Маларёва Галина: другие произведения.

Волшебная плетка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  Волшебная плетка.
  Галина Маларёва
  
   []
  
  
  
  Глава первая
  Волшебная фея
  
  - Бабушка, расскажи сказку, - уныло протянула Даша. Она лежала в теплой кровати с градусником под мышкой и, как положено больному ребенку, немного капризничала.
  В углу напротив, переливаясь яркими разноцветными огонями, стояла наряженная елка. Каждое утро Даша, откинув одеяло, спрыгивала на пол, подбегала к елке и проверяла - не пролетал ли случайно мимо Дед Мороз и не обронил ли подарочек, как он обычно делал это в каждый Новый Год. Пусть даже небольшой, пусть даже самый крохотный, но все же подарок. Но, убедившись, что под елкой ничего нет, девочка тяжело вздыхала и, скривив недовольную рожицу, возвращалась в свою кровать. Она прекрасно понимала, что как ни крути, все подарки появляются только в ночь перед Новым Годом, которая, к ее большому сожалению, еще не наступила.
  Но этот год был не такой как остальные. В этом году Даша пошла в школу, а значит, она стала немного взрослей. Плюс ко всему, размышляла девочка, она же болеет! И хотя бы ради этого Дед Мороз мог бы быть чуточку порасторопней, и чтобы подсластить ее горькую жизнь, принести ей что-нибудь на денек пораньше. Хотя кто его знает этого Деда Мороза с его правилами.
  Даша не любила болеть. Ей было скучно лежать целый день в постели, пить надоевшее горячее молоко с медом и слышать доносившийся с улицы смех резвившихся там подружек. Слышать, как те катались с горок, кидались снежками, бегали, валялись в сугробах, но только не лежали в скучной постели в ожидании, когда же спадет эта "жуткая", как выражалась бабушка, температура.
  ‒ Ну, бабушка... ‒ снова заныла Даша, еще больше прибавляя в голосе трагических ноток, как и положено больной. ‒ Ну, расскажи.
  ‒ Какую, Дашенька? Я тебе все сказки уже рассказала, и в моем волшебном сундучке ничего нет. Ты же знаешь, что надо поспать. ‒ Шаркая мягкими тапочками по полу по направлению к елке, промолвила бабушка. Подобрав последнюю валявшуюся на полу игрушку, она убрала ее в коробку, что стояла там же под елкой. ‒ Как только ты глазки закроешь, тут же прилетит сказочная фея и заполнит мой сундучок новой волшебной сказкой. Ты же это прекрасно знаешь. ‒ Она подошла к внучке и, поправив ей одеяло, осторожно присела рядом.
  ‒ А мама сказала, что фей не бывает, это все бабушкины сказки! ‒ наставительным тоном произнесла внучка. ‒ И что ты их сама придумываешь. Ну, бабушка... ‒ Вновь протянула Даша.
  Дашины мама и папа незадолго до Нового Года улетели в командировку по работе и еще три дня назад как должны были вернуться домой. Но из-за снегопада их рейс каждый день откладывали, и Даша уже начала скучать по родителям, каждый раз напоминая бабушке, что бы сказали или сделали они в том или ином случае.
  ‒ Когда же мне их придумывать, если я все время с тобой? ‒ в недоумении развела руками бабушка. На кухне три раза недовольно пропищала микроволновка. ‒ Вот видишь! ‒ Она важно подняла указательный палец вверх. ‒ Это сигнал ко сну, ‒ торжественно объявила она и поспешила на кухню. Вернувшись с кружкой горячего молока, бабушка поставила ее на тумбочку перед внучкой.
  ‒ Не хочу! Не хочу молоко! ‒ завопила девочка. ‒ Оно противное! Там пенки, они кусаются! ‒ и чтобы усилить свое отвращение к упомянутым кусачим пенкам изо всех сил замотала во все стороны головой.
  ‒ Какие же там пенки? ‒ удивленно приподняв брови, бабушка заглянула в кружку. Там только маленькая ложечка меда. Ты же знаешь, фея не любит вредных детей, ‒ настаивала на своем бабушка, ‒ и прилетает только тогда, когда они выпьют молоко с медом и начнут закрывать свои глазки.
  ‒ Ну, хорошо, ‒ начала сдаваться внучка, обиженно надувая губы. Взяв кружку в руки, она вновь взглянула на бабушку. ‒ Ты все же загляни в сундучок, ‒ осторожно отхлебнув молоко, проворчала Даша, - вдруг эта фея кусочек сказки туда все же положила, а ты просто сослепу не заметила. ‒ Хитро прищурив глазенки, она от нетерпения заерзала на кровати.
  ‒ Ладно, сейчас проверю, ‒ бабушка подмигнула девочке и, удалившись в свою комнату, через минуту вернулась с резным, почерневшим от времени деревянным ящичком, по бокам которого находились маленькие железные заклепки. На дверце этого ящичка красовался небольшой, выкованный под старину, металлический замок, что придавало сундучку старинный и загадочный вид. В нем бабушка хранила несколько разноцветных клубков шерстяных ниток, спицы и кучу ярких обрезков различных тканей. Даша, будучи девочкой любопытной, не раз пыталась заглянуть туда и найти там что-нибудь, хоть чем-то похожее на сказку, хотя она слабо представляла, как должна выглядеть сказка, принесенная феей. Но сколько бы раз она не заглядывала, кроме шерстяных ниток и кусочков ткани, она ничего там не находила. "Какие же вредные эти феи!" ‒ каждый раз думала Даша, засовывая обратно бабушкино богатство. ‒ "Они приходят только к бабушкам, а зачем бабушкам сказки? Они же старенькие!" ‒ и, глубоко вздыхая, уносила сундучок на прежнее место.
  Подойдя к Даше, бабушка чуть приоткрыла резную крышку сундучка.
  ‒ Ой, правда! ‒ заглянув внутрь, удивленно воскликнула она, ‒ Там и впрямь что-то виднеется! ‒ старушка загадочно улыбнулась внучке. ‒ Но я начну рассказывать только при условии, что ты допьешь все молоко и залезешь под одеяло, ‒ строго произнесла она. Выключив свет и включив настольную лампу, что стояла на тумбочке перед кроватью, бабушка медленно опустилась в стоявшее рядом с кроватью мягкое кресло.
  Все так же переливаясь разноцветными огоньками, в углу комнаты светилась новогодняя елка. В наступившей за окном темноте, медленно кружась в тишине, неслышно опускались маленькие снежинки. Плюшевые зверюшки и куклы в ярких нарядах рядком выстроились на письменном столе возле подоконника, в ожидании новой сказки.
  Бабушка осторожно вытащила из сундучка пару клубочков и, поправив на носу очки с толстыми стеклами, взяла в руки спицы и неторопливо начала надевать на них петлю за петлей.
  ‒ Ну что, Даша, ты готова? Можно начинать сказку? ‒ Монотонно постукивая спицами, старушка вопросительно взглянула на внучку.
  ‒ Готова, готова! Давай уже начинай! ‒ нетерпеливо выпалила девочка. Допив молоко, она демонстративно поставила пустую кружку на тумбочку и юркнула под одеяло.
  ‒ И так, в некотором царстве, в некотором государстве...
  ‒ Бабушка, ‒ прервав ее, недовольно протянула Даша, - у тебя все сказки так начинаются. Эта фея что их на Ксероксе копирует?! ‒ важно, со знанием дела произнесла девочка. Она слабо представляла, кто такой был этот Ксерокс, но все же, слушая разговоры взрослых, понимала, что ничего другого как повторять то, что уже сделано он не умеет.
  ‒ Ну ладно, ладно, ‒ поправилась бабушка. ‒ В одной далекой-предалекой стране, где синее море до того синее, что даже видно как плещутся рыбки на самом дне, это море так и называлось: "Самое Синее море", а леса до того дремучие, что местные жители побаивались заходить туда, каждый раз обходя их стороной, жил Иван - рыбацкий сын. Жил он в старой хибаре, выстроенной еще его дедом, и каждое утро выходил на старенькой лодчонке в море, чтоб наловить рыбы.
  ‒ Бабушка, а я в этой сказке буду? ‒ тут же представив перед собой резвившихся в воде рыбок и лес с высокими-превысокими соснами, протянула Даша, устраиваясь поудобнее под одеялом. ‒ Фея там ничего про это не говорила?
  ‒ Ну-ка сейчас посмотрим. ‒ Бабушка приостановилась и немного задумалась, аккуратно пододвигая поближе раскатившиеся в стороны клубки ниток. И после некоторой паузы продолжила, ‒ Вместе с Иваном жила его сестренка Дашенька - бойкая и веселая девочка, которая очень любила совать свой нос не в свои дела. ‒ Бабушка весело подмигнула скривившей недовольную гримасу внучке. ‒ Иван каждое утро уходил рыбачить, а Даша оставалась по хозяйству, дом убирала, кашу варила. Она была еще маленькая, но очень самостоятельная. Все соседи любили Дашеньку, она была доброй и отзывчивой девочкой и, если было нужно, всегда приходила на помощь. Словно колокольчик звучал ее звонкий смех, когда она пробегала по улицам города. Своих родителей Дашенька не видела уже очень давно. Они, как и многие другие, жившие в той стране, были захвачены и посажены в темницы злым и свирепым Королем, правившим в те времена их сказочным государством.
  Местные жители каждый раз трепетали от страха, когда Король проезжал на своей золоченой карете по улицам городов и взимал с них дань. Еще издали заслышав о его приближение, они захлопывали ставни, запирали все двери и, выставив кулечки с оброком на улицу, старались не высовываться, чтоб только не попадаться ему на глаза. Взгляд у Короля был до того пронзительным, что казалось он мог увидеть каждую их мысль. А если он вдруг зачуял что-то неладное, он тут же начинал всех казнить и сажать в темницы. Но в народе поговаривали, что он не всегда был такой злой и свирепый. Когда-то он был очень веселый, любил петь песни и устраивать пышные праздники для своих верноподданных. В те счастливые времена его королевство процветало. Люди, жившие в нем, не знали забот, и многие соседские короли частенько приезжали к ним в гости, чтоб поучиться у их правителя, как правильно управлять государством.
  У Короля была прекрасная дочь, в которой он души не чаял и при каждом удобном случае баловал ее и потакал всем ее капризам. Из-за этого Принцесса выросла вредная и избалованная. Как-то раз, не послушав отца, она зашла в самую чащу леса, и, сама не замечая того, разозлила своими капризами одного очень могущественного волшебника. Волшебник же, не ожидавший подобного поведения от маленькой девочки, рассвирепел и наложил страшное заклятие на Принцессу и все королевство. Никто ни разу не видел того волшебника. Поговаривали, что он жил в дремучем лесу и, зная о своем вспыльчивом нраве, боялся показываться людям на глаза. Так как в душе-то он был совсем не злой и очень сожалел потом о своем поступке. Но что сделано - то сделано. Прекрасная Принцесса превратилась в злую Колдунью, ненавидевшую все живое вокруг, и заперлась в Королевском Замке. В народе шли слухи, будто проклятье то заразное, словно грипп или ангина. И что Король, продолжая потакать капризам дочери, заразился той же страшной болезнью, что и Принцесса. Он становился все мрачнее и безжалостней, уже не пел песни и не устраивал праздники. У него теперь появились другие развлечения в жизни, а именно собрать с народа еще больше оброка, или как сделать чью-то жизнь еще ужаснее. Жителям сказочного королевства поначалу очень не понравились такие перемены, и они пробовали сопротивляться новой власти Короля. Но все же Король с его королевской армией оказался сильнее. Одних недовольных он схватил и бросил за решетку в темницу, других сослал в дальние страны.
  Колдунья же продолжала упиваться своей злобой и вертела Королем и его прислугой как хотела. В народе шла молва, что сердце ее стало каменным. Превратить камень обратно в любящее и нежное сердце все же можно, но как это сделать - никто не знал. Многие пытались найти того волшебника и расспросить его, в чем был секрет колдовства, но так и не могли нигде его отыскать.
  ‒ И что? ‒ Даша вопросительно взглянула на бабушку, ‒ не нашлось ни одного богатыря в том королевстве, чтобы прийти к этой ведьме и отшлепать ее? А как же Король? Он же был хорошим? ‒ Даша удивленно пожала плечами. ‒ Неужели не было никакого лекарства, чтоб Король не заражался?
  ‒ В том-то и дело, ‒ продолжала бабушка, методично постукивая спицей о спицу. - Король понимал, что поступает не правильно, но ничего не мог с этим поделать. Заклятье было настолько сильным, что как только Колдунья открывала рот и начинала произносить свои приказы, все тут же беспрекословно подчинялись ей.
  ‒ Ух, и вредная же эта Колдунья, ну прямо как наша воспитательница, ‒ проворчала Дарья и недовольно заерзала под одеялом.
  ‒ По соседству, ‒ улыбнувшись внучке, продолжала бабушка, ‒ в том далеком и дремучем лесу жил великан. Он был огромным и сильным. Все тело его было покрыто шерстью, а изо рта торчали два белых клыка. Он никому в лесу не делал зла, но все же звери, заслышав о его приближении, обходили его стороной. Как и все обитатели Дремучего Леса, Великан обладал волшебной силой и мог колдовать. У него была плетка, которую он сам смастерил, чтоб добывать себе пищу и защищать свою территорию от врагов. Плетка эта была волшебная, о семи концах. Если стукнешь первым концом - все вокруг заплачут. Стукнешь вторым концом - все засмеются, стукнешь третьим - все заснут, четвертым - все задрожат от страха и станут маленькими-маленькими. Ну а если стукнешь пятым, шестым или седьмым концами - все возвращалось на свои места, так как великан еще не придумал, какими способностями можно было наделить оставшиеся три конца плетки. Как все великаны он был очень медлительным, делал все обстоятельно и не любил торопиться.
  Так вот, как-то в той далекой стране разразилась страшная буря. Наш великан был до того трусливым, что очень боялся всех бурь и ураганов. А когда он начинал бояться, то весь от страха сжимался, сворачивался клубком и становился похожим на маленького медвежонка или небольшую мохнатую кочку. На спине у него тут же появлялись три фиолетовые иголки, которые защищали его во время опасности. Он забирался в самую чашу лесную и выжидал, пока закончится непогода, и он снова сможет спокойно гулять по лесу.
  Вот и в этот раз он очень испугался, свернулся клубком и затаился на время бури под одной из огромных раскидистых сосен, что росли в тех краях. Когда буря закончилась, и великан вылез из своего укрытия, то плетки с ним рядом не оказалось. Он очень разозлился и наказал всем зверям и деревьям в лесу и всем волнам в море, что если вдруг кто увидит его плетку, пусть немедленно заберет ее и принесет ему назад.
  На следующий день, когда высоко над землей ярко светило солнце, а тяжелые грозовые тучи покинули небо сказочного королевства, Иван вышел из своей хижины. Наказав Даше ни за что одной не выходить из дома, он пошел на окраину леса поискать, не вылез ли где после дождя какой гриб. Шел он, шел и вдруг увидел: лежит плетка о семи концах, хорошая такая плетка, добротная. А рядом - никого, кто бы мог обронить ее ненароком или потерять. Иван знал, что в Дремучем Лесу опасно подбирать что-либо незнакомое. Каждый пень, ветка или еловая шишка может оказаться совсем не тем, чем кажется на первый взгляд. Внимательно осмотрев со всех сторон свою находку и не найдя в ней ничего опасного, юноша подумал, что в хозяйстве все пригодится. Засунув плетку за пояс, он, как ни в чем не бывало, пошел дальше. Но не заметил Иван, что второй конец той плетки все же остался волочиться по земле и, подпрыгивая на выступавших на тропинка корнях деревьев, задорно отстукивал веселую дробь. А Иван, знай себе, шел по тропинке и радостно напевал в такт дроби забавную песенку. И тут, словно услышав мотив песенки, то там, то тут стали появляться маленькие и большие грибы: подосиновики, подберезовики, опята и маслята. Они весело выпрыгивали из-под земли прямо под ногами идущего путника, приковывая взор своими разноцветными шляпками. Иван удивился и обрадовался такой удаче. Набрав полную корзину всевозможных грибов, очень довольный он вернулся домой.
  ‒ Что ж ты меня не взял? ‒ увидев такое разнообразие лесных даров, воскликнула Даша. ‒ А я тут сижу, скучаю... ‒ раздосадовано всплеснула девочка руками. ‒ И что это люди болтают про лес, что там нечисть живет?! Только глянь, какая красота! Залюбуешься! ‒ И Даша начала вытаскивать из корзинки один гриб за другим, весело приговаривая, ‒ Посмотри, какой красавец под осинкою рос - подосиновик! А вот этот другой под березкой сидел - подберезовик! Вот как кашу наварим!.. Вкусную!.. Всех соседей позовем!.. Наедимся!.. Вот весело-то будет!..
  На следующий день, так же оставив сестренку дома хозяйничать, Иван отправился на лодке в море, рыбу ловить. Отплыл он уже достаточно далеко от берега, когда обнаружил, что на радостях после вчерашнего удачного сбора грибов он забыл дома удочку. Но вспомнив, что захватил с собой плетку, Иван подумал и решил не возвращаться. Рыбак достал крючок из хранившейся на дне лодки небольшой жестяной банки и аккуратно привязал его к третьему концу плетки, что первым попался ему под руку. Иван не знал о волшебных свойствах плетки и даже не догадывался о них. Но тут волны, увидев плетку и вспомнив наказ великана, заволновались, начали плескаться о борта лодки, стараясь перевернуть ее, и что-то недовольно нашептывать Ивану о пропаже. Но наш герой, ни о чем не подозревая, лишь слегка удивился возникновению небольшой зыби при такой спокойной погоде и, забросив третий конец плетки в море, стал ждать. Волны тут же начали стихать, море успокоилось, ощутив волшебную силу третьего конца плетки, ведь сила та заключалась в том, что как только им ударяли обо что-нибудь, все вокруг сразу же засыпало. И море, почувствовав удар, стало удивительно тихим и спокойным. Вся рыба, что плавала там, тоже уснула, убаюканная тихим течением вод морских, и всплыла на поверхность. Иван очень обрадовался и стал быстро вылавливать ее из воды и бросать в лодку. На всплывшую на поверхность рыбешку тут же налетели стаи птиц, которые тоже были не прочь полакомиться свежим уловом. И пока птицы полностью не съели всю рыбу, наш рыбак еще быстрее стал забрасывать ее в лодку.
  Лодка была уже доверху заполнена, когда Иван вдруг услышал оружейные выстрелы и увидел, как вдалеке, там, где берег моря делал небольшой изгиб в сторону Дремучего Леса, выплыл большой королевский корабль. Птицы тут же в панике разлетелись в разные стороны, а корабль, взяв курс на Иваново суденышко, стал медленно приближаться к нему.
  Десять вёсельщиков сидели на веслах и равномерно отсчитывали такт. Сам Король стоял на носу корабля с ружьем в руках и казался очень довольным. Корабль медленно подплыл к лодке, и Король, не сводя взгляд с рыбака, важно произнес:
  ‒ Кто ты такой, что рыбачишь в морях моих и как ты сумел подозвать к себе столько птиц? ‒ Грозно спросил Король. ‒ Славная получилась у Нас охота. ‒ Он, как и многие короли в тех краях, с некоторых пор любил называть себя на 'вы', чувствуя при этом превосходство над своими подопечными.
  ‒ Меня Ваней зовут, Ваше Величество. ‒ Кланяясь Королю, вежливо ответил Иван. ‒ Я сын рыбака, живу в маленькой хибаре на краю Самого Синего моря.
  Король прищурил глазки и внимательно осмотрел своего нового знакомого, будто оценивая его и решая, какое же задание дать этому юноше, чтобы тот не сумел с ним справиться.
  ‒ Так вот Иван. Мы подстрелили много дичи, и за это Мы даруем тебе свободу. ‒ Выпятив грудь вперед, наконец, произнес он.
  Король был невысокого роста, немного полноватый на вид. Стараясь одеваться по последней моде, он носил широкоплечие мундиры, короткие бриджи и обтягивающие колготы. И каждый раз, когда он хотел выглядеть важным и принимал, как ему казалось, царственный вид, он еще больше округлялся и становился похож на большой надутый шар на тоненьких ножках. А еще у Короля были светло-русые кудрявые волосы. Когда он напяливал на голову свою золотую корону, то его кудряшки словно пушистым венцом обрамляли ее, придавая Королю воздушно-озорной вид.
  ‒ Покорнейше Вас благодарю, Ваше Величество! ‒ кланяясь, произнес Иван и, видя напыщенно-важную округлившуюся физиономию Его Величества, не сдержался и весело хмыкнул.
  ‒ Кажется тебе весело, Иван - рыбацкий сын. Так вот, за то, что ты так радуешься Нашему успеху в сегодняшней охоте, я приглашаю тебя на пир в Наше Величественное Королевство. Завтра! Нет послезавтра! Нет, лучше послепослезавтра! ‒ подбоченясь, важно произнес Король и злобно прищурил свои крошечные глазки. ‒ И придешь ты туда ровно в два часа дня! ‒ царственно подняв указательный палец, отчеканил он, не сводя взгляда с Ивана. ‒ А если придешь раньше или опоздаешь хотя бы на секунду - Мы тебя казним! ‒ Король, гордо вскинув голову, отвернулся от рыбака, давая понять, что этот столь утомительный для него разговор окончен.
  Королевский корабль медленно развернулся и уплыл восвояси, а Иван низко склонив голову в поклоне, некоторое время еще оставался стоять неподвижно, боясь пошевелиться. Потом он медленно опустился в лодку и, взяв в руки весла, не торопясь, поплыл к дому, обдумывая, что же ему теперь делать и как попасть к Королю на пир вовремя, секунда в секунду.
  ‒ Ваня! Как много рыбы! ‒ Развела руками Даша, встретив брата на берегу. ‒ Откуда столько?!
  Иван глубоко вздохнул и рассказал сестренке о его необычайном приключении на море. О рыбе, что сама всплыла к нему на поверхность, о птицах, что кружили стаями над морской гладью и о случайной встрече с Королем, который пригласил его на обед послепослезавтра ровно в два часа дня, ни на секунду раньше, ни на секунду позже.
  ‒ Я тебя одного туда не пущу, ‒ выслушав все от начала до конца, твердо произнесла Даша. ‒ Ты без меня пропадешь!
  ‒ Дашенька, как же я тебя с собой-то возьму? ‒ пытался вразумить ее Иван. ‒ Нам придется идти долго. Ты еще маленькая, устанешь. Да и кто знает, что нам на пути попадется.
  ‒ Вань, я ведь шустрая, ‒ не унималась Даша, ‒ я везде поспею. А если ты меня не возьмешь, я все равно уйду! Тайком! ‒ девочка обиженно надула губы и, угрожающе покачав головой, добавила. ‒ Ты меня знаешь! Как пить дать, уйду!
  Иван вынужден был согласиться, так как прекрасно знал, что если его сестра что-то решила, то разубеждать ее в этом было бесполезно.
  
