Малашенков Виктор Федорович: другие произведения.

Змея, которая кусает сама себя за хвос

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пьеса "Змея, которая кусает сама себя за хвост" продолжает тему поведения отдельных личностей на Страшном Суде. Возможно, некоторыми "играми" людей могут заинтересоваться и Боги

  Змея, которая сама себя кусает за хвост.
  
  Пьеса в 3 актах.
  
  Акт 1.
  
  Лес. Вечереет. Появляется человек с сумкой через плечо. Оглядывается по сторонам и садится под ближайшим деревом. Вытаскивает из сумки бутылку с газированной водой, открывает ее и, подождав, пока вода перестает шипеть, пьет. Затем достает пакет с едой, внимательно рассматривает содержимое и, махнув рукой, откладывает в сторону.
  Затем достает нож из сумки и также внимательно его рассматривает.
  Человек. Хороший нож. Даже очень хороший нож. Такой прослужит хорошему хозяину лет сто, а то и больше. Да, уж, хорошему хозяину. Но, похоже, что не мне. Какой уж там хозяин! (Вздыхает) Боже, за что мне такое наказание? Не пью, не курю, по женской части не ходок, работаю как вол. Что я в этой жизни делал не так? Один только раз попробовал заработать деньжат и на тебе, получи по полной программе! Провели как младенца. Что же желать, где теперь взять деньги, эту гору денег, которых я никогда и в руках не держал? (Сжимает голову руками) Да я до конца жизни их не заработаю! А время идет, проценты растут и долги все больше и больше. И нет этому ни конца, ни края ... (Снова берет в руки нож) хотя, почему же нет конца? Что у меня осталось в этой жизни? Честь? Увы! Друзья? Это те, которые меня подставили? Семья? Что я смогу им дать, кроме нищеты и унижения? Ничего. Работа, которая позволит рассчитаться с долгами? Никто не даст мне работать, все только и бегают вокруг и работать не дадут, пока не рассчитаюсь. Каждый день одно и то же - где взять деньги, где взять деньги ... будь они прокляты! (Проводит пальцем по лезвию ножа и нечаянно режется) Смотри-ка, какой острый. Всего одно движение и никаких проблем ... Только вот смогу ли я? (Оглядывается) Никого не видно. Самое время, тем более темнеет, никто и не увидит. (Подносит нож к горлу) Что это?
  Из глубины сцены появляются люди в капюшонах и с фонариками в руках. Они, похоже, что-то ищут. Человек спрятал нож и притаился. Люди в капюшонах собираются в одном месте и почти сразу становится светлее - всходит луна. (Соната лунного света Бетховена) В лунном свете появляется берег озера, на котором расположились люди, одетые в плащи, они снимают капюшоны и направляют свои взгляды на середину озера, закрытую деревьями. Взрослые показывают детям, куда надо смотреть. В том месте, которое привлекло их внимание, появляется огромная белая фигура. Притаившийся человек также заметил фигуру и, упав на колени, принялся неистово осенять себя крестами. Фигура поворачивается к нему и что-то говорит, но звука нет. Тогда фигура поворачивается к толпившимся на берегу людям и что-то им говорит. Они поклонились и рассредоточились вокруг озера. Фигура исчезла. Люди надувают нечто похожее на фигурные воздушные шары и расставляют их вокруг озера.
  Возле каждого из деревьев появляются темные фигуры с черными зонтами. Слышится легкий шепот. Этот шепот слышит и притаившийся человек. Шепот становится громче, уже можно различить отдельные слова:
  -... а ... этот человек что здесь делает ... нет, не должен ... он же еще ... это не по правилам ... пусть он уйдет ... мешает ... как? Ему разрешили? ... Это чудовищно ... такого еще не было ... быть беде!
  Человек озирается по сторонам в явном испуге, очевидно, понимая, что эти слова обращены к нему. Он вынужден отойти от дерева и спрятаться в небольшой ложбине. Шепот снова перешел в ветер, который вскоре успокаивается.
  На сцене на заднем плане появляется в виде миража изображение - операционная, в которой происходит кульминация - пациент умирает, врачи суетятся, но ничего не могут сделать. Загорается луч света в виде коридора и в ней появляется тень, постепенно очертания принимают форму бывшего пациента из операционной. Задний план гаснет, высвечивается берег озера. Определить, находится ли еще кто-нибудь на берегу, не представляется возможным. Играет траурная музыка.
  
  Тень человека. Где это я? ... (Кричит) Есть тут кто-нибудь?
  
  Из ложбины показывается голова спрятавшегося, он пытается прочистить уши, стучит по ним ладонями, но ничего не может услышать. Голова снова прячется.
  
  Голос из глубины. Подсудимый, не кричите! Придет и ваш черед. Тем более (с иронией), что спешить вам уже некуда.
  Тень человека. Подсудимый? Как это, почему? Я же не преступник... и почему не спешить?
  Голос из глубины. Ждите! ( про себя) И чего им не терпится? Спешили бы, пока жили, так нет!
  Тень человека. Пока жили? О! Я, что, уже умер? ... Ах, да, последнее, что я помню, это яркая лампа в операционной ... Но постойте, я же заплатил сумасшедшие деньги! Проклятье, похоже, что меня обманули. И не просто обманули, а кинули как последнего ... Ведь говорили, что все ранения не смертельны. Все двенадцать. Это может говорить только об одном - эти так называемые "врачи" - это киллеры, которых нанял (оглядывается) ... Понятно. Интересно, а здесь он меня достать сможет? Похоже, что нет, пока его самого сюда не отправят! Он сюда попадает, а я его уже здесь жду, как дорогого гостя! Ха! Надо устроить ему памятную встречу и заодно разобраться по (оглядывается) ... Собственно, а чего я боюсь? Похоже, что никто на меня не нападает. Так, произведем осмотр своих возможностей (ощупывает карманы своего черного костюма, находит купюру и задумывается). Позвольте, на столе я был в чем мать родила, а сейчас - пожалуйста вам - на мне парадная тройка от Версачи, а в кармане сто ... Это что же, меня уже и переодели? Быстро же они!Молодец все-таки моя жена, не пожалела лучшего костюма. А я ее ... Ну да ладно, что было, то прошло. Это уже, так сказать, история. Подумаем, что можно здесь сделать на эти ... деньги. (Задумывается) Что-то тут не так. Баксы не зеленые ... Не могу произнести ни одного слова по ... Похоже, здесь порядки почище, чем у нас на ... отдыхе. Не по-людски как-то. (Кричит) Эй, ... здесь есть обменный пункт?
  Голос из глубины. Послушайте, вас же просили не мешать! Подождите немного ...
  Тень человека. Скажите, хоть какой курс!
  Голос из глубины. Не переживайте, вас устроит.
  Тень человека. (Ворчит) Все так говорят, а потом разводят как последнего ... Сколько ждать еще?
  Голос из глубины. Вы следующий.
  Тень человека. Вы проследите, чтобы никто не пролез без очереди, скажите, кто я и что может ...
  Голос из глубины. (С иронией) Хорошо, но только для вас.
  Тень человека. Не знаю, какие у вас здесь порядки, но со мной лучше дружить!
  Голос из глубины. ...
  Тень человека. Ну, вот и ладненько. Сразу видно нашего человека. (В глубину сцены) Не пожалеешь.
  Наконец разворачивается действие на сцене. Появляются два нечетких силуэта по бокам сцены, сидящие на высоких тронах. У подножий тронов выстраиваются фигуры в белых одеяниях с золотыми шлемами на головах, исполняющие ритуальный танец, в складках одежд мелькают сверкающие мечи. Хорал в честь высоких судей. Тень человека съеживается и пятится вглубь сцены. Музыка прерывается.
  Первый голос. (Густым басом) По какому поводу вызвали нас сюда, разве не знаете вы, что отрываете нас от неотложных дел вселенских? Посмотрите на этого ... представителя рода людского! Неужели участь души его может сравниться с масштабами наших деяний во вселенной?
  Второй голос. (Высоким мелодичным голосом) Мы оторвали Вас от срочных дел в связи с необычным явлением - появлением нового типа человека. Люди еще не придумали научного названия этому явлению, поэтому мы воздерживаемся от классификации. Мы должны выяснить, к каким последствиям может привести появление вышеуказанного типа человека непосредственно на Земле, и какое место необходимо ему определить в нашем мире. Это тем более важно, что этот случай далеко не единственный и, судя по последним событиям, намечается тенденция резкого увеличения поступающего к нам контингента. Речь идет о выборе из двух вариантов - либо придется допустить их в высшие слои как своего рода блаженных, либо отводить им отдельные пространство и время, не пересекающиеся с уже существующими.
  Первый голос. (Смягчаясь) Это другое дело. Рад Вас снова увидеть, в последнее время столько дел ...
  Второй голос. Взаимно. (Вздыхает) У меня тоже не лучше. Планета заселяется все быстрее, необходимо везде успеть. А люди все никак не успокоятся, то воюют, то натравливают друг на друга ...
  Первый голос. (Сурово) Тогда давайте решим этот вопрос кардинально!
  Второй голос. Нет, нет, только не это! Не спешите, на мой взгляд шанс еще есть ...
  Первый голос. Хорошо, как скажете. Ну, что же, приступим ... (Удивленно ) А где же само явление?
  Тень человека шевельнулась на полу и замерла. К ней направились с обеих сторон по одной золотой маске и подняли его, оставшись по бокам.
  Первый голос. И чем же "оно" отличается от остальных подобных представителей?
  Второй голос. Мы думаем, что начать можно с самого страшного. У него совершенно отсутствуют многие понятия, относящиеся к основным человеческим чувствам, такие, как сострадание, как по отношению к другим, так и к самому себе. Даже сам факт смерти не вызывает у него практически никаких ассоциаций. Не спорю, ранее существовали отдельные экземпляры с садистскими наклонностями, для которых давно определено место и время. Но в данном случае это не совсем корректно. Здесь присутствует абсолютное равнодушие как к страданиям, так и к самому факту смерти, а это уже нечто новое. Как подтверждение мы можем привести следующий фрагмент из его жизни.
  
