Каменски Макс: другие произведения.

Идеальное зло...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Цикл рассказов: "Баллады старого Илая". Рассказ 3.


   Идеальное зло...
  

***

   Он бежал прочь от ужаса, охватившего улицы... Он спасался бегством, не в силах принять бой... Сражаться было бессмысленно! Оставалось только скрыться! Спрятаться! И молиться!
   Со всех сторон несся грохот взрывов и крики людей... Целый город полыхал огнем... Этот Монстр! Это... Демон! Сегодня он собирал свою кровавую жатву!
   Бежать!
   Человек проскользнул несколько переулков и уверенно направился к большой усадьбе прямо на окраине поселения. Подбежав ближе, он даже присвистнул от впечатления. Разрушитель уже успел побывать и здесь... В некогда надежном и толстом заборе, окружавшем дом вместе с садом, зияли обожженные по краям проломы. Стены самой усадьбы носили отпечатки неистовой ярости - многочисленные дыры, следы ожогов и трещины в целую ладонь шириной. Дорогая черепичная крыша проломилась и осела... Толстая, дубовая дверь была выворочена с петель и отброшена в сторону.
   Не успел беглец перешагнуть порог разбитого дома, как все стены усадьбы сотряслись от чудовищного взрыва. Лопнули остатки стекол, и через окна повалил густой дым. Несчастный взвыл от ужаса и бросился из прихожей в гостиную. Снова взрыв... Споткнувшись на ровном месте, он кубарем полетел на деревянный пол. Пытаясь в спешке подняться, беглец опрокинул небольшой столик и умудрился разбить стоявшую в углу вазу. Не обращая на такие мелочи внимания, он бросился через всю комнату к дальнему углу, где принялся что-то лихорадочно искать на невысокой резной тумбе.
   - Где... ну где же, черт бы вас побрал! - шипел он себе под нос, тщетно водя руками по гладкой поверхности. - Отпечатки, они мне говорили... отпечатки! Сволочи! Ненавижу магов! Всех надо на виселицу! Скоты!
   Тем временем снаружи прогремело еще несколько взрывов, крыша с кошмарным грохотом обрушилась на второй этаж. Хвала богам, потолок первого выдержал! Человек затравлено посмотрел в сторону парадного входа, но к своему счастью никого там не обнаружил. Смачно сплюнув, беглец продолжил остервенело шарить руками по тумбе. Он ужасно спешил. Ведь ему было прекрасно известно, кого ищет этот... демон... психопат!
   Наконец раздался долгожданный щелчок, и буквально перед носом беглеца часть цельной стены медленно отодвинулась в сторону, открыв узкий проход.
   Еще раз оглянувшись, человек схватил попавшийся под руку подсвечник и быстро скрылся за дверью тайника, которая спустя несколько секунд снова закрылась. Облегченно вздохнув, он быстро сбежал вниз по ступеням. Один раз чуть не расшибся, не заметив в тусклом свете неудачный срез одной из ступенек. В прочем, Бог с ней!
   Лестница вывела к еще одной двери - благо не запертой. Влетев в потайную комнату, беглец поджег несколько факелов, висевших на стене, затем поставил подсвечник на письменный стол и принялся закрываться. Когда человек наконец ощутил себя в полной безопасности, он с глубоким вздохом опустился на шикарный кожаный диван, занимавший добрую половину потаенной комнаты, и расслабившись, рассмеялся... Ушел все-таки! Ушел!
   В дверь деликатно постучали...
   Сердце беглеца ушло в пятки. Ему показалось, что в этот самый миг все его тело пронзили тысячи маленьких игл... Дыхание перехватило... Ноги и руки отказались повиноваться.
   Стук снова повторился. Теперь уже настойчивее.
   - Кто... кто там? - не зная зачем, пробормотал он.
   - Открывай, - последовал властный приказ. Голос Монстра звучал так, словно он уже стоял в комнате. Чужая воля в какую-то секунду подчинила себе сознание несчастного. Человек медленно поднялся на трясущихся ногах. Еще медленнее он подошел к двери... Дрожащие руки осторожно отодвинули засов. Открыли дверь....
