Максимов Юрий В.: другие произведения.

Обзор рассказов конкурса "Воля к победе"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Конкурс проходил на сайте litsovet.ru. Успел обозреть 36 рассказов.


   Заранее прошу прощения у авторов, которых мои рецензии заденут. Вполне возможно, что я просто не понял или не дорос до ваших великих произведений.
   В каком-то афоризме говорится, что у каждого рассказа может найтись восторженный читатель. Видимо, в вашем случае я - не он. Не исключено, что другим читателям ваши тексты понравятся и будут оценены по достоинству.
   Хороший рецензент в любом тексте сможет найти нечто положительное, к сожалению, я пока только учусь писать рецензии, и далеко не всегда у меня это получается. Так что если мне не удалось в каком-то рассказе разглядеть доброе зерно, то это скорее моя проблема, чем проблема комментируемого текста.
   В скобочках я на своё усмотрение определял жанр: Ф - фантастика, Н - нефантастика, соответственно.
   Линками буду "награждать" те рассказы, которые, на мой взгляд, стоит почитать, если есть свободное время. Уж не обессудьте.
   Итак...
  
  1. Шитов В.В. Последний. (Ф)
   Язык слабый, насквозь штампованный ("Огненный шар Солнца нещадно палил над степью"), с повторами слов в одном абзаце (солдат-солдат, например), затянутыми сложноподчинёнными предложениями.
   "Ваня вышел на связь, сообщил приблизительную численность противника и замолчал навсегда, нарвавшись на пулю патруля" - как по рации это может быть на 100% ясно? Может, пуля попала в рацию, сели батарейки, бойца только ранили - да тысячу других причин. А такая "точность" добавляет недостоверности в текст.
   Рассказ о глобальном китайском нашествии - оригинальная тематика, не правда ли? И вот, на последнем блокпосту "последний солдат разгромленной российской армии" - кореец Ким - должен удерживать шесть часов орды "самураев и ниндзя" (sic!). Инструктирует его в этом добрий хлопец Бондаренко, который так, "мимо на джипе проезжал". Смысл инструкции: "не знаю как, но ты справишься". И хлопец, дав наставления, благоразумно уезжает под предлогом поиска "остатков армии". А простофиля Ким остаётся, вдохновившись: "а ведь и впрямь, не знаю как, но справлюсь". Всё.
   Психологическая достоверность поступков и разговоров на нуле. Например, Ким сначала сам вылез с пулемётом на дорогу, чтобы сдерживать орды (мудрый поступок для майора погранвойск, ничего не скажешь. неудивительно, что остальную российскую армию "китайские самураи" как орешки пощёлкали, если она, по представлению автора, так воюет). Затем подъехавший Бондаренко говорит ему в духе: "и дальше стой, удерживай", а наш главгер, "крепкий, как камень" вдруг идёт на попятную: "Да ты с ума сошёл! - Ким был в шоке. - Один?!" Но потом вдруг успокаивается и соглашается, услышав сакраметальное: "Желаю удачи, майор. Я очень надеюсь на вас".
   Удачным показался приём, когда в разных блоках текста каждый из героев описывает происходящее со своей точки зрения. Но, к большому сожалению, автор, увлёкшись пафосными диалогами, благополучно забыл про приём и про композицию.
   Впечатление: неуд.
  
  2. Братья Балагановы. Проклятье. (Ф)
   Увы, телеграфный стиль и дурной язык. В одном коротком абзаце (четвёртом) пять раз слово "был". Такой же процент по всему тексту личных местоимений и "этого". Бледные, шаблонные описания. И - штампы, штампы, штампы. Впрочем, встречаются и неплохие моменты, например, с лопнувшим окном, вьюгой, скрипнувшей мебелью.
   Сюжет? Молодой, некрасивый граф мучается оттого, что всем дико нравится, особливо слабому полу. Воспомянув, сколько ревнивиц из-за него уже потравились, потопились, позаточались в монастыри, герой решает: "Такие люди, как я, жить не должны". Но покончить с собой ему кишка тонка. Да и перспектива остепениться не привлекает: "Стоит мне связать с кем-то свою жизнь, как умрет моя свобода. Мой шарм, моя неповторимость." Тут к графу врывается очередной разъярённый рогоносец со шпагой в руке. Главгер поступает оригинально: заставляет его выслушать стихи собственного, видимо, сочинения, и вот, враг повержен - упал без чувств. "Возьмите его. Приведите в чувства и проследите, чтобы он добрался до дома". Ну ещё бы, а ну как вернётся обратно, чтобы ещё стишков послушать! Затем из спальни приходит очередная нимфетка, и граф продолжает заниматься тем, что умеет лучше всего (нет-нет, это не стихи!).
   Все страдания графа, отвественность за которые списана на нечистую силу, показались надуманными и переживания не вызвали.
   "Каждое разбитое сердце оставляет трещину в твоем собственном" - если сентенция своя, то неплохо. Хотя формулировку можно бы ещё отточить.
   Впечатление: никак.
  
  3. МЮНАЛЭ. Амплитуда событий. (Н)
   "Стояла осень, деревья переоделись в яркое, желтое и красное. Дождь шел непрерывно, город сплошь утопал в неимоверной грязи. Было очень красиво." Классика - телеграфный стиль в чистом виде! Умиляющие своей продуманностью предложения, типа: "Степан и Анатолий Яскины (однофамильцы), находясь в командировке в когда-то славном трехсотлетнем сибирском городке А., зашли в продовольственный магазин, чтобы купить там каких-нибудь продуктов и впоследствии их съесть." Нескладные, вымученные метафоры. И всё это - типа юмор. Шутка, значит. Столь же вымученная и неумелая.
   Жаль, ведь вводка в стиле ленты новостей была более интригующей.
   Впечатление: лучше никакого анекдота, чем несмешной анекдот.
  
  4. Грог. Юг и Запад. (Ф)
   А вот это, пожалуй, занятно. Описание былинным слогом разговора "командира террористов" и "русского воина". Правда, иногда по стилю реплики выпадают, выбиваются.
   "Я стал бы с тобой плечом к плечу, если бы мы вели войну против штатовцев - у них нет чести, в этом я уверен", "Не хочу смотреть, как принимают смерть те, в ком нет достоинства - ибо это наполнит мое сердце омерзением", "Иди и сделай так, чтобы девушка та вышла отсюда с семенем твоим - семенем воина!"
   И стало читателю гадостно при прочтении строк сиих, и почуял он, что не желал автор вызывать сию гадостность, и оттого ещё большим омерзением наполнилось сердце его.
   Финал мизантропичен.
   Впечатление: средне. Есть плюсы, есть минусы, но в общем на любителя.
  
   5. Змей Г. Голевое чутье. (Н)
   Язык неплохой. Вполне даже так приличный.
   Описываются мысли полузащитника Тихонова, которому выпал в кой-то веки раз шанс пробить по воротам соперника. Тоже юмореска, но ненавязчивая, и это правильно. Картинки забавные, хотя и не без излишнего гротеска. Впрочем, концовка всё вытянула. Знатная концовка! С рассказиком можно ознакомиться под хорошее настроение.
   Впечатление: недурственно.
  
   6. Подколокольный А. Детство Веры (Н)
   Язык хороший, легко читается. Вообще мне рассказ приглянулся и понравился. История детства в послевоенные сталинские времена. Однако, есть и претензии к тексту, большие и малые:
   "через месяц пришлось снова ехать к врачам: после аборта беременность осталась. Доктор совершил ошибку - во чреве матери были двойняшки. Одина из них осталась жива" - ТАКОЕ, к сожалению, НЕВОЗМОЖНО, по целому ряду причин, в частности, разрыва плаценты. Если автор сможет привести мне хоть один РЕАЛЬНЫЙ подобный пример - заберу свои слова обратно. А до тех пор для меня это - вопиющий ляп, который портит общую картину как муха в манной каше.
   "Во сне она участвовала в сокрытии чьих-то преступлений, а на яву вина терзала детскую душу и загоняла в безумие". В чём конкретно состояло и выражалось безумие?
   "Мальчишки смеялись над сумасшедшей и бросали в нее комья земли" - Штамп Штампович, прошу любить и жаловать...
   "Копни в любом месте на штык - повсюду косточки да черепа" - всё-таки обычно так близко к поверхности не закапывают, минимум полметра.
   Исправить бы перечисленные ляпы, и стало бы ещё лучше.
   Впечатление: хорошо, стоит почитать.
  
