Малиновская Елена, Сутягин Дмитрий: другие произведения.

Три товарища, или И в горе, и в радости

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Собрались как-то раз эльф, вампир и дракон в поход...
    Обновлено 15.02.2011


   Князь светлых эльфов, третий в очереди на престол Владыки восточных лесов, любимчик всех придворных дам и даже некоторых придворных господ, не считая множества других официальных и не очень титулов Ваэнгар Р'Оркан в настоящий момент чувствовал себя полным идиотом. Он стоял в строгом придворном камзоле, не смея расстегнуть ни пуговицы, хотя уже задыхался в тесной душной комнатенке, и жутко потел от волнения. Напротив него за высоким письменным столом скрипела гусином пером упырица - почти лысая, с отвратительными пигментными пятнами, покрывающими ее руки, и гнилозубым устрашающим оскалом.
   "Хорошо, что хоть вони не чувствую. А то с магистрата сдалось бы еще и на заклинаниях остановки разложения сэкономить", - подумал несчастный эльф и незаметно огляделся по сторонам.
   Крохотное помещение было битком набито разнообразным сбродом, большую часть которого составляли отнюдь не люди, а представители других рас. Кому-то повезло занять сидячее место на лавочках, расставленных около порога, но большинство подпирало стены стоя. Сам князь занял очередь к секретарю, собирающему заявления от населения славного города Додората, еще на рассвете предыдущего дня, но получил возможность предстать перед блеклые глаза упырицы только сейчас. И все это время ему пришлось честно толкаться среди таких же бедолаг, опасаясь лишний раз даже выйти в туалет, чтобы не пропустить свою очередь. В самом начале, правда, он попробовал прорваться к секретарю в наглую, громогласно выкрикивая свои титулы, но князя быстро осадили и едва не поколотили, причем самое обидное - больше всех негодовали его же соотечественники. Мол, идите, ваше высочество, потрясать своим происхождением в восточные леса. А на территории людей все эльфы равны перед законом.
   - Имя, - наконец, закончив заполнять бумаги от предыдущего визитера, рыкнула упырица, вытаскивая из стопки новый бланк заявления.
   - Мое? - неожиданно растерялся князь.
   - Нет, мое. - Упырица хищно оскалила клыки в черных пятнах кариеса и угрюмо глянула на шутника. - Что же вы, эльфы, такие тупые? Еще ни одного не было, которому не пришлось бы вопросы повторять.
   Ваэнгар моментально оскорбился за свою расу, но спорить не осмелился. Увы, но государственных служащих по законам города нельзя было вызвать на дуэль. Да и не хотелось поганить знаменитый боевой меч тухлой кровью упыря. Поэтому эльф молча проглотил оскорбление, лишь его длинные заостренные уши заполыхали яростным багрянцем.
   - Я Ваэнгар Р'Оркан, - проговорил он. - Прихожусь Владыке пле...
   - Да плевать мне, кем ты там приходишься Владыке, - устало осадила его упырица. - В ваших родственных связях разбираться - точно до конца дня провозимся. Отвечать только на мои вопросы, ясно?
   Ваэнгар разгневанно потянулся было к рукояти меча, но в последний момент одумался, заметив, как, почувствовав угрозу, тускло засветились охранные шары на столе секретаря. С этих жалких людишек станется при помощи магии выкинуть князя светлых эльфов прямо в пыль около магистрата на потеху прохожим.
   Упырица с нескрываемым интересом ожидала продолжения, видимо, уже не в первый раз доводя просителя до такого состояния бешенства, что срабатывали защитные заклинания комнаты. Заметив, что Ваэнгар на всякий случай сцепил руки перед собой в замок, оставив клинок в покое, разочарованно хмыкнула и опять вернулась к своим записям.
   - Возраст. - Перо заскрипело с удвоенной скоростью. - Полных лет сколько?
   - Пятьсот три года, - с готовностью ответил Ваэнгар.
   - Цель визита?
   Князь с некоторым смущением обернулся, словно проверяя, не подслушивает ли его кто. Но в комнате стоял привычный гул негромких переговоров и жалоб от ожидающих своей очереди.
   - Хочу получить разрешение магистрата на межрасовый брак, - изрядно понизив голос, проговорил Ваэнгар. - И проведение свадебного обряда по традициям эльфов и людей.
