Петрова Анна: другие произведения.

Наши не все дома

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 4.98*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Герои книг тоже пишут книги. Ну, или прообразы героев :) Кусок до момента встречи героев. Данный текст включен в состав "Мы-будем жить", так что читайте там его :)


Наши все дома!

   Саша, девочка-подросток с явным психическим сдвигом.
  
   Саша, девочка-подросток с явным психическим сдвигом.
   21.03, среда.
   На дворе стояла самая настоящая весна, которую я так проклинала всю свою сознательную жизнь. Утром я, как всегда, поднятая и не разбуженная, лениво, спотыкаясь на каждом шагу, почти поползла в сторону ванной. Голова болела так, будто вчера я добыла в каком-то неправильном магазине литровую бутылку с алкоголем и вечером, закрывшись в комнате и, открыв окно, выпила её залпом, тут же упав на кровать и мирно заснув, при этом, не забыв неизвестным образом переодеться и накрыться одеялом. Конечно, понятно любому, что мало кто сможет найти магазин, в котором продадут спиртное двенадцатилетнему ребёнку. А я никогда не бывала в центре событий и очень редко находила какие-то тайники, а если и находила, то не те, которые были нужны мне, а те, которые могли бы пригодиться кому-то ещё. И если бы я всё же набрела вчера на такой магазин, и у меня были бы при себе деньги, которых хватило бы на что-то убойное, я бы однозначно обменяла монеты на спирт, ведь моё настроение который день было намного ниже плинтуса минус пятого этажа. Я даже не могла догадываться, с какой радости у меня началась хандра, но могла лишь предполагать, что это всё из-за прихода весны. Да, я ненавидела весну больше жизни, так как она служила началом. Началом полной жизни природы, начальной точкой полёта очередной глупой мысли о любви или же духовном родстве с кем-то хотя бы отчасти странным, началом страданий, наконец. Разумеется, я не любила ничего сильнее, чем осень, так как она, соответственно, являлась концом всего вышеперечисленного.
   Выйдя из ванной, я бросила очень короткий и быстрый взгляд на экран телефона. Да, времени на леденящий душу макияж уже не оставалось, я опаздывала в школу. Пришлось ограничиться лишь шипами, парой цепей и ожерельем, собранным из маленьких железных черепков. Ну что, драгоценные однокласснички, трепещите, я иду к вам!
   Дорога в школу оказалась относительно свободной от машин, мешавших переходу улицы, поэтому я всё же пришла на урок вовремя. Как только прозвенел звонок на первый урок, я прошла в класс и моментально отключила свой мозг, так как держать его включённым на математике - это поступок, равносильный самоубийству. А я ещё пока не готова.
   Однако мозг не включился и после звонка как на перемену и на следующий урок, так и после некого "трын-трын-трын", обозначавшего конец самого последнего, шестого урока. Домой я шла, не помня даже себя, не то чтобы того, как пообещала кому-то из гоблинов принести завтра флешку с музыкой. Состояние, похожее на отключку, постоянно играло роль моей очередной тени. По средам я иной раз не осознавала, где именно я гуляю, поэтому совсем не удивительно, что меня могло занести куда-нибудь в центр, или, например, к рынку, имеющему место возле памятника пушке, именуемой Катюшей. Но всё же меня что-то заставляло смотреть по сторонам, идя по дороге домой. Внезапно взгляд мой наткнулся на что-то, а точнее кого-то, похожего одновременно на живого и мёртвого человека. В тот самый момент он выходил из полностью пустой маршрутки. Табличка за стеклом отображала следующую информацию: из Москвы. Нет, я совершенно не испугалась того полупокойника, от которого несло тухлятиной за километр, хотя мерзкое существо, спустившись из лайна на землю, пошло прямо мне навстречу. Мало того, я даже не думала о том, что оно может быть опасным. В моём состоянии вообще был бы странным сам факт, что я думала хотя бы о чём-то. В тот момент я была до ужаса похожа на то, что так угрожающе на меня надвигалось. Но вокруг нас не было ни единого зеваки, пожелавшего заснять такое зрелище на камеру или просто посмотреть на всё это вблизи. Я прошла мимо него, чуть ли не коснувшись его боком, но оно на меня даже не посмотрело. Да и я осознала то, что мимо меня прошло что-то очень странное и страшное только через приличное количество времени и шагов. И я тут же начала думать, чем это могло быть, как оно сюда попало, зачем ему вообще куда-то идти вместо того, чтобы мирно сопеть в уютной могилке, почему от него так шарахались прохожие, и почему же оно показалось мне настолько знакомым? Но тут мелькнула мысль: "Ленин!". Существо было очень сильно похоже на того дядьку, которого я когда-то очень давно видела в Мавзолее. Но что же ему могло понадобиться в нашей Тмутаракани?
   Совсем скоро ко мне вернулись все остальные мои мысли. И только после этого я решила понять, что нахожусь возле спортивного магазина, от которого отправлялись маршрутки на Москву. Ну что ж, то, что я не ушла совсем уж далеко от дома, очень радовало, так как мне не нужно было придумывать оправдания для мамы, которой, разумеется, не стоит знать о том, с кем я сегодня чуть ли не столкнулась. А также этого не надо было говорить никому из гоблинов или же учителей. Был риск, что меня из-за таких рассказов сочтут психом и куда-нибудь сдадут...
   Но за то время, пока я шла до дома, уже начало темнеть. Часы показывали шесть тридцать, а мамы до сих пор не было дома. Позвонив ей, я узнала, что она зашла в магазин и уже направляется в сторону дома. Значит, надо вытащить на стол уроки из моей школьной сумки, которой сегодня я так крепко ударила Сидорова по голове, что он решил надо мной вообще больше не прикалываться. Хотя кто его знает, а вдруг этот трус всего лишь не захотел получать второй удар именно в этот день? Но в тот миг это не так уж и волновало меня, в данный момент всё же стоило сделать вид, что сегодня я не бесцельно разгуливала по улицам, а банально потела над домашним заданием. В принципе, задали-то немного, и то с русским и английским у меня всё и всегда было отлично.
   Вдруг я услышала серию встревоженных звонков в дверь. Я вскочила из-за письменного стола и полетела её открывать.
   - Кто там?
   - Саш, открывай быстрей, это я, - выпалила мама, стоявшая по другую сторону двери.
   Я поспешила справиться с замком. Мама забежала в прихожую и со скоростью молнии закрыла железную дверь на оба замка.
   - Мам, что случилось? - спросила я, уже заранее приготовившись разыгрывать сцену ужаса или кидаться успокаивать пострадавшую сторону.
   - Видела на улице какое-то полумёртвое нечто, когда вышла из магазина. Как-то странно оно на меня посмотрело, а потом развернулось и с вытянутыми вперёд руками пошло прямо на меня, - упав в кресло, повествовала мама, - и я от него как побегу! Наверно всю еду по дороге растеряла.
   - Ой, да это же наши мальчишки из двора, видимо, решили первое апреля отрепетировать, - кинулась я её успокаивать реалистично-лживой фразой, очень кстати пришедшей мне в голову, - кстати, надо будет сказать им, что костюмчик отличный.
   Мама сделала вид, что поверила моим словам, но лицо её по-прежнему отражало тот же ужас, что и пару мгновений назад. Когда мы, наконец, обсудили всемирные проблемы, поужинали и разошлись по комнатам, я села за письменный стол делать уроки. Но только села. На самом же деле в моей голове царил хаос, в присутствии которого я могла делать всё что угодно. Но не уроки - это точно. Вот что значит, крыша едет, причём не у меня одной. Конечно, хотелось бы верить в то, что это и впрямь издевательство кого-то из монстров примерно моего возраста, но, если подключать мозг для осмысления всего этого абсурда, существо слишком уж сильно было похоже на мумию, по дороге потерявшую все свои не менее древние бинты. Да и запах от него распространялся явно не людской. Но всё же версия о том, что этот самый недоактёр перед тем, как купить себе билет на маршрутку до незнакомого городишки, не мылся как минимум пару лет, или же накануне он собрал все самые большие помойки города. А если не так, то что же тогда получается? Где-то на Земле случайно отыскивается химическое вещество, о котором не знают даже самые догадливые учёные, не то чтобы терпеливые и трудоспособные старшеклассники. Вещество способно частично оживлять мертвецов. Покойники, на тела которых каким-либо образом попадает вещество, встают посреди Мавзолеев и разбегаются по маршруткам до других городов. Но зачем? Просто чтобы побывать там, где не успел при жизни? Но это же полный бред! А может, они так старательно ночами откапывают свои могилы лишь для того, чтобы встать и безобидно поесть человечины? Но почему же они спокойно лежали там, на относительно большой глубине, по сей день?
   Так как жить и спать спокойно после всего того, что я увидела и услышала за сегодня, я решила во что бы то ни стало узнать, что же происходит в Москве, да и вообще в мире. Взяла в руки школьную суму, вывалила на стол всё её содержимое и в кучке учебников и тетрадей, судьба которых - быть топливом для камина, принялась искать мобильник. Найдя, немедленно отодвинула крышку, нажала кнопочку, набрала пароль для просмотра списка контактов, нажала другую кнопочку. Прошёл гудок...
   - Пап, превед! - я произнесла в трубку заученные много лет назад слова.
   - Превед, медвед! - лениво отозвался папа.
   - Как там у вас? По телику сказали, в Москве беспорядки, - сказала я что-то, как всегда, пришедшее на ум первым. И когда же я, наконец, разучусь врать?..
   - Ну да, какая-то фигня творится. А у вас как?
   - У нас тоже.