   ОН стоял прямо на пороге...
   - Пора умирать, ублюдок, - еле слышно прошептал Демон и взмахнул рукой.
  

***

   - Ну! Давай сюда свое художество, - проговорил учитель Моррис, смерив Ламарка строгим взглядом.
   Судорожно сглотнув, ученик осторожно отложил в сторону перо и протянул старику исписанный рунами пергамент. Переняв лист, учитель накинул пенсне и принялся за проверку.
   Стараясь отвлечься и не смотреть, как Моррис примется исправлять ошибки, молодой Ламарк попытался найти хоть что-нибудь интересное в обстановке комнаты, на чем можно было бы сфокусировать взгляд. Однако ничего, кроме двух стульев, стола и ученика с учителем в невозможно маленьком классе не предполагалось. Впрочем, оно и понятно - магия требует полной концентрации.
   - Ну, дела... - вдруг пробормотал Моррис, что-то усиленно зачеркивая в пергаменте. Волей неволей, Ламарк вновь уставился на листок... Хотя нет, скорее на перстень с большим изумрудом, покоившемся на указательном пальце учителя - знак Старейшины Конклава, сообщества магов.
   Откинувшись на спинку стула, молодой маг незаметно для себя обратился к истории, заполнив тревожную голову мыслями о некогда светлом прошлом, о великом Конклаве магов Шиваны, правивших на самой восточной оконечности материка Лаурона и о том счастье, что некогда царило в этих землях... Боги! Как же переменчива жизнь! Буквально десять лет назад люди Шиваны не знали ужасов разрухи и безвластия... Будучи преданными союзниками Лунного Королевства, народ Ламарка по праву равных разделял с северным государством блага совместных завоеваний! На некогда пустынных землях постепенно разрастались целые города, процветала торговля и, казалось, эпоха благосостояния продлится вечно... Но стоило лунному королю Антаресу бесследно исчезнуть, как тень ужаса опустилась на земли Шиваны... Во многом опиравшийся на своего могущественного союзника Конклав Магов стал терять контроль над ситуацией в стране... Преступность подняла голову, темные "царьки" объявлялись в каждых поселениях, число недовольных постоянно росло... Конклав предпринимал все усилия, чтобы исправить положение, но все было тщетно. Когда неразрешимые противоречия возникли и в самом сообществе магов, внутригосударственная война стала неизбежной... Целых четыре года разрушительные битвы сотрясали земли Шиваны... Война всех против всех унесла сотни тысяч жизней и окончилась ничем. Все процветавшие города превратились в руины, все дипломатические связи были утеряны... Конклав уничтожил сам себя - остались лишь несколько самых ловких Старейшин, большая часть из которых бросилась в бега. Банды лихих людей полностью захватили контроль в изнеможенном войной государстве, и темный порок подчинил себе некогда счастливый уголок Лаурона. Что же касается учителя Морриса, то его роль в разгоревшейся войне была одной из самых значительных. Был момент, когда он чуть не восстановил порядок, но затем предательство одного из его самых важных соратников разрушило все планы... Моррис потерпел ряд крупных поражений и был вынужден бежать в Лунное Королевство. Затем, когда активная фаза войны миновала, он вернулся и по договоренности с одним из влиятельных главарей местной банды, стал управляющим в самой крупной деревне. Исправно доставляя деньги и необходимые продукты своим... начальникам, Моррис старался хотя бы на этом клочке земли, установить мир и порядок, так необходимый измученным людям... Крутясь, как белка в колесе, он умудрялся не только управлять поселением и разбираться с проблемами жителей, но еще и обучать трех учеников магическому искусству...
   Учитель отложил исчирканный пергамент в сторону и внимательно посмотрел в лицо Ламарку. Витавший в своих мыслях ученик поначалу не обратил на этот взгляд особого внимания, но затем встрепенулся и стыдливо вжал голову в плечи...
