Политова Алина: другие произведения.

Не тревожь тишину

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 3.10*8  Ваша оценка:

  
   Ромку я тихо ненавидел. Он был младше матери на десять лет, но она, наивная, была уверена, что он любит ее и все такое. Какая же дура! Я сразу, как только увидел его, понял, что ему нужны от матери только бабки. Мать была бизнес-леди, удачливая, богатая, умная, но во всем, что касалось мужиков тупее ее не было на свете. Она привезла Ромку из поездки в Ростов. Он там машину ей ремонтировал что ли. Вот она его и зацепила. Или, скорее, он ее зацепил. Классический жиголо, по моим представлениям. Сначала у него даже волосы были длинные, собранные в хвост. По приезду домой, мать сводила его к стилисту, и там этому чурбану сделали сногсшибательную стрижечку - волосы отрезали до середины шеи, творческий беспорядок, прядки, падающие на лоб... он стал похож на жиголо уже столичного. Даже не скажу, что он красавец особый был. Просто его нахальное выражение лица, какие-то странные манеры, хорошее тело - все это в сборе делало его притягательным что ли... Для женщин в смысле. Мать от него была просто в угаре. Как я ни отговаривал ее, она все равно вышла замуж за этого придурка через месяц после их знакомства. И теперь он стал полноправным обитателем нашего дома. Ему было тридцать пять, я бы сказал - полный старик и урод, но сохранился он, конечно, не плохо. Я, с завистью смотрел на его голый торс, играющие под кожей мышцы, самодовольную тупую улыбочку на лице. По утрам он спускался в гостиную, обмотанный полотенцем, и светил своим ненавистным телом у меня под носом. Мать продалась дешевому самцу, что я мог с этим поделать... Признаться, свою работу постельную он выполнял неплохо. Мать сильно изменилась после встречи с ним - как-то даже расцвела, помолодела. Ну а как же, регулярный секс всем идет на пользу. Пусть так, пусть живет с ним, но от этого всего благолепия, что воцарилось в ее душе, я стал ненавидеть Ромку еще больше. Если бы он оступился, я бы, несомненно, его добил.
   Ко мне Ромка поначалу отнесся вполне благодушно. Он уверен был, что такой славный парень как он сразу же очарует такого сопляка как я. Хотя я-то уж давно не был сопляком - четверть века за плечами. Но потом, поняв, что со мной его номер не пройдет, Ромка стал делать вид, что меня вообще не существует. Я был для него помехой, не давал ему свободно дышать, хозяйничать в доме и кошельке матери. Он знал, что я все время слежу за ним. Он у меня под колпаком. Пару раз я даже высказал ему в открытую свое мнение о нем, на что он лишь пожал плечами и презрительно хмыкнул. Если бы он знал, что ждет его впереди, наверное, не хмыкал бы так.
   А случилось вот что. Мать уехала заграницу, в Польшу на какую-то конференцию. Меня в это время не было дома, я в Египте отдыхал со своей девочкой Лилькой. Так случилось, что с подружкой моей мы разругались вдрызг, она уехала, не догуляв положенные по туру три дня, и я уехал тоже. Не очень-то хотелось возвращаться домой, где не было мамы, а был этот жиголо, поэтому я решил пожить у приятеля. Заехал домой, только чтобы прихватить кое-какое барахло. Ну и вот ситуация получается. Захожу я в дом, прусь сразу в кухню взять бутылочку пива, и вдруг понимаю, что я тут в доме совсем не один, как мне показалось вначале. Какие-то стоны, ритмичные удары по стене - о-го-го! Кто-то кого-то трахает в родных моих пенатах! Угадайте кто... Во мне все взыграло. Вот он, мой шанс! Я достаю мобильник и тихонечко прусь по лестнице наверх, к маминой спальне. Останавливаюсь возле двери и включаю камеру на мобиле. Процесс там, за дверьми, идет полным ходом. Я тихонечко открываю дверь и вхожу, держа на вытянутой руке мобилу. Картинка изумительная! Немного под углом ко мне стоит раком молоденькая блондиночка, а сзади ее во всю наяривает наш домашний самец. Старается, как в порнофильмах. Улыбнитесь, вас снимает скрытая камера. Но им было не до меня. Прежде чем девка разглядела меня боковым зрением и испуганно вскочила, я отснял уже секунд тридцать замечательного эротического ролика. Мамуля будет в восторге! Здесь, на ее родной постельке ее любимый Ромик натягивает нимфеточку с крашеными кудрями. Впрочем, а при чем тут мама...
   Девка меня увидела, заорала и соскочила с орудия моего типа папочки. Ромка повернул башку, и в ужасе уставился на меня. Я выскочил, побежал в свою комнату, на ходу копируя запись на флешку. Вбежав к себе, я вытащил флешку и кинул в горшок с цветком, присыпал слегка комками сухой земли. После этого спокойненько отправился обратно. Ребятки были оперативны. Я заметил, что девица уже выскочила из дома. Значит, Ромик остался один. Я поднялся в спальню. Он сидел на кровати, в трусах уже. Какой-то растерянный и жалкий даже. Я ликовал. Про себя я решил уже, как смешаю с грязью эту гадину, не делая при этом больно маме.
  - Дима, ты что... снимал на видео? - Спросил он.
  - Хочешь посмотреть? - Я включил ролик и протянул ему телефон. Он жадно вырвал мобилу, но я тут же остудил его пыл:
  - Не дергайся, я уже спрятал копию на флешке.
   Ромка несколько секунд разглядывал кино с собой в главной роли, а потом уныло протянул телефон мне обратно. Я ждал. Что он скажет. Но кажется, этих мгновений ему хватило, чтобы взять себя в руки. Он поднял на меня глаза, такой же насмешливый и уверенный как обычно.
  - Ну, и что теперь? - Спросил он. - Покажешь это матери?
  - А ты обдумываешь уже как бы убить меня и втихаря закопать на заднем дворе?
   Он засмеялся.
  - Да не вопрос. Я могу уйти, если твоя мать так захочет. Ты сделаешь хуже только ей.
  - А как же твоя к ней любовь? Так легко откажешься от нее? - Усмехнулся я.
  - Будешь смеяться, но я, правда, ее люблю. Ты еще щенок, тебе не понять... И мне жаль, что из-за тебя ей будет больно. То, что ты видел сейчас - это все мелочи. Взрослые мужчины всегда снимают какую-нибудь телку, чтобы поразвлечься, пока жены нет. Это как ритуал. Я и имени-то ее не знаю, между прочим.
  - Боюсь, что мать не поймет этого ритуала, - поспешил я разочаровать его.
  - Пожалуй, ты прав. - Он помолчал, пристально разглядывая меня, а потом спросил: - Так что же ты хочешь? Шантаж всегда предполагает что-то, да? Ты хочешь, чтобы я оставил твою мать?
  - Нет. - Спокойно сказал я. Не смотря на весь его делано-самонадеянный вид, я знал, что наверху положения все-таки я.
   Ромка удивился, даже забыл это скрыть.
  - Тогда что? Деньги у тебя и так есть... Извини, моя фантазия исчерпала себя.
  - Все очень просто, Роман. Мне хочется стереть с твоей рожи эту довольную жизнью улыбочку, понимаешь? Ты мне не нравишься, но я знаю, что если ты уйдешь, мать будет несчастна. Потому готов тебя терпеть. Но за это видео ты будешь расплачиваться со мной в течение месяца.
   Брови Ромки поползли наверх.
  - Расплачиваться?!
  - Не деньгами, не бойся. Все гораздо проще. Ты будешь моим сексуальным рабом. Когда я захочу, ты будешь делать мне минет, когда захочу, будешь подставлять мне свою задницу. Обещаю не слишком часто пользоваться тобой, мне это не очень-то приятно будет, как ты понимаешь. Разве что морально...
   Некоторое время Роман просто пялился на меня, не веря своим ушам, а потом захохотал, откинувшись на кровать. Я терпеливо ждал, пока его приступ пройдет. Мне было ясно, что выхода у Ромки не было. Все что он говорил насчет того, что без сожаления уйдет от матери, было чистым блефом. Придется ему возвращаться в свой Ростов и работать в автосервисе до конца дней. Не-ет, Ромка не такой. Уж если вцепился зубами в жирный куш, челюсти не разожмет. Настоящий бультерьер.
   Наконец он унялся, снова сел и глумливо вытянул губы.
  - Мальчик, ты что, пидор?!
  - Нет, ты не понял, - спокойно объяснил я, - пидором весь этот месяц будешь ты.
   Ромка недоверчиво хмыкнул.
  - Ты что, пацан, серьезно?! Ты думаешь, я на такое пойду?! Да это ты у меня будешь сосать когда я щелкну пальцами!
   Я пожал плечами.
  - Ладно. Не хочешь, как хочешь. В конце концов, мать переживет это. Не так давно вы знакомы, она еще не успела привыкнуть к тебе. Найдет другого гарсона, если понадобится.
   Я поднялся с кресла, где сидел до этого и пошел к выходу. Ромка сверлил мне спину разъяренным взглядом.
   Я спустился в столовую, налил себе бренди и уселся перед теликом. Спокойный как удав. Я знал что будет дальше.
   Ромка, в черном с красными разводами халате, спустился через некоторое время и стал у меня за спиной.
  - Слушай, - начал он нерешительно, - а где гарантии, что ты не покажешь ей запись все равно? Даже если я соглашусь?
  - Гарантии? - Лениво переспросил я. - Разве то, что трахать тебя в жопу для меня будет само по себе унизительно, это не гарантия? Я же не хочу, чтобы мать об этом узнала. Это будет наша с тобой маленькая тайна.
  - Дерьмо! - Выругался Ромка. - Ты настоящая дрянь!
  - Это значит - да? - Спросил я.
  - Мелкий урод...
  - Приступим завтра. Сегодня с меня достаточно твоего порно-видео. Когда позову, придешь и сделаешь все что надо.
  
  
  
  
   На следующий день Ромка был пьяный уже с утра. Когда я пил кофе, домработница пылесосила наверху, а Ромка приканчивал наши запасы пива. Мы не разговаривали. Я смотрел телик, он метался по дому с банкой Гессера и куда-то явно собирался.
  - У меня дела, - буркнул он, уже завязывая шнурки. Я пожал плечами.
  - Ты не обязан отчитываться. Только помни, что сегодня ты мне будешь нужен.
  - Гаденыш, - сквозь зубы прошипел он и вымелся из дома.
   Я тоже не собирался весь день торчать у ящика. Съездил к своей девчонке, мы помирились с горем пополам, немного потрахались, и я вернулся домой. Ромка дрых в прихожей на полу, распространяя по дому мощный дух перегара. Я перетащил его на диван в гостиной и ушел к себе. В инете завис часов до десяти вечера. Похоже, Ромкина идея с тем, чтобы до одури нажраться и проспать до утра провалилась. В десять он проснулся и начал греметь внизу посудой, вероятно мучимый жутким сушняком. Я дал ему некоторое время прийти в себя, потом вышел и сказал ему, что жду его в маминой спальне. В их с мамой спальне, в смысле. Взял бутылочку коньяка, сигареты и, развалившись на их ложе, принялся потягивать янтарное пойло. Признаться, мне было даже немного жаль Ромку. Когда враг раздавлен и повержен, сложно его добивать. Но у меня не было выбора. Нужно было довести все до конца. Если честно, я пару раз давал в рот педикам в ночном клубе. Не самые приятные ощущения, но, по большому счету, какая разница кто сосет. Тем более, что технически мальчики это делают лучше девочек. Потому что точно знают КАК.
   Ромка, взъерошенный и помятый, ввалился в комнату и остановился, угрюмо меня разглядывая.
  - Ты готов начать? - Спросил я. - Ты когда-нибудь отсасывал?
  - Я не пидор! - Вызывающе гаркнул он и покачнулся. Похмелье сделало его слабым.
  - Тем хуже для тебя, - вздохнул я, - наверное, в первый раз это трудно.
  - Мне пофигу. Давай уже быстрее, - пробормотал он. Ромка был в джинсах и гавайке. Обычная его привычка ходить полуголым куда-то испарилась. Я засмеялся про себя.