   - Как - тоже? Что у вас происходит? - отец испугался. Или, по крайней мере, вложил все силы в то, чтобы изобразить ужас.
   - Ну, психи какие-то на улицах появились, на людей бросаются.
   - Много, ты сама видела?
   - Нет, мама рассказывала, - в очередной раз соврала я. Хотя, скорее всего, любой на моём месте поступил бы так же. Ещё мне не хватало выслушивать пятичасовую нотацию на тему "никогда не ходи мимо незнакомых вонючих дядек"...
   - Она дома?
   - Дома.
   - Её никто не укусил?!
   - Нееет, - немного удивилась я. А что, должны были? Да уж, чего только не пожелаешь своей "любимой" бывшей жене, - она только издали видела, из окна.
   - Фуу, - как показалось бы, с великой радостью выдавил папа - В общем, слава богам, что вы дома и целы. Это не психи, это гораздо хуже. Все, кого они кусают, становятся такими же. Так что сидите дома, никуда не выходите. Плевать на школу, плевать на работу. Скоро в город введут войска, психов перестреляют, и будет всё хорошо. А сейчас - надо не дать себя укусить. Понятно?
   -Угу, - в глубине души обрадовалась я. По крайней мере, даже если мама заставит меня идти в мою родную камеру пыток, есть оправдание - папа ведь разрешил никуда не ходить, - Маме трубку дать?
   - Давай.
   Тем временем я приблизилась к маминой комнате, успев при этом включить громкую связь. Так что она просто обязана была услышать слова о школе и работе.
   Парой быстрых жестов мама заставила меня выключить громкую связь, отдать ей телефон и уйти в другую комнату, чему пришлось немедленно повиноваться. Вот предки, блин, вроде бы люди взрослые, а ведут себя как два пятилетних ребёнка в ссоре. Остаётся загадкой, почему же я до сих пор никого не побила из-за какой-нибудь жалкой карамельки, раз уж у меня такая наследственность! Ну да ладно, хватит думать о мирских проблемах, сначала надо решить всё с тем, без чего я бы не заснула. Я зашла в свою комнату, закрыв за собой дверь. Упав на кровать, я погрузилась в раздумья.
   Значит, эти самые люди с неподвижным взглядом и развалистой походкой, распространяющие столь чудесный аромат, правда есть и они опасны не только для лёгких, но и для жизни. А ещё кусаться могут не только бешеные собаки. Но всё же есть некая разница: от собак ещё можно сделать сорок уколов в живот, а с ними-то что делать? Если нет никаких вариантов, то я и впрямь начинаю бояться просто выходить из квартиры, не то чтобы из дома. А что, если бы с дядей Лениным всё получилось по-другому? Я могла бы не бездумно пройти мимо него, а пропустить в голове хоть какую-то мысль, например, всё о том же запахе, который был слышен за пару вёрст. Меня могли бы покусать, и я, возможно, сейчас не пришла бы домой такой, как всегда. Или вообще не пришла бы. И всё-таки я редкостный экземпляр! Вот что такое Человекус Безмозглус! Прошла мимо зомби, чуть ли не задев его боком, а он меня даже не заметил!
   Известно, что все мы когда-то читали добрые книжки, купленные с полки, над которой красовалась надпись "фантастика". А, как известно из таких сказочных историй, зомби - пожиратели человеческих мозгов. Конечно, в момент встречи я ни о чём не думала, но неужели я и правда такая дура?..
   Но тут полёт моей мысли был резко прерван. В комнату ворвалась мама. Глаза её отображали ещё больше беспокойства, чем пару минут назад.
   - Саша, завтра никакой школы и никаких гулянок. Раз папа говорит, что этот псих, которого я на дороге видела, может быть опасным, лучше уж не рисковать. А сейчас давай спать, завтра надо будет встать пораньше и сходить в магазин, продуктов закупить.
   - Неужели всё так серьёзно? - я сделала огромные наивные глаза, чтобы хотя бы раз в жизни притвориться примерной дочерью, - мам, мне страшно.
   - Сейчас главное - не рисковать понапрасну. А если мы будем осторожными, всё будет хорошо. Ну давай, я спать пойду, завтра день тяжёлый. А ты не волнуйся, спи спокойно, - мама подмигнула мне и закрыла за собой дверь, уходя из комнаты.
   Я переоделась, легла на кровать и накрылась мягким пуховым одеялом. Оно, конечно, очень мягкое и удобное, но не настолько, чтобы каждый вечер проваливаться сразу же в сон. А особенно тогда, когда этому по-настоящему мешают мрачные мысли. Конечно, я часто подобным образом думала о школьных гоблинах, о людской бесчеловечности и жестокости, о том, что умные люди редко обладают приятной внешностью, так как ум достался им вследствие долговременных страданий, от которых своеобразно темнеет душа, глаза теряют жизнерадостный блеск, да и лишние килограммы появляются вместе с пищей, при помощи которой пытаешься получить немного энергии на очередной вечер раздумий или же на ночь слёз. Вот так и живём! Может быть, когда-нибудь я осознаю свою глупость, толкнувшую меня в сторону зла, но в этом мне явно поможет кто-то, кто мне точно не понравится...
   Но сейчас я думала не столько о своей несчастности и ничтожности, сколько о том, что же ждёт нас завтра и как жить дальше. Если когда-то ранее меня и посещали некие мысли о смерти, то сегодня я как никогда хотела жить. Ведь по большому счёту, сейчас в смерти не было никакого смысла - всё равно встанешь через пару часов и пойдёшь кого-то кусать. В то же время, появился и смысл жизни - бегать от мёртвых и пытаться выжить. Такая жизненная позиция мне явно нравилась! За желаемое надо бороться. "Наверно, это скучно - постоянная удача..." Сопровождаемая всеми этими мыслями, я и сама не заметила, как медленно закрыла глаза и отключилась точно так же, как и вчера.
   Но крепкий и здоровый сон так и не настиг меня. Проснулась я очень весело - от удара головой об стену. Подняв глаза, я с некоторым трудом смогла сквозь темноту и остатки сна разглядеть мамино лицо.
   - Сашка, да вставай ты уже! Вот когда надо - фиг уложишь, а когда не надо - так вот она. Поднимайся, в магазин пойдём.
   - Угуу, - протянула я. Вот почему нельзя было сходить завтра? Никогда не понимала людской логики...
   - Саш, вот не хочешь в магазин с нами - не надо. Тебя никто не заставляет! - мама ещё раз смерила взглядом мою тяжёлую и усталую тушу и начала медленно отходить от кровати.
   - Нет! Нет, подождите меня! Я сейчас! - я быстро вскочила с постели. Кто не знает, что значит позволить старшим предкам пойти в магазин без себя? Да, это знают все. Стоит промедлить хотя бы минуту - и тебе уже купили еду, которую ты просто физически не перевариваешь. Конечно, совсем уж этого избежать не получится - всё равно что-нибудь купят против твоей воли, но всё же не так много. Поэтому, как бы мне ни хотелось спать, я была вынуждена выползти из тёплой постели и за пять минут успеть умыться и одеться. Эх, жизнь моя жестянка!
   Мягко говоря, я была очень сильно удивлена, посмотрев на часы, показывавшие всего лишь одиннадцать часов вечера. Ведь обычно в это время я и правда сижу за своим небесно-голубым письменным столом и страдаю очередной фигнёй. А сегодня, как не странно, в столь ранний час Александра соизволила уйти в отключку. И, соблюдая закон подлости, именно сегодня это не оказалось общественно полезным. Конечно, человек, которому впервые пришла в голову мысль о таком жизненном законе - очень хорошая и умная личность, но я бы с превеликой радостью надавала ей по морде. И плевать я хотела, что это мог бы быть мускулистый дядька, которому в два раза больше лет, чем мне самой. Хотя и это вряд ли. Природа одаривает человека либо духовным, либо физическим богатством - таков закон равновесия. Следовательно, умник не может быть качком. Да и насчёт возраста его я сомневаюсь - закону-то явно больше двадцати четырёх лет. Ну не в один же год у него такая мысль в голове зародилась, правильно?..
   - Александра, не зевай! - словно гром, разразив мои больные мысли, прогремел над моей головой голос деда, - немедленно поставь бутылку на место, сейчас мы не намерены покупать колу! Тяжёлые времена на дворе, а она о своей газировке только и думает!
   Я посмотрела на свою правую руку - да, и правда, в ней я сжимала полулитровую бутылку моего самого любимого в мире напитка. Поставив её обратно на полку, я опять погрузилась в раздумья, продолжая идти вперёд за тележкой.
   Значит, когда я не думаю абсолютно ни о чём, как это бывает после трудного школьного дня, я ещё хоть что-то замечаю, а вот когда я глубоко задумываюсь о всяком мирском хламе, я не только становлюсь почти недосягаемой для реального мира, но и совершенно ничего не замечаю. И в чём же, спрашивается, различие между умным и глупым человеком? А ещё лучше звучал бы вопрос о том, почему же умных людей ценят больше, нежели дураков? Хотя о каком уме может идти речь в данной ситуации? Здесь имеет место быть простейшая секундная задумчивость, и только. А ум - это как минимум эрудированность или же умение мыслить логически. А я - это не то и не другое. Вот, например, разбудят меня ночью, спросят что-нибудь, я отвечу: 'угу...'. Причём совсем не важно, как построен вопрос и предусматривает ли он подобный ответ.
   - Мам, а зачем нам столько овсянки?
   - Ну как же, на троих ведь берём.
   - Как - на троих? А на меня-то зачем?!