   - Знаешь, Ламарк, - вкрадчиво проговорил Моррис, - твое усердие, учитывая строптивый семнадцатилетний возраст, в изучении школы разрушения весьма похвально. Не спорю, своими упражнениями ты развил дар намного лучше, чем Ян и Давид... Однако все равно ты большой лентяй! Понимаешь почему?
   Ламарк поджал губы и пожал плечами.
   Моррис вздохнул и, сняв пенсне, отложил в сторону.
   - Самое сложное в рубке дерева, - вдруг сказал он, - это выкорчевывание пня. Его можно рубить топором, лупить молотом или кромсать пилой, потратив на эту задачу уйму сил... А можно, проделав посередине дырку, залить туда масло и оставить на денек, другой... Масло размягчит древесные волокна, и пень можно будет чуть ли не руками разодрать на куски... - на этом Моррис сделал многозначительную паузу. - То же самое и с магией разрушения. Хотя я не приветствую эту школу, однако немало в ней смыслю и, поверь мне, если ты хочешь стать реальным боевым магом, то тебе надо научиться не только рубить... но и применять самый важный инструмент - голову. Поэтому сейчас сходи наноси воды в баню, а затем берись снова за начертание рун.
   - Но разве это поможет мне изучить суть разрушения? - нахмурился ученик.
   - Это дисциплинирует разум, юноша, - ответил Моррис и, разорвав пергамент, швырнул его в ведро. - Иди... займись делом. Ян, наверное, уже заждался.
   Покидая жилище учителя, Ламарк столкнулся на пороге с двумя другими учениками. Оба взволнованно ожидали своей очереди. Все-таки проверочная работа!
   - Ну, как? - поинтересовался Ян.
   - Плохо... Впрочем, давай, иди! - махнул рукой Ламарк.
   Расставшись с товарищами, юноша подхватил два специально приготовленных для него ведра, и, скинув рубаху, направился к ручью напрямик через деревню.
   В теплый июньский день солнечные лучи припекали спину, заставляя молодого мага невольно ускорять шаг. Конечно, можно было бы закрыться от жары непроницаемым щитом, воду же набрать с помощью магии, отдыхая где-нибудь в теньке, а про руны... про руны случайно забыть. Но учитель Моррис строго настрого запретил пользоваться магией в бытовых вещах. Любое использование волшебства опытный магик чувствовал за километр, а распознать суть сплетенного заклинания было для него раз плюнуть - хоть как маскируй! Поэтому приходилось прилежно выполнять физическую работу. Что же касается учебных заданий, то за их неисполнение следовали всевозможные изощренные наказания... Например, беспрерывное написание одного и того же слова на протяжении целого дня либо монотонная работа в роде копания и обратного закапывания ям.
   По пути с ним здоровался каждый сельчанин, провожая добродушной улыбкой. На учеников всеми обожаемого Морриса также распространялось всеобщее уважение. Ну конечно! Кто же в будущем будет вызывать им дожди или облагораживать почву? А кто и от врагов защитит? В эти неспокойные времена магия ценилась на вес золота! На приветствия людей Ламарк отвечал сдержанным кивком и ответной улыбкой. Ему, в общем-то, подобное отношение всегда казалось двуличным. Пока людям от тебя что-то надо, они будут на руках носить... А если что не так - сожрут с потрохами.
   Главное, что его одарила улыбкой Диана - девушка его мечты! Она возилась с цветами у дома, когда Ламарк, проходя мимо, окликнул ее. Оторвавшись от дела, она лукаво скользнула по его оголенному торсу и нежно улыбнулась. На приглашение зайти, Ламарк с серьезным видом ответил, что должен сначала закончить с поручениями учителя, а вечером обязательно заглянет. На этих словах, юноша послал девушке воздушный поцелуй и прибавил шагу.
   Настроение как-то неожиданно поднялось, и ученик Морриса, достигнув наконец-то шумного ручейка, стекавшего с цепи северных холмов, с усердием принялся за работу. Часа за два Ламарк справился с задачей, однако был вымотан беготней с ведрами и, придя домой, позволил себе часок поспать.