  
  
   
  Глава вторая
  Королева Елка
  
  Вернувшись с рыбалки, Иван пошел на рынок и продал там почти весь свой улов.
  На следующее утро брат с сестрой поднялись очень рано, когда яркие лучи солнца едва показались над горизонтом и озарили мохнатые верхушки деревьев. Положив в небольшую котомку несколько жареных рыбок, краюху хлеба и пару хрустящей моркови, что росла у них в огороде, они отправились в путь. На всяких случай Иван прихватил с собой найденную им в Дремучем Лесу плетку. "Мало ли кто встретится нам на пути...", ‒ рассуждал он, засовывая плетку поглубже за пояс, ‒ "А плетка, она и от диких зверей отбиться поможет, и если перевязать что придется, да и вообще вещь нужная".
  Выйдя из дома, наши путники направились к берегу моря, решив, что так будет безопасней всего. Но только они подошли к воде, как волны тут же зашумели, зашипели и начали вздыматься все выше и выше, шелестя и пришептывая: "Отдай шшто взял... Шшто по праву тебе не принадлешшит. Ты не знаешшь шшто имеешшь..." ‒ шипели волны, все ближе и ближе подбираясь к ним.
  Даша испугалась и отступила назад, она еще никогда не видела, чтоб волны так себя вели.
  ‒ Чего это они? Вань? ‒ прошептала девочка, спрятавшись за спину брата.
  ‒ Даже и не знаю... ‒ отходя подальше от волн, озадаченно почесал в затылке Иван.
  А волны все шипели и медленно надвигались вперед.
  ‒ Может, ну его это море? А? ‒ отвернувшись от волн, Даша посмотрела вдаль, где на опушке леса, красуясь под солнечными лучами, стояли ровные ряды молодых сосен. ‒ Давай лесом пойдем? Так даже короче будет.
  Ваня окинул взглядом растущие неподалеку деревья и задумался. Королевство, где жил Король находилось прямехонько за Дремучим Лесом. Им всего-то надо было пройти чащу лесную, перемахнуть расстилавшееся следом за ней широкое Земляничное Поле, преодолеть видневшуюся за полем Белоснежную Гору, а там за горой, по рассказам местных жителей, до Королевского Замка рукой подать. А иди они вдоль моря, то им пришлось бы огибать и весь лес кругом, и поле, и целую Белоснежную Гору. И неизвестно еще поспеют ли они вовремя на званый пир к Королю или нет. Да еще тут эти волны, будь они неладны...
  ‒ А может и правда лесом пойти? ‒ подмигнул сестренке Иван, ‒ Мало ли что там люди болтают про нечисть. Ведь саму нечисть никто в глаза так и не видел. Как ты мыслишь?
  ‒ Лесом! Лесом пойдем! ‒ заторопила его Дарья и, боязливо косясь на все ближе подбиравшуюся к ней воду, потянула Ивана в сторону лесной чащи. ‒ Ты же таких грибов там набрал, просто загляденье! И если проголодаемся - еще соберем, разведем костер и поджарим. Я и спички с собой захватила. Вот смотри! ‒ Она вытащила из кармана коробок спичек и гордо продемонстрировала их брату.
  ‒ И то верно! ‒ кивнул ей Иван. ‒ Ты у меня молодец! Сообразительная! ‒ улыбнулся он и, взяв сестренку за руку, бодро направился с ней в сторону видневшихся неподалеку деревьев.
  День был жарким и солнечным, белые облачка плавно плыли по небу. Птички напевали нашим путникам веселую песенку. Настроение у ребят быстро улучшилось и вскоре они совсем позабыли о волнах, что шипели на них на берегу моря. Долго ли коротко, дошли они до молодой поросли сосенок, после которых начинался Дремучий Лес.
  Осторожно озираясь кругом, вошли они в чащу. Казалось, не было ничего страшного в том заповедном лесу. Сквозь ветки деревьев проглядывало солнышко. Все так же беззаботно щебетали птички, усевшись рядком на ветках. По обе стороны тропинки, на которую вышли Иван с Дашей, росли яркие лесные цветы.
  ‒ Ну и что тут такого ужасного? ‒ оглядываясь вокруг, промолвила Даша и, сорвав ярко-красный цветок, тут же воткнула его себе в волосы. ‒ Ну как? Красиво? ‒ прищурившись, посмотрела она на брата.
  ‒ Красиво, ‒ заверил ее Иван, ‒ только будь, пожалуйста, потише, а то вдруг кто плохой нас услышит и что нехорошее задумает.
  ‒ Ладно, ‒ прошептала девочка, ‒ я осторожней буду, ‒ и в подтверждение своих слов она чуть слышно на цыпочках последовала дальше.
  Долго они шли по тропинкам Дремучего Леса, как вдруг лес стал сгущаться. Все меньше попадалось на пути ярких цветов. Узкие тропинки переплетались корнями разросшихся во все стороны деревьев. А между ними все чаще и чаще появлялись заболоченные участки, которые приходилось перепрыгивать и обходить кругом.
  ‒ Что-то темновато стало, Вань, ‒ оглядываясь по сторонам, промолвила Дарья, аккуратно перескакивая с одного бугорка на другой. ‒ Здесь какая-то слякоть вокруг. Это что уже Заколдованный Лес начинается?
  ‒ Похоже, что так, ‒ внимательно осматриваясь, ответил Иван, ‒ ты только не отставай! А то тут видишь темень какая?! Так и потеряться несложно.
  ‒ Я попробую, ой! ‒ перепрыгнув с одной кочки на другую, она поскользнулась и шлепнулась в лужу.
  ‒ Ты чего? ‒ воскликнул Иван и подскочил к сестренке. ‒ Не ушиблась?
  ‒ Нет. Смотри! ‒ вставая и отряхивая платьице, она указала рукой чуть в сторону от себя. Там в густой полутьме деревьев что-то шевелилось, делая короткие резкие движения, словно пытаясь вырваться из западни.
  ‒ Стой здесь! ‒ шепотом произнес Иван и, пригнувшись, стал осторожно пробираться к месту, куда указала сестра.
  ‒ Ну, что подкрадываешься! Лучше бы помог! ‒ вдруг услышал он донесшееся оттуда недовольное ворчание и от неожиданности замер на месте. ‒ Ну вот, на тебе! ‒ снова проворчал кто-то. - Теперь он и вовсе остолбенел.
   Даша, пробежав немного вперед, увидела, как прямо перед ней в ложбинке шевелится нечто похожее на большую разлапистую шишку.
  ‒ Вань! ‒ воскликнула Даша от удивления. ‒ Да это же шишка сосновая! Говорящая! ‒ подойдя поближе, девочка весело рассмеялась.
  ‒ Фи! Девчонка! Какая я тебе шишка?! Ну и дети пошли, никакого уважения к старшим! ‒ вновь проворчала шишка и подняла голову. ‒ Что, не видишь? Старик я. Живу здесь, травы собираю, людей лечу. А шишка эта - шапка моя, лысину закрывает и от врагов спасает, чтоб те думали, что я - это не я. ‒ И тут их новый знакомый вдруг поднялся на тоненькие ножки и замахал им что есть мочи. ‒ Ну, живей же сюда, а то поздно будет!
  Иван в три прискока подскочил к ложбинке и увидел, что, действительно, это никакая ни шишка, а низенький, примерно ростом с Дашу, дряхлый старичок с длинной седой бородой и огромной еловой шишкой-шапкой на макушке. Прямо перед стариком лежала огромная коряга, бывшая некогда деревом. А под корягой той между веток был зажат маленький лисенок. Он лежал неподвижно на земле и лишь тихонько скулил от боли.
  ‒ Какой крохотный! Кто ж его так? ‒ подбежав к зверьку, выпалила Дарья. ‒ Ух и тяжелая она! ‒ девочка попробовала сдвинуть корягу с места, но та даже и не дрогнула. ‒ Ваня, помогай! ‒ отпустив корягу, крикнула она брату.
  Иван тут же подскочил к лисенку, уперся ногами в землю, обоими руками ухватился за бревно и, что есть силы, рванул его вверх. Бревно издало глухое "ох", хрустнуло и чуть приподнялось. В этот момент старик с Дашей осторожно вытащили лисенка наружу и аккуратно положили на заросшую мхом тропинку.
  ‒ И как же это его так угораздило под бревно попасть? ‒ ощупывая слабенькое тельце животного, спросил Иван.
  ‒ Да это все великан наш доморощенный. Будь он неладен! ‒ прокряхтел старик, удрученно качая головой, ‒ всю ночь здесь буянил, места себе не находил.
  ‒ А что буянил-то? Он что у вас ненормальный? ‒ вздохнул Иван, опуская лисенка обратно на землю, так как тот был еще очень слаб, чтобы самостоятельно стоять на своих лапках.
  ‒ Бедненький... ‒ протянула Даша, ласково поглаживая лисенка по голове. ‒ Рыбки хочешь? У нас рыбка есть, жареная! ‒ причмокнув, она достала из котомки кусочек жареной рыбки.
  Лис тут же съел его и, потянулся носом к котомке за очередным кусочком.
  ‒ Так вещица у него одна пропала, ‒ продолжал старик, - ценная вещица, знаешь. Волшебная! Он весь лес на уши поднял. Всем приказал докладывать, если вдруг кто о ней чего проведает.
  ‒ А что за вещица, дедушка? ‒ ласково поглаживая лисенка, спросила Дарья
  ‒ Плетка, ‒ вздохнул старик.
  ‒ И из-за простой плетки такой сыр-бор? ‒ недоверчиво протянула девочка, глядя на старичка.
  ‒ В том-то и дело что не простой, а волшебной. Он сам ее смастерил и сам колдовал над ней сутками. У этой плетки не один конец, а целых семь, и колдуют они по-разному... ‒ и старичок рассказал путешественникам о волшебных свойствах плетки.
  
