Маковецкая Марина Александровна: другие произведения.

Черный и Красный

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 6.80*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Все черные краски здесь - однозначно черны, и все красные - однозначно красны. Но что делать, если однажды приходится выбирать?
    Сборник "Хроники миров. Фэнтези" ("Клуб семейного досуга", 2007)

Утро было обычное: в окно глядели, прилипнув к небу, настырные звездочки, и медлительно разгоралась лентяйка-заря. Завтракали мы в большой зале, и сестры шептались о чем-то и звонко смеялись, но, как всегда, замерли с посерьезневшими лицами, едва папа начал свой утренний рассказ. Мы любили эти истории из давным-давно минувшего, когда - сложно представить - ни меня с сестрами, ни нашего Замка и окрестных Земель, ни даже папы с мамой еще не было, а были какие-то другие Земли и другие Лорды...
Потом папа замолчал и прикрыл глаза, и я понял, что историй больше не будет - скорей всего, уже до конца завтрака. Папины веки сейчас - словно накрепко запертые двери, хранящие тайну; и это значит, что отец не только здесь, а где-то далеко, может, во многих местах сразу. И мама, и болтушки сестры смотрят на него в такие минуты с особым благоговением.
Но на этот раз папа открыл глаза неожиданно скоро, и мы увидели острый блеск в его зрачках.
- Вот дьявол! - скрипнул зубами он. - Ни на кого нельзя положиться.
- Что такое? - спросила мама.
- Да этот дурак, Огненный Лорд, идет с северо-востока.
Сестры переглянулись, молча и испуганно, а мама спросила - еще тише самой тишины:
- Как давно?
- Со вчерашнего рассвета. Две трети пути прошел.
Мама поднялась, ухватившись за край стола, а потом снова села.
- Да ты не тревожься, - усмехнулся отец. - Это же щенок. Он слишком самоуверен, чтобы понять, что против меня он - никто. Нет, ну сам факт! Целые сутки идет через мои Земли, и никто не доложил. Начиная с дозорных.
- Ты же знаешь, - проговорила мама, - что когда Лорд идет, от него не спастись никому. Разве что случайно. Если он не заметит. Нет, это ты виноват. Разленился, не следишь за границами.
- Помолчи! - отец сдвинул брови. - Я знаю, что делаю. Против меня идти некому. Разве что глупцам вроде Огненного. Он не понимает, что пока он на моей Земле - слабеет с каждой минутой.
- Ну, положим. Положим, ты его победишь. Но все равно ты потерял много людей.
- Люди - не проблема, людей всегда сделать можно.
Он быстрыми шагами направился в свои покои, затем вернулся и прошел через залу, на ходу надевая плащ.
- А потом, - добавил он, - людей погибло не так уж и много. Ведь он же быстро идет. Времени у него в обрез, это-то он знает. И потому не позволяет себе отклониться ни на шаг в сторону.
Папа был прав. Лорды редко выходят из своих Замков, а уж тем более за пределы владений. Войны они ведут чаще всего мелкие, и эти войны ничего не решают. Зато уж если Лорд идет на чужую Землю, то он идет. Идет один - потому что с Лордом может сражаться только Лорд. Но это большой риск. До соседнего Замка несколько дней пути, и за это время может случиться всякое. Вплоть до того, что придет третий Лорд и заберет твой Замок, который защищать теперь некому. А главное, на Землях врага твой враг сильнее тебя.
- В молодости я тоже был рисковым, - сказал папа, будто угадывая мои мысли. - Но риск бывает разный. Красное Чудовище нарвался. Он обречен.
Папа стоял в передней, большой, неподвижный, - должно быть, оглядывал себя со всех сторон. Он словно бы вырос сейчас, упирался головой в потолок. Черная кожа, белые как снег волосы (сколько помню, они всегда были такими). И весь действительно - Черный Демон, не только внутри, но и снаружи. В обыденной жизни казался совсем человеком, теперь же... Пугал своим видом, но и красив был. Страшно красив.
