Stashe: другие произведения.

Кукла

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    первая вычитка. Я запрещаю выкладывать мои романы на других ресурсах. Ответственность за не вычитанные черновики лежит на тех, кто это делает. АННОТАЦИЯ: Путешествия, приключения, тщательно охраняемые секреты, борьба за жизнь и неожиданные сюрпризы поджидают членов экипажа "Астры", корабля свободных торговцев, как только на борту оказывается Табат, молодая кукла с очень темным прошлым. Кто они - эти странные сереброглазые существа, так похожие и не похожие на людей? Почему из вестников прекрасного будущего они превратились в объект коллекционирования, став редким живым товаром? Какие тайны хранит планета Капао? Что должна узнать о себе самой кукла Табат и куда это открытие приведет команду "Астры"?

  Кукла
  
  Пролог
  
   Баал подошел к окну и задумчиво выглянул наружу. Ему хотелось глотнуть свежего воздуха, но промышленный город за стеклом обрушил бы на него лишь духоту и смог, а легкие давно не справлялись с подобной нагрузкой. Он медленно провел пальцем по стеклу и подумал, что будущее людей почти не отличается от прошлого. Миром и сегодня правят все те же пороки - деньги и власть. Границы возможностей сдвинулись, да. Колонизации планет, изучение маршрутов межзвездных трасс для торговых и военных крейсеров, сопровождение кораблей с переселенцами: политика, надежды, мечты - богатый выбор.
  Баал вздохнул. А может и не совпадение, что его единственный шанс выжить это согласие на добровольную смерть и последующее восстановление? Он мог бы попробовать трансплантацию легких. Правда, собственные ткани для клонирования слишком изношены и времени впритык, значит только донорство. Лет двадцать-тридцать жизни, новая операция, риски, осложнения. Нет, это не решение проблемы.
  За окном пошел мелкий дождь. Грязные капли текли по пыльному стеклу, размазывались черными дорожками, скатывались на карниз и срывались вниз. Баал вздохнул глубже и закашлялся, болезненно морщась. Утром в новостях снова показывали акции протеста. Гнилой мир, гнилые души. Он рассеянно чертил на стекле замысловатые геометрические фигурки и вспоминал недавнее прошлое: рекламные акции, научные конференции, гремевшее везде и всюду восторженное восхищение, интерес властей, спонсоров, колонистов других миров.
   'Восстановитель, реанимационный аппарат нового поколения, совмещающий в себе уникальные технологии: он создает новое тело и вкладывает в него сознание умершего человека' - Баал надавил пальцем на стекло и горько улыбнулся...
  Гнилой, гнилой мир бегущих по прямой муравьев. Он прислонился лбом к холодному стеклу, рассматривая точки автомобилей далеко внизу: второй, третий поток. Дышать все тяжелее, значит, лекарство уже подействовало. Скоро его положат на стол, вколют обезболивающее, а потом остановят сердце. Сколько раз он рассказывал клиентам о процедуре воскрешения перед заключением контракта? Баал улыбнулся. Вот, подошла и его собственная очередь:
  'Мы создаем живую копию покойного - так называемую куклу, со всеми особенностями характера, темперамента, привычками и вкусами исходной личности. Вы получаете прекрасное тело, крепкое, выносливое, с очень высоким болевым порогом и возможностями быстрой регенерации, но не имеющее никаких половых признаков. Биологическое тело, требующее минимум ухода и внимания, дающее невероятно длинную жизнь. Внешний вид усреднен из-за особенностей процедуры восстановления. Куклы всегда сухощавы, среднего роста, со светлой кожей, чуть сглаженными, но все же узнаваемыми чертами лица носителя, белыми волосами и серебряными, как зеркальная амальгама, глазами.
  Есть условные факторы риска. В ряде случаев возникает частичная или полная амнезия с неблагоприятным прогнозом, обычно, если смерть наступила от травм головы. Иногда, адаптация происходит медленно из-за резкой реакции воскрешенного на новое тело. Также по условиям контракта не подлежат восстановлению дети до шестнадцати лет, и тела, пробывшие в состоянии смерти более трех дней'.
  Баал положил обе ладони на стекло. Дождь усиливался. Уже не капли, а косые струи били по гладкой поверхности, грязными водопадами бурлили на карнизе, уносили вниз пыль, частички мусора и песка. Он дохнул, окно запотело, скрывая вид белесой пленкой конденсата и закашлялся. С трудом отдышался, побледневшее лицо покрыли бисеринки пота, оттолкнулся от стекла, оставив на нем отпечатки смазанных ладоней, и вернулся к постели. Тихо запищал коммутатор, замигала зеленая лампочка на браслете. Баал рассеянно взглянул на запястье. Пора. Сейчас за ним придут.
  Дышать становилось все тяжелее. Голову окутывал туман слабости, в ушах нарастал шум. Хотелось вздохнуть глубже, но легкие почти отказали. Он едва услышал, как открывается дверь, торопливые шаги реанимационной бригады...
  В операционной его ждала лучшая команда на свете и восстановитель.
  
  1 глава
  'Астра'
  
  Я сидела за столиком в обычной забегаловке при космопорте, задумчиво наблюдая за бегущими куда-то за окном людьми. Мне спешить некуда. Результаты запроса придут не раньше обеда, и если снова откажут, то дела совсем плохи. Платить за ночлег и еду практически нечем, из больницы турнули сразу же, как только интерес к кораблю Сневидовича себя исчерпал. Зараза, которая распространилась на борту и убила большую часть команды, опознана и взята под контроль. Старая калоша, гордо именуемая 'Звездой Альтаира', конфискована за делишки капитана, всплывшие при проверке его личности, а уцелевшие члены экипажа отправлены в свободное плаванье.
  - Ваш заказ, - пропищала худенькая официантка, ставя пакет с коктейлем, скользнула любопытным взглядом и удалилась. Я даже не пошевелилась, словно бы все эти якобы случайно брошенные взгляды огибали меня по кривой. Протянула руку к пакету, но не донесла, опустила ладонь на стол. Ощущение пристального рассматривания, порядком раздражало. Поэтому, когда рядом со столиком остановился молодой мужчина в форменной одежде, я спрятала удивление за маской безразличия, и холодно поинтересовалась:
  - Почему мне оказано такое внимание? Я думала, получу обычное уведомление.
  Мужчина улыбнулся, спросил:
  - Я присяду? - не дожидаясь ответа, сел напротив и представился. - Бус Неев, помощник капитана 'Астры'. Велимир решил взять вас в команду. Но прежде чем состоится официальное собеседование, хотел, чтобы я кое-что рассказал о нашей деятельности. Если вы откажетесь от должности, то лучше прямо сейчас, потому что через два часа мы взлетаем. Именно поэтому я и пришел лично. Вы назвали автомат уведомлений этого кафе в качестве адреса, а отличить вас от прочих довольно просто.
  Я пожала плечами:
  - Может, перейдем к сути?
  - Конечно. Мы что-то типа вольных исследователей. Посещаем захудалые планетки, станции, ищем на свой страх и риск договора, заключаем контракты. Порой влипаем в нехорошие ситуации, иногда срываем банк. Мы не бродяги, документы в полном порядке, скорее романтики с большой дороги, - мужчина подмигнул мне. - Капитан берет вас в команду именно потому, что наслышан о выносливости и ряде других достоинств кукол. А опасностей и неожиданностей в нашей жизни хватает.
  - То есть мне предстоит часто рисковать головой? - спокойно поинтересовалась я, смотря на него в упор.
  Бус не смутился, взгляда не отвел, но ответил с нотками обиды в голосе:
  - Капитан считает, что с вами у нас появятся некоторые командные преимущества. А потом, вами больше никто не заинтересовался, мы наводили справки. Странно, что при таких шансах у вас низкая заинтересованность в работе.
  - Я хочу эту работу, но знать, что меня ждет, тоже.
  - Все честно. Капитан берет вас в команду, как члена экипажа, с проживанием, питанием и заключением контакта на обоюдно устраивающих стороны условиях.
  - Хорошо, я согласна.
  - И это все? Никаких вопросов? - Он хмыкнул. - Думал, вы меня ими засыплете.
  - Но ведь еще состоится разговор с капитаном, не так ли? - я прикоснулась к пакету, - вот и задам их ему.
  - В общем-то, логично. В таком случае, хотите допить?
  - Мы спешим? - я выжидающе посмотрела на Буса и он, улыбнувшись, пожал плечами:
  - Пара минут есть.
  - Тогда я поем.
  Бус подозвал официантку и заказал энергетик. Потягивая его, ненавязчиво изучал меня. Я облизнула испачканные красным губы и спросила:
  - Что такое? Я так странно выгляжу?
  - Никогда раньше не видел кукол, - мужчина запнулся, смущенно сцепив пальцы в замок. - Простите.
  Затем он как можно дружелюбнее улыбнулся:
  - Умение найти общий язык с экипажем и завоевать авторитет среди людей входит в мои служебные обязанности. Иначе, кто же будет слушать мои команды? Нам приходиться вариться в одном котле, порой, не один месяц, а мне не нужны конфликты или недопонимание на борту. Впрочем, о чем я. Сами знаете, как это важно, верно? Я думал о том, чем смогу занять вас на время путешествия. При изучении вашего досье кое-что осталось неясным, - он пожал плечами, - с этим разберемся попозже. Вам пора забрать вещи из номера. Я подожду здесь, а затем отвезу нас на 'Астру'. Дел до взлета еще предостаточно.
  Я молча отодвинула пустой пакет, вытерла тыльной стороной ладони губы, кивнула. Вытащила из-под сидения небольшую сумку и поднялась:
  - Я готова.
  Бус одобрительно качнул головой:
  - Отлично, идемте. Нда, у вас в личном деле есть имя, но нет идентификационного номера серии. К тому же, и статус, как я успел понять, несколько иной, чем у прочих кукол. Именно этот факт сделал возможным зачисление вас в команду. Поэтому, хотелось бы уточнить, как лучше к вам обращаться?
  - Я не против откликаться на Табат или Таб. Только не кукла.
  
  2 глава
  Марат
  
  До отлета корабля оставалось примерно полчаса. Бус проводил меня в каюту, коротко проинструктировал и с чувством выполненного долга оставил в одиночестве. Новичкам, по его словам, было строго настрого запрещено выходить из кают и мешаться под ногами во время финальной проверки корабля перед стартом. Положив вещи в ячейку, я легла на койку и молча уставилась в потолок. Вот оно, наконец, свершилось.
  Меня тревожило будущее. Кто его знает, как сложатся отношения с новой командой? Пока занятость не позволяет людям обсуждать последние новости, но после взлета, как только корабль ляжет на новый курс, а жизнь на корабле войдет в привычную колею, моя персона привлечет много внимания. Значит, истекают последние минуты покоя. Вскоре придется искать общий язык с незнакомцами, терпеть, если быт покажется не лучше чем у Сневидовича. Но ведь это работа. Законный контракт. Гораздо хуже навечно застрять в порту и зарабатывать чем придется. Это 'чем придется' пугало гораздо сильнее туманных перспектив на корабле.
  Мне было сложно объективно оценивать ситуацию. Весь мой жизненный опыт - пять лет якобы контрактной службы на борту у Сневидовича, человека жесткого, жадного и хваткого. На самом деле, договором там даже не пахло. Когда я захотела покинуть 'Звезду Антаира', то узнала, что по всем документам считаюсь его собственностью. Имуществом.
  Зачем вообще Сневидович меня купил, не знал никто: ни члены его команды, ни его приятели в портах, где мы останавливались на отдых, починку или разгрузку. Подобное приобретение - тайная, дорогущая игрушка для коллекционера, уместная в его доме, но не на борту калоши, где лишний рот настоящая обуза. Одно лишь обстоятельство, что восстановители давным-давно официально запрещены к производству и являются контрабандой, могло послужить источником серьезных проблем с законом.
  Однако так как подпольное производство 'игрушек' на продажу велось по-старому, взятки брались и давались, товар отгружался и все об этом знали, Сневидович страха не испытывал.
  Приятель Сневидовича, тот, с которым он заключил сделку, почти ничего не знал о моем прошлом. Пока он пробивал несуществующий производственный номер по своим источникам, пытаясь узнать, где и когда меня восстановили, я набиралась жизненного опыта, слушала и обдумывала случайные крошки информации. Так и поняла ценность кукол. Кроме того, продавец допрашивал меня перед продажей, в надежде, что вернется утраченная память. Ничего не добившись, решил сбагрить первому же лопуху, необдуманно выбрав Сневидовича. За пять лет я убедилась, тот был кем угодно, только не дураком. Его и сгубила то досадная случайность.
  После пары дней в порту, я всерьез подумывала о саботаже. Один из выживших, тип, которого стоило бояться до дрожи в коленях из-за пристрастной жестокости и извращенных вкусов, заговорил о праве на меня. Однако капитан позаботился о том, чтобы кукла была или его или ничья. Все документы Сневидович оформил идеально, не придерешься. Он всегда все просчитывал на пару шагов вперед. А для меня свобода оказалась горькой на вкус и весьма опасной на вид.
  Хотелось бы понять, откуда такое любопытство? Где же я родилась и что такое важное знала до смерти? Спрашивать не у кого. Продавцу вскоре после отлета 'Звезды Антаира' свернули шею. Послушать сплетни на станциях-портах того сектора, так гибель его была удивительно глупой. Почти уверена, руку к смерти старого хрыча приложил сам капитан, но теперь и он пал жертвой заразы.
  Рассчитывать на чудеса на их месте я не стала бы. Причина моей смерти, скорее всего, насильственная и связана с травмой мозга. В таких случаях куклы ничего не вспоминают. Правда, капитан не терял надежды, потому его настроение менялось от добродушно ласкового, до злобно несдержанного. Не скажу, что стану скучать по нему. Определенно, нет. Я неплохо запомнила оплеухи и угрозы, в отличие от прочего. О чем я думаю? Если не осталось тех, кому интересно мое темное прошлое, тем лучше. Пусть команда 'Астры' примет меня, и я буду счастлива как никогда.
  В каюту заглянул Бус:
  - Приготовься, через десять минут взлет.
  Я вежливо кивнула. Его открытая улыбка ошеломляла искренностью. Один из тринадцати членов команды моего нового дома. Чертова дюжина. Интересно, суеверен ли капитан?
  Поскольку выходить из каюты до взлета было запрещено, я решила использовать свободное время с толком и выспаться. Неделя выдалась напряженной, полной сомнений и тревог. И хотя таблетка могла вырубить на несколько часов, пока корабль не ляжет на нужный курс и не совершит первый гиперпрыжок, обо мне все равно не вспомнят, так что без разницы. Сунув под язык капсулу, я раздавила ее. В глазах немедленно появилось ощущение рези, руки и ноги потяжелели, стало жарко. Два-три-раз...все ухнуло вниз и мягко уплыло в темноту.
  'Я прячусь от кого-то, а может, напротив, преследую. То осторожно крадусь вдоль стен, выглядывая из-за угла, судорожно выдыхаю, пытаюсь совладать с бьющимся сердцем, усталостью и болью мышц, то бегу. Куда-то вперед, вверх, через заборы, по железным крышам. Быстрее, быстрее, нельзя останавливаться. В ушах стучат молоточки, в горле пересохло, невыносимо хочется пить. Мне не жарко, скорее душно, как перед грозой.
  Нужно спешить. Залезть на крышу, аккуратно проскользить по гладкой поверхности. Я начинаю спотыкаться, заплетаются ноги, по вискам струится пот. Поднимаю голову вверх и смотрю на небо. Тяжелые грозовые облака красно-оранжевой пеной стремительно набегают на него. Темнеет, вокруг ложатся грязно-коричневые и бордовые тени. Немного, немного потерпи! Не проливайся сейчас, умоляю.
  Каждый шаг дается все большим трудом. Я знаю, они где-то рядом, но у меня уже нет сил. Нога подворачивается, я падаю и начинаю скользить по скату крыши. Нет! Нет, нет, нет!
  Цепляюсь ногтями, не чувствуя боли в ободранных пальцах, не слыша собственного сиплого, жалобного скулежа. Нет, нет! Я смогу, столько раз могла. Заборы, крыши, подвалы, улицы мелькают перед глазами как в калейдоскопе. Пальцы скользят, в глубине горла зарождается крик. Я понимаю - конец. Ноги уже в воздухе, а там, внизу, под ними камни и ничего больше. Нет, нет, нет, не может быть! Вижу протянутую ладонь и изо всех сил тянусь к ней. Ничего больше не существует. Хватаюсь за кончики пальцев, срываюсь, лечу...'
  Я открыла глаза и молча лежала, смотря в потолок. Пальцы мелко подрагивали. Ненавижу сны. Ненавижу. Ничего не понимаю, не помню, кроме ощущения конца, беспомощности, темноты. Долбанный пламенный привет из неизвестного прошлого.
  - Ну, надо же, кукла! Действительно. Настоящая.
  Я повернула голову. Напротив, развалившись на койке, сидел здоровый рыжий парень.
  - Табат, - поздоровалась я, чувствуя, что пересохло в горле. Побочка капсулы, не сон же, в самом то деле.
  - Марат, - рыжий кивнул и прислонился к стене. - Я никогда не видел кукол. Эти волосы и глаза, странное сочетание. Они вправду белые?
  Я кивнула, начала медленно выпутываться из покрывала. Руки плохо слушались, а тело и вовсе казалось деревянным. Марат с интересом наблюдал за моими потугами, не пытаясь помочь. Впрочем, враждебности с его стороны я пока тоже не заметила, спасибо и на этом.
  - Бус попросил разбудить тебя и отвести к капитану. Сам он сейчас занят, проблемы в грузовом отсеке. Вставай, соня, - детина с наслаждением похрустел пальцами и вдруг спросил в лоб, - Кстати, правда, что у вас пупка нет?
  Я промолчала. Определенно, мне придется выслушать немало таких вопросов. Но сейчас немилосердно драло пересохшее горло, душил кашель, а язык казался распухшим наждаком. Выпутавшись из фиксаторов, я напилась воды, достала капсулу с документами, и повесила на шнурок на шее. Вскоре перестала кружиться голова и стало полегче.
  Под пристальным взглядом Марата трудно было расслабиться. Закончив дела, я выжидающе уставилась на него в ответном жесте демонстрации уверенности. Рыжий, ничуть не смущаясь, молча указал пальцем на дверь и вышел первым.
  И вот, я семенила по коридору, разглядывая спину мужчины также беззастенчиво, как он меня несколько минут назад. Марат был высоченным детиной с бычьей шеей и крепкими ручищами, сбитым, но не толстым. Одет в удобный рабочий комбинезон, на ногах высокие синие ботинки с эмблемой 'Астры'. Такая же униформа как у меня.
  Вдруг, рыжий остановился и резко повернулся. Первой моей реакцией было дать деру, остановило только выражение лица Марата. Заговорщицкое, но не злое:
  - Послушай, Табат, я тут поспорил кое с кем, когда узнал, что в команде будет кукла. Ты поможешь мне спор выиграть? Покажешь, что у тебя, правда, пупка нет, одному остолопу, ага?
  Я молча смотрела на него, не зная, как реагировать. Рыжий насупился:
  - Ты чего? Я как-то задницу показывал, между прочим. Поспорили, есть ли у меня там татуировка. И ничего, заголился при свидетелях. Кира оценила. Не смотри такими глазищами, мелкая. Спорим мы часто, такие уж с Кобальтом. Это мой кореш, он повар на 'Астре'. Все на слабо проверять любим, иногда и заняться-то больше нечем. Вот и начинаем по глупости пари заключать. Ну, так, покажешь?
  Я молчала, переводя взгляд то на него, то на свои ноги. Потом нерешительно кивнула, уже сомневаясь в принятом решении. Марат одобрительно хлопнул меня по плечу, отчего я едва не рухнула на пол, и пошел дальше.
  
  3 глава
  Знакомство с капитаном
  
  Пока мы шли, я успела немного осмотреться, чего из-за сильного волнения раньше не сделала. Сам корабль такого типа считался уже несколько устаревшим, но, судя по всему, поддерживался в отличном состоянии и периодически оснащался различными гаджетами и переоборудовался. В общем, капитан явно любил свою 'птичку'.
  Коридоры 'Астры' представляли собой широкие гофрированные трубы сливочного цвета, а на ощупь напоминали плотную, бархатистую ткань. Под ногами мягкость покрытия не чувствовалась, но никуда не исчезала, я уверена. Если не знать из чего изготавливаются такие материалы, можно всерьез обеспокоиться о нерациональном использовании легко пачкающейся и дорогой обшивки. На самом же деле, инородные вкрапления ею поглощаются и перерабатываются, также как пыль и более мелкие частицы. А многослойная, до полуметра, структура обеспечивала многофункциональность обшивки, исполняющей роль дышащей 'кожи', датчика и сенсорной панели, осветительных приборов, фильтрующей системы очистки и при необходимости мощного излучателя. В условиях искусственной гравитации говорить о потолке несколько бессмысленно, но пружинящая фактура покрытия могла также уберечь от серьезных травм в случае аварии или не рассчитанного с максимальной точностью прыжка в невесомости. Конечно, сомнительно, что по коридорам 'Астры' ходили новички, но если уж и говорить о достоинствах, то в отличие от калоши, на которой я провела свою короткую жизнь, здешний микроклимат мне нравился куда больше.
  Марат шел вразвалочку, поводя время от времени, могучими плечами и лишь еще один раз обернулся ко мне, чтобы указать на круглый люк, ведущий в каюту капитана:
  - Как освободишься, приходи в кубрик. Познакомишься с остальными, потом обед будет. Разве что дежурные отсутствуют. Обычно капитан произносит речь для новичков и все такое прочее, традиция, понимаешь. Да, и добро пожаловать на борт, мелкая. Смотри, не забудь про уговор, - он, улыбаясь, нацелил палец в мой живот и подмигнул. После чего, размеренно потопал дальше по коридору. Я хотела его окликнуть, но потом задалась вопросом, как объяснять свой порыв. Желанием не остаться одной перед незнакомым человеком? Так ведь и с Маратом мы знакомы без году неделя.
  О чем речь? Разговор с кэпом это же проще некуда, если только с перепугу снова не начну огрызаться.
  Когда я первый раз увидела Сневидовича, то постаралась произвести на него хорошее впечатление, помню. Жаль, мне было неизвестно, что побудило его взять на борт куклу, которой едва исполнилось два месяца, ничего не умевшую, ничему не обученную, без регистрации и клейма клана. О, лучше не помнить тех вещей, которые тогда пообещал мне капитан, если я разочарую его. Куклы из нелегальных источников, попадающие на внутренний рынок через кланы имеют клеймо, словно скотина, и обучены себя вести 'правильно'. Только такие неучтенные, случайные игрушки понятия не имеют, для чего еще работают восстановители. А старых, той эпохи, о которой не очень принято говорить, давным-давно никто не видел воочию. Да и остались ли они? И пускай патрули еженощно выискивают подпольные заводы столь редкого и дорогого товара, уничтожают уцелевшие восстановители, чтобы прервать порочный круг торговли. Не людьми, нет, похожими на них бесполыми существами, которых трудно загнать в какой-то общечеловеческий стандарт. Не рождаются, почти не умирают, не любят, не воспроизводятся.
  Внутренние противоречия раздирают всех, потому что понятие - кукла не человек - глубоко сидит в подреберье, не позволяя опуститься на ступень ниже и стать на равных. Люди вроде бы заботятся о таких как я: спасают из рабства, избавляют от хозяина, оформляют документы, где добавлена графа 'кукла' и регистрационный номер восстановителя, отпускают на все четыре стороны. Но что делать на свободе игрушке? кукла. Не человек.
  Сневидович мастак был рассказывать страшилки: о коллекционерах, о садистах, о клеймах, пустоте космоса и одиночестве. 'Ты же не дрессированная, нелегко придется. Так что не зли меня, будь умницей' - тоже помню. Поэтому теперь не знала, чего ждать. 'Добро пожаловать на борт' - хороший признак, нет?
  Вежливо постучав, я надавила ладонями на холодный металл. Люк плавно отъехал в сторону, позволяя пройти. На самом деле, достаточно мысленного приказа, дверь открылась бы сама, но механическое действие успокаивало, поэтому я сделала по старинке.
  Мельком окинув каюту капитана взглядом, я нерешительно остановилась перед его рабочим местом. Эргономической каплевидной столешницей, за которой сидел очень красивый мужчина. Если честно, первая мысль была, что передо мной кукла. Настолько сильно типаж Велимира Белоградова не соответствовал тем, что я видела перед собой раньше. Пропорциональные, чуть сглаженные черты лица, светлая кожа, белые волосы. Картину портили лишь серо-зеленые глаза и морщинка между бровей.
  - Здравствуйте, Табат. Я рад познакомиться лично, - приветливо поздоровался капитан, жестом предложив мне сесть. Из пола вытянулось белое, чем-то напоминающее цветок сиденье и я решительно плюхнулась, почувствовав, как легко оно подстраивается под форму тела. Пожалуй, на 'Астре' современного было куда больше, чем я думала поначалу. Или просто 'Звезда' была такой развалюхой?
  - Здравствуйте, капитан.
  Велимир положил перед собой руки и дружелюбно продолжил, - так уж вышло, что толкового собеседования у нас не получилось. Тем не менее, я знаю о вас достаточно, а вы, естественно, гораздо меньше. Мне хотелось немного ввести вас в курс дела для скорейшей адаптации. Я достаточно консервативен относительно команды и большая ее часть со мной на протяжении многих лет. Наш микросоциум состоялся, конечно, поначалу вы будете чувствовать себя немного не в своей тарелке. Но мои ребята очень хорошие люди, своеобразные, не без того, но порядочные и дружные. Иначе и нельзя. Поначалу они попривыкнут к вам, некоторые зануды немного побухтят для проформы, но я уверен, если проявите лучшие качества, полюбят и начнут доверять. Тем не менее, о причинах. К сожалению, в жизни случается всякое, и так уж вышло, что несколько членов моего экипажа погибли. Я не хотел бы вдаваться в подробности, событие недавнее и достаточно тяжелое для меня и команды. Однако наша работа, как и образ жизни, связаны с космосом и путешествиями, поэтому я вынужден доукомплектовывать экипаж. Когда произошел трагический инцидент, мы как раз находились в данном квадранте, недалеко от этой системы. Я решил, что крупная развязка звездных трасс хорошее место, чтобы нанять людей. Вы не единственный новичок, Табат. Есть еще трое. Понадобиться какое-то время, чтобы всем нам притереться, я понимаю, но хочу, чтобы вы знали, если будут возникать вопросы или любые, подчеркиваю, любые недоразумения, вы должны обращаться ко мне лично или, в крайнем случае, помощнику Бусу для их скорейшего разрешения.
  Насколько стало понятным из досье, вы специалист по гидропонике и ксенобиолог? Хотя у вас нет высшей степени, не суть важно, честно говоря. Держите сад в порядке, занимайтесь системами фильтрации и очистки, мне этого вполне достаточно.
  Я кивнула и решилась высказаться:
   - Вы, наверное, знаете, у кукол адаптивные возможности выше, чем у человека, они очень обучаемы. Я хорошо знаю свое дело, будьте уверены.
  Еще бы. Перед глазами живо всплыла сцена занятий. Отвечаю, Клаус проверяет. Ошибка - звонкая оплеуха. Да, после уроков моя голова обычно напоминала медный колокол, гудевший от ударов. Хотя, признаю, система Сневидовича работала безотказно. Хочешь жить, избегая рукоприкладства, учись на отлично, а мелочи, типа щипков и неприятных прозвищ не замечай вовсе. Но, забудем, то иная жизнь. Прошлое, которого не было.
  Велимир улыбнулся:
  - Бус покажет ваши владения после обеда, который по традиции проводиться каждый раз, когда мы покидаем орбиту планеты. Сегодня у нас есть повод для особого торжества, знакомство с новыми членами экипажа. А затем, прошу как можно скорее приступить к своим обязанностям. По поводу текущих моментов, технических и прочих, можете поговорить с Бусом. Он объяснит подробнее. Вопросы?
  Я едва сдержалась, чтобы не пожать плечами, и молча покачала головой.
  Капитан поднялся, с улыбкой протянул руку. Я встала следом и неловко сжала его пальцы, чуть-чуть стиснув, чтобы почувствовать их силу и мягкую теплоту кожи. Нет. Не кукла.
  - Тогда, добро пожаловать на борт, Табат.
  - Спасибо, капитан. - Поняв, что аудиенция закончена, я развернулась и, всей спиной ощущая спокойный взгляд Велимира, направилась к двери.
  - Табат, - внезапно окликнул он. Я споткнулась, повернулась вполоборота и вопросительно уставилась на него, - Астра станет вашим домом, не сомневайтесь.
  Улыбнувшись, он снова сел и занялся картами, чьи виртуальные линии розоватым свечением создавали над столом дублирующую сетку-отражение.
  Я вышла из каюты и только тогда сообразила, что у меня нет ни малейшего понятия о том, где находиться кубрик, камбуз и вообще любое из помещений 'Астры'.
  Немного подумав под каютой капитана, я, с досадой поморщившись, побрела наугад по коридору. В конце концов, корабль не такое уж необъятное пространство, а все коридоры куда-то ведут. Возвращаться в каюту не хотелось, и если я найду кого-нибудь, можно попросить карту. Пока не запомню все тут, буду ориентироваться по ней. Раз уж это мой новый дом, я имею право ходить, где хочу, разве нет?
  Эх, испытывать бы на самом деле ту уверенность, с которой я шла по коридору.
  Значит, не единственный новичок на корабле? Еще трое, как упомянул капитан. Хорошо или плохо? Человеческие отношения кукол вроде как не касаются. Люди легче принимают 'своих' в компанию, даже если видят впервые. Хотя Марат не показался мне двуличным, да и Бус вел себя дружелюбно. Может быть...
  Коридор повернул, я тоже, и тут на меня налетел какой-то вихрь, состоявший из рук и ног. Вот тебе плюсы бесшумного перемещения! Обшивка поглощает звуки, делая их едва слышными, специальная обувь глушит еще сильнее, и так легко стать жертвой несчастного случая.
  Я отлетела назад, потеряв на пару секунд ориентацию в пространстве. И уже сидя на полу, смогла разглядеть того, с кем нечаянно столкнулась. Незнакомка заорала благим матом, витиевато и изобретательно. Когда она на минуту убрала ладони от лица, я увидела, что по ее губам к подбородку потекла кровь. Разбила об меня лицо. Какая нелепость, какая досада.
  - Ты как там, подруга? Жива? - не поверив своим ушам, я сидела и молча хлопала глазами. Девушка снова аккуратно отняла ладонь от губы и сплюнула на пол.
  - Черт, придется все-таки тащиться к доктору. Нет, ну, какое ж гадство-то! Ты говорить то можешь? Или крепко стукнуло? Белобрысая, у тебя что, от удара мозги накрылись? Ау?
  - Все нормально, - пробормотала я. Незнакомка присела рядом.
  - Покажи рожу то, вот бля, ты погляди какая кожа, а нос, прямо фарфор, ух, ты, кукла? - Она коротко хохотнула и не больно хлопнула меня по лбу ладошкой.
  - Вот умора, а я тут переживаю, не убить бы тебя. Ну, чего расселась? Вставай. Нормально все? - Она протянула ладонь, помогая подняться, - Марта.
  - Табат, - промямлила я. Девушка нахмурилась и осторожно потрогала губу языком, а потом снова сплюнула на пол. След ее первого плевка уже исчез.
  - Ты чего тут праздно шатаешься? Болит, бля. Слушай, глупо вышло, кто ж поверит, что я так умудрилась, ой, е, бред. Так, чего ты бродишь как привидение?
  - Была у капитана. Хотела найти кубрик или камбуз, но потом, когда вышла ...
  - Понятно, - перебила Марта, - значит так, Таб, пойдешь со мной к доктору, пусть посмотрит твой лобешник, а потом проведу в кубрик, все одно, обед скоро и речь капитана. Да, карту тебе я сейчас дам. Смотри, на руку наденешь, и носи, пока не привыкнешь, рохля. Уф, - она фыркнула и тут же поморщилась от боли, - видел бы меня брат, заприкалывал бы, бля.
  - Брат? - меня немного потряхивало от нервного перенапряжения. Марта так тараторила и так вела себя, что я растерялась. На Звезде, случись мне кого покалечить, подумать страшно, какое наказание выбрали бы кукле.
  - Марат.
  - Он твой брат?
  - Ну, чего заладила, белобрысая? Брат. Гидропоникой ты будешь заниматься? Мне сегодня Бус разнарядку давал. Вот жеш, слов нет. Я, наверное, за тобой и бежала, тока сейчас дошло. Крепко мы стукнулись, Табат. Пошли. Ты, верно, ничего и не почувствовала?
  - Немного больно, - соврала я. Марта понимающе кивнула и пошла в ту сторону, откуда только что прибежала.
  - Че стоишь, пошли! - подогнала она меня, застывшую на одном месте, ошарашенную происходящим до ступора. Вздрогнув, я поспешила за девушкой, а догнав, постаралась не отставать. Шаг у Марты оказался быстрым.
  
  4 глава
  Кубик
  
  Мы бодро шли по коридору. Периодически на пути попадались круглые двери-люки, при нашем приближении на стене возле некоторых из них вспыхивали голубым полоски сенсорных панелей. Иногда Марта ставила меня в известность о назначении помещений за ними, но чаще приходилось гадать. То ли то были жилые каюты, то ли какие-то помещения, назначение которых мне пока не известно, маленькая библиотека, лаборатория или... да все что угодно. Спрашивать я не решалась, мысли же Марты блуждали где-то далеко, оставаясь темными, как непрозрачное стекло.
  Поверхности коридора от пола и по потолку время от времени мягко пульсировали белым светом. Слышен был слабый шум фильтров, белая полоса, сопровождающая нас, становилась то ярче, перемигиваясь тысячами огоньков, то тусклее. Еще я заметила, что стены несколько раз приходили в движение, словно сокращались невидимые мускулы. Неприятное ощущение, будто мы находимся в желудке гигантского пушистого червя, испортило все впечатления от чудес современной техники.
  Из-за тех самых дум, что так озаботили Марту, мы едва не проскочили медотсек, на двери которого мягко сиял сенсорный датчик, а немного выше располагался старейшим символом медицины змей обвивавший кубок.
  Марта чертыхнулась, по инерции пройдя вперед, развернулась обратно и, пожав плечами в качестве пояснения своих действий, прижала ладонь к сенсорной панели.
  - Лев Валерьяныч, откройте, - громко, но вежливо заявила она пустоте, датчик мигнул, цвет его сменился на зеленый, затем раздался характерный звук, тихий, но четкий щелчок. Круглый люк легко отошел в сторону, исчезнув в стене. Развернувшись, Марта нетерпеливо притопнула на месте, заметив терзающие меня сомнения.
  - Иди, давай, - подбодрила она, и зашла следом, буквально наступая мне на пятки, в святая святых - медицинский блок. И тут же затрещала как сорока, обращаясь к кому-то, пока невидимому. Эта девушка являла удивительное сочетание редкого болтуна и сквернослова, виртуозно сплетая оба качества с нежной, какой-то совершенно не вяжущейся со словарным запасом технаря красотой рыжеволосой нимфы.
  В медотсеке меня больше всего поразило то, что большинство объектов, включая немногочисленную мебель и медоборудование, имели нежно розовый цвет поверхностей. Здесь, как и в других помещениях корабля, в которых удалось побывать, почти все трансформировалось. Любопытно.
  Я молча слушала разговор Марты с невидимым собеседником, и гадала, куда можно спрятаться в таком небольшом помещении.
  - Валерьяныч, срочно нужна твоя помощь, - говорила девушка, - ты просто не представляешь, как я, бля, опростоволосилась. Сказать кому, сдохнут со смеху. Но, мне вот поржать уже и не хочется, потому что адски болит нос и губа. Видимо, я разбила и то и другое, но знал бы ты как! Ладно бы долбанулась темечком о переборку или пока работала на пару с Кузьмой, по запарке, покалечилась в грузовом, так нет же, я лбом в куклу впечаталась.
  - Милая моя девочка, я же просил и не раз, свою личную словарную помойку оставлять за пределами моего кабинета, - неожиданно услышала я мягкий, прямо таки бархатистый голос. Моргнув, повернулась на звук и поняла, где прятался хозяин отсека. Он находился за отъехавшей в сторону панелью, в небольшом помещении. Там же стояли две капсулы искусственного поддержания жизни, достаточно объемные штуковины, занявшие практически все пространство.
  Потирая руки, Лев Валерьяныч, как назвала его Марта, вышел нам навстречу. Я никогда не видела таких старых людей. То есть, держался он молодцом, крепенький и подтянутый мужчина лет шестидесяти на вид. Зная о возможностях современной медицины от медика со 'Звезды', я смело докинула ему еще тридцатник. Люди научились продлевать свою жизнь в среднем до ста двадцати, но выглядеть слишком молодо после определенного рубежа им все же не удавалось. Только куклы с возрастом почти не менялись. Я решила, что нужно потихоньку узнать о том, как долго люди считаются дееспособными, ведь судя по всему, этот очень долго занимал свою должность, но уходить с нее не собирался.
  'Старые волки не променяют свое корыто, даже на лучшую из нор' - говаривал мой старый капитан, имея в виду, что рожденные для космоса дохнут от тоски, сидя на планете. Смысл его слов стал понятен мне лишь недавно, когда я неделю прожила в дешевой гостинице космопорта.
  У Льва Валерьяныча было морщинистое добродушное лицо, но он не выглядел таким же улыбчивым как Марат и не жестикулировал как Бус, а темно карие глаза смотрели очень внимательно, выдавая недюжинный ум. Он кротко улыбнулся и подошел к Марте, которая чувствовала себя как дома, устраиваясь в эргономичном кресле-цветке, выросшем по приказу из пола каюты. Девушка ерзала, пытаясь устроиться то так, то эдак, что выдавало ее беспокойную натуру, ибо не чувствовать комфорта на кресле, которое учитывает все параметры и особенности тела действительно трудно.
  - Прости Валерьяныч, - легко извинилась она, чертыхаясь под нос, - но не могу я позориться и показываться в таком виде перед ребятами. Засмеют же, гады. Я точно знаю, завтра утром у меня синяк на полрожи будет. И на эту раскрасавицу посмотри. Она сказала, ей немного досталось.
  - Выглядишь бодро, - констатировал старик, подходя ближе. Затем, склонив голову на бок, вдруг обратился ко мне, - а ну-ка, сядь, солнышко, на кресло и подожди пару минут. Сейчас я подлечу егозу и займусь тобой. Голова кружиться?
  - Нет, - ответили мы хором с Мартой. Она рассмеялась, правда, почти сразу скривилась и жалобно, словно маленькая девочка, заныла, - Валерьяныч, ну, правда, стыдно же.
  Старик быстро пробежался по ее лицу сильными гибкими пальцами, ощупывая повреждения и отек. Я восхищенно наблюдала. Мне казалось невыразимо красивым это все: движения его рук, изящные и одновременно мужественные, ловкость профессионала, отточенная до автоматизма, легкая холодность в сочетании с человечностью.
  Наш медик не обращался со мной грубо, но всегда с какой-то маниакальной настойчивостью подчеркивал, что я лишь подобие человека. Он был странным типом, наш доктор, но когда на борту разразилась эпидемия, сделал все, чтобы спасти экипаж. Сам держался на ногах до последнего. Уже перед посадкой на планету, убедившись, что мы в руках врачей потерял сознание и через какое-то время скончался. Они еще удивлялись, что он столько продержался. Странный тип...
  Лев Валерьяныч подошел к своему столу, такой же каплевидной формы, как в каюте капитана, стекающего прямо в пол розовым водопадом застывшего пластика и какое-то время задумчиво стоял. Решал, наверное, что делать дальше. Определившись, старик повернулся к стене, из которой на моих глазах выросла стенка-шкаф с множеством отделений и достал какую-то крошечную металлическую штучку.
  С живейшим интересом я изучала его действия, забыв о приказе сесть в кресло. Когда старик обернулся, на его лице мелькнула тень недовольства. Я похолодела, понимая, что оно направлено на меня.
  - Ну что ты, болезная, застыла как напуганный котенок? В ногах правды нет.
  Он махнул рукой, и мне под коленки мягко ударила пушистая фактура передней стенки выросшего кресла. Тихо ойкнув, я повалилась в него и замерла, боясь вызвать волну гнева.
  Медик недовольно покачал головой, подошел ко мне, наклонился, так, чтобы я видела его глаза, и очень ласково сказал:
  - Тебе нечего бояться, Табат. Честное слово. Я не сержусь. Сколько тебе лет?
  - Пять, - пробормотала я
  - Маленькая, - старик улыбнулся, - тебе повезло, Марта. Чем кукла старше, тем она крепче и тем сложнее ее повредить. Эта еще чувствует боль, но уже значительно слабее, чем раньше. Да, Табат?
  Я кивнула. Откуда он знает?
  Лев Валерьяныч вернулся к основной пациентке и приложил к ее переносице металлическую штучку. Похожая на круглую серо серебряную таблетку, она плотно легла пониже бровей, между глаз, и раскрылась, выпустив во все стороны побеги. Как будто тончайшие нити ртути, блестящие и подвижные ринулись на захват лица Марты. Облепив переносицу, нос, области вокруг глаз и поврежденную губу сеточкой капилляров, едва заметно замерцали розовым.
  Старик удовлетворенно кивнул и сурово приказал:
  - Молчи болтушка, ежели хочешь, чтобы лицо восстановилось качественно. Минут десять потерпи, а там снова можешь просвещать всех и вся.
  Но молчать для Марты было делом невыполнимым. Я поняла это, когда ровно через три минуты, она невнятно пробубнила:
  - Так что, с Таб нормально значит? Ей ни фига не отшибло, ни чуточки? Везучая девка, лобешник, что титан.
  Лев Валерьяныч укоризненно покачал головой и подошел ко мне:
  - Мне хотелось бы провести небольшое обследование, дорогуша. Я всегда стараюсь углублять свои знания, как только представляется возможность. Если дашь согласие на ряд процедур, я смогу сделать и пару-троечку безболезненных тестов. К тому же, ты член экипажа, а моя обязанность как можно полнее заполнить мед карты. Это конфиденциальная информация, к которой посторонние не имеют доступа. По стандарту я вношу ее еще только в личное досье, где ты сама, милая, сможешь ознакомиться с этими данными и развеять все сомнения. Так что, нужно лишь найти время и зайти ко мне. Хорошо?
  Я набралась храбрости и спросила:
  - Вы много знаете о куклах?
  - Не слишком. Недостаточно понимать как, хорошо бы еще и почему, Таб. У таких как ты достаточно секретов. Люди не разгадали и половины.
  - Ну, тебе, Валерьяныч, по любому, известно больше нас, зуб даю, - пробубнила Марта, и обратилась уже ко мне, - он когда-то работал в центре восстановления, Табат.
  Ого. Значит, темное прошлое не только у меня.
  - Работал. Но с той поры много воды утекло.
  Я решилась:
  - Лев Валерьяныч, если я дам согласие на тесты, вы расскажите о других куклах?
  - Наш человек! - Весело прогундосила Марта. Старик улыбнулся.
  - Надо было вколоть тебе снотворное, болтушка, - сказал он ей, а потом снова посмотрел на меня. Внимательно и задумчиво, - хорошо, Табат. Помогу, чем смогу. Побеседуем. Послушай, девочка, ты из 'потерянных', как я понял, значит, никакой информации о твоем прошлом нет. Однако позволишь сделать одну вещь?
  Он подошел к шкафу и вынул из ящика маленький серый кубик.
  - Положи ручки на стол, - попросил старик.
  Я вытянула руки вперед и опустила на матовую, прохладную поверхность ладонями вниз.
  - Ладошки переверни кверху, - уточнил Валерьяныч. Я послушно выполнила указание. Тогда он поставил кубик на правую и легко потер его поверхность.
  Сначала не происходило ничего. Секунд через пятнадцать поверхность игрушки потемнела, набрала черноту, и, вдруг, словно растаяла. Если бы не ощущение веса на руке, я бы решила, что кубик исчез. По ладони пробежали короткими волнами странные мурашки, похожие на слабые удары тока. Они набирали силу, от чего ощущения становились неприятными. Я уже хотела сбросить странный аппарат, как вдруг стены комнаты будто бы сдвинулись, сминая в точку пространство, и перенесли меня непонятно куда. Также внезапно пришло понимание - я воспринимаю окружающий мир через чужие глаза, как бы нелепо это ни звучало и, похоже, попала в чье-то сознание. Невольным свидетелем, вынужденно наблюдаю за жизнью неизвестного субъекта. Довольно любопытной, надо сказать. Меня переполняли эмоции, но одновременно я была абсолютно беспомощна и безвольна.
  'Та, в чьем теле я сейчас находилась, спрыгнула с сарая и тяжело оперлась ладонью о шершавую стену. Я чувствовала то же, что ощущала она, понимала ее язык и образ мыслей, но в то же время осознавала, она - не я. Незнакомка долго бежала. Сейчас она от кого-то скрывалась и запутывала следы. Ей постоянно, на протяжении долгого времени приходилось сохранять осторожность, прятаться, притворяться кем-то. Это стало для нее практически естественным состоянием, почему-то.
  Несколько дней девушка чувствовала за собой аккуратную слежку. Такое бывало и раньше, но сегодня засечь охотников не получалось. Усталость наваливалась тяжелым комом, делала ватными ее ноги, непослушным тело, вызывала непреходящую жажду и напряженное, подозрительное отношение к окружающим.
  Мир, что я видела глазами незнакомки: безумный, ненормальный, разрушающийся с нарастающей скоростью, выглядел обыкновенно, даже уныло, но лишь на первый взгляд. Частные дома, проспекты, улицы, многоэтажки, дворы, закоулки, тупики и черные ходы, скверы, парки, площади, крыши, заборы и снова дороги - картинки, отражающие отстроенное людьми жизненное пространство. С вонючим отпечатком разложения, всемирной помойки на внешне облагороженном челе. Даже не осколки, отходы цивилизации, пережившей глобальную бурю, депрессию и выплеск отчаянья потерявших надежду людей... Не понимаю, как во мне в те секунды уживались два сознания.
  Кукла знала, что видит сон, но верила в его реальность, так как чувствовала шершавость стены под ладонью и вдыхала воздух, в котором улавливались тысячи оттенков, чего в принципе не могло быть в искусственной атмосфере корабля. А та, другая?
  Незнакомка отдышалась, упираясь ладонями в колени, затем выпрямилась и неспешно направилась вдоль стены дома. Вынырнула из подворотни под аркой, вышла на узкую улочку, незаметно осмотрелась. Тесно прижимающиеся боками домики, вокруг пустынно, от рельсов отделяет всего несколько шагов. Нужно только дойти до остановки и дождаться любого вагона. Потом, железная коробка увезет ее достаточно далеко, чтобы на время затеряться, сбить охотника со следа. Мило. Мило-премило. Выследить его будет делом чести, но сейчас есть заботы поважнее. Когда возникнет передышка, необходимо сходить в тот самый дом, который она наметила себе для осмотра еще вчера.
  Девушка едва слышно чертыхнулась сквозь зубы. Опять. Откуда?
  Привалившись к стене, за ней лениво наблюдал мужчина, не старше лет двадцати пяти на вид. Этот парень постоянно попадался ей на глаза. Он не следил нарочно, просто практически круглосуточно торчал на улице и они невольно пересекались. Скорее всего, местный следящий. Территории давно поделены, договоренности соблюдаются, но кто-то обязательно выполняет рутинные обязанности. На всякий случай.
  Она недобро улыбнулась. Опасности парень не представлял, но порядком надоел, а главное, мог сболтнуть кому-нибудь лишнее. Придется искать другой путь. Здесь становиться опасно ходить. Ощущение взгляда в спину усилилось, но сейчас девушка знала, кто на нее смотрит. Ерунда.
  - Эй! - услышала она оклик. На ходу обернулась, придерживая готовую сорваться с языка колкость. Парень улыбнулся, и девушка неожиданно заметила, как красивы его серо голубые глаза.
  - У тебя невероятно шикарные ноги, - произнес он, подмигивая.
  - А у тебя глаза, - вернула она ему многообещающую дерзость, но не остановилась.
  Нет, нет, надо поспешить. Удавка на шее слишком тесна, чтобы тратить драгоценные минуты даже на очень привлекательных мальчиков. В другой раз, другой жизни, другого мира...возможно'.
  Я захлебнулась на вдохе, когда черная точка захватила внимание и мгновенно втянула меня в себя, сначала погрузив в темноту, а потом выплюнув на кресло в медотсеке. Напротив стоял и смотрел какой-то старик. Серьезно, внимательно, как если бы изучал реакцию на некий эксперимент. Судорожно выдохнув и вдохнув, я заморгала, пытаясь сфокусироваться.
  - Ну-ну, солнышко, спокойнее, спокойнее. Дыши ровно, сейчас все пройдет. Табат, что ты видела?
  Я восстановила дыхание и снова посмотрела на старика. Его зовут Лев Валерьяныч. Я нахожусь на 'Астре' в космосе. Я кукла Табат.
  - Ничего.
  
  5 глава
  Сана и Капао
  
  - Уверена?
  Я молча смотрела на него.
  В голове царили легкость и пустота. Было непросто найти объяснения увиденному, да и поводов доверять медику пока не было. Возможно, картинка в голове создавалась устройством кубика, но с такой же вероятностью могла оказаться и воспоминаниями человека, которым я была в прошлой жизни, до воскрешения куклой. В любом случае, прежде чем открываться кому-то, следует убедиться, что нет обмана. Тем более на протяжении пяти лет моя память представляла нешуточный интерес абсолютно всех людей, с которыми приходилось иметь дело. Если я чему и научилась на 'Звезде', так это держать свои мысли и чувства на очень коротком поводке.
  Старик легонько кивнул и похлопал меня по руке.
  - Ладно, милая. Успокойся, хорошо? Ты выглядишь испуганной.
  - Я словно свалилась в черный колодец, - описала я часть видения и подождала реакции на свои слова. На лице Льва Валерьяныча мелькнула тень разочарования, что заставило меня резко насторожиться. Знал ли он о чем-то таком, представлявшем угрозу для меня? Определенно, нет причин расслабляться. И хотя старик был пока единственным, кто зародил во мне глухие подозрения, ощущение светлого периода в жизни стало сходить на нет, сменяясь привычной угрюмостью.
  - Ничего, Табат. Первая попытка чаще всего провальная. Это экспериментальное оборудование. Я изучаю феномен кукол, физиологию, психологию, в том числе и поражение центров памяти при восстановлении. Есть теория, такая новаторская во многом, что на самом деле, информация просто глубоко сокрыта, но ее возможно достать. Я дистанционно состою в группе ученых, разрабатывающих технологии по изучению головного мозга, памяти и регенеративных процессов в тканях. Куклы уникальные существа, а создатель 'Восстановителя' гениальный ученый. Но он оставил нам слишком много загадок и слишком мало ответов, милая Табат. Его теперь часто называют злым гением и незаслуженно принижают его открытия. Природа людская такова, что тех на кого молились, часто следом подвергают анафеме. Но разве дело в прекрасном ученом рискнувшим пойти против всех известных правил и создавшим необычайное? Кто виноват в том, что не хватило терпения, знаний, мудрости довести начатое до ума. Зато свалить на кого-то ответственность за собственные ошибки, проще не бывает. Тебе ли не знать, Табат? - Он горько улыбнулся и отнес кубик обратно к шкафу, - поверь, если позволишь, со временем я восстановлю твою прежнюю личность. Вспомнишь, кем ты была до восстановления, прежнюю жизнь, мир. Шанс есть. А сейчас, девочки, идите на кубрик. Я тоже подойду, только закончу дела. Так, погоди-ка шустрилка!
  Старик вернулся к креслу Марты, которая, измучившись от безделья и вынужденной неподвижности, уже крутилась в нетерпении, и ловко снял с ее лица металлическую штучку. Та уже успела принять свой первоначальный вид продолговатой блестящей таблеточки, втянув все капилляры-побеги обратно.
  Марта взяла из рук старика влажную салфетку и тщательно вытерла лицо.
  Я впечатлилась. От синяка и припухлости не осталось и следа. Лев Валерьяныч занялся какими-то делами и больше не обращал на нас внимания. Его безразличие помогло мне немного расслабиться. Предыдущий монолог также поспособствовал, чуточку. Ведь, несмотря на складно и ладно рассказанную историю, она могла оказаться фальшивкой, рассчитанной на усыпление бдительности. Хотя, не скрою, соблазн узнать, кем я была в прошлой жизни довольно велик. Но, стоит ли? Ведь сейчас я цельная личность, да и не знаю никакой иной жизни. Попытка вытащить воспоминания, может обернуться куда большими неприятностями, чем наивное желание познакомиться с собственным прошлым. Например, вспомню, чего на протяжении пяти лет от меня добивался капитан. А вот хочу ли? Куда спокойнее жить, если навечно похоронить тайны. Так я буду в большей безопасности, кажется. Но что делать, когда в моей жизни снова появятся любопытные, задающие вопросы и требующие ответов? Надо обмозговать ситуацию на досуге, а пока, лучше притвориться тем, кем меня хотят видеть. Куклой. Странным бесполым существом. Выносливым, терпеливым и послушным.
  - Эй, спящая принцесса, - одернула Марта, - ты вырубиться прям тут, как погляжу, собираешься. Не спи, день еще. Давай, подымай задницу. Дел до хрена. Пока, Лев Валерьяныч и спасибо, любезный наш доктор.
  Как ни странно, последнее предложение в ее устах прозвучало с нежностью искренней благодарности.
  - Иди, егоза, - добродушно отмахнулся старик, - Табат, завтра жду тебя. Хорошо?
  - Да, - пробормотала я, покидая медотсек и отчаянно злясь на себя. Научусь ли когда-нибудь говорить - нет? Это дрессировка Сневидовича сделала меня такой послушной и безотказной. Я иногда пыталась бороться с внутренним монстром, но обычно получалось только хуже. Достаточно вспомнить последний раз, когда едва не потеряла работу, еще даже не приступив к службе. О, у меня, конечно, готово было оправдание на все случаи жизни, но оно же являлось худшим из проклятий. Может быть, относись капитан ко мне иначе...
  Мне не хватает главного, убедительной адаптации, в их, человеческом обществе, понимания, как правильно вести себя, реагировать. Трудно разобраться, еще труднее научиться имитировать то, что люди делают по наитию. А чувствовать, нет. Это первое, чему учат кукол, и капитан не отступал от правил хорошего тона. Он проводил со мной содержательные беседы, из которых удалось почерпнуть много полезного.
  'Вы никогда не сможете чувствовать как люди, потому что вы не они, - вбивал он в мою голову каждый день, - и не смей никому показывать свои ментальные потроха. Мне это неинтересно и прочим тоже. Слезы, гнев, страдания, смех и радость - увлекательная игра по приказу хозяина. Кукла - замена, чья-то оборванная жизнь, переписанная на носитель нового тела, но не тот же самый человек. Просто копия'.
  Парадоксальные изречения. Они не укладывались в голове. Когда я была такой как они, то имела права по рождению, просто данность. Почему это тело легко превратило меня в изгоя? Ведь внутри, наверняка, я тот же человек. Только снаружи кукла.
  'Мысли портят тебя, - однажды сказал мой старый капитан, - прошлое как сон. Ты можешь вспомнить его, но никогда попасть. Так что, не трать время на глупости. От тебя должна быть реальная польза, а не незримая философия'.
  Марта поглядывала на меня, но вопросов не задавала. То ли исчерпала их, то ли лицо мое выдавало расстройство.
  - Не парься, Таб, - наконец, созрела она, - Валерьяныч мастер своего дела, отличный специалист. Он поможет. Неважно, что в голове у тебя дырка, если доктор сказал, значит, шанс есть. Ты совсем ничего не помнишь о прошлом?
  Я покачала головой. Марта замедлила шаги, повернулась ко мне и положила руку на плечо:
  - Слушай, подруга, а надо ли оно тебе вообще? Ну, там, мало ли из какого дерьма ты вышла. Короче, не всегда стоит разрывать могилы, понимаешь меня? Живи как есть, тебе будет хорошо с нами. И мы не кукловоды. Большинству плевать, откуда ты вылупилась, лишь бы сволочью не была.
  - Он же просил, - смутилась я от слов Марты. Она махнула рукой и снова пошла по коридору.
  - Ты же пойми, Валерьяныч такой. Он помешан на науке и своем деле. Кого угодно будет изучать, только дайте. А тут кукла. Но, если ты скажешь - ни хрена, доктор отступит. Личное пространство есть у каждого, как и выбор. Как-то так. Дошли. Таб, заходи, будешь знакомиться с командой.
  Марта посмотрела на люк, который послушно пошел в сторону откликаясь на мысленный приказ, и чуть-чуть подтолкнула меня в спину, когда заметила, что я замедляю шаг. Едва не споткнувшись, я вынужденно сосредоточилась на ногах, и прежде чем смысл ее слов дошел до меня, мы уже зашли в помещение кубрика.
  Место, где команда собиралась для отдыха, торжеств, совещаний и прочих дел, выглядело ухоженным и уютным. Полукруг стен, плавно переходящих в потолок был покрыт материалом, незаметно, в течение дня меняющим оттенки цвета. Я читала про такие технологии. Немного устаревшее, но довольно комфортное введение для людей много времени проводящих в замкнутом пространстве. Оно позволяло проецировать на стены голографические сюжеты, 3Д проекции, визуализирующие с реалистичной достоверностью пейзажи, другие помещения или космические карты, в общем, то, в чем назревала необходимость. Сейчас стены выглядели нежно сиреневыми с бледно желтым рисунком из абстрактных линий, скрученных спиралями и сложными кривыми.
  Мебели в самом помещении оказалось немного, думаю, в основном она была эргономическая, всплывающая из пола по ментальной команде. Еще я разглядела свисающий с потолка капилляр-проектор, шар голографического аквариума с какими-то тварями и несколько встроенных в стену шкафов с множеством отделений. Выглядели они просто плоскими панелями на стенах, с узкими щелями по контуру ящиков.
  Здесь же полукругом стояли сложной формы диваны и кресла, напоминающие скорее причудливые цветы: красные, оранжевые, белые, лиловые. Удивительное это дело, биотехнологии совмещенные с высокоинтеллектуальным искусственным разумом. Все эти предметы создавались с единственной целью - сделать жизнь человека как можно более комфортной. Эргономика, сверхновые материалы, принимающие ту текстуру или фактуру, параметры которой вводились для каждого конкретного случая. Синтез природы и техники.
  Несколько человек удобно устроились на таких цветочных диванах, а еще двое просто стояли, беседуя. Из всех этих лиц, передо мной мелькнуло только одно знакомое - Марата. Ни капитана Велимира, ни Буса Неева среди них не было. Я автоматически отметила двух женщин. Одна была явно старше Марты, и естественно меня, вторая казалась ее ровесницей.
  Люди с интересом обернулись к нам, отмечая новоприбывших, и на лицах некоторых, я, с запоздалой тревогой, отметила удивление, а также шок и сомнения. 'Приятный' сюрприз.
  Капитан что, решил предупредить обо мне команду постфактум? Думаю, те трое, что тоже были новенькими, такого ажиотажа не вызвали.
  - Почему нас не предупредили, что на борту будет эта тварь? - заявил внезапно один из сидящих и резко встал.
  Марта насупилась и сделала шаг вперед, готовясь что-то сказать, но ее перебил спокойный голос капитана, как-то незаметно материализовавшегося за нашими спинами.
  - Это Табат. Она член экипажа и я отныне попрошу выбирать выражения, когда характеризуете одного из своих товарищей, Явор.
  Мужчина смутился:
  - Простите капитан, но кукла? С каких пор?
  - С этих самых, - также спокойно ответил Велимир, - есть вопросы? Спрашивайте. Я собрал вас специально, чтобы познакомить с новыми товарищами, решить текущие вопросы и рассказать о предстоящей цели. Однако прежде чем мы начнем, хочу расставить точки над 'И'. Я осуществлял подбор экипажа по принципу профессионализма и личных качеств каждого кандидата на открытую вакансию и потребностей 'Астры'. Меня, прежде всего, интересует продуктивность и слаженность работы экипажа, что невозможно при отсутствии мира и покоя на борту нашего корабля, но претензии должны быть по существу.
   Он обвел помещение взглядом:
  - В случае, когда большинство не устраивает кто-то из экипажа, мы обсудим это на общем собрании. Если недовольный один, лично. Но если кто-то из вас не в состоянии перебороть ксенофобские настроения, по прибытии на первую же станцию на маршруте, я с ним попрощаюсь. Мы вынуждены делить общество друг друга по много месяцев, поэтому понимание, терпимость и дружеская поддержка - определяющие факторы для успеха любого из наших начинаний. Я знаю большинство из вас не один год, и верю, что не решаемых проблем не существует. И так, кого-то не хватает?
  - Все, кроме дежурных, капитан, - ответила Марта.
  - Рассаживайтесь, сейчас начнем, - велел он.
  Я стояла по стойке смирно, боясь лишний раз пошевелится. Поэтому вздрогнула, когда теплая рука сжала мое плечо. Скосила глаза и увидела Льва Валерьяныча, улыбающегося с безмятежностью человека, который знает все и обо всех:
  - Ну-ка, деточка, пойдем, присядем. Мне воон тот диванчик приглянулся. Уважишь старика, составишь компанию?
  Можно подумать, я рискнула бы ему отказать. Мы важно прошествовали до небольшого белого цветка-дивана и сели. Конструкция почти мгновенно перестроилась, обтекая нас подобно мягкому желе и застыла, обеспечивая максимально естественную, но удобную позу. Вскоре подошла Марта и решительно уселась рядом. А затем с таким видом оглядела присутствующих, что мне захотелось рассмеяться. Неужели грозная девушка решила опекать непутевую знакомую? Почему? С другой стороны Марат облокотился на спинку дивана с медвежьей грацией, да так сонно и замер. Мы весьма живописно смотрелись, наверное. Огромный рыжий детина, маленькая бойкая девица, а посредине старик и кукла.
  Напротив нас, на таком же диванчике, в несколько напряженных позах застыли четверо. Трое мужчин и крупная, крепко сбитая, немолодая женщина с черными, как перезрелые вишни глазами.
  Я неловко отвела взгляд, хотя такой мощной моральной поддержки у меня отродясь не водилось, вбитое вспоминалось на автоматизме. А резкий прием одного из мужчин, Явора, кажется, напрочь отбил охоту проявлять самостоятельность. Однако я не могла позволить себе прятаться и дальше. Теперь здесь мой дом, в конце концов. Необходимо обживаться, даже если понравлюсь я далеко не всем. Тем более, капитан сказал свое слово. Справившись с внутренним волнением, я подняла подбородок повыше и обвела взглядом помещение.
  Капитан тоже удобно устроился в кресле и ждал, пока внимание снова перейдет к нему. Точнее, держал паузу.
  Получилось так, что экипаж расселся полукругом, а Велимир расположился лицом ко всем, отслеживая эмоции и реакции своих людей. Те большей частью, комфортно и расслабленно внешне, сидели на диванчиках и в креслах, но некоторые стояли, например, Бус, который, незаметно для меня, присоединился к собранию и занял место рядом с капитаном.
  - У нас неофициальная встреча, - продолжил речь Велимир, - посему и разговор пойдет в вольном ключе. Вместе мы прошли долгий и трудный путь, как я надеюсь, это превратило нас в сплоченный коллектив, в друзей, единомышленников. У нас общие цели, понятия, ценности, почему я и хотел бы надеяться, что новые члены экипажа будут встречены вами тепло. Уверен, они сумеют зарекомендовать себя с лучшей стороны личными и профессиональными качествами. Теперь же, я хочу поприветствовать от лица команды новых членов экипажа, представив их поименно. Итак, Табат - гидрополог, также отвечает за системы вентиляции, фильтры. Ролан Имоев - астрофизик, он же навигатор. Гектор Сантьяго - ксенобиолог, геофизик, антрополог. Явор Покоцкий - инженер-технолог. А теперь специально для новичков немного о старичках. Ваш капитан, я - Велимир Белоградов. Мой помощник - Бус Неев. Кира Сотова - бортмеханик, инженер. Оливия - техник. Марат и Марта Исатульевы, родные брат с сестрой, - он, оператор и навигатор, она, инспектор безопасности и по совместительству, пока что гидропоник. Кузьма Собольский, ее напарник. Он сейчас на дежурстве, так же как и Кобальд Мэко, наш повар. Уважаемый всеми без исключения, наш врач, генетик и химик, Лев Валерьянович Тошин.
  Помимо основных обязанностей, хочу заметить и предупредить, вам придется выполнять и второстепенные, но не менее важные поручения. 'Астра' корабль не слишком большой, команда подобрана тщательно, но все же приходиться подменять друг друга, заниматься нетипичными делами ради общего блага. Будьте готовы к этому. Жизнь, у таких как мы, непредсказуема, но награды и бонусы достойные. Запомните, на корабле только один царь и бог - Я. Примете к сведенью - проблем не будет. Если необходимо обсудить важное решение, диалог с командой логичен и оправдан, но последняя точка все равно за мной. Приказы от моего лица также имеет право отдавать Бус Неев, за исключением внештатных ситуаций. Ясно?
  Тогда продолжим. Прежде чем мы перейдем к праздничному обеду, хотелось бы обозначить нашу будущую цель. Будет о чем поговорить за столом, - Велимор улыбнулся, немного разряжая сгустившуюся атмосферу. - Новое дело. Оно обещает стать любопытной страницей истории 'Астры'. Сначала направляемся на станцию 'Сакура - 111', где мы примем товар, а затем в 2000893 скопление, систему Розы, к двойной планете. У нее примечательное название 'Сана и Капао' или муж и жена. Улыбнитесь, счастливчики! Заказ на кругленькую сумму. Вопросы?
  - А что за груз, капитан? - Поинтересовался Марат.
  - Медицинское оборудование и лекарства. Экспериментальное, разработано на Фесте. Из общих сведений. На Сана нет жизни, а на Капао она заканчивается. У большинства из оставшихся там жителей развилось генетически неизлечимая мутация - бесплодие, не поддающееся ни коррекции, ни лечению. Ученые пришли к выводу, что на колонистов влияет природа Капао. Кто смог, уехали пару веков назад. Эмиграция нынче недешева. Основное население постепенно вымирает, и уже порядком деградировало. В некоторых закрытых городах их ученые еще борются. Но, там неплохие курорты говорят. Посмотрим? Хочешь на пляж, Марта?
  - Не, капитан. На хер надо. Я смотрю, там можно инвалидом запросто заделаться. Лучше уж крутанемся и на Альтар, там уж курорты почище всяких радиоактивных помоек. Но двойная планета это круто.
  - Неплохо, - рассмеялся Велимир душевной прямоте девушки, видно, он к ее лексикону был привычен.
  Я молча слушала. Капитан заканчивал речь:
  - Двойные системы не так уж часто встречаются. На одной стороне планеты всегда видно Сана, на другой никогда. Мило, но стоит проверить, почему это важно. Все нюансы операции обсудим позже. Дело того стоит. Вечером получите разнарядки. Бус сообщит. А теперь, обед, друзья мои. Прошу к столу.
  Он поднялся первым и за ним к выходу потянулись остальные.
  Я одна из последних.
  