  7. Зайцев А.В. Карабкаться к свету. (Ф)
   Уфф... Ну, язык терпимый. А вот всё остальное...
   "одну звезду я бы взял себе, а другую отдал бы девушке... Она красивая. Но очень грустная" - кхе-кхе... позволю себе скромный такой совет автору: ввести эти фразы в строку "Яндекса", внимательно прочитать тысячи предыдущих вариантов, всё осознать самому, и заречься больше никогда не писать слезливых графоманских пошлостей!
   Это вроде как притча или возле того. Люди сидят в яме. А один хулиган (главгер, разумеется) всё пытается вылезти из неё. Его никто в яме не одбряет, обзывают, избивают, обижают. Только Девушка понимает и одобряет, и после очередной безуспешной попытки подняться, "ложится с ним рядом". А на следующее утро, главгер, воодушевившись, привязал к себе девушку верёвкой (та на полу в яме валялась, натурально) и пополз наверх. Полз-полз, полз-полз, и выполз! И Девушку вытащил. Тут и сказочке конец.
   Впечатление: долго подбирал определение по-мягче. Нашёл: никудышно.
  
   8. Шорин Д. Другая сторона. (Ф)
   Тоже, вроде, аллегория. Написано очень неровно. Читаешь и прям как по кочкам едешь: штамп, тяжеловесное предложение, затасканный образ, болтовня, а вот - интересная мысль!, снова штамп, опять глубокомысленная говорильня a la "поток сознания на заданную тему", и снова вдруг - красивый оборот... И так почти по всему тексту. Особено муторно было читать первую главу. Потом уже пошло чуточку по-лучше. Но всё равно - абстракция, абстракция и ещё раз, до неприличия голая абстракция, прикрытая фиговвым листком бледных образов. Сюжет, если волевым усилием выделить его, хорош. Но всё вместе - очень неудобоваримо. Блеклая заумь. Нет, я не отрицаю, что за всем этим "что-то есть", это вовсе не пустой поток сознания. Но продраться к этому "чему-то" посложнее будет, чем "Добраться до Границы". Автор бы хоть что-нибудь сделал, чтобы текст стал интересен читателю, живее, ярче, ближе...
   Ещё не совсем понял, к чему по тексту рассыпаны новозаветные цитаты и ветхозаветные аллюзии? Нет я не против, просто непонятно и оттого смотрятся они там как-то... прикленными, что ли. Если бы ещё автор брал пример с библейских притч, с их яркой образностью и разительной прямотой, то для текста это бы оказалось спасительно. Ведь есть же в нём "что-то". Проглядывает изредка.
   Впечатление: неоднозначно. У кого есть терпение, можно посмотреть, чтобы составить своё мнение.
  
  9. Turandot. На аспида и василиска наступишь. (Ф)
   Язык корявый, тяжеловесный, местами вычурный. "Стоящая справа Сахха вдруг резко взметнула руку вверх, и удрученный гомон племени позади испуганно потух, забившись под потертые шкуры", "На Пути Воина женщины не рассуждают. Они неистово стушевываются для того, чтобы слушать и наблюдать" - и т.д. и т.п.
   Хотя нужно отметить добрым словом то, что автор старается подбирать образы из естественной среды героини, а не читателя. Не всегда это получается изящно, но почин хороший! Описание боя тоже удачное (если бы не отдельные, безбожно затянутые предложения).
   Сюжет: каменный век, остатки некоего племени кроются в пещере, с трудом выдерживая еженощный натиск стаи волков. Происходит очередное нападение, героиня ("Женщина на Пути Воина") пытается завалить вожака стаи, но безуспешно. Однако и на этот раз атаку удалось-таки отбить.
   Курсивные вставки в духе каменноугольного кодекса самурайки выглядят смешно и бредово. И снова - к чему цитата из Библии для названия? Судя по всему - так, ради красного словца. Скромный совет: при цитировании не лишне бывает перечитать цитату в контексте.
   Впечатление: так себе.
  
   10. Dr. Роберт. Один на один (Ф)
  Лихо закрученная миниатюрка! Превосходно описанная нетипичная сюр-ситуация. Захватывает с первых строк, и не отпускает... до неожиданного конца. Конец одновременно загадочный, мрачный, и... оборванный. Последнее, пожалуй, наиболее серьёзный недостаток у этого текста.
   Впечатление: сильно!
  
  11. Юрий Я. Консерва секретная. (Н) /Примечание: рассказ снят с конкурса/
   Юмореска. Значится, былинным слогом излагается эдакая история: аграрий задал деду Павлу разобраться с цистерной, брошенной немцами на пустующем поле. Дед полез - цистерна рванула. Типа, химоружие. Землю выжгло. Выпали кислотные осадки. А дед начал сеять на этом поле. И взошли сорняки. Приехали к деду внуки, и сорняки-то повыдергали. Спасли урожай, потом половину продали.
   Местами очень хорошо написано. Но в целом бессмысленно и не смешно. По крайней мере, мне, может, другие оценят. Интерено будет почитать что-нибудь более содержательное от этого автора, автор, имхо, способный.
   Маленькое замечание: конец 4 главы оборван.
   Впечатление: не зацепило.
  
   12. Толкунов Д.Р. Баллада о Снежной Королеве. (Ф)
   Фэнтезийный римейк на "Снежную Королеву". Что, скучно? А вот и нет! Когда вещь написана качественно (язык здесь, пожалуй, самый лёгкий и яркий из пока прочитанного), когда не банальный перепев, а оригинальное, СВОЁ содержание, и довольно глубокое (победа через прощение), тогда идёт в удовольствие. Лично у меня нет аллергии на "фанфики", если написано хорошо и за этим стоит "своё". Имхо, с этим стоит познакомиться.
   Впечатление: выше среднего. Намного.
  
  13. Пизанская Б. Эмигрант (Ф)
  Язык ниже среднего. Типичный винегрет начинающего: жаргонизмы вперемешку с архаизмами, якобы это очень оригинально. Сюжет: жили-были две личности в главгере, потом он снял обчитавшуюся эзотерики потаскушку, а во время совокупления одна личность покинула главгера, внедрившись в сознание "ночной бабочки". С тех пор парень приуныл, жизнь ему стала не мила, и теперь он повсюду ищет деваху со сбежавшей второй личностью.
  Беда текста в том, что абсолютно не верится в эту "раздвоенность". Описывается недостоверно, всегда главгер - это Влад, а Слава - всегда бонус. Описываются события "от первого лица", но вместе с тем "со стороны". Никаких двух личностей из текста не чувствуется. Особенно провальная в этом отношении первая главка.
  "Теперь мы даже спали по очереди, чтобы быть начеку" - а вот это неплохо.
  Всё очень прямолинейно, оттого предсказуемо, и, в свою очередь, неинтересно. Ну хоть какая-нибудь интрижка сюжета. К чему, например, сразу давать читателю объяснение в духе: это всё о болезни шизофрении. Как оно, значит бывает. К чему? Пусть бы читатель сам догадался ближе к середине - было бы интереснее. Хотя идейка занятна, но погублена кондовым исполнением. Увы.
  Впечатление: скучно.
  
