Кей Макс: другие произведения.

Тени. Главы 1-5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Нечто врывается в жизнь тихого городка, заставляя людей искать спасения. Проклятье или реальная угроза? Перед лицом опасности обнажаются худшие черты его жителей. Кто уцелеет и выйдет на свет первым: закомплексованный молодой человек, с детства скованный собственными кошмарами, у которого пропала любимая в пугающем мраке улиц этого крохотного городка? Его лучший друг готовый всегда прийти ему на помощь? Шериф, презирающий преступность в любом её обличии? Агент ФБР по непонятной причине прибывший в этот ад, но точно знающий больше чем все остальные жители? Пастор местной церкви в молитвах проживший большую часть своей жизни? Или же кто-то другой?

  SHADOWS ON THE OUTSIDE
  by Max Key
  
  
  ПРОЛОГ
  
   Когда мне было пятнадцать, я испытал свой первый страх. Легкий порез безымянного пальца кухонным ножом, мгновенно выступившая кровь и вот я чувствую, как адреналин бешено разгоняет мое сердце. Пульсирующие виски. Картинка, плывущая перед глазами, словно размытое ветровое стекло во время сильнейшей грозы. Всего лишь капля крови и я на полу, без сознания. Впоследствии мама мне сказала, что такое случается. Гематофобия проявляется не всегда в раннем возрасте, иногда это становится для тебя сюрпризом. Это и случилось со мной.
   Но знаете что по-настоящему страшно!? Нет не капля крови на твоем пальце, не вид остывшего мертвого тела, не прыжки с парашютом и даже не твой самый первый половой акт. Страшно то, что ты не можешь понять, объяснить, и принять. Это действительно страшно. Существующее непознанное в нашем материальном мире. И я прошел через это. Хоть и прошло уже достаточно много времени, я все также неуютно чувствую себя вечерами в плохо освещенных помещениях и сплю со всеми включенными светильниками, что есть в нашей с женой спальне.
   Меня зовут Адам Горски. И это моя история... В ней нет ни капли вымысла. Всё - абсолютная правда!
  
  
  
  
  
  Глава 1
  
  Милтон. Штат Вермонт. Соединенные Штаты Америки.
  2004 год
  
   Наш тихий городок расположился севернее на несколько десятков миль от Берлингтона, крупнейшего города во всем штате зеленых гор. Такое прозвище, Вермонт получил в далекие времена, благодаря какому-то французу, которому явно пришлись по душе наши необычные пейзажи (слово Vermont происходит от фр. vert mont -- "зелёная гора").
   Чем мы можем похвастаться еще - это озеро Шамплейн. Главное озеро Вермонта, шестое по величине пресноводное озеро в Соединённых Штатах, и, кстати говоря, оно отделяет Вермонт от штата Нью-Йорк на северо-западе, который известен во всем мире.
   Но что нам Нью-Йорк. Этот город-мясорубка мне никогда не нравился. Меня с детства тошнило от городских ребят, что приезжали на лето в наш городок. Они всегда вели себя чересчур вызывающе, хотя и доставалось им от нас по полной программе каждый раз. У нас жизнь текла как ручей по весне, смиренно струившийся прочь от растаявшего снега. У них же она бурлила как Ниагарский водопад. Разная жизнь, разные люди. Разные ритмы. Разные приоритеты.
  Наш штат известен своими проблемами в экономическом плане, но, даже не смотря на это, Вермонт всегда производил кленового сиропа где-то около одной четверти от всего национального производства. А это не шутки. И люди всегда этим гордились. Как? Вы не пробовали кленовый сироп? Только не говорите мне что ни разу в жизни не ели блинчики или вафли с сиропом из сахарного клена. С нашим сиропом. В Вермонте самый лучший кленовый сироп во всей Америке. Уж поверьте мне! Ибо я знаю в этом толк.
   Я жил тогда на Мейплвуд Авеню, в самом конце улицы, где та делала крюк для разворота в центр города. Наш одноэтажный дом, с пятью комнатами, не был самым скромным. В Милтоне хватало хибар и похуже. Мы с женой любили наш особняк. Так в шутку мы прозвали свое жилище. Наверное, потому что подсознательно нам хотелось бы жить и получше, но мы об этом даже и не мечтали. Довольствовались тем, что есть и были вполне себе счастливы.
   Моя жена Рита никогда не жаловалась на проблемы в нашей семье. А их хватало. И по большей части из-за меня. Долгое время у меня были нелады с финансами. Да и отношения с женой, честно говоря, не ладились. Она вот уже целых пять лет пыталась забеременеть, но этого не случалось. Внешне и внутренне мы были самой обычной молодой семьей. Обычная жизнь, стандартные темы для скандалов, но их не было. Рита не умела пилить, как другие обычные жены. Ей это было не свойственно по природе. Она искренне любила меня. Любила со всеми потрохами, со всем дерьмом, что было во мне. И я очень, очень любил ее. Люблю до сих пор.
  Когда мне пришлось слечь с аппендицитом в больницу, она каждый день приходила ко мне. Каждый день молоко, вафли с кленовым сиропом, и пачка Мальборо (несмотря на запреты врачей). Я знал, что сейчас стрелка покажет 10 утра и войдет она, в своем летнем воздушном голубом сарафане, пахнущая моими любимыми духами за 75 центов, что я подарил ей на день святого Валентина еще в прошлом году. Улыбнется мне. Поцелует в губы. И примется рассказывать последние истории, что приключились в Милтоне, со времени ее последнего посещения. И вечером тоже самое.
   Мы поженились, когда нам было по двадцать. Не знаю рано это или в самый раз. Но мы любили друг друга и, честно говоря, тогда ни о чем и думать не могли, как быстрее залезть вместе под одеяло. В конце концов, наша безудержная страсть надоела нашим родителям, и нам пришлось скрепить молодые сердца обручальными кольцами. Домик нам достался от деда Риты, который решил не мешать нам жить и по собственной воле перебрался в Берлингтонский дом престарелых. Чему мы, конечно же, чего греха таить, были очень рады. Я устроился техником на заправку, что стоит на пересечении Ривер стрит и Мэйн стрит. Деньги небольшие, но на жизнь хватало. Рита же подрабатывала педагогом в начальной школе подготовки для детей от четырех лет, на базе главной церкви Милтона. Периодически пела в церковном хоре отца Джозефа. Работа ей нравилась, дети любили ее, они были ей одержимы. Вот только своих у нас не получалось. Отец Джозеф был в курсе всех наших проблем, что собственно меня несколько раздражало, но мне никогда никаких советов не давал. Я был сдержан. Общение с женой у них было более частое и на иных интересах. Рита никогда никому ничего плохого про меня не говорила, наоборот, в ее устах я был словно ангел. Настолько светел и чист. Иногда я срывался на нее по этому поводу. Меня это несколько злило. Она же усердно терпела мое неудачное настроение, и снова меняла его на вполне приличное, при помощи нашей уютной спальни.
  