   - Имя?
   - Мое? - изумился эльф. - Я же сказал...
   - Предполагаемой невесты! - рявкнула упырица, без особого труда перекрыв шум в комнате. Сразу же воцарилась мертвая тишина. Ваэнгар покраснел, ощутив затылком, сколько любопытствующих взглядов на него сейчас направлено. Н-да, сохранил помолвку в тайне, называется. И провидцем быть не надо, чтобы догадаться - стоит ему только выйти из магистрата, как любимый дядюшка свяжется по магическому кристаллу и потребует его срочного возвращения ко двору. Мол, негоже высокородному эльфу связываться с какой-то человечишкой, когда ему еще при рождении выбрали невесту из древнего рода.
   - Саента, - почти прошептал Ваэнгар, твердо решив идти до конца и подавив первый порыв постыдно сбежать.
   - Возраст?
   - Восемнадцать лет.
   - Пятьсот три года и восемнадцать лет, значит. - Упырица прикусила кончик пера, с интересом глядя на смущенного эльфа. - Ушастый, тебе не кажется, что разница уж больно велика? На молоденькое мясцо потянуло?
   - Да как вы смеете! - Ваэнгар возмущенно выпрямился. - Я не нарушаю никаких законов - ни эльфийских, ни человеческих! В Додорате брак разрешен с шестнадцати лет!
   - Ну-ну. - Упырица опять вернулась к бумагам. Зашелестела какими-то свитками и пергаментами, вытянула один наугад и громко с выражением начала читать: - По правилам великого и суверенного Додората для получения разрешения на межрасовый брак вам необходимо предоставить свидетельства о рождении или же любую другую бумагу, подтверждающую принадлежность молодоженов к той или иной расе, заявление, подписанное обеими сторонами, и документ о своевременной внесении королевской подати за три года, который можно получить в столице каждый будний день с рассвета до заката. В случае просрочки платы взимается соответствующая неустойка в размере одной десятой от платежа за каждый месяц опоздания. Эту бумагу тоже можно получить в магистрате Альгиона.
   - Но... - совершенно растерялся эльф. - Сами знаете, что связь со столицей потеряна около месяца назад, когда нахлынула черная хмарь. Все дороги перекрыты. Еще ни один не вернулся, кто пытался прорваться через этот туман.
   - Ничего не знаю. - Упырица с нескрываемым злорадством вновь продемонстрировала кариесные клыки. - Ждите, когда бургомистр издаст новый свод правил. Но по закону он должен быть опять-таки утвержден в столице и скреплен печатью короля. Впрочем, вам никто не мешает сыграть свадьбу лишь по эльфийским традициям. Дорога к восточным лесам открыта.
   Ваэнгар печально понурил уши. Дорога-то открыта, хоть сейчас бери коня и скачи - уже через неделю пересечешь границу с эльфийскими землями, но вряд ли Владыка Аташиорий, а по совместительству его дядя по материнской линии, позволит ему жениться на обычной девушке. Князь рассчитывал, что сначала они с Саентой сыграют свадьбу по человеческому обряду, и тогда дяде ничего не останется, как смириться со своеволием племянника. А теперь...
   - Неужели нельзя как-нибудь договориться на месте? - Ваэнгар шагнул к столу упырицы с самой милой и доброжелательной улыбкой. - Ну, не знаю, заплатить лично вам, к примеру.
   - Вы пытаетесь меня подкупить? - опять рявкнула та, и за спиной несчастного эльфа послышались смешки. - Учтите, это карается двум десяткам малых прутняков или же дню стояния у позорного столба.
   - Вы меня не так поняли! - моментально испугался Ваэнгар, представив, как будет смешно смотреться высокородный князь в потеках гнилых помидор и тухлых яиц. Попятился к выходу. - Простите, во имя бога мертвых Немиса.
   - То-то же, - удовлетворенно хмыкнула упырица. Ощерилась в хищном оскале: - Приходите, как соберете нужные документы. Спасибо за визит.
   Ваэнгар приглушенно сплюнул на пол проклятье и наконец-то вышел. Протолкался к выходу по коридору, заполненному очередями в разнообразные помещения магистрата, и устало сел прямо на ступени крыльца.
