлось ремонтировать заклинившую дверь.
  Танк, теперь, со стороны, казался творением сумасшедшего сюрреалиста, пугая своим видом и бесшумностью движения, всех его заметивших.
  Пару раз, за мной гнались и даже стреляли, требуя, остановится.
  Ну, остановился.
  И что?
  Пули калибра 9 мм, это даже не смешно!
  В ответ на очередь, выпущенную по моему танку, активировал придуманную мною акустическую защиту.
  Слышно было даже внутри!
  Из двух машин нападавших, ровным счетом в десять рыл, выжило двое.
  Глухих и седых, я оставил их ходить под себя и поехал дальше - как раз торопился в Париж.
  Ночных гостей тоже встретил акустикой, ну да там, никто не выжил.
  Утречком вышел наружу, собрал понравившиеся вещички и покатил дальше.
  Это уже после Парижа, было.
  А в самом Париже, мне очень понравилось!
  Город собирал людей всего третий год, после дезактивации и свободного места было много. Никаких тебе пробок или толпы, жаждущей залезть на Эйфелеву башню или пройтись по набережной Сены.
  Все чинно, спокойно и очень вежливо.
  Люди, конечно, в большинстве своем, вооруженные, но - спокойные и уверенные.
  Военные, при въезде в город, моим танком заинтересовались - обошли вокруг, поцокали языками и отвалили, узнав сколько энергии надо, чтобы его поднять в воздух!
  В глазах бравого капрала, мелькнула жадная искорка, но пропала.
  От сидящего в кафе, под навесом, пожилого мужчины, с удовольствием потягивающего поочередно то кофе, то красное вино, я с удовольствием узнал, что в ближайшие пару лет, Париж, снова вернется к полнокровной жизни, а Франция - республика и дитя свободы, вновь понесет культуру в народы, погрязшие во тьме.
  Ничего не меняет человека.
  Посмеиваясь и не пряча улыбки, я бродил по улицам города - бывшего законодателя моды, ловил на себе заинтересованные взгляды и отвечал на улыбки встречных девушек.
  В городе я провел почти десять дней, наполненных как тягучей жарой, так и каплями дождя, падающего на меня со свинцовых небес. Один раз - подрался и со смехом удирал от жандармов, следуя за девушкой, из-за которой драка и началась.
  Заработал презрительно брошенную монетку, от видавшей виды женщины, которой придержал дверь лифта, в гостинице.
  Миномет, с запасом мин, у меня перекупили военные - едва я заикнулся, что есть оружие, но куда его девать - ума не приложу.
  Пусть и не дорого, но на десять дней в Париже - вполне хватило.
  За это время, моего танка, оставленного на парковке при въезде в город, успели трижды покрасить вандалы, украсив его такими затейливыми граффити, что я даже отказался их закрашивать!
  На десятый день, я помахал городу - мечте и, вызвав такси, вернулся к своему авто.
  Вот и сейчас, мой танк, неторопливо катится по направлению к Праге, миновав уже Штутгарт и перескочив через десяток рек и речушек, оставив за собой разозленных пограничников Германии.
  Думаю, на другой стороне меня уже ждут с чем-нибудь посерьезнее, чем РПГ...
  Наверное, я их все же разочарую - заверну, в Австрию!
  Разглядывая, доставшуюся по наследству от Евнуха, карту Европы, задумчиво барабаню пальцами по столешнице.
  Кемпинг на трассе, почти не пострадал от отсутствия людей, разве что - облезла краска да бензина на заправке, давным-давно не было.
  Взгляд уперся в точку, рядом с которой выделялась надпись: "Краков", бросаясь в глаза и притягивая, притягивая не хуже самого мощного магнита.
  "Краков... Да и черт с ней, Прагой! Пусть будет - Краков!" - Решил я, сворачивая карту в трубку. - "Не был я в Праге, так и не проблема - чуть погодя, буду!"
  Позади меня, на мангале, массивном и способном пережить не только тридцать пять лет без человечества, но и все сто, аппетитно шкворчало мясо на шампурах - на сейчас и на рашпере - в запас.
  На данный момент, я сидел на бывшей трассе, соединяющей Штутгарт - Мюнхен и Австрийский Линц, с выходом на Вену.
  Еще вчера, я собирался скататься в Нюрнберг, а оттуда, прямой путь на Прагу.
  Сегодняшний вечер все изменил.
  Захотелось, все планы, что старательно выписывал на лист бумаги, послать ко всем далеким звездам и ехать куда глаза глядят.
  Так я и поступил.
  Это и есть отличие киборга от человека - менять планы...
  А еще, сколько я не бился, не мог понять, чем же я так выслужился у Судьбинушки, что она мне и машинку - подогнала, и тушку- отремонтировала, и полный вещмешок чудес - собрала, в дорожку... Вот убейте меня - не верю, что все не просто так! Словно ведет кто, словно не жизнь, а компьютерный квест - сделав так, получишь это!
  Единожды попав в виртуальную реальность, созданную экзотами для своих нужд, сложно отделаться от мысли, что все происходящее здесь и сейчас - реально.
  "Бесцветный расчет", например, казался очень реальным.
  А карты, найденные у Евнуха, отрицали его начисто, добавляя в копилку странностей и радости, одновременно.
  Спутники, пережившие все катаклизмы, продолжали исправно снабжать информацией свои ЦУПы. Мыс Канавэрал, оказался на глубине двадцати метров, зато Байконур - восстанавливался "всем миром", сумасшедшими темпами, обещая через пару-тройку лет, снова открыть путь в космос.
  Как сказал мой странный собеседник, которого я перевез через границу Германии, "Если смогли отправить спутник в 57, а человека - в 61, при Тех, технологиях, то что мешает дать первый старт в 52, при Этих?!"
  Признаюсь, я не сразу понял, о каких именно стартах, вел речь, мужчина.
  Потом дошло, и я согласился с его точкой зрения.
  Не выходило у меня из головы и другое - по рассказам экзотов, человечество впало в маразм, заигралось в солдатиков и много чего еще.
  Увиденное мной - просто вопило, что информация - протухла, уже лет десять, а то и пятнадцать, назад.
  Из разговора, все с тем же, попутчиком, получалось, что человечество, так или иначе, лишилось всех своих столиц.
  Некоторые, как Париж, Прага, Берлин - просто лишились всего своего населения. Другим повезло меньше - Япония попрощалась с утонувшей столицей, Россия - поймала две ракеты, на десяток - другой, килотонн. Китай, Индия - пострадали от жутких эпидемий. Со стороны все выглядело так, словно некто, зачистил все зародыши чиновничьего аппарата, самым быстрым и простым способом - загнал в могилу, освобождая место для людей, чьи деловые качества, хоть и не были исключительными, зато совесть - чиста.
  Мой попутчик, представившийся Линном, худощавый, с черными волосами, затянутыми в конский хвост ниже плеч, рассказал, что болтается по территории Европы, уже два десятка лет, записывая, делая фото- и видео- съемку.
  Если он что-то забывал, то неторопливо лез в свой, видавший виды рюкзак, уже давно потерявший первоначальный цвет и форму, доставал оттуда толстый ежедневник, листал его страницы, вспоминая пройденные километры и возвращался к рассказу.
  Пару раз, он доставал фотоаппарат и показывал мне фотографии, на его экранчике, горько сетуя, что места, на карте памяти все меньше и меньше, а новой теперь не найти, да и сам аппарат, дышит на ладан и требует замены.
  Вот эту его проблему я вообще не мог понять - болтаясь по территории Франции, я неоднократно встречал магазинчики, торгующие, точнее - торговавшие, подобными расходниками и фотоаппаратами - заходи и бери.
  - Воровать - не хорошо! - Неодобрительно покачал головой, Линн, укоризненно глядя на меня.
  Головой он качал зря.
  Едва мы перемахнули через границу, в первом же запустевшем городке, я протаранил витрину магазина бытовой техники и без единого сожаления или угрызения совести, достал для него десяток карт памяти, пару фотоаппаратов и защищенный, планшет - ибо нефиг, показывать фотки на спичечном коробке!
  Брал все не самое навороченное, но - самое практичное и легкое - в этом городке, наши с Линном дороги, расходились в разные стороны и тащить на своем горбу, лишний вес - врагу не пожелаешь.
  Карточки и планшет, Линн взял, а вот фотоаппараты - отложил в сторону, с едва заметной улыбкой.
  Хороший он мужик, Линн Тайменев, может, еще раз свидимся, как знать?
  Я так для себя и не решил, что именно, заставило меня взять его и подвезти, раскрыв свою тайну и подвергая себя опасности, оказаться убитым, при выходе из капсулы, например.
  Линн, провел в танке трое суток, помог мне охотиться, на стоянке - возился с костром, отмахиваясь от плиты и сладко спал, когда я управлял машиной.
  Его странные суждения, иногда - просто детские, а иногда - взвешенно- старческие, словно игла, подкалывали и подначивали меня начинать разговор снова и снова.
  Рассказал я ему и о "бесцветном расчете", и о своих ощущениях нереальности происходящего.
  И, если в ответ на первое он, не задумываясь, бросил нечто типа: "Я та сила, что вечно стремится к злу, а творю - благо", то второе, заставило его долго ворочаться с боку на бок и с утра требовать от меня все новых и новых ощущений и фактов.
  Его вердикт , меня оглоушил.
  Уже стоя в дверях моего танка, Линн собрался духом и выпалил: "Не скажу, что тебя ведут или ты - "в Матрице, Нео". Скорее всего, события твоей жизни, необходимы - в первую очередь - тебе самому. Раньше говорили: "Делай, что должно и будь, что будет!" Делай, Эрик! Ошибайся, беги, дерись, плачь - но делай. Судьба не любит, уповающих на одну лишь удачу..."
  Подмигнув, он закинул рюкзак на плечо и зашагал прочь, оставив меня в недоумении.
  "Недоумение", это, так до сих пор и длится, став моим естественным состоянием.
  Снимая мясо с мангала, чуть не подавился слюной - так аппетитно пахло!
  К мясу, очень кстати оказалась бутылка красного вина и овощи, надерганные с заброшенного огорода, мимо которого я проезжал пару часов назад.
  Расположившись с удобствами, лицом к закату, принялся за ужин, с наслаждением вгрызаясь в сочные кусочки мяса, брызжущие горячим соком.
  Всех моих нервных окончаний, всех моих предчувствий, всех моих ощущений, всего меня сейчас трясло не от голода, слов Линна или возможных проблем с переходом границы.
  Трясло меня - от моих снов.
  То угрюмо черно-белых, настигающих меня, словно загнанного зверя, то - ярко - цветных, словно конфетти, валящееся с небес плотным потоком, то - просто голоса, которые пугали до дрожи в коленках, заставляя просыпаться в холодном поту и снова нестись, куда глаза глядят, в надежде хоть где-то, найти если не ответ, то - покой.
  Едва я перешел 60-ти процентный рубеж, капсула вытащила из меня два модуля памяти, переставив их в... Другое, место... В ту же ночь, начались сны.
  Сперва я мчался по белому полю, стремительно ныряя вниз, в клубах белого снега, убегая и прячась от неизвестного мне преследователя.
  За неделю, удавалось выспаться только в капсуле, жестко мониторящей моё состояние и успевающей, вкатить мне успокоительное.
  Сегодня, я не спал и в ней.
  "... - Что Вы делаете! Он же - Человек! - Женщина со светло-русыми волосами, макушкой мне по подбородок, прикрывала меня от мужчины, в строгом деловом костюме, с резкими чертами лица, перекосившимися от бессильной ярости. - Даже если Вам что-то не нравится...
  - Он не - Человек! - С пафосом принялся вещать через сжатые зубы, мужчина. - Отказавшись от Божьего дара - Жизни, совершив самоубийство, он не имеет права, называться - Человеком! А, то, что он всем устроил, своим желанием, вообще... Вы, Ксения Антоновна, знаете, кого пытаетесь защищать?!
  - Я защищаю человека, который не может ответить вам... - Ксения тяжело вздохнула. - Не вам, судить его решение и не вам - наказывать. Вы и так, заигрались в божков!
  - Он не человек - киборг. Же-ле-зя-ка. Впрочем, вам, червям от психологии, только дай повод задаться вопросами - сразу закопаетесь в дебри терминов и оправданий. - Мужчина отвернулся, дернув плечом и резким движением, оттолкнул девушку от меня, схватив за руку. - Стойте здесь, Кажелецкая, а не то - пожалеете, что все-таки вернулись!
  В следующее мгновение, в его руках появился большой пистолет и..."
  Вот такие у меня сны...
  - Ау, Хозяин, не помешаю? - На обочине замер тяжелый мотоцикл, из тех, что называют то - "чопперами", то - "креслами на колесах". Его хозяин, пардон - Хозяйка, стянула с головы тяжелый шлем, украшенный молниями и птицами, на оранжевом поле и положила на сиденье, вопросительно глядя на меня в ожидании ответа.
  - Места много. Мяса - тоже. - Пожал я плечами. - Закон гостеприимства - никто не отменял, так что, сейчас принесу еще стул и - милости прошу к столу...
  - Выпить не предлагаю - Вы за рулем. - С усмешкой сказал я, достав из танка второй и, последний, стул. - Устраивайтесь, леди.
  Девица, расстегнула кожаную куртку - косуху, под которой оказался, одет бронежилет и сняла подшлемник, явив миру ярко-рыжие волосы.
  Такие рыжие, что казалось - мир вспыхнул, а солнце, поспешило закатиться, что бы не умереть от зависти.
  Глядя на ее волосы, что-то хорошее толкнуло меня, вызвав одновременно и улыбку, и печаль, словно увидел хорошо знакомого человека, кинулся к нему и понял - опознался...
  - Марина! - Представилась молодая женщина, протянув мне руку, для пожатия.
  - Море знает, где хранить золото... - Улыбнулся и утонул в ее бездонно - синих, глазах, забыв представиться.
  - Ау, я - здесь! - Вернула меня на грешную землю, женщина. - Вернись на землю, Марсианин!
  Хмыкнув в ответ, представился.
  - Эрик... По виду, ты такой же Эрик, как я - Гюзаль! - Рыжая от души рассмеялась своей шутке.
  Так, перешучиваясь, Марина отошла к своему чопперу и достала из переметной сумки, играющей роль багажника, свои дары на "общий" стол.
  Яблоки, поздние, красные с одного бока и зеленые - с другого, несколько пучков всевозможной зелени, фляга и полголовы сыра.
  - От нашего стола - Вашему! - Подмигнула молодая женщина, устраиваясь на стуле. - Приятного аппетита!
  - Симметрично! - Ответил я, подслушанным у Линна, словом и потянулся к яблоку.
  Эти сложноцветные в конец меня покорили, превратив в своего раба.
  За время своего путешествия, я обтряс добрый десяток, садов, добывая яблоки разных сортов.
  Яблочные огрызки, косточки и хвостики - основная масса отходов, накапливающихся в мусорном пакете!
  Яблочки у Марины оказались просто объедение - в меру крепкие, сочные и хрустящие - М-м-м-м!
  Мне, по дороге, таких не встречалось - гарантирую!
  Марина же, наоборот, налегла на мясо, бросая взгляд на вино.
  Ну, я не зверь - поменял вино на яблоки...
  Минут через сорок, мы оба, уже изрядно под хмельком - во фляге оказался коньяк - валялись у костра и занимались самым интересным занятием, о котором человечество никогда не забудет - травили страшные истории!
  По словам Марины, ехала она со стороны Франкфурта, через Нюрнберг, в Мюнхен.
  Яблочки достались ей в саду, под Нюрнбергом - по ее описанию, сад больше походил на бесконечную яблоневую рощу, порядком уже заросшую и требующую, твердой, хозяйской руки.
  Болтая и смеясь, мы провели большую часть ночи, изредка прикладываясь к фляжке с коньяком.
  Однако середина октября на дворе и ночи теплее не становятся, даже если на двоих уговорили почти литр коньяка.
  Марина, покачиваясь от выпитого и съеденного, зевая и потягиваясь, побрела к мотоциклу за спальником, уронила, мотоцикл, подняла его, запуталась в сумках, вспомнила про шлем и пошла, искать, куда он закатился.
  Пришлось останавливать эту вакханалию, самым простейшим способом - предложить заночевать в танке.
  - Только ты - ни на что не надейся! - Гордо заявила Марина, соглашаясь на ночлег. - Я, по пьяному делу - не сплю... Ни с кем...
  Последнее слово, она произнесла закрыв глаза и отключилась раньше, чем я успел ее заверить, что и "в мыслях не было!"
  Укрыв девушку легким одеялом, забрался в капсулу и сам вырубился еще до того, как крышка капсулы закрылась.
  - Утро добрым не бывает... - Услышал я, в ответ на своё "Доброе утро". - Ты, чего, вчера меня не остановил, по выпивке?!
  Марина сидела, завернувшись в одеяло и держась за виски.
  От такого поворота событий я несколько опешил.
  - Прости, - Марина вдруг очаровательно покраснела. - Иногда, Ты настолько похож на одного моего хорошего знакомого, что меня уносит... В колею... И вроде - ни внешне, ни по голосу - не похожи, а вот жест, движение и все - ОН перед глазами....
  - Понятно. - Вздохнул я, хотя, вообще ничего понятного не происходило.
  Суммируя услышанное от Марины, можно было сделать вывод - в Прагу ехать не стоит. А в Мюнхене у нее назначена встреча.
  Глядя на похмельные мучения, предложил девушке воспользоваться капсулой - она хоть и для киборга, сделана, но почистить организм от токсинов может запросто.
  К чести Марины, отнекиваться она не стала - только потребовала, чтобы я отвернулся и не подсматривал - разделась и устроилась в капсуле диагноста.
  Первый вердикт, которым меня ошарашила капсула - помещенная в нее модель киборга является прототипом!
  Второй - Прототип сильно пострадал от радиоактивного излучения, и требует оперативного вмешательства.
  Третий - В прототипе использованы неизвестные материалы и неустановленное ПО, на порядок превосходящее, уже созданное человеком.
  Дав команду, снять похмелье, дождался завершения цикла, одновременно накрывая на стол, в танке.
  Марина, посвежевшая, выпорхнула из капсулы и замерла, недовольно изогнув бровь.
  - Ты - Обещал! - Напомнила она, впрочем, не торопясь прикрыться. - Ай-яй!
  Я, молча, протянул ей распечатку данных, сделанную капсулой по моей просьбе.
  "Запрос подключения - Марина Буллова"
  "Разрешить - Эрик Влад"
  Нагая Марина уселась напротив меня, не пряча своего удивления.
  - Жесть. - Изучив рекомендации капсулы, Марина снова уставилась на меня. - Знаешь, не могу поверить, что проехав больше пятнадцати тысяч километров, держась от людей - подальше, я встретила человека... Который не только напоминает мне другого, но еще и человеком - не является!
  - От ответа, не увиливай. - Скривился я, как от оскомины. - Ты, чиститься, будешь? Доступ, дать? Или - доверишься мне?
  - А я - вопроса не услышала! - Огрызнулась Марина. - А телепатией - не страдаю!
  В ответ я хмыкнул - наше короткое подключение, хоть и сумбурное, из-за разницы в ПО и возможностях, дало мне понять, что Марина - просто чудо!
  - Ау! - Рявкнула Марина, замерев рядом с капсулой, в очень даже таки, интересной позе. - Доступ дашь? Или ломать?
  - Даю я, даю! - Перекинув ей полный доступ, взвыл, но что-либо "вертать взад", как говорил Линн, было поздно. Оставалась надежда на совесть девушки. Была бы она человеком - сорвал бы "стоп-кран" - рычаг, подающий в капсулу сильное снотворное. А на своего собрата, точнее - Сосестру?!- оставалась надежда на совесть!
  Устраиваясь в капсуле, Марина с улыбкой и вызовом подмигнула мне, погрозила пальцем, сделала весьма фривольный жест и закрыла капсулу, отгораживаясь от меня.
  Таймер, на передней панели крышки, принялся за обратный отсчет, демонстрируя цифры 34:59:49.
  "Да, тут мы надолго застряли..." - Усмехнулся я себе под нос и потянулся за яблоком.
  "Фр-р-р-р-р-тыбыдыщ" - раздалось снаружи, изрядно меня напугав.
  В последний раз, я слышал такой звук, когда мой водородный сварочный аппарат отправился на небеса. В самом, что ни на есть прямом смысле этого слова! Вмятина на крыше танка, тому свидетель!
  Выждав пару минут, вдруг здесь тоже, что-то летит сверху, выглянул наружу.
  Чисто, пусто и тихо.
  Пожав плечами, вернулся в машину - завтракать.
  "Добро должно быть наказуемо!" - Вспоминал я любимую фразу Терезы, каждый раз, как мой взгляд натыкался на меняющиеся цифры, на крышке капсулы-диагноста.
  К счастью для себя, я уже давно вывел отдельный порт, для управления танком, не только из капсулы.
  Увы, данный мной с дури, полный доступ и присутствие мотоцикла, ожидающего хозяйку, на мои мечты начать двигаться в сторону Мюнхена, положили большой и твердый камень.
  Марина, доступом, конечно, не злоупотребляла - врать не буду - только держала процесс очистки организма под своим полным контролем, чтобы не сведущее в новинках оборудование, не вымыло чего лишнего - не более.
  Прикинув, что двигаться мы начнем только завтра к вечеру, оставил напротив капсулы, огромную записку о том, что ушел на охоту.
  "Охота", это, конечно, очень громко сказано!
  Местная дикая живность, состоящая из размножившейся и одичавшей, домашней, не отличалась особым умом или злобным нравом.
  Кролики, например, предпочитали возвращаться ночевать в клетки, в которых появились на свет, а не делать\искать себе норы.
  Милые домашние хрюшки, бродящие крепко спаянным стадом, привлекали мое внимание своими аппетитными окороками, демонстрируя, что к зиме они хорошо приготовились.
  Лошадей и коров, с быками, я обходил третьей дорогой - мне столько мяса не надо, а останавливаться, чтобы его коптить или солить - нет ни желания, ни времени.
  Кролов я приловчился валить еще в начале своего путешествия, когда обнаружил в багажнике танка многозарядный абралет и две тысячи болтов, к нему. Со свиньями получалось хуже - на расстояние абсолютно верного выстрела, к чутким животным подобраться не так просто.
  Вот тут и пришли мне на помощь свойства робы, подаренной тарийцем.
  Стоило нажать на пульте кнопку "полная защита", как роба превращалась в мини-скорлупу, меняющую свою расцветку не хуже хамелеона, давая мне шанс подкрасться к стаду и разжиться чудесной тушкой молодого поросеночка, отсрочив голодную смерть еще на недельку - другую.
  Уверенный в собственной неповторимости и крутизне, я выбрался из танка и, закинув на плечо свой вещмешок, отправился в сторону виднеющихся невдалеке первых островков начинающего леса.
  Ага, леса, ждите!
  Через десять минут я стоял, как полный идиот на краю здоровенной воронки, диметром метров в шестьдесят - сто, спрятавшейся за разросшейся полосой влагозадержания и таращился на лежащий, на ее дне, предмет.
  Судя по останкам, предмет мне был очень знаком, я бы даже сказал - до боли знаком.
  На дне воронки, в виде распустившегося бутона цветка, лежал брат - близнец моего танка.
  Еще одно отличие киборга от человека - неуёмное любопытство, живущее в человеке от рождения и до смерти и лишь у некоторых - крепко спящее, по причине отсутствия фантазии или, наоборот, именно из-за бурной фантазии и спящее.
  Мои 60% совершенно не сомневаясь и не смущаясь, толкнули меня вниз, на разведку.
  Дозиметр не вякал, пологие склоны так и предлагали спуститься, любопытство нашептывало захватывающие картины чудесных находок, а здравый смысл, оценивая диметр воронки и масштабы повреждений танка, ушел на покой, покрутив пальцем у виска и качая головой.
  ХА!
  Когда я в последний раз послушал здравый смысл, у меня в глазу нарисовался птичий клюв!
  Сбежав по некрутому склону, слегка проваливаясь в мягкую почву, я подошел к танку.
  Взрыв произошел внутри, развернув броню, как консервную банку, забытую на костре.
  Внутри царил хаос, к которому добавили своих отпечатков дикие звери, наведавшиеся в гости.
  Ни следа костей, ни частички крови - на стенах и полу танка.
  Отсутствовала капсула, хотя крепление для нее, точно такое же, что я демонтировал на своем танке - осталось на месте. Были и еще отличия - разбитые экраны, в передней части корпуса и сиденье мехвода, с двумя педалями и палкой - джойстиком между ног.
  На первый, второй и третий, взгляд, танк показался мне длиннее моего, метра на три и шире - сантиметров на семьдесят.
  Броня, если судить по толщине моей двери - чуть меньше, зато высота - на полметра больше.
  Мой танк, с его размерами, и так не под всеми мостами пролазил, а этот...
  Зная секреты своего собственного танка, полез в труднодоступные места - чужого.
  Через два часа, чумазый и злой и вылез наружу.
  Из всех успехов - ровный и круглый - ноль!
  Содовые АКБ, оказались раскатаны в тонкую пластинку, энерговоды - отсутствовали как вид, а пластина отрицательной массы выглядела ровной полосой спекшегося шлака, рассыпающегося, стоило к ней прикоснуться.
  Заднее багажное отделение, открывал с помощью длинного рычага - лома, оставшегося в идеальном состоянии, в отличии от всех своих соседей - инструментов.
  Открыл, на свою голову.
  В багажнике явно перевозили что-то живое и, судя по обрывкам одежды и блестящим наручникам - разумное. В количестве трех экземпляров, если верить трем наручникам, в которых болтались части рукавов, с измолотыми в труху, костями и мясом.
  При этом стоило кислороду попасть внутрь герметично запертого багажника, как все это добро завоняло со страшной силой и отнюдь не как мясо...
  Вот, оторвите мне... хвост и пришейте к носу, вместо хобота, если эти вонючие останки ни что иное, как господа экзоты, во плоти.
  В помятой и перекрученной, сплющенной, плоти!
  Роба, так и стоящая в режиме "авто", "учуяв" своими анализаторами скверный запах, натянула мне голову капюшон и нарастила маску, в глухую отрезая от запаха.
  Оставалось еще два багажника - бортовых.
  Левый порадовал меня десятком пакетов НЗ, совсем таких, какими меня снабдил Эрик, со сроком годности, упирающимся в сотый год; массивным пистолетом, с барабаном под пули, размером с мой палец и коробкой патронов, к нему; короткоствольным автоматом, с десятком обойм и двумя платиновыми генераторами!
  Правый, оказался закрыт, в дополнении к обычному замку, еще и навесным - кодовым, продетым, в специально для этого просверленные, дыры.
  Если судить, как легко мне удалось сломать блестящую дужку замка, то пролежал этот танк, лет десять - пятнадцать, не меньше.
  Задержав дыхание, предвкушая богатую добычу, я осторожно потянул крышку вверх.
  Хорошо, что все мои "эксперименты", приучили меня стоять чуть сбоку, от прямой линии, иначе - лежать мне рядом с полуоткрытым багажником, без головы!
  Выстрел дробовика, порядочно меня оглушил, а пролетевший мимо заряд - поприветствовал радостным воем и погладил раскаленными частичками пороха, оставляя свои отметины.
  Открыв крышку, на полный размах, стоял и не мог понять, толи мне смеяться и прыгать от радости, толи - последовать примеру здравого смысла: всё багажное отделение, почти полтора кубометра, оказалось завалено... драгоценными изделиями!
  Поворошив эту кучу, обнаружил в ней, кроме колец, цепочек, браслетов и диадем - зубные коронки.
  Кто-то, не останавливался ни перед чем, что бы все это собрать!
  Взяв на память рубиновый кулон на тяжелой платиновой цепи, закрыл багажное отделение и пожалел, что сломал замок.
  Рубин, поймав лучи солнца, разбросал вокруг себя кровавые вспышки. Задумчиво раскачивая его перед глазами, я пытался представить его хозяина.
  Не смог.
  Намотав цепочку на ладонь, вернулся в танк и плюхнулся на сиденье мехвода, поерзал пятой точкой, устраиваясь удобнее и понял - хочу!
  Сиденье явно создавали с учетом всевозможных эргономик и прочих ухищрений, способных удержать человеческую ж... в кресле, как можно дольше!
  И, было у меня подозрение, что в это кресло было встроено еще много чего - количество проводов, подведенных к нему, соответствовало количеству хорошей диагностической капсулы, с встроенным массажным комплексом, подогревом и аптечкой!
  "Решено!" - Хлопнул я себя по колену и спрятав рубин в нагрудный карман, к пульту управления, встал с кресла, закинул за спину вещмешок, повесил на плечо автомат-коротыш и пошагал прочь от танка, вверх по склону, за инструментами...
  