   14. Blackfighter. Все будет банально... (Ф)
  Начало - прекрасное! Очень ладно подобраны образы. И сама идея выстававить спасением - обыденное, понравилась. Нестандартно.
  И тем прискорбнее и больнее видеть досадные проблемы со стилем, которые во многом снижают эффект восприятия. Приведу только некоторые из них.
  Обилие "щей" (застегивающего, гонящегося, жонглирующего) в ряде предложений затрудняет чтение текста, "утяжеляет" его.
  "Мне будет очень больно, когда руль сомнет мою грудную клетку, ломая ребра и разрывая их осколками легкие" - засилие личных местоимений, многие лишние. Касается не только этого предложения.
  "Банально, как жизнь, банально, как чашка растворимого кофе поутру, как теплый запах яблочного шампуня от волос спящей рядом жены, как ложечка, которой помогаешь себе надеть ботинок." - всё то же самое звучало бы более выпукло и упруго, например, даже при таком варианте: "Банально, как жизнь, как чашка утреннего кофе, как запах яблок от волос спящей жены, как ложечка, с которой надеваешь ботинок."
  "В мою машину на полной скорости врежется" - штамп из гибддешных сводок.
  "- Господи, какую чушь печатают в твоих журналах! - фыркнула Аллочка, щелкая зажигалкой. - Ты можешь себе представить, чтобы человек так думал?" - поскольку это первая реплика героини, и ниоткуда не ясно, что она беседует с мужем, выглядит так, что она говорит Господу о каких-то Его журналах.
  "уши вянут; как дети" - при такой конструкции слово "дети" относится только к ушам, но никак не к мужикам.
  "Аллочка, солнце мое" - штамп, впрочем, возможно, сознательный со стороны автора. Однако, в этом абзаце трижды подряд повторяется "я", и это уже никак не оправдаешь.
  "Царапина останется нефиговая", не к месту подумал Андрей, только сейчас начиная слышать Аллочкин визг и ругань." - затянуто, лучше разбить на два предложения.
  "Жена ударилась головой... и напугалась порядком." - да вроде, жёны обычно пугаются беспорядком :-) Написали бы Вы: "порядком испугалась", и такой двусмысленности не возникло бы.
  "лежала, сползя вниз, на пол жена" - помимо излишней детализации ("вниз, то есть именно на пол, а не на потолок"), сомнительно звучит эта самая "сползя".
  То, что автор уделяет вниание психологизму - верное решение. Но вот подаётся этот психологизм неудовлетворительно. Многословные и размеренные прямолинейные описания, которые навевают убийственную тоску. Признак хорошей литературы - не рассказывать, а показывать. Не сказать: "герой разозлился", а дать это почувствовать текстом. Не сомневаюсь, что автор сможет взять сей этап, если будет уделять этому больше внимания.
  Диалоги в целом достоверные, и отношения между супругами тоже вызывают доверие, но из-за описательно-психологичных вставок Алла уходит на второй план очень быстро и бесповоротно, из-за чего перестаёт быть персонажем и становится голой функцией, что в данном случае, имхо, неуместно. Ну и, конечно, из-за развернутых и излишне подробных описаний состояния Андрея теряется динамика.
  По содержанию только одна претензия: неясно, чем является Чёрная Машина-агрессор. Конечно, слишком подробно всё объяснять - тоже был бы перебор, но дать какие-то намёки для читателя - очень бы не помешало, чтобы всё, происходящее в тексте, естественно объяснялось бы из самого текста, а не в духе: "это потому, что так понадобилось автору".
  Впечатление: интересно.
  
  15. Дикушин М.А. Утробная ива, или happy friends tree (Ф)
  Написано читабельно. И это единственное, что я могу сказать хорошего об этом тексте.
  Сюжет: жило-было дерево, дети водили вокруг него хоровод, а оно им улыбалось. Потом дети выросли и спилили верхушку ивы, чтоб вид не загораживала. Ива обиделась, стала улыбаться их детям, а когда те принялись водить хоровод и подбегать поочерёдно к стволу, ива отгрызала у каждого руку. "Назад он возвращался уже без руки и, заняв свое место, смеясь и истекая кровью, снова кружился и пел песни вместе с остальными... Мамы хватали детей, пытались их отвести домой, да все напрасно: вымазывая несчастных женщин кровью и гноем, дети вырывались и снова бежали к дереву". Тогда обращаются к последнему неспившемуся "доброму волшебнику Скопаториусу". Тот "преисполненный сострадания к детям, выломал себе средний палец на левой руке, вырвал свой самый острый зуб и привязал его к пальцу", соорудив таким образом "топор". Затем срубил дерево, из которого "посыпались откушенные детские руки". Волшебник прирастил детям руки, но те оказались отравленными и "на следующий день все дети умерли". Доброго волшебника за это "нашли и зарубили топорами пьяные отцы". И всё это записано в "детскую литературу" и "сказки".
  Может быть, кого-то эта кондовая чернуха с детскими трупами и расчленёнкой приведёт в восторг. Может быть. Но только не меня.
  Впечатление: омерзительно.
  
  16. Бекарев В.А. Колечко (Н)
  Язык дёрганный, постоянные провалы, творец то и дело "проглатывает" слова: "Я подошел, хотел, - может быть, она до сих пор еще в шоке - расскажет мне что-нибудь". "На руках совершенно бесформенные варежки, как рабочие перчатки. Длинный. Несуразный. Белая постель".
  "маньяки и монстры, ужасные болезни не просто выдумка ненормальных писателей, вроде Стивена Кинга. Они в самом деле где-то есть" - без комментариев.
  И снова - ах, как мы все, оказывается, любим описывать изуродованных детей: "Обхватила руками его голову, хотела поцеловать в лобик и сказать, что ничего страшного, что мама уже здесь, но закричала-завизжала, потому что глаз не было. Были только комочки крови. Слизкие и густые. Барабанные перепонки оказались разорваны, и из ушей все еще сочилась кровь. Язык был вырезан, и Ваня выплюнул на маму комок свернувшейся крови. Пальцы были срезаны ровно, и ладонь разбухла от крови".
  А потом ещё поизгаляться: "Давай, вой, поминай, все, что можешь, все, что было, все, что страшно... Оргазм, маму, "Полет над гнездом кукушки"... Мороженое... как лизал языком... Шоколадное, кофейное, клубничное... сиделка запихает тебе ложечкой... столовой... в рот... е*ет, б*я... "
  Сюжет: дневник маньяка, который наблюдает за своей жертвой. Безумно оригинально.
  Впечатление: изврат.
  
   17. Рэйв О. Преображение (Ф)
  А вот это - полный улёт! Тут - что ни абзац, - то перл, что ни предложение - то цитата! Поди удержись от примеров. Разве ж можно?
  "это ей подсказывал сознание" - да, сознание - он такой. Он уж подскажет - мало не покажется!
  "Чувство прострации опять вернули нашу героиню к бездействию" - велика и могуч русской языка! Чувство прострации, понимаешь!
  "От свалившихся на нее вопросов без ответов, сердце стало учащенно стучать" - повезло тётке, то-то бы её приплюснуло, кабы вопросы вместе с ответами свалились!
  "Вся нервно-психическая система резко затормозила" и пошла юзом на развороте.
  "Жалостливые мысли набросились на нее, и началось самоистязание: "Почему такое происходит со мной? Что же теперь делать? и пр., пр." - нда, пр.-пр., пожалуй, похлеще Освенцима будет. И мысли-гестаповцы - эт тебе не фунт изюма!
  "Мальчик был не по-детски спокоен, в одежде заморашки" - ну вот, уже и заморашки в одежде завелись. Бедный мальчик - помыть бы его, да чемеричной водой обработать...
  "Глазенята не по - детски мудрые, казалось, оценивали её, что-то взвешивая" - вот это не хило! Глазенята! Дети глаз! Расплодились на лице бедного мальчика и живут теперь, мудрые такие, оценивают и даже взвешивают что-то! Улёт! Да, заморашки - они не приходят одни.
  "Ее редкие седые не подстриженные волосы, подскакивая, порхали сзади при ходьбе" - вот уж хоррор, так хоррор! Медуза Горгона отдыхает.
  "Дверь, если ее так можно назвать, в которую они вошли навечно вросла в землю, открывать ее не пришлось. Требовалось пригнуться, дабы избежать шишки на голове от встречи с ней" - всё вполне стройно и логично: входя навечно в дверь и открывая землю, нужно пригнуться, чтоб не встретиться с шишкой на голове. Что может быть проще?
  "Помещение не пленяло взор своим убранством, как выражаются авторы красивых литературных романов" - чтож, автор честно обозначил планку, к которой стремится. И, судя по тексту, вполне преуспевает на пути к подобным "красивым романам".
  Автор определённо фанатеет от слова "какой-то" - "какие-то черты", "какие-то ветхие сарайчики", "какой-то бульдозер", - ну действительно, ведь такое оно сочное, конкретное, такая чёткая картинка встаёт за ним при каждом употрелении.
  Сюжет пересказывать не осмелюсь. Скажу только, что содержание полностью адекватно форме.
  Отсмеявшись, я понял, что без линка рассказ оставлять нельзя. Подобные произведения тоже в определённом смысле бесценны. В хрестоматии начинающего графомана этот текст по справедливости занял бы одно из первых мест под рубрикой "как не надо писать".
  Впечатление: спасибо, автор, было очень смешно.
  