  
  
   В тот день у меня был выходной. Я спал достаточно долго, дольше чем обычно, открыл глаза когда было уже совсем светло. Был сентябрь, но солнце до сих пор игриво ласкало летними теплыми лучами лицо. Не думаю, что выспался тогда, я никогда не высыпался. Это была одна из моих проблем. Никогда не мог вовремя встать, когда было нужно. Рита пробовала различные способы растолкать меня, особенно в выходные. Помню, как однажды, ей не помогла даже вода, которой она неожиданно окатила меня. Тщетно. Зачастую я продолжал гнуться в постели до тех пор, пока мозг уже сам отказывался ото сна. Только тогда и слезал с матраца. Я страдал хроническим недосыпанием. На работе любая свободная минута тратилась на то что бы хоть на мгновенье прикрыть глаза. Теперь же я сплю около 4 часов за ночь. И поверьте, мне этого хватает с головой. Но тогда я бы ни за что не поверил в это. Радостно гнулся в своей кровати, слушая звуки улиц в приоткрытом окне.
  
   Телефон зазвенел внезапно. Но не для меня в субботнее утро. На первые пять позывных я даже не отреагировал.
   - Какого черта?
   Я медленно сполз с кровати в свои старые черные шлепанцы.
   - Сегодня суббота, вашу мать! - выругался я по пути к аппарату, но всё-таки взял трубку.
   Противная желтая пластмассовая хреновина не предвещала ничего хорошего.
   - Адам, сукин ты сын, подъём! Я надеюсь, ты не забыл про меня?
   Это был Джимми.
   Мой друг детства, коллега по работе, собутыльник по пятничным вечерам, но, несмотря всё на это - просто отличный парень. Кстати, моей жене он тоже нравился. У него было потрясающее чувство юмора. Иногда мы собирались у нас (перед телевизором) посмотреть субботний матч по бейсболу, мы просто надрывали животы от его комментариев. Он не давал сделать и глотка холодного пива, пока мы хохотали, чаще всего уже принимался за наши банки. У меня даже сводило скулы от смеха. Я реально не мог остановиться. Джеймс перекрикивал комментаторов своими приколами. Матч для нас получался совсем несерьезным, как шоу Эдди Мерфи по кабельному. Какое уж тут боление за команду. Он был неутомим. Нам было не отдышаться.
  - А, дружище хэллоу.
   Я пытался сказать это как можно бодрее, но кого я хотел обмануть, он знал меня лучше, чем я себя сам. Мы выросли вместе. Джеймс знал, чем я занимаюсь в свой выходной по возможности до обеда.
  - Приятель хватить отлеживать зад! Ты так всю жизнь проспишь. Мы сегодня с тобой, черт побери, устроим отличный вечер для двоих. Только ты и я, а еще много пива и поверь мне вся рыба уже наша! Я подготовил нам снасти дружище. Ну же, Адам очнись, неужели ты забыл, о чём мы договаривались с тобой позавчера?
   Честно говоря, к рыбалке я был параллелен. Но за компанию с Джимми, попить пива на природе. Отбросить все свои мысли куда подальше, забыться и подремать в шезлонге на солнышке никогда не отказывался. Иногда мы ходили большой компанией на моторках к дальним островам. С нами были ребята с работы, иногда мой сосед Том вместе со своим братом близнецом Мэттом. На озере было много красивых мест, а для рыбалки просто раздолье. Зачастую даже небогатый улов приводил в замешательство мою любимую Риту. Она просто не знала, что делать с таким количеством рыбы. Морозилка в холодильнике забивалась до отказа, и тогда даже дверцу удавалось закрыть с трудом.
   В этот раз мы планировали вдвоем к вечеру пойти на лодке отца Джеймса на карпа. Карп здесь был крупный. И мы знали отличное место на побережье озера Эроухэд, где можно было замечательно порыбачить вдвоем. Хотя лично я все же был больше любителем, чем рыбаком. Отличные удочки и снасти у меня имелись, но преимущества мне это не давало. А порой даже мешало.
   Помню, как однажды я засадил себе в палец крючок, а потом Джеймс, не рискуя поранить меня еще пуще этого, повёз в больницу. Моя рука по локоть была обмотана его курткой. Только бы я не видел собственной крови. Пока мы ехали, он не прекращая шутил надо мной, отвлекал от сложившийся ситуации. Я хохотал, сидя на переднем сиденье, до коликов в животе и даже не заметил, как оказался у доктора. Потом мы смеялись уже у врача (док хохотал не меньше нас с Джимми), и мой палец, совсем не заметно для меня, освободили. Джеймс был настоящим другом. Тем, кто никогда не бросит. Тем, кто знает тебя, знает все твои проблемы, радости и несчастья. Он никогда не давал никаких советов мне по жизни. Он просто был рядом. Мой настоящий друг - Джеймс Бартон.
  
   - Конечно, помню Джимми! Но ведь сейчас только десять утра.
  Я был несколько недоволен, что меня все-таки вытащили из постели. Тем более что уговор был на вечер, никак не на десять утра.
   - Не позвони я сейчас, руку даю на отсечение, ты провалялся бы до четырех. Эй, дружище, проснись! Нужно подготовиться основательно. Нам еще ставить на лодку мотор, а это не быстро. Я его наконец-то отремонтировал. Ты же не хочешь, как в прошлый раз, на веслах шпарить в наш замечательный круиз? Держу пари, что тебе это не очень-то понравилось.
  