  На заднем плане замерцал мираж и вскоре перед нашими глазами появляется комната, в которой находилась группа людей, в том числе и подсудимый. Комната обставлена с большими претензиями на хороший вкус, но в ней находилось слишком много блестящих дорогих вещей, которые нивелировали впечатление. Вся компания расположилась на мягких диванах и креслах вокруг небольшого стеклянного столика, на котором стояли полупустые бутылки и бокалы. Главной достопримечательностью выделялась огромная золотая пепельница, переполненная окурками. В комнате накурено до невозможности. По всему видно, что верховодит здесь толстый, опухший от пьянства, господин.
  
  Толстый. Ну, что, братан, влип ты по самые ... уши! Накрылся твой бизнес ... а ведь как хорошо ты начинал, какую пыль поднял! И что прикольно, сдулся ты в один момент, братан!
  Братан. Подожди, что ты гонишь! У меня дела в порядке, вот только с налом проблемы. Да ты же в курсе и братаны не дадут ...
  Толстый. Братаны не дадут, это ты правильно сказал. (Накланяется к собеседнику и ласково спрашивает) Ты когда ... отдашь, красавец? Ведь нехорошо получается, товар ты мой продал, а ведь мы же как договаривались? Ты мой товар хранишь и сдашь его только тогда, когда цена подскочит? Ты это хорошо помнишь? Могу напомнить. Или нет, вот братан тебе напомнит ( Толстый кивает в сторону еще живого подсудимого). Ты же знаешь, у него хорошая память.
  Братан. (Содрогнувшись) Подожди, давай перетрем это дело. Вспомни, ты мне что обещал перед сделкой? Твой родич предоставит мне травку по сносной цене, я эту травку толкну и мой интерес будет при мне. Так где этот твой родич? Нет его. А я вложил все ... в твое дело и остался по нулям. А сам понимаешь, моя братва кушать любит, как и твоя. Получается, что это ты меня кинул, а не я тебя ...
  Толстый. Тихо! (Оглядывается вокруг) Что-то мне не нравится обстановочка. Будто подглядывает кто ...
  Подсудимый. Я проверил, все о"кей.
  Толстый. Точно ... (смотрит прямо на суд) Смотри, вон там что-то.
  Ракурс меняется.
  Подсудимый. Да нет там ничего!
  Толстый. Теперь и я не чувствую, только теперь с другой стороны ...
  Братан. (про себя) Пить надо меньше!
  Толстый. Ладно, померещилось. (Братану) Послушай, ты же мужик грамотный. То, что мой родич не поставил тебе товар, это не убытки, а как говорит мой умник-бухгалтер - недополученная прибыль. А то, что сделал ты - это просто беспредел, ты сдал мой товар и я понес убытки напрямую. Усек? Что бы сделал честный беспредельщик на твоем месте? Правильно, устроил бы стрелку, посидели бы, перетерли, в убытке бы никто не остался. А так что мы имеем? Имеем факт, что ты меня кинул и точка. Поэтому у меня простой вопрос: когда ты мне вернешь товар?
  Братан. Товар? Да где же я тебе возьму товар? Это уж совсем беспредел. Я же не скрываю, что продал его. Давай договоримся о цене и я посмотрю, что можно сделать. Я думаю, что нужно достать твоего родича и тогда каждый останется при своем.
  Толстый. Ты снова не понял. Ты совершил по отношению ко мне, мягко говоря, факт беспредела. Согласен?
  Братан. Но ведь я ...
  Толстый. Согласен, это все слышали. Тогда давай разойдемся по факту именно этого дела. А все остальное перетрем потом, когда ты вернешь мне товар. Я не могу вести дела с беспредельщиком, ты меня пойми, ведь у меня приличная репутация.
  Братан. Ты меня режешь без ножа ...
  Подсудимый. Это мы можем подправить ...
  Толстый. Шуточки у тебя, мы ведь серьезные бизнесмены!
  Братан. (Расхрабрившись) Я намерен забить тебе стрелку по всем правилам. Это дело мы не сможем решить сами...
  Толстый. Стрелку? Ты, мне, стрелку? (Подсудимому) Вот лох! (Братану) Поздно, братан, поезд ушел. Короче. Посидишь в подвале с крысами, а там поглядим, с кем ты стрелку будешь забивать. (Подсудимому) Проследи, чтобы ему скучно не было!
  Подсудимый. (Потирая руки) Ты меня знаешь! (Шепотом) Он тебе еще будет нужен?
  Толстый. (Громко) Нет. (Братану) Приятно провести время ... (Уходит)
  Подсудимый. Нет, значит, нет. (Братану) Ты все понял? Извини, братан, теперь уже поздно петь песни. Ну, пойдем.
  Братан пытается судорожно достать мобильный телефон, но подсудимый одним резким движением выкручивает ему руку.
  Подсудимый. (Ласково) Чудной! Раньше надо было думать. Ты к кому пришел без охраны? Эх, простота ...
  Братан. Слышишь, я для тебя все сделаю, завтра на Гавайях на своей вилле вышивать будешь ...
  Подсудимый. Ты не понял, братан. Я ведь только из любви к искусству...
  Мираж пропадает, продолжается действие Суда.
  Первый голос. Из любви к искусству ... Красиво сказано.
  Второй голос. Мы не показываем, что происходило дальше. Возможно, стоит показать?
   Первый голос. Не стоит. Все и так понятно. Ну, что же, приступим к перекрестному допросу, так это у них называется? Вопрос первый. Подсудимый, ответьте нам, знали ли вы о последствиях, которые должны были коснуться лично вас после расправы над компаньоном вашего шефа?
  Подсудимый. (заикаясь) К-конечно, то есть ... можно было догадаться.
  Первый голос. И все-таки совершили то, что совершили. Еще вопрос. А могли бы вы совершить то же самое, если бы знали (!) о том, что произойдет?
  Подсудимый. Да, это так. Шеф по отношению ко мне был честен, упрекнуть его не в чем, поэтому он мог рассчитывать на меня в любом деле.
  Первый голос. Вы сказали, честен? Как бесчестный человек может говорить о чести?
  Подсудимый. У каждого свое понятие о чести!
  Второй голос. Подсудимый, не забывайтесь, здесь нет вашей братвы и вы находитесь перед Высшим судом.
  Подсудимый. А как насчет адвоката? И на звонок я имею право!
  Второй голос. (Озадаченно) На звонок, извините, куда?
  Подсудимый. А вот это уже мое дело!
  Первый голос. Это интересно! Это очень интересно! (Про себя) Такого еще не было. Есть над чем поразмыслить. (Громко) Дайте ему телефон.
  Золотая маска принесла большую коробку и отдала подсудимому. Тот осмотрел ее со всех сторон и многозначительно хмыкнул.
  Подсудимый. Что-то техника у вас... (Набирает номер, слышатся гудки и затем женский голос произносит прерывисто "Алло"). Крошка моя, это я, ты меня узнала? (Слышится дикий вопль и возбужденные голоса, мужской и женский).
  Мужской голос. Что это с тобой? Кто тебя испугал? Успокойся, иди ко мне, продолжим ...
  Женский голос. (В истерике) Это он, я знаю его голос ... я на всю жизнь запомнила этот голос ... но ведь он же умер!
  Подсудимый.. (Кричит в трубку) Эй вы, там, вы чем там занимаетесь? Убью ...