- Ночью он спал, - продолжал папа. - Но недолго. Он лежал на выжженной земле, громадный, как гора, а вокруг него - только трупы и обгоревшие стволы деревьев. Так что он не выспался. Он устал, и мне недолго с ним бороться.
Мама молча прижалась к папиному плечу. Выбежали Первая и Вторая сестры, успевшие одеться по-походному, и наперебой заголосили:
- Папа, папа, мы пойдем с тобой!
Обе намного старше меня, уже невесты и Воительницы. Первая из Воскрешающих Воительниц, Вторая - из Обращающих-в-Бегство. И обе пригожи - густые черные волосы, пленительные голоса. Вот только болтливы уж очень.
- Никуда вы не пойдете, - ответил папа сердито. - Против Лорда обычные воины бессильны.
- Это мы-то обычные? - хором возмутились сестры.
- А ну, тихо! - он повысил голос. - И прочь в свою половину.
Первая со Второй притихли. Вряд ли они уж так надеялись, что пойдут, - да и как бы пошли, не представляли наверняка. Было ясно, что они боятся. Не на шутку.
- И ты тоже, - отец повернулся ко мне. - Сиди у себя и не высовывайся.
- Почему?
Я обиделся. Мои окна выходят на юг и на запад, и оттуда сражения, конечно, видно не будет.
- А тебе и не нужно смотреть, - сказал отец. - Ты еще слишком мал для такого зрелища.
Сестры захихикали. Третья и Четвертая тоже.
Я совсем расстроился и убежал к себе в комнаты.
- Все равно вы дуры и женщины, - бросил сестрам на бегу.
Сколько ни сражаться Воительнице, она никогда не станет хотя бы вполовину такой же сильной, как Лорд. Так что сестрам остается одно - выйти замуж. А Черных Лордов на сотни... на десятки сотен миль вокруг нас немного. Двух сестер отдадим - и то хорошо. Зато я, когда придет время, стану Лордом. И у меня будет свой собственный Замок, потому что двух Лордов в Замке быть не может. Но два Черных Замка рядом - это хорошо. Еще лучше, когда два Черных соседа - отец и сын: они усиливают друг друга.
Вот так я думал, мало-помалу успокаиваясь, а про отца почти забыл. И даже не видел, как он ушел. Потом вспомнил и побежал было к лестнице, но наткнулся на невидимую стену. Отец, значит, всерьез решил не выпустить меня из моих комнат...
Было скучно. О чем говорят мама с сестрами, не слышно. Я выглянул в окно. Под окнами Замка хозяйственные строения, а вдаль до самого горизонта уходят поля. Темные букашки - крестьяне собрались в кучку, оставив работу, и о чем-то возбужденно толковали. Смотреть на них было неинтересно.
Я отвернулся.
Играть не хотелось. Даже в свою любимую игру. Посреди комнаты, на огромном столе, выстроены как-бы-настоящие Замки, в них живут как-бы-настоящие Лорды с семьями и ведут друг с другом как-бы-настоящие войны. Но сейчас мне до них дела нет. Ну их, эти игрушки - если там, снаружи, скоро будет всамделишное сражение...
Интересно, когда папа встретится с Красным Лордом? Идти до Красного от силы полдня, а они идут оба, поэтому встретятся часа через три-четыре. Очень скоро.
Или очень нескоро, раз уж так долго тянется время.
В Замке что-то совсем тихо. И из окна - ни звука. Даже скрип телеги или собачий лай, и тот бы меня сейчас обрадовал... Словно все, кто там есть, повымерли. Или это мне только так кажется?
Солнце поднимается все выше и выше. Я лежу на кровати и думаю - сколько времени уже прошло?
