Малиновская Елена: другие произведения.

Охота на ректора, или Вижу цель - не вижу препятствий

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.21*25  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что делать, если ты находишься на пороге исключения из рядов студентов славной Академии колдовского искусства? Естественно, попытаться договориться с ректором. А еще лучше - влюбить его в себя. Тогда тебе простят любую шалость. Даже поджог факультета боевой магии. К тому же это само как-то получилось. В общем, как говорится в пословице: вижу цель - не вижу препятствий. Охота на ректора объявляется открытой!
    Временно заморожено.


Охота на ректора, или Вижу цель - не вижу препятствий

   Красивы закаты в Гроштере, столице нашего славного государства Лейтон. Нежнейшие переливы алого во все небо, темнеющие небеса, на которых медленно проступают крупные бриллианты звезд, легкий освежающий ветерок...
   А сегодняшний вечер был еще красивее, потому что отблески вечерней зари сливались с всполохами бушующего во все небо пожара.
   Я стояла напротив факультета боевой магии и с отчаянием наблюдала за тем, как полыхает величественное каменное здание, более напоминающее какой-нибудь древний замок, а не учебное заведение. Огнем сейчас были объяты все верхние этажи. Вокруг факультета вовсю суетились люди, то и дело вспыхивали огни каких-то заклинаний, группа младших студентов, чье знание магии пока оставляло желать лучшего, по цепочке передавали ведра с водой.
   Беда была в том, что все это было бессмысленно. Увы, против пламени драконов бессильны и чары, и вода. Факультет боевой магии, относящийся к гроштерской Академии колдовских искусств, можно было считать обреченным. А вторая огромная проблема заключалось в том, что именно я его подожгла. Нет, не подумайте дурного, естественно, неспециально! Просто наш преподаватель по факультативу огненной магии пообещал зачет автоматом любому, кто пробьет его щит, и я несколько перестаралась. В общем, так получилось...
   Я отыскала взглядом высокую сухощавую фигуру виера Грегорио Улияра, того самого преподавателя, который, не подумав, ляпнул такое. Бедняга в буквальном смысле слова горел на работе. Край его сюртука тлел, лицо было перемазано сажей, волосы кое-где подпалены. Н-да, пожалуй, лучше к нему сейчас не обращаться с вопросом, в силе ли его обещание.
   В этот момент по толпе, окружающей обреченный факультет, пробежал какой-то непонятный гул оживления. Я удивленно принялась озираться, выискивая, что именно привлекло всеобщее внимания. И тут же увидела так называемую причину, из-за которой прекратились попытки потушить пожар.
   К факультету шел сам ректор Академии, виер Норберг Клинг. Да-да, именно шел, а не бежал. Неторопливым прогулочным шагом, постукивая перед собой тонкой тростью с массивным серебряным набалдашником.
   - Виер! - Несчастный Грегорио кинулся к ректору наперерез. От избытка чувств вцепился себе в шевелюру, вырвав изрядный клок. - Виер, я дико извиняюсь, но...
   Виер Норберг искоса глянул на бедного преподавателя, и тот подавился словами. Замолчал, немо хватая раскрытым ртом воздух. Ого, такое чувство, будто ректор ему невидимый кляп засунул!
   Я невольно поежилась и принялась пятиться, намереваясь затеряться в толпе. Пожалуй, здесь мне больше делать нечего.
   Дело в том, что ректор Академии был одним из самых известных магов-менталистов в Лейтоне, да пожалуй и во всем мире. Не так давно виер Норберг даже возглавлял факультет ментальной магии, но после трагической смерти предыдущего ректора занял его кресло. И я не сомневалась, что при желании он без особых проблем просканирует мысли всех присутствующих при пожаре и определит, кто именно стал его виновником. А я не хотела попасть под раздачу. Пусть сначала все остынут и всё остынет. Причем, как в прямом, так и в переносном смыслах.
   В этот момент Норберг посмотрел на меня, и я так и замерла, не сделав очередной шаг. Ой. Ой-ой-ой. Что-то мне не нравится его внимание. Кажись, ноги делать надо было до этого.
   - Вира Алита Тран.
   Голос виера Норбера прозвучал мягко, почти нежно. Но меня немедленно начала колотить крупная дрожь. Мама, забери меня куда-нибудь подальше отсюда! И вообще, я не виновата! Это все виер Грегорио!
   - Завтра в девять утра жду вас в своем кабинете, - все так же негромко продолжил Норберг. Перевел ледяной взгляд на преподавателя, все еще силящегося выдавить хоть слово из перехваченного намертво спазмом, и добавил: - И вас, глубокоуважаемый виер Грегорио!
   После чего ректор Академии мгновенно потерял к нам всяческий интерес и все свое внимание обратил на пожар.
   Я воспользовалась удачным шансом, развернулась и задала драпака, силясь как можно быстрее затеряться в толпе. Ох, сдается, кому-то завтра придется очень несладко!
  

***

   Несколькими часами позже я громко рыдала в своей комнате, собирая вещи.
   Я не сомневалась, что на следующий день меня с треском вышвырнут из Академии. Еще бы, ведь я подожгла целый факультет! Еще повезет, если меня просто выгонят, а не заставят каким-либо образом компенсировать ущерб.
   Быстро побросав в сумку свой нехитрый скарб, я улеглась на кровать и мрачно уставилась в потолок. Какой позор! Родители так гордились, что я поступила в прославленную Академию, успели всем родным и знакомым растрезвонить о том, что вскоре их единственная и любимая дочка станет известной дипломированной целительницей, а я... Я так подвела их!
   И я зарыдала пуще прежнего, с упоением размазывая кулаками по лицу слезы.
   В этот момент в дверь постучались. Тут же, не дожидаясь разрешения войти, в комнату влетела моя единственная подруга, которой я успела обзавестись за два года обучения в Академии.
   Виера София Альни была младшим и очень избалованным ребенком в большой семье виера Олафа Альни. Мы принадлежали к разным сословиям, нас по-разному воспитывали, но, как ни странно, мы почти сразу сдружились. Наверное, во многом по тому, что, во-первых, нас поселили в одной комнате общежития, а, во-вторых, София, несмотря на свою демонстративную наглость и развязность, была очень доброй девушкой. Кстати, уже несколько месяцев она предпочитала жить не здесь, а у своего ухажера, вира Бернарда Гонго. У этой парочки дела шли настолько серьезно, что они даже обручились. Естественно, в великой тайне от родных Софии, благо, что они жили не в Гроштере, а в далеком северном Хельоне. Вряд ли виер Олаф придет в восторг, узнав, что его любимая младшая дочка собралась замуж не за дворянина, а за сына торговца тканями, пусть и весьма преуспевающего.
   Впрочем, я немного отвлеклась. Так или иначе, но София вне учебы никогда не расставалась с Бернардом, а зачастую даже протаскивала его на лекции или факультативы, преподаватели которых не имели обыкновения вести перекличку студентов. Вот и сейчас он смущенно заглянул через порог и кашлянул.
   - Заходи, Бернард, - пригласила его я, осознав, что иначе стеснительный парень еще долго будет топтаться в коридоре. Эдак еще на глаза коменданту попадется. Опять придется задабривать его пирогами с грибами в собственном исполнении. А я жуть как не люблю готовить!
   Бернард, высокий, могучий в плечах детина, благодарно кивнул и поспешно юркнул ко мне в комнату. Правда, в дверях ему пришлось нагнуться, чтобы не удариться затылком об притолоку.
   Я в который раз удивилась, насколько разных людей может соединить любовь. София - миниатюрная блондинка с синими глазами, трещотка та еще. И Бернард, по виду чуть симпатичнее медведя или какого-нибудь тролля, не в обиду ему будет сказано. Выше своей избранницы раза в два, тяжелее ее раза в три. Зато поразительно добрый и очень молчаливый. Порой за весь вечер от него и слова не дождешься.
   - Ну, подруга, ты учудила! - восхищенно выдохнула София. - Как полыхнуло-то! Беднягу Грегорио из окна выкинуло. Повезло, что падать невысоко было. А как запылало! Ты чем в него так ударила?
   Я промолчала, не желая открывать свой постыдный секрет. Дело в том, что я немного схитрила. Накануне занятия я пробралась в музей колдовской истории и выкрала оттуда немного драконьего пламени. Прочитала в одном из учебников, что против него еще не придуманы нейтрализующие заклинания. Но кто же знал, что это настолько опасная вещь! Я кинула в преподавателя всего маленькой искоркой! А в итоге спалила весь факультет.