  6 глава
  Сектор 'В'
  
  Я шла переулками. Благо, присмотренный мною дом, находился в старом районе, где раньше в основном строились частники. Конечно, существовал минимальный риск, что я могу встретиться с еще одним охотником, но делить здесь особо нечего и поход мой чистая формальность, подготовка перед гораздо более важным делом. Так что, шансов на мирное разрешение конфликта по любому больше. Однако бдительность терять все же не стоило.
  Меня же, как-то не вовремя охватило расслабляющее донельзя умиротворение. И где? На границе периметра, в так называемой серой зоне, где строго запрещено 'гулять'. Я пришла сюда по собственной инициативе, и отнюдь не на прогулку. Проблема заключалась в том, что я, почему-то, могла расслабляться только в таких местах. Настоящее откровение, когда покидает чувство скованности и отпускает вечное напряжение. Остаются лишь инстинкты и свобода хищника.
  Да, в серой зоне всегда существует вероятность непредвиденной ситуации, но зато здесь редко встретишь людей, а мне, последнее время, вообще не хотелось их встречать. Странно. Нас так мало осталось в этом городе, и нет никаких причин так вести себя, но люди ненавидят друг друга и ищут обоснование собственных бед в соседе. Даже когда рушиться мир, все равно виноват кто-то другой. Почему всегда все самое худшее, не лучшее?
  Во-во. Только здесь, я и могла позволить себе такие мысли. Не в городе, проживание в котором напоминало бег крысы по лабиринту. На опережение.
  Я наслаждалась одиночеством. Удивительное ощущение. Тишина, горячий растрескавшийся асфальт, птицы, насекомые. Ничего и никого больше. Но это не мешало оставаться начеку и пристрастно разглядывать окружающее пространство. Работа. Видеть, анализировать, изучать, а потом рассказывать.
  Частный сектор предполагал застройку небольшими домиками, которые и по проектам (я видела планы) располагались довольно близко друг к другу. Они уже давно были брошены. Я видела, во что превратило их беспощадное время и разрушающая природа. Крыши некоторых уже провалились внутрь, другие стояли, вроде как целые с виду, но зато изрядно перекошенные. Стены сложенные из кирпича или стеклопластика разных цветов (созданные по моде ретро прошлого века), повело, где вправо, где влево. В некоторых конструкциях зияли щели, выпавшие кирпичи или блоки валялись рядом живописными грудами.
  Некоторые мои знакомцы говорили, что есть и другие планеты. Где жизнь продолжается, и нет таких ужасов, как здесь. Заманчиво. Но чтобы выбраться из нашего треклятого города, необходимы все те же деньги и связи. А у меня пока что есть только эта жизнь, замешанная покруче сияющих в розовой дымке финтифлюшек из кино. И в ней хватает дикой природы, чудовищ, белоглазых призраков, банд, охотников, лабораторий скрытых за семью печатями и апофеозом, потерявшие всякую надежду люди. Весело жить в умирающем мире. Ты уже четко видишь край, за которым пустота, но почему-то еще надеешься выпутаться.
  Я, например, мечтала о море, океане или любой большой воде. Если повезет и новая афера закончиться благополучно, честное слово, брошу все к едрене фене и переберусь на другое полушарие. Там луна в полнеба и безбрежный синий океан. И по слухам, уже почти не осталось людей. Но там это и не имеет значения. А здесь, на темной стороне, лучше жить под началом банды, чем одному на километры пустоты и одиночества. Особенно ночами. Они здесь длинные и опасные.
  Я осматривалась, отмечая незначительные изменения, фиксируя их в памяти. Когда буду рассказывать Марку об этом секторе, то буду должна восстановить детально даже мелочи, все, на что другие не обратят внимания. Просто, если не буду самой лучшей, потеряю свое место. А на него найдется много желающих. Белый билет - пропуск, ради которого немногочисленные мои ближние с удовольствием перегрызут глотку любым менее удачливым собратьям. И я тоже. Потому что, в отличие от них, у меня еще есть ради кого.
  Город давно поглощался лесом. Не так быстро, банды пытались сохранять на своих территориях подобие цивилизации, может потому, что всех нас пугало это одичание. Ведь запустение, разрушение там, где густые зеленые, розовато-желтые и фиолетовые заросли, погребали под собой остовы домов, машин, инфраструктуру одним словом, свидетельствовали о том, что мы проиграли войну. Вот и сейчас по черным, гладким фонарным столбам, взбирались упорные вьюны. Милые твари изумительно красиво цвели. Бутоны, размером с человеческую голову, раскрывались черными розами, источающими медовый запах, но польстившийся на них достаточно быстро терял сознание и опутывался ядовитой порослью.
  Еще в самом начале конца, поддавшись всеобщей панике, люди теряли умение здраво рассуждать и вели себя подобно животным. Творимое их же руками бесчинство повлекло за собой отказ и сбои в системах безопасности. Потом бастионы, наконец, пали, 'врата' отворились и вся чужеродная флора и фауна, избегать контакта с которой, мы пытались все века колонизации, начала захват нашего ареала обитания. Уверенно вытесняя нас, между прочим, с когда-то собственной территории.
  Уцелевшие в те годы люди заново учились бороться. Например, не подходить к вьюнам днем. А ночью опрыскивать ядовитым раствором, который убивал их.
  Очень приятно хоть что-то еще контролировать. Тем более теперь, когда почти все что можно было разрушить, разрушено, а оставшиеся запасы жесточайшим образом контролируются. Нашлись же те, кто хотел жить вопреки всему. Даже вымиранию. Такие как Марк. Или я.
  День действительно выдался чудесным. Солнечно, но не до одуряющей жары, а просто тепло. Небо синее, насыщенное, и по нему мягкими мазками нарисованы розоватые облака. Птицы чирикают, щелкают, заливаются трелями, хвастливо перекрикивают друг друга. Тоже славный признак, маленькие птахи молчат, когда опасность близко. Как-то я слишком уж вольготно себя тут чувствовала. Увы, нельзя позволять себе подобную роскошь. А потом, на крыше одного из домов, я увидела любопытное зрелище, но близко подходить не стала, лишь замедлила шаг, чтобы как следует все разглядеть.
  Гигантские пчелы, размеры каждой особи колеблются от пяти до семи сантиметров. Смертельно опасные для любого теплокровного существа, будь то кошка, человек или слэй-ю из леса. Они живым ковром покрывали скат крыши, и беспрестанно двигались, издавая равномерный гул. Иногда по блестящей однородной массе, состоящей из коричневых телец, пробегала живая волна, сигнал, означавший - не подходи ближе. Я и не пыталась. Насекомым, которые пьют нектар вьюнков и делают из него мед, такой самоубийца на потеху. Тем более, пчелы всегда чрезмерно агрессивны и подозрительны, если так можно сказать.
  В проулках, я держалась настороженно, слишком много разрушений вокруг. Есть где спрятаться. Заброшенные окраины всегда такие. Опасные и соблазнительные. Зато деревья тут порядком разрослись. Некоторые прямо сквозь дома сцеплялись ветками и образовывали мощный узловатый ствол, вздымающийся вертикально вверх, один на всех, обхватом в двадцать, а то и все тридцать метров. Нет, конечно, образовывали такие гигантские композиции только около двадцати процентов из них, остальные деревья выглядели обычно. Среди них встречались и паразиты, удушающие подобно вьюнкам неудачников, а еще я увидела довольно редкое по нынешним временам фруктовое дерево. Оно сетью раскинулось на полквартала, погребая руины под длинными и гибкими ветвями-лианами. Круглые оранжевые плоды его, насколько я знаю, съедобны и даже вкусны, но лезть за ними по камням не хотелось. Тем более, под безобидным пологом фиолетовой листвы могли расти куда более опасные растения.
  Я осторожно прошла небольшой закоулок, и попала в бывший скверик или площадку, когда-то разбитую перед многоквартирным домом. Меня уныло встречали какие-то перекрученные конструкции из металла, погнутые и потемневшие. Их предназначение осталось для меня непонятным. И почему предки так любили псевдоисторию? Современные материалы до сих пор встречаются повсеместно, но старье, типа глиняной черепицы или кирпича, почему-то раньше пользовалось особенным успехом для создания зон отдыха. Уродливая форма ностальгии? Ничего удивительного, что продуктовые центры, теплицы и склады стоят до сих пор, а весь сектор 'В' издыхает под напором родной для планеты флоры и фауны. От привезенных одуванчиков и ромашек не осталось и следа еще до моего рождения. Грустная история. Утешало одно, скорбеть по сему факту особо уже некому.
  Многоэтажка, еще один клон для туристов, вылупилась на меня выбитыми окнами. Белесый кирпич облупился, раствор кое-где выело время или дожди, а может и то и другое вместе. Но держалась старушка молодцом.
  Я посмотрела на небо. Нужно поторопиться. Не факт, что я успею до заката сделать все задуманное, а ночевать здесь, боже упаси. Даже таких, как я.
  Зияющий черным провалом подъезда дом ждал меня, негостеприимно распахнув объятья. Я подошла ближе, осторожно заглянула в проем. Свет из разбитых окон проникал на лестничные марши, и вполне прилично освещал их. Я не стала доставать фонарик, просто вошла внутрь.
  Стены повело от сырости. Краска вспухла пузырями и облезала с них словно струпьями. Все выглядело жалким и убогим, и вместе с тем, каким-то страшно уродливым. Понятное дело, время мало кого красит. Рамы в оконных проемах остались не везде. С дверными косяками дело обстояло получше. Перекошенные, они словно распирали стены, а между ними прикушенным языком болтались двери. Лестничные марши выглядели узкими, но зато неплохо просматривались снизу и сверху, я проверила, во избежание сюрпризов. Перила поржавели, где-то погнулись, где-то вовсе отсутствовали, но это тоже не имело значения. Да и запах в доме стоял не слишком то приятный. Сырости, плесени и еще чего-то противного. Но я могла потерпеть. Это же не яд, просто мертвый дом.
  Под ногами хрустел мусор, которого повсюду было в избытке. Помимо кусков штукатурки, дерева, кирпича, песка и пыли, попадались скелеты мелких грызунов, поломанные предметы, о которых уже невозможно сказать ничего определенного, листья, в общем, множество разнообразного хлама и не стоящей внимания ерунды. Что важнее, в пыли нет следов, значит, я первая за месяцы пустоты. Но еще, со мною вместе, здесь была особенная тишина, немного настораживающая, нервирующая. Каждый звук множился глухим эхом, за которым кроме мертвых вещей ничего не стояло.
  Я медленно поднималась по лестнице, заглядывая в квартиры на каждом этаже. Увы, похоже, зеро. Даже мебели почти не осталось. Только ветер, гоняющий обрывки бумаги по полу, пыль и немного мусора. Тем не менее, всегда существует риск упустить что-то важное, поэтому я внимательно изучала каждое помещение. Кто знает, вдруг, повезет? На четвертом, мне действительно повезло.
  Квартира выходящая окнами во двор. Маленькая комната, еще меньших размеров кухня. Для одинокой девушки туристки? Даже не знаю. Все, чем когда-то жили, уже не имело ни смысла, ни практической ценности. Но в кухне осталась мебель. Висели шкафчики, стоял стол, была раковина. Я отвернула кран. Иногда делала это, больше для смеха, конечно. Сюда давным-давно не подавали воду. Смысл?
  А на подоконнике стояла банка. Красивая такая. Белая, с синими цветочками. Наверное, стеклопластик, хотя, быть может и керамика. Откуда она здесь? Почему стоит на окне? Не разбилась, не упала от порывов ветра. Да и выглядит слишком чистой в окружающем бардаке.
  Острое чувство опасности мгновенно охватило меня. Я отскочила к стене и замерла. Тихо.
  Но я уже понимала, что не так. Рука медленно скользнула в карман куртки за оружием. Она стояла в проеме двери:
  - Немного потеряла хватку?
  - Откуда ты узнала? - бросила я ей с вызовом.
  - Ты же мое отражение, - ответила она со смешком.
  Как обычно, ей слова не нужны. Она всегда читала меня без них. По одним лишь жестам, мимике, просто ощущениями. Чувствовала. А я...перестала.
  - Это глупо. И опасно.
  Кивок в ответ:
  - Знаю. Но я очень скучаю. Мы так долго были одним целым.
  - Все изменилось, Алиса.
  Она продолжала смотреть мне в глаза. Ужасное ощущение. Я видела знакомое лицо, но это все равно была не она. По крайней мере, не совсем:
  - Пожалуйста.
  Алиса не отвела взгляда. Покачала легонько головой:
  - Ничего не изменилось. Я люблю тебя, как раньше. И ты по-прежнему моя сестра.
  Я нервно рассмеялась:
  - Мы же договорились. Это опасно для нас обеих. Да и ты больше не человек, Алиса. Я пытаюсь выжить. Мне тоже непросто.
  Она покачала головой. Опять:
  - Самообман. Пойдем со мной.
  Я отвела глаза. Просто не выдержала:
  - Куда, Алиса? Больше ничего нет. Ни места, ни времени. Все в прошлом. Я хочу убраться с этой планеты. Или перебраться на другое полушарие, хотя бы. Получить свой пропуск в другую жизнь.
  - Пойдем со мной, - повторила она настойчиво, - туда, где есть будущее для нас обеих. Неужто не понимаешь? Ты играешь в опасную игру, сестричка. Зарабатываешь не пропуск, а билет в один конец.
  - Кто бы говорил! - с яростью выкрикнула я ей в лицо. - Кто бы говорил, Алиса. Ты видела себя? Ты знаешь, что думают о таких как ты, люди? Я люблю тебя. Но ничего не выйдет. Это погубит нас. Уходи и живи своей жизнью.
  Она сделала шаг вперед, раскрыла объятья. Боже.
  - Я не чудовище, ты знаешь. Внутри периметра царит сплошная ложь. Пойдем, и я расскажу тебе правду.
  - Но не сейчас? - зло ухмыльнулась я.
  Она опустила руки:
  - Не могу. Я связана обетом молчания. Ты же мое отражение, самое близкое из существ на целом свете. Пожалуйста, идем со мной.
  Я выпрямилась, шагнула к ней, посмотрела в глаза, с яростью и желанием задеть:
  - А как же твоя дочь, а?
  
  7 глава
  Явор
  
   Я привыкала к жизни на 'Астре'. Конечно, просто и ясно было далеко не всегда. Это касалось как личных отношений так и моей новой работы. А разве бывает иначе? Да, члены экипажа казались мне особенными людьми, полными сюрпризов, тайных мыслей и странных поступков. И совершенно другими, нежели те, с кем до этого я провела несколько лет на 'Звезде'. Пожалуй, неподходящее слово 'другими'. Абсолютно, в принципе иными. Но хотя большая часть команды 'Астры' и не отвергала меня, сказать, что при общении они держались свободно, я тоже не могла. Что до истинных причин будоражащих меня мыслей, я просто привыкла совсем к другому отношению, поэтому с трудом доверялась даже видимой приязни и улыбкам. Чем она диктовалось? Долгом или личным любопытством, возможно, приказом капитана? Думаю, сильнее домыслов меня терзали лишь собственные демоны. А вдруг, все ложь?
  В целом же, дни шли сплошной чередой будничных забот и сменялись без особых происшествий. По крайней мере, так казалось до дня, когда я вместо того, чтобы возиться в саду, оказалась на гауптвахте в ожидании вердикта от капитана.
  Наверное, именно из-за двойственности ощущений, я и не пошла к Велимиру сразу же, как получила первую угрозу, а продолжала молча терпеть. Когда мысль о том, что все заходит слишком далеко и становиться неуправляемым, пришла в мою голову, разразилось это самое происшествие.
   Сневидович был хорошим и последовательным воспитателем. Не знаю, был ли он садистом, но проверять меня на твердость ему нравилось. 'Привычка - вторая натура', - говаривал он. И в чем-то оказался прав.
  Явор, тот самый человек, что назвал меня тварью в вечер знакомства с экипажем, один из новичков, принятых на борт 'Астры' относился ко мне именно так, как и обозначил. Конечно, при капитане он не позволял себе больше, чем ироничные взгляды или насмешки над моей неосведомленностью в примитивных для людей понятиях и вещах. Ограничивался колкостями. Но вот стоило ему застать меня одну, как поведение его менялось кардинально. Последние дни, у меня появилось стойкая уверенность, что он терпеливо и намеренно поджидал такой возможности. Затем в ход шли оскорбления, угрозы и настойчивые требования покинуть корабль на станции, к которой мы вот-вот должны подлететь.
  Я делала вид, что плохо понимаю его слова. Косила под тупицу. Привычка терпеть, привет Сневидовичу. В какой-то момент, Явор, видно, решил, что может позволить себе стать откровенно грубым. Он подкараулил меня в коридоре, прижал к стенке и, схватив за горло, поинтересовался, как сильно должен придушить меня, раз уж непонятливая кукла игнорирует вежливые предупреждения.
  В принципе, даже если бы в ход пошли кулаки, я мало что чувствовала. В любом случае, такую боль, которую мне причиняли раньше, уже не повторить. Но кому понравиться, когда его стучат головой об стену и невежливо угрожают? Я немного переросла кукольный дом, в котором меня когда-то держал Сневидович. Почувствовала вкус к свободе от чьей-то воли. Поэтому, молча и с силой оттолкнула Явора от себя. Конечно же, это плохо кончилось.
  В результате удара, он получил сотрясение мозга, а еще перелом запястья, которое я сжала со всей нежностью, что пробудили во мне воспоминания дней бесконечных оскорблений и унижений, не сильно разбираясь, чего в них больше, злости на него или клокочущей ярости на всех моих обидчиков без исключений. Теперь Явор лежал в медблоке. Меня же посадили на гауптвахту, до выяснения обстоятельств.
  Как витиеватым матом сообщила Марта, он развлекался тем, что всячески склонял мое имя. Обещал направо и налево, что когда мы пристыкуемся к станции, я вылечу из экипажа за драку, а он при этом наградит меня пинком под зад. Паскуда.
  Последнее, было добавлено лично от Марты с самым презрительным выражением лица. Моя новоявленная подруга страшно переживала, почему-то ни капли не сомневаясь в невиновности дурынды, как она ласково меня называла, грозила Явору небесными карами и банальным - набью морду урод у - а также, утешала как умела. Свободного места на 'Астре' было немного, поэтому меня заперли там же, где я проживала. И поскольку Марта являлась начальником службы безопасности, то имела беспрепятственный доступ в мою каюту, куда приходила сообщать последние новости и подбадривать.
  Чем я заслужила симпатию Марты, не представляю. Она почти не знала меня, и о таких как я, но в груди ее, наверное, билось горячее сердце. В любом случае, сомнений, что участь моя решена и уже через два дня, я окажусь черти где, без средств к существованию с окончательно испорченной репутацией, у меня не было. Ну, что стоило потерпеть выходки Явора ради такого хорошего места? Я корила себя за несдержанность и пресекала все попытки робко нашептывающего голоска донести до моего сведения, что никто не заслуживает такого обращения. Даже кукла.
  И вот сегодня Марта пришла за мной, чтобы проводить к капитану. Хлопнула по плечу, в своей обычной манере, и затрещала сорокой, советуя не падать духом, а рассказать все как есть:
  - Велимир отличный капитан. Он справедливый человек, чтоб мне сдохнуть, если вру, - с жаром говорила она. - Поверь, если кто и разберет чин по чину, то только он. Я десять лет его знаю. Ох, бля! Ну, разве можно догадаться, что парнишка с масляными манерами окажется таким куклофобом и сукиным сыном? Увы, подруга, на то и жизнь наша как зебра, тут не угадаешь. Но только, слышишь, Таб, ты запомни, тебе далеко до ее задницы.
  Я пыталась вникнуть в суть сказанного, но слова ускользали, шелестели как обертки от конфет. Сневидович очень любил конфеты, а я ненавидела звук разворачивания этих бумажек. Он означал, что ему весело. Когда ему становилось весело, мне следом, больно. Страх туманом заползал в душу, тихонько обволакивал противным ощущением вязкой пустоты. Марта всматривалась в мое лицо. Искала какие-то эмоции, наверное. Сейчас, тронутая ее добротой, я хотела бы показать их, но не могла.
  Она помотала головой и зло стукнула кулаком о стену. Виновато улыбнулась:
  - Нам пора, Табат. Ты, это, как-то покажи, о чем думаешь, а? Я же знаю, ты чувствуешь вину. Но почему? Ведь ты жертва. Не этот гребанный Явор, со своей сломанной культяпкой! Марат хотел свернуть ему шею. Такое поднялось, эх, видела бы. Да, ты странная, конечно, можно сказать даже слегка притрушенная, - Марта пожала плечами, типо, ну что поделать раз так, и закончила, открывая дверь:
  - Но, подруга, ты должна знать, мы на твоей стороне. Я лично видела запись, где этот недобитый инвалид, стучал тебя головой об стену. Да какой же, бля, сукой надо быть, чтобы...
  Она захлебнулась негодованием, махнула рукой и быстро вышла. Мне показалась, она расстроена даже сильнее, чем показывает. Интересно, почему? Я вышла за ней и попыталась унять дрожь, которая начала бить меня при мыслях о разговоре с капитаном. Вот и кончилось время тихой радости и безопасности. Впереди снова неизвестность.
  Марта довела меня до каюты Велимира и остановилась рядом, сочувственно смотря, но пряча в глазах ярость:
  - Табат, мы бы никогда так не поступили. Ты веришь мне?
  Я нахмурилась, растеряно смотря на нее. Никак не получалось сосредоточиться. Мысли разбегались испуганными тараканами, и я чувствовала себя все более отчаянно напуганной. Мне ведь некуда идти. Совсем. Я часто заморгала. Марта, видимо, решила, что я разревусь, и прикусила губу, пытаясь справиться с собственными эмоциями. Как она могла быть такой грубой внешне, и иметь настолько добрую душу?
  Она только открыла рот, чтобы что-то сказать, как из динамика на панели около двери послышался спокойный голос Велимира:
  - Марта, тебя ждут в рубке. Заходите, Табат.
  Я неловко пожала плечами и толкнула люк-дверь.
   Велимир сидел за уже знакомым мне столом. Руки его спокойно лежали на гладкой поверхности. Да и сам капитан выглядел хоть и сдержанно, но вполне дружелюбно.
  - Садитесь.
   Я кулем повалилась в кресло напротив него и замерла. Дрожь, которая колотила меня изнутри, сменилась тугим и неповоротливым комом в желудке. Леденящим, мешающим думать, двигаться и разговаривать. Я вытаращилась на капитана самым неприличным образом, но не могла выдавить из себя даже приветствия.
  - Мне очень жаль, Табат. Действительно, жаль, - произнес капитан.
  Я сглотнула. В горле стало сухо и противно:
  - Вы не виноваты, - тихо промямлила в ответ.
  - Виноват, - неожиданно резко и громко возразил он, сцепив пальцы в замок и почти сразу снова расцепив их. Посмотрел на меня. В его открытом взгляде я вообще почему-то ничего не смогла прочитать. Капитан не улыбался, но когда заговорил, голос его снова зазвучал мягко:
  - Вы поверили мне. Обещанию дать вам достойную работу, безопасность и дом. Я виноват. Я оказался менее дальновидным, чем думал. Скажите, Табат, почему вы сразу не пришли ко мне или Бусу? Как только Явор начал угрожать вам? Почему вы молчали?
  - Я не смогла, - честно сказала я, чувствуя, как немного спадает напряжение. Значит, прямо сейчас он меня не выгонит. Иначе не было бы этих слов. - Возможно, мне хотелось верить, что ему надоест и мое молчание переупрямит его ненависть. Но ее нельзя так легко убрать, да? Я переоценила свою выдержку. А потом, мне плохо знакомы границы тех возможностей, что появляются у кукол с возрастом. Его рука и голова, мне жаль.
   Врала. Ни капельки.
  - Жаль? - Велимор посмотрел на меня с удивлением, которое почти сразу же утонуло в его обычной вежливой невозмутимости, - Такие вещи просто недопустимы. Табат, я постараюсь сделать так, чтобы у вас больше никогда не возникло повода защищаться на борту 'Астры'. Но если вы не начнете доверять мне, мы не сработаемся. И вам также придется покинуть нас. Мы могли избежать такого развития ситуации, понимаете?
  Я сжалась:
  - Понимаю, - прошептала едва слышно, не смея поднять глаз.
   И вдруг почувствовала, как его пальцы дотрагиваются до моей руки:
  - Табат, - мне пришлось сделать усилие, чтобы вновь встретится с ним взглядом:
  - Вы хороший работник. Марта в восторге. Марат считает вас воробушком, доктор говорит о глубокой эмоциональности и непростом прошлом. Некоторые члены команды пока относятся к вам настороженно, но, не потому что вы кукла, а потому, что вы новый человек на борту. Дайте нам возможность узнать вас лучше и присмотритесь к ним сами. Впереди нелегкий рейс. Нам нужно стать командой. Снова. Постарайтесь впредь не попадать в неприятности. Советую вам не сходить с палубы 'Астры' пока мы будем находиться на станции. Я могу дать вам увольнительную, но предпочел бы, чтобы у Явора не было возможности как-то еще портить вам нервы вне корабля. Вам все ясно? Идите. Вы больше не под арестом.
  Я поднялась:
  - Спасибо, капитан.
  Он коротко кивнул. Мы оба понимали, что один шанс уже профукан. Этот последний. Утешало только одно, Явор не будет мозолить мне глаза всю дорогу до системы Розы. Закрыв дверь в каюту капитана, я немного постояла в коридоре, размышляя над словами Велимира о своем положении, о том, кто покинет корабль и почему. Противная мелкая дрожь, сотрясающая меня, тоже прошла, хотя и оставила измученной, с сопутствующей слабостью в ногах и руках.
  Вдруг, мне стало нехорошо. Я привалилась к стене, ощущая вибрацию и волнообразные спазмы, пробегающие по ее покрытию время от времени. Это было на удивление приятно. Поглаживающие волны доставляли удовольствие, даря коже нежность механической ласки, едва ощутимую мною, правда. Да, и на самом деле, стены просто стремились оттолкнуть тело, применяя режим автоматического стимулирования. Когда до меня дошло, кто инородный объект, я почувствовала раздражение, усталость и одновременное облегчение. Словно наконец-то пришла в себя, справилась со страхом, одним из внутренних демонов, а потом сдулась в один миг, как детский воздушный шарик, оставив браваду за углом. Стенка вспыхивала разноцветными искрами, всячески сигнализируя о возникшей проблеме. Я выпрямилась, оттолкнувшись от ее поверхности. Есть в этой биожизни что-то страшно раздражающее, словно у нее мог бы быть вздорный характер и повышенная чистоплотность. Да, люди умели развлекаться, создавая таких, как мы...
  Может Явор плохой человек, но именно его поступок меня подтолкнул, заставил предпринимать хоть что-то для продвижения вперед. Трезво подумав над своим будущим, я была готова к реальным переменам. И для начала решила пойти на камбуз. Теперь, когда у меня снова есть подтвержденный статус члена экипажа и немного свободного времени, это казалось хорошей мыслью. Именно там, по словам Марты, 'страдали ерундой' свободные от дел люди. Где еще мне делать попытки сблизиться с ними и, как сказал капитан, присматриваться? А попозже, когда немного разберусь что к чему, вернусь в гидропонный сад, и буду на деле доказывать свою полезность кораблю.
  
  8 глава
  Кабольд
  
   Мне нравилось на камбузе. И нравился Кабольд. У него на кухне всегда царила атмосфера намешанного веселья, созданного из адской смеси специй, пошлого стеба и умного юмора. Почему меня так неудержимо тянуло сюда? Я готова была забиться и в уголок, если мне дадут побыть рядом, послушать, понаблюдать. Хоть на секундочку ощутить себя частью компании. Посмеяться над их шутками, попробовать их пищу. До сегодняшнего дня, я никогда не задерживалась дольше положенного. Забирала подготовленный Кабольдом коктейль и трусливо ретировалась в свою каюту. Я боялась остаться и посмотреть, как они это воспримут. Но теперь пришло время проверить.
  Кабольд или Кабо, обладал своеобразной внешностью и характером. Как все азиаты, он нерушимо хранил верность своей культуре и традициям. Я читала о таких людях, а теперь познакомилась лично. Волнующий опыт, к которому книги в полной мере не могли меня подготовить. Библиотека у Сневидовича, вообще, несмотря на убогость прочей обстановки и устаревшей техники, как я уже теперь понимала, была роскошной. Личный пунктик капитана, так сказать. Он настаивал, чтобы я освоила как можно больше информации. Тоже, видимо, пунктик.
  Кабольд был человеком маленького роста, сухощавого телосложения, с короткими, торчащими во все стороны волосами, окрашенными в яркие цвета. Он обладал специфическим чувством юмора и совершенно непредсказуемым поведением. Почему он делал то, что делал, как и зачем, кроме него самого никто объяснить не взялся бы. Кабо мог целый месяц играть в сосредоточенного, серьезного молчуна, и вы ему верили, а затем разыграть сомнительную шутку, которая выводила из душевного равновесия 'везунчика', искренне веселя остальных. Кабо обожал заключать пари, заигрывать со всеми особами женского пола, независимо от возраста или внешности. Но я ни разу не слышала, чтобы его называли злым шутником. Поэтому, наверное, его любили и всегда прощали.
   Естественно, Кабо был профессионалом своего дела. В готовку он всегда вкладывал кусочек души и немалую фантазию, поэтому его искренне огорчала моя неспособность оценивать кулинарные изыски. Однако проблем с коктейлем не возникало ни разу. Я немного опасалась любви Кабо к розыгрышам, но пока его энтузиазм на меня не распространялся.
   В мягкой тишине, он делал нарезку на огромном разделочном столе. Конечно, пищу можно было приготовить и гораздо более простым способом. Загрузить в синтезатор соответствующие рецептурные коды, а извлечь готовый продукт. Но Кабо презрительно обзывал такую еду подделкой и предпочитал готовить по старинке. Думаю, гидропонный сад предназначался не только для систем вентиляции или фильтров, но и для того, чтобы Кабо всегда имел доступ к свежим овощам и специям.
  Увидев меня, Кабо улыбнулся, отчего глаза его превратились в две щелочки, и спросил:
  - Ты снова с нами, бесценная?
  Я робко кивнула, пытаясь придумать, как завязать беседу. Повар хмыкнул:
  - Значит, с завтрашнего дня у нас на одного техника станет меньше?
   Все, что мне оставалось, пожать плечами. Кабо важно постучал рукояткой ножа по столешнице и уверенно заявил:
  - Капитан был прав, - после чего сразу же перешел к другой теме. - Ты, милашечка, пришла поесть или помочь?
  - Чем? - поинтересовалась я. Кабо положил нож и коснулся мизинцем своей щеки:
  - Чмокни для начала.
  - Успокойся, старый кабель, - услышала я за спиной голос Марата. Попыталась улыбнуться, растерянно соображая, как себя повести. Кабо снова взялся за нож, направил острие в сторону рыжего великана и с улыбкой заметил:
  - Ишь как ты заговорил, друг мой. Боишься, что победа останется за мной?
  Я переводила взгляд с одного на другого. Какая победа? И тут меня осенило. Их пари!
  Кабо невозмутимо продолжил готовку, шинкуя перец. Марат устроился за столом и, меланхолично поглядев на меня, поинтересовался:
  - Ты в порядке, мелкая?
  - Все очень хорошо, - пробормотала я в ответ и вздрогнула, когда Кабо расхохотался так, что уткнулся лбом в столешницу. Его плечи продолжали трястись, из-под малиновых лохм доносилось хрюканье и хихиканье, а ладонь с зажатым ножом постукивала по столу. Хорошо еще, он не упал лицом в уже нарезанный салат.
  Марат вяло приподнял брови, а затем демонстративно повертел пальцем у виска. Я подвинулась к нему и застенчивым шепотом спросила:
  - А часто с ним такое?
  Тут не выдержал и сам Марат. Прыснул в кулак. Кабо закатился в новом приступе истерического хохота. Я молча сидела на стуле, чувствуя себя глупо. Наконец, отсмеявшись, Кабо повернулся ко мне. Его глаза блестели двумя яркими агатами. Вытирая слезы, он показал мне отогнутый большой палец.
  - Не понимаю, - не выдержала я.
  - Ты мне нравишься, - ответил повар, - у тебя есть чувство юмора. Не каждый столь оптимистичен после того, как его били головой об стену. Но ты не обращай внимания, у меня свои понятия о приличиях. Покажи-ка лучше пуп.
  Марат возмущенно встрял в диалог, активно подвинув меня локтем и едва не спихнув при этом на пол:
  - Эй, придержи коней, ага? Я попросил ее первый. Мелкая, покажешь? Если не в настроении, мы подождем.
  - Минут двадцать, - хихикнул Кабо, - пока я готовлю твой коктейль.
  Он подошел к синтезатору и принялся набирать нужную комбинацию. Марат поерзал на стуле и ворчливо произнес:
  - Я закончил смену, налей мне пива.
  - Погоди, - отмахнулся Кабо и обратился ко мне. - Ты знаешь, почему пойло, которое заменяет тебе пищу иногда называют 'кровью'?
  - Из-за цвета, - уверенно сказала я.
   Агатовые глаза сверкнули двумя лукавыми искорками:
  - Неа. Потому что необразованные бестолочи думают, его состав напоминает человеческую кровь. Ничего общего, детка. Коктейль реально очень крутой напиток. У вас такой сложный метаболизм, а вы не едите человеческую пищу. Ты знаешь почему?
   Я пожала плечами. Кабо явно сегодня был в ударе и решил меня просветить:
  - Потому что есть такое понятие - недоработка. То ли изготовители первых тел не все продумали, то ли просто не сумели довести до ума. Знаешь, так иногда бывает. Переусложнение вместо упрощения. Если бы ты, к примеру, могла есть все что угодно, кору с деревьев или другую плохо усваиваемую людьми пищу, то была бы совершенным существом. Но, нет, увы...
   Разговор переставал мне нравиться. Однако Кабо, похоже, было решительно наплевать на чужие неудобства. Он ехидно улыбнулся и поставил перед Маратом стакан пива:
  - Некоторые думают, что изготовители тел сделали это нарочно. Конечно, человеческое нутро настоящая химическая лаборатория, не то, что ваше. Впрочем, я не эксперт физиологии кукол, - он рассеяно махнул рукой, с зажатым в ней ножом, - но желание выжить самый сильный из инстинктов, да? Поговаривали, что привязка кукол к единственному источнику питания вызвана желанием контролировать их. Если первые из вас еще считались людьми, то последующие быстро превратились в живой товар. Владельцу гораздо проще жить, зная, что сильная и выносливая кукла не сбежит слишком далеко от кормушки, ведь без коктейля она продержится не дольше месяца, прежде чем ее системы окончательно откажут. Примерно в это же время, кстати, и ввели систему обучения для кукол, - Кабо запнулся и продолжил, ѓ- я много читал об этом. Правда, тогда никто еще не подозревал о некоторых возникших позднее нюансах.
   Он поставил рядом со мной пакет с коктейлем и выжидающе уставился на меня:
  - Показать живот? - спокойно спросила я.
  Кабо хлопнул в ладоши. Его лицо на миг осветилось пониманием, а потом я обнаружила, что он улыбается так, словно мы лучшие друзья:
  - Показывай, Табат. Я весь в нетерпении. Как и Марат, который уже торчит мне бутылку.
  Я расстегнула змейку комбинезона, демонстрируя им гладкую грудь и аккуратный пупок, там, где ему и положено было быть.
  - Мать! - Почти беззвучно выругался Марат. Кабо захохотал. Я медленно сглотнула и почувствовала себя просто отвратительно.
  А потом, за нашими спинами раздался холодный голос Буса:
  - И что у нас тут происходит?
  Марат отсалютовал ему стаканом и грохнул им об стойку, расплескивая янтарный напиток. Я попыталась быстро застегнуться, но проклятая змейка, как нарочно, застряла на середине. Кабо выпрямился, приняв вид человека страшно занятого перемешиванием овощей и заправкой салата специями. Он пересыпал нарезанные овощи в миску, достал несколько бутылочек и баночек из-под стола, чуть нахмурил брови и ответил Бусу:
  - Мы с Маратом поспорили. Табат разрешила спор. Я выиграл.
  - У нее есть пупок? - невозмутимо спросил Бус, присаживаясь рядом со мной. Я не сдержалась, вытаращила глаза и посмотрела на него.
  - Вижу теперь, - он улыбнулся и постучал пальцем по столу, - мне тоже пива, Кабо. Оказывается, у тебя есть мимика, Таб. Помочь?
   Я проследила за его взглядом и поняла, что он направлен на расстегнутый почти до паха комбинезон. Стало неловко. Именно неловко, а не стыдно. Я помотала головой и стянула края комбинезона, прикрывая наготу. Не хватало еще, чтобы начальство занималось проблемами рядовых членов экипажа, тем более личного характера. Марат из лужиц пролитого пива рисовал пальцем фигурки на столе. Задумчиво или расстроено, было непонятно.
  - Скажи, откуда ты знал? - спросил он у Кабо. Тот, продолжая колдовать над салатом, пожал плечами:
  - Я любознательный. Спроси Таб, она тебе расскажет. Да, милашка? - Он подмигнул мне с совершенно неприличным выражением лица.
  Бус отпил пива. Он предпочитал черное, и заметил:
  - А не слишком ли вы наглеете? - Поставил бокал на стол и повернулся ко мне. - Табат, давай помогу.
   Я покорно убрала руки. Не знаю, как так получается. Почему я так послушно выполняю просьбы и приказы. Далеко не всегда хочется, но...
  - Ты всегда соглашаешься делать то, о чем тебя просят? - Спросил Бус, пытаясь совладать с заевшей змейкой.
  - Нет. - Ответила я. (Единственный раз, когда мое поведение вышло из-под контроля, был случай с Явором).
  Кабо отставил в сторону салат и снова показал мне большой палец. Марат хмуро хмыкнул, и повар припечатал его художества салфеткой.
  - Эй! - Возмутился рыжий, а потом грустно вздохнул:
  - Это было нечестное пари. Ты знал заранее.
  Кабо артистически развел руками, при этом на лице его застыла горестная гримаса, мгновенно сменившаяся на ухмылку:
  - Не умеешь спорить, не начинай. - Он достал тряпку и начал с остервенением натирать стол, - Я гений. А ты, простофиля, друг мой.
  - Да ладно, - Марат хлопнул ладонью по столешнице, начиная распаляться. Взрывным темпераментом, как Марта, он не обладал, но долготерпением тоже не отличался. - Ты сам то, можно подумать, везунчик. Вспомни, как я уел тебя в прошлый раз и захлопни варежку.
  - Заткнитесь оба, - предложил Бус, чертыхаясь под нос. Молния застряла намертво.
  Мне совсем не хотелось демонстрировать особенности своей анатомии. Однако Бус не сдавался, терзая комбинезон с упорством маньяка. Даже Марат и Кабо притихли, с интересом наблюдая за этой схваткой. Я с тоской поглядывала на дверь, а повар с откровенным любопытством на мою грудную клетку.
  - Не стесняйся, - обратился он ко мне, - ничего такого ужасного в обнажении нет. А мы больше не будем терзаться страшным любопытством, додумывая, что там у тебя под пижамкой. Красивое тело.
  Он кивнул, подтверждая серьезность своих слов, но смешинки в его узких глазах, при внешне спокойном выражении лица не давали мне расслабиться.
  - Совершенно непонятно, зачем вам пупок? - Марат попытался заглянуть за стойку Кабо, но тот шутливо погрозил ему пальцем и сам достал оттуда бутылку пива, как будто прочел мысли рыжего. Я повара больше не интересовала, отвернувшись, он молча продолжил готовить.
  - Таб, - пристал Марат, - ну, откуда у вас пупок? Скажи мне.
  - Я не знаю.
  Неожиданно для всех Бус застегнул комбинезон и довольный посмотрел на меня. Вблизи оказалось, что у него темные, синие с зеленцой глаза, опушенные черными, длинными ресницами:
  - Теперь ты сможешь спокойно поесть.
  - Спасибо.
  - А мы реально остались без второго техника, - меланхолично заметил Марат, допивая пиво.
  - Не ворчи, - добродушно осадил его Кабо, - Есть еще Оливия. А славная крошка Табат мне нравиться куда больше скучного зануды Явора. Скажи, Табат, - он на мгновение развернулся ко мне, - ты пойдешь с нами в увольнительную?
  - Нет.
  - Что так? - Марат тяжело оперся щекой на ладонь, при этом его локоть все норовил соскользнуть со стола, и сонно зевнул.
  - Так решил капитан, - ответила я и, не удержавшись, взглянула на Буса. Но тот промолчал. Потягивал черное пиво и любовался спиной Кабо:
  - Думаю, так лучше для меня, - робко закончила я и взяла в руки пакет с коктейлем.
  - Да, киса, - не поворачиваясь, помахал керамической лопаткой Кабо, - как угодно и когда угодно.
  Я не поняла юмора, но Бус, видимо, понял, потому что нахмурился:
  - Придержи язык, пустомеля, - резко заметил он, поставил пустой стакан на стол и поднялся. - Нам с тобой нужно прояснить ряд вопросов, - обратился он к засыпающему Марату. Тот вяло кивнул, зевая во всю глотку, и поплелся к выходу.
  Когда они ушли, я сжала в руках пакет с коктейлем, для приличия выдержала паузу и тоже начала подниматься. Но тут голос Кабо припечатал меня к стулу. Это была не просьба, а приказ, отданный сухо и жестко, не оставляющий вариантов, заставляющий беспрекословно подчиняться:
  - Сядь, кукла.
  Кабо повернулся, положил руки на стойку и посмотрел на меня. В его глазах я увидела живейший интерес, но ни грамма сожаления:
  - Извини, Таб. Останься, - спокойно сказал он. Командные нотки из его голоса исчезли напрочь. Просто просьба.
  - Чего ты хочешь? - спросила я прямо.
  - Знать точно. Не подозревать, а знать. - Как ни в чем, ни бывало, ответил Кабо. Правда, смешинки в его глазах потухли:
  - Твой хозяин, не тот, который формально являлся опекуном, мы же понимаем, с куклами так не бывает, а первый. Ты можешь назвать его имя? Ты помнишь?
  Я покачала головой, но все же ответила:
  - Мне кажется, ты и так знаешь куда больше меня. Да, к чему такие вопросы? Это не самый большой секрет. В новостях много раз рассказывали про эпидемию на борту 'Звезды Альтаира', о космопорте, где нас приняли, карантинной зоне, выживших, кукле, махинациях, непорядке с документами. Информации предостаточно, грязное белье ведь вытрусили прилюдно, - я замолчала и демонстративно отпила из пакета так, чтобы темно бордовая струйка потекла по подбородку. Пусть ему будет неприятно, пусть представит, что я пью чью-то кровь. Такого как он, например.
  Но Кабо, видимо, на красивые эффекты было плевать, как и на многое другое. Интерес в его глазах разгорелся еще сильнее, но теперь в них еще замерцал мрачный, настораживающий огонь:
  - Я знаю о Сневидовиче. Но есть самый первый хозяин, верно? Или производитель. Та самая закрытая или потерянная информация. - Кабо кивнул, словно сам ответил на незаданный вслух вопрос. - Бредни о 'Звезде Альтаира', конечно, ходили самые разные. Но это фигня, сыр-бор на ровном месте. Пустышка, не стоящая внимания. Мало что ли в космосе летает корыт? Мало ли экипажей погибает от неизвестных болезней или занимается нелегальной контрабандой? А ты не задумывалась, Таб, что случилось бы, не возьми тебя Велимир на борт 'Астры'? Через пару дней закрывают кредит, тем более ваша история закончилась конфискацией. Вообще удивляюсь, откуда у тебя взялись деньги? Но, опустим. Предположим, закрывают, и вот ты остаешься без средств к существованию, милашечка. А потом, с большой долей вероятности, бесследно исчезаешь и из космопорта и с планеты. Здравствуй, старый пердун коллекционер, в лучшем случае. Но меня, честно говоря, волнует другое. Почему Сневидович таскал тебя с собой столько лет? Дорого. Слишком дорого и невероятно эксцентрично для такого расчетливого ублюдка. Поверь, о его репутации я знаю не понаслышке. Значит, есть причина. У таких как Сневидович она всегда есть.
   Я спросила, стараясь не допускать в голос ничего, кроме безразличия:
  - А тебе какая разница?
   Кабо мягко улыбнулся, но в его зрачках уже полыхал настоящий пожар:
  - Когда-то, в другой жизни, у меня была кукла. Мне ее подарил отец. Ты в курсе, что за последние десять лет не было обнаружено ни одного исправного восстановителя? Некоторые думают, их вовсе не осталось.
  - А тебе то, что с этого? - повторила я сухо.
  Кабо улыбнулся, но в улыбке его проскальзывала грусть, а не радость:
  - Та кукла однажды рассказала мне, еще совсем юноше, одну занимательную историю. Она тоже была из неучтенных, проще говоря, перекуплена с рук, а кто и когда был производителем, откуда ее привезли, узнать не удалось. Кукла никому не доверяла, притворялась послушной игрушкой, выученной болью. Но вскоре я понял, она очень умная. Совсем не такая, как прочие куклы из коллекции моего отца. Сначала я думал, она случайно попалась в ловушку, но потом понял, в поступках моей куклы никогда не было ничего случайного. Она совершенно сознательно никому не показывала возможностей своего интеллекта, силы и выносливости. Почему же тогда она доверилась именно мне? Я опущу подробности, ладно? Это как раз не важно. А вот история...
  - Она имеет отношение ко мне? - Спросила я тихо.
  Кабо пожал плечами:
  - Точно не знаю. Но ты ведь неучтенная, верно? Девяносто пять процентов кукол имеют регистрационный номер, место постоянного нахождения в чьей-то коллекции и хозяина. И лишь пять - другие. Совершенно. Как будто взялись из ниоткуда. Сневидович справил приличные документы, наверняка говорил тебе всякое разное, расписывал прелести жизни под его крылышком, раз хотел чего-то добиться, да, но еще бил и жестоко мучил, дрессировал, одним словом. Это видно по твоим реакциям, поведению. Но мозги тебе вправить по шаблону он так и не смог. Они работают иначе, не как у девяноста пяти процентов кукол. Он не сумел выдавить из тебя душу.
  - У той, твоей куклы было имя? - спросила я, все еще не понимая, куда он клонит. Кабо вытер руки тряпкой и бросил ее под стол, в пневмомусорку:
  - Ага. Ее звали Алиса.
  