  ***
  
  - Поверить не могу, что из всего, ты забрал лишь эту подвеску и кресло! - Качала головой Марина, рассевшись в свежеподключенном кресле и наслаждаясь массажем. - Ты, вообще, нормальный?!
  Получив в ответ мою улыбку и отрицательное качание головой, Марина успокоилась.
  Злилась она уже просто так, от нечего делать.
  Не знаю, какой была Марина мотоциклисткой, но вот электриком она была - просто потрясающим! Мои, на "соплях", подключенные предметы роскоши, в виде морозилки, стиральной машины и плиты, она запитала совершенно по-другому, спрятала провода в короба, о существовании которых я и не догадывался, а кресло - посадила на содовый АКБ, разобравшись в хитросплетении двух десятков проводов, за пять минут.
  Разобралась, а потом погнала меня снимать брошенные мною за "ненадобностью", как я думал, блоки.
  С восьми вечера, когда она вышла из капсулы посвежевшая и даже слегка потерявшая вес, с проводами она провозилась до пяти утра. В шесть, когда из капсулы вылез уже я, мне, молчком, вручили отвертку, зубило с молотком и послали, по конкретному адресу, за конкретными вещами.
  Слава небесам, уцелевшими при взрыве.
  В десять, когда я вернулся с полными руками и обмотанный проводом, Марина встретила меня гробовым молчанием.
  Я чуть лоб не разбил, пытаясь добиться от нее ответа - связного, а не блеска, наполненных слезами, глаз.
  От всех моих маневров, стало только хуже и Марина, совершенно расплылась...
  Дальше, честно говоря, я помню смутно - сдается мне, что девушка, таки применила те самые, трудно понимаемые мужчиной, пресловутые "женские чары" и на пару часов, я был очень сильно занят, пытаясь не смеяться и вообще - не отсвечивать.
  Даже, собрался снова на охоту.
  Расстройство Марины, я с одной стороны, прекрасно понимал и сочувствовал ее горю. А с другой... "Фр-р-р-р-р-тыбыдыщ", напугавший меня, оказался звуком сработавшей самоликвидации, мотоцикла.
  Марина, отправившись на чистку, забыла об этой функции, "запитанной", на сигналы ее жизнедеятельности.
  Думаю, что не начни я так настойчиво требовать принять решение сразу, она бы и вспомнила... Наверное.
  А так, я остался виноват, что не заметил, куда пропал мотоцикл - раз. В том, что на Марине осталась только одна смена белья и то не парадная - два, и вообще, во всем - три!
  Выслушав, обращенные в мою сторону упреки, я замер пытаясь понять их логическое заполнение.
  Не понял.
  С дуру, попросил все объяснить спокойно и "на пальцах".
  Закутавшись в длинное полотенце, Марина наградила меня таким взглядом, что сразу стало понятно - объяснение запутает все еще больше!
  Вот, тогда-то я и собрался пойти на охоту.
  Мне всегда лучше думалось либо в полном покое, либо, в движении.
  Покоя от рыжей, не ожидалось, тем более, что она снова взялась за отвертку и, вскрыв пол танка в двух местах, принялась устанавливать принесенные мною блоки от кресла и протягивать провода, чертыхаясь, поправляя и ловя сползающее полотенце, требуя заколку, коей у меня не водилось отродясь, косясь на меня своими синими глазами и демонстрируя, всем своим видом, что постирать ее вещи, без ее разрешения - дурацкая идея.
  Идея эта, между прочим, пришла ей в голову. И бельё свое - в стирку закинула она сама, когда я был в капсуле, между прочим. И, совершенно не моя вина, что увидев в стиралке бельё, я не задумываясь, отправил его на стирку - вторично.
  Мне даже в голову не могло придти, что рыженькая, заигравшись с креслом, забудет вытащить белье из машинки!
  И, ведь как назло, из сухого, у неё остались только косуха и бронежилет!
  А мое, на ее прелести, не на лазило, вот хоть ты тресни!
  Так что именно сейчас, когда все пуско-наладочные работы были завершены и мы, наконец-то, тронулись в путь, я полез в карман и наткнулся на лежащий там рубин, который и подарил девушке, для улучшения настроения.
  Теперь, красный камень с удобством устроился в ложбинке между грудей Марины и подрагивал в такт проводимому креслом, массажу, притягивая взгляд и навевая странные мысли.
  Проболтавшись, по собственной глупости, что там было еще, выслушивал теперь... Комплименты.
  Забавно даже, Марина, удивляясь моей "глупости", даже на мгновение, не задумалась над возможностью, попросить меня вернуться назад.
  Голубоглазка не переставала меня удивлять и, каждый раз, удивление перерастало в уважение.
  Ну, кроме таких, чисто женских штучек, типа: "если я не права, то лучше извинись"!
  Шучу.
  Марина даже, со вздохом и потупив глазки, извинилась, что наехала на меня по поводу своего, дважды стираного белья.
  Которого, кстати, так и не одела, продолжая щеголять в полотенце и демонстрировать свои коленки.
  До Мюнхена, на моём танке, езды часа три с половиной - простите, не самолет.
  Марина, проведя в капсуле полтора суток, ТТХ танка знала на зубок и на предложение подвезти, тем более что все едино - по пути, согласилась сразу, не устраивая демонстраций раздумья.
  С ней оказалось очень просто и уютно. Иногда, женщина на корабле - очень даже к счастью!
  Особенно, если женщина дружит с головой, а мужчина - киборг.
  Блин, постоянно забываю...
  Она ведь киборг - тоже!
  Выехали мы в ночь, так настояла Марина, потребовавшая, первой смены дороги.
  Оставив на себе только рубин, она устроилась в капсуле и танк, послушный ее воле, чуть качнувшись, набрал высоту и плавно поплыл в сторону Мюнхена, оставляя за кормой, найденные и перепрятанные мной, драгоценности; взорванный мотоцикл и горку яблочных огрызков, которую я, свинья такая, забыл убрать со стола в кемпинге.
  Подобрав за Мариной полотенце, закинул его в корзину для белья, спрятанную справа от капсулы.
  Чем может заняться мужчина, если до полуночи далеко, читать нечего, а девушка - на работе?
  Не знаю, чем занимаетесь Вы, а я - пошел готовить.
  Ведь читать было уже нечего...
  Основная прелесть танка - плавный ход.
  Настолько плавный, что налитая до краев чашка с водой, остается полной даже после двух часов пути.
  И это у меня, прущего без дороги и меняющего высоту, в зависимости от желания посмотреть - что там, дальше!
  Марина вела танк так, что...
  Только и оставалось, что готовить...
  Сыр, случайным образом избежавший страшной смерти при взрыве мотоцикла, оказался очень кстати!
  Вспомнив, как готовил "мясо по-французски", Дилан, принялся колдовать, тут же вспоминая подробности.
  И импровизируя, если подробности не вспоминались.
  После "осознания", именно импровизация приводила меня в дикий восторг и трепет, заставляя, открыв рот наблюдать, как Макс, используя стандартные команды, превращает обычный полотер - в сборщика водорослей, а Тереза - скрутив проводки напрямую, запускает отказавший мотор.
  Если готовка с Диланом, была больше похожа на работу Творца с подмастерьем, то моя... На работу испуганного подмастерья.
  Так или иначе, через час мучений, в разогретую духовку отправился мой вариант "мяса по-французски", а я, устроился в бывшем кресле мехвода и активировал массаж.
  Через пару минут я понял, почему Марина сидела в кресле до последнего!
  Понял и восхитился тем, что она, сидя в нем, еще могла связно отвечать!
  Лично я - сразу поплыл, засыпая.
  На последней капле силы воли, поставил будильник на звонок через тридцать минут и широко улыбаясь, уплыл в царство Морфея.
  Человеческая составляющая моего организма, разморенная массажем, на звонок откликалась с большим трудом - оторвать свой зад от кресла, оказалось столь трудной задачей, что пришлось давать самому себе пинка.
  Трижды!
  Через полтора часа, достав из духовки мясо и попробовав, понял - готовка это не мое.
  Посолить я забыл.
  Махнув рукой, отправил мясо обратно в духовку - через пару часов, Марина выберется из капсулы, почует запах и меня ждет новая порция изумленных взглядов.
  Ведь киборги ничего не забывают!
  Отключив функцию массажа, развернул кресло в "лежачий" режим и, закинув руки за голову, на минуточку прикрыл глаза.
  Так сладко мне не спалось ни разу в жизни...
  Ну, за те времена, что я себя осознал, разумеется.
  Меня не донимали кошмары, не мучили сомнения, не будили посторонние звуки.
  Мне было так... Спокойно...
  Вот только рыжая, уютно разлегшаяся на моем плече, в одежде из подвески с рубином и по-хозяйски закинутыми на меня ногами, щекотала своими кудрями и согревала своим дыханием - одновременно.
  Кто бы мог подумать, что в кресле запросто поместятся двое!
  Во сне, Марина завозилась и пришлось ее подхватить, чтоб не свалилась на пол.
  Почувствовав мою руку, девушка завозилась еще яростнее, старательно переползая на меня, сверху.
  Шаловливая ручка, полезла расстегивать пуговицы и замерла, их не обнаружив.
  Похлопала, проверяя - не ошиблась ли она?
  Подняла голову с плеча, открыла свои синие глаза, сказала одно-единственное слово: "Кайфолом!" и со вздохом, уткнулась носом мне в шею, снова заснув.
  Запах мяса по-французски, разбудил меня ближе к десяти утра, когда за окном уже было светло, а Марина, задумчивая и одетая, сидела за столом и рассматривала меня со странным видом, словно я сбежал, как минимум, из цирка.
  - Доброе утро! - Выпрямился я в кресле, уже сомневаясь, что кто-то на мне спал.
  - Доброе. - Марина вперилась мне в глаза и покачала головой. - Завтракать подано!
  - Только не солено! - Сразу же повинился я, передвигаясь к столику.
  - Руки мыть не будешь?! - Марина метнула на меня такой взгляд, что я понял - где-то я влип.
  - Буду. После еды. - Начал нагнетать обстановку я. - Еще вчера, тебе было все равно, когда я умываюсь и умываюсь ли вообще! С чего такие перемены?
  В синих глазах девушки, заблистали молнии, завертелись хоботки ураганов и начали собираться грозовые тучи.
  - Эрик, ты что - больной?! Или - идиот? - Марина зарычала. - Ты, вообще, понимаешь... Или ничего не понимаешь?! Девушка, сама, Сама! - пришла! А ты - спишь!!! Я, весь день, в... А он - НОЛЬ ВНИМАНИЯ!!! Ты что - импотент?! Или - гомик?!
  - Э-э-э-э... - Протянул я, не зная как сказать, что я ни то, ни другое. - Понимаешь...
  Я почесал затылок и виновато улыбнулся.
  - Ты, что, Ни с кем...?! - Молнии, облака, грозовые тучи из глаз девушки вымело удивлением. - Серьезно?!
  - Ну... На базе спать с киборгами было, хм, не принято... - Пожал я плечами. - Так что, да - ни с кем!
  - Ах так!!! - Мне в голову прилетела тарелка с едой. - С киборгами спать не принято! Убью! Чистенький, выискался! Скотина! Да я, тебя...
  От тарелки я уклонился.
  От ножа - успел.
  От ложки и вилки - нет.
  Марина, бешеной тигрицей, перелетела через стол и от души добавила мне в челюсть - только кость хрустнула.
  "А ведь у меня - все по высшему качеству!" - Проскользнуло в голове, и я порадовался этому факту - лучше уж пусть сломанная челюсть, чем сломанная шея!
  До которой, кстати, Марина уже дотянулась и принялась меня душить.
  - С киборгами он, видите ли, не спит! - Шипела она, вцепившись мне в горло. - Что, только, тепленьких и глупеньких...
  Как мне удалось сбросить с себя взбешенную и кипящую праведным гневом, рыжую львицу - ума не приложу!
  Получив в челюсть еще раз, для симметрии - с левой стороны, отскочил за кресло и сказал:
  - Ничего, что я тоже - Киборг?! - И взвыл от боли, в сломанной челюсти.
  Дважды, сломанной, челюсти.
  - Это не дает тебе права, оскорблять девушку! Даже если она - Киборг! - Марина, облила меня призрением и приготовилась к очередному броску.
  - Я, себя, имел в виду, дура! - Сказал я и плюхнулся на задницу - сломанная челюсть это смешно - только в кино. Даже моя машинная сущность, не могла полностью купировать болевые ощущения, от которых мир казался с овчинку, да еще и посреди моря кипящей лавы.
  "Входящее сообщение - Принять?"
  "Принять"
  "?"
  "!"
  "?!"
  "...!"
  Отправив вдогонку к знакам, коротенькое видео с правилами нашей базы и своим "бывшим", внешним видом, качаясь, принялся раздеваться. Молча и не смотря на девушку.
  Марина, получив данные, сперва побледнела, потом - покраснела и, виновато шмыгнув носом, спрятала глаза.
  - Прости. - Пробормотала она, когда из одежды на мне остались только трусы. - Очень, сильно больно?
  Мне так захотелось ей предложить сломать самой себе челюсть, а потом Я буду задавать ей вопросы и требовать на них ответов, что я открыл капсулу, покачал головой и, сняв трусы, залез внутрь - лечиться.
  Крышка отрезала меня от внешнего мира, а передатчики и микрофоны я отключил сам - еще не хватало наговорить своей попутчице, чего лишнего.
  Три укола в челюсть отогнали болевые ощущения, а раствор регенератора отказался лечить мои модифицированные экзотами, кости.
  Такой подлости я не ожидал и взвыл, от всей своей чистой и не запятнанной души, саданув кулаком в крышку капсулы, от души.
  Капсула зарегистрировала перелом двух пальцев правой руки и отправила меня в крепкий и продолжительный сон, чтоб не дергался.
  Остатки машинерии в голове, поддержали капсулу, предатели!
  Сознание полетело в тартарары, красиво рассыпавшись на мелкие звездочки, с колючими лучиками и разных цветов.
  "-... Вера! Вера! Вера - Вот ваше главное оружие! - "Черный клобук", с золотым крестом на пупе, вещал с амвона сильным, густым басом. - Если он не будет стремиться Только к земным, то обеспечена ему будет вечная жизнь!
  Поп воздел руки, призывая всех к вниманию.
  - И только пройдя испытание верой, отделив зерна от плевел, Знание от Веры... - Поп подавился, услышав отчетливо прозвучавшую фразу, в момент его набора воздуха.
  - Пошли отсюда. Еще один козлище, несет религию стаду... - Трое, хорошо накачанных парней, стоящих посреди склоненного скота, коротко хохотнув и пожелав попу сдохнуть за его веру, ведь на большее, без своего "мерседеса" и трех телохранителей, он не способен, развернувшись, прошли к выходу.
  Дернувшаяся в их сторону с бранью, скрюченная бабка, замерла и отшатнулась, когда блондин, блеснув очками, вежливо поинтересовался, куда она спрятала свой партбилет и попросила ли прощенья у тех, на кого писала доносы.
  - Богохульство, в храме божьем! - Заверещала продавщица свечек и иконок, потрясая архангелом Гавриилом.
  - Телефон забыли выключить? Или поняли, что в храме торгуете? - Поинтересовался брюнет, с очаровательной улыбкой. - Бывает, бабушка. К Богу по-разному, приходят. Вы, например, через кассу...
  - Да какая же она - Бабушка?! - Изумился третий качок, с отливающими рыжиной, темными волосами. - Этож - Мадам!
  Парни переглянулись и сделали ручкой, бывшей хозяйке публичного дома.
  Выйдя за ворота храма, все трое тяжело вздохнули.
  Лето, жара, июнь, белые острова тополиного пуха и позолоченные купола свежевыстроенного храма.
  Идиллия. Идиллия, нарушаемая звоном плохо отлитого колокола, управляемого звонарем, с отсутствующим слухом. Нарушаемая длинной вереницей авто, приткнутых вдоль дороги, с лужицами потекшего масла и грязными окнами. Нарушаемая кучами шелухи от семечек.
  - Все нормально... Люди пришли к Богу... - Скривился блондин и, достав носовой платок, принялся протирать снятые очки.
  - Пришли. - Качнул головой рыжий. - Дали богу взятку и ушли.
  - Как говорят евреи: "Спасибо Боже, что взял деньгами!" - Подмигнул брюнет и пикнул брелоком, открывая двери на старенькой "Мазде", стоящей за оградой церкви.
  Тяжелый воздух, сотрясаемый маревом от раскаленного асфальта, пропитанный вонью бензина и сидящих невдалеке, профессиональных нищих, чья дневная выручка для кого то - месячная зарплата, давил на виски, хватал за сердце, бил по глазам и крутил, крутил, крутил облака вокруг города, не давая пролиться им благостным дождем, приносящим облегчение..."
  "Системное время..."
  От нецензурщины меня удержало только понимание, что смысла материться, уже нет.
  Неделя в капсуле, как с куста.
  Зато и челюсть - как новенькая!
  "Интересно..." - Усмехнулся я, готовясь к маленькому чуду.
  Крышка капсулы открылась.
  Чуда не произошло.
  Пыль.
  Не тронутая, недельная пыль, накапливающаяся, даже при условии герметично закрытых дверей.
  Просто пыль.
  Просто "чудо", это такая странная материя, которого ждешь, надеешься, веришь.
  И знаешь, что его - нет.
  Спасибо, что хоть дверь за собой закрыла!
  И, вообще - спасибо.
  Умывшись, натянул чистую одежду и открыл дверь.
  Табличка, что до Мюнхена 6 километров, под которой мы остановились, так и висела на своем месте, слегка покачиваясь и отчаянно скрипя при этом.
  Вяло стучал дозиметр, отмечая повышенный уровень - не смертельный, но приятного мало.
  Приемник ловил морзянку - замечательная новость! - куда корова языком слизнула станции FM, проблема седьмого дня.
  "Не Судьба..." - Криво усмехнувшись, я достал свернутую в трубку карту и принялся выбирать, куда теперь меня потянет, на приключения.
  Возвращаться - плохая примета.
  А Мюнхен, как паук в центре паутины, держал под собой все ниточки дорог...
  Хоть в Австрию, хоть в Венгрию, хоть в Италию - все едино, через него.
  Выбросив из холодильника, пропавшие припасы, с удовольствием устроился в кресле мехвода, откинулся на спинку и, подключившись к системе напрямую, двинул свой танк в сторону Чехии.
  Видимо, Прага все-таки хотела, чтобы я на нее посмотрел!
  Может быть, я и не прав, но...
  От поездки в Мюнхен меня удерживало стойкое ощущение неправильности происходящего. Словно, наша встреча с Мариной, оказалась неверным ходом на шахматном поле, отвлекающим и ставящим под удар короля и теперь я исправлял последствия этого хода, отчаянно рокируясь и подтягивая подкрепления со всех сторон.
  А еще, дико хотелось жрать!
  Оставив танк без присмотра буквально на минуту, выдернул себе НЗ и заодно обнаружил пропажу вещмешка. Аккуратно выложенные из него вещи, отдельной кучкой громоздились на полке.
  Не хватало пары НЗ и автомата - коротыша, найденного мною. Со всем боекомплектом.
  Ни НЗ, ни автомата жалко не было, а вот подарок Эрика - было жалко до чертиков!
  А, с другой стороны, ну не тащить же девушке свои манатки в руках?!
  Понять можно.
  Хотя в глубине души шевелилась обида - ведь можно было оставить записку, если нет желания ждать.
  Дорога пошла волнами - последствие одного из землетрясений, в своей полной красоте, не отнимешь. Асфальт, даже выложенный по технологии, отработанной годами, не выдержал дрожи земной и собрался в длинные, параллельные складки. Катаклизм обнажил коммуникации и порвал их, завязал узлом и выметнул вверх, оставляя знак своего присутствия, вдоль и поперек всей дороги.
  Самые глубокие овраги уже стояли заполненные водой, по крутым скосам пробилась молодая поросль кустарника и потянулась вверх. В лужах плыли желтые листья, подгоняемые ветром.
  Вгрызаясь в НЗ и запивая его холодной водой из пластиковой бутыли, изучал окрестности и качал головой, все еще мечтая о чуде.
  Киборг может мечтать.
  О подарке.
  О ремонте или отдыхе.
  О пространном понятии - "ЧУДО", киборг мечтать не может.
  Тяжело быть человеком.
  Вот, например, я...
  Какие у меня цели? Что я должен сделать? Кому я нужен? Кто нужен мне?
  Четыре маленьких вопроса, ответить на которые я не могу.
  Простите.
  Вру.
  Могу.
  Только от ответов этих, на том, что я надеюсь, можно назвать моей душой, становится холодно, промозгло и гадко.
  Никаких. Ничего. Никому. Никто.
  Даже если сейчас появится странное нечто, заявляя, что моя цель - спасти мир...
  Правильно, "странное нечто" будет послано... В параллельный мир, ловить бабочек и удить рыбу!
  Задумчиво играя с регуляторами мощности, отметил тот факт, что танк стал двигаться быстрее.
  Почесав затылок, сбросил газ и принялся разбираться.
  Прощальный подарок от Марины, таки нашелся - рыжая красотка, перебрала схему танка, заменила проводники и - вуаля!
  Мысленно поблагодарив девушку, глупо улыбнулся.
  Так по-идиотски всё получилось!
  С улыбкой на губах, добавил скорости и поднял танк выше - от греха подальше!
  Граница между Германией и Чехией встретила меня полнокровным КПП, ярко освещенным, с двумя БМП, башня одного повернута в сторону Чехии, второго - Германии.
  Из принципа, решил пройти таможню, честно.
  Отъехать километров на десять в сторону, поднять машину метров на пятьдесят и перемахнуть через все их заграждения, показалось так... Скучно...
  Остановившись перед шлагбаумом, опустился до 30 сантиметров от уровня земли, открыл дверь и вышел.
  Офицер, не молодой и не старый, словно застывший на 35 - 40 годах жизни, в сопровождении двух молодых пацанов, вооруженных автоматами, вежливо поинтересовался, какого хрена, я не даю людям спать!
  Увидев мои удивленные глаза, майор, махнул рукой и потребовал документы.
  Я развел руками.
  Пацаны криво усмехнулись и закинули автоматы себе за спину, демонстрируя ко мне, свое полное презрение.
  - Что везете? - Майор сдвинул на затылок фуражку и потянулся, прогоняя сон.
  Минут через десять, обойдя мой танк по периметру, заглянув в багажные отделения, Отто Грубер провел меня в к себе в кабинет, плюхнулся в кресло и, не пряча улыбку, заявил:
  - Первый раз такого идиота вижу!
  Немецкий язык, он словно создан для этого слова - ИДИОТ! И еще - КРЕТИН - тоже звучит изумительно...
  - Посмотрели? Могу ехать дальше? - Вежливо осведомился я, внаглую устраиваясь в соседнем кресле, без приглашения. - Или Вам автограф, дать?
  - Погоди, не лезь в бутылку... - Майор открыл ящик стола, вытащил оттуда пачку бланков и перекинул мне. - Заполняй. Иначе чехи, на той стороне, разденут тебя, до голых яиц. Побреют и еще должен, останешься!
  - С чего такая доброта? - Вздернул я бровь вверх, прочтя название на первом бланке. - Вот так сразу - Гражданин Германии?! А если, я хочу - Франции?!
  - Ну... Тогда тебе надо в другую сторону, ехать. - Улыбнулся майор и, сняв головной убор, расстегнул ворот на кителе. - И, готовить вступительный пай...
  - А у Вас, значит, бесплатно?! - Поразился я, начиная заполнять документы.
  - А нам - без разницы. - Отто потер руками покрасневшие от бессонницы глаза. - Нам, главное, чтобы люди в Германию верили. Видели, что закон и порядок - на их стороне. И что - они есть. Вот например, ты... Почему поехал к КПП?
  Я замер, удерживаясь чтобы не сказать правду - "Сдуру!"
  - Потому что ты - Культурный человек! - Майор Грубер снял трубку с аппарата и потребовал кофе. На двоих!
  Заполняя анкеты и опросники, ровным числом семнадцать штук, я запарился и, в конце - концов, запросил помощи.
  И, вот чудо - то - получил ее, сразу и без вымотанных нервов!
  Конечно, помогать мне, майор сам не стал, но, приглашенная им девушка, без единой морщинки на мундире, свеженькая, словно за окном яркий день, а не глухая ночь, любезно помогла мне, комментируя и объясняя не понятные места.
  Потратив два с половиной часа, на заполнение и пятнадцать минут на ожидание, я стал гражданином Германии, со всеми свидетельствами, справками и даже водительскими правами и техническими документами на свой танк!
  Что-то мне говорило, что такой удачи надо опасаться...
  - Хочешь бесплатный совет? - Остановил меня пацан-автоматчик, проводивший досмотр, сопровождая обратно к танку.
  Я кивнул головой.
  - Не надо туда, - он ткнул пальцем за границу, - ездить. Лучше, заедь в Австрию, оттуда - в Венгрию, а там, если все еще захочешь... В Чехию... То, лучше - через русских. Только вот в Польшу... С нашими документами, соваться не стоит. Можешь сделать себе русский паспорт, они с нашими в дружбе, так что минут за сорок и небольшой подарок, получишь второе гражданство... А с чехами... Осторожнее...
  - Это с чего так?! - Насторожился я.
  - Не хорошие они... - Мотнул головой парень и постучал по деревянному прикладу автомата. - С нашей стороны, совсем, на всю голову - плохие... После того, как Прагу - накрыло, они словно мозгой тронулись. У них все виноваты. Никто не помог. А начнешь помогать... Так еще и плюнуть, норовят. Русские, уж на что - нормальные и то - послали! Поляки, которые русских терпеть не могут - заодно с русскими - послали и такой кордон поставили - муха не проскочит!
  По лицу молоденького солдатика было видно, что ему надо выговориться. Он, уже спокойно опустился на открытую дверь моего танка и сдвинув автомат на колени, продолжал.
  - Наш майор, за одну ночь седой стал, когда вместе с русскими и поляками, на помощь Праге ездил. А подписка о неразглашении у них, от трех государств! Нам особист, когда напился, рассказывал - документов на майора - полный шкаф. Его бы в Берлин, на повышение - ан нет! "Узкое место"! У нас тут как: налево - Чехия. Направо - Австрия.
  - А русские, какие они? Ты - видел? - Поинтересовался я, чувствуя, что совет солдатика пришелся кстати. Да и еще бумажки - документы, лишними не будут.
  - Нормальные. - Пожал плечами солдат, плотнее застегивая форменную куртку. - Люди как люди. Смеются и плачут. Пьют, любят и ревнуют. Все как везде. У нас на КПП, появляются четыре раза в год, по договору. Наши к ним, ездят. Волков, гоняют, по зиме...
  - Значит, говоришь - не стоит?! - Качнул я головой в сторону чешской полосы.
  - Решать Тебе... - Солдат со вздохом встал. - С твоим танком, там... Проблем не будет...
  - "Носорог плохо видит. Но, с его массой... Это не его проблема!" - Процитировал я, уже набившую оскомину, фразу. - Спасибо. Я последую твоему совету.
  Солдатик, довольно улыбнулся и отошел в сторону, пропуская меня.
  - Эй! - Окликнул он, когда я уже собрался закрыть дверцу. - Ты - первый, кто послушался! А значит - еще свидимся!
  "Входящее подключение - Принять?"
  "Принять"
  "Сообщение - Принять?"
  "Принять"
  "Согласно технической документации, данное средство передвижение зарегистрировано на Эрика Влада, гражданство - Германия.
  Тип вооружения - оборонительный, свето-шумовой.
  Тип движителя - антигравитационный.
  Тип энергоносителя - АКБ.
  Гражданин Эрик Влад является законопослушным гражданином Германии, с полным перечнем прав и гарантий.
  Содействие законной власти.
  Разрешено ношение, использование огнестрельного оружия.
  Рекомендуется оказывать содействие.
  Подпись: мйр О. Грубер.
  Цифровая попись: RSA|SHA|RDM|SAHSC"
  Я присвистнул, впечатлившись.
  Майор не просто выписал мне документы.
  Он еще и озаботился, выпуском ключей!
  Мелочь, пустяк, а - приятно!
  Почесав затылок, достал из багажника револьвер, повертел его в руках и... Сунул обратно.
  Да, мне он не нужен.
  Только вот и майору - без надобности.
  Захлопнув дверь, сдал назад и развернулся в сторону Австрии, решив последовать совету солдата.
  Проскочив арку, проехал по ничейной полосе, и замер на посту в Австрии, перед закрытым шлагбаумом.
  "Входящее подключение - Принять?"
  "Принять"
  "Запрос цифровой подписи - Предъявить?"
  "Предъявить"
  Шлагбаум открылся.
  Никто из пограничников, даже не вышел поинтересоваться, кто же именно проехал в страну. Ключ - великая вещь...
  Мысленно отсалютовав дружелюбным погранцам, не прервавшим свой сон на мою персону, я покатил по территории Австрии, искренне изумляясь такому расположению звезд к моей личности.
  Словно кто-то дорожку веником чистит...
  И я ударил по тормозам.
  Мысль о том, что некто, чистит мне дорожку засела тупым топором в темечке, раздражая и заставляя кулаки сжиматься. Снова промелькнула идея-фикс, что все происходящее - программа экзотов, снова запущенная для неведомых мне целей.
  Все происходящее - невероятно!
  Майор, выписывающий документы.
  Вовремя подвернувшийся, танк.
  Марина, как... Как Кто?!
  Почему, почему меня так старательно отводят от Праги?!
  Что такого в этом городе, что меня к нему постоянно влечет?!
  Почему я, бесцельно блуждающая личность, встречаю Только Нормальных Людей?! Где, куда подевались бандиты - с большими пушками; где застряли - "Ходящие"?!
  Пустые храмы и часовни - вот что промелькнуло мимо моего сознания! Франция, Германия - католики до глубины души, каждое воскресенье сидящие и выслушивающие наставление и разглагольствования своего пастуха - с закрытыми кирхами и костелами!
  Полноте, в реальном ли я мире?!
  Если - да...
  Значит мир, который представлялся мне за чертой базы, который представили мне экзоты - не существует! И все их потуги - блеф!
  Ах, как же хочется верить...
  Верить, что все, о чем кричалось на базе - бред!
  Что люди, получив пинка от ее любезнейшества, Матушки - Природы, стали думать головой и чувствовать - сердцем!
  Верить, что экзоты - хорошие и добрые люди, хотя и пострадавшие от человечества, но не озлобившиеся...
  И вместе, можем мы все идти...
  - "Ага". - Кивнул головой здравый смысл. - "Идти можем. В сторону кладбища. Завернувшись в белую простынку. Или - в холодильнике..."
  Очень захотелось найти смысл своего странствия и цель - в жизни.
  Может быть, я проехал мимо?!
  Раздевшись, влез в капсулу и поморщился - еще пара переломов и аптечка покажет дно - закрыв крышку и погружаясь в отстраненное состояние, анализировал все свои действия. Сопроцессор капсулы, получив полную нагрузку, зажужжал помпой, гоняя хладогент. Мысли, разбегающиеся в разные стороны, приобрели сверхчеткость и сверхнаправленность. Миг кристальной чистоты и ясности мысли.
  Решение принято.
  Танк, погасив все ходовые огни, подскочил на свою максимальную высоту и развернул нос в сторону Пиренеев.
  Я возвращался на базу.
  