   Беда в том, что если это откроется, то меня действительно выгонят. Одно дело - студент, не рассчитавший сил. А совсем другое - использование на практикуме запрещенных веществ. Да к тому же кража из музея...
   И слезы опять навернулись на мои глаза.
   - Меня выгонят, - всхлипнула я. - Норберг завтра к себе вызвал. Точно выгонит!
   - Н-да, по голове он тебя точно не погладит. - София бухнулась на кровать рядом со мной и задумчиво затеребила прядь волос.
   - Зачем выгонять? - простодушно удивился Бернард. - Ты же не виновата, что старик Грегорио не сумел твой удар блокировать.
   Я тоскливо застонала в ответ. Ох, не все так просто!
   На какое-то время в комнате воцарилась тишина, нарушаемая лишь моиими приглушенными всхлипываниями. Я изо всех сил старалась сдержать слезы, но получалось плохо.
   -Тебе надо ударить на опережение! - вдруг важно заявила София.
   От неожиданности я даже поперхнулась и уставилась на нее круглыми от ужаса глазами. О чем она? Мне и ректора спалить? Боюсь, я не такой специалист в огненной магии, и он без проблем увернется от моего заклятья. Все драконье пламя я уже истратила на щит Грегорио.
   - Тебе надо соблазнить Норберга! - продолжила София. - Тогда он тебя не выгонит.
   - Но я не хочу с ним спать! - возмущенно фыркнула я.
   - Почему? - вдруг спросил Бернард, осторожно присаживаясь на стул, стоящий напротив кровати. Тот протяжно заскрипел, однако выдержал вес парня.
   - Да, действительно, почему? - поддержала жениха София. Мечтательно прищурилась и прищелкнула языком: - Виер Норберг - он такой... М-м-м... Лапочка просто!
   Бернард обиженно кашлянул, и София тут же замолчала, послав насупленному гиганту воздушный поцелуй.
   - Потому что! - Я всплеснула руками, негодуя, что надо объяснять такие истины. - Он старый!
   - Ему всего сорок, - резонно возразила София. - Или чуть больше.
   - А мне двадцать! - Я подпрыгнула на кровати. - Он старше меня вдвое! И он менталист!
   - Ну и что? - София удивленно захлопала ресницами, явно не понимая причин моей бурной реакции.
   - Как что? - Я захлебнулась от возмущения. - Он будет знать все мои мысли! Как с таким человеком спать?
   - А по-моему, это очень даже возбуждающе. - София опять было мечтательно закатила глаза, но тут же виновато посмотрела на нахмурившегося Бернарда и уже спокойнее добавила: - Представь, он будет угадывать все твои желания в постели!
   - И потом, я дала клятву матери, что сохраню свою невинность до свадьбы, - продолжила я.
   В самом деле, моя мать больше всего на свете боялась, что, оказавшись в большом городе, я тут же забуду про все наставления и советы и рухну в пучину порока. А через год или два вернусь к родителям с повинной головой и животом, уже лезущим на нос. Родить вне брака! Для моих родителей нельзя было представить большего позора! И мать заставила меня поклясться на ее крови, что я не буду участвовать ни в каких оргиях, а сохраню свою девственность для единственного избранника.
   - О, понимаю, - тут же посерьезнела София. - С клятвами не шутят.
   И еще одна долгая пауза. Я молча смотрела на почти собранную сумку. Н-да, кто бы мог подумать, что моя учеба закончится так быстро и так нелепо!
   - Тогда тебе надо будет скомпрометировать Норберга! - с прежним воодушевлением вдруг воскликнула София.
   - А? - переспросила я, вынырнув из нелегких раздумий о предстоящем сложном объяснении с родителями.
   - Ну, ты его соблазнишь, а в самый ответственный момент в кабинет ворвемся мы с Бернардом, - пояснила София. - И я как закричу - ага, как вам не стыдно студенток бесчестить!
   - А он по нам как с перепугу каким-нибудь заклятьем шарахнет! - боязливо пробурчал Бернард.
   - Не шарахнет! - София легкомысленно помотала головой. - Куда он потом целых два трупа денет потом? - покосилась на меня и исправилась: - Точнее, целых три.
   - Найдет где, - отозвался поразительно многословный сегодня Бернард. - Это же ректор! Кто знает, сколько у него в шкафу скелетов спрятано.
   Я невольно поежилась, представив себе эту картину. Открываешь какой-нибудь шкаф в кабинете ректора - а тебе под ноги кости несчастных замученных студентов сыплются.
   - Не выдумывай! - раздраженно огрызнулась София. - Никто нас убивать не станет. И мы ему пригрозим. Мол, или Алита остается в Академии, или мы всем рассказываем про то, чем он с провинившимися студентками в своем кабинете занимается.
   - Но он менталист, - попыталась я воззвать к здравому смыслу подруги. - Он все наши мысли загодя узнает.
   - Не дрейфь, подруга! - София неожиданно заговорщицки мне подмигнула. - Знаю я один способ, как этому помешать. Норберг и не заподозрит дурного. Ну как, согласна на мой план?
   Я опять посмотрела на свою почти собранную сумку. Вспомнила радость родителей, отправляющих меня на обучение из нашего провинциального городка в столицу. И неохотно кивнула. В конце концов, хуже быть просто не может. Не выгонят ведь меня дважды из Академии.
   - Отлично, тогда слушай мой план! - восторженно выпалила София.
  

***

   Без пяти минут девять я сидела в приемной ректора Академии и терпеливо ожидала, когда меня пригласят в кабинет. При этом я то и дело отчаянно зевала, рискуя вывихнуть себе челюсть, каждый раз при этом удостаиваясь возмущенного взгляда от секретаря виера Норберга - симпатичной брюнетки средних лет, которая не удосужилась мне представиться.
   Можно сказать, что я сегодня почти не спала. Большую часть ночи мы с Софией потратили на то, чтобы хоть как-то облагородить мою внешность.
   Нет, я не считала себя уродиной, но, увы, и до роковой красавицы, способной походя завоевать сердце ректора мне было очень далеко. Рост - средний. Вес - средний. Волосы - русые, глаза - серые. В общем, ничего выдающегося. Ну, кроме уникальной способности попадать во всевозможные неприятности. Никто бы не поверил, что виер Норберг, симпатичный высокий темноволосый мужчина, окруженный шлейфом таинственности и властности, польстился бы на такую серую мышку. Все прекрасно знают, сколько подвигов у нашего ректора на любовной фронте. Не то, чтобы он кичился этим, просто невозможно скрыть очевидное.
   Я пыталась мягко намекнуть Софии, что наша затея заранее обречена на провал, но подруга не стала меня даже слушать. Обронила лишь, что чем тяжелее задача - тем интереснее. И принялась за работу, повернув меня спиной к зеркалу и запретив подглядывать.
   Когда, наконец, София позволила мне оценить ее труды, то я долго не могла выдавить из себя и звука. Потому что из зеркала на меня посмотрела незнакомка.
   Да, мои волосы по-прежнему были русыми, а не вызывающе рыжими или иссиня-черными. Но София каким-то неведомым образом сделала так, что они приобрели блеск, пышным водопадом локонов спадая с моих плеч ниже пояса. Немного туши для ресниц и теней - и мой взгляд приобрел необычную томность. От кармина мои губы стали чувственно пухлыми.
   София даже пожертвовала мне свой лучший наряд, забраковав все мои платья за невзрачность и излишнюю строгость. Правда, мне пришлось изрядно втянуть в себя живот, чтобы она получила возможность зашнуровать корсаж. Что поделать, если телосложением София была намного изящнее меня.
   И вот сейчас я сидела в синем облегающем платье и опасалась лишний раз вздохнуть полной грудью - а то вдруг шнуровка не выдержит и лопнет, оголив все мои так называемые прелести. Декольте было настолько низким для меня, что я периодически пыталась как можно более незаметно подтянуть платье вверх. Увы, это вряд ли осталось незамеченным все той же наблюдательной секретаршей, которая выразительно кривила губы, даже не пытаясь скрыть недовольство.
   Я зевнула в очередной раз, да так и застыла с неприлично открытым ртом. Потому что как раз в этот момент большие настенные часы за спиной секретарши гулко и громко пробили девять раз.
   В этот же момент распахнулась дверь, ведущая из приемной в кабинет ректора, и на пороге предстал сам виер Норберг собственной персоной.