   - Война или не война, а желудок твой я тебе испортить не позволю!
   - Мама, да я просто не могу её есть! Мне плевать, в каком состоянии будет мой желудок во время всех этих нашествий! - кричала я на всю 'Копилку'. Что уж тут поделаешь, когда ты просто закипаешь от ярости, если своим невниманием тебе вынесли мозг? Нет, я уже давно не говорю о чём-то из рода куклы, о покупке которой ты мечтаешь уже около пяти лет. Меня просто возмущает тот факт, что те люди, которые живут со мной в одной квартире, даже не знают, какими продуктами питания меня можно отравить, а какими - нет.
   - Ну-ка хватит выпендриваться! Овсянку она не может есть, видите ли! Быстро замолчала и попросила прощения!
   Вновь перестав реагировать на внешние раздражители, я достала из кармана наушники с музыкой и снова погрузилась в собственный мир раздумий. Спарта, что уж тут сказать! Всем пофиг, что от данного вида каши меня в прямом смысле тошнит, главное, чтобы я слушала старших! И желательно, чтобы ещё им и поклонялась. Да и мелкие промашки прощала. Вот как я, например, могу замолчать и одновременно попросить прощения за столь великий грех? Глазами?
   Ну ничего, сейчас мать выпустит пар, ещё полночи проворчит, а к утру, наверно, успокоится. Но если быть совсем искренней, я не хотела никому трепать нервы. И правда, зачем мне лишний раз причинять боль этим глупым, вспыльчивым и заносчивым людишкам? У них и без меня проблем всегда хватало. То дочери математику не понимают, то мужья из дому уходят, а то и вообще на работе кто-то что-то неправильно делает, и вообще всё идёт наперекосяк. То ли дело - полная отключка!
   Гоблины ли к тебе в школе пристали, во дворе ли в тебя камнем кинули - идёшь себе дальше и даже не замечаешь! А ведь всё-таки есть некая разница между умными и глупыми людьми. Но её мало кто сможет уловить сразу же, с первого взгляда. Идёт человек по улице, а прохожий пытается у него время спросить. А человек этот, разумеется, просто идёт мимо. И попробуй теперь, угадай правильный ответ, были ли при этом в его голове хоть какие-то мысли, или же он просто является вредным и высокомерным идиотом.
   А ведь мама, наверно, и правда расстроилась, что у неё такая непослушная и капризная дочь. Да и от меня ничего не отбудет, если сейчас я просто сниму наушники и попрошу у неё прощения. В конце-то концов предки - они на то и предки, чтобы воспитывать. Подумаешь, неправильно друг друга поняли - ну с кем не бывает! А я на то и ребёнок, чтобы всегда быть виноватой. В принципе, это тоже не так страшно. Вот нарожаю я собственных спиногрызов и тоже буду им истерики закатывать по любому поводу. А они будут обижаться, плакать по ночам.... Но тут уже ничего не поделать не сможешь - таковы законы справедливости, равновесия, жизненной взаимосвязи, да и вообще - мира...
   - Мам, извини меня, я не хотела тебя обидеть, - неуверенно сняв наушники, пробормотала я. Не знаю, почему, но просить прощения или вообще делать людям приятное мне в последнее время стало намного сложнее, чем причинять им боль. Может быть, это жизнь сделала меня таким ничтожеством, а может быть, я сама в этом немало виновата.
   - Сашуль, я на тебя ничуть не обижаюсь, - более, чем мирно, ответила мама, - но в следующий раз, пожалуйста, не закатывай таких громких истерик, если тебе что-то не нравится. Кстати, что ты имеешь против овсянки? Она очень вкусная, с ягодками.
   - Я действительно её не перевариваю. Можно я отнесу свою часть обратно и возьму что-нибудь ещё, а потом вас догоню?
   - Ну хорошо, - пошла она мне навстречу. Только не задерживайся, мы уже почти на кассу идём.
   - Ура! - мысленно воскликнула я, зажигая искры в своих глазах, и, взяв упаковку, состоящую из кучи пакетов каши, понеслась к прилавку. Эти огоньки в тёмных безднах моих зрачков, безусловно, означали свет в конце тоннеля. Ведь мир не такой жестокий, каким он кажется на первый взгляд. И, если попытаться понять и простить человечество, то оно тебя тоже поймёт и простит. Ведь мы, люди, сделаны из одного и того же теста, пусть мы и раскиданы по всему миру. Но на самом же деле мы созданы для любви и взаимопонимания. Именно для этого многие из нас учат иностранные языки, ездят за границу и просто общаются друг с другом.
   Иногда мы делаем это автоматически, забывая, для чего мы начали делать это изначально. Но в таком автоматизме нет ничего хорошего - его не заметят лишь те, кто также забыл, зачем он живёт, в чём смысл жизни и есть ли он вообще. Такие люди обычно кажутся совершенными: со всеми милы, обходительны, никогда не скажут грубого слова. Но совершенными они только кажутся.
   Друзья из них получаются ужасные. С таким человеком и поговорить-то не о чем - как дела, чем занимаешься, представляешь, что я себе купил или купила... а в душе - пустота, которую не заполнить даже миллионом невесомых, заученных фраз. А вот люди настоящие, с живой до сей поры душой, способны вычислить такой автомат за несколько вёрст. Им просто не будет интересно общаться с набором пустых звуков и взглядов. Ведь живая душа несовершенна, она постоянно растёт и развивается. А если у кого-то из друзей настанут трудные времена, такие люди обязательно им помогут, так как сами же попадали или всё ещё находятся в таком нокауте. Так и живут, в поисках другой души, так похожей на них самих...
   - Я нашла его! Клянусь, нашла! - освобождённая от каши, но прогибающаяся под тяжестью йогуртов, я подбежала к нашей телеге.
   - Тяжело, наверно, - участливо поинтересовался дед, - кидай их сюда!
   - Чего ты там нашла, - спросила меня мама, взъерошив мне волосы.
   - Йогурт, мой любимый, - понимая, что меня всё равно не поймут правильно, в очередной раз я реалистично солгала.
   - Эх, Шурка-Шурка... - с еле заметным разочарованием пробормотала мама. Но я всё равно не понимаю, что могла бы изменить моя никому не нужная правда. Ну сказала бы, что я, наконец, поняла, в чем смысл жизни. И мать пожалела бы, что не отвела меня к психологу ещё тогда, в мирное время, когда он, возможно, ещё не был покусан какой-то неизвестной науке тварью.
   Кстати, за сегодняшний вечер я уже успела забыть о том, что настали голодные и трудные времена и что всё теперь не будет так, как было раньше. Но и прозрение пришло очень кстати - теперь я буду бегать от зомбаков быстрей, чем могла бы раньше. Когда человек хочет жить, наука и медицина бессильны. Эта аксиома знакома всем живым душам...
   В повседневных раздумьях я, как можно было бы догадаться, даже не заметила, как мы дошли до дома. Что ж, раз все мы остались живы, это повод для радости. Этим поводом мне не помешало бы воспользоваться. Но только не сейчас. На данный момент моя душа искала лишь заслуженного, как ей казалось, отдыха. Да даже если и не заслуженного, всё равно, раз я никому не пригожусь в такой поздний час, это время я могу спокойно провести в более полной отключке, чем когда-либо ещё.
   Забыв переодеться, я упала на кровать лицом вниз и мирно засопела. Раз уж наши все дома, да и дома только наши и никого постороннего, мне ничто больше не должно помешать.
   Сегодняшнее утро для меня наступило лишь около трёх часов дня, да и то не сразу. Почувствовав на своей щеке до боли настойчивые солнечные лучи, разбавленные стеклом пластикового окна, я проснулась. Но открывать глаза я не торопилась - и так знала, что именно я увижу в ту же секунду. Да и просто в этом не было почти никакого смысла: всё равно в следующий же миг я бы зажмурилась в попытке защитить глаза от яркого света. Хотя долго так пролежать я всё равно не смогла бы - хочется же видеть, что в мире происходит! Пара телодвижений, поворот, поднятие тяжёлых век... кто бы мог подумать, что это всё так сложно сделать? А особенно когда ты просыпаешься совсем другим человеком, не таким, как был вчера. Но ведь изменилось совсем немногое - подумаешь, тяжёлые времена настали, пришло осознание жизненного смысла.... Кто бы мог подумать, что подобные мелочи могут так резко изменить для меня общее восприятие мира? Но тут уже ничего не поделаешь, придётся привыкать. А человек - тварь такая, быстро ко всему привыкающая....