  9 глава
  Небесный город
  
  Я возвращалась. Настроение было скверным. Скажем, превратилось в скверное, после встречи с Алисой и с прошлой жизнью. Той самой, в которой мы были не теми, кем стали сейчас. Она мороком, а я охотником. Судьба, такая вот коварная тварь. Подбрасывает каверзы, а сама стоит и смеется за углом.
   Мне пришлось серьезно поработать над своим состоянием, прежде чем я рискнула вернуться. Марк лучший. Он мгновенно поймет, что со мною что-то не так.
  Я опасалась засыпаться на глупости или эмоциональной несдержанности. Алисе, вероятно, теперь стало проще прятать чувства. По ее лицу уже не догадаешься, о чем она думает. И наш разговор закончился как обычно. Я просила ее исчезнуть, она уговаривала меня бросить все и уйти за ней. Мороки всегда так поступают. Пытаются задурить тебя, обворожить словами, оплести чарами, а потом погубить. Нет ее, она умерла. Алиса, моя единокровная, единоутробная сестра близнец. Остался лишь ее белоглазый призрак, с похожим лицом и украденной памятью.
  Меня опять затрясло, и я вынужденно остановилась. Села на корточки, спрятала лицо в ладонях. Хотелось зарыдать. Именно. Не заплакать, а истерично завыть, расцарапывая себе щеки, побиться головой об стену.
  На душе стало совсем гадко. Ох, Алиса! Я виновата. Я отдала тебя им. В безумии отчаянья, уповая на последнее средство, надеясь на чудо. Если бы только знала, чем для меня обернется такое решение. Если бы только я могла увидеть наше будущее. Тогда казалось, смогу справиться с любыми последствиями. Но, нет. То была не запятая, а точка нашей общей реальности. Мы больше не могли принадлежать одному миру. Она стала их. Я осталась на другой стороне, с ее дочерью. И смирилась. А вот она так и не смогла. Тянула из своего человеческого прошлого за нити, что связывали нас когда-то прочнее каната. Звала меня, приходила во сне, потом пробралась в мою жизнь. Пыталась увести за собой, сулила блага и внушала ложные надежды.
  Я виновата. Привела в свой дом смерть на поводке. Указала ей дорогу туда, куда раньше ее вводили с завязанными глазами. Теперь она будет преследовать меня до конца. Все, что оставалось, бежать без оглядки. Из города, с полушария, а лучше с планеты. Уехать так далеко, чтобы ни мороки, ни Марк не смогли добраться до нас с племянницей. Ради нее я смогу выдержать что угодно. Должна.
   Я выпрямилась, посмотрела на небо. Скоро закат. Нужно торопиться, если я не хочу оставаться здесь ночью. А после встречи с Алисой, не хочу еще больше. Они вечно где-то поблизости. За периметром, но как оказалось, гораздо ближе, чем я думала.
   Марк жил в центре сектора 'Ф'. В так называемом 'Небесном городе'. Здесь над стрелами дорог возвышались огромные дома, скребущие небесную твердь, а сама зона считалась одной из наиболее безопасных, проще говоря, понты и престиж. Ничего общего с трущобами, в которых я сегодня побывала. В секторе 'Ф' мало что напоминало о разрухе или упадке цивилизации. Даже воздух казался другим. Спасибо безупречно работающей автоматической системе биозащиты. Я ненавидела этот воздух, но ценила дарованную мне иллюзию безопасности.
  Фильтрованный воздух, аккуратные клумбы, глазурь дорожного покрытия, движущиеся лестницы и маленькие, как яркие жучки, разноцветные электро-машинки, которые подвезут, куда тебе надо. Лишь одно маленькое 'но', в мелком море неисчислимых удовольствий. Белый билет или небесная карточка. У меня имелся временный пропуск. До постоянного, я пока немного не дотягивала. Так считал Марк, конечно же. Но он босс. Ему можно все.
   Руки непроизвольно сжались в кулаки. Нет. Извини, Алиса. Мне придется упаковать тебя и засунуть очень глубоко.
   Лучшего места для жизни в моногороде, я назвать не могла. Сектор 'Ф' мог воплотить мечту в реальность, но попасть сюда всегда было сверх трудно.
  Я непринужденно улыбнулась проезжавшей мимо машине, водитель которой только что подмигнул мне. О, да! Он точно знает, кто перед ним. Здесь одежда говорит о вас больше, чем вы сами. Неважно, что я напялила жутко неудобный и просто безобразный оранжево-синий комбинезон, только на входе в сектор. Ну, не дура же я, в самом-то деле, ходить в таком по зоне? Для этого дела у меня есть рабочий комплект одежды, который сейчас упакован в герметик для дезинфекции.
  Однако в секторе 'Ф' необходимо соблюдать правила и субординацию. Нигде не надо, а тут прописная истина. Одежда должна рассказывать о тебе. Страшнейшая чушь, но я никогда не спорю на такие темы.
  Для достижения целей можно использовать что угодно. Когда знаешь такие простые вещи, на многое смотришь куда проще. Умение стать кем-то, на поверку, весьма полезная штука. Сейчас я элитная лошадка, чья-то собственность, опасный инструмент, заточенный под определенный вид услуг - охотника. 'В ней много адреналина, любовь к недешевой выпивке и готовность сбросить пар после трудного рейда', - вот что он думает обо мне, этот расфуфыренный кобелек за рулем, никогда в жизни не покидавший периметра. Слово 'опасность' светится на мне большими красными буквами, поэтому я так притягательна, но он немного трусоват, и не притормаживает, хотя по случаю обязательно прихвастнет приятелю смелой выходкой. Но встреть он меня в другой одежде и на улице, например, в секторе 'Р', где живут трудяги среднего класса, даже не взглянул бы в мою сторону. Хотя, если подумать, что ему там делать? А если переодеться в вызывающе короткое платье, и сесть за руль такой же вот машинки, я стану чьей-то подружкой. Пустоголовой штучкой номер дцать, например, у достаточно богатого 'папочки'. Яркой конфетной оберткой, но ровно до того момента, как конфета будет съедена.
   Я спустилась по лестнице, свернув с основной трассы, и подождала состав. Электропоезда в центре напоминали мне яркие стрелы. Маленькие вагоны, быстрота и удобство. Ничего общего с тарахтящими, гремящими вагонами в секторе Б или Л. Даже сидения другие. Мягкие, гладкие, синие или красные. Я села, уставилась в окно, занимаясь мысленным самовнушением: 'Ехать минут семь. А ты в городе счастья. Здесь не может быть случайных людей, да еще с такими мрачными лицами. Расслабься, наконец, хотя бы внешне, и улыбайся, черт тебя дери!' Непроизвольно дернулось плечо, выдавая остаточное раздражение.
  Так люблю я сектор 'Ф' или ненавижу его? По крайней мере, сейчас я не боюсь оставлять племянницу.
   Дом, в котором жил Марк выглядел сказочным дворцом. Так я себе представляла замки из сказок, когда была маленькой. Огромное здание, которое возносилось вертикалью строгого силуэта. Прекрасное, блистающее гранями в лучах солнца: стекло, сталь и пластик, оно вызывало священный трепет, тоску по недостижимому благополучию, воплощенные мечты. Да, думаю так.
   Первое, что бросалось в глаза, когда двустворчатые двери приветливо распахивались перед тобой - холл. Высота потолка под сто метров, площадь, пожалуй, вся тысяча. Над головой проходят тонкие тросы, удерживающие компактные пластиковые коробки автоларьков. Удобно. В них всегда можно купить сигареты, цветы, всякую прочую мелкую ерундовину. Щелчок кнопки на одной из многочисленных палок-стоек, что для удобства натыканы по всему холлу, и кабина с антигравитационной установкой зависает над головой, а потом мягко спускает панель для ввода кода. Если клиент подтвердит платежеспособность, то купленное будет незамедлительно доставлено прямо в руки. Высший пилотаж.
   Одна такая покупка просвистела рядом с моей головой. Я грубо выругалась. Миловидная блондинка, протянувшая было руки к 'подарку' и, похоже, приехавшая на встречу с 'папиком', негодующе покосилась на меня, но промолчала.
   Я вздохнула, изобразила для нее легкую улыбку. Вроде как я не сержусь, и вы не гневайтесь. В ответ получила похожую гримаску, на том и разошлись.
   В холле всегда светло. Обилие стекла создает достоверную иллюзию легкости, поэтому конструкции не выглядят массивными, а стены струятся блистающим ажурным кружевом, и помещение наполняется мерцающим воздухом. Вечером включается подсветка. И тогда снаружи дом выглядит хрупким хрустальным сосудом, сияющим во тьме. Эффектное зрелище. Ведь на нашем полушарии ночи беззвездные и поэтому очень темные.
  Помню, когда я первый раз увидела дом, то была поражена до глубины души. Даже слов подходящих не смогла подобрать. Чистое физическое блаженство, возникшее от созерцания чуда. В секторе, где я прожила большую часть жизни, домишки напоминали кособоких кое-как собранных из кубиков уродцев. Из современных материалов, конечно, но в сравнении с небоскребами сектора 'Ф' сарай сараем.
  Временами я обожала это место, но бывало, и ненавидела. Правда, сложно поддерживать огонь злобы на должном уровне, глядя на эти стены, с их утонченными узорами и на мозаику пола, блестящего настолько, что в нем все отражалось. А фонтан посредине, вокруг которого стояли лавочки для отдыха? А маленькие кафешки, магазины, летающие автоматы? А целая шеренга лифтов, с дверями, отделанными под натуральное дерево, хотя черт его знает, может натуральное? Узкие на первый взгляд кабинки и такие вместительные на самом деле, украшенные разными витыми штуковинами и клепками. Мир, в котором просто нельзя чувствовать себя плохо, но можно неуютно.
  Я подошла к лифту и нажала на кнопку вызова. Сзади пристроилась еще два или три человека. Они показались мне толпой. Я оглянулась. По холлу неспешно бродили люди. Кто-то сидел около фонтана с пакетбуком в руках, одна парочка прогуливалась вдоль мини аллеи: зимний сад, магазинчики, кафе, еще немного зелени, к лифту и обратно.
  Откуда взялись очереди на посадку? Надо спросить у Марка, не случилось ли чего.
  'Слышали, - обратилась к соседке, стоявшая за мною женщина, - дом на пятой улице. Он внезапно вышел из строя. Что-то глобальное в системе. Говорят, что жильцам приходится съезжать. И даже, вроде как, его не смогут починить. Представляете, какой ужас? А что, если такое случиться с нашим домом?'
  Ее соседка сочувственно закивала, начала отвечать. Я отключилась от их болтовни, ушла в себя. Что еще за фигня? Если разрушения коснулись сектора 'Ф', это конец. Марк должен знать. Он всегда знает.
  Двери открылись, я шагнула внутрь. Нажала кнопку. Мне на самый последний. Марк любит высоту. Я ненавижу. Представляю, что будет, если системы однажды накроются. В доме, конечно, есть лестницы. Но подниматься или спускаться по ним, то еще удовольствие при таких высотах. Бедняга Марк. Я тихонько фыркнула, представив его пунцовое от натуги лицо, и настроение мое улучшилось.
   Коробка лифта представляла собой стеклопластиковый цилиндр, из которого, по задумке архитектора, при подъеме нужно любоваться открывающейся панорамой. Некоторые от этого ловили кайф, мне было до жути, полуобморока страшно. Я концентрировалась и прилагала массу усилий, чтобы не вцепиться в декоративные поручни или не заорать от ужаса. Лифт двигается очень быстро. Кажется, взмываешь в небо, получив дружеский пинок под зад, а потом словно пробка из бутылки шампанского - пуф! Улетаешь в неизвестность.
  Наконец, муки кончились. Лифт прибыл на нужный этаж, я вышла в коридор. Хорошо еще, что к моменту, когда кабина доехала до пентхауза, там никого кроме меня не осталось. Приятно, что никто со скрытым любопытством не разглядывает выступивший на висках пот или сузившиеся в точку зрачки.
  За дверью, как всегда, меня встречали охотники-убийцы. Они спокойно подождали, пока я покажу карточку, следом ручным сканером проверили радужку глаза, и только тогда разрешили пройти. Они были так же равнодушны ко мне, как и я к ним. У каждого своя работа.
  Самое любимое место в доме, здесь. Отрезок до двери в квартиру Марка, после подъема на ненавистном лифте.
  Широкий и длинный коридор уходил метров на двести, напоминая тоннель закругленными кверху стенами, переходящими в покатый потолок. И еще масса маленьких лампочек, вмонтированных в бело-кремовые панели, заливали пространство мягким рассеянным светом. На полу лежала ковровая дорожка с незамысловатым рисунком, купленная по очень высокой цене. Дом, милый дом.
   Я знаю, кроме квартиры Марка на этом этаже есть и другие пустые апартаменты, но мне они неинтересны. На брошенные дома за свою жизнь я насмотрелась более чем достаточно. Хотя, в связи с проблемами очередного небоскреба, кто знает. У нас могут появиться соседи.
  Я провела своей карточкой по щели аппарата на двери Марка. С тихим щелчком произошла разблокировка, панель ушла в стену.
   Едва я вошла в холл, как сразу услышала его голос:
  - Это ты, радость моя?
  - Да.
  - Сюда иди! - Звучало как приказ. Я бросила сумку на пол, сняла ботинки, расстегнула змейку комбинезона и оставила грудой лежать около двери. Марк бесится, когда я хожу по его коврам в уличной обуви или одежде из зон. Рождать очередные проблемы непослушанием, а мне оно надо?
  Босиком вошла в комнату. Он опустил жалюзи, включил приглушенный свет. Скверно. Значит, не в духе.
  - Здравствуй, Марк, - обронила я без излишней вежливости. Раз уж первый начал.
  - С толком? - сразу перешел к расспросам он. Я покачала головой и, не дожидаясь разрешения, села прямо на пол. На диван без душа нельзя.
  - Дом пустой. Флора разрослась. Повсюду тьма черных роз, несколько хищных лиан. Думаю, еще чуть-чуть и сектор начнет сыпаться. Там пусто слишком давно. И ничего интересного для нас.
  - А их следы?
  Надеюсь, я сумела скрыть эмоции:
  - Есть некоторые косвенные признаки. Я думаю, скоро придется вычеркивать сектор, перемещать метки за границу. Город сужается. Там реально опасно находиться. Особенно вечером. А мороки, - я небрежно пожала плечами, - сам знаешь. Они почуют и придут.
  - Ты чем-то расстроена? - безразлично спросил он.
  Не сумела. О, скользкая тропа, предательства и лжи...
  - Немного. Сейчас внизу, у лифта, услышала последние слухи. Будто бы еще один дом вышел из строя. А я то удивлялась, чего так много народу сегодня в вестибюле.
  Марк недовольно засопел:
  - Это не слухи. А новости, действительно, дурные. Сейчас пойди, поговори с девочкой. Она с утра, сама не своя почему-то. Плакала даже. Я был удивлен. Подумал, а не влипла ли ты в неприятности. Потом придешь ко мне.
  Я встала, без суетливой торопливости, грациозно. Марк любил змей. И меня. Временами.
  Его оклик поймал меня у двери в ту часть квартиры, где жила я:
  - Прежде чем вернешься, сними эти тряпки и надень что-нибудь другое. Работа за порогом, поняла?
  Я кивнула.
  В моей комнате было тихо. Даже удивительно. Она всегда выбегала навстречу, была такой веселой и шумной. А сегодня, свернувшись калачиком, лежала на постели и смотрела на меня больными глазами:
  - Ты вернулась за мной? - прошептала она тихонько.
  Я села рядом, обняла, уткнувшись носом в тонкую, горячую шейку. От нее сладко пахло детством и ванилью.
  - Почему такие вопросы? Это же просто работа, я всегда возвращаюсь.
  Она потянулась ко мне, и я почувствовала, как дрожь сотрясает ее птичье тельце:
  - Я видела. Она звала, хотела, чтобы ты ушла с нею, а меня бросила здесь. Но ты не согласилась, мама.
  - Детка, - я не знала, что ответить. Обняла ее покрепче, а потом ласково отстранилась, заглядывая в большие как-то слишком взросло смотрящие глаза. - Я никогда тебя не брошу. Никогда-никогда, ни ради кого. Разве только сама уйдешь от старой тетки, когда она тебе надоест. Малыш, я же не мама, хотя очень тебя люблю. Не злись на нее, пожалуйста. Она просто не помнит. Ты...я думала, перестала видеть все это, - с тревогой продолжила я, всматриваясь в ее бледное лицо.
  Она вздохнула:
  - Я не хотела тебя волновать. Ты же сказала, что это просто дурные сны. Но, только, знаешь, тетя Агата, они все время возвращаются. Сегодня было так страшно.
  - Табат, - прошептала я, прижимая ее головку к груди, - я не дам тебя в обиду. Слышишь? Запомни, детка, мороки, они могут только пугать. Морочить дурными видениями, но не вредить в реальности. Все хорошо. Я рядом, моя девочка.
  Она прижалась доверчивым котенком и тихонько прошептала:
  - Почему она не помнит меня и не любит? Если она моя мама, разве она может забыть об этом?
  Кровь бросилась мне в лицо, а слова комом застряли в горле. Все, что я могла делать в тот миг это молча покачивать племянницу, размеренно поглаживая по спинке, и пытаясь собраться силами для ответа. Если бы ты только знала, малышка. Люди могут быть куда страшнее любого морока. Но пока, слава богу, ты и не догадываешься, как много вокруг зла. Я хочу верить, что дела обстоят именно так, от того, верно, что чувствую совсем другое.
  Я нежно улыбнулась ей и мягко ответила:
  - Ее забрали мороки, и она стала одной из них, поэтому забыла все, что связывало ее с миром живых. Образ, который ты видишь во сне, не твоя мама, а лишь похожий на нее призрак.
  - Но тебя то она не забыла, - с каким-то упрямством повторила Табат и попыталась отстраниться, чтобы заглянуть в мое лицо. Я сжала руки, не позволяя ей, и ответила с нажимом в голосе, чтобы она поняла - тема исчерпана:
  - Хватит, Табат. Мир полон непонятных и неприятных вещей. Но мы с тобой живы и будем вместе. Я ее близнец. Между нами с рождения особая связь, которую даже мороки не сумели разорвать до конца. А ты, девочка моя, сама удивительное создание. Послушай внимательно, детка, о твоих снах и видениях никто не должен знать. Никто и никогда. Особенно Марк. Ты хочешь увидеть океан, как мы с тобой планировали? Тогда прекрати думать о пустом. Когда мороки лезут в голову и дурманят мысли, вспоминай, как сильно я люблю тебя, и кто всегда в моем сердце. Да, я сделаю это ради той, что родила тебя. Ради светлой памяти Алисы. Но я никогда не выберу морок. Тебе понятно, Табат?
  - Да, - смирившись, или сделав вид, что смирилась, ответила она.
  
  10 глава
  Идеальная копия
  
  В жизни нет места случайностям. Я точно знаю. Все, что таковым кажется, при ближайшем рассмотрении четко просчитанная цепь событий, в которой таким элементам как 'а вдруг' просто нет места. Единственный, кто мог бы позволить себе игры чужими жизнями, словно они бусинки на столе - Бог, но в него я больше не верю. У любого события есть предпосылки, побудительные мотивы. Даже если сейчас я не вижу их ясно и четко, то разгляжу позже.
   Все эти совпадения, вроде хобби доктора Льва Валерьяныча или прошлого Кабо, не слишком ли? Куклы стали совсем редки во вселенной, причем именно такие как я, а не просто дышащие надрессированные механизмы, без памяти, полностью подчиняющиеся хозяину, не умеющие думать самостоятельно, игрушки.
   Да, я мнительна. И еще чрезмерно подозрительна и недоверчива. А с чего бы мне кому-то верить? Первые недели на 'Астре' показали, что однажды я смогу почувствовать себя в относительной безопасности на ее борту. Члены экипажа в большинстве своем добры, приветливы и не хотят от меня большего, чем выполнение непосредственных обязанностей. Я только начала изучать этих людей, с их непохожими характерами, мыслями, чувствами. Не знаю, есть ли среди них скрытые безумцы, но доверчивые простаки вряд ли. С другой стороны, как забыть, что притворство течет в человеческих жилах? Они легко и виртуозно лгут ради собственной выгоды, врут, потому что так пытаются защищаться от боли, и потому что таким образом надеются уберечь свои секреты от чуждого вторжения. Правда, ложь обоюдно острый нож. Я не человек, но сокрытие и умолчание часть меня.
  И хотя мне не хотелось плохо думать о Марте, с ее бесстрашием, или сдержанном и безупречно вежливом Льве Валерьяныче, но они тоже люди. У каждого прошлое, тайны, причины. Так Кабо, неожиданно для меня, из безопасного балагура превратился в опасного человека. Его родной отец богат и влиятелен, раз у него в коллекции несколько настоящих старых кукол, а не безмозглый наводел, который так ценят садисты. Да, чем кукла старше, тем она дороже - так говорил Сневидович.
  И вот почему сын такого человека живет на борту корабля искателей приключений? Мои осторожные расспросы ни к чему не привели. Старая команда, члены которой прошли вместе достаточно испытаний и еще не доверяли новичкам, просто отмахивались от меня, игнорировали то, что хотели проигнорировать, а Марта, та и вовсе, без обиняков заявила, типа так поступать нехорошо. Собирать информацию о человеке за его спиной. Подойди и спроси в лоб. Так она считала правильным. И если тебе не ответят, значит, не суй нос. Придет время, расскажут сами. Ведь те же самые люди стараются сдерживать свое любопытство в отношении тебя. А?
  Высказалась она, конечно, резче, в своей обычной манере. Но суть претензий осталась неизменной, не лезь, куда не просят. У каждого свое жизненное пространство, прошлое, тайны и право на их сохранность. Если это не угрожает благополучию 'Астры' и не вредит экипажу, храни своих мертвецов в собственном шкафу и не заглядывай в соседа. Нет, я оценила это правило. Оно и мне позволяло жить нормальной жизнью, не испытывать страха перед возможностью будущих допросов или требований показать подноготную. Я ведь тоже имела пару скелетов, и хотела бы, чтобы они так и остались на дне ящика с пожитками.
   С другой стороны, у меня появились веские основания насторожиться. Сделанные открытия не радовали. Уже три члена экипажа раньше имели дело с куклами. Не удивлюсь, если окажется, что и капитан не случайно оказался в том космопорте именно тогда, когда решалась моя судьба. Я даже понятия не имею, сколько охотников и почему, околачивались в те дни неподалеку от медцентра или гостиницы, ожидая, пока к нам угаснет интерес информационных агентств. Теперь мне и, правда, казалось, что они там были. Следуя голым инстинктам самосохранения можно выжить, но приспособиться, не умея контактировать с окружающим миром, невероятно трудно. Слова Кабо зазвучали по-новому.
  Определенно, мне повезло, когда Велимир решил принять меня в свой экипаж, но сделал он это, по так и неизвестной мне причине. Не стоит забывать, резюме ему отправила я. Ждал ли он этого моего первого хода? В любом случае, не сделал его сам. Потом возникает поспешное решение улетать, и как раз тогда, когда для меня вопрос стоит ребром. Заканчиваются деньги, а в моей истории четко прослеживается социальная неадаптированность. Кукла прожила пять лет в замкнутом пространстве корабля, среди мужчин с наклонностями к садизму. Хочет ли она оказаться в незнакомом месте и совершенно одна? Комплекс жертвы, я о нем читала. Немного подтолкнуть в нужном направлении и капитан увозит добычу прямо из-под носа конкурентов. Но ведь можно сослаться на поступивший так вовремя заказ на работу. Ох! Это все действительно попахивало паранойей. Обе теории, как случайная, так и тщательно продуманная, укладывались в получившуюся схему. Не было только одного, ответов почему?
  Я так мало знаю о человеческом мире, а это чертовски мешает, когда пытаешься понять причины чьих-либо поступков. И еще ничего не можешь поделать с тем, что помимо опасений зарождается симпатия. Новое чувство, неизведанное и искушающее.
  Я всегда была одинока, но это состояние не казалось комфортным. Да, оно безопаснее, но человеческое 'Я', то, с которым мы были знакомы лишь заочно, видимо, любило людей. Ему хотелось общаться, открыто смеяться, чувствовать себя частью большего, иметь друзей. А 'Я' куклы боялось и не доверяло иллюзиям расслабленности, доверительности, удовольствий, беспечности. Такое положение казалось ему слишком шатким и хрупким.
   В основном, раздумывать обо всем этом приходилось урывками, в минуты, когда я могла побыть одна. Таких возможностей, нужно признать, почему-то становилось меньше. Меня постепенно втягивала жизнь корабля, появились дополнительные обязанности, необходимость и желание общения, опыты Льва Валерьяныча, изучение нового. Масса крошечных деталей, из которых начинала вырисовываться моя новая, гораздо более интересная и не такая болезненно мрачная жизнь.
  Поэтому я проводила разборчивый анализ ситуаций, пока занималась работой в гидропонном саду. Так сказать параллельно. Поначалу это давало хорошую возможность снять напряжение, взвесить все за и против, обдумать любую возникшую за день ситуацию, не опасаясь любопытных или внимательных взглядов. Ну и да, мне нравилась сама работа. Я впервые почувствовала себя личностью, не мебелью или подушкой для булавок, а полезным членом общества. Это было действительно прекрасное ощущение. А потом ко мне в сад потянулись гости. Чаще всего приходила Марта. Особенно, когда бывала не в духе. Она садилась на пол и молча наблюдала за моей работой. Когда ее 'отпускало', то начинала рассказывать о чем-то, обычно активно жестикулируя. Марта заставляла меня смеяться вместе с ней над шутками Кабо, сочувствовать ее неудачам или выслушивать последние новости о жизни на корабле. Когда я достаточно привыкла к таким визитам, сама, поначалу робко, а потом увереннее стала участвовать в беседах. Наверное, это и называется становиться частью команды.
  Но все не могло быть таким уж безупречно хорошим.
   Раньше, до 'Астры' меня тоже преследовали яркие сны. Они бывали разными. Очень разными. О знакомых и незнакомых людях. О чем-то непонятном, порою страшном, иногда отвратительном. Сны о смерти, насилии, предательстве, отчаянии или тоске. Часто сны были вообще ни о чем, и я не понимала ни сюжетов, ни происходящих в них событий. Как будто меня неожиданно засунули в чью-то голову, и я вынужденно просматривала чужое кино жизни, вырванным из контекста эпизодом. А когда мне крайне редко снилось что-нибудь приятное, оно почему-то выглядело самым фальшивым и надуманным из всего, гораздо менее правдивым, чем те мерзости. Бывали счастливые месяцы, когда совсем ничего не снилось. Но с каждым годом их становилось меньше, а кошмаров больше.
  Помню, Сневидович тоже интересовался моими снами. Почему-то. Говорил, что я тупая дура, которой дано больше, чем в состоянии переварить голова. Он выговаривал мне, когда я не могла вспомнить мельчайшие детали, постоянно заставлял тренироваться. Мой персональный ад не заканчивался никогда. Ни днем, ни ночью. Это было так важно для него. Сневидович требовал, чтобы я развивала свои способности к восприятию и управляла снами, запоминала их сюжеты и события. Можно подумать, кошмаром кто-то управляет? Его жесткость в данном вопросе поражала меня еще больше, чем обычные будни с тычками и пинками во время стандартного обучения.
  Почему же я послушно раз за разом пыталась? Потому что он снова подавил мою волю, как и в других аспектах жизни, когда захотел владеть моими мыслями? Или оттого, что иногда, после рассказа очередного кошмара, у него становилось такое понимающее и очень задумчивое лицо? Они, мои сны, явно что-то значили, и он понимал их лучше меня. Сневидович лишь раз обмолвился, что некоторые ученые считали сон путешествием разума за пределы тела. Глупость, но что-то такое в ней есть.
  Теперь и я думала, что в этом что-то есть.
   Можно было бы пойти ко Льву Валерьянычу и рассказать о них, но я боялась последствий. Он и так получил достаточно меня. Позволить управлять своим разумом, свободой воли, ни за что! Никогда больше. Я надеюсь, что сумею устоять хотя бы в этот раз.
  Без снов все могло бы быть очень хорошо. Мой новый дом. Мои новые друзья. Моя новая жизнь. Если бы не прошлое, не страх и не Кира. Тем более на 'Астре' были и другие, настроенные также как она. Оливия, Кузьма. И Гай. Новый техник, нанятый на станции, где мы принимали товар. Те, кто не отторг, но и не принял, сохраняя дистанцию. Она не мешала нам делить пространство корабля, но пролегала широкой пропастью недоверия и непонимания, любовно заложенной Кирой.
   Конечно, она не ненавидела лично меня. Для этого Кира была слишком умна. В сравнении с Явором она смотрелась как опытный интриган, на фоне пустоголового тарана, прущего напрямик. Кира прекрасно умела создавать неуютную атмосферу, обходясь стандартными средствами, без угроз или членовредительства.
  Все приняли ее нелюбовь как данность. Я ей не нравилась, потому что была куклой и больше ни почему. Но меня вполне устраивало то, что Кира держалась на расстоянии, не пытаясь причинить мне ощутимый вред. Она не выходила при моем появлении из каюты, не унижала, не затрагивала едкими шутками. От нее просто веяло таким холодом, что кроме как по острой необходимости, я старалась не открывать рта и к ней лично не обращаться. Да и что, пожелай вражды, я смогла бы ей противопоставить? Кира жила на 'Астре' больше десяти лет. Ее уважали даже те, кто не любил. Она была умной и жесткой одиночкой, профи, побывавшей в различных переделках, битой жизнью и наученной выживать. От Марты, когда первый раз вкусила Кирину словесную оплеуху, я узнала, почему она так не любит кукол.
  Снова, редкое совпадение? Случайность? Быть может, Велимир специально собрал команду, руководствуясь при подборе персонала графой: 'обязателен опыт личного контакта с куклами'?
  Не знаю, так ли это или моя глупая шутка признак нервозности и ощущение непонятого пока интереса команды к подобным мне, но факт остается фактом. Кира пострадала от куклы. Несчастный случай, из-за которого у нее был протез ноги до колена и раздробленная кисть с частичной имплантацией. Там, ну, на той планете, где все случилось, медицина не была такой же развитой как на планетах содружества, и ей не смогли восстановить биоткани. А почему она так и не сделала это позже, не знал никто. Это был ее личный скелет. Возможно, Кира решила, что усиленные суставы, кости и сухожилия, биоимпланты кисти, которыми можно переломать руки и ноги человеку, круче, чем даже очень хорошая пластика из выращенных из собственных клеток тканей. А еще, это мог быть страх снова оказаться беспомощной. Не знаю. Я часто ловила себя на мыслях, что не смогу полюбить людей, потому что боюсь их и ненавижу, хотя и пытаюсь общаться. Наверное, то же самое Кира чувствовала по отношению ко мне.
  Зачем, после всего этого, она заявилась в мой сад? На мою территорию, куда, она точно знала, приходят друзья. Чего хотела? Или это я поспешила, называя гидропонный сад своей территорией всего через три месяца жизни на корабле?
   Все утро я думала о Кабо и нашем разговоре. После обмена любезностями наедине, случая поговорить без свидетелей больше не представилось. Но я и не была уверена, что готова обсуждать. Однако мысленно в тот день возвращалась уже неоднократно, да и трудно не думать о том, что касается тебя напрямую.
  Меня и раньше успокаивала атмосфера гидропонного сада. Она давала возможность переключиться на приятную работу, сосредоточиться на простых действиях. И вот уже полдня примерно, я настойчиво копалась в настройках системы, проверяла наполнители для смеси, трубки и капельники, пока они не вытеснили все остальное у меня из головы.
  А потом, подняв голову от стола, я увидела Киру. Она двигалась сквозь ровные ряды подвешенных на силовых нитях люлек с растениями, чьи корни беззащитно болтались в прозрачных кубах. Питательный раствор подходил к ним сверху по трубкам и беспрерывно подавался в каждый из пластиковых контейнеров из сосочка капельника. Висящие в воздухе ажурным кружевом зеленые, розовые, оранжевые и фиолетово-красные растения своей невесомой хрупкостью составляли разительный контраст с плотным, крупным телом Киры. Она регулярно проводила время на тренировках с тяжелыми нагрузками, поэтому смотрелась весьма внушительно. Сильная женщина. Правда, через пару лет для меня это не будет иметь ровным счетом никакого значения. Я все равно стану сильнее. Но в минуту, когда подняла глаза вверх и увидела, как ее фигура приближается к моему рабочему месту, я немного напряглась. Тем более, ее отношение ко мне однозначное:
  - У тебя какое-то поручение ко мне? - Наивно спросила я, полагая, что иначе и ноги бы ее здесь не было.
  Кира окатила меня ледяным взглядом и ее губы чуть дрогнули, выказывая мне презрительное снисхождение:
  - А похоже, что я девочка на побегушках?
  Я опустила взгляд. Ее темно коричневые, как перезревшие вишни, глаза ни о чем не рассказывали. Они были непроницаемы и тем страшны.
  - Тогда зачем? - Понимание, что когда открываешь рот, потом бесполезно молчать и делать вид, будто бы ты один, пришло ко мне с запоздалым раскаяньем. Я дала ей повод напасть. Но если она и так шла сюда с определенной целью, то глупо отступать.
  Кира огляделась, начисто игнорируя вопрос. Рассмотрела ростки на столе, скользнула взглядом по рядам посадок, висящих аккуратными рядами в силовых коконах. Уверена, она успела оценить и питательный состав, пробу которого я как раз проверяла на баланс веществ.
  - Потому что здесь сердце корабля. И часть легких. Хотела убедиться, что у тебя все содержится в порядке.
  Ага. Как же.
  - Но дошла только сейчас? Спустя три месяца? Не играй со мной в эти игры, Кира. Я знаю, что неприятна тебе. Думаешь, куклы ничего не могут чувствовать? Могут. Нелюбовь не смертельна. Ты это тоже понимаешь. Просто скажи, чего хочешь на самом деле?
  Кира неотрывно смотрела на меня. Очень неприятное ощущение давящего взгляда. Потом она прервала молчание:
  - Хорошо, что ты такая понятливая. Причина в твоем роде. В том, какое зло от него исходит. Не рассчитывай, что когда-либо мы будем щебетать как подружки. Но раз уж вынуждены делить палубы 'Астры', и должны быть готовы выступить единой командой, в случае необходимости, то, - она чуть запнулась, но пауза была такой короткой, что я заметила ее, лишь потому, что вслушивалась, - нелегко признать это, но без компромисса не обойтись. 'Астра' сейчас уязвима из-за новеньких, а она мой дом. Явор был идиотом, тут дело даже не в его намерениях, а в том, что он поставил себя выше других, подверг репутацию и авторитет капитана сомнению. Мое предложение продиктовано жесткой необходимостью, моим осознанием, что есть вещи выше личных антипатий.
  - Ты действуешь в интересах 'Астры', и я тоже хочу приносить ей пользу, - мягко ответила я.
  - Тогда проясним ситуацию. Я не желаю, чтобы ты разнюхивала информацию обо мне. Не желаю, чтобы копалась в моем прошлом. Я скажу сейчас все, что тебе нужно знать и если ты пойдешь дальше, сделаю так, что тебя забудут на той планете, к которой мы летим. Ясно?
  Я кивнула. Мне больше ничего не хотелось спрашивать, она порядком напугала меня, напомнив худшие дни моей жизни своей неистовой злостью.
  - Все что я хотела, понять, как немного улучшить наши отношения, - робко начала я, но она грубо прервала меня:
  - Не надо понимать, ясно? Не надо пытаться. Я не хочу улучшать наших отношений. Нет их, этих самых отношений. Нечего улучшать. Просто немного снять напряженность, которая достала всех. Велимир сказал мне разобраться со своей, а точнее нашей, недружелюбной атмосферой. Он капитан. Когда говорит, реши свою проблему прямо сейчас, это не дружеский совет. Это приказ. Короче так. Ты уже в курсе, у меня два протеза, которые я получила из-за куклы. Безмозглой твари, но уже достаточно сильной, чтобы покалечить человека. К сожалению, я не знала, что вы так опасны, иначе бы не пыталась помочь ей, а всадила бы в башку пулю.
  - Как это случилось?
   Вишневые глаза Киры затопили меня яростью:
  - Последнее, что я собираюсь делать, так это рассказывать тебе о своей жизни. Просто держись подальше. Я думаю, тебя дрессировали и надеюсь, достаточно хорошо, чтобы ты на уровне инстинкта почитала человека, но все-таки, если я буду подыхать, а ты решишь мне помочь, не надо, ага?
   Слышать такое было больно. Но я все равно ее понимала. Лучше, чем она считала.
  - Кира, ты ведешь себя как настоящая задница.
  Я готова была услышать такие слова из уст Марты, но не Кабо. Когда он подошел так близко и как долго присутствовал при разговоре, не знаю, но зато точно понимаю, зачем. Он пришел поговорить со мной.
  Меж тем, Кира повернулась к Кабо и, смерив его тяжелым взглядом, который на него, в отличие от меня, не произвел ровно никакого впечатления, ответила:
  - А не пошел бы ты? Думаешь, будешь говорить мне, что и как делать?
  Кабо улыбнулся одной из своих широких, немного безумных улыбок. Его торчащие во все стороны малиново-зеленые волосы выглядели забавными, а глаза блестели как драгоценные камни. Но вот слова, слова резали острым ножом:
  - Я? Упаси бог. А вот капитан обязательно. Угомонись, воительница. Здесь нет ветряных мельниц, но маленькая и забитая куколка, вовсе не та несчастная, которая сошла с ума от пережитого насилия, беспамятства и чужой ненависти. Поверь, Табат достаточно умна, чтобы понять от кого надо держаться подальше. Она действительно такая, как куклы, о которых мы читали в архивах, как в прежние времена, Кира. И те люди, что держали ее у себя, наверняка понимали, какое у них сокровище. Ее восстановили в полностью исправном восстановителе. Она чудо из древней машины, а вовсе не чета тем куклам, с которыми даже никогда не встречалась. Да и ты сама, Кира в своей жизни видела лишь одну, поломанную, испорченную, дефектную. А я видел многих. То, что ты сказала, прозвучало жестоко. Она это понимает и ты тоже. Кира, я же знаю тебя много лет и ты справедливый человек, хотя и порядочная зануда. Но это, не было хорошо. Это грязный удар под дых.
   Кира промолчала, но я заметила, как ярость в ее глазах утихает, сменяясь печалью.
  Кабо мягко положил руку ей на плечо, и она не скинула ее нервным движением, а как-то обмякла, сгорбившись.
  - Зачем он устроил нам это шоу? - Спросила она его. Кабо широко улыбнулся, потряс волосами, а потом скорчил мне рожу:
  - Чтобы мы не скучали. Или ты забыла, Кира? Приказы и решения Велимира не обсуждаются.
  - Ты поняла меня, кукла? - С неожиданной резкостью обратилась ко мне Кира. Я кивнула:
  - Отлично. И не забывай о том, что я сказала. Отвали Кабо, эти твои шуточки, - отмахнулась она от азиата, который пытался воткнуть в ее короткие темные волосы цветок, сорванный с ближайшего куста. Но в голосе ее осталась лишь усталость и ничего более.
   Когда Кира ушла, мы с Кабо какое-то время стояли молча, слушая равномерный звук капель. Он разглядывал меня, а я собиралась мыслями, переваривая информацию.
  - Так что ты знаешь о куклах, Табат? - Внезапно спросил он.
  - Не так много, - ответила я. Откровения с Кабо пока не входили в программу. Я вовсе не была уверена, что могу ему доверять. Да, он заступился за меня сейчас, но с таким же успехом это мог оказаться пункт его плана. Какого такого плана?
   Я почувствовала, как сначала закипает раздражение, а потом и страх вспыхнул с новой силой. Они чего-то хотят от меня. Тоже будут причинять боль, и требовать ответов на вопросы. Но у меня нет ответов...
  - Таб! - Кабо не пытался проделывать со мной тех же штук, что с Кирой. Стоял и смотрел. Мне в голову пришла забавная мысль а, быть может, он боится меня? Меня и моей силы, которая едва проклюнулась. Это откровение было ошарашивающим, и широко распахнув глаза, я уставилась на него.
  Азиат уже не улыбался. В его позе чувствовалась странная напряженность, но не страх.
  - Табат, ѓ- настойчиво позвал он снова, призывая меня откликнуться. - Ты скажешь мне еще что-то?
  - Что?
  - Ты видела других кукол?
  - Все что я видела, Кабо, это несколько станций в космосе. Одну или две захудалые планетки, и то, мельком. Зато я очень много времени провела на корабле, среди таких затейников, как Сневидович. Они развлекали меня и фантазиям их несть числа. Мне отчего-то никогда не приходило в голову задавать им лишние вопросы. Инициатива, знаешь ли, наказуема. Разве в гареме твоего отца было иначе? Я хорошо понимаю Киру, правда. Зло причиненное ей одной куклой было достаточным, чтобы она возненавидела весь мой род.
   Я вдруг увидела, с какой жадностью Кабо ловит каждое слово, и почувствовала ярость. Даже не гнев, а горячую, струящуюся по венам ненависть, вызванную его человеческим нездоровым любопытством, и мне захотелось заставить его испытывать стыд:
  - Я долго не могла понять, за что меня так наказывают? Ведь видела, как на 'Звезде' парни относились друг к другу. Да, они спорили, бывало, и дрались, но никогда с ними не происходило такого как со мной. Когда на станциях они снимали шлюх и приводили на борт, я видела и слышала разные вещи, но женщин не избивали до полусмерти, не душили, не засовывали иголки под ногти. Конечно, Сневидович обо мне заботился, своеобразно, да, но убить бы меня он не дал. И такое со мной проделали лишь один раз, один умелец постарался, за якобы серьезный проступок. Я отказалась делать то, что он приказал. Но я кукла, а не шлюха. А вот затрещина и тычок были моими верными спутниками годы, знаешь ли, как утро и ночь. Неизменное всегда.
   Мне хотелось кричать, но я говорила медленно и четко, почти смакуя для него каждое слово:
  - Я так и не нашла причины, наверное, потому что ее не было. Я поняла со временем, вынесла из бесед с врачом 'Звезды' и Сневидовичем. У каждого из них было свое представление об извращениях. Они учили и разговаривали со мной о многом, но никогда не давали забыть о том, что я просто умная вещь. Как компьютер. Или живая игрушка. Вещь, которая имеет цену, но не ценность. Вот это ты хотел услышать?
   Я запыхалась, толкая безумную для меня по откровенности и смелости речь. И теперь, глядя в глаза Кабо, понимала, что если он в своем праве хозяина, ведь любой человек - хозяин куклы, даже если она свободна, как я сейчас, стукнет меня, я ударю в ответ. Второй раз, думаю, будет легче.
  Но Кабо просто кивнул и сел, оставив меня стоять над ним со сжатыми кулаками и пылающим взором. Это было так глупо. Я растерялась, а он, смотря снизу вверх, показал мне язык и по-доброму засмеялся:
  - Я занял твой стул, милашечка.
  - Знаешь, - начала я...
  - Да, ты хочешь обозвать меня как-нибудь, - перебил Кабо и добавил, - но лучше, выпустив пар, разъедающий тебя изнутри, делай шаг вперед, к будущему. То, что они творили, ужасно, но так делают со всеми куклами. Я хочу рассказать тебе, почему они это делают. Ты ведь сумела выжить, а, Таб, милашечка? Это главное. Ты свободна, жива и у тебя есть возможности разузнать больше. У тебя устойчивая психика и ты такая же умная, как Алиса. На самом деле, люди так мало знают о вас и о том, что у вас вот тут, - он постучал по своей голове указательным пальцем и подмигнул мне. - Те куклы, с которыми имеют дело коллекционеры, такие как мой отец, чаще всего несчастные создания, почти лишенные интеллекта. Большие пупсы умеющие дышать и хлопать глазами. Их понятия о мире очень примитивны, матрица убога и выполнена с ошибками, но даже они обладают невероятной выносливостью, силой и способностью к регенерации. Однако не имеют ничего общего с куклами, которые первыми вышли из исправных восстановителей. О тех ходят легенды, назначаются баснословные цены. Первые куклы, по крайней мере, выжившие, а они ведь живут очень, очень долго, слишком умны, чтобы попасться. Разве только специально, преследуя особые цели. Табат, ты же знаешь, способности необходимо развивать. Это узнают и люди, когда начинают воспитывать своих детей. Кукла тот же ребенок. Когда она рождается, то невинна, и зачастую ничего не помнит о своем прошлом. Ходят слухи, что некоторые потом вспоминают, но я не видел ни одной такой, кроме...
   Я дрожала. Ничего больше не хотела слушать:
  - Замолчи, Кабо. - Прервала его я.
  Он с недоумением посмотрел на меня:
  - Но почему? Разве тебе не интересно?
  - Ты не понимаешь, да? Я знаю. Сневидович рассказывал мне, как воспитывают кукол. Он говорил, что мягок со мной. Я не хочу знать, как еще можно уничтожать чью-то личность.
  - А знаешь почему?
  Он все еще смотрел с любопытством, и я боролась с желанием схватить его за шею, чтобы поломать ее. Теперь знала, как это легко сделать:
  - Управление. Я уже почти не чувствую боли.
  - Да, - его восхищение было столь явным, что я снова растерялась. Ненавидеть психа довольно затруднительно. Кабо закивал головой, как заводная игрушка, его малиново-зеленые лохмы от этого мелькали перед моими глазами туда-сюда. Потом остановился также резко и продолжил:
  - Все верно, Табат. Но ты ведь многого о себе так и не знаешь. Даже Сневидович не стал бы об этом рассказывать. Он ведь надеялся подольше держать тебя подле себя. Куклы не только становятся почти неуязвимыми с возрастом, но еще и гораздо более сильными. У них появляется больше черт отличающих их от человека. Например, способность сверхбыстрого усвоения и восприятия информации, фишки, которые в полной мере развиваются только у полноценных кукол. А плохие копии ломаются, как только переходят возрастной рубеж в десять, максимум пятнадцать лет. Некоторые превращаются в кататоников, другие буйствующих социопатов. Есть тихо помешанные, есть лишь со странностями. Некоторых утилизируют, других продают по дешевке. Вот почему, чем старше кукла, тем она дороже, но только при сохранении ее нормальности. Дрессура - рычаг управления, ты права. Поводок, вбитое глубоко в подсознание неподчинение равно боль, действует отлично. Но иногда, происходят несчастные случаи. Такие, как с Кирой. Только подумай, что может натворить кукла, впавшая в неистовство?
  - Как узнать, свихнешься ли ты? - спросила я, неожиданно озабоченная именно этим.
  Кабо, склонив голову на бок, словно являлся гигантской всклокоченной птицей, ответил:
  - Ты идеальная копия. Поверь мне. Я видел только одну такую же. Алису.
   Да, утро определенно задалось.
  
  11 глава
  Встреча
  
  Иногда, я могу позволить себе такую роскошь, как размышления о прошлом. Не слишком часто, но могу. Особенно после трудного дня, когда Табат тихонько, свернувшись калачиком, сопит под боком. А я не в силах уснуть, потому что не готова еще повстречаться с очередным кошмаром, молча, часами лежу, смотря в потолок. Обдумываю события минувшего дня, строю планы на следующий, вот в эти минуты они и приходят ко мне, воспоминания.
  Помню, в один день мы страшно поругались с Алисой.
  Я и правда не могла понять ее тогда. В нашем мире, главными ценностями оставались блага цивилизации. Те, что еще можно было урвать. Эти возможности, получше устроиться, как-то обезопаситься от медленно надвигающейся катастрофы, создать себе и семье иллюзию благополучия - все, что заботило обыкновенных людей. Да, отчасти это напоминало шутку про птицу страуса, который прячет голову в песок. Но, что нам оставалось делать? Времена массовых истерик, безумств, волнений и войн уже прошли. Выжившие в гонке потеряли больше, чем приобрели в результате бессмысленных акций. Ничего не изменилось. Бедные так и остались бедными, богатые получили еще больше власти. Те, кто стоял посредине, никуда не продвинулись.
  Наша планета не имела стратегического значения, не пролегала мимо важных торговых или пассажирских транспортных линий. Ни туристических красот, ни уникальных ресурсов. Перспективы, которые так и остались перспективами. Разочарование. И ничего, ради чего правительство содружеств захотело бы озаботиться спасением маленькой вымирающей колонии.
  Несколько моногородов на одном полушарии и еще меньше на другом. Автоматизированные системы, защитные купола, силовые поля. Когда-то было именно так. Красиво. Безопасно. Победа человеческой расы над враждебной средой обитания. Моногорода, как гигантские черепахи проедали единую структуру чужих джунглей, позволяя колонистам не опасаться нападений хищников или ядовитой флоры. Система воздушных развязок, автоматические очистители подступов к городу, уничтожающие иномирные растения и деревья. Так было. Раньше. В колонию давно уже не вкладывались деньги, потому что незачем, нерационально тратить колоссальные средства на поддержание умирающего. Мы как-то смирились с крахом системы, с общим упадком, с тем, что знакомый нашим предкам высокотехнологический мир переставал таковым быть, даже с угрозой вымирания и то научились жить.
  Думаю, лет через триста на месте городов останутся лишь руины и кладбища, а быть может, зная агрессивность естественной флоры, это произойдет и куда быстрее. Несколько моногородов, поделенных на сферы влияния и километры дикой природы, наконец-то получившей свободу от ксенобиологов с их ядами и ограничителями распространения.
  Единственный оставшийся космопорт действовал в северном полушарии, остальные вышли из строя. Поколение, к которому относились мы с Алисой, никогда даже не видело космических лайнеров. Быть может, и случались периодами еще какие-то рейсы, но это происходило на другом полушарии и за огромные деньги. К нашей жизни они не имели отношения, поэтому стали элементом несущественным и бесполезным. Хотя, порой, в мечтах мы и представляли, как покидаем планету, улетая в прекрасное далеко, но следом возвращались на грешную землю, чаще всего, посредством пощечины из суровой реальности.
  Борьба между людьми и природой обострялась. Неграмотность, преступность росли в геометрической прогрессии. Вскоре возникла дикая смесь из оставшихся в нашем распоряжении достижений науки, таких как автономные дома, электропоезда, силовые поля, распылители и антигравы, и суеверий о страшных созданиях, поселившихся в чащах девственных лесов, подстерегающих людей у порога, уводящих за собой в неизвестность. Мы называли их мороками или белоглазой чудью. Они казались белыми призраками, чудовищами, имеющими сверхчеловеческие возможности, умеющие воскрешать мертвых и управлять сознанием живых. Про них ходило такое количество сплетен и слухов, что различить правду и вымысел стало неимоверно сложно.
  Люди считали, что мороки хотят вытеснить их с планеты, а так как деваться им было некуда, то возникла и удобная теория. Мороки часть старой планеты, существа, которые до поры до времени прятались от мира, а теперь, когда цивилизация загибается, выползли из пещер на свет и готовы добить нас, задушить при помощи ядовитых растений и хищников, постепенно сужая кольцо зоны отчуждения, захватывая бывший нашим дом.
  Мне, по большому счету, на все предпосылки было наплевать. Из-за начавшихся процессов, у таких как я и Алиса людей, с усиленными реакциями и обостренной интуицией, появилась работа. Охотники. И услуги наши отлично оплачивались. Мы заняли свою нишу и не собирались в ближайшем будущем ее покидать. По крайней мере, так я думала раньше.
  А потом, Алиса заявила, что беременна. Я даже и не думала, что такое возможно. Дети уже рождались так редко, что это становилось целым событием. Их воровали, отнимая у биологических родителей и продавая богатым шишкам или главарям банд. Ребенок стал символом. Престижа, здоровья, власти. Но так уж вышло, что чаще рожали вовсе не богачи, имеющие медицинскую страховку, а бедняки, живущие в секторах на границе захваченных лесом территорий.
  Как назло, в тот период у нас все ладилось. Стало так хорошо, что я даже подумывала накопить немного и слинять в северное полушарие, чтобы исполнить нашу старую мечту, увидеть океан. Мне не нужна была ни семья, ни дети. Никто, кроме Алисы. Нам отлично жилось вместе. Появилась стабильная работа, и мы так высоко забрались по социальной лестнице, что могли снимать квартиру в секторе 'Н', что граничила с 'Ф', самым безопасным в городе.
  Я не понимала ее тогда. Не могла. И мы страшно поссорились. Она собрала вещи и ушла куда-то. Мои поиски ни к чему не привели. Если хотела, Алиса умела отлично заметать следы. Я нашла ее хахаля, мальчика с серо-голубыми глазами. Он действительно был так хорош, как она рассказывала, и очень удивился, увидев меня перед собой. Но ему не нужен был ребенок, не в его положении мелкой сошки. И где Алиса, он тоже не знал.
  В дни без нее, я с трудом держалась, чтобы не запаниковать. С самого рождения, мы никогда не расставались. Наша связь казалась мне такой сильной, что я чувствовала себя преданной ради какого-то даже неощутимого пока комочка плоти. Невыносимо!
  Когда мне пришло приглашение на встречу от Марка, я была так взвинчена, что едва не ответила отказом. Ему. Но все же, я хотела жить, даже так, с надорванным сердцем, без Алисы. Поэтому, впервые, отправилась в сектор 'Ф' и там получила от Марка неожиданное предложение. Я согласилась, но иначе и быть не могло. А на следующий день вернулась Алиса.
  Мы не стали обсуждать, где она провела все это время. Почему вернулась. Но какой-то надлом в отношениях все-таки произошел. И хотя мы вели себя друг с другом предельно нежно, весело, доброжелательно, я видела в глазах Алисы незнакомую раньше грусть, которую, она, как ни пыталась, скрыть не смогла. Но я никогда ее не спрашивала, о чем была та печаль.
   Защита Марка дала нам долгожданную независимость, плюс безопасность. Но его цели пугали меня не меньше, чем Алису. Она дала согласие на то, чтобы ребенок официально получил отцовство Марка. На ее сроке вполне реально скрыть подробности, а для его престижа это было архиважно. Он объявил, что от него забеременела женщина. Немного повысил собственные ставки и получил преимущество в глазах конкурентов. Теперь он входил в мизерный процент здоровых людей, у которых еще работала репродуктивная система.
  Мальчика с серо-голубыми глазами никто из нас больше не видел.
   Я продолжала работать, теперь уже на Марка. Что-что, а заданиями он меня обеспечивал, жаловаться на простои не приходилось. Правда, те открытия, которые я делала, наводили на неприятные мысли, а те места, в которых пришлось побывать, заставляли всерьез беспокоиться о достоверности некоторых слухов.
   Алиса больше не покидала безопасный сектор. Ходила с постоянной охраной, так Марк демонстративно подчеркивал ее значимость. Ее или ребенка? Он легко мог найти замену любому охотнику, но не беременной женщине.
  Я старалась за нас обеих.
   Вскоре мне стали сниться кошмары. Последний раз они посещали меня в глубоком детстве, и их возвращение было тревожным признаком. Я списывала появление снов на беспокойство за сестру, видя ее бледность, тени под глазами, измученность и необычайную молчаливость. Гнала от себя пугающие мысли и упорно возвращалась к ним. Я боялась за Алису, очень сильно боялась. Мы больше не могли довериться друг другу, как раньше. Я пыталась поговорить с ней, она отнекивалась обычной усталостью беременных, будто мы знали про других. Марк таскал к ней врачей и говорил с ними за закрытыми дверями, а потом отводил глаза при встрече со мной, а ей врал с мягкой улыбкой.
   Я часто стала вспоминать наше с Алисой детство. Когда мы были детьми, то жили в одном из самых бедных секторов, практически уже разрушенных, полудиких местах, где через сто метров от нашего дома проходила силовая линия - последняя черта обороны, оставленная милость. Ее держали в рабочем состоянии вовсе не ради нашей безопасности, как говорила мать, а для того, чтобы естественная флора и фауна планеты, агрессивная к колонистам не полезла дальше, в более благополучные районы. Мы жили там, как условные маячки, показатели относительной стабильности. Были сами по себе и выживали, как умели. Кормились от единственной большой теплицы, оставшейся с далеких хороших времен, торговали чем-то с соседним сектором, пытались найти там подходящую работу. Но, как и сейчас, между районами работала система пропусков, и попасть туда просто так было невозможно.
  Мать с утра до вечера пахала в теплице и добровольно служила обходчицей. Каждый день проверяла определенный участок силового поля с двумя напарниками. Так все они, жители трущоб, старались обезопасить нас, своих немногочисленных малышей.
   Но дети, они ведь везде дети, не так ли? Помню, как мы с Алисой сидели поздно вечером у окна и смотрели на разноцветные огоньки, пляшущие за той чертой, которая оставалась для нас невидимой. Лишь стена очень плотного воздуха. Мы планировали, как отправимся в джунгли, и будем там охотиться на эти прекрасные светящиеся создания, которые не могли оказаться ничем другим кроме фей, с бархатными, полупрозрачными, трепещущими крылышками. Все, что нам нужно, так это на минуточку отключить силовую границу и пробежать туда. А они, жители волшебной страны, позаботятся о нас, будут с нами играть и веселиться. Покажут чудесных зверей и обязательно подарят крылья. Тогда мы возьмем маму и улетим далеко-далеко, туда, где всем хорошо и очень красиво, никто не грустит и не выглядит суровым или озабоченным, не запрещает играть и не пугает жуткими монстрами.
   Разве могли мы знать, чем грозят такие мысли? Чем может обернуться подобное баловство? Ведь мерцающие огни в ночном лесу не самые опасные из существ, которые скрываются в его чреве. Ядовитые растения, насекомые, хищные птицы, животные, даже рыбы. Мама предупреждала нас, что если случится беда и поле исчезнет, необходимо бежать как можно скорее и как можно дальше вглубь города, пытаться попасть в другие, более защищенные сектора.
   Мы с Алисой внимательно ее слушали, заглядывая в большие печальные глаза. Наша мать куда хуже была приспособлена к жизни, чем мы сейчас. Она была слабой, мы стали сильными, ей приходилось жить в чудовищном месте, а мы пробились на самый верх. Но эта тяга к запретному, такому сладкому его вкусу, как и мерцание огней в безмолвной ночи, именно она вела нас за собой, как мотылей, всегда, прямо в огонь. Мы все еще готовы были ловить в лесах фей и драконов, даже через много лет.
   Теперь, когда я думала о нашем детстве, мне в голову приходили мысли про те несколько дней, что напрочь исчезли из памяти. Дней, когда наш сектор перестал существовать. Как ни старались, ни я, ни Алиса, так никогда и не вспомнили эту неделю. Где мы были, как выжили?
   Официальные источники тогда приписали разрушение силовой линии морокам. Ответственность за нападения хищников, гибель людей и последующую консервацию сектора также возложили на белоглазую чудь. Якобы именно эти существа ответственны за расширение зоны и происходящий там беспредел.
  Гораздо позже, когда я работала у Марка, то уже из его источников узнала, поле никто не отключал. Оно просто вышло из строя, как и многое другое до него. Но то, что мы никому не были нужны, что никто так и не пришел на помощь, осталось со мной на всю жизнь. Однако мы с Алисой выжили. Уж не знаю, каким чудом. Таких немногих 'счастливчиков' пропустили в ближайший сектор, поменявший название на 'граничащий с зоной'. Отныне, они стали последней чертой, а мой поселок очень скоро исчез, поглощенный джунглями. Именно в тот день, когда мы перешли первый из рубежей, отделяющих нас от сектора 'Ф', нам исполнилось по семь лет и детство наше закончилось. Нас усыновили хорошие люди. Они старались быть достойными родителями и не их вина, что наши внутренние миры оказались слишком разными. Однажды, мы с Алисой просто ушли, чтобы никогда туда не возвращаться. Нам по-прежнему никто больше кроме друг друга не был нужен.
  Воспоминания посещали меня, накатывали волной удушающего воздуха, проступали мельчайшими деталями. Предчувствие беды, что надвигалось неотвратимостью рока, преследовало изо дня в день, лишая привычной уверенности в собственных силах. Это было нечто такое, с чем я не могла справиться. Ощущение беспомощности.
   Возможно поэтому, я и вышла на охоту в отвратительном, но что гораздо более опасно, рассеянном состоянии. Алиса с самого утра плохо себя чувствовала. Мы всегда были так близки, что даже вынужденное отдаление не могло сильно повлиять на нашу связь. Я знала, почему вижу кошмары, почему мне плохо или тоскливо. Я представляла, что в такие минуты чувствует моя сестра, и про себя ужасалась.
   Быть может, все это повлияло на мою осторожность и на мою бдительность, обычную, вошедшую в кровь и плоть. Я зашла очень далеко. Шла уже практически по диким местам, где уже не угадывалось недавнее присутствие человека.
   Мы заметили друг друга практически одновременно и замерли, настороженно, с опаской изучая взглядом противника. Оно было невысокого роста, стояло всего в двух, может трех метрах от меня. Длинные белые волосы, радужки, словно жидкое серебро, с пронзительной черной точкой зрачка. Голое, без признаков пола, ни сосков, ни половых органов, лишь пупок свидетельствовал о неком общем наследии. Однако в белом мраморе его стройного тела чувствовалась удивительная сила и пластичность, грациозная красота похожего, но лишь похожего, на человека создания.
  Так, впервые в жизни, я увидела морока.
  