   Ректор, как и обычно, был одет в черное, и я невольно вспомнила, что студентов факультета ментальной магии, который он до недавнего прошлого возглавлял, шутливо называли "воронами".
   - А где студентка... - начал было Норберг, обращаясь к секретарше, но тут же осекся, увидев меня.
   Я мгновенно выпрямилась и с достоинством поднялась из кресла, постаравшись придать себе как можно более важным и невозмутимый вид. Но в глубине души я ликовала. Ага, стало быть, план Софии имеет все шансы на осуществление! Прославленный маг-менталист не сумел почувствовать мое присутствие в приемной, то есть, амулет, который подруга мне вручила, действительно работает!
   Норберг хищно сузил глаза, уставившись на мою грудь. Точнее, на изящный серебряный кулон, который София лично повесила мне на шею. По ее словам, амулет был изготовлен самой Алексой Врейн, известной в Хельоне магиней, специализирующейся на создании всевозможных артефактов. В свое время сия особа сделала ставку на создании талисманов, блокирующих ментальную магию. И не прогадала! Кому понравится, если кто-нибудь подслушает твои самые сокровенные мысли? Интимное должно оставаться интимным. Полагаю, эта самая Алекса сколотила себе неплохое состояние, торгуя подобными вещами. Даже в Гроштере о ней слышали.
   Такие же амулеты София поспешила нацепить на себя и Бернарда. Это гарантировало нам то, что виер Норберг до последнего не заподозрит неладного.
   - Так, - очень нехорошим тоном протянул Норберг. - Так-так-так.
   Я невольно покосилась на дверь. Может быть, плюнуть на план Софии? Вещи у меня уже собраны. Прямиком отправлюсь в свой родной городок Мидлтон. Да, диплома я так и не получила, но кое-какие знания по магической науке получила. Этого вполне хватит, чтобы получить место хотя бы у местного аптекаря или стать помощницей у целительницы. В общем, на жизнь сумею заработать. А там, глядишь, замуж выйду, детишек нарожаю...
   Мои мечты о счастливом семейном будущем прервало покашливание Норберга. Ректор недовольно покачал головой и поманил меня пальцем.
   - Заходите, вира Алита Тран, мы вас уже заждались, - негромко произнес он, развернулся и отправился в глубь кабинета, словно не сомневался, что я последую за ним.
   И я последовала. А что мне еще оставалось? Было бы глупо спасаться бегством сейчас, когда я уже пришла на назначенный прием.
   Едва я пересекла порог, как дверь за моей спиной с оглушительным грохотом захлопнулась сама собою. Я подпрыгнула на месте от неожиданности и настороженно оглянулась. Нет, вроде бы, ректор не воспользовался засовом или замком. Уже радует, значит, София и Бернард смогут ворваться сюда.
   И я с любопытством принялась изучать обстановку.
   Кабинет ректора представлял собою весьма просторное и светлое помещение, выдержанное в строгих светло-серых тонах. По стенам шли высокие книжные шкафы, битком набитые какими-то папками, документами, старинными фолиантами. А вот на письменном столе виера Норберга не было ни бумажки. Даже чернильницы с обязательной песочницей тут не стояло, будто ректор вообще не писал от руки.
   Норберг между тем опустился в удобное кожаное кресло, положил на стол локти, переплел пальцы и удобно устроил на них подбородок, не сводя с меня глаз.
   Я как-то сразу вспомнила о своем чрезмерно низком декольте и в тысячный, наверное, раз за сегодняшнее утро попыталась подтянуть платье вверх. Но тут же забыла о своем намерении, поскольку увидела виера Грегорио.
   Мой несчастный преподаватель старательно пытался слиться с темной обивкой кресла для посетителей. Он словно дремал, прикрыв лицо раскрытой ладонью.
   - Подойдите ближе, вира Алита, - прохладно проговорил Норберг, откинувшись на спинку кресла. - Я не собираюсь кричать, чтобы вы меня услышали.
   Вроде бы, он не сказал ничего особенного. Даже не повысил голоса. Но мои колени мгновенно затряслись. Я с величайшим трудом сделала шаг, еще один, и остановилась, когда до ректора оставалось еще приличное расстояние. Хватит, пожалуй.
   Виер Норберг насмешливо изогнул бровь, и я с немалым удивлением вдруг ощутила, что сама иду к его столу. И остановилась я лишь тогда, когда поравнялась с креслом, в котором сидел виер Грегорио.
   - Так будет лучше, - сказал Норберг. - Итак, вира Алита. Я внимательно слушаю вашу версию рассказа о случившемся вчера пожаре.
   - Это... это случайно произошло, - проблеяла я, чувствуя, как жаркая волна стыда начала заливать мое лицо.
   Виер Норберг недоверчиво хмыкнул, и я тут же замолчала, виновато повесив голову.
   - То есть, вы совершенно случайно принесли на занятие искру драконьего пламени? - уточнил он. - И совершенно случайно метнули ее в вашего преподавателя, виера Грегорио?
   - Виер обещал поставить зачет автоматом, - проблеяла я, не видя причин скрывать очевидное. - А у меня всегда были проблемы с огненной магией...
   - Зато, по всей видимости, у вас нет проблем с совестью! - внезапно вспылил виер Грегорио, убрал руку от лица и с настоящей ненавистью уставился на меня.
   Я удивилась, увидев, насколько красные и воспаленные глаза были сейчас у преподавателя. Такое чувство, будто он только что плакал навзрыд. Хм-м... Неужели получил от ректора настолько суровую выволочку?
   - Вы же не говорили, что нельзя пользоваться вспомогательными материалами, - неловко попыталась я оправдаться. - Просто сказали: кто пробьет мой щит на последнем перед зачетом занятии - тот получит его автоматом.
   - Но я даже не предполагал, что вы, вира, сотворите подобное! - оскорбленно взревел виер Грегорио, беспорядочно замахав в воздухе руками. - Украсть частичку драконьего пламени! Это же... Это же просто уму непостижимо!
   Я втянула голову в плечи. Ого, как бушует-то! Как бы на эмоциях не кинул в меня каким-нибудь огненным заклятьем. Боюсь, вряд ли я сумею его отразить.
   - Вы, вира, просто невыносимая особа! - продолжал препротивно верещать преподаватель. - Вы хоть представляете, что натворили?! Факультет боевой магии обратился в пепел! Да, стены устояли, но здание выгорело внутри полностью! И еще повезло, что вчера не было ветра, поэтому огонь не перекинулся на другие постройки. Представить страшно, какой кошмар бы тогда начался! Пламень дракона нельзя потушить ни водой, ни магией. Оно может лишь затухнуть само, не получив должной подпитки. Из-за вашего глупого и безответственного поступка могла сгореть вся столица!
   С каждой новой фразой, выкрикнутой в гневе, я все ниже и ниже опускала голову, пока почти не уткнулась носом себе в грудь. Ох, сдается, зачета автоматом мне все-таки не видать.
   - Успокойтесь, виер, - неожиданно вступился за меня Норберг. - Я понимаю досаду, которую вы испытываете из-за случившегося. Но, согласитесь, ваша вина в столь печальном происшествии тоже имеется.
   Я с удивлением посмотрела на ректора. Он оправдывает меня? Как мило! Возможно, речь о моем исключении из академии не идет. Тогда не придется прибегать к рискованному плану, предложенному Софией. Что скрывать очевидное, боязно мне как-то кидаться с объятиями на Норберга. А то ведь и впрямь шарахнет каким-нибудь заклинанием по нашей троице, осознав, что мы пытаемся скомпрометировать его. Вряд ли, конечно, смертельным. Норберг Клинг прежде всего менталист. Но от этого не легче. Получается, ему не составит особого труда превратить нас при помощи магии в слюнявых идиотов. Выжжет нам мозги - и дело с концом.
   "Хотя мне опасаться нечего, - печально подумала я. - Этих самых мозгов у меня, по-моему, и в помине нет".
   - Как?! - гневно вскинулся Грегорио, оскорбленный в лучших чувствах. - При всем моем уважении к вам, господин Норберг, но вы намекаете на то...
   - Я не намекаю, а говорю прямо, - перебил его, досадливо поморщившись, ректор. - В следующий раз потрудитесь, пожалуйста, как можно внятнее формулировать задания для студентов. Так, чтобы даже мысли о другом понимании не возникло. Студенты - существа чрезвычайно предприимчивые и азартные. Как видите, ради зачета на многое способны. Боюсь, в следующий раз кто-нибудь такой же сообразительный, как вира Алита, всю академию по камушку разнесет.