  - Окей, дружище, - сказал я, расстегивая ширинку на своих джинсах. - Только делай это вдумчиво и аккуратно. Сам понимаешь, самое дорогое доверяю. Я встал в полный рост и достал член. Конечно, он висел плетью. Я все-таки предпочитал девочек. Ромка некоторое время бешеными глазами смотрел на мое достоинство, и я решил, что он сейчас развернется и убежит, но благоразумие взяло верх и он, будто решаясь на что-то раз и навсегда, упал передо мной на колени и схватил губами висящий мой обрубок. Начал сосать... его губы были очень плотные, он знал что надо делать в таких ситуациях и мой член быстро стал набухать. К тому же меня вдруг жутко возбудила сама ситуация - вот он, мой враг, ненавистный и жутко в себе уверенный, стоит передо мной на коленях и старательно отсасывает. Ему надо было, чтобы я быстрее кончил и не терзал его, потому он старался как мог. Его губы скользили вверх и вниз, он посасывал мою головку, он делал все так, как никогда не делала ни одна девочка. Как же он ненавидел меня в эти моменты! Я изо всех сил старался сдержаться, чтобы подольше помучить его, но этот гад точно знал, что мне нужно и через полминуты я не выдержал. Выдернул член из его рта и вылил все прямо на стоящее рядом кресло. Можно было и в рот ему накончать, но я ж не совсем был конченый садист. Я еще приходил в себя после бурного отстрела, а Ромка кинулся уже к моей бутылке коньяка и жадно присосался к ней. Я застегнул брюки, сдернул с кресла накидку и кинул на пол.
  - Я поеду в клуб, - сказал Ромка, оторвавшись, наконец, от выпивки.
  - Ром, ты за месяц так сопьешься, - дружелюбно заметил я. Я был расслаблен и вполне благодушен. - Относись ко всему проще. Никто ничего не узнает. Я просто хочу тебе отомстить за мать, вот и все.
  - Не могу с тобой находиться в одном доме, меня тошнит от тебя, - прорычал Ромка и выскочил из спальни.
   Я был так выжат за день своими двум любовниками - моей девочкой и Ромкой, что решил провести ночь дома и завалился спать тут же, в родительской спальне. Обычно тут спал Ромка, но, понятное дело, он в эту ночь нашел себе другое ложе. Как я утром понял - на диванчике в гостиной.
   Весь следующий день он где-то шлялся, я тоже не сидел на месте - нужно было съездить на работу, в мое турагенство и посмотреть как там дела. Потом с моей девочкой сходили в ресторан, а вечером в клуб. На ночь я остался у нее. Признаться, когда она старательно делала мне минет, я поймал себя на мысли, что на ее место сейчас отправил бы Ромку. Надо бы попросить его дать ей парочку уроков по грамотному отсосу. От этой мысли мне стало смешно, я заржал как идиот, а моя девочка обиделась и бросила свое неблагодарное занятие. Ну и ладно.
   Когда я вернулся на следующий день, мать была уже дома. Ну и Роман, конечно при ней. Изображал идеального мужа. Кажется, он боялся, что я все-таки покажу матери видео и расскажу о его измене, но я дружески ему подмигнул - мол, расслабься чувак, все в порядке, и его взгляд тут же стал злобным. Но, надо признать, от высокомерных его ухмылочек в мою сторону не осталось и следа. И это не могло не радовать. К тому же он ходил по дому теперь полностью одетый - в джинсах и футболке. Странно, что мать не заметила этих перемен.
  - А чего это ты больше не светишь своим тренированным телом? - Спросил я, поедая свою порцию омлета. Мать была в это время в ванной.
  - Когда в доме живет пидор, надо быть осторожным, - буркнул он.
  - Да кстати, насчет пидоров. Вчера я дал тебе передышку, чтобы ты привел в порядок свои расшатанные нервы, а сегодня вечером ты будешь мне нужен. Придумай что-нибудь насчет матери.
  - Ты идиот вообще?! - Набросился он на меня, - ты хоть представляешь, что с тобой будет, если она узнает?!
  - А ты представляешь, что будет с тобой?
   Но все решилось само собой. Мать шла на какую-то вечеринку вечером. Какие-то крестины что ли отмечал ее коллега. Конечно, она собиралась взять с собой своего сладкого песика Рому. Тот аж позеленел весь от досады, когда вешал ей историю насчет того, что у него разболелся желудок, и он хочет полежать дома. Мать подозрительно стала его расспрашивать в чем дело, видно решила, что Ромка хочет уехать на блядки, но когда узнала, что я тоже буду дома, сразу успокоилась. Она знала, что я Ромкин враг, и ни в коем случае не стану его покрывать ежели чего.
   Когда мать ушла, в доме сразу стало тихо и напряженно. Ромка с ненавистью следил за моими манипуляциями со сломанной кофеваркой, и тихонько посасывал коньяк. Наверное, решил опять надраться хорошенько.
  - К черту эту хрень, - я швырнул кофеварку в мусорный бачок. - Новую завтра куплю. - Повернулся к нему. Он аж побледнел и вжался в диван. - Ну что, Роман, ты готов? Сегодня у меня кое-что новенькое для тебя есть.
  - Только не в спальне, - прошептал он. - Мне там спать ночью.
   Мне было все равно. Мы пошли в мою комнату. Ромка потащил с собой бутылку с коньяком. Милый, может шампанского? - хотел предложить я, чтобы окончательно его добить, но пожалел. Ему и так несладко сегодня придется.
   Я сел на вращающийся стул возле компа и, окинув его циничным взглядом, скомандовал:
  - Ну, раздевайся, чего стоишь?
  - Что...
   Бедненький. Он-то был уверен, что снова отделается быстреньким отсосом.
  - Ром, мы же взрослые люди. Сам понимаешь.
  - Ты... что, правда, пидор? Тебе это кайф доставляет, когда с мужиками, да?
  - Только с тобой, дорогой. Раздевайся, опирайся ручками об мою кроватку и раздвигай задницу. Не бойся, я это уже делал с девочками, так что больно почти не будет.
  - Нет! - он стал пятиться к двери.
  - Брось. Ты вчера уже сосал у меня. Обидно будет, если зазря, верно? Видео-то у меня до сих пор. Давай решайся. Не задерживай дядю.
  - Ты щенок...
  - Ладно, хватит уже. Я сейчас встану и уйду. И буду внизу ждать мать.
   На Ромку было жалко смотреть. Все-таки во мне была садистская жилка, однозначно. Мне нравилось над ним издеваться. А когда я представил, как вставляю ему в его гладкую мускулистую жопу, я почувствовал, как в штанах у меня стало тесно. Прогресс, еще вчера эта мысль вызывала у меня только отвращение.
  - Тем что ты ломаешься, ты меня сильнее возбуждаешь, - честно признался я и заржал. - Будешь виноват сам, если я и правда стану пидором. Ну что, будешь мне дальше делать приятно своим сопротивлением?
   Ромка захлопнул дверь, щелкнул замком. Потом, глядя на меня презрительно и равнодушно, поставил коньяк на тумбочку, и снял футболку и брюки. Под джинсами ничего не было. Только его здоровенный член болтался. Да, его, похоже, ситуация не заводила ни грамма. Ну, тем хуже для него. Пусть учится быть мазохистом, чтобы спасти свои гетеросексуальные мозги.
   Ромка сделал как я просил - наклонился и уперся руками в мою кровать. Наверное, легкомысленные винни пухи, которыми было разрисовано мое белье (мама до сих пор стелила мне такую постель), теперь всегда будут вызывать у него стойкую тошноту.
  - Ну, давай, придурок! - Злобно произнес Ромка.
   Я снял штаны, достал из тумбочки гель специально для жопы, который купил сегодня и подошел к Ромке. Да-а, все-таки это все было странно. Если бы мне дали шанс безболезненно для моей чести выйти из этой ситуации, я бы за него схватился. Но я должен был это сделать. Собрав всю волю в кулак, я обильно намазал свой член, который уже начал увядать от моих панических мыслей, а потом решился-таки дотронуться до задницы Романа. Он вздрогнул и пробормотал какую-то ругательную тираду. Вроде все было готово. Я стал тыкаться ему в задницу членом, чтобы хоть как-то поднять его. Представил, что это копье, которым я собираюсь прикончить моего врага. На удивление, это подействовало, и кровь прилила туда, куда надо. Впрочем, все равно было сложно засунуть.
  - Я, конечно, понимаю, что тебе это в новинку, но с бабами же пробовал, наверное, - сказал я. - Расслабься лучше, я то будет больно.
  - Пошел ты!..
  - Не будь идиотом. Я не хочу тебе делать больно, я для тебя купил эту смазку с новокаином. Ром, я все равно это сделаю, просто расслабься, чтобы выйти с минимальными потерями.
   Кажется, он понял, что делать нечего. Раньше сядешь, раньше выйдешь.
  - Мудило, выключи хотя бы свет, - пробормотал он.
   Я щелкнул на светильнике выключатель, и стало почти темно, только свет фонаря с улицы немного разгонял мрак. Но Ромку я видел прекрасно.
   Вернулся и снова попытался. На этот раз он, кажется, мне помогал. Во всяком случае, я сумел в него войти. Он зарычал, но, кажется не от боли (я старался быть очень аккуратным, моя подружка любила анал, так что я имел хороший опыт в том как это делается), а от ярости. Я начал осторожно двигаться в нем. Он молча терпел. Задница у него была намного уже, чем у моей девочки. Я подумал, что она, должно быть, хорошо до меня успела ее с кем-то раздолбить. Вот шлюшка! А клялась, что со мной это попробовала впервые.
   Признаться, это был кайф. Я прикрыл глаза и на мгновение забыл, что трахаю парня. Расслабился совсем. Мои руки заскользили по его гладким ягодицам, упругой спине, он дернулся и выкрикнул:
  - Хватит гладить меня, педрила!
   Я спохватился, мне стало стыдно. Взял его за бедра и начал двигаться быстрее, чтобы кончить. Приход не заставил себя долго ждать. Я чуть не завыл от удовольствия, изливаясь в него. На этот раз я решил, что не буду пачкать мебель, пусть уж моя сперма вытекает у него потом из задницы. Это была моя маленькая месть за мою маленькую слабость с лаской. В следующий раз надо будет не выключать свет. Я вышел из него, и упал на стул. Он сразу поднялся, начал быстро одеваться. Нет, все-таки этот гад имел обалденное тело. Маманю можно было понять. Я следил за ним в полумраке и завидовал. В принципе, мы были одного роста, и девки считали меня красавчиком, но рядом с Ромкой я проигрывал. Надо срочно заняться собой, ведь я младше его на десять лет! А выглядели мы почти ровесниками... Что же будет со мной в тридцать пять!
   Наконец он оделся, но уходить не спешил. Должно быть, продумывал речь, которой в очередной раз обосрать меня. Сел на кровать, от меня подальше, взял сигареты с моего стола и закурил. Не забывая прихлебывать коньяк.
  - Что? - Не выдержал я. - Говори уже!
  - Ты пидор.
  - Это новость. Новость, которую я от тебя слышал уже раз сто.
  - Тогда это была просто злость. - Спокойно отозвался он. - А сейчас я понял, что это так. Ты все делал как пидор. Ты даже ГЛАДИЛ меня!
   Я возвел глаза, но промолчал.
  - Ты давно обдумывал этот план, чтобы меня трахнуть? - Спросил он. - Быть может ты ту девку мне подставил сам, чтобы заснять потом на видео?
  - Ты параноик.
  - А ты жирный ублюдок.
  - Я не жирный! - Разозлился я.
  - Ты так пялился на меня, когда я одевался, думаешь, я не заметил?! Тебе нравится мое тело, а сам жирный зажравшийся урод! Тебе всего двадцать пять, а у тебя уже брюхо намечается - посмотри на себя!
   О-о, похоже, Роман выбрал новую тактику.
  - А чего тебя волнует так мое тело? - Ухмыльнулся я. Тебе не все равно кто тебя трахает?
  - Да ты просто урод... и у тебя маленький член.
  - Что-о?! - Тут я не выдержал и захохотал. - Роман, ты послушай себя! Ты рассуждаешь, как капризная любовница! Ты что, так сильно вошел уже в роль, что тебя беспокоит уже размер моего члена?!
  - Я просто рассказываю тебе то, что тебе никогда никто не скажет из твоих девиц. Потому что тебе дают только из-за твоих денег! Вместо того, чтобы строить из себя умника, займись лучше собой.
   Я поднял руки, делая вид, что сдаюсь.
  - Ладно, Ромка, ты прав. У тебя лучше тело и член длинней. Все так как ты сказал, я признаю. Еще будут комментарии?