   Джимми был прав. Если бы как в прошлый раз, две недели назад. Я бы точно отказался. По крайней мере, перспектива вернуться с мозолями на руках и уставшим до чёртиков меня не влекла.
  Но самое главное, о чём он ещё даже и не сказал - я знал! И понял его намеки! Дела рыбацкие подождут, а вот пива и поесть мы еще не сподобили. И это действительно важная составляющая настоящей мужской рыбалки. Все кто ловит жаберных позвоночных, меня поймут. Мы старались соответствовать классу профессионалов во всем. Хотя многим и пользоваться-то не умели как надо. В гараже у Бартона и его отца было все для рыбалки. Снасти, сети, различные виды удочек, всевозможные спиннинги. Моторная лодка. Старые весла, оставшиеся от предыдущих прохудившихся посудин. Инструмент для вязания сетей и другая утварь.
  
   - Хорошо, Джимми! Я тебя понял. Дай мне хотя бы полчаса и я с тобой!
   - Другой разговор, кэп! Уже лечу. Только заеду заправиться и сразу к тебе.
  Я понял, что у меня есть пятнадцать минут. Никак не полчаса. Бартон был словно пуля, если он говорил - сейчас буду, готовьтесь услышать дверной звонок, после того как положите трубку.
  
   Быстро, настолько насколько позволяло мое состояние, я привел себя в порядок. Принял душ, заварил себе кофе. Достал свою охотничью куртку цвета хаки и только собрался выпить свой утренний кофе, как в дверь позвонили.
   - Здорово парень! Отлично выглядишь. Бросай принимать эту дрянь, она испортит твое сердце.
  Это был Джимми.
   - Сегодня мы будем пить пиво. Оно, по крайней мере, успокаивает нервы. Ха-ха-ха! И поверь мне, это полезней твоего черного кофе в тысячу раз, - продолжил он. - Что может быть лучше. Ты только представь. Словно зеркало озеро. Звезды на небе. Шелест теплого ветра. Ну, разве это не прекрасно!? Дружище, ты так всю жизнь проспишь. Это твоя самая вредная привычка, точно тебе говорю, ужасней кофе в твоем организме. Однажды ты проснешься, и вот ты уже на том свете. Ха-ха-ха!
  Джимми опять начал шутить. Его понесло.
  - Господь спросит тебя: Адам что ты сделал на свете полезного? А тебе совершенно будет нечего ответить ему, ты просто скажешь - не знаю, я, наверное, что-то проспал.
  
   Мы вышли из дома. Я запер дверь и подтолкнул его легонько локтем, как бы отвечая ему на его словесные выпады. Мы зашагали к пикапу Бартона, что стоял у дороги.
  
  
  
  
  
  Глава 2
  
   В то время, как мы с Джимми вошли в магазин "Дэм Стор" на заправке близ Лэйк Роуд-Стрит, в поисках пива и прочей провизии, на юг в сторону Берлингтона, мимо озера Эроухэд Маунтин двигалась спецавтоколонна. В том, что это была необычная группа транспортных средств, можно было убедиться сразу же.
   Первым, во главе состава, шел новенький полицейский форд. На ярком сентябрьском солнце краска отражала в себе летевший мимо пейзаж, как зеркало. "Люстра" была включена, но без звукового сигнала - сирены. Следом шел вполне себе обычный, как могло показаться поначалу, автобус для перевозки заключенных. Но это только поначалу. В обычных автобусах такого предназначения окна были зарешечены. В этом же их попросту не было. Могло сложиться впечатление, что это обычный грузовик. Надписи на громадине уверяли об ином. "Тюремные перевозки" - большими черными буквами на ярко-желтом борту читалось предельно четко и ясно. В конце колонны, не отставая, бежала еще одна "полицейская гончая", мигая, насколько это возможно в такой солнечный день, своими сине-красными лампами на крыше. И так же, как головной авто, пестрила своей чистенькой полицейской раскраской. Наверняка вчера вся эта троица побывала на полном техническом обслуживании. В таких рейсах, как перевозка заключенных, приключений быть не должно. Но не в этот раз.
   Местность, по которой лежит дорога вдоль озера, насыщена частыми спусками и подъемами. Горный серпантин близ Эроухэд Маунтин не вызывал какие-либо сложности у заезжих автолюбителей. А уж местные знали все эти изгибы на зубок. Мне редко приходилось слышать о каких либо авариях и происшествиях на этой дороге. Странным образом беда, до этого самого дня, обходила наш маленький городишко стороной.
   Мы видели ужасы в новостях: убийства, террористы, сумасшедшие и прочая нечисть; но были далеки от всего этого. Наверное, как и многие другие крохотные населенные пункты нашей страны. Если что-то случалось в наших местах, то случалось масштабно, даже если какой-то бедняга нечаянно порвал себе руку бензопилой. О да, новости подобного рода разлетались в миг по побережью. Весь Милтон знал об этом буквально через несколько часов после случившегося, несмотря на то, что своего телевиденья у нас не было. Была только радиостанция Стикирэдио. Но на их частотах круглосуточно крутили слащавую музычку восьмидесятых, новости зачитывали только три раза в день (утром, днем и вечером). Самое интересное это то, как происшествие подобного типа модернизировалось в процессе передачи из уст в уста. Если на одном конце города люди реально представляли себе, что произошло с тем бедолагой. То на другом конце Милтона легко можно было услышать, что все крайне плохо, а несчастный отрезал себе не только руку, но и голову. Жители любят посудачить. Так было и будет всегда. Дай только почву. И вот, очередной слух, набирая силу в фантазиях местных жителей, летит по улицам городка, врываясь в жизнь самого обыденного дня. И делает этот день чуточку интересней.
  