   Скатившись с кровати на пол, а затем, встав, я по привычке быстро и звонко отодвинула крышку телефона, чтобы узнать время. Да, и правда, пятнадцать тридцать две. Каникулы, пусть и такие короткие, неплохо на меня влияют. Во-первых, я уже выспалась. А что ещё хорошего произойдёт за сегодня, для меня оставалось загадкой. Конечно, я не могла знать, что именно случится со мной в этот день. Но если меня когда-нибудь и убьют или загрызут, то не сегодня - это точно. Хотя кто знает, а вдруг я не стану исключением из закона Подлости и всё же сыграю в жизни роль жертвы чего-то ужасного, неизведанного и противного, едва лишь по-настоящему захотев жить? Всё может быть - это всё, что я знаю на данный момент. Такие ничтожные познания для такой серьёзной ситуации. Но тут ничего не поделаешь - не у кого чему-то научиться, не у кого спросить совета, в жилетку поплакаться некому, в конце-концов! Точнее, насчёт последнего утверждения можно было бы и усомниться - помимо меня в квартире ещё два человека, столь холодных и чужих по отношению ко мне. Ну ладно, ещё предок в Москве, звонок которому может обойтись мне в довольно-таки большие для меня деньги, которых у меня нет совсем. Да я и не знаю, как бы отец отнёсся к тому, что я позвонила ему всего лишь для того, чтобы попросить по праву полагающейся мне моральной поддержки, которой не хватало ещё с самого детства. Но, скорее всего, они бы просто стали глумиться надо мной всей своей семьёй. А они там, чёрт возьми, так дружно живут! Машка - и та вряд ли знакома с душевной болью, раз уж у неё есть настоящие друзья, всегда готовые поддержать её в трудной ситуации. В принципе, это приличный повод для радости за мою старшую сводную сестру, я не желаю ей ничего кроме бесконечного счастья, пусть она мне даже более чужая, чем мать или дед. И вообще, есть ли смысл во всём этом мирском негативе? Даже если эта самая Маша терпеть не может мелкоту вроде меня, всё равно это ничуть не оправдало бы мою ненависть к ней, если бы она существовала в природе. Конечно, сказать, что я нормально к ней относилась, было нельзя. Пустышка, которая только и думает о том, как глупы, скучны и надоедливы все дети планеты, даже если они младше её самой всего лишь на каких-то там пять лет!
   Конечно, круг интересов и впрямь может быть совершенно разным. Но зачем говорить открытым текстом или даже просто намекать человеку о его ничтожности, когда речь идёт о несовместимости характеров?
   Звук открывающейся двери, как всегда, прервал полёт моей мысли на самом интересном для меня моменте.
   - Ну ты и здорова спать! - как мне показалось, с каким-то восхищённым изумлением проговорила мама, - в третий раз захожу уже. Ты давай-ка, туда-сюда, и собирайся, в деревню поедем.
   И мать вышла из комнаты. Эх, дярёвня! Почти то же самое, что и в городе, только там тролли вместо гоблинов, да и то меньше их. Но сила одного тролля с легкостью заменит пятерых, а то и всех десятерых гоблинов. Хотя кто знает, может это и не так...
   Сопротивляться воле предков я не стала именно поэтому. Какая мне разница, кто будет трепать мне нервы каждую секунду? Тем более, если я не дам Игорьку знать о своём присутствии, может, всё обойдётся. И ноутбук будет только моим, и в футбол играть не заставит никто. Займу второй этаж и ежедневно буду уходить в себя. А может, в транс или нирвану. Это уже как получится. Именно таким я себе и представляю настоящий рай. Жаль, Интернета нет. Да и зачем он мне нужен? Всё равно там нормальных людей не найти. А новые тролли и гоблины мне здесь не нужны. Тем более, зомбаков, наверно, там тоже нет. Отдохну, наконец, от этой продвинутой психушки под названием цивилизация. Хватит, надоело!
   Я никогда не могла делать несколько дел одновременно. Но сегодняшний день стал самым настоящим исключением из правил. Обычно разнообразные размышления мешают моим каким бы то ни было действиям. А теперь раз! - и умудрилась подобрать для себя что-то, очень похожее на нормальную одежду. Старый, линяющий свитер и потёртые, изношенные джинсы - вот всё то, что нужно для сельской местности. Ну что ж, жди меня, о великий и ужасный колхоз!
   Через несколько минут, прикинувшись дружной, чуть ли не европейской, семьёй, мы сели завтракать. Сложно было сказать, что я обожала подобные посиделки, но ничего плохого я также в них не видела. Приклеить на лицо холодную улыбку, сказать что-нибудь из рода 'какая великолепная нынче погода!' - и меня совершенно ничто не отличит от самой настоящей пустышки. Разве что взгляд, полный тоски и какой-то непонятной задумчивости... но кому надо обращать внимание на подобные мелочи? Говорит человек, что у него всё отлично - значит, у него всё отлично. И погода за окном у него отличная, и зомби сегодня цвета радуги, а не как всегда, в рабочем серо-буро-малиновом костюме. А если ко всему этому добавить слова 'дедуль, подай мне, пожалуйста, хлеба' - так это вообще должно значить, что настроение у меня ещё и лучше, чем у всех остальных. Ну, разве что оно могло бы уступить радужным зомбям в чёрно-белую раскраску. Но это тоже никого не должно волновать. В моём внутреннем мире всё отлично, даже замечательно, как с самовнушением, так и без оного. Просто я себя зачем-то накручиваю. Или всё и правда не так, как я хочу? Ну конечно, ничто в реальном мире не совершенно по-настоящему. Только кто-то ещё в состоянии замечать некие шероховатости в тех или иных предметах, а кто-то закрывает на них глаза. Как же всё, однако, запутано!
   Примерно через час дед отправился за машиной. Взял топорик "смерть туриста" - кто бы мог подумать, что это название станет не таким уж аллегорическим? На всякий случай пошли все вместе, проводить его до улицы, где можно поймать бомбилу - машину дед держал в гараже, в Щёкино. Километров тридцать дотуда, города почти слились уже, но ехать туда на общественном транспорте не стоит - мало ли какой покусанный в автобус влезет. На нас топориков не хватило - по большому кухонному ножу, чтобы хоть немного поспокойней было спускаться. Ещё в былые времена, когда я почти бесцельно каталась на лифте, мои глаза каждый раз невольно спотыкались о 'правила поведения в пассажирском лифте', в которых убедительно просили не использовать лифт во время землетрясений, извержений вулканов и прочих потопов. Хоть это нам и не грозило, ибо рельеф в нашей местности неподходящий, мы всё равно пошли вниз пешком, по лестнице. А то кто его знает, а вдруг чего...
   А может и хорошо, что наша машина в Щёкино. Машинам, стоящим во дворе, не так повезло. Точнее, всю эту груду металлолома вряд ли можно было назвать машинами. Ну конечно, виной всему зачистка территории... и как мы не сообразили? Стреляя беспокойников, солдаты не слишком парились о сохранности машин, и практически всем обильно перепало пулевых пробоин - и просто в стёклах, и пониже, где коню понятно, находятся разные необходимые для движения детали. Вряд ли они рассчитаны выдерживать попадания пуль... А здесь вот и лужица с характерным запахом - хорошо ещё, что не загорелось...
   Глядя на эту картину, даже я захотела плакать от боли. Так что же, это конец? Мне так и не вкусить всех прелестей загробной жизни? Хотя почему нет? Загробная жизнь теперь есть везде, где когда-то совсем недавно были живые люди. Стоит только присмотреться - и вот он, серо-буро-малиновый человечек, так и не захотевший переместиться в нужный мир. Ад закрыт на реконструкцию, он временно переехал к нам. Бред. Но очень уж правдоподобный бред. Точнее нет, он всего лишь-то материализовался. Ошибочка в расчетах вышла, начальника. Не ругайся!
   Так, нет. Мне срочно надо отвлечься от собственных мыслей, пока я не сошла с ума окончательно. О Сатана, если я сейчас же не наставлю мои асимметричные амёбоподобные обрывки мыслей на путь истинный, даже самая жестокая психушечка меня не спасёт. Ну нет уж, стабильность моей больной детской психики стоит того, чтобы выйти хоть душой, хоть чем-нибудь ещё в противный, холодный и промозглый, но всё же реальный мир из своей тёплой, уютной, любвеобильной и так хорошо меня понимающей, но столь хлипкой, крохотной и психотропной виртуальной вселенной.
   В общем, получилось так, что дед уехал, пообещав по приезде позвонить на домашний, а мы остались здесь. Страшно. Страшно и интересно. Но возникло ощущение, что сегодня уже ничего хорошего не случится. Утро - это всегда такая большая ложь. И, как не странно, обидная. А я-то думала, что за последний год успела стать бесчувственным бревном. Но нет, по закону Подлости все ошибки дают о себе знать только в форс-мажорных обстоятельствах. Да и это не так-то важно на данный момент... Сейчас главное - остаться в живых. Больным или здоровым, морально ли, физически... В таких ситуациях к подобным мелочам относятся наплевательски. Чёрт, если бы это было актуально только сейчас, а не всегда...
   Поломавшись с часок - другой для приличия, я решительно подошла к старому-доброму агрегату под кодовым названием комп. Разумеется, маме это моё действия очень не понравилось. В последнее время я вообще стала сомневаться, что ей хоть что-то всё еще способно нравиться в этом мире. То не так делаешь, это не туда кладёшь... в общем, не взорваться очень сложно. И вообще это приравнивается к искусству в степени красного угла с иконами. Циничное сравнение, конечно, но по-другому этого явления никак не объяснить.
   Мягко говоря, ни на одной из моих страниц на различных сайтах не было ничего и никого интересного. Ну неужели всех хороших и не очень людей уже успели погрызть? Так быстро.... Жаль бедняг...
   Оказывается, так много миров принадлежит нездоровой человеческой душе! А ведь для их познания стоит лишь покопаться в себе. Здесь - виртуальный мир, в котором можно всё, но почему-то не хочется ничего кроме написания грустных постов и статусов, которые, как всегда, долго пишутся и обдумываются, но никем не читаются. Обидно. Но всех сюда почему-то тянет из реального мира, который расположен справа. В этой сфере Вы можете увидеть людей со стеклянными глазами, фальшивыми улыбками и в дорогих одеждах. Также некоторые говорят, что этот мир постоянно меняется, вот только некоторые эти самые перемены не замечают, а для некоторых они вообще считаются смертельными. Именно из-за них человек переходит в мир иной. Кто-то предпочитает рай, а кому-то больше нравится жаркий климат ада, как в крематории. Но только те, кому реальная жизнь надоела так, что ни в сказке сказать, ни пером описать, уходят в другой мир раньше.