  Связь прерывается. Подсудимый роняет аппарат и садится на пол.
  Первый голос. Хотите еще кому-нибудь позвонить?
  Подсудимый. Нет, спасибо!
  Первый голос. Тогда я повторю свой вопрос. Совершили ли бы вы то же самое преступление, если бы знали о последствиях?
  Подсудимый. (В исступлении) Да, да, совершил бы, я бы поубивал всех ... (успокаиваясь) и в первую очередь эту ... Да дайте мне хоть высказаться от души!
  Второй голос. Теперь вы видите, что мы попали в трудное положение?
  Первый голос. Да уж. Давненько я не заглядывал к вам. (Возбужденно) Это же надо придумать - Кодекс чести для бесчестных людей. Просто чудовищно! Но как вы могли это допустить?
  Второй голос. Между нами был договор не вмешиваться ...
  Первый голос. Договор? Ах, да, договор! Тогда что же нам делать? Да, я знаю, что мы сделаем. Как мне помнится, они признают только факты. Наши заповеди для них не факт, поскольку нет материального подтверждения. Мы подтвердим свои слова действиями. Огонь, вода, земля, воздух - вот наши факты и они скажут за себя свое слово! И сделаем мы это не из любви к искусству, а из любви к истине! Такое положение можно изменить только силой стихий.
  Второй голос. Но ведь погибнет множество невинных ...
  Первый голос. Вы говорите, невинных? Спросите вот этого - что на его месте сделал бы невинный?
  Подсудимый. Не знаю, но мне кажется, что они сделают то же самое, только еще более жестоко ... Трус всегда более жесток.
  Первый голос. Я тоже так считаю! Неуверенный в себе человек побоится этого не сделать. Решено - пусть почувствуют силу стихий и очистятся от грязи!
  Второй голос. Но ведь выживут самые сильные, подготовленные. То есть - вот такие, как этот экземпляр. Вы представляете себе Землю после такой чистки?
  Первый голос. Вы предлагаете уничтожить всех?
  Второй голос. Ни за что! Я предлагаю выслушать еще некоторых представителей. Давайте их выберем из разных категорий людей и проведем своеобразное исследование. И только тогда решим окончательно.
  Первый голос. А что же мы решим с этим ... ах, да, вы же спрашивали моего совета ... я думаю, необходимо создать временную резервацию и помещать туда этих ... как вы говорите, представителей. И пусть они понаблюдают за ходом всего процесса. А потом решим окончательно.
  Второй голос. Мудрое решение. Да будет так! Ждем следующего ...
  
  Картина застывает.
  
  Акт 2.
  
   Выходит из своего укрытия человек и, озираясь, подходит к краю сцены. Останавливается, едва не упав с нее.
  
  -Похоже, отсюда не уйдешь. Вот влип, так влип! Что же делать, ведь в конце концов и до меня доберутся. Может быть, я сошел с ума? А, что, вполне возможно. Перенервничал на почве суицида, вот видения и начались. Хотя какие это видения, когда уйти невозможно? Кошмар! Что же мне делать? Телефон! (Достает телефон и, посмотрев на него, вздыхает) Нет сигнала. Невероятно.
  
  Тени начинают двигаться и человек снова скрывается.
  
  Появляется мираж, показывающий зал заседания суда, где стало плохо одному из адвокатов. Снова появляется туннель и из него выходит тот самый адвокат.
  
  Адвокат. Странно, только что сильно болело сердце, а сейчас наоборот, этакая легкость, хочется взять и полететь. Очень странно. И место странное, какие-то тени. (Хватается за сердце) Нет, не болит, но и не стучит. Эй, (Он оборачивается к гаснущему тоннелю) подождите, я не хочу.
  Голос из глубины. Все не хотят. Вы лучше успокойтесь, теперь уже не до пустяков.
  Адвокат. Вы на что намекаете, любезный? (прерывающимся голосом) Не может быть! У меня же жена, детки малые!
   Голос из глубины. Зачем же неправду говорить? Здесь все и все про вас знают. Это что, профессиональная привычка?
  Адвокат. Неправду? Но ведь я собирался ...
  Голос из глубины. Я вам не советую именно здесь ...
  Адвокат. Да, да, я понял, просто это достаточно непривычно ...
  Голос из глубины. Привыкайте, это к вашей же пользе.
  Адвокат. Если я правильно понимаю, для меня наступило время, извините, Страшного суда?
  Голос из глубины. Для кого страшного, а для некоторых совсем наоборот ...
  Адвокат. Вы хотите сказать ...
  Голос из глубины. Ничего я не хочу сказать. Хотя нет, хочу вас предупредить, что вам повезло предстать пред Высшим судом без обязательного в таких случаях многоступенчатого процесса. Вас примут как свидетеля по запутанному делу, поэтому постарайтесь показать себя с хорошей стороны, возможно, это ваш единственный шанс не начинать с самой низкой ступени. Поверьте мне, как у вас говорят, игра стоит свеч.
  Адвокат. Свидетель? Это меняет дело. А по какому делу? Мне бы подготовиться, вспомнить, выстроить систему ...
  Голос из глубины. Никаких систем, только честность.
  Адвокат. А кто хоть подсудимый?
  Голос из глубины. Вы знакомы с таким сортом людей.
  Адвокат. Послушайте, а меня могут отпустить назад, если я буду делать все правильно?
  Голос из глубины. (Про себя) Ну что за народ! Хоть бы один отнесся с пониманием. (Адвокату) Возможно, но только в виде наказания, деревом, например ...
  Адвокат. Деревом? Почему деревом? Я не хочу! (С надеждой) Или это вы шутите?
  Голос из глубины. ...
  Адвокат. Похоже, что это не шутка. Какой кошмар! Ну почему, как только карьера пошла в гору, сразу все отняли? Сто тысяч за процесс, это вам не фунт стерляди ... ну, ничего, мы еще поторгуемся. Интересно, какая у них здесь правовая система? Похоже, что десять заповедей? Так, что там было? Не убий? Так я не убивал. Это прекрасно! Что там еще? Возлюби ближнего? Так я готов любить каждого ... хотя, нет, зачем же каждого? Кто нанимает, того и люблю. Это непорядок, придется подкорректировать. Плохо, плохо, плохо! Не лжесвидетельствуй? Тут я, наверное, влип по уши. Так, что можно придумать по этому поводу? Ложь во спасение? Может не пройти, таких субчиков спасал, что за такую ложь можно и самому на плаху. Вот оно то, за что меня могут в дерево ... Какие еще заповеди? Не помню, хоть убей. Ах, да, не укради. В общем-то я ничего напрямую не крал, но и не отказывался от вознаграждения за спасение таких вот субъектов. Интересно, это тоже воровство или гонорар? Ох, засудят меня здесь, как пить дать! Незнание закона не исключет ответственности ... Что я им скажу, что не знал законов? Бред, да и только! Одна надежда, что сначала проведут свидетелем. Что же, придется выложиться на всю катушку, выхода нет. Скажу все, что ни спросят. Где наша не пропадала? Похоже, что апеллировать будет не к кому. Ой, ну ничего себе!
  