  
  
   За рулем автобуса сидел тучный коп из участка южного Берлингтона - Пэт Стивенс. Вчерашний вечер в его жизни был самым обычным. Каждый день его однообразной жизни водителя автобуса, с кучей отбросов общества за спиной, был безрадостен. У него не было семьи. И все друзья, что остались - так это старый телик в гостиной и бренди, с которым он дружил вот уже семь последних лет. То, что он пил, знали все. Включая сержанта Эпстона, который был его напарником в этом рейсе. Но коллеги покрывали его, ведь он был отличным копом. А копы своих не сдают. Хотя, может им было просто жаль этого толстяка. Ничего светлого в будущем уже точно его не ожидало. Скорее наоборот.
   Эпстон сидел рядом. В руках у него притаился дробовик двадцатого калибра. Моссберг 500 еще с шестидесятых появился на вооружении полиции и уже не раз зарекомендовал себя в самых чрезвычайных ситуациях. Как говорила статистика, в таких ситуациях на этот агрегат можно было смело положиться и он не подведет.
   Пэт молча крутил руль то влево, то вправо. Видно было, что ему тяжело дается сегодняшний день. Он явно перебрал вчера. А может быть недобрал, как говорят в России. Под глазами у него висели огромные мешки, все лицо было покрыто пунцовыми пятнами. Толстяк явно держался из последних сил.
  Сержант Эпстон решил подбодрить напарника по рейсу:
  - Эй, Пэт! Не хочешь смениться?
  Рейс и вправду выдался не из легких. С шести утра все, включая техников, были на ногах. Полный расклад перед отправлением. Жесткие временные рамки на дорогу туда и обратно. Задача предельно простая и ясная. Но отчего-то, начальство явно перегибало палку с этими ублюдками, что находились сейчас в этом автобусе. Дюжина отморозков. Несколько претендующих на вышку, несколько с рецидивами, и еще один не совсем нормальный педофил, пойманный чертовски случайно в застрявшем лифте, когда забавлялся там со своей очередной несовершеннолетней жертвой. Было понятно, что с ними нужно быть настороже. Но что может сделать человек скованный по рукам и ногам, да еще и со всеми своими спутниками единой цепью.
  
  - Нет. Я в норме, - сказал Пэт.
  Но эта фраза прозвучала слишком уж неуверенно в его устах. Видно было, что человек явно находится не в своей тарелке.
   - Да брось дружище! Я же вижу, что у тебя вчера не одной склянкой все ограничилось. Давай поменяемся? Я всё понимаю.
  Эпстон прищурил правый глаз. Толстяк понял его товарищеский укор, даже не взглянув в сторону напарника.
   - Я за баранкой уже двадцать шесть лет. И то, что ты намного моложе не значит, что я не в состоянии справиться с собой.
  
   Асфальтовое полотно резко ринулось вправо, но это ни капли не смутило Стивенса. Сержант Эпстон тут же ухватился за поручень над головой. Автобус склонился в сторону дорожного изгиба.
  При движении в спецавтоколонне существовали определенные правила, которые неукоснительно соблюдались. Одним из таких правил являлся скоростной режим. При перевозке заключенных ни в коем случае не допускалось снижение скорости ниже шестидесяти миль в час. Остановки предусмотрены только в конечных точках маршрута. Никой малой и большой нужды. Никаких дозаправок, несмотря на то, что ехать нужно порядка 250 миль до пункта назначения.
   - Слушай, Пэт!? А тебе не кажется все это странным?
  Эпстон задумался, нахмурил брови и покрепче прижал к себе левой рукой дробовик.
  - Нам даже не выдали список имен заключенных. Только сказали их количество. И к чему была эта суета на оперативке? Тщательная подготовка и прочие нежности. Да и босс был озадачен как-то по-настоящему. Ему явно не по душе тринадцать новичков в нашей "гостинице строго режима".
  - Меня это мало волнует. Наша работа выполнять приказы, а не думать что, почему и зачем. Сказали забрать. Мы приехали, забрали. А думать не наша забота, да и честно говоря, сейчас нет никакого желания и возможности, - Стивенс вытер запястьем капли пота со лба и громко откашлялся.
   Разметка бежала рядом, словно частокол. За правым поворотом начался левый, с уклоном вдоль серых скал, на которых каким-то удивительным образом проросли кустарники и деревья. Несколько ворон тут же вспорхнули ввысь, как только колонна пронеслась мимо них.
  Впереди форд словно плыл, рассекая воздух своим капотом с надписью "Полицейский департамент Берлингтона". Его маневры были настолько плавными и точными, что он напоминал катер в море.
  Стивенс посмотрел в левое боковое зеркало. Следом шел такой же катер, что и впереди. Все было спокойно. Встречных машин практически не попадалось. Даже странно, было уже двенадцать по полудню. В это время, как правило, на дороге приходилось смотреть в оба, но сегодня движение было не таким оживленным и насыщенным.
   "Вашу мать! Сегодня же выходной!", - неожиданно вспомнил Пэт. - "Какого черта мы в рейсе в субботу!?"
  
  
  #
  - Пэ-э-э-э-э-э-э-э-т! Тор-мо-зи-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и...
  Сквозь пелену размышлений Стивенса ворвался истошный крик напарника Эпстона.
   Первое что успел понять толстяк - это то, что впереди что-то случилось. Его неопохмеленный, заторможенный вчерашним алкоголем мозг не сразу осознал то, что головную полицейскую машину резко бросило в правую сторону. Она сама по себе ринулась прямо на скалы. Задняя правая покрышка напоминала изодранную рубаху, намотанную на колесный диск. Ударившись со всего маху в каменную твердь, автомобиль отскочил и полетел прямо под колеса автобусу.
   Пэт вздрогнул. Он очнулся, как будто его окатили целым ведром ледяной воды. Резко крутанул руль влево и нажал на тормоз. Движения были инстинктивными и бессознательными, но, к сожалению, как оказалось впоследствии, неправильными. Раздался визг тормозов. Громадину понесло влево на отбойник. Скорость падала, но на такой скорости этого оказалось недостаточно.
   - Стой, твою ма-а-а-а-а-ать! - закричал уже сам Пэт Стивенс, обращаясь к своему огромному железному существу.
  Но тяжелое существо упрямо приближалось прямо к обрыву, хоть и снижало свой бег. Туда где искрилась водная гладь в лучах осеннего солнца.
   Раздался металлический удар. Машина, шедшая следом, въехала в корму автобуса, тем самым, придавая тому совершенно не нужное ускорение.
   - А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!
  В салоне кто-то завопил, словно его ударило током. Кто-то успел по черному обматерить водителя и даже всю его родню по десятое колено.
   БАХ! Бампер автобуса проломил защитное ограждение. Пэт самопроизвольно бросил руль, вскинул и перекрестил руки перед лицом, прячась от опасности впереди. Эпстон в этот момент ударился о дверь головой, повалившись на бок по инерции. Стекло треснуло, но не осыпалось. Колеса автобуса безмолвно зависли в пространстве, оторвавшись от асфальта. На несколько мгновений Стивенсу показалось, что они едут дальше по несуществующему шоссе. Но затем нос махины, упрямо пошел вниз, под действием силы тяжести, и стало понятно, что ждет их всех впереди. Сейчас они были на одной ладони у господа бога, дюжина тех, кто должен был уже давно отправиться к нему на суд, и те двое, кто даже не собирался.
  Вода. Впереди была только вода. Нетронутая гладь озера слегка рябилась от ветра.
  