  ***
  
  Чудесна Европа!
  Прекрасны дороги!
  Удивительны люди!
  Но расстояния, это - полный атас!
  Официальной зарядки моего танка, хватает ровнехонько на дорогу от Линца и до Барселоны, с запасом и резервом!
  По прямой, разумеется.
  Впрочем, с высотой парения танка, равной высоте 14 этажного дома и грубым наплевательством какая именно поверхность осталась внизу, для меня все дороги - прямые и ровные.
  Стараниями Марины, электрического гения, монстра отвертки и бокорезов и просто - красивой девушки, танк шпарил как клюнутый петухом в нос, собачонок. Разве что не подвывал и хвост не поджимал!
  Отмахивая по сто, сто десять километров в час, объезжая слишком высокие деревья, через шестнадцать часов мой танк, с запакованной в капсулу, моей тушкой, уже крутился по шоссе, на котором я однажды попал в аварию, получив клювом в глаз.
  Из предосторожности, от самого подножья, сбросил скорость и стал мониторить эфир, припоминая страшные истории Мариссы.
  Влететь, по запарке, в очередные неприятности - перспектива, которая меня не устраивала.
  Истории, рассказанные Мариссой, особого энтузиазма мне не внушали.
  Если "Ходящие" действительно сумели вытащить из бутылки очередного джинна, то вся округа должна стоять на ушах, тщательно контролируемая военными, "ходящими", любопытными и прочими, экзотичными тварями.
  Ни за что не поверю, что акромя англичан, сующих нос во все щели, не появилось и еще... Кого-нибудь.
  Сожалея, что пролетел мимо деревеньки Мариссы и ее благоверного, не разжившись свежими новостями и сплетнями, в одиннадцатом часу вечера, то бишь - ночи, приткнул свой танк в овраге, загнав его под нависающие деревья.
  Маскировка не хитрая, но, сверху не отсвечивает, с дороги - не видать и ладно!
  Устроившись в кресле мехвода, сумрачно гонял приемник по всем частотам, изредка натыкаясь на станции, но чаще на атмосферные помехи.
  Грыз НЗ.
  Пил воду.
  Сожалел, что Марина успела добраться только до скоростей, может быть, поковыряйся она сейчас в настройках приемника, мне бы и повезло, услышать нечто.
  Увы.
  Засунув сожаления в дальний угол, полез в схему сам, ежеминутно сверяясь со справочниками и руководствами, что валялись в памяти танка.
  Спалив устройство во второй раз, раздраженно плюнул и вернул все, как было - не с моими кривыми руками, колдовать с тонкими приборами.
  Подайте мне гидропонную установку - мигом найду, где и что можно доделать и улучшить...
  С тем и придремал, уютно свернувшись на полу, завернувшись в одеяло.
  - Доброе всем утро! Это Первый хвост! У нас все по-прежнему - ни шума, ни копоти, ни пыли! - Сочный мужской баритон вырвал меня из очередного, наполненного беготней и пальбой, сна. - Очень хочется узнать, где наше руководство?!
  - Это - Левая лапа. - Женщина подавила зевок и добавила. - Передняя. У нас без изменений.
  Раздавшийся звук поцелуя добавил перчинки, и эфир оживился, выдавая отчеты.
  - Это Третий хвост! - Пожилой голос, хмыкнул и обрадовал всех. - А начальство - прибыло! Сам видел! Пролетело, как угорелое... Видимо, сверху голову в ж...
  - Отставить нецензурную лексику! - Потребовал голос, звенящий металлом военного. Кадрового военного. - Третий хвост, изменения есть?
  - Нет, Шея. Все маркеры - не проходят! Может пора - изотопами?! - Третий хвост задержал дыхание, в ожидании решения.
  - Как уже сказали - голова прибыла. Новая - голова - уточняю для научных и прочих, раззвиздяев. Сейчас, новая голова дрючит старую...
  - Понятно. БВСМ. - Мечтательно выдал в эфир девичий голос. - Ну, хоть у кого-то, есть секс в этих горах.
  - Разговорчики! - Сердито прикрикнула Шея, но ее перебил Первый хвост.
  - Вэнди, это что еще за - БВСМ? С БДСМ не путаешь?!
  - БВСМ. - Неведомая мне Вэнди, тяжело вздохнула. - "Без Вазелиновая Случка Мозга".
  Минуту, все лапы, хвосты, шеи и уши с носами, молчали, переваривая сказанное.
  - Так. А где у нас - Задняя лапа, которая левая? - Шея, старательно прятала рвущийся наружу смех, маскируя его кашлем и сморканием.
  - Дрыхнет. - Меланхолично сообщила Передняя Лапа. - Без задних лап... Просил передать - не будить до...
  - Это Голова! - Всей Собаке - задолбали! ФУ! - В эфире стало тихо, и только заинтересованное сопение выдавало интерес людей к происходящему. - Спешу представить Вам, нового руководителя проекта - Ворнек Исмаил Джамалович. Дела я передал, так что - прошу любить и жаловать, как говорится...
  - Не девка, чтоб любили... - Голос, появившийся в эфире, заполнил собой всю волну, не оставляя ни единого пустого местечка. Чуть жесткий, но с заметными нотками лукавинки. Богатый на обертоны, то рычащий, то журчащий.
  С первых слов, говорящий привлек к себе внимание, привязал стальными цепями и Собака замерла, ожидая команды.
  - Господа! Демократия - закончилась. - Исмаил Джамалович, легко усмехнулся. - И Собака - сдохла. Слушать Ваш отчет - только на колики, нарываться.
  - А, чем, Вам, собственно говоря, демократия - не угодила? - Капризный девичий голос, если не ошибаюсь, принадлежащий Левой Передней Лапе, вклинился в речь начальства, демонстративно ее пресекая.
  - Может быть тем, что не создала ни единого Чуда Света?! - Моё воображение так и нарисовало хитрый прищур глаз и коварную улыбку. - Да и здесь - топчется на месте. Почему до сих пор изотопы не использовали?!
  - Хм, мы решили... - Бывший начальник проглотил продолжение своей фразы, перебитый стальным гвоздем, вбитым в крышку его гроба.
  - МЫ решили... Все, оставьте демократию для дома! "Мы" - нарешались... Все лапы, хвосты и... прочие селезенки с ливером, жду к двенадцати часам в базовом лагере! С собой иметь карты, предложения и наблюдения. Так же, задумайтесь - почему, появилась и пропала связь. Все странности, непонятности, неясности, наблюдения - в письменном виде, сжато и самое главное. Заодно и собачью тематику - сменим. Люди мы, а не ищейки и не борзые!
  Ворнек исчез из эфира, оставив после себя ощущение грозового облака, раскинувшегося над всей экспедицией.
  - Диктатор... - Пробормотал Шея. - Теперь - всё... Отлаялись, щеночки!
  - Томас, подъем! - Левая лапа, звонко шлепнула тело, кажется лежащее прямо под микрофоном и взвизгнула, получив ответный шлепок.
  - Ага. - Удовлетворенно заметил Шея. - Вот и задняя, левая, лапа, нашлась...
  - Я же говорю - у кого-то есть секс! - Вэнди печально вздохнула. - Буду требовать себе помощника. Посимпатичнее. Или соседа - помоложе!
  - Внимание! Всем! У нас - нарушитель. Предположительно - биомех, "хранящий". - Новый голос, заставил всех напрячься.
  Меня - тоже.
  - Аппарат на АГ, модернизированный или новинка - засечь не успели...
  - Зашибись... - Ворнек, одним единственным словом, заставил службу безопасности пожалеть о своем существовании и начать оправдываться.
  - Скорость слишком велика - более ста километров в час! Детекторы не успевают, просчитать по эффекту...
  - Ага, по эффекту... Камеры - Бог запретил?! Или вы на них, свидания научников, записываете - для "компромату"?! - Исмаил Джамалович, тяжело вздохнул. - Демократия, чтоб вам...
  - А вы - предпочитаете - диктатуру? - Со злобой в голосе, вновь кинулась в драку, Лапа.
  - Я предпочитаю - здравый смысл. - Отрезал Ворнек. - У диктатуры, тоже мало хорошего. Только в Вашем случае, здравого смысла нет в принципе. Даже, как понятия! За последних два месяца, ни единого... Предложения. Наши английские коллеги, хотя бы окрестности, проехали, с народом - познакомились. С "ходящими", связались канадцы. С экзотами - россияне. А что сделали Вы?! Ноги раздвинули да мозгами раскинули?!
  - Это уже - хамство! - Взвизгнула Лапа и вдруг - замолчала, тяжело дыша.
  - Сударь, извольте извиниться. - Потребовал голос, до этого в разговоре участия не принимавший.
  - Нет. - Просто и спокойно ответил Ворнек. - Не буду. Не перед кем. Ваша группа, уважаемые демократы, провалила задание. Вас гнать надо, а не извиняться. Вобщем так - в 12-ть жду всех. Кому что-то не нравится - пишите заявления. Кто останется - будет пахать, как проклятый. Будут результаты - извинюсь. А пока - можете на дуэль вызывать...
  Эфир опустел и шумы пустого эфира, его свист и помехи, наполнили весь объем моего танка не хуже чем старый, добрый рок-н-ролл.
  Жаль, не сохранилась моя коллекция, любовно собранная песня к песне.
  Сперва - курицы, будь им жарко, на сковородке. Потом - бегство моё, поспешное...
  Так и теряются - лучшие друзья...
  Из всего разговора, вынес главное - каким-то странным чудом, я умудрился пробраться за охранный периметр.
  Это уже - плюс.
  Моё присутствие - не секрет.
  Это - минус.
  Однако где именно я нахожусь - охранка не в курсе, что является очевидным плюсом.
  В очередной раз пожалел о пропаже бэкапа. Именно в нем, как мне казалось, могла быть зацепка к происходящим событиям.
  В нем и в Максе!
  От мыслей о Максе, я вскочил и попытался начать ходить по танку.
  Дважды стукнувшись о капсулу, раз - зацепившись за разбросанное по полу одеяло и трижды воткнувшись в кресло, успокоился.
  Неведомый мне Ворнек, крутенько взялся за состав экспедиции.
  Его приглашение к дуэли - иначе как - Большой Засадой и не назовешь. Ведь не может быть подвоха, если Большой начальник, так запросто предлагает вызвать его на дуэль!
  Задумался и расхохотался - ответ так на виду!
  Ну не кинется, никто не кинется из "демократов", на дуэль.
  Кишка тонка!
  Исмаил Джамалович, за считанные минуты сделал сортировку!
  Отделил, козлищ от овец и волков и сделал себе капустную грядку!
  - Бис! Исмаил Джамалович! - Похлопал я, неведомому мне Ворнеку. - Бис!
  Оставалось еще одно дело...
  Что же делать то мне, лично?
  Присоединиться?
  Или, тишком, глянуть самому?
  Хоть бэкапа я и лишился, но - карта базы - тут она, никуда не делась, родная. Тем более что-то ведь экзоты искали, в развалинах, снаружи. Значит, решено - лезу сам.
  Приняв решение, запитонил очередную порцию НЗ и лег спать, обесточив все системы и с верой в Судьбу, которая не выдаст. Иначе бы выдала уже давно!
  В голове, все же вертелось, что именно, могли искать Экзоты...
  То, что каким-то образом это связано с Ксорером - сомнений не было.
  Перекладывая все, что я знал об этом человеке, с полки на полку, крутя, как кубик-рубика, бился головой в стену - НИ-ЧЕ-ГО!
  Данька Терновский, он же - Ксорер, он же - Ящерр, он же - Андрей Тобольский. Гражданин с голубым паспортом. Программист - идеалист - террорист, как его охарактеризуют, после смерти. По воспоминаниям тех, кто знал лично - то же... Так себе личность - ничего особого или примечательного. Обычный человек середины. До солнца не долетит, но и закопать себя не даст. Как все - если в двух словах.
  И, тем не менее - экзоты ищут Нечто, что связано с ним!
  Одна сестренка отправляется в его родной город; другая - шарится по его следам.
  Что именно, могут искать экзоты...
  Закинув руки за голову, принялся снова собирать и разбирать кубик.
  Получалось...
  Получалось, что не все, поведал человечеству, Ксорер!
  Утаил, хитрый экзот, нечто...
  А, учитывая, что лучше всего ему удавалось хранить - информацию...
  "Эх, почему я не расспросил Ксению, о ее тетке?!" - Укорил я себя. - "Ведь она почти проболталась!"
  Мысли свернулись длинной змеей, начали хаотично метаться и я отрубился, пытаясь удержать в голове одну подленькую мысль - не слишком ли вовремя, произошел несчастный случай, с курицами?! И потом, экзоты, все время, старательно не давали мне времени подумать... Все бегом, все - на живую нитку...
  Так что же ищут, экзоты?!
  И, куда запропастилась база, бачок мне на голову!
  Сладкий сон, в котором рыжеволосая девушка смотрела на меня с экрана, с любовью и улыбкой, подмигивала и демонстрировала фигурку, обтянутую провокационным, пеньюаром...
  В кои-то веки, ни тебе стрельбы, ни погони, ни...
  Падающего самолета?!
  Девушки, самые разные, теснились в узких рамках моего сна, то задавая вопросы, то - заманивая в ловушки.
  Люди, чьих лиц я никогда не видел, голосов - не слышал, а с их делами - не знаком, проходили стройной вереницей, наваливая вокруг меня вязанки хвороста.
  А сбоку, спрятав свое лицо под ярко-красный капюшон, стоял, с факелом в руке - палач.
  И терпеливо ждал, когда бесконечный поток станет - конечным, чтобы привести приговор в исполнение, превратив меня в пепел, который развеется по ветру.
  А люди все шли и шли, вот уже хворост, скрыл меня от глаз моего палача и тонкая девичья рука, схватив за воротник, потянула прочь.
  Не сопротивляясь, поспешил за ней, суматошно перебирая ногами, попадая в длинные коридоры, короткие аппендиксы лестниц и стеклянные переходы между зданиями.
  Девица-красавица, развернулась и, поцеловав меня в губы, толкнула в провал в полу.
  Лязгнув зубами, приземлился в самолетном кресле, в полупустом и темном салоне.
  За окном проскакивала взлетная полоса, нос самолета все задирался и задирался вверх, словно пытаясь уйти в небо, свечой.
  -... У вас - сильная кровь... - Улыбнулась женщина и убрала руку. - Вы - найдете, выход! Не с первого, раза...
  Самолет, встал-таки, в свечу и меня придавило к спинке кресла.
  Первое, на что я обратил внимание, проснувшись - стоящую вертикально - диагностическую капсулу.
  Кресло мехвода, оказалось прикрепленным к стене, а я сам - зажат в простенке между капсулой и бортом танка.
  Задняя стенка, бывшая багажным отделением, для крепкого сна совсем не годилась.
  Протерев глаза, выбравшись из простенка и сладко потянувшись, уселся на пол, еще недавно бывший стеной и от души рассмеялся.
  Пока я ловил сны, готовился к яркой смерти, бегал, прыгал и наблюдал за людьми, природа, извечная шутница, подмигнула мне по-своему...
  Танк, провалился кормой вперед и встал на попа...
  Вся беготня, прыжки - простое объяснение: Землетрясение...
  Пещера, над которой проходил овраг, наконец-то, провалилась!
  Судьба...
  Ругаясь, по чем свет стоит, с трудом, вверх ногами, залез в капсулу и активировал управление.
  Выругался еще сильнее - мало того что провалился, так еще и засыпало!
  Плотненько так застрял, как поросенок в брюхе удава.
  Попытка открыть дверь увенчалась успехом.
  Только толку от этого оказалось еще меньше, чем ничего - высунув голову в дверной проем, от досады, плюнул наружу.
  Пять метров до земли, от двери да еще непонятно сколько - вниз. Только слышно, как шумит вода.
  В который раз, помянув Марину добрым словом, принялся строить планы.
  Усовершенствования и модификации, сделанные добрыми руками рыжей, при ее умной голове, обеспечили меня возможностью вылезти из любой дыры.
  Раскачивая танк, играя передней и задней скоростью, копошился как мышка, прогрызающая себе путь на волю. Куски породы, мелкие, а следом и крупные, камни, шуршали по броне, скатываясь вниз, набивались под корму и проталкивали машину вперед и вверх.
  Капсула ругалась на нестандартное положение, шея болела, по мозгам плыл колокольный звон, а в глазах стояло красное марево.
  Медленно, неторопливо, как пузырек воздуха в масле, пробивался к свету.
  Был бы обычным человеком - сдох бы, наверное.
  Переворот вверх ногами, для капсулы не прошел бесследно - судя по многочисленным красным цифрам, ресурс ее стремительно катился к нулю.
  Влево, вправо, поворот, вверх и вниз - повторить.
  И так, минута за минутой, час за часом.
  Непутевая пляска земли умудрилась загнать меня в самую... Глубину, не видевшую солнечного света - никогда.
  Молясь, что бы на пути не появилось камней, катящихся сверху, как заведенный, раскачивал и толкал танк.
  Все приходилось делать самому - автоматика, на такие проблемы оказалась не рассчитана.
  Через шесть с четвертью часов, нос танка выбрался из-под земли и обрадовал меня ночной темнотой и ярким, звездным небом, с бегущими по нему облаками.
  Из хороших новостей именно эта и оказалась хорошей и, в принципе - вообще - единственной.
  Отчаянно виляя задней частью танка, удалось выбраться-таки наружу и занять искомое и желанное горизонтальное положение.
  Красные огоньки на капсуле, медленно менялись на желтые. Растворы занимали отведенные им места, а гелевая подложка, на которой я провел все это время, наконец-то порадовала меня включившимся массажером.
  Отключив, перебрался в кресло мехвода, как был - то есть - ни в чем.
  Неимоверно хотелось жрать. И пить. И прижаться к чему-нибудь теплому и мягкому, чтобы погладили и сказали: "Ты - молодец!"
  "Мечты, мечты, где ваша сладость? Мечты прошли - осталась гадость!" - С усмешкой продекламировал самому себе детский стишок, с удовольствием потянулся, хрустя суставами. - "Есть и положительные стороны - можно лежать и не пищать - никто, сейчас, искать меня не будет".
  Тонкая струйка дыма, вырвавшаяся из потрохов электроплиты, сигнализировала, что моя мысль, о единственности хорошей новости, имеет под собой все основания.
  Приняв вертикальное положение, обесточил систему, отключил плиту и, вооружившись огнетушителем, приоткрыл дверку духовки.
  Запах усилился, но не единого следа пламени.
  Плюнув, открыл дверь танка, подхватил теплую на ощупь, электроплитку и отправил ее наружу, в мешанину стылой земли, камней и обломков дерева.
  Развалившись от удара, плитка продемонстрировала свои, горящие потроха.
  Пшикнув огнетушителем, справился с пламенем - негоже выдавать свое местоположение, всяческими световыми эффектами. Тем более, зная закон подлости, можно было ожидать, как минимум, еще и лесного пожара!
  А что - пусть вокруг грязно, холодно и влажно, но дерево вокруг есть, а значит, есть и варианты.
  Пританцовывая от холода, вернулся в танк и закрыл дверь.
  Октябрь месяц, не самое лучшее время года для хождения по лесу голышом, ночью.
  Отчетливые отпечатки моих грязных ног, цепочкой, от двери к холодильнику и до кресла.
  НЗ, бутылка с водой и массаж!
  ЙЕ-Е-Е!
  Капсула диагност, печально тренькнула, напоминая о своем печальном состоянии.
  Пришлось разрушать идиллию и лезть, ремонтировать.
  К рассвету, удалось вычистить все разлившееся, смешавшееся и застрявшее. Поменяв пару проводков и запустив диагностику, устало плюхнулся прямо на пол, перед капсулой.
  Очень сильно не хватало выносливости киборга, его запредельной силы.
  Общий вес капсулы - более двухсот килограмм, в "сухом", виде. Полностью заправленная - четыреста пятьдесят. У меня, даже учитывая значительный расход жидкостей, поболе трехсот. И все это надо крутить, двигать, а еще надо подлезть, запустить руку...
  "Входящее сообщение - Принять?"
  "Какого...?!" - Струхнул я, пытаясь понять, от кого - входящее сообщение. Потом - успокоился. От капсулы.
  "Принять"
  "Диагностика завершена. Обнаружено повреждение ПО. Восстановить из резервной копии?"
  "Восстановить"
  "Процедура восстановления - начата. Время восстановления - 3 часа 38 минут."
  В этот момент, свет снова погас - капсула, занимаясь восстановлением, совершенно не желала заниматься другими делами.
  Хм, ну это я понять мог.
  А, за три часа, можно так много успеть!
  Высунув ноги в открытую дверь, ополоснул их из бутыли и натянул чистые носки, снова помянул, но уже не добрым словом, Марину, утащившую мой вещмешок.
  Пришлось, припасы расталкивать по карманам робы, ограничив себя двумя НЗ, фляжкой воды и охотничьим ножом, экспроприированным мною еще во Франции, в магазинчике для охотников и рыболовов.
  Зашнуровавшись, попрыгал.
  В отличии от всех спецназёров, у меня и греметь-то было нечему, но - штамп есть штамп - сказано: прыгать перед выходом, значит будем прыгать. Даже если выглядит это, мягко говоря - идиотски!
  Уже перед самым выходом, словно под локоть толкнуло, и я опоясался кобурой с револьвером, сунув в карман коробку с его патронами.
  Надо было, отстрелять его. Непонятное оружие - угроза владельцу. Даже если оно светится и лучится чистотой и заботой - пока не отстреляешь - это не твое оружие! А значит - может предать в любой момент!
  Окинув взглядом черное нутро танка, с деактивированными приборами и молчащими динамиками, выпрыгнул наружу.
  Дверь автоматически закрылась за мной.
  Обошел танк, осматривая его.
  Машинке досталось - по полной: вмятины на бортах, носу и корме, краску стерло, местами до блестящего металла, скрытые в корпусе датчики - передавило и изуродовало, оставив меня без глаз, ушей и средств самообороны.
  Прикинув фронт работ, снова пожалел о своей человечности.
  Почва под ногами хлюпала, проваливалась и вела себя, всячески демонстрируя свое нежелание носить мою тушку.
  В темноте, слегка рассеиваемой светом звезд, ноги приходилось ставить очень аккуратно - переломать конечности, в октябре, без возможности позвать на помощь...
  Пользуясь встроенным в рукав робы, компасом, двинул в сторону одного из выходов базы. По идее, идти до него - больше часа и шанса, что вход не пострадал... Сами понимаете - нет.
  Сверху, звезды спрятались за облака, и посыпался мерзкий, мелкий, октябрьский дождь, старательно целящийся за шиворот, как мальчишка - хулиган.
  Ни дорожек, ни тропинок, ни шума зверья - умные - смылись загодя, дурные - пошли на удобрение.
  Взбираясь по склонам, выбирая проходимые места и радуясь своему зрению, тем не менее, оценивал дорогу и пройденное расстояние.
  Дорога шла по оценке - "Жопа полная", а расстояние... Либо танк не только закопало, но и стянуло вниз по склону, километра на два, а то и целых три, либо... Я иду не в ту сторону!
  Увы, ориентиров, указанных на всех схемах более не существовало.
  Так что, топай, Эрик, топай!
  "Интересно, а экспедиция, сильно пострадала?" - Задумался я, поскользнувшись на камне, выпирающем из-под земли. - "Или, успели смыться?"
  Пока я, изображал из танка самовыкапывающуюся, морковку, эфир зловеще трещал и пыхал помехами. Ни единого человеческого слова или звука.
  Дальше скользкие камни пошли длинным потоком, как русло, лишившейся воды, реки. Да еще этот дождь, не добавлял мне хорошего настроения. Капли, срывающиеся с натянутого капюшона, попадали на нос и норовили забиться в рот.
  Отфыркиваясь, мотая головой, скользя по камням, упрямо топал вперед и вверх, дав себе зарок, сделать привал через сорок минут, а после него, сделать пару кругов, разыскивая сохранившиеся ориентиры.
  Разумеется, на камни, деревья и прочее - надежды было мало. Но! Оставался - запах, следы человеческого присутствия и инструментов.
  А еще - радиоактивный маркер, излучаемый определенным веществом, с определенной частотой в определенном диапазоне!
  А приборчик, я собрал, еще пока слушал перепалку собачьих потрохов, с собачьей головой!
  Приятно чувствовать себя таким умным!
  Только приборчик этот, получился у меня весом в два с половиной килограмма и теперь оттягивал мне шею, спрятавшись под курткой и пикая мне в наушник, на левом ухе.
  Чувствовать себя умным - приятно. Неприятно знать, что умный ты не настолько, чтобы придумать нечто, самому...
  Маркер я повстречал на исходе третьего часа блуждания по раскисшим склонам.
  Аккуратно обходя по границе зоны маркера, качал головой - землетрясение растянуло участок уже на добрый километр!
  Делая очередной поворот, сорвался и скатился вниз, на десяток метров, финишировав на обломки ярко-оранжевого домика.
  Такого ярко-оранжевого, что аж светился в темноте!
  Вру. Светился не домик. Светилось два тела, распластанные под камнями.
  Два светлячка химических фонариков, "разбуженных" моим падением, освещали злую правду жизни.
  Землетрясение сбросило домик вниз, разбив и перемолов, словно жерновами, закидав камнями, сыпящимися сверху и плотно прокатав несколькими древесными стволами.
  У этих двоих не было ни малейшего шанса.
  Подхватив фонарики, осмотрел покойников.
  Оба, немолодые, крепко сбитые мужчины. У одного - дырка в затылке, у другого - перелом позвоночника, белые косточки прорвали легкую ткань одежды. Легкие ожоги на руках, скорее следствие горячего чая, чем пожара. Тем более что чайник, так и торчит гордо между камней, блестя металлическим горлышком, уставленным к небу.
  Оборудование, вперемешку с грязью - восстановлению не подлежит, хотя...
  Почесав затылок, принялся разгребать грязь и мокрые ветки.
  Через пару минут, у меня в руках оказался ОН - защищенный ноутбук, окутанный обрывками проводов, тянущихся к разным приборам.
  Раз в сутки, такая модель ноута, связывается с сервером, скидывая всю полученную информацию.
  Если мне повезет - буду с добычей!
  Накрыв тела кусками ткани и придавив тяжелыми камнями, активировал "спасач" - тяжелый шар радиомаяка, разработанный именно для таких случаев. Благо, парочка подобных, нашлась в ящике стола, под ноутбуком.
  Ну а себе, дал зарубку на память, заглянуть сюда через сутки.
  Если за телами никто не придет, надо будет похоронить, по-человечески...
  Постояв над телами в тягостном молчании, попер дальше - приборчик продолжал пищать в левом ухе, призывая меня к великим свершениям.
  Радиоактивное пятно, растянулось почти на три квадратных километра, ставя крест на самой надежде, найти вход на базу.
  Стиснув зубы, устроился на поваленном дереве и принялся жрать НЗ, жадно запивая его водой из фляжки.
  Так и встретил рассвет - за завтраком...
  Если совсем честно, меня стал напрягать мой возросший аппетит!
  Доев, аккуратно поставил упаковку от НЗ на бревно и отошел на два десятка шагов, вытаскивая револьвер.
  Первым выстрелом я бессовестно промазал, оставив на бревне впечатляющую дырку, второй - сдул упаковку, подкинув ее на десяток метров вверх, третий - глухо щелкнул осечкой.
  Отстреляв полный барабан, поморщился, перезарядил и отстрелял по второму разу.
  Отдача у этого... чудовища - соответствующая. Зато и остановить сможет, за носорога не скажу, а вот - быка - точно. Основная проблема - из шести выстрелов - два осечкой.
  Впрочем, для револьвера, осечка не самое страшное.
  Пока чесал затылок и морщился, над склоном горы выпрыгнуло солнышко, заливая все вокруг прощальным теплом, а где то вдалеке послышался рокот мотора и выстрелы, которые быстро приближались.
  Прокляв собственное слабоумие, активировал маскировку робы, ругнулся, перевесил ремень с револьвером под куртку - демаскирует, собака! - и ринулся вниз по склону, забирая как можно левее, от выстрелов и шума, с замиранием сердца, все ожидая звука собачьего лая.
  Повезло.
  Собак не было.
  Легкий вертолет пролетел в километре справа от меня, а товарищи, ждущие ответных от меня выстрелов, вообще разминулись со мной на целый пяток!
  Рассвет, словно смахнувший страшный морок, дал посмотреть на последствия землетрясения, спокойно.
  Пиренеям, до этого момента не знавшим таких разрушительных катаклизмов, пришла пора привыкать к худшему. Тем более что земля у меня под ногами, все норовила съехать вниз, оползнем.
  До танка добрался за час.
  Влетел в его согретое чрево, скинул куртку и кинулся к приемнику, жаждая новостей.
  Новости были.
  Ла-Манш, из пролива, стал заливом, соединившись с Бискайским и проглотив, одним глотком, Лондон, с одной стороны, а с другой, отхватив порядочный кусок от Нидерландов и Бельгии, лихим ударом сабли, спрямил береговую линию Франции, утопив Брест, Шербур, Гавр и укусив Нант, за пятки. А с Эйфелевой башни, отныне, открывается чудесный вид на Новый, Бискайско - Ла - Маншский, залив.
  Досталось и остальным - Испания потеряла Португалию, а США - Сан-Франциско вместе с Калифорнией.
  Относительно слабо, досталось центральным областям, хотя и там не обошлось без сюрпризов - Йеллоустоун, снова выбросил терравит, а на среднерусской возвышенности, забили фонтаны гейзеров.
  По уверениям геологов - это самые большие неприятности, что можно ждать от природы.
  Землю снова от души приложило!
  Экспедицию, отзывали.
  Недолго покомандовал господин Ворнек.
  "Жертв, среди сотрудников экспедиции, нет!" - Заявил приемник и у меня отвисла челюсть.
  Если, жертв нет, тогда, чей бамбук я собираюсь "курить"?!
  - Господин Ворнек! - Раздался в динамике уставший мужской голос. - Сигнал, идет. База - отвечает!
  - Отбой эвакуации! - Мгновенно сориентировался Ворнек. - Что еще?
  - Двое Посторонних. Судя по экипировке - базовские. Скорее всего, из внешних наблюдателей. Оба погибли, при землетрясении. - Мужчина замолк, словно готовясь, бросится в ледяную воду. - Только, некто, активировал "спасача" и стрелял, в лесу, неподалеку. Патрон - 357.
  - Опять не успели. - Не спросил - констатировал факт, Исмаил Джамалович.
  - Есть вариант... - На волне появился очень знакомый голос, при звуках которого на меня прямо-таки напахнуло базой. - Это может быть киборг. Тот, что сбежал от Экзотки.
  "Макс!" - Дошло до меня.
  - И, что это нам дает?! - Руководитель замер, словно гончая над зверем.
  - Семьдесят восьмой, старая модель, еще тройка. Возможно, оборудование базы, все еще находится с ним в контакте, считая за своего. Тем более... - Макс помялся. - Я не исключал 78-го из общей базы доступов. Если Вы помните, его у нас забрали под видом - "Ходящих"...
  - И, как его можно найти? - Вопрос не в бровь, а в глаз. Мне самому стало интересно, что предложит Макс.
  - Найти... - Макс тяжело вздохнул. - Видите - ли... 78-й - особенный. Он - "Живой".
  - Час от часу не легче! - Ворнек коротко хохотнул. - Вот, как тут курить, бросишь?! Тут, бухать - начнешь! И, экзоты - знали?
  - Знали. - Макс снова помялся. - Можем, позвать.
  - А если его - засыпало? - На волне появился еще один голос.
  - Идиот. - Констатировал факт, еще один сильно знакомый голос. - А кто стрелял, тогда?! Медведь?!
  - Садовников! - Рявкнул Исмаил Джамалович. - Можете, моих людей - не дергать? Это и в Ваших, между прочим, интересах!
  - В наших интересах - только поиск останков Даниила Садовникова. Ни - больше, ни - меньше. До Ваших, разборок, нам дела нет, хоть вы перестреляйте, друг-друга. Лично я - пальцем не пошевелю. Как Вы и вам подобные, не шевелили, когда убивали Нас!
  - Он Вам кто? Отец? Дед?
  - Однофамилец, увы... - Усмехнулся Дилан. - На лавры Ксорера - не претендую.
  - Пообщались? Успокоились? - Перебил Дилана и Исмаила, первый голос. - Сигнал, между прочим, идет! Сообщают, что проект "Сфера", удался на 89% и идет к завершению.
  - "Сфера"?! - В голосе Макса почувствовалось нешуточное волнение. - Какая - "Сфера"?! Не было у нас - "Сферы"!
  - Была - у "ходящих"... - Ворнек грязно и от души, выматерился. - Выйдут... - Всех, на утилизацию пущу. Скопом. Не их "Сфера" - не было б и землетрясения! Там же энергопоток...
  Слушая их переговоры, я тихо приходил в ужас.
  От моего, наивного, желания помочь остались только клочки тумана, тающего под светом солнца.
  Зато, в очередной раз появилась уверенность, что эти люди, в попытке сделать лучше, отправят свой мир в тартарары!
  И, извините, в этом я им не помощник!
  Уж лучше, я вернусь в Мюнхен и найду там Марину!
  А вы - продолжайте... В том же духе!
  