  Появляется общая картина суда.
  
  Первый голос. Все ли в сборе?
  Второй голос. Да. Мы вызвали в качестве свидетеля представителя судебной системы, так называемого "защитника", который выступает на стороне обвиняемого и использует для этого все доступные для него средства, описанные в законах.
  Первый голос. Что-то я не пойму, в каких законах, в наших заповедях?
  Второй голос. Боюсь вас расстроить, но земные законы несколько отличаются от заповедей, одни из этих законов основаны на заповедях, другие могут их нарушать ...
  Первый голос. Это недопустимо! Как я понимаю, они придумали себе свои законы и теперь живут по ним, не обращая никакого внимания на законы природы и вообще всей вселенной! Как же тогда нам судить об их делах земных, если они не подчиняются нашим законам? Похоже, что нет смысла толочь воду в ступе, не хотят жить по справедливым законам - пусть пеняют на себя!
  Второй голос. Подождите, давайте не будем спешить. Мы полагаем, что вне законов вселенной живут немногие из людей, поэтому нам необходимо разобраться в этом деле очень тщательно. К тому же, в такой постановке вопроса есть и положительная сторона.
  Первый голос. Вы шутите! Какая же положительная сторона может быть у беззакония?
  Второй голос. Беззаконие порождает протест в душах, не терпящих несправедливости, поэтому люди, творящие несправедливость, помогают нам выявить честных людей. Согласитесь, это немаловажно.
  Первый голос. Но ведь тогда честным людям придется терпеть эту самую несправедливость, а это уже несправедливо!
  Второй голос. В идеальном случае - да, но ведь человечество развивается и, возможно, что в дальнейшем ...
  Первый голос. Вы считаете, что оно развивается? Отнюдь, я так не считаю. Я бы сказал, что оно деградирует ...
  Второй голос. Это спорный вопрос ...
  Первый голос. Это очевидно!
  Второй голос. У меня предложение - свидетеля мы уже вызвали, давайте же попробуем разобраться в конкретном деле, а затем уже ...
  Первый голос. Я думаю, что это пустая трата времени. Только из уважения к вам ...
  Второй голос. Я вам признательна. Тогда приступим?
  Первый голос. Не очень нравится мне этот свидетель. Что-то в нем неприятно вибрирует ... ну что же поделаешь, начинайте.
  
  Снова появляется мираж. Заседание суда. На скамье подсудимых - бритоголовый "качок" сидит, понурив голову. Создается впечатление, что ему не очень приятно слушать речь адвоката, живописно отрабатывающего свою "роль". Временами он порывается что-то возразить, но адвокат сдерживает его красноречивыми взглядами.
  - ... я хочу обратить внимание Высокого Суда на тот факт, что воспитывался подсудимый в типичной для тоталитарной системы семье, где понятий о высоких идеалах не могли иметь в принципе. Что видели в своей жизни его родители? Работа до, извините, седьмого пота, а после нее - водка в сомнительной компании, чтобы забыть о своем, извините, скотском состоянии. Какое воспитание могли дать такие родители, которые только и смогли, что родить трех братьев и затем фактически выбросить их на улицу? Главный воспитатель для них - улица со своими жестокими законами. И вот вообразите, в такой семье появляется ребенок с тонкой душевной организацией, требующей не менее тонкого подхода, остро реагирующей на любые элементы несправедливости в отношении не только себя, но и окружающих. И этот ребенок с трепетной душой оказывается один среди четырех монстров, ежедневно измывающихся над ним. Какое самое распространенное обращение слышал он от старших братьев? Идиот, недоносок и так далее! От отца? Тот вообще его не замечал, только мог ткнуть его сапогом как надоедливого кота. Мать постоянно причитала, что бог ее наказал, послав ей сына - дурачка. И все это не скрывалось, говорилось прямо в глаза и не только в семье, но и на улице, в школе и так далее. (Адвокат вытирает пот с лица) Как вы считаете, что можно ожидать от такой, извините, "системы" воспитания? Правильно - только протеста. В голове этого несчастного ребенка сложился определенный стереотип - протестовать во всем и всегда. Поначалу этот протест выливался в мирных формах. Подсудимый научился отлично играть в шахматы и переигрывал своих старших братьев. Результат - побои и оскорбления. Следующий этап - спорт. За несколько лет занятий тяжелой атлетикой юноша смог приобрести силу для отпора своим братьям-соперникам. Но и здесь он потерпел неудачу - на стороне братьев оставались улица и родители. До какого цинизма нужно было дойти, чтобы в разговорах о первых встречах подсудимого с девушками братья советовали ему обратить внимание на имеющуюся в хозяйстве козу. Что можно было ожидать от юного, неопытного, неискушенного в жизни создания в такой обстановке? Душа требовала восстановить справедливость, доказать то, что он человек, а не животное. И вот появились первые признаки такого воспитания: жестоко избитые уличные подонки, пристающие к девочкам, поломанный забор у местного продавца самогона, угрозы учителю физкультуры, пристающего к ученицам, разбитые окна в учительской и так далее. Кто виноват в том, что был избит учитель, требовавший приличную сумму денег за тройку на экзамене? Может быть, учитель? Трудно сказать однозначно. Виноваты все, а отвечает за все один (адвокат картинно указывает на подсудимого) - он. Вы можете сказать, что никто и ничто не дает ему право заниматься самосудом? Правильно, такого права никто ему не давал. А кто давал право его родственникам методично издеваться над его еще не окрепшей психикой? Кто дает право чиновникам разного уровня бесцеремонно и безнаказанно обирать простых людей? И так далее и тому подобное. Можно долго перечислять все те недоработки демократии и наследие тоталитаризма, но вот что делать теперь с ним, человеком с искалеченной душой ...
  
  Голос адвоката затихает и изображение постепенно затухает.
  