   - Так что же, вы считаете, что я виноват в пожаре?! - еще громче взревел Грегорио. Приподнялся из своего кресла, багровея от бешенства на глазах.
   Я испуганно втянула голову в плечи. Ой-ой-ой. Как бы эта парочка не сцепилась в драке прямо на моих глазах. Даже не знаю, на кого поставить в этом случае. Норберг Клинг, безусловно, прославленный маг и ректор. Но его область знаний далека от огненной магии и боевых заклятий. А вот Грегорио Улияр вроде как считается неплохим специалистом в области нападающих чар.
   К моему удивлению, Норберг даже не изменил позы. Он по-прежнему восседал на своем месте, расслабленно откинувшись на спинку кресла. Только его взгляд ощутимо похолодел, а на губах заиграла нехорошая улыбка.
   Казалось бы, в кабинете еще не разгорелся скандал. Но мне почему-то нестерпимо захотелось выскочить прочь, огласив приемную ректора заполошными криками ужаса. Воздух неожиданно стал настолько душным и давящим, что у меня закололо в висках, а на лбу выступила испарина. Словно перед грозой!
   Грегорио тоже ощутил неладное. Он так и не встал в полный рост. Замер в полусогнутой позе. В любой другой ситуации она показалась бы мне забавной, но не теперь. Сейчас я могла только порадоваться, что Норберг смотрит не на меня.
   - Вы вспыльчивы, виер, - отчеканил ректор, продолжая разглядывать провинившегося преподавателя с таким брезгливым недоумением, будто перед ним было какое-то гадкое насекомое, неизвестным образом попавшее в кабинет. - Это плохо. Особенно плохо для того, кто преподает столь опасную науку. Вам надо учиться владеть своими эмоциями.
   Грегорио весь сразу как-то сдулся. Он плюхнулся обратно в кресло. Краска негодования стремительно схлынула с его лица. Теперь его кожа поражала изысканным сине-зеленым оттенком. Бедняга! Как бы ему плохо с сердцем не стало.
   - Простите, - буркнул себе под нос Грегорио.
   Норберг еще неполную минуту молча буравил взглядом повинно склоненную голову несчастного провинившегося преподавателя. Тот опускал ее все ниже и ниже, пока не уткнулся носом себе в грудь.
   - А теперь можете идти, - величественно повелел Норберг.
   Грегорио с такой поспешностью ринулся к дверям, что едва не снес меня с ног. И я вполне понимала, почему он так заспешил. Невыносимо было терпеть на себе тяжелый немигающий взгляд виера Норберга Клинга. И я тоже принялась потихоньку отступать, понадеявшись, что разрешение уйти относится и ко мне. Неужели повезло так легко отделаться?
   Хотя как сказать - легко. Наверняка зачет по огненной магии я буду сдавать все лето до самой осени, а то и дольше. Грегорио вряд ли упустит такую удачную возможность безнаказанно поизмываться над студенткой, из-за которой был вынужден терпеть выволочку у ректора.
   - А вы далеко собрались? - нарочито удивился Норберг, прервав тем самым мои тягостные раздумья по поводу безрадостного будущего. - Вира Алита, я с вами еще не закончил. - Усмехнулся и исправился: -Точнее сказать - пока и не начинал.
   Последняя фраза хоть и была сказана с улыбкой, но повеяло от нее нескрываемой угрозой.
   Я с нескрываемой грустью покосилась на захлопнувшуюся после Грегорио дверь. Вот и пошли прахом мои надежды легко отделаться. Наверняка сейчас мне будет высказано множество весьма неприятных определений моему необдуманному и опасному поступку.
   - Присядьте, - неожиданно предложил ректор и кивком указал на кресло, освобожденное Грегорио.
   - Спасибо, я постою, - хмуро отказалась я.
   Так у меня больше шансов сбежать. К тому же не стоит забывать про план, предложенной Софией. Если речь зайдет о моем отчислении, то наброшусь на Норберга с поцелуями - и будь что будет!
   - Сядьте!
   Приказ прозвучал так властно, что я сама не заметила, как преодолела расстояние, отделяющее меня от кресла, и послушно опустилась в него. Замерла, неестественно выпрямив спину и сложив на коленях руки, после чего вперила подобострастный взгляд в ректора.
   - Так-то лучше, - чуть мягче продолжил тот. Положил на стол локти, переплел пальцы и удобно устроил на них подбородок, после чего обманчиво мягко попросил: - А теперь расскажите мне, вира Алита, каким образом вам удалось выкрасть драконье пламя из музея колдовской истории?
   Я наивно захлопала длинными ресницами, упорно сохраняя молчание. По вполне очевидным причинам мне совершенно не хотелось делиться с ректором подробностями своего так называемого подвига.
   - Ну же! - подбодрил меня Норберг Клинг. - Если вам хватило отваги пробраться в музей, то имейте смелость и рассказать об этом. Как вы отвели глаза охране музея?
   - Да там и охраны-то никакой не было, - буркнула я.
   - Не было? - изумленно переспросил Норберг. - Как это? А горгульи?
   - Вы про эти каменные изваяния перед залом? - Я презрительно фыркнула. - Они ведь спят.
   Норберг поднял брови еще выше. Задумчиво потер подбородок, не отрывая от меня удивленного взгляда.
   - Правильно ли я понимаю, что горгульи продолжали мирно спать, пока вы грабили музей? - переспросил он.
   Настал мой черед стыдливо утыкаться носом в грудь. Мои уши запылали огнем стыда.
   Пауза все длилась и длилась. Я мрачно рассматривала пол под своими туфлями, не имея ни малейшего желания встречаться взглядами с ректором.
   - Вира Алита, - промурлыкал Норберг, видимо, осознав, что я намерена молчать и дальше, - не злите меня, пожалуйста. Ваше положение в академии после вчерашнего пожара и без того... хм-м... шаткое. Чистосердечное признание своей вины и честный рассказ мог бы смягчить мое сердце. В конце концов, кто из нас не делал глупостей в юности. Но ваше упорство заставляет меня прибегнуть к крайним мерам. Я ведь все равно узнаю, как вам удалось отвести глаза горгульям. И не тешьте себя надеждой, что ваш амулет защитит ваши мысли от меня. Но куда серьезнее для вас будет то, что я потеряю мое доброе расположение к вам. Думаю, вы достаточно сообразительны, чтобы понять, какими неприятными последствиями для вас это грозит.
   Я тяжело вздохнула. О да, я все прекрасно понимаю! Виер Норберг мог бы сказать проще: если не расскажешь, кто помог тебе ограбить музей, то мигом вылетишь из академии. Беда была лишь в том, что я сама не понимала, как мне это удалось.
   Честно говоря, я даже не собиралась красть драконье пламя! Просто накануне зачета, который, как думала, непременно провалю, решила полюбоваться на легендарное средство, способное пробить любой щит. Искра драконьего пламени хранилась в особом хрустальном сосуде, над созданием которого трудились самые сильные маги королевства. Этот крошечный лепесток невыносимо яркого огня освещал самый дальний и самый огромный зал, подступы к которому охраняли две каменные статуи чудовищ - с оскаленными хищными мордами, длинными изогнутыми шеями, когтистыми лапами и короткими крыльями. Изваяния были вырезаны с таким мастерством, что казалось, будто вот-вот горгульи сойдут со своих постаментов и покарают нарушивших их покой.
   Все время, пока я была в том зале, мне чудилось, будто статуи следят за каждым моим шагом. Я была уверена, что произойдет нечто страшное, стоит мне только прикоснуться к сосуду. И все-таки заставила себя подняться к возвышению, на котором тот располагался.
   - Вира Алита.
   Я вздрогнула от неожиданности, когда мне на плечо легла теплая ладонь ректора.
   Он уже не сидел за своим столом, а стоял около меня. Правда, вот беда, я не слышала, как он встал и подошел.
   Мгновением позже я почувствовала, как его пальцы прикоснулись к моему подбородку. Мягко, но настойчиво он заставил меня поднять голову и взглянуть ему в глаза.
   На самом дне зрачков ректора мерцали красноватые блики. Как будто отражали искры того самого драконьего пламени, сейчас надежно спрятанного в моей комнате студенческого общежития.