  После рассказа старика, Иван сразу понял, что эта была как раз та самая плетка, что находилась сейчас у него за поясом. Он очень обеспокоился. А что если великан каким-то образом узнает об этом и станет охотиться за ними? Ведь и колдовать они не умеют и силы у великана побольше будет... И решил Иван пока не говорить никому о находке. В этом случае у старика не будет соблазна пойти и рассказать про нее великану. Да и Даше незачем пока знать, ведь она, будучи девочкой честной, обязательно станет убеждать его вернуть плетку. А в пути эта волшебная вещица может еще ой как понадобиться им. Ведь никто не знает, что случится с ними через минуту.
  Лисенок, немного отдохнув и наевшись рыбы, поднялся на лапки и резво запрыгал, перескакивая с кочки на кочку и крутясь вокруг новых знакомых.
  Старик горячо поблагодарил Ивана и Дарью за спасение своего друга и в благодарность пообещал показать им самую короткую дорогу через Дремучий Лес, сквозь березовую рощу. Заодно и надежное место, где путники могли бы отдохнуть и переждать приближавшуюся грозу. А гроза, судя по доносившимся до них раскатистым ударам грома, была уже неподалеку.
  Темнота все сгущалась. Тучи заполонили небо, когда брат с сестрой дошли до описанной стариком землянке в самой чаще лесной. Если б не их новый знакомый, они обязательно прошли бы мимо, приняв ее за кучу сваленных горой бревен, и даже не заметили бы под одним из них маленькую дверцу. Войдя в нее, ребята тут же очутились в уютной каморке с небольшой лежанкой из мягкой соломы, стареньким креслом, выструганным из цельного куска дерева, и маленькой старой печкой.
  После короткого ужина, уложив сестру спать, Иван удобно устроился в деревянном кресле и начал тщательно изучать найденную им плетку.
  В землянке было тепло и уютно. Тихо потрескивал разведенный в печи огонь. В уголке на лежанке, чуть слышно посапывая, крепко спала Даша. Уставший от долгого путешествия Иван очень скоро задремал, сидя в кресле с плеткой в руке.
  Гроза не преминула разразиться. Крупные капли дождя с грохотом сыпались на наваленные сверху бревна, не попадая внутрь. Дарья проснулась от сильного удара грома и, подскочив от испуга, уселась на лежанку. Дрожа от страха, спросонья не понимая что происходит, она забилась поглубже в угол и, круглыми от испуга глазенками начала оглядываться по сторонам. Вдруг она услышала треск сучьев совсем рядом от их убежища и чье-то громкое завывание. Даша тут же подскочила к Ивану и начала трясти его изо всех сил, пытаясь разбудить. Но тут ее взгляд упал на плетку, лежавшую на коленях у брата. Девочка замерла на месте.
  ‒ Ваня! Ваня! Что это? ‒ только и смогла произнести она от удивления.
  ‒ Тише! ‒ очнувшись ото сна, прошептал Иван, прикладывая палец к губам. ‒ Не видишь? Плетка!
  ‒ Та самая? ‒ испуганно прошептала Даша.
  ‒ Да! Тише ты! Слышишь? Там кто-то есть снаружи.
  ‒ Ага. ‒ Даша уставилась на входную дверь, из-за которой доносилось угрюмое ворчание и хруст ломающихся веток. Словно кто-то огромный пробирался сквозь поваленные бурей деревья.
  ‒ Похоже, он тоже грозы боится, ‒ чуть слышно промолвил Иван, аккуратно запихивая плетку за пазуху. ‒ Как только все успокоится, надо будет выбираться отсюда. Старик сказал, нам березок надо держаться. С ними безопасней.
  ‒ Да как же их держаться, если тот, кто там снаружи, кажется, как раз туда и направился, ‒ девочка на минутку замолчала и прислушалась. Хруст веток и тревожное сопение потихоньку удалялись в сторону, где по рассказу старика должен был находиться березовый лес. ‒ А может это и есть тот самый великан? ‒ в ужасе выпалила Дарья.
  ‒ Не знаю, ‒ прошептал Иван. ‒ Может нам все же через ельник пойти? Судя по направлению, что старик указал, он должен напрямую нас вывести к Земляничному Полю. А через березки нам петлять придется.
  ‒ Ой, Вань, боюсь я. ‒ Даша испуганно огляделась вокруг и покрепче прижалась к брату. - Вспомни, что дедушка сказал? Елки - они хитрые, себе на уме, ‒ прошептала девочка. ‒ Хотя если честно не представляю, как это может быть: ум у елок?! ‒ неуверенно пожала она плечами.
  ‒ Не трусь! Я же с тобой, ‒ ободряюще потрепал Иван ее по плечу. ‒ Да и что нам елки могут сделать, когда у нас такая плетка есть?
  ‒ Ага! Волшебная! ‒ протянула Даша и улыбнулась.
  ‒ Только цыц! Ни слова о ней никому! ‒ заговорщически произнес Иван.
  ‒ Никому! ‒ почти шепотом повторила Даша и тихонько провела рукой по лежавшей на коленях у Ивана плетке.
  Начало светать. Небо потихоньку превращалось из темно-серого в нежно-голубое. Громовые раскаты, эхом доносившиеся откуда-то с моря, уже ни сколько не пугали наших путников. И Дарья с Иваном, решив продолжить свой путь, осторожно выбрались из землянки и двинулись дальше. Иван шел первым, протаптывая себе и сестренке дорогу. А Дарья, с интересом оглядываясь по сторонам, семенила следом, стараясь не отставать от брата. С кочки на кочку, с бревнышка на бревнышко она весело перепрыгивала, любуясь незнакомыми травами и кустарниками, что произрастали в этой части леса. И казалось ей, чем ближе они подходили к ельнику, тем каждая травинка, каждый стебелек по форме все больше напоминал маленькие елочки. Даже грибы, что появлялись на заросших мхом тропинках, и те начинали принимать елочно-треугольный вид. И тут, заглядевшись на одну из треугольных ромашек, Даша чуть не упала в образовавшуюся на тропинке после дождя, огромную лужу. Вовремя очнувшись, она шустро запрыгнула на небольшой мохнатый бугорок, что возвышался на краю этой лужи, и ловко ухватилась за одну из торчавших из него веточек. "Надо же - фиолетовая", ‒ подумала Даша и тут же почувствовала, как бугорок вдруг шевельнулся у нее под ногами, издавая глубокий вздох. Испугавшись, девочка кубарем скатилась с него, обломив тот самый прутик, за который держалась. Вскочив на ноги, она быстро сунула прутик в котомку и кинулась догонять своего брата.
  ‒ Ты кого это так испугалась? ‒ удивленно спросил Иван.
  ‒ Никого, ‒ буркнула Даша и испуганно оглянулась назад. ‒ Странный какой-то этот лес, не находишь? Все какое-то здесь треугольное.
  ‒ Так елки же вокруг, ‒ пожал плечами Иван. ‒ Какое же еще должно быть? Круглое что-ли?
  ‒ Ну не знаю, разное...
  Так они шли довольно долго. Стараясь не сбиться с тропинки, Иван время от времени поглядывал вперед сквозь разлапистые ветки деревьев, где изредка мелькала белизна той таинственной Белоснежной Горы, за которой должен был находиться королевский дворец. Дарья, осторожно перешагивая через попадавшиеся на пути коряги, крепко держала брата за руку. Иногда ей казалось, что растущие вокруг елки начинали вдруг шевелить ветками и о чем-то переговариваться между собой и даже передвигаться. Но как только она поворачивала к ним голову, они тут же замолкали и замирали на месте. А Даша в свою очередь думала, что все это - ее разыгравшиеся фантазии, как частенько говаривал ей брат. И стараясь не обращать на них внимания, она снова шла дальше.
  Но тут им на пути прямо посреди тропинки попалась маленькая елочка. Такая маленькая, что даже Даша могла спокойно перешагнуть ее, а Иван уж и подавно. Что он и сделал. Только он занес ногу над елочкой, чтоб перешагнуть ее, как та вдруг стремительно взметнулась ввысь и стала расти и расти. Она поднималась все выше и выше. Иван не успел и охнуть, как оказался сидящим на самой верхней ветке самой высокой елки, какую он только видел.
  ‒ Ваня, ты куда? ‒ только и смогла вымолвить Даша, как ее брат тут же исчез их виду. ‒ А ну отпусти его сейчас же! ‒ Злобно завопила она на елку и что есть мочи пнула ее по стволу. ‒ Кто ты такая, чтоб его трогать? ‒ добавила в негодовании девочка и тут же осеклась, увидев, как елка медленно наклоняется и маленькими черными глазенками в упор смотрит на нее.
  ‒ Кто я такая?! ‒ распрямляясь, дерево величественно повело пушистыми ветками-плечами, на одной из которых очутился Иван. ‒ Это ты кто такая, что смеешь спрашивать меня об этом? ‒ грозно прогремела она. ‒ Я Королева этого леса! И по какому праву вы, бесформенные, смеете внедряться в мои владения, к тому же перешагивать через меня - их Королеву?! Какая бестактность! Какое непростительное нахальство! Хотя, что еще можно ожидать от этих бесформенных, которые везде суют свой нос, пакостят, разводят костры и выдирают с корнем грибницы?! ‒ Королева презрительно фыркнула и, взяв за шиворот Ивана своими игольчатыми лапками, высоко подняла его в воздух и внимательно осмотрела с ног до головы. ‒ Ну что это за чудовище?! Ни формы! Ни цвета! Не то, что мы!.. ‒ она гордо вскинула свою остроконечную макушку, ‒ Стройность! Треугольность! Жемчужно-зеленая свежесть! ‒ жеманничала она, оглядывая себя со всех сторон и любуясь своим убранством, ‒ Вот в чем заключается красота совершенства! А это что? ‒ Она снова посмотрела на Ивана и презрительно оттолкнула нижней веткой, стоявшую у ее ствола, Дарью подальше от себя. ‒ Одни обрубки какие-то и булава сверху - никакой красоты и совершенства! ‒ фыркнула елка. ‒ А это маленькое чудовище еще и пинается.
  ‒ Никакое я не чудовище, ‒ испуганно пробормотала Даша в ответ, видя, как со всех сторон к ней начали приближаться другие маленькие и большие елочки. ‒ Я девочка! И это не булава, а голова! ‒ прокричала она Королеве, отмахиваясь от еловых веток, которые то и дело пытались коснуться ее. ‒ И жемчужно-зеленый, между прочем, не самый красивый цвет.
  ‒ Ты еще смеешь дерзить мне? Мне - самой Королеве?! ‒ возмущенно выпалила елка. ‒ Да я посажу тебя в тюрьму! И прикажу кормить одними червяками и мухоморами! Вот тогда ты точно позеленеешь! ‒ удовлетворенно промолвила Королева и, опустив вниз Ивана, небрежно швырнула его на землю. ‒ Эй, слуги! Взять их! ‒ приказала она, указывая еловыми ветками-руками на своих пленников.
  И тут же, как по волшебству, старые коряги, которые валялись вокруг и казались обычными деревяшками, вдруг ожили и начали приближаться к Ивану и Даше. А маленькие и большие елочки, что плотной стеной со всех сторон окружали наших путников, вдруг зашептались, закивали макушками и начали протягивать к ним свои ветки, стараясь схватить их. Огромное количество шишек со всех сторон вдруг запрыгало по тропинкам, оголтело крича: "Бей их! Бей их!". "Взять их! В тюрьму их! Хватай бесформенных!" ‒ в такт им шептали, скрипели и отстукивали треугольные жители леса, неумолимо надвигаясь на брата с сестрой.
  ‒ Стой! Стой! Не делай глупости! Ваше Королевское Величество! ‒ вдруг донеслось издалека. И тут они увидели, как на всех порах к ним бежит огромная сосновая шишка, что есть мочи, размахивая руками. ‒ Уф ты! Елки-палки! Успел! ‒ подскочив к ребятам, выпалила шишка, кое-как переводя дыхание.
  Тут наши друзья увидели, что это ни кто иной, как их недавний знакомый старичок в огромной шапке в виде сосновой шишки. Они сразу поняли, зачем нужна старику эта нелепая шапка. Как же еще можно ужиться среди зеленых колючих жителей Дремучего Леса, как ни прикинувшись, хотя бы снаружи, одним из его обитателей. Ребята ужасно обрадовались, так как участь быть посаженными за решетку, пусть даже самой Королевой, их как-то не слишком радовала.
  ‒ Ваше Королевское Величество! ‒ отдышавшись, промолвил старик, как можно вежливей. ‒ Отпустила бы ты этих двух бесформенных? Это они по незнанию. Они больше не будут. Верно? ‒ обернувшись к Ивану и Дарье, заговорщицки скорчил им рожу старик. Те дружно закивали головой в знак согласия. ‒ Знаешь, куда они направляются и что их ожидает?! ‒ испуганно понизив голос, продолжал старик, всем видом своим изображая страх перед тем, что ожидает путников впереди.
  ‒ И куда же они направляются? ‒ ехидно переспросила Королева Елка и подбоченилась, готовая в любой момент обрушить свой гнев на столь не вовремя появившуюся болтливую шишку.
  ‒ К самой ведьме! ‒ выпалил старик и в испуге отступил на шаг назад, показывая, что само слово "ведьма" наводило на него смертельный ужас.
  Тут елка вздрогнула, и от страха уменьшилась, став ростом примерно с Ивана. А все ее подопечные и слуги вдруг разом отступили от ребят.
  ‒ Это правда? К самой ведьме? ‒ поджав веточки, Елка в страхе переводила взгляд то на Ивана, то на Дарью. ‒ И что? Не боитесь?
  ‒ Да мы не по своей воле туда идем, ‒ недовольно буркнул Иван. ‒ Нас Король на обед пригласил. И сказал, что казнит, если мы в срок не поспеем.
  ‒ Да, не завидую я вам, ‒ протянула Королева. ‒ У меня эта злыдня уже в печенках сидит! Она знаете что сделала! Она... Она... ‒ тут Королева замолчала и испуганно оглянулась вокруг. ‒ Мало что разгуливает по моему лесу беспрепятственно, да еще смеет моих подопечных рубить направо и налево, видите ли, одной елки на новый год ей недостаточно! ‒ обиженно выпалила она.
  ‒ Хе. Знать бы еще, где у нее печенка, ‒ чуть слышно хихикнул старик Даше на ушко. ‒ Эта вредина - еще та! Еще почище ведьмы будет.
  ‒ А у елок и печенки бывают? ‒ Даша удивленно округлила глаза. ‒ А что ведьма такого страшного сделала?
  ‒ Говорят, что она этой самой Елке макушку сломала, ‒ прошептал старичок, ‒ и теперь у нее не одна, а две макушки. А вы когда-нибудь видели треугольник с двумя макушками? -хихикнул он.
  ‒ Точно-точно, две макушки! ‒ подтвердил Иван. ‒ Я на самом верху сидел и видел.
  ‒ Только это ужасная тайна, ‒ прошептал, озираясь, старик. ‒ И если Королева проведает, что вы знаете об этом - не сносить вам головы!
  ‒ Что это вы там шепчетесь? ‒ Недовольно оглядываясь на них, фыркнула Елка.
  ‒ Да я тут вслух рассуждаю, Ваше Величество, ‒ почтительно кланяясь, схитрил старик, ‒ Может, отпустишь их, ведь им и так несладко придется. Уж та ведьма из них душу-то повытрясет.
  ‒ А кто ты такой, чтоб решать за меня, кого отпускать, а кого нет?! ‒ возмутилась Королева и, топнув ногой, вдруг снова стала расти вверх.
  ‒ Вань, Вань! Смотри! Она опять увеличивается! ‒ видя, как быстро увеличиваются в размерах зеленые ветки Королевы, в испуге воскликнула Даша. ‒ Сейчас опять всех в тюрьму сажать будет.
  Но тут Елка остановилась и задумалась.
  ‒ Нет, просто так я вас отпустить не могу, ‒ капризно произнесла она. ‒ Вот он, ‒ елка указала на стоявшего рядом Ивана, ‒ меня перешагнуть хотел! И это меня - саму Королеву!
  ‒ Да, Ваше Величество, ‒ тут же поддакнул старичок и в знак согласия закивал головой, ‒ Это непростительно... Непростительно...
  ‒ А вот это маленькое бесформенное создание пнуло меня своей тонкой веточкой! Как это у них там называется? ‒ небрежно бросила она старику.
  ‒ Ногой, Ваше Величество, ногой... ‒ продолжая кивать, тараторил старик.
  ‒ И плюс ко всему, что скажут про меня другие короли и королевы, если они узнают, что я, само Жемчужно-Зеленое Совершенство, боготворимое и уважаемое всеми вокруг,.. ‒ Королева, жеманно изгибаясь, поворачивалась во все стороны. Навстречу ей, как по заказу, полетели в ответ восхищения и аплодисменты других обитателей леса, ‒ отпустила их на пир к какой-то вредной вертихвостке-Ведьме, сама не угостив их хорошенько. А накормлю-ка я вас сейчас! ‒ хитро прищурив глазки, она вновь уставилась на своих пленников. ‒ Эй! Слуги!
  В ту же минуту, как она это произнесла, начался такой переполох! Елки, что стояли вокруг, вдруг забегали, размахивая во все стороны ветками и выкрикивая: 'Ведра, ведра тащи! С червяками! С гусеницами! Побольше!'... 'Бочки давай! Бочки с мухоморами! Нет с поганками - они сочнее!' ‒ вопили коряги, шарахаясь из стороны в сторону, подкатывая одну за другой неизвестно откуда взявшиеся бочки. 'Водицы болотной не забудь! Да позеленей!' ‒ орали во весть голос шишки, весело подпрыгивая на месте и сталкиваясь друг о дружку:
  
  Пир будет! Пир!
  В честь Ее Величества!
  Бокалы готовь!
  Огромное количество!
  
  Треугольные ромашки, васильки и колокольчики что есть мочи звенели и верещали вокруг.
  ‒ Ну вот, началось, ‒ вздохнул старик. ‒ Теперь спасайся кто может!
  ‒ А что? Правда, червяками накормят? ‒ не отрывая взгляда от всей этой оголтелой братии, промолвил Иван.
  ‒ Они могут, ‒ задумчиво произнес старик и добавил, ‒ Вы как хотите, а я сматываюсь, пока есть возможность. ‒ Развернувшись, он запрыгал по тропинке, как все остальные шишки, и затерялся в их толпе.
  Тут Даша подскочила к Ивану и с силой дернула его за рукав рубашки.
  ‒ Плетку, плетку доставай! ‒ быстро протараторила она. ‒ Ну? Чего медлишь?!
  Иван тут же вытащил из-за пазухи плетку и стукнул оземь первым ее концом. И в тот момент, как он стукнул, веселье вдруг разом прекратилось. Всем вокруг стало грустно. Деревья, понуро опустив ветки, разбрелись кто куда. Коряги, так резво метавшиеся из стороны в сторону, вдруг обессилено рухнули наземь и, закутавшись в густой мох, словно слезинками, покрылись мелкими капельками росы. Шишки тут же прекратили свои бешеные скачки и укатились восвояси. Цветы опустили вниз треугольные головки. Все стемнело в лесу. Тучи заполонили небо, и начал накрапывать дождик. Капля за каплей ронял он слезинки свои. Капля за каплей скатывались они с веток на кустарники, с кустарников на цветы и травинки, с цветов и травинок на землю. Казалось, все заплакало вокруг. Даже сама Величественная Королева Елка вдруг стала опять маленькой, такой, что даже Даша могла бы спокойно перешагнуть ее.
  Иван облегченно вздохнул, спрятал плетку в котомку и, осторожно обойдя Елку стороной, чтобы ни в коем случае не задеть на ней ни одной иголочки, подошел к сестренке и взял ее за руку. Быстрым шагом они направились дальше, туда, где сквозь мохнатые еловые ветки белела вершина огромной Снежной Горы, через которую им надо было перейти, чтоб добраться до Королевского Замка.
  
  
  
  
  
  * * *
  
  За окном опустилась ночь. Маленькие шустрые петельки, в такт секундной стрелки, резво перескакивали с одной спицы на другую. Дашенька закрыла глаза и задремала. И снилось ей Синее-Синее море, на волнах которого, задорно смеясь и переливаясь под яркими лучами солнца, беззаботно прыгали солнечные зайчики, и маленькие золотые рыбки играли вперегонки с быстрым морским течением. Пушистые зеленые елочки, весело кружась, водили хороводы на песчаном берегу морском. Они уже не выглядели столь угрожающими, как в сказке, а взявшись за руки, добродушно улыбались друг другу. Еловые шишки, словно юркие маленькие белочки с деловым видом неутомимо вертелись под ногами. И сама Дашенька была там в ее сне. Она тоже смеялась и кружилась вместе со всеми в большом хороводе.
  Увидев, что внучка заснула, бабушка осторожно сложила вязание обратно в сундучок и выключила светильник. Поправив на Даше, одеяло она тихонько вышла из комнаты.
  