  - Ты урод.
  - Смирись. Урод еще месяц будет тебя дрючить.
   Ромка отхлебнул коньяка, швырнул бутылку мне на постель и вышел. Я надеюсь, что он догадался завернуть в душ, пока из него еще не начало вытекать то, что я оставил ему в подарок. А то мамочка будет очень удивлена, когда полезет делать ему минет, что у него вся задница в сперме.
   Всю следующую неделю я его не трогал. Мы подчеркнуто не замечали друг друга, когда сталкивались в столовой внизу, и, наверное, Роман начал надеяться, что я не захочу больше повторять наш опыт. Но он ошибался. Я просто давал ему время собрать себя в кучу. Я заметил, что он стал как-то прохладен с матерью. Думаю, она напоминала ему каждый раз обо мне, и это его выводило из себя. Что ж, возможно так он излечится от любви к ней, которую выдумал. Каждый раз, заходя в ванную, я стал подолгу разглядывать себя в зеркале. Все-таки этому гаду удалось уязвить меня. Видя надвигающиеся признаки будущего пуза, я решил в ближайшее время записаться в тренажерный зал. Мне захотелось, чтобы у меня был такой же плоский твердый живот, как у Ромки. Вообще у меня никогда не было проблем с девочками, они обожали меня, и я не думаю, что дело было в деньгах. Все мои подруги были моего круга, то есть небедные. Но теперь я стал все-таки немного сомневаться. Дошло до того, что начал допытываться у своей девчонки, что такого она во мне нашла. Она стала расписывать, что у меня красивые чувственные глаза и мощная харизма, что я сексуальный и все такое. Но ничего не сказала насчет того, что у меня классная фигура и хороший член. Наверное, честная она у меня. Но я расстроился немного. Лучше бы наврала. Короче, на следующий день пошел в зал. Тренер был похож на Ромку и заявил мне, что непременно слепит из меня атланта. Что, типа, у меня все данные, и все такое. Просто я много жру и мало двигаюсь. Гонял меня три часа как проклятого. Я с ненавистью косился на него и успокаивал себя тем, что приду домой и оттрахаю в задницу такого же мускулистого барана как следует. Чтобы развлечься, я представил себе, как наклоняю своего тренера с его упругой задницей и кубиками на животе, и мне почему-то стало неприятно. Все-таки я еще не пидор, тут Ромка ошибся.
   Домой я приполз около девяти. Все тело было как будто набито ватой.
  Мать с Ромкой сегодня были дома. Сидели и по-семейному смотрели кино. Мать трескала пиццу, Роман опять заливался коньяком. Я подошел к бару, вытащил все бутылки с алкоголем, отнес в кухню и там аккуратненько вылил все в раковину.
  - Что ты делаешь? - Удивленно спросила мать, когда пришла за чем-то.
  - Твой муж спивается, ты не замечаешь? Я не хочу, чтобы в доме был алкаш.
   Она вздохнула.
  - Ты прав. Он какой-то потерянный в последнее время. Он вообще почти не пил раньше. - Она подошла и обняла меня за плечи. - Дим, не злись на него. Он неплохой, честно. Мне так тяжело, что вы не находите общего языка...
   Я чуть не заржал. Ну, уж его-то язык я точно нашел. Некоторыми частями тела.
  - Мам, он сказал, что я жирный, - не выдержал я.
  - Димочка, сладкий, ну что за глупости! - Она потрепала меня по голове. - Он просто хочет, чтобы ты с ним в зал походил. Чтобы почаще бывать с тобой, попробовать контакт наладить.
  - Мне же не десять лет, ма.
  - Но вы живете вместе. Рома не прочь с тобой дружить, честно.
   Вот в этом я очень сильно сомневался, но все равно понимающе покивал.
  - Ма, давай я его с собой в клуб сегодня позову. Он пойдет? Ты его отпустишь?
  - Это было бы здорово, - воодушевилась она. - Я очень хочу, чтобы вы подружились. К тому же ему надо развеяться. У него кажется какие-то проблемы на новой работе.
   Я точно знал, что у него за проблемы, но, по понятным причинам, смолчал.
  - Сейчас скажу ему тогда, - обрадовал я ее, широко улыбнулся, и пошел в гостиную. Мать шла следом.
  - Ром, я решил, что буду в твой тренажерный ходить, - заявил я с порога.
  - Нет! - Испуганно отшатнулся он, едва не смахнув со столика бокал с коньяком.
  - Да я пошутил, - засмеялся я. - Уже в другой пошел. Сегодня первый раз был. Тренер, кстати, на тебя похож.
   На Ромку было жалко смотреть. Из-за моего плеча, должно быть, ему обнадеживающе улыбалась мамаша. У меня был еще один контрольный выстрел в голову.
  - Я еду в клуб сейчас, Роман, хочу тебя пригласить со мной. Ты как?
   Ромка метнул на мать беспомощный взгляд, и махом опрокинул в себя оставшийся в бокале коньяк.
  - Да, Ромашка, сходи, развейся. Я вас до утра отпускаю, - обрадовала его мама. Нельзя быть такой жестокой, сказал я про себя.
  - Не-ет, - пробормотал он. - Я хочу с тобой побыть, Кать. Пусть Дима сам едет. У меня нет настроения.
   Я многозначительно нахмурился, и он сразу понял.
  - Да, хорошо, - обреченно сказал он.
  - Ну и замечательно, - обрадовалась мама. - А я пока без вас просмотрю бумажки мои в тишине.
   Через полчаса мы уже сидели в моей машине. Ромка был похож на живой труп. Даже не расчесался, волосы клоками свисали с головы. Его страх какая стильная стрижка, стала похожа на какое-то безобразие. Джинсы и футболка были теми же, в каких он ходил по дому.
  - Слушай, - разозлился я. - Вообще-то я действительно хотел с тобой поехать в клуб, мать этого хотела. Но в таком виде, ты меня извини...
   Он молчал. Делал вид, что ему на все плевать.
  - Сейчас мы заедем за моей девушкой, ты пойдешь в ванную и приведешь свою башку в порядок, ясно тебе? Иначе я обрею тебя налысо.
  - Что тебе от меня надо, а? - Повернулся он. Глаза его были потухшими и пустыми. - Я не твоя подружка, чтобы ты парился насчет моего внешнего вида. И чтобы я с тобой ездил по клубам. Наши условия - это только секс, да? Вот получай свое, и оставь меня в покое.
  - Я не понял, тебе так не терпится жопу мне подставить? Или что?!
   Он устало откинулся на сиденье. Молчал.
  - Ром.
  - Что еще?
  - Ром, хочешь, я тебе девчонку классную подгоню?
   Он удивленно поднял бровь.
  - Ты что, идиот?
  - Я хочу, чтобы ты расслабился. Отдохнул. Я не знаю, что тебе предложить еще... что тебе нравится?
  - Белены объелся? Ты чего...
  - К черту клуб. У меня есть девчонка, я сейчас позвоню, и она подружку позовет. Там блондиночка просто супер! Думаю, ты таких любишь. Хочешь, поедем к ним и классно отвиснем?
  - Ты меня опять хочешь подставить? Тебе мало одной записи?
  - Перестань. Я просто вижу, что тебе это НУЖНО сейчас. Может, я что-то в тебе надломил, я не знаю. Секс с классной девкой - он сразу тебя встряхнет.
  - А как же твоя мама? - Цинично заметил он.
  - Все равно ты будешь ей изменять, - я пожал плечами. - К тому же - ты прав - секс это просто секс. Психотерапия типа. Ну, так как?
   Он смерил меня недоверчивым взглядом.
  - Ты... не будешь...
  - Нет, - резко сказал я. - Сегодня - нет. Сегодня у нас девочки.
   Он сразу расслабился.
  - Ладно, поехали.
   Я позвонил своей Лиле, и сказал, что приеду с другом. Та была только рада. Ее лучшая подружка все время скучала, когда я забирал Лильку. От меня всегда требовали, чтобы я привез для Маши пару, но у меня все время не получалось кого-нибудь выцепить для компании.
  - Только не говори, что ты мой... отчим, - попросил я Ромку, когда мы ехали. Разумеется, он и не собирался говорить. Втихаря я еще раз окинул его взглядом. Небритый и взъерошенный, он все равно должен был понравиться девчонкам. Все-таки у моей матери была губа не дура.
   Я был прав, что решил устроить Ромке развлечения с девочками. Машка пришла от него просто в восторг, да и Лилька моя тоже украдкой бросала на него заинтересованные взгляды. При девочках Роман стал совсем другим. Возможно, я все еще немного напрягал его, но виду он не подавал. Шутил, смеялся, говорил девочкам всякие приятные вещи, от которых у них розовели щечки. Я подумал, что мне есть чему у него поучиться. Мы выпили три бутылки шампанского, и выкурили косячок, припрятанный у Лили. Мои подружки были без комплексов, поэтому когда Машка чуть притушила свет и включила музыку, Лиля на глазах у остальных, села мне не колени и мы стали целоваться. Я слышал, что Ромка о чем-то болтает с Машкой, они смеются и дурачатся, и мне стало на душе спокойно. Лилька, устав целоваться, вытащила из штанов мой член, стала на колени и стала сосать. Мы не раз уже занимались сексом на при другой паре. Лильке это нравилось. Иногда все плавно переходило в милую групповушку. Сейчас я понимал, что этого нельзя допускать. Ромка взбесится, если мое тело окажется в непосредственной близости от него, а этого мне не хотелось.
   Маша уже успела раздеть Ромку и раздеться сама. Они целовались, переплетясь идеальными своими телами. Я смотрел на них. Два красивых животных. Это было изумительное зрелище. Губы Лили колдовали над моим членом, но я почти не ощущал этого. Когда Лилька поднялась и попыталась сесть на меня сверху, я развернул ее, чтобы она видела двоих других, и шепотом спросил:
  - Хочешь к ним?
  - А ты?
  - Я посмотрю.
   Лилька соблазнительно улыбнулась, быстро скинула пеньюар и переползла на соседнюю кровать. Начала ласкать Ромку, который лежал уже на Маше. Ромка от неожиданности вздрогнул, повернулся, и облегченно вздохнул, увидев, что это Лиля, а не я. Потом бросил на меня вопросительный взгляд. Я улыбнулся и пожал плечами. Поняв это как одобрение, он занялся Лилей. Девочки были от него просто пищали. С каким-то упоением гладили, облизывали каждый сантиметр его тела. Я видел, что он почему-то не решается продолжить, и быстро сообразил, в чем дело. Ути-пути, какие мы осторожные. Достал из тумбочки пачку презервативов, которые купил когда-то Лильке, и кинул на кровать, под руку Ромке. Он не заставил себя ждать. Не знаю, или у него давно не было секса с матерью, или еще что, но он накинулся на девочек как голодный зверь. Минут тридцать без остановки трахал то одну, то другую. Девки орали от удовольствия. Про меня все забыли, будто меня и не было. Но я был этому только рад. Валялся на кровати и кайфовал, наблюдая за ними. Странно, но в основном я смотрел на Ромку. Как двигались мышцы на его теле, как блестела от пота спина, как волосы спадали на его лицо... быть может, я действительно становлюсь педиком?! Мне вдруг захотелось, чтобы его тело снова оказалось подо мной. Почувствовать ту знакомую тесноту... бред какой-то. Быть может, сказать ему, что наш договор отменяется? Стереть с флешки запись... Не мучить его больше. Никогда больше не... Но я хотел его! Еще хотя бы раз, один раз! И после этого скажу, что больше никогда. Да, решено. Жаль только, что сегодня я обещал его не трогать.
   В какой-то момент, когда Рома был занят Машей, Лилька вспомнила обо мне и приползла обратно.
  - Почему ты не с нами? - Спросила она довольно громко. Я заметил, что Ромка слегка повернул голову, будто прислушиваясь к нам.
  - Не хочу, - ответил я, и положил Лильку на лопатки. Все-таки напряжение пора было снять. Я с таким наслаждением вошел в нее (туда, где совсем недавно был ОН), что кончил буквально за пару минут. Для безопасности пришлось кончать ей на живот. Я подумал, что теперь ей бесполезно возвращаться к Ромке. Он будет шарахаться от нее, как от огня. Но Лилька и сама уже устала. Мы сели обратно к столу и стали пить коньяк, наблюдая за Машкой и Ромой.