   - Расскажите мне, - прошептал он. - Расскажите все. И, обещаю, я проявлю милосердие.
   Серебряный амулет на моей шее внезапно потяжелел так сильно, что голова сама собой дернулась вниз, и я тем самым освободилась из-под власти завораживающего взгляда Норберга.
   "София, - промелькнуло в мыслях. - Сейчас самое время прибегнуть к нашему плану".
   - Вира Алита, - вновь заговорил Норберг, но теперь в его тоне слышалось нескрываемое раздражение, - я...
   Я не дала ему договорить. Обмирая от собственной наглости, вскочила на ноги и прильнула к его губам.
   На какой-то жуткий момент почудилось, будто Норберг отшвырнет меня прочь или же ударит меня. Но он, по всей видимости, тоже не ожидал от меня такого поступка и опешил. Его губы обожгли меня, и этого крохотного мига растерянности хватило, чтобы я дернула шнуровку корсета, распустив его до предела.
   Хлопнула за спиной дверь.
   - Ага! - торжествующе вскричала подруга. - Виер Норберг Клинг, как вам не стыдно!
   - Угу! - буркнул Бернард, который протиснулся в кабинет вслед за Софией. - Ай-ай-ай!
   И укоризненно зацокал языком.
   Норберг с такой силой оттолкнул меня, что я не устояла на ногах и с размаха уселась в кресло. Обернулась к друзьям и не удержалась от торжествующей ухмылки.
   Дверь в приемную была распахнула настежь. На пороге, грозно подбоченившись, стояла София. За ее спиной высился Бернард, чей рост вполне позволял любоваться столь двусмысленной картиной поверх головы невесты. Чуть сбоку замерла озадаченная секретарша. Но помимо этой троицы я заметила еще несколько человек со своего курса. Видимо, София всерьез восприняла мое предупреждение о том, что жертва нашего оговора вполне может шарахнуть по нам каким-нибудь боевым заклятьем, и вздумала привлечь как можно больше народа. В принципе, логично: всех невольных свидетелей Норберг вряд ли перебьет, иначе придется объясняться о причинах внезапного мора среди студентов на пороге кабинета ректора. Правда, меня ее решение не особо обрадовало. Даже страшно представить, какие слухи теперь обо мне пойдут по академии.
   - Как вам не стыдно, виер Норберг Клинг! - отчеканила София явно загодя отрепетированную речь. - Пользуетесь своим положением и совращаете студенток. Посмотрите на несчастную - она же рыдает!
   Норберг искоса глянул на меня, и я послушно зашмыгала носом, силясь выдавить хотя бы слезинку из абсолютно сухих глаз.
   - Нехорошо, - продолжила она, и студенты за ее спиной зароптали, выражая согласие.
   - Ну что же, вира Алита, - процедил Норберг, почти не разжимая губ и словно не слыша возмущенного гомона от дверей. - Я хотел по-хорошему. Но вы не оставили мне выбора. Пеняйте на себя.
   И вот после этого мне стало по-настоящему страшно. Но я нашла в себе смелости с нарочитой отвагой посмотреть на ректора, который, как ни странно, сохранял поразительное хладнокровие в столь непростой ситуации. Ну и что вы мне сделаете? Теперь вы не посмеете выгнать меня из академии - слишком большой шум поднимется после этого. Придется вам смириться с поражением...
   Я не успела додумать эту мысль до конца, как Норберг прищелкнул пальцами, не отводя от меня мрачного взгляда.
   Тотчас же наступила тишина. Такая полная и всеобъемлющая, как будто в кабинете кроме нас никого не осталось.
   Я изумленно покосилась в сторону дверей. Да нет, все здесь. И София, и Бернард, и куча студентов. Правда, вот беда, замерли на месте и смотрят перед собой столь мертвыми остановившимися взорами, что даже не по себе.
   - Пожалуйста, оставайтесь на месте и не вставайте, - обронил Норберг в мою сторону. Затем неторопливо отправился к дверям. Остановился около Софии и медленно проговорил: - Виера София, отправляйтесь на занятия вместе со своими друзьями. Вы здесь не были. Вы ничего не видели. Ясно?
   София кивнула. И вся эта толпа резко, словно по беззвучной команде, развернулась и прошествовала прочь.
   - А вы впредь лучше выполняйте свои обязанности, - кинул Норберг секретарше, которая единственная из всего этого сборища сохранила эмоции на лице - некую смесь между удивлением, испугом и растерянностью.
   - Д-да, господин Норберг, - подобострастно сказала она, пятясь задом к своему столу.
   - И чтобы больше никто не беспокоил меня, пока я не закончу с вирой Алитой, - отчеканил он, после чего закрыл дверь.
   Обернулся ко мне.
   В этот момент я как раз рассматривала окно, через приоткрытые створки которого в кабинет влетал теплый весенний ветерок и радостный гомон счастливых студентов, высыпавших на свежий воздух после очередной пары. Быть может, выпрыгнуть? Тут невысоко - второй этаж. В худшем случае сломаю себе какую-нибудь конечность. Но уж лучше так, чем остаться один на один с разъяренным ректором.
   - Даже не думайте, - прошипел Норберг, перехватив мой задумчивый взгляд и правильно интерпретировав его значение.
   Подошел к окну и закрыл его, затем задернул плотные тяжелые гардины.
   В комнате после этого сразу же воцарился полумрак. В этом сумраке глаза Норберга Клинга сверкали, словно два раскаленных рубина. Нет, мне не показалось. Его зрачки почему-то явственно отливали багрянцем.
   - П-простите, - заикаясь, прошептала я, осознав, что было бы неплохо извиниться за случившееся.
   - За что именно вы просите прощения? - на удивление ровно осведомился Норберг и скрестил на груди руки.
   Он все еще стоял около окна, пока не делая никакой попытки приблизиться. Но я осознавала, что его спокойствие - показное. Наверняка его сейчас раздирает целый вихрь эмоций, в которых преобладает гнев и раздражение. Еще бы! Какая-то шмакодявка, даже не закончившая второй курс академии и умудрившаяся спалить целый факультет, вздумала опорочить его честное имя!
   - За все, - еще тише проговорила я. - За этот... м-м... поцелуй.
   - За поцелуй можете не извиняться, - милостиво разрешил Норберг, и в его голосе вдруг послышались озорные нотки. - Это было неожиданно, но приятно.
   Приятно?
   Я бросила на Норберга быстрый удивленный взгляд, гадая, не послышалось ли мне это.
   На губах ректора играла легкая мечтательная усмешка. Видимо, он вспомнил что-то очень приятное, потому что негромко признался:
   - Даже страшно представить, сколько лет прошло с тех пор, когда мне дарила поцелуй неискушенная прелестная девушка. - После чего усилием воли согнал с лица романтическое выражение и уже суше продолжил: - Кстати, приведите свою одежду в порядок, вира Алита. Ваша грудь, безусловно, выше всяческих похвал, но будет лучше, если вы будете демонстрировать ее сверстникам.
   Я беззвучно ойкнула, осознав, что совершенно забыла о распущенном корсете. Залилась краской и принялась сражаться со шнуровкой.
   Виер Норберг равнодушно пару минут следил за моими безуспешными стараниями, затем мученически возвел глаза долу и процедил:
   - Эх, молодежь!
   Шагнул ко мне.
   Я испуганно вжалась в спинку кресла, когда он протянул руки к моему декольте. Что он задумал?
   Но, вопреки моим дурным ожиданиям, он просто зашнуровал мой корсет. Причем сделал это с такой быстротой и ловкостью, которые доказывали о немалом опыте виера в подобного рода вещах.
   - Так-то лучше, - пробормотал он и довольно окинул меня с ног до головы, словно убеждаясь, что теперь ничего в моем внешнем облике не нарушает норм приличия.
   - Спа... Спасибо, - все еще запинаясь, я поблагодарила его.
   - Всему-то вас учить надо, - по-отечески пожурил меня Норберг, выпрямившись. Но потом его голос опять похолодел, и он спросил: - И все-таки, вира Алита, как вам удалось выкрасть драконье пламя из музея? Давайте начистоту, вряд ли даже самое страшное признание сумеет навредить вам. Куда уж хуже-то.
   После столь прозрачного намека на будущее отчисление я повесила нос. Зачем-то дернула амулет на шее. Н-да, не стоило вчера соглашаться на предложение Софии. В итоге сделала лишь хуже.
   - Кстати, разговор пойдет быстрее, если вы снимете эту побрякушку, - заметил Норберг.