  18. Длясборкин М. Описание одной борьбы (Н)
  Язык хороший, образный, хотя местами подпорчен нагромождениями сложноподчинённых предложений.
  Сюжет: в некоем северном городе случается страшная жара. Главгер дико мучается от неё, и лежит на постели. Потом встаёт и выходит на улицу. Услышав крик о помощи, подбегает к реке и прыгает в воду. И благополучно тонет, не желая покидать стихию, дающую "вечное блаженство".
  Описано всё неплохо, но вот то, что описывается - весьма натянуто. Во-первых, главгер на самом деле ни фига не борется с жарой. Существуют кондиционеры, вентиляторы, на худой конец - мокрое полотенце на лицо. Ни о чём подобном главгер и не помышляет. Затем, резонный вопрос: неужели, страдая от жары, он настолько туп, что не может догадаться сходить на речку искупаться? Автор видит несуразность и пытается дать объяснение: "Ответ пришел откуда-то из глубин подсознания: "Потому, что ты не умеешь плавать!" А возле бережка поплескаться? В духе детского анекдота: "идёт ежик домой, переплыл реку, только ступил на порог, и вдруг вспомнил, что плавать не умеет, пошёл назад и утопился". Абсурд. Наконец, самое недостоверное: утонуть от нежелания всплыть. Сразу видно, автору лично не доводилось тонуть, а почитать о том, как это бывает - лень. Тело тонущего человека начинает ИНСТИНКТИВНО бороться, бултыхаться, пытаясь выплыть, это как коленка, подпрыгивающая от удара, а сознание "гаснет", ему не до рефлексий.
  В общем, недостоверность и натянутость в главных точках для этого сюжета фатальна. Жаль. Вот бы с таким чувством языка автор написал что-нибудь вменяемое! Вполне ведь может!
  Впечатление: средне.
  
   19. Ларский К. Пелевин и "я" (Ф)
  Автор хорошо владеет стилем. И то, для чего он им пользуется - впечатляет. Вот где психологизм на высшем уровне, детально и достоверно выписанный.
  Композиция продумана. С тонким чувством ритма автор перебивает общий монолог героя диалогами и действием, из-за чего не чувствуется скуки. Внимание читателя держится до самой развязки.
  И ещё. Пожалуй, из всех пока прочитанных рассказов, этот - наиболее соответствует теме конкурса. Тут и описание борьбы, и воля к победе, и "один на один" - и всё напитано нестандартной идеей и завёрнуто в такую яркую, красивую обёртку!
  Правда, меня несколько покоробила столь прямая отсылка на реального известного писателя. Корректно ли так? Заменить бы фамилию, и поменьше одиозности, а рассказ по смыслу ничего не потеряет. А лёгкую пародию, кому надо - и так разглядят. Впрочем, несмотря на это, рассказ примечателен и вполне достоин внимания.
  Впечатление: отлично!
  
  20. Титан. Зеленые сады Земли (Ф)
  Язык посредстенный. Дурную службу автору служит пристрастие к сорнякам "он", "свой" и "был".
  "на курсе "Верности" это не отражалось - руки Вайгема держали штурвал мертвой хваткой, не давая отклонения и на миллиметр" - так умилительно, прям хочется добавить: "а винт за кормой уверенно вспарывал холодный ваккум безбрежного космоса".
  Сюжет: разыведывательный космолёт, возвращаясь с дальней планеты, потерпел аварию. От радиации один за другим поумирала вся команда - за исключением главгера. Он из последних сил ведёт корабль, мечтая долететь до Земли, увидеть "зелёные сады". И - долетает. Видит. А потом умирает "такой счастливый-счастливый".
  От текста так и веет старой доброй НФ 60-х. И стилистика - переводных рассказов 80-х.
  Всё очень простенько, в чём-то симпатично, но в целом - пусто. Дата стоит дремучая. Даже не знаешь. как и отнестись: с одной стороны, 14 лет назад состояние отечественной фантастики было совсем иным, и некорректно мерять его современными рамками, с другой стороны, за 14 лет автор вполне мог бы довести рассказ до ума или написать что-то менее... отдающее вторичностью.
  Впечатление: посредственно.
  