   Словно по команде очнувшись, юноша обнаружил, что солнце уже принялось клониться к горизонту, а он еще даже не взялся за руны. Выругавшись про себя, Ламарк достал из шкафа стопку пергамента, и принялся выводить сложные фигуры рун. Поначалу им владела злость. Он никак не мог взять в толк необходимость этого упражнения, что сильно мешало делу. Однако затем, взяв себя в руки, молодой маг взялся за дело с большим усердием и постепенно вошел в состояние транса. Каждую линию, каждый завиток он выводил так, словно в них содержалась целая картина событий... В любой из этих элементов он вкладывал частичку себя. Через несколько часов, Ламарк, вспомнив слова учителя, решил провести аналогию между начертанием руны и плетением заклинания... Несколько раз потренировавшись в написании знака огня, юноша сотворил простенькое заклятье огненного пульсара и неожиданно для себя подметил, как просто и легко сложились нити силы в общую сеть... Потратив еще час, Ламарк вызвал силу огня еще быстрее! Ну конечно же! Вот в чем смысл рун! Они доводят до максимальной бессознательности работы с отдельными элементами! Если тренироваться больше, то плести заклинания получится в несколько раз быстрее и лучше! Осознав это, Ламарк принялся с удвоенной энергией за руны и, наконец, так увлекся, что чуть не забыл о свидании с Дианой. Отложив пергаменты, довольный собой юноша, покинул дом и поспешил к любимой.
   Свидание началось не шибко удачно... Излишне стараясь угодить Ламарку приготовленным ужином, Диана неловко поставила тарелку и в конечном счете вывалила ароматное кушанье прямо на его лучший камзол... Впрочем, юноша легко перевел ситуацию в шутку и, скинув ставшую бесполезной верхнюю одежду, всевозможными уловками перешел к интимным ухаживаниям. Ближе к ночи оба влюбленных, не помня себя от страсти, ласкали друг друга на верхнем этаже небольшого домика. Родители девушки жили в другом конце селения, поэтому можно было не опасаться их непрошенного визита. Однако любви помешали совсем иные обстоятельства...
   Неожиданно с улицы донесся громкий хлопок взрыва, и красный всполох озарил комнату влюбленных. Оторвавшись от Дианы, Ламарк насторожился - взрыв был явно магического происхождения. Бросив взгляд на недоуменное лицо девушки, юноша вскочил с кровати и поспешил на улицу. Когда он распахнул дверь и выбежал во двор, то на северной стороне вспыхнуло еще несколько огненных грибков... Повалил густой дым от загоревшихся домов. Кто-то кричал...
   Неожиданно до Ламарка дошло - в направлении взрыва был дом его учителя! Моррис! Быть может, ему нужна помощь!
   Не раздумывая больше, юноша полуголым выскочил на основную дрогу и ринулся по ней на север... Но далеко уйти не смог. Прямо навстречу ему скакали всадники. С гиканьем и свистом они швыряли факелы на соломенные крыши домов, а некоторые из них даже спешивались, чтобы ворваться в хаты к жителям.
   Однако почему? Ведь у Морриса был уговор... А быть может, это набег? Или прежней банде все же пришел конец, и новые хозяева пришли грабить?!
   Ламарк остановился и заучено сотворил круг силы, создав себе магическую защиту. Подметившие его всадники придали скорости и направили в его сторону свои клинки. Медлить смысла не было... Ламарк прошептал слова заклинания, и в его руках заплясали языки пламени.
   Слишком поздно бандиты сообразили, что перед ним и стоял маг... пускай даже ученик. Его сил хватило, чтобы превратить в пепел людей и коней, смешав их прах с грязью. Не меньше пяти всадников было стерто в пыль. Остальные, сообразив, что дело плохо, развернулись и поскакали прочь.