  "Хорошо, что не в скалы", - подумал Пэт. Но он ошибался. И к сожалению очень глубоко.
  
   Пэт Стивенс захлебнулся первым, из всех кто находился внутри. В воздухе автобус завалился на левый бок, и Пэт даже не понял, что его дверь оказалась заблокирована всей массой, что была в этой громадине. Как он только не пытался в течение нескольких последних секунд своей жизни выбраться, всё было напрасно.
   Эпстон утонул, даже не сопротивляясь, видимо потеряв сознание от удара о дверь. Какие-то мгновения и крыша скрылась под водой. Автобус впитывал в себя воду, как губка.
   У заключенных же выбраться не было ни единого шанса. Каждый поодиночке превратился в утопленника. Только вместо груза на шее, были другие преступники, скованные все вместе в одну крепкую цепь. Суд состоялся. Справедливый приговор был приведен в исполнение.
  
  
  
  - Эй, Адам! Возьми еще пару банок.
  Я с грустью и сочувствием посмотрел на корзину с покупками. Все это нам предстояло выпить и съесть за ночь. Здесь было много всего: чипсы с приправами, свежее мясо для приготовления барбекю, несколько увесистых длинных булок, помидоры, колбаса двух видов, зелень, включая спаржу, и много маленьких пакетиков всякой дребедени, без которой Джимми не представлял свою жизнь. Ну и конечно же, пиво, большая упаковка, в количестве десяти банок на нос.
   При всем этом более чем достаточном списке провизии Джеймс Бартон попросил меня взять еще пару штук.
   Спорить я не стал и бросил в передвижную тележку еще пива в жести.
   - Ты уверен, что это все!? - спросил я, - Быть может, еще парочку обжаренных куриц и половинку свежевыпеченной пиццы Хат?
  Джимми проигнорировал мой юмор:
   - Нет. Это все. Идем на кассу. Уже двенадцать. Пора паковать багаж!
  
   Расплатившись на кассе, мы вышли на стоянку. У "Дэм Стор", небольшого магазинчика на улице Лэйк Роад, стояло несколько автомобилей. Этот магазин был расположен недалеко от дома Бартонов, и они частенько закупались в нем. Различные продукты и напитки, включая любимые сорта пива Джимми, всегда имелись в наличии. Если же требовалось что-то другое, то на южной стороне Милтона был супермаркет - "Шоппинг Сквер". Там товары найдутся на любой вкус и потребности в изобилии. Одежда, автопринадлежности, продукты, спорттовары. В общем, там было все! Мы с Ритой бывали там по большей части, чтобы приодеться. Что происходило довольно таки редко. Ни я, ни она не любили большие места скоплений людей. А там всегда хватало народу. В основном это были проезжающие мимо, отдыхающие или туристы. Большой, бросающийся в глаза магазин. Расположился прямо на шоссе номер семь, так что его невозможно не заметить, если вы едите, например в Сэйнт Олбанс на север, или же в Берлингтон на юг мимо нашего городка.
  
   - Кидай прямо сюда.
  Джимми сдернул брезент с кузова своего пикапа, и я переложил несколько бумажных пакетов с покупками в его авто.
   - Кстати, как там Рита? У вас все на мази?
   - Ну, ты же знаешь ее. В выходные воскресная школа. Она рано встает, а для меня это возможность хорошенько выспаться. Конечно, если какой-нибудь "добрый человек" не разбудит тебя в десять утра, для того что бы поехать порыбачить в четыре вечера, - рассмеялся я. - Она конечно не против, когда я держу ее в курсе событий. За исключением пива!
  - Адам, хватит спать! Активней друг, активней! Жизнь - это движение.
  Джимми поправил один повалившийся на бок пакет и задернул брезент назад. Мы хлопнули дверцами вполне еще резвого, старенького chevrolet Джимми и поехали...
  
  
  
  
  
  Глава 3
  
   Желтая полицейская лента с текстом "Не пересекать" протянулась поперек шоссе номер семь, по обе стороны от сто тридцати метрового участка на котором произошло ДТП. Именно в том месте, где автобус с тринадцатью заключенными внутри, и двумя полицейскими, пробив отбойник, упал в воду и затонул. Ленты, как два шлагбаума, перекрыли движение вдоль озера. Патрульные Милтона, включая шерифа Фрэнка Хогана, все были на месте. Тут и там стояли их полицейские авто. С двух сторон от места крушения, несколько копов, разворачивали движение в обратную сторону, заверяя, что проезда в ближайшие двенадцать часов, здесь не будет. А может и дольше, пока не поднимут автобус с трупами из озера.
   Вечерело. Солнце практически спряталось за кромкой лесного массива. Прохлада спустилась с гор и растеклась по водной глади Эроухэд Маунтин. Озеро дышало свежим, чистым воздухом с зеленых холмов.
   Шериф Фрэнк Хоган стоял на краю скалистого двенадцати метрового обрыва, опираясь правой ногой на покорёженный сектор защитного ограждения. Слева от него в отбойнике на обочине зияла дыра. Именно здесь полицейский форд, что шел позади, вышиб автобус с дороги в воду, чудом не свалившись за ним следом. Картина была предельно ясна. Ничего необычного. Нелепая случайность. Простое стечение обстоятельств и такие ужасные последствия происшествия.
  Хоган жевал крупную не зажжённую сигару, мусолил ее, то пальцами, то зубами. Он в который раз, взглядом окинул место катастрофы:
   "У головного авто лопнула покрышка на правом заднем колесе. Обрывки резины от туда и до этого знака... Форд круто бросило вправо и ударило о скалы. Хорошо помяло, ничего не скажешь. Интересно радиатор цел? Главное парни целы... Водитель автобуса, по всей видимости, попросту зазевался. Когда он среагировал на случившееся, уже было поздно. Почему уходить стал влево!? Видимо пытался увернуться от переднего автомобиля. Выжал тормоз вон там и.... Если бы не шедшая следом тачка. Там мало кто чего понял, даже после того как их машина врезалась в автобус на полном ходу, тем самым, столкнув его в воду. Они попросту ничего не видели за ним. Четверо выживших и пятнадцать, по их словам, скорее всего уже трупы. Пока расклад такой.
   Пока.
   Пока мы не поднимем эту махину.
   Надеюсь, не будет никаких сюрпризов и это произойдет как можно скорее. И как можно скорее забудется, как страшный сон".
   В этот самый момент шериф Хоган тяжело вздохнул. Стало понятно, что ситуация далека от обычного дорожно-транспортного происшествия. И в ближайшее время придется разгребать его последствия, весьма резво виляя своим задом. Исписать кучу листов бумаги и потратить немало нервных окончаний для того, чтобы все вернулось на круги свои в департаменте полиции Милтона.
  