  21. Ольга Яновская. Братство сумерек (Ф)
  Вообще к эпиграфам отношусь сдержанно. К сожалению, слишком часто они оказываются, мягко говоря, лишними. В большинстве случаев это или: "а вот посмотрите, что я ещё читал!", или: "я услышал такие строки и решил написать об этом рассказ", или: "не правда ли, глубокомысленно?" В первом и третьем случае непонятно, зачем рассказу нужен эпиграф, во втором - зачем эпиграфу рассказ? Но вот в случае "Братства сумерек" эпиграф, имхо, превосходный и подобран идеально. А, главное, играет значимую роль: вводит читателя в определённое настроение перед рассказом.
  Жаль, что сам рассказ во многом настроение не оправдал.
  Очень неудачные, корявые первое и финальные предложения: "Удар вылетел неожиданно, словно чeрт из коробочки" - из табакерки, если следовать идиоме, а с ударом - затянуто; "ловушка захлопнулась, оглушительно хлопнув крышкой..." - масло лежало в маслёнке, помасливаясь маслянным цветом. А ведь эти как раз предложения должны быть, напротив, самыми сильными!
  Ещё минус - бедный язык. В одном предложении дважды слово "удар", в другом абзаце дважды "сила". Есть и другие повторы: Павел то "переступает, как хищник", то "обладает грацией хищника" - такие повторы на протяжении сравнительно короткого текста обедняют язык. Затем, много лишних "былов", напр: "А растяжка у него была - будь здоров!" - а сейчас что, совсем никуда не годная стала? И притом, это второй "был" в маленьком абзаце, а есть абзацы и более поросшие "быльём". От всего этого надо немедленно избавляться.
  "Она дотянулась до своего полотенца и поднесла к лицу, на нeм остались следы крови" - на лице? Не забывайте, что в восприятии читателя местоимение всегда соотносится с последним словом, с которым сочетается в роде и числе!
  "Да и внешне он был высок и благодаря спорту мускулист и довольно красив" - в небольшом предложении три "и" подряд. Вообще автор явно неравнодушна к этому универсальному союзу, здесь, имхо, не помешала бы сдержанность. Ибо большинство предожений из-за этого получаются однотипными и плоскими. Ещё пример: "Еe глаза на миг оторвались от Марка и с озорством и лукавством остановились на подруге" - написать бы, положим "с озорным лукавством" - и то не так коряво бы смотрелось.
  И этот извечный бич начинающих - обилие личных местоимений, до 40% которых - лишние, напр: "он мог мановением руки заставить их повиноваться, и они почитали за честь оказаться выделенными им"
  "Все мы в юности делаем ошибки. Только иногда их уже невозможно исправить" - мысль, мягко говоря, уже затаскана до беспредела.
  "горящие рубиновым огнeм глаза" - штамп.
  Описания персонажей блеклые. Понимаю, что это трудно. Мне самому описания персонажей даются дико тяжело. Но трудиться-то то всё равно надо, чтобы не было такого: "Этот человек просто светился энергией и силой".
  Реакции героев часто сериально-штампованные: "Вы это серьeзно? Вы что, собрание чокнутых?"
  Сюжет: юная девица по имени Ника ходит в спортивную секцию, которая оказалась тайной сектой (для меня это - неоригинально, но не все ведь сдавали "сектоведение", поэтому не настаиваю). И вот, Ника, накануне главного посвящения решает из секты уйти, о чём и сообщает гуру. Тот приглашает придти на прощанье, героиня приходит, а там ей в лекционной манере сообщают, что сейчас превратят в оборотня. Лучший друг в облике волка нападает. Героиня борется, но проигрывает.
  Стоит высоко отметить сцену борьбы и вообще заключительную часть рассказа. Вот здесь всё достоверно, только здесь читатель вживается, а до этого, увы - позёвывает.
  То, что героиню приглашают не для прощания с друзьями, а для чего-то ужасного, первым делом приходит в голову. И то, что это не промелькнуло в уме героини, кажется недостоверным - неужто она такая тупая?
  Ещё претензия: задолбали оборотни-вервольфы. Ну штамп это, заезженно-попереезженно, вроде "остроухих эльфов". Да, конечно, тема не закрыта, чисто теоретически можно и на таком материале сделать хорошую вещь, но на практике - очень сложно. Как Вы думаете, где больше шансов найти грибы: на поляне, где ещё никто не ходил (ну, может, один-два грибника) или на поляне, где прошли СОТНИ грибников? Я подозреваю, что на второй остались по большей части лишь гнилые ошмётки. Ну отчего бы фантазию не проявить, пусть даже с теми же оборотнями? Да, подруга превратилась во что-то "с кошачьими глазами", ну а ещё? Наш фольклор сколько вариантов даёт: славянские оборотни и в других животных, и в растения, и в рыб, и в птиц, и в камни обращаются. Если подумать - сколько нестандартных, захватывающих сюжетов можно из этого вытянуть! А у нас из рассказа в рассказ прыгают усталые западноевропейские вервольфы с горящими глазами... Скучно это.
  Рассказ в целом неплохой, но нуждается, имхо, в серьёзной переработке как по части языка, так и по части описания персонажей, диалогов и креатива. Потрудиться бы над ним - и такая штучка может получиться.
  Впечатление: сыро.
  
  22. Аксион. Ловушка Творения (Ф)
  Язык изобилует канцеляритом. "Изменив конфигурацию корпуса и выведя зонд на орбиту вокруг планетоида, базовая часть компьютера включила программу расконсервации основного модуля... Когда зонд вышел на орбиту, рассчитанную базовым модулем, бортовой компьютер отдал команду к развертыванию солнечных батарей..." - когда так написан весь текст, читать очень тяжело, приходится буквально продираться.
  "суперкомпьютер" и "гиперкомпьютер" - это действительно супер и гипер! :-)
  "не были оценены надлежавшим образом..." - надлежащим, "рука замерла на пол пути" - полпути.
  "Селейн чувствовала, что чем больше размеры виртуальной реальности, тем менее реальной она кажется" - это неплохо подмечено.
  Сюжет: летит зонд. Послан землянами для поиска и встречи инопланетного разума. В зонд вживлена личность, списанная с умершего человека. Зонд откликается на сигнал, подлетает к планетоиду... Происходит передача данных. Личность-зонд покупается на соблазн стать творцом вселенной и - для неё наступает конец. "ловушка захлопнулась, оглушительно хлопнув крышкой..." (с) О. Яновская.
  С двумя спорящими копиями - замечательная придумка!
  Идея тоже в целом любопытная. Но - ой-ой-ой, как же она подана! Про язык уже писал, а ещё ведь нудные вставки в духе словарных статей, и финальные диалоги - апофеоз картонности.
  Впечатление: интересная идея погребена под неинтересным исполнением.
  
  23. Галайко А.А. Меж двух миров, или Один на один с душой (Ф)
  Вначале было хорошо. Нашёл только одну "блоху": "осознаёт некую неземную связь между ними" - некий штамп.
  А потом... пошло-поехало.
  Сюжет: старая женщина умирает. Оказывается "в белом пространстве". Навстречу ей - светлое лицо, представился Ангелом, говорит: "Пока что Он решает судьбу одной из душ. Скоро Ваша очередь идти к Нему. А пока что подумайте, куда Вы должны пойти: в Рай или в Ад?" Героиня задумывается, начинает вспоминать всю свою жизнь. В жизни "всякое бывало". Конечно, в рай, героиня понимает, ей путь заказан. Но и в ад неохота, ведь это место, где несут "вечные наказания преступники... а такой Зина себя не считала". (а то, что собственного ребёнка убила - это так, мелочи, дело житейское). Однако и в "белой прихожей" вечно засиживаться Зина не хочет. Взмолилась тогда она, "и раздался Голос: Ты сама всё поняла! Твоё спасение в твоих мыслях! Ты осознала все свои деяния, а твоя душа давно уже понесла наказание за все твои грехи. И этим наказанием была возможность подумать, кто ты: Чистая или Грешница! Воззвав ко Мне, ты доказала свою Веру! За это ты можешь быть Свободной и следовать за Мной на Сторону Вечного Света". И тут Чистая Зина оказывается на облаках. Всё.
  По-моему, - примитив. Плоская, натянутая, фанерная схема с жалкой, вымученной идеей. И больше - ничего. Бесконечный и Вневременный, у Которого, по мысли писателя, не хватает времени на каждого, и приходится "ждать в очереди". Спасение - в мыслях! А почему тогда, спрашивается, Он не создал одни умы людей? Мыслили бы себе - и спасались. И, тем паче, когда уже "вопрос ребром" - кто ж захочет "в Тёмное Царство", кто не решит, что он тоже - не самый худший человек? И зачем тогда вся предшествющая жизнь, какой в ней смысл? По автору - никакого. Но как-то не верится, что с точки зрения Вечного, на которую автор покушается, всё столь бессмысленно и глупо.
  Впечатление: очень плохо.
  
  24. Стародубцев М.И. Идеальный шторм (Н)
  Эпиграф - глубокомысленная цитата из себя любимого. Ну-ну. Это всегда заставляет читателя проникнуться уважением к автору: "ишь, видать, не дурак себе! Соображаеть!" :-)
  Корявый язык: "Ветряные массы аккуратно наполняли собой грязно-белые паруса, и, казалось, сама погода благоволит наибыстрейшему возвращению рыбаков домой".
  "Я использую шкалы лишь для анализа ситуации в целом" - да, капитаны рыболовецких судов в XIX веке изъяснялись именно так, да и разве могли иначе?
  "Капитан рассмеялся гомерическим хохотом, посмотрел на собеседника своим единственным, мутного вида, глазом и прохрипел" - оригинальность прямо прёт из каждой строчки.
  "Шульц затопал ногами, словно приготовивший к битве за самку олень" - всё понятно, топающий олень приготовил самку к "битве за".
  Ода ветру написана недурственно. Остальные оды показались неуместными и неинтересными.
  Сюжет: XIX век, по морю плывёт себе барк. Старик-капитан ворчит, предрекает Идеальный Шторм, хозяин корабля, Шульц, с ним спорит. Потом - о, великая погода! о, великая природа! о, ветер! о, гром! и т.п. - происходит шторм. Наконец всё успокаивается. На палубу вылезает потрёпанный Шульц (лицо было в крови... левая рука у него была сломана, кость торчала наружу) и с "лёгкой ухмылкой радости" говорит капитану: "шторм закончен. А вы боялись. Ну, позбивало с ног, ну покатались по палубе, но, как я вижу, никто не выпал за борт". А капитан ему: гляди, мол, шторм-то только начинается! И тут налетает гигантская волна, потом ещё одна и ещё... Барк потонул. На следующий день матросы вместе с одноруким Шульцем были "подобраны на борт одного из судов возвращающихся в порт прибрежного городка". Капитан потонул. А Шульц потом "вскоре снова разбогател".
  Описание шторма и поведения команды совсем отпадное. Например, капитан надрывается: "Мааачты, мааачты, берееегите мааачты" (ничего не напоминает?), но "его голос глохнет под шумом творящихся в округе действий" (сильно сказано, не правда ли?). "Но матросы и так великолепно знают свою работу. Паруса с бизань-мачты были убраны едва начался шторм" Что ж это за капитан? Если его не слышно, то зачем орёт? И, тем более, зачем орёт убрать паруса, если они уже убраны? Совсем шиза его заела или с ромом переборщил на капитанском мостике?
  По прочтении встаёт вопрос: и что? И за что автор обрёк меня через всё это продираться? Для юмора - несмешно, скорее глупо. Скорее всего, это ловушка, дабы заставить читателя ознакомиться с нудными одами погоде.
  Впечатление: "Хватит нести белиберду" (с) Стародубцев М.И.
  