   Итак, встречайте, гвоздь нашей программы - внутренний мир. Душе все возрасты покорны. Данный мир зависит только от одного: от того, кому он принадлежит. Например, человек, живущий в реальности и телом, и душой, обладает полностью пустым внутренним миром, в котором лишь переносится ветром по стеклянному полу перекати-поле и стелется позёмка. В таком мире царит темнота и хаос, дабы хозяин так увлечён своей реальностью, что не удосуживается спуститься в недры своей души, чтобы ввернуть лампочку и сделать влажную уборку подсознательного помещения. А тот, для кого реальность оказалась суровой начальной школой жизни и кто в ней порос мхами и лишайниками, явно что-то представляет собой там, внутри. В духовном мире подобного существа есть всё от а до я. Вымытые до блеска стеклянные двери, самое качественное освещение, бассейн, наполненный мартини и прочие плоды не самого здорового воображения. Наверняка в таком мире найдётся местечко для одного или даже нескольких вымышленных друзей, а может быть даже и для кого-то более значимого, но так же не менее выдуманного.
   А что там у меня внутри творится? Ага, здесь мышка, здесь паучок... и это ещё хуже, чем настоящие. Да уж, давно я тут не была. Но зато во всяких там интернетах я преуспела везде. Что ж, тоже хоть какой-то, но выход...
   Приветливо ведя светскую беседу с самой собой и наводя в душе порядочек, тянущий на слабую пятёрку, я пропустила реальный закат и реальное полнолуние. Очнулась я только на рассвете. Что ни говори, но эту вещь точно никаким боком не отнесёшь к той реальности, которую я себе представляла. Но на этот вопрос можно было дать два разных ответа. Первый - реальность целиком не такая и второй - это кусок чьего-то внутреннего мира, такого же необъятного и продуманного, как реальный, только более светлого и доброго. Кто знает, а вдруг я лично знакома с тем, кто его сотворил. Хотя, что за чушь я несу! Понятное же дело, this world is made by the demiurge, и никаких вопросов возникать не должно. Это есть четвёртый, первоначальный мир, ничуть не испорченный приходом реального, общественного мира.
   Что ни говори, а Демиург - неизлечимый шизофреник, или же его болезнь протекает спокойно, но, во всяком случае, понятно одно - я почему-то рада этому. О чёрт! Почему я становлюсь такой миролюбивой и жизнерадостной, когда наступает время спячки? Это знаешь только ты и никто кроме тебя. А может, это просто является сигналом к скорому уходу в сон, в одну из частей неизбежности, с каждой из которых путь к смерти становится всё ближе и ближе. Мне остаётся только гадать...
   22.03, четверг.
   - Доброе утро! - я вслух произнесла эту фразу для своего второго я. Хотя обе мы как никто другой знали, что утро добрым не бывает. Да и вообще те, кто в той или иной ситуации говорит "всё будет хорошо" - это люди, не знающие настоящей жизни. А ведь странно, вроде бы все люди живут в одинаковой реальности, и даже если на самом-то деле они обитают в недрах своей душевной недвижимости, длиннорукая реальность всё равно до них дотягивается и треплет. Кого-то просто по щекам, кого-то по извилистому серому веществу внутри головы, а до кого-то она способна дотянуться так, чтобы потрепать в области нервов. А кто-то другой вообще является любимчиком реальности, которого она трепет везде и всегда, без ума и разбора. Но сейчас это не столь важно. Главное - я жива и все в квартире живы. И это было бы ещё лучше, если бы мне не было всё равно. Но ничто в этом мире не идеально. Поэтому то, что я потонула в яде, изредка выныривая за глотком пофигизма - вполне нормальное явление. А жаль...
   Провалявшись в постели ещё с полчаса, я села на кровати и почувствовала такое сильное головокружение, что у меня даже в глазах потемнело. "Мда, лучше бы я и не поднималась", - подумала я, навзничь падая на подушку. А, чёрт! Ещё и о стену головой ударилась, пока падала! Нет, ну точно сегодня не мой день. Конечно, такое помутнение в мозгу у меня уже случалось, причём не раз. В основном, конечно же, в школе, на уроках математики. Но тогда у меня просто не было возможности без лишних травм и переполохов упасть. А сейчас-то - милое дело! Ан нет... ну что поделаешь, не могу я без приключений что-либо сделать. Ничего, зато я могу к этому привыкнуть...
   - Саша, у тебя там всё в порядке? - крикнула мне мама из другой комнаты. Ну и звучно же я ударилась!
   - Да, мам, всё хорошо! - поспешила отозваться я. Да уж, как ни крути, окружающие меня люди совсем не знают жизни. Скажешь, что всё хорошо - и всё, отделалась. Что ж, мне от этого ничуть не хуже, а даже наоборот. Пожалуй, не стану делиться догадкой и портить человеку настроение, и так всё хорошо... ну вот, опять!
   - Ты вставать-то собираешься? Завтрак на столе стынет. Только если выходить будешь, оденься, а то у нас гости - уже открыв дверь, зайдя в комнату и даже успев прикрыть за собой эту несчастную дверь, тихо, но достаточно чётко проговорила маман.
   - А кто здесь?
   - Дяденька мент явился, документы наши прямо здесь проверяет - это она произнесла ещё тише, почти шёпотом. И правильно, а то кто его знает, обидится, в тюрьму посадит...
   И мама скрылась за дверью. Ну нет, сейчас я, несмотря на острую головную боль, встану с кровати и пойду, скажу этому ментяре "превед!", а заодно ещё и улыбнусь улыбкой в сорок пять зубов. Хорошо, в крайнем случае я с кровати не встану, а скачусь, но самое интересное точно не пропущу! Не дождётесь!
   Так я и сделала. Скатилась вниз с кровати, быстренько нафигачила какую-то фигню, в общем, сделала всё так, как мне велел внутренний голос. Прошла мимо зала, поздоровалась с молодым и, как не странно, тощим дядькой в камуфляжной форме. Лицо его отображало не то беспокойство, не то усталую злость. Задолбался, бедняжка, мотаться по квартирам и мыть всем мозги. Ну вылитая математичка, что и говорить! Сам устал и людей утомил, но всё равно продолжает упорно вкалывать за крошечную зарплату. Кошмар, а не жизнь. Жаль, конечно, таких работников, но всё равно они так достали, что сил уже не хватает... А ведь сил в самом прямом смысле не хватает! Кое-как добравшись до кухни противоводочным зигзагом, как это явление называют писатели, я всем своим весом упала на табуретку. На глаза сверху вниз неумолимо надвигалась кроваво-красная пелена. Неужели умираю? Ну тогда-таки ура!
   Но всё равно рано я как-то, очень рано. А может, это всё из-за того происходит, что рукавом зомбака коснулась? Но мне всегда казалось, что газовая диффузия происходит немного быстрей. В общем, как бы то ни было, одной мне с этим не справиться. Есть необходимость идти в соседнюю комнату за подмогой... Чёрт! А вот про мента-то я и забыла. В городе ЧС, и если я сейчас вот так вот просто зайду в комнату и расскажу при ментяре об этой фигне, то наверняка он меня стрельнёт, не моргнув и глазом. А этого нам, наверно, не надо. Что ж, будем надеяться, что уйдёт он скоро...
   Просидев ещё немалое количество времени над тарелкой, к содержимому которой я так и не соизволила притронуться, я наконец-то услышала голоса в коридоре. Мне было совершенно непонятно, о чём шла речь, но то, что вскоре этот противный тип выйдет из нашей квартиры, определённо не могло не радовать. Но, тем не менее, я всё же расслышала слова "побежал я, удачи на дорогах" сквозь некий барьер в ушах и мозгу и через закрытую межкомнатную дверь. Подумать только, вроде бы в трезвом состоянии завалился в квартиру, а выходит уже как из машины. Вот до чего доводит работа! Но тут уже никуда не денешься, такова жизнь. А теперь она такая в квадрате, да ещё и умноженная на десять в пятой степени. Элементарная математика, такая бессмысленная и беспощадная...
   Внезапно мне совершенно расхотелось что-либо рассказывать маме: этим я не добьюсь ничего кроме лишней беготни и нескольких истерик за день. Нет уж, спасибо, и так голова болит с самого утра, а тут ещё формулировать свои мысли, чтобы кому-то их излагать по нескольку раз, потом - пятичасовые нотации на тему "не ходи мимо незнакомых вонючих дядек"... и так раз семь-восемь, если повезет. В больничку все равно идти бесполезно, да и опасно - врачи наверняка все разбежались, - хотят они, в конце-концов, жить, или нет?! Да и тех, кто туда раньше пришёл и тихо-мирно окочурился, наверняка хватает. Вот он, ещё один пример закона подлости! Жить захотелось, а фиг бы вам, на данном level`е доступны только существование и выживание. Подумать только, а ведь совсем недавно я не видела разницы между всеми этими понятиями. Но разве не трудности заставили меня любить прежнюю жизнь? Так-то.
   - Эх, как же я замоталась. Нудный же дядька попался! - выдавила из себя ввалившаяся в комнату мама.
   - Да он, как я посмотрю, тоже ничего так умотался. Из квартиры выходит как из машины!
   - Ну, всем нам сейчас несладко. А ты чего не ешь?