  - Вы с ним почти не общаетесь, - шепнула мне Лилька, прижимаясь ко мне по-кошачьи. - Не похоже, что вы друзья.
  - Просто мы слишком заняты вами, - объяснил я ей и чокнулся бокалом с ее курносым симпатичным носиком.
  - Он очень красивый, - сказала Лилька.
  - Малыш, а как ж я?
  - Ну-ну, зая, ты чего, ревнуешь? - Протянула она. - Ты - другой. Тебя я люблю. А он красивый просто как мебель. Красивая вещь, понимаешь?
  - Он не мебель, - вдруг резко вырвалось у меня. - Хотя может ты и права, - поправился я, вспомнив чтобы разозлиться, как Ромка называл меня "уродом" и "пидором".
   Уехали мы часа в три ночи. Я старался много не пить, но все равно за рулем чувствовал себя теперь не очень уверенно. Старался не гнать. Роман дремал на соседнем сиденье. Может, притворялся, чтобы не разговаривать со мной, но скорее просто устал. Собственно говоря, еще бы... Я изредка кидал на него взгляд и все думал, думал. Откуда же взялось во мне это вожделение, которое теперь почти не покидало меня когда он был рядом. Я был уверен, что ориентация моя не поменялась. При мысли о сексе с мужиком, я не испытывал ничего кроме равнодушия. Полный ноль, даже отвращения не было на самом деле. А отвращение часто говорит о скрытом, подавляемом желании. Так вот даже отвращения я не испытывал. Просто НИКАКИХ эмоций. И в то же время это тело, что лежало сейчас рядом, будило во мне бешеные порывы, при чем смешанные с совсем уж необъяснимой нежностью и заботливостью. Все это ставило меня в тупик. Не верится, что совсем недавно я его ненавидел! Получается, стоило мне понять как он уязвим на самом деле, стоило сделать его послушным себе, как моя ненависть куда-то испарилась.
   На повороте я едва не въехал в дерево, и решил остановиться, чтобы перевести дух. Не знаю кто как, а я пьяный вообще не ездок. Ну ничего, до дома осталось пару кварталов проехать, благо дороги пустые. Я закурил сигарету и уставился на Ромку. Маленькое происшествие с машиной его совершенно не потревожило. Он крепко спал. Губы чуть приоткрыты, черные волосы накрыли один глаз, а ему хоть бы что. Меня снова начало накрывать. Стоп! Я кажется, понял. Понял природу этого влечения. Все было просто, и все было ясно с первого, дня как я его увидел. Роман был таким, каким всегда хотел быть я. И это меня поначалу в нем раздражало. А потом довело до этой ненормальной связи. Совершенное тело, мозги земноводного и уверенность в том, что весь мир у тебя в кармане. Вот каким он был. Вот каким хотелось быть мне. Значит, я все-таки не голубой. Что ж, хоть это радовало. Я завел машину и поехал домой. Когда прибыли на место, я достал из бардачка бутылку туалетной воды, которую всегда держал в машине, потом растолкал Ромку. Он недовольно замычал, но проснулся. Поглядел на меня нетрезвыми сонными глазами. Я побрызгал на него из флакона, чем вызвал бурный протест и размахивания руками.
  - Придурок, не дергайся, - я оттолкнул его руки, - от тебя разит Машкиными духами.
   Он успокоился. Я сунул в руку ему флакон и попросил, чтобы если мать спросит откуда, пусть скажет, что нашел у меня в машине, и я ему отдал. Дружеский жест, типа.
  - Твой пидорский запах, - недовольно пробормотал Ромка.
  - Молчи уже, умник. Вообще лучше нам войти тихонечко, и ты ложись внизу. Типа, не захотел ее беспокоить.
  - Ладно. А ты где? - С опаской спросил он. Трезвел на глазах.
  - Я у себя! Что, хочешь напроситься ко мне?
  - Пошел ты!..
   Он вывалился из машины и неровной походкой отправился к дому.
   Не скажу, чтобы что-то изменилось в моих с ним отношениях в лучшую сторону после этого мероприятия. Впрочем, Ромка, взялся за ум, и перестал пить. Снова стал похожим на себя прежнего. При матери мы даже делали вид, что нормально общаемся. "Привет, Ром!" "Привет, Димка! Как дела?" Когда матери поблизости не было, мы, как и раньше, делали вид, что не замечаем друг друга. Я через день ходил в зал. Тело нещадно болело, но я не позволял себе расслабляться. К тому же спорт здорово снимал сексуальное напряжение. Подозреваю, что качкам вообще это дело побоку. Ромкина честь в ближайшую неделю была спасена. Я приползал домой и засыпал без задних ног. Ну и мама, к тому же, была постоянно дома по вечерам. Я не представлял, как при ней можно затащить к себе Ромку. Хотя мама - это отдельная история. Как-то вечером я приполз из зала и сел ужинать. Мать приготовила мне отбивные, как я любил, и салат из брокколи по какому-то своему рецепту. Она вообще всегда обалденно готовила. Когда время было. Мама поставила еще две тарелки, через минут десять пришел Роман с работы. Долго возился наверху, надеясь, видимо, что я уйду, но я, поужинав, пересел на диван и включил телевизор. Мама, устав ждать, позвала Ромку, тому пришлось идти за стол. Мы, по обычаю, поздоровались как бы приветливо, и я снова уставился в телевизор. Мать сделала кофе, я встал, и подошел к бару, чтобы взять свою чашку.
  - Димулькин, ты чего хромаешь? - Тревожно спросила она.
  - Да все эти тренажеры. Еле ползаю уже неделю. Надо завтра вызвать массажиста.
  - Ой, Дим, а Рома раньше в зале работал массажистом, - обрадовала она меня. Ромка подавился и закашлялся.
  - Ром, разомни Димку, а? Чего он мучается.
  - Сегодня уже нельзя, он же ел уже, - попытался возразить Роман, когда откашлялся, но ма была непреклонна.
  - Ну хоть немного, смотри, он еле ходит!
  - Да, Ром, будь другом! - Попросил я, едва сдерживаясь, чтобы не заржать. Ромка кисло улыбнулся и сказал, что попробует.
   Я дождался, когда он поест, снял рубашку, бросил покрывало на пол и растянулся на нем. Ромка сел рядом со мной на колени и стал разогревать спину. Получалось у него, надо сказать, отменно. Я просто кайфовал, чувствуя его сильные руки. Но все изменилось, когда мать ушла наверх. Ромка стал с таким ожесточением давить мне спину, что я чуть не взвыл.
  - Эй, это не я предложил! - Крикнул я, давясь от смеха и выкручиваясь в попытке отползти от него.
  - Терпи, козел! - Прошипел Ромка. - Мог бы отказаться!
  - Да ты же видел... она бы все равно... Ну хватит уже!
  - Заткнись и терпи. - Он оседлал меня и сжал бедрами, не давая вырваться. Я прикусил руку, чтобы не орать от боли и не ржать громко, и стал терпеть. Похоже, ему доставляла удовольствие эта неожиданная власть надо мной. Особенно он тащился, когда я не выдерживал и начинал поскуливать. Я уверен, что он чуть не кончал от этого. Вот гад!
  - Слезь с меня, - взмолился я. - Ром, мне конечно приятно, но если мать зайдет, она может не понять...
   Он слез и тут же приказал:
  - Снимай штаны!
   Я вскочил, как ошпаренный, и с ужасом заорал:
  - С ума сошел?!
   Ромка возвел глаза.
  - Хватит тупить, давай снимай штаны.
  - Нет! - Возмущенно закричал я.
   Он наклонил голову набок и устало на меня посмотрел.
  - Ты хромаешь не от того что у тебя спина болит, верно?
   До меня дошло и я, упав обратно на покрывало, рассмеялся.
  - Давай быстрее, я устал. - Поторопил меня Рома.
  - Не, давай я потерплю. Все-таки если мать зайдет...
  - У тебя навязчивая идея, что тебя примут за пидора. Не парься, ты и так пидор. Так что давай быстрее.
   Поняв, что так просто от него не отделаться, я стянул джинсы и лег на живот. Он принялся за мои икры. На этот раз особо не усердствовал, за что я ему был безмерно благодарен. Икры болели нещадно. Сегодня днем я заметил там даже какие-то комки.
   Когда вошла мать, я напрягся и тут же услышал Ромкин смешок. Должно быть, он заметил. Ну да, я боюсь, что меня примут за пидора! Раньше и в голову бы не пришло, а вот теперь... Но у ма этого и в мыслях не было. Она подошла и стала одобрительно следить за Ромиными манипуляциями.
  - Видишь, как он хорошо тебя обработал, - заметила она. - Спина вся горит!
   Я про себя сказал: "Видела бы ты, как я его обрабатывал", и от этого на душе мне стало совсем легко и весело. Мать ушла наверх, снова оставив нас наедине. Массаж должен был заканчиваться поглаживаниями, чтобы успокоить разгоряченное тело, это я знал. Когда Ромка приступил к этой последней процедуре, я повернул голову и тихо сказал:
  - Хватит меня гладить.
   За что тут же получил увесистый удар кулаком в больную мою икру и слово "мудак". Впрочем, это слово потерялось в моем страдальческом стоне.
   Ромка встал и пошел к бару, где его ждала чашка кофе.
   Я оделся, сладко потянулся. Чувствовал себя так, будто заново родился. Какая я неблагодарная тварь - я сказал:
  - Ром, мать завтра с утра едет в Воронеж, на открытие филиала. Но ты же не поедешь с ней, да? Ты же не можешь бросить работу.
   Он грохнул чашку об стол и повернулся ко мне, скрестив руки на груди.
  - Я думал, ты успокоился. - Жестко сказал он.
  - Месяц не прошел. Две недели только прошло.
  - А если я откажусь? Ты покажешь ей видео?
  - Не знаю, - честно сказал я. - Но зачем тебе рисковать, а?
  - Ты думаешь, что типа хороший психолог, да? Манипулируешь мною?
  - Ага, типа того.
   Ромка замолчал, но продолжал презрительно меня разглядывать. Должно быть, он вознамерился меня уничтожить этим своим взглядом. Испепелить.
  - Вот скажи мне одну вещь, - наконец произнес он. - Я никак не могу понять. Тебе что, действительно это нравится? Мне просто интересно.
   Я сделал вид, что по-серьезному задумался.
  - Ну... вообще-то это приятно. - Наконец вывел я. - Вообще-то особой разницы нет мальчик или девочка. Особенно в темноте. Хотя если ты будешь мне повторять своим голосом "Дорогой, поглубже, дорогой, не останавливайся", то у меня гарантированно все упадет. Можешь попробовать, - я похабно ему улыбнулся. Ромка плюнул себе под ноги и ушел наверх. В полном восторге от своего остроумия, я развалился на диване и включил погромче сериал про ментов.
   Мысль об одинокой постели привела меня в состояние мрачного депресса, потому ночевать я поехал к Лильке. Вяло позанимались любовью. У нее было плохое настроение, и она все время ныла. Когда уснула, я вздохнул с облегчением. Мне не спалось. Полночи я метался в каком-то жаре. Гнал из башки мысли о Романе, но его наглая рожа и его тело снова и снова вставали перед моим взором. На самом деле я грезил о завтрашней ночи. Надеялся, что у него не хватит наглости уехать с матерью, это бы меня просто уничтожило. Я хотел его безумно! Даже не пытался уже ничего анализировать. Страсть бесполезно анализировать, она просто есть и поджаривает тебя. Некоторые озабочены тем, чтобы дрочить на дамские туфельки. Или заставляют девочек одевать страпоны. Так что я еще не самый последний извращенец, если разобраться. Ничего тут нет странного - просто хочется поиметь красивую вещь. Ну да, я лукавил. И тут лукавил. Рома - не мебель. Рома тупой неотесанный массажист-автослесарь из Ростова. Чертов Рома... Все-таки я продолжал анализировать свои ощущения... Мне хотелось секса, даже когда я про себя произносил его имя. Пришлось будить Лильку. Она возмущалась и что-то бормотала во сне, но это мне было все равно.
  - Дим, ты меня любишь? - Спросила она, когда я кончил.
   Я озадачился. А хрен его знает, подумалось мне. Но я, конечно же, не сказал так. Сказал - да, люблю.