   25. Скляр Д., Белецкий И. Комната (Н)
  Рассказ-монолог душевнобольного.
  Язык хороший, своеобразный, цельный. Читается трудновато, но так ведь почти всегда при длинных монологах. Главное, что появляется атмосфера, которая, если вчитаться, затягивает и держит читательское внимание. Образы, из которых она ткётся - свои, незатёртые, яркие. И описано удивительно достоверно, живо. Превосходно и то, что наличествует второй пласт - собесебник.
  Развязка тоже сильная. Перед нами не текст, который кондово "несёт информацию в форме рассказа", перед нами текст, который заставляет прочувствовать, а уже через это - задуматься самому. Для бессюжетного произведения - это сильно!
  Можно в некоторых местах придраться к языку, но не стану, пусть сделают другие.
  Впечатление: весьма!
  
  26. Андреев И. Мой враг (Ф)
  Язык средний, невыразительный, изрядное количество перегруженных предложений: "А когда Пемба Хазу - сирдар носильщиков, обратил наше с Нортом внимание на гиганта, даже в окружении совсем немаленьких вершин, я испугался".
  Чуть выше (в рецензии на 'Братство сумерек') я говорил о трёх типах отношения "эпиграф-рассказ". Здесь - явно второй, со всеми вытекающими.
  Сюжет: два лондонских альпиниста (упрямый и сомневающийся) отправляются в сопровождении туземца-носильщика покорять высоченную гору. Находят полумёртвых французов-альпинистов, те рассказывают всякие страсти-мордасти. Туземец предупреждает: "Дух горы не пускает к себе. Там только смерть". Но английские альпинисты, разумеется, и ухом не ведут, намереваясь "покорить вертикаль". (тут, кстати, всплывает вдруг третий участник экспедиции-врач, ну а туземцы-носильщики, те вообще по ходу множатся со страшной силой, прям как тараканы, и откуда, спрашивается? На горе их, что ли, нашли, в снегу откопали?). Затем упрямец, из-за того, что полез в одиночку на гребень, срывается со скалы и главгер "понял, что остался один" (эй, а куда делись врач и полчища носильщиков?). И что же делает главгер? Попробуйте угадать! Точно, лезет в одиночку на тот же гребень, и тоже срывается. Вот уж действительно "тупой и ещё тупее"! И объясняет автор этот поступок гениально: "Зачем я сделал это?... Не знаю". С тех пор главгер завис "в стихии" навечно, вот и вспоминает всё, и рефлексирует помаленьку. А ещё - присматривает за следующими альпинистами.
  Вторичность завязки, шаблонность и недостоверность поведения персонажей, нудное изложение - всё это делает рассказ зело неудобочитаемым.
  Однако: финал очень хорош. Правда. К нему бы ещё вступление по-живее, да выкинуть эпиграф, - к чему читателю сразу же тыкать в глаза вторичностью идеи?
  Впечатление: "На такой высоте разум не действует" (с) Андреев И.
  
   27. Данихнов В.Б. Мой папа (Н)
  Итак, от "моего врага" - к "моему папе". Значится, "отцы и дети" тут. Ну, поглядим. Учитывая, что я же и сагитировал Владимира сюда перебраться :-)
  Первый абзац - превосходный. А вот с озёрами материнских слёз - имхо, перегиб. Хотя сам образ классный, но поначалу подан так, что выбивается из стилистики детского рассказа, сюр попёр, короче. Хотя потом образ развивается грамотно.
  "дай уж я расскажу как докатился до этой жизни!" - имхо, неживая фраза для диалога, шибко книжная.
  Рассказ сильный. В душу лезет. Да, это, в общем, уровень. Хотя с тяжёлыми, мрачными вещами такого эффекта добиться проще, чем с лёгкими и светлыми - это общеизвестно.
  Минусы - предсказуемость развязки (идея с таким "освобождением души" - третична), одномерность персонажа-отца, натяжки в "пьяном разговоре" - всё это, на мой взгляд, обедняет рассказ, его бы развить как-нибудь - и совсем, глядишь, шедевр вышел бы. А, впрочем, это не моё дело, а автора. Но, главное, что плюсов в рассказе куда больше!
  Впечатление: хорошо.
  
  28. Михер. Немного о борьбе с вампиризмом! (Ф)
  Язык местами терпим, а местами плох: "Дверь являла собой подобие двухметрового листа из железа, лишь чисто символически приставленного здесь указывать вход". Такие "многоножки" то и дело шныряют по тексту.
  "имя, произнесенное мной шепотом, прозвучало подобно раскату грома в лесной чаще" - красивое сравнение, не правда ли? А, главное, такое своё...
  Хорошо хоть, что автор пользуется синонимами - тут и упырь, и кровосос, и вурдалак, а не только банальное "вампир-вампир"!
  Опять амнезия главгера для завязки - уже второй случай на этом конкурсе, но описано здесь несравненно лучше и достовернее, чем в 'Преображении'. По крайней мере, вменяемо.
  Сюжет: главгер идёт убивать вампира. Спускается в залу, дерётся, палит в него пулями серебрянными, режет ножами, наконец, протыкает осиновым колом (надо полагать, тот в кармане хранился). Кровосос повержен. И тут герой обнаруживает - он тоже вурдалак!
  Сложно понять, к чему этот посредственно написанный пересказ "Heretic'a"? Название настраивает на "кусок прикола", но ничего смешного я тут не приметил, кроме того, конечно, что я всё-таки дочитал этот текст до конца.
  Впечатление: "обставлено убого" (с) Михер.
  
  29. Наталья Хозяинова. Фотография Андрея Серова (Ф)
  Ой... Опять оно - паразитирование на чужом креативе.
  Сюжет: гуляя по Арбату, парень снялся на "полароид", расплатившись лотерейным билетом. Затем обнаружил, что не стареет и вообще не испытывает последствий негативных жизненных ситуаций! А вот фотка полароидная - стареет и синяки получает за него. Ну, покатились тут проблемы на главгера: кандидатку ему завалили, из-за того, что "слишком молод", на работу не берут, тёща невзлюбила и жену с ребёнком увезла. Наконец главгер решает: хватит! И сжигает фотку. Видит внутренним взором фотографа, который кричит: "Ну и к черту твой лотерейный билет, выигравший главный приз! Он сейчас ничего не стоит!:" Приходит в себя - старым и больным, но очень счастливым. И сразу же ему кандидатку и докторку и работу, и семья вернулась. Такая вот "невероятная история".
  Ну что тут сказать? Всё и так видно. Вторично, предсказуемо, нудно. На конкурсе за самый скучный рассказ данный опус имел бы все шансы выбиться на первое место. Язык нормальный, не сильно напрягает, напрягает заезженное содержание.
  Впечатление: "потянулись скучные дни" (с) Наталья Хозяинова.
  