  12 глава
  Рождение
  
  Мы молча смотрели друг на друга, не шевелясь, чтобы не спровоцировать трагической случайности. Не знаю, отчего вдруг меня охватила растерянность и какое-то смущение, но это был не страх и ни желание защищаться. Как ни странно, от морока не исходило угрозы. А мне, с той интуицией и чувством на опасность, которое не раз спасло жизнь, такое развитие событий казалось невозможным.
  Морок, собирательный образ чудища, лишенного сострадания и человечности, коварного и искусного в обмане, вызывал один лишь неясный туман узнавания. Пугающий образ, который грозил приоткрыться не имеющими ничего общего со сказками о лесных монстрах фактами, абсолютно точно связанными лично со мной.
  Морок заговорил:
  - Ты изменилась. Выросла. Стала другой, закрытой для большего мира. Растеряла волшебство и больше не ищешь в наших лесах ни фей, ни драконов, да? А твоя сестра?
  Я вздрогнула, и глаза наши встретились. Меня поразили не сияющие серебром радужки глаз, а та искра узнавания, что была в них. Не шевелясь, я продолжала смотреть на него и желала услышать голос, на удивление мелодичный, хотя кто знает, каков еще должен быть голос морока? Скорее всего, именно таким: завораживающим, ласковым, мягким. Хотела ответить, но мое горло сжала судорога. Невозможно. То, что говорит это существо, не может быть правдой.
  Я никогда не бывала так далеко в лесу и никогда не говорила с мороками:
  - Вы были красивыми детьми. Яркими. И мысли выглядели необычными, выпуклыми, лишенными ужаса тусклости, той, что присуща вашим взрослым. Такие милые дети. С прекрасными глазами, полными огня. Вы забыли, да? Все? Я не верила, что вы легко сможете забыть, но Баал оказался прав. Твоя сестра, Алиса, она не задает тебе странных вопросов? Как дух ветра поживает за воротами гнилого города?
  - Ждет ребенка, - ляпнула автоматически, отчего-то потеряв контроль над собой. Никогда, даже в пору житейской незрелости, я так не вела себя. Как легко мороку удалось развязать мне язык, лишь упомянув о снах и образах, о неразгаданном прошлом, об Алисе.
  - Но ты боишься за ее жизнь. Почему?
  Я потеряла дар речи, снова. Неужели моя тревога так заметна внешне? Страх, муки совести? Откуда?
  Ах, да! Возьми же себя в руки, Агата, стряхни чары! Эта тварь, морок, читающий твои мысли и путающий сознание, она морочит тебя!
  - Очень глупо, - усмехнулся он. А затем, медленно и осторожно, чтобы не напугать меня сделал шаг в сторону и одним мягким движением присел на корточки.
  Боги, какая пластика!
  Я не последовала его примеру. По слухам, скорость реакций морока огромна, как и их сила. А я, всего-то, чуть больше чем человек.
  - Я ѓ- она, - уточнил морок, улыбаясь снизу вверх, - ты можешь называть меня Ингирит. Для нас время течет не так, как для вас. Медленнее. Для меня те дни, когда вы пришли в лес, относительно недавние, а для тебя уже прошли значимые годы. Слова Ината сбылись. Он говорил, ваши жизни изменит то, что произошло тогда. Ты вернулась к нам?
  - Нет, - наконец, язык отлип от гортани, - я не вернулась. Это совпадение.
  - Совпадений не бывает, - убедительно произнесла тварь Ингирит.
  Тогда, я еще не верила в эту неоспоримую истину, поэтому отмахнулась от ее слов:
  - Охотник. Я изучаю, насколько лес вторгся в город. И что вы делаете для этого.
   Ингирит неожиданно рассмеялась:
  - Мы? Ничего.
  - Люди считают иначе.
  - Глупцы, - резко оборвала она меня. - Человечество нам не интересно в большинстве своем. Давным-давно. Мир, частью которого вы являетесь - ужасен. Порочен, гнилостен и жесток. Мы хотим быть как можно дальше от ваших 'ценностей'.
  - Почему? - Вырвалось у меня.
  - Потому что вами правит не любовь, а гнев, жадность и нетерпимость. Они - ваши боги! Вы разрушители по сути своей.
  Я хмыкнула, не сдержавшись и, почти пугаясь своей наглости, заявила:
  - Моя мать погибла из-за разрушенного силового поля, когда дикая флора и фауна затопила наш маленький сектор. Погибли многие. И до сих пор гибнут. Люди далеко не совершенны, да, равнодушны и мелочны. Вы живете в лесу, никто не знает, как вам удалось обосноваться там, где гибнут остальные. Призраки вы или аборигены, а может просто другая форма жизни, я не знаю. Но если вы так могущественны, почему бы не помочь нам? Вы же просто наблюдаете, как мы вымираем. Наблюдаете, как исчезает целый вид, позволяете окружить свое существование нелепыми легендами и страшными домыслами, а на самом деле просто ждете, когда освободиться место? Хотите остаться одни?
   Морок меланхолично улыбалась, слушая. Я дико разозлилась, мне показалась, что ее улыбка это признак правдивости звучащих слов. Чудовища!
  Мои ноздри раздувались от гнева, пальцы подрагивали. Я хотела пустить в ход оружие, но разумом понимала, скорее всего, я даже не успею до него дотянуться. Тем более, не знаю наверняка, что из слухов о мороках ложь, а что, правда.
  - Немножко света осталось, - улыбнулась Ингирит, - Ты мечтательница под суровой маской стража. Прости, Агата, мы не хотим помогать людям. Но точно также, мы не делаем ничего, чтобы навредить им. Столько сотен лет прошло, а человечество так и не научилось примиряться с тем, что его окружает, предпочитая подавлять и уничтожать. Это вами выбранная судьба.
  - Моя мать не выбирала. Она пыталась выжить и спасти детей. Накормить, защитить. Чем она провинилась? - Сухо возразила я. Мне ли не знать, как живут обыкновенные люди, а не те, в чьих руках вожжи от 'повозки'.
  - Но ведь ты другая, - блеск глаз Ингирит наводил на нехорошие мысли. Она наслаждалась разговором, а, по сути, ей было наплевать. Морока почему-то интересовали мы с Агатой, но не прочее человечество. Могла ли я упрекать? Сама с пеной у рта защищая людей, верила ли я в то, чем занималась? Еще полчаса назад они меня не волновали. Жизнь всегда заключалась в Алисе, и никто больше равнозначной ценности в моих глазах не имел.
  - Ты морочишь меня? - словно очнувшись, пробормотала я. Растерянность была очевидна мне самой. Я не знала, что будет дальше. Страх - чувство, которое возникает спонтанно, порой служит толчком для храбрости, а порой ведет к ужасу.
  Мне было страшно. Я находилась рядом с существом, о котором слышала отвратительные вещи, и совершенно не хотела умереть. Кроме того, я думала об Алисе. Бедной, измученной Алисе. Дорогой, любимой Алисе. Моей беззащитной перед будущим сестре. Быть может, меня выдавали глаза или прорывались воспоминания...
   Ингирит мягко выпрямилась. Она напоминала лиану. Гибкую, опасную своей нечеловеческой пластичностью. Серебряные глаза смотрели сочувственно:
  - Маленькая Агата, - почему-то это прозвучало так ласково, что я даже вздрогнула. Казалось, скажи Ингирит еще хоть слово, я вспомню все, но дымка беспамятства сгустилась, снова пряча тайны прошлого за недосказанностью.
  Морок продолжила после минутной паузы. Мне показалось, что в ее голосе слышны оттенки сожаления. Сожаления о чем?
  Она сказала:
  - Если тебе или Алисе будет нужна помощь, приходи сюда и зови меня так громко, как сможешь. Хотела бы узнать, почему я это говорю? Время изменило тебя. Но оно меняет все. Ты стала видеть то, что научили, верить в то, о чем говорили из года в год. Однако многое совершенно не таково, каким выглядит на первый взгляд. Агата, ты слишком молода и необразованна, мир для тебя - узкая прорезь в стене, из которой видно лишь крошечный кусочек огромного запределья. Когда-нибудь, возможно, ты сумеешь узнать и понять больше. Я помню храбрых малышек, пришедших в наши леса. Они искали фей, чтобы спасти мать. Многое стерлось из памяти, видимо, навсегда, но сердцем ты чувствуешь, кто враг, а кто друг, да? Особенные дети, более сильные и юркие. Открытые миру, не испытывающие ненависти или страха. Лишь любопытство. Теперь, Агата, чувства заменил опыт. Но интуиция, как и прежде, тебя не подводит. Я тоже вижу тени, которые терзают ваши души. Тебе необходима надежда и ты получишь ее. Но промолчи об увиденном сегодня. Ради вас обеих.
   Ингирит прижала палец к губам.
  И я промолчала об этой встрече. А через месяц Алиса умерла.
   Говорить о смерти близкого существа больно. Думать - невыносимо. Но то, что сделала я намного хуже. Сотворила зло из любви. Смирение - стезя не имеющих воли и сил для борьбы - я всегда так думала. Жизнь редко дает нам больше одного шанса, и я хваталась за него, как утопающий за соломинку. Мне не хватило мужества отпустить Алису. В момент ее смерти я была задавлена свалившимся на меня горем, гневом, отчаяньем.
  Еще когда начались первые схватки, стало ясно, Алиса не в порядке. Те черные тени, что преследовали нас все эти месяцы, прорвались в реальность. Моя сестра умирала, а я ничего не могла поделать. Марк, в первую очередь, собирался спасать ребенка. Для него вопрос непоколебимости собственной власти являлся приоритетным. Я понимала, чем грозит такой выбор Алисе, и выступала резко против. До комочка плоти, отнимавшего мысли и чувства моей сестры последние месяцы, крошечного эгоиста, чье рождение знаменовало ужасающую потерю, мне не было никакого дела.
   Врачи совещались в комнате, пытаясь принять угодное Марку решение. Они пичкали Алису лекарствами, подключали аппаратуру и, слыша мои вопросы, отводили в сторону глаза. Я уже знала о том, что беременность протекала сложно, но вызывать роды до биологического срока Алиса отказалась. Ее упрямство, властолюбие Марка, моя беспомощность...
  Она ослабла, но еще не сдавалась. Я чувствовала ее отчаянное желание спасти ребенка. Алиса хотела, чтобы я осталась рядом и верила в нее. Она все время просила заботиться о младенце, а потом стискивала зубы от боли. Ей было труднее смириться с мыслью, что я брошу ее дочь, чем пережить родовые муки. Бедная, храбрая Алиса.
  Знаю, она хотела бы, чтобы я находилась рядом, держала ее за руку, не давая утонуть в тумане беспамятства. Но мне легче было сбежать, оправдывая трусость, желанием спасти жизнь. Поэтому я пошла в лес и звала Ингирит, завывая, словно раненое животное. Я не плакала, но, наверное, безумие все же охватило меня. Я потеряла самообладание, разум, осторожность. Меня затопила паника, охватило чувство вины и слепая надежда на чудо. Судьба охраняет сумасшедших? Не иначе, потому что в таком состоянии выжить в диком лесу редкая удача.
   Ингирит появилась внезапно. Просто шагнула из-за дерева и молча уставилась на меня. На ее лице отсутствовало всякое выражение, словно передо мной стояла неживая кукла. Как она разговаривала со мной в тот день? Я не заметила, чтобы рот Ингирит открывался, однако понятные образы сами собой возникали прямо в голове. Позже, когда я немного пришла в себя, воспоминания обо всем этом показались нереальными. Но мысли пришли значительно позже, через месяцы, а возможно и годы. Стали всплывать детали, нюансы, подробности.
   В тот день, когда я вернулась в город, то точно знала, что делать. Откуда? Бог его знает. Но моя попытка спасти сестру провалилась. Вернувшись в город, я обнаружила, что Алиса умерла, а ребенок жив. Хотелось бы сказать, что теперь, спустя годы, понимаю, как я проделывала остальное. Откуда снизошли те спокойствие и деловитость? Куда делось ослепляющее горе? Как я сумела сделать то, что сейчас кажется невероятным? Откровенно говоря, плохо помню. Словно мозг решил заблокировать тяжелые воспоминания, как сделал уже однажды, когда я была ребенком. Обрывки, что удалось вытащить на свет, вспоминаются с удивлением и горечью, перебираются бережно и осторожно, по крупицам правды, о которой не знает никто кроме меня.
  Темнота окружает плотной завесой. Живая, наполненная звуками, едва уловимыми прикосновениями воздуха, движением. Я слышу, чувствую, но ничего не вижу. Стою молча, не испытывая ни страха, ни нетерпения, готовая провести так вечность, если понадобиться. Жду их прихода. У моих ног большой мешок, в котором тело той, с кем я делила радости и горе. Ее не сумели или не захотели спасти.
  Я не боюсь ни растений, ни хищников. Мне наплевать, что случиться с крохотным комком плоти, лежащим дома в колыбели. Он виноват в смерти матери, чье существование делало осмысленной мою жизнь. Я вообще готова умереть прямо здесь и сейчас, если они воскресят Алису. Не знаю, как, даже не представляю, но наплевать. Я просто хочу, чтобы она жила. Как угодно, любой ценой. Я заплачу.
  И я заплатила.
  Темнота непроглядна, она давит, готовая растворить, превратить в одну из теней, что вечно плывут в ее необъятном чреве. Я вижу свет. Очень тусклый, единственное, что, пожалуй, могут уловить глаза это отплеск движения. Но голоса, мягкие, чарующие, укачивающие, ласкающие, нежные - слышу отчетливо. Они говорят со мной, объясняют, предупреждают, спрашивают. Среди них я различаю и голос Ингирит, который звучит жестче прочих, суровее, как будто пытается вырвать меня из состояния апатии, заторможенного потрясения.
   Она требует повторять, и я повторяю, даже не вслушиваясь в смысл произносимых слов. Мне безразличны их предупреждения, главное, теперь она будет жить. Даже если не вспомнит меня, даже если станет другой, даже если...неважно. Она будет жить! Снова.
  Я безоговорочно принимаю все условия. Как и требование назвать девочку Табат, заботиться о ней и заменить мать.
   Алиса, прости меня.
  
  13 глава
  Крыса
  
   Едва я настроилась выслушать, наконец, историю Кабо, как яркими маячками вспыхнули кнопки внутренней связи на наших с ним комбинезонах. И синхронизированный голос Буса зазвучал из микродинамика:
  - Экипажу 'Астры' немедленно проследовать в кубрик для экстренного совещания. Все члены экипажа не занятые на дежурстве должны немедленно проследовать на кубрик. Приказ капитана. Все...
   Мы переглянулись. Кабо молча пожал плечами, развернулся и последовал к выходу. Я, убедившись, что оставляю хозяйство в безопасности, последовала за ним.
  Разговор снова был отложен на неопределенный срок.
   В каюте царило необычайное оживление. Капитан еще не пришел, и все гадали, что же такого могло приключиться? Когда я, наконец, увидела Велимира, то поняла, нас не просто так выдернули с рабочих мест, оторвали от дел. Конечно же, капитан великолепно держался. Вел себя уверенно, спокойно, но я достаточно изучила мимику человеческого тела, чтобы понять, он действительно встревожен.
  Серо-зеленые глаза потемнели, складка между бровей обозначилась резче, испортив почти идеальную красоту. Мелочи, которые замечала я. Другие новички пребывали в растерянности, а вот члены старой команды хмурились и понимающе поглядывали на капитана. Они все настолько сжились между собой, что сразу ощутили возникшую угрозу. Я могла лишь догадываться, но раз теперь мы в одной лодке...
   Велимир вздохнул чуть глубже и коротко кивнул, приветствуя нас:
  - Рассаживайтесь. Сразу перейдем к делу. Бус?
  Помощник капитана отреагировал сразу же:
  - Да, капитан?
  - Данные у тебя?
  - Да. - Он подал капитану крошечный кубик.
  Велимир взял из рук Буса записывающее устройство и вложил его в раскрывшуюся, подобно цветку на длинном стебле, сердцевину считывающего устройства.
  'Изящное решение', - подумала я, с любопытством наблюдая за чудом современной техники. На 'Звезде' информацию с носителя обычно считывали, засовывая маленький кубик в большой куб, и никаких тебе изысков, типа эстетики настраиваемой биоматрицы.
  Нежные лепестки сомкнулись, бутон исчез в середине плоского восьмиугольника. Велимир обвел внимательным взглядом людей перед собой:
  - Это все, кто смог прийти?
  - Да, капитан, ѓ- подтвердил Бус.
  - Хорошо. Ты передашь информацию остальным после собрания.
  - Есть, капитан. - Четко рапортовал Бус.
   Велимир выпрямился. Его брови едва заметно сдвинулись, словно капитан давно и напряженно о чем-то думал. Наконец, он перестал терзать нас догадками и заговорил:
  - Дело в том, что недавно ко мне поступила информация. Нам пришлось какое-то время умалчивать о ней, чтобы проверить. К сожалению, факты неопровержимо свидетельствуют о возможных проблемах с грузом. Кроме того, уже неделю нас преследует корабль. Я не хотел бы сеять панику и делать преждевременные выводы, но то, что не все в порядке, однозначно. Мы - команда. Наши жизни неразрывно связаны, и меньше всего хотелось бы думать, что на борту 'Астры' находиться предатель. Однако пока мы не разберемся в ситуации, невозможно исключать такую вероятность. Мотивы его мне не ясны. На борту не находиться ничего настолько ценного. Либо, мы просто не в курсе, а это означает подставу с еще большей долей вероятности. Поэтому, с сегодняшнего дня новички будут поставлены в пары со старожилами. Им какое-то время придется находиться под наблюдением.
  - Значит, никаких совпадений быть не может? - Марат скрестил руки на груди, что означало волнение и напряжение.
   Велимир согласно кивнул:
  - Наш курс и место назначения известны узкому кругу лиц. Транспортной фирме и тем людям, что составляли для нас очередной контракт. Вы их знаете, как и я, не один год. Маршрут, которым мы следуем, используется редко, так как там редкостная дыра. Учитывая тот факт, что мы только что совершили двойной прыжок, все указывает на неслучайность совпадения траекторий полета с неизвестным нам кораблем, след которого засекли приборы 'Астры'. Он в точности повторил наши передвижения, включая двойной прыжок. Корабль пока не отвечает на попытки связаться с ним, не приближается, но упорно следует за нами. Что все это значит, мы не знаем. Менее чем через пять дней мы должны прибыть в систему Розы, где я надеюсь получить какие-то ответы. Угрозы для 'Астры' чужак не представляет, его класс не столь высок, и мы круглосуточно следим за ним, чтобы в случае атаки постоять за себя. Но не волновать такая ситуация не может.
  - Значит, не совпадение? - Мрачнея, повторил Марат. - Возможно, их все-таки интересует наш груз? - Задал он повисший в воздухе вопрос.
  - А мы уверены в том, что везем медоборудование, капитан? - Не теряя времени на сантименты, спросила Кира в лоб.
  Велимир пристально посмотрел на нее:
  - Меня тоже волнует эта мысль. Все имеющиеся у нас документы в порядке. Размеры объектов при поверхностном сканировании соответствуют медблокам. Глубокое сканирование может повредить оборудование и к тому же, в договоре есть пункт, запрещающий нам вскрывать или просвечивать груз без веской на то причины. Пока что у нас нет достаточно веской причины, только догадки. Это частная собственность, заключая контракт, мы берем на себя определенные обязательства. Двусторонние. Но вот в чем дело. Когда неделю назад Бус попытался связаться с фирмой-заказчиком, с которой мы подписывали контракт, выяснилось, что она больше не существует. Все права сохранило юридическое лицо, поручитель, выступающий от лица этой фирмы. А он, как оказалось, мертв. Несчастный случай. Если сейчас мы повернем обратно, то потеряем деньги, затраты на топливо не окупятся. С другой стороны, ситуация явно форс-мажорная. Хотя представители фирмы еще неделю назад убеждали нас, что договор по-прежнему имеет юридическую силу, а обязательства перейдут к другому поручителю, выяснить ситуацию мы сможем только тогда, когда вернемся или когда долетим до Капао.
  - А что с оплатой? - морщась, как от зубной боли, поинтересовался Кузьма, низкого роста и плотного телосложения мужчина, напоминавший мне угрюмого карлика с одной станции. Такой же немногословный, скуповатый и занудный.
  - Деньги за груз нам обещали заплатить на Капао. Предоплаты, в любом случае, не хватит, чтобы протянуть до следующего заказа. Теперь же, мы еще и слишком далеко от станции и связаться с ней нельзя. Последние сведения о гибели поручителя поступили как раз перед прыжком, и кто-то, пока неизвестный нам, задержал их ровно настолько, чтобы мы получили новости уже после него. Сейчас возвращение чревато исками, которые мы не можем себе позволить. Год выдался трудный. Если вернемся, то, скорее всего, обанкротимся. Второй худший вариант, на неизвестный срок застрянем на Капао, если выясниться, что счет липовый. Неизвестный груз, виртуальный заказчик, и корабль на хвосте. В лучшем случае, все это лишь совпадения, неприятные, волнующие, но не смертельные. Поручителю не свезло, корабль не имеет к нам отношения, а груз будет оплачен и нет никаких загадок. Такие вот дела.
  - Значит, на борту крыса? - Холодно произнесла Кира и посмотрела на меня.
  - Эй, потише на поворотах! - Мгновенно уловив нюансы, разозлилась Марта. - Что за сучья привычка искать виноватых? Прежде чем кидаться обвинениями, нужны доказательства. Иначе, все это дерьмо собачье! Тыкать граблями в Табат лишь потому, что она кукла - просто херня. Скажите ей, капитан.
  - У меня есть другое предположение, - произнес в напряженно повисшей паузой тишине, молчавший до этого Кабо.
  - Говори, - Велимир кивком подтвердил свое намерение дать высказаться всем. Не знаю, готов ли он соглашаться, но слушать, определенно. Это было приятно.
  - Есть пара версий, капитан. Причиной может быть груз, но точно также, он может быть псевдо причиной.
  - Что ты имеешь в виду?
  - Для отвода глаз. А настоящим грузом вполне могла бы оказаться сама Табат. А мы просто не знаем об этом.
  - Чушь! - решительно возмутилась Кира, не допускавшая и мысли, что я могу быть кому-то настолько нужна. Но потом, ее видимо, посетила мысль обо мне в денежном эквиваленте и она задумалась.
  - Нет, не чушь. - Кабо запустил пятерню в свою разноцветную шевелюру и пару раз дернул.
  Он определенно был странным. Очень.
  - Ладно, положим, ты прав. В таком случае, зачем капитану позволили нанять куклу в космопорте? Почему ее не выкрали и не продали сразу? - с тревожащей меня интонацией поинтересовался Гай, наш новичок. Это был высокий, почти под два метра, мужчина, в отличие от гиганта Марата, скорее сухощавый, нежели плотный, но с широким разворотом плеч и пристальным взглядом зеленых, как бутылочное стекло, глаз.
   Когда-то один из членов экипажа 'Звезды', человек спокойный и даже несколько меланхоличный, особенно на фоне прочей изливающейся агрессии, показывал мне свою коллекцию стеклянных бутылок. В космосе - хобби, нечто такое, что скрашивает душевное одиночество и вносит приятное разнообразие, придает вкус жизни. Миколос собирал древние бутылки. Над ним втихую посмеивались, а я была в совершенном восторге от тяжелых, полупрозрачных, разноцветных сосудов. Думаю, ему льстил мой щенячий трепет. Бутылки стояли на полке, в специальных гнездах с силовыми креплениями. Их изгибы, блики, необычность форм казались настоящим чудом, тем более мой жизненный опыт в ту пору насчитывал не годы, месяцы. Однажды Миколас дал мне подержать одну из них. Пузатую, тяжелую, из темно-зеленого толстого стекла.
   Я почему-то вспомнила о том эпизоде, разглядывая сегодня Гая. Он старательно избегал встречаться со мной взглядом. Наверное, из-за неприязни, которую испытывал. Удивления его реакция не вызывала, да и других поводов для беспокойства было предостаточно. Я просто молчала, напряженно вслушиваясь в разговор людей, принимающий агрессивное направление.
   Кабо хмыкнул и развел руками:
  - Это преступление. Закон запрещает продавать или покупать разумных существ, в том числе и кукол. Все такие сделки официально признаны незаконными, а похищение куклы приравнено к похищению человека. Кроме того, шумиха, устроенная вокруг 'Звезды' создавала барьер безопасности, Табат защищала собственная известность. На ее нелегальное исчезновение сразу бы обратили внимание, к тому же космопорт Тандры одна из крупнейших транспортных развязок и полицейские службы, как и внутренние службы безопасности, там работают очень хорошо. Похититель не стал бы рисковать. Хотя, да, Табат жирный, соблазнительно жирный кусок. Думаю, они хотели дождаться спада интереса к кораблю и выжившим членам экипажа, в том числе Таб, а затем тихонько обтяпать дело. Либо же могли попытаться нанять ее на корабль, чтобы списать и продать. Возможно, мы просто их опередили. Сорвали дело. Наша 'Астра' приземлилась на пару дней, удачно заключила контракт, и вы, капитан, выхватили приз у них из-под носа. Помните странность, на которую указал Бус? Кукла, которая никому не была интересна. Попахивает интригой.
  - А сколько стоит жирный кусок? - скептически поинтересовалась Кира.
  Кабо посмотрел на меня и могу поклясться, в его глазах скакали чертенята:
  - Дороже текущего контракта. Однозначно.
  Во взгляде людей следом дружно обращенных в мою сторону, я прочла сильное удивление. Меня охватило мерзкое чувство, будто бы сейчас они смотрят на дорогую вещь, случайно найденную в старом сундуке. Никому из них не приходило в голову, насколько это унизительно. Даже капитан, и тот выглядел несколько растерянным. Понятное дело, сын коллекционера, Кабо единственный знал цену таких вещей как я. Их настоящую цену.
  - Так продадим ее и дело с концом, ѓ- холодно предложила Кира.
  - В тебе недостаточно протезов? ѓ- Услышав эту фразу, я даже не сразу сообразила, что произнесла ее сама. Так могла сказать Марта или Кабо, но только не я. И как только пришло осознание, меня прошиб холодный пот.
   Я заставляла себя смотреть прямо в лицо Киры, не горбиться и не прятать руки. Просто замерла, как статуя, с мраморно-неподвижным лицом и очень надеялась, таким же взглядом. Сердце билось под горлом, но пальцы, о, удивление, не дрожали. Я обнаружила, что гнева и ярости во мне скопилось куда больше, чем страха.
   Кира какое-то время буравила меня тяжелым взглядом, потом углы ее губ разъехались в усмешке, и она медленно кивнула.
   Мне не нужно было переводить смысл ее жеста. Я все поняла сама. Больше, она не станет меня унижать. Да, возможно, мы даже близко не подойдем к черте дружбы, но она стала уважать куклу и для меня лично это огромная победа.
   Велимир лаконично подвел итоги:
  - Я рад, что вы разобрались, девочки. Давайте вернемся к насущной проблеме и поговорим серьезно. Кабо, я внимательно выслушал твою версию, но она показалась мне маловероятной. Шансов отбить Табат не так много. Корабль, преследующий нас, уступает в скорости, мощности, наконец, вооружении. Я не стал бы подвергать сомнению безопасность 'Астры'. Если они рискнут напасть, то получат отпор. Мы с Бусом просчитывали и такие варианты.
   Кабо откинулся на спинку дивана и мягко кивнул:
  - В космосе.
  - Невозможно предусмотреть все. Но мы намериваемся выработать правильную тактику. Естественно, детали будут знать только проверенные люди, - возразил Велимир.
   Кабо пожал плечами:
  - Есть второй вариант. Нарушить правила и вскрыть груз. Возвращаться бессмысленно, все это понимают, капитан. Мы уже в пяти-семи сутках от Капао. Думаю, вопрос заключается в стратегии поведения здесь и сейчас. Вы вскрыли карты, поставили экипаж в известность, в том числе и крыса знает, что она почти раскрыта. Ему или ей придется быть избирательным в средствах. Нам это на руку.
  - Ты прав. - Велимир поморщился, - я думал о том, чтобы вскрыть груз. Но если мы нарушим пломбы, а потом выясниться, что с ним все в порядке, нас ждут большие неприятности.
  - У нас есть отличная причина, разве нет? - Кира подалась вперед и напряглась, словно хищница, - нас преследуют и на борту предатель.
  - А если корабль в последний момент резко сменит курс? Если выяснится, что нет никакого предателя? - Велимир устало потер лоб, - думаю, надо ждать. Пока ждать.
  - Они тоже могут рассчитывать на это, - негромко произнес Гай.
   Я покосилась на него и подумала, что он подходит на роль крысы. Новичок в команде и присоединился к нам как раз тогда, когда на борт принимали груз. Плюс, единственный из всех, кого наняли на станции. Правда, существовала и причина. Явор.
  - Мы не будем возвращаться. Пока будем ждать. Наблюдать за развитием событий и по возможности контролировать их. Не впадать в паранойю и, конечно, не терять бдительность. Марат, ты постоянно находишься с Гаем, Кира с Оливией, Марта с Гектором, Кузьма с Роланом, Табат с Бусом. Позже, мы еще уточним пары. Отныне, вы постоянно находитесь рядом со своим напарником, держа его под наблюдением. Чтобы не страдала работа, мы с Бусом разработаем графики дежурств и смены, плюс, свободные члены экипажа помогут вам с подменой. Как только будут приняты какие-то важные решения или появиться конкретная информация, я проведу очередное или внеочередное собрание. Бус, отведи одиночек к их паре и поставь в известность дежурных. Затем ко мне. А сейчас, все свободны.
   Велимир легко поднялся и коротко кивнув, направился к выходу.
  Я решила, что обсуждение продолжится уже без капитана. Слишком много эмоций отражалось на лицах, да и тема... Но Бус, лишая нас возможности послушать разговор, приказал:
  - Кира, Таб, идемте.
   Мы вышли из кубрика и направились к техотсекам, а оттуда, как пояснил Бус, еще и в рубку, чтобы сообщить новости дежурным.
  В голове роились мысли, в которых одно смелое предположение перекрывало другое. Было тревожно. Мир выглядел шатким и неуютным. Теперь, к тому же, я буду оторвана от гидропонического сада и вожделенного одиночества, хвостиком таскаясь за вечно загруженным Бусом. И моя подруга Марта не сможет поболтать со мной, так как бородатый Гектор слишком погружен в исследования, научные изыскания, а значит, выдрать его из лаборатории будет затруднительно. Ну, конечно, меня беспокоили и мысли о неизвестном корабле, нашем грузе, таинственной планете Капао, с прибытием на которую связано уже столько неприятностей.
   Но как сказал капитан, пока нам оставалось ждать.
  
  14 глава
  Лицом к лицу
  
  После смерти Алисы моя карьера пошла в гору.
   Это не совсем нормально, но именно так все происходило. Я чувствовала себя потерянной, опустошенной, горюющей, да. Но куда девать пустоту, что ширилась во мне изо дня в день? Куда девать мысли, память прикосновений, слов, взглядов? У меня отняли самое дорогое, близкое существо, без которого жизнь теряла всяческий смысл, разумность, вкус. Я оказалась не готовой к подобному.
   Верно, к такому вообще нельзя быть готовым.
  Мой мир рухнул в одночасье. Весь год, наполненный сомнениями, переживаниями, мучительными раздумьями и страхами, тяжелый и жестокий подходил к концу.
  Естественно, мне, битой гордячке, не нашлось теплого места среди людей окружающих Марка. Я сама локтями расталкивала недовольных. Марку было наплевать на сестру умершей жены, да и на младенца, по большому счету тоже. Каждый сыграл свою роль. Алиса похоронена, я в элите охотников, малышка всегда будет получать самое лучшее, как официальная наследница Марка. Но...
  У кроватки Табат дежурили лучшие няньки. Ничья девочка, дитя без матери, без отца, чувствовала ли она свое кровное одиночество, когда чужие руки качали ее колыбель? Мне кажется, именно тогда, в те недели, ее интуиция, полученная через гены матери, обострилась неимоверно, превратившись в пресловутое шестое чувство или даже настоящее ясновиденье...
  Правда в том, что я тоже не хотела ее. Я не желала видеть ее, слышать, трогать. Всем своим существованием Табат напоминала мне о невосполнимой утрате, о невыносимой тяжести горя. Наверное, те месяцы были черным беспамятством, днями, когда я потерялась в лабиринте, где смешано прошлое и настоящее, неразделимое, вечное безвременье.
  Именно работа позволила мне найти выход. Бесконечные походы за периметр, поиски ответов на незаданные вопросы, попытки разобраться, тишина и одиночество. Одних оно губит, других спасает. Я относилась ко вторым. Не ослепла от страданий, не шаталась по лесу пьяная, не теряла бдительности. Мои внутренние переживания вылились в упорную настойчивость, в нацеленность на результат. Инстинкты заменяли разум, а природная интуиция оберегала от ловушек. Агата, может, и не хотела жить, но бессознательное 'Я' еще как.
  Меня постоянно тянуло в лес, в то самое место. Я подолгу звала Ингирит, а потом молча сидела на корточках или, внезапно, обуреваемая жаждой деятельности искала мельчайшие следы, свидетельства ее пребывания здесь. Повторяла одну и ту же последовательность действий из раза в раз, пока не поняла - я не увижу Алису, если они этого не захотят. С течением времени, затея и вовсе стала казаться ужасной. Кощунственной даже. Во мне словно бы жили два человека. Один окончательно и бесповоротно верил, что Алиса мертва. Второй, лихорадочно цеплялся за связь, что годами прочно удерживала нас рядом. Близостью очень родных существ.
  Я проводила недели, изучая границы периметра и выполняя поручения Марка. Наверное, мало кто из охотников мог бы похвастаться тем опытом и знаниями, которые я получала в процессе. Да, конечно, плюс большие деньги от Марка и обещание белого билета. Он гордился мной. Я была его удачным вложением, его верным псом.
  И только ночью, лежа в своей постели и глядя в потолок, я вспоминала, как две маленькие девочки, сидя на подоконнике, смотрят на пляшущие в лесу огни и представляют фей в разноцветных платьицах. Всю жизнь я стремилась получить нечто большее, чем с рождения уготовила нам с Алисой судьба. Верила, подарок будет достоин честолюбивых замыслов. Но, как выяснилось, по-настоящему счастливой, я была именно в те детские, беззащитно наивные годы.
  Прошло, вероятно, около полугода. Я полностью загрузила себя работой. Человек, существующий без цели, одним призрачным прошлым и сам постепенно превращается в тень. Карьера охотника была прикрытием пустоты, выедающей меня изнутри, она оставляла лишь видимую благополучной оболочку. Люди начинали замечать перемены во мне, а значит, близился день, когда Марк захочет избавиться от больного животного, потому что именно таким животным я и стала. Отравленным, безучастным и равнодушным.
  И вот, в один из таких завершающих очередной этап моей жизни дней, я снова была в лесу, на той поляне, где мы когда-то встретились с Ингирит.
   В общем-то, я пришла попрощаться. Раньше, мне казалось, надо подождать и я обязательно увижу за деревьями мраморное тело морока, ее серебряные глаза и их осторожное любопытство, такое человеческое, но в то же время совершенно иное. Теперь, надежду поглотила пустота, оставив лишь вялый интерес, на сколько же еще меня хватит?
  Я была такой уязвимой и отчаявшейся, что неожиданное появление морока, вывело меня из равновесия, не хуже удара. Едва я увидела Ингирит, как надежда вспыхнула во мне не огоньком, бушующим масляным факелом, разрывающим темноту ночи:
  - Ингирит! - Выкрикнула я и шагнула ей на встречу, позабывшись. Она грациозно, все также нечеловечески гибкая, скользнула в сторону, избегая прикосновений:
  - Здравствуй, Агата.
  - Где она? Почему!
   Она прервала меня, прижав палец к губам. Я отшатнулась, поперхнувшись. Меня пронзила дикая мысль - у них ничего не получилось, Алиса мертва.
  Но морок всего лишь ответила вопросом на вопрос:
  - Как Табат?
  - Что? - Признаюсь, я растерялась. Ее слова обескуражили меня. Причем тут чужое дитя?
  - Дочь Алисы. Она ведь жива?
  - Да, - равнодушно кивнула я. Вопросы о девочке тяготили меня. Все, что я хотела знать, было связано не с ней.
  - Разве ты не заботишься о Табат? Это очень важно, Агата. Ты должна беречь ребенка и воспитывать его. Именно так мы договаривались.
  - Вы обещали воскресить Алису, - холодно парировала я, раздражаясь. К чему эти разговоры? Какая разница, что происходит с девочкой? О ней заботятся, она в хороших руках.
  - Ее не любят, - словно прочитав мои мысли, произнесла Ингирит. - Рядом с ней нет ни одного родного существа. А она очень тонко чувствует. Интуиция, предвиденье в Табат куда сильнее, чем были у вас с Алисой. Представь меру ее одиночества Агата?
  - Она причина смерти своей матери, - зло огрызнулась я.
  Какого черта это существо учит меня жизни? Ей не понять утраты, которую я понесла, моей жертвы, моего отчаянья.
  - Ты эгоистка, Агата, - совершенно ровно сказала Ингирит. - Хорошая, добрая девочка превратилась в человека зацикленного на себе. Ты взрослая женщина, сильная, мужественная. Она - лишь крошечный, одинокий ребенок, которого обвиняют в смерти ее матери. В некоторых событиях никого нельзя винить. Есть судьба. Есть попытка обмануть ее, иногда удачная, чаще нет. Алису пытались спасти. Быть может недостаточно усердно. Но дочь не причина смерти. Рожденные невинны.
  - Я не хочу, чтобы мне читали мораль. Абсурд слушать проповедь морока.
  Ингирит улыбнулась и согласно кивнула:
  - Абсурд. Мы из разных миров, ты права. И Алиса больше не принадлежит твоему миру.
  - Она жива? - Сердце забилось в горле.
  - Она воскрешена. В ее памяти немного воспоминаний о прошлой жизни. Ты принесла ее тело слишком поздно. Она выглядит и думает иначе, не так как раньше. Алиса юна, она новорожденное дитя. Именно поэтому я не показывала ей тебя и не отзывалась на крики. Но последнее время Алису беспокоят сны и видения, связанные с твоим образом. Мы открыли ей часть правды.
  - Я смогу забрать ее домой?
   Ингирит смотрела на меня, не выказывая эмоций, и даже серебряные глаза казались неподвижными озерами жидкого стекла:
  - Ты помнишь условия? Мы вернем ее к жизни. Но не тебе. К тому же, ты не выполнила свою часть уговора. Не заботишься о Табат.
  - Я хочу увидеть Алису! - Как можно тверже сказала я. Оставить ее здесь? С ними? Ни за что.
   Ингирит кивнула. Очень медленно, словно раздумывала, стоит ли идти мне навстречу. Единственное, что она сделала следом, это повернула голову к деревьям и замерла, в пугающе нечеловеческой позе. Люди так не могут, они совершают микродвижения, почесываются, теребят пальцы, у них подрагивают колени и мигают глаза. Ингирит же просто застыла. Я с трудом оторвала взгляд от нее и перевела туда, куда смотрела она.
   И увидела. Да, существо было очень похоже на Алису. Ее лицо: овал, разрез глаз, изгиб бровей, капризная линия губ. И все же, не Алиса. Морок. Белоглазый демон, бесполый, прекрасный чужой красотой. Существо, в глубине глаз которого я почувствовала узнавание.
  - Кто это? - Очень спокойно спросила я.
  - Агата? - голос Алисы вывел меня из прострации. Я развернулась и, не разбирая дороги, бросилась бежать.
   Больше я никогда не бывала в той части леса. И никогда не искала встреч с Ингирит.
   В тот вечер, я впервые взяла на руки Табат.
   С того самого дня, Алиса начала преследовать меня.
  
  15 глава
  До и после
  
  Никакого внезапного пробуждения чувств во мне не произошло. Скорее и вернее было бы утверждать - чем дольше мы жили без Алисы, тем крепче становилась моя связь с ее дочерью. Постепенно сердце оттаяло, и временами я даже недоумевала, как могла так хладнокровно игнорировать эту девочку? Я старалась не попрекать себя минутной слабостью, несомненно, продиктованной стрессом и отчаяньем из-за потери ее матери. Этакая ложь во спасение. Я так часто прибегала к ее услугам, что забыла, 'во спасение' должно быть не мое.
  Так начался новый этап нашей с Табат уже совместной истории, который продолжался почти шестнадцать лет.
   Рано или поздно всем приходиться платить по счетам. Самую темную и пугающую сторону своей жизни я прятала так глубоко, как только могла. Алиса не оставляла меня в покое, по-прежнему надеясь уговорить присоединится к ним в лесах. Об этом не могло быть и речи, конечно. Отношение к морокам, ведь моя сестра стала одним из них, колебалось у меня от искреннего восхищения до почти физического отвращения. Но прежде всего, не буду врать, белоглазые создания страшно пугали меня.
  В дни, когда знакомый с детства мир неотвратимо двигался навстречу бездне, я вынужденно задумывалась о том будущем, что ждало Табат. Борьба людей с природой обострялась, помощи ждать было неоткуда, а значит, полное вымирание - дело времени.
  Я по-прежнему хотела сбежать на другое полушарие. По слухам, жизнь там была лучше, безопаснее и счастливее. Слухи вообще давно оставались единственными нитями, связывающими моногорода друг с другом. Путешественников с каждым годом становилось все меньше, а техника выходила из строя, и Марк опасался, что как только сообщение будет окончательно нарушено, начнется анархия.
   Он говорил:
  - Людям, как собакам, нужна твердая и жесткая рука - главный над толпой, и толика надежды, которой их подкармливают такие боссы, как он. Жители окраинных секторов сами разрушают остатки защитных систем, в попытках сбежать к мифической лучшей жизни, считал он. Загнанные в ловушку страха, они слепо уничтожат друг друга.
  Марк был циником, мрачным и агрессивным человеком, но не дураком. Если он делал предположение, то почти всегда попадал в самую точку.
  И все же надежда выбраться к моему мифу, океану, не оставляла меня. Я держалась за нее как за соломинку. Годы шли, но планы мои пока так и оставались планами.
  Табат как-то незаметно стала той, кто понимал меня лучше, чем я сама. Дитя беды, она унаследовала от Алисы необычайную интуицию, которая развилась у нее в предчувствие, естественную защиту перед жизнью, испытывающую Табат с рождения. Вместе с тем, в детстве с ней не происходило ничего особенного, кроме, разве что, бурь ее снов. Быть может, тогда она еще не понимала смысл возникающих образов, и первой реакцией становился испуг, но с возрастом все меняется. Спокойная, любознательная, послушная девочка с мягким характером, ласковая как котенок, она никогда не причиняла неудобств и не доставляла волнений. Даже Марк попал под ее очарование. Вместе с тем Табат могла быть весьма упрямой и последовательной, если хотела чего-то добиться.
  Лет до восьми она росла в информационном вакууме из-за того, что я считала ее маленькой и не решалась открыть глаза на прозу жизни, правда, это было выше моих сил. Я долго не решалась лишить ее детства, хотя прекрасно понимала, чем грозят подобные методы воспитания.
  Табат с ее особым даром обошла нас играючи.
  Ее сны, точнее сказать, кошмары. Мне кажется, из них она узнавала больше, чем когда-либо рассказывали мы с Марком. Она непонятным для меня образом получала из них информацию. И чем старше становилась Табат, тем больше в ней проявлялась эта зависимость от сновидений, темная сторона которых теперь пугала ее гораздо сильнее, чем раньше. Ведь, она столкнулась с тем, как они воплощались в реальность, переходя из разряда грез в ее жизнь. Принося потери, угрозы и разочарования.
  Табат старательно притворялась с Марком, чтобы он видел в ней обычного ребенка. Ей почти удавалось переиграть его. Марк гордился именно этим фактом. Ему казалось, в ее лицемерии проявляются его лучшие черты. Он уже забыл, что Табат не была его дочерью по крови.
  А вот наша с ней близость виделась такой настоящей, глубокой и искренней, что иногда, я даже задумывалась о том, а были ли мы также близки с Алисой?
  Начала забывать.
  Детьми, мы с Алисой чувствовали себя частями целого, наша дружба, привязанность казались естественными, как дыхание. Но вот в Табат я, прежде всего, видела ребенка, о котором хотела заботиться. Эта любовь не связывала меня, не заставляла ревновать, напротив, гордится каждым ее достижением. Мне, человеку недоверчивому, ее наивность была трогательна и жалка. Я боялась, что встретившись с реальностью, она испытает разочарование, и пыталась оттянуть ее встречу с этой стороной жизни. В который раз я ошиблась в ее способностях, недооценив силу духа?
  В своих снах она давно уже прошла искусственно возведенный рубеж. Любовь, а не страх, удерживала ее от лишних признаний. Табат тоже оберегала меня. Если раньше она не верила, что люди могут совершать ужасные поступки, то теперь ее идеалы начали разрушаться.
  Мне всегда было проще видеть в ней ребенка, простодушного и наивного, нежели человека, который слишком уж сильно отличается от меня. Ее намерение стать охотницей прозвучало как гром средь ясного неба. Почему? Зачем?
  Впервые, она заговорила об этом в четырнадцать. Я отказала ей, понадеялась, что из-за своего мягкого характера она быстро отступиться. Но тут произошло то, что случалось с ней достаточно редко. Она уперлась. В конце концов, Марку надоела ее назойливость, и он позволил Табат работать под моим неусыпным контролем.
  Марк был не из тех людей, на кого время может подействовать как сентиментальный крючок. За столько лет, мы, конечно, многое узнали друг о друге, но в глазах Марка я так и осталась полезным работником, не более. Как и раньше, он отдавал приказы, я, по-прежнему, подчинялась. Теперь он правил большей частью города, и долговременный союз устраивал нас обоих. Хотя периодически Марк умел показать себя благодарным человеком, делая по отношению к семье широкие жесты, в обычное время он едва помнил о существовании Табат. Объяснялось это легко, его отцовские чувства не проснулись. Да, она ни в чем не нуждалась. Порой, Марк мог поиграть с ней немного или поговорить, но быстро уставал от родительских обязанностей. К тому же, те грандиозные планы, что он когда-то хотел осуществить с ее помощью, потеряли актуальность, а с ними и сама Табат.
  Город вымирал с катастрофической скоростью. Те едва заметные процессы, что начинали проявляться, когда мы с Алисой еще были детьми, теперь ускорились многократно и развивались стремительно. Поползли слухи, что даже сектор "Ф" больше не является безопасной зоной. Поговаривали, что и остальные города нашего полушария практически уничтожены. Снова начинался хаос. В людях поселился страх перед неизбежным концом, а необходимость бороться с надвигающейся природой вселяла ужас в простых обывателей. Ужас перед неизвестным врагом, столь решительно уничтожавшим их мир. Пусть в их представлении он был убогий и серый, но привычный и хоть немного понятный.
  В это неспокойное время, охотники, пожалуй, были востребованы как никогда. Мы уничтожали диких лазутчиков. Исследовали, патрулировали, боролись теми малыми средствами, что еще оставались в распоряжении.
  Я оказалась в курсе множества событий, о которых узнали немногие. И вот настал день, когда Марк сообщил мне еще одну крайне неприятную новость. Доверие к людям никогда не являлось его сильной стороной, скорее всего жесткая необходимость вынудила его просветить меня, поскольку в его партии я играла не последнюю скрипку.
  Моногорода по большей части являлись автоматизированными комплексами, работающими на ядерной энергии. Марк, не знаю уж как, получил информацию, что один из таких городов недавно исчез с лица планеты в результате спонтанной ядерной реакции. Подробностей никто не знал, но предположения выдвигались одно мрачнее другого. Была ли то авария или саботаж, после ядерного взрыва такой мощности мало кто выжил. Марк сразу же оценил масштабы опасности и сам занялся изучением работы реактора в нашем городе. Личные отчеты техников, прогнозы, статистика внештатных ситуаций - с утра до вечера он с кем-то разговаривал, где-то мотался. По его приказу нашли всех, кто имел хотя бы отдаленное отношение к энергии, и заставили разъяснять ему тонкости процесса. Марк собрал специальную команду, в общем, полностью погрузился в техническое управление городом.
  Но поскольку он был человеком, который всегда просчитывал ситуацию на несколько шагов вперед, то понимал, нельзя оставлять без присмотра другие проблемы, чтобы они, подобно обвалу, в один прекрасный момент не погребли его под собой. Поэтому Марк вызвал меня и поручил быть главной в делах, касающихся захвата природой планеты территорий города. Отныне я осуществляла надзор за внешним периметром и отслеживала все работы по зачистке секторов от дикой флоры и фауны. Марк же сосредоточился на реакторе и все чаще возникающих стихийных бунтах в серединных секторах.
  Я получила свою мечту на голубом блюдечке. Власть и деньги. Была ли счастлива? Об этом я больше не задумывалась. Работа спасала меня в тяжелые периоды, когда-то дала возможность выжить, а теперь стала отдушиной, показателем того, что я жива и борюсь. Уверенность в том, что, когда город разрушится, в него придут мороки, не покидала меня ни на минуту. Их уже стали замечать в окраинных секторах, где теперь и речи не шло о выдумках перепуганных горожан.
   Но если люди еще не до конца понимали, к чему такие встречи приведут, я не сомневалась в своих догадках. Твари присматривались к новой территории, и терпеливо ждали, когда природа закончит начатое. Правда, в связи с поправкой на недавние события, как знать, не достанутся ли им радиоактивные руины?
  Иногда мне хотелось увидеть серебряные глаза Ингирит и спросить: 'Довольна ли ты, Ингирит? Еще немного и мой мир полностью станет твоим. Так достаточно ли богатой была жатва, скажи?'
  Конечно, я боялась за Табат. Я не хотела потерять ее, как потеряла Алису. Но тогда и сейчас, кто мы? Песчинки перед бурей?
  Охотниками становились только люди с отличной реакцией, превосходящей обычную для человека в несколько раз. Такая вот полезная мутация, возникшая у некоторых людей по неизвестным причинам. Табат подходила по всем параметрам и даже больше. Ее дар... оказался гораздо ярче, чем я думала. Через полгода никто больше не называл Табат сопливой девкой. Она сумела доказать свою полезность.
  Наша работа зачастую была связана с уничтожением инородной флоры или фауны проникавшей в сектора. Порой, твари только выглядели безобидными, иногда и впрямь оказывались неопасными. Приходилось проверять каждый вызов, сплетни, жалобы, морально и физически быть готовыми к любому повороту событий. Поначалу Табат медлила, по неопытности или из жалости, и получала травмы. Думаю, если бы не ее сверхреакция, такая же, как у меня и Алисы, то первая же ее охота закончилась бы серьезным увечьем. Но все же, я серьезно разозлилась и устроила ей головомойку, пояснив, что промедление в нашей работе недопустимо, как и жалость.
  'Таб, - сказала я ей тогда, - в нашей работе нет места случаю, небрежности, глупой сентиментальности. Если ты охотник, то перед тобой добыча, всегда. Уважай ее за хитрость и ловкость, но помни, она тебя не пожалеет, потому что борется за свое выживание и сделает абсолютно все, чтобы спастись. Выбирай, кем ты будешь в этой цепи, охотником или жертвой? Потому что, если однажды я опоздаю на долю секунды, выбор перед тобой больше никогда не встанет'. Не знаю, что подействовало на нее, мой тон, слова или ее собственные размышления, но Табат больше не медлила.
   Все реже я задумывалась о прошлом и все чаще о будущем. Пришло ли время отправиться на вольные хлеба или мне просто страстно захотелось перемен, определенности будущего? Я решила, пора осуществлять мечты. Тем более, после тревожащих новостей и водопада событий, самым логичным из действий казалось намерение найти другую пристань.
  Дело было за малым, дождаться подходящего момента. До тех пор, я усиленно готовила Табат к жизни в диких лесах, натаскивала, объясняла, рассказывала. И поражалась ее прозорливости, рассматривая действия Табат в призме собственной недальновидности.
  Четкое осознание, абсолютная, мрачная уверенность, что нужный момент наступил, пришло ко мне внезапно. Случилось это во время охоты, поскольку именно ее события снова разграничили мою жизнь на периоды до и после.
  
  16 глава
  Охота на драконов
  
  Это была охота на драконов.
  Мы находились в хорошо знакомом секторе 'О'. Цель была замечена в старом трехэтажном здании музея. Такого разрушенного временем сооружения я давненько не видела. Дом был собран из каркасных балок и обшит плитами. Не самые худшие технологии, учитывая химический состав стройматериалов, но внешне он выглядел гораздо хуже, чем полагалось зданию его возраста. Почему, я не знала. Всегда существует несколько вариантов, и позже мне придется перебрать их, чтобы докопаться до причин эрозии, трещин и разрушений фасада, стен облезших так, словно краску с них смывали кислотой.
  Вверх, по плитам грязно-оранжевого цвета, вились дикие лианы, черничные лозы которых, толщиной с мою руку, стискивали дом со всех сторон подобно натянутым канатам. Выглядели они весьма эффектно, украшенные густо растущими на стеблях крошечными белоснежными бутонами. Лианы не относились к ядовитым растениям, но как я помнила, числились живучими сорняками, мгновенно заполонявшими любое пространство по горизонтали и вертикали. Истребить их было сложно.
  Мы обошли здание вокруг, обследуя фасад. По пути отметили гнездо синих жуков, мелких тварей, от укусов которых надувались болезненные шишки, сходившие до месяца. Благо, жуки эти нападают лишь в брачный период, а в остальное время почти не опасны. Разве что, по дурости сунешь руку в гнездо. Миа, второй охотник, облил гнездо горючим и поджег.
  В командах редко бывает больше трех человек, только в периоды крупных облав команды могут объединяться. В остальное время это нерационально. Люди начинают мешать друг другу. Конечно, лично я предпочитала одиночество, но теперь оно стало слишком опасным.
  Мы с Табат зашли с главного входа, Миа остался снаружи, продолжая методичное уничтожение чужеродной флоры и фауны. Он был на связи, поэтому я не волновалась. Парень умница, у него хорошая реакция и есть мозги. Если он почувствует опасность, не станет соваться один, подождет нас.
  Внутри оказалось немногим лучше. По полу, сквозь расколотые плиты вылезла грибница. Красные и ядовито желтые пушистые шарики плотно устилали пол, занимая площади по два-три метра сплошным ковром. Ягоды диаметром около шести-семи сантиметров выглядели мило, игрушечно плюшево, но их пыльца вызывала анафилактический шок. Мы натянули маски и, стараясь как можно аккуратнее обойти полянки грибниц, двинулись к центральной лестнице, ведущей на второй этаж.
  Перед подъемом остановились, проверили пространство сканнером и осмотрелись еще раз, внимательнее. Легко упустить мелочь, которая покажется незначительной, а окажется глобальным просчетом. Так бывало, поэтому я никогда не ленилась. Обычно, в местах, где растут грибницы, ничего не живет и почти ничего не растет. Музей не составил исключения.
  На первом этаже мы увидели лишь грязно-серые стены, на которых висели вышедшие из строя экраны для галопроэкций, а с потолка опускались люстры 'под старину', увенчанные ползучей сеткой. Издали складывалось такое впечатление, что на люстры и часть потолка накинули потрепанную шаль с дырками, лохматую и неопрятную, пришпилив парой кнопок, чтобы не свалилась на пол. Вблизи растение выглядело, как ячеистая сеть из светло зеленых стеблей-сосисочек, испускающих легкое голубоватое свечение, люминесцентный эффект которых был явно заметен лишь в темноте. Стебли его густо покрывали наросты, похожие на нежную розоватую бахрому. Совершенно неопасно, но и не слишком приятно.
  В одном углу Табат разглядела гниль, прозрачное, студенистое существо-цветок. Выглядело оно как размазанные по стене сопли, зато цвело малоаппетитное нечто пурпурными кристалликами, чем издали напоминало россыпь самоцветов.
  - Чисто, - прокомментировала я, и Табат согласно кивнула. Можно подниматься выше.
  Оружие мы держали наготове. Второй этаж мог оказаться ловушкой. Возможностей замаскироваться, затаиться здесь было множество. На этаже располагался выставочный павильон, несколько помещений связанных общим коридором. Предположительно, здесь выставлялись разные коллекции для демонстрации или продажи. Сейчас сказать точнее было бы невозможно.
   Выглядел он как барахолка древностей. Мы с Табат поглядывали на рухлядь, иначе и не назовешь, со смешанным чувством любопытства и удивления. Большинство предметов когда-то находились в приличном состоянии, за ними следили, видимо, оберегали, но теперь, увы. Коллекции напоминали горы мусора, хотя некоторые из образцов по-прежнему привлекали внимание. Но мы быстро потеряли к ним интерес. Зазеваешься, пялясь на куски пластика, металла или стекла, быстро станешь жертвой нападения какой-нибудь твари. Так что, не до эстетических изысков.
  И все же, история, лежащая передо мной в руинах, угнетала. В покинутых людьми местах нередко бывает уютно, но здесь я ощущала лишь тоску и раздражение.
  Как же так вышло, что наша раса вошла в конфронтацию с целой планетой? Зачем вообще мы пришли сюда, если не умели приспособиться к местной среде? Я ведь каждый день наблюдала войну, из века в век ведущуюся самыми жестокими средствами, и все они, в конце концов, оказывались бесполезными.
  От лестницы в обе стороны от стены шли коридоры, выводящие в большие захламленные помещения, наполненные истрепанными, разбитыми, пожранными плесенью, временем и агрессивной флорой предметами. Мы внимательно изучали пространство, иногда делая поражающие открытия: изящные скульптурки местных животных, чудом уцелевшие практически без повреждений, миниатюры, зеркала, потемневшие, побитые бляшками плесени и эрозии, но выполненные с мастерством, с которым не могли поспорить известные мне пластиковые уродцы из пентхауса.
  Табат с любопытством разглядывала эти вещицы. Думаю, ей хотелось бы прихватить что-нибудь с собой, но она знала, что я не позволю. На них мы могли протащить в чистую зону споры или мелких существ, умеющих быстро приспосабливаться и сжирать все вокруг.
  Табат подталкивала носком ботинка очередную находку и шла дальше.
  Сюрприз поджидал нас в одной из дальних комнат, сплошь завешанных непонятными тряпками. Я даже не стала пытаться понять, зачем и что это. Прошлась сканером и обнаружила движение. Подав знак Табат, осторожно двинулась вдоль стены, вглядываясь в складки полотнищ, обветшалых и потускневших от времени.
  Вот он! Размером около метра в длину и сантиметров тридцать в холке, неподвижно висит на ткани, спрятавшись за свисающим до пола куском.
  Мы называли таких существ - драконами. Они не были особо ядовитыми, да и не очень-то агрессивными, но люди отчего-то боялись их сильнее многих по-настоящему опасных тварей.
  Короткое мощное тело, покрытое яркой желтой чешуей, очень блестящей и словно бы мокрой на вид. Вытянутая, узкая морда с прорезями ноздрей и выпуклыми синими глазами. Взгляд их, немигающий и неподвижный действительно напрягал, но чем? Человеческой осмысленностью или необычайной, чужой красотой сапфировой радужки с узкими зрачками? Они смотрели на тебя так, словно читали мысли, думаю, именно это и приводило людей в ужас. Начинало казаться, что перед собой они видят не просто животное, а существо близкое по интеллекту, а значит, потенциально куда более опасное. Человек ведь всегда меряет по себе.
  Не думаю, что это правда. Те, кто хоть раз встретился с мороком, поддержал бы меня.
  Еще, у драконов длинный, мощный и гибкий хвост, которым они пользуются как дополнительной конечностью. По хребту, начиная от впадины в основании черепа и до начала хвоста, у них растет чудный, золотисто-оранжевый гребень. Когда драконы атакуют, он поднимается над телом как парус, и острые колючки на его концах защищают от укусов противников не хуже ядовитых зубов.
  Лапы драконов с семью пальцами и присосками на их подушечках, приспособлены чтобы ходить или лазать, ловко цепляясь за любые поверхности. Сдвоенные пальцы на их передних конечностях гораздо длиннее остальных и оснащены отличными когтями. А еще эти животные умеют проделывать немало фокусов стоя на задних лапах.
  Драконы - хамелеоны. Они шустры, активны и хитры. Но все-таки, убить их не так уж и сложно.
  Пока Табат изучала перемещение других драконов, наблюдая за ними на мониторе сканера, я медленно передвигалась вдоль другой стены. На охоте существует только охота, и если изначально нет командного духа, то ничего не получиться, как не старайся, кто-то рано или поздно слажает. Мы уже притерлись, поэтому хорошо чувствовали намерения и действия друг друга.
  Я не собиралась убивать дракона красиво. Просто прицелилась и прожгла маленькую дырочку в висящей тряпке. Пятно у меня на сканере дернулось, и под ноги с глухим стуком упало желтое тело дракона. Его хвост несколько секунд судорожно подергивался, а затем замер. На теле видна была аккуратная дырочка с запекшейся по краю кровью. Вот и все.
  Я повернулась к Табат. Ее охота также оказалась удачной. В комнате мы насчитали трех убитых драконов. Поскольку других тварей не обнаружилось, можно сказать, нам повезло. Музей как видно, не слишком понравился хищникам покрупнее, а вот для драконов до нашего прихода он служил идеальным убежищем.
  Я знаю людей, для которых охота нечто сродни вкусному десерту. Они наслаждаются выслеживанием, убийством. Они осторожны, внимательны, терпеливы, но весь смысл происходящего можно описать тремя словами - им нравиться убивать.
  Мне никогда не доставляла удовольствия эта часть работы. Защищаться одно, но методично уничтожать, совершенно другое. Конечно, я не была идеалисткой, но смерть ради смерти казалась мне грязной. Я любила ту часть своего ремесла, где оставалась один на один с миром, могла наблюдать и изучать, быть может, даже любоваться разнообразием и хитростью живых существ, где могла научиться чему-то полезному для выживания.
  Я почерпнула немало полезного, наблюдая за теми, кого не всегда считала врагами. Они тоже хотели жить и просто занимали ту нишу, которая начала освобождаться.
  - Таб, - тихо позвала я девочку, задумчиво смотрящую на мертвую ящерицу. Она повернулась, и я увидела в ее глазах печаль. Это меня порадовало. Я не хотела, чтобы Табат наслаждалась смертью.
  - Нам нужно проверить остальные комнаты. - Сказала я ей и добавила, поразмыслив, - Я проверю две по левой стороне, а ты правую. И будь настороже. Здесь могут оказаться неприятные сюрпризы.
  Она молча кивнула.
  Мне снова повезло. Кроме роскошных зарослей совершенно безобидных растений, чьи споры занесло ветром сквозь выбитые окна, ничего и никого не встретилось. Я даже позволила себе немного полюбоваться вьющимися по стенам и полу серебристо-оранжевыми лианами. Там, где пространство не заполоняли узкие сиреневые листья, пучками покрывающие стебли, цвели цветы самых разнообразных оттенков. От бледно розового, лилового, до цвета фуксии, темно-фиолетового, сиреневого, белесого, оливкового и даже пронзительно синего, как глаза драконов. Тугие бутоны, раскрывающиеся одиночно или соцветиями цвели столь ярко и были так прелестны в своей дикости. Их не сдерживали рамки газонов, селекция или точно подобранные оттенки, и в этой неуправляемой красоте было что-то завораживающее.
  Мне захотелось привести сюда Табат, и я вышла в коридор, чтобы позвать ее. На удивление, в коридоре девочки не оказалось. Встревожившись, я осторожно подошла к комнате, которую она должна была проверять и заглянула внутрь, держа оружие наготове.
  Помещение, которое я послала проверять Табат оказалась, пожалуй, самым странным из обследованных нами. В нем, развешанные на стенах или стоявшие на полу, в совершенном беспорядке, находились зеркала всех форм и размеров. Огромные и маленькие, узкие и широкие, фигурные, перегруженные деталями и лаконичные, потемневшие от времени, покрытые мусором, грязью, пятнами и плесенью. Многие разбиты, иные заплетены серебристыми или черными лианами. Я на мгновение растерялась, не сразу увидев среди многочисленных полотнищ, отражающих нас и друг друга, Табат. Но когда увидела, в сердце словно вонзили раскаленную иглу.
  Табат стояла напротив большого, узкого зеркала, похожего на прямоугольник в рост человека. Она замерла, словно увидела в отражении что-то необычное, пугающее.
  Во всей ее позе читалась плохо скрытая беззащитность, как будто нечто в зеркале застало ее врасплох. Казалось, отражение притягивает ее и отталкивает одновременно. В безвольно повисших руках, опущенных плечах, в напряжении спины и откинутой назад голове, я видела ее желание бежать прочь и невозможность сделать этого.
   Не зная, что так напугало Табат, я снова бросила взгляд по сторонам, и не увидела ничего опасного. Именно отражение приковывало ее к месту, там и нужно было искать ответы. Быстро приблизившись к зеркалу, я оттолкнула Табат в сторону и направила в него оружие, ища угрозу.
   Из глубины мутного пространства на меня смотрела Алиса.
  - Какого черта? - прошептала я, обращаясь не к кому-то конкретно, а просто растерявшись от невозможности происходящего.
  Она улыбнулась:
  - Красивая девочка. Совсем взрослая.
  - Что это такое? - Придя в себя, я одной рукой продолжала направлять на нее оружие, а другой постучала по зеркалу.
  - Не зеркало, - Алиса резко приблизила лицо и я отпрянула. Показалось, еще немного и она шагнет прямо в комнату.
  - Табат, - резче, чем надо сказала я, - все в порядке?
  - Да, - раздалось совсем рядом.
  Краем глаза я различила движение. Зачем она стала рядом? Что за глупое любопытство?
  - Вызови Миа, - приказала я, прекрасно понимая, что я могу это сделать точно также. Глаза были прикованы к Алисе, расслабленной, чужой Алисе, с таким искренним недоумением наблюдавшей за мной.
  - Это она? - Вместо того чтобы выполнять приказ, спросила Табат.
  - Да. Я, - ответила Алиса и ее ладони прижались к стеклу с той стороны.
   В тот момент, я легко признала бы, что мы стали жертвами ядовитого растения, вызывающего галлюцинации, потому что никакого другого рационального объяснения не находилось.
   Табат снова заговорила:
  - Что ты делаешь в зеркале?
  - Я не в зеркале, - также туманно, как и в первый раз ответила Алиса, а затем постучала пальцем по стеклу, - Ингирит попросила передать кое-что. Тебе.
   И вдруг, мне страшно захотелось приказать ей заткнуться и не произносить ни слова. Но я промолчала.
  - Ингирит сказала, - мягкий голос Алисы зазвучал сухо, равнодушно, - все готово. Пора умереть.
  