  
  
  Глава третья
  Земляничное поле
  
  Весь следующий день Дарья не находила себе место, вновь и вновь переживая события вчерашней сказки. То и дело приставала она к бабушке с вопросами о том, что же будет дальше. Как же она с Иваном доберется до Снежной Горы? Найдут ли они волшебника, чтобы выведать секрет его колдовства? И где все-таки находится печенка у елок? Весь день, поглядывая на монотонно идущие стрелки часов, девочка послушно принимала лекарство и пила молоко с медом, терпеливо дожидаясь, когда же наступит вечер и сказочная фея вновь заглянет к ним в гости, чтоб незаметно для всех положить в сундучок следующий кусочек сказки.
  ‒ Бабушка! Бабушка! Смотри! Уже темнеет! ‒ радостно воскликнула внучка, увидев, как далеко за окном желто-красный диск солнца коснулся горизонта, ‒ Скорей! Скорей неси свой сундучок! Там, наверное, уже сказка лежит!
  ‒ Хорошо-хорошо, сейчас схожу, посмотрю. ‒ Отозвалась из кухни бабушка. ‒ А ты не забудь про молоко. ‒ Вытирая руки о передник, добавила она и прошаркала тапками в другую комнату, где лежал заветный сундучок.
  Даша быстро выпила молоко и шмыгнула под одеяло.
  ‒ Ну как Даша? Ты готова слушать дальше? ‒ бабушка подмигнула внучке и, усевшись поудобней в кресло, взяла в руки спицы.
  ‒ Готова - готова! ‒ нетерпеливо выпалила девочка, ‒ Давай уж поскорей, рассказывай!
  И бабушка продолжала:
  
  
  * * *
  
  Долго ли коротко шли наши путники, и вот, лес начал редеть. Дождик кончился. Тучки словно по волшебству разбежались в разные стороны, будто их никогда и не было. А сквозь мохнатые еловые ветки все чаще проглядывало голубое небо.
  Солнце было уже высоко, когда Иван с Дарьей очутились, наконец, на самом краю огромного поля, сплошь усыпанного ромашками и колокольчиками. Наши друзья достаточно набродились по лесным тропинкам и успели проголодаться. Отойдя подальше от кромки леса, они уселись на пенек и, достав из котомки остатки жареной рыбы с несколькими краюшками хлеба, принялись уплетать их за обе щеки.
  Вокруг все благоухало спокойствием и безмятежностью. Иван уже успел задремать, развалившись на мягкой траве среди белоснежных ромашек, как вдруг Дарья заметила среди сочной зеленой листвы ярко-красные пятнышки земляники. Она пригляделась получше и увидела, что они были везде, под каждой травинкой, под каждым листочком, словно в прятки сами с собой играли.
  ‒ Ваня! Смотри! ‒ радостно крикнула она брату. ‒ Это ведь земляника! Правда?! ‒ дернув его за руку, она указала на спелые красные ягоды, робко скрывавшиеся под зелеными листочками. ‒ Давай наберем, а? Ведь еда у нас почти закончилась, а идти долго... ‒ умоляюще посмотрела она на брата и, не дожидаясь ответа, потянулась за ближайшей к ней ягодой.
  ‒ И то верно, ‒ лениво отозвался Иван, ‒ Ладно, пошли ягоду собирать. ‒ Он неторопливо поднялся и побрел за сестрой.
  Земляники вокруг оказалось видимо-невидимо. Дарья только и успевала нагибаться то за одной, то за другой ягодкой. Ивану же лень было наклоняться за каждой краснеющей точкой, так он подцеплял горстью сразу несколько и одни махом отправлял в котомку. Но что-то странное творилось с этой земляникой. Сколько бы они не собирали, их котомка не становилась полной, а была такой, как и прежде. Иван остановился и внимательно осмотрел собранную ими ягоду. Вдруг он заметил, что все землянички, попадая внутрь, тут же выпрыгивали наружу, в один миг исчезая из виду.
  ‒ Даша, постой! ‒ в недоумении почесал он затылок. ‒ Здесь что-то не так. Смотри! ‒ Иван указал на выскакивающие из сумки и во всю прыть удирающие от них красные шарики.
  ‒ Ой, что это? ‒ воскликнула Даша, в испуге выронив из рук собранные ягоды. ‒ Они что? Живые?
  ‒ Похоже. ‒ пробормотал Иван и от удивления опустился на землю, чтобы поближе рассмотреть эти загадочные земляничные существа.
  
  Даша осторожно присела рядом и с любопытством стала заглядывать под каждый листочек, откуда, что есть мочи в разные стороны удирали от них ярко-красные шарики. Вдруг девочка почувствовала, будто кто-то невидимый быстро связывает ее тонкими паутинками. Не успела девочка опомниться, как ее руки и ноги были крепко-накрепко привязаны тончайшими нитями к стебелькам растущих вокруг ромашек.
  ‒ Ваня, берегись! ‒ только и успела она выкрикнуть, как увидела, что Иван, не сумев удержать равновесия, рухнул на траву, так же оказавшись связанным по рукам и ногам.
  Он попытался напрячь мышцы и выдернуть из земли ромашки, которые на первый взгляд были очень хрупкими и лебезными, но не тут-то было, стебли цветков оказались прочнее камня, и ему не под силу было разорвать их.
  ‒ Вань, куда это нас с тобой опять угораздило? ‒ испуганно прошептала девочка. ‒ Ведь только что от елок выбрались! И нá тебе!
  ‒ Не знаю, Даша, ты главное не бойся. Это ведь просто ягода и ромашки, ‒ растерянно озираясь по сторонам, выпалил Иван, пытаясь успокоить сестренку.
  Но тут они услышали: "Бум-бум-бум" ‒ откуда-то издалека донеслось до них эхо барабанной дроби. Они вдруг увидели в сотне шагов от себя огромный красный ковер, который вздрагивая и извиваясь, двигался прямо на них. Нет, это был не ковер, а тысячи и тысячи маленьких земляничек, взявшись за руки, подпрыгивали и приплясывали, весело напевая забавную песенку. А ромашки, что росли по обочинам, встречали их, что есть силы колотя лепестками по своим белоснежным макушкам, издавая тем самым звуки, ужасно похожие на барабанную дробь.
  
  Мы веселые клубнички.
  Мы клубнички-землянички.
  Под листочками сидим,
  Во все стороны глядим.
  
  Горланили маленькие ягодки, весело притоптывая ножками и поворачиваясь то одним то другим боком, словно любуясь собой.
  
  Целый день мы веселимся,
  Скачем, прыгаем, резвимся.
  С солнышком играем в прятки.
  Краснобоки, кисло-сладки.
  
  Никого нас нет вкуснее
  Можешь свет весь обойти
  Но круглее и сочнее тебе ягод не найти.
  
  Громко прокричали землянички и, заливаясь смехом, дружно повалились на землю, весело дрыгая ножками. И тут из всей этой веселой толпы, важно вышагивая вперед, появилась самая большая ягода. Иван с Дашей сразу признали в ней Королеву Землянику. Она была крупнее и румянее других ягодок и отплясывала веселей и задорней остальных ее подружек.
  ‒ Кто вы такие? ‒ упершись руками в бока, важно пропищала она, то и дело, поворачиваясь к путникам то правым, то левым боком. Голос у нее был очень тоненький и напоминал скорее писк маленького мышонка, чем грозный голос королевы. ‒ И как вы посмели вломиться в мое царство и похитить мой народ?! ‒ притопнула она ножкой.
  После таких слов Иван очень испугался:
  ‒ Что вы, что вы! Ваше Величество! Мы и не думали никого похищать, ‒ затараторил он, ‒ это же просто ягоды, ‒ указал он рукой на находившуюся невдалеке кучу красных шариков, ‒ мы хотели собрать немного на обед..., мы думали...
  ‒ Какое нахальство! ‒ не дав ему договорить, пропищала Королева. ‒ Моих подданных! На обед? Вы думали? Как?! ‒ казалось, она вот-вот взорвется от возмущения, ‒ Чем вы думали?! ‒ И тут со всех сторон к ней сбежались васильки и начали, словно веером, обмахивать ее своими лепестками. ‒ Уф! Это неслыханно! ‒ продолжала возмущаться Королева. ‒ Они думали! Как могут думать эти бесцветные?! Разве они способны придумать что-то хорошее?! ‒ оглядываясь по сторонам, обратилась она к своим верноподданным.
  ‒ Нет!.. Да что вы!..
  ‒ Ваше Величество!.. Они?
  ‒ Никогда! ‒ послышалось со всех сторон красного земляничного ковра.
  ‒ Эти бесцветные?.. Что они могут придумать?! ‒ подхватывали ромашки
  ‒ У них и мысли бесцветные!.. Им нечем думать! ‒ голосили васильки.
  ‒ Мы не бесцветные! ‒ сама не ожидая от себя такой смелости, выкрикнула Даша, которой уже порядком надоело слушать этот гомон.
  ‒ Как же не бесцветные?! А какие тогда вы? ‒ удивленно пропищала Королева. ‒ Солнце желтое? Желтое! ‒ пафосно продекламировала она. ‒ Небо синее?
  ‒ Синее! ‒ в один голос проорали землянички.
  ‒ Ромашки? ‒ обращаясь к цветам, Королева важно махнула в их сторону.
  ‒ Белые! ‒ весело завопили ромашки и в подтверждении своих слов громко забарабанили листиками по белым шляпкам.
  ‒ Листва - зеленая, ‒ проведя взглядом по ярко-зеленой листве, наставительно промолвила Королева. ‒ Ну а мы красные! ‒ важно подбоченившись, закончила она перечислять цвета. ‒ А вы какие? Фи, бесцветные! ‒ презрительно фыркнув, она махнула рукой в сторону незнакомцев.
  ‒ Мы разноцветные, а не бесцветные, ‒ немного подумав, ответила Даша. ‒ И к тому же мы же не знали, что это ваши подданные.
  ‒ И вообще мы спешим, ‒ добавил Иван, изо всех сил стараясь вырваться из стягивающих его руки и ноги нитей.
  ‒ Куда это вы так спешите? ‒ прищурившись, спросила Королева и подошла чуточку поближе, чтоб лучше рассмотреть своих пленников.
  ‒ Мы приглашены на обед к Королю и его дочери, что живут за Снежной Горой, ‒ честно ответил Иван.
  ‒ Тише ты! ‒ зашипела на него сестра. ‒ Забыл, какой переполох в лесу был, когда мы сказали, что на обед идем?! ‒ но было уже поздно.
  ‒ К этой ведьме?! Которая из нас варенье варит! ‒ вдруг воскликнула Королева Земляники и в негодовании притопнула ногой.
  ‒ К ведьме... Той самой... ‒ в испуге зашептали маленькие земляничные шарики.
  ‒ Она еще и цветы выдирает!.. С корнем!.. ‒ в ужасе зашушукались ромашки.
  ‒ А я что?! Хуже нее?! ‒ вдруг проорала Королева своим визгливым голосом и, скорчив обиженную гримасу, огляделась по сторонам.
  ‒ Лучше!.. Лучше!.. ‒ в один голос подхватили цветы и ягоды.
  ‒ А ну несите бочки с сорняками и ящики с червяками! ‒ завизжала Королева. ‒ Мы сейчас такой пир устроим!
  ‒ Пир!.. Пир!.. ‒ Подхватили ромашки. И все вдруг забегали, запрыгали, заплясали и хором вновь начали горланить свою песенку:
  
  
  Мы веселые клубнички.
  Мы клубнички-землянички.
  Мы пируем и резвимся.
  Никого мы не боимся.
  
  Хоть кого спросите вы
  Чьи пиры милей и краше,
  Не сносить вам головы
  Если скажите, что ваши.
  
  Лишь у нас, лишь у нас
  Песни, пляски каждый час.
  
  ‒ Вань, а Вань, ‒ Даша тихонько позвала брата, ‒ надо выбираться отсюда. ‒ Девочка осторожно начала пододвигаться котомке, что валялась незамеченной в стороне, ‒ А то на еловом пиру мы уже побывали.
  ‒ Надо, но как? ‒ чуть слышно ответил Иван и тут почувствовал, как кто-то осторожно распутывает прочные веревки, что связывали ему руки.
  ‒ Только не оборачивайтесь! ‒ вдруг услышал Иван чей-то шепот у себя за спиной, ‒ Это я - шишка. Лисенок учуял, что вы сюда направились. Ну и не трудно было догадаться, что вас здесь может ждать.
  Тут Дарья почувствовала, что маленький лисенок, незаметно подкравшись сзади, начал перегрызать ее веревки.
  ‒ Да уж, ‒ сквозь зубы проворчала девочка. ‒ У них здесь тоже Королева. Откуда они только берутся?
  ‒ Ох уж мне эти королевы! ‒ вздохнул старичок. ‒ И кто только вбивает им в головы, что они самые-самые? ‒ пробубнил он, освобождая Ивана.
  Иван тут же схватил котомку и, вытащив из нее плетку, ударил вторым ее концом о землю.
  ‒ Та самая плетка! ‒ только и успел выпалить старичок, как вместе со всеми захохотал что есть мочи.
  Все кругом: и ягоды, и цветы, вдруг разразились веселым лихорадочным смехом. И никто уже не помнил, что он должен делать. Клубнички начали скакать, подпрыгивая и перелетая друг через друга, словно акробаты в цирке. Ромашки без передышки барабанили по своим макушкам, громко хихикая в такт ударов. Колокольчики покатывались со смеху, задорно позванивая синими шляпками-колоколами. А Королева, забыв о своем величии, схватившись за живот, наверно боясь, что вот-вот лопнет, хохотала во все горло.
  Иван с Дарьей переглянулись. Странно, что на них двоих плетка не производила никакого воздействия. Иван подхватил под мышку смеющегося старичка. Дарья взяла на руки фыркающего лисенка. И они оба, что есть мочи, рванули на другую сторону поляны. В образовавшейся суматохе никто и не думал обращать внимание на двух несчастных путников, которые резво неслись мимо сквозь густую зелень травы. Брат с сестрой остановились только тогда, когда очутились на краю небольшой березовой рощицы, где не было ни одной ромашки и колокольчика.
  ‒ Теперь-то, надеюсь, мы в безопасности. ‒ Аккуратно опустив еще трясущегося от хохота старичка на мягкую травку, выдохнул Иван.
  ‒ Надо же! ‒ оглядываясь назад, пожала плечами Дарья, ‒ А я считала землянику совершенно безвредной ягодой. А она вон какая, ‒ девочка кивнула в сторону оставшейся позади поляны.
  ‒ Какая? ‒ выпуская из себя наружу последние смешинки, спросил старичок, снимая шапку-шишку и вытирая скопившийся под ней пот.
  ‒ Руки связывает! ‒ буркнула Дарья, осторожно потирая места рук там, где недавно еще они были стянуты невидимыми нитками-паутинками.
  ‒ Так еще бы! ‒ возразил Иван. ‒ Мы же их съесть хотели. Тебе бы понравилось, если бы тебя начали на обед собирать?
  ‒ Но мы же не знали что они живые! ‒ начала было оправдываться Даша.
  ‒ Клубники-то? ‒ вдруг услышали они, как кто-то прощебетал над ними с ближайшей ветки. ‒ Еще какие живые! Как повстречаешься с ними, сразу расхочется вегетарианцем становиться.
  Брат с сестрой дружно подняли головы и увидели прямо над собой молодого взъерошенного филина. Он был совсем еще птенец. Неуклюже нахохлившись, он сидел на дереве и настороженно лупал по сторонам огромными глазищами.
  ‒ Ты кто? ‒ выпалила Дарья, ‒ Ты случайно не еще один король или принц?
  ‒ Терпеть не могу королей! ‒ фыркнул филин. ‒ От них одни неприятности.
  ‒ А, Уффо! Здорóво! ‒ приподняв шапку и посмотрев наверх, откликнулся старичок. ‒ А ты что здесь делаешь? ‒ спросил он, удобнее усаживаясь на кочку рядом с березой, на которой сидел филин. ‒ Вы его не бойтесь, ‒ махнул он Ивану с Дарьей, ‒ это помощник Волшебника, что у Снежной Горы живет.
  ‒ Того самого волшебника, что Принцессу заколдовал и в злую Колдунью обратил? ‒ отозвался Иван.
  ‒ Того самого, ‒ расправляя крылья, буркнул филин. ‒ А ты откуда знаешь?
  ‒ Да уж знаю, ‒ вздохнул Иван. ‒ У нас от этого колдовства все королевство страдает.
  ‒ И мама с папой в темнице сидят, ‒ всхлипнула Даша.
  ‒ А эта Принцесса, чтоб ей пусто было, знай себе, злодейства творит. ‒ Иван придвинулся поближе к сестре и крепко обнял ее, чтоб утешить.
  ‒ В том-то и дело, что Принцесса сама словно в клетке, ‒ отозвался птенец, ‒ душа ее в черных оковах колдовства томится. И не нашелся еще тот, кто бы осмелился разрубить эти путы и выпустить ее душу на волю. ‒ Филин ненадолго замолчал, потом вдруг встрепенулся и спрыгнул с ветки на землю. ‒ Слушайте, а давайте-ка я вас к волшебнику отведу. Он единственный знает, как Принцессу расколдовать.
  ‒ Так ты нам просто скажи, куда идти надо, а мы его сами найдем, ‒ ответил Иван, поднимаясь с земли и вешая котомку на плечо.
  ‒ Где он живет этот твой волшебник? ‒ с готовностью подхватила Дарья.
  ‒ Эге, просто так вы его не найдете, ‒ усмехнулся филин. ‒ Он сторонится людей. Он их боится. Не то чтобы они ему навредить могут, как раз наоборот. У него очень вспыльчивый характер. И старик боится того, что он может с людьми сделать. Уфрр! ‒ встрепенувшись от неприятных мыслей, птенец снова взлетел обратно на ветку и продолжил, ‒ Взять, например, Принцессу. Казалось бы - всего лишь детский каприз, а так на него повлиял, что он просто вышел из себя! ‒ филин неодобрительно замотал головой.
  ‒ А что за каприз такой, что может так человека довести? ‒ украдкой косясь на сестру, спросил Иван.
  ‒ Давно это было, я всего и не припомню, ‒ вздохнул маленький Уффо. Она была еще маленькой девочкой.
  ‒ Так сколько ж тебе лет? ‒ округлив глаза, Даша уставилась на птенца.
  ‒ Да ты не удивляйся дочка, ‒ прокряхтел сидящий рядом Старик-Шишка, ‒ это ведь волшебная птица, а у них, у волшебников все не как у людей, мало того что они колдовства всякие придумывают, так они еще и по тысяче лет живут. Так что по людским меркам этот птенец чуть постарше тебя будет, ‒ вставая, хихикнул дед и добродушно похлопал Дашу по плечу.
  ‒ Так вот, ‒ взмахнув крыльями, Уффо поднялся в воздух, ‒ нам туда, ‒ кивнул он головой в сторону Снежной Горы. ‒ Есть такой период у детей, когда у них сплошное "не хочу" и "не буду".
  ‒ Знаем-знаем такой период! ‒ подмигнув Дарье, громко хмыкнул Иван.
  ‒ У тебя он тоже был, ‒ обиженно пробубнила девочка. Надув губы, и осторожно переступая через валявшуюся под ногами корягу, она, не торопясь, направилась за братом.
  За ней, опираясь на толстую палку, найденную неподалеку, засеменил старичок. Вслед за старичком, стараясь не отставать, маленький рыжий лисенок, весело тявкая, перепрыгивал с кочки на кочку.
  День стоял солнечный. Свежий ветерок ласково обдувал путников приятной прохладой. Весело нашептывал свою песенку струившийся неподалеку ручей. Раскинувшиеся по обе стороны тропинки высокие березки радостно встречали их, приветливо шелестя ветками.
  ‒ Заблудилась, значит, как-то Принцесса в лесу, ‒ размеренно взмахивая крыльями, продолжал свой рассказ филин. ‒ Поссорилась с Королем, убежала из дома и заблудилась. Долго ходила она по лесу, пока не наткнулась на маленькую избушку, в которой жил волшебник. По началу, старик ей очень обрадовался. Чай налил с молоком, вкусности там всякие выставил, ‒ причмокнул Уффо, видимо, представив перед собой стол, уставленный всякими яствами. ‒ Он же ведь один в лесу живет и не каждый день к нему гости заходят.
  ‒ А Принцесса что? ‒ бойко перескочив через попавшуюся под ноги ветку, спросила Даша.
  ‒ А она тут, похоже, вредничать начала, как дома привыкла, ‒ проворчал шагавший рядом старичок.
  ‒ Вот-вот! Избаловал ее Король, ‒ подтвердил птенец. ‒ Все ей было не так: и варенье слишком сладкое, приторное, ‒ фыркая, протянул Уффо, пародируя Принцессу.
  ‒ Это, которое земляничное? ‒ подняв брови, высказал свою догадку Иван.
  ‒ Оно самое, ‒ хихикнул совенок, ‒ волшебник уже потом оживил всю землянику на волшебной поляне, чтоб больше никто никогда не смог варенье из нее готовить и говорить, что оно "приторное".
  ‒ И елки в лесу? ‒ воскликнула Дарья.
  ‒ Ага, его рук дело! ‒ подтвердил Уффо, медленно взмахивая крыльями.
  ‒ Ох уж эти принцессы! ‒ покачал Головой Иван, ‒ Вон одна тут рядом скачет! ‒ Он недовольно покосился на сестру.
  ‒ Не принцесса я! ‒ проворчала Дарья в ответ. ‒ А нормальная девочка!
  ‒ То молоко у нее с пенками, ‒ продолжал филин, ‒ то тарелки для нее слишком круглые, то небо слишком синее! Короче, довела старика до "белого каления".
  ‒ А что у него колени и правда белыми стали? ‒ удивилась Дарья и, остановившись, стала разглядывать свои коленки.
  Шедший за ней старичок, смотревший себе под ноги чтоб не споткнуться, тут же наткнулся на нее.
  ‒ Дуреха, чего встала как вкопанная! Это только так говорится, ‒ недовольно проворчал он.
  ‒ Забыл волшебник, что перед ним был просто ребенок. И так разозлился, что наложил он на нее заклятье. Заковал душу ее в душу черного ворона. Уж очень ее поведение напоминало ему капризное птичье карканье. Да так хорошо заколдовал, что сам теперь ничего поделать не может.
  ‒ А заклятье-то в чем заключается? Как расколдовать ее теперь? ‒ задумчиво произнес Иван.
  ‒ Вот об этом только один волшебник и знает, ‒ тяжело вздохнул Уффо. ‒ Вроде как не каждый может расколдовать ее, а только тот, кто в ней настоящую принцессу увидит.
  ‒ Неужели она такая страшная, что на принцессу не похожа? ‒ пожал плечами Иван. ‒ Люди вроде болтают, что она красивая и даже очень. Неужели не нашелся тот, кого бы поразила ее красота?
  ‒ Эх, молодо - зелено! ‒ вздохнул идущий рядом старик. ‒ Красота - это еще не самое главное.
  ‒ Вот-вот! ‒ поддакнул филин. ‒ В том-то и дело, что она всем нравится. Толпы королей из соседних земель приезжали свататься к ней. Но дело в том, что очень уж она вредная и капризная. А когда начинает говорить, то наружу вылетают грубые и резкие фразы, словно воронье карканье, но никак уж не благородная речь особ королевских кровей.
  Так слово за слово, вел филин за собой путников. Они и не заметили, как постепенно листва на березах стала желтеть, трава пожухла, а листочки с разросшегося повсюду кустарника совсем облетели. Стало холодно, земля вдруг покрылась инеем. И серые тучи заволокли все небо.
  ‒ Что-то зябко стало, ‒ поежилась Даша. ‒ А до твоего волшебника далеко еще? ‒ обратилась она к филину.
  ‒ Да нет, скоро уже его избушка появится, ‒ с готовностью отозвался тот.
  