  
  ***
  
  Капсула, восстановив ПО, заклянчила восстановление периферии, поврежденной при землетрясении.
  Пришлось, отковыривать задний багажник, помятый и поцарапанный, доставать ЗИП и приступать к общественно - полезному труду, радуясь системе блоков и стандарт - разъемам, облегчающим сборку - разборку. Прервавшись на обед, а затем и на ужин, уже в глухой темноте, всё закончил.
  Только скатившись с крыши, обнаружил, насколько сильно у меня затекла спина и как болит шея. Пришлось сделать пару кругов вокруг танка, разминая косточки и суставы.
  За время ремонта, вертолет экспедиции еще дважды пролетал невдалеке от меня, гнусно игнорируя мой танк, словно огромный гриб, торчащий на склоне горы, возле здоровенной дырки.
  Пока ремонтировался, передумал о многом, так и не успокоив свою душу и не придя ни к одному решению.
  Врут и те, и другие.
  Хотели бы найти - позвали бы, как предложил Макс.
  Нужны останки Ксорера, тогда, что вы искали в его родном городе?
  - Врете вы, все! - Ткнул я пальцем в сторону пролетающего вдалеке, вертолета. - И правды, друг - другу, не скажете!
  Достав из багажника запасную плиту -вот ведь, пригодилась же! - поставил ее на место сгоревшей и принялся изучать содержимое морозильной камеры.
  Пара тушек кролячьих, пара - куриных. Поросятинка и замороженные овощи.
  Почесав затылок, достал крола.
  Пока тушка оттаивала, засел в кресло и отогнал танк под навес из поваленных деревьев, чуть ниже по склону.
  Посетителей мне сейчас встречать не хотелось.
  Разве, что чем-нибудь - тяжелым - так они и сами, с усами...
  Запустив радио в свободный поиск, к своему удивлению наткнулся на музыкальную волну, гнавшую музыку без перерыва. Попадались там и шедевры рок-н-ролла.
  Пританцовывая под "Goode", Чака Берри, рвущего динамики внутри моего танка, занялся готовкой.
  Кролик, чистым весом в пять кило, без шкуры и черепа, едва поместился в духовке, благоухая специями и свежими травками.
  Через сорок пять минут, шкворчащее творение покинуло духовку и оказалось, частично, у меня в желудке.
  Свежезаваренный чай "заполировал" нежное мясо и, мой второй, плотный ужин, заставил меня перебазироваться в капсулу - спать.
  Ведь в сказках, главному герою всегда говорят: "Утро вечера мудренее!"
  Вот я и решил последовать народной мудрости.
  В себя пришел минут через десять.
  От простой мысли и недоумения - Я четко слышал, что Садовников заявил, что Ксорер - его однофамилец!
  Этого быть не могло, ибо общеизвестный факт, что Ксорер - Даниил Терновский! Но, никак не... не Данька Садовников!
   - Врете Вы, Дилан Эвальдович Садовников! Врете, как сивый мерин! - Стукнув по дверце капсулы, чтобы быстрее открывалась, вывалился наружу и, одевшись, пошел на улицу.
  В голове появилось непонятное слово: "Озорничать".
  Что оно значит, я представлял смутно, но, принятое мною решение, лучше всего соотносилось именно с этим словом.
  Зацепив детектор, снова зашагал в сторону устойчивой отметки маркера.
  Проходя мимо развалин оранжевого домика, скрепя сердце, заглянул.
  Вынесли все оборудование, начисто.
  Мысленно порадовавшись, что похороны теперь будут за казенный счет и нужда корячиться, копать землю, отпала, потопал дальше.
  Экзоты, сделали мне хорошее тело, надежное и даже с парой "пасхалочек", как говорили в одной из книг, стоящих на полке у Терезы.
  Зрение, слух, обоняние - словно улучшенное во много раз, по сравнению с обычным человеком.
  Аглая говорила, что за основу брали мой собственной код, дорабатывали и вносили изменения.
  Надеюсь, бомбы во мне не вырастили?!
  Пикающий динамик наушника, подвел меня к основному ядру скопления излучения.
  Шахта лифта, развороченная землетрясением, с раскиданными и смещенными бетонными кольцами, обрывалась на глубине 34 метров, грубо сработанным перекрытием, сплошь сталь и уплотнители - комар не пролетит, о мышках - вообще молчу!
  Из кармана робы вытащил маленькую коробочку, соединил контакты с батарейкой и скорым ходом, вымелся наверх - наблюдать.
  Вертолет появился через двадцать минут, весь сияющий и настороженный.
  Облетев вокруг шахты, над вершинами деревьев, замер и выбросил из своего чрева десяток десантников, шустро спускавшихся вниз по канатам.
  Судя по униформе - военные, из хорошо знакомого мне подразделения, охранявшего нашу базу, еще во времена оные.
  Рассредоточившись, вояки нырнули в шахту, разочарованно взвыли и воззвали к небесам, в надежде получить взрывчатку.
  Добрый голос сверху, предложил им заткнуться и не скулить, пока он думает. Иначе, вместо взрывчатки они получат сверла. Без дрелей.
  На пятой минуты зловещей тишины, в пяти метрах от моего носа, лопнул яркий пузырь, выпуская из себя несколько фигур, в одной из которых, я, без особого труда опознал Дилана.
  Военные и Экзоты, замерли друг напротив друга, ожидая гадости.
  Молча и метая друг на друга, злобные взгляды.
  Третьими на сцене появились "Ходящие", во главе с Максом, что вызвало у меня живейший интерес, ведь я, в принципе, всю эту авантюру, затеял только ради разговора, с этим человеком.
  Правда, ждал я его не с "ходящими"...
  "И тут, не все так просто..." - Скривился я, рассматривая злое столпотворение.
  Будь воля военных - остальные уже лежали бы, изображая сладко спящих...
  Увы - Экзоты, держались на стороже и, как я видел, были одеты в такие же робы, как у меня.
  "Ходящие" явились на встречу увешанные взрывчаткой, так что любой выстрел, автоматически подводил черту, выписывая отрицательный для всех, результат.
  Пат.
  В жуткой тишине, над верхушками деревьев появился вертолет и выкинул еще двоих - точно на головы Экзотам.
  Заклацав затворами, вояки дождались, когда их коллеги к ним присоединятся, пройдя сквозь ряды, расступившихся экзотов.
  - Ага, все заинтересованные стороны - в полном составе... - Исмаил Джамалович Ворнек, прошел фактически по моей голове и рукам, увалень не битый! - Что стоим, чего ждем?!
  Ситуация все накалялась и накалялась - делиться информацией никто не хотел. Помогать ближнему своему - никто не жаждал.
  Все как обычно.
  Хотя я и не предполагал, что заявится Ворнек, тем не менее - собрались все!
  Теперь мой выход.
  Подкравшись к Экзотам, ткнул ближайшего из них двумя пальцами в спину и громко проорал сокровенное слово всех мультфильмов - Бу!
  Эффект точно такой, как и в мультфильмах - не успей я отвалить в сторону, сбивая с ног Макса и откатываясь с ним под защиту обломков бетонного кольца - убили бы!
  Нервы дрогнули у всех.
  Поливая длинными очередями все, что не относится к их группе - военные проредили ряды "ходящих" и экзотов.
  Экзоты, в свою очередь, уполовинили ряды военных, засыпав из самонаводящимися, файерболами.
  От которых пострадали "ходящие" - не успевшие даже пикнуть, как превратились в жареное мясо, плотно нашпигованное свинцом.
  Макс, неудачно уроненный мной на камень, только открывал рот, ловя глазами отблески выстрелов и летающие шарики, растекающиеся на огненные факелы, попадая на человека.
  И тут стало совсем весело - "ходящие" стали детонировать!
  Да так удачно детонировать, что я собственным глазам не поверил, любуясь, как Садовников, легкокрылой птицей, взмыл выше верхушек деревьев, разметав руки и единственную ногу, что оставалась при нем, после близкого взрыва.
  Вояки, вызвали вертушку, отработавшую парой ракет, по площадям, добивая всех, кто не успел спрятаться и рухнувшую, когда со звездного, совершенно чистого неба, на нее рухнула тяжелая каменная глыба, в форме диска.
  На мое счастье, вертушку насадило на деревья, метрах в ста пятидесяти ниже, по склону, а не выше. Иначе нам с Максом - не выжить! Топливо и боекомплект, взорвавшись, заставили землю содрогнуться.
  Макс выл.
  Я - молчал.
  Невдалеке, кто то скулил, матерился и угрожал.
  За пару минут, склон холма превратился в филиал скотобойни.
  Вояки, "Ходящие", Экзоты.
  Усмешка судьбы - Выжили - человек и киборг.
  Зарево пожара, догорающие лохмотья еще десять минут назад бывшие людьми, заливали место боя ярким светом.
  Земля, начала мелко подрагивать, напоминая, что она еще может дать жару, похлеще, чем все вояки!
  И - Дала!
  Новое землетрясение продолжалось пару минут, но, по моим ощущениям - больше часа...
  Придерживая Макса за воротник, я оттаскивал его вверх по склону, дальше от огня, рвущихся во все стороны, патронов и снарядов из сбитого вертолета, от катящихся сверху поваленных деревьев и проваливающейся, под нашими ногами, земли.
  Две минуты, а сколько событий!
  "Вот к чему приводит озорство..." - Попенял я самому себе, ожидавшему, несколько другого, результата. - "Надо будет запомнить, до следующего раза..."
  Как назло, разверзлись хляби небесные, и с неба хлынул дождь.
  - Зато - пожара, не будет... - Хихикнул я, глядя на Макса, подставившего под струи дождя лицо и жадно глотающего капли, открытым ртом. - Водички, дать?
  - Водки. - Макс провел по лицу руками, смывая копоть. - Много, водки. Второй День Рождения, праздновать буду...
  В этот момент гора содрогнулась еще раз и еще, словно в припадке падучей.
  Вспухла, под нами земля и на поверхности появился мерцающий и переливающийся яркими сполохами, кусок стены.
  Вот, сполохи стали ярче, а их движение превратилось в хаотичное перемигивание. Мгновение ожидания и все пропало, без звука и вибрации.
  Из дырки в земле появилось два ярких электрических огня - фары развозчика, на нашей базе, используемого вместо автомобилей.
  Макс засопел.
  - Жесть... - Вырвалось у меня.
  Макс посмотрел на меня столь многозначительно, что я - заткнулся, искренне мечтая, чтобы в этой тряске, мой танк больше не пострадал. Очень хотелось в это верить.
  С развозчика спрыгнули две фигуры в бесформенных костюмах, помахали руками, по-приседали, делая забор проб и, наконец, откинули на спину свои шлемы.
  - У-ф-ф-ф! Прямо гора с плеч! - Одна из фигур принялась ожесточенно сдирать с себя защиту. - Все, вернулись! Дома! Запах, чуешь, какой?!
  - Гарь и кровь. - Второй разоблачился и закинул шмотки на развозчика.
  - Интересно, а где - встречающие? - Почесал затылок, первый. - Ну и... С ними! Возвращаемся?
  Оседлав своего "коня", фигуры, смутно различимые в свете угасающего пожара, развернулись и исчезли в провале, оставив нас с Максом, тет-а-тет.
  - Ты, вообще, кто? - Наконец-то Макс пришел в себя и решился задать вопрос.
  - Киборг в пальто... - Отмахнулся я, прикидывая, каким именно образом, надо спуститься вниз, чтобы не переломать ноги, руки, шеи и прочие, весьма не маловажные для меня, да и для Макса, думаю тоже, части тела.
  Получалось, что спускаться придется с противоположной стороны склона, меньше всего пострадавшего и при землетрясении и по прибытии базы.
  - Кибо-о-о-о-рг... - Макс вздохнул. - Вернулся, Василий...
  - Сам же сказал - проще позвать! - Напомнил я человеку его собственные слова. - Пошли вниз. Поговорим. Дело есть...
  - А, пострадавшим, помощь... - Начал было Макс, но осекся. Все верно, какое, к чертям собачьим, помочь! Некому, помогать. Кто выжил в перестрелке - добило землетрясение, перемолов, раскатав и засыпав.
  Кроме сухого треска, заливаемого дождем, огня - ни звука.
  Придерживая за руку Макса, все еще плохо понимающего, что произошло и куда - идти, начали спускаться.
  Гору выперло, разорвав многочисленными трещинами.
  Выперло, словно в песочный замок всунули воздушный шарик, а затем - накачали его!
  Спускаясь по изломанным склонам, наполненных предательской влагой, поваленными стволами деревьев и провалами, быстро заполняющимися водой, я качал головой и отмахивался от всех расспросов, приходящего в себя, Макса.
  Обойдя склон по длинной дуге, принялся искать танк, для верности скрестив пальцы на руках и поджав - на ногах, на удачу.
  Танк нашелся.
  Важно покачиваясь с боку на бок, на высоте пары метров над землей, он, словно старый друг, протягивающий руку помощи, открыл дверцу, приглашая войти.
  Очутившись в тепле, на ярком свету, Макс потянул носом, вдыхая аромат жареного кролика, и уселся на пол, прямо у входа, дико хохоча.
  Пережидая его истерический смех, достал полотенце и накрыл на стол - разговоры надо вести на сытое брюхо, дабы исключить нервы и раздражение.
  - Да, Вася... - Макс, отсмеявшись и вернувшись в адекватное состояние, устремил на меня свой взор. - И, что это было?
  Я пожал плечами.
  Как мне объяснить человеку, что ничего Такого, я не задумывал.
  Впрочем, Макс показал себя с лучшей стороны, спокойно вымыв руки и подсев к столу.
  Со стороны, наш ужин, точнее - очень ранний завтрак, наверное, выглядел как поминальная тризна. Учитывая, что радио надрывалось, рассказывая о последствиях землетрясения... Было не весело и мечта Макса напиться - становилась вполне логичной.
  Африка отправилась в одиночное плавание; Берингов пролив - откусил порядочные куски от США и России.
  Слушая новости, мы с Максом тихо жрали крольчатину и думали, с какой стороны начать разговор.
  - Передатчик - твоя работа? - Опередил меня Макс, отодвинув пустую тарелку и откинувшись на спинку кресла.
  - Моя. - Отпираться смысла не было, тем более, передатчик этот... Всего-навсего - ключ для электронного замка, принятый на нашей базе... - Понятия не имею, откуда частоты у вояк, "ходящих" и... Прочих.
  - Ну, с этим-то как раз все просто, - Макс помрачнел и шмыгнул носом. - Все данные, после исчезновения базы, пошли в общий котел...
  - В принципе, верно. - Не смог не согласиться я. - Одно дело делали... Только, я не об этом хотел поговорить, когда передатчик активировал.
  Макс напрягся, ожидая продолжения.
  - Макс... - Со вздохом начал я, вдруг осознав, что юлить и выпытывать правду - надоело. - Я не буду задавать вопросы по секретам, меня не касаемым. Скажи, только то, что Я такое?
  Макс скривился.
  - Лучше бы ты, о секретном, спросил... - Он протянул мне чашку, жестом потребовав горячего чая. - За десять дней, что оставались у меня до переезда, я прошерстил, все, доступные мне хранилища информации. Очень повезло, что "Ублюдок", отправился на тот свет, внезапно, разом сняв секретность, с некоторых файлов.
  Макс сделал глоток и уставился в пустоту, задумавшись о чем-то...
  - Экзоты ищут тело Ксорера... - Подтолкнул я Макса, в другую сторону, надеясь "раскачать" его, как маятник старинных часов, а затем, по недомолвкам, молчанию и сорвавшимся фразам, собрать урожай, который еще придется разложить, оценить и обдумать.
  - Ага. И при этом, называют его - Данил Садовников! - Вспылил Макс. - Уроды! Не нужно им тело. Нужно им - окончание... Последние минуты жизни, последние слова, последние люди, бывшие рядом с ним.
  - Пусть вызывают медиумов... - Рассмеялся я и замер, видя как Макс, скривился. - Вызывали. И у нас, вызывали. И у - них. Ты никогда не видел, как человек растекается лужей воды? Любая попытка, вызвать дух Ксорера - убивает медиума. Мгновенно.
  - Это знак... - Серьезно заметил я.
  - Знак. - Согласился Макс. - Сама Судьба, не дает никому, тревожить своего любимца...
  - Макс, а почему... Почему Ты...
  - Ксорер, в своем призыве - обращении, рассказал очень много. Остановить его - удалось только через четверо суток, когда... Ты, сам, видел это обращение? - Макс устремил на меня взгляд уставших глаз и, дождавшись моего кивка, продолжил. - У него был помощник, понимаешь? Единственный, уникальный, неповторимый - помощник. Вспомни, Данил, честно признается, что он - не программист! А трансляция... Вспомни, как попался Волчик - на прямой эфир. Но, прямой эфир закончился предложением всего мира, за информацию... а значит - есть продолжение! И его, до сих пор, никто не показал!
  - Может быть - нет продолжения. - Упрямо повертел я головой.
  - Есть! - Торжествующе подался вперед Макс. - Есть! И помощник - есть! Вот и ищут, все эти... Помощника они ищут. Любую информацию, о нем. Отлавливают, тех, кто хоть что-то знал о Ксорере, и копят, ищут, собирают - по крупицам.
  - В разговоре, Садовников ляпнул... - Вспомнил я, его слова. - Что происходящее сейчас - пожелание Ксорера... Но, то что видел я - там нет ничего, даже близко похожего на желание...
  - Экзоты начали поиски - раньше. - Макс допил чай и поставил чашку на стол, ручкой от себя. - Могли, уже, и найти, что-нибудь. Например - резервную копию, прямого эфира.
  - Хорошо. - Согласно кивнул я. - Но, что именно, они искали на развалинах нашей базы, "снаружи"?
  Макс скривился и выдал: - Ксорер, вел прямой эфир с территории нашей базы. Из одного из административных, корпусов. Только мы не знаем - из которого, именно.
  У меня отвисла челюсть.
  - Вот так... - Макс видя потрясение, написанное на морде моего лица, горько рассмеялся. - Мы и есть - убийцы Ксорера! А первый состав базы - это те, кто знал Ксорера - лично. Вот и лезут, экзоты... Как мухи на помет...
  - Значит, возможно, на базе есть - помощник Ксорера?! - Попытался я собрать мозги в кучу.
  - Ты, чем слушаешь! - Рассердился Макс. - Не может быть, среди первого набора, помощника! Не может! Да и вообще... Поговаривают, что помощник Ксорера - не человек.
  - Дух, святой... - Поморщился я от таких новостей.
  - Нет. Программа. - Макс внезапно скис. - Многоуровневая, самообучающаяся...
  - Ксорер не программист! - Напомнил я.
  - Ксорер - Экзот! - Отпарировал Макс. - А значит... У него мог быть не "кураж", а "ноль"...
  Щелкнув, кубик - рубика сложился, радостно засияв своими гранями и яркими сторонами.
  - "Ноль"... - Выдохнул я. - "Ноль", черт его дерни! Макс, ты - гений!
  - Если я - гений... Тогда миру - пи----! - Мрачно заверил меня бывший админ базы "Ридж". - Представляешь, что он мог пожелать, при тех, условиях?!
  Мне поплохело.
  На видео, с ним никто не церемонится.
  Сомневаюсь, что в ответ он пожелает мир во всем и мире, а также счастья и процветания!
  - Что, стало интереснее жить? - Полюбопытствовал Макс, с улыбкой потягиваясь. - Черт с ним, с Ксорером. Меня, если честно, больше интересует его помощник... Если это - программа... То, только представь себе, что она может сотворить...
  - Нафиг-нафиг! - Замахал я руками.
  - Скучный ты, человек... Тьфу, киборг... - Рассмеялся Макс.
  - Макс. А с чего взяли, что был помощник? - Задумчиво поинтересовался я, меланхолично размешивая в горячем чае, сахар. - Из-за того, что он не программист? Но, если он, как ты сказал - в ноле...
  - Значит, мог и программу, написать... - Закончил за меня Макс, не менее задумчиво. - И тогда, все сходится. Экзотам нужен исходник программы!
  - Но... ЗАЧЕМ?! - Не выдержал я. - Что такого в этом исходнике, что он срочно всем понадобился?! Ключ к ангельским вратам?!
  - Вирус, использованный Ксорером, так и не выявили. - Макс начал напрягать мозги. - А значит, он вполне может быть рабочим и сейчас.
  - Не то. - Отмахнулся я. - Был бы нужен вирус... Нет. Тут есть что-то ближе и проще.
  В голове вертелось, крутилось на языке, но в руки не давалось некое, смутное воспоминание... И, ведь произошедшее, вот голову на плаху, совсем не давно! Что-то уже промелькивало...
  Тяжело быть человеком!
  Ночь за стеной моего танка содрогнулась от яркого света и громкого звука.
  Макса снесло с кресла, от испуга.
  Активировав внешние камеры, почесал затылок.
  Вояки нас нашли, на свою голову!
  Вот, объясните мне, почему военным, так нравится стрелять, закладывать взрывчатку, махать кулаками и всячески бренчать оружием, привлекая к себе внимание?
  Ну, привлекли, хорошо. А дальше-то, что делать будете?! Кому вы, глухие и слепые, нужны?! Неужто, не хватает мозгов, просто подойти и постучать?!
  Рассматривая десяток человек, разной степени поврежденности, окруживших мой танк, почувствовал, как необъяснимая злость, наполняет то, что люди называют душой.
  О, да! Теперь я точно могу сказать, что очень хорошо понимаю Ксорера! Не знаю, что он пожелал, да и пожелал ли - вообще, хоть что-нибудь, но у меня на языке вертелись Такие пожелания...
  Пока мы с Максом, крутили проблему со всех сторон, кусая и отскакивая, этот десяток подкрался и попытался вскрыть МОЙ ТАНК! Уроды!
  - Мало, Вам, уродам... - В сердцах бросил я и, подняв танк, полетел искать другого пристанища.
  Тут же нарисовалась "вертушка" и пошла на боевой разворот.
  Ничего людей не учит... - Обиделся я, и моя свето-шумовая защита отработала еще раз.
  Вертушка совершенно не изящно прервала свой маневр и нащупала землю носом, расцветая огненным цветком.
  В приемнике, наконец-то, прорезался чей-то голос, требующий поддержки и ПЗРК, вот прямо сейчас.
  Не долго думая, направил танк в свежепроложенный проход родимой базы.
  За пару минут, танк со всевозможной резвостью, прокарабкался по склону, развернулся и кормой вперед, заехал в тоннель, плотно его, закупорив, собственной тушкой.
  Голос по рации, обозвал всех, до кого дотянулся и заткнулся, обиженно сопя в микрофон.
  - Кого черти несут? - Поинтересовался голос у меня в мозгу, совершенно не заморачиваясь предложениями подключения и прочих мелочей. - Никак, свои?!
  - Свои, свои... - Вздохнул я, пересылая регистрационный код "Кирвин - 3478", нежно сохраненный "на всякий случай"! - Домой хочу.
  - Ясно. Вижу, привилегии... - База задумалась. - Заходи, "Кирвин - 3478"! Только, чур, без неприятностей!
  Ворота, в которые почти упирался зад танка, разъехались, приглашая войти.
  Прокатившись задним ходом по не длинному коридору, въехал в ярко освещенный ангар, и замер у стеночки, как порядочный гость, ожидая встречающих.
  Макс, сидящий все это время в полной тишине, наконец-то решил ее нарушить, увидев, что я довольно откинулся на спинку.
  - Что там?
  - Вояки. - Поморщился я. - Пришлось на базу, проситься, погостить.
  У Макса стало такое выражение лица...
  Услышав стук в дверь, взял наизготовку подарок тарийца и открыл ее.
  - Эй, на борту! Есть кто живой? - Сунул голову в дверной проем молоденький парнишка, блестя выбритым черепом, с двумя рядами следов от присосок. - Выходите, уже...
  Переглянувшись, мы с Максом, офигевшие, вышли наружу.
  Яркий свет, заливающий ангар, стал более приглушенным и уже не так резал глаза, а молодой парнишка, вольготно устроился в кресле разобранного развозчика, водрузив ноги на приборную панель и потягивая что-то из чашки, жмурясь от удовольствия, как кот.
  - Привет! - Поздоровался Макс и замер, ожидая ответного хода.
  - Ага, будь здрав, боярин! - Шутовски поклонился, не слезая со своего кресла, парень. - И тебе, добрый молодец, здравьичка, справного, стало быть!
  - Спасибо... - Оторопело ответил я, разглядывая ангар.
  Со времени моего отъезда, прошло порядочно времени, но вот этого ангара - не было.
  Слишком высокий потолок - с два наших стандартных, уровня.
  Слишком яркое, неэкономичное, освещение.
  - Новый, ангар? - Поинтересовался я.
  - Ой, да тут, теперь, сам Ксорер, ногу сломит! - Парнишка, замер и рядом с ним, внезапно, появилась пара кресел, столик с чайником и двумя чашками. - Устраивайтесь. Пока карантин, все едино - делать нечего!
  - Карантин?! - Макс замер, почти опустив свой зад в кресло. - На долго?!
  - Сутки. - Парень улыбнулся. - Да, садитесь, Вы. Меня, Константин, зовут.
  - Я - Макс. А это - Эрик. - Представив нас обоих, Макс дотянулся до чайника и, отчаянно ругаясь, на горячий фарфор, налил нам чай.
  - "Кирвин - 3478"... - Костя уставился на меня, внимательно изучая. - Знаменитая, модель... Впервые, вижу... Хорошо сохранился, Эрик!
  Я едва не поперхнулся от его щенячьего энтузиазма.
  - А чем, знаменитая? - Макс, сделал глоток и замер, так же уставившись на меня.
  - Кирвины производились по новейшей, на тот момент, технологии. В ней, отказались от первого накопителя, перенеся все сохранившиеся в мозге данные - на специальные, выращенные клетки, "подсаженные" к поврежденному мозгу. - Парнишка, радуясь благодарным слушателям, расплылся и заважничал. - В результате - Кирвины, появлялись на свет, не требуя для себя дополнительных затрат на обучение простейшим навыкам. В особо удачных случаях, когда направленность сохраненных данных, совпадала с выбранной - получался прирост скорости обучения. За пять лет, смогли выпустить всего тысячу, Кирвинов. При всей своей, пониженной стоимости, тем не менее, технология "подсадки", оказалась сложной и дорогой.
  - А человечеству были нужны, бессловесные помощники... - Вздохнул я, понимающе.
  - Чушь! - Парнишка рывком сбросил ноги с приборной панели. - До седьмой модели, все киборги, могут стать осознавшими!
  - А, после седьмой? - Я подначивал Костю, побуждая на продолжение очень интересующей меня, темы. - Что, мозги - кончились?
  - Верно! - Костя радостно рассмеялся над моей шуткой. - Восьмая модель - не использует биологических клеток и использует только программное обучение. Накопление опыта происходит только линейно, без скачкообразного прорыва. А раз - нет скачка - нет и осознания. Так что, всё, что выше восьмерки - "твари бессловесные"!
  - Ну, Костя, тут ты промахнулся! - Расхохотался я, вспомнив Марину, ранг которой, капсула оценила в двенадцать, со знаком плюс. - Встречался я с 12-м, прототипом, правда... Зато - точно осознавшим себя.
  Макс и Костя переглянулись и состроили такие лица, что уксусу стало стыдно, за свое бездарное кисление.
  - 12-го, не бывает! - Безапелляционно заявили они в один голос.
  - Сейчас, мы висим на десятке. - Пояснил мне, Макс. - Для нового шага вперед, недостаточно развито ПО. Если ты, хорошо изучал историю программирования, как того требовала от тебя, Тереза, то должен был помнить, что развитие компьютерного железа, с его все ускоряющимися функциями, увеличивающимися объёмами, убило программистов - профессионалов, "вылизывающих" свои программы, поставив во главу угла - быдлокодеров, которым было плевать на длину своего кода и его тормознутость, ведь компы становились все быстрее, невелируя, разницу...
  - Помню. - Перебил я Макса. - И, тем не менее - двенадцатый прототип - Существует!
  - Существует - Докажи! - Потребовал Костя, снова развалясь на сиденье. - Вера, это когда лень - проверить!
  - Давай планшет! - Потребовал в ответ я, протягивая руку. - Или, тебе фотографии?
  Вспыхнув, как роза, Костя достал из кармана тоненькую кожаную книжку и протянул мне.
  Раскрыв обложку, я подвис.
  Таких планшетов я еще не встречал.
  Гибкий, планшет.
  С диагональю, на обе стороны...
  Хорошо хоть софт, остался прежний. Иначе, я бы долго и мучительно втыкал, куда и что надо отправить, чтобы послать...
  Отобрав несколько записей со своей капсулы, касающихся Марины, залил их на планшет и передал обратно, владельцу.
  Костя, изучал данные молча, искоса поглядывая на меня и закусив губу.
  Через пять минут изучения, он протянул планшет Максу, встал со своего места, подошел к моему танку и саданулся головой об железную стенку, с такой силой, что мне срочно пришлось деактивировать свою систему самообороны.
  Макс, с улыбкой наблюдая за действиями Кости, опустил глаза в планшет и замер, наткнувшись на что-то в планшете.
  Костя, стукнувшись головой еще дважды, совершенно спокойно, вернулся на свое место и, протянув руку под сиденье, достал оттуда аптечку.
  - Эрик... - Макс, поднял от планшета совершенно круглые глаза. - Ты... Где это встретил?!
  - Больше недели, возле Мюнхена, расстались. - Пожал я плечами. - А встретил, соответственно, чуть раньше...
  Костя, приложив к голове, пакет с изображением снежинки, тяжело вздохнул.
  - Представляешь, Макс, - начал он, тыча в меня пальцем. - Этот киборг, встретил киборга, в четыре раза его превосходящего. То, чего не может - быть, может - быть!
  - "Бесконечны Вселенная и Человеческая Глупость. Но в первом я не уверен". - Вздохнул Макс, закрывая планшет. - Жаль, капсула ПО не скопировала...
  - При чем тут глупость?! - Костя поводил пакетом по голове и поерзал в кресле. - Если, точнее - учитывая, что все это, правда, ведь капсула просто не умеет врать или подделывать данные, то мы имеем ожившую легенду... И, прямое подтверждение, что Ксорер - гений!
  - Да причем тут - Ксорер?! - Не выдержал Макс. - С ума, все, посходили?!
  - Но-но! - Миролюбиво охладил горячку Макса, парнишка. - С такими словами, Вам, на базе, морду набьют! Здесь, извините, все три с лишним тысячи человек, Ксорера - боготворят! Без его обращения, гнили бы мы, как овощи, под дождем...
  Макс дернулся, ничего не понимая и, посмотрел на меня.
  Я, в ответ, пожал плечами, мол, и сам, ничего не понимаю!
  - Простите... - Костя смущенно засопел носом. - Только, за Ксорера, на базе, вам и вправду, глотку порвут. Мы, все, так или иначе, спаслись благодаря его обращению. Благодаря его солнечным батареям и содовым АКБ, выжили наши родители, деды и бабки. Для нас, Ксорер - гений и точка!
  Макс отставил бокал с чаем и замер, ожидая продолжения.
  - А, по поводу ожившей легенды... - Начал я, напоминая, с чего начался разговор.
  - По одному из упоминаний, Ксорер создал искусственный интеллект. - Ошарашил нас Костя. - Самый первый ИсКин, который и помог ему, поддержать обращение, даже после его смерти. А, когда серверы поставили на перезагрузку - ИсКин отказался жить без своего создателя и самоликвидировался. Ксорер умел привлекать к себе внимание и влюблять в себя людей. И, не людей - тоже...
  Мы с Максом переглянулись.
  - Исходник ИсКина! - Пробормотал я себе под нос, понимая теперь, что именно ищут экзоты.
  - Представляешь, какая это... - Макс развел руки, не находя подходящих слов. - Это же...
  - Если этот киборг - хотя бы - Тень того ИсКина... - Костя широко улыбнулся. - Значит, все не так уж и плохо!
  - Плохо? Плохо?! Если этот киборг, тень ИсКина - то мы в глухой жопе! - Взорвался Макс. - Эрик, ты хоть понимаешь, что произойдет, если хоть Кто-нибудь! Получит доступ, к его ПО! Ладно, Костя - парящий орел... Но тебе, Эрик, нарисовать картину, что будет дальше?!
  Хлопок воздуха раскидал нас в разные стороны, как игрушечные кегли.
  Затем еще и еще один.
  В ангаре, кроме нас, появилось еще три человека.
  Три, человеческих, фигуры.
  Потому как людьми, появившиеся, не были.
  Две рыжих красотки, хорошо мне знакомых, в сопровождении Дила Садовникова.
  Дина и Марина.
  Только сейчас, я обратил внимание, что девушки между собой похожи, не только цветом волос.
  Один рост, один - тип лица, фигуры - разные, но... Эта разница между занимающей и не занимающейся, спортом, женщиной. Черты лица, глаза - чистые сестры - близняшки, разлученные в детстве.
  Пока мы, все трое, собирали свои кости и сползались в кружок, Садовников "накрыл поляну" по центру ангара и жестом пригласил нас за стол.
  - Быстро тебя, собрали... - Вырвалось у меня, вместо приветствия.
  Садовников дернулся и на его ладонях закрутились миниатюрные смерчики, точь-в-точь, как у его дочурки.
  Дина, мгновенно сориентировавшись, стукнула его по рукам, сбрасывая конструкцию.
  - Это было... Подло! - Садовников плюхнулся на стул и уставился на меня ненавидящим взглядом. - Подло и очень - больно!
  - Не больнее, чем куриный клюв - в глаз. - Усмехнулся я. - Или это был не куриный, клюв? А, Дилан? Я прокручивал аварию на десятке симуляторов. Не могла птица попасть мне в глаз. Не под тем я углом, лежал... Или, мы таки, нашли, сестру твоей Бывшей жены?!
  Садовников выпрямился и...
  Исчез, с громким хлопком.
  Дина и Марина, переглянулись, словно увидели друг друга - впервые.
  - Ладно... - Вклинился вдруг, Костя. - Может быть...
  - Может быть... - Дина печально вздохнула. - Очень даже может быть. Только... Мы, обе, действительно - лишь жалкие тени.
  - Это ИсКин, создавала технологию киборга, в надежде спасти Ксорера. - Марина улыбнулась и уселась за стол. - Не успела...
  