  17 глава
  Проклятая дыра
  
  Мы прибыли к планете Капао в начале универсальных суток, и сейчас вращаясь на ее орбите, ожидали подходящего момента для посадки челнока с грузом.
  Так прозвучала официальная версия событий. Неофициальная отличалась лишь большим количеством деталей. Велимир обычно старался быть честным со своими людьми, но так как на борту, вполне вероятно, находился лазутчик, вынуждено скрывал часть информации. Его доверием пользовались только старые члены экипажа и те, кто как я, находился на виду двадцать четыре универсальных часа.
  Режим 'опеки' одних людей над другими никто не отменял. Волей неволей, я оказалась в курсе всех новостей, ведь Бус был помощником капитана. За последнюю неделю мы так много времени провели вместе, что порядком надоели друг другу. Бус даже порыкивал, когда я мешалась у него под ногами.
  Удивительно, какой объем работы ежедневно проворачивал этот дружелюбный и сильный человек. Терпеливый, ответственный и улыбчивый, он ни разу не повысил на меня голос, не разозлился на нерасторопность, а я ведь очень мешала ему жить в обычном жестком режиме. К концу недели, я сделала вывод, что Бус мне весьма симпатичен.
  Общая проблема экипажа 'Астры' заключалась в том, что во всем происходящем было слишком много неопределенности. Неизвестный корабль все еще преследовал нас и по-прежнему не подходил достаточно близко, чтобы это можно было расценивать как угрозу, не отвечал на запросы и не поддавался идентификации. Мы не смогли связаться со станцией, оказалось, все передатчики сектора давно вышли из строя.
  Вчера, помню, Бус по этому поводу помянул 'проклятую дыру' много раз.
  И сигнал с Капао шел только в автоматическом режиме, подтверждая устаревшие координаты для посадки, но, не сообщая ничего полезного или нового для нас по существовавшей проблеме.
  Велимира больше всего напрягало то, что мы не имели возможности поговорить с живыми людьми и оказались в подвешенном состоянии.
  Непростая ситуация.
  - Итак, что мы имеем в сухом остатке? - капитан обвел нас внешне спокойным взглядом. Он вообще отлично держался, наш капитан. Если бы мне утром не повезло услышать его разговор с Бусом, в крайне мрачных тонах, я без труда поверила бы исходящей от Велимира самоуверенности.
   На кубрике собрались те, кому было разрешено покинуть посты и оставить выполнение своих задач. Проще говоря, получившие прямой приказ капитана. Собрались не многие, но учитывая режим повышенной боеготовности, это было вполне разумно. Естественно, присутствовал сам капитан, Бус, я, Марат и Марта, Кира, Гай, Оливия и Гектор, а также Кабо. Мы сидели полукругом и внимательно слушали Велимира.
   Задача, которую он поставил перед нами, была непростой, а для кого-то, судя по выражению лица Киры еще и сомнительной.
  - Неизвестный корабль висит на дальней орбите. Чего они там выжидают, нам неизвестно. Вполне возможно, именно того, что вы предполагаете, капитан, - произнесла Кира.
   Я заметила, как посмотрела на нее Оливия. Ей, наверное, приходилось несладко в компании суровой женщины. Может быть, я неправильно истолковала взгляд или мой личный опыт общения с Кирой действовал на меня так угнетающе, но я мысленно порадовалась тому, что не состою с ней в паре. Ужасающая перспектива.
   Капитан кивнул, соглашаясь с доводами и ответил:
  - Ситуация такова, что мы не смогли развеять собственных сомнений, получить живой сигнал с Капао или связаться со станцией. Проблемы связи может создавать и корабль, что по-прежнему болтается у нас на хвосте, но также легко это может быть устаревшее, поломанное оборудование. Так решил Бус и причин не доверять его выводам, я не вижу. Он отправил к спутникам-передатчикам разведывательные модули. Три из них подтвердили поломку, а один сообщил о сильных помехах, что может говорить о проблемах передатчика из-за истекшего срока службы или что кто-то гасит сигнал извне. Но подтвердить догадку на сто процентов мы не можем, у нас нет технических возможностей. Так, мы имеем обычное подтверждение координат, для посадки челнока с грузом. Из-за последних событий, возникает резонное опасение, что, если это ловушка?
  - Капитан, - произнесла, удивительно долго молчавшая до сих пор Марта, - но мы же не можем болтаться на орбите до посинения? Как я понимаю, через несколько часов будет самая благоприятная позиция для входа челнока в атмосферу? Не воспользуемся, застрянем в долбанной дыре еще на сутки. А главное, мы как сидели на жопе, так и сидим. Что, мы будем ждать, пока тот гребанный корабль почешется и ушлепки на его борту начнут действовать, или сами применим тактику неожиданности? Мы и так, и так в ловушке, капитан. Делать, все одно, хоть что-то придется. У нас безвыходная ситуация, мы по уши в дерьме. Я предлагаю самим пошевелить задницами. Невыносимо просто ждать.
  -А если твоя тактика неожиданности как раз то, чего они и ждут? По тебе, Марта, вляпаться в еще большее дерьмо, лучше? Просто потому, что ты поспешишь и сделаешь какую-нибудь свою обычную глупость, по привычке не думая? - Резко возразила Кира.
   Марта взвилась:
  - Пошла бы ты, Кира! Так что ли лучше? Как наживка на удочке? Мы теряем время непонятно на что. Нужно получить какие-то доказательства, понять что здесь, хрен его дери, происходит? А мы просто будем сидеть, и ждать подарка от великого космоса?
  - Тихо, - сухо осадил их Велимир, - не базар. Мы рискнули и не попали. Теперь перед нами выбор, рискнуть ли еще раз? Проблема в том, что потеряли мы уже больше чем достаточно. Если сейчас развернемся и улетим, проблемы это не решит. Если попытаемся предпринять активные действия, вполне возможно кто-то пострадает. Мы понятия не имеем, что ждет нас на планете. Один из вариантов, действительно, ждать. Покрутиться на орбите пару недель.
  - Но что это даст нам, капитан? - Бус пожал плечами, - мы делали ставку на то, что корабль как-то проявит себя, когда мы приблизимся к Капао. А он так и наблюдает, не предпринимая ровным счетом никаких действий. Мы ничего не теряем, но и не приобретаем. Мы возле Капао, груз при нас и он не вскрыт. Что если попробовать доставить его по назначению?
   Велимир молчал.
   Меня никто, естественно, не спрашивал, но если бы спросил, я сказала бы, что у меня плохое предчувствие. Очень плохое. Я сказала бы, давайте улетим, капитан, как можно дальше отсюда. Но что тогда ждало нас в будущем? Банкротство? Продажа имущества с молотка? Расформирование команды? Что ждало меня? Я полюбила 'Астру', она стала моим домом, а ее экипаж - семьей. И пусть отношения в ней не особо гладкие и простые, там, за бортом, ждала худшая неизвестность.
   Бус закончил фразу:
  - Нам надо доставить груз. Мы могли бы спустить не весь, а половину. И если там, внизу, все в порядке, довезти остальное. А если нет, улететь и продать половину груза по неустойке. Заработать не получится, но зато мы не обанкротимся и сможем перебиться до следующего заказа.
   Бус облизнул губы. Это была его идея. Я знала, что он вынашивал ее последние три дня. И помнила, что бы он ни предложил, последнее слово всегда за капитаном. Я ожидала решения Велимира, а чувство дискомфорта внутри медленно и верно нарастало.
   Капитан кивнул:
  - Сделаем так. Бус, Табат, Марта и Гектор, Марат и Гай с частью груза отправятся по указанным координатам. По прибытии, они будут держать связь и рапортовать обо всем, что увидят, услышат или почувствуют. По итогам разведки будем решать, что делать дальше.
  - Капитан, - Кира в напряжении стиснула руки в кулаки, - почему именно такой состав? Я могу внести предложения по его коррекции?
  - Нет, - Велимир спокойно смотрел на Киру, - вообще, я удивлен, что этот вопрос поднимаешь именно ты. Я мог бы ждать недовольства от новичков, но не от тебя. Разве непонятно, почему я сделал такой выбор?
   Кира покраснела, но кулаки не разжала. Ее глаза были черными и страшными, от снедавшего ее разочарования.
  - Все просто, - капитан был тверд и спокоен, - Я выбираю тех, без кого мы сможем улететь, случись что. Я не могу послать одних новичков. Во-первых, мы не уверены в их лояльности. Во-вторых, это не слишком правильная тактика, кидать в топку тех, кто еще не пророс корнями в палубу 'Астры'. Знаю, ты, не задумываясь, сделала бы для корабля и нашего общего благополучия все. Но, дело в том, что есть эмоции, а есть рациональный риск. В данном случае, задача - правильно распределить человеческие ресурсы по взаимозаменяемости. Бус должен лететь, он мой зам и в мое отсутствие исполняет обязанности капитана, передает волю и принимает ответственные решения. Остальные выбраны по принципу качественных характеристик, приспособляемости и заменимости. Кроме того, я не могу оставить 'Астру' без защиты и специалистов. Поэтому, я и принял такое решение. Выбранные люди умеют выживать, вести переговоры и случись что, позаботятся о себе какое-то время. Наша задача, если до этого дойдет, помочь им. А значит, на борту должны остаться такие же сильные и умелые спецы. Понятно?
   Кира и на этот раз промолчала, ограничившись кивком. Она была недовольна, но с капитаном больше спорить не рискнула:
  - Тогда разговор окончен. В отсутствие Буса, Кира будет назначена моим помощником. Через три часа ваше отбытие. Получите инструктаж у Буса и займитесь подготовкой и погрузкой половины груза. Кэбо, ты мне нужен в моей каюте через двадцать минут. Все свободны.
   Я была напугана. Нет. Я была очень напугана. Это первая операция, в которой я должна буду участвовать, как полноправный член экипажа. Все мои поездки, исключая самую последнюю, это торжественный выход на поводке. Когда мы посещали проходные станции, построенные на пересечении популярных звездных трасс, то Сневидович красовался, изредка таская меня с собой в кабаки или на встречи с потенциальными заказчиками. Поглазеть на чудо, живую куклу, собирались многие. Именно тогда, я научилась не замечать взглядов и не слышать слов. Только теперь я понимала, те прогулки проходили под официальной защитой хозяина. Мало кто рискнул бы в открытую связываться со Сневидовичем. А один он никогда не ходил. Кроме того, многие ошибочно думали, что при нем мощное оружие, дрессированная кукла. Никто не спрашивал, сколько мне лет, насколько я сильна или как опасна. Меня вообще воспринимали как неживую, но крайне опасную вещь и все вопросы адресовали хозяину. Сневидович же не спешил раскрывать секреты, корчил из себя дурня, нес чушь про мою силу и сверхреакцию, а потом обхохатывался на корабле, называя меня миленьким сюрпризиком, который еще проявит себя.
   А сейчас я лежу в эргокресле, и меньше чем через двадцать минут отправлюсь на планету, в составе команды, с настоящим поручением, с настоящей ответственностью. И пусть поездка рассчитана лишь на несколько часов, неважно. В моей жизни наступили огромные перемены.
   Но внутри кипел неопознанный страх и словно водяной пар рвался наружу. Что это было? Мысли о несостоятельности, боязни не справиться, оказаться недостойной доверия? Или предчувствие, затопившее тревожным ожиданием беды, требующее немедленно отказаться, прокричать, что внизу нас не ждет ничего хорошего.
  Я промолчала. Решила, что не стоит позволять брать над собой верх кошмарам и видениям. Люди обсмеют меня и будут правы. Суеверия, фу, как не современно, как безумно и глупо.
  Я боялась, что тогда больше меня не позовут.
  Бус, который получал какие-то инструкции от капитана, подошел последним. Прежде чем расположиться в своем кресле, рядом с пилотом, он нагнулся ко мне. От его улыбки мне стало немного легче:
  - Ну, как ты тут? - спросил Бус и легонько похлопал меня по плечу.
   Наверное, ему хотелось подбодрить меня таким образом. Я не решилась признаться в своих страхах, тем более теперь, когда до старта оставались считанные минуты:
  - Все в порядке.
   Бус наклонился еще ниже и нахмурился:
  - Точно?
  - Я немного мандражирую, - повторила я услышанное от Марты словечко, но улыбаться в ответ не стала. Улыбающаяся кукла скорее наведет его на ненужные размышления.
   Бус тихонько рассмеялся:
  - Ладно уж, Таб. У меня подарочек от Кабо. Он просил вручить его тебе непременно сегодня, до старта. Мы только что столкнулись у каюты капитана.
   Он присел на корточки и вложил мне в руку прохладный, серебристый брусок металла, размером примерно десять на пятнадцать:
  - Это походный синтезатор. Он маломощный. Знаешь, оказывается, Кабо тоже хотел лететь на Капао, но капитан отказал и ему. Не нравиться мне эта мышиная возня, но...
   Бус резко замолчал, оборвав фразу на полуслове, улыбнулся рассеянной улыбкой и, снова похлопав меня по руке, поднялся.
  - Готовность к старту! - Громко произнес он, направляясь к своему креслу рядом с Маратом, который сегодня пилотировал челнок.
   Я убрала синтезатор в карман комбинезона и вздохнула. Все. Назад дороги нет.
  
  18 глава
  Слэй-ю
  
  - Странный космодром, - недоуменно произнес Марат, осматривая площадку, на которую мы приземлились. Челнок зиял открытой пастью грузового шлюза, но Бус не спешил отдавать команду на выгрузку.
   Мы всей группой стояли около челнока и настороженно осматривались.
   Космодром или то, что так зашифровывалось в переданных нам координатах, выглядел хуже самой захудалой станции, с самым убогим обслуживанием и самой дрянной посадочной площадкой - как недвусмысленно выразился Гай.
   Вокруг примерно четырехсотметровой территории, предназначенной для малого транспорта и покрытой серым пузырчатым веществом, которое судя по виду, пережило все катаклизмы этого мира, сплошной стеной поднимались джунгли.
  Я никогда не видела живого леса и с любопытством оглядывалась. В тишине было слышно, как Бус по передатчику говорит с Велимиром; о заброшенном строении, не работающем силовом поле и сдерживающей полосе, а также полном отсутствии людей или автоматизированных систем обслуживания. Марта незамысловато переключила мое внимание на здание космодрома, ввернув какое-то особо смачное слово о его строителях.
   На мой взгляд, здание выглядело не так уж и плохо, но сравнивать мне было не с чем. Единственное, что бросалось в глаза, его совершенно нежилой вид. Кроме того, я скорее приняла бы названный космодромом участок за транспортный узел, предназначенный для местных перевозок. Он разительно отличался от тех громад, на которых я когда-то побывала в составе команды 'Звезды Альтаира'.
   И они предполагали, что здесь может приземлиться наш корабль? Или не предполагали? Я не успела додумать мысль и то, к чему она вела, потому что Марат гаркнул во всю мощь легких:
  - Эй! Есть кто живой?!
  Я вздрогнула, а Марта подскочила на месте и обрушила на брата град упреков:
  - У тебя, что кислородное голодание и мозг выключило? Так орать! Где твоя субординация, идиот!
  Марат добродушно отмахнулся от нее и обратился к Бусу:
  - Здесь давно никого нет. Это какая-то подстава. Мне кажется, лучше нам валить, пока не поздно. Сам посуди, Бус, все поросло органикой, джунгли за малым не поглотили здания, и что их сдерживает, непонятно. Автоматические системы в отрубе, никто нас не встретил, хотя мы дважды послали сообщение о прибытии челнока по указанным координатам. Что за хрень? Какие еще тебе нужны доказательства?
   Бус хмуро огрызнулся:
  - Я не идиот, Марат. Короче так. Гай, я и ты идем к зданию. Нужно осмотреть его изнутри, убедиться, что не произошло несчастного случая, попытаться найти хоть какую-то информацию. Если мы просто улетим, все вопросы так и останутся вопросами, ясно? Остальные ждут здесь, находятся в состоянии боевой готовности. Связь держим через переговорные устройства.
   Когда мужчины исчезли в здании космопорта, я снова начала изучать взглядом окрестности, пытаясь вспомнить ускользнувшую мысль. Марта тихонько ругалась, предпочитая в упор не замечать встревоженного лица Гектора.
   Вскоре нам стало душно. Неподвижный воздух, горячий и влажный, напоминал густой кисель, дышать которым было неприятно. Я чувствовала себя относительно нормально, но лица Марты и Гектора покраснели, на их висках выступил пот. Слабые потуги ветра, приносили не облегчение, а раздражение, поскольку их не хватало для того, чтобы охладиться, но было достаточно для швыряния в лицо мелкой и колкой пыли. Чтобы отвлечься от созерцания несчастных лиц, я пристальнее начала всматриваться в джунгли.
  Лес выглядел безбрежным, словно на километры вокруг ничего кроме него не существовало, а эта маленькая площадка сплошь недоразумение, которое он вот-вот исправит. Даже отсюда были видны бесконечные переплетения гигантских стволов-лиан, каких-то лаконично одинаковых грибообразных деревьев, массивных армад кустарниковых, похожих на шары - сплошное переплетение из колючих ветвей. Все это покрывали гирлянды многоярусных композиций из цветов и листьев, разнообразных форм и расцветок, порастающих сверху, снизу, везде. А еще, кружевных или напротив, похожих на сшитые вкривь и вкось клочья ваты, полотнищ ткани, на самом деле полей плесени.
  В тех сведениях, которые мы получили о Капао, мало что говорилось о его жителях. В основном, что сила тяжести там чуть меньше стандартной (значения, принятые за универсальные большинством колоний - земные единицы измерения). Еще немного о причинах повышенной концентрации кислорода в воздухе, обширных легких планеты, состоящих из лесов и одного гигантского океана. И красочно, про агрессивную, ядовитую флору и фауну планеты 'Ничего угрожающего жизни, если только вы будете соблюдать предусмотренные меры безопасности', - вспомнилась мне фраза из обзорного курса, которую без интонаций начитывал механический голос.
  - Ты это видишь? - зловещим шепотом произнесла у моего уха Марта.
   Я повернулась на ее голос и замерла. Посмотрела на Марту и снова туда, куда она показывала. Движение у кромки леса. Человек.
  Он немного постоял там, а затем направился к нам.
  - О...какое дерьмо, - лихорадочно зашептала Марта, одновременно пытаясь достать разрушитель и активировать передатчик:
  - Гектор! - Окликнула она меланхолично-растерянного мужчину, который о чем-то задумался и смотрел в противоположную сторону. Тот неуклюже повернулся и его взгляд упал на фигуру человека, идущего к нам. Рот Гектора приоткрылся, но Марта не дала ему произнести и звука:
  - Заткнись! Сядь в кресло пилота и на всякий случай активируй защитное поле. Понял?
  Гектор закрыл рот, кивнул и как-то очень шустро, учитывая его недавнюю нерасторопность, скрылся в челноке. За это время Марта успела сообщить Бусу о ситуации и теперь ждала ответа, пытаясь лучше разглядеть незнакомца.
  Выглядел он буднично, ничего особенного собою не представлял. Издали было непонятно, какого он пола, из-за мешковатого комбинезона и защитной маски на лице. Волосы, человек или похожее на него существо, прятало под гладкую шапку, и лишь кисти рук оказались обнаженными.
  Я отметила, что в руках незнакомца нет оружия, но не знала, стоит ли расслабляться по этому поводу или нет. Ситуация по-прежнему оставалась непредсказуемой. Потом я услышала, как Бус велел нам оставаться у челнока и не делать глупостей. Они собирались зайти незнакомцу в тыл. Главное, подчеркнул Бус, не напугать его, чтобы не спровоцировать агрессии. Никому из нас это не нужно. Марта ответила, что велела Гектору включить защитное поле, но что ей ответил Бус, я уже не услышала, поскольку единовременно произошли сразу несколько событий.
   За нашими спинами взревел двигатель, затем умолк, видимо, перепуганный Гектор догадался включить антиграв, а следом нас с Мартой волной воздуха отшвырнуло на несколько метров в сторону. Я перекатилась на живот и, приподнявшись на локтях, увидела, как наш челнок набирает высоту. Где-то неподалеку витиевато ругалась Марта, я еще подумала, значит, она не пострадала. Из микродинамика раздавался взволнованный голос Буса, который не понимал, что происходит. А потом, прямо у своего носа, я увидела ноги в высоких ботинках.
  Незнакомец присел на корточки:
  - Ну, привет, - произнес он и укоризненно добавил, - какого же черта вы спустились сюда? Мы же отправили вам сообщение с новыми координатами.
  - Не было никакого сообщения, - ответила я, словно загипнотизированная чем-то в приглушенном маской голосе незнакомца.
  - Скверно, очень скверно. Где груз?
  - Улетел, - показала я глазами в направлении челнока.
   Незнакомец покачал головой. Видно мои новости его очень расстроили:
  - Вставайте. Здесь нельзя оставаться, очень опасно. Нужно уходить. Пойдете со мной. У вас есть маски? Фильтры? Что-то, чем можно защитить дыхательную систему? Тебе это не очень нужно, но людям без них не выжить.
   Незнакомец поднялся, я следом. Мой взгляд был прикован к нему. Он знает, кто я? Откуда? Но прохлаждаться и строить догадки мне не дали. Марта тоже встала на ноги и подключилась к беседе:
  - Кто вы?
   Незнакомец ответил:
  - На это сейчас совершенно нет времени. Вы вдвоем? Или есть кто-то еще? Это территория слэй-ю. Если они заинтересуются звуками и запахами, будет скверно.
  - Можно спрятаться там, - показала рукой на здание Марта.
  Незнакомец с какой-то досадой дернул плечом:
  - Вы не слышите меня? Вы только что лишились своей консервной банки, и понятия не имеете, что происходит. Это бесполезно. Они будут ждать до тех пор, пока вы не сдуреете от голода или не отравитесь чем-нибудь.
  - Мы могли бы перестрелять гребанных засранцев, если припрутся, - уже с меньшим апломбом сказала Марта, демонстрируя разрушитель.
  - Нет. Вы создадите новую еду. На запах придут другие. Станет только хуже. К тому же слэй-ю хищники. Опасные, быстрые и хитрые. Повторяю вопрос, и не тратьте уже драгоценное время на трепотню. Сколько вас и есть ли средства для защиты органов дыхания?
  - Нас пятеро, - начала отвечать я, но Марта не дала мне закончить. Похоже, она не спешила доверять новому знакомству:
  - Кто вы? С какой такой радости, мы должны доверять свои жизни незнакомцу, лица которого даже не видим? Объяснитесь, откуда знаете про нас? Может, вы как-то связаны с кораблем? - Она наставила на незнакомца разрушитель и хмуро добавила, - и пока, мать твою, ты не прояснишь ситуацию, черта с два я сдвинусь с этого места или буду отвечать на вопросы.
   Незнакомец никакого внимания на оружие не обратил, но вся его поза выдавала крайнюю настороженность и напряжение. Я не сразу поняла, что к Марте это не имеет никакого отношения. Внезапно, он повернулся лицом к зданию, к той его части, за которой практически сразу начинались джунгли, и обратился прямо ко мне:
  - Они там, Табат?
  Времени на осмысление, откуда незнакомец знает мое имя, не оставалось. Я увидела, как из здания выходят Бус, Марат и Гай. Незнакомец, не проронив больше ни звука, решительно направился в их сторону. Засопев, Марта рванула вдогонку, не опуская разрушителя и настроенная весьма воинственно. Мне ничего не оставалось, как поспешить следом.
  Я надеялась, что, несмотря на внешнее проявление агрессии, Марта пустит оружие в ход лишь в крайнем случае. Да и незнакомец, хотя и вел себя странно, реальной угрозы пока не представлял. Его намерение помочь показалось мне искренним. Единственное, что не давало покоя, так это мотивы, по которым он это делал.
  Мы все уже практически встретились посредине площадки, как вдруг, незнакомец резко остановился, а затем с какой-то нечеловеческой скоростью рванул в сторону. По инерции Марта побежала за ним, а я истуканом застыла на месте.
  Из-за здания неторопливо выходили несколько существ. Не менее двух, а то и двух с половиной метров в холке, внешне они напоминали ящериц очень длинными, какими-то змееподобными телами. Сравнительно маленькую, узкую голову продолжала такая же вытянутая, приоткрытая зубастая пасть. Шли ящеры вразвалочку, переставляя короткие лапы как-то наискосок, переднюю и заднюю одновременно, отчего походка казалась вихляющей. Длинные и массивные хвосты при этом волочились по земле, чуть покачиваясь в такт движениям тел. Время от времени ящеры останавливались, поднимали головы вверх и щупали воздух раздвоенными языками. Окрашенные необычайно ярко, они притягивали к себе внимание. Словно мокрая, поверхность их чешуйчатой кожи блестела под солнцем, переливаясь всеми цветами радуги. Нежно розовые разводы начинались с боков, а на спине переходили в фиолетовые. Причем самый насыщенный оттенок был на голове, а в направлении хвоста бледнел, превращаясь в лиловый. К тому же тела ящеров испещряли белесые, золотистые и сиреневые полосы.
  В тот момент, когда незнакомец так шустро побежал в сторону, один из ящеров как раз поднял голову и проводил его задумчивым взглядом. А затем с необычайной скоростью припустил следом.
  Не знаю, кто заорал, но крик послужил сигналом для не подозревающих ни о чем мужчин. Бус резко обернулся, упал и, перекатившись в сторону от бегущего на них хищника, выстрелил из разрушителя. Ящер споткнулся и повалился набок. Но два других стремительно сокращали расстояние между собой и Гаем. Он пронесся мимо, а я так и стояла столбом. Происходящее казалось нереально замедленным, как будто минуты растянулись в часы.
  Марат внезапно поменял направление, бросившись наперерез ящеру. Сбил меня с ног, так что я отлетела в сторону, и сам кубарем покатился по земле, откинутый ударом хвоста. Уже с земли я видела, как незнакомец хладнокровно расстрелял ящеров, оставляя в маленьких головах аккуратные дырочки, двигаясь также быстро, как и массивные хищники.
  А затем время снова пошло нормально. Я поднялась с земли и бросилась к Марату, лежащему без движения, но Марта опередила меня. Она упала рядом с ним на колени и, нагнувшись к груди брата, вслушивалась.
  - Что? - выдохнула я сдавленно, поскольку еще не совсем оправилась от удара.
  Марта повернулась ко мне, и я отпрянула, настолько диким, белым и каким-то холодным стало ее лицо за эти мгновения:
  - Не подходи к нему, тварь!
  Я растерянно обернулась. Эта Марта не была похожа на ту, которую я знала. Незнакомец подошел к нам и присев подле Марата, быстро ощупал его голову и шею. А спустя несколько долгих минут, поднялся и сухо, все так же приглушенно из-за маски, произнес:
  - Он мертв. Шея сломана. Теперь поверишь мне, тупица? Мы должны немедленно убираться. Собери сопли, иначе никто из нас не уйдет отсюда живым, ну, же! Оставь скорбь на потом. Это были только разведчики. Минут через десять подойдет стая. И нам ничто не поможет.
   Марта сидела на земле, с отрешенным, посеревшим лицом, и держала Марата за руку:
  - Мы должны унести его, - сказала она.
   Незнакомец сокрушенно покачал головой. Он уже доставал из небольшой сумки, что была перекинута через плечо, маски и раздавал остальным.
  - Возьми, - протянул он и мне, а затем схватил Марту за плечо и резко сжал. Я дернулась. Неприятно было видеть, как он причиняет боль человеку, которого я еще пыталась считать своим другом.
  Она не реагировала. Незнакомец сжал сильнее, а потом нагнулся к ее уху и что-то прошептал. Марта вздрогнула и посмотрела на него с каким-то тупым удивлением, как если бы ее только что разбудили, а потом на меня, с яростью и ненавистью.
   Я хотела сказать хоть что-нибудь, но ничего не приходило в голову. Зато у Марты слова нашлись. Она тяжело поднялась и отчеканила:
  - Не подходи ко мне никогда, кукла.
   Я поспешно надела маску и посмотрела на незнакомца. Потом на Буса и Гая. Они стояли молча, и за масками было не видно, что написано на их лицах: сочувствие, скорбь или ненависть? В этот долгий-долгий миг, я как никогда остро ощутила враждебность мира людей, непонятную вину и горечь.
  А затем, мужчины повернулись и зашагали в сторону джунглей за незнакомцем.
  
  19 глава
  Поселок охотников
  
  Мы несколько часов шли без остановок. Но, по крайней мере, не приходилось ни о чем думать. Все были подавлены. Никто не знал, что нас ждет, и будущее выглядело не самым светлым образом.
  Главное, по словам незнакомца, было слушаться его и не терять бдительности. С непривычки маски поначалу мешали, но обзор не ограничивали, поэтому наша группа двигалась быстро. Бус несколько раз порывался заговорить с незнакомцем, но тот грубо прерывал его, сухо поясняя, что не время и не место. В конце концов, мы просто зашагали вперед, доверившись его чутью.
   Теперь я не знала как вести себя дальше. Гибель Марата перечеркнула мои достижения. Марта выразилась недвусмысленно и не представляю, как бы я могла подступиться к ней еще раз.
   Незнакомец прекрасно ориентировался в лесу. Его скупые движения, умение найти безопасную тропу, интуиция, выносливость, уверенность, с которой он двигался в выбранном направлении, указывали на немалый опыт и знания. Но кто он был? Как его звали? Какого он был пола и возраста? Как оказался в лесу и откуда знал про нас?
  Думаю, моих спутников терзали те же вопросы. Но до тех пор, пока мы не найдем безопасное, по мнению незнакомца, место, не стоило и заикаться о полноценной беседе. Его грубые и резкие ответы, возможно, скрывали досаду. Переживал ли он о судьбе незнакомого человека? Не думаю. Если его и посещали неприятные мысли, то скорее о нашей нерасторопности и строптивости, из-за которых его профессиональная гордость потерпела поражение.
  Я не чувствовала усталости, наверное, потому и могла мысленно возвращаться к безумным событиям дня и раз за разом прокручивать их, пытаясь составить полную картину. Людям приходилось куда тяжелее. Их мучала жажда, которую пока нельзя было утолить. Незнакомец объяснил, что в лесу множество ядовитых растений, споры которых могут проникнуть в легкие и вызвать приступ удушья. Слизистые представляют немалый интерес для насекомых, откладывающих личинки в подобную среду, они могли попасть в нос или рот, вызвав анафилактический шок мельчайшими частицами пыльцы, осевшей на тельцах или лапках. Колючки, острые края листьев, пушистые шарики грибниц, взрывающиеся от небрежного касания, выступавший на стволах грибовидных деревьев сок - все представляло опасность.
   Бус несколько раз безуспешно попытался связаться с Гектором и с Велимиром. Но то ли Гектор намеренно выключил на борту челнока устройство, позволяющее усиливать и передавать сигнал на корабль, то ли сам попал в еще большую беду, неизвестно. Осталась загадкой и мотивация действий Гектора. Крыса он на самом деле или жертва паники? Новые и новые вопросы присоединялись к длинному списку тех, что пока оставались без ответов.
   Показания ручного навигатора говорили, что мы шли на северо-восток около пяти часов, прежде чем незнакомец знаком приказал нам остановиться.
  - Эти твари, - почти сразу задал мучивший его вопрос Бус, - они не могут преследовать нас?
  - Нет, - наконец, соизволил поговорить с нами незнакомец, - у них есть охотничья территория. Когда мы пересекли ее границу, то стали им неинтересны. Они активно защищают свой ареал, но охотятся в его же пределах. Слэй-ю часто вступают в территориальные войны друг с другом. Они живут стаями, чем и опасны. Но, хватит о них. Сейчас вам стоит немного передохнуть, и не забывайте, маски снимать нельзя. Придется еще потерпеть. Часа через три дойдем до побережья, там станет полегче. Как я понимаю, связи с челноком нет? А вы уверены в том своем человеке? У него был такой приказ, улететь с грузом в случае опасности?
  - Нет, - ответил Бус неохотно. Незнакомец кивнул, словно ждал этого.
  - Один из вариантов. Ладно, разберемся. Жаль вашего товарища. Здесь скверное место, да и от прошлого величия мало что осталось, - незнакомец хмыкнул, а мне показалось, он издевается над нами. Но последующие его слова заставили меня напрячься:
  - Хищники не самое большое зло, уж поверьте.
  - Кто вы? - Снова спросил Бус. Эта игра в загадки ему порядком надоела, я слышала проскальзывающее в голосе раздражение.
  - У вас на борту, как минимум один предатель, - проигнорировав вопрос, сообщил незнакомец.
  - Как минимум? - Теперь в голосе Буса зазвучал неприкрытый гнев.
  - Как минимум. Потому что второй человек наш.
  - Что?! - Никогда не слышала в голосе Буса таких интонаций. Он посмотрел на меня.
  - Нет. Она не при чем. Я думаю, минут двадцать стоит посидеть молча. Отдохнуть.
   Люди, которые больше не были командой, скорее группкой морально раздавленной событиями дня, послушно сели там, где указал незнакомец. Я осталась стоять. Марта, когда усаживалась, демонстративно повернулась ко мне спиной.
  Я опустила голову, чтобы не видеть ее подчеркнутого презрения. Жалела ли я о Марате? О добродушном, шумном здоровяке, чья прямота и простой, грубоватый юмор так нравились Кабо и Льву Валерьянычу?
  - Таб! - Я повернулась к Бусу, - тебе необходимо отдохнуть.
   Вопреки ожиданию, в его голосе я слышала лишь печаль, никакой злости.
  - Не устала, помощник капитана, - тихо ответила я.
  - Тварь не стоит такой заботы, Бус, - прошипела Марта, перебивая меня.
  - Это был несчастный случай, - сказал ей Гай. Его все еще немного потряхивало после бега наперегонки с ящерами.
  - Тупая овца, тупая гребанная овца, стояла как вкопанная, а он, он...- Марта начала раскачиваться взад вперед, а потом ее плечи мелко затряслись. Бус передвинулся к ней и неловко обнял. Гай тяжело вздохнул.
   Незнакомец обратился ко мне:
  - Ты действительно не устала?
   Я помотала головой.
  - А голод?
  - Поела перед отбытием.
  - Хорошо, - он замолчал.
  Самыми тяжелыми для всех стали последние часы пути. Джунгли, казалось, бесконечны, день неестественно длинен, а мир вокруг сплошь ловушки.
  Но когда лес неожиданно разошелся, словно раздернутые в стороны полотнища, и побережье показалось во всем его великолепии, у меня захватило дух.
   Океан простирался до горизонта. Его темно-синяя гладь морщилась от свежего и сильного ветра, поднималась пушистыми гребнями волн и набегала кружевными складками пены на песок, тут же испуганно отступая. Воздух сильно пах чем-то горько-терпким. Там, где небо соприкасалось с водой, нависала огромная, в полнеба, планета-спутник Капао - Сана. Необычайно яркая и близкая, она давала столько отраженного света, что ощущения сумерек не возникало.
  На побережье было гораздо прохладнее. Исчезла духота, взвесь приторных ароматов, запах сырости, гнили и дышать сразу стало легче.
  Незнакомец, не давая остановиться, повел нас вдоль полосы прибоя. Я приободрилась, снова почувствовала вкус к жизни, да и остальные добровольно ускорили шаг. Ветер трепал наши волосы, небрежно разбрасывал по плечам, зло кидал в лицо, нежно поглаживал и снова шаловливо перебирал.
  - А здесь когда-нибудь темнеет? - Крикнул в спину незнакомца Гай.
  - Да, но никогда не бывает слишком темно, - не оборачиваясь, ответил он.
  - Что это? - Бус остановился и вытянул руку вперед.
  Я проследила взглядом за его рукой. Дальше по побережью, где-то метрах в пятистах, виднелись какие-то сооружения.
  Незнакомец, перекрикивая ветер и шум прибоя, прокричал:
  - Поселок охотников. Именно туда мы идем. Осталось немного. Вперед!
   Бус догнал его и зашагал рядом:
  - Когда вы хоть что-то разъясните нам?
  - Очень скоро, - незнакомец на ходу обернулся и посмотрел на меня, - правда, не думаю, что вам понравится мой рассказ.
   Бус тоже обернулся. Потом спросил:
  - Там, куда идем, мы сможем связаться со своим кораблем?
  - Не знаю. Постараемся устроить сеанс связи. Держитесь кучнее, скоро прилив, надо спешить.
   Незнакомец еще ускорил шаги. Со стороны он казался неуязвимым и нечеловечески выносливым. Даже Бус начал сдавать, а ведь я знала, как он старается быть в форме. Но люди чувствовали себя выжатыми и измученными, я - немного уставшей, и лишь незнакомец выглядел таким же бодрым и резвым, как и в момент нашей встречи.
   Чем ближе мы подходили к строениям, тем лучше могли их рассмотреть. Поселок не представлял собой ничего особенного. Никаких сверхтехнологий, необычных форм или ярких расцветок. Несколько монолитных коробок, высоко поднятых на сваях и выстроенных в форме полукруга, если стоять лицом к морю. По периметру поселок окружала примитивная система защиты. Она напоминала сборный конструктор, состоящий из сложенных рядами пирамид. Его сегменты, вероятно, использовались как накопители энергии для поддержания силового полога в активном состоянии. Думаю, вопросы по поводу того, где люди в поселке берут энергию для поддержания систем жизнеобеспечения, фильтров и силовых полей, незнакомец проигнорировал бы, как и прочие. Но они снова неизбежно возникнут, поскольку наши жизни теперь зависят от него и его друзей.
   Океан притягивал со страшной силой, его невообразимые размеры поражали мое воображение. Я ведь никогда не видела столько воды разом. Мокрый песок чуть пружинил под ногами, но стоило ступить в сухой, как нога проваливалась по щиколотку. Ветер становился сильнее, кидал в глаза пригоршни соленых, едких брызг и мелкую пыль. Впереди, уже на расстоянии десятка метров, поднимались дома. Вблизи они выглядели еще хуже. Серые некрашеные стены, односторонние крыши из какого-то серого пластика, все бесцветное и унылое. Хотя, быть может, в качестве маскировки такие цвета как раз удачны.
  Незнакомец провел нас вдоль ограждения до воды, где просвет между пирамидами составлял около метра.
  - Постойте молча пару минут, - попросил незнакомец.
   Он достал из сумки тонкую трубочку, чуть приплюснутую у одного края и, сопровождаемый внимательными взглядами, поднес к губам. Несколько секунд ничего не происходило, а затем я почувствовала слабую волну воздуха, ударившую в нас со стороны проема.
  - Вперед, - скомандовал незнакомец. Сам он зашел последним. Затем, снова поднес трубку к губам.
   Я думала, нас будут встречать, но за все то время, что мы шли по поселку, петляя под сваями, не заметила не единой живой души. Почему?
   Наконец, незнакомец подвел нас к единственному трехэтажному строению без свай, с высокой, узкой железной лестницей, ведущей к невзрачной двери. Он первым поднялся по ступеням и вошел в темноту проема. Когда я последней зашла внутрь, незнакомец в тусклом свете желтых ламп, набрал код на маленькой круглой панели встроенной в стену.
  Дверь с лязгом захлопнулась, едва не поддав мне в спину. Кое-какие технологии, значит, имелись, но были весьма примитивными. Незнакомец бодро зашагал по ступеням, ведя нас за собой. Следующая также открывалась при помощи кода, но вела уже в квадратную комнату, разделенную перегородками. В первой части мы очутились, как только дверь открылась. Во второй безропотно сложили обувь и комбинезоны, оставшись в обычной одежде, легкой и тонкой форме. Незнакомец тоже снял комбинезон, и тут я поняла, он - женщина. Снять маски она не позволила, и мы оставались в них, когда по очереди посещали вертикальную капсулу душа. Там, две-три минуты, стояли под струей какого-то сухого пара, а затем проходили в конец комнаты, останавливаясь перед очередной дверью.
  За ней скрывалось большое помещение, освещенное желтыми лампами. Оно тоже делилось на квадраты и прямоугольники полупрозрачными перегородками.
  Пока Бус и Гай осматривались с настороженным любопытством, я наблюдала за ними, пытаясь угадать по лицам, о чем же они думают.
  - Мы на месте, - четко произнесла незнакомка за нашими спинами. Я обернулась.
   Женщина передо мной была молода. Ее лицо покрывали тонкие шрамы, побелевшие и все же заметные. Но мысленно, я все равно называла ее лицо красивым. Темные, миндалевидные глаза, упрямый подбородок, чуть вздернутый нос, плавная линия шеи, переходящая в плечи, сильные и округлые.
  Незнакомка улыбалась, но как-то напряженно, натянуто. Бус спросил:
  - А где остальные?
  - Заняты. Я провожу вас к связному. Но запомните, нельзя выдавать наше местоположение вашим людям, поэтому мы будем маскировать сигнал, чтобы они не смогли его отследить. На борту корабля все еще находится предатель. И пока не разберемся в ситуации, вам придется побыть с нами в качестве гостей.
  - А то что? - Холодно спросил Бус.
  - А то нас всех заморочат.
   Дав такой туманный ответ, незнакомка сделала приглашающий жест. Бус приподнял брови, но ругаться не стал и пошел за ней.
   В одной из комнаток находилась оборудование для связи. Выглядело оно изношенным и порядочно устаревшим, но работало, поскольку сидящий подле него человек, разговаривал с кем-то, используя видеоголограф. Трехмерная картинка была тусклой и темной, но достаточно четкой. Проекция человека выглядела реалистично, лицо в маске, фоном лес. Речь его звучала резко и отрывисто:
  - Я встретился с ним. Да. Он сказал, что сорвался. Испугался монстров. Думаю, это он про слэй-ю. Бросил людей там, идиот. Но груз цел. Я отведу челнок куда условлено. Бат встретила их? Он сказал, что видел кого-то, выходящего из леса. Где они?
   В этот момент голографический собеседник увидел нас:
  - А...вижу. Все в порядке, Бат?
   Женщина наклонилась вперед и сощурила глаза:
  - Поменьше болтай, Кит. У нас потери из-за этого идиота. Пусть пока он побудет с тобой. Узнай у него на счет предателя и вообще, постарайся выяснить подробности. Встреча, как договорились. Люди побудут с нами. Все, заканчивай.
  - Хорошо, - галогроф выключился. Связной, мужчина средних лет, откинулся в вертящемся кресле и повернулся к нам:
  - С прибытием, Бат, - он едва заметно кивнул женщине, а нашу группу окинул холодным взглядом, - кто главный?
   Бус одарил его таким же:
  - Я. Хотелось бы понять, что все-таки происходит? У нас нет связи, челнок исчез, его пилот, как оказалось, лазутчик. Нам прислали ложные координаты, из-за чего погиб человек. У нас с вами просто масса проблем. Кто заказчик груза? Вы?
   Связной вздохнул и посмотрел на Бат. Та кивнула.
  - Нет, не мы. Меня зовут Донат Ксавье. Я человек, охотник. Здесь на побережье лагерь, если хотите, перевалочный пункт. Чтобы хоть что-то понять, вам придется выслушать длинную историю Бат. Но если вам прежде немного отдохнуть? Шли весь день, полагаю. Женщина выглядит измученной, да и вы не лучшим образом. Думаю, еще хотите связаться с капитаном 'Астры'? Бат сказала, что мы будем маскировать сигнал? Если они начнут отслеживать его, я вырублю систему.
  - Объясните нам хотя бы это, - сухо заявил Бус, - усталость и прочее подождут. Ситуация неприятная сама по себе. Вы хозяева положения, а мы по-прежнему теряемся в догадках. Наши товарищи, возможно, уже считают нас погибшими. Они могут улететь, не зная, что мы еще живы. - Он запнулся, но взял себя в руки и продолжил:
  - Что вам от нас нужно?
  - Ее, - невежливо ткнул пальцем в моем направлении Донат, - а груз, который вы привезли, нужен морокам. Вы называете их куклами.
  - Что еще? - Бус мрачнел на глазах.
  - Погоди, Донат, - перебила Бат, - эдак ты настроишь их против нас, вместо того, чтобы объяснить, кто их друзья. Я сама.
  - Как скажешь, - мужчина пожал плечами. Я была удивлена, так легко он передал борозды правления женщине, явно младшей.
   Бат села на край стола, лицом к нам и улыбнулась. Наверное, попыталась разрядить обстановку. Но у нее не получилось. Я чувствовала напряжение, которое сгущалось в воздухе. О своей судьбе старалась не думать. Не знаю, могла ли я рассчитывать на помощь Буса и остальных, но становиться чьей-то собственностью не собиралась в любом случае. Ни за что!
   Бат на мгновенье сжала губы в линию, словно собиралась духом, и заговорила:
  - Вы - Бус Неев, помощник капитана на 'Астре'. Она - Марта Исатульева, погибший, ее брат - Марат. Этот мужчина, - Бат коротко кивнула в сторону Гая, - среди вас новенький, он чист. Также как и морок, вы зовете его Табат. Мы ищем ее несколько лет, и мороки тоже ищут. Почему ищут они, не знаю. А мы...я дам почитать дневники одного человека, там вся предыстория. Она не объясняет причин, но немного рассеивает туман непонимания. Вы же знаете, что наша планета считается вымирающей? Нас бросили человеческие собратья. Отказали в помощи и быстренько списали, как неперспективную колонию. Выкинули на помойку сотни человеческих душ. Что говорили вам? Что-нибудь другое?
   Бат замолчала. Я смотрела на нее, но не видела гнева или сдерживаемой ярости. Она просто рассказывала, не испытывая выраженных негативных эмоций. Как будто обыденность ежедневной борьбы за жизнь притупила ее чувства. Донат, скрестив руки на груди, наблюдал за нами. На его лице я тоже не смогла прочесть злости или отчаянья. Их история, стала простой частью гораздо более сложной и страшной жизни. Все прошлое было для них констатацией факта, но не более. Потому что в настоящем проблем у них, видимо, оказалось не меньше.
   Бат дотронулась рукой до подбородка. Она подбирала слова. Чтобы не сказать лишнего? Или чтобы сообщить главное?
  - Не знаю, как делаются дела среди тех ответственных лиц, что принимают такие решения. Никто не потрудился вывести население с планеты, нет. Это неоправданно дорого. А потом, люди чем-то больны. По официальной версии нас поразил вирус бесплодия. Именно вирус! Ученые, тогда у нас еще были ученые, думали, что процессы на планете, излучение или микроорганизмы, как-то влияют на геном людей. Но никто их не слушал. Многолетние исследования, наблюдения, тревожные признаки. Нет. Ерунда. Такой курорт и в топку? Закрывать целую планету на карантин? Сворачивать колонизацию? Своих ресурсов для жизнеобеспечения у нас мало, но зато великолепная природа. Правда, по большей части ядовитая, агрессивная, но какое раздолье для туристов, ищущих приключений на пухлые задницы!
   Она повысила голос, но тут же взяла себя в руки и с нарочитым безразличием отметила:
  - Дела минувших лет. Неважных лет. Люди становились стерильны. Никакое лечение бездетным не помогало. Генетические нарушения в одном поколении, другом. Сначала дети появляются реже и реже, потом перестают рождаться вообще. Города разрушаются, а у нас ведь нет ресурсов для восстановления, нет специалистов, технологических возможностей, связи с другими планетами. Капао в далекой-далекой дыре. Никто не вспомнит, не заметит исчезновения целой колонии. Миров так много.
   Я заметила, что Гай кусает губы, а Бус хмурит брови. И только Марта, в какой-то заторможенной прострации безучастно смотрела перед собой.
  Бат рассмеялась. Ее горький смех заставил нас с удивлением посмотреть на нее:
  - Все кто мог, сбежали. А те, кто остался, деградировали, упрощали быт и не искали смысла в происходящем, чтобы выжить. Банды, борьба за территории. Потом началась битва с внешним миром, теми существами и растениями, что находилось за пределами городов. Природа нас атаковала. Она сжимала кольцо, постепенно уменьшая размеры городов, делая их все менее безопасными. Не хватало энергии для силовых барьеров, фильтров, теплиц. Не хватало еды, лекарств, безопасных жилищ. Сейчас уничтожено почти все. Существует лишь два-три города, которые пока держаться. Но как долго? А за их пределами обычному человеку не выжить. Но не страшно, верно? Рано или поздно, все умрут. Кто по естественным причинам, кто нет.
  - Это не все? - Спросил Бус, усаживаясь прямо на пол.
  - Вы устали, - с укоризной ответила Бат, - это не разговор, а пытка. Нужно отдохнуть.
  - Нет, - отмахнулся Бус, - отдых подождет. Я должен услышать все. Рассказывай.
   Гай, а за ним и Марта также сели на пол, молча соглашаясь. Я осталась стоять, чем заслужила еще один пристальный взгляд Бат. Она потерла виски ладонями:
  - Знаете, как говорил один близкий мне человек - пока живем, надеемся. Те, кто не хотел доживать отмеренный срок жизни с покорностью обреченного, пытались хоть что-то делать. Как умели. Те дети, что родились в последних поколениях, а их были единицы, кое-чем отличались от обычных младенцев. Их реакции, способность к восприятию и усвоению информации, интуиция были гораздо выше обыкновенного. Опытные проводники, охотники, стали учить таких детей выживанию в условиях леса. Обычные люди с большим жизненным опытом. И когда младенцы вырастали, то и сами становились охотниками. Очищали городской периметр от разных тварей из леса. А еще в лесу жили мороки.
   Бат кивнула в мою сторону:
  - Вот такие. Мы тогда мало что знали о них. Одни считали их аборигенами, другие духами смерти. Те, кто пообщался с ними, обычно вскоре исчезали. Долгое время считалось, что мороки натравливают тварей из леса на города. Мы думали, они пытаются выжить нас, уничтожить. Но постепенно информации становилось больше. Сами мороки подбрасывали нам разные факты своей жизни, но хоть убейте, не знаю зачем. Многие люди не верили слухам, но находились и те, кто начинал прислушиваться. Поэтому мы говорим - заморачивают. Да и потом, они действительно умеют внушать всякое разное. Очень хорошо умеют.
   Бус нахмурился:
  - Откуда известно, что куклы и мороки одно и то же?
  - О, - Бат хрипло рассмеялась, - уж поверьте мне. Я была у них в когда-то гостях.
  Видите ли, на самом деле мороки никакие не дикари. Совершенно точно и не духи. Они весьма цивилизованные, очень умелые и чрезвычайно скрытные существа. Все, что мы знаем о них - сплошной миф.
  - Как это понимать? - во взгляде Гая, который был направлен на Бат, сквозили нервозность и страх. Он поглядывал на меня не просто с опаской, а с сильным подозрением.
  - Не-не, - Бат помотала головой, - она ничего не знает. У нее стерта память. Но те мороки, которых я знала, вот у них с памятью как раз все было в полном порядке. Вы знаете, что куклы живут очень долго?
  И тут рот открыла я:
  - Не все.
   Они повернулись ко мне с такими выражениями на лицах, словно я стала камнем, который внезапно заговорил. Даже Марта очнулась от ступора и удивленно взглянула на меня.
   Бат утвердительно закивала:
  - Точно, не все. Кто сказал тебе об этом?
  - Один друг, - промямлила я, жалея, что вообще открыла рот.
  - Он говорил про кукол, при восстановлении личности которых происходили сбои? Неисправные или переделанные на коленке восстановители, слишком долго лежавшие тела? Да. Это там, у вас, где секрет работы исправных машин и их подлинные конструкции утеряны. А у нас, - Бат тяжело вздохнула и замерла, уставившись в пустоту.
   Люди молчали, боясь нарушить ее сосредоточенность, а я, потому что напротив, слишком много сказала. Бус хмуро смотрел на руки, Гай теребил штанину, Марта снова замерла в отупении.
  Бат повела плечом:
  - Об этом поговорим позже, - произнесла она, - куклы или мороки, они не такие, как мы привыкли считать. И не такие, как думаете вы. Впрочем, я и не думаю, что сейчас вам это действительно нужно знать. Будьте уверены, корабль не улетит. Предатель не даст. Так уж вышло. Придется поучаствовать в нашей истории. Скверно?
   Она пожала плечами, словно отметала возражения. Возможно, ей действительно плевать. У них на планете между людьми и мороками шла какая-то сложная игра, а мы были пешками. Я начала понимать, что характер Бат куда жестче, чем я думала. В ее рассказе лишь раз мелькнули эмоции, все остальное время она просто изучала наши реакции.
   Бат криво улыбнулась:
  - Я понимаю, как тяжело оказаться в эпицентре заварушки и ничего не понимать. Эти дневники, они о жизни определенного человека. Описывают длительный промежуток времени. Вы можете прочесть их, тогда большая часть вопросов отпадет сама собой. А завтра, после того, как вы отдохнете и немного освоитесь, мы поговорим еще.
   Бус поднялся. Я отметила, что движения его неуклюжи.
  - Спасибо, - устало произнес он, - за прямоту. В качестве ответного жеста, хочу расставить приоритетные точки. Я отвечаю за эту команду. И вы должны знать, что каждый из них действительный член экипажа 'Астры', а потому, я собираюсь защищать их права и свободы всеми доступными способами. Вы понимаете меня?
  Бат кивнула. На ее губах появилась настоящая улыбка, дань уважения достойному противнику. Бус закончил:
  - Если так проще, начнем с дневников. А кто их автор?
   Бат выпрямилась:
  - Это дневники моей тети, - она запнулась, видно раздумывала, добавить ли имя и, помедлив, дополнила, - Агаты.
  