   30. Грог. вешают редко (Ф)
  Неплохая миниатюрка. Поначалу читалось туго, а потом разошлось. Удачно то, что автор нестандартно развивает повествование, "чернуха" сменяется сюром, сюр - армейским бытописательством, а под финал вплетается мистическая затравка. Это ловко, читателю зевать некогда :-)
  На мой взгляд, минус в непрояснёнке: непонятно, кто вешает, кого, зачем, и зачем потом откачивает... Догадываюсь, что автор так подал умышленно, но оттого текст лучше не становится, всё равно выглядит так, словно автор просто поленился продумать фон. Ну и, конечно, второй минус: не смешно. По крайней мере, мне. А ведь заявлено как анекдот.
  Но в целом вещица показалась намного более интересной и цельной, чем 'Юг и Запад'.
  Впечатление: можно почитать под хорошее настроение.
  
   31. Nikel'. Дивный. (Ф)
  Это произведение я отрецензировал когда оно ещё не было заявлено на конкурс. Рецензию можно прочитать здесь . Очень рад, что автор выдвинула его. По моему мнению, этот превосходный рассказ на фоне прочитанного (а читал я, впрочем, не все конкурсные работы) вполне имеет шансы пробиться по меньшей мере в десятку. Он этого достоин. Сильная вещь!
  
  32. Fieryrat. Ветер (Ф)
  Язык в целом нормальный, без типичных ошибок начинающих, однако и не без шероховатостей.
  "не достаёт им морского тумана, его источник далеко" - вычурно. И это: "яростной безоблачной голубизной" - тоже.
  "отполированных до зеркального блеска камней" - слово "зеркальный" здесь не к месту. Про помытый пол такое говорят, но камни... Камни стали зеркалами? Ну, плиты ещё можно с натяжкой представить, но никак не камни.
  "им нечем мне возразить, нечего противопоставить" - штамп.
  Сюжет: ветер борется со стеной, бьётся в неё. И, наконец, побеждает. А потом летит дальше - биться с другими стенами.
  В рассказе очень много несуразностей. Например: "Её не точат дожди и град - люди неусыпно следят за качеством и крепостью" - простите, если за ней так эффективно следят, то и ветру здесь делать нечего. А в противном случае - дождь и влага вообще сделают куда больше для разрушения стены, чем обычный ветер. Ещё пример: "деревьев здесь нет на мили и мили вокруг" - что за бред? Что это за средневековый город без единого деревца? Или вот ещё глупость: "Люди не ведут войска в атаку на эту стену - бесполезно. Порой, они не успевали, как следует, приблизиться - наверху дальнобойные катапульты, рядом с ними хорошие мастера и отличные стратеги". Как человек, немного рабирающийся в средневековом воинском деле, могу Вас уверить: и не таких заламывали. Люди-то раньше не дураки были, находились опытные стратеги и "по эту сторону стены", так сказать. Все лежащие нын в руинах крепости разрушены не ветром - людьми. А вот та же Стена Плача, например (кстати, оставленная при разрушении Иерусалима как памятник доблести римских воинов) две с половиной тыщи лет стоит - и плюёт на все ветра вместе взятые.
  Другого рода несуразицы: непонятно, почему ветер думает как человек? Почему он вообще должен думать, ставить цели, добиваться? Почему именно стены его занимают, а не, положим, шелест листьев или морских волн? Без внятного ответа и обоснования вся содержательная составляющая рссказа провисает, обращается бессмыслицей.
  Но окончательно убивает рассказ название. Ну зачем, спрашивается, вываливать на читателя сразу, что это - монолог ветра? Оставить бы возможность самому догадаться - глядишь, хотя бы начало текста стало бы интересно для читателя. А так - "вот, я решил написать про ветер, теперь посмотрите, как у меня получилось". И карты раскрываете сразу зря, и само по себе получилось не очень.
  Впечатление: слабо.
  
  33. Стародубцев М.И. Сапер - жизнь в секунде (Н)
  Опять автора подводит страсть к эпиграфам... ну, помимо того, что это снова цитата "из себя любимого", по содержанию он - затёртая до дыр банальность. Из-за этого выглядит ещё более смешно и нелепо.
  А вот первый абзац написан хорошо, правильно.
  А дальше - пошло-поехало. Проблемы с языком большие, частично уже писал об этом в рецензии на "Идеальный шторм". Впрочем, от пары примеров не удержусь ради пользы автора.
  "столпилась большая куча милицейских и пожарных машин" - задание: внимательно прочитайте и найдите две ошибки.
  "Своим взглядом он находит меня в хаотично перемещающейся, словно броуновское движение, толпе" - аналогично.
  "Григорий Белов глядит на меня лицом, нет, не искаженным страхом или гневом, скорее маской, застывшей в одном положении навечно" - а здесь три.
  "начинает охарактеризовывать мне ситуацию", "Он поскальзывается" - чем скорее автор отучится извергать такие монструозные выверты языка, тем скорее его тексты станут читабельными.
  "Б*я.., где саперы" - Ваше право, только не забывайте, пожалуйста, что количество читателей, которые придут в неописуемый восторг от употребления мата в произведении НА НЕСКОЛЬКО ПОРЯДКОВ меньше, чем количество читателей, у которых это вызовет отвращение к Вашему тексту.
  "Я остаюсь один на один со своей судьбой..." - напыщенный штамп. И, кстати, далеко не единственный.
  Но вообще, следует признать, что этот рассказ лучше "шторма". По крайней мере, в том, что касается психологии главгера всё гораздо достовернее. И это плюс.
  А минус - полная вторичность содержания, темы, идеи, сюжета, героев и т.п. Сапёры, которые обезвреживают бомбу, в последнюю секунду отрезав нужный проводок, а до этого спасая ребёнка/девицу/старушку - скачут из одного голливудского фильма в другой. Это - штамп. Штампы - зло. От них нужно избавляться. Искать своё. Пока этого не случится, автор не поднимется на ступеньку над графоманией. Мы все (ну ладно, почти все) мыслим штампами и шаблонами, мы ими разговариваем в обыденной жизни, они - это то, что на плаву. Как плесень на воде, к примеру. И если мы садимся и начинаем эту штампованную плесень выплёскивать на бумагу (или комп) - никому это на фиг не надо. Посему искать надо своё. А искать своё нужно там, где лучше всего разбираешься. Ведь когда начинаешь писать про сапёров, солдат на чеченской войне, космонавтов - поневоле прут штампы, ибо как это происходит на самом деле - автору неизвестно. Писать достоверно о незнакомом - это уже очень высокий уровень мастерства, да и мастера всё равно обычно тратятся немало, чтобы разузнать по-лучше и по-основательней о том, что пишут. Дорогой автор, я уверен, что даже в Вашем молодом возрасте есть какие-то области жизни или ситуации, в которых Вы разбираетесь лучше большинства читателей и, в том числе, меня. Пишите об этом. Или используйте это в своих произведениях, и тогда сами почувствуете что к чему. Ибо о том, что человек хорошо знает, он, по крайней мере, лажи не напишет. Ему объективно легче быть оригинальным - хотя бы во взгляде или подаче. А про тяжкую и ответственную работу сапёров мы все знаем не меньше Вашего - те же фильмы и те же выпуски новостей смотрели.
  Впечатление: вторично.
  