  ***
  
  Некрасиво все получилось, говоря по правде.
  Экзоты, действительно искали исходник искина.
  Железо, способное совершать гигантское количество операций в секунду, полностью исчерпало себя, поставив жирный крест на космических перелетах.
  Увы, экзот начал мельчать и открывать новые параллели и планеты, одним усилием воли - могли считанные единицы. Творцы и Мастера. По их стопам, шагала целая когорта ремесленников, утаптывающих зыбкие тропинки, отсыпающие их песком, гравием и, в конце концов - укладывающими асфальт.
  Все как обычно, в истории людской. И не людской - тоже.
  ПО, используемое Мариной, хоть и было уникально, но... Хитрый искин сделал так, что годилось оно, только ей.
  Дина, в отличии от Марины, живой человек.
  Выращенный искусственно, с искусственным ДНК, с искусственной личностью, но - без всяческого следа ПО.
  Искин экспериментировал с людьми, экзотами, киборгами, биомехами и псевдоличностями, нигде не оставляя ни единого огрызка кода, способного функционировать без своего носителя.
  За время поисков, Дина и Марина, выработали строгие правила и приемы, но... Найденный ими биомех, от обмена отказался самым прозаичным способом - самоликвидировавшись. Псевдоличности, встречаемые ими в обрывках мировой сети, от любого контакта превращались в электронных имбицилов и распадались, за считанные часы, на строки машинного кода, пустого и бессвязного. Люди, что выращивались подобно Дине, прекращали дышать, а их мозги распадались в слизь, едва их подключали к приборам.
  - За последние пять лет, - Марина тяжело оперлась на столешницу и задумчиво принялась раскачивать в руке рубиновый кулон, любуясь его бликами. - Мы смогли построить целый звездный флот, пусть не военный, но - вооруженный. Только вылететь даже к Земле, с ее всем известными координатами - не возможно! Расчет, только первой восьмушки, пути, занял два года. А сам скачок - четыре часа.
  Макс пожирал глазами Марину, а та, словно не замечая его интереса, продолжала раскачивать кулон.
  За движениями кулона, двигая в такт ему головой, следил Костя, а Дина, с улыбкой, наблюдала за всеми троими.
  В Мюнхене, Марина должна была встретиться именно с Диной.
  Опаздывая на встречу, лишившись не только транспортного средства, но и передатчика, Марина оставила меня лечится, надеясь вскорости вернуться.
  И, даже - вернулась.
  Судя по ее рассказу - через пару часов после того, как я отчалил.
  И, вещмешок мой, рыжая пролюбила в Мюнхене, оставив в номере, вместе с автоматом.
  Махнув рукой на все их объяснения и пояснения, стал просто наблюдать за всеми персонажами по очереди.
  Макс глотал слюнки на Марину, которая откровенно этим наслаждалась и делала все от нее зависящее, чтобы Макс поплыл еще дальше.
  Костя, что-то судорожно искал в своем планшете, изредка поглядывая на болтающийся рубин.
  Дина, уперто смотрела мимо всех находящихся и шевелила губами, словно вела тяжелый разговор с невидимым собеседником.
  Ничего интересного.
  Прикрыл глаза и с первого раза уплыл в сон, в котором, жгучая брюнетка, сидя напротив меня, блестя нетрезвым взглядом и улыбаясь, погрозила мне пальцем и, рассмеявшись, сказала: - Придет время и самым твоим страшным кошмаром, станут девушки - друзья, те самые друзья, которыми ты, сейчас, так восхищаешься... Вот тогда, помяни мое слово, сказанное тебе в минуту пьяного откровения - чтобы избавиться от девушки - друга, тебе придется изобразить, что заинтересован заполучить ее в постель. Как бы Ты не ругался, не оскорблял ее - без этого интереса, она будет возвращаться, как герпес на губу! Обними, поцелуй, распусти руки и - ты станешь вечным "Тем Козлом, который разрушил Дружбу"!
  - Что, только так? - Услышал я свой голос, резонирующий от костей черепа, возможно даже более пьяный, чем моя собеседница. - Нельзя будет, просто уйти? Попрощаться, объясниться, сделать ручкой?
  - Наивный! - Брюнетка захохотала. - Какой же ты - зеленый и романтичный... Все женщины - собаки на сене, даже если утверждают обратное. Они - никогда - не дадут Тебе просто уйти. Это просто удар по их ЧСВ! А ты... Ты для них - отдушина, плечо, на котором хорошо плакать, спать, но в постель они предпочтут нырнуть к другому - ведь ты их Друг! Они будут делать вид, что относятся к тебе, как единственному и неповторимому... Дураку... А если дурак, вдруг, попытается выйти из под их заботы... Догадаешься, что будет дальше?
  - "Как же он, без моего чуткого руководства?! Он же - лоб, расшибет!" - Пропищал я тонюсеньким, "девчачьим", голоском.
  - Тебе надо, надо - чаще пить! - Девушка довольно отхлебнула из бокала, темно-красного напитка. - У тебя, дар, прорезается...
  - Тогда, ты - такая же? - Я принялся рассматривать свою собеседницу, через собственный бокал с напитком.
  - Да... - Брюнетка пожала плечами. - Только, в отличии от всех других, мужчинами я не интересуюсь...
  Хитро мне подмигнув, девушка пропала, оставив меня зависшим в пустоте...
  - Марина, а... Кулон у Вас - откуда? - Голос, молчавшего до сей минуты, Константина, вырвал меня из абсолютно серой пустыни, по которой я топал и топал, без надежды дотянуться до горизонта или поймать, кончик радуги, опоясывающей всю пустыню, от края до края.
  Серое небо, над головой. Серый песок, проваливающийся под ногами. Серый воздух, ворующий мои силы при каждом вдохе-выдохе. Все - серое.
  Помотав головой, выкинул серый цвет и прислушался к разговору.
  - Неподалеку от Штутгарта, наш Эрик, наткнулся на поврежденный танк "Хранящих". - Марина начала рассказ, не обращаясь в мою сторону, словно меня тут и нет.
  Чувствуя, как волна беспричинной...
  Оп-п-п-па!
  "Наш Эрик"! - Вот она, причина моей злости! Словно собачка...
  Пока злился, рефлексировал и тупил, Марина рассказала историю подарка, значительно ее, подкорректировав и убрав многие подробности.
  - Полюбуйтесь! - Костя высветил над столом портрет пожилой женщины, на груди которой покоилась подвеска, свисающая теперь с шеи Марины. - Вера Ростиславовна Темилина-Зейнштейн, консультант "Интерпола", президент ассоциации адвокатов "Правда", личный советник президента, глава и создатель - "Ходящих".
  Челюсти всех присутствующих, дружно отвисли.
  Макс, пришел в себя первым и дружески хлопнул меня по плечу, в восторге от всего происходящего.
  Дина, скривилась и вернулась к нам, наконец-то избавившись от своего надоедливого собеседника.
  Марина, расстегнула ворот рубашки и спрятала кулон, стрельнув при этом, глазами в сторону Макса.
  Костя, уставился на меня и потребовал продолжения истории.
  Пришлось, развести руками и заявить, что продолжения - нет!
  Отбиваясь от наседающего парнишки, шутками и увиливаниями, наблюдал за Диной, мрачной, как грозовая туча.
  - Ладно! - Дина хлопнула ладонью по столу, призывая всех к порядку. - Садовников, от лица всех экзотов, просит оказать содействие, в поиске Искина. Тем более что наш Эрик, действительно, очень многое, угадал.
  Внимательно слушая Дину, встал и пошел в танк.
  Под её не громкий голос, сулящий все блага, от имени Экзотов, за нахождение Искина, собрал дорожную сумку - рюкзачок, уворованный еще в Тулузе.
  Создатели капсулы, параноики и гении, встроили в аппарат - "стоп-сигнал" - Небольшой резервуар, наполненный сильным и быстродействующим снотворным. Без запаха, цвета или прочих - примет...
  Вытащить резервуар из капсулы - невозможно.
  Зато можно оставить открытой дверь капсулы.
  Выбрав на пульте робы кнопку химической угрозы, наглухо закрывавшей мое лицо от внешнего мира, с улыбкой на губах, сорвал "стоп-кран".
  Ни звука.
  Через несколько секунд - глухой звук падающих тел.
  "Это вам, от и за "Вашего, Эрика"!" - Безразлично заметил я, стаскивая тушки в танк и затягивая их конечности тайсами, в превеликом множестве, валяющимися у меня, где ни попадя.
  Вязал, из принципа - "пьяным хороводиком" - руку к ноге, через одного.
  Получилась очень даже забавная инсталляция, с креслом мехвода, вместо елочки.
  Занырнув в капсулу, очистил в ней воздух, выгнав остатки снотворного в танк и сняв капюшон робы, дал команду на извлечение оставшихся в голове девайсов.
  Капсула завыла, выдавая предупреждающие окна, отказалась было исполнять мое распоряжение, но - интеллект, как всегда, победил программу.
  Для ускорения процессов, запретил капсуле отправлять меня под полный наркоз.
  Было очень больно.
  Аптечка, встроенная в робу, колола меня постоянно, удерживая на краю, а капсула - резала по живому, лишь в конце, поставив обезболивающее.
  - Больше я, в ваши игры - не играю! - Заявил я, вывалившись из капсулы, замотанный и обколотый, робой, выше бровей. - Ищите, кого хотите!
  От души, плюнув на спящие тела, диким варваром прошелся по нутру танка, вырывая все провода, калеча капсулу, отключая питание и выбрасывая его источники, наружу, в открытые двери.
  Спать моим... Бывшим, "друзьям - знакомым", оставалось еще часов пять - шесть. Думаю, умница Марина, догадается, как можно снять тайсы, а справившись с этой проблемой, решит и как открыть заблокированную мной, дверь.
  Пока калечил танк, снаружи появилось еще пара любопытных, также отправившихся в здоровый, крепкий, сон.
  Хорошее снотворное, право слово!
  Затащив Дилана и Светлану, улучшил свою инсталляцию, украсив ее двумя тушками: Дилана, за ноги, закрепил: одной ногой за руку Макса, а второй - за ногу Костика. Руки тоже, вольно ему раскинул, заплетя за всех и пристегнув к сиденью.
  Спящий сидя Дилан, с широко раздвинутыми ногами и руками, словно пытающимися всех обнять, выглядел очень миленько.
  Его бывшую, я пристегнул, валетом, к его нынешней - спиной к спине, чтобы, не дай боком, не обвинили в сексуальных извращениях.
  Помахав всем ручкой, запер входную дверь танка, оседлал развозчика и покатился в сторону выхода.
  Я говорил, что получилось, не красиво?
  Я - соврал!
  Получилось, очень даже красиво!
  Рассвет, встретивший меня на входе, свежий воздух, чуть напоенный остатками дыма, словно благовест новому дню, дню, после которого никто не скажет - "наш Эрик".
  Роба, проанализировав воздух, убрала маску, но оставила капюшон на голове - следы работы капсулы, выдиравшей из меня все железо, еще слабо кровоточили.
  Развозчик, слабенький электрокар, не пригодный для поездок по сильно пересеченной местности, застрял через пару километров, как я не выбирал дорогу ровнее.
  Закинув за спину рюкзак, неторопливо, запрыгал по склону, надеясь вырваться за пределы сенсоров базы, раньше, чем мои пленники - очухаются и выберутся, наружу.
  Через полчаса, тело вошло в ритм и открылось второе, а затем и третье, с четвертым, одновременно, дыхание.
  Роба, подкачивала меня медикаментами, не давая свалится.
  Почему я так поступил?
  Сам не знаю.
  Надоело быть "чьим-то".
  Ведь я просил не так уж и много - оставить меня в покое, забыть и дать свободу.
  Вместо этого, меня сделали "нашим Эриком"...
  Ну, не нужен я был вам, не нужен!
  Шмыгнув носом, остановился, любуясь белым снегом, выпавшим по вершинам ближних гор.
  Еще пара дней и октябрь сдаст свои права ноябрю, посыплется белый и пушистый, снег.
  Присев на камень, достал из рюкзака остатки кролика и фляжку с водой - надо восполнить энерго- и крово-, потери.
  Любуясь горами, светом, падающим на взрыхленную землетрясением, землю, деревьями, отчаянно цепляющимися своими корнями, за почву, понял, что "бесцветный расчет", в полной своей мере, уже начал сбываться.
  Сунув руку в робу, с ужасом отдернул ее, нащупав в кармане нечто, мягкое и твердое, холодное и мерзкое - одновременно.
  Собравшись духом и тихонько над собой посмеиваясь, снова полез в карман и достал оттуда металлическую USB - флэшку, гламурно - розовую и блестящую, как глаза влюбленной девушки.
  Попытался почесать затылок, вспоминая, откуда же она у меня взялась.
  Увы, капюшон разрушил мыслительный процесс, не подпустив руку к голове.
  Махнув рукой, сунул флэшку во внутренний карман и застегнул его на липучку - будет возможность - проверю, что на ней, а пока, хай лежит, есть-пить не просит!
  По всем моим воспоминаниям, в этот карман я не лазил... Очень, давно...
  Снова отмахнувшись, спрятал объедки под камень и потопал навстречу солнцу.
  Видно судьба у меня такая, бродить по территории Франции, пересекая ее, на авто, танке, а вот теперь - пешком...
  От души потянувшись, вспомнил вдруг тот залихватский вой, что преследовал меня все мое "пробуждение".
  Вскочив на подходящий камень, приложил ладони к губам, рупором и попытался его воспроизвести.
  Сперва - не получилось.
  Снова и снова, словно от этого зависит моя жизнь, пытался повторить вой волка, которого ни разу в жизни - не видел.
  - У-у-у-у-у-у-у! - Вырвалось у меня и снизу, из распадка, мне ответил такой же, полный любви к жизни, громкий вой.
  Расхохотавшись, словно меня приняли в стаю, спрыгнул с камня и размеренно, не таясь, пошел своей дорогой, надеясь на лучшее... Наивный.
  За полных пять часов, успел отмахать километров двадцать - дорога хоть и под гору, тем не менее - ее нет, да и трещины, приходилось обходить.
  Пара речушек, лишившихся своих русел, пробивали себе новые, а одна, не долго думая, принялась заполнять овраг, гарантированно превращаясь в узкое и длинное озерцо.
  Пройдя чуть вверх по ее течению, набрал чистой и ледяной воды во фляжку, перепрыгнул и, сделав глоток - потопал снова вниз.
  Очень хотелось надеяться, что моя Судьба, уже один раз уготовившая мне рояль, в виде танка "хранящих", сможет подыскать и еще, что-нибудь.
  Или, выведет на того, кто сможет довезти меня...
  Или, как совсем, чудесный вариант - я попаду к Мариссе...
  Чем ниже спускался, тем больше понимал - роялей не будет.
  Свой лимит чудес, у Судьбы, я выбрал окончательно.
  Так что, топать мне и не перетопать, надеяться на арбалет, с запасом стрел для охоты и пистолет - от злых людей. Роба защитит меня от дождя и холода, а дальше...
  Усмехнувшись, дал сам себе мысленного пинка - ага, нет роялей!
  После четырех часов дня, стал присматривать себе место для ночлега - темнеет быстро, холодает еще быстрее.
  Да и жрать, хочется.
  И, погреться, не мешало бы.
  Бешеная пляска земли, обрушила все мало-мальски удобные пещеры и навесы, нагромоздила сырого дерева, на бывших тропинках.
  Но пещеру я себе нашел - словно ноги, сами, вывели.
  От радости, набрал сушняка и устроил себе костер, прямо перед входом в пещеру, под нависающим сверху, козырьком из поваленных хвойных исполинов.
  Костерок, даже такой мелкий, всего сантиметров тридцати в диаметре, разложенный на каменном основании, значительно поднял мне настроение и согрел душу, а, заваренный в кружке чай - окончательно прогнал хандру и заставил смотреть в наступающие сумерки, даже с оптимизмом.
  У костра просидел до первых звезд, подкидывая в огонь ветки и сбивая с толстого бревна, язычки пламени - пусть тлеет, а не горит.
  В эту ночь за мной никто не гнался и сны, бешеным ритмом не пугали.
  Живность, распуганная грохотом и тряской, держалась подальше от опасных склонов, с которых так и продолжали срываться вниз то камни, то вырванные с корнем деревья, хотя, по всем законам природы, всему вокруг уже бы и стоило замереть.
  Оставив толстенькое полено тлеть перед входом в пещеру, забрался внутрь, ругая себя за собственное слабоумие - надо было наломать лапника, на подстилку.
  Повертелся на голом камне, махнул рукой и выбрался в ночь - поваленного дерева, вокруг - целый лес, а я фигней страдаю!
  Наломав веток, с близ лежавших деревьев, застелил каменный пол и вырубился, словно на самой мягкой перине.
  Рассвет я безбожно проспал.
  И полено - прогорело, оставив после себя горку пепла.
  Открыв глаза, несколько секунд, пытался понять - где я нахожусь и как сюда попал.
  Вспомнив и "где" и "как", довольно рассмеялся.
  Я совершенно не испытывал хоть малейших угрызений совести, за устроенную бойню, начавшуюся, по моей вине, как не крути.
  Не было у меня и угрызений по поводу усыпленных - не прибил же, хотя, завравшуюся Марину - стоило. Понимаю, не хотелось ей рассказывать, как именно она ходила по танку и что именно ждала, но... Впрочем, самое страшное ее вранье, это побасенки о "звездном флоте", построенном за пять лет и о невозможности расчета... Ага, флот - построить смогли. А расчеты сделать - нет! Не смешите мою морду - лопнет! Паутина лжи, окружает все, к чему прикасаются руки экзота. Или, это не паутина, а защитная оболочка?
  Пещера, в которую я забился, оказалась сухой и чистой, словно неведомый мне некто, подготовил ее к моему появлению: подмел полы, смахнул с потолка и стен застаревшую пыль.
  Валяясь на спине, на пахучих еловых ветках, колких и марающих меня своей смолой, наслаждался тишиной и покоем.
  Шальной луч солнца, сдуру залетевший под свод моей пещеры, сделал темноту, вокруг меня еще чернее, а затем, когда глаза привыкли - взгляд уперся в рисунок.
  Слева от меня, в полуметре от пола, на ровном каменном боку пещеры, едва заметно светились тонкие штрихи рисунка - Раскрытая ладонь левой руки с большой цифрой 5 в самом центре и тремя полустершимися буквами "CDW"
  На двери моей капсулы, прямо напротив моего лица, был точно такой же, слабо светящийся в темноте, рисунок, с теми же буквами.
  Протянув руку, приложил ладонь - идеально.
  Убрал ладонь и вскрикнул от удивления - на месте пятерки горела цифра шесть, а сам рисунок полыхал, словно новенький!
   Длинная цепочка странностей, начавшаяся с приходом "ходящей", стала вновь разворачиваться у меня перед глазами, набегая, как камера на объект. Целая вереница воспоминаний, не принадлежащих мне - теперешнему - словно сама собой возникла в поврежденных мозгах.
  Согласно отчету капсулы, мой мозг восстановился на 79% - я специально проверил перед тем, как отдать приказ о изъятии встроенного оборудования.
  Теперь, внимание, вопрос!
  Как я до сих пор жив, учитывая двадцати процентное повреждение мозга?!
  И не только жив, но и двигаюсь, различаю предметы, осмысленно разговариваю и соображаю?!
  "... В ней, отказались от первого накопителя, перенеся все сохранившиеся в мозге данные - на специальные, выращенные клетки, "подсаженные" к поврежденному мозгу..." - Голос Костика, рубанул по нервам и сразу, без перехода: - " Так, а куда первый носитель девался?!... "
  Воспоминания, скрипя и постанывая, начали складываться в красивую картинку.
  Если у меня нет и не было - "первого накопителя" - карты памяти, с записанными на ней основными функциями мозга, но есть - подсаженные клетки, играющие ту же роль...
  "В сочной зелени, спрыгиваю с обрыва вниз. Проклятая, песочного цвета, хламида, так и норовит зацепиться за любой, первый попавшийся куст, задержать, оставить на колючках клочок ткани, хотя бы нитку, чтобы те, кто идет за мной - не потеряли моего следа. Можно было бы избавиться от нее - лето, жарко... но... Левая нога проехала по предательски скользкой траве и дикая боль, огненной иглой проскочила от ступни - вверх, заставляя потерять равновесие и завалится в колючие кусты, за которыми обнаружился черный зев пещеры. Прыгая на одной ноге и надеясь, что мои преследователи дадут мне хоть 30 минут передышки, забрался в пещеру. Пять минут, десять. Кусты затрещали под тяжелыми шагами охотников на меня. Женский голос, спокойный и уверенный, загородил свет, встав на пороге пещеры.
  - Выходи. - Потребовала женщина. - Или хуже будет.
  - А если он уже ушел? - Второй голос мне был хорошо знаком - "Ублюдок человеческий".
  - Нет. - Коротко хохотнула девушка. - Здесь он, наш "бегунок"!
  Вот теперь я узнал и женский голос.
  Марина.
  - Выходи, сам! - Марина деловито щелкнула электродубинкой, разбрасывая снопы синих искр. - Давай, по хорошему... Надоело за тобой бегать.
  Понимая, что, так или иначе, но снаружи я окажусь, со вздохом, беру ампулу с ТВ, прихваченную на всякий случай и, раздавив ее, обвожу контуры своей левой руки, приложенной к прохладному камню пещеры. Оглядываясь, потому что терпение у моих поимщиков уже явно на исходе, быстро пишу жирную пятерку и свои буквы.
  В спину тыкается дубинка, отправляя меня в страну темноты.
  Остается только маленькая надежда - когда-нибудь, я это сделаю. И тогда, я найду эту пещеру и вместо пятерки поставлю восклицательный знак..."
  Видения, пробившиеся сквозь...
  Я был на поверхности 87 раз, проведя, в общей сложности, 1058 часов...
  За тридцать лет - я сбегал? - 87 раз?! Трижды в год?! Но - как?!
  " Из экзотов, киборгов не делали. Слишком сильные, э-э-э-э... Рекавер - процессы." - Взвыв, от количества, а главное - качества, новой информации, повернулся на другой бок и поджал к груди колени, пытаясь принять то самое положение, в котором мы все приходим на свет.
  Через минуту, снова перевернулся на спину.
  Все логично.
  Рекавер процессы - регенерация, подстегиваемая терравитом.
  Из экзотов - не делали киборгов.
  Спасибо тебе, Дилан, за твою подставу с "курами"!
  Не будь её, Марина, "охотник на киборгов", узнала бы меня.
  А так - едва не переспали...
  Рассмеявшись своим, в общем-то, не веселым, мыслям, выбрался из пещеры.
  - Ну... Здравствуй, Мир! - Поприветствовал я октябрьское солнышко. - Приколись, мир! Я - киборг - экзот!
  Вспомнив, что Йеллоустоун, снова выпустил в мир ТВ, рассмеялся еще больше - мой скачок в восстановлении тоже имел вполне простое и логичное объяснение - мой организм с жадностью поглощал из воздуха, частички ТВ, заживляя раны и повреждения.
  Как подтверждение - капюшон робы, без малейшего сопротивления скатился на спину. И пусть, на моем черепе остались следы, от инструментов капсулы, но все шрамы - на ощупь - едва прощупывались.
  Вот и аппетит, которому я не мог найти объяснений.
  Интересно, сколько процентов мне осталось восстановить?
  Снова собрав сухие ветки, разжег костер и сделал себе чай.
  НЗ да чай, теперь мои спутники надолго.
  По крайней мере, пока не оставлю между собой и базой, километров сто. А лучше - двести!
  Блин, да что за замашки у меня такие, мыслить сотнями километров?!
  Словно прожил я всю свою жизнь там, где, плюс - минус сто километров - совершенно не расстояние...
  Стрескав НЗ и запив его кипятком, тщательно потушил костер и вновь отправился в путь.
  Вниз.
  Через два часа, разогрелся и расстегнул робу, еще через час - снял ее и завязал за рукава, на поясе.
  Деревушка, напрыгнувшая на меня из-за угла, испугала меня больше, чем все охотники на киборгов, вместе взятые.
  Пластиковая табличка "Соланель - 158 человек", криво прислоненная к каменному столбу, пережила все катаклизмы, лишь едва-едва выгорев на ярком, горном солнце.
  И хоть от деревушки осталось полтора целых строения - богатый дом да приземистый магазин, с вылетевшими окнами, а на душе стало неспокойно.
  В стороне базы, расцвел яркий всполох, следом, к небу поднялся черный столб дыба и расплылся по округе едкой вонью.
  Богатый дом, ограбили давным-давно, вынеся подчистую всё, что могло бы пригодиться. А что не пригодилось - разломали и бросили, идиоты.
  Достав из рюкзака генератор, подключил его к общей сети и, скрестив пальцы, поднял рычаг.
  На втором этаже заиграла музыка.
  Обойдя дом, просто восхитился его бывшему хозяину, судя по единственному фото на стене - высокому, плотно сбитому, совершенно седому, капитану первого ранга.
  Холодильник, варвары, разломали. Зато остались целыми такие необходимые в доме устройства, как бойлер, плита, стиральная машина, встроенный в стену и оттого не замеченный, музыкальный центр.
  В восторге ходил по дому, восхищаясь.
  В подвале оказалась собственная скважина, из которой, булькая, неслась по трубам вода, наполняя бойлер, фильтр и бак на крыше.
  За час облазил весь дом, сверху донизу, никуда не забыв сунуть свой любопытный, нос.
  Ни единой капли воды - из труб, на полу.
  Ни запаха гари - от проводов.
  Все, к чему не прикоснулись руки двуногих вандалов - работало как часы!
  На кухне, пощелкал электрочайником.
  А вот он - подох, не пережив тридцати пяти лет одиночества.
  Выкрутив в ванной кран обогревателя на 28 градусов, отправился в душевую кабину, мыться.
  Первые две минуты вода текла грязная, брызгая во все стороны.
  Через полчаса, запустив стиральную машину, с остатками порошка, найденного на полочке шкафчика, замотавшись в полотенце, найденное на полочке - выше, в вакуумной упаковке, устроился на кухне.
  Среди посуды, оставшейся от хозяев, нашелся и блестящий чайник, и пара кастрюлек, разного размера.
  Общее впечатление, конечно портила человеческая, сволочная, натура - зачем ломать?!
  Зачем было ломать угловой диванчик?!
  Что Вы искали такого, в шкафу, что оторвали - дверцы?!
  Понимаю, если бы готовились к холодам, да и то - леса вокруг...
  Даже не смешно!
  Сварив в кастрюльке НЗ - на такое он тоже был рассчитан - вскипятил чайник и сделал себе заварку, как белому человеку - в фарфоровом заварнике!
  У-у-у-у, какой это кайф - горячая еда!
  На чистой посуде!
  И сам - чистый!
  У-у-у-у-у-у!
  Посмеиваясь над самим собой, наслаждаясь теплым полом, греющим ноги, с чашкой в руках, прошел на второй этаж и замер перед музыкальным центром.
  - "VEGA" - Прочитал я название и поискал глазами пульт.
  Рассмеялся.
  Неизвестная мне "Вега", была "пластовертом" - проигрывателем виниловых дисков.
  На мое счастье, изверги, разносившие дом, на пластинки не обратили не малейшего внимания.
  Открыв дверцу шкафчика, прикоснулся к стоящим торчком, пластинкам и, усевшись на пол, принялся доставать их, одну за одной и складывать ровной стопочкой, слева от себя.
  Перебирал и не верил своим глазам: Elvis Presley - That's all right, Abba - GOLD, Zodiac - Music in the univers, Deep purple - The house of blue light, Led zeppelin - Stairway to heaven, Nirvana - Nevermind, The Beatles - A hard day's night, The Beatles - A taste of honey...
  С обложек пластинок, на меня смотрели люди, которых я, никогда, не увижу и не встречу, не попаду на их концерт...
  Поставив на пластоверт пластинку Битлз и замер, слушая голоса.
  Когда, щелкнув рычагом - противовесом, иголка вернулась на свое место, погрузив меня в тишину, я понял, почему в книгах так ценят винил.
  Будь моя воля - утащил бы. Все, утащил.
  Дождавшись, когда стиральная машинка открутит полный цикл, завершив стирку, вымыл посуду и обесточив дом, завалился спать в спальне, на втором этаже.
  Зарево со стороны базы, все разгоралось, бросая в окно кровавые сполохи, сменяющиеся ослепительно белыми вспышками, мешая спать. Пришлось, плюнув на удобства, перебраться в комнату напротив, окна которой выходили на противоположную сторону.
  И, пусть от постельного белья не осталось ни клочка - выспался так, будто спал на самом потрясающем матраце в своей жизни!
  Утром, проснувшись, от души потянулся и, глядя через окно на затянутое облаками небо, поздравил себя с первым ноября.
  Как по заказу, валил снег, заметая следы и дом, лишенный электроэнергии - стал стремительно вымерзать. Пришлось вернуться к щитку, снова подключить генератор и, радуясь тройному стеклопакету в уцелевших окнах, включить отопление.
  Не знаю, кто проектировал этот дом, но на запасе прочности он точно не экономил: тройной стеклопакет, усиленный каркас окон, стены, толщиной не меньше полуметра, перекрытия крыши - в двойном комплекте, две скважины, в разных концах подвала, с отдельными насосами, запитанными от двух разных бензогенераторов - список можно было продолжать бесконечно.
  - Либо хозяин - параноик, либо - "выживанец"... - Присвистнул я, разглядывая толстеную гермодверь, искусно замаскированную под кирпичную кладку. - Либо, то и другое - одновременно.
  Удивляясь, как я не заметил этой двери вчера, принялся методично изучать все вокруг, пытаясь открыть свою находку.
  Обшарил стеллажи, заваленные рваньем, простучал стены и пол, вывозился в пыли, но - безрезультатно.
  Так хотелось сунуть свой нос за дверь, в надежде найти еще пару - тройку роялей!
  - Эротический облом, притаился за углом! - Продекламировал я строчки, почему-то чувствуя себя плагиатором. - И розовая птица обломинго, пролетела надо мной...
  Лягнув каблуком, с досады, крепкую дверь, плюнул и пошел наверх - завтракать. Не зря же я подключал платиновый генератор...
  Выходя, протянул руку к выключателю - погасить свет и замер, с поднятой рукой, боясь спугнуть мысль.
  Свет в подвале включился, стоило мне туда войти.
  Следовательно - нафига тут выключатель, с двумя кнопками?!
  Пощелкав кнопками, снова вздохнул - хитрый владелец, наверняка завел здесь какую-нибудь комбинацию, из серии нажатий, словно наигрывал бесконечную гамму, на двух клавишах пианино...
  - Есть двери, который лучше не открывать! - Решил я для себя и, послав хитрой двери воздушный поцелуй, оставил ее в покое.
  В кухне было холодно - в связи с поломкой холодильника, кастрюльку с супом из НЗ, я оставил на подоконнике, рядом с открытой форточкой.
  Хорошо, что плита работала - супчик, совершенно замечательно, замерз.
  - Суп да чай - жри и не скучай! - Скомандовал я себе и, пожелав приятного аппетита, пустому стулу напротив, начал завтракать, сожалея, что нет хлеба. Или, хотя бы - муки...
  Позавтракав, вымыл посуду и убрал ее место, собрал свои вещи и спустил всю воду из системы - жаль было пакостить в доме, ставшим мне приютом, хоть на одну, да спокойную, ночь. Да и долг гостя перед неведомым хозяином...
  На прощанье, решил еще раз обойти комнаты - может, найду, чего?
  Проверив, чтобы окна были плотно закрыты, снова подошел к проигрывателю, на котором осталась не убранная мной со вчера, пластинка Битлов.
  Аккуратно упаковав винил в полиэтилен, а затем - в картонный конверт упаковки, с фотографиями длинноволосой четверки, шагающей по зебре через дорогу, открыл шкафчик и поставил, точнее - попытался, поставить пластинку на место. Что-то не давало пластинке встать на место, заставляя уродливо торчать из ряда своих товарок.
  Убрав соседние пластинки, обнаружил тонкую, 12-ти листовую тетрадь, исписанную идеальным, каллиграфическим почерком.
  Расставив винил по местам, уселся на пол и открыл тетрадь на первой странице.
  "... Это был, какой-то не правильный, киборг..." - Прочитал я первую строку и опустил свою пятую точку на пол.
  "Рано я воду слил..." - Промелькнула мысль в голове, а глаза жадно вцепились в вереницу строк, глотая продолжение.
  