  Пройдя еще немного, они вышли из Дремучего леса и оказались прямо у подножья той самой Снежной Горы, перейдя которую они очутились бы перед главными воротами королевства. Гора блестела и переливалась на солнце маленькими разноцветными искорками. И с приближением к ней становилось все холоднее и холоднее. То и дело порывами налетал пронизывающий ветер, принося с собой редкий снег, что сдувал он со склонов Снежной Горы. Вокруг не было ни единой живой души. Казалось, все вымерло, заснуло кругом. И лишь ветер властвовал в этих краях, задумчиво играя легкими снежинками, то и дело, подкидывая их, кружа с ними в воздухе, а затем аккуратно опуская их на землю. Наши друзья уже порядком устали и промерзли, а избушки волшебника так и не было видно нигде.
  Но вдруг, филин, замедлив полет, плавно опустился на землю.
  ‒ Кажется, прилетели, ‒ оглянувшись на путников, промолвил он и, сделав три шага вперед, начал шептать какое-то заклинание:
  
  Anaprí la parí
  Invisí la palás
  Amicí la salá
  Facialá enlatrás
  
  Вдруг, резкий поток ветра взметнул снежинки ввысь и закружил их в беспорядочном танце, словно вырисовывая ими узор сказочной избушки. Ажурным белым кружевом перед путниками вдруг возникло очертание окна, затем стен, крыши и, наконец, двери, которая чуть скрипнув от недовольства, что ее побеспокоили, начала медленно открываться. Иван с Дарьей замерли от неожиданности, не в силах вымолвить и слова.
  ‒ Ну, что стоите?! Входите, Волшебник ждет вас! ‒ весело прощебетал птенец и, приглашая гостей следовать за собой, тут же залетел внутрь.
  Иван вошел первым, за ним Дарья, а за Дарьей, робко ступая и озираясь по сторонам, просеменил Старичок-Шишка с лисенком на руках.
  
  
  
  Глава Четвертая
  Мудрый Волшебник
  
  Загадочный дом Волшебника оказался очень уютным и просторным. Срубленный из толстенных круглых бревен, он был скорее похож на жилище лесника, чем на загадочный дом, где может рождаться магия. Посреди просторной залы стоял обычный деревянный стол с тремя аккуратно выструганными из дерева стульями. С правой стороны от входа находился старый, потемневший от времени буфет, а с левой - широкая деревянная кровать. В дальнем углу комнаты располагался камин, и резвые яркие язычки пламени весело приплясывали на аккуратно сложенных в нем кучкой сухих ветках. Что представляло жилище Волшебника снаружи никто не смог бы описать, так как никто никогда этого целиком и не видел, но внутри он выглядел очень уютно. Старик радушно встретил незнакомцев. С поклоном пригласил их войти. Взмахом руки наколдовав еще один стул, он усадил гостей к столу, где тут же из ниоткуда вдруг возник большой медный самовар с чашками и разные сладости к чаю.
  Иван, Даша и Старичок-Шишка, усевшись за стол, сразу повеселели, увидев, как на столе появляются разные сушки, пироги и пряники. Это тебе не званый обед с шишками в еловом царстве и не пир с червяками в королевстве земляники. Дружно налив в чашки горячего чая, они за обе щеки начали уплетать кушанья. Лисенок, получив от Волшебника ароматную косточку, удобно улегся с ней у камина. Филин Уффо уселся на насесте у маленького птичьего домика, что был приколочен под самым потолком деревянной избушки. А волшебник, видя довольные лица своих гостей, продолжил начатый птенцом рассказ про злую Колдунью.
  ‒ Я так сильно заколдовал ее, что теперь и сам не смог бы расколдовать ее обратно, - печально произнес он. ‒ В этом-то и беда всех волшебников, что с магией всегда надо ухо востро держать. Стоит только поддаться гневу или злобе, как темные силы тут же овладевают тобой, готовые вырваться наружу. Ты и глазом моргнуть не успеешь, как, увлеченный магией, наколдуешь такое, что и в страшном сне не приснится. И очень трудно потом что-то изменить, ‒ волшебник тяжело вздохнул, помолчал немного и, отхлебнув горячего чаю из кружки, не торопясь, продолжал. ‒ Теперь расколдовать Принцессу сможет только чудо. Силы зла, что завладели ее душей, не позволят так просто отпустить ее. Они живут, пока живет ее душа. Но когда Принцесса умрет, сраженная огненной иглой в самое сердце, падут чары зла и коварства. ‒ Волшебник внимательно посмотрел на сидящих напротив него путников. Даша с Иваном, внимательно слушая его рассказ, не решались произнести ни звука. ‒ Но я повторяю, очень трудно будет подобраться к сердцу Принцессы. Злые силы крепко охраняют его, не давая проснуться. И вы должны придумать, как разбудить бедняжку от глубокого сна, чтобы она явилась вам в своем собственном обличии. Ко всему прочему, надо еще отыскать ту самую иглу, которая в момент ярости загорается огненным светом.
  ‒ Да, непросто, ‒ протянул Иван. ‒ Угораздило же тебя заколдовать Принцессу. Хотя Дарья порой такие кренделя выделывает, что я и сам подумываю, а может заколдовать ее на время, чтоб остыла? ‒ и он, скривившись в усмешке, покосился на сестренку.
  Та, в свою очередь хитро прищурив глазенки, показала брату язык.
  ‒ Уж что-что, а колдовать-то он умеет, ‒ прощебетал птенец со своего насеста.
  И тут Дарья, отодвинув от себя кружку с чаем, повернулась к Волшебнику и спросила:
  ‒ Дедушка, а какие-нибудь другие приметы у этой иглы есть? Или ее только по цвету можно найти?
  ‒ Вот как раз по цвету ты ее и не найдешь, ‒ ответил Волшебник. ‒ Обладатель той иглы ни кто иной, как сам Великан из Дремучего леса. ‒ В подтверждение важности всего сказанного им, он поднял вверх указательный палец. ‒ Просто так он тебе ее не отдаст. Таких игл у него всего три и я не думаю, что он захотел бы с ними просто так расстаться. Носит он их на спине спрятанными под кожей так, что ни одна живая душа не сможет добраться до них. Выпускает же он их в случае большой опасности, когда, например, испугается чего-то. Тогда он становится маленьким и беззащитным, как младенец. И цветом они у него не огненно-красного, а фиолетового. Именно в тот самый момент сильного испуга, когда свернувшись клубочком, великан ничего не видит и не слышит, можно отломить со спины одну из его иголок. Но бойтесь, если он ненароком узнает об этом. Он рассвирепеет не на шутку. Иглы эти у него непростые. Они одни на всем свете обладают самой большой разрушительной силой. Только они способны разрушить злые чары. Но беда придет всем, если они попадут не в те руки, так как они способны разрушить не только все плохое, но и все хорошее, что есть на земле.
  Даша призадумалась. Ей вспомнился тот момент, когда после сильного ливня она, пытаясь перескочить лужицу и забравшись для этого на мохнатую кочку, ухватилась за один из трех росших на ней прутиков. Они все три были длинные, гладкие и ... фиолетового цвета. Девочка сильно испугалась, когда кочка вдруг шевельнулась под ней. Она ухватилась посильней за один из прутиков и, обломив его, кубарем покатилась вниз. Тогда Даша не придала этому большого значения. И только потому, что прутик был ее любимого цвета, очень гладкий и ровный, действительно напоминавший большую иголку, она решила сохранить свою находку на случай: 'а вдруг пригодится'.
  После недолгого молчания, Даша вдруг подняла на старика свои круглые глазенки и робко спросила:
  ‒ Дедушка, а ты не будешь ругаться?
  ‒ Нет, ‒ удивился старик. ‒ Зачем же мне ругаться? Ты такая славная девочка!
  ‒ И заклятья посылать на меня не станешь? ‒ недоверчиво нахмурив брови, продолжала Даша.
  ‒ Не стану, ‒ улыбнулся Волшебник и с интересом посмотрел на гостью.
  ‒ И отбирать ничего не будешь? ‒ хитро прищурив глазенки, девочка подсела поближе к волшебнику и уставилась на него, ожидая ответа.
  ‒ Да что стряслось-то, Даша? Скажи, наконец! ‒ опередив старика, взмолился Иван.
  Даша робко вытащила из котомки ярко-фиолетовый прутик, что случайно обломила, пробираясь сквозь густую чашу Дикого Леса.
  ‒ Батюшки святы! ‒ всплеснул руками старик. ‒ Да это же та самая игла, что нужна вам, чтоб победить злые чары! Как же ты нашла ее?! ‒ покачав головой, он ласково обнял ее за плечи. ‒ Ну что за храбрая девочка!
  И тут Даша рассказала историю про ту необычную кочку, которая так напугала ее после грозы.
  ‒ Удивительно! ‒ воскликнул старик. ‒ Так, той кочкой, возможно, и был Великан, что живет в Дремучем Лесу, игла которого вам как раз и нужна!
  ‒ Ну, Даша! Ну, молодец! ‒ обрадовался Иван. ‒ Если бы не ты, уж и не знаю, как бы мы искали того великана?! По крайней мере, оружие у нас уже есть. Но как нам сделать ее огненно-красной? ‒ не отрывая глаз от фиолетового прутика, задумчиво пробормотал он.
  ‒ Я вам уже говорил, ‒ хитро прищурившись, напомнил Волшебник, ‒ что игла эта непростая и, когда приходит время, она сама чувствует свою силу. Главное для вас - в нужный момент не растеряться.
  Долго они еще сидели и болтали о том, о сём с Мудрым Волшебником. А когда за окном стемнело, старик наколдовал из угрюмо стоящего в углу старого буфета мягкие и уютные лежанки и уложил гостей спать, чтоб они, отдохнув за ночь, утром продолжили свой путь к замку Короля, что находился прямо за Снежной Горой, у подножья которой жил Мудрый Волшебник.
  
  
  Глава пятая
  Королева Снежной Горы
  
  На следующий день, отдохнувшие и полные сил наши герои тронулись в путь.
  После объяснений Волшебника они без особого труда нашли среди белых сугробов тропинку, ведущую на самую вершину Снежной Горы, и весело направились вперед. Волшебник предусмотрительно наколдовал своим гостям теплую одежду и обувь, чтоб те не замерзли при переходе через вершину, и снабдил их провизией в дорогу. Таким образом, переход через гору не казался нашим героям такой уж большой задачей. И не видя перед собой никаких препятствий, они весело шли по тропинке, то и дело, играя в снежки и стряхивая охапки искрившегося под солнцем снега с разлапистых веток, растущих на пути деревьев.
  Долго ли коротко, забрались они на самую верхушку Снежной Горы, с которой им открылся вид на Королевский Замок. Там, где находились сейчас Иван и Дарья, гора плавно начинала спускаться вниз, постепенно перетекая из белоснежно-зимних в радостно-летние оттенки. Там, где холодный отблеск зимы терял свою силу и безропотно уступал аккуратно подстриженным солнечным лужайкам, усыпанным разноцветными точками полевых цветов, радовавших глаз, обещая тепло и спокойствие каждому, кто сумеет добраться до них. Раскидистая зелень деревьев плотной стеной окружала возвышавшиеся над ними золоченые купола Королевского Замка.
  Брат с сестрой и Старичок-Шишка с лисенком уж было обрадовались тому, как они невероятно легко и без всяких проблем преодолели последнее препятствие на их пути, как поднялся холодный ветер, и кружившие вокруг них снежинки вдруг начали подниматься с земли в воздух. Закружили они, завьюжили и окружили наших путников непроглядной тонкой стеной, которая оказалась прочнее стали. Иван попробовал было разбить стену, с разбегу толкнув ее плечом. Старик-Шишка с размаху стукнул по ней своей тростью, а Лисенок, злобно тявкая, старался прогрызть в ней дыру. Но не тут-то было. Казавшаяся столь хрупкой, толщиной всего лишь в одну снежинку, ограда была невероятно прочной и не поддавалась попыткам наших друзей разрушить ее.
  