   Солнце уже садилась. Алые закатные лучи дробились о стекла и разноцветные витражи домов древнего Додората. В душе эльфа поселилось отчаяние. Он не представлял, как покажется на глаза Саенты. Она так радовалась, когда услышала про его желание провести свадебный обряд по законам двух рас, так мило провожала его в магистрат, желая удачи. А что теперь? Как ей сказать, что все провалилось, и им не быть вместе? Дядя не позволит ему жениться на обычной смертной. Можно, конечно, просто жить вместе, но Саента в первый же день знакомства заявила ему, что убеждения и мораль запрещают ей разделить с ним ложе до свадебной церемонии. Мол, она выросла в семье, известной своими строгими нравственными принципами, поэтому не позволит свершиться такому позору. И потом, он сам не хотел, чтобы его дети родились вне брака.
   Неожиданно за его спиной послышался непонятный шум. Ваэнгар едва успел отодвинуться, как дверь, ведущая в магистрат, распахнулась, и мимо него головой вперед пролетел встрепанный белобрысый парень в поношенной кожаной куртке и обтрепавшихся от старости штанах. Помнится, он как раз стоял за ним в очереди к секретарю. Незнакомец пропахал носом пыль и так и остался лежать, пока вокруг него окончательно не развеялись активированные упырицей охранные чары. После чего вскочил на ноги и затряс кулаком, грозя безразличному зданию.
   - Сволочи! - Парень чуть не плакал, не обращая внимания на разбитый при падении нос. - Кровопийцы! Твари! Подумаешь, полвека туда, полвека обратно! Я - дракон! Мне тысяча лет! А моему замку и того больше! Я сам - слышите? - сам его воздвиг по камушку! Все в нем дело моих рук! Почему я не имею права оформить на него право собственности?!
   - Потому что срок упрощенной процедуры передачи земель города в частные владения истек пятьдесят пять лет назад, - раздался крик упырицы откуда-то сверху. Видимо, она воспользовалась окном для окончания консультации. - Теперь надо проходить полную процедуру. А для этого необходима выписка из геральдической книги, заверенная королевской печатью, в которой бы подтверждалось ваше происхождение и право на владение столь крупным объектом городской постройки, к тому же имеющим статус исторического наследия.
   - Да как я попаду в эту вашу столицу! - Парень топнул ногой. - Все дороги хмарью перекрыты. Вообще неизвестно, существует ли еще этот ваш Альгион!
   - В таком случае ждите, когда государственные маги решат проблему обрыва связи, - бесстрастно заявила упырица. - Рано или поздно это должно произойти. Как вы сами говорили - вы дракон. Полвека туда, полвека обратно - какая вам разница?
   И с треском захлопнула окно, не дожидаясь, когда дракон, потрясенный таким хамством, найдет, что ответить.
   Парень зашипел что-то неразборчивое. Голубые глаза неожиданно сверкнули расплавленным золотом, повеяло ледяным ветром. Ваэнгар уже был на ногах. Он кинулся к разъяренному незнакомцу, моля небеса, чтобы не успели сработать защитные шары на шпиле магистрата. Тогда от дракона осталась бы лишь горстка жаркого пепла.
   - Эй, парень, остынь! - Эльф торопливо прищелкнул пальцами, пытаясь соорудить вокруг дракона сферу, блокирующую проявления чужеродной магии. - В черте города нельзя превращаться, забыл, что ли? Или хочешь пойти на удобрения?
   Незнакомец медленно перевел на него взгляд, и Ваэнгар невольно вздрогнул. В глазах парня не осталось ничего человеческого. Воздух вокруг уже опасно потрескивал. Вот-вот ударит разряд атакующих чар, и вряд ли они минуют самого эльфа. Скорее, испепелят за компанию.
   Но через миг дракон одумался. Растерянно моргнул, отходя от опасной грани превращения.
   - Ну вот и молодец! - Ваэнгар хлопнул его по плечу, выбив тем самым целый клуб пыли. - Успокойся. Своей смертью ты точно ничего не добьешься.
   - Ну не гады ли? - Парень жалобно сморщился. - Я ведь сам этот замок построил. А теперь меня заставляют из него выметаться. Мол, музей хотят сделать. И всем плевать, сколько сил я на это потратил.