   Воодушевленный своим успехом Ламарк погнался следом за ними, пуская в спины врагам одно заклятье за другим. На силу он не скупился - в его душе играл бешенный азарт. Ведь это был его первый бой! Бой с врагами, с мерзкими беспринципными выродками, которых он так часто мечтал задушить, слушая рассказы своего учителя!
   Некоторые из обезумевших от страха всадников пытались сойти с главной дороги, бросаясь в щели между участками... Но юноша четко контролировал ситуацию и посылал за улепетывающими врагами поисковые заклятья... Обнаружив врага, они яркой молнией прожигали их тела насквозь ... Все-таки руны рунами, а годы тренировки над плетением магических потоков не прошли даром. Разученные заклинания проявляли свою пользу в полной мере!
   Однако наивный Ламарк совсем позабыл, что он всего лишь ученик! Когда главная дорога наконец-то закончилась и юноша выскочил к дому своего учителя, то неожиданно для себя получил мощный ментальный удар, разрушивший всю его защиту... Потеряв ориентацию, Ламарк в тот же миг пропустил вражескую атаку и сгусток силы снес его с ног. Отлетев в стену ближайшей хаты, юноша больно ударился головой... В глазах заплясали радужные круги...
   Когда он попытался встать, его охватила дикая тяжесть и буквально придавила к земле... В следующий миг невидимый враг заломил руки за спиной. Юноша закричал... За это его лицо буквально вдавили в землю. Ни пошевелиться, ни применить магию Ламарк не мог. Кто-то до безумия мощный сковывал все его движения. Понятное дело, что его спеленал маг... Только какой?
   - Ублюдок! - проговорил кто-то над Ламарком. В следующий миг тяжелый кованный сапог прошелся по его ребрам. От удара у юноши сперло дыхание.
   - Оставь его, - проговорил чей-то мягкий голос. Однако в этой обманчивой мягкости чувствовалась чудовищная мощь.
   - Он уложил два десятка моих ребят! Отойди, Ферфуций! Я его сейчас разделаю! - при этих словах свистнул выхваченный из ножен клинок.
   - Убери свою железку в сторону, - столь же спокойно проговорил неизвестный маг. - Таких бездарей, как твои люди, можно набрать еще... А этот юноша обучался у очень искусного мага...
   - Да, поди, не очень-то продвинутый чародей был, раз ты его так уделал! - ехидно сказал бандит.
   - На любого крупного зверя найдется... Впрочем, чего я перед тобой распинаюсь? Убери свою тупую рожу с моих глаз и займись делом. Твои придурки пожгли пол деревни. Потушите пожары, свяжите жителей. Завтра сюда прибудет Хозяин... Будет много дел!
   Когда руководитель всадников с бурчанием удалился, неизвестный маг подошел поближе к Ламарку и, выдержав небольшую паузу, проговорил:
   - Такими слугами, как ты и твои сотоварищи разбрасываться грешно... Из вас выйдут отличные стражи нового порядка!
  

***

   Как выяснилось позже, прежний главарь, с которым сотрудничал Моррис, был предательски убит своим ближайшим телохранителем по имени Бальдер. В связи с этим обстоятельством, в резиденции старого правителя произошла жестокая сеча между сторонниками Бальдера и прочими желающими занять место главного... В результате бандитская "столица" была сожжена дотла и покинута победителями... В течение недели шайка Бальдера рассекала по всем прежним владениям, утверждая свою власть... Селение Ламарка было последним на очереди. В нем же новоявленный правитель решил учредить свою новую "столицу"...
   Уничтожив весь обычный уклад жизни, Бальдер приказал согнать людей в бараки и повязать всех магическими поводками. Любой, кто попытался бежать, умирал в страшных муках - от магии было не уйти. Как только с организацией "рабов" было покончено, на месте некогда светлого уголка Шиваны закипела интенсивная работа. Часть невольников были брошены в недавно открытые под холмами копи. Другая часть отправлены на строительство.