  ‒ Да что же это такое?! ‒ в отчаянии выдохнул Иван. ‒ Куда нас опять занесло?
  ‒ Наверное, это еще одно королевство, ‒ еле слышно шепнула ему на ушко сестренка. И оказалась права.
  На мгновение успокоившиеся снежинки тут же снова взметнулись в воздух, и перед их взором возникла никто иная, как Снежная Баба с морковкой вместо носа и двумя угольками вместо глаз.
  ‒ Какая толстая! ‒ прошептала в испуге Дарья и спряталась за спину брата.
  А Снежная Баба внимательно осмотрела своих гостей и, весело подмигнув им, произнесла:
  ‒ Кто вы такие? И зачем пожаловали в мое королевство? ‒ она, словно большое белое привидение, облетела вокруг своих новых знакомых и снова приземлилась перед ними. - Я следила за вами от самого дома Волшебника, вы такие слабые и хрупкие, что любая из моих подопечных могла запросто расправиться с вами, окутав вас своим дыханием. ‒ Поймав на ладонь одну из порхавших вокруг снежинок, она весело обратилась к ней, ‒ Ну что? Как тебе эти непрошеные?
  ‒ Фи, ‒ фыркнула тоненьким голосочком снежинка, они такие неморозоуфсфс...
  ‒ Ох! Никак не могу привыкнуть к этому человеческому слову! ‒ скривилась Снежная Баба.
  ‒ ...фсфсстойчивые! ‒ закончила снежинка. ‒ Такие, что если пожелает Ваше Величество, я могла бы одним дыханием превратить их в маленькие кусочки льда, такие же, как я белые и искристые, и такие же морозоуфсфс...
  ‒ Ох, да-да, я поняла уже "стойчивые", ‒ делая вид, что очень утомлена этим ужасным словом, она легким взмахом отпустила свою подопечную обратно к ее кружившим вокруг подругам. ‒ Вы слышали? ‒ вновь обратилась она к путникам. ‒ Зачем же вы ко мне пожаловали?
  ‒ Ну, уж точно не за тем, чтоб превращаться в снежинки, ‒ проворчала Дарья, слегка высовываясь из-за брата.
  ‒ А зачем же тогда? ‒ удивилась Снежная Баба. ‒ Вы так весело играли с ними, что я, аж было, порадовалась вашему желанию быть на них похожими. Что может быть прекрасней, чем искриться, как снег?! Разве это не было вашим желанием? ‒ упершись в бока, грозно прогремела Снежная Баба.
  ‒ Хм, ‒ неуверенно начал Иван, боясь ненароком разгневать королеву Снежной Горы. ‒ Ну, блестеть как снег - это, конечно, прекрасно... ‒ начал он неуверенно. Но это не совсем то, что мы собирались делать...
  ‒ Вернее совсем не то, ‒ подтвердила Дарья.
  ‒ Как это совсем не то?! ‒ вспылила Снежная Баба и от возмущения начала раздуваться вширь.
  ‒ Ну вот! Браво, Дарья! ‒ чуть слышно прошептал Иван сестренке, ‒ теперь она вдвое толще станет.
  ‒ То есть то, конечно же, то, Ваше Величество! ‒ подхватил разговор Старичок-Шишка. ‒ Только, Ваше Величество, мы такие нехладнокровные и маломощные, что даже не осмеливаемся просить вас о такой милости.
  Иван и Дарья, округлив глаза, смотрели на старичка.
  ‒ Чего это он задумал? ‒ дернув брата за рукав рубашки, шепнула девочка.
  ‒ Не знаю, решил потянуть время, наверное, ‒ так же чуть слышно ответил Иван.
  ‒ О какой же милости вы меня просите? ‒ начала было успокаиваться Снежная Баба, ‒ А! Понимаю! ‒ Прищурившись, хихикнула она и вновь подмигнула своим гостям. ‒ Вы, наверное, жаждете отведать моих снежных хлопьев и хлебнуть ледяного коктейля, который очень славится среди моих друзей. Дед Мороз так его просто обожает! А моя сестрица, Снежная Королева, думаю, вы уже слышали о такой, так просто в восторге, когда я замешиваю его и украшаю замороженным мхом, ягодами и звенящими сосульками. ‒ Тут Снежная Баба встрепенулась и вся заискрилась в предвкушении описанного блюда. ‒ Сейчас я его вам приготовлю. ‒ Она кокетливо перевела взгляд с Ивана на Дашу. ‒ И ваше желание исполнится: вы тут же превратитесь в искрящиеся сосульки. Да и новая ледяная помощница мне не помешает, ‒ хмыкнула она, хитро поглядывая на Дарью. ‒ Ах, как это здорово! ‒ воскликнула Снежная Баба и растворилась в облаке белоснежной пыли.
  ‒ Слушайте, надо уходить отсюда, пока мы тут навсегда не остались висеть на ветках в виде тупых ледышек, ‒ взволнованно промолвил Иван. ‒ Как ты, Даша?
  ‒ Нет, ты слышал! ‒ возмущенно воскликнула сестренка. ‒ Она хочет из меня ледяную помощницу сделать! ‒ в ее голосе послышались тоненькие нотки обиды.
  ‒ Ты же хотела блистать? ‒ пытаясь подбодрить сестру, подмигнул ей Иван.
  ‒ Ну, уж точно не в таком виде, ‒ фыркнув в ответ, Дарья тут же потянулась к котомке, что весела на плече у брата. ‒ Доставай скорей плетку, может усыпить их, или растанцевать, как ромашек? Ну же! Действуй!
  ‒ Вот растанцевать их - уж точно не поможет, ‒ подхватывая лисенка на руки, пробурчал старичок. ‒ Это же просто куча снежинок! Видели, какие они все игривые. Вихри танца - их нормальное состояние.
  ‒ Расплакать тоже не выйдет, ‒ вытаскивая плетку из котомки, размышлял Иван, ‒ из их слез при таком морозе сплошные сосульки получатся. И угадайте, кому тогда от этого хуже будет?
  ‒ А что если напугать? ‒ выпалила Дарья. ‒ От страха они так задрожать, что слова вымолвить не смогут!
  ‒ А ты видела, сколько их?! ‒ задумчиво протянул Иван. ‒ Если они все разом дрожать начнут, то представляешь, сколько ледяных искр будет от их столкновения!
  ‒ Так это же хорошо! ‒ воскликнула девочка, ‒ они на время все ослепнут и не увидят, как мы от них удирать будем.
  ‒ А что? Можно попробовать! ‒ обрадовался Иван. ‒ Молодец, Дарья! Только как же мы нужное направление определим, если сами ничего не увидим?
  Тут лисенок заерзал на руках у старичка и резво спрыгнул вниз:
  ‒ Вы закройте глаза и держитесь за плетку, а я за другой ее конец ухвачусь. Я вас выведу! ‒ гордо подняв мордочку, тявкнул он.
  ‒ Но как?
  ‒ По запаху, конечно, ‒ удивился Лисенок. ‒ С той стороны, где лето начинается, теплом пахнет. Это же так просто!
  И действительно, для лисенка это было так просто. Как они сразу до этого не додумались?! Наши друзья воспряли духом, взялись за руки и приготовились к побегу. И как раз вовремя! Так как снежинки вокруг них снова начали взмывать ввысь, порхать, кружиться, вырисовывая в воздухе очертания Снежной Бабы.
  Иван взмахнул плеткой и стукнул оземь четвертым ее концом. Тут, все вокруг задрожало от страха. Очертание Снежной Бабы стало расплываться. Скопившиеся в кучу, снежинки в один миг разлетелись от испуга в разные стороны. В панике сталкиваясь друг с другом, они искрились и звенели, словно тысячи маленьких колокольчиков. Ослепительным светом все заблестело вокруг.
  От столь резкого освещения у наших друзей зарябило в глазах, и они тут же зажмурились. Держась за плетку, лис со старичком в этот раз не ощутили на себе ее эффекта, будто плетка сама защищала их от воздействия своих чар.
  ‒ Ну что ж вы?! Идемте скорей! ‒ протявкал лисенок и, ухватившись зубами за плетку, потянул путников за собой.
  Изо всех сил стараясь не размыкать ресницы, Иван, Дарья и Старичок-Шишка кинулись за лисенком. А вокруг все звенело и дребезжало, будто тысячи хрустальных стаканов лопались вокруг. Тучи снежинок в ужасе вздымались в воздух и вихрем пролетали мимо. Невообразимая паника вмиг охватила все зимнее королевство. Ледяная стена не выдержала, и тут же начала распадаться на бессчетное количество мелких осколков. Ведь она тоже была сделана из снежинок. Под действием волшебной плетки их, как и всех остальных жителей снежной страны, охватил такой невообразимый страх, что они никак не могли устоять на одном месте.
  Лисенок уверенно вел своих друзей вперед, на запах тепла и света. Он проворно уворачивался от летевшего навстречу вихря дрожащих от страха жителей Снежного Королевства, чего нельзя было сказать о следовавших за ним его друзьях. Словно ледяными иголками снежинки налетали на них, стараясь уколоть как можно сильней, ослепить, остановить и не дать перейти на солнечный склон горы. Но наши путешественники упорно двигались вперед, одной рукой держась за впереди идущего, а второй прикрывая лицо от ледяных прикосновений снежинок. Через некоторое время они почувствовали, что атаки ледяного вихря стали ослабевать, а вскоре и совсем стихли. И тут Дарья осмелилась открыть глаза и увидела перед собой уже не веявшее холодом белоснежное покрывало, а теплый ярко-зеленый покров только что проросшей молодой травы, на которой, то там, то тут яркими пятнышками мелькали разноцветные маргаритки.
  ‒ Как здорово! ‒ воскликнула девочка. ‒ Мы от них вырвались! Посмотрите как тепло и красиво вокруг! ‒ она беззаботно запрыгала по зеленой травке, радуясь весеннему солнышку.
  ‒ И, правда, ‒ удивился Иван, оглядываясь вокруг. Он опустился на землю и с удовольствием растянулся на ее зеленом покрове.
  ‒ Но вам надо поспешить, ‒ напомнил им Старичок-Шишка, ‒ не забывайте, что вас ждут в королевстве ровно в два часа дня на праздничный обед! Кто знает, что Король учудит, если вы опоздаете хотя бы на секунду. ‒ Подхватив на руки уставшего от перехода лисенка, он бодро проследовал вперед по тропинке, ведущей к Королевскому Замку.
  Иван, нехотя поднимаясь с земли, взял сестренку за руку и пошел за ним.
  Вокруг ничто не предвещало опасности, солнышко ласково светило с неба, птички весело щебетали на разросшихся вдоль тропинки кустиках. Дарья беззаботно приплясывала, держа за руку брата, напевая полюбившуюся ей земляничную песенку.
  
  
  
  Глава шестая
  Заколдованная Принцесса
  
  И вот наши путники приблизились к огромным дубам-великанам, что высокой зеленой стеной окружали Королевский Замок. Дубы росли так плотно, а листва была такой густой, что сквозь нее ничего нельзя было разглядеть, что творилось по ту сторону стены.
  Немного пройдя вдоль деревьев, Иван с Дарьей и Старичок-Шишка с Лисенком очутились у огромных железных ворот замка. Ворота те были очень старые и снизу доверху все заросли плющом. На заросших железных прутьях, прямо посредине висел большущий кованый замок в виде головы злобного чудища. Вдруг чудище открыло глаза и хриплым голосом произнесло:
  ‒ Кто вы такие и зачем явились сюда без приглашения?
  ‒ Мы с приглашением, ‒ испуганно прошептала Даша и покрепче сжала руку брата, своей маленькой ручонкой.
  ‒ Разве вы не знаете, что подходить к замку без приглашения запрещено! ‒ не обращая внимания на слова девочки, продолжала голова.
  ‒ Да мы с приглашением, ‒ удивленно взглянув на сестренку, возразил Иван.
  Но замóк словно не слышал их и хрипло монотонно продолжал:
  ‒ Никто не войдет в зáмок без приглашения Короля, а если и войдет в него, то живым уж точно не выйдет! ‒ грозно прохрипела голова.
  ‒ Да он оглох на старости лет, ‒ почесав бороду, проворчал Старичок-Шишка. ‒ Вон видите! У него уши мхом покрылись! ‒ Он указал на маленькие чуть заметные ушки по бокам неприятной физиономии стража ворот, из которых во все стороны торчали клочки буро-зеленой травы.
  