   Снять амулет, защищающий мои мысли? И сделать это в присутствии менталиста? Ну уж нет, на это я точно не пойду!
   - Да я сама не понимаю, как все это получилось, - забормотала я, даже не подумав исполнить просьбу Норберга. - Я ни о чем таком не думала... И уж тем более не планировала сжечь факультет. Просто зашла в музей. И рука сама потянулась к пламени. Точнее, к сосуду, в котором оно хранилось. Ну вот и все...
   Норберг терпеливо выслушал мои сбивчивые оправдания. Затем недовольно покачал головой, видимо, не поверив им.
   - Ну что же, а теперь позвольте мне, - мягко проговорил он.
   Я вздрогнула, когда вновь ощутила прикосновение его пальцев к своему подбородку. Теперь он поднял мою голову вверх грубее и резче, явно утомившись от слишком затянувшейся беседы.
   Взгляд Норберга затягивал. В глубине его зрачков красиво клубилась тьма, в которой медленно плавали красные искры. Их танец завораживал, околдовывал, подчинял себе...
   Я так надеялась, что амулет вновь проявит себя и каким-либо образом спасет меня от дальнейшего. Однако ничего не происходило. Цепочка, правда, вновь потяжелела и даже немного нагрелась. Но затем я моргнула раз, другой - и кабинет вокруг меня растворился.
   Теперь я вновь стояла около возвышения, на котором был установлен драгоценный сосуд с легендарным содержимым. Был поздний вечер, музей уже закрывался. Я слышала в отдалении предупреждающие окрики служителей, которые выгоняли прочь припозднившихся посетителей. Но сюда они пока не дошли. Кроме меня в зале никого не было.
   Алое пламя билось в прозрачных стенках, словно живое трепещущее сердце. Всполохи огня многократно дробились в хрустале, ложились кружевом разноцветных искр под мои ноги.
   Я чувствовала на своей спине неподвижный взгляд двух горгулий. Вспомнилось предупреждение, услышанное на одной из лекций. Мол, никто и никогда не пытался ограбить музей колдовской истории, потому что на защите экспонатов стоит древнее могущественное колдовство. И преступника покарают ожившие каменные изваяния.
   Я понимала, что поступаю дурно. Надо развернуться и бежать в общежитие, затем обложиться учебниками и постараться хоть что-нибудь выучить к завтрашнему зачету. Но мое тело не слушалось приказов разума. Я словно со стороны увидела, как моя рука тянется к сосуду, в котором трепетал лепесток живого огня.
   Внезапно шею сзади обожгло чье-то дыхание, но не горячее, а ледяное. Я замерла от ужаса. Горгульи! Это ожили горгульи! Сейчас они растерзают меня за попытку кражи!
   И вдруг - провал. Я больше ничего не помнила из того, что произошло в музее. Очнулась я уже около общежития. К груди прижимала сосуд с пламенем. Но как я выбралась из музея и почему горгульи отпустили меня оставалось загадкой.
   А потом я решила воспользоваться драконьим пламенем для получения зачета. Решила - что уж добру-то зря пропадать.
   - Зачем добру зря пропадать? - машинально повторила я и внезапно вспомнила, что сижу в кабинете ректора.
   Амулет, оказавшийся бесполезным в борьбе против ментальных чар Норберга, выскользнул из моих пальцев и закачался на цепочке. Я приглушенно охнула, только сейчас ощутив горячую пульсирующую боль в руке. Ой, такое чувство, будто я ладонь сунула в кипяток!
   - А я предупреждал, что ваше молчание для вас дурно закончится, - без малейшего сострадания произнес Норберг. И замолчал, задумчиво глядя на меня сверху вниз.
   Чем дольше он молчал - тем больше не по себе мне становилось. И чего так уставился, спрашивается? Ну не помню я, почему горгульи не стали меня рвать и терзать! Не помню - и все тут! Я не отрицаю своей вины в том, что факультет сгорел. Не стоило все-таки прибегать к столь мощному средству. Но соблазн получить зачет без усилий и долгих утомительных пересдач оказался слишком велик...
   - В вашей голове стоит ментальный блок, - в этот момент заговорил Норберг, и в его тоне прозвучало явственное удивление сему факту. - И блок весьма искусный. По крайней мере, я один его взломать не смогу. - Поморщился и исправился: - Точнее, могу, конечно. Но с огромной вероятностью вы, вира Алита, после этого весь остаток жизни проведете, скажем мягко, в растительном состоянии.
   В растительном состоянии? Я недоуменно хмыкнула. Что он под этим подразумевает?
   - Какая жизнь у растений? - пояснил Норберг. - Они растут, пьют водичку, радуются солнышку. И все. Не разговаривают, не ходят и, уж тем более, не мыслят.
   По спине пробежал колючий холодок, и я поежилась. Н-да, печальная перспектива. Не хотелось бы подобной участи для себя, очень не хотелось бы.
   - И я о том же, - хмыкнул Норберг. - Поэтому предпочитаю пойти более долгим путем. Все равно особая спешка без надобности. Вечером я вновь вызову вас. К тому моменту приедет мой брат. Думаю, вдвоем мы сумеем снять блок без столь катастрофических последствий для вашей личности.
   - У вас есть брат? - немного осмелев, спросила я.
   - Идите, - повелел мне Норберг, сделав вид, будто не услышал моего вопроса. Глянул на часы, которые висели на стене, и с улыбкой добавил: - Вы еще успеваете на пресловутый зачет по огненной магии.
   - А что насчет моего дальнейшего пребывания в стенах академии? - полюбопытствовала я.
   Норберг вместо ответа неопределенно пожал плечами.
   - Посмотрим, - проговорил он. Неожиданно с заговорщицким видом подмигнул мне и добавил: - Признаюсь честно, здание факультета боевой магии мне никогда не нравилось. Слишком вычурное.
   Я с облегчением перевела дыхание. Неужели пронесло, и мой проступок окажется без наказания?
   - Но вам придется потрудиться, чтобы сдать зачет, - хладнокровно добавил Норберг. - Полагаю, виер Грегорио Улияр обижен на вас, и обижен сильно. В общем, на его благосклонность вам лучше не рассчитывать.
   Я состроила кислую физиономию. О да, уже представляю, как Грегорио поглумится надо мной сегодня, когда увидит на зачете! Но, с другой стороны, у меня еще есть несколько попыток пересдачи. Где наша не пропадала!
   И, полная самых радужных надежд, я выскользнула из кабинета ректора. Кстати, а целуется виер Норберг Клинг весьма неплохо! София непременно от зависти лопнет, когда я ей расскажу.
  

***

   Перед тем, как идти на зачет, я успела забежать в общежитие и переоделась. Вряд ли виер Грегорио оценит, если я заявлюсь на его занятие в том же облегающем платье, в котором отправилась соблазнять ректора. Преподаватель и без того зол на меня. Не стоит провоцировать его лишний раз.
   Таким образом, в аудитории я появилась ровно в срок. Теперь на мне было непритязательное темное платье даже без намека на декольте. Будь моя воля - я бы вообще надела какое-нибудь рубище. Хотя с моей стороны глупо надеяться на то, что благодаря скромному наряду виер Грегорио не узнает меня и поставит зачет.
   Преподаватель задерживался, и в кабинете царил обычный оживленный шум, какой обычно бывает перед занятиями. Кто-то торопливо листал учебники и конспекты, силясь в кратчайший срок освежить знания, но большинство обсуждало вчерашнее происшествие и разрушительный пожар.
   Как ни странно, мое появление прошло почти незамеченным. Я тихой мышкой скользнула на свое место.
   - О, наконец-то ты пришла! - обрадовалась София. Деловито поинтересовалась: - Как прошло у ректора?
   Я обиженно засопела. Она еще имеет наглость спрашивать! Ведь именно из-за нее я ввязалась в столь опасную и непристойную авантюру.
   - А ты не помнишь? - съязвила я. - Было очень мило с твоей стороны оставить меня один на один с разъяренным Норбергом!
   - О чем ты? - искренне удивилась София. - Мы ведь утром договорились, что лучше нам забыть о придуманном плане. А то ведь с Норберга станется как-нибудь страшно поквитаться за это. Я сразу же пошла на занятия. Знаешь, все утро себе места не находила, гадая, как ты там.
   Я озадаченно уставилась на Софию, которая ответила мне честным открытым взором. Она издевается, что ли?