   Первым делом на пепелище прошлого возник знак новой власти - шикарная усадьба правителя, обнесенная толстенным забором. На замок Бальдер поскупился - не хватало еще средств. Зато остатком он распорядился мудро - приказал строить рынок и дома для своих людей...
   Благодаря неисчерпаемой энергии нового главаря, за несколько лет обычная, пускай и большая, деревня превратилась в настоящий город. Умелая политика Бальдера привлекла торговцев со всех концов Шиваны, и буквально через год после переворота первые караваны переступили порог столицы. Постепенно богатые купцы оседали на знатном месте, вливая немало золота в казну Бальдера, и по прошествии трех лет каменные стены обнесли бурлящий жизнью центр Шиваны. Бывшие бандиты стали владельцами таверн, торговых лавок, коммерческих контор... Деньги лились рекой в Аскарон - так Бальдер прозвал свою столицу на одном из веселых торжеств.... Вскоре нужда в рабах отпала, и всех невольников просто прикрепили к земле, обязав работать на выделенных плантациях... Копи раздали в наем, где частные владельцы уже сами доставляли свою рабочую силу.
   Благосостояние удачливого главаря росло на глазах... Не прошло и пяти лет, как он подчинил себе более слабых противников и укрепил свои земли неприступными замками... Аскарон продолжал разрастаться, а богатство его жителей увеличиваться...Но все казалось прекрасным лишь на первый взгляд... Ученик правой руки Бальдера Ламарк прекрасно знал, как гнилы стержни в этом цветущем раю...
   После захвата деревни и убийства Морриса, учеников старого мага, как и всех остальных, повязали поводками слуг. Однако их будущее сложилось не с кирками в руках, а совсем иначе... Ламарку, Яну и Давиду было уготовано стать оружием подчинения и власти в руках нового правителя. А для этого их обучением занялся самый главный соратник Бальдера - маг Ферфуций, тот самый, что при нападении на деревню убил Морриса. В отличие от старого учителя, жестокий, сухой и совершенно бесчувственный Ферфуций проповедовал совсем иную политику преподавания магии. Будучи воспитанником темных колдунов, он не принимал никакой иной методики, кроме боли и насилия. Любая ошибка подопечного влекла за собой мучительные истязания специальными заклятьями. Для привыкших к словесным увещеваниям молодых ребят такой метод был кошмарным шоком... Не меньше года после диких экзекуций каждый из них плакал у себя в конуре.
   Однако время шло. Неумолимый Ферфуций продолжал натаскивать своих учеников (их было только трое), и слезы в глазах вскоре высохли раз и навсегда. Характер юношей постепенно закалился, а силы возросли в десятки раз. Ферфуций преподавал исключительно школу разрушения, причем только ее темную сторону. Запрещенные по всему Лариону некромантия, демонология и иная темная магия стали повседневностью в жизни обреченных слуг. Из них делали истинных убийц... И вскоре время пришло...
   С виду легкое и беззаботное становление Аскарона на самом деле было пронизано красной нитью жестокости и насилия. Множественные соратники Бальдера никак не хотели менять образ жизни и порой восставали против него... Тогда в дело вступал Ферфуций и его верные псы. Чудовищные возможности темной магии даровали ученикам колдуна способности, о которых они и не могли мечтать! Одним движением руки они превращали людей в пепел. Однако порой, по желанию Ферфуция, они доставляли врагам Бальдера такие муки, о которых даже не упоминалась в Святых Скрижалях!
   Но, несмотря на все свои силы и возможности, ученики не могли сами восстать против своих поработителей. Поводки слуг были настолько хорошо сплетены, что даже совместных усилий трех магов не хватало для уничтожения заклятья. И каждый раз, снова и снова скрепляя сердца, им приходилось выполнять грязную работу. Следом за непокорными товарищами правителя пошли слишком зазнавшиеся негоцианты, а затем и главари других банд, окружившие владения Бальдера. И даже пускай у них были свои штатные маги, никто не мог сравниться с Ферфуцием и его неистовыми слугами.