   - А мне жениться не дают, - мрачно проговорил Ваэнгар. - Требуют документ об уплате подати из столицы. Да я бы тройную цену заплатил, лишь бы никуда не ездить! Да что там - в десятикратном размере! Как прикажешь в этот Альгион пробираться?
   Двери магистрата в очередной раз распахнулись, и из них выпорхнула летучая мышь. Солнце к тому моменту окончательно перевалило за горизонт, поэтому мышь тяжело шмякнулась об землю и тотчас же превратилась в хмурого темноволосого и сероглазого вампира, затянутого в черный длинный плащ.
   - Шволочь! - прошепелявил тот, и Ваэнгар удивленно переглянулся с драконом, заметив, что у вампира удалены верхние клыки. А тот продолжал жаловаться, плюясь слюной во все стороны: - А еще упырица! Свои должны помогать своим. Ишь, сама-то, небось, каждый день пьет человеческую кровушку, а я уже забыл, какая она на вкус.
   - Квоту на пропитание пытался выбить? - догадливо спросил дракон. - Как клыков-то лишился?
   - В Альгионе удалили сто лет назад. - Вампира передернуло при этом воспоминании. - Как раз тогда гонения на нас начались. Я не успел из города бежать. Благо, хоть осиновым колом не попотчевали, только клыки вырвали и магией прижгли, чтобы не росли больше. Естественно, без обезболивающих чар. Орал так, что горло сорвал напрочь. Потом, правда, реабилитировали, даже присудили компенсацию - галлон крови в месяц. Охотиться ведь я теперь не могу. Приехал сюда по делам два месяца назад. А когда все уладил и вернуться решил - сами знаете, что произошло. Привезенный запас уж растягивал-растягивал как мог. Пару раз на черном рынке кровь покупал, да только там такие цены... Все захваченные деньги потратил. Вздумал добиться выплаты компенсации по месту фактического проживания, но... Потребовали от меня справки, что я действительно пострадал от неправомерных действий представителей королевской власти. А она, понятное дело, в Альгионе осталась.
   - Да, дела, - растерянно пробормотал эльф. - Ты это... Сколько еще протянешь без крови? Может, одолжить тебе денег?
   - Спасибо, не люблю быть обязан. - Вампир угрюмо вздохнул. - Да еще непонятно, сумею ли вернуться - кто там разберет, есть ли еще Альгион или уже пал под натиском тьмы. На самом деле кровь нам нужна лишь для поддержания человеческого облика. Упырица этим и воспользовалась. Мол, отказ городских властей помочь мне не приведет к моей гибели, поэтому обжалованию не подлежит. Что же мне теперь, до самой смерти летучей мышью прозябать?
   Его товарищи по несчастью промолчали, занятый каждый собственными невеселыми думами. Вокруг неуклонно сгущались ночные сумерки. В домах славного города Додората приветливо загорались окна. Видимо, там жили люди, которым не надо было доказывать перед магистратом свое право на что-либо.
   Неожиданно тишину пригожего теплого вечера нарушил тонкий мелодичный перезвон, донесшийся из кармана камзола Ваэнгара. При звуках знакомой мелодии эльф побледнел, цветом кожи сравнявшись со своими пепельно-белыми волосами. Вытащил за тонкую серебряную цепочку кроваво-красный кристалл связи, на гранях которого грозными бликами сверкало имя вызывающего.
   - Дядя, - испуганно пробормотал Ваэнгар. - Уже доложили про Саенту. И какой мерзавец успел?
   - Отвечать не собираешься? - осведомился дракон, заметив, что эльф поспешил засунуть кристалл обратно в карман.
   - Нет. - Ваэнгар мотнул головой. - Точно знаю, что он прикажет мне возвращаться в восточный лес. Прямой приказ я не смогу проигнорировать, иначе это будет граничить с оскорблением его владычества. Но пока я его не услышал - то волен делать все, что захочу.
   - Придется ехать в Альгион, - уныло произнес вампир, не обратив никакого внимания на их негромкий обмен репликами. - Что так, что так помирать. Для меня жизнь в облике мыши - та же смерть.
   Эльф и дракон переглянулись. Затем посмотрели на черноволосого печального вампира. Опять переглянулись.
   - Давайте познакомимся, что ли? - первым предложил эльф. Протянул руку дракону. - Князь Ваэнгар Р'Оркан, племянник Владыки Аташиория.