Может быть, отец с Красным уже сражаются. Про Красного мама с папой говорили, что он не человек, что в нем нет ничего человеческого. Поэтому я представил себе его в виде огненной волны, идущей по земле и съедающей людей, дома, деревья. Или огненного вихря, надвигающегося, будто шквал. И папа стоит перед этим вихрем, с виду маленький и слабый. Но вот он растет, он уже великан - в двадцать, в сто человеческих ростов. А вихрь налетает на него, и папа хватает его, скручивает, завязывает узлом. Но вихрь вырывается и ускользает, и налетает опять. И с каждой новой схваткой слабеет, истончается, превращаясь в горящую, извивающуюся ниточку между небом и землей...
Солнце поднялось почти в зенит, скоро опускаться начнет. Пришлось задернуть портьеры - таким надоедливым стало это солнце. Оно утомило меня, и я заснул.
Когда очнулся, уже вечерело. Я вскочил. В доме по-прежнему стояла тишина. Что-то недоброе было в этой тишине, неестественное.
Я подбежал к окну. Ни души - под окнами и дальше, в поле. Впрочем, нет: вот черная точка, она куда-то мчится. Тоскливое солнце висит низко над горизонтом. Красное солнце. Красное...
Медленно - подгибались ноги - отошел и сел на кровать. Со стороны лестницы донеслись гулкие шаги. Они звучали так громко, что показалось странным, как это я раньше их не слышал. Теперь они уже совсем близко.
А потом в комнату вошел и, окинув ее глазами, остановил на мне пронзительный взгляд Лорд Огненное Чудовище.
Я сразу понял, что это он, хотя и думал, что Огненный не человек и вообще не похож. Но ЭТОТ, вошедший, не мог быть никем иным: ощущалось во всем - чужое, не наше, нездешнее.
И еще я понял, что Огненный убил моего отца. Иначе бы он здесь не появился.
Но страха не было - ничего, кроме отупения.
Быстро, как в кошмарном сне, Красный очутился рядом, а я не мог пошевелиться.
- Не бойся, мальчик, - сказал он, обнажив острые зубы. - Я тебе дурного не сделаю.
И мне подумалось, что он красив - непривычно, зловеще. Стройный, с благородной осанкой. Было в нем что-то от изворотливости ящерицы и в то же время от неподвижности статуи. Кожа, естественно, красная, и кровавого цвета одежда. И властные, в душу лезущие глаза.
Против воли подумалось, плохо подумалось. Неправильно.
А Огненный взял мою голову в руки и сжал с боков. Сдавил несильно, но от его ладоней исходил жар. И я вдруг почувствовал резкую боль. В висках ломило, и я, кажется, на секунду потерял сознание. А когда очнулся, боли уже не было, но Огненный все так же легонько стискивал мне голову и смотрел пронзительными глазами.
И я понял, что люблю его. Люблю Красного Лорда как бога, как отца.
Огненный улыбался.
- Вспоминай. Это есть в тебе, это заложено, только попробуй.
И я вспомнил.
Мы жили - живем - в Красном Замке, похожем на закат или рассвет, вместе с мамой, чудесной бронзовокожей мамой, Воительницей Алой Зари. Нежный голос, ласковые руки. И две золотоволосые сестры со светло-розовой кожей. Первая играет на лютне и поет сладкозвучно, а Вторая скачет на коне и стреляет из лука. И хотя обе еще маленькие, но ясно, что Первая будет Воительница-Музыкант, а Вторая - Воительница-Молния. Замок большой, в нем множество комнат, и когда в гости приезжает дядя - тоже Огненный Лорд - с сыном и дочерьми, то до утра царит веселье. А главное, у меня замечательный отец. Молодой и сильный папа с горящими, как огонь, глазами, гроза врагов, лучший отец в мире...
Но сейчас я не в Красном Замке.
- Посмотри вокруг, - проговорил отец.
Я огляделся. Стало страшно. Черные, неживые стены точно покрыты плесенью, и по ним бегут струйки гнилой воды. Все, что было прежде, - сон, от которого давно пора избавиться. Это мертвый Замок, он захватил меня в свой плен, длившийся годы... наверно, всю жизнь.