   "Без федералов здесь точно не обойтись. Да и, скорее всего, будет создана специальная комиссия по расследованию обстоятельств происшедшего. Не каждый день автобусы с осужденными попадают в аварии. Еще и с летальным исходом. Плюс двое погибших копов - это уже не шутки".
  
  
  
  - Твою мать! - Фрэнк со злостью швырнул все еще не закуренную сигару, что мял в руках, прямо в озеро, опечаленный своими весьма не радужными перспективами.
  - Эдисон, Броуди!? Чтоб ни одна песчинка не сдвинулась со своего места. И не топчитесь тут! - бросил он своим подчиненным.
  - Надо сообщить в бюро шеф, - сказал Броуди, голубоглазый юнец в форме. - Ведь это уже их юрисдикция?
  - Я уже доложил, - шериф направлялся к своей машине, продолжая браниться на ходу. - Вшивые федералы будут трахать мой мозг! Мой, а не ваш. Так что сидеть здесь, и чтоб ни одна сука тут не проехала. Всех в объезд, включая знакомых, родственников и прочих аборигенов...
  - Да сэр! Так точно! - Эдисон вместе с Броуди сделали смирно, а после пошли "обрадовать" остальных ребят предстоящим бессрочным дежурством.
   Уцелевшим в аварии копам оказывали помощь в машине скорой. Серьезно пострадали лишь двое из четырех полицейских. У тех, что шли впереди колонны, было лишь несколько несущественных ушибов и пара ссадин. Даже удивительно, что все так удачно сложилось для этих парней. Глядя на вторую машину, картина о тех, кто находился внутри, представлялась гораздо ужасней. У нее практически не осталось моторного отсека. Перед был ужасно разбит и смят. Второй автомобиль так же, как и первый, остался без лобового стекла, но капот у первого авто был на половину цел. У этой же груды искореженного металла его попросту не было. Вверх, исчезая в прохладном вечернем воздухе, извиваясь, шёл пар.
  
  
  
  
  
  Глава 4
  
   Мы с Джимми отплыли около шести. В этих краях солнце не церемонится в это время года. Темнело быстро. Лишь только кромка синевы слева, над западными холмами, еще не потухла. Звезды одна за другой высыпались на нас сверху и светили, отражаясь в воде. Ветра практически не было, чему я лично был очень рад.
   Наш нагруженный провизией, удочками и снастями "Титаник" (Джимми в шутку намалевал это название на правом борту своей лодки белой краской) под гулкий рокот отремонтированной "Ямахи", упорно преодолевая силу сопротивления воды, шел вдоль западного побережья озера Эроухэд.
   Я сидел на носу лодки. Смотрел, как красиво поглощает солнечный свет ночь. Мгла была в нескольких минутах от своей полноправной вахты на земле. Я думал о том, что мы ничего с этим не можем поделать. Никто. Природа нам не подвластна, скорее наоборот.
   Джимми держал ручку газа. Старенький японский живучий двигатель уверенно толкал лодку вперед. На нем практически не осталось родной краски. Ее уничтожило время и озерная вода, однако название "Ямаха" было вполне читаемо.
  
  
  