  Первый голос. Достаточно! Идея понятна. Получается, что любое действие можно оправдать, независимо от того, прав человек или неправ. (Адвокату) тяжелая у вас профессия.
  Адвокат. Спасибо на добром слове. Честно говоря, тяжелая - это не совсем то слово. Просто - адская.
  Первый голос. Это еще что за определение?
  Второй голос. Это отдельный вопрос ...
  Первый голос. А вы вкратце опишите ...
  Второй голос. Боюсь, это может отразиться на ходе нашего расследования ...
  Первый голос. Очень коротко!
  Второй голос. Если вы настаиваете, пожалуйста. Самая примитивная модель устройства нашего мира по мнению смертных состоит в том, что существуют две силы в мире - добро и зло. Вы олицетворяете добро, я - зло. Вы отбираете добродетельные души в свой рай, где они отдыхают от зла земного, остальные попадают ко мне в ад, где я их мучаю вечно и бесчеловечно. Отсюда и выражение адская работа ...
  Первый голос. Понятно. Один вопрос, лично к вам. Как вы это терпите, почему и зачем вам это нужно? (Возмущенно кричит) Это же беспредел!
  Второй голос. Вот об этом я и говорила. Я не хочу, чтобы вы решали сгоряча. Они же наши дети ...
  Первый голос. (заикаясь) И этих ... вы называете детьми? Отродье, дегенераты, вот это кто!
  Второй голос. У меня к вам просьба. Не опускайтесь до уровня вот того молодого человека, которого защищал наш свидетель.
  Первый голос. Вы имеете в виду самосуд? Тогда я уже ничего не понимаю. Если мой суд - это самосуд, то тогда чей же ...
  Второй голос. Я еще здесь, вы не заметили?
  Первый голос. Но ведь ваш суд тоже можно назвать самосудом ...
  Второй голос. Мой - да, но наш - нет.
  Первый голос. Это уже лучше. А то получается, что и управы никакой на них нет...
  Второй голос. Хорошо бы учитывать и их мнение ...
  Первый голос. (возмущенно) Нет! Ни за что! Это было бы непоправимой ошибкой. Да от них потом житья не будет. Мы потонем в этом болоте из лжи, полуправды и полулжи.
  Второй голос. Вы просто не в курсе последних событий. На земле произошло много интересного, в том числе и в устройстве их общественной жизни. Мы могли бы пригласить специалиста ...
  Первый голос. Вы хотите изменить нашу жизнь?
  Второй голос. Как знать ...
  Первый голос. Похоже, что они заразили вас своими порочными измышлениями. Я чувствую, что вас нужно срочно спасать!
  Второй голос. Разве можно спастись от самого себя? Будьте терпеливее ко мне ...
  Первый голос. Вы многого от меня требуете! Если бы это не касалось лично вас, я бы ...
  Второй голос. На этом и остановимся. Так что же нам делать с нашим процессом? Для вас что-нибудь прояснилось?
  Первый голос. Я думаю, что все понятно. Но свое мнение я выскажу позднее, когда мы послушаем вашего специалиста. Что касается подсудимого, пусть пока все останется по-прежнему, посидит, посмотрит, какой переполох он поднял. Возможно и поймет, о чем идет речь.
  Второй голос. А что мы будем делать со свидетелем7
  Первый голос. Отправьте его назад. Посмотрим, как он себя будет вести дальше. В принципе, он сможет несколько улучшить жизнь многим хорошим людям.
  Второй голос. Но ведь он может рассказать о том, что он здесь увидел ...
  Первый голос. О, можете не беспокоиться на этот счет. Никто ему не поверит. Да он и сам умный человек, лишнего себе во вред не скажет.
  Второй голос. Свидетель, вы слышали?
  Адвокат. Слышал. Только вот как мне ... я же уже задаток взял ... меня же быстренько к вам назад и отправят ...
  Первый голос. Это будет уже другой суд!
  Адвокат. Хорошо, я согласен. Постараюсь использовать этот шанс!
  
  Все вокруг гаснет и появляется тоннель.
  
  Голос из глубины. Вас что, отправляют назад?
  Адвокат. Да, только вот не знаю, радоваться ли мне или совсем наоборот?
  Голос из глубины. Сегодня происходит нечто интересное. Одного отправляют назад, другой наблюдает со стороны. Что происходит, непонятно! (адвокату) Радуйтесь, конечно, не так часто души возвращаются. Только вот болтать не советую.
  Адвокат. Болтать? Конечно же не буду болтать. Но вот что делать с задатком?
  Голос из глубины. Вам еще и задаток дали? Чудеса! А за что?
  Адвокат. Да нет, это я о своем.
  Голос из глубины. А я уж подумал ... Разыграли вы меня. Ха. Ха. Очень смешно. Ладно, поспешите, а то еще застрянете между ...
  
  Акт 3.
  
  Снова лес. Человек выходит из укрытия. Снова пытается выйти за пределы сцены, но у него ничего не получается. Тогда он садится на ближайшую кочку и начинает разворачивать пакет с пищей.
  
  Человек. Что-то покушать захотелось среди ночи. Как правильно говорят - любовь приходит и уходит, а кушать хочется всегда. (усмехается) Вот угораздило меня! Если отпустят, расскажу своим, обхохочемся. Хотя кто мне поверит! Но ведь если разобраться по существу, я сегодня сделал величайшее открытие. Как Моисей или Магомет. Только вот звука не было, не разобрать, что к чему. Хотя и так все понятно! Не все же тебе сразу. Вон даже Моисей кроме облака ничего не видел, а только слышал. Да и слышал ли, с перепугу чего не услышишь. Вон я ни с того ни с сего креститься начал, а ведь некрещеный же. А может потому и не услышал я их, что не то делать начал? Хотя что же теперь, что сделал, то сделал. Придется принять крещение, раз так. Ба, да ведь это знак мне подали, насчет веры. Это я, получается, должен теперь что-то для веры сделать? Фу, колбаса-то, наверное, уже умерла. Жалко. Так на чем это я остановился? Ага, на вере. Но что-то мне в этом деле не нравится. Сидит в душе этакий червячок и гложет, гложет. Эх, плохо я в теологии подкован, а то сразу бы понял, что к чему. А так не совсем понятно, кто у них главный. Сначала можно было подумать, что большой и белый, но, похоже, он прислушивается к маленькой-то. Помашет руками и успокаивается. А может быть, они того, муж и жена? Очень похоже. Я вот тоже руками помашу, да и всего дел. Еще момент непонятный. Люди туда то входят, то выходят. Сначала я подумал, что судят их там и кого в рай, кого в ад, так нет, одного назад отправили. Разве так бывает? Хотя, стоп, в каком-то фильме было ... Так то в фильме! Ладно, будет время, обдумаю на досуге. Главное - это ноги унести. Вон - снова собираются.
  Человек поспешно собирает обертки, засовывает в пакет и скрывается в ложбине.
  Голос из глубины. Проходите, не стесняйтесь.
  Политик. Послушайте, ну нельзя же так. Еще восемь вопросов не рассмотрены, а у нас жесткий регламент. Подумайте, каникулы на носу, нам просто необходимо работать не только днями, но и вечерами. Каникулы - дело святое. (Оглядывается) Ну, что вы мне хотели сказать? Вот народ, отвлекают от важнейших дел, а сами так безответственно ... Да есть ли тут кто-нибудь?
  Голос из глубины. Есть, как не быть.
  Политик. Так давайте поскорее. Какое у вас ко мне дело?
  Голос из глубины. Не у нас к вам, а на вас, извините ...
  Политик. Что вы имеете в виду? Вы из органов? Так бы и сказали. И прятаться незачем. К вашему сведению, у меня неприкосновенность, понимаете ли. И чем это вам грозит, тоже понимаете? Поэтому, будьте таки добреньки, избавьте меня от вашего общества.
  Голос из глубины. Да я вроде и не навязываюсь ... вы же сами пришли.
  Политик. (вздыхает) Товарищ не понимает ... что же, придется вам объяснить по другому!
  Голос из глубины. Нет уж, это вы меня увольте, мне ваших объяснений не требуется. И это вы не понимаете ... и я вам не товарищ!
  Политик. Вот это уже другой разговор. Так мы скорее доберемся до сути. Вернемся к началу. Так какое у вас ко мне дело? И, вообще, вы записались на прием?
  Голос из глубины. Хватит, хватит! Поймите вы, наконец, вы сами пришли, вернее, перенеслись, как это у вас говорится, представились, опрокинулись, дуба врезали, как еще вам объяснить?
  Политик. Вы намекаете на то, что я умер? Полнейший бред. Как там у классика? Я мыслю, значит я существую! А я не только мыслю, а еще и существую. Как вы это мне объясните?
  Голос из глубины. Да никак это я вам не буду объяснять. Вы умерли и точка! И сейчас вас будут судить Страшным Судом. С удовольствием послушаю, как вас будут на медленном огне ...
  Политик. (Себе) Похоже, что не врет. Ай-яй-яй. В таком возрасте, самый расцвет! А как же без меня страна, она же погибнет! Столько всего сделано, стольких людей обеспечил всем необходимым, даже более того. Внуков не всех успел пристроить, троюродные остались ни с чем. Да ладно, родители позаботятся. Хоть сам успел пожить на старости. Эх, эти бы возможности да в молодости! (в глубину сцены) Так что вы там говорили?
  