В большом зале глухо завыли сестры - вернее, те, кто никогда на самом деле не был моими сестрами. Они пели свою песню-плач, скорбь об отце и матери и проклятие врагу, который все уничтожил. Может, их песня и была искренней... Даже наверняка. Но я не сомневался: они мертвецы. Нежить, притворившаяся людьми, могильная раса Черных Лордов. И все же мне было их жаль, будто родных. До боли жаль.
Огненный папа поморщился.
- Работать мешают, - пробормотал он. - Я думал сперва с тобой разобраться, но теперь вижу, что приходится еще и с девчонками. Ты посиди, ладно? Я скоро вернусь.
Как же он оставит меня одного, подумал я. Здесь, в черной комнате... Я ведь теперь враг этому Замку. И даже всей этой Земле: она ненавидит меня.
Но я по-прежнему не мог пошевелиться - просто был не в силах.
На пороге папа замедлил шаг и обернулся.
- Ничего не бойся, все будет в порядке. Все хорошо.
Бояться и правда нечего. Раз папа победил, то главное уже позади.
И он ушел, а я остался сидеть на кровати и принялся разглядывать свои руки. Оказалось, что они розовые с бронзовым оттенком. А ведь раньше были бледно-голубоватые... Ничего странного. Я слыхал про такое, но не знал, что можно обратить и детей Лордов.
Тихие шаги, я повернул голову.
В дверном проеме появилась мама. Моя прежняя, Черная мама.
Темные волосы разметались по плечам. Она была совсем прозрачная, будто сотканная из воздуха.
Я вдруг понял, что раз называю ее мамой, значит... Нежность волной хлынула на меня, и опять начала раскалываться голова.
- Господи, - слабо сказала черная женщина, не двигаясь с места, - что он с тобой сделал...
- Где ты была... мама?
- Он почти убил меня. Когда вошел в Замок, - прерывистый шепот-шелест, словно ветерок колеблет легкую ткань. - Я смогла только вернуться в Ядро. И там я ожила. Не до конца, правда. Ты видишь: я еще похожа на призрак.
- Скажи, мама... неужели я теперь Огненный?
Мама не ответила. Новая тень присоединилась к ней, тихо скользнула в комнату.
- Папа!
Он был жив. Живой по-прежнему, пусть и прозрачный, как мама. И я назвал его папой, сам не желая того.
Черная кожа, белые волосы. Так знакомо - и в то же время так по-чужому, будто сотню лет спустя.
- Папа... я и вправду стал Огненным?
- Ты похож на него, - отозвался отец понуро.
- Ты мне ничего про это не рассказывал.
Тишина в ответ.
- Почему ты мне ничего не говорил? Почему?
Шаги на лестнице. Сестры снова завыли внизу. В четыре голоса - значит, Огненный папа их не тронул. Не успел... так, как меня.
В этот раз шаги были медленными, нетвердыми. Огненный возник на пороге, шатаясь; оперся спиной о косяк. По его лбу катились крупные капли пота.
- Ты здесь, - сказал он Черному Лорду. - А я думал, что с тобой разделался.
- Ты силен, - признал Черный. - И все равно - щенок. Ты пропустил меня, и я ушел в Ядро. Там я набрал силу, достаточно, чтобы идти. Я ждал тебя. Смотрел, что будешь делать. Я знал, что у тебя сейчас не хватит силы обратить Ядро. А ты решил обратить моих детей. Попробовать сначала на них, ну и добыть себе источник энергии на этих Землях. Но зря. Мой сын, пока он маленький, энергии много не излучает. Зато ты много силы потерял, пока обращал его. И обратил не до конца. Где-то внутри он по-прежнему мой. Да и вообще пребывание в чужом Замке на тебе сказалось. Что, не так?
Огненный тяжело дышал.
- Мы сейчас не можем сражаться, - произнес он. - У меня уже мало силы, а у тебя еще мало. В тебе мало плоти. А во мне слишком много, больше, чем надо бы.
- Да, - согласился Черный. - Это была бы некрасивая битва. Очень некрасивая.