   Однако ничто не могло продолжаться вечно... Молодой Ламарк, в отличие от товарищей, всегда был сильнее, как морально, так и магически. Всегда оставаясь внешне бесстрастным, внутри он страшно переживал гибель всего того, что было для него милым и прекрасным... Спустя годы он встречал многих знакомых, которые либо превратились в бесчувственных работяг, чьи души были вытрясены в каменоломнях, либо безжалостных дельцов, для которых мораль давно стала присказкой... Он видел молодых девчонок, которым красота бирюлек и блеск золота затмили благо нравственности. Торговля своим телом стала для них обычным способом добывания богатства. Бесстыдство и безнравственность сопровождали полуголых красавиц в дома богачей и власть имущих... Весь город, казалось, был пропитан запахом разврата. Но самым страшным ударом для Ламарка было то, что его возлюбленная Диана, приняла новый уклад жизни и безропотно подчинилась ему... Он случайно встретил ее на улице... Бесстыдно одетую, с размалеванным лицом. Поймав его ошарашенный взгляд, она лишь мерзко загоготала и исчезла в ближайшем переулке...
   Гнев, злость, обида, боль... Все эти чувства смешивались в душе Ламарка, постепенно стягиваясь в тугой узел. Нет, скорее всего это была не скрытая жалость к самому себе... а неуничтожаемая тоска по прошлому... По той душевной доброте, что усилиями старого Морриса жила на улицах деревни... О простых человеческих радостях и счастье, что владели сердцами сельчан! А теперь ему в спину бросали полные злобы и ненависти взгляды, добродушие воспринималось как маска, а животная жадность мерзким омутом затягивала души жителей Аскарона во тьму... День за днем в душе юноши крепла мысль о том, что этот оплот зла и порока необходимо выжечь огнем... И никто, кроме него и его товарищей не способен изменить обстоятельства.
   - Только это есть путь к спасению, братья! - говорил он шепотом Яну и Давиду, спрятавшись от глаз Ферфуция...
   - Но почему мы? - отвечали они.
   - А почему нет? Кто еще? Кого должны мы ждать? Творца? - при этих словах лицо Ламарка перекосилось от злобы. - Нет, друзья! Пора покончить с этой мерзостью! Пора перестать быть рабами обстоятельств!
   - Но как мы избавимся от пут? - нахмурившись, спросил Ян. - Ферфуций убьет нас, если мы попытаемся что-то предпринять.
   - Конечно убьет, если ничего не делать... Предлагаю с этого же дня трудиться над уничтожением поводков. В любую свободную минуту мы должны стараться освободиться!
   И они трудились... неделя за неделей, месяц за месяцем... Однако все случилось совершенно неожиданно. Во время одного из учебных ритуалов, Ферфуций, сам того не зная, помог ученикам разорвать путы и освободиться! В тот миг, когда колдун понял, что сделал что-то не то, а молодые люди осознали случившееся, весь гнев, вся злость и бесконечная ненависть по отношению к мучителю неудержимым потоком обрушились на Ферфуция. При всем своем знании и умении, колдун не смог сдержать мощнейший удар силы, сгенерированный тремя его учениками, и в какой-то миг превратился в ничто.
   - Мы свободны! - истерично завопил Ян и, как умалишенный, завертелся на месте.
   - Свободны! Свободны! - вторил ему Давид. - А теперь бежим прочь отсюда! На волю!
   - Постойте! Друзья! А как же наша миссия? - изумился Ламарк, видя, как его товарищи направились к выходу.
   - Пошел ты черту со своим бредом! - бросили они в ответ.
   - Предатели... - злобно прошептал Ламарк и, вызвав пламя ярости, ударил по бывшим друзьям. Те не ожидали удара в спину и пропустили момент атаки. Всепожирающий огонь охватил их тела и изжарил заживо.
   А Ламарк, не тратя больше времени, занял место у ритуального камня, подпитывавшего заклинателя древней силой, закрыл глаза и принялся творить...
   "Кто, если не я вычищу этот яму? Это место зла?" - мелькнула мысль в его сознании.