   - Аппетита нет, - снова я применила тактику "ложь во спасение". Даже если бы он и был у меня врождённым, он бы давно уже пропал. Этак годик-другой назад... Да какой, к чёрту, годик?! Я даже в первом классе, когда нас спросили, куда мы мечтаем поехать, назвала какую-то из горячих точек. И даже не в школе все это началось, а в саду. Как-то привели меня домой после того, как у кого-то из тогдашних моих подружек развелась то ли тетя, то ли какая-то мамина знакомая, и я, впечатлённая и напуганная до глубины души, начала задалбывать предков вопросом, будут они разводиться, или нет.
   - Да куда ж нам разводиться-то, - с извечными нотками пофигизма отвечал отец, - раз уж у нас дитё?
   Ага, конечно, всегда верьте предкам. Да и вообще людям всегда верьте, с самого рождения надо быть альтруистом... если хотите так же, как и я, лет в двенадцать-тринадцать быть правильным параноиком с шизофренией третьей степени и расшатанной нервной системой. А ещё для этого нужно слушаться предков, когда они говорят тебе "заткнись!", не давая тебе в ответ на их эмоции выплеснуть и свои, всегда делать то, что тебе говорят, говорить правду, получать по ушам не только за себя, но и за старших-младших товарищей... Нет, и всё-таки, будь вы в моей шкуре, вы бы ни за что не смогли полюбить мою никчёмную жизнь. Даже если бы вы сделали себе несколько мощных самовнушений, всё равно жизнь катилась бы под откос. Я тоже ни за что не стала бы надеяться на светлое будущее, если бы не пыталась всеми силами забыть о кроваво-красном прошлом. В моей жизни было всё, о чем в основном говорят во всяких рассказах: предательство и дружба, любовь и ненависть, встречи и расставания. Было всё, но не у меня конкретно, я являлась лишь сторонним наблюдателем. Должна сказать, всё это было мне, наверно, ещё более близким, чем тем, кто играл главные роли...
   Именно, что играл. Мимо этих двух совершенно чужих мне на данный момент людей всё прошло как страшный сон, шестнадцать долгих лет пронеслись со скоростью дорожного знака на шоссе при наблюдении из окна ведра с болтами.
   А я одна, как полная дура, приняла сон за реальность, шутку за правду, игру за жизнь. Представляете себе героя какой-нибудь стрелялки? Вот так и с детьми. Создали ребёнка, прокачали до определённого левела, научили стрелять, но разучили любить. В принципе, нафиг воину-одиночке нужно уметь любить? И так пойдёт. А на уровне этак на двадцатом-тридцатом вояку-тамагочи можно поставить к подножию горки и смотреть с дивана, как он туда будет забираться со своим никчёмным ружьем и большими невинными глазами. И с каждым булыжником, с каждой ступенькой в маленьком и гладком мозгу вояки будет появляться неглубокая извилинка. Совершить набег на холодильник и сварганить яичницу себе на ужин - минус 5 к душе, плюс 2 к ловкости и здоровью. Сделать матику - плюс 0,5 к глубине извилин, минус 10 к здоровью. Трудно быть младшим! Все сидят на диване и смеются над тем, как забавно у тебя срывается рука и ты со всей силы бросаешь ручку на пол. Точнее нет, над этим просто глупо ржут, а вот когда ты направляешься на кухню за яичницей, обязательно находится какой-нибудь умник, который вскакивает с дивана и говорит тебе "Не так быстро! Сначала уроки! Проверить?".
   Ах, догмы-догмы. Никакого личного времени, никакой самореализации! Только уроки, и ничего кроме уроков. Хоть бы выслушал кто... Но самоубийц, понятное дело, всегда мало. У всех "дела"... Зато как у кого-нибудь из так называемых друзей жизнь заходит в тупик - сразу все к Сашке. "Сашка, дай списать!"... "Сашка, сдай за меня книжку в библиотеку!"... "Сашка, что делать, у меня рыбка в аквариуме умерла!"... Вроде бы пустяки, помочь бы да забыть, но всё это кажется таким подлым... За это я и не люблю людей. Больно уж предсказуемы эти твари... Настолько предсказуемы, что мне вполне хватило двенадцати лет, чтобы убедиться в полном отсутствии философов-раздолбаев вроде меня. Но такие как я, наверно, покажутся мне ещё гаже...
   Знаете, если вашей мечтой всегда было понимание людей, чтение их наиболее ярких мыслей и чувств, о которых они предпочитают смолчать, поверьте мне, - ничего хорошего в этом нет. С каждой тайно прочитанной мыслью, с каждым озарением относительно чужой души вы будете понимать, что в общем-то человек этот вам никакой не друг, а всего лишь знакомый, которому от вас что-то надо. Или же наоборот, вы можете случайно понять, что козёл, ежедневно покрывающий вас матом, и есть тот самый единственный человек, способный вас правильно понять. Казалось бы, всего ничего, - помириться с козлом, высказав ему свои мысли по поводу потенциальной дружбы, и проблема решена. Ан нет, козёл обязательно упрётся, не желая ничего слышать. Вот и мучайся теперь со своим никчёмным даром, ничтожный человечишка...
   Телефон зазвонил настолько пронзительно и неожиданно, что я даже подпрыгнула. "Кстати о людях", - на низкой ноте протянула я, медленно, но верно двигаясь к тумбочке, на которой лежал мобильник.
   - Аллё, - даже не попытавшись узнать, кто соизволил вспомнить обо мне в столь неожиданный момент, привычным резким движением отодвинув крышу и не менее резко поднеся трубку к уху, отозвалась я на непродолжительное "трын-трын-трыын".
   - Са-ашк, привет, это я, - услышала я до боли знакомый Лидкин голос. Лидка, пожалуй, была единственным в моём окружении бескорыстным существом, которое вспоминало обо мне не только тогда, когда надо было у кого-то что-то списать. Да и списывать-то у меня по большому счёту ей было бессмысленно - она училась на год старше. Но не смотря на это, мы считались лучшими подругами. Однажды она даже по собственной воле отказалась от общения с одноклассницами, которые поставили её перед выбором "либо она, либо мы", хотя я долго уговаривала её этого не делать, зная о своём анхуманском свойстве постоянно исчезать, когда я особенно сильно нужна. Но в виду этого факта, а также до противности идеального взаимопонимания и, в конце-концов, в виду всех этих часов, проведённых нами вместе в припадках истерического смеха, или же простых уроков дебилизма, я не могла так просто взять и исчезнуть, когда ей требовалась моя помощь. Наверно, именно это явление и носит название "лучшие друзья".
   - Ой, Лидка! Привет, баран мой дорогой. Ну как ты там поживаешь-то?
   - От барана слышу, - подруга немедля отреагировала на нашу фирменную фишку, - да нормально я живу, что со мной случиться-то может?
   - Так зомби же по всему городу разгуливают!
   - Дорогуша моя, ты какие таблетки вместо витаминок сегодня пила, а? По всему городу - зомби, а брутальные криволученцы, они всегда как зомби, так что нам тут не привыкать. Хотя... подожди-ка, у меня тут под окном какой-то очень странный мужик уже который день стоит, даже не почесался ни разу. Ну вот, а ты говоришь, что они где-то разгуливают...
   - Лид, это очень важно. Опиши, как он выглядит.
   - Длинные чёрные волосы, косуха, майка белая с принтом в виде коричневой кляксы, глаза ярко-голубые... ой, какой-то взгляд у него странный, - судя по звуку, Лида съехала вниз по стенке, и голос у неё был настолько испуганным, что я даже решила, что у телефона не она.
   - Всё понятно, готов чувачок... Слушай, у тебя сейчас все дома?
   - Кажется, что нет, у меня по умолчанию должно быть восемь баранов в голове, а их только четыре...
   - Лида, я серьёзно! Родители дома?
   - Ну дома.
   - Отлично, а еда есть у вас?
   - Вроде как вчера только холодильник набили. А что, если бы её не было?
   - Плохо было бы... Значит так, слушай меня внимательно: никуда не выходи, и маму-папу предупреди, чтобы они не ходили никуда. Чихать на школу и работу. Ждите, пока не объявят, что всё хорошо и что всех зомбаков перестреляли.
   - А как же наш Глюконат Кальция? - так мы называли себя и всё то, что было с нами связано.
   - Я с тобой. Мысленно. Только никуда не выходи из дома, да и из квартиры тоже, хорошо? Я тебя живой видеть хочу...
   Поболтав ещё с час или два, мы пообещали друг другу при любом раскладе остаться в живых, сменить имена, сделать пару-тройку пластических операций и переехать жить в Лондон. Признаться честно, в тот момент я сильно надеялась, что однажды эта мода на ненавистный мною Лондон, который населяют высокомерные идолы, выскочит из Лидкиной головы.
   Я искренне верила, что мне не придётся особо усердно зазубривать разговорный английский, чтобы на меня каждый день никто не смотрел как Ленин на буржуазию, увидев, что я выхожу из дома. Хотя что изменилось бы, живи я там, а не тут? Косые взгляды мне по-любому обеспечены, да и тотальное непонимание тоже. Разве что там климат другой, дождей больше, и, как следствие, больше осени. Здорово, наверно... Хотя это смотря с какой стороны смотреть. А что тогда так сильно держит меня здесь, что я даже мечтать о каком-то другом доме не желаю? Сознание того, что наши все дома, и никто не погрызен?
   Странный я, однако, человек. Вроде бы ненавижу всё и вся, но так дико хочу, чтобы все были живы... А может, это только первая часть механизма безумия? Остальное ещё не выточено? Однако, вполне возможно. Возможно всё. Наверно, у меня даже все мои немногочисленные бараны сидят по хлевам, боясь встретить за его периметром зомби-баранов. Таким образом, почти все наши дома. Мамка и не подумает высовываться, дед тоже в безопасности, за прочным железным забором, в крепком Щёкинском доме. Отцу хоть и пофиг абсолютно на всё и сразу, и, понятное дело, звонит он лишь из вежливости, всё равно важно было бы знать, что с ним, да и со всеми, кто его окружает, всё в порядке, и что у него тоже все дома. Что ж, будем считать, что "икс" примет наибольшее значение из всех положительных, и выживет как можно большее количество людей...