   Я также думал о том, что нужно позвонить Рите. Было странным то, что она мне в течение дня ни разу не позвонила. Меня несколько смутило то обстоятельство, что я сам не соизволил этого сделать. Я полез в нагрудный карман своей куртки в поисках мобильника. Нащупал его, но убедившись, что он на месте, я вдруг засомневался. Быть может не стоит? Рита знала, что мы сегодня ночью собирались порыбачить. К чему лишний раз напоминать ей о том, что я не ночую дома. К том же, я терпеть не мог разговоры по телефону. Данный вид технологического достижения человечества был явно не по мне. Меня часто одолевала мысль, что все эти разработки нас (человечество) до добра не доведут! И это было только начало. Конечно, это круто - быть всегда на связи, где бы ты ни был. Но у этой медали, по моему мнению, была и оборотная сторона. Иногда совсем не хочется, чтобы тебе позвонили. Например, сегодняшним утром в десять, когда я так хотел спать.
   И все же я достал телефон из кармана и посмотрел на экран. Связи не было. Я поднял мобильник вверх, в поисках заплутавшей волны, но значок антенны нагло продолжал символизировать пустоту. Еще несколько мгновений в надежде я подождал, а затем убрал телефон обратно в карман.
  - Что, не ловит? - Джимми, как настоящий вождь индейцев гордо, не сутулясь, восседал на корме. На нём была смешная потертая джинсовая куртка в нашивках. Я поймал себя на мысли, что в этом антураже он явно мог бы сыграть какого нибудь аппачи. Длинные нестриженые волосы. Смуглый цвет кожи. Не хватало только повязки из перьев на лбу.
  - Да. Хотел позвонить жене, - сказал я ему.
  - Не переживай. Если ты будешь ей нужен, она тебя найдет. Где бы ты ни был! - выдал Бартон и раскатисто захохотал. Я засмеялся с ним вместе. Уж больно точно им было подмечено то, что если женщине что-то нужно - мужчине не скрыться даже в аду. Везде достанет!
  - Ты знаешь, порой меня просто раздражают все эти вещи: телевизор, мобильник, домашний телефон. Так хочется побыть одному. В тишине, в темноте, - принялся я изливать другу душу. - Я как-то устал от всех этих излишеств. Они ни сколько не помогают нам жить, а наоборот. Наверное, я псих, или просто это у меня одного такое неправильное восприятие действительности. Может мне пора к врачу?
  - У тебя просто сложный период дружище, - Джимми словно дотянулся до меня невидимой рукой и потрепал по плечу. - Я знаю, что у вас проблемы с Ритой и всё такое... Но, поверь, жизнь это не только работа, дом и дети. Это ещё и миллион других интересных вещей, мелочей и происшествий... Без которых не интересно было бы и день прожить!
  Мой друг старался меня утешить. Но я был не в настроении с самого утра. А сейчас пуще прежнего засомневался, хочу ли я вообще на рыбалку. Отчего то возникло жгучее желание вернуться домой. Совсем не в радость была эта лодка, это пиво, и куча продуктов, которые предстояло съесть.
  - Джимми, дело вовсе не в том, что у нас с Ритой не получается сделать ребенка. Просто всё стало слишком скучным и обыденным. Вроде бы всё хорошо, но меня это "хорошо" раздражает.
  - Тебе просто надо отвлечься приятель. У тебя невроз. Для этого мы с тобой и пустились сегодня в плавание.
   Джимми вдруг закричал во весь голос, как капитан пиратского судна: - Прочь от проблем, навстречу ветру и приключениям! Э-ге-гей!
   Эхо молчало. Голос Джимми Бартона провалился в темноту уже наступивших сумерек. Стало совсем темно. Я сидел лицом к другу. Он открывал уже вторую банку пива и был весел. Что касается меня, то я еще никак не мог осилить свою первую. Пиво попросту не лезло мне в глотку. Да и настроения что-то совсем не наблюдалось. "Оно словно солнце, с утра появляется, а с закатом уходит", - подумал я, - "Наверное, это депрессия".
  
  
  
  - Чёрт! Это что ещё такое!? Северное сияние?
  Я поднял взгляд на друга.
  - Откуда столько копов? - сказал он, показывая мне пальцем куда-то вдаль.
  Обернувшись, я увидел, сверкающий сине-красными огнями берег вдали. В темноте было весьма красивое зрелище. Но от чего-то, от увиденного, внутри меня всё неприятно сжалось. Мышечный спазм страха пронзил всё тело. Я молча пытался вглядеться в приближающуюся медленно картину. Было понятно, что несколько полицейских машин на берегу стояли с включенными сиренами. Мы плыли прямо. В том самом направлении, как раз мимо этого берега.
  - Наверно авария, - сказал я, продолжая пытаться рассмотреть хоть что-то на берегу.
  - Наверно. - Джимми помолчал несколько секунд, затем озвучил свои мысли, - Почему столько машин? Зачем столько копов!? Адам, их там явно не один патруль! Сколько полицейских машин у нас в Милтоне?
  - Я видел две, - сказал я неуверенно, - Вроде две.
  - Не вроде, а две. Только две! - Бартон встал на ноги, стараясь увидеть, что-то ещё. Мы подплывали всё ближе и ближе, а берег уходил всё выше вверх, скрывая от наших глаз то, что мы так отчаянно пытались высмотреть. Однако уже было понятно, что произошло не обычное дтп. Джимми выключил двигатель. Стало тихо. Лодка по инерции плыла мимо того самого места, светившегося большим количеством полицейских огней, и мы увидели, что над нами, там где проходит дорога, отсутствует дорожное ограждение. Стало ясно что здесь кто-то свалился прямо в воду.
   Я представил себе авто, летящее с обрыва в озеро, нашел взглядом предполагаемую точку его падения. Прищурился. Ничего. Ровная гладь озера рябилась от легкого ветерка и всё. Не было никаких обломков на поверхности, не было ничего, что вообще могло подтвердить мою мысль об этом происшествии.
  - Чёрт. Почему так тихо? Слышишь!? - Джимми поднял указательный палец восклицательно вверх и мы оба прислушались. Тишина больно ударила в уши.
  - Голосов нет? Где люди? Такое ощущение, что там никого нет кроме машин. Не могли же они бросить свои служебные тачки!
  - Может быть, мы попросту их не слышим? Мы же не видим, что там вообще происходит? Чёртов берег! - предположил я.
  - Не слышим? Это вряд ли. Тишина такая, что слышно как рыба плещется в сотнях метров от нас. Мы должны с тобой хоть что-то слышать... Мы просто не можем их не слышать. - Джимми насторожился, ещё раз прислушиваясь.
  Наша лодка практически остановилась. Как раз напротив того самого скалистого склона поросшего мхом, над которым проходило шоссе номер семь. Сияние огней патрульных машин действительно напоминало северное сияние. Тишина нас смутила. Куда подевались полицейские было совсем не понятно. Джимми был прав, в такой ночной тиши можно было легко услышать как коп на склоне расстёгивает ширинку, чтобы отлить. Однако не было ни единого звука, хоть как-то выдающего присутствие человека там наверху.
  - Эй! Есть там кто живой? - прокричал я в искусственный рупор из своих ладоней. - У вас всё в порядке!?
  Ответа не последовало. Лишь только порыв ветра нежно зашелестел в кронах деревьев на берегу, спустился с утеса вниз, а затем пробежался по водной глади озера, оставляя позади себя рябь на воде.
  - Как-то странно. - сказал я еле слышно.
  - Очень странно. - добавил Джимми, и завёл мотор.
  Рокот двигателя раскатисто загромыхал в низине меж высоких берегов озера. Лодка начала своё движение. Мы удалялись от берега, чуть восточнее того самого места, всё также оглядываясь в недоумении, и пытались понять что же там происходит на берегу. Сияние полицейских огней отражалось в темной воде озера Эроухэд Маунтин. Уже издалека вся эта картина очень напоминала цветомузыку, под беззвучный аккомпанемент.
   Мы молчали какое-то время. Потом Бартон нарушил тишину клацаньем своей очередной банки пива. Он был практически трезв. Пива пил неимоверное количество, как воду. Для того чтобы ему стало по настоящему хорошо, Джимми требовалось порядка восьми-девяти банок. Только тогда это количество переходило в качество. Он занервничал, было видно, с какой жаждой он начал опустошать свое пиво. Признаться честно, я и сам почувствовал некую тревогу, было не понятно и совершенно необъяснимо увиденное. Куча патрульных машин, и абсолютно точно не только полиции Милтона. Пробитое дорожное ограждение, словно кто-то сегодня решил "искупать" свой автомобиль.
   Но вопрос всё еще висел в воздухе, как нередко висит туман над озером Эроухэд в этих местах. Куда делись люди? Где полицейские? Не могли же все копы разом оставить свой пост, место аварии, свою работу (ведь, в конце концов, составление актов и прочую фиксацию происшествий на бумагу никто не отменял). Где эти главные действующие лица?
   Их не было.
   Ни одной живой души.
   И мы были уверены в этом на сто процентов.
   Лишь только машины и пляшущие тени деревьев в фиолетово-розовых красках вокруг.
  