  Голос из глубины. ...
  
  Политик. Обиделся. Ну, ничего, со временем и его уговорим. Так бы сразу и сказал - "приветствуем на том свете", а то разводит ... А вообще неплохо бы побольше информации, чтобы легче сориентироваться. Чего греха таить, эти, наверное, все про меня знают, поэтому заседание затянется надолго. Я, конечно, не юрист, но профессионал, это точно. Помаются они со мной, а мы поторгуемся! А вот и уважаемый высокий Суд. Разрешите приветствовать в вашем лице местное общество. Очень рад встрече, очень рад!
  
  Появляются все представители судебного процесса. Продолжительное молчание.
  
  Первый голос. Похоже, что мы имеем именно того свидетеля, который нам нужен. Этот за словом в карман не полезет. (C иронией) Продукт человеческой цивилизации.
  Второй голос. Обратите внимание на качество ...
  Первый голос. Качество в данном случае неважно. Даже в какой-то мере может навредить чистоте эксперимента. (Политику) Не желаете ли присоединиться к этому самому обществу? Очень рекомендую подумать. Поскольку вы оказались в данном месте в данное время, не изволите ли ответить на несколько наших вопросов?
  Политик. Пресс-конференция? А мне доложили, что меня ожидает суд.
  Первый голос. Это слишком громко сказано. Суд! Вдумайтесь в это слово. Суд. Видите ли, судят человека тогда, когда от него чего-то хотят. Нам же от вас ничего не нужно. Даже более того. Этот самый Суд нужен вам, а не нам. Вы должны знать, почему вас приобщают к тому или иному местному населению, чтобы не чувствовать себя обиженными или униженными. Это вам нужен Страшный Суд, поскольку это вы приходите сюда, а не мы забираем нечто ваше. Я объясняюсь доступно?
  Политик. Обижаете! Конечно, доступно. Можно даже сказать, популярно. И вы всем говорите то же самое?
  Первый голос. Признаюсь, не всем. Поскольку многие из них начали бы проситься назад, а это, сами понимаете, несколько неэтично по отношению к оставшимся.
  Политик. Понимаю, поэтому и не прошусь назад. Так что же вас интересует?
  Первый голос. Вопросов у нас много и эти вопросы не лежат на поверхности, иначе, сами понимаете, мы бы сами все выяснили. Нас интересует появление новой разновидности людей. Покажите нам, пожалуйста, одного из этой разновидности.
  Возникает мираж с изображением Подсудимого. Политик понимающе кивнул и мираж погас.
  Политик. Понятно. Этот вопрос и сложен и прост сам по себе. Каждый человек стремится самореализоваться, у одних получается (здесь он слегка поклонился), тогда не возникает проблем в обществе. Другие ломаются, не доходя до цели. Причин много, но главная из них состоит в том, что они выбирают слишком мягкие средства для достижения своих целей. Третьи участвуют в процессе достижения цели, поставленной более целеустремленными и необремененными комплексами людьми. Так вот, такие Титаны, я имею в виду первых, окружают себя людьми, не способными самореализоваться самостоятельно и потому создают видимость общей цели и общих успехов. Если вы меня поняли правильно, создается видимость общего движения и общего же успеха. Своего рода круговая порука и люди это чувствуют. Если не выдерживаешь ты, разрывается весь круг и цель остается просто целью, но уже не твоей. Тогда ты выпадаешь из игры, а это страшно.
  Первый голос. В каком смысле игры?
  Политик. Титаны, в основном, относятся к жизни как к большой игре, поэтому жертвуют и своей жизнью и жизнью вот таких мальчиков направо и налево. Чаще расплачиваются, конечно, мальчики, но ведь они знают, на что идут. На войне как на войне, а они профессиональные солдаты.
  Первый голос. (удивленно) Так вы считаете, что им место среди народных героев, погибших за общее дело?
  Политик. Возможно, не в первых рядах, но тем не менее. Они ведь спасают чьи-то жизни, а это немало.
  Первый голос. А то, что они же и отнимают, значения не имеет?
  Политик. Любая война ...
  Первый голос. Так вы утверждаете, что такие типы появляются только в ситуации, когда идет война?
  Политик. Безусловно. Ведь войны бывают разные. Вспомните бесстрашие рыцарей, такие душевные порывы ...
  Второй голос. Не доходите до цинизма. Эти понятия совершенно несовместимы.
  Политик. Это не цинизм. Людям просто необходимо куда-то отдать переполняющую их энергию. Это также своего рода игра. Разве стремление стать лучше, сильнее, умнее, наконец, не есть также игра, соревнование? Приз совершенно неважен. Это может быть и восторженный взгляд любимой женщины и выигрыш любимой футбольной команды. И если приз получаешь на глазах у многих людей, он становится много ценнее.
  Первый голос. Но ведь одно дело - играть, другое - быть орудием игры.
  Политик. В некоторых случаях орудия выглядят предпочтительнее. Зачастую орудия имеют совершенные тела, в отличие от игроков, несущих бремя многих болезней и так далее. Тем более, что ставки для них в игре значительно ниже, а выигрыш - значительно выше.
  Первый голос. Что вы имеете в виду?
  Политик. К примеру, игрок сам должен организовать игру, вложить в нее собственные средства, душу, если хотите. В случае проигрыша он теряет все, вплоть до репутации успешного игрока. Что теряет исполнитель? Только репутацию и незаработанные призы. Теперь разберемся, кто и что приобретает. Игрок - только процент на вложенные средства плюс репутация. Исполнитель приобретает все, поскольку ничего, кроме репутации и собственных усилий, в игру не вкладывал.
  Первый голос. И как же называется форма государства, которое состоит сплошь из игроков и исполнителей?
  Политик. Демократия.
  Первый голос. Тогда понятны терзания того человека, который за нами наблюдает.
  Политик. (Оглядываясь вокруг) Какого человека? Я никого не вижу.
  Первый голос. Да так, как вы говорите, человек, потерявший все, и репутацию и средства. Если это игрок, то выглядит он достаточно жалко. Мы отвлеклись. Так вы говорите, что играете всем и во всем. А как дела обстоят с ресурсами на Земле? Вы их также используете в игре?
  Политик. Конечно, ведь это основа основ в любой игре.
  Первый голос. И как это происходит?
  Политик. Как бы это попроще? Извините, это я для себя. Скажем так. Два человека решили посоревноваться, кто лучше сделает дубину. Все знают, что нужна дубина с отличными качествами. Двое делают две дубины, затем выбирают лучшую и определяют победителя.
  Первый голос. А что делают со второй дубиной?
  Политик. А вторая дубина не нужна. Ее можно выбросить или использовать в других целях ...
  Первый голос. Но ведь это расточительно. На ее изготовление использовались ресурсы, а результат не используется. Так вам не хватит ресурсов и в скором времени придется обходиться без самого необходимого. А как же ваши дети, внуки и так далее? Во что они будут "играть"? Где рациональность, экономия, забота о будущих поколениях? Или вы настолько заигрались, что забыли обо всем?