  
   23.03, пятница.
   Проснувшись ещё позже, чем когда-либо, очень трудно не подумать, что жизнь, в общем и целом, прекрасна. Особенно если всю ночь снится радужная психоделика, сюжет которой заключается в том, как ты сначала спишь, потом, как ни в чём не бывало, встаёшь, выходишь на улицу... и тут ты, вся такая распрекрасная, целиком и полностью окрашиваешься в блестящую переливающуюся радугу, у тебя быстренько появляются огромные бЭлые крылья и такие же клыки и когти. Потом тебя озаряет навязчивое желание пожрать, и за углом ты видишь как нельзя кстати ковыляющего в твою сторону зомбия. Отточенным движением ты растягиваешь свои замечательные крылья так, что они занимают примерно полдвора. Затем взлетаешь, и, как в каком-нибудь мультике про ведьмочек, рассчитанном на аудиторию девочек лет этак пяти-шести, ты начинаешь блестеть и переливаться с новой яркостью, яростью и скоростью. Заметив тебя, зомбий начинает неуверенно пятиться назад, после чего столь же неуверенно разворачивается и, как ни странно, довольно ровно и твёрдо бежит сломя свою и без того сломанную голову, оставляя после себя пахучую дорожку.
   Ты пускаешь в ход (а точнее в лёт) свои расчудесные крылышки и тихонько летишь высоко над ним, уверенно опираясь на поток ветра и направляя свою тушу в сторону жертвы. Вскоре испуганный зомбак приводит тебя к целому лагерю таких же, как он сам. Со стороны вся эта картина может показаться похожей не то на пристанище душевнобольных, не то на какую-то очень странную тюрьму. А может быть, всего-то на некое учебное заведение? Но в любом случае у тебя нет времени на размышления! "Легко и даже изящно", как в той песне про влюблённого зомби, летящего на бомбе, ты в несколько заходов почти спускаешься на землю, чтобы захватить охапку штук по 10-15 зомби. И эта куча настолько ничтожна в сравнении с тобой, что она в состоянии поместиться в твоих объятиях, и если бы эти бракованные людишки не были такими тяжёлыми, то поместилось бы и ещё штук шесть.
   Наконец, быстро схавав всю эту "контору", ты успеваешь заметить, что тебя уже успело окружить множество танков и вертолётов. Надеясь на благодарность прибывшей толпы, ты даже не двигаешься с места. Но толпа чем-то недовольна, она открывает по тебе огонь. Быстренько поняв, что тебе это не нравится, ты достаешь из-за пазухи огромную катану, ты вскрываешь танки и летящие самолёты как жестяные консервные банки и также доедаешь их человеческое содержимое. А законсервированные люди с небольшими остатками мозга почему-то на вкус куда хуже трупятины. Из-за гадкого послевкусия ты просыпаешься.
   Какой итальянский идиот додумался производить столь противный сыр? Сначала, далеко не на свежую голову, человек его незаметно для себя самого проглатывает, а с утра из-за этой гадости теряет остатки сна. А ведь какой классный был этот сон сначала! И как всегда, появление людей всё испортило. Конечно, я не знаю, чего хорошего в этом сюрреалистичном сне, ведь его содержание в очередной раз говорит о том, что у меня большие проблемы с восприятием реальности. Например, когда бы это неразумные и безмозглые зомби объединялись в стаи? Или, скажем, откуда в моём сознании появился образ из детского мультика? Не значит ли это, что я теперь ещё и умственно отсталая?
   Но сон есть сон, и моё право решать, кому я хочу его пересказывать, открывая недры своего подсознания навстречу какому-то хмырю (или даже хмырихе), который не только будет откровенно надо мной конкретно стебаться, но ещё и куда-нибудь сообщит обо мне, после чего в это "куда-нибудь" меня и заберут. Ну нафиг таких заурядных слушателей! А потом ещё и спрашивают, за что же я так не люблю психологов. Они как те самые церковные люди, которые в каком-то там году сначала слушали исповеди ещё не заведомо провинившихся перед государством личностей, а потом стучали в органы, кто, что и где напортачил. Только теперь на месте власти (по крайней мере у меня) предки.
   Кстати по поводу предков. Вонючие сыры в основном стоят недёшево, так как это в основном деликатес. Не странно ли, в таком случае, позволять их себе во время "войны"? Хотя какая это война? Всего-то маааленький такой апокалипсис. В конце концов, постиг он только Землю, ибо на других планетах вряд ли есть жизнь, телевидение и интернет, поэтому никто и не зомбируется. Как говорил очередной умник, самая неизлечимая болезнь - это жизнь...
   Начинается скучная жизнь. Мама опять весь день на телефоне. Ну прям кремль какой-то, чесслово! Интернет и тель-авизор, как назло, ужасно глючат. На моём телефоне деньги кончились, и, разумеется, их теперь никак туда не наложить и не затолкать, и поэтому общение с Лидкой отпадает. Писанина? Кстати странно, но хоть сегодня у меня и начало эры безделья, а к своему никчёмному дневнику я страсти не испытываю почти никакой. Видимо, пора ложиться на кровать, и хандрить, хандрить, хандрить...
  
   24.04, суббота.
   "Пустые дни различны лишь календарями, а в остальном - как капельки воды". Но желанием разбежаться, да ещё и подальше с глаз, я ещё пока не особо горю. Наверно, не такой-то я и трудный подросток, если всё ещё умею видеть сны и не хочу умирать, когда умерли почти все. Пожалуй, сны стали моим единственным развлечением за какие-то три-четыре дня, которые я провела почти в полной изоляции от мира, и если бы не зеркала, сны и мама, я бы наверняка уже успела забыть, что такое люди и как они выглядят.
   Сегодня мне снилось нечто необычное, как будто кто-то украл у меня моё больное, но ужасно родное сознание. Сначала я попала в довольно уютную комнату. В давней, чуть ли не советской скрипучей кровати спала довольно милая девчушка лет семи, а в ногах её свернулся клубочком чёрно-белый, в меру пушистый котёнок. Висящие над кроватью красные часы с белым циферблатом показывали без пятнадцати десять утра. На ярко-голубом столе валялись открытые тетрадки и учебники за первый класс. Жаль, что screen shot нельзя сделать во сне, а то такой аргумент был бы, такой аргумент! После этого мама бы никогда мне не сказала: "разве бывает такое, что девочки разводят такой бардак в комнате?"... Бывает, и ещё как бывает! И вот оно, живое подтверждение!
   Совершенно внезапно мои замечтавшиеся глаза заметили некое движение в комнате. Батюшки-и, хана мне! Проникла в чужую квартиру, да ещё и в комнату к ребёнку. То, что сейчас увидевшие меня родители вызовут милицию, вероятность если не все 100, то хотя бы 96 процентов. Однако мой страх оказался напрасным - это всего лишь проснулся и стал стряхивать с себя остатки сна забавный котёнок, лежавший в ногах у хозяйки комнаты. На меня он не обратил никакого внимания.
   - Царь! - подумала я, поднимая руку в поле своего зрения. И - фантастика! - рука моя оказалась полупрозрачной, как у привидения в детских страшилках. Тем временем котик начал лениво вылизываться, и у меня почему-то появилось неумолимое желание погладить его. Я обожала гладить, да и вообще мучить своего кота, которого я не видела, наверно, с конца июля. Бабушка сказала, что скорее всего в тот день, когда он ушёл из дома, он ушёл умирать. Все кошки предпочитают умирать где-нибудь подальше от дома, так чтобы прям наверняка. Я была бы рада этому не верить, но он явно чем-то отравился и вид имел - ровно в гроб положить... Но кто знает, а вдруг его приютили добрые люди, и он всё-таки остался жив?..
   Неуверенно подойдя к кровати, я мягко дотронулась до упругого кошачьего уха. Ухо осталось неподвижным, и кот по-прежнему не обращал на меня внимания, продолжая самоочищение. Тогда я попыталась поднять его, но котэ оказался на редкость тяжёлым. Вдруг мой взгляд упал на зеркало средних размеров с чёрной, прямо-таки готичной рамкой. И что вы думаете? Отражения своего я в нём не нашла, пытаясь повернуться и так, и эдак, причём зеркало было довольно чистым, и остальные предметы, находящиеся в комнате, оно добросовестно отражало. Между тем, котёнок сменил позицию, перемещаясь ближе к животу спящей девочки. Когда животное оказалось в пункте своего назначения, девчушка, поморщившись, проснулась.
   - Ой, Кузька! Всю ночь со мной спал, да? Ти мой халосый! - начала воодушевлённо сюсюкать девочка, поглаживая мурчащего котёнка по голове. Мою ледяную душу накрыла мерзкая желтовато-розовая пелена умиления. Надо же, моего кота тоже звали Кузькой...
   Вскочив с кровати и не заметив меня так же как и кот с зеркалом, девчушка побежала в спальню родителей. Сама того не желая, я последовала за ней, оставив кота в гордом одиночестве. Смело открыв дверь и громко шлёпая босыми ногами по линолеуму, чадо направилось в сторону родительской кровати, а я летела за ней, будто нас с ней связывал невидимый канат.