   Когда она снова засопела, я лег на спину и уставился в потолок. Когда-то я любил одну девочку. Ее звали Анна. Это было что-то волшебное. Крылья и огонь. Мне казалось, что она не просто человек, а какое-то идеальное, высшее существо. Теперь, спустя шесть лет, кажется я испытываю нечто похожее. Но только, вот досада, не к Лильке...
   От Лильки я поперся на тренировку. В это утро тренер насильничал как никогда. Стоя в душе, я поймал себя на мысли, что мне уже плевать застану я Романа дома или нет. Но врал. При воспоминании о нем, меня тут же пробила нетерпеливая дрожь. Из зала заехал на работу и создал видимость активности. Поперекладывал с места на место договора, поиграл в стрелялку на компе. Можно было ехать домой. Но я все тянул и тянул. Сел со своим девчонками попить кофе, потом послал одну за вином. Лена, высокая гибкая консультантка, прямо дала понять, что не против пойти на сближение, и я подумал, может поддаться соблазну, но было устало и неохота. Удивительное дело, существует мнение, то боссы все время пытаются трахнуть своих секретарш, а ведь на самом деле все наоборот. Даже не знаю, что этими девочками движет - то ли хотят каких-то поблажек по работе заслужить своим телом, то ли, что более вероятно, включается в них древний инстинкт, который толкает к мужчине-лидеру. Эмансипация и вся фигня - это искусственно насквозь. Ничто так не заводит женщину, как быть снизу. Что бы они сами ни говорили.
   Когда стемнело, я и три моих сотрудницы были уже хорошо на бровях. Раньше я никогда не позволял себе подобного панибратства на работе. Марина предложила поехать в клуб для продолжения банкета, Лена шепнула, что можно поехать к ней. У меня были другие планы. Я насыпал девочкам денег и сказал, чтобы они поехали повеселились, а сам на такси двинул домой. Теперь я уже не очень боялся, что Ромка уехал. Опрокину дома стаканчик виски и завалюсь спать в свою одинокую постельку с винни-пухами. Или кто там у меня сейчас.
   В доме горел свет. Я сделал вид, что не заметил, как сердце часто забилось.
   Ромка валялся на диване в гостиной и - чудеса! - читал книжку.
  - Офигеть, - с пьяным эпатажем заметил я, - Что, телевизор сломался?
  - Откуда ты знаешь? - Его брови удивленно поползли вверх.
   Я заржал. Ромка нахмурился и снова опустил глаза в книжку.
  - Можно я тебя сфотографирую? - Попросил я. - Для моей коллекции приколов. Роман, читающий книгу. Ты хоть не вверх ногами ее держишь? Или по картинкам ориентируешься?
   Я был так рад тому, что он дома, что не мог остановиться. Остроты так и сыпались из меня. Я был пьян. Я злился на эту зависимость, которая во мне появилась. От его присутствия, от его взгляда, настроения.
   Роман никак не реагировал на мои слова. Я подошел к бару и чуть не взвыл от досады - ведь я сам недавно избавил дом от алкоголя.
  - Ты что, не мог хоть бутылку виски купить? - Раздраженно прорычал я.
  - Может свечи и шампанское? - спокойно отозвался Ромка. - На романтику еще не тянет?
   Кажется, мы поменялись местами. Своим земноводным инстинктом он уловил то, что я теряю контроль над нашей ситуацией. Ну уж нет, такой расклад меня не устраивал. Зря я напился, слишком расслабился.
  - У Кати наверху стоит бутылка коньяка, мы вчера выпили по чуть-чуть перед сном. Возьми если хочешь. - Сжалился он. Но я понял его игру. Заметив, что я нетрезв, он рассчитывал, что я так надерусь, что вырублюсь. Наивный малыш, он не знал какая тренированная у меня печень. Это качки типа него валятся от полкрышки водки. А клубные парни могут пить всю ночь, смешивая напитки в самых невообразимых комбинациях, и встретить утро в объятиях парочки симпатичных девочек. Я поднялся наверх, взял коньяк и крикнул Ромке, чтобы он тоже поднимался. Мне нравилась их спальня. Я вспомнил, в моей комнате было белье с кенгуру, а я любил кенгуру. Не хотелось, чтобы Ромка начал ненавидеть этих милых зверушек. К тому же в их спальне кровать была больше. И кресло удобное. Я уселся в кресло с бокальчиком коньяка и принял вид высокомерный и наглый. Ромка медленно зашел, тут же снял всю одежду. Стоял передо мной голый и равнодушный. Я смотрел на него, он смотрел на меня. Я чувствовал, что он заготовил речь. И не ошибся.
  - Я знаю, почему ты на меня пялишься. Я знаю, почему тебе нравится вся эта пидорская дрянь. - Поставленным голосом сказал он. - Ты просто хочешь быть таким как я. Хочешь стать таким, каким никогда не станешь.
   Мне стоило больших усилий не подавиться последним глотком коньяка. Я только моргнул нервно, и тут же взял себя в руки.
  - Да-а... когда вместо мозга инстинкт, всегда знаешь правду. Инстинкты не ошибаются. - Пробормотал я.
  - Что? - Рома на секунду растерялся, но тут же взял себя в руки и продолжал прежним тоном. - Что бы ты ни делал со мной, каждый раз это я буду трахать тебя. И ты это знаешь. И все это будет разрушать тебя, а не меня.
   Я молча налил еще коньяка и стал мелкими глотками пить.
  - Я вижу тебя насквозь. - Не унимался Роман. - Знаю, что творится в твоей башке, знаю что ты чувствуешь. Не забывай об этом никогда.
   Я молчал. Ждал, когда он выговорится. Делал вид, что жду этого. На самом деле пытался справиться с сумбуром, который его слова наводили в моей башке. И искал какую-нибудь фразу, которая убьет его наповал. Которая вернет мне власть. Пусть это даже будет удар ниже пояса.
  - Мальчикам из бедных семей так хочется быть гордыми, - наконец сказал я, - но все равно приходится подставлять свою жопу. Разница между тобой и мной в том, что я никогда не позволил бы никому так мерзко меня шантажировать. Я бы не переступил через себя ради мелких материальных благ, как это сделал ты.
   Его скулы дернулись, но он смолчал.
  - Или, может, причина в другом? - Не унимался я. - Ведь, я могу навскидку назвать десяток способов, которыми ты мог избежать всего этого. Даже твоего разума хватило бы, чтобы придумать что-нибудь. Но ты пошел по пути наименьшего сопротивления. В чем же дело, Роман? Быть может ты тоже хочешь быть похожим на меня? Или что? Думаю, ты сам не знаешь ответ. Инстинкты отказывают, когда нужно решить такую сложную задачу, да?.. Ах, прости, впредь буду выражаться короткими понятными фразами...
   Я отставил коньяк и разделся.
  - Ты осмелел, потому что думаешь, что я не смогу выдумать ничего хуже, чем было в прошлый раз, - сказал я, снимая брюки. - Но ты ошибаешься. Если бы не эти твои заявления, я бы, может, не напрягал тебя сильно, но ты перегнул палку. Доморощенный психолог... Ложись на спину. - Я нехорошо улыбнулся: - Я хочу видеть твое лицо. Хочу видеть, что ты чувствуешь. Видеть, как тебе плохо.
  - Ты напился. - Потерянно пробормотал он.
  - Тем хуже для тебя. Ложись. Если все будет сегодня как я захочу, я отдам тебе флешку с записью.
  - Ты обещаешь? - Недоверчиво произнес Роман.
  - Да. - Твердо сказал я.
   Он упал на кровать и отвернулся. При свете ночника его тело отливало бронзой. У меня закружилась голова. От того, что вся кровь ушла в другое место. Я стал на колени между его раскинутых ног. Даже прикосновение к его горячей коже, пробивало меня током. Я быстро намазал все что надо кремом и осторожно вошел в него. Он дернулся, наверное, уж по привычке. Я стал медленно двигаться в нем. Он зажмурился и скривился. Плевать. Я не спешил, хотел насладиться каждой секундой этого восторга, пусть даже недолгого. А потом... никогда больше он не позволит мне... Я сам не заметил, как моя рука легла ему на живот. Твердый живот молодого здорового зверя. Я ощущал, как слегка подрагивают мышцы под кожей в такт моему движению. И еще... От удивления я даже выпал из состояния эйфории - у него была эрекция! Возможно, дело было в механической стимуляции простаты или еще в чем, но... Он по-прежнему лежал, зарыв глаза и повернув голову набок, но я не верил уже его равнодушию.
  - Тебе ЭТО нравится?! - С удивлением спросил я, не останавливаясь.
  - Нет, - сквозь зубы выдавил он.
  - Врешь. - Не поверил я. Мое открытие придало какой-то новый оттенок моим ощущениям. Он перестал быть просто куклой, телом подо мной. Я, зная, что нарвусь на бурный протест, осторожно обхватил его твердый член.
  - Перестань, - пробормотал он.
  - Мы же договорились, все как я хочу сегодня. Расслабься и все.
  - Мне противно!
  - Тогда терпи, - парировал я, начав двигать руку по его стволу. Он яростно зарычал, но мешать мне не стал. Теперь я старался доставить ему удовольствие. Я был мальчик, и точно знал, как это нужно делать. Его ресницы задергались и губы приоткрылись. Ему пришлось сдаться, но как же он, должно быть, благодарен мне был, что я его заставил это сделать. Он и сам не заметил, как начал двигаться мне навстречу. Бывают секунды, когда даже лучшие из нас теряют власть над собой. Я сам уже был на грани. Он шумно вдохнул, и тут же из него брызнуло прямо ему на грудь. Меня хватило еще на несколько движений, и я тоже кончил. На этот раз не так ярко, как в прошлый раз, но почему-то приятней.
   Я знал, что сейчас он не захочет меня видеть, ему надо было дать хоть несколько минут, потому ушел за полотенцем и еще одним бокалом для него. Должно быть, ему захочется прополоскать горло.
   Внизу я сварил кофе в новой кофеварке, спокойно выпил его, стараясь ни о чем не думать. Хотел прихватить чашку для Ромы, но решил, что это только разозлит его. Потом взял полотенце, пошел в свою комнату, откопал флешку из цветка, с грустной улыбкой поняв, что она безнадежно сдохла - мама не поленилась полить накануне мою одинокую диффенбахию, и пошел в спальню. Ромка безмятежно дрых, сломленный переживаниями и стрессом. Его хватило только на то, чтобы накинуть на бедра простыню, которой он, по свинскому обычаю, сначала вытер грудь. Я не смог сдержать улыбку. И это был человек, который, трахая мою девочку, потребовал презерватив! Я сел в кресло, положил флешку на тумбочку возле кровати, и взял свой коньяк. Долго сидел в темноте, прислушиваясь к его спокойному дыханию. Второй раз в жизни, он спал рядом со мной, и второй раз в жизни я был как-то спокойно счастлив. Любимое мое животное было рядом. Мне не надо был ломать его и выслушивать в свой адрес яркие эпитеты. Впрочем... он не животное. Он не мебель. Он не тупоголовый автослесарь из Ростова. Эти все слова не очень-то помогли мне раньше. Быть может, теперь следует их выкинуть, как ненужный хлам. Но у меня, какая досада, не было других слов для него. Он был не женщиной. И все, что накопилось во мне за эти дни, я не мог облечь в обычные слова. То, что я чувствовал, я не мог назвать тем главным словом, которым ОНО называлось. Не имел права. Он был не женщиной.
   С радостью я уснул бы в этом кресле, чтобы даже во сне ощущать, что он рядом. Но я знал, что моя рожа это не то, чему он будет рад с утра. И, добив оставшийся коньяк, уныло побрел я к своим кенгуру.
   Проснулся с жутким похмельем. События вчерашнего вечера навалились на меня как снежный ком. Ромки у меня больше нет. И Ромка ненавидит меня за ту слабость, на которой я подловил его. Будь моя воля, я бы вообще не спускался вниз. Но мрачно хотелось пить. Я сполз в гостиную, готовый к чему угодно. Быть может, Роман все-таки перережет мне горло и закопает на заднем дворе. И это было самое безобидное, что он мог со мной сделать. Все-таки я надеялся, что Ромка с утра куда-нибудь свалит. На работу там или еще куда. Но, о ужас, он был внизу. Кажется, он и впрямь собирался на работу, но еще не вышел. Надо было мне поваляться еще с полчасика. Ромка пил кофе и просматривал какой-то журнал.
  - Привет, буркнул я, хватаясь за пакет с соком.
  - Привет, - ответил он.