  Политик. Боюсь, что заигрались. Но ведь ресурсов пока хватает. И на необходимое ...
  Первый голос. Понятно, разворовываете планету и называете это игрой. И это, я имею в виду вашу демократию, высшее достижение человечества! Чем же еще она отличается от любой другой тирании? Ведь тиран одновременно и хозяин. Кто же хозяин у вас?
  Политик. Народ, кто же еще? Мы защищаем права каждого отдельного человека. Каждый имеет право на все, что имеет цивилизация.
  Первый голос. Тогда почему у вас люди голодают? Ведь Земля пока еще может прокормить человечество.
  Политик. Голодают люди в основном в недемократических странах, поэтому у них еще сохраняется шанс стать сытыми и богатыми.
  Первый голос. То есть вы установили тиранию демократии. Все, кто не демократ - тот голодный и, соответственно бедный, так, что ли?
  Политик. Не совсем так, но в общем и целом ...
  Первый голос. Если исходить из логики двух дубин, то же самое происходит и с продовольствием. То есть вы выбрасываете половину из произведенного или, может быть, вы отдаете ее голодающим?
  Политик. Это не такой простой вопрос ... некоторые страны доплачивают своим людям, чтобы они не производили больше, чем могут.
  Первый голос. То есть, вы не делитесь с голодающими ...
  Политик. Каждое государство должно само решать свои проблемы!
  Первый голос. А как же ваши организации по защите прав человека? Какие права они защищают?
  Политик. Право собственности также относится к правам человека.
  Первый голос. Выше права на хлеб насущный? Бред! Вами, господа, правит жадность и дубина вам нужна не для того, чтобы добыть пищу, а для того, чтобы не отдать пищу голодающему. Хорошо, с этим разобрались.
  Политик. Но ведь есть благотворительные программы ...
  Второй голос. Не забывайте, где вы находитесь. Это вам не площадь ...
  Первый голос. И как же стать таким, как вы говорите, успешным человеком? Каждому ли это доступно?
  Политик. В принципе?
  Второй голос. Вам нечего сказать по этому поводу? Тогда можно мне привести факты из вашей биографии?
  Политик. (Испуганно) Не утруждайтесь. Я много могу рассказать по этому поводу. Вы поймите меня правильно. Ведь если исходить из того, что любое государство - это в какой-то степени орудие подавление свободной воли человека, то демократическое государство - это наименьшее зло из всего пройденного человечеством. И просвещенные люди это понимают. Да, многие еще не поняли, но поймут со временем. Да, я согласен, миром правят богатые люди. Но посмотрите, как правят бедные! Это же кровь, голод и тирания! Посмотрите, как правят слабые - с помощью страха. Разве это не аргумент в пользу демократии? Да, чтобы стать богатым, необходимо, мягко говоря, немного прижать бедных, чтобы они делегировали часть своих прав одному человеку вместе с частью и своих благ. Причем, заметьте, большей частью это делается добровольно, в надежде, что и прав и благ будет больше.
  Первый голос. То есть, вы хотите сказать, что успешный человек не соблюдает заповедей, тогда как простой человек соблюдает?
  Политик. Заповеди? Заповеди, это хорошо. Но человек так устроен, что ему нужны не заповеди, а четкие законы с полным разъяснением по каждому случаю, могущему произойти в его жизни.
  Второй голос. Вы против заповедей? Вы соображаете, что говорите?
  Политик. Безусловно. Возьмем простой пример. Заповедь, гласящая "не убий". О чем она говорит?
  Первый голос. Не убий, это значит - не убий. Любой человек, убивший другого человека, становится убийцей и должен быть изгнан из общества. Что же тут непонятного?
  Политик. А если человек убил неумышленно, или, скажем, убил, защищая свою жизнь или жизнь близкого человека? Он тоже убийца?
  Первый голос. Безусловно. Как бы не выглядели мотивы, он - убийца и ничего тут не поделаешь. Близким остается только скорбеть о его участи. Это факт.
  Политик. Но ведь это же не гуманно.
  Первый голос. Зато справедливо. Человек не имеет права на жизнь другого человека ни при каких обстоятельствах.
  Политик. А как же войны?
  Первый голос. Войнам нет оправданий, как нет оправдания и жадности, которая движет ими. Так вы говорите, что вам нужны законы на все случаи жизни? Это значит, что если я, точнее, мы, послали бы вам эти законы для исполнения, то вы с радостью будете их исполнять?
  Политик. Сложный вопрос. Мы так привыкли сами создавать и совершенствовать законы, что тяжело буде согласиться с чем-то постоянным. Тем более, я не могу отвечать за все человечество.
  Первый голос. Понятно. И последнее. Меня заинтересовали ваши слова по поводу отношения к жизни как к игре. Смоделируйте борьбу двух "успешных" людей за еще более весомый успех.
  Политик. Это другое дело, в этом бизнесе я специалист. Представьте себе двух политиков, имеющих практически одинаковую поддержку своей части избирателей. Для примера возьмем страну с населением, имеющим право голоса, около двадцати миллионов человек. Десять миллионов против десяти миллионов. Теоретически шансы обоих кандидатов равны. Что же делать? Для начала можно посмотреть, как мы можем использовать неполитические возможности кандидатов. Например, служебные возможности. Допустим, что один из кандидатов использовал свои более высокие возможности и количество поддерживающих его людей несколько увеличилось.
  Первый голос. Но ведь это же незаконно.
  Политик. Совершенно справедливо. Что делает второй кандидат?
  Первый голос. Я бы подал в суд ...
  Политик. Бесполезно. Суд на стороне Первого кандидата, поэтому решение будет однозначным.
  Первый голос. Тогда что же делать?
  Политик. Создать видимость возмущения народа. Привести его к зданию суда и показать, что народ против беззакония. Заодно и судей немного испугать.
  Первый голос. Но ведь это же обман народа.
  Политик. Но это выход из положения, согласитесь.
  Первый голос. Дорогой выход. Собрать большую толпу, кто же будет ее кормить, поить. И кто за них будет добывать хлеб насущный?
  Политик. Политика вещь дорогая, поэтому и место в ней только подготовленным людям.
  Первый голос. И что же дальше?
  Политик. О, вам тоже интересно? Дальше еще интереснее. Суд, естественно, под давлением выносит решение в пользу второго кандидата. Второй кандидат в пылу борьбы под давлением толпы заставляет законотворцев принять новый закон, который позволил бы ему подстраховаться на случай новых выборов. Этот закон не дает возможности голосовать части народа, поддерживающего Первого кандидата.
  Первый голос. Одно беззаконие порождает следующее. Это естественно.
  Политик. Народ, все еще верящий в правосудие, поколебался и выбрал второго кандидата.
  Первый голос. Но ведь теперь Первый кандидат может опротестовать ...
  Политик. Может. Только второй кандидат уже почувствовал запах власти и делает все возможное для дискредитации оппонента. Он обливает его грязью, высмеивает непрофессионализм, всячески очерняет его окружение и так далее. Вот такой конец у этой истории.