  
  ***
  
  " ...Киборг и в самом деле был странный. - Описывал свои ощущения каперанг Бэзил Поваст, в тетрадке, которую оставил специально для меня, прекрасно зная мои пристрастия в музыке. - У нас была, 78 серия, на корабле - два, совершенно разных киборга, один из которых осознал себя через год службы, а второй, так и остался чутким ведомым, под крылом своего "ожившего", коллеги. Этот, даже по внешности, к 78 серии - не относился, могу Вас заверить, как офицер совсем не торгового флота! Хотя маркировка утверждала обратное. Впервые мы с ним встретились в апреле 26 года. Затем, еще семь раз, последний - 14 октября 39 года. Каждый раз, встречаясь с ним, мне приходилось все начинать с начала - его хозяева, старательно чистили ему память, после каждого побега.
  О том, что киборг - беглец, можно было и не гадать - "свободных" на базе "Ридж", не водилось отродясь. Пару раз, приняв от меня одежду, киборг честно предупреждал, что за ним по следу, идет "охотник".
  "Охотника" этого, я бы с большим удовольствием - прибил! Увы, через нашу деревню, поисковики риджа не проходили ни разу, лишив меня удовольствия их лицезреть..."
  О многом писал в своем дневнике Бэзил, выписывая каждую нашу с ним встречу, очень тщательно подбирая слова и обороты речи.
  Из тетрадки я узнал, что дверь в подвале - фальшивка, а сам Бэзил, уехал жить к дочери, в Америку в 40-м году, оставив дом под охраной частного бюро... Все это он писал в тетрадке, совершенно не скрываясь и не боясь, что кто-то, что-то ему предъявит. Очень был деятельный, каперанг!
  Он очень сожалел, что за все время моей беготни, мы только один раз и успели, спокойно по ужинать, под Битлз, под так понравившийся мне, "Help!"
  Усмехнувшись - "Help!" - действительно играл в мозгах все утро, закрыл тетрадь, дивясь прочитанному.
  Три часа, проведенные на полу, вернули мне семь моих побегов.
  Один - точнее, пять - вернула пещера, но... Там, никаких записей можно было не искать.
  Растирая лицо и массируя голову, обратил внимание, что шрамы, еще недавно едва заметные, исчезли совсем, а пальцы покалывают начавшие отрастать, волосы.
  ТВ - мое лекарство, ставшее для человечества - ядом. Забавную штуку отчебучили экзоты. Как ни крути, тело они мне восстановили - не отнимешь, качественно. Воспоминания, конечно - тю-тю, но... Под себя не хожу, читать-писать - умею, бегаю быстро, думаю - шустро, а остальное - приложится.
  Мысленно попрощавшись с каперангом и пожелав ему всех благ, отправился восвояси.
  Задерживаться в деревне мне смысла не было, а если Марина и вправду, охотилась за мной, то... Вполне может статься, что Макс уже рассказал ей, кто я есть, и они дробным топотом догоняют меня, что бы как можно больнее пнуть меня по моей "нежной заднице", как говорят янки.
  Тем паче, что им есть на что, обидится...
  Всем!
  Что ни может меня не радовать - ведь обидеть Всех, такое удалось только Ксореру, пусть земля ему пухом, а небо - нежным одеялом.
  Закутавшись в робу, закрыл за собой дверь и, подперев ее куском водопроводной трубы, именно для этого и прихваченной из подвала, постоял на пороге, под небольшим козырьком, мысленно готовясь кинуться в самую снежную метель, не на шутку разыгравшуюся на улице.
  Здравый смысл, в очередной раз покрутил пальцем у виска и оправился на боковую - в свое излюбленное место, на третью полку.
  Накинув капюшон, сделал три глубоких вдоха-выдоха, как перед нырком на глубину и выскочил под снег.
  Пригоршня здоровенных, как шмели, снежинок, тут же набилась в глаза и залепила рот.
  Роба, опустила капюшон и, через пару секунд оказался под защитой легкого шлема, начисто отсекающего меня от капризов природы.
  Значительно повеселев, пошагал по центральной улице деревни, ни от кого не скрываясь и не прячась - в такой снегопад, летать на вертушке или поднимать беспилотник...
  Салонель, как я уже сказал, деревенька маленькая и вымирающая. В 15 году, после того как Ксорер, устроил базе "Ридж", внезапный срыв секретности, через нее, туда - сюда, целый год, лютыми толпами бегали всяческие "зеленые".
  Разумеется, дальше охраняемой черты, их никто не пропускал, но жителям деревни, нервы они попортили.
  Каперанг откровенно называл их "недоносками", "ушлепками" и всячески подчеркивал, что всех этих "накрученных", надо отправлять в армию - в качестве мишеней, коих не хватает постоянно. Либо, с их помощью, устраивать отработку освобождения от них, заложников.
  Первое землетрясение вспугнуло жителей деревни, второе - заставило быстро собрать пятую точку в горсть и длинными скачками, выместись на равнину, где фактически все и полегли, впоследствии.
  Влажный снег, налипал на подошвы и порядочным весом своим, давил, скопившись на плечах, рюкзаке и верхушке моего капюшона. Зато и следы заметал - изумительно - через 30 секунд, за мной вновь простиралось чистое, белое поле.
  Из-за снега, совершенно не было понятно, происходит ли что-то на базе - белая стена отрезала меня от вершин гор, подталкивая только в одну сторону - вниз.
  За тридцать минут прошел всю деревню из конца в конец, по центральной улице и плюнул с досады, увидев, что дорога - перегорожена значительным оврагом.
  Пришлось искать обход, на что потратил почти час.
  Поужинал уже в темноте, с удобством устроившись среди вывороченных с корнем, деревьев, словно специально упавших так удачно, что кронами своими, сплели для меня замечательный шалаш, в котором можно было не только спать, развести костер, но и стоять во весь рост, задрав вверх руки!
  Спрятав ладони под манжеты робы, сладко зевнул и пожелал всем спокойной ночи, чтоб им пусто было, заразам.
  Перед сном, немного подсчитал для себя - за трое суток, я отмотал не полных полсотни километров, для горной местности, после всех катаклизмов, результат впечатляющий.
  Хорошо, что идти - под гору.
  Так и топал, больше недели, вниз. Особо не торопился, особо не прятался, но и на рожон - не лез.
  Снег, закончился на третьи сутки, превратив все вокруг в белую равнину, из которой торчали вверх скелеты деревьев, да, принесенные еще ледниковым периодом, скалы и здоровенные валуны.
  А может и не ледниковым периодом, а выдавленые наружу, последним землетрясением.
  Удовольствие топать по снегу, глубиной выше моего колена - сродни засыпанию на потолке.
  Сделать больше десятка километров в день - рекорд!
  Скрытые провалы и промоины, ветки деревьев, скользкие камни - все так и норовило, если и не задержать, то свернуть шею - точно.
  На второй день, связал себе снегоступы, о которых прочитал в пособии по выживанию - базе, закачанной еще Максом.
  Сделал, прошел день и начал мастерить другие.
  Только третьи, устроили меня полностью - те, в которые роба превратила свою обувь!
  Короткие и широкие лыжи, вот что мне предложила роба, когда я в очередной раз провалился в невидимый под снегом овражек.
  Могла бы и раньше сообразить, между прочим...
  Скользя на лыжах по белой равнине, отталкиваясь палками, на которые пошли два молодых деревца, переживших землетрясение, но не - появление человека, наслаждался тишиной, разлитой на километры вокруг.
  Лыжи оставляли за моей спиной широкий след, явно различимый с любой высоты, но мне было хорошо.
  За девять дней - ни единого следа погони - ни звука вертолета, ни лая собак - ничего.
  Я расслабился и оборзел.
  Осточертевшие мне горы, обещали закончиться уже сегодня, крайний срок - завтра, после обеда.
  Живность стала появляться, пока еще робкая, но волчьи следы - настораживали, а ну как соберутся в стаю и устроют гонки на выживание?!
  Роба, чудо - подарок тарийца, комфортно согревала тело, не давая потеть или мерзнуть.
  Часть пути решил срезать, проехав прямо по склону - градусов 20 уклона, гарантировали мне не забываемые ощущения и скорость.
  Хорошо, что разогнался - через километр спуска, в белой пустыне оказалась солидная трещина, через которую я перелетел, порядочно испугавшись.
  На мое счастье, это было последнее приключение - спустившись еще на четыре километра, выскочил на обочину плохо вычищенного шоссе, уходящего вдаль.
  Судя по следам, дорогу чистили совсем не давно - после снегопада, очищая и утрамбовывая одновременно.
  Сделав ручкой горам, базе, экзотам и всем прочим - оттолкнулся палками и покатил по обочине, прочь от всей этой эпопеи.
  Отныне она меня не касалась - любой, кто заявит, что я - киборг, может пойти и повесится.
  На первую машину я наткнулся ближе к вечеру.
  Она стояла, уткнувшись носом в сугроб, подтаявший от тепла ее двигателя.
  В салоне, совершенно безмятежно лежали трое взрослых и ребенок.
  Совершенно холодных и мертвых.
  Через два часа, уже по темноте, издалека увидев яркие огни придорожной гостиницы, затаил дыхание и приготовился к худшему.
  Полная парковка авто, все - с испанскими номерами.
  Пустой домик удалось найти не сразу - мотель оказался набит под завязку.
  Люди перемахнули Пиренеи, в попытке спастись от катаклизмов.
  Погибли - от своего же бывшего лекарства.
  ТВ.
  ТерраВит.
  Создал экзотов и уничтожил человечество.
  Переночевав, выбрал на стоянке крепкий пикап - двухцветку, от японцев, напихал в него провизии и воды, на пассажирское кресло - пару пистолетов и отчалил, отключив электричество.
  От кого я собирался отстреливаться?
  Вот и я так думал, только руки сами, без участия головы, заготовили оружие.
  Крепкий пикап, на проверку оказался - так себе.
  С одной стороны, его хватило до следующего мотеля, что очень радовало, только следующий мотель был в 22 километрах!
  Все везде было одно и то же - ТерраВит, как когда то, в 2000-ном, работал медленно, но верно.
  Признаюсь, была слабовольная мысля, отказаться от всего этого путешествия и вернуться на базу, может быть - покричать экзотов, чтобы забрали меня из этого глобального морга.
  За сутки, машины менял трижды - Вот, скажите мне, какой умник может считать автомобиль на КОЛЕСАХ - вездеходом?!
  Я, к таковым, себя более не причисляю.
  На мое счастье, последним внедорожником оказался армейский, крепкий и неказистый.
  Со встроенной системой позиционирования - работающей - и ноутбуком, под сиденьем.
  Полный привод на все восемь колес, из которых четыре передних - поворотные, содовые АКБ, питающие все двигателя и электронику, полный багажник армейского НЗ, вооружения и прочих роялей, от части которых пришлось избавляться, чтобы можно было с удобством устроить себе спальное место не на сиденье.
  Вот этот красавец и нес меня сейчас в сторону границы с Германией.
  Если там будет пусто - поеду дальше, не может быть, чтобы я остался один.
  Париж встретил меня мерзким туманом, оседающим на лобовом стекле, пытающемся на нем нарисовать свои узоры и безжалостно стираемом стеклоочистителями.
  Пусто.
  С Эйфелевой башни, действительно открывался чудесный вид на новый залив, которому человечество так и не успело дать название.
  Выживших нет.
  Везде, где прокрутились колеса моего грузовичка, только тлен, тела, превращающиеся в разлагающуюся или замерзающую, биомассу.
  Ночью, специально старался забраться повыше, на горки и холмы, в надежде заметить хоть луч света.
  Замечал, если свет забывали \ не успевали выключить.
  Зарева пожаров, встречались всего пару раз, да и то, приезжал я уже к шапочному разбору - ноябрь заявил свои права и от души потчевал снегом и холодом.
  Много ругался и часто матерился, вспоминая свой танк, оставленный на базе - без его возможности отрываться от земли было просто катастрофически хреново - многие мосты приказали долго жить, а плавать, мое новое приобретение отказывалось.
  Уж оставлю за скобками, как мне удалось добраться до Праги, мосты которой, к моему удивлению и восхищению, оказались целы.
  Пустой город отчаянно давил мне на нервы и шуршал в уши, и бросался в глаза.
  Заваленные снегом улицы. Обломки веток и упавшие деревья, выбитые окна и витражи.
  От такого зрелища хотелось выть, пить и вешаться.
  Съехав с центральной улицы, в надежде срезать угол - наткнулся на длинный ряд людей, плотно устилающий улицу, ведущую к церкви.
  В свой последний миг, они стояли на коленях!
  И молились!
  Не понимаю я идиотов, воцерквленных и религиознутых.
  Не дано.
  Слишком критический склад ума, как и у любого киборга.
  Как можно просить чего-либо, у существа, бросившего своих последователей?!
  Или это - психология толпы?! Истинная истерия, не доступная мне. И, слава Богу, если он есть, там, сверху. Пусть полюбуется, ведь единственное, что он очень любит - это таинственно и отстраненно взирать на нас сверху, со своего облачка, полученного в подарок от папы, за то, что снова обгадился.
  Сдав назад, вернулся на центральную улицу и объехал город, дважды.
  Проскочив вымершую Чехию, влетел в Польшу, в тот самый Краков, куда меня изначально тянуло сердце.
  Краковские Планты приказали долго жить, размолотые землетрясением, а вот Барбакан - сохранился и я с радостью и от великой дури, в него полез и едва не остался там, на всегда - ветхость и запустение, первые следы малочисленности населения. Было видно, что кто-то, старался привести все в порядок, но...
  Мариацкий собор с его высокими башнями, встретил меня выбитыми стеклами и обвалившимися внутрь, башнями, некогда увенчанными разномастными шапками. Костел святого Анджея сохранился, как и Флорианская башня.
  Из Кракова, махнул во Львов, оттуда - в Киев.
  В Киев я поперся зря.
  Города, как такового не было.
  Руины.
  В Москву, хорошо помня рассказ погранцов о пойманных боеголовках, не поехал сразу - нечего делать, на радиоактивной помойке.
  Будет желание, позже - прокачусь.
  А пока, ну ее, эксстолицу, в пим дырявый, я еще молодой и даже привлекательный, возможно вся жизнь, впереди.
  Радиостанция военного грузовичка, ловила только помехи. Над головой крутились спутники, поправлять орбиту которым, стало некому.
  Декабрь, вступивший в свои права, оторвался по-полной - мороз стоял минус 25!
  Для Украины, с ее нежным климатом и избалованными людьми... Впрочем, людям уже все равно.
  Проехав по улицам неказистой деревеньки, потолкался по домам, в поисках пустого - хотелось переночевать по- человечески, а еще - закатить себе банный день!
  Уж очень я оценил удовольствие горячего пара и жесткой мочалки, за месяц этих болтаний, по разным дорогам.
  Подходящий домик нашелся в самом конце улицы - его жители, видимо, вышли и не вернулись.
  Ну, а мне и лучше.
  Затопив печь в доме, натаскал в баньку воды и уже через два часа от души тащился на верхней полке, в клубах белого пара.
  Накопившееся грязное белье, сложил в новенькую стиральную машину и, перекрестившись, запустил на стирку.
  Пока грелся в бане - белье подоспело.
  Вытащив из машины ноутбук, включил его и полез ползать по диску Д, заваленному папками с фильмами.
  За месяц, успел посмотреть только пару старых комедий, о которых читал на базе: "Этот безумный, безумный, безумный, мир", "Шоу Трумэна" и еще парочку, названия которых в голове даже не отложились.
  И, если "Безумный мир", оказался... Так себе, то вот "Шоу..." посмотрел дважды, с превеликим удовольствием. Хотя, комедией, этот фильм назвать нельзя, даже после литра водки.
  Ни одно из названий, в директории, моего внимания не привлекло.
  Что за мода называть фильмы так, что не угадаешь, комедия тебя ждет или нечто серьезное. Как в русскую рулетку играть. Пистолетом...
  Вот, что это за фильм - "Плезантвилль"? Или - "13 этаж"?!
  В глаза бросилось название - "Трасса 60".
  Надеясь на дорожную стрелялку, запустил фильм.
  Если кто-то думает, что я двинулся мозгой, катаясь по странам, усыпанным трупами, останавливаясь ночевать в придорожных кемпингах и отелях, смердящих разложением, спешу вас уверить - мозгой я тронулся намного раньше, когда сказал волшебное слово "Бу", в окружении людей, держащих оружие снятым с предохранителя.
  По крайней мере, они умерли в бою, а не как остальные - заснувшие и не проснувшиеся.
  Было ли жаль человечество?
  Нет.
  Жаль было страдающую от голода скотину, привыкшую к заботе и ласке, а людей - нет.
  Смерть сравняла всех, прошлась очень частым гребнем, собирая оставшиеся цветы и складывая их в букет у себя на коленях.
  "Трасса 60" легла странным, тревожным комком на сердце, развеять который, обычным способом не представлялось возможным.
  Удивительно, но фильм помог мне посмотреть на Ксорера с другой стороны - по сути своей, загнанный в угол, он сделал то, что сделал бы любой человек.
  Думаю, что впервые, сам Ксорер отступил от своего правила - поступить по-людски - и поступил очень по-человечески, пожелав, чтобы человечество получило по заслугам.
  Жаль, вымело у него из головы, что у большинства из простых смертных - заслуг нет. На них просто держится всё мироздание. Они просто - живут, занимаются любовью, растят детей и работают, работают, работают. Вся их заслуга - это их работа.
  Выключив фильм, снова воткнул флэшку Герты.
  С экрана на меня уставился молодой мужчина, гладко выбритый и стриженный под расческу и ухмыляющийся.
  - Здравствуйте. Меня зовут Ксорер. Мои друзья зовут меня иначе, а родня - тем более. Только речь сейчас не обо мне. Мне есть что рассказать, а вам - есть что сделать. - Ксорер широко улыбнулся. - Вам не понравится, то, что вы услышите. Но - понравится - то, что вы узнаете...
  Перемотав запись почти до конца, стал внимательно смотреть за событиями на экране.
  Вот, "записанный Ксорер", дернулся, и пошла врезка прямого эфира.
  Разговор Ксорера и Волчика, удар телохранителя, предложение, "от которого сложно отказаться" и финал - "... А хочу я, вот очень-очень сильно - хочу, чтобы Вы и Вам подобные... Хочу я, чтобы человечество, в конце-концов, получило по заслугам за свое равнодушие и вранье!" И щелчок спускаемого курка.
  Да. Ксорер - самоубийца. Эх, Ксорер, Ксорер... В жизни любого человека есть место и вранью и равнодушию. Судить за это все человечество...
  Не сомневаюсь, знай Ксорер, ну не поворачивается у меня язык называть его именем, данным при рождении, знай он, к чему приведет его последнее желание - поступил бы по-людски, а не по- человечески! А теперь...
  Человечество как вид, может быть, и осталось где-нибудь, на других планетах. А Земля - обновилась. Людские тела, по весне, пойдут на удобрения, за пару-тройку десятилетий обвалятся города и природа завладеет миром, от души радуясь свободе от бетонных коробок домов и металлических пролетов мостов.
  А мне, немножечко жаль.
  Жаль, что я не успел увидеть весь этот мир таким, каким его видел Ксорер.
  Теперь я никогда не доберусь до Америки или Африки.
  Теперь я не увижу Англию или Австралию.
  Теперь мне никогда не узнать, откуда у Герты эта флэшка...
  Отойдя от ноутбука, прошел на кухню и поставил чайник.
  Погода за окном, превратилась в непогоду, и, с утра мне предстояло греть машину, которую я загнал во двор, под навес.
  Добрый дом оставили мне неведомые хозяева.
  Полный погреб солений и варений, добротная плита и печь, корейская плазма, на всю стену и домашний кинотеатр.
  Налив себе чай, прошел в комнату с кинотеатром и принялся выбирать, что посмотреть из коллекции хозяев.
  Высокая, под потолок, этажерка, заставленная стоящими вертикально коробками с дисками, на коротком, витом шнурке - кожаная тетрадка со списком фильмов.
  Тетрадку в руки брать не стал - решил пойти вслепую.
  Залез на самый верх и вытащил пару дисков.
  От смеха, чуть не навернулся с табуретки - порнушка!
  Вернув пластиковые коробочки на место, спустился на три ряда - на высоту глаз.
  Первые же диски заставили меня радостно присвистнуть - "Золотая коллекция Советских комедий"!
  Вставив в проигрыватель диск, с удобством устроился в кресле и нажал на "PLAY".
  "Гараж" мне не понравился - кое-что я в нем не понял - уж слишком специфично, а "Итальянцы в России", "Бриллиантовая рука", "Берегись Автомобиля" и, на закуску - "Человек с бульвара Капуцинов", заставили меня провести незабываемую ночь!
  На ноутбуке, этих фильмов не было, да и быть не могло.
  Уже под утро, выбрался из кресла и достал из холодильника отварную курицу - ни что так не пробивает на обжорство, как здоровый смех!
  Для этих фильмов, как то сразу нашлось отдельное название - "Наивные, комедии"!
  Добрые, ироничные, не всегда понятные, но - теплые и озорные.
  Прикончив курицу, отправил тарелку в раковину, а сам пошел греть машину - за бортом минус 37 и, хоть авто и электрическое...
  Выросшая из сугроба фигура в белом, лохматом маскхалате, на свое счастье, выросла в добрых пяти шагах от меня, без оружия в руках и с успокоительно поднятыми руками, в белых рукавицах.
  - Хлеб да соль! - Поприветствовал меня маскированный и замер.
  - Ем да свой! - Усмехнулся я, вспоминая прочитанную книгу, позаимствованную в чешской библиотеке.
  - Русский? - Насторожилась фигура.
  - Да, хрен его знает! - Признался я, с легкостью переходя на немецкий, а затем на французский. - А что, есть проблемы?
  Человек помотал головой и стянул с себя белую маску.
  Передо мной стоял пожилой мужчина, которого я сразу узнал.
  - Майор Отто Грубер! - Рассмеялся я, мгновенно успокоившись. - Вот так встреча!
  Подозрительно взглянув на меня, майор замер. По его лицу было видно, что он пытается меня припомнить, и я пришел ему на помощь.
  - Танк на АГ движителе, граница с Чехией, октябрь...
  Отто расплылся в улыбке.
  - Идиот!
  - Ну, спасибо! - Обиделся я не на шутку. - Обрадовали, майор, ничего не скажешь, у вас ассоциации...
  - Не ты идиот. - Грубер стянул рукавицу и сделал шаг ко мне. - Я, идиот. Не признал, прости.
  - Давно в дороге? - Поинтересовался я чисто по наитию. Со мной такое тоже было, когда пришлось больше суток вести машину.
  - Давно. - Отто оперся на капот моего грузовичка. - А где твой танк?
  - Просрал. - Честно ответил я, вызвав широкую улыбку на лице своего собеседника. - А вы, на чем?
  Отто озорно улыбаясь, издал настоящий разбойничий свист, и из сугроба появилась еще пара "маскированных", а на улице совершенно бесшумно, возникла пара здоровенных снегоходов и замерла перед воротами, перегородив мне выезд.
  - Майор... - Напрягся я. - Дорогу освободите, пожалуйста.
  Повинуясь жесту своего командира, водители снегоходов развернулись и освободили мне путь.
  - Не доверяешь? - Отто прищурился и с удивлением смотрел на меня.
  - А надо? - Вопросом на вопрос, ответил я. - Что Вам за дело до меня?
  - Собираем выживших. - Просто ответил майор. - Вывозим в тепло...
  - Сильно! - Восхитился я. - И, много спасли?
  - За ноябрь - 400 человек. Это последняя, петля. Заканчивали объезд, видим - дым. Решили проехать, узнать, кто дымит... - Отто внимательно смотрел на меня и ждал моих дальнейших действий.
  - Адресок, дай. - Попросил я. - Надоест, приеду.
  - А что не сразу?
  - Не хочу.
  - В дом, пустишь, погреться? - Майор всячески демонстрировал своё спокойствие и доброжелательность, от которых мне было ни жарко и ни холодно.
  - Дом не мой. - Предупредил я. - Так что - не пакостить! Где хозяева - не скажу, а...
  - В тепле, хозяева... - Пробурчал голос за моей спиной. - Смотрю: ты не ты...
  Солдатик в теплом, зимнем камуфляже, протянул мне руку для пожатия и подмигнул.
  - За совет - спасибо! - Припомнил я словоохотливого паренька, предупреждавшего меня по поводу Чехии.
  Всего вояк было восемь - без майора.
  Четверо мужчин и пять женщин.
  Припомнив, что вчера топил баню, обрадовал этим майора.
  Дом, с прибытием служивых, наполнился теплом и веселым гомоном.
  По рассказу Тома Саллика, хозяин дома очень переживал за свое добро и очень просил майора, наведываться к нему в дом, почаще.
  А тут - дым из трубы!
  Отто, от неожиданности, чуть приказ на штурм, не дал.
  В отличии от Тома, я это смешным не посчитал.
  Пока военные мылись, собрал свои вещички и, поймав смутно знакомую девушку, розовенькую и распаренную после баньки, ткнул ей пальцем на плиту, предупреждая, что куры будут готовы через полчаса.
  Любуясь ее круглыми от удивления глазами, подмигнул и вышел из дома.
  Мой грузовичок, легко миновал ворота, объехал головной снегоход и покатил по снегу, наметенному позавчерашней метелью и уже крепко прихваченному морозом.
  Посматривая в зеркала заднего вида, посмеивался тихо сам на сам.
  Мало того что Отто - склеротик, так еще и наивный!
  Потому я и удрал, пока он не вспомнил, что при последней нашей встрече общался он с киборгом.
  Думаю, мне будет очень сложно объяснить, каким образом у меня восстановились клетки, которые не восстанавливаются!
  Мороз, мой самый первый друг и враг - одновременно: речки скованы льдом, а дикие звери, уже не рады и голодны.
  Жалея про себя, что не взял "адресок", рулил куда подальше - следы от снегоходов четко различались под светом солнца, а мои, "пневматики", оставляли после себя едва заметную строчку.
  Намучился я, с этими "пневматиками", честное слово. Всего их у меня на запас был полный комплект, плюс - обычные, что плотно заселили крышу авто. Пока я догадался, как их присобачить - думал, на маты изойду. И ведь сразу было понятно - пневматики именно для этого грузовичка - но, пока я не нашел инструкции, а потом и дополнительного обвеса, сидел и бился головой в открытую дверь.
  "Пневматиками" я разжился еще в Германии, в одной из воинских частей. Колеса там были, а грузовички - нет!
  Осторожно спустившись с пригорка, выскочил на улицу и, зачерпнув снега, умылся - спать хотелось - сил нет!
  "Надеюсь, господин майор не будет против, что я ушел по-английски..." - Я забрался в кабину и очень сильно захотел оказаться как можно дальше от этих мест.
  Мне надоела эта белая пустыня и холод, надоело встречаться с одними и теми же людьми, надоело бегать по кругу.
  "Я очень хочу оказаться рядом с человеком, которому я нужен, потому что это - я!" - Громко, в воздух сказал я и, закрыв глаза, положил голову на руки, сложенные на баранке.
  Так вдруг захотелось, что бы как в кино - раз и - "монтаж"!
  Знаю, что чудеса происходят, если очень много работать.
  Знаю, что ничего просто так не дается и не происходит.
  Но хочется сказки!
  Каюсь, я так и заснул, согнувшись над рулем.
  Мне снилась длинная вечерняя улица, с трамвайными путями и высокой кованой оградой парка, спешащие люди, проходящие мимо и сквозь - меня, ослепительной зелени листва и закатное солнце, рассылающее свои лучи и играющее с тенями от ветвей деревьев и людей.
  Нарядных и веселых, людей.
  Вот мимо меня прошла брюнетка, тоненькая и изящная, стрельнув в мою сторону зелеными глазками.
  В сторону - мою. Только - мимо, меня. Точнее - сквозь меня.
  Рыжая, как лиса, девушка - прошла сквозь меня, крепко держась за свою подружку - с одной стороны и молодого, крепкого парня - с другой.
  Люди проходили и проходили.
  А злость все нарастала и нарастала.
  Тот сторонний наблюдатель, которым сделало меня моё собственное подсознание, пытался хоть как то обратить на себя внимание.
  Я пытался коснуться людей, хватался за ветви, даже встал на пути у трамвая и был благополучно переехан.
  Ничего.
  Бесплотный дух.
  Плюнув на людей, принялся слоняться по улицам, попадая из лета в осень, из осени в весну, зиму или в тот самый промежуток, называемый межсезоньем.
  От улицы к улице, менялись не только времена года - город старел или молодел, меняясь домами, вывесками, огнями реклам.
  Вид с одной улицы на другую, совершенно не значил, что попав на нее, все окажется именно так, как ты видел.
  Чем ярче становился город, тем злее становились лица людей.
  Чем больше становилось рекламы, тем реже люди поднимали головы от земли и смотрели друг другу в глаза.
  Чем больше катилось по улицам авто, тем бесцветнее они становились.
  На контрастах, видимых издалека, город превращался в людское кладбище живых существ, занятых своими делами, с глазами, упертыми в экраны своих телефонов, с пустыми лицами, едущие за рулем своих блестящих автомобилей.
  Там, где по реке мчался белоснежный корабль, гордо высунувшись из воды на своих подводных крыльях, вырос сперва песчаный островок, а когда подошел ближе, он уже зарос деревьями.
  Чем красивее становилось вокруг, тем сильнее вокруг меня поднимался самый мерзкий запах - запах безысходности и обреченности, обыденности и скуки.
  В ужасе, попытался выскочить из города, пронесясь по его улицам.
  И замер перед огромным, высотой в несколько этажей, зеркалом.
  Зеркало подрагивало и разливалось волнами, по своей серебристой поверхности, словно волны прибоя, скользили по нему, только не сверху вниз, а наоборот.
  В зеркале отражался весь город - ведь зеркало взяло его в живой плен, окружив своей зеркальной сущностью.
  У меня на глазах, не высокая, русоволосая девушка, с короткой стрижкой и голубыми глазами подошла к зеркалу и, упершись в него руками, попыталась его оттолкнуть, сдвинуть с места.
  Вместо этого, зеркальная субстанция, сперва едва заметно, а затем все сильнее и сильнее, отталкивала девушку, отжимая ее в сторону города.
  Захотелось помочь, но я просто не успел.
  Девушка, отвернулась от стены и снова пошла по улицам города, изредка доставая телефон и фотографируя то облака, то забавные надписи на вывесках.
  Обогнав ее, заглянул в глаза и отлетел, словно извалявшись в грязи - там, где светилось два драгоценных камня, наполненных любовью, улыбкой и капелькой печали, теперь торчало два булыжника, от которых несло ложью, предательством, равнодушием и эгоизмом.
  Зеркало выпило человека.
  Или - подменило?!
  Рывком вернулся к зеркалу и замер напротив него, ловя собственное отражение и не находя его.
  Разогнался и ударился всем своим весом.
  Отлетел и снова разогнался, как бьется птица о стекло.
  Ничего.
  В очередной мой удар, зеркало ответило, и на его поверхности появились капли моей крови.
  Зеркало жадно проглотило капли, как вампир и скачком приблизилось ко мне, сжимая город в своих объятиях.
  Краем глаза успел заметить, что пока я бился, под шумок, сквозь зеркало прошла молодая, миниатюрная, как японка, блондинка и остановившись за границей, принялась рассматривать саму себя, словно увидела впервые.
  С каждой каплей моей крови, что поглощало зеркало после очередного удара, кто-то вырывался за его барьер, а зеркальная стена сдавливала город, стаскивая следом за собой, постройки и дороги, превращая их в нагромождение мусора, что рос все выше и выше.
  Вот проскочила через зеркало рыжая, которую потянула за собой подружка.
  А их парень - остался и пошел в противоположную сторону, словно отрикошетив, закурив сигарету и не оглядываясь.
  У меня на глазах, сквозь стену пытались пробиться разные люди.
  Кто-то, бился до последнего и погибал, заваленный мусором.
  Кто-то - сдавался и уходил.
  Череда людей, заметивших, что мусор стоит уже выше их самых высоких зданий, в ужасе и панике, что-то требовали, метались, молились.
  А я бился об стену.
  Из огромного города, наполненного живыми людьми, из многих тысяч, сквозь зеркало прошли единицы.
  Остальные - просто слились в одно лицо.
  Бесполое и безликое. Серое лицо аморфной толпы, только и ждущей, когда за нее все решат.
  Удар за ударом, капля за каплей.
  Вот уже у меня нет места для того, что бы сделать шаг назад, для разгона.
  И все равно - бью рукой.
  Бью, чтобы стало больно и капли крови окропили зеркало.
  Я не могу пройти сквозь зеркало.
  Мне не дано провести за зеркало.
  Зато мне дано превратить его в бесконечно малую точку, в которой не будет места человеку.
  Мусор вокруг меня закрыл весь свет, погребя под собой безликого монстра и отражая в зеркале чье-то лицо, растворившееся в моей крови.
  Остался лишь я и маленький пятачок проклятого зеркала, которому я отдаю свою невидимую жизнь, чтобы уничтожить.
  Нет места на удар - не беда.
  Я еще могу плюнуть!
  Зеркало крутит меня, выжимая все, в своё жадное отражение.
  Я слышу мириады голосов, проклинающих меня за то, что я разрушил их мирный городок.
  Я вижу тысячи глаз, глядящих на меня с укором и обвинением - ведь я не спросил их мнения.
  На меня грозят кулаками, в меня тычут пальцами, мамашки, бесконечно твердя своим детишкам, что так поступать нельзя.
  Но, пока я вижу другие глаза, что блестят через истончившуюся границу зеркала, с той стороны, пока я слышу голоса тех, кто переступил через порог обыденности, пока дети, верят в сказки и чудеса - у меня есть кровь, что бы проклятое зеркало свернулось в точку и исчезло!
  - Жесть... - Пробормотал я, поднимая голову и со стоном начиная ей крутить, разминая.
  Выпрямившись, смотрю на часы.
  Я спал всего десять минут.
  Открыв дверцу, спрыгиваю прямо в жидкую осеннюю грязь, смачно чавкающую под моими ногами.
  - Да Вашу ж Машу! - Вырывается у меня совершенно "от фонаря".
  - Марию. - Поправляет меня женский голос. - Мы знакомы?
  