  ‒ Что же нам теперь делать? ‒ взглянув на старичка, сказала девочка. ‒ Ведь до приема совсем немного осталось?
  ‒ А ты вырви траву из его ушей, может он тебя и услышит, ‒ загадочно протянул старик.
  Девочка осторожно приблизилась к замку, который закрыл глаза и успел уже задремать, и вырвала из левого уха пучок зеленой растительности. Голова тут же встрепенулась и снова грозно уставилась на незнакомцев.
  ‒ Есть у нас приглашение! ‒ во весь голос дружно проорали брат с сестрой.
  ‒ Приглашение?! ‒ встревожилась голова. ‒ Есть?! Я слышу! ‒ радостно воскликнула она. ‒ О чудо! Сто лет ничего не слышал, а теперь слышу! Шелест листвы, шорох ветра... Неужели Колдунья сжалилась надо мной?! Что я слышу?! Приглашение?! ‒ опомнилась голова и уставилась на Ивана.
  ‒ Приглашение, ‒ видя такую перемену в поведении их нового знакомого, уже спокойнее повторил тот.
  ‒ И это не колдунья, а я! ‒ недовольно пробурчала Дарья.
  Замок внимательно посмотрел на гостью и произнес:
  ‒ Меня выковали из прочного металла давным-давно, когда Колдунья была еще маленькой доброй девочкой, такой же, как это милое создание. Когда-то давно, когда я был совсем юным, я висел на главных воротах Зáмка и радовал всех своей обаятельной улыбкой. Но добрая маленькая девочка выросла и превратилась в Ведьму. Она умудрилась поссориться со Снежной Бабой, что живет не Снежной Горе. Снежная Баба время от времени посылает на нас злые холодные вьюги. И теперь я прикован здесь, чтоб охранять королевство от ее нашествия.
  ‒ Теперь он больше не улыбается своей обаятельной улыбкой, ‒ ласково поглаживая сидевшего на руках лисенка, грустно промолвил старик.
  ‒ Никто больше не улыбается в этом королевстве, ‒ тяжело вздохнув, ответил замóк. - Но иногда, при лунном свете мне все же удается увидеть прекрасное очаровательное личико маленькой Принцессы, что весело приплясывала когда-то на тропинках королевского сада... Давным-давно, когда я знал ее еще ребенком. Поэтому я каждый раз надеюсь увидеть его снова.
  ‒ Как это? ‒ удивился Иван, аккуратно убирая разросшуюся вокруг замкá зелень. ‒ Привидение что ли?
  ‒ Наверное, это можно назвать и так. Только когда лунный свет начинает мягко струиться с небес и вокруг становится, словно днем, светло. И кажется всем, что это не ночь вовсе, а стаи серебристых мотыльков плавно опустились на землю, озаряя все вокруг своим сиянием. Лишь тогда колдовство снимает чары свои с прекрасной души Принцессы и выпускает ее на волю, лишь тогда можно видеть то, что скрыто от глаз под черной маской печали и злобы. Только лишь в те волшебные мгновения лунного света, когда колдовство не властно над ней, можно услышать звонкий девичий смех, что так радовал нас когда-то, и увидеть, как юная Принцесса, танцуя, кружится по саду...
  ‒ Но ты же ничего не слышал, ‒ прервала его Даша.
  ‒ Зато я мог видеть! ‒ восторженно ответил замок. ‒ Представлять... ‒ Тут ворота со скрипом раскрылись, пропуская гостей внутрь парка. Иван, Дарья и Старичок-Шишка вошли внутрь и увидели, что на обратной стороне замкá было изображено точно такое же лицо, что и спереди. Удивительно! Страж ворот мог видеть все, что творилось по обе стороны ворот. ‒ А теперь еще и слышать! ‒ восторженно добавило обратное изображение. ‒ Как я могу отблагодарить тебя девочка?
  ‒ Постойте, постойте! ‒ воскликнул Иван. ‒ Что же это выходит?! Это значит, что Колдунья превращается обратно в Принцессу только в полнолуние? ‒ Иван удивленно посмотрел на сестру. ‒ Это что же получается: оборотень наоборот?
  ‒ Похоже, что так, ‒ пожала плечами девочка. ‒ А помнишь, что волшебник сказал?
  ‒ Надо пробить волшебной иглой сердце Принцессы... ‒ Иван оторопел от этой мысли. ‒ Но как? Сердце Колдуньи злобной и ужасной - это я согласен, но не доброй прекрасной девушки! ‒ задумчиво произнес он.
  ‒ На это и рассчитано колдовство, ‒ вздыхая, промолвил замóк. ‒ Ты правильно сказал: оборотень наоборот. Кому в голову придет вонзать иглу в сердце прекрасной девушки? Но ты должен это сделать, или мы больше никогда не увидим нашу маленькую Принцессу, и чары зла будут вечно властвовать над миром. ‒ Замок закрыл от усталости глаза и тяжело вздохнул. Он очень устал, ведь он долгое время висел на воротах, ничего не слыша и ни с кем не разговаривая. Ему уже так долго не приходилось столько говорить как сейчас. ‒ На вас одна надежда. Но поторопитесь, полнолуние длится всего три ночи. Первая ночь уже прошла, ‒ грустно пробурчал он и медленно опустил веки.
  ‒ Спасибо тебе, замóк, ты здорово помог нам! ‒ ответила Даша.
  ‒ Удачи! Но учтите, сила полнолуния длится недолго. Если не успеете - не сносить вам головы, это уж точно! ‒ приподняв тяжелые веки, прохрипело чудовище и снова замолкло.
  Ворота медленно со скрипом закрылись, и наши путники оказались на узенькой, вымощенной камнем дорожке, по обе стороны которой расстилались зеленые лужайки, сплошь усыпанные яркими цветами. То там, то здесь красовались кустарники, аккуратно подстриженные по форме разных зверьков, зайцев, белок, оленей. Они, словно замершие живые зверьки, рассыпались по цветущему зеленому покрову.
  Иван, Дарья и старичок с лисенком на руках, проходя мимо подстриженных кустиков, с большим удивлением рассматривали эти причудливые создания.
  ‒ Надо же, как живые! ‒ воскликнула Даша, подходя к стоявшему у тропинки зайцу. ‒ Будто заколдованные. ‒ Она не выдержала и потрогала животное за одну из веточек.
  ‒ Да заяц я, заяц! ‒ вдруг услышала она в ответ шелест листвы.
  Дарья в ужасе отскочила назад к тропинке.
  ‒ Ты чего? ‒ вздрогнул в испуге Иван.
  ‒ Они разговаривают, ‒ чуть слышно прошептала девочка.
  ‒ Кто? ‒ Иван начал оглядываться по сторонам, стараясь разглядеть того, кто мог бы говорить. ‒ Да здесь просто кусты вокруг, ‒ не найдя ничего определенного, развел он руками.
  ‒ Вот они-то и разговаривают! ‒ указывая на стоявшего рядом с тропинкой зеленого зайца, прошептала Даша. ‒ Вот смотри! ‒ она осторожно коснулась рукой одной из веточек.
  ‒ Да не бойся ты, мы не заколдованные, ‒ прошуршало листвой растение, ‒ Мы превращенные.
  ‒ Вот видишь! ‒ Даша испуганно отступила на шаг назад.
  ‒ Это как так, превращенные? ‒ спросил Иван, внимательно осматривая со всех сторон зеленого зайца.
  ‒ Вот так, ‒ грустно прошуршал стоявший неподалеку олень. ‒ Когда-то мы были животные, а теперь стали деревья.
  ‒ Это все Колдунья постаралась, ‒ проворчал подошедший старичок. ‒ Я слышал об этом парке от лесных зверей. Рассказывали они, что когда Принцесса была обычной девочкой, любила она играть с лесными зверями на лужайке перед замком. А как она в ведьму злющую превратилась, то от злости всех своих любимцев в кустарники обратила, чтоб сидели они здесь вечно и никуда уйти от нее не могли.
  ‒ Вот уж злыдня-то! ‒ топнула ногой девочка.
  ‒ Чем ей заяц-то помешал? ‒ удивленно развел руками Иван. ‒ А бельчонок вон тот? Он-то совсем безобидный зверек.
  ‒ Боялась она, что от характера ее вредного никто из зверей с ней больше играть не захочет. Вот и обратила их навечно в зеленые кустики, ‒ вздохнул Старичок-Шишка и пошел дальше по дорожке, что вела к Королевскому Зáмку.
  ‒ Но ты же их расколдуешь? ‒ взяв брата за руку, спросила девочка.
  ‒ Хм, постараюсь, ‒ почесав затылок, отозвался Иван.
  Было без одной минуты два часа, когда наши друзья обошли весь замок и вышли к главному входу, где их уже ждала королевская охрана.
  ‒ Эх, чуть не опоздали! ‒ расстроено воскликнул Король, глядя на приближающихся путников. ‒ Так и знал, что надо часы подвести на пару минут вперед! ‒ всплеснул он руками, ‒ Это все ваши происки, няня! ‒ обернувшись, он погрозил пальцем быстро семенившей за ним, вздыхавшей при каждом шаге, полной женщине. ‒ 'Они и так не успеют! И так не успеют! Видимое ли дело: за два дня до королевского замка дойти?!' А вот дошли! ‒ Злобно проворчал Король. ‒ И кого я теперь казнить буду?!
  ‒ Не волнуйся ты так, батюшка, ‒ тяжело дыша, всплеснула руками старушка, ‒ наша красавица им пару загадок загадает, вот и будет кого казнить.
  ‒ Ну, вот опять одна надежда на дочь мою разлюбезную, а я что?! Не король вовсе?! Уж и казнить сам никого не могу!
  ‒ Можешь батюшка, можешь... ‒ поспешила заверить его няня.
  ‒ Ладно, иди дочь зови, пусть выручает. ‒ Король резко отмахнулся от семенившей следом старушки и, выпятив грудь вперед, важно приблизился к путникам.
  ‒ Здравствуйте, Ваше Королевское Величество! ‒ вежливо произнес Иван. ‒ Мы пришли вовремя. ‒ Он указал на круглые башенные часы, на которых большая стрелка, едва подрагивая, касалась верхней отметки циферблата.
  ‒ Вижу, вижу, ‒ оглядывая пришедших с ног до головы, злобно процедил Король. ‒ Ну что, пошли, что ли, на пир, ‒ он отвернулся от гостей и гордо прошествовал в замок.
  Наши друзья переглянулись в недоумении и, ничего не сказав, последовали за ним.
  Войдя в королевский дворец, они оказались вначале широкого, выложенного из бело-черного мрамора, просторного зала. По обеим его сторонам находились высоченные колонны с украшающими их мраморными статуями. А под потолком висели люстры из тысячи свечей. Посреди зала стоял огромный стол, весь усыпанный разными яствами. За столом сидели одетые в шелка и бархат званые вельможи. Увидев вновь прибывших, они словно по команде развернулись к ним и дружно зафыркали от возмущения.
  ‒ Что они расфыркались, словно совы на ветках? ‒ озираясь кругом, Дарья еще сильнее прижалась к брату.
  ‒ Не обращай внимания, дочка, ‒ прокряхтел шедший следом Старичок-Шишка. ‒ Может они и есть совы. Видишь, как в наряды-то они расфасованы!
  ‒ И то, правда, ‒ удивился Иван. ‒ Кто же при такой жаре в здравом уме в бархат рядиться станет?
  Во главе стола на огромном золотом троне, увешанном звериными шкурами, гордо восседала сама Колдунья. Одетая во все черное, она и в самом деле была похожа на огромную ворону. Лицом она была красива, но не было в ее взгляде ни теплоты, ни нежности. Лишь отталкивающий холод исходил от нее.
  ‒ Ну что, отец? ‒ важно произнесла Колдунья. ‒ Так все-таки гости твои пришли вовремя.
  ‒ Ох, дочка, и не говори... Видно, сегодня день выдался неудачный, ‒ проскрипел Король и, подойдя к трону, устало плюхнулся на рядом стоявший табурет. ‒ И казнить-то нам сегодня некого, ‒ жалобно простонал он.
  ‒ Ну, это мы еще посмотрим, у кого из нас неудачный день! ‒ Важно опершись о край стола, Колдунья медленно поднялась с трона. ‒ А вот мы им сейчас загадку загадаем, и пусть попробуют не отгадать! ‒ грозно прогремела она и, подойдя к Ивану и Дарье, медленно обошла их кругом, внимательно оглядывая гостей со всех сторон.
  ‒ Ой, не нравится мне ее взгляд, ‒ прошептала Даша брату.
  ‒ Ага, словно насквозь пронизывает, ‒ чуть слышно ответил Иван.
  ‒ Чего это вы там шепчетесь? ‒ гордо поведя плечами, спросила Колдунья.
  ‒ Да так, Ваше Высочество, вашим королевским дворцом восхищаемся, ‒ схитрил Иван.
  ‒ А, ну восхищайтесь, восхищайтесь, ‒ презрительно фыркнула Колдунья и, вернувшись обратно к столу, она снова уселась на трон. ‒ Так значит, вы весь лес прошли и все поле?
  ‒ Прошли, Ваше Высочество, ‒ кланяясь, ответил Иван.
  ‒ Ну, тогда вы должны знать отгадку на первый вопрос, ‒ надменно усмехнувшись, она важным взглядом окинула всех присутствующих.
  ‒ Должны, Ваше Высочество! Точно должны! Какая гениальная идея, Ваше Высочество... ‒ подхватили со всех сторон вельможи.
  ‒ Ты что, дочка, ополоумела? ‒ встревожился Король. ‒ Если они действительно прошли, то они ее точно знают. И кого мы тогда казнить будем?
  ‒ Не тряситесь, отец! ‒ прикрикнула она на Короля и продолжала, ‒ Ну так слушайте! Какую самую страшную тайну хранит самая главная ель в лесу?
  ‒ Елка? ‒ удивился Король. ‒ Откуда ты про ее тайны-то знаешь? Ну вот, не могла загадать что-нибудь покровожаднее, да пострашнее.
  ‒ Да не трусьте вы! Они ответа все равно не знают, если только не сидели на макушке этой выдирги елки, а она уж этого никому не позволит. Она бы их болотной водой напоила и гнилой тиной накормила, ‒ злорадно прошептала Колдунья. ‒ А если сидели, вот будет потеха... ‒ сквозь зубы процедила она.
  ‒ Елка... ‒ вдруг зашептались вокруг придворные. ‒ Тайна елки...
  ‒ Кто знает тайны елок?...
  ‒ Они наверное, страшные и ужасные, их тайны...
  ‒ Как сам Дремучий Лес...
  ‒ У нее... ‒ Иван попытался перекричать толпу вельмож.
  ‒ Ну-ка тихо! ‒ во весь голос взревела Колдунья, что аж стекла задрожали в оконных рамах, и громко топнула об пол ногой. Вокруг все сразу затихли от страха и, чуть присев, обернулись к Ее Высочеству. ‒ Так что у нее? ‒ прищурившись, ехидно переспросила Колдунья.
  ‒ У нее две макушки, Ваше Высочество, ‒ спокойно промолвил Иван.
  Тут Колдунья как расхохоталась! Словно тысячи ворон гаркнули хором.
  ‒ Ха-ха-ха, ты и вправду сидел верхом на этой зеленой выдирге?! Ой, не могу! Ха-ха-ха... Ой, сейчас лопну от смеха! ‒ вопила Колдунья, заливаясь злорадным хохотом. ‒ Ха-ха-ха, вот я над ней поиздеваюсь при встрече! Представляю уже ее треугольную рожу. Вернее надо сказать 'не треугольную', ха-ха-ха.
  ‒ Ну вот, дочка! ‒ всплеснул руками Король, ‒ я же говорил тебе, что они и вправду прошли весь лес. ‒ Он от расстройства нервно заерзал на табурете.
  ‒ Да ну вас, отец. Вы не представляете! Это же такая удача узнать, что кто-то перешагивал через нее. А вспомни, как она меня иголками колола и бесформенной обзывала, когда я по лесу гуляла.
  ‒ Честно говоря, не припомню, ‒ почесывая затылок, промямлил Король.
  ‒ Эх, папаша, склероз у вас, не иначе! Не зря я ей тогда макушку-то обломила! ‒ злобно прорычала Колдунья.
  ‒ Ну и злопамятная же она! ‒ проворчала Даша, чуть высунувшись из-за брата.
  ‒ Это не она, это вся ее воронья сущность наружу лезет, ‒ шепнул тихонько стоявший рядом старичок.
  ‒ А мне Короля почему-то жалко, ‒ чуть слышно отозвался Иван. ‒ Взял бы, да и отшлепал ее, или в угол поставил.
  ‒ Не королевское это дело, ‒ вздохнул старичок. ‒ Да и где это видано, чтоб королевских детей в угол ставили?!
  ‒ Вы что это там шушукаетесь? ‒ приподнявшись с трона, взревела Колдунья. ‒ Заговор против меня устраиваете?
  ‒ Нет, что вы, что вы Ваше Высочество! ‒ испугался Старичок-Шишка и, отступив на шаг назад, в знак покорности низко поклонился.
  ‒ А то смотрите у меня! Вмиг сейчас всех казню! ‒ с силой стукнув об пол ногой, она опустилась обратно на трон. ‒ Ладно, не бойтесь, ‒ после некоторой паузы, снисходительно произнесла Колдунья. ‒ Я вас прощаю!
  ‒ Мы вас прощаем! ‒ словно эхом, капризно повторил Король.
  ‒ У меня сегодня слишком хорошее настроение! А завтра для вас новая загадка будет! - грозно произнесла его дочь. ‒ Это ж надо! Верхом на елке! ‒ Королева что есть мочи снова расхохоталась и удалилась в свои покои.
  ‒ Завтра! В то же время! ‒ величественно произнес Король и удалился вслед за ней.
  Все придворные, словно по приказу, тут же начали расходиться кто куда.
  Когда все разошлись, и в огромном мраморном зале стало совсем пусто, няня короля, что встретила их при входе, провела гостей на кухню. Накормила, напоила их и, проводив в отведенные им покои, сказала:
  ‒ В нужный час привела вас дорога сюда. Наступает время нашей девочки. Может вам удастся задержать его, хотя бы на малость, ‒ промолвила старушка. ‒ Если хотите увидеть нашу красавицу, ступайте в полночь на поляну диких зверей, ‒ тяжело вздохнув и смахнув украдкой скатившуюся по щеке слезу, она удалилась.
  Иван с Дарьей поужинали и, решив хорошенько выспаться после долгой дороги и перед предстоящей им бессонной ночью, быстро уснули. А когда проснулись, было темно. Весь дворец уже спал. Разбудив старичка с лисенком, наши друзья тихонько прокрались по пустынным коридорам к заднему входу в Королевский Замок.
  
  В парке было темно и тихо. Подстриженные под зверей деревья темными тенями возвышались над лужайкой. С неба светила круглолицая луна и тысячи ярких звезд, словно рассыпанный по небу бисер, окружали ее.
  Обойдя весь парк кругом, Даша с Иваном и Старичком-Шишкой спрятались за раскидистым, похожим на толстую зайчиху, кустом, и стали ждать наступления полуночи. Вот часы пробили двенадцать раз. Вдруг что-то скрипнуло неподалеку. Они обернулись на звук и увидели, как маленькая незаметная дверь на самом углу замка вдруг открылась и из нее вышла Принцесса. По очертаниям казалось, это была та же самая Колдунья. Хотя Колдуньей ее уже было трудно назвать. Она была не та, что вчера. Ее ножки мягко ступали по зеленому ковру лужайки, так что Принцесса словно плыла над зеленым ее покровом. Движения ее были легки и непринужденны. Весь холод и резкость недавней Королевы вдруг исчезли куда-то. Она плавно двигалась мимо застывших зеленых зверей-кустарников, ласково проводя рукой по мягкой листве. Звери тут же оживали от ее прикосновения и начинали прыгать и резвиться вокруг, приглашая поиграть вместе с ними. Девушка весело улыбалась им. От ее улыбки исходили тепло и нежность. Она медленно кружилась по поляне залитой лунным светом, словно окруженная тысячами серебристых мотыльков. Ее веселый смех нежным звоном колокольчиков разливался в тиши.
  Иван с Дарьей тихо сидели под зеленым кустом и заворожено смотрели на Принцессу. До того она была не похожа на ту злобную ведьму, что встретила их вчера, восседая на троне.
  Вот Принцесса приблизилась к широкому кусту, похожему на зайчиху и тихонько провела по нему рукой. Зайчиха тут же встрепенулась, оглянулась и запрыгала по лужайке с остальными животными.
  ‒ Ой, кто вы? ‒ увидев сидящих на земле незнакомцев, улыбаясь, промолвила Принцесса. ‒ А я вас знаю, я видела вас вчера на обеде, но, к сожалению, не смогла поприветствовать вас.
  ‒ Здравствуйте, Принцесса! ‒ кое-как преодолев робость, Иван встал и поклонился девушке. ‒ Мы так рады видеть Вас! ‒ он указал на сестренку и старичка, сидевших на земле, на том месте, перед которым некогда сидела зайчиха, и не могли произнести ни слова от столь неожиданной перемены в Принцессе.
  ‒ Я вас тоже очень рада видеть! ‒ радостно воскликнула девушка. ‒ Злая Колдунья не позволяет мне встречаться с людьми. Я, словно в клетке, заперта в ее злобной душе. Она выпускает меня только на три ночи в полнолуние, потому что не может существовать без меня.
  ‒ Это ужасно грустно, Принцесса, ‒ робко произнес Иван, не смея оторвать от нее взгляд.
  ‒ Да! Вы не представляете, как это грустно, столько времени сидеть взаперти одной, не имея возможности даже поговорить с кем-либо. Видеть, что творит Колдунья и не иметь шанса исправить ее зло. Но вот вы здесь! Я могу видеть вас, говорить с вами, бегать, петь, плясать!.. ‒ она от радости весело запрыгала на месте и, словно маленький ребенок, захлопала в ладоши. Затем она взяла за руки Ивана и Дарью и закружилась с ними по поляне. ‒ Пойдемте скорей, я вас познакомлю с моими друзьями, ‒ Принцесса легонько потянула их за собой. ‒ Вот это Енот-Звездочет, ‒ указала она на сидевшего неподалеку енота, который, подняв мордочку вверх, не моргая смотрел на сверкавшие с небосклона звезды. ‒ Он очень умный и знает все созвездия над нашим королевством. Жалко, что он их может видеть только в полнолуние. А это Олень-Словно-Тень, ‒ она взглянула в сторону резво скакавшего по поляне оленя. ‒ Он бегает так быстро, что даже ночные мотыльки не поспевают за ним. А это уже знакомая вам Зайчиха, она может слышать каждый шорох в лесу...
  Принцесса все говорила и говорила. Она рассказала своим новым друзьям обо всех животных, населявших зеленую поляну, об их привычках и нравах. Она, словно прекрасный весенний цветок, дарила радость и беззаботность своей улыбкой. Иван был так очарован Принцессой, что не мог оторвать от нее взгляд. Дарья же потихоньку отстала от них и, подойдя к старичку, сказала:
  ‒ Она такая красивая! Как же Иван ее сердце иглой пронзать будет? Ты помнишь, что сказал волшебник?!
  ‒ Помню, ‒ грустно ответил Старичок-Шишка, ‒ оборотень наоборот. ‒ Он, тяжело вздохнув, опустился на землю, продолжая смотреть, как парень с девушкой весело кружили по поляне.
  Вторая ночь полнолуния подходила к концу, а Иван так и не смог пронзить иглой сердце Принцессы, чтобы расколдовать ее.
  
  
  
  Глава седьмая
  Вторая загадка.
  
  На следующий день наши гости снова были приглашены в главный королевский зал для очередной загадки.
  Как и в первый раз, Колдунья важно восседала на золотом троне, надменно взирая на стоявших вокруг вельмож. А Король сидел рядом с ней и от нетерпения ерзал на месте.
  ‒ А вот и опять вы! ‒ вскочив со стула, радостно произнес Король. ‒ Ну, давай доченька, задавай скорей свою загадку и пойдем их казнить, а то они уже все глаза мне смозолили.
  ‒ Но это же вы их пригласили, папенька! ‒ злобно фыркнула Колдунья. Лицом она была все та же Принцесса, что так радостно встретила Ивана и Дарью прошлой ночью, но это была уже не она, а злобная ведьма, что беспощадно правила государством вот уже долгое время.
  Иван не сводил взгляд с находящейся перед ним молодой особы, пытаясь разглядеть в ней вчерашнюю юную девушку. Но безуспешно, теперь перед ним на троне важно восседала злая Колдунья с ледяным сердцем.
  ‒ Итак! Вы готовы к смерти? ‒ надменно прогремела ведьма. ‒ Потому что эту загадку вы уж точно не отгадаете.
  ‒ Они готовы, доченька, готовы! ‒ протараторил за гостей Король.
  ‒ Итак, загадка вторая! Что было сладким-пресладким, а теперь удирает без оглядки? ‒ Королева хитро прищурилась, ожидая ответ. А Король, злобно хихикнув, еще сильней завертелся на стуле.
  ‒ Что же это может быть? ‒ задумчиво вздохнул Старичок-Шишка и посмотрел на Ивана.
  ‒ Даже не знаю, ‒ озадаченно пробубнил тот. ‒ Может, ей какой пряник во сне приснился, который очень не хотел, чтоб эта злыдня его съела?
  ‒ Ну, впрямь как заколдованная Волшебником земляника, ‒ прошептала Даша брату.
  ‒ А может это она и есть? ‒ выпалил в ответ Иван. ‒ Вспомни, как она выпрыгивала из корзинки?
  ‒ Ага! Не знаете?! ‒ злорадно завопила Колдунья, ‒ Казнить их! ‒ гордо вставая с трона, она указала в сторону гостей.
  Все вельможи вдруг встрепенулись, зашушукались. А Король радостно запрыгал на месте.
  ‒ Знаем, знаем! ‒ выглянув из-за брата, что есть мочи, прокричала Даша. ‒ Это земляника! Волшебник ее специально заколдовал, чтоб из нее варенье не варили.
  Колдунья вдруг замерла на полуслове и внимательно посмотрела на девочку.
  ‒ А ты смелая девочка, ‒ сквозь зубы процедила она. ‒ А что если я сейчас тебя без всяких загадок казню? Ишь ты?! Знает она разгадку...
  ‒ Нет, не сможете, Ваше Высочество! ‒ ответил Иван и обнял покрепче сестренку. ‒ Правило у вас такое королевское: загадки сначала загадать надо. А то, что другие короли и королевы подумают?
  ‒ И то, правда, доченька, ‒ пробормотал Король. ‒ Как-то не по-людски это. Давай уж им третью загадку. Вот если не отгадают, мы тогда их и казним! ‒ в подтверждении своих слов, он стукнул кулаком по коленке.
  ‒ Ох уж эта мне земляника! ‒ злобно проворчала ведьма. ‒ Сколько я от нее натерпелась! Ни съесть, ни варенья сварить!.. А теперь она мне еще и загадку портит?! Ну да ладно, будь по-вашему. ‒ Гордо поднимаясь с трона, промолвила она. ‒ Третью загадку про тайну полной луны я вам завтра загадаю. А с этой земляничной толстухой-королевой я еще разберусь! ‒ Обведя грозным взглядом толпу собравшихся вокруг вельмож, она удалилась в свои покои.
  ‒ Ну что? Слышали? Завтра! ‒ словно эхо своей дочери, отчеканил Король, стараясь казаться не менее грозным, чем его разлюбезное дитя. ‒ А сейчас Нам пора отдыхать. Слишком Мы устали сегодня, ‒ лениво потягиваясь, произнес он и, усаживаясь поудобнее на освободившийся от Колдуньи трон, закрыл глаза и громко захрапел.
  