   Ну что ж, хоть ответил - уже хорошо. Я не собирался больше ни о чем с ним говорить. Но вдруг он сам заговорил со мной.
  - Дим, у тебя кажется турфирма? - Спросил он вполне нормально.
  - Да, - с готовностью отозвался я.
  - Ты можешь меня отправить куда-нибудь? Прямо сегодня.
   Я задумался. Сегодня среда. Ленка по средам отправляет группы в Таиланд или в Чехию. Но не всегда. И не всегда остаются места. Впрочем...
  - А куда ты хочешь?
  - Все равно. Куда-нибудь.
  - У тебя есть загранпаспорт?
  - Да. Мы собираемся с Катей в Англию на ее день рождения, я уже сделал.
   Было безумно сложно запихнуть человека в последний момент в группу, но это было вполне возможно, если в безвизовую страну. А Таиланд и Чехия под эту категорию не попадали...
  - Сейчас я узнаю, как все устроить, - сказал я и поднялся к себе. Позвонил в агентство "Сириус", в котором когда-то практиковался. Они отправляли сегодня группу на Фиджи. Вылет ночью. То, что надо. Быстро договорился за Ромку и, довольный, что хоть чем-то могу ему угодить, спустился вниз.
  - Есть тур на Фиджи. Поедешь?
   Он равнодушно пожал плечами.
  - Почему нет. Я успею на работу заехать?
  - Да. К тебе туда приедет агент, и обо всем договоритесь. - Я посмотрел на часы. - Через полтора часа. Вещи можешь взять с собой сразу. И документы.
   Он коротко кивнул.
  - Насчет Кати... - начал он.
  - Я скажу ей, что подарил тебе горящую путевку и заставил поехать. Я все решу. Позвонишь ей оттуда уже.
   Он уехал на две недели. Я надеялся, что это поможет ему. Поможет пережить то зло, которое я сотворил с ним. Да и мне будет легче привыкнуть к тому, что его больше нет. У меня.
   С матерью я все решил самым замечательным образом. Она была рада, что я проявил внимание к ее возлюбленному, хотя думала, конечно, что я просто отправил его с глаз долой.
  - Фиджи - отличное место, - щебетала она. - Ему понравится там. Мальчик ничего не видел в жизни. Мы молодец, Димуль.
  - Я молодец, - соглашался я, но сам, наверное, скучал по нему больше, чем она. Еще бы! Она-то знала, что он вернется, и снова будет в ее постели. И почему я не женщина! Или он не женщина... Почему кто-то из нас - не женщина! Все в доме напоминало о нем, все вгоняло меня в мрачный депресс. На третий день я не выдержал и, собрав кое-какие шмотки, съехал на съемную квартиру, недалеко от Лильки. Переезжать к моей подруге мне не хотелось, хотя на самом деле вышло так, что большую часть времени я проводил у нее. Почти каждый день по два часа занимался в зале, почти не ел, потому что кусок не лез в горло. На удивление, тело мое очень быстро превращалось в такое же, как у Ромки. Быть может, потому что в голове все время крутились его слова: "Ты просто хочешь быть таким как я". Вот если бы еще свой мозг заменить инстинктами... узнавать истину обо все напрямую. Я бы стал им. И избавился от его призрака окончательно. Да только пустое было все. Ромкины инстинкты ошиблись. Я не хотел быть им. Я хотел быть С НИМ.
   Я точно знал день, когда Роман вернется. Поэтому засел у Лильки и дал себе слово, никуда в этот день не выходить. Даже на работу. Позволил себе только вечером позвонить матери на мобильный, спросить вернулся ли Роман (смутно опасался, что он не вернется вообще). Она сказала, что все в порядке. Ромка загорелый и довольный жизнью. Что ж, я был за него рад. Сказал, что нет, я не заеду. У меня дела, и я вообще не в городе сейчас.
   В эту ночь Лилька сказала, что я стану папой. И что оставит беременность, если я женюсь на ней. Или сделает аборт, если я не женюсь. Я должен был решать судьбу этого ребенка. Своего или не своего. Жить человеку или умереть. Кто сказал, что мужчиной быть легко? Я ответил, что подумаю.
   Неделя прошла, а я так ничего и не решил с Лилькой. Она не торопила. Впрочем, я особо и не заморачивался по этому поводу. Решил, что через неделю все само определится. Иногда нужно позволять течению нести тебя и особо не рыпаться.
   Мать звонила каждый вечер, и мы обменивались дежурными фразами. Про Романа я не спрашивал, она не говорила, считая, что мне он не очень интересен. Наверное, она думала, что я съехал из дома из-за него, и чувствовала себя немного виноватой. Она была счастлива в объятиях любимого, а я жил неизвестно где. Откровенно говоря, мне давно пора было вылетать из родного гнезда, и не мешать ей строить личную жизнь. Я и так это гнездо превратил в хаос, хватит уже. Пару раз, вечером, я чуть не позвонил Ромке. Последняя моя попытка закончилась тем, что я стер его номер из мобильника, чтобы не поддаваться больше искушению.
   На восьмой день после Ромкиного возвращения, раздался звонок. Мы с Лилькой уже лежали в постели и смотрели новый боевик, который она купила накануне. Зная, что звонит мать, я лениво взял трубу. Да, на экране светилось "мама".
  - Алло, - произнес я, не отрывая глаз от телевизора.
  - Привет, сладкий! - Раздался мамин голос. - Ты уже спишь?
  - Ну, почти. Кино смотрим.
  - Дим, Рома сейчас в "Чертовом колесе" с ребятами с работы.
  - Ага, - равнодушно отозвался я. Но сердце забилось быстрей. Его имя жгло как раскаленный уголек.
  - Рома сейчас позвонил, сказал, чтобы я попросила тебя заехать за ним.
  - С чего был это? - Удивился я. На самом деле я уже вскочил и, прижав трубу плечом к уху, натягивал джинсы.
   Мать замялась.
  - Ну, ты понимаешь, он чувствует, что ты уехал из дома из-за него. К тому же он очень благодарен тебе за Фиджи. Думаю, ему надобно. Хочет пообщаться с тобой, пропустить по стаканчику. Но если ты уже ложишься, тогда можно перенести...
  - Нет-нет, - слишком поспешно закричал я. - В смысле - я все равно собирался сейчас отогнать машину в гараж, так что по-любому из дома выходить. Могу прихватить Ромку и отвезти домой.
  - Это было бы здорово! - Обрадовалась мать. - Пожалуйста, ты там с ним... поласковей, ладно?
   Я чуть не заржал в трубку. Эх, мама, знала бы, какие двусмысленности ты сейчас говоришь... Если я буду с ним "поласковей", мой хладный труп сгниет в ближайшем лесном массиве.
   Я сказал Лильке, что мать попросила отвезти ее мужа из клуба домой (она так и не знала, что Ромка мой отчим), и попросил не ждать меня и ложиться. Я боялся, что Лилька станет проситься со мной, но она не стала. Если всегда пообещает быть такой же покладистой девочкой, я, пожалуй, и впрямь женюсь на ней.
   Из квартиры я просто вылетел на крыльях. Машинка тепло заурчала и рванулась с места. Мне не хотелось думать о том, что это мать уговорила Романа встретиться со мной. Я убеждал себя, что он сам, сам захотел этого. Быть может, скажет мне, что простил меня и теперь мы можем быть друзьями (да, действительно бред). Или что-нибудь еще. Не знаю что. Плевать. Просто увидеть его! Возможно, он пьян в стельку, и хочет в очередной раз рассказать мне, что я "мудак", "урод" и "пидор". Потом он уснет, и я буду медленно везти его по ночному городу. Перед домом закурю сигарету, снова наслаждаясь тем, что он рядом. Потом растолкаю его, и напоследок попрошу его простить мне все то дерьмо, которое ему сделал. Попрошу все забыть, и пообещаю забыть сам. Но обману, конечно. Потому что ночью, рядом с Лилькой, я буду снова и снова переживать те секунды, когда он спал в моей машине, рядом со мной. И я слушал его дыханье.
   Когда я вышел из машины возле "Колеса", ноги у меня были ватные. Охранник знал меня, потому пропустил без лишних фокусов. Зал был полон. Я продрался к стойке и подозвал бармена. Тот кивнул мне, когда-то я частенько зависал в этом заведении, и поставил передо мной дежурный бокал коньяка. Как раньше. Но мне было не до выпивки. Впрочем, почему нет. Я опрокинул в себя огненную воду и стал оглядывать зал. Спрашивать у бармена про Рому было бесполезно, вряд ли он знал его. Насколько я помнил, Роман если и бывал где, то в быдлятнике типа "Фиесты". Там у него какие-то ростовские приятели тусили частенько. Ростовская диаспора, помнится, шутил я, когда мать говорила про "Фиесту". Из-за толпы трудно было хоть что-то увидеть, и я решил пробраться к столикам за танцполом. Без особых церемоний расталкивая танцующих девочек, я стал ломиться через толпу и дошел почти до середины зала, как кто-то грубо набросился на меня сзади. Я решил уже врезать слегка наглецу, но так и сел. Это был Ромка! В первую секунду я не узнал его, и только чудо спасло Ромин нос от моего кулака. Ромка коротко подстригся и загорел. Глаза и зубы жизнерадостно светились в свете ультрафиолета. Улыбка до ушей. Улыбка - мне?!
  - Я знал, что ты придешь! - Радостно проорал он в мое ухо и тут же потащил за собой. У них был столик в вип-зале. Уютный островок тишины в этом шумном хаосе. Ромка швырнул меня на диван, сам сел напротив. За столом сидели несколько мужчин на разной стадии отрастания живота (каюсь, как стал ходить в зал, я обращаю внимание на такие вещи), и дружелюбно мне улыбались. Ага, парни с Ромкиной фирмы (для меня до сих пор оставалось загадкой - кем Роман мог работать в юридической фирме?!). Корпоративка. Рома представил меня коллегам, не обозначая наших родственных отношений, и заказал официанту коньяк для меня. Я не мог поверить своим глазам - он просто светился весь энергией и силой. Таким оживленным я не видел его со времен... впрочем, никогда не видел. Быть может, он был таким в местах, где не было меня.
  - Я за рулем, - попытался я возразить, когда принесли коньяк. Ромка засмеялся.
  - Да ладно, ты же возил меня пьяным.
   Этим он окончательно вогнал меня в ступор. Я был уверен, что он никогда не позволит себе упомянуть хоть что-то из ТОЙ жизни. Что ж, похоже, адаптационные возможности у него безграничны. Он повернулся к своим собутыльникам и объяснил:
  - Димка возил меня знакомить со своей подружкой. Мы надрались там вхлам. И этот гад все равно сел за руль! Так пока ехали, он чуть не вписал нас в дерево!
  - Ты же спал! - Вырвалось у меня.
  - Ну, знаешь, с твоими виражами и труп в багажнике проснулся бы, - подмигнул мне Ромка, и его дружки одобрительно засмеялись. Я почувствовал, что он здесь душа компании. Эти высоколобые юристы просто тащились от ростовского автослесаря Ромки Малютина. Принесли горячее. Ромка спросил, буду ли я, но я отмахнулся. Все принялись за еду. Юристы заговорили между собой о своем, Ромка яростно уничтожал огромный стейк. Я пил коньяк и, стараясь выкинуть из головы все мысли, просто наслаждаться тем, что я рядом С НИМ. Признаться, у меня такой камень с души свалился оттого, что он нормально со мной разговаривал!
  - Чего ты уехал из дома? - Спросил он негромко. - Из-за меня?
  - Как тебе Фиджи? - Спросил я.
  - О! Это что-то! - Тут же воодушевился он. - Я ловил рыбу под водой, а потом жарил ее в этом... домики там типа бунгало. Буре называются. Там были экскурсии между островами, но я как попробовал раз этот дайвинг, так мне ничего не надо было. Жаль, что один был, все время думал, вот бы этого урода Димку сюда, он бы придумал, как хорошо отвиснуть. Ты же разбираешься во всей этой заграничной фигне... А, в Токио еще на два дня застрял. Ходил и пялился на япошек. Еда у них дурацкая в ресторане... Да ладно, чего я тебе рассказываю, ты же наверно с детства по заграницам ездил.
  - Я не был на Фиджи, мать была, - улыбнулся я.
  - Ага, знаю, - кивнул он. - Я уже сказал ей, что вместо Лондона мы поедем лучше поныряем на Фиджи.