  20 глава
  Разговор
  
  Бус не предложил читать дневники вместе с ним, но и не бросил команду наедине с невеселыми мыслями. Вежливо, но твердо, он попросил Бат дать нам возможность переговорить наедине. У Бат, наверное, нашлись заботы поважнее, поскольку она отнеслась к просьбе Буса совершенно спокойно. Я думаю, она не доверяла нам так же, как и мы, ей, но почему-то считала, что ничего опасного наша команда затеять не может, и поэтому нет особого смысла следить за разговорами или действиями.
  В чем-то Бат, несомненно, оказалась права. Куда податься людям, не приспособленным к жестким природным условиям Капао? Без транспорта, специального оборудования и связи? Мы оказались в центре какой-то интриги, невольно втянутыми в давнее противостояние. Бус в этих непростых обстоятельствах делал то, что посчитал наиболее разумным - пытался сохранить наши жизни. Он решительно пресек панику Гая, который неожиданно потерял самообладание. В конце трудного дня его нервы все же сдали, и Гай признался, что никогда не бывал в таких заварушках, а происходящее пугает его неопределенностью перспектив. К тому же, морда слэй-ю до сих пор стоит у него перед глазами. Я не паниковала, но чувствовала неуверенность и смущение. Марта зависла в апатии. Лишь Бус держался молодцом.
  Люди, узнавшие вкус беды, крови или смерти, уже не такие, как те, кому не довелось попадать в серьезные неприятности. Пожив на 'Звезде Альтаира', я хорошо запомнила разницу. Сейчас мне достаточно было взглянуть на то, как Бус вел себя, что говорил и делал, чтобы понять, ему знакомы ситуации подобные нашей. Марте, скорее всего, тоже, но личное горе выбило у нее почву из-под ног.
  Мы снова сели и Бус тихо заговорил. Он попросил нас не терять мужества и помнить, что мы - одна команда, семья, и даже тяжелые потрясения не должны изменить этого факта. Гай измученно улыбнулся, но сумел собраться духом. Марта промолчала. Я сочла это благоприятным признаком того, что к ней возвращается способность здраво мыслить, но возможно, она всего лишь была истощена морально и физически. Кто знает, как она поведет себя завтра?
  Бус пообещал, что как только ознакомиться с содержанием дневников, то расскажет о том, что полезного смог из них узнать. После чего велел нам отдохнуть и набраться сил, при этом дружески похлопав каждого по плечу. Когда разговор был закончен, Бус подошел к Бат и спросил, можно ли будет связаться с кораблем сегодня. Она прямо ответила, что - нет. Для начала, ей необходимо дождаться разведчиков и получить информацию от человека, который нашел челнок и Гектора. Она хотела получить максимум сведений о текущей ситуации, прежде чем пытаться связаться с 'Астрой'.
  После чего Бат предложила нам устроиться на ночлег и поесть. Она отвела нас в одну из комнат, образованных перегородками. Мебели, кроме стола и пары кривоногих табуреток, в ней не было. Бат принесла еду и разложила походные постели прямо на полу. Затем, она дала Марте какой-то напиток, выпив который та быстро заснула, уткнувшись лицом прямо в стол. Мужчины осторожно переложили ее на постель.
  Мне есть не хотелось, да и пища, которую принесла Бат, не подходила, поэтому я просто сидела какое-то время, прислонившись к стене. Вскоре, тишина стала давить на меня. Я тихо поднялась и на цыпочках покинула комнату, чтобы не потревожить остальных. А потом долго и бесцельно бродила по широкому коридору до тех пор, пока не наткнулась на Бат.
  - Не спишь? - спросила она.
  Я покачала головой.
  - Хочешь, покажу кое-что? Снаружи.
  - А как же яд и споры?
   Бат отрицательно мотнула головой:
  - Обычно, да, но не здесь. Мы пришли из леса, где с головы до ног были покрыты спорами и пыльцой. Иммунная система людей плохо приспосабливается к здешнему микроклимату, потому-то мы долгие годы жили в моногородах с системами фильтров и очистки. Тебя это не касается, у мороков таких проблем нет.
   Я продолжала смотреть на нее, не довольная столь исчерпывающим ответом. Бат заметила мой взгляд и, кисло улыбнувшись - видно, она не была мастером разговоров - добавила:
  - По побережью можно ходить и без масок. Большинство ядовитых растений не выживают на берегу океана, поэтому мы и создали здесь базу. К тому же открытая местность, ветер продувает. Я хочу позвать тебя посмотреть на дождь.
  - Зачем? - Недоумевающе спросила я.
  - Красиво, - она немного помолчала, словно обдумывала следующие свои слова, а потом добавила, - я должна поговорить с тобой. Просто разговор. Ты понимаешь, что вы не просто так оказались на Капао? Чувствуешь какую-то связь, возникшую между нами?
  - Случайностей не существует, - тихо произнесла я.
  - Вот именно.
   Сама точно не знаю, почему я так покорно пошла за Бат. В одном она была стопроцентно права, меня тянуло к ней. Но из-за чего? Ее окружала тайна, а мне нравились тайны. Она уверенно говорила о мороках и куклах, и это влекло меня. Возможно, она скрывала еще больше, например, нечто важное о моем прошлом. Какой-то секрет, проливающий свет на мою нынешнюю жизнь. Ее осведомленность поражала, и я легко уверила себя - она знает ответ на вопрос, чего от меня хотели добиться Сневидович, Кабо и прочие. Разве существовало что-то более значительное? Бат поманила и я пошла.
   Мы вернулись к двери, которая вела в комнату с душем. Рядом с ней находилась другая, поменьше, не замеченная мною в первый раз, когда мы шли сюда. Бат набрала код для открытия, и вскоре мы поднималась по ступеням. Через два пролета лестница уперлась в светлую, массивную дверь. Бат снова набрала код на панели. Железная створка отъехала в сторону, прячась в стене, и в проем хлынул влажный, холодный воздух. Сильно запахло солью, чем-то терпким и насыщенным, возможно водорослями. Мы поднялись так высоко над землей, что теперь находились под самой крышей, на открытой площадке, огороженной высокими перилами.
  Гулкий стук дождя по крыше отзывался в ушах вдохновляющей музыкой. Я испытывала одновременный страх и восторг. Первое - из-за прошлого, которое никогда раньше не приоткрывалось мне, второе - из-за грозной красоты окружающей нас.
  Наверное, что-то общее между нами с Бат действительно существовало. Например, своеобразное понятие красоты.
   Небо полыхало разноцветными огнями: лиловыми, розовыми, желтыми и оранжево-красными. Вспышки молний разрезали его извилистыми линиями, озаряя сумерки ослепляющее белым светом. Над поселком охотников висела едва заметная голубоватая дымка, которая тонула в волнах поднявшейся линии прибоя. Видимо, прилив в этих местах действительно был очень высоким.
  Всего в паре метров под нами, разбиваясь о сваи и стены домов черными волнами, бурлила вода. Она пенилась, рассыпалась брызгами и вся светилась тысячами крошечных красных огоньков, мерцающих в ее глубинах рубиновыми звездочками. Впереди, там, где небо сталкивалось с водой, прямо на горизонте пылал огненный Сана. Огромный спутник планеты заслонял собой небо и выглядел настолько величественным, что я невольно попятилась назад. Отражаясь в океане, Сана расплескивался оранжево-желтой рекой расплавленного золота и, оседая на дне, превращался в миллионы сверкающих звезд, таких же, как те, что манили под нашими ногами в черной воде. Весь океан, сколько хватало глаз, светился мириадами огоньков, являя собой незабываемое зрелище.
  Шум прибоя, вой ветра, брызги, оставляющие на лице мокрые разводы, воздух, напоенный яростью и свежестью - сокрушающая энергия жизни, наполняющая восторгом и ужасом. Волны все сильнее накатывали на сваи и с яростью обрушивались на стены домов.
  - Это и есть шторм? ѓ- Выкрикнула я Бат.
  Та рассмеялась:
  - Что ты! Так, небольшое волнение. Здесь безопасно, просто шумно. Тебе нравиться?
  - Очень! - громко ответила я. Бат поманила меня назад, к стене. Я приблизилась, и шум непонятным образом стих, словно приглушенный чем-то.
  - У нас есть кое-какое оборудование, - она показала мне на скамейку, стоявшую у стены, - присядем?
   Я послушно кивнула. Едва мы сели, как я почувствовала, что не только шум, но и ветер уменьшились, а брызги воды больше не долетают до лица.
  - Как это действует?
  - Ограничитель? - Бат нахмурилась. - Совершенно неважно. Послушай, я понимаю, твои друзья мне не доверяют, как и ты. Это разумно. Надеюсь, с твоей помощью, мы разберемся кое в чем.
  - Что это 'кое-что'? - спросила я, мгновенно насторожившись. На меня словно плеснули холодной воды. Как вообще я позволила ей увлечь себя пустым разговором?
   Бат едва заметно нахмурилась. Она вообще хорошо соображала. Думаю, Бат была из породы тех людей, которых не интересует чужое мнение и не останавливают протесты. Такие, как она, всегда идут напролом и добиваются своего:
  - Тебе испугали мои слова? - Дружелюбно спросила Бат и торопливо добавила, пытаясь снять возникшее недоверие. - Сложно объяснять то, в чем сам до конца не уверен. Сначала необходимо проверить, что мы не ошиблись. Проблема в том, что ты ничего не знаешь о себе в прошлом, а мы только предполагаем. Вот так вот, скверное положение дел и минимум времени, чтобы все выяснить. Поэтому мы и должны поговорить прямо сейчас.
  Бат замолчала и посмотрела на меня. Ее расширенные зрачки завораживали кипящей в них энергией, словно она все знала обо мне. Это были глаза человека, столь много познавшего и вместившего, что он находился на тонкой грани между безумием и гением всепонимания.
  Она жаждала моего доверия, потому что хотела от меня чего-то. Еще одна...
  Бат отвернулась к океану и мягко заговорила. Оказывается, ее голос мог звучать и так; певуче, увлекательно:
  - Знаешь, тетя Агата делилась со мной всем. Она была умной женщиной, а ее знания обширными. Тетя много лет изучала мороков и они жаждали получить ее ничуть не меньше, чем меня. Я очень хочу знать, почему ее? Особенно сейчас, когда сама знаю некоторые секреты мороков. Агата часто говорила о бессмертии. Несбыточная мечта о могуществе, победивших время и бренность плоти людей. Но все, даже мороки и куклы умирают рано или поздно. Возрождение это лишь отсрочка неизбежного. Куклы не живут два раза. Вторая смерть последняя. Агата говорила, что подлинное бессмертие - это новые поколения, приходящие на смену старым. Дети, несущие в себе генетическую память родителей или тело, получившее новую жизнь из старой оболочки. Они словно возрождают нас в себе. Ты вообще ничего не помнишь? А сны? Они снятся тебе?
   Я пожала плечами. Бат слишком пугала меня для порывов искренности. К тому же, не позволяла и на минуту забыть, что мне о ней совершенно ничего не известно.
   Когда она отвела глаза, я испытала облегчение:
  - Несколько лет назад произошло одно событие, - произнесла Бат, - и мне пришлось признать - мы те, кто мы есть. От себя нельзя убежать и спрятаться, рано или поздно все равно столкнешься с реальностью. Агата очень берегла меня, слишком. Но она была близким, верным человеком и единственной, кто любил меня искренне.
  - Зачем ты рассказываешь это? - спросила я.
  Не понимаю, каким образом события ее жизни должны связать нас воедино.
  - Ты знала, что кукла всегда копия мертвого?
  - Да. Мне говорил об этом капитан Сневидович. Человек, дрессировавший меня, - я нарочно выбрала самую грубую форму определения наших отношений со Сневидовичем, чтобы Бат оставила, наконец, разглагольствования при себе и сказала прямо, чего хочет. Мне хотелось уйти. Я решила, что ее правда скорее навредит мне, а не поможет.
   Но Бат не замечала намеков:
  - Ты ненавидишь людей? Знаешь, я ненавидела мороков. И повод был веским. Моя биологическая мать и тетя Агата близнецы. В возрасте шести лет они пропали первый раз, на неделю. В тот же период сектор, в котором они жили с их матерью, подвергся нападению хищников. Почти все люди погибли. Я видела это.
  - Как такое возможно? - невольно заинтересовавшись, спросила я. Не устояла перед искушением.
  - Мои сны, Табат. Они слишком точны, чтобы просто быть снами. Я вижу их с рождения, в основном кошмары. Большинство событий, которые мне снятся, так или иначе, становятся частью реальности. Это как прошлое, так и будущее, я не ощущаю хода времени. Ко мне приходит осознание, и я понимаю, о чем они. В некоторые дни это происходит сразу, а бывает, проходят месяцы и даже годы. Когда в дневниках Агаты я прочла про нападение, тогда вспомнила один старый кошмар, преследовавший меня много лет. Они проецируют, а я отражаю, Табат. Ты ведь понимаешь, о чем я?
  - Не понимаю, - огрызнулась я.
  Она грустно улыбнулась:
  - Думаю, понимаешь. Так вот, Агата ничего не запомнила о том времени. Когда им было около восемнадцати, сестра Агаты забеременела. Они поссорились, и моя мать на несколько недель исчезла. Когда она вернулась, то, судя по записям Агаты, сильно изменилась, надломилась психически. Беременность протекала тяжело и тетя много работала, чтобы не свихнуться, переживая за жизнь сестры. Однажды в джунглях, она наткнулась на морока по имени Ингирит, который ее узнал. Он сказал Агате, что та, когда была шестилетней девочкой, вместе с сестрой провела в их лесах неделю.
  - Все равно не вижу, каким именно образом наши жизни связаны? - Перебила я Бат.
  Во мне страстно боролись искушение и страх. Я смирилась с жизнью, которую получила взамен неизвестного прошлого. Так ли уж мне нужны ответы? Уверенность, которую я испытывала в начале разговора, куда-то испарилась.
  - Очень скоро поймешь каким, - спокойно ответила она. Бат говорила спокойно и размеренно, словно речь шла не о ее семье, а о незнакомых людях:
  - Во время родов мать умерла. Агата же сделала ужасную по ее мнению вещь. Она обратилась за помощью к Ингирит. Мороки забрали тело и возродили. Так исчез человек и появился морок. Кукла. Так вот, мою мать звали Алисой.
   Имя! Я слышала его от Кабо:
  - Пока я не попала на 'Астру', люди казались мне чудовищами, - произнося эти слова, я надеялась, что Бат расценит их как дружеский жест и расскажет больше. Стало ясно, дороги назад нет, мы вплотную подошли не только к ее, но и к моему прошлому.
  - Из-за того, как эти люди обращались с тобой? Ты ведь идеальная копия, да?
  - Мне так сказали.
  - Кто? - Жадно спросила Бат. Я выдержала ее взгляд не моргнув, но ничего не сказала.
  Она ухмыльнулась:
  - Все просто, Табат. Личности. У дефектных кукол никаких чувств и желаний, они живые, но глупые игрушки. Я видела таких. Мороки нашей планеты совершенно другие.
   Мне вдруг приоткрылся один любопытный аспект разговора. А что, если меня создали здесь, и я лично видела кукол, которых они называют мороками? Может, Сневидович хотел выпытать у меня координаты планеты? Может, секрет - сами мороки? А точнее, целая планета идеальных копий?
   Я посмотрела на Бат новым взглядом. Вопросы в голове обгоняли друг друга, но как начать? Она говорила совершенно о другом:
  - Кукла Алиса ничего не помнила о себе, но цеплялась за мысли об Агате. Их связь отчего-то не порвалась, а напротив, стала очень сильной. Тетя страшно мучилась, ей казалось, она совершила преступление, превратила Алису в ходячего мертвеца. Она не выносила ее новое тело, а попытки той заморочить и увести в лес, воспринимала с ужасом, как наказание за свой проступок. Агата сопротивлялась влиянию Алисы много лет, думала, так оберегает меня от нее. На самом деле, я не интересовала мать. Когда мне исполнилось шестнадцать, я стала частью команды Агаты. Однажды мы были на охоте. Обследовали заброшенный дом. Там, в отражении зеркала, я увидела морока. До сих пор, они преследовали меня лишь во сне. А этот был реален. Он пришел передать мне слова Ингирит. Я узнала его. Он был сильно похож на Агату.
  - Тебе не задело ее отношение к тебе? Люди обычно привязаны к родственникам, - спросила я, вспомнив отношения Марты и Марата, и удивляясь ее спокойному равнодушию.
   Бат пожала плечами:
  - Я была взрослой. Нас ничего не связывало. Да, может на мгновение, я и почувствовала пустоту под ногами, но ее слова вернули мне чувство реальности.
  - Какие слова?
  - Пора умирать.
   Мы замолчали. Сидели в тишине минут двадцать. Я думала о том, что рассказала мне Бат, а вот о чем размышляла она сама? Я прервала молчание:
  - Мне жаль. Но твой рассказ ничего не проясняет.
  - Потому что не закончен, - Бат наклонилась вперед, опираясь локтями о колени, и задумчиво спросила:
  - Ты жалеешь меня? Почему?
   Я опустила голову, так как не хотела встречаться взглядом с ее сумасшедшими глазами:
  - Вроде так принято у людей. Когда кто-то не оправдывает их ожиданий, им сочувствуют.
  - А что ты чувствуешь на самом деле?
   Я решилась быть честной:
  - Досаду. И любопытство.
   Бат хмыкнула:
  - Знаешь, пока я не увидела тебя вживую, у меня были некоторые сомнения. Я даже начала думать, что им удалось усовершенствовать восстановитель, и ты действительно моя копия. Но внешне мы не похожи, а копии похожи всегда.
  - Закончишь историю? - поинтересовалась я.
   Она кивнула:
  - После заявления Алисы, Агата как взбесилась. Она перебила зеркала и сказала, что они никогда меня не получат. После чего, мы начали готовиться к побегу. Я пряталась от мороков почти год. Знаешь, если бы не слова Ингирит, я бы решила, что это все дурная шутка. Алиса таскалась за мной по пятам и говорила то же самое, что и Агате, про наше незнание правды, про сокровенные тайны, особенных существ, которыми мы тоже могли бы стать. Короче, наемники за мной не пришли, не стреляли из джунглей, ничего такого, что свойственно людям. Я постоянно чувствовала, что за мной аккуратно следят, даже в городе, но в свете заявления Ингирит выглядело это смешно. Желающие убить не занимаются одновременной пропагандой. Даже Агата в какой-то момент засомневалась.
  - И ты жива.
   Бат откинулась на стену и, прислонившись к ней затылком, закрыла глаза:
  - Сложно сказать. Я все же побывала в восстановителе.
  
  21 глава
  Восстановление
  
  Я моргнула, с удивлением покосившись на Бат:
  - Такое возможно?
   Она улыбнулась одними уголками губ и ответила вопросом на вопрос:
  - Все же мне удалось тебя немного заинтересовать?
  - Пожалуй.
   Бат глубоко вздохнула. Она по-прежнему не открывала глаз:
  - Как я в нем оказалась? Я поспешила, почему-то в тот день мне везде мерещились мороки. Мы с Агатой были на охоте, обследовали здания в заброшенном секторе. Это опасное занятие. Приходиться много бегать, прыгать, нервы на пределе. Есть такие мелкие зверьки, пронырливые и агрессивные - эроки. Гм, в общем, я повернулась на звук и, как мне показалось, увидела мороков. Нога соскользнула, и я сорвалась с крыши... да, она протягивала мне руку, но не удалось...
   Я никогда в жизни не чувствовала такого ужаса. Бат рассказывала сон, который приходил ко мне все эти годы с завидной регулярностью.
  - Можно я подышу воздухом? Немного.
   Она махнула рукой. Я поднялась со скамейки и едва сделала пару шагов, как меня окружили шум, брызги и холод. Это здорово прочищало мозги, и я снова могла думать связно. Вернувшись к лавке, спросила:
  - И что потом?
  - Я ничего не помню с момента падения, - продолжила Бат, - но, видимо, что-то сложилось не так, как они рассчитывали. Мы с Агатой никогда не думали о мороках как о дикарях. Отнюдь. Но охотники отличаются от обычных людей, они сами чем-то похожи на мороков; ускоренными реакциями, усиленным восприятием, повышенной чувствительностью, умением предчувствовать. Мы собрали кое-какую информацию за те годы. Знали, что мороки умеют гипнотизировать людей, подчинять их своей воле, что воскрешают мертвых, заменяя их тела и сохраняя особенности личности, хотя память не всегда. Но никто кроме нас не задумывался, как именно они это делают и где живут. Для жителей городов, джунгли - верная смерть. Раньше я тоже верила в легенды о призраках, чуть ли не животных с природным магнетизмом, умных хищниках, но никак не интеллектуальных созданиях, легенды, которые создавали мы, а мороки всячески поддерживали. Это оказалось таким ударом. Когда я пришла в себя и увидела, как они живут на самом деле. Насколько их наука и техника опережают нашу, каким невероятным образом они научились жить там, в лесах. У них нет фильтрующих систем, куполов, очистных сооружений уничтожающих флору, они не бояться хищников. Они разгуливают по джунглям голыми и прекрасно себя чувствуют. Капао стала им домом. Им! Я была даже не обескуражена, раздавлена. Агата была права. Мороки просто ждут, пока колония людей исчезнет. Тогда они окажутся в полной безопасности. Никто не узнает, где они и как к ним подобраться. Никто не узнает, что существует цивилизация кукол. Мир, в котором они нашли безопасную гавань. Все ваши коллекционеры, жаждущие приобрести живую идеальную куклу. Представляешь сколько бы денег они дали за информацию подобную этой?
  - Но никто ничего не знает? - Спросила я.
  - Нет. Никто и ничего. Все это я услышала от Ингирит. И это лишь верхушка горы, Табат. Они долгие годы обживали Капао. Среди мороков есть те, кто помнит первые восстановители. Только представь! Сколько же лет этим существам на самом деле? Они бежали из мира людей, где стали изгоями, товаром, жертвами. Терпели лишения и трудности. И учились. Среди них есть ярчайшие умы, которые сумели улучшить первые восстановители. Единственное, что мороки пока не сумели, это придумать, как делать копии с живых. Их мучают те же сомнения, что и нас. Они уже не люди, но когда-то они ими были. Мороки тоже не хотят вымирать.
   Я почувствовала дрожь и обняла плечи руками:
  - Как ты выжила?
  - Не знаю. Но я помогла им совершить научный прорыв, - Бат открыла глаза. Взгляд, острый, цепкий, беззастенчиво прошелся по мне. Потом она посмотрела на океан и закончила, - они восстановили меня частично. Не очень удачно, по мнению Баала, а по мне, так вполне. Шрамы ерунда. Главное, у них получилось не то, на что рассчитывали. И они немного растерялись. Меня нельзя полностью считать человеком, часть моих тканей заменена, но и мороком затруднительно. Я прожила в их городе два с половиной года. Все это время меня изучали. Там я много чего повидала. Попытки восстановления с живой копии, генетические эксперименты. Они жаждут получить ответ на вопрос, возможно ли в искусственную оболочку вдохнуть душу, создать абсолютно новый разум или изменить заготовку тела.
   Бат хмыкнула:
  - В их лаборатории, куда меня регулярно приводили для взятия анализов и некоторых экспериментов, я видела тела размерами больше подходящие для ребенка. Они так и не решились зайти дальше. Тела ведь не растут. Их нравственные устои отличаются от человеческих. Не могу сказать в какую сторону, порой, я просто не понимаю ни логику, ни течение их мыслей. Но все, что мне пришлось повидать, наводило на мысли, что мороки пытаются найти способ вернуть себе то, чего их лишили восстановители, воспроизводства себе подобных. Их беспокоит собственное будущее. Они жаждут большего, чем просто восстановление, хотят стать народом, расой. Потом меня отпустили.
   Я встала. Океан светлел, шторм заканчивался. Сколько же мы проговорили? Меня все еще мучали сомнения:
  - А почему они не убили тебя? Зачем вообще было тебя отпускать? Ты ведь слишком многое видела и знала. Вопросов больше, чем ответов, Бат. Ты думала, что я твоя живая копия, но это не так. Так, кто же я?
   Она поднялась следом:
  - Мороки не убивают себе подобных. Агата заключила какую-то сделку, и они не просто отпустили меня, а переправили, сюда, к океану на светлое полушарие. Так я узнала, что у мороков, кроме прочих чудес, есть собственные межпланетные корабли и челноки. Новое пренеприятное открытие. Они свободны в передвижениях еще и по воздуху. А у нас последний челнок сломался задолго до моего рождения. И конечно, все это время Агата знала о том, что я осталась жива. Алиса не смогла бы отступить. Она продолжала общаться с тетей, пыталась убедить присоединиться к морокам, говорила, что тогда она сможет увидеть меня. Но Агата ненавидела их, я точно знаю...
   Бат нахмурилась. Ее речь стала сбивчивее, словно она стремилась скорее закончить:
  - В общем, два с половиной года, которые я отсутствовала, Агата потратила с пользой. Я сожалею об одном, что так и не смогла разгадать ее замыслов. Не знаю, зачем она вернулась обратно. После того, как я побывала в восстановителе, кошмары стали сниться реже. Теперь я, бывает, и просто сплю. Перед тем как уехать обратно на темное полушарие, Агата свела меня с местными охотниками. Кое-кого из них ты уже видела. А еще с изгнанными из общины мороками, которые были не согласны с политикой Ингирит. Той политикой, которая молчаливо поддерживает уничтожение моей колонии.
  - Да вы же все равно умрете, - недоумевающе спросила я, - Бесплодие и прочее.
  - Пока не умерли, - с легким раздражением ответила Бат. Ее явно задело мое равнодушие к ее народу. А почему их судьбы должны были волновать меня? Я не человек, а существо без рода и племени. И если подтвердятся мои подозрения, то еще и выброшенная, словно ненужная игрушка, теми, кто мог бы стать моей настоящей семьей.
  - Послушай, - я сделала пару шагов к двери, - этот разговор лишняя трата времени, если, конечно, ты не приберегла самое важное напоследок. Ты ведь ничего не знаешь. Ни кто я, ни откуда взялась, ни почему нас преследует корабль. И не у того ищешь сочувствия.
  - Да утрись ты своим сочувствием, - грубо ответила Бат и подошла ко мне вплотную. - Агата пропала примерно пять лет назад. Перед тем как исчезнуть, она оставила мне свои дневники, в которых не хватает одной, предпоследней тетради. А в последней, на первой странице написаны лишь две строчки. Я везде ее искала. К моменту исчезновения тети у меня было достаточно связей и информации, чтобы узнать кое-что о мире и за пределами Капао. А потом мороки шпионы сообщили мне, что Алиса путешествует за пределами планеты и по приказу Ингирит находит, а потом через подставных лиц выкупает уцелевших кукол, но интересуют ее только идеальные копии.
   Бат посмотрела мне прямо в глаза. Ее зрачки, расширившись, целиком заполнили радужку, и придавали взгляду безумия. С ней определенно что-то было не в порядке. Я почувствовала неприятный озноб. Бат рассказывала почти что скороговоркой. Будто вдруг испугалась, что я, не дослушав ее, уйду. Почему ей казалось таким важным рассказать эту историю именно мне?
  - Не верю, что Агата могла бесследно пропасть, - говорила она. - С тетей что-то случилось. Я обязана узнать что. У кукол есть союзники среди людей, точно также как у нас среди мороков. Один такой сейчас находиться на вашем корабле. Он угроза команде. Если что-то пойдет не так, предатель легко может устроить саботаж. Я не просто так пришла за тобой, Табат. Примерно в то же время, когда пропала моя тетка, одна из кукол, которые не придерживаются взглядов Ингирит, но ведут себя тихо и потому являются отличными шпионами, сообщила мне о новом эксперименте по созданию копии в переделанном восстановителе. Они еще не знали, кто будет использован в качестве оригинала, но имя копии было названо - Табат. Тезка. Они ведь столько изучали меня, резонно, не находишь? Я могла бы чувствовать гордость. Это не все. Имени, конечно, недостаточно, но потом я узнала больше.
  Бат придвинулась ко мне еще ближе. Теперь наши лица находились всего в нескольких сантиметрах друг от друга:
  - Думаю, ты - моя тетя Агата. Ты вылитая Алиса. Они были близнецами, значит, кукла Агата должна была получить такую же внешность.
  Я стала пятиться, пока не почувствовала спиной холодные брызги.
  - Ты уверена? - тихо спросила я, слишком растерянная, чтобы говорить о чем-то еще.
  Она помотала головой:
  - Не на сто процентов. Но для Ингирит это было бы отличной шуткой. Она знала, как Агата ненавидела мороков. Знала, насколько Алиса привязана к сестре и могла специально избавиться от тебя, продав через подставных лиц, а затем предложить Алисе искать украденную куклу, попутно скупая другие идеальные копии. Мы вышли на тебя через одного из мороков-шпионов экипажа корабля Алисы. И у меня есть все основания считать тебя Агатой. Поэтому, ты и должна мне помочь. Черт!
   Глаза Бат вспыхнули злостью, она резко отшатнулась от перил.
  - Немедленно внутрь! - скомандовала она.
  - Почему? - прошептала я, толком не понимая к чему относить вопрос, но Бат проорала:
  - Мороки! Как твари выследили тебя? - и тут же прокричала в рассветные сумерки, - Гектор, ты придурок!
  Она отворила дверь, и мы вошли внутрь. Ботинки Бат гулко застучали по ступеням.
  - Подожди, Бат! - сказала я ей вслед. Она остановилась, обернулась и посмотрела на меня сердито и недоумевающе:
  - Ну, что еще?
  - Что будет?
  - Да ничего. Поговорим через силовое поле и все. Они уже знают, что вы здесь. Вопрос в другом. Пошли.
  - Что ты собираешься сделать? Показать им нас?
  - Да, - просто ответила она. - Без вариантов. Их технологии опережают наши. Если я не обхитрю Ингирит, то окажусь в проигрыше. Нам нужно выиграть время и попытаться хоть что-то выяснить. Она самолично заявится, уверена.
   Мы спешно разбудили Доната и Гая. Марту, как сказала Бат, будить бесполезно. Она в любом случае проспит еще часов двадцать. Бус, читающий дневники, и не ложился. Увидев нас и услышав от Бат краткое объяснение по поводу нашествия мороков, он лишь сухо кивнул и начал одеваться.
  Вид у него, правда, при этом был несколько ошалелый. Видимо, откровения тетки Бат впечатлили даже его. Я видела, что Бус никак не просчитает ситуацию, сказывался дефицит информации. Из-за этого ему было трудно принять решение, понять, кого опасаться. Ведь, прежде всего, нужно знать, чего от нас хотят люди и чего мороки. А это оставалось секретом. Бус понимал, его решения будут играть определяющую роль в наших судьбах. Ответственность за кого-то - тяжкая ноша. Бус не доверял Бат. Особенно ее заявлениям про развитую интуицию. Я знала, что она не врет, но побоялась лезть с советами к человеку, особенно в свете последних событий. Потому-то так и удивилась, когда Бус сам подошел ко мне и тихо спросил:
  - Ты ей веришь?
   Я покачала головой и так же тихо ответила:
  - Ей нет. Но сейчас, она говорит правду. У нее есть необычные способности, и она могла почувствовать приход мороков. Бус, - решилась я на откровенность, - она сказала мне, что покажет нас им. И что будет говорить с ними, но попытается обмануть. Я не знаю, можно ли верить ее словам, но морокам точно нельзя. Бат сказала, что меня восстановили здесь.
   Бус быстро взглянул на меня, и я заметила мелькнувшее в его глазах удивление пополам с каким-то сочувствием, что ли.
  - Неважно кто и что скажет, Табат, - прошептал он, - вчера, сегодня и завтра, ты часть команды, часть семьи 'Астры'. Не вздумай считать иначе. Обещай, что не позволишь сомнениям увлечь себя.
  - А как же Марта? - Вырвалось у меня с неожиданной горечью. Она ведь одним махом перечеркнула мои достижения. Я не чувствовала за собой вины, но испытывала сожаление об утраченном доверии и дружбе.
  - Она отойдет. Это горе, ей нужно его пережить, - Бус осторожно положил ладонь мне на плечо и заглянул в глаза. В отличие от 'бешенного' взгляда Бат, его был полон мягкого сочувствия и понимания, никакого упрека ни в жестах, ни в голосе:
  - Она вспыльчива и взбалмошна. Марат был ее единственным родственником. Но твоей вины в случившемся нет. Мы все принимаем решения и отвечаем за их последствия. Марта слишком долго колебалась, а Марат не сомневался вовсе. Он спас твою жизнь, и это его осознанный выбор. Он всегда был добрым и хорошим человеком, по-настоящему ответственным. Я многое бы отдал, чтобы трагедии не произошло, но так уж вышло, Таб. Нам всем придется научиться жить с еще одной потерей. Марта поймет, вот увидишь, ей понадобиться время, но однажды она поймет.
   Я наклонила голову, чтобы Бус не увидел сомнений на моем лице. Он истолковал это по-своему. Я почувствовала, как он осторожно обнимает меня за плечи. Меня так сильно потрясло это проявление эмоций, что я замерла, боясь пошевелится.
  - Эй, голубки, - голос Бат показался мне вполне добродушным, - они вызывают нас. Просят выйти к линии силовой защиты, после отлива.
  Бус опустил руки и шепнул:
  - Все будет хорошо.
  Но, он ведь не знал того, что знала я. Возможно, я возрожденная Агата и скоро мне предстоит встреча с полусумасшедшей сестрой. Первая встреча с теми, кто был в ответе за мою ужасную жизнь на борту 'Звезды Альтаира'.
  Все, кроме Марты, собрались около последней двери, ведущей наружу. Бат настояла, чтобы мы полностью экипировались и взяли маски, хотя и не настаивала, на их одевании. Бат уверяла нас, что охотники вовсе не беззащитны, как может показаться и нам следует довериться ей в принятии решений. В конце концов, все мы одной крови, сказала она, видимо позабыв, что совсем недавно относилась к людям, бросившим ее колонию на произвол судьбы, с презрением.
  Могла ли Бат предать нас? Думаю, все зависело от ситуации и нашей полезности. Свою жизнь я не ценила бы дорого. Никаких ответов на вопросы у меня так и не появилось. А что касается остальных...
  - Выходим, - отдала команду Бат и распахнула дверь.
  Снаружи было свежо. Дул холодный ветер. Песок после дождя превратился в плотно сбитую массу, по которой было легко идти. Я бросила взгляд в сторону океана. Линия прибоя проходила выше, чем вчера, и волны казались круче, злее бились о берег, с шумом откатываясь назад. Набегая грязными пенными барашками, они оставляли на берегу мелкий мусор и влажные разводы. Вода потеряла прозрачность, стала мутной, серо-зеленой. Но по небу бежали голубоватые облака, из-за которых проглядывало ослепительно синее небо. Бледный призрак Саны грозно стоял у горизонта, а яркое солнце, медленно поднимающееся над ним, ласково пригревало наши озябшие плечи и руки.
   Мы приближались к месту, где накануне Бат открывала проход в силовом поле. Именно там, по ее словам нас ждали мороки. Когда мы вышли на открытое пространство, то сразу заметили их. Люди невольно замедлили шаг, а я наоборот, ускорила. Не думаю, что меня влекло любопытство. Я вдруг почувствовала, как закипают внутри гнев и обида. Почему? За что?
  Их было несколько. Разного роста, примерно одинаковой комплекции. Обнаженные существа, молча наблюдающие за нами из-за силового поля. Бат упоминала, что мороки часто ходят без одежды. Да и зачем она им здесь? У них не существует человеческих проблем, комплексов или стыда, а чувствительность к холоду и жаре с возрастом лишь снижается. Я с удивлением отметила про себя, что моя злость куда-то испарилась, словно разом перешла в любование ими. Настолько грациозно и совершенно выглядели так похожие на меня бесполые создания. Они не стеснялись своей наготы. Никто никогда не унижал и не оскорблял их за непохожесть на людей. Им не нужно было бороться с окружающим их миром. Бояться, прятать свою сущность, подстраиваться под чужие законы или нормы. И я снова ощутила укол злости. Вот они, свободные и независимые предатели. Матово-гладкая кожа, длинные белые волосы, сверкающие расплавленным серебром радужки глаз.
  Я резко остановилась. От распиравшей ярости, стало трудно дышать. А может дело и не в ненависти вовсе? Может, я просто боюсь этой встречи лицом к лицу? Столкновение с прошлым, которое незвано пришло ко мне само. Я отчетливо поняла, что вовсе не хочу знать человека, когда-то являвшегося мною. Сама мысль, что во мне сокрыта некая Агата, внушала ужас. Значит, меня не существует? Я просто временная замена другой, полноценной личности? Память Агаты пострадала, она исчезла, но кто появился? Имею ли я право на существование? На мысли и чувства, на выбор?
  Я опасливо посмотрела вперед, туда, где за невидимой границей стояли куклы. И не смогла сделать шаг вперед. Пятилась, пока не врезалась в Гая. Он не оттолкнул меня, а наклонился к уху и сбивчиво, возбужденно прошептал:
  - Табат, видишь? Та кукла, ну просто вылитая ты.
   Я видела. От себя не убежишь. Не спрячешься от них. Просто некуда.
  Она разглядывала меня с жадным любопытством, настолько явным, что это легко читалось на лице. Отражении моего собственного. Алиса?
  Кукла, стоявшая ближе всех к силовой стене, заговорила первая, но обращалась она не к нам, а к мороку, что был так похож на меня:
  - Точно, Алиса, это она самая.
   Та кивнула. Бат скривилась, словно съела что-то кислое, и спросила:
  - Чего вы хотите, Ингирит?
   Нарушившая молчание кукла изучала мое лицо с таким вниманием, что я проявила максимум терпения, умудрившись не отвернуться. Наконец, видимо, удовлетворенная результатом, она ответила Бат:
  - Произошло недоразумение. Ваши люди перехватили наш сигнал и заглушили его. А потом подменили на другой. Из-за этого челнок с грузом, который предназначался колонии кукол, приземлился на необитаемой территории. Мы узнали об этом досадном происшествии слишком поздно и не успели прилететь вовремя. На месте посадки челнока, мы обнаружили мертвого человека и стаю слэй-ю. Искать охотника плохое развлечение. Тем более, у нас на руках было еще теплое тело. Мы предпочли восстановить вашего друга, помощник капитана.
   Бус нечеловеческим, видимо, усилием воли сдержался и чувств не показал. Но я заметила, как задрожали его пальцы, которые он поспешно сжал в кулак. Бус колебался всего мгновение, а когда заговорил, его голос звучал так же уверенно:
  - Вас зовут Ингирит, полагаю?
   Кукла кивнула, с любопытством наблюдая за ним. Я заметила, насколько мы похожи внешними реакциями. Возможность практически полной неподвижности; Ингирит и ее сопровождение просто застывали как статуи, чтобы через секунду перетечь пластичным воском в другое место. Лица; то почти лишенные мимики, то поражающее живостью черт, и завораживающий, гипнотический взгляд.
   Бус, не обращая внимания на недовольство Бат, шагнул ближе к невидимому барьеру и заговорил:
  - Вы только что говорили про человека из моего экипажа. Вы оживили его? Он был мертв, когда мы покидали космодром. Ящерица сломала ему шею.
   Ингирит сочувственно кивала головой. Мне казалось, она неуклюже имитирует чувства, о которых не имеет ни малейшего понятия:
  - Да. Когда мы нашли Марата, он был мертв. Оживили, не совсем правильное слово, помощник капитана Бус. Восстановили. Теперь Марат кукла. Но его память практически не пострадала. Он осознает себя как старую личность.
  - Но внешне он стал как вы? - Уточнил Бус, и дрожь его пальцев прекратилась. Я переводила взгляд с одного на другого. Алиса же, не мигая, смотрела на меня в упор и это пугало.
  - Для людей так важна форма? - Едко заметила Ингирит, склонив голову набок.
  - Нет. Для нас важно, что наш друг снова с нами, - спокойно парировал Бус. - И когда мы сможем увидеть его?
  - Как только договоримся по поводу Табат и нашего груза. Половину мы уже получили. К сожалению, люди, которые находились в челноке, повели себя недружелюбно, и нам пришлось временно изолировать их.
   Бат нахмурилась. Шрамы на ее лице побелели, став заметнее. Не знаю, было это проявлением ярости или беспомощности. Пока она молчала, не мешая Бусу говорить:
  - Так значит, заказчиком груза являлись вы? - Спросил он.
  - Через доверенное лицо, - подтвердила Ингирит.
   Взгляд Алисы жег меня, как раскаленная булавка. Я отвернулась.
   Бус облизнул губы:
  - И вы знаете, что случилось с вашим доверенным лицом?
  - Да. Его убили. Саботаж. Кое-кто очень не хотел, чтобы груз и Табат попали на Капао.
  - Почему?
   Ингирит тоже шагнула ближе к стене. Теперь их разделяло не более метра:
  - Потому что этот человек нас ненавидит.
  - И вы знаете, чей корабль нас преследовал?
  - Да.
  - И чей же?
  - Агаты. Тети Бат и сестры Алисы.
   Я судорожно вздохнула и упала.
  
   22 глава
  Разговор с мороками
  
   Я не потеряла сознания, как могло показаться со стороны. Просто на мгновенье стало нечем дышать и перед глазами поплыли разноцветные круги.
  Мокрый песок холодил щеку. Я несколько раз глубоко вздохнула и только тогда поняла, что на какое-то время потеряла чувствительность ко всему; запахам, звукам, чувствам. Не знаю толком, почему так произошло. Первое, что вернулось - ощущения, прикосновение к плечам. Чьи-то сильные руки поддерживали меня под спину. Я еще несколько раз глубоко вздохнула и полностью пришла в себя. Шум прибоя, свист ветра, брызги воды. Все снова стало реальным, объемным, цветным. Я поднялась, опираясь на руку Гая, и твердо стала на ноги, после чего с благодарностью улыбнулась ему.
  Он прошептал одними губами: 'Что это такое было?'
  Если бы я могла ответить...
  Бус смотрел вопрошающе, и мне не составило труда прочесть его мысли. Я едва заметно кивнула, и он, с видимым облегчением, снова повернулся к Ингирит.
  - Мы можем продолжить? - равнодушно спросила она. Бус не смог удержать легкой гримасы отвращения, мгновенно сменившейся на его лице спокойным вниманием. Но я, Ингирит и остальные куклы, уверена, видели достаточно. Если кого и мучали сомнения, то Ингирит нет:
  - Ты видишь то, что хочешь увидеть, помощник капитана, - мягко произнесла она. Меня не отпускало чувство фальшивости происходящего.
   Бус едва заметно дернул плечом:
  - По поводу груза. Правильно ли я понимаю, что некая сила действовала параллельно с вами и мы стали жертвами ее злого умысла? Знаете ли вы, что именно хотели получить люди с корабля, который преследовал нас? Поймите правильно, версия о причастности Агаты выглядит довольно сомнительной, на фоне ненависти как мотивации.
  - О, вы удивитесь, какой силой обладает разрушение. Ярость, злость, ненависть. Они могут многое. Люди не всегда способны любить годами, а вот ненавидеть, легко, - с легкой печалью в голосе произнесла, молчавшая до сих пор, Алиса. Ингирит неодобрительно взглянула на нее, но не прервала.
  Алиса продолжила:
  - Она всю жизнь положила, чтобы бороться с призраками. Видела опасность и враждебность там, где ее и не было. Она воспитала Бат такой же подозрительной, агрессивной...
  - Может, хватит разыгрывать из себя невинность? - Резко прервала ее Бат. - Тебя послушать, так люди прямо монстры какие-то. А как на счет того, чтобы добавить немного правды? На счет шпиона на их корабле. Сколько ты его обрабатывала, Алиса? Сколько лет ты путешествуешь за пределами Капао? Продаешь сама себя в гаремы к коллекционерам, затем морочишь тех, до кого можешь добраться. Они такие послушные, сочувствующие, твои жертвы. Людьми вообще легко манипулировать, не так ли? Большой вопрос, кто из нас на самом деле куклы. А после, когда этот человек начал вести себя так, как задумано, легко ли было убедить его принять в экипаж куклу? Ту самую куклу, которую вы так давно ищете. Пять лет, верно? И надо же, какое совпадение, Агата пропала примерно в то же время. Не стоит развешивать уши, помощник капитана Бус. Она скажет то, что вы хотите услышать. Но будет ли это истина?
   Бус повернулся к Бат и спросил:
  - Значит, ничего из того, что она говорит, не является правдой? На счет груза и сигнала?
   Я видела, как Бат замялась, колеблясь. Бус тоже заметил паузу и засомневался. Ингирит покачала головой:
  - Ты немного завралась, девочка.
  - Я тебе не девочка. И верить таким как вы может лишь сумасшедший. Куклы паталогические лжецы.
  - Хочу напомнить, что ты и сама наполовину кукла, - мягко пожурила ее та.
  Шрамы на лице Бат вспухли белыми нитями:
  - Да, возможно, я не сказала все. Но я не верю, что на корабле, который преследовал их 'Астру' находиться Агата. Это самая большая ваша ложь. Вы убили мою тетю и превратили в свое подобие, вот, в нее, - она грубо ткнула в мою сторону пальцем.
  Ингирит с любопытством наблюдала за ней, склонив голову на бок:
  - Ты не хочешь поверить, что Агата ушла? Позволила тебе повзрослеть, выбрать свой путь и пойти по нему? Ты всегда была ведомой, несмотря на свою особенность.
   Бат повернулась ко мне и горячо прошептала:
  - Не верь ничему. У каждой лжи есть оправдание. И чем ложь больше, тем достовернее оно выглядит. Но, можно ли оправдывать равнодушие, убийства, зло?
  - Наш эксперимент провалился, - с легкой досадой посетовала Ингирит, - ты совершенно невменяема, Бат. Столько усилий, годы работы и все...твой психоз. В угоду болезни ты выворачиваешь любое слово, взгляд, дело. Мниться - веришь, миражи принимаешь за истину. Бат, твоя тетя жива и здорова. Она немало сотворила ради того, во что верит. Ее можно уважать за упорство, с которым она идет к цели, но средства, но последствия ее поступков! Однако не Агата устроила саботаж на 'Астре', это сделала ты и твои люди. И именно ты слепо веришь в помощь неизвестных перебежчиков. Мы не настолько наивны, чтобы отрицать очевидное, но Бат, задумывалась ли ты, зачем нам преследовать собственный груз?
  - Контроль. К тому же, вы могли решить убить их, чтобы люди не раскрыли ваше местоположение. А еще Табат, естественно. Нужна была гарантия, что вы заполучите ее. Алиса же вчера могла спуститься на челноке и притвориться, что давно находится на Капао, - парировала Бат.
   Бус, Гай, я и Донат молча наблюдали за перепалкой.
   Ингирит кивнула:
  - Могла. Но не делала этого. Алиса несколько лет искала Табат, это чистая правда, но цель совсем иная, чем ты думаешь. Табат не Агата. Когда мы, наконец, вышли на нее, то сделали все возможное, чтобы безопасно отправить домой, на Капао. Она была членом экипажа, хорошего и дружного. Что могло быть лучше? Но на вашем корабле, помощник капитана Бус, находились как наши союзники, так и враги. Если бы все прошло по плану, то вы прилетели бы сюда, доставили груз, а затем, мы смогли бы спокойно поговорить о Табат. Я уверена, она с радостью вернулась домой. Вместо этого, Агата манипулировала всеми: устроила путаницу с сигналами, через подставных лиц подбила Бат на авантюру. Табат, наш человек побоялся говорить с тобой начистоту, из-за опасности, которая могла угрожать твоей жизни. Мы ведь никогда не лезли в жизнь человеческой колонии. Бесконечные упреки в наш адрес - пустые домыслы. Они самолично вырыли себе могилу, но куклы не принимали в этом участия.
  - Да, - выкрикнула Бат, потеряв самообладание, - вы просто смотрели!
  - А почему мы должны были помогать вам? - удивленно приподняв идеальные брови, спросила Ингирит. Это был нарочитый жест, рассчитанный на нас. Играла ли она нами или говорила правду, но естественности не было и в помине.
   Бус, хмуро наблюдавший за диалогом, решил вмешаться:
  - Послушайте, Ингирит, - сказал он, привлекая ее внимание взмахом руки, - Меня не очень волнуют местные разборки. Мы простые торговцы и до сих пор ничего не понимаем. Контракт был выполнен вовремя и в полном объеме. Из-за ваших интриг погиб член нашего экипажа. Мало того, вы пытаетесь предъявлять права на другого. Все, что я хочу, получить объяснения, возможность забрать Марата и, поверьте, мне совершенно неважно кукла он сейчас или человек. Также, с вашей стороны было бы неплохо расплатиться с нами, и договориться о спуске второй половины груза на надежную базу. Затем, мы уберемся ко всем чертям, и делайте тут, что пожелаете. Да, Табат улетит с нами, если только сама не решит иначе.
   Ингирит выслушала его безучастно, без эмоций:
  - Думаете, вы в том положении, когда можете выбирать? - Едко высказалась Бат.
   Все замолчали. Напряжение явственно ощущалось в воздухе, и его концентрация становилось выше. Алиса стала рядом с Ингирит и снова вопросительно посмотрела на нее. Та на мгновение закрыла глаза.
  Алиса повернулась к нам и сказала:
  - Мы хотим, чтобы вы пошли с нами.
  - Нет, - тут же отказалась Бат.
   Я посмотрела на нее. Была ли биологическая дочь Алисы глубоко больным человеком или просто ребенком непростой судьбы, рожденным на полудикой планете, не знаю. Воспитание Агаты сыграло с ней злую шутку, собственные необычные способности, а может и пребывание в восстановителе пагубно сказались на разуме. Я уже не была так уверена в том, стоит ли принимать рассказанное ею всерьез. Но и доверять куклам у меня тоже не было никакого желания. Однажды они предали меня. Что мешает им повторить?
  - Бат, ты ведь прекрасно знаешь, мы никогда не причиняли людям зла намеренно. Обещаем, что никого не будем удерживать насильно.
  - Не смеши меня, Алиса, - зло произнесла Бат, - все эти годы вы прилагали максимум усилий, чтобы люди не представляли истинное положение дел, ничего не знали о вас ни здесь, ни за пределами Капао. А теперь, ты планируешь показать торговцам святая святых? И обещаешь им безопасность и ненасилие? Интересно, каким образом ты собираешься сдержать слово? Ведь стоит им открыть рты в неподходящее время и не том месте, как сюда прилетят толпы пиратов с разрушителями, чувствующих исходящий от вас запах денег.
  - Мы не так уж беззащитны. - Алиса посмотрела на Ингирит и замолчала. Та мягко сказала:
  - Мне надоело.
   В тот же миг Алиса поднесла руку к губам, и я увидела трубку, похожую на ту, какой Бат открывала проход в силовом поле. А потом...
  Их реакции настолько превосходили человеческие, что даже те чудеса, которые мы видели в исполнении Бат, показались мне замедленными кадрами. Куклы окружили нас мгновенно. Я и представить не могла, что мой организм когда-нибудь будет на такое способен.
  Бат молча кусала губы. Я вдруг поняла, что все это время она ждала этого. Чтобы показать нам, чужакам - куклам нельзя верить. Я снова ошиблась в ней.
  Ингирит выглядела спокойной, а Алиса грустной. Она жестом показала на выход из поселка:
  - Пожалуйста, не заставляйте нас применять внушение. Мы не хотим никому причинять вреда. Пусть Марта останется с Бат и Донатом. Мы просим лишь троих следовать за нами. Помощник капитана Бус, подайте пример вашим людям. Я даю слово, ни с вами, ни с ними ничего не случиться.
   Я обернулась к Бат. Ее губы беззвучно шептали мне - помни, что я говорила.
   Отвернувшись, я последовала за Гаем и Бусом, надеясь, что мы достаточно близко подошли к пониманию истинных причин происходящего. Включая мое прошлое.
   Все куклы двигались легко и изящно, но шаг их при этом оставался стремительным. Ингирит и Алиса возглавляли их.
   Алиса, вдруг, словно почувствовала что-то и поглядела на меня. Я не сумела разгадать ее взгляд, но она не выглядела счастливой. В глазах морока, так пугающе похожего на меня, стояла печаль одиночества. Каково это, проводить годы в ожидании, преданной, любящей беззаветно, глубоко и раз за разом быть отвергнутой самым дорогим существом? Наверное, только Бат смогла бы ее понять. Какие бы грехи не висели на Агате, какие бы злодеяния не совершила эта незнакомая мне женщина, Алиса простила бы ее. И Бат простила бы. Потому что их любовь не имела границ.
  Меня испугало это откровение.
   Мы шли вдоль линии прибоя. Мороки держали уважительную дистанцию, но не давали нам забыть о навязанной причине путешествия своим присутствием. Такое странное ощущение, находиться среди подобных и ощущать себя настолько чуждой им. Я видела, как тонко куклы чувствуют друг друга, но была отрезана от их семейного единства, словно стояла за прозрачной стеной. Они посматривали на меня, изучая, но я не смогла прочесть на их лицах эмоций или догадаться, о чем они думают.
   А когда Бус коснулся моей руки, не нужно было гадать, чтобы понять, что это значит. Он пытался подбодрить меня, вселить уверенность. Наклонился и быстро зашептал:
  - Все будет хорошо. Я не оставлю тебя, не волнуйся. Ты же помнишь, что я сказал?
  Я кивнула. Мог ли он выполнить обещание? Они же такие слабые, хрупкие эти люди. Теперь я понимала, какой стану через десять-пятнадцать лет. Но...
  Алиса остановилась и повернулась к нам:
  - Наденьте респираторы, пожалуйста, - попросила она, - пока мы не прибудем в безопасную зону, вам лучше не снимать их. Табат, пока тоже.
   Мы послушно выполнили ее приказ. Я не очень-то понимала, куда куклы ведут нас. Неужели снова предстоит марш-бросок через джунгли? Не слишком радостная перспектива. Я посмотрела на Гая и Буса. Оба сосредоточенно хмурились, видимо, думали о том же. А вот мороки безмятежностью могли спорить со звездным небом. Никакого напряжения, спокойствие и расслабленность. Мне снова показалось, что они как-то общаются между собой, но я по-прежнему не могла понять, как именно. Без слов и жестов. Может мысленно? Я слышала от Сневидовича, что такое возможно, но сама не видела ни разу.
   Значит, впереди джунгли. Огромное, яркое, живое пространство, наполненное цветом и ядом. Ингирит стояла и молча ждала, пока мы подойдем к кромке леса.
  Потом с легкой вопрошающей интонацией обратилась к Бусу:
  - Ждете объяснений, помощник капитана?
  Мне казалось, она специально проверяет его выдержку. Но зачем?
  Он пожал плечами:
  - Это возможно?
  - Да. Мы не враги вам, повторяю.
  - Тут все так говорят, - с досадой заметил Бус, - но я уже не так уверен. Объясните?
  - Вы думаете, мы пойдем через лес?
  - Я предполагал, у вас будет челнок.
   Ингирит улыбнулась:
  - Я хочу показать вам, что мы ничего не боимся больше. Я говорила правду. Наши технологии позволяют нам жить спокойно. Смотрите прямо перед собой.
   Мы последовали ее просьбе и увидели, как участок леса подергивается странной рябью, а затем как будто растворяется в воздухе, открывая лежащий на земле серебристо-белый шар диаметром около трех метров.
  - Ваши технологии позволяют создавать отражающие поля? - Удивленно, с ноткой уважения в голосе, спросил Бус.
  Ингирит молча улыбнулась. Глянцевитая поверхность шара выглядела подвижной, как капля воды, отражающей падающий свет, листву, передающей все блики и тени. Алиса снова обратилась к нам:
  - Когда откроется проход, вам следует по одному войти в него. Вы можете испытать кратковременный дискомфорт, головокружение или тошноту. Эти симптомы быстро проходят.
  - Так это не челнок? - Бус выглядел уже не удивленным, а потрясенным, - не хотите ли вы сказать, что это телепортатор? Разве такое возможно? А как же огромные затраты энергии и прочее невозможное...
  Он растерянно замолчал, так как именно в эту минуту, шар раскололся. Между двух его половин висела плотная темнота и ничего больше. Ингирит сделала приглашающий жест:
  - Вы же не боитесь, помощник капитана? - Со смешком произнесла она. Я мгновенно преисполнилась к ней горячей ненавистью. Нет ничего хуже подобных слов перед шагом в неизвестность. Все, что случалось со мной плохого, начиналось с похожих фраз, маскирующих истинное значение ситуации.
   Я вышла вперед и прежде, чем они успели еще хоть что-то сказать друг другу, направилась к шару. Его пульсирующая темнота пугала меня. По-настоящему, до внутренней дрожи и мучительных судорог в желудке. Но я больше не могла делать вид, что мир вокруг нормален. Хотела поставить точку. И хотела знать, что меня ждет.
   Широко распахнув глаза, я шагнула в темноту. А затем, сделав по инерции несколько шагов, остановилась. Я находилась в отсеке. В квадратном помещении среднего размера, с окнами, дверью. В электронных книгах такие еще называли комнатами. И пока осматривалась, несколько оторопевшая от несовпадения ожидаемого с увиденным, сквозь большое, от пола до потолка, зеркало, висевшее на стене позади меня, стали выходить мои спутники, а за ними и мороки. Только тогда я сообразила, что это вовсе не зеркало, да и в комнате больше нет ничего напоминающего жилой отсек.
  Бус подошел ко мне, стащил респиратор, щурясь и моргая, Гай ошалело оглядывался. Мороки один за другим неслышно исчезали за дверью, пока в комнате не остались лишь мы и Ингирит с Алисой.
  - Пришло время, Табат, - мягко сказала Ингирит.
  - Время чего? - настороженно встрял Бус.
  - Узнать Табат историю ее появления, помощник капитана, - ласково улыбнулась Ингирит и одним ударом отправила его в нокаут.
  