  
  
  Глава восьмая
  Последняя ночь полнолуния
  
  Итак, приближалась третья ночь полнолуния. В замке было тихо. Лишь где-то в углу стрекотал сверчок да то и дело скрипели дверные засовы, давая понять, что, несмотря на все окутывавшее его колдовство, замок продолжал жить своей жизнью.
  Иван с Дарьей, крепко выспавшись, проснулись поздно вечером. Собравшись вместе со Старичком-Шишкой и лисенком, они начали думать, как им расколдовать Принцессу.
  ‒ Как же я в ее сердце иглу вонзать буду? ‒ в ужасе спрашивал Иван, ‒ Ведь она такая милая и совсем не похожа на ведьму.
  ‒ Да, сложновато будет, ‒ проскрипел в ответ старик. ‒ А ты представь на миг, что это не красавица вовсе, а переодетая в нее ведьма.
  ‒ Да как же он представит, когда ты сам видел, что он немеет при одном ее появлении? ‒ недовольно пробурчала Дарья. ‒ Может надо дождаться пока она в ведьму превращаться будет? Вроде как еще не ведьма, но уже и не Принцесса. А? Что ты на это скажешь? ‒ Дарья взяла вертевшегося у ног лисенка на руки и ласково потрепала его за ушком.
  ‒ Ничего он не скажет, ‒ буркнул старик, ‒ маленький он еще, чтоб понимать что-то в этих превращениях.
  ‒ Чем смогу помогу, ‒ с готовностью протявкал в ответ лисенок и лизнул Дашу в нос.
  ‒ Ладно, не горюйте, ‒ махнул рукой Иван. ‒ Так и быть, буду утра дожидаться, пока Принцесса обратно в ведьму не станет превращаться.
  Наступила ночь. Наши друзья осторожно вышли из замка, прошли в парк и, как и в прошлую ночь, спрятались за похожим на толстую зайчиху раскидистым зеленым кустом.
  Ярко желтый диск луны осветил поляну. Так же, как и в первый раз, ровно в полночь из замка вышла Принцесса. И, как и прежде, Иван, позабыв обо все на свете, весело кружил с ней по поляне, не замечая ничего вокруг.
  Дарья со стариком и лисенком тихо сидели в сторонке, не зная чем помочь Ивану выполнить то, что он должен сделать. Ночь подходила к концу, а на зеленой поляне ничего не менялось. Иван, похоже, забыл, что этой ночью у него был последний шанс освободить Принцессу и помочь ей избавиться от злой Колдуньи, что владела ее душой.
  Даша с ужасом наблюдала, как желтый диск луны все ниже и ниже спускался с небосвода. Наконец она не выдержала, подбежала к Ивану и сильно дернула его за руку.
  ‒ Ну что же ты! ‒ в отчаянии прокричала девочка, готовая разрыдаться в любую минуту. ‒ Ведь ночь уже заканчивается!
  Иван растерянно взглянул на сестренку, достал из-за пазухи фиолетовую иглу и грустно посмотрел на Принцессу.
  ‒ Нет, не могу, ‒ удрученно пробормотал Иван.
  ‒ Что это? ‒ спросила Принцесса, увидев в его руках поблескивающую при лунном свете длинную острую палку.
  ‒ Ох, Принцесса, лучше бы ты не спрашивала, ‒ промолвил Иван. ‒ Это игла, которая, чтобы расколдовать тебя должна пронзить тебе сердце. ‒ Он опустил голову, стараясь не смотреть на милое лицо девушки.
  ‒ Так что же ты раньше не сказал?! ‒ воскликнула она, ‒ Я и не знала, что есть на свете средство, что может расколдовать меня! ‒ Она посмотрела на парня светящимися от радости глазами. ‒ Дай мне ее! ‒ Принцесса протянула вперед руку. ‒ Я знаю, тебе трудно сделать это самому. Но я смогу! Вот увидишь!
  ‒ Как же ты сможешь, Принцесса?
  Но девушка не слушала его и, осторожно взяв из рук Ивана иглу, осмотрела ее со всех сторон. Игла, поблескивая на лунном свете, мирно лежала в руках Принцессы. Она была совсем не похожа на опасный предмет. Как раз наоборот, ее мягкий фиолетовый свет, словно откуда-то из глубины струился наружу, приковывая взгляд.
  ‒ Верни ее мне, Принцесса! ‒ взмолился Иван, боясь даже представить себе, что произойдет дальше. ‒ Наверное, это была какая-то ошибка? Наверное, Волшебник совсем не это имел ввиду, когда рассказал нам про иглу. И, скорей всего, есть какой-то другой способ расколдовать тебя?
  ‒ Ты не представляешь, как это невыносимо быть взаперти у этой ведьмы! Чувствовать, слышать и видеть все, что она творит в королевстве, что она делает с моим отцом... Ведь он совсем не плохой, он добрый и мягкий. А она, как и другими, словно марионеткой управляет им. Во что она превратила зверей на поляне?! А все те люди, что сидят в темнице?! Нет, этого нельзя допустить! Это должно когда-нибудь закончиться. И если есть способ избавиться от заклятья, то надо попробовать.
  ‒ Но ты же умрешь, Принцесса! ‒ воскликнул Иван. ‒ Шутка ли: вонзить иглу в сердце?!
  ‒ Наверное, злая ведьма так и думала, что никто не сможет сделать это, ‒ Принцесса, крепко схватив иглу, размахнулась со всей силы, готовая пронзить себя ею.
  ‒ Нет! Не делай этого! ‒ крикнул Иван.
  В тот самый момент, откуда не возьмись, огромная стая воронов налетела на поляну.
  ‒ Слуги Колдуньи! ‒ выбегая к ним из своего укрытия, в страхе выкрикнул Старичок-Шишка. ‒ Это они следят за всем вокруг в королевстве.
  С диким карканьем вороны кружили над головами наших друзей. Их черные крылья мелькали со всех сторон. Лисенок, что мирно сидел на руках у старика, вдруг спрыгнул вниз и храбро кинулся на толпу оголтелых птиц, чтобы сразиться с ними. Он яростно наскакивал на них и выдирал у них черные перья. Старичок, Дарья и Иван тут же кинулись на помощь. Они смело отбивались от налетавших на них черных злодеев. И все звери, что находились на поляне, не остались в стороне, изо всех сил сражаясь с врагами. Но вот они увидели, как один самый большой ворон подлетел к Принцессе и, схватив иглу своими когтистыми лапами, резко вырвал ее из рук девушки. В тот самый миг игла вдруг алым пламенем засияла в его когтях, почувствовав силу злой ведьмы.
  ‒ Ну вот, все пропало! ‒ только и успел охнуть старик.
  ‒ Нет не все! ‒ вскричала Дарья и со всей прыти кинулась к лежавшей неподалеку котомке. Быстрым движением она вытащила из нее волшебную плетку. ‒ Ваня, плетка! ‒ крикнула девочка и, размахнувшись, кинула ее брату. Тут же стая черных птиц налетела на нее и стала хлестать ее крыльями. Но Иван услышал слова сестренки и, поймав плетку, ударил о землю третьим ее концом. Ворон, державший в руках иглу, вдруг замертво упал вниз. Игла, выскользнув из его когтей, огненным лучом блеснула в воздухе и, падая, со всего размаху вонзилась в сердце Принцессы.
  ‒ Нет! ‒ только и успел крикнуть Иван, видя, как бездыханная девушка медленно опускается на землю.
  Черные как смоль вороны в глубоком сне один за другим попадали вниз. Метавшиеся вокруг звери замерли в своих позах и казались неподвижными. Все стихло вокруг под серебристым лунным светом, озарявшим лужайку перед Королевским Замком.
  ‒ Ой, что я наделала! ‒ глядя на происходящее вокруг, в ужасе воскликнула Дарья и, опустившись на мягкую траву, горько заплакала.
  ‒ Не волнуйся девочка, ‒ старичок медленно подошел к ней и ласково похлопал ее по плечу, ‒ Что должно было случиться, случилось. Чары злой ведьмы разрушены.
  ‒ А как же Принцесса?! ‒ поднимая на старичка заплаканные глаза, спросила Даша.
  Иван медленно подошел к лежавшей на мягкой траве бездыханной девушке. Сел рядом и осторожно вынул иглу из ее груди. Принцесса казалась совсем не мертвой. Казалось, она просто уснула спокойным глубоким сном. Ее милое личико было безмятежно спокойным.
  Он поднял ее на руки и отнес в Королевский Замок.
  Трое суток проспала Принцесса беспробудным сном. И все трое суток Иван, не смыкая глаз, не покидал ее ни на минуту.
  Король тоже не находил себе места. От переживаний он не мог ни есть, ни спать, а лишь нервно ходил по дворцу взад вперед, стараясь переделать все королевские дела. Злые чары колдовства были развеяны и больше не властвовали над ним. Король стал, как и прежде, добрым и отзывчивым правителем. За эти три дня он привел в порядок весь замок, отпустил из темниц и подземелий всех верноподданных, которые были посажены туда за время правления черной магии и послал гонцов во все соседние королевства с доброй вестью, что злые чары колдовства разрушены навсегда.
  ‒ Мама! Папа! ‒ радостно закричала Даша, увидев, как ей навстречу из темницы вышли ее родители. Король очень долго раскланивался и извинялся за свои злодеяния перед ними и перед всеми остальными заключенными. Люди поняли, что не со зла он это делал, а находился под действием злых сил, и простили его.
  На третьи сутки Принцесса, наконец-то, проснулась и открыла глаза. Увидев сидевшего рядом с ее кроватью Ивана, она очень удивилась.
  ‒ Кто ты? ‒ нежно произнесла она и мило улыбнулась. ‒ А я тебя знаю! ‒ не дожидаясь ответа, вдруг радостно воскликнула Принцесса. ‒ Ты Иван из далекого сна, что пришел избавить меня от заклятья. Словно в клетке, я была взаперти у злой Колдуньи. Это было там, во сне, ‒ девушка удивленно огляделась вокруг. ‒ А сейчас я не сплю, и злой ведьмы здесь нет!
  ‒ Нет, ты не спишь Принцесса, ‒ увидев ее живой и невредимой, облегченно вздохнул Иван.
  ‒ Она жива! ‒ заходя с родителями в покои Принцессы, воскликнула Даша и запрыгала от счастья.
  ‒ А ты - Дашенька! ‒ ласково глядя на девочку, сказала Принцесса, ‒ Я тебя тоже помню, ты пришла с братом, чтобы спасти меня.
  ‒ Да, точно! И лисенок! И Старичок-Шишка! ‒ от радости Даша не могла устоять на месте и, подхватив подбежавшего лисенка на руки, запрыгала с ним вокруг остальных.
  ‒ А давайте вот что сделаем! ‒ откликнулась мама, глядя, как ее счастливое дитя весело скачет по комнате. ‒ Устроим мы пир на весь мир!
  ‒ И весь народ позовем! ‒ стоявший рядом отец радостно подхватил эту идею. ‒ Ваше Величество, что вы на это скажите? ‒ обратился он к сияющему от счастья Королю, который стоя у кровати Принцессы, не мог нарадоваться на ее пробуждение.
  Услышав такое предложение, Король тут же собрал всех придворных, советников и министров и дал всем указ наилучшим образом, незамедлительно начать приготовления к празднеству. Так как нешуточное это дело: приготовить пир на весь мир.
  ‒ А Волшебника позовем? ‒ робко спросила Дарья.
  ‒ А Королеву Елку? ‒ пробурчал Старичок-Шишка, ловко напяливая на голову свою шапку в виде еловой шишки. ‒ Она хоть и вредная, но мы с ней неплохо ладили, когда я жил там, в лесу среди других шишек, ‒ он опустил голову и смущенно заводил кончиком ботинка по полу, ‒ Ее просто перешагивать не надо, а так она очень даже мило-треугольная.
  ‒ И Королеву Землянику тоже надо позвать, ‒ подхватил Иван. ‒ Эти землянички вон как здорово распевали на поляне.
  ‒ Ага! Мы веселые клубнички! Ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля, ‒ подхватила Дарья и снова весело запрыгала по комнате. ‒ И Снежную Бабу! ‒ радостно выкрикивала она в такт песенке.
  ‒ Погодите-погодите! ‒ удивленно отозвалась Дашина мама. ‒ Это кто такие все эти волшебники и королевы?
  ‒ Я о них тоже первый раз слышу, ‒ пожал плечами отец.
  И тут Иван с Дашей рассказали им всю историю о своем путешествии. О том, что они видели и с кем встречались. И о волшебной плетке поведали.
  
  
  
  * * *
  
  И был тогда 'Пир на весь мир'!
  Все были на том пиру: весь люд простой и короли с вельможами, волшебные существа из леса дремучего, зверье лесное и птицы певчие. И даже сам Великий Волшебник, уж насколько не любил он забавы людские, и то пришел народу поклониться и за свое волшебство извиниться.
  А когда время пришло в дорогу домой собираться, Иван с Принцессой никак не хотели расставаться. И решила Принцесса оставить царство государство на правление отца-Короля и отправиться вместе с Иваном и Дарьей в их родные края.
  Обратным путем решили идти они морем. И когда волны, завидев их, начали вздыматься-волноваться и требовать вернуть назад плетку волшебную, Иван достал ту плетку из-за пояса и волнам отдал. Чтоб несли ее волны обратно к Великану лесному. Чтоб успокоился тот Великан и не буянил больше в Дремучем Лесу, не наводил страх на все живое своим видом ужасным.
  Получив ту плетку, волны тут же успокоились и стало Синее-Синее море до того тихим да гладким, что видно было как спят-посапывают на дне его звезды морские, а рыбки маленькие и большие водят вокруг них хороводы.
  
  
  
  Эпилог.
  
  ‒ Ой, бабушка! Какая сказка хорошая! ‒ подскочив на кровати, воскликнула Дарья.
  ‒ Ты почему еще не спишь?! ‒ напуская на себя важный вид, бабушка отложила спицы и потихоньку начала складывать в сундучок раскатившиеся во все стороны клубки ниток. ‒ Или опять будешь вредничать? ‒ она весело подмигнула внучке.
  ‒ Нет, бабушка, ‒ тут же замотала головой Даша, ‒ Вредничать я уж точно не буду. А то заколдует меня Волшебник, как ту Принцессу. И если хочешь знать, я уже давно сплю! ‒ произнеся это, девочка тут же зарылась с головой под одеяло и уснула.
  Проснувшись рано утром, девочка нашла под новогодней елкой кучу подарков. Наконец-то Новый Год наступил и Дед Мороз, все же, заглянул к ним в гости. Дарья очень обрадовалась, подбежала к елке и начала рассматривать лежавшие там игрушки. Как вдруг с кухни до нее донесся чей-то шепот.
  ‒ Мама! Папа! ‒ закричала Даша и, ворвавшись на кухню, крепко обняла своих родителей.
  Как оказалось, снегопад кончился, погода наладилась, и ее родители первым же рейсом прилетели из командировки домой. Но они были не одни. За столом на кухне сидел незнакомый юноша, пил горячий чай вместе со всеми и, улыбаясь, смотрел на Дашу.
  ‒ Это Иван, твой двоюродный брат, ‒ поймав удивленный взгляд дочери, ответила мать. ‒ Он приехал в институт поступать и поживет с нами, пока общежитие не получит.
  ‒ Ты меня, наверное, не помнишь, ‒ отозвался Иван. ‒ Когда мы виделись последний раз, ты была совсем еще кроха. Тебе года три-четыре было, не больше. Мы с тобой в лесу грибы и ягоды собирали.
   ‒ Не-а... ‒ ошарашено покачала головой девочка и, округлив глаза, вдруг выпалила, - Бабушка! Это же тот самый Иван! Правда?
  Ничего не сказав, бабушка хитро улыбнулась внучке.
  ‒ Прямо как в сказке! ‒ заворожено прошептала Даша, ‒ Осталось только Принцессу расколдовать.
  ‒ Ну, а раз ты уже проснулась, и раз это тот самый Иван, ‒ произнесла мама, вставая из-за стола и надевая передник, ‒ Давайте-ка устроим...
  ‒ Пир на весь мир! ‒ радостно подхватила Дарья и, схватив маму за руки, закружила с ней по кухне.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) И.Борн "Удар. Книга 4. Основной Лифт"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Любовное фэнтези) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"