   - Мама-а! Мам! Я кушать хочу! - радостно и очень противно завопил спиногрыз. Хоть эта девчонка и показалась мне милой, но, по-моему, дети хороши только во сне. Мама сонно промычала в ответ, - конечно, попробуй-ка что-нибудь ответить бодро и радостно, когда тебя будят с утра пораньше.
   - Ну маам! - продолжает канючить дитё. И тут мама начинает нехотя подниматься с кровати, медленно и верно вводя меня в состояние офигения - по-другому не скажешь. Это была моя мама, только моложе лет на пять. А вообще, сильно ли меняется взрослый человек за пять лет? Думаю, не особо. Именно поэтому её было так легко узнать. А почему я никогда не знала, что у меня есть сестра?
   - Саш, чего тебе не спится-то? Что тебе приготовить?
   - Дай мне денег, и я схожу в магазин за спаржей, - попыталась ответить я, но голос мой звучал приглушённо, так как одновременно со мной заговорила та, другая Саша. Видимо, на правах коренного жителя её речь была громче и внятней. Да и вообще я сомневаюсь, что моя речь была здесь хоть кому-то слышна...
   - Омлет! С сыром! - ещё более радостно завизжала Саша.
   Как оказалось, папа Саши также, как и мама, оказался моим. Следовательно, в моём сне мне показали не то, что могло бы быть, "если бы (не) то-то и то-то". Это наше общее прошлое. Неужели я так редко смотрелась в зеркало в семь лет? И вообще, что с моей памятью? Ты где?! Ау!
   Подождав, пока всё семейство позавтракает, тем временем восстановив нормальное настроение (а у меня оно имеет свойство очень сильно портиться, когда меня игнорируют), я поплелась с девочкой гулять с Мариной. Той самой Мариной, благодаря которой я поняла, что социум, да и в сущности и весь мир состоит из кучки нарциссов, вечно спихивающих свою вину на других. Во сне Марина вела себя вполне нормально и даже мило, но желание хорошенько врезать ей не оставляло меня ни на секунду. И всё-таки ей повезло, что я - жалкая тень...
   Затем пошёл то ли снег, то ли дождь, и мы разошлись по домам. Родители что-то готовили на кухне, и Саша предпочла посидеть у них над душой. Когда пицца была готова, все сели за стол и приступили к трапезе. К европейской трапезе со всеми вытекающими отсюда любезностями и этикетами, которым мою подопечную только начинали учить. Для Кузьки был выделен отдельный стул, на котором он полулежал с лениво прикрытыми глазами. По моим щекам потекли призрачные слёзы. Я знала, что больше такого не будет. Я вообще сомневалась, что теперь родители согласились бы находиться в одной комнате друг с другом. Я была уверена в этом, а вот местная, ещё семилетняя Сашка даже не подозревала такого подвоха. Дружба, семья, уют, душевное (чёрт возьми) равновесие, адекватная самооценка - всё это оказалось хлипкими иллюзиями. А тогда, в семь лет, я думала, что этот крошечный мир будет жить всегда. Да и думала ли я об этом вообще? Это есть, значит это будет всегда. Тогда мне казалось, что мне всегда будет семь лет, у меня всегда будет лучший в мире котёнок, адекватные оценки в классном журнале плюс тяга к знаниям, я буду самой лучшей на свете принцессой, которой даже не надо смотреться в зеркало, чтобы быть такой красивой... Но всё это разбилось... о громкое шипение, затем рычание, а после и вовсе вопль Кузьки. Вопль оказался таким пронзительным, что я проснулась.
   Состояние моё было очень странным. Испуг, умиление, сопливая жалость к себе и тоска по безвозвратному прошлому соединились в одно большое чувство, которому я не знала названия. Как ни странно, разбудивший меня кошачий вопль оказался отнюдь не кошачьим. По всей видимости, он доносился из двора. Окно показало мне самый захватывающий короткометражный ужастик, который я когда-либо видела. Какой-то мужик (ну или парень, с шестого этажа не очень-то разберёшь) держал в руках облачённую в розовые шмотки блондинистую тушу. Светлые волосы, понятное дело, были основательно забрызганы кровищей, но по странным причинам их цвет был вполне различим, а шмотки отказывались менять свой цвет. Неужто у неё были с собой мозги? Ну и дура! This is Halloween, детко! Добро пожаловать в мир без права на розовые очки...
  
   ***
   День прошёл незаметно. Ну или почти незаметно. Мой бедный мозг из-за чего-то почувствовал себя безмерно уставшим и позволил себе уйти в отключку без моего согласия. Хотя мозг же у нас вроде как главный орган, а все остальные кишки - его подданные, и поэтому спрашивать разрешения на что-то особо не у кого. Однако милостивый господин позаботился о том, чтобы поставить организм на автопилот, и поэтому я не упала на пол в самый разгар дня. Своеобразный зомборежим, в котором не тянет кусать кого попало. Мои глаза застелила (вы будете смеяться!) розоватая пелена, и я была в себе целый день. Все диалоги, в которых я наверняка участвовала, беззвучно проносились мимо меня. Вероятно, сломай я себе что-нибудь в этот день, я бы даже не заметила этого. Из этого моего транса меня вывело на пару секунд одно простое заклинание:
   - Ты бы оделась по-нормальному, щас папа приедет и заберёт тебя. Только не говори ему, что... - и снова резкий прыжок в водоём моего собственного сознания, такого родного, и в то же время такого незнакомого...
   Затем - звонок в домофон, а потом и в дверь квартиры. Между этими звонками мы с мамой в ожидании застыли в коридоре. Как будто бы ждали чуда какого-то или даже Деда Мороза в ночь с тридцать первого на первое.
  
   Скоро Дед Мороз придёт,
   Нам подарки принесёт.
   Яблоки, конфеты...
   Пиво, сигареты...
  
   И всё-таки ожиданию настало вполне логичное завершение. Мама открыла дверь, и за ней оказалось два человека: папа и Машкин "друг". Как ни странно, в руках у папы оказался мешок. Картофельный. Я изо всех сил старалась сдержать неуместную улыбку, так и норовящую выползти за пределы физиономии. Довольно быстро, примерно через секунд пять, папа нарушил торжественно-новогоднее молчание.
   - Привет.
   - Привет. Приехал-таки? - почти удивлённо ответила мама.
   - Ну я вообще-то обещал, - попытался оправдаться папа.
   - Ну мало ли...
   - Не мало. Я вроде бы повода не давал.
   Мы с Димой... Дмитрием... Даже не знаю, как обращаться, пусть даже и мысленно, к парню "сестры", который тебя старше аж на десять лет. В общем, переглянулись. Атмосфера потихоньку накалялась, и по-моему у нас обоих было желание удрать отсюда чем дальше, тем лучше, - кому нужны все эти разборки?
   - Ты уверен? - с небольшой долей суровости ответствовала мама.
   - Не заводись, - всё-таки услышал наши с... ээ... короче говоря, мольбы папа, пытаясь разрядить обстановку, - Вот тебе ружьё, в школе автомат изучали, - это то же самое, только патроны другие. Помнишь ещё?
   - Нет конечно, - на удивление быстро успокоилась мама.
   - Тогда смотри. Саш, ты тоже смотри - вот и для тебя ружьё, - отец вытащил из подарочного мешка мой подарок - пусть и не знакомое, но ружжо, к которому мне придётся резко приспосабливаться.
   - Правда? - это уже я. Внезапно.
   - Куда ей ружьё? - мама решила обезоружить меня во всех смыслах этого слова.
   - В руки, куда ж ещё, - папа вступился за мои (или ещё не совсем мои) права, - В общем, смотрите. Ружьё всегда должно быть заряжено, но на предохранителе. Пока предохранитель включен - это когда рычажок вот сюда, видите, закрывает щель, - стал изображать Капитана Очевидность отец, - нельзя ни выстрелить, ни перезарядить. Поэтому когда собрались стрелять - первым делом вот так большим пальцем вниз его. Патроны в магазин вставляются вот так (далее следует наглядная иллюстрация). Влезает десять штук, пусть там десять и будет. Если случилось стрелять - первым делом, после того как опасность миновала, замените магазин, если время есть - добавьте патроны. Пробуйте.
   Ура, зелёный свет! Выхватываем прямо из рук заветный патрон и делаем то, что нам сказали. Level completed. Next level.... ага, что-то не получается. Ну да ничего, сейчас всё мне объяснят и покажут. Плюс ещё кусок лекции, остаток которой я привычно прослушиваю, только лишь делая на ограниченном автопилоте то, что от меня хотят. Вскоре настаёт время прощания.
   - Ты всё же на всякий случай скажи, где тебя искать, - внезапно произнёс папа.
   - А толку? Если меня не укусили - ничего не случилось. А если укусят - какой смысл искать? - почему-то резанула мой слух мама
   - Ну ладно, делай как знаешь. Связь у меня только ближняя - вот держи, сюда нажмёшь - говоришь. Правда, действует километров на пять и то в поле. Но вдруг пригодится.
   - Ну, пока что ли...
   - Давай.
   Как-то всё странно получается, и даже очень. Опустив глаза, я зачем-то вспомнила свой сегодняшний сон. Так он был отличен от реальности, что хотелось растечься в слёзной лужице. Но нельзя - ни к лицу волкам притворяться людьми...
   Мы вчетвером вышли из подъезда, расселись по машинам и разъехались в разные стороны. Только бы всё было хорошо! Хоть дома будут и не все, кого хотелось бы видеть, это не значит, что хороших людей под одной крышей со мной не будет. НАШИ не ВСЕ ДОМА!

Оценка: 4.98*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) GreatYarick "Время выживать"(Постапокалипсис) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"