  23 глава
  Восстановитель
  
   Я мрачно посмотрела на лежащих товарищей, но когда подняла взгляд на Ингирит, лицо мое, кроме недоумения, ничего не выражало.
  Она мягко, убеждающее произнесла:
  - Поверь, для них так лучше. Я не могу ввязывать людей в этот этап твоей жизни. То, что ты должна узнать, их не касается.
  - А нельзя было просто сказать им об этом? Попросить подождать? Вы же пообещали, что не причините людям вреда!
  - И сдержим слово.
   Доверия ее слова больше не вызывали. Ну, а как поступить, если жизнь Гая и Буса зависит от принятых мной решений и действий?
  - Я нужна вам?
   Ингирит и Алиса стояли неподвижно, как каменные статуи, и равнодушно изучали меня взглядами. Наконец, Ингирит позволила себе легкую улыбку:
  - Да.
  - В таком случае, требую гарантий безопасности для моей семьи.
   Впервые, в голосе морока проскользнули нотки недовольства:
  - Они не твоя семья.
  - Вы тоже.
   Я позволила себе то, о чем раньше не могла и помыслить. Открытый вызов. Алиса подошла ко мне и крепко взяла за руку. У нее была железная хватка. За последние месяцы я как-то начала отвыкать от физической боли, поэтому остро почувствовала, какой силой обладают взрослые куклы. Куда там Сневидовичу с его оплеухами. При желании, Алиса, не поморщившись, смогла бы оторвать руку или любую другую часть моего тела.
  - Послушай, Табат, - сухо сказала она, - о людях позаботятся. Они только навредили бы тебе и себе, потому что непременно начали сопротивляться. Мы достаточно знаем о человеческих привычках. А так, очнутся на побережье с головной болью, рядом со своим челноком.
   Я смотрела на нее со злостью и разочарованием:
  - Ты думаешь, Бус и Гай сядут в челнок и просто улетят? Оставят здесь меня, Марту и Марата? И ты говоришь, что разбираешься в людях?
  - У них не будет выбора. Внушение это действенный метод.
  - Значит, Бат говорила правду. Она - не вы!
   Алиса потянула меня за руку:
  - Идем. Мы должны показать и рассказать, как все было. Ты ведь хочешь остаться с нами, и никакого одиночества больше. Отпусти, пусть люди идут своим путем, а мы будем двигаться своим.
   Я сопротивлялась, но морок легко волокла меня за собой по направлению к двери. Уверенность, что как только она закроется за нами, я навсегда потеряю связь с людьми, беспомощно лежащими на полу, наполняла яростью и гневом:
  - Отпусти меня! - Выкрикнула я, с силой отталкивая ее. Куда там. Алиса сжала запястье сильнее и дернула. Я повалилась на пол, упираясь ногами, стала цепляться пальцами. Боль в вывернутой руке становилась сильнее, переходя из разряда тупо ноющей в ощутимую. Но...что такое боль?
  - Прекрати, Алиса, - раздался спокойный голос Ингирит.
  Морок резко отпустила меня и привалилась к стене, словно ее тоже обессилила схватка. Дрожа, я села и подтянула колени к груди.
  - Табат, - ровно продолжила Ингирит, - люди природой созданы сверхэгоистичными. Это их способ выживания. Они верят лишь тем, кто похож на них внешне. Чувство доверия по 'крови'. Сначала - принадлежность к одной нации, потом - планете, а теперь - расе. Ты никогда не станешь для них 'своей'. Поверь.
  - Вы ничем не лучше.
   Ингирит кивнула:
  - Хорошо, Табат. Хочешь, чтобы люди остались частью твоей жизни?
  - Да.
   Она подошла ко мне и протянула руку:
  - Я не могу позволить им увидеть наши лаборатории. Но через два часа ты вернешься сюда, в комнату, если к тому моменту не передумаешь. Пусть это устное соглашение станет жестом взаимного доверия. Я заинтересована в тебе больше, чем ты во мне, это правда. Устроит?
   Вместо ответа я приняла ее руку.
   Что мне было делать? Сопротивляться? Безоглядные прыжки в пустоту свойственные людям частенько приводят к печальным результатом. Бессмысленность жертвы не прельщала меня, я мыслила рационально.
  - Идем же, - повторила Ингирит. В ее жестах не было угрозы, лишь вежливое приглашение, а прикосновение, вопреки ожиданиям, оказалось ласковым, заботливым. Когда она отпустила мою руку, ощущение тепла не исчезло, а наоборот, словно разрослось в груди. Эмоции Ингирит! Вот, что я почувствовала. Она окутывала ими, избегая слов, не используя мимику или жесты, и окружала меня бархатистой нежностью ощущений. Называлось ли эта способность эмпатией или же интуитивной восприимчивостью, все равно. Морок повернулась к двери, открыла ее и вышла. Я, словно под гипнозом, двинулась за ней.
   Мы снова оказались в джунглях. По крайней мере, так казалось на первый взгляд. Я испуганно посмотрела на Ингирит, ведь на мне уже не было респиратора, но она легонько покачала головой и усилила ощущение безопасности. Каким образом древняя (а я совершенно уверилась в этом факте) кукла сумела разблокировать мое 'шестое' чувство, дающее возможность столь полно воспринимать эмоциональное состояние других? Зачем зло дразнила меня, позволяя немым зрителем окунуться в подлинный мир кукол, если позже намеривалась изгнать?
  Ингирит шла на полшага - шаг впереди, а Алиса наравне со мной. Из любопытства, я мысленно потянулась к ней и сразу же ощутила темную, иссушающую печаль. Если раньше безупречные куклы выглядели равнодушно чужими, то теперь я снова сомневалась, такие ли мы разные?
  Меня окружали миражи...
  Даже местность, которую я приняла за лес, оказалась обманкой. На самом деле здесь и было их сердце, их колыбель. Город, слившийся воедино с природой Капао, существующий в многолетнем симбиозе с ней. Один или один из многих, не знаю.
  Его дикое величие покоряло. И что за технологии куклы использовали при его строительстве или, правильнее сказать, при выращивании? Настоящее биомеханическое чудо. Гроздья зданий переливались на солнце полупрозрачными пузырями; гибкие сплетения хрустальных трубок шпилей и прозрачных окон переходов простирались на сотни метров; кристаллы оснований башен, вросшие в землю, органично сливались с флорой Капао, а над головой эти диковинные сооружения венчались ракушками разноцветных крыш. Тоннели из волокон и коридоры из искусственных лоз, сияющие многочисленными гранями наросты и нежные, трепещущие паутинные листья. Гигантские стебли срастались с полупрозрачными конструкциями, и порой, было неясно, что возникало перед глазами - цветок с Капао или искусная подделка на него. Я видела вьюнки, ползущие вверх по опорам стволов и увенчанные бутонами черных роз, размером с человеческую голову, не меньше, и поляны, изумляющие неистовой окраской растений, с мясистыми, пупырчатыми листьями; мелко подрагивающими, сворачивающимися в толстые спирали, стоило лишь наступить на землю в опасной близости от них. Алые, сиреневые, розовые и бледно желтые шары, пушистыми гроздьями облепляли ороговевшие пластины деревьев, с которых на жгутах спускались темно-синие звездочки редких листьев и соцветья, скорее похожие на клочковатую вату, нежели цветы.
  Большинство местных деревьев, плесени, мха, цветов и трав, если верить словам Бат, для человека были смертельно ядовиты. А вот морокам нанести значительный ущерб могли лишь некоторые из них, в основном, как отметила Ингирит, по неосторожности или глупости самой куклы. Она подчеркнула, что мир Капао прекрасен и гармоничен именно таким, какой есть, и настоящее варварство со стороны людей пытаться его изменять, подламывая под себя природу.
  К моменту кульминации ее речи, мы дошли до одного из необычных пузырчатых домов:
  - У Капао дикий и вольный нрав. Поэтому, планета так подходит нам. Для людей здесь все было кончено, еще не начавшись, - сказала Ингирит, останавливаясь перед ним, похожим на улей, слепленный из множества шаров с неоднородной, грубой фактурой, каждый примерно в метр диаметром. Здание прекрасно вписывалось в пестрые джунгли, практически сливаясь с ними. Думаю, с воздуха его было бы легко принять за что-то принадлежащее к флоре или фауне Капао.
  Я задала вопрос, едва сдержавшись, чтобы не потрогать стену:
  - А как на счет людей, которые еще живы?
  И тут же почувствовала, как тепло, окутывающее меня, стремительно исчезает. Подумать не могла, что прикосновение разума Ингирит так подействует на меня, а разрыв ментальной связи отзовется болезненным одиночеством, даже не острым, пронзительным. Словно я мгновенье принадлежала к огромной семье, окруженная заботой и любовью, а затем снова оказалась одна, в темноте.
  - Послушай, Табат, - ровно произнесла Ингирит, - закон природы гласит, чтобы родилось новое - старое должно умереть. Не мы обрекали колонию Капао на смерть и не мы бросили людей наедине с враждебной им средой. Не мы научили их бояться своей тени, друг друга и нас, убивать, ненавидеть и жаждать смерти всему, что не вписывается в схему. Они не попытались найти к Капао мирный подход, нет. 'Хочешь мира - готовься к войне', - так когда-то сказал один из них, а люди превратили одно изречение в девиз популяции. Им свойственно уничтожать все, что они не могут подчинить. Но когда натыкаются на противника сильнее себя, люди капитулируют. Ведь когда-то, достаточно давно, мы тоже считались людьми. Что они сделали с великим открытием жизни, Табат? Превратили в игрушку, в неодушевленный мусор, в кукол. А ведь у каждого есть душа, разум, индивидуальность. Жажда наживы привела к тому, что даже после запрета на восстановление, люди продолжают штамповать поделки, генетически уродливые подобия нас. Их миллиарды, Табат. Они бьются за свою вселенную, а мы лишь за маленький кусочек мира. Ответь, зачем нам ввязываться в заранее проигранную войну?
  - Не верю, - невольно вырвалось у меня.
   Ингирит, прислонив ладонь к пузырю, улыбнулась:
  - Да. Мы научились использовать их, чтобы остановить геноцид нашей расы. Умирающая колония прекрасно подходит для экспериментов. Мы не люди, наш эмоциональный фон, чувства и реакции работают несколько иначе. Но новое поколение мороков отличается от первых кукол. Таких как я. Многие из них лишены памяти человеческого тела, в том числе и гендерных признаков, осознания своего пола, эмоциональных связей, чувств, воспоминаний. В прошлом им пришлось пройти через жесткие пытки, страдания и психологические травмы. Чтобы лучше понять человеческие мотивации, нам пришлось организовать специальную команду. Контрольные группы, внушение, манипуляции. И еще некоторые особые эксперименты, растянутые на годы. Мать Алисы и Агаты, а позже и Бат, все они являлись частью такого эксперимента. А ты своего рода промежуточный, неожиданный результат. Интересно?
   Я пристально смотрела на Ингирит. Молча.
  - Если да, то идем. Там, - она указала на проход овальной формы, беззвучно открывшийся в пузыре, - ты сможешь получить ответы. А там, - она указала за мою спину, в ту сторону, откуда мы пришли, - люди, которых ты сегодня опрометчиво назвала семьей. Если предложу правду или их жизни, на выбор, сможешь совладать с любопытством и просто уйти? Уйти, когда до разгадки остался один шаг? Или поступишь как люди, пожертвуешь кем-нибудь?
   Я сглотнула, но не пошевелилась и ничего ей не ответила.
   Ингирит легонько кивнула и обратилась к Алисе:
  - Видишь? Идеальная копия.
  - Заходи, Табат, - произнесла Алиса.
   Я не пошевелилась. Ингирит повернулась к проходу:
  - Договор в силе, Табат. Никаких игр не будет. Ты вернешься к ним, если пожелаешь.
   И меня снова окутало уютное тепло. Я вздохнула, подчиняясь зову, куда более действенному, чем насилие. Ощущению безопасной гавани, заботливой ладони, перебирающей волосы, безграничной нежности. Ингирит шагнула в проем, и я, отбросив сомнения, последовала за ней.
   Странное было ощущение, идти по слегка пружинящему покрытию в круглом тоннеле, стенки которого слабо сияли мягким, розовато-лиловым светом. Необычный коридор закончился в таком же удивительном помещении. Поначалу, я не могла определиться, что именно меня смущает, вызывая некоторую дезориентацию. Потом поняла. В комнате не было привычно фиксированного количества стен. Панели возносились от пола под разными углами к нему и друг другу, смыкаясь в различных причудливых комбинациях, и высоко над головами сходились к центру, складываясь в конструкцию, совершенно не соблюдающую никаких законов симметрии. Матовые, гибко изогнутые пластины, окрашенные в светлые тона, мягко светились, чем создавали в помещении особую атмосферу, сочетание полутеней и света, в котором контуры лиц и предметов казались чуть размытыми и выглядели нежнее. В таком освещении кожа кукол становились потрясающе красивой, а внешность утонченной, практически безупречной, настолько, что невозможно было отвести взгляда.
   Помещение выглядело совершенно пустым, но я предполагала, что в стенах может скрываться какое угодно количество техники, мебельных систем или чего-то еще.
  Ингирит не мешала мне спокойно осматриваться. Я прошла вперед и заметила на полу светящийся бледно голубым круг, явно отличающийся фактурой от всего остального покрытия. В диаметре он был от полутора до двух метров, чуть утоплен в пол, с отчетливо отступающим краем. По воле Ингирит, я теперь и без слов понимала, чего она хочет. Мы встали на него. Кукла протянула мне ладони, и я взялась за них без малейших колебаний. В ту же секунду платформа беззвучно ушла вниз, а мы зависли в голубоватом, ярко сияющем свете. Не знаю точно, что именно удерживало нас в воздухе, какое-то поле или сам этот свет, что становился все ослепительнее и белее. От него резало в глазах и, не выдержав, я зажмурилась. Единственной связью с реальностью осталось ощущение крепко сжимающих мои ладони рук Ингирит. В голове мелькнула мысль об Алисе, которая почему-то с нами не пошла.
  Вдруг, на секунды мое тело стало необычайно легким, а затем также мгновенно вес вернулся. От неожиданности не успев среагировать, я упала на колени. Ингирит отпустила меня, но я чувствовала исходящую от нее волну успокаивающего тепла, когда неуклюже поднималась. Она не стала комментировать наше перемещение, лишь молча указала вперед, предложив тем самым покинуть устройство, предназначенное, как я поняла, для перемещения с уровня на уровень в многоэтажных помещениях. Нужно ли называть его лифтом или лучше телепортом? Не знаю. Никогда не сталкивалась с подобными технологиями.
  Ингирит держалась чуть позади, словно хотела, чтобы я сама все рассмотрела. Но на первый взгляд, вокруг почти ничего не изменилось. Те же странные стены, возносящиеся к потолку под разными углами к сглаженным сводам, плавные очертания которых растворялись в полумраке, и пустота. Но потом, в глубине комнаты, я увидела некую конструкцию: две утопленные в пол чаши, размерами около полтора на два метра, между которыми возвышался аппарат, напоминающий медицинские капсулы искусственного поддержания жизни. Он издавал едва слышное гудение.
  Стоя перед 'Восстановителем', практически не сомневаясь, что это он и есть, я испытывала не восторг, не страх, а какое-то лихорадочное нетерпенье. И боялась показать Ингирит свою заинтересованность, возбуждение и почти что разочарование, совершенно позабыв, как легко морок считывает эмоции. Когда эта мысль, наконец, пришла мне в голову, я быстро посмотрела на нее, но Ингирит, казалось, совершенно равнодушно ждала, когда же ей зададут главный вопрос.
  Я медлила. Терзаемой сомнениями, смутной тревогой и любопытством, мне захотелось прежде немного успокоиться и даже отвлечься, поэтому я подошла ближе к аппарату. В конце концов, передо мной находилось легендарное устройство.
   'Восстановитель' напоминал бабочку. Раскинутые 'крылья', посредине 'тело' - аппарат. Чаши имели необычную форму. Однажды Кабо показывал мне семена одного растения, называемого им фасолью, так вот, изгибы их бортов походили на две таких фасолины круто изогнутыми от центра боками.
  Я обошла сооружение по кругу. Чаша слева оказалась пустой. Ее стенки, похоже, поглощали рассеянный свет, потому что выглядели матово тусклыми, а дно, напротив, сияло. Оно было выстлано каким-то необычным по составу материалом, сплошное покрывало из крошечных белоснежных кристалликов. Я не решилась потрогать их. Внутри правой чаши находилось тело куклы. Оно лежало на боку, с согнутыми и притянутыми к животу ногами и руками. Волосы пушистой волной закрывали лицо, а пальцы на руках едва заметно подергивались.
  Я обернулась, чтобы посмотреть на Ингирит. Она спросила:
  - Красивая кукла, верно?
  Я пожала плечами. Ингирит добавила:
  - Скорее великолепен, да? Высокий, крупный - настоящий великан. Такие куклы редкость среди нас. Он идеальная копия, как и ты. Только не пытайся его разбудить. Это пока невозможно. Ему необходимо набираться сил и получать базовые навыки. Дозагрузка. Осознание себя куклой приходит с трудом.
  - Зачем ты привела меня сюда?
   Ингирит подошла к аппарату и провела по его гладкой поверхности рукой:
  - Ты тоже родилась здесь. Куклы на Капао должны рождаться для радости и свободы, а не для того, чтобы оказываться в руках садистов. Но с этим уже ничего не поделаешь, к сожалению. Ты проявила немалую силу духа и волю. Люди не сломили тебя, хотя имели для этого все возможности.
   Я вздохнула:
  - Хватит, Ингирит. За эти дни я выслушала столько предположений и теорий. Хватит пустой болтовни. Я устала. Есть что сказать, говори.
   Она продолжала водить рукой по панели восстановителя:
  - Узнать, как очутилась у Сневидовича тебе неинтересно?
  - Во вторую очередь, - сухо бросила я, невольно все возвращаясь мыслями к Марату. Ему придется труднее. Он, в отличие от меня, помнит себя человеком. Я только надеялась, что вторая жизнь не покажется ему сбывшимся кошмаром.
   Кукла перехватила мой взгляд, и ее лицо потеряло всяческое выражение. Просто безликая маска:
  - Не стоит его жалеть. Далеко не каждому дается второй шанс. Вообще-то, я удивлена. Ты сочувствуешь потере им человеческой внешности, а не радуешься тому, что друг остался жив. Ты ведь кукла. Такие реакции больше подходят нерационально мыслящим людям.
   Я слушала невнимательно. Меня больше интересовала ее странная реакция. Ингирит заметила это и сменила тему:
  - Агате удалось обмануть нас всего один раз. Мы недооценили ее возможности. Она считала, что многое знает о мороках, и ей не мешали так думать, так как не считали серьезным противником. В то время, она была озабочена дальнейшей судьбой Бат. Агата согласилась побыть в нашем городе добровольно, чтобы мы смогли провести ряд экспериментов и исследований. Взамен, мы вернули Бат свободу. Конечно, Агата не могла знать, почему так произошло, и думала, что сама одержала победу. Этого ей, видимо, показалось мало. Как раз в тот период и родилась ты. Она как-то узнала о важности проекта. Видимо, идея таким образом отомстить показалась ей привлекательной. Единственное, чего Агата не учла, отсутствие в твоей памяти нужной ей информации. Поэтому ее план сработал только наполовину.
  -Так кто я? - Не скрывая раздражения, спросила я. Хождения вокруг да около порядком достали. При этом какая-то часть меня поражалась собственной храбрости. Куда же ты делся, мой вечный спутник - страх?
   Ингирит слабо улыбнулась и ее лицо снова ожило. Она обошла аппарат:
  - Присядем?
   Опустившись на пол прямо рядом с чашей, где спал Марат, кукла выжидающе посмотрела снизу вверх. Я села там, где стояла, и требовательно уставилась на нее в ответ:
  - Ну?
  - Когда мы начали эксперимент, матери Агаты и Алисы как раз исполнилось четырнадцать. Нам пришлось хорошо поработать с ее памятью, чтобы воспоминания о проведенных у нас месяцах полностью исчезли из ее жизни. Проблемы бесплодия в человеческой колонии уже достигли угрожающих масштабов, и их ученые безуспешно пытались повернуть вспять необратимый процесс. Мы пересадили Лие, так звали ту девочку, новую матку и яичники, выращенные нами из ее же клеток. Но этого, конечно, было недостаточно. Пришлось время от времени забирать ее к нам. Мы провели много растянутых по времени опытов, связанных с этим проектом. Шрамов на теле Лии не оставалось, уровень нашей науки будет повыше вашего, поэтому она ничего особенного не замечала. Кроме провалов в памяти. Но в колонии дела шли так плохо, что всем было плевать. К тому времени Лия осталось сиротой, ее судьбой никто не интересовался. Она просто умалчивала о тех странных вещах, что, как ей временами казалось, с ней случались. Мы ведь мороки. Хорошо знаем свое дело.
  - Хороший повод для гордости, - перебила я.
   Ингирит скривилась. Она выглядела недовольной:
  - Скажите, пожалуйста. А что ждало ее в их мире? Сироту, одиночку, бесплодную...нищенку? Мы заботились о ней. Оберегали, следили за ее судьбой, помогали. Да, нам было нужно, чтобы она жила в приграничном секторе, но Лия никогда не голодала и не находилась на грани выживания.
   Я прищурилась:
  - И где она сейчас?
   Лицо Ингирит снова превратилось в маску. Я подумала, что когда она нервничает или злиться, то так скрывает подлинные чувства.
  - Погибла. Несчастный случай. Мы просто не успели вовремя.
  - Однако же детей Лии вы наверняка спасли?
   Ингирит продемонстрировала, как быстро умеет двигаться. Ее лицо мгновенно оказалось в двух сантиметрах от моего. Ноздри куклы хищно раздувались, зрачки почти полностью закрывали серебро радужки:
  - Не смей! - Прошипела она.
  Я впервые увидела, как кукла выходит из себя. Почти сразу же Ингирит отвернулась и замерла в неподвижности. Я не смела ее тронуть. Прошло несколько минут, прежде чем я снова услышала мягкий, с легкой хрипотцой, голос:
  - Мы не звери. Лия не заслуживала такой нелепой смерти. Да, мы спасли девочек. И даже оставили им несколько воспоминаний. Учли предыдущие ошибки. Девочки должны были быть лучше подготовлены к неожиданностям, чем их мать. Стоит добавить, что мы с самого начала наблюдали за течением беременности и развитием плодов. А также то, что Лия считалась матерью одиночкой. Она никому не говорила про отца своих детей, потому что ничего о нем не знала. Мы попытались внедрить ей фальшивые воспоминания, но не вышло.
  - А он был? - Поинтересовалась я, уже зная ответ.
  - Нет, - Ингирит снова повернулась ко мне, - то есть, конечно, был биоматериал, тщательно отобранный и геномодифицированный, в связи с угасанием естественной функции спермогенеза у мужчин Капао. Мы не ожидали, что зародыш разделиться и начнут развиваться близнецы. Мы провели несколько микроопераций до их рождения и ряд опытов. Ты должна знать, что все охотники - наши дети. Именно в наших лабораториях создавались зародыши, которые превратились в людей с особыми способностями. Мы пересадили зародыши в восстановленные матки биологических матерей. Как ты понимаешь, мы не можем желать им зла. Кроме того, они носители искусственных генов кукол, результата многолетних и упорных трудов. Охотники - не просто люди. И Бат наивно ошибалась, когда считала, что это природа позаботилась о таких, как она, создавая новый подвид для борьбы людей с Капао и нами. Это сделали гениальные ученые куклы в лабораториях.
   Я пыталась понять, к чему она ведет:
  - Хорошо. Вы наблюдали за Алисой и Агатой на протяжении их жизней. Что произошло, когда Алиса умерла родами?
  - Человеческие доктора испортили нам годы работы. Идиоты, - удивительно спокойно ответила Ингирит. Учитывая ее недавнюю реакцию на мои слова, я чувствовала себя напряженно и зло:
  - А кто принимал роды Лии?
  - Мы. Но в случае с Алисой усилия по обеспечению им достойных условий жизни обернулись против нас. Добраться до девочек становилось все труднее. Марк окружил Алису плотным кольцом охраны и неучей врачей, невозможно было забрать ее без подозрений или нежелательных свидетелей. Эксперимент должен был происходить в естественных условиях. Мне запретили вмешиваться. В результате Алиса погибла, но ребенок выжил.
   Я снова начала терять нить разговора. Поэтому попыталась направить его в нужное русло:
  - Кто вообще этот Марк? И какое отношение он имеет ко мне?
   Ингирит пропустила мои слова мимо ушей. Она плавно поднялась и подошла к загудевшему немного громче аппарату Восстановителя. Какое-то время кукла колдовала над пультом, что-то меняя в настройках и набирая невидимые мне комбинации команд. Потом, подняла голову и ответила:
  - Марк был боссом одной из крупнейших группировок в моногороде. В умирающей колонии родить ребенка означает продемонстрировать здоровье, мужскую силу. Бонус власти для такого как он. Впрочем, теперь это уже не имеет никакого значения. Город почти уничтожен. Отцом Бат стал один юноша, мелкая шестерка. Его убили. Думаю, Марк. Бат также подвергалась нами генной модификации в возрасте эмбриона. Алиса знала об этом. Мы не стали стирать ей память. Бедная девочка знала и о возможных осложнениях, но мы убедили ее, что в случае необходимости сумеем помочь.
  - Но не сумели.
  - Нет, - Ингирит посмотрела в сторону, куда-то вглубь комнаты, - думаю, смерть Алисы поломала Агату. Они с сестрой были очень близки. Когда Алиса стала куклой, то ничего не вспомнила о своей прошлой жизни. Мы не смогли полностью восстановить ее матрицу. Тело слишком долго пролежало мертвым. Но потом случилось нечто удивительное. Внезапно она вспомнила Агату, точнее свою сильнейшую, почти болезненную к ней привязанность.
  - Но дочь, нет?
   Ингирит вернулась ко мне и изящно опустилась на пол:
   - Совершенный ноль во всем, что не касалось Агаты. А там доходило просто до безумия. Они вдвоем все и испортили. Мы хотели продолжать эксперимент с Бат, но Агата слишком оберегала девочку. Мы ни разу не смогли к ней подобраться. А ведь Бат родилась с великолепными задатками, имела мощнейший потенциал для человека. Настоящая контролируемая эволюция. Что касается новой жизни Алисы, мы неоднократно пытались найти корни ее зависимости от сестры или хотя бы разобраться в механизме процесса. Она великолепная кукла. Одна из лучших. Но с глубокой, незаживающей психологической раной. Агата ее отвергла и отвергала, раз за разом и как бы не старалась Алиса заслужить любовь, ничего не выходило. Агата возвела ее в ранг личного врага.
  - Так, - я поерзала на месте, пытаясь заглянуть дальше слов, - но вы напугали Бат и сами настроили Агату против себя. Бат рассказала мне, как Алиса передала ей твои слова на счет смерти.
   Ингирит вздохнула:
  - Все так. Нам нужно было спровоцировать их обеих. Паранойя сильное оружие против людей. Бат перестала доверять своему врожденному чутью и попала к нам в руки. Но поверь, никто и не собирался убивать ее. До рождения Бат, мы еще надеялись сотрудничать с близнецами, но когда Агата возненавидела все связанное с куклами после смерти Алисы, поняли, что это уже невозможно. Добровольно, Агата не хотела иметь с нами ничего общего. То, что случилось потом, трагическая ошибка. Правда, кое-что положительное в ситуации было. Мы протестировали новые возможности восстановителя. Сложные эксперименты, наконец, дали плоды. Поскольку у Бат в генетическом коде есть опознавательные маркеры из генома кукол, мы смогли воссоздать ее ткани так же, как устраняли бы повреждения у кукол. Естественная регенерация у нас великолепная, но бывают серьезные травмы, когда приходиться использовать аппараты для клонирования конечностей или выращивания органов. Однако восстанавливать столько повреждений за раз именно человеку, мы до того момента не пробовали. Обычно такое получается только с куклами. Выносливость выше, да и есть целый ряд других особенностей.
   Мне хотелось получить исчерпывающие ответы на все свои вопросы:
  - Значит, когда Бат получила необходимую помощь, вы не сразу отпустили ее?
   Ингирит не ответила. Она продолжала смотреть мне в глаза, и я чувствовала исходящие от нее волны тепла и сожаления:
  - Старый восстановитель работал так: сначала копировал матрицу мозга, считывая сигналы, предварительно простимулированных клеток. Угасающий импульс, как мы это называем. Такое проходит только со свежими телами. Чем раньше снимается копия, тем полнее воспоминания куклы. Если тело старое, тогда происходит другой процесс: его сразу раскладывают на составляющие. Получается сложная биомасса, не та жидкость или полуразложившееся мышцы, как то происходит при естественном распаде тканей, а условная материя, которая в дальнейшем расщепляется дальше и обрабатывается на атомном уровне. В процессе считывается и извлекается полная информация по объекту, а материя используется, как рабочая матрица при строительстве нового тела. Конечно, процесс сложнее, присутствуют искусственные биоматериалы, геномодификации, главное для тебя, знать: в конце процесса мы получаем новое тело, а старое исчезает. Понимаешь?
   Я кивнула. Но если тело исчезает, тогда, как я могу быть похожей на Алису и Агату? Алиса жива, Агата тоже...
   Ингирит прервала мои размышления:
  - Но новый восстановитель работает иначе. Ты первая и пока что единственная кукла, вышедшая из него.
   Аппарат снова загудел, и я с некоторой теперь уже досадой наблюдала стремительную плавность движений Ингирит. Пока та разбиралась с возникшей проблемой, я думала над ее словами.
  - Табат, - позвала меня морок. Я подняла голову и посмотрела на нее:
  - Генетические опыты над людьми предназначены для создания более совершенного, но сохранившего гендерность и возможность размножения человека, в геноме которого больше от кукол, чем от людей. Такого, который впоследствии уже не смог бы отрицать наше родство. Контролируемая эволюция, грубо говоря.
  - Зачем? - Рассеяно спросила я.
  - Когда колония падет, выжившим придется приспособиться, пойти на сделку или погибнуть. Их будет немного, в основном, охотники. Наши генетические дети. Новая раса. Наше будущее в мире людей.
   Я нахмурилась. Эту ее задумку осилить не удавалось. Да и куда больше сейчас меня занимала собственная история:
  - Ну, так и что там с моим рождением?
   Ингирит нахмурилась, но вернулась к рассказу:
  - Когда к нам попала Бат, первым делом, мы сняли матрицу ее мозга. Поскольку девочка была изранена и очень слаба, терять нам было нечего, и мы рискнули использовать аппарат регенерации, предназначенный для кукол. Бат вопреки ожиданиям выжила, а копия ее информационного кода осталась законсервированной в банке данных. Примерно в то же время, для эксперимента был создан клон Алисы и снята матрица ее мозга, но реанимировать тело и имплантировать в него матрицу не стали. Ученных ее группы постоянно преследовали неудачи в этой области исследований, несколько копий умерли при попытке оживления. Пока они находились на искусственном поддержании жизни, создавалась иллюзия функциональности, но сами по себе такие куклы не дышали и мозг их не работал. Будто бы мы клонировали руку или ногу, в общем, получался набор из органов, но не разумное существо. Полный провал. Им приказали сворачивать программу, поскольку не видели убеждающих результатов. Я работала над параллельным проектом и об этом знала мало. Мы разрабатывали новый восстановитель, предназначенный только для кукол. Особых кукол-клонов. Но поскольку попытки оживить обычные провалились, а их создание признали нецелесообразным, то и мой проект был поставлен под угрозу.
  - Так значит, все-таки Алиса? - Спросила я. Но почему тогда мне снятся кошмары Табат?
   Ингирит внимательно смотрела на меня:
  - Видишь ли, вскоре после того, как мы сняли матрицы Бат и Алисы, проект заморозили. Тело клона законсервировали. Но, наверное, есть свои плюсы в длительном хранении образцов. Спустя два с половиной года ученый по имени Баал, увлеченный поиском 'души' или 'разума' в информационном коде, решил проверить свои догадки. Матрица, по сути, является энергетическим слепком импульсов, переведенных в числовой вид. Она включает в себя не только базовые характеристики личности, но и воспоминания, и индивидуальные особенности, все, что делает нас отличными от других, уникальными и единственными в своем роде. Полная загрузка 'Я', за исключением утерянных в процессе разложения мозга фрагментов, разумеется. Хотя проект восстановителя был приостановлен, машину к тому моменту мы уже собрали, хотя и не успели протестировать. Баал гений. Он получил разрешение использовать резервные материалы и поэкспериментировал с двумя матрицами, совместил их и загрузил получившийся код в тело клона Алисы. А он взял и ожил.
  - Это были матрицы человека и куклы? Алисы и ее дочери Бат? - С ужасом спросила я.
   Ингирит не ответила, но мне было достаточно посмотреть на нее.
  - Я совмещаю в себе двух сразу?!
   Морок вздохнула и легонько похлопала по корпусу восстановителя:
  - Мы до сих пор затрудняемся с определением. Что такое ребенок, Табат? В конечном счете, слияние двух информационных кодов. Так почему не предположить, что ты, получившийся от объединения другой формы информационных кодов, младенец? Тут не играет роли ни пол родителей, ни их родство, только личностные характеристики. Уникальное существо, индивидуум, личность, оригинал, не копия. Ребенок. Да, есть вопросы и их много, так как само явление нами практически не изучено. Например, сны. До твоего похищения, мы успели провести ряд тестов. Воспоминания ментальных родителей прорываются неосознанно, чаще, во время отключения активного сознания. Причем, сны были из того прошлого Алисы, о котором она сама ничего не помнит. А при бодрствовании, мозг сразу блокировал лишнюю в его понимании информацию. Строго говоря, твои сновидения - память предков, а не собственные воспоминания. Твоя жизнь, Табат продолжается примерно пять лет.
  - Прошлое, которого не было... и что теперь? - Растерянно спросила я.
  - А теперь, придется решить, останешься ты с нами или вернешься на 'Астру'.
  - И вы просто отпустите меня?
   Ингирит развела руки в жесте насмешливого удивления:
  - Конечно, нет. Ты выкупишь свободу. Это будет справедливо. Мы проведем полный цикл исследований, снимем копию матрицы твоего мозга для наших ученых. Также, тебе придется нам помочь решить проблему с Агатой. Такова цена свободы и безопасности людей. А если в твоих путешествиях тебе встретится идеальная копия, то ты сделаешь все, чтобы спасти ее и переправить на Капао. Согласна?
  - А что будет с Агатой?
  
  24 глава
  Ультиматум
  
  Ингирит выглядела удивленной. Нет, скорее не удивленной, а задумчиво-недоумевающей. Тем не менее, голос ее зазвучал равно:
  - Значит, даже после того, что эта женщина сделала, ее судьба тебе не безразлична?
   Я ответила честно:
  - Ты ведь хочешь наказать ее моими руками. Я хотела бы понять как именно.
   Ингирит усмехнулась. Взгляд ее глаз стал не просто холодным, а ледяным:
  - Куклы не люди. Никто не попросит вонзить нож в спину, если мы об этом. Я хочу, чтобы Агата больше не наносила такой ущерб нашей колонии своими безумными выходками. Не больше и не меньше. Подробности будут тогда, когда я узнаю, на что же решилась наше единственное созданное, а не восстановленное дитя.
  - Дешево, - тихо произнесла я.
   Она уставилась на меня светлыми, словно жидкое серебро, глазами:
  - Что, прости?
  - Звучало дешево. К какому чувству ты сейчас взываешь? Кто в это должен поверить, я или все-таки ты? Откуда я знаю, что скрывается за этим спектаклем? Жизнь научила меня простой истине, за любым действием всегда есть скрытый мотив. У вас их предостаточно, судя по всему.
  - Люди вызывают у тебя больше доверия? - Несколько демонстративно удивилась Ингирит, - мне кажется, я ошибалась. Ты не идеальная копия, а существо с порядком изуродованной психикой и комплексом жертвы. Что хорошего тебе дали люди, только по-честному?
  - А вы?
   Она как-то слишком по-человечески пожала плечами:
  - Жизнь, девочка.
   Мне нечего было возразить. Ситуация заходила в тупик. Куклы действительно не сделали мне ничего плохого. А люди есть люди. Я немало от них вытерпела. Но как быть с другой стороной медали? Игра по предложенным правилам? Хотя в теории, мы действовали при свете дня, я прекрасно понимала, что нахожусь в абсолютной темноте предположений относительно того, что скрывается за вежливой непроницаемостью кукол. Любой из неверных шагов мог вести к непредсказуемым последствиям. Если бы рядом находился Сневидович с его командой, я и секунды бы не колебалась. Однако кто знает, что станет с Бусом, Гаем, Мартой, Маратом, наконец, в случае моего неверного ответа Ингирит?
  Меня одолевали сомнения. Смогу ли взять на себя подобную ответственность? Смогу ли спокойно жить, зная, кто нажал не на ту кнопку? С другой стороны, я действительно должна так сокрушаться о тех, кто для меня, казалось бы, временные попутчики? Моя проблема заключалась в честном ответе самой себе на один простой вопрос. По-прежнему ли мне безразлична судьба людей, с которыми я провела бок о бок почти полгода?
  Ингирит какое-то время рассеянно наблюдала за полутенями, мягко лежащими в многочисленных углах помещения. Ее взгляд равнодушно скользил по стенам и так же равнодушно периодически проходил по мне. Знать, что это не более чем видимость, и на самом деле Ингирит далеко не все равно, было приятно, но зато порядком угнетало ощущение, что я для нее - открытая книга. Слишком просто и легко читаемая. Не знаю, как у нее вообще получалось рыться в чужих мозгах без малейших усилий? Как я ни старалась, войти в мысленный контакт с мороками смогла лишь раз, ненадолго, и как только Алиса почувствовала мое присутствие, то тут же закрылась.
  - Знаешь, с твоим именем связана одна трогательная история, - внезапно решила пооткровенничать морок.
  Я подняла голову и молча посмотрела на нее. Не скажу, что меня сильно интересовал рассказ, тем более начатый с подчеркнуто человеческих выражений. Она думает, сейчас я в состоянии оценить душещипательные речи? Но если Ингирит сама предлагает отвлечься, почему нет?
  - Баал когда-то работал с изобретателем восстановителя. Он вообще древнейшая кукла и очень много знает. Тем не менее, у него остались некоторые странности, знаешь, пережитки человечности. Когда-то у него тоже была человеческая семья. В те времена с детьми особых проблем не возникало, а Баал придерживался патриархальных традиций, - начала рассказ Ингирит.
  - Кого-то из его детей звали Табат? - Перебила я, так как выслушивать еще одну получасовую лекцию о семейных ценностях древних кукол не хотела.
  - Младшую дочь. Умница девочка. По словам Баала, она с юности подавала большие надежды как ученый, вдохновлялась идеями прогрессорства и заселения планет, терраформаций. Она была в составе экспедиции отправленной на освоение Капао. Ее имя числиться в списке основателей первого моногорода. В возрасте что-то около шестидесяти, первая Табат умерла, глупо отравившись спорами плесени во время внеочередной кампании вглубь лесов планеты. Целеустремленная была девочка, активная, все хотела делать сама. Именно благодаря ее связям и широким возможностям, как основательницы колонии, известной ученой и политика, Баал в свое время смог основать на Капао колонию кукол в обход официальным источникам, оставшись совершенным инкогнито. Всего лишь за счет большого количества денег и преданности детей.
  - А в чем заключается трогательность? - Спросила я.
  Морок прищурилась и издала звук, похожий на шипение.
  Меня тут же обдало изнутри противным холодом, словно кто-то ледяной рукой сжал сердце, кожа на руках покрылась мелкими пупырышками, а к горлу подкатила отвратительная горечь, вызвав состояние на грани тошноты.
  Ингирит нахмурилась, как будто сделала мне больно не нарочно:
  - Извини, это случайность. Я не собиралась приструнивать тебя. Прекрасно понимаю, таким способом я могу лишь оттолкнуть, а не привлечь. Мои эмоции связаны не с тобой.
  Я сглотнула. Неприятные ощущения исчезли практически сразу, но забыть, что Ингирит умеет не только ласково поглаживать, но и бить наотмашь, у меня уже не получиться. Вот она - наглядно продемонстрированная техника заморачивания, как в лучшем, так и в худшем смыслах.
  Увидев мое замешательство и, наверное, почувствовав настороженность, морок решила прояснить ситуацию, вогнав меня в еще большие сомнения и тревогу:
  - Твои люди пришли в себя. Алиса только что ясно дала понять, они хотят устроить саботаж. Придется усмирять.
  - Не надо. Я им все объясню, - Вырвалось прежде, чем я успела проанализировать ситуацию. Такие эмоциональные выплески случались со мной крайне редко и всегда приводили к неприятностям. Необдуманность поступков обычно несвойственна куклам. Я тоже отличалась долготерпением, прерываемым лишь вот так, иногда, краткими вспышками непослушания, иррационального поведения, вопреки инстинкту самосохранения. Откуда Ингирит выудила эти сведения? Совершено точно, она нарочно выводила меня из душевного равновесия. Не понять этого сразу стало откровенной глупостью.
  - Значит? - морок специально сделала паузу. Подчеркивая свою не человечность, она с удовольствием вела себя именно так, как поступили бы люди, разыгрывая настоящий спектакль.
   Я ответила сразу. Медлить или раздумывать больше не имело смысла:
  - Даю согласие на твои условия. Боюсь, только, с людьми будет немного сложнее договориться.
   Ингирит усмехнулась:
  - Ты удивишься.
   Она оказалась права, но связано это было не с людьми. Когда мы вернулись в первый зал, там нас терпеливо дожидалась Алиса. Тут я и получила первое подтверждение своим сомнениям и догадкам. Откуда же она узнала о готовящемся мятеже? Неужели телепатические способности кукол настолько развиты?
  Ингирит вслух приказала Алисе отвести меня обратно к команде и оставить наедине с людьми для разговора. Она пообещала уладить возникшие проблемы с транспортом и Мартой, а затем объяснить, наконец, какие услуги хочет получить. Как я поняла, капитан и команда на 'Астре' по-прежнему пребывали в неведенье относительно наших судеб, а корабль Агаты находился на орбите неподалеку от них.
  Тяжелые раздумья о будущем преследовали меня всю дорогу до дома, где оставались Гай с Бусом. Я представляла их напуганными, озлобленными или недоумевающими. Но когда Алиса привела меня, то с удивлением обнаружила их сидящими на полу с тарелками в руках. На лицах обоих мужчин красовались внушительные синяки, держались они настороженно, но растерянными или напуганными не выглядели. И в который раз я подумала, как мало на самом деле знаю о мире вокруг. Едва мне начинало казаться, что разбираюсь в происходящем, мотивах и природе взаимоотношений разумных существ, как очередной сюрприз разбивал мою уверенность вдребезги, возвращая на нулевые позиции.
  Наш разговор с помощником капитана оказался коротким, хотя и вполне информативным. Из опасения, что нас могут подслушивать, Бус ограничился общими предположениями. Мне пришлось еще больше разочаровать его, коротко описав свое путешествие и откровенную по заявлениям встречу с Ингирит. Известие, что мороки прекрасно умеют манипулировать сознанием людей, произвело на моих товарищей угнетающее впечатление. Однако Бус добавил кое-что еще, окончательно укрепившее меня во мнении, что не следует торопиться доверять куклам.
  Теперь, по его словам, напрашивался простой вывод: у нас нет союзников в этой партии. Если я, с учетом открывшихся фактов, еще могла претендовать на роль важной фигуры, то люди однозначно являлись пешками, пожертвовать которыми, в случае чего, предполагалось в первую очередь. Никаких попыток сбежать ими даже не замышлялось, поскольку в джунглях Капао это стало бы чистым самоубийством. Диктовать условия захватчикам, как? Торговаться было нечем. И хотя часть груза оставалась на корабле, без точных координат нашего местоположения, капитан все равно не смог бы помочь. К тому же он не в курсе ситуации. Даже учитывая, что на 'Астре' имелось мобильное оружие, и корабль представлял собой мощную боевую единицу, Бус не знал, с чем экипажу придется столкнуться. Ведь, как выяснилось, технологии кукол оказались весьма продвинутыми. Риск при прямом столкновении был слишком велик. К тому же Бус опасался, что 'Астра' может пасть жертвой заговора мороков, ведь на ее борту по-прежнему находился предатель. Рассчитывать на помощь товарищей при таком раскладе немыслимо. Справиться своими силами почти нереально. Но, несмотря на мрачные прогнозы, Бус думал, что шансы выйти из этой передряги живыми у нас все-таки есть.
  Я не понимала, из чего это следует, на что Гай, вполне доходчиво, хотя и в скупых выражениях рассказал о других их догадках. У Ингирит, судя по всему, единственное больное место - Агата. Ее знания о колонии Капао и горячая ненависть к морокам угрожают мирному существованию кукол, после вымирания человеческой колонии. Почему те не убили ее раньше, вопрос не очень понятный, поскольку с устранением Агаты проблема разрешилась бы сама собой. Причиной тому странное мировоззрение кукол или то, что добраться до сестры Алисы с годами стало значительно труднее, не суть важно. А вот обратить пристальное внимание на то, почему им понадобилась приманка в виде команды 'Астры', следует. В ответ на эту гипотезу, я рассказала товарищам о своем происхождении, после чего Бус надолго задумался, а мы с Гаем проводили время, обмениваясь предположениями о нашей дальнейшей судьбе.
  Прошло несколько часов напряженного ожидания, прежде чем Ингирит снова почтила нас присутствием. На этот раз она пришла без Алисы. Подозреваю, морок осталась довольной проделанной по обработке наших умов работой и теперь собиралась просто озвучить приказ:
  - Ваша команда, включая Марата и Табат, отправиться к заброшенному периметру в моногороде. Сектор 'Ф'. Там все еще выглядит довольно прилично, многие автоматические системы работают, но людей почти не осталось. Зато есть несколько площадок пригодных для приземления челнока. Агата вскоре обязательно прибудет туда. От вас требуется выполнять ее приказы. Когда она получит то, что хочет, несомненно, расслабиться. Дальнейшее, уже не ваша забота.
  - Звучит более чем абстрактно, - недовольно заметил Бус, - Прямо таки, пойди не знаю куда, и отдай неизвестно что.
   Ингирит улыбнулась:
  - На место вас отведет Бат. Она узнала, что мы сумели договориться и отпускаем вас вместе с Табат. Она поверит, поскольку получила сведенья из надежного источника, от куклы-перебежчика. Когда мы отпустим вас с картой в джунгли, она обязательно появиться на пути и предложит помощь. Полуправда и человеческая натура, порой этого достаточно.
   Удивление на лицах людей ее, наверное, здорово веселило. Я молчала, стараясь закрыть свой разум как можно более плотным щитом. Морок кинула на меня недовольный взгляд:
  - Не считай меня врагом, девочка. Агата очень умна. Я не могу позволить себе ошибки. Ты единственная надежная приманка. Как только Агата узнает, что ее Бат ведет к месту встречи с челноком 'Астры' бесценную куклу и несчастненьких людей, обязательно примчится. Одно дело думать, что месть сорвалась, другое получить шанс исправить ошибку. Она так старалась не допустить тебя сюда снова.
  - Значит, вы связались с нашим капитаном? - Спросил Бус. Я видела по его лицу, он думал, что вероятно ослышался, поскольку новость о челноке стала неожиданностью для всех нас. Элегантная выходит ловушка. Боюсь только, пострадать в ней может гораздо больше людей, чем запланировала Ингирит. Она, наверняка, хитрила и в общении с капитаном Велимиром, а значит, тот будет изначально дезориентирован.
  - Совершенно точно, помощник капитана Бус, - подтвердила морок.
  - Послушайте, Ингирит, почему Агата просто не убила Табат? - видимо, решив идти ва-банк, снова задал он ей вопрос.
   Морок холодно посмотрела на Буса, а я ощутила уже знакомую горечь отвращения, показатель ее ярости:
  - Этого мало. Она убедила себя, что во всех ее бедах виноваты мы. И так называемая месть, заключается в том, чтобы заставить страдать нас так же, как страдала она. Но вот в чем дело, Агата не видит, кто истинный виновник произошедшего. В ее мире только два оттенка - черное и белое. Мы как тени на стене: мороки, призраки, твари, искусственная нежить. Отняли ее сестру, едва не убили дочь, забрав ее человечность. Она думает, что накажет нас, забрав у нас Табат. Агата знает, насколько эта кукла важна для нас. Ведь Табат - шаг к будущему развитию колонии.
  - Тогда я не понимаю, зачем посвящать нас? Знаю, вы можете просто заставить нас делать то, что нужно. К чему переговоры, объяснения? - продолжал атаковать Ингирит неудобными вопросами Бус. Я с интересом наблюдала за их диалогом, пытаясь уловить оттенки настроения морока и раскусить ее замыслы.
  - Из-за нее, - она ткнула в мою сторону пальцем. - И потому что нам пора выходить из тени на свет. А это невозможно, пока на нашем пути стоит Агата с ее агентурной сетью охотников на кукол. Я не собираюсь причинять вам вред и хочу мира для наших рас. Но прежде, вы должны признать в нас равных, стать союзниками. Мы долгие годы работаем для этого. Потому, когда все закончиться, я и отпущу вас. Но такие люди как отец Кабольда Мэко или Агата не должны спокойно существовать в безнаказанности своих действий по отношению к другим разумным существам.
  - Хорошо, - кивнул Бус, - есть законы и инспекторы, политики, те, кто могут принять вас с вашими требованиями на высшем уровне и выслушать, но мы-то простые торговцы, которых втянули в разборки.
  - Помощник капитана, - осуждающе улыбнулась Ингирит, - не считайте меня настолько наивной. Ваша раса изначально вела себя агрессивно по отношению к нашей. Законы не выполняются с должным усердием, продолжается выпуск дефектных копий для черного рынка. Время переговоров придет, само собой. Но прежде мы еще немного упрочим наши позиции. На взаимовыгодных, кстати, для вашего капитана условиях. Немного усилим наше влияние на других освоенных людьми планетах, получим достаточно благонадежных партнеров и союзников. Вы удивились бы, помощник капитана Бус, знай о том, как далеко мы уже продвинулись. Но Агата...
  - Погодите, - прервал монолог Ингирит, хмурящийся Бус. - Раз все так шикарно складывается, что такое на вашем пути сошка типа Агаты? А если у той действительно столько возможностей, почему на колонию до сих пор не напали стаи голодных мародеров? Все знают баснословную цену кукол на черном рынке. Вы же понимаете, это первое, что должно прийти в голову вашей драгоценной преступнице. Здесь что-то не так. Что?
  - Агата никому не доверяет. Изначально, она планировала заключить с нами сделку, но сама потеряла Табат. В ее планы не входило передавать кому-то куклу, а тот человек, у которого временно оставили Табат, в ее отсутствие совершил продажу, позарившись на большие деньги. Кроме того, наплел покупателю, что кукла знает, где находиться колония, полная идеальных копий, но якобы в связи со стрессом временно утратила память. По случайному совпадению продавца почти сразу зарезали. Большие деньги и азартные игры. В результате, ее хозяин, - Ингирит кивнула в мою сторону, - пять лет пытался выбить из девчонки признание, которого она физически не могла дать. Он все же берег ее, хотя и порядочно поиздевался, так сильна в нем была жажда наживы. Представляете его мечты? Естественно, Агата потеряла след Табат. Мы тоже. Пять лет искали наперегонки, пока на корабле Сневидовича не случилось эпидемии, и их корабль не был конфискован в порту, на планете Лето. Из-за того, что корабль пиратский и в основном болтался на окраинах, выследить его было необычайно трудно, тем более, имя человека, которому продали Табат, никто не знал. Счастливая случайность - освещение дела об эпидемии в прессе.
   Бус скрестил руки на груди:
  - Но откуда вы знали, что она попадет к нам?
  - А мы и не знали. Но поспособствовали, через симпатизирующего нам человека у вас на борту. Хорошего, порядочного человека. Потом провели заказ через другого нашего союзника. Дальше, как вы знаете, вмешалась Агата, которая все это время занималась тем же. Искала Табат.
   Гай потер лоб ладонями и удивленно покосился на меня. Что ж, я и сама не ожидала, что окажусь стратегически важной персоной. Бус кивнул:
  - Хорошо, положим. Зачем?
   Ингирит рассеянно провела пальцами по стене. Лицо ее застыло, превратившись в мраморную совершенную маску:
  - Надеялась поторговаться. Купить жизнь людям из колонии в обмен на Табат. Наши технологии позволяют проводить аппаратные генетические модификации, то есть, мы могли бы приспособить жителей городов к климату Капао. Также мы можем восстановить их популяцию и исправить ошибку, вызывающую у последующих поколений бесплодие. Мы ведь долгие годы изучаем людей. Агата знает об этом.
   Бус выдохнул, растерянно улыбаясь:
  - То есть, все, что делала эта женщина, пыталась спасти свой мир?
  - Нет, - сухо перебила Ингирит, - уничтожить мой.
  
  25 глава
  О-шаки
  
  Встреча с биологической дочерью Алисы в лесу, действительно, на первый взгляд выглядела простой случайностью. Хотя присутствие в ее группе Марты, невесть зачем, взятой на 'прогулку' по джунглям, сразу же вызвало легкие сомнения в искренности Бат. Затем, она послушно согласилась с версией событий, заранее отрепетированной и теперь озвученной Бусом. О цели и причинах нашего путешествия, из-за которых мы, собственно, оказались в лесу, хотя Бат, как и Бус прекрасно знали о технических возможностях кукол, их зеркалах-телепортах, шарах и прочем. Она вежливо выслушала сказку о том, как Бус договорился с куклами, и они нас отпустили. А он потом, с их разрешения, переговорил с капитаном, и поэтому тот будет ждать нас в указанных координатах. Никого не удивила странная осведомленность Велимира о местах на Капао, пригодных для приземления челноков, к тому же еще и расположенных в полузаброшенном секторе моногорода. Все увлеченно делали вид, что полностью уверены в естественности происходящего, на самом деле ни на минуту не забывая о фальши каждого произнесенного слова.
  Однажды, Сневидович потратил на меня около часа, пытаясь объяснить, что такое искусство недосказанности, в процессе которого противники обмениваются информацией, скользя на тонкой грани между ложью и полуправдой. Но только сейчас я поняла, что именно он тогда имел в виду. Мы делали вид, что доверяем друг другу, но держались двумя отдельными группами. Разговоры выглядели неестественными, слова произносились с осторожностью. Буса, видимо, сильно напрягало отсутствие у нас хоть какого-нибудь оружия, когда как Бат и ее спутники носили на поясах разрушители. Кому-то из них могло показаться, что цель оправдывает любые средства. Я так не думала, потому что была хорошо знакома с последствиями подобных убеждений.
   О планах Ингирит в группе знали всего трое - я, Гай и Бус. Рисковать и обсуждать с Мартой щекотливые темы, когда неподалеку маячила Бат с верным спутником Донатом, мы не рискнули. Кроме вышеперечисленных, среди нас незнамо как оказался Гектор, с которым не разговаривали ни свои, ни чужие, и двое незнакомых мужчин с Маратом.
  Конечно, первой реакцией на появление считавшегося погибшим товарища стал шок и эмоциональный порыв обнять, пощупать, но когда страсти поутихли, ситуация быстро превратилась в неловкую, на грани напряженного молчания. Марат был очень похож на себя прежнего, но все отлично понимали, того рыжего великана больше нет. Да, его воспоминания, отношение к знакомым людям и даже интонации в речи остались теми же, но выглядел он иначе - бесполым, сереброглазым, беловолосым чужаком. Наверное, в момент нашей встречи шаткость собственного положения до него все-таки дошла. Ему придется научиться быть кем-то другим и примириться с исчезновением огромной части старой личности. Да и это еще не все. Прежние связи с людьми и их отношение к нему могут кардинально поменяться. Если рассматривать ситуацию с такой точки зрения, мне определенно повезло. По крайней мере, я никогда не была кем-то еще.
  Марат повел себя тихо и сдержанно, не пытался ни с кем самостоятельно заговаривать, и интуитивно, возможно, старался держаться поближе ко мне. Когда наши взгляды пересекались, я понимала, нужно подбодрить его, но ни время, ни место не располагали к дружеским беседам или объяснениям. Марте вовсе пришлось удовлетвориться кратким экскурсом в ситуацию. Без проясняющих подробностей, с четким приказом от Буса, не делать глупостей и беспрекословно подчиняться.
  На протяжении пяти часов мы упорно продирались сквозь джунгли, незримо окруженные хищниками гораздо более опасными, чем мы сами, но пока державшимися на приличном расстоянии. Кроме того, я постоянно чувствовала слабый эмоциональный фон, но не могла определить исходит он от людей или кукол, которые, по заверениям Буса, не оставили бы нас без присмотра. Все следили за всеми. В нашей группе никто не доверял противнику в лице Бат с сотоварищами, они, в свою очередь, молча подозревали нас в сговоре с Ингирит. Лица людей были закрыты респираторами, не только защищавшими от опасной микрофлоры Капао, но и скрывавшими нежелательные эмоции. Мы с Маратом обходились без них, так как перед уходом Ингирит заявила, что необходимости в защитных устройствах у нас больше нет.
   Я старалась не выпускать из виду Бат. Бус, Гай и Марта шли в двух или трех шагах впереди меня, справа вышагивал Гектор и незнакомцы. Марат сначала держался на некотором расстоянии ото всех, но после первых трех часов пути, оно сократилось до бок о бок со мной. Бат гнала нас не щадя, так как предельно ясно выразилась еще в самом начале пути - ночевать мы должны внутри периметра, в городе. Хищников, желающих перекусить случайными путешественниками, здесь хватало с избытком, а с наступлением ночи их количество возрастало в геометрической прогрессии.
  Невозможно было думать о чем-то еще кроме дороги, из-за бесконечных усилий, направленных на успешное преодоление каменных обвалов, плотных зарослей из лиан и кустарников; оврагов, стволов поваленных деревьев, полян заросших ядовитыми растениями или шаровидными грибами. Мы шли мимо узких расщелин, наполненных ледяной водой из пробегающих в них ручьев и слоистых каменных стен, склонялись под клочковатыми полотнищами белоснежного грибка и паутинной плесени, свисающих над головами и отчаянно липнущих к одежде. Монотонная, выматывающая многочасовая ходьба, а ведь нельзя было расслабляться или терять бдительность, поскольку это грозило серьезными травмами, а как следствие и потерей скорости нашей группы.
  Последние километры до привала давались мне нелегко, появилась усталость, легкая слабость. Вспоминая последние двенадцать часов своей жизни в поисках причины, я предположила, что дело, видимо, в огромном количестве медицинских манипуляций, которые пришлось выдержать накануне. Если ученые во главе с Баалом своими исследованиями ослабили мой иммунитет, то вполне понятна и последующая вялость, хотя она не объясняла некоторых других симптомов. Только перед завершающим рывком к центру моногорода, когда мы остановились на привал неподалеку от его 'стен', пока еще отгороженных от нас густыми джунглями, благодаря Марату на меня и сошло озарение.
  Мы с ним сидели чуть в отдалении от остальных, на поваленном дереве, предварительно обследовав его на предмет мелких хищников или ядовитых растений. Я устало наблюдала, собираясь силами перед марш-броском, как Марат извлек из своей сумки плоскую темную коробку, нажал на ребро, немного подождал. Вскоре в ней появилось небольшое отверстие, напоминающее нишу, а через несколько мгновений оттуда забил луч света. Вытащив из сумки пакет поменьше, Марат осторожно открыл его и достал одну из капсул, хранившихся в специальных углублениях внутри. Опустив капсулу в нишу, он разжал пальцы, и та мгновенно втянулась внутрь. Свет исчез. Прошло полминуты, коробка начала медленно светлеть, обретая прозрачность. Казалось, она превращается в стеклянный сосуд, с тончайшими стенками и сияющими гранями. Марат держал ее строго вертикально, с осторожностью сжимая по бокам. Затем нижняя часть коробки стала удлиняться, постепенно приобретая вид силиконового пакета, наполненного темной жидкостью. Когда процесс завершился, и устройство вернулось к прежнему виду, Марат легким щелчком аккуратно отсоединил пакет. И только когда в его руках оказался коктейль, я поняла для чего предназначено это устройство и причины собственной слабости. Голод!
   Последовав примеру Марата, я вынула из кармана синтезатор, который перед спуском на планету передал мне от Кабо Бус. И только сейчас обратила внимание, что наши с Маратом устройства абсолютно идентичны. Я посчитала неразумным тут же бросаться к Бусу со своими догадками, привлекая этим ненужное внимание. К тому же силы мои требовали незамедлительного восстановления, поэтому, приняв равнодушно-отстраненный вид, я быстро поела. Когда пакет опустел, поднялась, как будто разминаясь, и уже свободно подошла к Бусу. Не знаю, произвел ли мой неуклюжий спектакль должное впечатление, но почувствовала, как интерес людей ко мне погас.
  Присев рядом с помощником капитана на корточки, я едва слышно прошептала о том, что обнаружила. Бус кивнул и молча коснулся моей руки, призывая к вниманию. Я проследила за его взглядом. С этого места открывался вид на моногород. И если святилище мороков показалось мне удивительным симбиозом живого и искусственного, то человеческий город являлся апофеозом технологического прогресса. Даже издали его можно было легко опознать, так популярны были в мире людей замкнутые системы моносекторов, связанных между собой по планете лишь транспортной сетью. Впрочем, типичность скрашивалась монументальностью размеров, размахом и величием построенного, вызывающе блестящих на солнце осей, массивных каркасов, острых граней, бликами стекла. Автоматизированный город. Такие строили на планетах, где жизнь людей могла быть сопряжена с биологической или климатической опасностью. Мои познания в этой области, правда, ограничивались трехмерными голограммами. Я видела похожие постройки еще во время пребывания на корабле Сневидовича. Он считал, что демонстрируя трехмерные снимки разных планет и городов, спровоцирует у меня всплеск воспоминаний.
  Знали ли потомки первых колонистов Капао, насколько они схожи с другими жителями агрессивных миров? Думаю, нет. Большинство горожан даже никогда не видели челнока. Они стали дикарями, плохо понимавшими, как работает то, что создавали их предки. А куклы за тот же промежуток времени преумножили свои знания.
  С нашего наблюдательного пункта нельзя было понять, насколько город подвергся разрушениям. Издали он выглядел вечным как горы Капао, окрашенным в мягкие оттенки заката, наполненный сиянием отраженного от стекол заходящего солнца. На этой стороне планеты никогда не становилось слишком темно, но зато сумерки приходили стремительно, укутывая мир вокруг в серые тона, вызывая внутреннюю настороженность и пробуждая чувство опасности.
  Бат скомандовала подъем, и вскоре мы снова отправились в путь. Она задала нам еще более жесткий темп, стремясь добраться до относительно безопасной зоны внутри города, как можно скорее. Но только спустя час мы вошли в него.
  Окраины моногорода производили несколько удручающее впечатление. Местами вообще было невозможно определить, идем ли мы по лесу или уже по улице. Густая и разнообразная растительность покрывала разрушенные здания, буквально погребая под собственной разноцветной массой. Остовы домов, выполненных в странной, незнакомой мне манере из явно несовременных материалов, иногда словно выныривали на поверхность и представали во всей своей убогой красе. Искореженное покрытие дороги, которое должно было служить веками, почти полностью изъязвленное корнями старых, мощных деревьев и наслоениями разноцветной, напоминающей густую слизь плесени, пышно заросшей огромными, полупрозрачными шарами, едва угадывалось под всеми этими природными богатствами Капао.
  Бат, видимо, бывала здесь не раз, поскольку уверенно вела нас за собой, ловко маневрируя среди коварных ловушек ядовитой флоры. Я снова чувствовала подъем, но людям, за исключением охотников, идти становилось все тяжелее. Их силы были на исходе. Постепенно, природа начала отступать, сдавая позиции. Чем глубже мы входили в город, тем меньше становилось буйство красок и разнообразие растительности. Осторожные животные не показывались на глаза, единственными представителями фауны, попавшимися на нашем пути стали гигантские насекомые: лохматые многоножки, да несколько жуков. Город словно поднимался из руин. Нет, пригодных для жилья зданий по-прежнему не наблюдалось, но эти выглядели лучше предыдущих, более целыми, сохранившими элементы фасадов, отделку, кое-где даже рамы со стеклами. Конечно, ползучие вьюнки, лианы и вездесущая плесень хорошо поработали над домами, но возможно, на то им было отведено меньше времени, или еще недавно здесь производились зачистки, в любом случае, материалы, использованные при строительстве, казались более современными, а значит и менее подверженными агрессивной атаке окружающей среды.
  - Бат! - Негромко позвал охотницу Бус. Та недовольно обернулась, показывая знаком, замолчать. Помощник капитана недовольно нахмурился, но подчинился. Она быстро подошла к нему и шепотом спросила:
  - Что?
  - Мы можем здесь столкнуться с людьми?
   Она резко покачала головой:
  - Помощник капитана, не отвлекайтесь сами и не отвлекайте меня. Я знаю, вы порядочно измучены дорогой. Еще немного и мы достигнем сектора, который окружен работающим силовым полем. Он не жилой, там нет людей, но гораздо безопаснее этого. Там мы остановимся для ночевки и там, вы сможете удовлетворить свое любопытство. Поднажмите, осталось чуть-чуть.
   Бус кивнул. Я наблюдала за ними, пытаясь разгадать мотивы Бат. Неужели она делает все это ради того, чтобы угодить Агате? Интересно, как тогда она восприняла новость о том, что ее тетя действительно жива, ведь до этого момента Бат считала Агатой меня. Разочарование? Обида? Слепая любовь и благодарность? Всепрощение? Я не понимаю людей. Совершенно не понимаю.
   Уже издали я заметила разницу между той частью дороги, по которой мы шли и той, что начиналась метрах в ста впереди. Там количество растительности уменьшалось в разы, а здания, хотя и были по-прежнему далеки от небоскребов, стояли не одноэтажные, да и выглядели целее.
  Бат скомандовала остановиться и достала знакомую трубку, с помощью которой открывала проход в силовом поле:
  - Слушайте, - привлекла она наше внимание, - темнеет быстро. Надо спешить. Мы подойдем к силовому полю, я отключу его сегмент на пару минут, не больше, и вам нужно будет поднажать, чтобы успеть проскочить в дыру до ее закрытия. Это поле агрессивное, оно калечит. Даю сигнал - неситесь сломя голову по моим следам внутрь. Мы устроимся на ночлег в одном из тех зданий, - она указала на постройки, - А утром отправимся в центр, к посадочным площадкам, по координатам указанным вашим капитаном.
   В этот момент я уловила краем глаза быстрое движение:
  - Черт! - Выругалась Бат, - Донат, разрушитель к бою. Здесь о-шаки. Так, плотной группой двигайтесь к полю. О-шаки трусоватые твари, но нападают стаями. Если мы спокойны и передвигаемся группой, то находимся в безопасности.
   Она вынула из-за пояса разрушитель и сняла его с предохранителя. Бус сделал знак людям, а мы с Маратом непроизвольно переглянулись. Объединившись в одну, обе группы медленно отступали к безопасному периметру. Теперь каждый в слабом свете угасающего дня мог видеть мелькающие в зарослях по обочине дороги тени. О-шаки становились все более наглыми: угрожающе верещали, показывались на мгновенье и тут же снова исчезали среди засветившихся с наступлением ночи бледно желтых, зеленых и лиловых гигантских шаров. Я замечала то скалившиеся в нашем направлении морды, то короткий серовато-розовый пушок на спинах, то удлиненные тела тварей, с громким шорохом пробегавших между извивающихся фиолетовых щупалец ночных растений.
   Возникшее чувство тревоги будоражило, раздражало и звало к действию. Но я четко придерживалась приказа Бат, отступая к силовому полю. Тварей было много. Очень много. И становилось все больше. Они щелкали пастями, выскакивая на дорогу, чтобы тут же раствориться в тенях и торжествующе завизжать. Старались напугать нас, сбить с толку. Я поглядывала на людей. Пока, мы организованно пятились к полю. Но оружие было лишь у четверых из нас. Почему Бат не приказывала стрелять? Отчего медлила?
  И тут Гектор споткнулся. Падая, он повалил одного из людей Бат и тот выронил разрушитель. Из джунглей раздался торжествующий вой, и огоньки глаз о-шаков начали стремительно приближаться. Бат среагировала мгновенно. Она направила разрушитель в темноту и несколько раз нажала на спусковой крючок. Вой сменился пронзительным, негодующим, озлобленным визгом.
  - Гектор, встал! Фэй, живо! - Выкрикнула Бат, быстро передвигаясь по направлению к силовому полю, своими действиями заставляя нас оставаться максимально собранными. Вдруг, Бус рванулся вперед, перекатившись, схватил лежащий на земле разрушитель и снова вскочил на ноги. Они с Бат замерли друг напротив друга. Бус, не мигая, глядел на охотницу, зная, как быстро та умеет двигаться. Но Бат усмехнулась и взглядом показала ему на Доната. Ее напарник направлял свой разрушитель на Марту. Бус не пошевелился.
  И тут о-шаки решили атаковать. Первым делом они набросились на медлительного Гектора, который подвернул ногу и все никак не мог подняться. О-шаки дико визжали, кидаясь на него с разных сторон, и количество тварей росло с такой скоростью, что вскоре они полностью перекрыли несчастному путь к отступлению.
  Бат бросила на Гектора лишь один взгляд:
  - Отступаем к полю! - Выкрикнула она.
  Бус направил разрушитель в сторону о-шаков.
  - Нет! - Яростно закричала Бат, - Бесполезно. Отступаем или сдохнут все!
   Помощник капитана несколько секунд сомневался, колеблясь, и я могла понять его. Он не привык бросать людей. Пусть и выяснилось, что Гектор предатель. Но вот один из о-шаков вцепился в горло несчастному и тот, издав последний сдавленный крик, исчез под телами рвущих его на части тварей.
   Отстреливаясь, мы быстро отступали к силовому полю. Теперь я понимала, чего так опасалась Бат. О-шаков было невероятное количество. Они как мохнатая волна надвигались на нас, поглощая тела тех, кого убивали разрушители. Сначала погиб еще один из людей Бат, чуть замешкавшись, он запутался в кусте, покрытом колючками, и его опутало живой сетью. Лицо, покрытое крошечными каплями крови, все еще стояло у меня перед глазами, когда о-шаки начали бросаться на растение, пытаясь отнять добычу, ворчливо скуля то от боли, то от вожделения.
   Пока Бат открывала дыру в силовом поле, люди стреляли по о-шакам. Те заняли выжидательную позицию, постепенно сужая круг, визжали и выли, ощерившись и подпрыгивая в нетерпении, смотрели на нас блестящими глазами, то припадая к земле, то угрожающе надвигаясь мелкими шажками. Бус, Донат и второй мужчина из команды Бат методично отстреливали самых наглых, но это лишь замедляло стаю, а не останавливало. Наше время шло на секунды.
  - Отступаем, живо! Оно сейчас закроется, - Выкрикнула Бат, забегая в слабо мерцающий по краям открывшийся проход.
  Вереща, стая кинулась на нас.
  Люди побежали, и второй мужчина, чьего имени никто из нас не знал, толкнул Марту в сторону, выигрывая себе мгновения. Она начала падать.
   Думаю, я знаю, как куклы начинают пользоваться тем, что дано им от природы. Они просто делают это из жизненной необходимости. Я сильно хотела помочь Марте, поэтому подбежала, подхватила и протолкнула ее в портал перед собой. Мне и в голову не пришло, что в тот момент скорость моего движения в несколько раз превосходила человеческую. Эти доли секунды спасли жизнь нам обеим, но тот, кто толкнул ее, не успел, вопреки собственной уверенности. Закрываясь, поле разрезало мужчину пополам.
   Волна о-шаков разбились о невидимую преграду, а затем их необъятная стая просто растворилась в сумерках. Как будто ничего и не было.
   Я почувствовала, что мелко трясусь. Марта, Гай, Бус и Марат выглядели ошарашенными, хотя держались лучше меня. Наша группа только что потеряла троих.
  - Я не отдам оружие, - сухо обронил Бус, вызывающе поглядывая на Бат. Та лишь махнула рукой.
  - А Табат превращается в полноценного морока, - с кривой усмешкой произнесла она и повернулась к Марте:
  - Если бы не Таб, ты была бы мертва, как факт.
  - Эти люди, разве они не были охотниками? - услышала я собственный голос.
  - Нет. Идемте, мы еще не в безопасности.
   Больше никто не сомневался в серьезности слов Бат. Мы оставляли за спиной не только джунгли, но и наивную уверенность в том, что рассказы о коварстве природы Капао выдумка. Бат спасла нас, а Ингирит отправила в 'веселый' поход по джунглям, едва не стоивший всем нам жизни. Мои симпатии снова оказались на другой стороне.
  