   В памяти мелькнула сцена, как толпа студентов безропотно покидает кабинет Норберга,. При этом все, как один, глядели перед собой пустыми ничего не выражающими взглядами.
   - Ты ничего не помнишь? - осторожно поинтересовалась я.
   Посмотрела на шею Софии. Да нет, амулет, защищающий от ментальных чар, на ней. Хотя, с другой стороны, он и мне не особо помог. Только рука до сих пор зудит как после сильного ожога.
   - А что я должна помнить? - уже громче, потеряв терпение, переспросила София.
   Я вместо ответа обвела изучающим взглядом аудиторию. Ага, вон Дэймон. Высокий светловолосый парень, первый заводила и забияка на курсе. Он тоже присутствовал в кабинете ректора.
   Заметив, что я на него смотрю, Дэймон приподнялся с места и приветственно махнул мне рукой. Затем показал оба больших пальца, должно быть, демонстрируя тем самым, что целиком и полностью одобряет мой вчерашний поступок. И сразу же потерял ко мне всяческий интерес, все свое внимание обратив на свою соседку - миниатюрную блондинку с зелеными глазами. Должно быть, обзавелся новой подружкой. Такими темпами к окончанию академии он перевстречается со всеми мало-мальски симпатичными девушками.
   Получается, он тоже ничего не помнит, потому как иначе обязательно поприветствовал бы меня какой-нибудь пошлой шуткой. Да и вообще, не сомневаюсь, что слухи о моих шашнях с Норбергом уже распространилась бы по всему курсу, подобно лесному пожару. И на меня при появлении в аудитории обрушился бы целый шквал скабрезных вопросов и язвительных смешков. Хорошо, если бы без улюлюканья обошлось.
   - Дела, - задумчиво пробормотала я и опять потрогала амулет.
   Получается, он все-таки не может полностью уберечь своего владельца от ментальных чар. Нет, какую-то защиту талисман все-таки дает. Я была уверена, что Норберг не читал мои мысли в своем кабинете, пока его не вывела из себя моя неуступчивость. И тогда он без особых проблем заглянул в мои воспоминания. Ну хоть что-то.
   - Оставь его себе, - по-своему интерпретировала мой жест София. Усмехнулась. - Пожалуй, будет лучше, если некоторое время никто не сможет заглянуть в твою голову. Все-таки наша затея была... м-м... не очень хорошей. Если об этом узнает Норберг - то вышвырнет из академии не только тебя, но и меня за компанию. Потом вернешь. Когда все уляжется.
   - Спасибо, - от души поблагодарила я подругу, и не подумав отказаться.
   Да, это не идеальная защита, но все же лучше, чем ничего.
   - Ну так как, Норберг сильно бушевал? - опять вцепилась в меня с расспросами София.
   - Ну так... - неопределенно протянула я. - Скажу мягко: он был очень недоволен.
   - Ладно, остынет! - легкомысленно махнула рукой София. - Главное, что тебя не исключили. Со временем все забудется.
   - Осталось дело за малым - сдать зачет Грегорио. - Я тяжело вздохнула. - Он, в отличие от Норберга, принял произошедшее очень близко к сердцу.
   София пожала плечами, открыла было рот, желая подбодрить меня, но ничего не успела сказать. В аудиторию ворвался взъерошенный Грегорио. Сейчас он был даже бледнее, чем обычно, лишь на скулах тлели два ярко-алых чахоточных пятна румянца.
   - Приступим, - коротко бросил он, с размаха опустив папку с экзаменационной ведомостью на кафедру. - И первой отвечать пойдет вира Алита.
   По аудитории пробежала волна смеха. По всей видимости, здесь не оставалось того человека, кто еще не был бы наслышан о моем вчерашнем так называемом подвиге.
   Я еще раз вздохнула, поднялась со своего места, потными от волнения ладонями огладила подол платья. И отправилась к кафедре, прекрасно понимая, что ничего хорошего из этого не выйдет.
   - А почему Алита должна отвечать? - внезапно подал голос Дэймон. - Вы обязаны поставить ей зачет сразу же!
   - Что?! - Грегорио аж поперхнулся.
   Как и в кабинете Норберга, бледность на его лице мгновенно сменилась густо-багровым цветом гнева.
   - Вы обязаны поставить ей зачет сразу же, - спокойно повторил Дэймон. - Алита вчера пробила ваш щит. А вы говорили...
   - Она сожгла факультет боевой магии! - взвыл Грегорио, не дав ему договорить.
   - Тем более. - Дэймон хладнокровно пожал плечами. - Значит, Алита настолько хорошо разбирается в огненной магии, что противопоставить ее умениям не смогли лучшие маги королевства.
   - Она выкрала из музея колдовской истории пламя дракона! - продолжил бушевать Грегорио.
   - И еще одно подтверждение магического мастерства Алиты. - Дэймон незаметно мне подмигнул. - Насколько я в курсе, никому прежде это не удавалось. Хотя попыток было немало.
   Грегорио, исчерпав свои доводы, замолчал. Лишь шумно дышал, с негодованием глядя на вальяжно развалившегося Дэймона.
   Я замерла на полпути к кафедре. Ну и что мне делать? Как-то не хочется, если честно, приближаться к настолько разъяренному преподавателю.
   А еще меня очень интересовало, с чего вдруг Дэймон вступился за меня. До сего момента мы с ним почти не общались. Лишь привет-пока перед лекциями и практикумами. Птицами слишком разного полета мы были. Он - первый красавчик на курсе, по слухам, внебрачный сын какого-то очень знатного и богатого придворного. Это косвенно подтверждалось тем, что в деньгах Дэймон не нуждался, хотя и не принадлежал к аристократам. Более того, о своей семье парень говорить не любил. Вроде как его мать жила в Гроштере, но при этом он предпочел снимать квартиру в одном из доходных домов. Квартиру! Обычно студенты его возраста довольствуются комнатой в общежитии. Стоит ли говорить, что отдельное жилье и наличие денег, которые Дэймон во время дружеских пирушек тратил, не считая, превратили его в любимца всего курса. Да что там, курса! Всей академии, наверное!
   Наверное, можно было пересчитать по пальцам рук, сколько раз я его видела во время учебы. Каждый раз - в сопровождении целой свиты влюбленных в него девиц. Своих подружек он менял так часто, что никто уже даже не пытался запомнить их имена. По всей видимости, сам Дэймон тоже не утруждал себя лишней умственной работой, поскольку очередную пассию звал просто - милашка. Но зачеты и экзамены он посещал исправно и, как ни странно, без особых проблем их сдавал. Более того, считался весьма перспективным в плане дальнейшей учебы.
   И вот этот красавчик вдруг решил заступиться за меня. Интересно, с чего вдруг?
   Судя по всему, не только меня удивило столь неожиданное вмешательство. Подружка Дэймона что-то зло зашептала ему на ухо, но тот небрежно отмахнулся от нее, словно от надоедливой мухи. И принялся ждать вердикта преподавателя.
   - Нет, это не обсуждается, вира Алита будет сдавать зачет наравне с остальными студентами, - наконец, бесцветным от бешенства голосом процедил Грегорио.
   - Понятно. - Дэймон с нескрываемым презрением фыркнул. Язвительно добавил: - А я был о вас лучшего мнения, виер Грегорио. Оказывается, вы относитесь к пустобрехам, которые не умеют держать слово.
   По аудитории пронесся изумленный шепот. Это было уже прямым оскорблением преподавателем. Вряд ли Грегорио, известный своей вспыльчивостью, пропустит это мимо ушей.
   И он не пропустил. Медленно осел на стул, по счастливый случайности оказавшийся сзади, и схватился за грудь.
   "Вот будет новость, если он сейчас умрет от разрыва сердца, - мелькнуло у меня в голове тревожное. - Опять не обойдется без неприятных объяснений у ректора".
   Но виер Грегорио умудрился все-таки совладать со своими эмоциями. Через пару минут на его посеревшие было щеки вновь вернулся румянец гнева.
   - Вон! - зашелся он в тонком пронзительном крике. - Пошел вон, сопляк!
   - Как скажете. - Дэймон хладнокровно пожал плечами, встал и принялся протискиваться через ряд сидящих.
   - И вы, вира Алита, идите за ним! - продолжил бушевать Грегорио. - Не желаю слышать и видеть вас обоих!
   "А я-то тут причем?" - чуть не брякнула я, но мудро прикусила язык.