   - Бреон, - представился белобрысый парень. Подумал немного, видимо, выискивая какой-нибудь титул, и, наконец, горделиво добавил: - Черный боевой дракон.
   Эльф тряханул его руку. Затем они оба опять посмотрели на угрюмого вампира.
   - Ольгор, - мрачно буркнул он, но руку пожимать не стал, вместо этого плотнее закутавшись в плащ. - Когда был с клыками - входил в клан Сумеречной Смерти.
   Ваэнгар невольно поежился. Клан Сумеречной Смерти считался легендарным. Именно из их представителей вампиры выбирали себе правителя. Говаривали, что им доступна как традиционная магия мертвых, так и магия живых, но так ли это - никто точно не знал.
   - Значит, в Альгион? - негромко спросил его Бреон.
   - А что делать? - Вампир ощерился в беззубой усмешке и языком провел по дыркам вместо клыков. - От звериной крови и язву получить недолго. А мышью остаток жизни провести - то еще удовольствие.
   Дракон перевел испытующий взгляд на эльфа.
   - В Альгион, - твердо проговорил Ваэнгар. - Я от Саенты не отступлюсь!
   - В Альгион, - задумчиво проговорил Бреон, поворачиваясь лицом к западу, где не так давно умерло солнце. - Втроем у нас втрое больше шансов прорваться. Так?
   Молчание было ему ответом. И, не сговариваясь, троица новоиспеченных товарищей по несчастью отправилась к городским воротам.
  

***

   Ваэнгар уныло трясся в седле и предавался мрачным воспоминаниям о недавнем прощании с невестой. Вампир и дракон милостиво согласились подождать, пока он забежит домой, тем более, что им тоже надо было собраться в долгий путь. Поэтому они договорились встретиться через час около городских ворот. Они в это время были уже закрыты, но Ваэнгар водил дружбу с местным капитаном городской стражи, с которым в свое время выпил немало вина, поэтому это для него не представляло особой проблемы. Уж лучше выскользнуть из города в вечерних сумерках, чем толкаться утром среди телег крестьян, дожидаясь своей очереди.
   Сказать, что Саента, мягко говоря, не обрадовалась известию о неожиданном отъезде жениха - значит, ничего не сказать. Девушка пришла в настоящую ярость. Ваэнгар невольно передернул плечами, словно опять воочию увидев хорошенькое личико его невесты, перекошенное от ярости. Он даже не предполагал, что она способна так кричать и знает ругательства, присущие только пьяным морякам в какой-нибудь портовой таверне. Золотистые волосы Саенты растрепались, синие глаза горели просто-таки потусторонним пламенем, будто в них отражался вечный огонь подземного мира, где, как известно, рогатый бог мертвых Немис вечно мучает отданных ему на истязание грешников. Девушка размахивала кулаками и пару раз едва не засветила любимому в глаз. И, кажется, она действительно расстроилась, когда Ваэнгар, привычный к битвам и сражением, легко уклонился от ее ударов.
   - Немедленно вернись в магистрат! - визгливо требовала Саента. - Немедленно! Добейся встречи с бургомистром! Заплати ему золотом, но пусть он выпишет тебе разрешение!
   - Но, милая, - жалобно проблеял эльф, не ожидавший, если честно, столь разительной перемены в своей невесте, прежде ни разу не позволяющей себе повысить голос. - В любом случае бумага, полученная подобным образом, будет считаться фальшивкой. И потом, я не хочу стоять у позорного столба, если откроется факт подкупа.
   - Замараться боишься? - препротивно взвизгнула Саента и махнула острыми ноготками в опасной близости от щеки эльфа.
   Тот без особых проблем увернулся и выскочил за дверь, осознав, что в противном случае рискует запятнать свою безупречную репутацию высокородного эльфа дракой с женщиной. Нет, понятное дело, он не собирался бить Саенту. Беда в том, что она сама рискует пораниться, пытаясь достать неуловимого жениха. А потом выставит это, как будто Ваэнгар ее ударил. Поэтому несчастный эльф трусливо сбежал из собственного дома, не взяв даже денег и перемены белья для долгого путешествия. Благо, что верный слуга Ильтон предусмотрительно взнуздал ему любимчика-жеребца вороной масти и оставил его у крыльца.