  
  ***
  
  Вот, сколько можно напоминать, самому себе, правило о желаниях?!
  Правильно - человека ничего не учит, кроме боли - трижды был прав Дил, хоть и хитрец преизрядный.
  Грязь, в которую я приземлился, была отнюдь не осенней - просто я провалился в прибрежный песок, выпрыгнув из кабины.
  Это что, мне еще повезло: машина Марии, двухцветный форд, вообще материализовался над центром водоема и ухнул на глубину, оставляя хозяйку без средства передвижения. Его зеленый верх, так и манил нырнуть, только дураков нема - глубина больше сорока метров!
  В принципе, именно по этому, Мария и не смогла вернуться - точка перехода оказалась на высоте девяти метров, над поверхностью воды. Лишившись авто, девушка умудрилась устроиться с удобствами и даже провести кое - какие изыскания.
  В очередной раз, подивившись точному расчету Садовникова, передал ей привет от сестры и Дила, не углубляясь в объяснения.
  По словам, сидящей, напротив меня девушки, эта параллель оказалась весьма занятной: за два прошедших года, она обнаружила остатки двух поршневых самолетов - "аэрокобры" и "сивульфа"; пяток - реактивных, в разной степени поврежденности, воздушный шар, точнее, то, что от него осталось и десяток кораблей - от деревянных галер, с переломанными веслами, до шикарного круизера, нашедшего последнее пристанище на деревьях, чьи кроны попирают небеса.
  Костерок, разведенный гостеприимной хозяйкой неведомой параллели, весело потрескивал, иногда стреляя в разные стороны колючими искрами, глиняный горшок, в котором аппетитно булькала варящаяся похлебка, осторожно приткнулся с краю, дожидаясь своей очереди.
  К моему удивлению, за семь лет, проведенных здесь, Мария не наигралась в робинзона и, по-моему, была все-таки разочарована моим появлением, нарушающим ее уединение.
  - ...Потом я ныряла до одури, - Мария звонко рассмеялась. - Пока не вытащила пару камер и насос. Это было - нечто! Хорошо, хоть в кармане джинсы оставалась зажигалка, а рюкзак, как мне советовал...
  Мария вдруг замялась и внимательно уставилась на меня, разглядывая.
  - Как мне советовал один знакомый, лежал на сидении рядом. - Девушка поежилась, вспоминая свои приключения. - Все, что было навьючено сверху, удалось отвязать, и оно всплыло само - водонепроницаемые кофры - великая вещь, скажу я тебе! Разобрать багажник, смогла только через полгода - когда приноровилась задерживать дыхание на четыре минуты и сплела веревку, по которой быстро ныряла и всплывала. Камеры, тоже помогли... Электроника, конечно, накрылась...
  Мария быстро встала и скрылась в глинобитной хижине, задней стеной которой являлась отвесная стена не высокой горки и вернулась с глиняными чашками и тарелками.
  Ложки, вырезанные из дерева, с затейливой резьбой по рукояткам - черенкам, сразу приковали моё внимание.
  С такой любовью и старанием был сделан каждый надрез, что становилось просто жалко использовать их для еды.
  - Ешь, не рассматривай! - Скомандовала она, протягивая мне глубокую миску, почти до краев наполненную горячей похлебкой.
  Овощи и крупы, в похлебке, оказались совершенно мне не знакомыми - местными аналогами, наших, земных, перца, морковки и, на мой взгляд, пшена, только - вкуснее.
  Намного, вкуснее, честное слово!
  Свою порцию я прикончил в пять минут, шустро работая деревянной ложкой.
  Кусочки мяса, по вкусу, напомнили смесь кролика и форели - так же нежно и быстро заканчивается...
  Забрав у меня тарелку из рук, Мария быстро налила добавку и вернула посуду, хитро прищурившись.
  Вторую порцию ел уже спокойно и не торопясь.
  Впервые, за долгие месяцы, готовил кто-то другой!
  Я, готов даже мыть посуду, только не готовить - готовка уже давно засела у меня костью в горле.
  - Как мужчина ест, так и любовью занимается... - Фраза, вырвавшаяся у Марии, заставила меня замереть, с занесенной ко рту, ложкой.
  - Теперь ты - мой! - Добавила она, складывая посуду стопкой, у костра.
  - "Мой", в смысле - посуду помыть?! Или... - Я настороженно приготовился дорого продать свою невинность в бою с одичавшей девушкой.
  Дружный хохот, вырвавшийся из наших уст, через пару секунд, вспугнул стайку птичек, уже оккупировавших капот моего грузовичка и заставил их дать кругаля, над нашими головами.
  - Извращенец! - Мария налила себе в чашку травяной напиток и, вытянув губы трубочкой, принялась дуть, остужая его. - Фантазер! После такого обеда, тебя, только и можно будет, заставить посуду, помыть! На остальное ты просто не способен!
  Всхрюкнув в ответ, я прислушался к своим ощущениям и с девушкой не согласился.
  Не способен я был даже на то, чтобы помыть посуду, о чем я ей и не приминул заявить, расстегнув ремень и с благодарностью приняв чашку с напитком.
  Мария очень хорошо устроилась, право слово!
  Лишившись припасов, испорченных водой, она принялась искать заменители и очень в этом преуспела, как я заметил.
  Чай, крупы, корнеплоды - все нашлось на этой планете.
  Просто рай, какой-то!
  Мария рассказывала, потягивая чаёк, а я, откинувшись спиной на валун, согретый солнцем, то есть - местным светилом, конечно же, все не решался его попробовать - запах был... Словно паленые деревяшки, заварили.
  Учитывая, что появился я в обед, точнее - к обеду, то проговорили мы, до позднего вечера.
  Я даже помыл посуду!
  Мария, видя, как я морщусь от запаха напитка, заварила другой и, как-то не хорошо улыбаясь, налила мне в большую кружку.
  Принюхался и замер - в нос ударил запах смородины, малины, вишневого листа и какой-то травки, названия которой я не знал, но был точно уверен, что я ее видел и чай из нее - пил!
  Сделав глоток, понял - пропадаю!
  - Нравится. - Довольно улыбнулась Мария. - Рецепт от моего хорошего друга. Готовил он так себе. Хреново он готовил, право слово, а вот травки искал да чаи заваривал - закачаешься!
  Зажав в ладонях глиняную чашку, закрыл глаза и почувствовал, как меня раскачивает, словно кота, над куском рыбы. Большим, куском рыбы!
  - Кровать у меня одна, - Мария оторвала меня от моих ощущений, нехорошая такая... - Так что, не обессудь - будешь спать у себя в машине. Завтра, с утра, что-нибудь, придумаем.
  Еще днем, когда я понял, куда попал, то разгрузил кузов своего грузовичка, освобождая место, так что теперь, я мог спать там, как звезда - не только раскинув ноги и руки, но еще и растопырив пальцы!
  Не допивая чай, пожелал Марии спокойной ночи и с кружаком в руках, дополз до машины, поставил чашку на приборную панель, расстелил свой спальник, разделся и едва успел завернуться, как заснул.
  Проснулся через час, оттого...
  Что утром, Мария проснулась намного позже меня.
  Ночка у нас удалась на славу!
  Знал бы, что это так...
  Выбравшись из моего спальника, Машенька подкралась ко мне сзади и звонко поцеловала между лопаток, заставив сердце сбиться с ритма, от внезапно нахлынувшего желания.
  Развернувшись, с самым невинным выражением лица, протянул было руки, но девушка уже гордо удалялась в сторону своей хижины.
  На пороге которой, замерла, обернулась и, улыбнувшись, поманила пальчиком.
  Хорошо хоть я успел снять с костра горшок, с так и не успевшим приготовиться, супом.
  Завтракали мы уже в обед.
  Мария, истинная женщина, до последнего ноготка, на своих чудесных пальчиках, выгнала меня по дрова, а сама занялась готовкой, со словами: "Иди, погуляй, аппетит, нагуляй!"
  Можно подумать, аппетит можно только так, заполучить!
  Словно прочитав мои мысли, кареглазая замахнулась на меня поварешкой.
  Пришлось идти заниматься делом.
  Среди вещей, разгруженных с моей машины, была и походная электроплитка и несколько килограммов разных круп и макиздей.
  Все это богатство я и подволок ближе к Марии, чтобы она сама разобралась, что и куда расставлять.
  Достав из инструмента, топор, пошел по дрова, ибо - "Спорящий с женщиной - ускоряет свой смертный приговор", а я еще хотел жить.
  Планета, на которую я, точнее - мы - попали, радовала несказанно: маленькое подобие Земли, по флоре и фауне. Только флора здесь была - большая, а фауна - мелкая. Очень вкусная и совершенно не хищная.
  За годы своего здесь пребывания, Мария наловчилась обходиться малым - в большинстве своем, ей хватало овощей, щедро разросшихся на благодатных почвах в огроменных размерах.
  Арбузы, точнее то, что я принял за них, размером мне были по колено, картофель - два моих кулака.
  Так что, умереть с голоду, запасливой девушке, совершенно не грозило.
  В запасливости Машеньки, я совершенно не сомневался - учитывая, что на календаре этой планеты стояла ранняя весна, с овощами на столе и в кастрюле, все было в порядке.
  Пробираясь по лесу, в поисках сухостоя, внимательно оглядывался по сторонам и ставил зарубки - не хватало заблудиться, для полноты ощущений и смеха русоволосой девушки.
  Деревья, возвышались надо мной, смыкаясь кронами, где-то метрах в полуста, от земли, закрывая небосвод широкими листьями, через которые, свет местного светила, не пробивался, оставляя все вокруг меня в сумраке.
  Земля под ногами казалась каменной, лишь слегка припорошенной опавшей листвой - по рассказам Марии, листья здесь опадали раз в три года, опускаясь на землю огромными полотнищами и оголяя черные ветви, через которые, с синего неба, наполненного черными тучами, срывались крупные дождевые капли, превращая почву в хлюпающее болото.
  Сухое дерево я приглядел почти через час блужданий - могучий гигант опустил свои серые ветви, без единого листка, почти до земли и ожидал лишь удара моего топора, чтобы, слегка задержавшись за кроны соседей, с громким треском оказаться поверженным навсегда.
  Из соображений чисто практических - возвращаться было слишком рано, того и гляди, еще что-нибудь придумает, на мою голову, занялся аккуратной и неторопливой, заготовкой дров.
  Для полного счастья мне не хватало пилы - ствол дерева, диаметром больше двух метров, рубить топором адская работа.
  За работой пролетело часа три - дерево длиной в сто двадцать метров и размахом своих ветвей под пятьдесят, гарантировало хороший запас древесины.
  Набрав дров, килограмм под сорок, отправился в обратный путь, пользуясь своими зарубками.
  Изредка цепляясь поклажей, за стволы - до ветвей мне не дотянуться и в прыжке, а кустов в этом лесу я и не видел - спешил вернуться, пока не началось.
  Не успел.
  К моему приходу, Мария уже собралась на мои поиски, словно я не мужчина, а несмысленыш, что может заблудиться в трех соснах.
  Встретив меня тяжелым вздохом и немым укором в глазах, девушка шмыгнула носом и расплакалась, что добило меня совершенно.
  Нет, отношения между мужчиной и женщиной, это очень...
  Сложно.
  Пока обнимал, утешал и целовал - проголодался как собака.
  От бурчания моего живота, у Марии враз высохли слезы и пропал немой укор в глазах.
  Удостоившись быстрого поцелуя и приказа, а иначе и не скажешь, мыть руки и садиться за стол, тяжело вздохнул уже я.
  "Может быть, не так уж и не зря, за все время моих покатушек и побегушек, меня относило от женского пола..." - Промелькнула здравая мысль в голове. - "В конце концов, хоть это и приятно, но нервы, нервы, черт возьми!"
  Дав себе зарок, как можно скорее вырваться из этого болота, сел за стол и потянулся за чашкой с ароматным напитком, стоящей слева от меня.
  Потягивая чай, с улыбкой наблюдал, как девушка суетится у костра и уже начал прикидывать, как бы соорудить на этом месте постоянную печурку - очаг, в которой можно будет готовить, не опасаясь ни пожара, ни ожога.
  Под аккомпанемент этих мыслей, мозги перепрыгнули на другие, более циничные и неприятные.
  Мария, вот ты хоть застрели меня, совершенно не походила на девушку, чью роль сейчас играла. Не чувствовал я, когда обнимал и успокаивал, что она в этом нуждается. А вот в линиях ее спины, движениях, судорожных, словно у курицы отрубили голову и она бегает по огороду, заливая все вокруг фонтаном своей крови, читалось раздражение и злость.
  Раздражал ее я, а злилась она на себя.
  Дождавшись, когда она поставит передо мной тарелку и сядет сама, со вздохом начал разговор.
  - Маша, давай на "откровенную". - Мешая суп, я уставился ей в глаза, пытаясь прочесть в них хоть что-то, кроме все нарастающего раздражения. - Что не так?
  - Всё - не так! - Вырвалось у Маши, злым рыком. - И ты - не так, и я - не так! Все это - не так! Скажи мне, как ты здесь очутился?!
  Отложив ложку, я усмехнулся и вывалил всю свою историю, одним махом, почти без купюр и попыток что-то приукрасить.
  Когда я закончил свой рассказ, суп уже остыл и подернулся застывшим жиром, а небо над нами украсили не известные мне созвездия.
  - Так что, - я с удовольствием спустил поджатые под себя ноги, на пол. - Завтра, если ТЫ не возражаешь, займемся твоим фордом. Есть у меня, пара идеек, как его поднять. Только, без твоей помощи, ничего не получится.
  Мария согласно кивнула головой, молча встала, демонстративно оставив посуду на столе, и скрылась в своем домике, плотно затворив за собой дверь.
  - Не очень-то и хотелось! - Со смехом признался самому себе, понимая, что отныне, правило думать верхней головой, становится для меня основным.
  Согрев на костре воду, вымыл посуду и, приткнув сбоку толстое полено - на ночь, достал из машины матрац и устроился рядом с костром, вслушиваясь в шорохи ночного леса и звуки, доносящиеся по воде издалека.
  Сон все не шел, а события минувшего дня казались сладкой сказкой, которая поманила и пнула, едва я раскатал губы.
  Закинув руки за голову, переключился к данному слову: вытащить форда и вправду было интересной затеей.
  Прикидывая массу и делая себе зарубку, уточнить у Марии - завтра, вертел идею с разных сторон, убеждаясь, что все может сработать.
  Провалявшись без сна до полуночи, выругался и пошел купаться, в надежде смыть с себя налет разговора, который развел два, едва сошедшихся корабля, на перпендикулярные курсы.
  Фыркая и отдуваясь, нарезал круги, нырял до одури и красных кругов перед глазами. Один раз даже удалось донырнуть до джипа, прикоснувшись к его зеленой крыше.
  Вымотавшись, завалился на остывающий песок голышом и выругался - на весь песчаный пляжик, размером пять на тридцать метров, я умудрился бухнуться пузом на битое стекло.
  Смывая кровь, снова шипел и злился, и от боли, и от очередного пинка Судьбы, в последнее время так и норовящей пошутить надо мной в особо извращенной форме.
  Собрав стекло - всего два осколка на весь пляж! - осторожно отнес его и положил на стол, чтобы утром закопать подальше в лесу.
  Завалившись спать, признался себе, что сделал только хуже.
  С таким настроением и заснул.
  Утро встретил за разбортовкой пневматиков - ездить на них можно только по снегу, да и планы, по поднятию внедорожника, строились именно на них. На них и на дереве, поваленном мною вчера.
  Мой грузовичок уже щеголял в новых шинах, дожидаясь, когда его хозяин сядет за руль и отправится в путь.
  "Погоди, старина..." - Мрачно усмехнулся я. - "Сперва тебе придется поработать лесовозом".
  - Завтрак! - Громко объявила Мария, отрывая меня от работы.
  От костра несло густым, наваристым супом - Мария предпочитала плотный завтрак, убивая меня этим наповал! Ну не совпадали мы, не совпадали! Ни единого общего момента, кроме одной ночи!
  С сожалением отложил инструменты - первое правило общего жития, а именно - "не раздражай ближнего своего" - вбитое в меня скученной жизнью на базе, неоднократно доказывало свою состоятельность.
  От супа отказался, из принципа.
  Зато с удовольствием выпил почти три чашки свежезаваренного настоя, назвать который чаем не поворачивался язык - слишком вкусный.
  Мария, за ночь, видимо также передумавшая о многом, печально улыбнулась.
  Не сказав друг другу ни слова, сверх положенных за завтраком, снова вернулись к своим делам.
  Забравшись в кабину своего авто, аккуратно, на первой передаче, двинул в лесок.
  Застрять я не боялся - лебедки, навешанные с обеих сторон машины, сильно облегчали всяческие вытаскивания, а путь, уже пройденный вчера, отчетливо отложился в памяти, не давая сделать ошибки.
  Ну, это я так думал, конечно.
  Лес заставлял петлять - прямой дороги к поваленному мною гиганту, совершенно не было предусмотрено!
  Улыбаясь своим, в общем-то, не веселым, мыслям, выкатился на знакомую полянку.
  Места на разворот хватило едва-едва - иначе, я с ужасом представил себе, как буду пятиться всю дорогу.
  Дерево, дождалось меня без единого сюрприза - ветви, которые я вчера отложил, так и лежали в стороне, высокой кучей, приглашая загрузить их в кузов моего грузовичка.
  Вам, когда-нибудь, приходилось рубить дерево диаметром два метра?
  А пилить, 30-ти сантиметровой ножовкой?
  Поверьте - одинаково - плохо.
  А мне предстояло ствол дерева разделить на шесть частей, по двадцать метров каждое и вытащить волоком на берег озера!
  Работу закончил ближе к трем часам дня, пропустив обед, о чем мне мой животик неоднократно напоминал. Закрепив пару бревен и загрузив в кузов дрова, помянул свой длинный язык и пустился в обратный путь.
  Моя наивная вера в чудеса, творила чудеса, простите за тавтологию.
  Свой первый рейс в обратную сторону сделал за час, ни разу нигде не застряв и не потеряв ни единого бревнышка!
  Уложив их рядком, на берегу, блаженно вздохнул, поздравляя себя с почином.
  Хмурая Мария, улыбнувшись уголком губ, в своей неповторимой манере улыбаться, молча, поставила на стол тарелку с супом и кружку с настоем.
  Разговаривать с ней не хотелось - хотелось скорее вытащить ее долбанный джип из озера, перебрать его и выместись наконец-то, из этого мира, попрощавшись с человеком, по чьей напряженной спине хотелось двинуть кулаком, а по недовольному лицу - съездить ногой!
  Мария, с каждым новым часом, все сильнее раздражала - так раздражает неуловимая песчинка, попавшая в носок на официальном приеме - ни вытряхнуть ее, а терпеть - не возможно!
  Ничего не скажу о Машеньке плохого - готовит - изумительно, экзот - силищи неимоверной, хороша собой - глаз не отвести, но переспали мы зря.
  Пообедав, отправился за второй партией - сидеть и смотреть на недовольную морду лица - простите - нет желания.
  Правда, все-таки закинул удочку, на предмет покидания этой параллели на моем авто, получив в ответ отрицательное качание головой.
  Нет, так нет.
  Хотя - жаль.
  На второй рейс рискнул зацепить оставшиеся обрубки и снова завалил кузов дровами - не пропадать свободному месту и... Застрял на втором повороте. Пришлось снимать застрявшее бревно и играть в Геракла.
  На берег озера выбрался злой - жадность уже не раз была наказана, но я это сделал!
  Шесть бревен, диаметром от двух метров до полуметра, ровными рядками лежали на берегу, дожидаясь моего завтрашнего дня.
  От ужина, заботливо укутанного в одеяло, меня передернуло - есть, приготовленное Марией, стало совсем невмоготу - словно не еду, а отраву, заботливо подсовывают.
  Даже настой сделал себе сам, заварив в отдельной посуде.
  Яркие звезды, сплетающиеся в неведомые созвездия над моей головой, раздражали не хуже Машеньки.
  Вся эта чудесная параллель, наводила такую тоску, что хоть волком вой!
  Так я и сделал, уйдя по берегу, километра на два в сторону, с чашкой в руках.
  К моему искреннему удивлению, с противоположного берега мне ответил не менее тоскливый вой, словно в резонансе с моими чувствами.
  От души повыв, отложил чашку и, дав робе команду на полную защиту, завалился спать, не сходя с места.
  Утром, столкнул бревна в воду и стоя по пояс в воде, принялся расставлять их, в нужном мне порядке - самые толстые - по краям, тонкие - в середину - и увязывать их в плот, благо, что веревки у меня всегда было с запасом.
  Мария шуршала по хозяйству, на меня не отвлекаясь и ее равнодушие било по мозгам сильнее самого сильного электроразряда. Решив, что с людьми себя надо вести сообразно их поведения - перестал обращать на неё внимание. Тем более что "на берегу" мы договорились уже обо всем и снова вести душещипательные беседы смысла больше не было.
  До обеда, отвлекшись дважды на чаепитие, когда Мария скрывалась в домике по своим делам, я собрал плот и, прорезав в центре метрового размера квадрат, замер, понимая, что зря так старательно рубил сучья - надо было оставить с десяток, подлиннее.
  Пришлось снова топать в лес - искать.
  В лесу и пообедал, НЗ.
  Мария, видя, что я не прикоснулся к приготовленному ею ужину, завтрак приготовила только на себя, чему я был несказанно рад - видеть ее становилось все сложнее и не приятнее.
  Следующее, подходящее дерево я нашел уже в сумерках и, заготовив жерди нужной длины - поужинал и завалился спать, мысленно благодаря Эрика за такой шикарный рояль - подарок.
  Утром, вокруг меня оказалось знатно натоптано и судя по следам - совсем не грызунами! Когти слишком длинные...
  Хм, странно, Мария утверждала, что с хищниками не встречалась...
  Увязав десяток жердин, толщиной сантиметров пятнадцать, в плотную вязанку, поволок все это добро к берегу - мне предстояло соорудить из них и снятой с грузовичка лебедки, подъемник для джипа.
  Хоть задумка и казалась простой, как три копейки, да исполнение ее, со всеми шаманскими плясками, оказалось делом муторным. Радуясь невероятно легкому дереву, я как то забыл о том, что поднимать мне предстоит из воды почти двух тонную машину, а не кошелек Дюймовочки.
  Первая, пробная попытка достать со дна валун, доказала, что радость - радостью, а расчеты надо проверять.
  В итоге, я уже совсем не радовался, что пообещал так много.
  Лишь на пятый день, подогнав плот к Форду, я спустил трос лебедки вниз, совершенно уверенный, в своих расчетах.
  Мария, золотой рыбкой скользнула вниз, придерживаясь рукой за трос и за три нырка, закрепила подготовленную мною сбрую, за форкоп машины.
  Мой план был прост - приподняв авто, медленно и неторопливо, грести в сторону берега, максимально к нему приблизившись - закрепить трос за вторую лебедку и выдернуть форда на берег.
  От первоначального плана - использования пневматиков - пришлось отказаться: сорока метрового шланга, для их накачки, в запасе не оказалось.
  Мария, на мой взгляд, в мою идею если и верила, то особого оживления не демонстрировала. Сидя на борту плота, она опустила ноги в воду и болтала ими, поднимая над водой яркие искорки разлетающихся во все стороны, капель.
  Лебедка делала два оборота в 5 минут - быстрее смысла не имело - ворочая веслом, пару раз тяжело вздохнул - Мария, хотя вытаскивал я именно ее машину, сидела безучастно. При том, что мы находились в семистах метрах от берега, а скорость плота едва ли превышала пару метров в десять минут - сидеть ей предстояло долго.
  Яркое светило, словно сжалившись над моей многострадальной головой, спряталось, завернувшись в легкие облачка - стало даже веселее. Ну, пока не посмотришь на Машеньку.
  Конструкция моя потрескивала, плот осел в воду и превратился в жуткий кошмар кораблестроения, но пока держался.
  Через час, не выдержав, окликнул Марию и попросил помощи.
  Хитрая женщина, пересела на корму и опустила ладони в воду.
  Взвихрились пенные бурунчики и плот, пришпоренной лошадкой рванул вперед.
  Попросив сбавить обороты - не хватало потерять форда во второй раз, ткнувшись им в камни валяющиеся на дне озера, перевел лебедку на два оборота в минуту, потом, подумав, на десяток.
  Целых пятьдесят метров шло все очень замечательно. Потом все стало как обычно - то есть плохо.
  Форд зацепился.
  Моя конструкция, издала страшный треск и плот замер. От рывка, Мария завалилась на плот, вытащив из вод озера свои волшебные ручки.
  Смерчики, устремились в облачное небо и разметали в нем пушистые подушки, проделав два идеально круглых отверстия.
  Я оказался в воде.
  Даже с подвешанным фордом, края плота возвышались на добрый метр - это корму я стесал, готовясь к неприятностям и прыжкам Марии. Плот пришлось оплывать, взбираться и любоваться на недовольное лицо женщины.
  Да, знаю, что это была авантюра, без подготовки, без разведки дна - но Боги Всевидящие, как же мне надоело ее лицо! Хотелось избавиться от нее, даже оставшись здесь самому, в одиночку. Я готов был уже придушить ее и закопать - по-глубже или утопить в озере, не взирая на весь тот яд, что так и сочился из ее внешнего вида.
  - Блин. Я ведь просил... Оказаться рядом с человеком, которому я нужен, потому что это - я, а не потому что я - Идиот! - Вырвалось у меня, помимо воли и, к сожалению, вслух.
  Мария мгновенно вспыхнула и направила свои ладошки на меня.
  Чувствуя, что меня снова сносит за борт, от всей души, выматерился.
  Машенька, уставилась на меня совершенно круглыми глазами, но руки убрала.
  За время нашей перепалки, лебедка делала своё дело - пикап поднимался, плот уже чувствительно болтало, на свободном ходу.
  Через два часа мы добрались до берега.
  Моя конструкция приказала долго жить, обломившись с диким треском и обдав нас брызгами воды, но самое главное уже было сделано - до берега оставалось метров десять - двенадцать, джип встал на колеса, а значит, моя импровизация увенчалась успехом.
  Фыркая и отдуваясь, отогнал плот к берегу, закрепил лебедку на своем грузовике и запустил в ход.
  Двухцветный "Форд-Бронко" выкатился на песчаный пляж и замер, выливая воду из всех щелей.
  Мария, осторожная словно кошка, открыла дверцу водителя и отпрыгнула - полуметровая рыбка, вывалилась ей под ноги, опасно щёлкая зубами.
  - Заодно и порыбачили... - Усмехнулся я и удостоился ответной улыбки.
  Все-таки, когда Машенька улыбается, она так хороша!
  Рыбина стукнула хвостом и принялась судорожно извиваться, проталкиваясь к воде.
  Тяжелый охотничий нож, мелькнувший в тонкой девичьей ручке, отсек хищнице голову, прекращая рыбьи страдания.
  - Впечатляет! - Кивнул я и внезапно потребовал: - Ухи хочу!
  - Будет тебе, уха... - Машенька прищурилась, нанизала рыбью тушку на нож и развернулась в сторону костра. - Будет тебе и уха, и требуха, и жаренное нечто...
  Хоть и быстро пропало хорошее настроение, однако впереди было еще до вала работы - Форд надо было разгрузить, разобрать, промыть - просушить и снова собрать.
  Через два часа, когда Мария пришла звать меня кушать, к ее удивлению, Форд весело порыкивал заведенным двигателем.
  И не только к ее удивлению, скажу прямо.
  Словно некая неведомая сила, защитила потроха авто от всепроникающей воды.
  Впрочем - фары она благородно проворонила.
  Сняв сидения, разложив на просушку чехлы и, на всякий случай, раскрыв все, что может открываться, отправился за стол.
  - Уха из этой рыбы не получилась, наглухо. - Предупредила Мария, ставя на стол передо мной тарелку с жареной рыбиной.
  Горячей и чудесно пахнущей.
  - Зато жаренная - Закачаешься! - Потянул носом я и схватил первый кусок.
  Минут через двадцать, потягивая горячий настой, сыто и соловело качался на стуле.
  Рыба оказалась выше всяких похвал!
  Мы с Машенькой, сточили ее и не заметили - как!
  Сидя друг напротив друга, впервые за эти дни мы смотрели на соседа не волком.
  Вот что еда животворящая вытворяет!
  Махнув рукой на грязную посуду, девушка икнула, прикрыв рот ладошкой, зевнула и скрылась в своем жилище.
  Я, последовал ее примеру, с удобствами устроившись в своем армейском тарантасе.
  Разбудил меня жуткий вой.
  Форд-Бронко, заунывно выл, включив свою сигнализацию, собака серая!
  Такой сон прервал...
  Зевая так, что челюсть вон, побрел к машине - скинуть клеммы с аккумулятора.
  "Стоять... Я же их, того, скинул!" - Всполошился я и уже рысью, метнулся к джипу, воющему и мигающему стоп сигналами.
  За три часа, простояв под ярким светом местного светила, кстати, надо узнать, как Мария его назвала, внедорожник украсился белыми разводами, по яркой краске и очень даже, неожиданно быстро - высох.
  Заглянув под капот, обнаружил пару любопытных генераторов, даже в самом диком похмельном сне - ни разу не платиновые! И даже - не свинцовые или медные - дешевые и потому самые распространенные.
  - Не трожь. - Зло рявкнула Машенька, шлепнув по рукам своими смерчиками. - Не твоего ума, дело.
  И снова, захотелось ей врезать - от всей души.
  Пикнув брелоком, хозяйка отключила сигнализацию.
  - Хватит. Надоело. - Отчетливо произнес я и, развернувшись на каблуках, потопал в сторону своего спального места. - Хочешь - секреты секретить - твое дело! Только спать не мешай!
  - Не кричи на меня! - Зло выдохнула мне в спину Машенька.
  - Иначе - что?! - Я развернулся и заглянул ей в глаза. - Ну? Давай, красивая. Стукнешь меня? Разговаривать перестанешь? В монастырь уйдешь? Что Ты Мне Сделаешь?! У меня ничего нет - и отнять - то нечего! Это у Тебя, такой хорошей, правильной, умной, расчетливой - есть что терять. У меня - нечего! Так что, я буду повышать на тебя голос - иначе, кроме себя самой, ты никого не слышишь! И, по сторонам оглянись - то... Устал я от Вас, лядских экзотов! Все бы вам, чужими руками...
  Удар смел меня и впечатал в дверь грузовика.
  - Это всё, на что ты способна? - Презрительно сплюнул я, отлепившись от двери. Пнуть, исподтишка? Или, твоё любимое оружие - ходить с недовольной харей, брезгливо глядя на окружающих? Ой, нет, я понял - это не ты виновата - это я во всем виноват! Появился тут, в койку затащил и...
  Меня снова вломило в многострадальное авто.
  - Что, Машенька - обидно? - Злорадство распирало меня, словесную плотину, наконец-то прорвало. Отчего-то я был уверен, Машенька из тех, кто уже неоднократно предавал. А значит - будет предавать вновь и вновь.
  О чем я и не приминул ей сообщить, удостоившись очередного удара.
  Сплюнув кровь, широко улыбнулся.
  - Не тех, Ксорер проклял! - Выплюнул я из себя, вспоминая разговоры и о звездном флоте, и об экспериментах, что проводились на базе "Ридж". - Космос Вам подавай! Флот Вы построили! Ага... Поверил! Что еще сперли, господа Экзоты?! ИсКина Вам подавай! А сама - то... Дрянь, ты, Машенька... Был среди Вас - Экзот... А вы, так - экзотишки... Ногтя его не стоите! Умные, все. Сильные. Только... Гнилые и завистливые...
  - Прекрати! - Мария внезапно рухнула на колени, закрывая лицо руками. - Замолчи! Пожалуйста...
  - Ой, обидели дитяточку! - Я сполз по колесу на землю и прислушался к своим ощущениям.
  Судя по ощущениям - жить мне оставалось совсем чутка - Машенькина сила, помноженная на железные бока моего восьмиколесного приятеля, точно отбила все внутренности.
  С улыбкой прислушался к своим ощущениям еще раз - я сбегал 87 раз. Вот и добегался. Только, сдохну я все едино - на свободе! Пусть меня стирали и стирали - я возвращался.
  И пусть теперь мне вернуться не грозит - зато я, хоть единого экзота, в глаза назову Тварью, вложив в это слово все свое отвращение, презренье и ненависть...
  - Сгнили вы, Твари... - С улыбкой, почти теряя сознание от боли, бросил я в лицо Марии. - Как люди, так и Вы - сгнили. Только людей было больше. И среди них - замечательных людей - тоже было больше! А Вы - отродье, человеческое. Отрепья его. Не тех Ксорер проклял, совсем не тех...
  - Заткнись! - Кинулась на меня с кулаками Мария. - Это Ты - Ксорер! Это Ты - Проклял их! Не перекладывай своих грехов - на чужие плечи!
  Я замер, как громом пораженный, от такой простой мысли...
  Все правильно.
  Я пожелал оказаться рядом с человеком, которому я нужен, потому что это - я... Только Мария искала - Ксорера!
  Я закрыл глаза и поразился той прекрасной темноте, что вошла в меня, заполняя каждую клеточку моего помятого тела, освобождая от оков сознания и хрупкой плоти, над которой властно все...
  Круг замкнулся.
  