   И срывались заклятья с его губ одно ужаснее другого... И лился в тот день огненный дождь на крыши домов Аскарона. И разрывали могилы мертвецы, требуя крови! Являлись из дальних миров страшные Демоны и Духи... И все шли уничтожать город порока...
   Не в силах стоять на месте, Ламарк, вызвав демонов, сам вышел на улицу, и упиваясь торжеством очистительного огня, разил заклинаниями во все стороны, не щадя никого. Этот город был изначально рожден мертвым... И люди в нем уже сами давно были мертвы.
   - Огня! Больше огня! - ревел Ламарк, направляя подопечных тварей на улицы города. - Рвите, кромсайте! Уничтожайте это место! Пусть сегодня здесь властвует пламя! Никто не должен уйти! Пусть эта зараза сгорит именно здесь!
   И послушные твари выполняли свое дело. Врываясь в дома, они убивали всех без разбора! Обезумившие от страха люди метались по улицам, пытаясь спастись, но исчадья Преисподней находили их везде! Городская стража, усилиями Ламарка была уничтожена почти до единого человека. Все приспешника Бальдера ликвидированы одними из первых... Направившись к усадьбе правителя, Ламарк не застал его на месте... Обрушившиеся на шикарный дом заклятья убрали только слуг, но самого Хозяина там не оказалось. Тогда, сотворив поисковое заклятье, Ламарк сосредоточился на Бальдере... И вскоре его нашел.
  

***

   Подонок улепетывал что было сил... Безумный страх подгонял его сильнее прута. Всесильный правитель трусливо спасался бегством, не обращая внимания на ужас, охвативший его подопечных.
   Ламарк вел его по пути, словно охотник, загоняя свою жертву. Сопровождая бегство врага чередой взрывов, маг не позволял сойти тому с намеченной дороги. Было ясно - Бальдер бежал в свое логово, в надежде спрятаться в подземном укрытии. А Ламарк вел его туда, уже понимая безысходность такой прекрасной ловушки...
   Когда Бальдер скрылся за дверью своего подвала, Ламарк на минуту задержался на лестнице, обдумывая, какой ужасной пытке подвергнуть подонка... Но, не придумав ничего особенного, просто взял под контроль разум врага и заставил отворить дверь. Когда тот трясущимися руками открыл, то Ламарк внимательно посмотрел бывшему правителю в глаза, от чего лицо Бальдера стало совсем зеленым. Он хотел бы многое сказать своему поработителю. Еще больше он хотел сказать ему, как уничтожителю всего прекрасного... Но всевозможные чувства настолько переполняли Ламарка, что он смог только с ненавистью выдохнуть:
   - Пора умирать, ублюдок, - и на этих словах простое заклятье огненного пульсара сорвалось с его руки...
  

***

   Уже покидая полыхающие руины города, Ламарк еще долго не мог успокоиться и метал разрушительные заклятья в разные стороны города. Уже не было слышно криков и тем более не видно людей, а обезумивший колдун все не мог остановится. Он сделал что хотел, но что изменилось после этого? Вернулось ли счастье сюда? Стало ли это место чище? Нет, скорее всего нет... И понимание этого жгло душу несчастного мага...
   Он ушел спустя два дня, когда пожар уже сходил на нет. Ушел прочь из развалин в никуда... На душе было пусто... совсем... словно выжег свою душу. И только вороны, кружившие над пепелищем, восславляли его имя на все четыре стороны.
  
  
   Макс Каменски
   26.10.08
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
К.Полянская "Я ненавижу оборотней" М.Красавина "Острые грани" О.Пашнина "Леди-дракон.Факультет оборотничества" Г.Гончарова "Некромант.Работа словно праздник" Е.Никольская "Сбежавшая невеста" А.Гринь "Олимпиада. Бубновая дама" Л.Терри "Под крылом дракона" У.Каршева "Оберег для огненного мага" Н.Колесова "Призрачный роман" А.Демченко "Охотник"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"