  - Думаю, она не откажет тебе, - я не смог сдержать грустную усмешку. Теперь я понимал и принимал все. То, что мать готова тратить любые деньги на своего мужа. Готова смириться с тем, что я ушел из дома. Уверен, покажи я ей тогда видео с той блондинкой и Ромой, она бы только посмеялась. Ее драгоценная игрушка могла делать все что угодно. Обладать им - это был слишком большой соблазн. Ради этого можно было легко наступить на шею своей гордости и прочей белиберде. Я бы и сам так поступал на ее месте. Секрет в том, что Ромка умел давать ощущение счастья. Сама его энергетика обволакивала тебя и превращала в радостного дурачка. Наркотик. Даже то болезненное удовольствие, которое я получал, когда пытался силой сделать его своим, даже оно было счастьем. Лучшим, что было в моей жизни.
  - Ты хотел, чтобы я отвез тебя домой? - Спросил я.
  - А ты что, спешишь? - Вилка замерла на полпути ко рту.
  - Нет, просто... я боюсь садиться за руль. Двести грамм коньяка для моих водительских качеств - это перебор.
  - Ну, возьмем такси тогда. - Он пожал плечами. - Катя сказала, ты снял квартиру?
  - Да. Но в основном у Лильки обитаю. Я не привык еще один жить. Как-то напрягает вакуум.
  - Я же не прогонял тебя из дома, Дим.
  - Нет, конечно, просто мне показалось... что тебе так будет легче.
   Он как-то слишком поспешно кивнул и увлеченно занялся горошком на тарелке.
  - Как там твоя Лилька? - Спросил.
  - Лилька? Ничего, нормально. Беременна. Сказала, что если не женюсь, сделает аборт.
   Роман неопределенно хмыкнул.
  - А точно от тебя?
  - Ну, я бы поставил вопрос иначе - а вдруг ОТ МЕНЯ. - Алкоголь немного расслабил, и я позволил себе улыбнуться своей дежурной улыбочкой хозяина жизни. - У меня есть еще неделя на раздумья. Я не знаю, как поступить.
  - Твоя проблема в том, что ты слишком много думаешь. - Засмеялся Ромка. - Иногда надо просто делать, что подсказывает тебе... инстинкт (видимо он вспомнил, что это МОЕ словечко и запнулся на нем)
  - Ты так всегда поступаешь? Как подсказывает тебе инстинкт? - С любопытством спросил я.
  - В основном - да.
  - И как бы ты поступил на моем месте, к примеру?
   Он прикусил губу и по-серьезному задумался.
  - Ну... я считаю, что детей убивать плохо.
  - Я тоже так считаю.
  - Я бы женился на ней, чтобы она родила своего младенца. Даже если не твой, получается, она заставляет тебя решать, жить ему или нет, да? Значит надо, типа, поработать боженькой. - Он почесал затылок. - Ну а потом, если она сильно будет напрягать в быту, развестись. Сейчас это без проблем.
  - Гениально, - усмехнулся я. - Пожалуй, я так и сделаю.
  - Да, - добродушно согласился Ромка, - я старше, я в жизни лучше разбираюсь.
   Когда Роман доел, он отодвинул тарелку, выпил залпом коньяк и закусил парой долек лимона. А потом предложил уехать отсюда.
  - Я не поеду к вам, - нехотя поднялся я. - Вернусь тогда к Лильке. Попробую доехать на своей, тут рядом, а ты садись на такси.
  - Нет, мы поедем к тебе. У тебя же есть квартира. - С самым невинным видом заявил он. Я чуть не упал. Что тут был за подвох?! Видимо, заметив, мое смятение, Ромка тут же добавил:
  - Хочу с тобой поговорить про одну вещь.
   Я кивнул. Мы попрощались с его спутниками и стали пробираться к выходу. Я чувствовал себя вполне сносно, потому решился сесть за руль. Мне просто хотелось, чтобы на утро в машине остался ЕГО неуловимый запах.
  - Мы можем поехать к Лильке. Она легла уже, посидим на кухне, выпьем кофе, - робко предложил я. Роман засмеялся странным смехом. Одним голосом.
  - Какой-то ты не такой сегодня, - заметил он. - Ты что, боишься меня?
   Я пожал плечами.
  - С чего бы, Ром.
  - Вот и я о том же.
   Ладно. Не знаю, что он там задумал, быть может, выносил какой-нибудь гнусный план мести. Мне было все равно.
   Мы двинулись. Ромка потянулся, откинулся на сиденье и прикрыл глаза. Мне показалось, что он решил, по обычной своей животной привычке, вздремнуть. Но я ошибся.
  - Знаешь, Димыч, я с тобой мало общался вроде, но успел набраться всякой дряни, - заговорил он. - Стал много думать. Обо всем задумываться, как ты. Гнилое занятие... это разрушает.
   Я молча слушал. Не представлял, к чему он клонит.
  - Но самое тупое занятие - это разбираться в себе. Раньше я никогда этим не парился. Было черное, было белое. Все просто и понятно. Инстинкты, как ты говоришь. Инстинкты... - он вздохнул, - оказывается, иногда этого недостаточно.
   Он замолчал. Достал из кармана сигарету и закурил, выпуская дым в раскрытое окно. Я старался ехать медленно. Во-первых, коньяк в крови, во-вторых, хотелось, чтобы он успел сказать, что собирался. Я жадно ловил каждое его слово. И эта новая его манера разговора - она меня просто очаровывала.
  - Перед тем, как уехать на Фиджи... утром. Утром я проснулся, и мне пришлось начать думать. Чтобы понять, что происходит. Почему все произошло именно так, как произошло. Я начал копаться в себе. Ведь ты был прав, я мог избежать всего этого. Даже то, что в принципе, я догадывался, что Катька меня простит, если узнает про ту девку. Катька не дура, она поняла бы, что это все просто... развлечение было, ничего серьезного. Нет, мне, конечно, не хотелось ее расстраивать, но цену за это я заплатил слишком высокую, да? Получалось, что я просто так дал тебе меня втянуть в эту дрянь. Любопытство, не знаю что там еще... ЗАЧЕМ я согласился на твою игру?! Я не мог понять, хоть убей. Как-то по инерции. Ты как удав кролика меня в это потащил, и я даже не сопротивлялся. Вот это я все вспоминал, и стал думать, может я на самом деле педик?! Может, я давно хотел этого, но не признавался. Я нашел книжку тут на днях, какого-то психолога. Там это называется словом "латентный". Скрытый типа. Я - скрытый педик. Неужели это так? Я уехал на Фиджи (мне было все равно куда), чтобы просто сменить обстановку капитально. И попробовать расставить все по полочкам. Я постоянно думал. На самом деле мне на руку было одиночество. Я к себе прислушивался, к своим ощущениям. У вас тут все просто, педик-не педик. Это модно даже вроде. Но там, где я вырос - быть педиком это, наверное, самое страшное, что могло произойти с мужиком. Я НЕ ХОТЕЛ ЭТОГО! Ну ладно, мне уже было плевать на то, что было, этого не вычеркнешь, но хотя бы для себя, мне надо было верить, что у меня просто не было выхода в тот момент. Я пробовал себя убедить, но ведь знал, что выход был. К тому же, это было странно, я не испытывал к тебе неприязни за все. Вот веришь, сидел на этих островах, и жалел, что тут нет тебя. Ну, короче, в какой-то момент я согласился, что да, наверное, я латентный. Природа, что поделаешь. Я решил, что надо проверить практикой. Когда приехал сюда, нашел в Интернете сайт, где пидоры знакомились, и решил снять мальчика, попробовать. Чтобы понять ясно, надо мне это или нет. Нашел похожего более-менее на тебя. Снял хату, и он ко мне приехал. Оказывается, мальчика намного легче снять, чем девку. Ну ладно, это не важно. Короче, он приехал. Я... думал, вот трахну его, как будто это ты. Как будто отомщу... ну и посмотрю заодно, понравится мне или нет. Этот парень на меня сразу запал. Начал лезть, гладить, полез целоваться... и меня... меня чуть не стошнило! Это было так мерзко, что... как бы сказать... ПРОТИВОЕСТЕСТВЕННО! Я не хотел, чтобы ко мне прикасался мужик! Я был готов убить его прямо там! Я просто выпроводил его и все. Понял, что не смогу даже трахнуть его, не говоря уж о том, чтобы дать ему... Нифига я был не пидор. Вообще ни капли. Ну и не понимал теперь ничего вообще. Ведь когда был ты... ведь я ПОЗВОЛИЛ это тебе делать со мной! Почему? И я не хочу говорить это слово, но было что-то типа... мне нравилась вся эта наша возня. Ну не то чтобы нравилась... но в этом что-то было. Я не хочу это обсуждать, ладно. Короче, я выпроводил пацана, лег спать, домой неохота было возвращаться. Выпил немного. Лежал и вспоминал про тебя. Вспоминал, как мы ездили к девчонкам, как ругались, как ты облил меня своими вонючими духами, чтобы Катька не спалила. Я думал, где ты сейчас интересно, что делаешь, как живешь. Мне хотелось поговорить с тобой. Чтобы ты объяснил мне, почему так происходит.
   Я остановил машину. Мы уже приехали. Не знаю, как мне удалось довезти нас без происшествий, в последние десять минут я дороги не видел вообще. В голове был бардак. Я просто слушал и сохранял каждое его слово с тем, чтобы потом, когда приду в себя, осознать до конца, что именно он хочет мне сказать. Хотя все читалось между строк. Слово, которое мы не произнесем вслух. Потому что никто из нас не женщина.
  - Это... какое-то абсурдное совпадение просто, - тихо сказал я, когда заглушил мотор. - Все пройдет через какое-то время. С нами все в порядке, поверь. Мы оба нормальные. Просто что-то не в ту сторону сработало. Временно.
  - Ты здесь живешь? - Спросил Ромка.
   Молча мы поднялись ко мне. Я дрожащими руками открыл дверь, и мы вошли в мое одинокое обиталище. Так же молча прошли в комнату. Я не успел включить свет, Ромка притянул меня к себе и мы впились друг другу в губы. Не осталось никаких мыслей, мы наконец-то перестали думать. Жадно я ловил его дыханье, с запахом коньяка и лимона, царапал себе лицо об его щетину и падал в бездонный ватный омут тишины. Отстранились мы только за тем, чтобы скинуть с себя всю одежду и упасть в постель. Он стал вдруг диким и порывистым. Набросился на меня и стал целовать лицо, тело, шею. Изголодавшийся зверь. Я скучал по тебе, говорило его тело, я хотел тебя, кричали его ласки. Мы не могли ничего сказать друг другу, нам приходилось говорить движениями. Это все пройдет, шептал я про себя, но сейчас я и жеста не сделал бы, чтобы его остановить. Он наслаждался мною! Моим телом! Это было что-то... Наконец, облизав меня всего, он, довольный, уткнулся мне в шею, обняв. Я зарылся рукой в его волосы. Его запах, его горячее дыхание... пуст весь мир, к черту, подождет!
  - Наверно, ты хочешь справедливости, - усмехнулся я. Я знал, что он понял, о чем я. Но Рома не спешил с ответом.
  - Не знаю, - наконец произнес он. - Это будет... слегка по-садистски. Я никогда не делал это с девочками. Пытался, но не получалось. Орали, что больно.
  - Выживу. - Успокоил его я.
  - У тебя есть этот дурацкий крем?
  - Нет, я выбросил.
  - Придурок.
   Он слегка застонал, когда я дотронулся до его члена.
  - Скажи мне, отвали придурок. - Улыбнулся я.
  - Отвали, придурок, - подыграл он и лег на меня сверху. Поднявшись на руках, какое-то время смотрел на меня, будто изучая. Я чувствовал, его нетерпеливую пульсацию возле моей ноги.
  - Я не такой как ты, я могу этого не делать, - наконец сказал он.
  - Но ты хочешь?
  - Да.
  - Тогда попробуй.
  - Ладно. - Он перевел дыхание.
   Я догадывался, зная его размеры, что это будет больно. Но я должен был дать ему отыграться за все. Может, просто пытался наказать этим сам себя. Ну и конечно я до дрожи хотел, почувствовать ЕГО.