  34. Эдуард Снежин. Биокомпьютер (Ф)
  Язык не самый худший, но, увы, с проблемами. Попадаются чрезмерно нагромождённые предложения: "Когда нашей группе спецназа поручили вылазку, чтобы освободить попавших в плен армейского подполковника и журналистку, то этот майор-оборотень присутствовал тоже при выдаче задания, его менты должны были отвлечь боевиков, чтобы мы просочились в район" - можно разбить на три, а то и на четыре. Станет лучше. И таких примеров по тексту ОЧЕНЬ много.
  "из расщелины, в которой мы лежали, был виден аул, в котором, по данным разведки, были заключены пленники" - никуда не годится, два "которого" подряд и два "была".
  "Приходит тоже в себя. И рот у него тоже заклеен" - коряво + 2 "тоже".
  "мы устроили перебежки, выбрав сторону двора, прикрытую строениями" - ну а здесь всё коряво.
  Сюжет: супергруппа спецназа в Чечне с помощью открытия чакр и энергетических вихрей из космоса ловко освобождает из рук боевиков самих себя, подпола с дочкой и, заодно, журналистов.
  Изложение схематично. Много смысловых ляпов, например: чеченцам в своём лагере ни к чему ходить с глушителями на автоматах, наручники не бывают столь острыми, что ими можно перерезать верёвку, арабского коньяка не бывает (в арабских странах даже за хранение спиртного по головке не погладят).
  Но самое сомнительное в этом тексте, как мне кажется, другое. Спекуляции на чеченской войне, даже патриотические, вызывают, как правило, неоднозначную реакцию. Потому как выглядит это так, словно автор для большей выразительности решил попаразитировать на реальной чужой боли, не будучи способен добиться выразительности и актуальности своего текста собственно литературными приёмами. Это как во время войны в Югославии, помню кадр по телеку: мать рыдает над ТОЛЬКО ЧТО убитым сыном, и тут же к ней подбегает журналюга, тычет камерой, вспышкой... Понимаете, что не так в этой ситуации?
  Поймите правильно: я не говорю, что эта тема закрыта. Нет. Но... если можно сказать то же самое на другом материале, лучше обратиться к другому материалу. ИМХО, в случае этого сюжета обращаться к чеченской войне не было обязательно.
  Но нужно отметить, что конец хороший. Атмосфера в нём проступает и живое человеческое чувство. Жаль, что только в конце. До этого - схема.
  Впечатление: рассказ не удался.
  
  35. Омельченко И.С. Стрелец (Ф) Этот рассказ я отрецензировал ещё в 'обзоре по заявкам', но, поскольку то, что я хотел сказать автору, может оказаться полезным и другим авторам, копирую рецензию здесь.
  Приём, когда начинается якобы с задушевного разговора главгера с незнакомцем - весьма бородатый. Ещё Гаррисон высмеивал и пародировал его. То есть, уже лет двадцать назад это было штампом. Для того, чтобы использовать его сейчас, нужно иметь ОЧЕНЬ ВЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ. А плюс к этому - оригинальное, красивое исполнение. Ни того, ни другого я в данном случае не вижу. Зачем этот приём, зачем вводка именно такая? Она могла бы задавать настроение читателю, погружать в атмосферу, служить сюжетным целям, но ничего подобного не видно. Поскольку исполнение очень некачественное. Попробуйте произнести такой диалог вслух и почувствуете фальш. Образ с ползанием до вершины, к тому же... э-э... далеко не свеж. "Если друг оказался вдруг..." Только у Высоцкого лучше, цельнее, и почти на сорок лет раньше. Наконец, подобный приём в данном случае ТОЛЬКО СНИЖАЕТ ИНТЕРЕС при чтении основного теста. Едва Никита оказался в "бесконечной пустыне снега", сразу стало ясно, что сейчас его будут бороть эти сомнения, но благодаря своему упрямому характеру он всё равно продерётся - короче, стало предсказуемо и неинтересно. Если бы не эта вводка с моралью, подобного эффекта бы не возникло.
  Эпиграф хороший.
  Язык в целом неплохой, видно, что автор работает, уделяет этому внимание. Ни "былья", ни засилия личных местоимений. Это правильно. Однако, на пути к совершенству предстоит ещё изрядно покорпеть. В предложениях очень много лишних слов. Здесь надо просто садиться и думать над каждой строчкой: что отсюда можно выбросить без того, чтобы пострадал смысл фразы? И смело выбрасывать, выбрасывать, как тухлые ягоды из корзины. Утомительно, но очень полезно.
  Второй минус - автор слишком о многом хочет сказать в одном предложении, слишком многое впихнуть, оттого выходят разные корявости вроде этой: "Без забытой в гардеробе дорогой куртки", а некоторые предложения слишком накручены нагромождением причастных и деепричастных оборотов. Не стоит спешить, не стоит впихивать, каждому предложению хватит своей информации.
  Третий минус - частичная заштампованность языка, а частично - наоборот, составление нелепых, несочетаемых конструкций в порыве найти "своё". Избавляться надобно от обеих крайностей, и шествовать царским путём к успеху :-)
  Некоторые примеры:
  "забыть сегодняшний день, как страшный сон" - избитый штамп
  "проносились мимо со скоростью света" - имхо, слишком гиперболизированное сравнение. Добавить бы слово "почти" и не так бы глаза резало.
  "не престало" - пишется через "и"
  "Не для того он, вообще-то парень" - лишнее "вообще-то"
  "Зачем ты живешь?" - здравствуй, Вавилон-5! Там ещё одна сакраментальная фраза была: "Что ты здесь делаешь?"
  Далее, очень слабо прописан психологизм, осбенно в этом абзаце: "Ну, это вообще не тема... и т.п."
  Придумка с картинками в виде ледяных узоров, показалась симпатичной, хороший, яркий образ. Но сами картинки - банальные, без изюминок, да ещё и выражены ужасно, со всякими "замахивается, чтобы нанести ему пощечину". "И вздох облегчения за его спиной..." - а это хорошо.
  Поскольку перед нами отрывок из романа, сюжет и идею, естественно, не оцениваю.
  Герой мне показался блеклым и штампованным. Упрямый красавец-качок, всеми брошенный и обиженный. Ну и что? Что в таком субъекте примечательного? Да, возможно, на протяжении романа с ним произойдут такие метаморфозы, что читатель будет переживать за него, как за родного, но пока-то, с самого начала, должно же быть хоть что-то цепляющее? Пока - скажу честно - если бы увидел такой роман на полке в магазине, и пролистал эти самые первые страницы, покупать бы не стал. Понеже бо не цепляет.
  Ещё момент: крайне нелепая характеристика. Кто такую составлял? Начальник на работе? Сдвинутый по фазе экстрасенс? Уволенный в запас кэгебешник? Неужели о главгере нечего больше примечательного сообщить читателю? К тому же, не соблюден стиль характеристик, с их специфичными словечками, оборотами и композицией текста, из-за чего в такую характеристику просто не веришь.
  В общем, пока так.
  Впечатление: работать и работать.
  
   36. Уранова Р.А. Бабушкин сад. (Н)
  Язык очень лёгкий, сочный, весьма приятственный. Портит только чрезмерное "яканье", особенно в первой половине. Ну и ещё кое-какие претензии:
  "в городе я как рыба в воде" - штамп, "холодно, у меня зуб на зуб не попадает" - ещё один. И ещё: "ключ ко всему в моей памяти".
  "В беседке я частенько видела пауков, но их присутствие в ней тогда не остановило меня" - избыток личных местоимений.
  Сюжет: молодой женщине-горожанке снится эпизод из деревенского детства, проведённого у бабушки. Навязчивый сон всё больше овладевает вниманием героини, пока наконец напряжение не разрешается звонком родителей... о смерти бабушки (?)
  Пусть закрутка с навязчивым сном - не шибко ориинально, но это как раз тот случай, когда хороший язык может отчасти спасти рассказ при не очень свежей идее. Ну и, конечно, вторая составляющая успеха - адекватность формы содержанию. Миниатюра захватывает читателя, погружает в атмосферу, и разрешается до того, как он успеет устать от текста :-)
  Впечатление: очень даже неплохой рассказ.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) М.Лунёва "К тебе через Туманы"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"