   Ладно, вон так вон. Все равно зачет мне сегодня никак не светил. И я послушно отправилась к выходу вслед за моим неожиданным защитником. В любом случае, надо поблагодарить Джамея. Кажется, из-за меня он только что нажил себе неприятностей.
   Дэймон поджидал меня в гулком пустом коридоре. Он дождался, когда я закрою дверь, и лишь после этого заговорил.
   - Прости, - виновато обронил он. - Я думал, этот напыщенный индюк все-таки постыдится позориться перед всем курсом и поставит тебе зачет.
   - Да ничего страшного, - отозвалась я. Добавила с нервным смешком: - Несданный зачет - мелочь по сравнению с тем, что я уже собрала вещи. Думала, что сегодня меня с треском выгонят из академии.
   - Да, вчера хорошо полыхнуло. - Дэймон негромко рассмеялся.
   Я тоже вежливо улыбнулась, хотя не видела ничего смешного в гибели целого факультета.
   - У тебя теперь будут неприятности из-за меня, - сказала я, прислушиваясь к доносящимся из аудитории звукам.
   После нашего ухода Грегорио продолжил бушевать. До меня доносились обрывки его выкриков. Сдается, следующему студенту, отправившемуся на сдачу зачета, приходится несладко.
   - Плевать. - Дэймон поморщился. - Огненную магию я знаю отлично. В худшем случае дойду до комиссии. Нестрашно.
   Я пригорюнилась. А вот мне страшно. Очень страшно. Комиссии я точно никакой зачет не сдам. Растеряюсь от такого количества народа, который будет внимательно слушать мои ответы, и позабуду даже те крупицы знаний, что умудрились задержаться в моей голове.
   - Что, не можешь похвастаться тем же? - проницательно спросил Дэймон, заметив, как я погрустнела.
   - Не могу, - честно призналась я. - Огненная магия... В общем, не мое это. Как и вся боевая. Я хочу стать целительницей. Зачем мне смертельные заклинания?
   В этот момент дверь в очередной раз распахнулась, и в коридор выскочила блондинка, которая сидела рядом с Дэймоном. Ее прехорошенькое личико было мокрым от слез, а в руках она теребила истерзанный носовой платок.
   - Ты! - воскликнула она, увидев своего парня. - Это все из-за тебя! Грегорио наговорил мне таких гадостей! Не мог язык, что ли, придержать?
   - Не мог, - отрезал Дэймон и отвернулся от заплаканной девушки, не испытывая никакого желания утешить ее.
   По всей видимости, его подружка не ожидала такой демонстративной холодности. Она удивленно захлопала длинными ресницами, по-прежнему не обращая на меня никакого внимания.
   - Дэймон, милый, - проворковала она, как-то мгновенно сменив обвиняющий тон на приторно-сладкий. - Ты чего? Обиделся на меня, что ли?
   Скользнула к нему и обвила шею руками.
   - Прости, Кессия, но шла бы ты, умылась, что ли. - Дэймон грубо высвободился из ее объятий и нахмурился, грозно сложив на груди руки. Добавил, явно стараясь отделаться от подружки, чье присутствие ему чем-то досаждало: - Заодно приведешь себя в порядок.
   Кессия вспыхнула до корней волос. Мазнула по мне злым взглядом, словно только сейчас увидела. И стремглав умчалась прочь, рассыпав по гулкому коридору звонкую дробь своих каблуков.
   Эта сцена произошла так быстро, что я лишь по ее окончанию сообразила, что мое присутствие откровенно лишнее. Стоило уйти сразу же, как Кессия покинула аудиторию. Не люблю присутствовать при том, как какая-нибудь парочка выясняет отношения. Но, право слово, я и не думала, что Дэймон так сурово поступит со своей знакомой.
   - Пожалуй, я тоже пойду, - пробормотала я смущенно.
   - А пойдем ко мне! - внезапно предложил Дэймон. - Следующая пара у нас все равно лекция по истории магического права. Ничего страшного, если пропустим. Старик Олдрей все равно никогда не проверяет посещаемость и, скорее всего, заснет уже через полчаса от начала. Если вообще придет.
   Я невольно улыбнулась. Виер Олдрей Ритош, который вел у нас этот предмет, был настолько стар, что частенько забывал о лекциях, а если и приходил, то вскоре принимался дремать, убаюканный собственным монотонным бубнежом. Пожалуй, Дэймон прав. Нет никакой необходимости идти на эту лекцию. Но и торопиться в гости к Дэймону я не собиралась. С какой стати, собственно? Мы почти незнакомы!
   - Неужели боишься? - Дэймон вдруг лукаво подмигнул мне, словно прочитал мои сомнения.
   Я невольно смутилась и опустила голову, прячась от его испытующего взгляда. Нет, не боюсь. Вряд ли Дэймон, который и без того не испытывает трудностей с поиском женского общества, на досуге развлекается тем, что завлекает к себе наивных студенток и гнусно домагивается их. Просто я не вижу причин, по которым должна идти к нему в гости.
   - Да ладно тебе! - Дэймон негромко хохотнул. - Посидим, чай попьем, поболтаем. А хочешь, я тебе кое-какие фокусы с огненной магией продемонстрирую? На комиссию, если дело до нее дойдет, это точно произведет впечатление. И корову можно научить танцевать.
   Я аж поперхнулась от такого сравнения. Это он меня назвал коровой?
   - Это метафора, - тут же добавил Дэймон. - Я хочу сказать, что не верю в твое полнейшее неумение использовать огненную магию. Пламя дракона ведь ты выкрала из музея.
   Ага, кажется, кое-что начинает проясняться. По всей видимости, Дэймон просто хочет в тишине и спокойствии расспросить меня о так называемом подвиге.
   Наверное, было бы правильнее отказаться и уйти. Но я представила, как расскажу об этом Софии. Она давно подшучивала надо мной из-за того, что за почти два года пребывания в Академии я так и не обзавелась парнем. Даже более того - ни разу ни с кем не поцеловалась...
   На этом месте своих размышлений я споткнулась и исправилась. Ну, если не считать Норберга Клинга, конечно.
   Но всему этому есть одно очень простое объяснение. Учеба дается мне непросто. Как говорится, я звезд с неба не хватаю. То, что другие схватывают на лету, я должна долго и нудно зубрить. Беру свои оценки не головой, а усидчивой пятой точкой. Сейчас заканчивается второй год моего обучения. Летом нам предстояли финальные испытания, призванные определить, достойны ли мы дальнейшего пребывания в стенах академии и какую специализацию примет наша учеба. Я очень, очень хотела остаться здесь и стать настоящей целительницей! Если я закончу всего два курса, то придется вернуться в родной город. Нет, это не будет позором. Полагаю, родители этому даже обрадуются и постараются поскорее выдать меня замуж. Мать давно намекает мне на то, что была бы не прочь понянчить внуков. Вот только я сыта мирной сонной провинциальной жизнью по горло.
   А сейчас лучший парень курса предлагает лично позаниматься со мной магией! Я не сомневалась, что Дэймон с легкостью сдаст пресловутый экзамен, когда Грегорио немного остынет. Вряд ли преподаватель рискнет вступить с открытую вражду с незаконнорожденным сыном богача и аристократа. Но еще важнее то, что Дэймон действительно умный студент. А помощь в учебе мне сейчас ой как не помешает.
   Все эти соображения молниеносно пролетели в моей голове.
   - Ну как? - Дэймон ухмыльнулся, без проблем поняв противоречивые чувства, которые меня терзали в этот момент. - Согласна? - Наклонился ко мне и добавил вкрадчивым шепотом: - Обещаю, что не буду к тебе приставать, если ты боишься именно этого.
   Я закономерно покраснела. Затем с вызовом вздернула подбородок и кивнула. Да будь что будет! Чего я боюсь, в самом деле? Если Дэймон примется распускать руки, то я всегда смогу влепить ему пощечину и сбежать.
   - Отлично! - воссиял самой радостной из всех возможных улыбок Дэймон. И первым отправился по коридору к выходу из здания, даже не обернувшись проверить, следую ли я за ним.
   Я кинула сомневающийся взгляд на дверь аудитории, за которой по-прежнему препротивно кричал Грегорио. И как только горло еще не сорвал своим визгом? Эх, стоило бы дождаться Софии и сказать, чтобы не волновалась. Ну да ладно, чай, я не маленькая девочка, а она - не моя мама.
   И я поспешила вслед за парнем.
  
  

Оценка: 7.21*25  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"