  Первый голос. Я бы не остановился. Я бы снова подал в Суд.
  Политик. Бесполезно. Суд уже на стороне Второго кандидата.
  Первый голос. Есть один ход. Но он опасен ...
  Политик. И что же это за ход?
  Первый голос. Не знаю, стоит ли говорить?
  Второй голос. Может быть, стоит подумать?
  Первый голос. Но ведь это только игра ... Ладно. Я бы подал в суд по правам человека ...
  Политик. Суд по правам человека не занимается такими делами ...
  Первый голос. Он был бы вынужден рассмотреть только один вопрос - соответствует ли последний закон о выборах положениям о правах человека.
  Политик. Это уже ничего не изменит ...
  Первый голос. В отдельной стране - да, возможно, но для демократии вообще это был бы тяжелый экзамен на зрелость и соответствие ее претензиям на мировое господство.
  Политик. Но это дает огромные преимущества Первому кандидату ...
  Первый голос. В этом и опасность.
  Политик. И некому подсказать, предупредить ...
  Первый голос. Что вы имеете в виду?
  Политик. Если бы при Первом кандидате был человек, который знал о последствиях, он смог бы направить движение в нужное русло ...
  Второй голос. Помните о нашем договоре!
  Первый голос. А если процесс пойдет неправильно и Второй кандидат станет диктатором? Сколько жизней он искалечит?
  Второй голос. Послушайте, ведь это же только игра. По моему, вы просто заигрались.
  Первый голос. (Облегченно вздыхает) Действительно. Однако, я вам скажу, очень даже интересно. Спасибо, вы нас развеселили.
  Политик. Это было бы весело, если бы не было так грустно.
  Первый голос. Что вы имеете в виду? Разве это не была модель?
  Политик. Да, это была модель, но взята она из реальной жизни и, боюсь, идет именно тот самый неуправляемый процесс, о котором вы говорите.
  Первый голос. Это, действительно, правда?
  Второй голос. Да, к сожалению, демократия, как вы говорите, доигралась. Вопрос стоит именно так - быть или не быть большой катастрофе на Земле.
  Первый голос. (Второму) Почему же вы не говорили мне об этом? Ведь это архиважно.
  Второй голос. Я соблюдала условия нашего с вами договора. К тому же, вы сами хотели уничтожить человечество. Или нет?
  Первый голос. Давайте не будем портить отношения из-за нашей, извините за каламбур, игрушки. Поломается она или нет, не имеет большого значения. Но лучше не допускать, чтобы она поломалась. Все-таки она - это часть нашей жизни.
  Второй голос. Но если мы с вами вмешаемся ...
  Первый голос. Мы сделаем так, как делали это иногда. Мы пошлем к ним своего дипломата ...
  Второй голос. У нас нет на это времени!
  Политик. Извините, что я вас прерываю, но я готов ...
  Первый голос. (про себя) Вот нахал! (Второму голосу) Как вы считаете?
  Второй голос. Не нравится он мне ...
  Политик. Дайте мне шанс спасти ...
  Первый голос. Спасти или спастись? Вы хоть понимаете, какая ответственность на вас лежит?
  Политик. Понимаю ...
  Первый голос. Я думаю, что для острастки мы предложим вам следующее. В случае, если вы не справляетесь с миссией, мы приготовим для вас сюрприз - отдельное измерение, где вы будете вечно одни, как вам предложение?
  Политик. А если ...
  Второй голос. Постыдитесь, вы же не на базаре!
  Политик. А я могу отказаться?
  Первый голос. А как же Земля, ведь она пропадет без вас!
  Политик. (Понурив голову) Хорошо, я согласен ...
  Первый голос. Тогда идите ...
  Политик. Как, уже? Не поминайте лихом ...
  Появляется коридор и политик уходит. Слышится ворчание Голоса из глубины: "Какой-то проходной двор!".
  Первый голос. Как вы считаете, он справится?
  Второй голос. Он может продлить агонию, но на самом деле пора Земле переходить на новый виток.
  Первый голос. Как быстро летит время!
  Второй голос. Вы побудете еще здесь или вас ждут более неотложные дела?
  Первый голос. Я ненадолго отлучусь, но, когда вернусь, нам нужно будет кардинально пересмотреть отношения с Землей. Честно говоря, эти самые игры меня заинтересовали. Возможно, мы сами решимся в них поиграть?
  Второй голос. Вы как маленький ... А что нам делать со свидетелем? Вон с тем, который спрятался. Он, похоже, едва жив от страха.
  Первый голос. Мне он не нужен. Ни рыба, ни мясо. Так что делайте, что сочтете нужным. А этим "игрокам" маленькое напоминание об их месте на Земле я оставлю. Может быть, кто-нибудь догадается!
  Второй голос. Хорошо. До свидания. Я буду ждать.
  Первый голос. До скорого свидания!
  На сцене остается освещенным только та часть, где находился Второй голос и освещается ложбина, где прятался человек. Большая тень постепенно превращается в прекрасную женщину, которая подходит к ложбине и протягивает руки к лежащему там человеку. Он в испуге пятится и нечаянно, зацепившись за что-то ногами, неловко падает. Женщина, горько вздохнув, уходит на другой конец сцены, махнув на него рукой.
  Человек. Боже мой, кто это был? Чего ей от меня надо?. Какой кошмар! Или это моя смерть? Тогда почему она так красива? Просто умопомрачительно! Или она хотела чего-то другого? Так я женат.
  Женщина стала показывать, что он может уходить.
  Человек. Что вы говорите? Не понимаю. Нет, она ничего не говорит. Тогда чего она хочет? Машет руками, как глухонемая. (Кричит женщине) Не понимаю!
  Появляются фигуры в золотых масках, слушают то, что говорит им женщина, уходят и возвращаются в милицейской форме и с дубинками. Направляются к стоящему человеку и, угрожая дубинками, показывают, что он должен уйти. Освещаются ступеньки, ведущие со сцены в зал.
  Человек. Мне что, можно уйти? Понятно. Сразу бы так и сказали. Фу, слава Богу, обошлось. (Уже уходя) Так что же мне теперь предпринять? В религию, что ли уйти?
  Человек уходит, ворча про себя. Фигуры в форме ждут, когда замолкает его голос и также уходят. Женщина подходит к центру сцены. Играет соната Лунного света Бетховена.
  Женщина. Все разошлись. Я снова одна. И снова буду ждать, когда Он придет. Он говорит, что время летит очень быстро. Нет, когда ждешь, оно тянется на удивление медленно и так и хочется его ускорить. Только вот что делать с этими несчастными, возомнившими себя творцами и хозяевами на планете? Но делать нечего, подождем еще немного. Будем надеяться, что они сами себя не уничтожат. В конце концов, у них еще есть выбор.
  Гаснет свет, раздается музыка (17-я соната Бетховена), мираж чередуется катаклизмами при тревожных звуках на мирную жизнь при радостных.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Изотова "Ржавчина"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) В.Тимофеев "История одного лиса"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Пылаев "Видящий-5. На родной земле"(ЛитРПГ) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Eo-one "Люди"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"