   - На вашем месте я бы не ездил в Альгион, - мудро проговорил он, пока эльф торопливо подпирал дверь ближайшим чурбаном, опасаясь, что Саента выскочит на улицу, и все ближайшие соседи порадуются продолжению бурного скандала. - И дело даже не в грозящей вам смертельной опасности. Ваше высочество, вы уверены, что именно эту женщину вы желаете видеть своей женой?
   - А ну вернулся быстро, ушастый изменник! - раздался в тот же миг отчаянный вой из дома, и запертая дверь затряслась от ударов изнутри.
   Ваэнгар прыгнул в седло, глянул сверху вниз на Ильтона и тяжело вздохнул.
   - Уже не знаю, - проговорил он. - Но я дал ей слово, и мы помолвлены. Сам знаешь, какой позор меня ожидает, если в восточных лесах узнают, что я не умею держать клятвы.
   - Думайте сами, ваше высочество. - В выцветших от старости глазах седого эльфа мелькнуло искреннее сочувствие. - Но учтите, что в случае успешного окончания похода в Альгион вам предстоит долгие годы провести с этой девушкой под одной крышей. Я уж не говорю, что вы будете обречены видеть, как она стареет и дурнеет. Человеческий век так краток и быстротечен. Быть может, одно крохотное пятнышко на прежде безупречной репутации стоит покоя?
   Ваэнгар ничего не ответил на это. Однако слова преданного слуги запали ему в душу. И сейчас князь пытался понять, что именно его так в свое время привлекло в Саенте. Молодость, красота? Ильтон прав - пройдет совсем немного по эльфийским меркам времени, и его возлюбленная превратится в старуху. Причем, по всей видимости, со скверным характером. Но и отступиться от своего слова он уже не имел права, если не желал навсегда опозорить свое прославленное имя.
   Его спутники тоже хранили угрюмое молчание и не спешили начинать какой-либо разговор. Дракон явился к воротам на великолепном белом скакуне, видимо, решив начать путешествие в человеческом облике, а вот Ольгор выбрал для путешествия весьма странное животное. Лошади Ваэнгара и Бреона то и дело испуганно косились на приземистую зубастую тварь, покрытую мощными роговыми пластинами. Она ощутимо косолапила, несколько нетвердо держась на двупалых мощных лапах, но при этом не отставала от остальных.
   - Слышь, Ольгор, - первым не выдержал Бреон и в очередной раз с нескрываемым любопытством посмотрел на чудовище, мирно трусящее рядом. - Это что за зверя ты оседлал? Впервые вижу.
   - Это не зверь, - хмуро буркнул вампир.
   Из-за своего высокого роста он весьма забавно смотрелся верхом на этой твари, поскольку его длинные ноги почти цепляли землю. Кстати, сбруи на ней не было. То ли Ольгор не нуждался в седле, уверенно держась верхом, то ли просто не рискнул запрягать подобное животное.
   - Если не зверь, то кто же? - Бреон ни капли не смутился от столь лаконичного ответа и продолжил расспросы, не обращая внимания на то, что вампир явно не желал начинать разговора. - Или вернее сказать - что? На вид тварюга та еще.
   В этот самый момент чудовище раззявило огромную пасть с двойным рядом острых как бритва зубов, облизнулось раздвоенным языком и угрожающе взрыкнуло, словно недовольное тем, как его назвали.
   Жеребец Ваэнгара ощутимо вздрогнул и едва не рванул в галоп. Эльф торопливо прищелкнул пальцами, усмирив животное изрядной долей успокаивающих чар. А вот конь Бреона даже не повел ухом, видимо, привычный к подобному. Вряд ли дракон во время превращения издает более мелодичные звуки.
   - Сбавь обороты, - негромко посоветовал вампир Бреону. Нет, он не угрожал, но тот мигом перестал улыбаться. Даже у Ваэнгара по позвоночнику прошла холодная дрожь, и он невольно сомкнул пальцы на рукояти меча. А Ольгор тем временем так же тихо продолжил: - Это не тварюга. Это мой друг. Единственный друг. И зовут его Харраш. За него, поверь, я любому глотку перегрызу, даже без клыков. И ты не исключение, дракоша.
   Бреон насупился, явно не ожидая подобной отповеди. Голубые глаза потемнели от обиды, губы сжались в одну тонкую бескровную линию. В воздухе явственно повеяло надвигающейся грозой.