  
  
  
  
  Глава 5
  
   Думал ли я тогда, что это странное пугающее событие только начало цепочки, ведущей к последствиям, необратимо повлиявшим на всю мою дальнейшую жизнь? Конечно же нет. Я был молод и достаточно беспечен, чтобы поверить в Кэндимэна и прочую чепуху. Не знаю, как длинна будет моя сегодняшняя жизнь, но поверьте - уж теперь-то я знаю ей цену.
  
  
  
   В тот самый день Рита Горски, как специально, забыла зарядить свой сотовый телефон, и уже к полудню его аккумуляторная батарея была разряжена. Пройдя по сияющим чистотой полам галереи Клиники Милтона в направлении регистратуры, она несколько раз поправила свою юбку. Юбка помялась, пока Рита сидела в автобусе. Она была несколько взволнована. Ее длинные светлые волосы, растрепанные ветром на улице, выдавали ее тщательно скрываемую озабоченность и напряженность ситуацией. Получив направление на приём у медсестры, она поднялась на второй этаж к своему врачу. Ровно в половине второго доктор Кудроу позвал её в свой кабинет.
  
  Звонок напугал нас обоих. Мы с Джимми синхронно вздрогнули и переглянулись. Вокруг нас все также была только вода, на горизонте из-за темноты уже не видно было линию горизонта. Сплошное темное небо со звездами вдалеке плавно стекало в озеро и растворялось в нем, заполняя черной краской всю воду.
  - Это твой! - сказал я сквозь шум мотора, что продолжал толкать нашу лодку вперёд.
  - Я уже понял, - Джимми полез в карман за трубкой, а когда достал её телефон еще громче засигналил во тьме.
  - Черт возьми, кто это может быть? Вот ведь пакость какая. Номер мне не знаком. - он снял перчатки и нажал нужную кнопку, чтобы принять звонок.
  - Алло?
  Его взгляд, дырявящий дно нашей лодки, быстро переместился на меня. Он переложил телефон в другую руку, прикрыл свободное ухо ладонью и нахмурился. Я увидел его беспокойство, но не стал перебивать Джимми вопросами.
  - Алло? Да, я слушаю... Алло? Говорите... Рита!?
  От неожиданности у меня пересохло в горле.
  - Рита? Джимми дай сюда телефон! - я запаниковал, выхватил трубку у друга, но было поздно. В динамике раздавались зловещие короткие гудки.
  - Что случилось Джим? Что она тебе сказала? Ну же, говори!
  - Да успокойся ты, Адам! Я ничего не понял друг, правда. Ты же видишь сам, здесь связи почти что нет... Мобильник не ловит. Было куча помех. Я практически ни слова не разобрал, лишь только понял, что это была она...
  - Разворачивай лодку! - мгновенно выпалил я и достал свой собственный телефон, в надежде перезвонить.
  - Эй, чувак! Да не кипятись ты! Наверняка она просто хотела узнать, как у нас дела. Только и всего.
  Сети не было. Я поднял телефон вверх в поисках заветной волны, но датчик сигнала снова остался пуст.
  - Она не стала бы просто так звонить, Джимми. Не стала бы... Поверь, никогда!
  Я это знал как никто другой. Рита не позвонила бы мне, тем более на телефон Джимми. Никогда! Если бы на то не было весомой причины.
  - Поворачивай Джимми! - повторил я ему и тут он меня послушал.
  
  
  #
   В Церкви святой Анны всегда горели свечи. Они успокаивали. Ведь если долго смотреть на пламя, разум отключается, мысли улетучиваются, и ты погружаешься в умиротворенность.
  Рита положила трубку.
  - Спасибо, отец Джофри.
  - Не за что дитя моё. Всё будет хорошо.
  Пастор положил руку ей на плечо.
  - Номер Адама не доступен. Я дозвонилась до Джима, но связь прервалась.
  - Значит на то воля божья. Еще не время Рита. Не торопи события детка, не торопись...
  - Да возможно вы правы, отец. Я просто хотела обрадовать мужа. Ведь это так важно для нас. Мы так долго ждали чуда. И вот, наконец, бог услышал мои молитвы и подарил мне его. Боже, как я счастлива, это просто удивительно. Ведь мне говорили, что я никогда не смогу иметь собственного ребенка.
  - Отчаяние детка, приводит человека в уныние. И никогда еще отчаяние не доводило до добра... Запомни это милая.
  
  <<<<>>>>
  
  продолжение следует...
  
  to be continued
  
  
  љ Copyright: Макс Кей, 2012
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Ехидна, "Жена проклятого некроманта"(Любовное фэнтези) P.Ino "Война с разумом"(Киберпанк) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) Д.Максим "Рисс – эльф крови"(ЛитРПГ) А.Нагорный "Наследник с земли. Становление псиона"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) А.Кристалл "Покорение небесного пламени"(Боевое фэнтези) М.Якушев "Сборник рассказов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"