- Тогда остается один выход: я возвращаюсь к себе, набираюсь опять силы. А ты набираешься здесь. Потом мы встречаемся на границе Владений. Учти: в другой раз я тебя не упущу. Теперь я ученый, - Красный усмехнулся.
- Решено. Но сын остается моим. Если ты победишь - другое дело...
- А вот на это я разрешения не давал, - возразил Огненный. - Пусть остается тем, кто он есть сейчас: наполовину мой. До битвы. И живет у тебя в Замке, что тут поделаешь.
- Зачем он тебе?
Красный опять улыбнулся, бросил взгляд - точно обжег:
- Ты ведь любишь меня, да, мальчик?
Потом он посерьезнел:
- Это ведь еще неизвестно, кому он достанется. Может, и мне. А обращать его потом снова... в который раз уже будет - в третий?.. ну, так это чем дальше, тем тяжелей для здоровья обходится.
- А что легче - быть обоими сразу? Неделю, две недели? - обронил Черный.
- Все равно, - веско сказал Красный. - Я разрешения не давал. Учти, я могу и остаться. Ты ведь знаешь, у меня есть еще сила, несмотря ни на что. Сражаться я могу.
Черный помолчал.
- Ладно. Пойдем.
Сейчас он был уже не такой прозрачный, как прежде. Он наливался плотью с каждой минутой, снова становился собой.
Они вышли из комнаты, и сквозь стену глухо донеслись их голоса:
- Что ты за него хочешь?
- Хочу? - Огненный рассмеялся. - Если я проиграю, мне ничего не нужно будет... а если ты, то все твое и так будет моим.
Молчание.
- А как насчет Ядра? Я отдаю тебе часть Ядра. Она твоя. Она поможет восстановить тебе силы до битвы.
- Годится. Вот это, я понимаю, справедливый обмен. Только одно условие: ты должен проводить меня до границ Внутренних Земель. Я устал, ты меня поддержишь. На рассвете вернешься - и тогда можешь обращать его сколько угодно.
Мама улыбнулась. Слабо, вымученно. Она, оказывается, уже сидела на стуле, не сводя с меня грустного взгляда...
А мне было плохо. Я лежал на кровати и рассматривал свои светло-бронзовые руки. Голова раскалывалась, и не давали покоя назойливые мысли. Кто же я такой? Сколько себя помню, жил всегда в Черном Замке, но кем я родился? Ни в чем нельзя быть уверенным. Допустим, меня обратили, и все забылось. Может, я из Черных, а может, из Огненных, или, может, из кого-то еще, Белых или Оранжевых. Был ли он вообще когда-нибудь, настоящий я?
- Я приду на рассвете, - сказал Черный, вернувшись в комнату.
- До свидания, мальчик, - сказал Красный.
Все-таки у меня хватило сил, чтобы перейти на ту сторону Замка и увидеть в окно, как они уходят навстречу сумеркам, поддерживая друг друга. Два моих папы. Лорд Черный Демон и Лорд Огненное Чудовище, я люблю их обоих одинаково. И пусть Черный папа думает, что завтра сможет вернуть меня прежнего, но он не вернет. Я знаю, что всегда буду любить и Красного папу тоже. Я это чувствую.
И еще я знал, что сегодняшней ночью за них опасаться нечего. И завтра. И послезавтра. И всю неделю или две недели. Лорды бывают буйными. Непредсказуемыми. От них можно ожидать чего угодно. Если они идут на войну, то они идут. Но если Лорд дал Лорду слово - он это слово сдержит.
А потом пройдет неделя или две недели, и один из них погибнет. И тогда у меня останется только половина папы. Не знаю, которая.
А которая для меня важнее?
Я слишком устал, чтобы во всем этом разбираться. И даже не пойму, разберусь ли когда-нибудь. Я хочу только одного - спать. Может, хоть во сне мне станет легче. Очень надеюсь.




Оценка: 6.80*8  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"