   - Эй! - поспешил вмешаться Ваэнгар. - Вы чего? Эдак мы переругаемся, не успев от Додората отъехать. Остыньте оба! Лучше давайте решим, где на ночлег остановимся. Или собираетесь всю ночь верхом трястись?
   Эльф выбрал самый верный способ прекратить начинающуюся ссору. Вокруг троицы товарищей по несчастью давным-давно плескался лиловый мрак летней ночи. Светлую песчаную дорогу, убегающую к горизонту, освещал лишь крошечный магический огонек, созданный Ваэнгаром чуть ранее. Вообще-то жеребец князя неплохо видел в темноте, поскольку селекцией этой породы лошадей занимались лучшие эльфийские маги, специально адаптируя их для ночных боев, но эльф здраво рассудил, что следует позаботиться и об остальных участниках вынужденного похода к столице.
   - Ну, мне как-то все равно, - первым ответил Бреон. Дракон явно не умел долго обижаться, поэтому моментально остыл после краткой стычки с вампиром и переключился на обсуждение нового животрепещущего вопроса. В его голосе послышалась плохо скрытая гордость, когда он торжественно провозгласил, словно опасаясь, что остальные забыли, кем он является на самом деле: - Я ведь дракон. Мне что день, что ночь - без разницы.
   - А я вампир, - буркнул себе под нос Ольгор. - Мне тем более все равно. Правда, днем вы будете вынуждены наслаждаться лицезрением моего второго облика. Не желаю понапрасну расходовать запас крови.
   Ваэнгар понятливо кивнул. Ему было отлично известно, что вампиры, вопреки давно сложившемуся мнению, весьма неплохо переносят прямые солнечные лучи. Ну как сказать - неплохо. По крайней мере, не рассыпаются пеплом, как это любят описывать в легендах и сказках. Однако при этом необходимо соблюдение главного условия - вампир должен быть сытым. Голодный, говоря откровенно, днем тоже не погибал, но через несколько часов обзаводился шикарной ярко-малиновой сыпью и не меньше недели после этого страдал от высокой температуры. Целители сходились во мнении, что таковы были проявления аллергии на солнечный свет, однако до сих пор оставалось неизвестным, почему насыщение кровью помогало избежать обострения болезни.
   - Слышь, Ольгор, - опять обернулся к вампиру дракон, недоуменно морща лоб над какой-то мыслью. - А что мы днем с твоей тварю... - На этом месте Ваэнгар внушительно кашлянул, и Бреон торопливо исправился: - То бишь, с твоим другом делать будет? Он нас сожрать не попытается, пока ты будешь вокруг нас крылышками трепыхать?
   - Если только тебя, дракоша. - Вампир окинул Бреона оценивающим взглядом с ног до головы и обратно. - Хотя нет, не станет тебя Харраш жрать. Несварение получит. Где же ты столько яда и желчи накопил?
   Ваэнгар страдальчески закатил глаза и глухо застонал. Путешествие только началось, а он уже успел устать от своих спутников. На самом деле он вполне понимал причины неприязни между Бреоном и Ольгором. Вампиры и драконы уже давно враждовали. Несколько столетий назад, когда уши Ваэнгара только начали расти, эти две расы даже схлестнулись в короткой, но весьма кровопролитной войне. До сих пор никто так и не понял, что же они не подели. Ведь что драконы, что вампиры испокон веков были жуткими единоличниками и предпочитали держаться особняком даже от представителей своей расы, объединяясь в стаи только ради какой-то исключительной цели. Однако факт остается фактом: целый год весь срединный материк лихорадило от беспорядочных стычек. Так как своих стран у драконов и вампиров не было, то они вели боевые действия прямо там, где случайно встречались. Именно так в Альгионе был разрушен храм Арайса - бога солнца и плодородия. Люди, кстати, до сих пор требуют компенсации с вампиров, обосновавшихся в столице несколькими крупными кланами. Даже западные окраины эльфийского леса пострадали от огня, когда великий черный дракон Уккраш попал в западню и дал свой последний бой. Что уж говорить про гномов. Поскольку драконы предпочитают селиться именно в горах, то несколько каменоломен до сих пор не подлежат восстановлению.