   Я притащил из кухни бутылку с растительным маслом и налил Ромке на ладонь. Он смазал член и снова лег на меня. Нужно было максимально расслабиться. Мне вдруг стало страшно. И я понял, что Ромке тоже было страшно тогда. Я надеялся, что он этого не забыл. Ромка стал осторожно тыкаться в меня. Его неумелые движения обещали мне кучу неприятностей в ближайшие минуты. Только возбуждение спасало меня от того, чтобы не отпихнуть его. Наконец, ему что-то удалось, он немного вошел и я понял, что сейчас будет по-настоящему больно. Когда тебе впихивают в задницу что-то большое, начинаешь чувствовать себя каким-то уязвимым. Я постарался не напрягаться, хотя все во мне вопило "ХВАТИТ!!!". Вдруг Ромка осторожно обхватил руками мой член и начал его ласкать. Я чуть не задохнулся!.. Его рука... Возбуждение шло не от члена, а скорее из головы! Наверное, так бывает у женщин. Но это было что-то! Из-за этого отвлекающего маневра я едва ощутил, как он полностью вошел в меня. Понял это только по тому, как он застонал. Я испугался, что он начнет резко двигаться, но этого не произошло, он наклонился и начал меня целовать. Так нежно и так умело, как никогда не целовала меня женщина. Сдерживаемая его страсть и что-то еще... когда действиями хочешь сказать... Движения внутри меня были очень осторожными, и мне даже самому захотелось, чтобы он начал быстрей. Я стал помогать ему бедрами. Где-то вдалеке затренькал мой мобильник, но это было в другой жизни. Мы оба выпали из времени и пространства. Надолго, Ромку, конечно же, не хватило. С глухим рыком он вышел из меня и, закинув голову, долго не мог отдышаться.
  - Вот это кайф... - пробормотал он и тут же наклонился к моему члену. Тут уже зарычал я. Несколько его движений, и я понял, что уже не успеваю оттолкнуть его. Он высосал меня до капли. Стараясь справиться с искрами в глазах после оргазма, я уставился на него. Он вытирал рот ладонью.
  - Поздравляю, - прошептал я со смешком, - со вступлением в наш голубой клуб.
  - Ну ты и мудила! - Пробормотал он, облизывая с губ остатки моего семени.
  - Я не просил тебя глотать, - тяжело дыша, сказал я. - Твоя личная инициатива.
  - Мне всегда хотелось просто попробовать какое оно на вкус. Что девки чувствуют, когда я прошу их проглотить.
   Я засмеялся.
  - Идиот, ты что, свою не мог попробовать?
  - Я же не извращенец! - Возмутился он и завалился на кровать рядом со мной.
   Тут уж мы заржали оба. Здоровым мужским смехом.
   Потом я сходил за сигаретами, и мы закурили. Расслабленные и счастливые. Мы оба знали, что этот раз последний. И что это был не просто секс, это было нечто... другое. Как признание. Признание друг друга. Прощение. И прощание.
  - Да-а... не знал я, что в моей жизни будет такая фигня, - философски заметил Ромка.
  - Не знал, что станешь извращенцем? - Подзадоривал я.
  - Да ладно, это просто... ну как подрочить, то же самое. Вот если бы я начал лепетать "Я тебя люблю", вот тогда это было бы извращение.
  - Я это и так понял. - Убил его я.
  - Ну ты урод! - Беззлобно заметил Ромка. Он повернулся ко мне и поднялся на локте. - Слушай, мне сейчас напомнил одну девчонку в Ростове. Мы встречались некоторое время. Я знал, что она не будет со мной долго, она была какая-то странная что ли... Говорила как ты примерно. Умности, инстинкты и все такое. Наверное, много думала. Уверен, я ей нравился, но она все время пыталась меня убедить, что я тупой осел. Ну ладно. Короче, дошло у нас с ней до секса. Я думаю, она вся такая непростая, может у нее какие-то запросы особенные. Спросил, что тебе нравится? Сразу спросил. Она говорит: "Ты хочешь мне сделать по-настоящему приятно?". "Ну ясен пень", - отвечаю. "Ну тогда, - говорит, - сделай, как я скажу. Во время секса вообще не думай о том, чтобы сделать МНЕ приятно. Делай только то, что хочешь сам. Если хочешь меня ласкать - ласкай. Но если собираешься это делать, потому что думаешь, что мне это понравится, то есть ради меня - не надо. Только то, что хочешь сам. Хочешь целовать грудь - целуй. Не хочешь вообще предварительные эти ласки - не надо, сразу начинай. Только то, что хочешь сам! Обо мне - забудь. Я хочу чувствовать только одно - что ты наслаждаешься моим телом. САМ! Если мне самой что-то надо будет, я не стану молчать, скажу. А так - не пытайся меня угадывать, не напрягайся, а то мне будет скучно". Я пообещал ей, что так и сделаю. Но я врал, конечно. Ясное дело, мне хотелось ей сразу вставить, у меня уже все горело. Но я подумал, что это будет как-то некультурно, и начал ее целовать, гладить, ласкать. Потом только залез на нее. С ней было прикольно, она сама говорила, какие позы ей нравятся, подсказывала по ходу процесса. Так вот. В чем фишка-то оказалась. После секса мы с ней сели на кухне. Она посмотрела на меня жестко так и говорит: "А теперь, Роман, я узнаю точно, делал ты все как я сказала, или же обманул меня, и пытался угадывать, что мне надо". Я согласился, мне интересно было. Она говорит: "Сейчас я задам вопрос. На него надо ответить ЧЕСТНО. Одним словом. Да или нет. Никаких рассусоливаний". "Ладно", - говорю. И она спрашивает в лоб: "Ты меня любишь?" Я растерялся, конечно. Но ответил честно "Нет". Хотел добавить, что, она мне, конечно, безбашенно нравится и все такое, и наверняка я вскоре ее полюблю, но пока еще рано, но она сказала одним словом, я и ответил одним словом. А она мне на это: "Значит, ты меня обманул в постели. Ты нарушил договор, и не делал, как я просила". Я офигел. "Как ты поняла?" - Спрашиваю. "Ты ласкал меня так, как будто меня любишь" Вот такая умница она была, Димка. Я до сих пор помню эту девочку. И правда, если не притворяться в постели и не делать ничего искусственно, а делать только так, как сам хочешь, можно понять без слов разную фигню про чувства.
   Недокуренная сигарета выпала у меня изо рта прямо на грудь. Я чувствовал запах горелых волос, но никак не связывал это с собой. Ромка заорал что-то и скинул с меня бычок, начал хлопать по груди.
  - Ты что, очумел, баран?!
   Окурок свалился на постель, рассыпав искры, Ромка схватил его в руку и швырнул в пепельницу. Я все еще лежал в ступоре.
  - Эй, Димка, ты чего? - Он потряс меня.
  - Ее звали Анна? - Глухо спросил я.
  - Кого?.. А, девочку? Аня, да. Ты... ее знаешь?! - Изумленно воскликнул он.
  - Это я научил ее этой фишке. - Я встал и принес из холодильника две банки пива. Одну кинул Роману, к другой жадно присосался сам.
  - Я любил ее. - Тихо сказал я, усаживаясь рядом с Романом. - Мы поссорились из-за мелочи какой-то, и она пропала. У нас было много всяких дурацких игр, типа тесты психологические. Ты описал одну из них. Я выдумывал их и преподносил как истину в последней инстанции. Она мне верила. Она тоже говорила мне, что попалась на меня как кролик на удава, странно... Она была умная девочка, но верила любому бреду, который я ей впаривал. Впрочем, я тоже верил тогда. Незадолго до нашей ссоры мы смотрели мелодраму какую-то, и я на ходу выдумал новую теорию. Что, типа, если один человек любит другого, он найдет его где угодно. Сердце подскажет, случайности и судьба так сложатся, что эти двое будут вместе. А если не сложатся, то значит не судьба, как говорится. Так вот, через некоторое время мы поссорились, и она пропала. Уехала куда-то. Я искал ее, долго искал, но никаких зацепок не было. Я даже не знал, где живут ее родители. Потом плюнул на все. Захотела бы - вернулась. Или какой знак подала. Получается... что она уехала в Ростов.
  - Да-а... - задумчиво протянул Ромка. - У меня остался ее телефон. Хочешь, дам?
  - Не надо. Сто лет уже прошло, ни к чему это. Лилька, опять же, ребенок...
   Ромка уехал под утро. Мы попрощались вполне по-дружески, будто и не было ничего. Мысли об Ане немного отвлекли меня от Романа, и я легко отпустил его. Никаких голубых поцелуйчиков и прочего. Мы же мужчины.
   Через три месяца мы с Лилькой поженились. Потом родился сын. Это был мой ребенок. Даже если биологическим отцом был не я, все равно на свет он появился только благодаря мне. Я знал, что сделал правильный выбор, когда протянул свой паспорт для штампа о браке.
   С Ромой и матерью я не виделся почти год. Так сложилось, что сначала они уехали заграницу, потом на несколько месяцев застряли в Ростове, где у матери были проблемы с филиалом. Когда они вернулись, мы с женой и трехмесячным сыном уехали в Питер к Лилькиным родителям. Я был только рад на самом деле, что не виделся с Романом. Меня все еще нещадно к нему тянуло, и нужно было время, чтобы справиться с этим. К тому же я боялся, что начну самым отвратительным образом ревновать его к матери. Сокровище принадлежало не мне, и с этим следовало смириться.
   Когда мы с Лилькой вернулись домой, мне стало окончательно ясно, что мы долго не проживем вместе. Никаких точек соприкосновения у нас с ней не было, мы жили просто как соседи. После родов она стала совершенно равнодушна к сексу, а секс был единственной ниточкой, нас связывающей. Конечно, был еще сын, но Лилька особо уже не скрывала, что он не от меня.
   Кстати, меня ждало одно потрясение. Радостное потрясение. У меня появилась сестра. В сорок шесть лет мать родила дочь. Ромин ребенок... Он сам позвонил мне, и сказал об этом. Там, в роддоме, мы с ним и встретились впервые за столько месяцев. Пожали друг другу руки, поболтали немного. Потом вышла мама, и вынесли малышку. Ромка осторожно взял ее, и я заметил слезы у него в глазах. Ромка, отец моей сестры... Господи, как все запуталось... Он передал мне сверток, я с трепетом посмотрел на маленькое личико своего нового родного человека.
   Мать подошла и поцеловала меня в щеку.
  - Анна, познакомься со своим братишкой, - прошептала она, наклоняясь к малышке.
  - Анна? - Удивленно переспросил я.
  - Рома назвал ее так. - Ответила мать. - По-моему, хорошее имя, да? Анна Романовна - как тебе?
  - Да, неплохо, - согласился я и нашел глазами Ромку. Он коротко улыбнулся мне и отвернулся.
   Полночи мы с многочисленными гостями обмывали Анне копытца (так это называла мама). Мать с малышкой давно спали, потому празднество под предводительством счастливого отца плавно переместилось в вип-зал "Колеса". Я был в прекрасном настроении. Рад за Ромку, рад за себя. На волне этой эйфории не заметил, как пришло время ехать домой. Лилька давно уже обрывала мне телефон.
   Роман вышел проводить меня до такси.
  - Минутку удели мне, - попросил он, и мы остановились в фойе. Ромка протянул мне клочок бумаги с наскоро нацарапанным телефонным номером.
  - Это телефон Анны, - сказал он, всовывая мне в руку бумажку. - Ты, конечно, извини, но мне кажется, та твоя глупая теория насчет судьбы сработала. Ты сам это что, не понял? Ты встретил меня, я рассказал тебе про Анну. Разве это не доказательство? Я не знаю, может, у нее что-то изменилось, я общался с ней полтора года назад. Может и номер уже не тот. Но ты все-таки позвони...
  - Ты считаешь...
   Он кивнул.
  - Инстинкты, Димка.
   Он подмигнул мне и тут же растворился в толпе, стремящейся в клуб.
   Я вышел в ночь. Возле входа стояла пара таксишек, но я прошел мимо них дальше, в тишину парка. Сел на первую свободную скамейку и, ничего не ощущая, будто оглушенный, набрал номер.
   Шесть длинных гудков.
  - Алло, - сонный голос.
  - АННА... - Сказал я.
   Тишина. Потом судорожные всхлипы.
  - Ты нашел меня... - сдавленно прошептала она.
  
  
  
  
  
  Москва, ноябрь 2006
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 3.10*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Алиев "Ганнибал. Начало"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Семин "Контакт. Новая эпоха"(ЛитРПГ) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"