  
  ***
  
  
  Интерлюдия
  "... Как это остановить?! "
  -... Как это остановить?! - Стоящий напротив меня человек, развернул ноутбук экраном ко мне.
  Чуть шевельнув руками, освобождаю запястья от наручников.
  Все происходящее со мной сейчас - уже было, и я хочу это изменить.
  Я был не прав, желая человечеству воздаяния, требуя для человечества справедливости.
  - Выключить компьютер. - Услышал я свой голос и улыбнулся.
  Вот сейчас я и начну изменять будующее.
  Телохранители Семена Волчика, кинулись ко мне, торопясь заломить руки, взять на болевой прием и обезопасить персону, стоящую передо мной.
  Ха!
  Вот не окажись этого камня, вы бы меня и не догнали - до границы с Испанией оставалось всего четыре километра - десять минут неспешного хода на лыжах.
  - Прекратите! - Остановил телохранителей Волчик. - Ему некуда отсюда деваться.
  - Всегда есть выход! - Подмигнул я самому быстрому телохранителю и крутнулся на офисном стуле.
  "Скрип-скрип".
  - Ксорер. Андрей. Или лучше - Ящерр?! Или - господин Диенн?! - Мой собеседник начал демонстрировать свою осведомленность, умиляя меня до детских слезок. - Хотите сказать, что Вы не предусмотрели, экстренного...
  Время инерционно и для его раскачки, особенно силами одного - единственного человека, требуется время.
  Вот и сейчас, Волчик ведет тот разговор, а я...
  Я ломаю время.
  - Не Диенн. - Мягко поправил я Волчика. - Данн. Даниил. Данька. Но не Диенн. И, да - экстренного выхода я не предусмотрел. Точнее - не делал его из принципа. И, да - уточняю сразу - я не программист, так что понять логику моих решений... Вам, увы, не дано. И, кстати, а кто Ваш внук, за которого Вы так беспокоитесь?! И, чем же я ему так помог, что Вы так беспокоитесь обо мне?
  Челюсть Волчика отвисла.
  Время пошло в разлет, в раздрызг, в раздрай.
  А мне того и надо.
  - В кафе... - Волчик закашлялся и, сделав жест, подхватил стакан с водой, заботливо поданный телохранителем. - Вы остановили его... Когда он схватился за нож...
  Я наморщил лоб, смутно припоминая.
  - Да. Было дело. - Покивал я головой и, потянувшись, развернул ноутбук так, чтобы его камера захватывала и меня и Волчика и одного из бойцов - телохранителей. - Горячий парень...
  - Весь в мать... - Волчик, словно в трансе смотрел на меня. - Моя дочь сбежала, едва ей исполнилось девятнадцать...
  - Довели, девчонку... - Спокойно продолжал раскачивать время, я. - Вот уж воистину: "Богатые тоже плачут..."
  Моя рыжекудрая красавица, перехватила управление камерой ноута и мой двойник, подмигнул мне с экрана.
  - Не суди, да не судим, будешь! - Возмутился Волчик.
  - Если судить не буду я, то вы уйдете безнаказанными. Эту аксиому я понял во втором классе. - Я потер руки и хрустнул костяшками пальцев. - Эту пословицу придумали для того, чтобы творить беззаконие. Так же, как и пословицу о том что: "О мертвых либо хорошо, либо - ничего..." Эту придумали, чтобы на могилы ворья и бандитов, плевали меньше и реже.
  Волчик смотрел на меня исподлобья, внимательно изучая мое лицо.
  - Вы не шутите! - Вырвалось у него, через минуту.
  - Нет. Не шучу. - Мне очень хотелось улыбнуться этому маленькому человечку, вознесенному на вершину Олимпа, конечно не волей случая, но ежедневной работой, потерями в семье, потерями друзей, на смену которым пришли "нужные люди". - Не шучу, господин Волчик. Более того, мне Вас искренне жаль. Вы получили признание - потеряли семью. Получили богатство - потеряли друзей. Вы - истинный неудачник, ибо вместо жизни, создали смерть.
  Волчик побагровел, а телохранители, таки, приложили мне в челюсть.
  - "Кураж"... - Понятливо вздохнул Волчик, впившись в меня глазами. - Сколько не бей, не вводи лекарств - толку нет... А хотите, я сделаю ваш кураж - вечным?!
  Я от души расхохотался - время, получив пинок, как шарик маятника, качнулось в одну сторону, а теперь летит в другую, пытаясь нащупать тот единственный фарватер, по которому ему проще всего нестись от точки А в точку Б.
  - Черта с два! Не интересует!
  И снова в глазах сидящего рядом со мной человека появилось странное замешательство.
  Он, как и я, пытался вывернуть время наизнанку!
  Осознав эту мысль, я задал прямой вопрос:
  - Это уже было с Вами? Дежавю?!
  Волчик, задохнулся от удивления.
  Ноутбук, стоящий перед нами, на столе, внезапно пыхнул синим, вонючим дымом, перегорая.
  "Всё. Теперь точно, никто не сможет узнать, что же за разговор состоится в этом кабинете..." - Я снова крутнулся в кресле, прислушиваясь к его скрипу.
  Точно так же скрипело кресло в кабинете Кажелецкой.
  Подойти бы к окну - может это он и есть?!
  Волчик, закусил губу и встал, по его виду ясно читалось - наш разговор он представлял себе не так. Слишком часто в его жизни было лишь две крайности: убить или купить. Убивать меня уже не было смысла. Покупать... Так и покупать, смысла не было.
  Не выдержав, встал следом и подошел к окну, не взирая на охранников, сердито подобравшихся.
  Так и есть - кабинет Кажелецкой!
  Полюбовавшись на стоящую в гордом одиночестве кривую сосну, с длинными, северными, ветками, вернулся в кресло.
  - Данн... - Волчик развернулся ко мне, приняв какое-то решение, которое ему очень не нравилось. - Ты понимаешь, что все твоя эскапада - глупость несусветная? Что тебя сдали - свои же, едва до них дошло, что же ты им принес в клювике?! Ты понимаешь, что тот же ютуб - под нашим контролем, и мы сможем выпустить сотни роликов, демонстрирующих...
  - Семен, вам семь десятков лет, а вы начинаете заходить издалека! - Рассмеялся я. - Право слово, с Вами приятнее общаться, когда вы не подбираете выражений или сыпете угрозами напропалую. В остальных случаях - вы демонстрируете собственную слабость и неуверенность. Давайте начистоту - мне откровенно наплевать и на вас и на нас.
  Волчик замер в удивлении.
  - Говоря и "вас и нас" я имею ввиду и человечество, и экзотов. - Пояснил я. - Человечество просрало себя в интернете, стараясь выделиться, и превратилось в единую, убогую толпу. Экзоты... Хм, продались... И с радостью готовы продаваться дальше - за тот же интернетик и возможность жить по собственному желанию, плюя на всех окружающих.
  Камера, установленная в кабинете Ксении, едва заметно пошевелилась, кивнув.
  Дианка, Дианка...
  Любопытная Дианка!
  Может быть, зря я оставил винт в сервере? Без него, моя рыжая "любовь" не добралась бы до камер наблюдения так быстро.
  Впрочем, при отсутствии гербовой - пишем на обычной.
  - Да что вы так к интернетику привязались! - Вспылил Волчик. - Обычная болезнь цивилизации, достигшей глобального информационного пространства. Вырастем, исправимся. Ничего не делается за минуту.
  - К интернету я привязался как к показателю. - Вздохнул я, мысленно соглашаясь с Волчиком. - Слишком много семей разбито - при помощи онлайн психологов, ушедших в виртуальный мир - супругов, обеих полов. Экзоты, в отличие от людей, интернетом интересуются в последнюю очередь.
  - Экзоты всем, кроме себя, интересуются в последнюю очередь. Такие как вы, господин Терновский, вообще - исключение. Сколько у Вас сертификатов? Восемь? Десять?
  - Двадцать четыре. - Припомнил я. - Не считая тех, что завязаны на компьютерщину и психологию. Всего - пятьдесят один. Четыре опеновых диплома.
  Круглые глаза и открытый рот стали мне наградой.
  - Жесть... - Выдохнул телохранитель.
  Я пожал плечами - сидеть в интернете, просматривая странички, мне надоело еще в далеком 2001 году. А за пятнадцать лет, обладая массой свободного времени и экзотическими свойствами...
  - Жесть. - Согласился с телохранителем Волчик и плюхнулся на стул. - Данн, почему? Почему?
  Я едва удержался от детского ответа.
  Даже не имея перед глазами ноутбука, я был совершенно уверен - Диана гонит все в прямую трансляцию, без купюр и перерывов на рекламу.
  Представив, сколько может стоить реклама, во время моей "эскапады" - рассмеялся.
  Думаю, за пару минут мог бы сорвать совсем не малый куш, от производителей.
  В дверь забарабанили сперва кулаком, а затем и ногой, грозя выломать жуткое картонное изделие.
  Поморщившись, Волчик кивнул, и телохранитель щелкнул замком, впуская бледного как смерть, руководителя BST.
  - Волчик! Мы так не договаривались! - Карел Амброз, смотрел на меня как на бешеную собаку, жалея, что в руках нет ружья.
  - Мы никак не договаривались! - Отрезал Семен Волчик, делая жест охранникам. - Убирайтесь, Карел. Не до вас сейчас. И без того Вы... Мешаете нашей беседе!
  - Вашу "беседу", видят все пользователи интернета, в прямом эфире! - Выпалил Карел Амброз, стремительно уходя в фальцет. - На нем - камера!
  "Ага. Время вновь устремилось к фарватеру..." - Мысль оттолкнулась от слова "фарватер" и понеслась вскачь.
  Выпроводив Амброза, Волчик закрыл за ним дверь и тяжело вздохнул.
  - Я не знаю, как Вы это делаете, Данн. Может быть, это - кураж и ваши экзотовские штучки. Может быть - просто профессионализм сетевика и админа... Теперь уже все едино. Как остановить Вашу трансляцию, господин Терновский?
  - Никак. Форматируйте сервера, останавливайте интернет. Делайте что угодно - эта запись все едино будет выплывать на поверхность. - Я откровенно врал и наслаждался своим враньем. Так надоело говорить правду, которую один хрен никто не слышит.
  - Вы подписываете себе... - Волчик не успел закончить своей, заготовленной речи.
  В этот раз, обошлось без "тупых ударов".
  Оружие телохранители вытащили сами - и лишились его, замерев по моему щелчку.
  Сознание Кирвина и моё собственное, слившись, дали весьма впечатляющие возможности.
  Жаль, что рассказать о них не кому.
  - Бывайте здоровы, людишки, живите дружно! - Усмехнулся я, спуская курок.
  Очень жаль, что "последнее" желание и вправду - последнее...
  
  
  ***
  
  
  Часть В
  Мир ?0-2'
  Пилот
  
  - ... Да он же бухает! - Искренне возмутился сержант МП, пытаясь оторваться от патруля и перейти в наступление на мой столик.
  Мама Камилла покачала головой, предупреждая старшего тройки - лейтенанта - и указывая ей на дверь.
  - Он серьезно, бухает и забил на военное положение! - Сержантик извернулся и, таки, направился к моему столику, кипя праведным гневом. - Сейчас я...
  - Цимбарский! Стоять! - Рявкнула лейтенант злым голосом. - Кругом. Вон из заведения!
  Сержант, исполнил приказ, хотя и сморщив рожу и бормоча себе что-то под нос.
  - Идиот! На петлицы смотреть надо! - Злости лейтенанта не было границ. - Мудак, соленые уши! Совсем, в шары долбишься?! Или...
  Закрытая дверь бара на четвертой палубе, отсекла продолжение беседы, оставляя меня в тишине и одиночестве.
  Поблагодарив Маму Камиллу поднятой стопкой махнул ее и скривился - водка по-армейски, это спирт, в который капнули каплю воды. Одну на бутылку объемом в литр.
  Очередная галдящая компания, ввалилась в бар и обрадовано уселась за пустующие столики, сделав заказ.
  Мама Камилла, подошла ко мне и криво улыбнувшись, отошла - в бутылке плескалось у горлышка и долива не требовалось.
  Шум кампании набирал обороты и я, спрятавшийся чуть в стороне, наконец-то стал объектом их внимания.
  - О-о-о-о! Летун сидит! Летуниссимо! - Заржал худой техник, плохо выбритый и обиженный на весь свет за то, что выпивки не предвиделось. - Да еще и с бутылкой! У тебя там что - вода?
  - Пошел в жопу. - Спокойно и очень просто ответил я.
  Техник, закипел праведным гневом, так же как и сержант до этого.
  Только в отличии от сержанта, техника остановить никто не успел - подскочив ко мне, он размахнулся и отлетел, собирая столики собственной спиной.
  - Идиот. - Покачала головой Мама Камилла.
  Техник, продравшись через болевые ощущения, взревел и вновь кинулся в мою сторону.
  Для того чтобы вновь улететь.
  Его компания, еще мгновение назад весело гомонящая и предвкушающая забаву, набычилась и принялась выбираться из-за стола.
  Один, едва заметный жест и компания весело катится по полу бара, с видом разлетающихся кеглей.
  Мне - можно.
  Сегодня мне можно и не такое.
  Даже если и эта компания окажется в госпитале - никто и пальцем не шевельнет против меня.
  Даже то, что на моем столе стоит литровая бутылка водки - в период боевых действий! - ничего не значит.
  - Летун! Совсем обалдел?! - Вопросительно и совершенно без злости в голосе, поинтересовалась совсем молоденькая девушка - медик. - Уже третью компанию к нам спроваживаешь!
  Приблизившись ко мне пухленькая блондинка с погонами ефрейтора и змеями медицинской службы в петлицах, ойкнула и, прикрыв рот, дала задний ход.
  Все правильно.
  На моих петлицах - "серебряные осы".
  Подразделение москитного флота Земной Федерации, истребители - перехватчики.
  - Простите, товарищ лейтенант... - Пискнула блондинка, прежде чем повернуться ко мне спиной. - Отдыхайте...
  По ее взгляду, метнувшемуся по столу, стало понятно - земные традиции, в отличие от всего коллектива 2-го линейного соединения "Амгу", она знает хорошо.
  На столе, напротив меня, перед рамкой, в которой нескончаемым потоком менялись лица, стояла стопка водки, накрытая кусочком черного хлеба, густо посыпанного солью.
  Отойдя к своим, ефрейтор тихо шепнула каждому что-то на ухо и компанию закатали в носилки за считанные секунды, вкатив каждому из пострадавших по львиной дозе транквилизатора.
  - Товарищ лейтенант! Разрешите обратиться? - Вырос сбоку от меня сержант, отталкиваясь от повисшей на его руке, девушки.
  - Спрашивайте, сержант. - Улыбнулся я, не узнавая собственного голоса.
  Впрочем, я не только собственного голоса - собственной морды то, не узнаю.
  - Примите наши соболезнования, товарищ старший лейтенант! - Сержант выпрямился и пожирал меня глазами. - Спасибо Вам, за чудо!
  - Спасибо, сержант... - Мне почудилось, что лица на экране рамки, слегка улыбнулись. - Спасибо.
  Козырнув, сержант развернулся и исчез из поля зрения.
  Мама Камилла, включила большой экран, на котором корабли соединения величественно выстроились вокруг серой планетки, охватывая ее крыльями, с ощерившимися стволами, окутанные силовыми полями и летающими от корабля к кораблю, мелкими челноками технических служб.
  Семь линкоров, три дредноута, пятнадцать эсминцев и валова туча всяческих охотников и кораблей снабжения - приперлись к шапочному разбору.
  Как всегда - кавалерия опоздала.
  Только если в старинных, еще до космической эпохи, фильмах это был повод поцеловать девушку и гордо зашагать в сторону заката, то для меня и двух тысяч "ос"...
  Для нас ничего не было.
  Ригель 3 или в просторечии "Рашпиль", за свои волнистые очертания степей, ничем особым не выделялся - аграрная планета, до войны снабжавшая свой сектор вкусными и полезными продуктами, с умеренной промышленностью и добродушными людьми. Все как всегда - война внесла коррективы - "Рашпиль" оказался в глухом тылу и на орбите планеты в скором порядке монтировались базы перезарядки, ремонта и госпитали. И базы новобранцев.
  Охраняло все это дело, ни много ни мало - два линкора, москитник и целых две станции обороны. Впрочем, против наших противников - сила вполне значимая, а потому связываться с ней никто не станет. Вот и превратилась служба вокруг "Рашпиля" в синекуру.
  На целых три года, превратилась.
  Пока не пришли "глиссеры" керран и не устроили на орбите бойню, застав служивых со спущенными штанами и верхом на бабах.
  "Глиссер", это не маленькая и верткая лодочка, это - бандура восьми километров длиной, трех в ширину и полутора в высоту! Как прошляпили их появление на вахтах - ума не приложу.
  Первыми сгорели станции - без единого выстрела. Линкоры, храбро, но глупо кинувшиеся вперед - задержали боевую десятку на семнадцать минут, успев выкинуть в эфир "Погибаем, но не сдаемся!"
  Красиво. Только керране, никого и никогда, не брали в плен.
  Москитник, за трое суток до этого, с помпой демонстрировавший новейшие приемы и мастерство своих пилотов - сгорел, едва успев выпустить десятую часть, от силы, своих истребителей - "игл".
  А там, из пустоты подпространства, успела выскочить наша "Морская оса" и ее группа поддержки.
  В космос выстрелило две тысячи истребителей и перехватчиков.
  На обломки "Морской осы", через три с половиной часа боя, вернулся только я.
  На наше счастье, командиры линкоров успели врезать глиссерам - оставив сбитые поля и воронки от попадания тяжелых торпед, иначе даже вся выучка "ос", не дала бы ни малейшего шанса.
  От "Морской осы" осталась только кормовая надстройка, отстреленная еще в начале боя - сам корабль, сделав микропрыжок, материализовался внутри защитного пояса экранов "глиссеров", носом - во флагмане, а кормой - в судне поддержки и наведения.
  Восемь тысяч человек в мгновение ока превратились в свет, аннигилировав и прихватив за собой кроме двух основных, еще два, "глиссера".
  К этому времени, "осы" зажалили насмерть пятерку "крыльевых", потеряв при атаках более полутора тысяч экипажей.
  Ну не рассчитаны "осы", даже наши модифицированные "иглы", для борьбы с этими гигантами, не рассчитаны!
  Не было бы госпиталей, на орбите...
  Керране дерутся молча.
  В ИХ эфире только приказы.
  НАШ эфир звенел.
  Мы матерились, кто-то - молился, а кто-то - плакал.
  Умирали все - одинаково.
  - У Вас свободно? - Еще одна красавица, с петлицами-змеями, вокруг буквы "пси" - армейские психологи, пожаловали.
  - Пошла. Вон. - Сегодня мне можно все.
  Я провел в своей "игле", долгих пять суток, оседлав остатки "Морской осы". Пять суток, за которые, Никто не рискнул оторвать свои задницы и заняться поиском выживших и раненных!
  Только позавчера, когда из провала выскочил первый линкор соединения, руководство станций рискнуло выйти из-под своей защиты.
  Последний "глиссер" мы валили уже своими телами - тяжелые ракеты закончились, а наши коррект - аннигиляторы годились лишь на близких дистанциях...
  - Лейтенант?!
  - Пошла вон. - Максимально спокойно, вновь отвечаю флотскому психологу.
  Надеюсь, мое личное дело они уже изучили.
  Рыжая капитан от психологии, покраснела от гнева и решила пойти на пролом.
  Зря.
  Через минуту Маме Камилле пришлось снова вызывать, правда, не медиков - техников, которые и сняли психушку с люстры, под потолком.
  А что?! Там, между прочим, тоже было свободное место!
  Пыльновато, конечно, только это проблема Мамы Камиллы, а не моя.
  "Игла" шла на острие атаки, расчищая моим... Друзьям? Коллегам? Дорогу к последнему эмиттеру силового поля, сбив который мы оголяли броню в районе основного реактора...
  От касательного удара болванкой по левой стороне истребителя, сбрившего крылышко, на котором торчало восемь пустых пилонов для ракет, "Иглу" закрутило и моя очередь ушла в молоко.
  Хорошо, не совсем в молоко - бортовой искин, успел рассчитать траекторию и расстрелял турель, от которой я получил гостинец.
  В следующее мгновение серебристая птичка "Иглы" коснулась защитного поля и лишилась второго крыла и части хвостового оперения - "Иглы" до сих пор делают многофункциональными, как для космоса, так и для атмосферы.
  Пузырь силового поля, съев лишка массы, из фиолетового превратился в зеленый - самое удобное время, врезать, чтобы он лопнул.
  Мой ведомый так и сделал.
  Эмиттер взорвался, отфутболив меня на орудийную башню, медленно поворачивающуюся в сторону ближайшего объекта.
  На этой башне я оставил свой маршевый двигатель - один пес, летать на нем я уже не мог, лишившись дюз, а расстрелять, сбивая наводку - мог запросто!
  Видимо, снаряд уже бежал по стволу, когда двигатель, прилипший к металлу, наконец-то взорвался.
  Ствол развернуло цикорием и мне ощутимо наподдало под брюхо, выкидывая в открытый космос.
  Я с ужасом наблюдал за разворачивающейся в мою сторону турелью, чей выстрел должен был поставить точку в моей летной карьере.
  Свезло.
  Командир "глиссера", понимая, что "Иглы" его сделали - отдал приказ на самоликвидацию.
  Я еще видел, как на месте реактора начал вырастать пузырь яркого света, жадно заглатывающего моих друзей - сослуживцев.
  Оторванная башня прикрыла меня от испепеляющего взрыва.
  В себя я пришел куском мяса, с вытекшим глазом, смятой правой стороной кокпита истребителя и в полной тишине.
  На мои запросы, вопли - ничего!
  На маневровых, за сутки, добрался до надстройки - "последней надежды", как ее называли на "Морской осе".
  Полностью автоматизированная ремонтно-восстановительная станция, гостеприимно втянула меня в свое нутро - простреленное и искалеченное. Ни о каком ремонте можно было и не мечтать - внутри все превратилось в кучу перемешавшегося железа.
  Ни атмосферы, ни связи, ни единой живой души.
  Только одноразовый кокон выживания пилота, который и принял меня в свои теплые объятия, предупредив, что его ресурса хватит только на то, чтобы восстановить мне глаз, да ввести болеутоляющее...
  - Еще водки? - Мама Камилла, высокая, выше меня на целую голову, черноволосая и кареглазая тарийка, стояла рядом с моим столиком, с бутылкой в руках. - Или, компании?
  - Да, непьющий, я. - Со вздохом признался я. - И хочется. И помянуть - надо. А - не могу. Ты прости, Мама Камилла, за все... Пошел я, наверное... Зря я приперся, только народ тебе распугал.
  - Распугал. Факт. - Тарийка свинтила колпачок с горлышка бутылки и отхлебнула прямо из горла, как сок. - Не знала бы Вас, землян - убила бы!
  - Интересно, - пробормотал я себе под нос, по-русски, - почему каждый Ити считает, что он знает Землян?!
  - Я - не каждый! - Мама Камилла угостила меня легким подзатыльником, придержав свою руку, способную за один удар проломить стопку кирпичей, высотой мне по пояс. - Впрочем, ты прав - каждый экстратерриториал действительно мнит себя знатоком Земли. На свою голову.
  Наклонившись ко мне, Мама Камилла шепнула мне на ухо: "Моя фамилия - Шолохова!"
  Я чуть не свалился со стула.
  Теперь стала понятно и то уважение, что окружало владелицу этого заведения и то, что меня никто особо не трогал - связываться с мастер-деструктором Камиллой Шолоховой, пусть даже и в отставке - дураков нет!
  И землян, Камилла Ургуновна, действительно знала - даже была замужем за землянином. Точнее и сейчас была замужней...
  В ее честь, на Тарии, каждая третья девочка - Камилла!
  Натянув свою пилотку, привычно отмахнул честь старшему по званию.
  Камиллу улыбнуло.
  - После победы, придешь и напьешься! - Подмигнула она мне, убирая мою, едва початую бутылку, со стола. - И не говори, что не доживешь!
  Убрав рамку в нагрудный карман своего летного камуфляжа, улыбнулся и пошел на выход.
  Три часа боя, это шесть перезарядок.
  В реальности, "Морская оса" успела перезарядить наши "Иглы" шестнадцать раз, разрядив свои запасы по полной программе. Потому и отдал приказ о таране капитан Матвеев, милейший Семен Аввакумович, что пуста была "Оса", а бежать - некуда.
  Выйдя из бара, я прошел по коридору и, прижавшись к стенке, сполз на пол - перед моими глазами вновь поплыли лица.
  Нган Ма, Барт О'Лири, капитан Матвеев и его старпом - Хелена Стефен.
  Лица кружились и кружились, а у меня кружилась голова, и, крутился только один вопрос - Почему выжил именно Я?!
  - Эй, летун, помощь нужна? - Из остановившегося напротив меня электромобиля высовывалась вихрастая голова, с внеуставной, длинной, прической, по которой можно было сразу опознать орсайца. - Садись, подвезу!
  - Мне на девятую палубу... - Попытался было отбрыкаться от помощи я, но от орсайца отделаться не возможно.
  - Вот и по-пути! - Парень в новенькой форме научного подразделения "Астрон", выскочил из машины и помог мне устроиться на пассажирском сидении. - Только, если ты не против, заскочим на третью палубу, мне там должны документы отдать. А потом я сразу тебя отвезу на девятую!
  В этом все орсайцы - им везде по пути! Даже если они летят в другую галактику, ничто не помешает им заглянуть на Землю и завезти почту или просто передать привет. Зато и любит их так наша федерация, а они платят сторицей.
  - Ох ё... - Охнул орсаец, только сейчас разглядев моих "ос". - Простите, товарищ лейтенант! Сейчас же отвезу Вас на девятую палубу!
  Элетромобиль, взвизгнув шинами по покрытию, развернулся буквально вокруг самого себя и помчался к ближайшему лифту.
  Не слушая моих возражений, вихрастый рядовой "Астрона", довез меня до моих "аппартаментов" за рекордные три с половиной минуты. Из которых две - ушли на спуск в лифте!
  - Лейтенант! - Смутно знакомый голос, остановил меня на пороге собственных "аппартаментов" - двух комнатушек, в которых из моих вещей стоял только кокон искина искалеченной "Иглы". - Надо поговорить!
  - Пошла вон. - Снова, максимально вежливо ответил я, уже прикидывая, куда ее отправить, если попытается снова перейти в наступление. - Здесь люстр нет...
  Психолог покраснела и щелкнула пальцами.
  Увы!
  Попытка хорошая, но на меня не действует.
  Так же, как и не действовало на все две тысячи "ос".
  Мы совершенно иммунны к проявлениям пси энергий, направленным на нас.
  Нам нельзя внушить, нас нельзя сдвинуть с места, спалить или стукнуть разрядом. Из наших легких нельзя откачать воздух, а нас - засыпать землей.
  В следующее мгновение ее унесло в сторону ближайшего санузла - понос ей гарантирован, на пару дней.
  Довольный собой, вошел к себе и закрыл за собой дверь.
  - Опять?! - Укоризненно поинтересовался искин, чувствовавший проявления, не хуже собаки. - Ох, ну и олух же ты!
  - Перец, прекрати! - Потребовал я. - У меня сутки безнаказанности, не забыл? Хочу - в туалет посылаю. Хочу - в койку потащу!
  - Что-то я в твоей койке, уже давно никого не видел! - Уел меня Перчик. - Ты еще не забыл, для чего девушки нужны?
  Вот же ехида!
  Перец мой второй искин. Первым была Ада, с которой найти общий язык я так и не смог, а потому, без сожаления обменял ее, после второго же тренировочного полета. Летать с искином, который тебя нервирует - увольте.
  Перчик, прошел со мной все долгих три года войны, горел вместе со мной и застывал от лютого холода, кувыркался, при аварийной посадке на Деве и хлебнул водички, когда мы воткнулись в море на Зете Дракона. Несносный, вредный, заботливый и внимательный - это еще самое малое, что я мог о нем сказать.
  Именно с Перчиком, мы и прорабатывали большинство моих проявлений.
  - Она снова сюда идет! - В голосе Перчика послышались нотки восхищения. - Самоубийца! Теперь ты просто обязан на ней жениться! Как Настоящий Джентльмен...
  - Я просто не открою дверь! - Утихомирил я разошедшегося искина. - У меня нет желания общаться с... этими.
  Длинный звонок в дверь я проигнорировал и пошел раздеваться, в надежде, что за шумом воды, все эти звонки и суета улягутся сами собой.
  Стоило мне стянуть с себя штаны, как дверь сорвало с петель, и на пороге очутилась уже знакомая мне "психичка".
  - Девушка, вы настолько не привыкли слышать слово "Нет"? - Удивился я, разглядывая служительницу психологии и надеясь, что увидев меня голым, она хотя бы отвернется. - Вы не в моем вкусе.
  "Психушка" открыла и закрыла рот, сделавшись очень похожей на рыбу, что совершенно не добавило ей ни шарма, ни блеска, ни дополнительных очков.
  Тем паче, что рыбу я люблю только жаренную!
  - Соизвольте надеть штаны, когда с Вами разговаривает старший по званию! - Рявкнула старший лейтенант медицинской службы, ожидая, что я ринусь исполнять приказ.
  Ага, щаз-з-з-з!
  - Являясь офицером, хотя и дружественной вам, армии, тем не менее, подчиняться вашим приказам не обязан. - Прищурился я и, подумав, добавил. - Да и не намерен. Тем более - сегодня. Дверь - за вашей спиной, соизвольте покинуть помещение, вызвать техников и оплатить ремонт!
  Развернувшись к девушке спиной, прошагал к санузлу и закрыл за собой дверь, игнорируя все звуки, доносящиеся из-за моей спины.
  "Серебряные осы", это одно из подразделений истребительной авиации. Далеко не элита, нет. Нам очень далеко до "Манчжурии" или "Иконостаса", вот там сидит элита элит, не скрою. Только их всего - по две сотни и погоды, в "собачьей свалке", они не сделают. Да и держат их, как пробку от всех дырок. Особо любимы эти эскадрильи всяческой спецурой и секретчиками.
  На наш век спецопераций тоже хватает и подписками мы увешаны как новогодняя ёлка игрушками, а выговорами - как она же - мишурой, но зато и готовили нас не два года, а полтора, ну а мне так повезло вообще закончить учебку до войны, за полные четыре года.
  Правда и летаем мы на "Иглах", а не на новомодных и мускулистых "Звездочках" - фиг их нам кто доверит, с их-то стоимостью и секретностью.
  Наслаждаясь, горячим душем, купаясь в облаках горячего пара, вновь и вновь возвращался к минувшему бою. За пять суток бесполезного болтания на куске любимого авианосца, мы с Перчиком проиграли все отрезки нашего последнего боя не по одному разу. И все равно, точил меня червь сомнения, точил и точил. Уж больно просто все получалось. Словно некто, разыграв шахматную партию, пожертвовал 2000-ми пешек, чтобы убрать с поля десяток ферзей. Неравноценный размен, между прочим. Стоимость одного "глиссера", ну никак не меньше пары тысяч "Игл". Даже вместе с авианосцем.
  Намылив голову, тихонько позвал Перчика.
  - "Грузило" ушло?
  - Болтается. - В голосе моего искина, пусть и звучавшего прямо у меня в мозгу, почудилась все нарастающая ярость.
  - Гони ее. - Решил я. - Вызывай МП и сдавай с потрохами!
  - Есть! - Бодро отрапортовал искин, и я добавил горяченькой водички, кутаясь в шубу белоснежного пара.
  В ванне я провел добрых полчаса - на "Морской осе", с ее рейдерским статусом, такое просто не возможно.
  Было...
  Замотав бедра в небесно-голубое полотенце, вывалился в комнату, руками разгоняя пар, застилавший глаза и жалея, что баня на флоте не прижилась.
  Обнаглевшая лейтенант сидела в моем кресле и изображала из себя великосветскую львицу.
  - Перчик! Что ЭТО делает в моей комнате? - Брезгливо уставился я в голубые глаза "психушки". - Я сказал - гнать в три шеи!
  - Не выйдет. - Страшный лейтенант довольно поерзала в кресле, устраиваясь удобнее. - Есть разговор, и я не уйду, пока...
  - Отлично. - Широко улыбнулся и звонко хлопнул в ладоши.
  Автоматика апартаментов, уже в первый час настроенная мною в стиле "Ос", мгновенно отреагировала на сигнал захвата помещения и отработала по захватчику, сидящему в кресле, транквилизатором и густой струей пены, плотно залепившей мою незваную собеседницу в тугой кокон.
  Старшему лейтенанту повезло - будь у нее оружие, могло прилететь ей не из транка, а из станнера или вообще - крупного калибра.
  А так - нехай спит.
  До завтра ее не хватятся, а завтра - будет завтра.
  Глядишь, и прибудет в эту систему земной прокурор и увезет меня, от этих союзничков, подалее!
  Переодевшись в чистую форму - пришлось перевешивать знаки отличия - я оттолкал матовый кокон в соседнюю комнату и заперев ее, а для верности - подперев дверь другим креслом, отправился гулять по базе, оставив входную дверь выломанной. Воровать у меня, кроме Перчика - нечего. Все мои вещи, остались на "Осе".
  Соединение "Амгу", в отличие от рейдерного авианосителя "Морская оса", таскал за собой целую кучу баз, на одной из которых, "Амгуема", я сейчас и находился.
  Именно "Амгуема" приветливо выслала спасателей по моему пеленгу и вытащила обломки моего истребителя на свою внутреннюю палубу, с ужасом их разглядывая.
  Меня, отправили было в госпиталь, да придраться было не к чему - официально, капсула первой помощи устранила все последствия моих ранений, и быть в госпитале мне было не с чего.
  А, что шрамы остались, так и не ваше это дело, господа союзники. Спасибо, что приютили и дали 24 часа "безнаказанности". Большего от Вас мне и на... не надь!
  Вернусь на "Баллисто", что вертится вокруг Марса, сдамся нашим, местным, врачам. Они меня и подлатают и нервы подлечат.
  А у союзников, только одно на уме: "Опять земляне нам не доверяют!"
  А как Вам доверять, что Ваш собственный флот, ответил на вызов - с трех суточным запаздыванием, а пробился к звезде - еще через двое суток?!
  Болтаясь по коридорам "Амгуемы", наслаждался неожиданной тишиной и покоем, накатившем, как волна цунами. Все красиво, чинно, благородно, красиво. Ровненькая разметка под ногами, отделяющая проезжую часть от тротуара; мягкие фонари над головой, дающие ровный, белый свет; чистые стены и лица многих людей - живых людей - спешащих по своим делам.
  Никому и на дух не нужен лейтенант - летун, почему-то шляющийся без дела по коридорам.
  На лифте поднялся на самый верх - палубу ноль, на которой, к моему удивлению, оказался настоящий прозрачный купол, длиной метров в четыреста и шириной в сто, под которым расчетливая душа расставила столики и даже лежанки!
  Оккупировав одну из лежанок, закинул руки за голову и уставился в черное нутро космоса, едва поблескивающее колючими крупинками дальних звезд.
  Официант, подскочивший ко мне, протянул меню и замер, ожидая заказа.
  Заказав плитку черного, горького шоколада и чай с лимоном, улыбнулся - жажда наживы, или попросту - жадность, сгубила уже не один корабль.
  "Амгуему", конечно, жаль.
  Только, первая же боеголовка, пробившая защитное поле этого корабля, в первую очередь клюнет именно на эту полость, превращая базу в парящее корыто.
  Громко щелкнув языком, поправил себя - если эта база вообще, когда-нибудь, окажется в бою!
  Ломая шоколад, запивая его чаем, валялся и тащился - возможно, впервые с начала войны я лежал вот так, ничего не делая, никуда не торопясь и никого не ожидая.
  "Психушка развязалась"
  Короткое сообщение, переданное Перчиком по корабельной сети, приватно, поразило меня до глубины души - выбраться из паутины, на моей памяти удалось только одному человеку - бушмену К'Вану, лидеру второй сотни "Ос".
  "Меня ищет?"
  "Матерится. В душе". - Ответил Перчик и добавил, после не значительной паузы - "В ванне, значится..."
  Мой счастливый смех испугал соседа справа, сладко придремавшего капитана с петлицами "кузнечиков" - торпедоносцев.
  Очень, между прочим, симпатичного капитана, эдакой миниатюрной блондиночки, с зелеными глазками и великолепной фигурой.
  Вот уж воистину - век живи, век учись и все едино - дураком подохнешь.
  В наших войсках, на "торпеды", женщин старались не брать.
  А здесь - ажно цельный капитан! Да еще и с боевыми колодками, чтоб мне провалиться! Все страньше и страньше, как говаривала у