  26 глава
  Реальность сна
  
  Посменные дежурства, немного тишины в относительной безопасности, так и прошла ночь. Хотя сон в респираторе не самый приятный отдых для людей, как мне кажется, все лучше, чем ничего. Восстановить силы было необходимо, а предаваться размышлениям, переживать о погибших или о будущем не хотелось. Усталость и стресс - прекрасные помощники от бесполезных самоистязаний.
  Рано утром Бат расчистила один угол и разложила там странное приспособление. Оно напоминало мелкоячеистую сетку, которая управлялась точечными силовыми полями, генерируемыми похожими на обыкновенные шары устройствами. Они были не больше кулака и при активации начали испускать мягкий свет. Через несколько минут сетка поднялась над полом, примерно метра на два, расправилась, как будто ее надували изнутри и превратилась в круглый, почти прозрачный шатер, концы которого длинными хвостами опускались к шарам. Видимо, система предназначалась для создания внешнего поля защиты. Оставался только один вопрос - цель?
  Бат придирчиво осмотрела конструкцию, а затем достала из рюкзака пару контейнеров. Поместив их внутрь шатра, она и сама зашла в него, после чего активировала сетку с пульта, надетого в виде браслета на руку.
  Я, как и остальные, с интересом наблюдала, ожидая пояснений. Сетка засветилась, а затем начала часто пульсировать. Продолжалось это всего несколько секунд, после чего мерцание прекратилось, и Бат медленно сняла респиратор.
  - Для чего система? ѓ- хрипло спросил Бус, подходя ближе.
  - Портативное устройство. Уничтожает наиболее агрессивные виды плесени и спор. Не идеально, но в походных условиях сойдет. Я немного передохну без намордника, затем все по очереди пройдут через очиститель: вздохнуть, поесть, попить. После чего двинемся дальше.
   Я перестала слушать объяснения и села в отдалении, поскольку не нуждалась ни в отдыхе, ни в пище. Через какое-то время ко мне присоединился Марат. Со вчерашнего дня мы не перемолвились и парой слов. Видимо, он созрел до разговора. К тому же люди радовались возможности хотя бы ненадолго избавиться от респираторов, а дежурный был занят утренним обходом окон, и на нас никто не обращал внимания.
  - Таб, - тихонько произнес Марат, придвигаясь ближе, - во что мы вляпались?
  - Не уверена в своих догадках. Как ты?
  - Ну, совру, если скажу, что в порядке, - мрачно ответил он. - Я слушал объяснения Баала, но некоторые моменты не укладываются в голове. Странное такое чувство, словно я раздвоился, знаешь ли, мелкая. С одной стороны, это все тот же 'Я' с теми же чувствами и прошлым, а с другой какой-то другой 'Я'. В голове чужие мысли, плюс куча информации, которой раньше там не было. Откуда оно повылазило, фиг его знает, да и тело это, какое-то чужое пока. У тебя все так же было?
   Я молча покачала головой:
  - Не хочешь говорить? - Лицо Марата выглядело совершенно равнодушным, гладким и спокойным. Ни мимических морщинок, ни движения бровей или скул. Даже голос звучал ровно и только глаза лихорадочно блестели.
  Так я сделала очередное открытие. Ингирит показала ментальные возможности мороков, и это сработало для меня, как нажатие на кнопку. Старые куклы еще умели мысленно закрываться, Алиса, например, проделывала такое неоднократно, но выключить мою способность воспринимать чужие эмоции, было уже нельзя. Я чувствовала себя коробкой во множестве оберток. Разворачиваешь одну, потом следующую, открываешь слой за слоем, пока не достигнешь сути. Однако завернуть обратно ничего не получиться. Если я идеальная копия, в которой нет генетических поломок, то с каждым годом буду сталкиваться с все большим количеством сюрпризов. Но кто поможет мне в них разобраться? А Марат? Совершенно белый лист, ведь пройдет несколько лет, прежде чем он начнет изменяться. И если попадет не в те руки...
  - Я не помню.
  - Вообще ничего? - В голосе Марата звучала робкая надежда.
  - Очень мало. Отрывочно помню несколько дней перед тем, как меня купил Сневидович. И все. Ингирит сказала, это реакция на стресс, - я немного помолчала, а потом почти скороговоркой прошептала ему, - ты понимаешь, может возникнуть ситуация, когда нам придется выбирать сторону.
   Он смотрел прямо на меня. И я, внезапно, поймала себя на ощущении, что словно заглядываю в собственные глаза:
  - Мне страшно, - тихо произнес Марат.
  - По крайней мере, никто из людей этого не увидит, - попыталась я пошутить и почувствовала странную тоску, идущую от него волнами.
   Он неловко пожал плечами:
  - Я знаю, они примут меня. Я почти уверен. Мы слишком много пережили вместе. Но это 'почти', понимаешь...
  - Ты спас мою жизнь, - я решила, что это веский аргумент в его пользу.
  Марат слабо улыбнулся:
  - Ты ведь часть команды.
  - Как и ты, - услышав, то Бат командует сбор, я поднялась. Он встал следом, но не отводил взгляда, словно чего-то ждал:
  - Я хочу быть полезным, - произнес он едва слышно.
  - Держись рядом, - ответила я и направилась к остальным. Это было так странно. Кто-то хотел моей поддержки. Помощи от меня, существа приученного к безусловному подчинению. Когда только моя жизнь настолько успела измениться? Когда пришло осознание значимости собственной личности?
   Бат окинула нас холодным взглядом. Человеческие лица снова закрывали респираторы, и готовность читалась лишь во взглядах, устремленных на охотницу.
   Она говорила четко и громко, но маска все равно приглушала голос:
  - Идем быстро. Здесь гораздо безопаснее, чем в лесу, но расслабляться не стоит. Мы можем натолкнуться на местных охотников.
  - А разве вы не из одной организации? - Спросил Гай. Взгляд его был красноречивее слов.
   Бат раздраженно постучала ладонью по бедру:
  - Нет, конечно. В центре города живут люди. Не так много, но вполне достаточно, чтобы нашлись те, кто посчитает себя их хозяевами. Там орудуют банды, территория поделена на сферы влияния. У каждого уважающего себя хозяина есть охотник или даже команда. Разведка, проверка, охота, зачистка опасных секторов, поиск ценностей. Мы вне банд, но приходиться соблюдать условности, правила, во избежание конфликтов.
   Я мысленно поаплодировала Ингирит. Создавать человеческие гибриды, которые будут враждовать с мороками, но работать на людей. Каково! Зачем вот только, интересно? Очередной социальный эксперимент?
  - Значит так, - громко сказала Бат, снова привлекая внимание, - идем быстро, слушаем внимательно. До площадки примерно с час пути. Чтобы забраться на крышу нужно еще два. Если все по плану, около дома мы сможем передохнуть где-то полчаса. Лифты вышли из строя, лестницы частично разрушены, но пройти еще можно, если знать дорогу.
  - И откуда такая осведомленность? - поинтересовался Гай. Ему явно не давала покоя идея доверчиво следовать за Бат, не имея при себе ни оружия, ни малейшего понятия о предстоящей ловушке.
  - Я живу здесь. А на Капао, если хочешь выжить, то нужно быть в курсе всего. Где спрятаться, ходы и выходы, состояние зданий, лестниц, лифтов и площадок, насколько опасна местность, какие хищники обитают и пути их миграции, живут ли еще люди, ядовиты ли растения, есть ли питьевая вода и где ее источники. Еще вопросы?
   Гай промолчал.
  - Помощник капитана, когда ждать челнок?
  - Около трех дня по универсальному времени, - спокойно ответил Бус. Я пожалела, что не вижу его лица. Мне хотелось бы чувствовать себя более уверенной.
  - Должны успеть, - подытожила Бат. - Вперед!
   Не думаю, что нам особенно везло, учитывая, что вчера мы потеряли сразу трех людей из группы. Скорее Бат действительно была очень хорошим проводником. Мы шли в тени полуразрушенных строений, соблюдая безопасную дистанцию от зарослей плотоядных кустарников. Стоило попасть в их колючие объятья и выбраться становилось почти невозможно. Несколько раз на нашем пути попались весьма похожие на крупных ящериц твари, одна такая особь пробежала всего в паре шагов от Бат. Она назвала их не слишком опасными и, проводив спокойным взглядом, стрелять не стала. Еще мы видели птиц-хамелеонов, вспархивающих из-под ног, и меняющих окраску на лету. Проходили мимо полян белоснежных курчавых кустиков, среди которых извивались, словно блестящие метровые провода, гусеницы. На ходу рассматривали ультрамариновых жаб, что без опаски охотились на гигантских глянцево-малиновых жуков прямо на дороге. Капао определенно возвращала утраченные территории.
  Когда впереди выплыл величественный каркас монодома, мне пришлось задрать голову, чтобы увидеть, где в облаках теряется его крыша. Он занимал много места, что не удивительно, раз уж последний этаж служил посадочной площадкой для челноков. В золотые времена мира людей на Капао, дом наверняка был гордостью жителей сектора и уж точно инженеров-проектировщиков. Но сейчас он представлял собой всего лишь огромный остов, не слишком надежный, не особенно прекрасный, который к тому же нам придется брать приступом. И при мысли, что здесь нет высокоскоростных лифтов, моя решимость покорить его несколько поостыла. А потом Бат подвела нас к лестнице. Вот когда я почувствовала себя в центре событий. Сказать, что сооружение из каркасных балок и металлических пластин выглядело надежным, значило бы сильно погрешить против истины. Оно бесконечно далеко находилось за пределами этого понятия.
  Лестница зигзагообразно поднималась по стене дома множеством пролетов, не имевших ограждений. Видимо, с течением времени и под влиянием разрушающих факторов, они, как наиболее уязвимая часть конструкции были почти полностью разрушены. Или когда-то там вовсе было силовое поле? Тогда становилось понятно, почему перила отсутствовали. Поле совершенно безопасно и надежно, правда, когда оно работает. Если там существовал куполообразный силовой тоннель, то ни ветер, ни высота не представляли никакой угрозы для людей. К тому же, поле наверняка было автономным.
  Лестница, около которой мы стояли, по словам Бат, являлась аварийной и уцелела лучше других. Ступени почти не подверглись коррозии, а их ширина казалось достаточной, чтобы подниматься без опасения оступиться и полететь вниз. И хотя длина их была около полутора, а то и двух метров, да и пролеты три на три квадрата позволяли отдохнуть в относительной безопасности, сама мысль - взбираться по такой конструкции на высоту сотни метров - никому не внушала оптимизма. Плюс ветер, который на таких высотах мог бы существенно осложнять подъем.
  Был ли у нас выбор? Не думаю.
  Ингирит высказалась предельно ясно, да и охотница вела себя слишком напористо и целенаправленно подталкивала нас в нужном ей направлении, что выглядело бы странно для человека еще вчера вроде как просто предложившего помощь в пути, и нормально при сложившемся раскладе. Игры закончились. Она, как и мы, понимала, больше нет смысла притворяться. Даже если вчерашнее нападение о-шаков временно сблизило нас, теперь, когда до встречи оставалось не более двух-трех часов, каждый должен определиться, на чьей он стороне.
   Я слышала, как шумно выдохнул рядом Гай. И даже почти все время молчавшая Марта, не сдержалась, что лично я расценила как добрый знак ее возвращения в норму:
  - Хотите сказать, мы полезем наверх по этому? Вы че, совсем рехнулись?
  - Другого пути нет, - спокойно отсекла Бат. - Надеюсь, никто не боится высоты?
  Она обвела нас холодным взглядом.
   Все промолчали. Бат хмыкнула и подошла к Донату. Они негромко заговорили о чем-то. Члены экипажа Астры сдвинулись друг к другу, посматривая то на лестницу, то на лица товарищей:
  - Это рискованно, ѓ- выдавил Гай. - Хотите сказать, Велимир не знал, куда собирается приземляться? Откуда у него такие координаты? Зачем так рисковать командой? Мне одному все это кажется странным?
  - Нет. Но искать причины, не имея фактов, сейчас бессмысленно, - прервал его Бус негромким шепотом, - мы ничего не решим, устраивая падучую перед Бат . Надо доверять капитану. Ежу понятно, Ингирит чего-то намудрила. Нам неизвестно, о чем она говорила с Велимиром. Я не слышал их разговора, и мы понятия не имеем, что происходит на орбите и вообще, что происходит. А наша задача, Гай, выжить вопреки прогнозам.
  - И унести отсюда на хрен ноги, - добавила Марта. Я покосилась на нее, но она по-прежнему полностью меня игнорировала.
  - Я не думаю, что нас так запросто отпустят, - Марат говорил тихо, но все, наконец, почувствовали его прежнюю манеру общения:
  - Есть я и Табат - куклы, а это никуда не исчезнет. Мы стали частью какой-то истории, у капитана по-прежнему долги и существование 'Астры' остается под угрозой. Простым побегом финансовых проблем не решить.
   Марта нервно дернула плечом:
  - А что ты предлагаешь? Самим стать жертвенными козлами или лучше подороже продать Табат? Тебе мало того, во что эти суки уже тебя превратили?
  - Зато я жив! - Грубо возразил Марат, - и подумай хоть раз о других. Табат член экипажа, а не вещь.
   Марта отпрянула и угрюмо поджала губы:
  - Пошел ты! Я хочу управлять своей жизнью, что в этом такого ненормального? Мы в информационном вакууме, настоящей жопе, Марат! Никто не знает, что нас ждет там, на крыше. Предлагаешь послушно выполнять все приказанное? Почему это?
  Бус сощурившись, выслушал ее тираду. Потом опустил ладонь на плечо Марте и сжал:
  - Умолкни, - отчетливо и тихо произнес он. - Нам пришлось много чего похлебать по жизни, Марта, и не это стало причиной недоверия и разлада, хотя тяжелые времена бывали и раньше. Предательство и смерть, вот что заставило нас засомневаться. Но я по-прежнему верю человеку, который больше десяти лет был моим командиром и верным товарищем. Некоторые ценности нельзя измерить кошельком, обстоятельствами, рациональными доводами или страхом. Я знаю, моментами судьба жестко испытывает нас на прочность, силу духа, порядочность. Мы разные, бывает и ломаемся, иногда трусим, порой, ведем себя неправильно, но я никогда не назову конченным ублюдком никого из вас. Я верю, что у капитана есть какой-то план и постараюсь подыграть, если он подаст сигнал. И знаю, Велимир никогда не бросит нас, лично не убедившись в смерти каждого. Значит, ему также предъявлен ультиматум, заставляющий действовать в определенных границах.
  Марта насупилась и опустила голову. Я не винила ее. В конце концов, она имела полное право ненавидеть меня, как причину смерти брата. Но если ее поведение поставит под угрозу жизни всех остальных, не думаю, что опять буду искать оправдание ее поступкам.
  - Вы готовы? - Прервала наш диалог Бат.
  Бус кивнул и охотница продолжила:
  - Отлично. Донат первый, за ним Марта, потом Гай, Табат, Марат, я и Бус. Вперед!
   Донат подмигнул Марте и шагнул на ступеньку. Затем, в предложенном Бат порядке, соблюдая дистанцию в пять шагов, мы начали подниматься следом. Первые десять пролетов преодолели легко. Иногда лестница угрожающе поскрипывала, а потом снова не было слышно ничего кроме учащенного дыхания людей и свиста ветра.
  Я остановилась лишь на секунду. Не усталость, а скорее любопытство подтолкнули меня к тому, чтобы нарушить строгие инструкции Бат и оглядеться с уже внушительной высоты. Я увидела необъятность пространства окружающего нас, услышала шуршание мелких камней и песка на ступенях, тихий звук скрежета, едва уловимый ухом, тяжелое дыхание Гая, почувствовала, как воздух обдувает лицо. И, вдруг, чувство невыносимой тяжести и беспомощности охватило меня, заставляя прижиматься к стене и цепляться за нее ногтями. Внутренняя борьба стремительно нарастала, сердце билось гулко и часто, а мысленный приказ сделать шаг, превращался в мучительную борьбу с собой, в сверхусилие, граничащее с панической уверенностью, что ты просто не в силах ничего изменить. Тело охватила противная, липкая слабость, ноги задрожали, руки занемели. Я замерла на месте, а потом начала медленно сползать, опускаясь на колени, вжимаясь в ступени, хватаясь пальцами за металлические пластины, и изо всех сил борясь с желанием закрыть глаза и гадким, тошнотворным ощущением победы инстинкта над разумом. Тело не слушалось, поступало нелогичным и непонятным образом, противоречащим моей природе, и чем больше я пыталась вернуть контроль над ним, тем быстрее 'нечто' подавляло волю. Хотелось одного, замереть и не шевелиться.
  - Что у тебя? - Услышала я окрик Бат.
  - Не знаю, - голос прямо над головой.
  - Что с тобой, Табат? ѓ
  Для того чтобы поднять голову понадобилось немалое усилие:
  - У нее паника, - Голос Бат раздался совсем рядом.
  Она приказала Марату:
  - Поднимайся.
  - Мы не можем ее здесь оставить.
  - Никто и не собирается, - раздраженно ответила охотница. Как ни странно, ее слова вернули мне самообладание ровно настолько, чтобы я смогла встретиться с ней взглядом:
  - Ты боишься высоты? - спросила Бат, нагнувшись. Она смотрела с очень странным выражением лица:
  - Не знаю.
  - Такое раньше бывало?
  - Нет.
  - А ты когда-нибудь падала, с крыши, например?
  Я закрыла глаза. Визжащий звук ветра, шорох, скрипы... страх. Концентрированный страх, который люди обычно называют ужасом. Так вот в чем дело. Соврать просто, но в эту минуту способность лгать атрофировалась, так же как и возможность управлять собственным телом:
  - Сны. В них я срывалась с крыши дома.
  - Черт! - Вырвалось у Бат, - черт тебя дери, кукла! Почему ты молчала?
  Я снова открыла глаза. Напугать меня сильнее, чем сейчас, было уже невозможно. В расширившихся зрачках охотницы, устремленных на меня, плескались ярость и боль:
  - Так ты мой клон?
  - Нет. Не совсем.
   Каждое слово и каждая осмысленная фраза давались мне с большим трудом. Видимо, до охотницы это наконец-то дошло.
  - Слушай, - горячо зашептала она, - ты все расскажешь мне, когда мы доберемся, поняла? - И тут же спокойным, резким голосом:
  - Так, Табат, медленно вставай, опираясь на стену. Я буду все время крепко держать тебя за руку.
  - Не могу.
  - Можешь. Просто смотри на меня и только на меня, поняла?
   Я почувствовала, как горячая, сухая ладонь сжимает пальцы:
  - Мы будем двигаться медленнее остальных, - обратилась Бат к Бусу. - Поднимайтесь сами, но не слишком резво, и обязательно соблюдайте дистанцию. Пролетов за шесть до крыши идите особенно осторожно, там балки начинали гнить. Ждите на крыше.
  - Думаю, здесь от меня больше толку, и я мог бы...
  Охотница резко, даже грубо оборвала его:
  - Нет, помощник капитана. Вы не сможете помочь. Я боялась высоты несколько лет, после того, как однажды сорвалась с крыши здания. Пока Табат не переборет панику, она не сумеет двинуться с места.
   Оставить нас одних было бы правильным действием с точки зрения логики, но просить его об этом оказалось выше моих сил.
  - Я останусь, Бат, - решительно сказал Бус.
  - Ох уж эти слюни, - процедила охотница, но голос ее не звучал ни зло, ни раздраженно. Она мягко потянула меня за руку. Я выпрямилась, по-прежнему вжимаясь в стену, и встретилась взглядом с ее темными зрачками:
  - Доверься мне, - произнесла Бат уверенно, - знаю, что ты чувствуешь, и догадываюсь почему. Но это не твой страх, а всего лишь отражение моего. Табат никогда не падала с крыши. А значит, нет причины бояться. Отражения - не личные воспоминания, а чужой эмоциональный выплеск. Повторяй: мне не страшно, потому что в реальном мире со мной ничего не случалось. Ничего не было, Таб, просто дурные сны. Иди за мной. Шаг за шагом. Я буду все время крепко держать тебя за руку. Вместе, мы сумеем. Давай!
   Невыносимо трудно. Руки дрожали, ноги тряслись. Наверное, единственное, что толкало меня вперед в те минуты, не позволяя сдаться, это вера в слова Бат. Поэтому, я перебарывала ужас, глубоко гнездящийся внутри. Поэтому, прилагала титанические усилия, чтобы преодолеть сопротивление непослушного тела и подавить панику. Быть может, ежесекундное напряжение притупило чувства, а помощь Бат и молчаливая поддержка идущего позади Буса, сыграли свою роль, но я сумела взять страх под контроль. Теперь не он управлял мной, а я им.
  И когда до крыши осталась пара пролетов, а я продолжала идти, несмотря на ветер, бьющий потоками холодного воздуха в лицо, нещадно скрежетавшие ржавые пластины, шатающиеся под ногами, то поняла - мы победили.
  - Слышишь сильный шум!? - Закричала Бат, - это не ветер. Челнок прилетел! Мы вовремя! - Она захохотала, опасно раскачиваясь на ступенях, но я чувствовала, что ее хватка не ослабла и уверенность, которую охотница внушила мне, никуда не исчезла. Как будто она поделилась со мной силой духа или открыла секрет преодоления страха, передав его через прикосновение, нашу личную эмоциональную связь.
  - Ну, вот и все. Молодец, - ее кривая усмешка скрывала дрожь губ. Словно охотница силилась произнести или сделать что-то, но так и не решилась:
  - Спасибо! - громко, так как сильный ветер сносил звуки, делая речь неразборчивой, сказала я.
  Она дернула плечом, будто бы все это ее не касалось, и усмехнулась Бусу:
  - Вы крепки, помощник капитана, признаю. Вот мы почти и на месте. Странная у нас вышла история, но пора ее заканчивать, не так ли?
  
  27 глава
  Встреча
  
  'Жизнь лукава. Нам кажется, мы несем свой крест, на деле же, он не дает нам упасть, служа опорой духа'. Однажды я услышала эту фразу на борту 'Астры'. Ее произнес Лев Валерьяныч, наш врач. Правда, только сейчас, стоя на крыше высоченного остова монодома, я поняла ее смысл.
  Люди смотрели в направлении посадочной площадки, где стояли два челнока. В трех-пяти метрах от нас, не дальше. Шлюзовой люк одного был открыт. Бат выпустила мою руку и направилась к Донату. Бус остановился рядом, тронул за плечо. Может, хотел убедиться в том, что я в порядке, не знаю. Здесь ветер дул еще сильнее, чем на лестнице, где стена дома частично защищала от его потоков, а время тянулось раздражающе медленно. Накатывала усталость, видимо, реакция организма на стрессовую ситуацию. Мы все были вымотаны, злы, наверное, напуганы. Думаю, единственное, чего сейчас хотелось бы членам экипажа 'Астры' - подняться на борт челнока и свалить с планеты к чертовой матери. Я даже думать начинала как они. Или просто читала мысли?
  Прошло несколько минут томительного ожидания. И тут что-то словно подтолкнуло меня в спину. Я обернулась и увидела кукол, стоящих на самом краю крыши, у выхода к лестнице. Их было шесть или семь, не считая Ингирит и Алису. Поняв, что их заметили, мороки двинулись по направлению к нам. Они прошли мимо, как обычные люди, и остановились с другой стороны от открытого шлюза. Бат, Донат, Гай, Марта и Марат - все те, кто стояли левее нас, проводили их недружелюбными взглядами.
  - Приветствую, капитан, - мягко произнесла Ингирит. И хотя сказала негромко, мы отчетливо слышали каждое слово, несмотря на усиливающийся ветер.
   Я не понимала, что происходит. Зачем же тогда мы совершали все эти телодвижения? Умолчали о плане Ингирит, шли по ее указке через джунгли? Должны были так рисковать, потерять нескольких человек. Все для того, чтобы в результате ужасного подъема по ржавой лестнице встретится с куклами у челнока? А как же разговоры о ловушке и Агате? Совершенная бессмыслица. Если только...капитан?
   В проеме люка стоял Велимир. Рядом с ним топтался хмурый доктор, а взъерошенный Кабо, с совершенно непроницаемым выражением лица, пристально смотрел на мороков, привалившись плечом к полукруглой стенке шлюза. Я почувствовала облегчение. Они живы, в порядке. Но, что им известно о происходящем на Капао?
  - Здравствуйте. Ингирит? - Полувопросительно сказал Велимир, делая шаг вперед.
  Морок склонила голову набок и растянула губы в улыбке:
  - Выполнили ли вы обещание, капитан?
   Он кивнул и задал встречный вопрос:
  - Значит ли это, что наша сделка считается завершенной, как только мы рассчитаемся?
  - Совершенно верно, - Ингирит облизнула губы, - приступим?
  Я чувствовала исходящие от нее волны нетерпения и, как ни странно, растерянность Алисы. Неужели морок не поставила главную помощницу в известность относительно собственных планов?
  - Кира! - Громко позвал Велимир. Я увидела, как из-за челнока медленно выходят люди. Один из них держал у шеи второго разрушитель. Женщине под прицелом было где-то около сорока с небольшим, и выглядела она как слегка потускневшая очеловеченная копия Алисы. Темные волосы, лицо в шрамах. Горящие, как угли, глаза. Агата.
   Ощущение ярости и боли пришло настолько внезапно, что я на доли секунды растерялась, пытаясь определить источник чужих эмоций. Увидела Бат, схватившуюся за оружие, сбитую с толка, злую, немного напуганную. А затем Алису, сжавшуюся внутренне, словно пружина. Опасную, безжалостную, сверхбыструю. Ее глаза были широко распахнуты, и выражение в них заставило меня поежиться. Не огонь - лед застыл в ее взгляде. Она, не задумываясь, разорвала бы Киру голыми руками, если бы не ментальный приказ Ингирит. Морок своей волей удерживала Алису на месте.
  Игра становилась слишком опасной. В любой момент могли появиться новые жертвы экспериментов Ингирит. А что это так, я больше не сомневалась.
  - Что это значит? - Холодно, сдерживая кипевшую внутри ярость, которую могла почувствовать только я, спросила Бат.
  - Обмен, - нарочито вежливо сообщила ей морок.
  - Табат!
   Мы с охотницей одновременно повернулись на крик Агаты. Кира не мешала ей говорить, но продолжала использовать жесткий захват, так что голос звучал хрипло:
  - Они предали меня. Людишки с корабля, эта сука перекупила их. Ты же знаешь, что делать, верно?
  - Даже не думай, - холодно предупредила Кира, - может ты и быстрая, но мой палец не обгонишь. Дернешься в нашу сторону, я разнесу ей голову.
   Бат улыбнулась в ответ так же холодно и демонстративно отошла к нам. В ее движениях не чувствовалось никакой угрозы до тех пор, пока она не приблизилась ко мне. А потом, я почувствовала, как в бок упирается разрушитель, а на талию ложится рука:
  - Не-не, - покачала охотница пальцем, в ответ на неосознанное движение Буса, - успокоимся все. Тут такой простой, шкурный вопрос. Я знаю, зачем Таб нужна капитану. Предполагаю, для чего морокам. Но, теперь мы на равных, не так ли? У каждой стороны есть предмет торга. Так почему бы не поговорить? И, помощник капитана, отойдите к своей команде, будьте любезны. Вы отличный малый, не хотелось бы лишних жертв, а кровь у вас горячая. Ну, же!
   Бус медленно отступил к Гаю. Бат подвинулась так, чтобы видеть всех участников событий и прошептала мне:
  - Ты сильная, но я быстрая. И убивала раньше. Не проверяй, ладно?
  Я кивнула.
  - Все это глупо, Табат, - равнодушно произнесла Ингирит, - ты понимаешь, не так ли? Дай мне закончить начатое. Уверяю, довольными останутся все стороны.
  - Я не верю тебе, - отчеканила в ответ охотница, - ты понимаешь почему, не так ли? Я знаю, в скорости реакции нам не сравняться, поэтому мой палец лежит на спусковом крючке, так же, как и у женщины из команды капитана Велимира. Хочешь поболтать, давай. Но не слишком затягивай обсуждение, морок, пальцы, бывает, немеют.
  - Хорошо, - Ингирит улыбнулась, - убей ее. Она все равно нам больше не нужна. Ведь именно это тебе приказала Агата. Она думает, Таб ценный экспонат, который можно использовать для торговли с нами. Да, эта девочка уникальная кукла. Таких, как она, пока больше нет. Но лишь пока, потому что мы разгадали секрет создания не восстановленных, а рожденных кукол. Матрица ее мозга, это информационное слияние двух разумов, один из которых копия твоего. Она не клон, Бат, скорее дочь.
   Я ожидала, что охотница закричит на Ингирит, обвинив во лжи. Но та молчала, и тяжело дышала над моим ухом.
  - Сука! - Выкрикнула за приемную дочь Агата, - нашла таки повод уничтожить нас?
   Ингирит продемонстрировала безупречную игру на публику, закатив в притворном возмущении глаза:
  - Капитан, прикажите уже своему человеку отпустить ее. Разговор напоминает плохой спектакль. Мы деловые люди. Поговорим серьезно.
  - Нет, - холодно ответил Велимир, - до тех пор, пока Табат под прицелом, никаких сделок не будет. Пусть эта женщина отпустит члена моего экипажа.
   Ингирит засмеялась. Мне не было смешно. Ситуация попахивала безумием. Но морок, похоже, веселилась от души:
  - Забавная ситуация, верно, капитан? Так всегда бывает, когда не учитываешь всех обстоятельств.
   Я пристально наблюдала за ней и в момент, когда она произносила свою пафосную речь, заметила кое-что любопытное. Догадка была такой ослепляющей, что я непроизвольно дернулась вперед.
  - Ты что творишь! - Прошипела Бат, вдавливая разрушитель мне в бок. Я не обратила внимания, перебивая морока криком:
  - Бус, не Кабо, это доктор! Все подстроено с самого начала!
   Морок взглянула на меня и в ее взгляде я прочла удивление. Затем она замерла, прищурившись, чтобы в следующий миг оказаться рядом с Кирой. Еще секунда и та покатилась по крыше в одну сторону, а разрушитель полетел в другую. Если скорость Ингирит впечатлила меня, видевшую мороков в действии, то представляю, как был удивлен капитан. Однако его выдержке можно было позавидовать.
  Агата стояла перед мороком, побледнев от напряжения или ненависти, и молчала. Ингирит повернулась к капитану:
  - Табат умная, верно? Я не думала, что она сумеет догадаться о нашей связи с доктором.
   Велимир все же не выдержал, бросил один взгляд на Льва Валерьяныча.
  - Он давно с нами, - небрежно сообщила морок, поднимаясь по трапу к мужчинам. - А к вам попал по протекции нашего союзника, человека, - она легко улыбнулась, и затем лицо ее вновь превратилось в безупречную маску, - ну, довольно лирики. Мы, наконец, можем поговорить?
  - Слушаю, - ровно ответил Велимир.
   Я молчала. Если Ингирит объяснит еще кое-что, в моей голове сложатся все кусочки головоломки.
  - Сотрудничество, капитан. Многодневное, взаимовыгодное, хорошо оплачиваемое, на постоянной основе. И конечно, я оплачу прибывший груз, - она протянула ему руку.
  - Есть проблемы, - холодно сообщил Велимир, не пошевелившись.
  - Какие? - я чувствовала, насколько самоуверенно и спокойно чувствует себя Ингирит. Это настораживало.
  - С доверием.
  - Ах, это, - она усмехнулась. - Вы переоцениваете свою ценность, естественно. Но я много сил вложила в эту операцию, вы правы. Не так просто обмануть человека, который кожей чувствует ложь. Иногда, у вас, у людей просто потрясающая интуиция. Мы проводили опыты, пытаясь разгадать природу этого явления. Кстати, вашу команду Лев не предавал. Он все эти годы принадлежал исключительно 'Астре'. Но когда мы начали эксперимент, то пришлось задействовать резервы, уж простите.
   Она сделала паузу и оглянулась. Все молчали, слушая каждое ее слово. Думаю, Ингирит обожала внимание. Ее манерность расцветала под нашими взглядами:
  - Мы хотели проверить, сможет ли идеальная копия, не попадавшая в руки 'дрессировщиков', успешно адаптироваться в человеческом обществе. Загнивающая колония, где люди полны средневековых предрассудков, для этого не подходит. Важно было экспериментальным путем установить выдержит ли психика, насколько кукла будет коммутативной. К тому же, существуют вопросы поломанной генетики, вмешательство в ДНК дает периодическое накопление ошибки, а неверные коды ведут к неправильной работе всех систем. Табат кукла нового поколения, совершенно отличная от прежних. Она должна была доказывать жизнеспособность. Теперь мы уверены, все работает.
  - Сука! - повторила Агата с прежней яростью. Ингирит повернулась к ней:
  - Ненависть обоюдно острое оружие. Мы дали будущее, таким как Бат. Ты ведь никогда не интересовалась, зачем делается то, что вы называете бесчеловечными опытами. Твой гнев стал преградой уму. Легче видеть то, что хочется, а не то, что есть на самом деле. В науке невозможно обойтись без жертв, опытов и неудач. Развитие цивилизации, любой, это кровавая битва от начала и до конца. Но только когда ценность жизни начинает довлеть над личной выгодой, мы делаем шаг вперед, к иному будущему. Ты хочешь спасти моногорода. А что там происходит, Агата? Думаешь, стоит прийти и предложить дар бессмертия или излечения людям, как мы подружимся? Станем жить бок о бок, мирно и счастливо?
  - Проще позволить им вымереть, не так ли?
  Ингирит усмехнулась. Видимо диалоги с Агатой развлекали ее:
  - Один раз мы уже допустили ошибку, позволив превратить кукол из людей в объект торговли, лишенных прав и индивидуальности. Жизненный опыт, как ты знаешь, дает прекрасное оружие против глупости и наивности юности. Мы готовимся к переменам, но теперь возвращение произойдет на наших условиях. Партнерство возможно, но никто не станет диктовать условия нам. - Морок резко сменила тему, - путешествия, Агата, они научили тебя чему-то? Терпимости быть может? Поняла, наконец, что никто из людей не рвется помогать колонии Капао? - Агата мрачно игнорировала вопросы морока, но Ингирит не собиралась останавливаться, - Какие же одинаковые, эти люди. Или все же разные? Капитан Велимир, готовый на жертвы ради команды, хороший человек? А Бат? Она сегодня впервые сомневается в правильности твоих приказов. Или бывший босс, Марк, был ли он достоин шанса на выживание?
  Агата скривилась:
  - Ты играешь словами, Ингирит. Как и всегда. Морочишь, искажаешь понятия. Я не собиралась убивать куклу, ни тогда, ни сейчас. Ты прекрасно знаешь об этом. Партнерство? Нет, речь идет об ультиматуме. Какие планы в твоем больном воображении, покорение вселенной?
   Морок засмеялась. Она хохотала так искренне, что я почувствовала раздражение. Видимо, не только я, потому что Велимир вклинился в разговор:
  - Послушайте, у вас давние счеты, как я погляжу. Отлично, не хотелось бы мешать. Сотрудничество, великолепно. Прежде расплатитесь за сделку и отпустите моих людей. Тогда и поговорим.
   Ингирит перестала смеяться, вздохнула и покачала головой:
  - Нет. Прежде вы должны узнать кое-что еще. Чтобы не осталось недомолвок и недосказанности. Вы правы, капитан, без доверия мы далеко не уедем. Табат - кукла. Вы уже знаете, это означает - восстановленная копия человека. Долгое время мы считали невозможным создание куклы, которую можно было бы назвать рожденной. Много лет назад, уже заселившись на Капао, мы начали серию масштабных экспериментов нацеленных на поиски решения, а параллельно изучали и живущих рядом колонистов. Никакого отношения к проблеме вымирания людей мы не имели. Более того, именно наши ученые установили причины, и нашли решение, поскольку некоторые опыты имели неожиданное развитие. Привнесенные генетические изменения способствовали появлению людей похожих на кукол возможностями иммунной системы, метаболизмом и выносливостью, скоростью реакций, хотя с оригиналом, конечно, их было не сравнить. Ты - Агата, твоя сестра, ваша мать, Бат и Табат звенья одной цепи. Охотники вовсе не результат естественного отбора, а направленной мутации. Ваши исчезновения в детстве, способность Алисы к зачатию, дело наших рук.
   Агата покачнулась, и Алиса мгновенно очутилась рядом, чтобы поддержать сестру. Несколько секунд я видела больные и злые глаза женщины, а потом она с силой оттолкнула от себя куклу и выпалила:
  - Не трогай меня, тварь! - Алиса легко могла переломить ее пополам, но вместо этого упала на колени и осталась сидеть, опираясь ладонями о крышу.
   Ингирит говорила тихо, но мы все прекрасно ее слышали:
  - Смотри, Бат. Они сестры, единоутробные. Кукла готова убить женщину из команды капитана только за то, что та угрожает ее сестре, но ненависть преодолеть не в силах. Я могу помочь, Агата. Прервать замкнутый круг. Хочешь, разрешу ей сброситься с крыши?
   Я слышала, каким тяжелым стало дыхание охотницы. Агата равнодушно смотрела в сторону:
  - Опять игры? Очередная уловка?
  - Покончи с собой, разрешаю! - сказала морок. Она стояла, скрестив руки на груди и смотрела на Агату. Та не пошевелилась. А вот Алиса встала, покачиваясь, и медленно побрела к краю крыши. Никто в ту минуту не верил Ингирит, не сомневался, что это не более чем спектакль.
  Кукла шла медленно, бессмысленно уставившись перед собой потухшим взглядом существа, которое окончательно отвергли. Если она упадет с крыши, высота убьет ее. Ни одна кукла не в силах пережить такое падение. Я дернулась, и словно очнувшись, Бат тряхнула меня, вжимая в бок разрушитель:
  - Угомонись же!
  - Она сейчас умрет! - Закричала я, - Ингирит, останови ее!
   Морок молча покачала головой. Я чувствовала исходящий от нее холодный гнев.
  - Остановите ее, Ингирит, - попросил Велимир, до которого, похоже, тоже дошло, что та не шутит.
  - Нет. Ее сестра хочет очистить свою совесть. Всю жизнь прожила с чувством вины, считая себя ответственной за смерть Алисы-человека. Она так винила себя, что ее боль превратилась в ненависть, которую Агата перенаправила на Алису-морока. Любовь не всегда выигрывает, к сожалению.
  - Что ты несешь? - Я больше не обращала внимания на Бат, и даже разрушитель не казался мне опаснее происходящего, - устроила тут глобальный эксперимент, проверяешь нас на человечность!? Может, вы действительно и потеряли меня сначала, но позже, когда обнаружили... он послушно проверял насколько удачно прошел первый этап незапланированных испытаний? Психологические тесты, расспросы. Вы были в курсе и именно поэтому подсуетили 'Астре' нужный заказ. И нет никаких других причин. Голый научный интерес. Ничего, никакого сострадания к своему сородичу. И сейчас то же самое?
   Бат смотрела в сторону Алисы, и ее дрожащая рука скользила по моей талии:
  - Беги за ней! - она толкнула меня в спину, отступая в сторону.
   Алисе оставалось сделать шаг, может два. Я догнала ее и попыталась оттащить. Куда там. Наши силы были несоизмеримы. Она легко отшвыривала меня, раз за разом, до тех пор, пока не осталось сил, чтобы подняться.
  - Не надо, - просипела я, - Ингирит манипулирует тобой.
  Она остановилась у края, и какое-то время стояла неподвижно, так, как умеют только куклы:
  - Эй, Алиса, - услышала я над головой, - и сколько лет она запрещала тебе умереть?
  - Больше десяти, - бесцветным голосом ответила она, - Давно не виделись, Кабо. Ты пошел своим путем. Все-таки.
  
  28 глава
  Больше секретов не осталось
  
  Я немного отдышалась и молча села, не смея нарушать диалог, который удерживал Алису на краю крыши.
  - Ты не изменилась, - мягко произнес Кабо. Он умел так разговаривать, проникновенно, убаюкивая интонациями, вовлекая в мелодию собственного голоса. Кукла находилась так близко от края, что казалось, любое неосторожное движение способно опрокинуть ее вниз. Длинные волосы нещадно трепал ветер, то забрасывая пряди за спину, то швыряя в лицо.
  Губы Алисы шевельнулись:
  - Изменения не свойственны куклам. Наши тела стареют медленнее, чем души.
  - Удели мне пару минут, ладно? - Попросил Кабо, подходя чуть ближе.
  Она не ответила, но задала встречный вопрос:
  - Давно видел отца? - он покачал головой. Кукла задумчиво смотрела на него:
  - Ты счастлив?
  - Да. И мне жаль, что ты не можешь сказать того же.
  Ее лицо не изменилось, но я почувствовала грусть:
  - Алиса, я думал, вы с Табат одна и та же кукла, по каким-то причинам потерявшая память. Но доктор сказал ей всего пять, - он улыбнулся, как будто то была удачная шутка.
  Так вот о чем порывался рассказать мне Кабо. Я перевела взгляд на Алису. Она ускользала, а Кабо чувствовал это, как и я:
  - Единственный выход? - Спросил он.
  - Да, - безучастно произнесла она, - Тебе придется отступить. Я не могу дать любовь кому-то еще, во мне нет чувств ни к Бат, ни к Таб. Я устала. Отпусти уже меня.
   Кабо вздохнул:
  - Я уважаю твою волю. В нашей культуре самоубийство оправдано религиозными причинами. Но у вас нет религии, и насколько я знаю, долг для кукол превыше всего. Так почему ты подставляешь Ингирит?
   Впервые с начала разговора глаза Алисы вспыхнули:
  - Она освободила меня от клятвы. Разрешила сделать то, о чем я так долго просила. Мне незачем жить. Нет смысла, нет и желания. Но я не предавала ее.
  - Еще нет. Но подумай, Алиса, - Кабо подошел еще ближе. Теперь, они стояли друг напротив друга и я больше не видела его лица, - Это между вами двумя все предельно ясно, но как ситуация будет выглядеть для людей? Вы хитры, можете играть словами, недоговаривать, замалчивать факты. Это не совсем ложь, но для редкого человека важен подтекст. Он слышит слова и воспринимает их как напутствие к действию. Хотя Ингирит разрешила тебе умереть, люди восприняли ее слова как приказ. Чувствуешь разницу? Когда ты сиганешь с крыши у них на глазах, как думаешь, что будет дальше?
   Алиса молча смотрела на него, но я чувствовала ее сомнения.
  - А дальше, - Кабо сделал паузу и развел руками, - они решат, что Ингирит жестокая и беспринципная чужая, доверять которой категорически нельзя. Все уже и так вышло из-под контроля, Ингирит порядком напортачила, мирным диалогом после ее выходок даже не пахнет. Значит, никакого соглашения. Остается стычка, а потом? Ей придется заставить этих людей молчать, раз уж не удалось договориться. И каким способом, Алиса?
  Кукла посмотрела в сторону тех, кто остался у челнока:
  - Она бы не совершила ошибки. Она все точно рассчитала.
   Кабо хмыкнул:
  - Все ошибаются. Даже безупречные куклы. Можно заставить бояться, но не доверять, вызвать жалость, но не любовь. Свобода чувств не приемлет принуждения. Твое желание уйти оправдано. У тебя нет обязательств перед нами, и за ошибку Ингирит расплачиваться будут другие. Она прекрасно все продумала: загнала в обстоятельства, проверила на выносливость, на преданность делу и товарищам. Но нет никакой ценности в союзниках, готовых кинуть тебя, как только представиться возможность. Она просчиталась в человеческой природе, Алиса. Люди способны на жестокость и равнодушие даже к самым близким.
   Алиса посмотрела на меня, потом снова на Кабо. Он говорил, не прерываясь ни на секунду:
  - Ингирит хотела доказать, что Агата лишь безумная женщина, в которой не сохранилось и капли человечности, желающая любой ценой помешать планам кукол, даже навредив команде 'Астры' и ответственной, пусть косвенно, за смерть Марата. И так обыграла ситуацию, чтобы мы увидели, что местные жители хуже кукол, им нельзя доверять, а ей можно. Финальной точкой должна была стать сцена с твоим падением.
  - Ингирит знает о человеческом коварстве, она прожила достаточно, чтобы хорошо разбираться в вашей психологии. Так в чем ошибка? - Холодно переспросила Алиса.
  - Это не сделает людей сторонниками Ингирит, а оттолкнет от нее.
  - Почему?
  - Потому что вы можете поступить с нами точно также, - ответила я, поднимаясь, - а в воздухе висит вопрос, что будет, если Велимир откажется? Она убьет всех нас, заморочит, будет шантажировать жизнью товарищей, как делала уже неоднократно, заставит выполнять бессмысленные задания, грозящие смертью их участникам? Она где-то увлеклась и переиграла себя саму. Загнала в тупик не только нас, но и вас.
   Кукла глубоко вздохнула. Наконец-то, от нее волнами пошла растерянность:
  - Доведи до конца то, что не сумела она, - мягко произнес Кабо, - возможно твоя истинная цель это, а вовсе не любовь Агаты.
   Алиса больше не произнесла ни слова. Повернулась к нам спиной и, наклонившись, долго смотрела в бездну. Ее волосы неистово трепал ветер, а белоснежное тело выглядело необычной скульптурой, забытой гениальным художником в неподходящем месте.
  Наконец, она выпрямилась, отошла от края и посмотрела на нас. В ее взгляде больше не было ни тоски, ни грусти. Алиса шагнула ко мне, прикоснулась к лицу ладонями. Я на мгновение утонула в серебре глаз, растворяясь в ласковых прикосновениях чужого разума. И те образы, которые увидела, яркими вспышками открывали мне смысл происходящего.
  - Хорошо, - сказала кукла. Кэбо засмеялся, взъерошив ладонью свои разноцветные волосы на макушке:
  - Ты чудо, - произнес он, отвешивая поклон. И как бы странно это не выглядело, морок ответила ему тем же. Затем, прошла мимо нас и направилась к челнокам. Люди и куклы ждали ее в напряженном молчании. Алиса подошла к Агате и четко, так, словно произносила клятву, сказала:
  - Я отказываюсь от тебя.
   Агата фыркнула, но скорее растерянно, нежели зло. Бат удивленно посмотрела на биологическую мать. Разрушитель был по-прежнему крепко зажат в руке охотницы, но выражение ее лица и глаз изменилось.
  - Люди и куклы очень разные, - повернувшись к Велимиру, произнесла Алиса. - Кабо напомнил мне об этом. Но все же, у нас есть и кое-что общее. Мы хотим жить и быть свободными, иметь наследие. Задайтесь вопросом, капитан, как мы поступим, если вы откажетесь от сотрудничества? Проще всего было бы убить вас, ведь гипноз не сможет полностью уничтожить воспоминаний, только на время скрыть. К тому же современная медтехника обладает возможностями для восстановления утраченной памяти. Если бы мы были людьми, то сделали именно так, потому что такова ваша природа. Уничтожили корабль, и одним экипажем вольных торговцев стало бы меньше. Немало таких как вы, бесследно исчезает в просторах космоса. Видите, мы тоже умеем рассуждать пристрастно, предвзято.
   Велимир сосредоточенно слушал Алису, поглядывая на Ингирит. Кукла продолжала:
  - Вспомните не только угрозы, но и жесты доброй воли. Мы возродили вашего товарища, чувствуя ответственность за его гибель. Рассказали правду о Табат. Предложили сделку на честных условиях. Вы убедились, что у нас множество союзников за пределами Капао, услугами которых мы воспользовались, но в мирных целях. Убийства никогда не были ни нашей целью, ни приоритетом. Ингирит хотела сотрудничества по единственной причине, ваш экипаж, капитан, состоит из умных, энергичных, но главное, порядочных людей. Верных товарищей, друзей. Мы убедились в этом. Табат нашла на борту 'Астры' не временное убежище, а дом. Что касается провокаций, Ингирит должна была убедиться, что в Бат осталась человечность, прежде чем предложить помощь. Она не просто так сказала о взаимной выгоде. Испытания получились жестокими, но не мы тому виной, а жизнь.
  - Что вы имели в виду? - Спросил Велимир, обращаясь к Ингирит. Та пожала плечами:
  - Табат не сможет жить среди нас. Это факт. А вы относитесь к ней, как к равной. Мы не можем желать лучшей судьбы для своей дочери. Я заставила их пройти по дороге к городу, чтобы убедиться в том, что люди и куклы в состоянии сотрудничать. Я видела, как Табат спасла человека, а потом, на лестнице, как Бат помогла ей преодолеть страх. Не бывает искренности там, где кто-то держит камень за пазухой. Чтобы помочь колонии возродиться, нужно найти союзников, которые не станут ждать удобного момента, чтобы затем ударить в спину. Капао наш единственный дом.
  - Нет! - выкрикнула Агата, - Капао дом людей!
  - Почему не общий? - философски спросил Велимир.
  - Они годами проводили эксперименты, капитан, - разъяренно выкрикивала Агата, размахивая руками, - годами! Мы для них мясо! Экспериментальные образцы! Стадо, загнанное в загон!
  - Если бы не опыты, капитан, - спокойно возразила Алиса, - люди бы вымерли. Посмотрите на ситуацию с другой стороны. Не бывает одной правды. Те, кто отвечал за благополучие колонии, просто бросили людей, поняв, что она неперспективна и вымирает. А мы нашли лекарство, вывели новый, устойчивый вид. Создали людей, приспособленных к климату, флоре и фауне планеты со всеми ее особенностями. Так кто же чудовища?
  - Ты недоговариваешь кое-что, Алиса, - перестав орать, хрипло добавила Агата, - сколько раз я просила у этой сучки, - она мотнула головой в сторону Ингирит, - помощи? Она отказывала. Всегда. Вспомни, что ты говорила мне? Люди станут куклами, и всем будет хорошо.
  - Я поняла, что это неперспективно, - сухо произнесла Ингирит.
  Все замолчали, напряженно смотря друг на друга.
  - Можно? - пробормотала я. Велимир кивнул:
  - Мое рождение результат слияния двух информационных кодов. Человека и куклы. Это сознание вложено в тело клона. Опыты всегда кончались неудачей из-за того, что мороки не пытались использовать подобный алгоритм. Наверное, действительно, есть в этом нечто странное. Алиса только что показала мне главную цель кукол. Они хотят сохранить баланс между популяциями. Им крайне невыгодно подбирать крошки со стола. Мороки живут намного дольше людей, но они тоже смертны и их гораздо меньше. Однажды умрет последний колонист и придется выходить в космос, чтобы охотится за биоматериалом. Это чуждо их культуре и ценностям. Если колония выживет, то взамен, люди из каждого нового поколения должны добровольно идти на процедуру по копированию матрицы мозга, чтобы куклы также смогли размножаться. Взаимовыгодное сотрудничество. А наш экипаж им нужен, чтобы искать других кукол. Идеальные копии, такие как Марат. Чтобы выкупить их и вернуть свободу и родину. У кукол уже заключены сделки с некоторыми кораблями.
   Я замолчала. Все сказано. Честно говоря, я не слишком симпатизировала Ингирит, но отчего-то жалела Алису и верила ей. В любом случае, больше секретов не осталось.
  - Капитан, - Велимир посмотрел на Ингирит. Она протянула руку и одна из кукол положила ей в ладонь универсальную карту оплаты. Морок шагнула вперед и отдала карту ему, - Возьмите. Здесь за груз и издержки. Если решитесь сотрудничать с нами, то свяжитесь в ближайшие двадцать четыре часа. Противиться вашему отлету в случае отказа, не будем. Хочу предупредить, Велимир. Какое-то время мы будем следить за 'Астрой'. Я не думаю, что нам что-то угрожает, вы не из тех, кто любит грязные дела, однако помните о наших возможностях. К тому же чтобы вы не думали, судьба детей нам не безразлична, поэтому мы хотим иметь возможность периодически связываться с Табат и Маратом. Им обоим предстоит еще многому научиться и узнать о себе.
  - А что с Бат? - спросила я.
  - Я хочу предложить ей должность на корабле, - неожиданно для всех заявил Велимир, - у нас недостает одного члена экипажа.
   Охотница с изумлением, которое не сумела скрыть, посмотрела на капитана:
  - Вы серьезно?
  - Да.
  
  Эпилог
  
  Стукнувшись в очередной раз о панель, торчащую над головой, я сочла за лучшее слегка остудить собственный исследовательский пыл и еще раз подумать. Было не больно, а скорее досадно, в основном из-за скрытой в недрах насоса поломки. Мало приятного стоять на четвереньках в самом углу гидропонного сада, когда сзади нависают люльки с растениями, а впереди зияет развороченное нутро механизма, отвечающего за подачу питательных растворов. Здоровых размеров куб, нашпигованный разнокалиберными трубками, в центре которого находился пульт управления, не поддавался никаким уговорам. Я провозилась все утро, пытаясь найти причину сбоя, но так ничего не добилась. К тому же, верхняя панель, из каких-то соображений сделанная очень по старинке, периодически срывалась с крепления и била по голове.
  Покосившись на голограмму креплений, которую проецировало переносное устройство-шар, зажатое в кулаке, я тяжело вздохнула. Механика никогда не была моей сильной стороной:
  - Табат! - Раздалось неподалеку. Стройные ряды подвесных люлек с растениями - плод немалых усилий и кропотливого труда, хорошо скрывали от меня посетителя. Я, пятясь, выползла на дорожку, стараясь не запутаться в лежащих на полу пластиковых трубах.
  - Табат, куда ты заныкалась, твою мать! - Голос Марты, точно. Я выпрямилась и, отряхивая комбинезон, попыталась найти ее взглядом.
  - Это помидорки? - Марта подобралась к плодоносящим кустам, и в этот самый момент скребла ногтем миниатюрный томат ярко красного цвета.
  - Да. Что такое? - с момента последнего путешествия прошло уже больше года и наши отношения постепенно налаживались, в основном, правда, благодаря усердной работе Марата, неоднократно проводившего с сестрой беседы по теме. И хотя к прежним отношениям мы так и не вернулись, прогресс был на лицо. Марта стала гораздо дружелюбнее. Временами, казалось, она даже испытывала чувство вины за резкость суждений и ненависть, но на то она Марта, чтобы никогда не признаваться ни в чем подобном:
  - Я съем?
  - А Кабо оторвет тебе руки, - вежливо отказала я, - ты же знаешь, у него пунктик на почве зелени, к тому же именно сегодня он как раз собирался зайти. Торжественный ужин в честь нового заказа. Велимир заключил сделку, говорят.
  - Ну да, я как раз по этому поводу. Жадина ты, Таб. Ладно, придет одна задница ко мне за помощью в починке насоса, хрен помогу. В общем, руки в ноги и на кубрик. Собрание. Кстати, у тебя сломался коммутатор? Бат полчаса соединиться не может. Пришлось по старинке, переть ножками. Все, ушла. Мне еще за отчетами надо к техникам, после собрания капитан будет сводить дебет с кредитом, ох, мутотень. - Она демонстративно огляделась по сторонам, словно по секрету хотела сообщить нечто важное, - между нами, Таб, возможно, мы таки купим тот самый ускоритель, о котором заикался Марат. Дела-то пошли в гору.
   Подмигнув, Марта быстрым шагом направилась к выходу из сада. Я кивнула, провожая ее взглядом. Да, материальное положение 'Астры' значительно улучшилось с того момента, как мы побывали на Капао. Правда, за все приходиться платить... Теперь, когда у экипажа 'Астры' постоянная работа, многое выглядит иначе, тем более, вольные торговцы никогда не ищут легких путей и пройденных троп. Не знаю, какой заказ капитан взял на этот раз, но последние пару недель по кораблю ходили упорные слухи, будто бы путь предстоит неблизкий, сделка связана с непростым заданием, возможно, даже исходит от работодателя с Капао.
  Это и есть теперь моя жизнь. Не бывает ничего идеального, ни людей, ни кукол, ни обстоятельств. Когда мы прокладываем курс в космосе собственной жизни, даже лучшее оборудование не гарантирует, что мы сумеем достичь цели без потерь. И все же, зачастую, мы получаем больше, чем рассчитывали.
  Я получила.
  
  29.12.11г

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"