   Война закончилась так же неожиданно, как и началась. Об этом не объявлялось особо, но однажды люди, эльфы и гномы с удивлением обнаружили, что при случайных встречах драконы больше не пытаются испепелить вампиров, а те в свою очередь не выслеживают заклятых врагов по одиночке и не заманивают в западни, где набрасываются всем скопом.
   Однако очередная ссора не получила должного развития, как того боялся Ваэнгар. Когда Бреон уже открыл рот, чтобы огрызнуться в ответ на язвительное замечание Ольгора, зубастая тварь вампира со странной кличкой Харраш вдруг резко остановилась и как-то странно забулькала.
   Лошади тоже навострили уши, но по инерции прошли еще несколько шагов, пока окончательно не встали.
   Бреон закрыл рот, так ничего и не сказав. В неверном свете магического шара, который послушно взмыл выше, повинуясь легкому движению пальцев Ваэнгара, было видно, как зрачки дракона расширились. Он глубоко вздохнул, и его ноздри затрепетали, будто у гончей, берущей след.
   Маленький отряд сейчас стоял на опушке. Дорога тут делала резкий изгиб и ныряла под густую сень елового леса. Тьма, притаившаяся под ветвями деревьев, казалась живой и плотной, как вата. Отростки мрака словно тянулись к застывшим в нерешительности путникам, неспешно струясь по неглубокой низине.
   - Хмарь? - вопросительно протянул Бреон, обращаясь прежде всего к Ваэнгару. - Неужели уже так близко от Додората?
   - Непохоже, - вместо эльфа ответил вампир, который мудро предпочел в этот момент забыть о неприязни к дракону. Ольгор выпрямился на спине своего чудовища и замер, устремив немигающий взгляд в самую чащу леса, после чего отрицательно покачал головой. - Нет, это не хмарь.
   - А тебе-то откуда знать? - фыркнул Бреон. - Хмарь как описывают? Как непонятную тьму. А перед нами что? Та же самая непонятная тьма. Значит - хмарь! - и с вызовом подбоченился в седле, довольный своей неоспоримой логикой.
   - Нет, не хмарь, - на удивление спокойно возразил Ольгор, видимо, не желая перед лицом неведомой опасности продолжать ругаться. Помолчал немного, но все же неохотно объяснил, чувствуя недоумение спутников: - Я видел хмарь. Когда она нахлынула - я был на полпути к Альгиону. Она шла от столицы сплошной волной. Я драпал от нее так, что Харраш угнаться не мог. Хмарь совершенно другая. Она... живая и страшная. А это...Обычная тьма. Правда, кто-то постарался, чтобы она выглядела устрашающе.
   Ваэнгар провел рукой по лицу, чувствуя, как от прикосновений легчайшего заклинания защипало глаза. Затем опять посмотрел на лес и невольно кивнул, подтверждая слова Ольгора.
   При помощи магии чужая иллюзия развеялась. Перед эльфом раскинулся самый обычный ельник. Ну как сказать - обычный. Там, под покровом искусственно сгущенного мрака, за ними кто-то наблюдал. Кто-то, в чьих жилах текла мертвая кровь. Ваэнгар видел этого незнакомца как бесформенную кляксу с рваными краями. Но он знал - чутье его не обманывает. Он всегда отличался умением ощущать нежить на расстоянии.
   - Там твой сородич, - негромко проговорил эльф, и Ольгор вздрогнул. Напрягся и в свою очередь втянул в себя воздух.
   - Только еще одного вампира нам не хватало, - пробурчал Бреон, не испытывая ни малейшей радости от предполагаемой встречи.
   Впрочем, Ваэнгар тоже не пылал особым восторгом. Эльфы никогда не доверяли вампирам. Да, войн между ними не было, но и особой дружбы тоже. И это если не считать того крохотного обстоятельства, что эльфийская кровь для вампиров всегда считалась нечто вроде изысканного деликатеса. Благо, что дети леса никогда не умели жить по средствам, а дети ночи, напротив, чаще всего не испытывали нужды в средствах, поэтому обычно все происходило по согласию и удовольствию обеих сторон. Но червячок сомнения все же глодал Ваэнгара: кто знает, вдруг Ольгор предупредил своих товарищей, и тут их дожидается засада? Таким образом вампир выполнял сразу две цели: во-первых, убивал дракона, во-вторых, получал немногим больше галлона великолепного и редкого лакомства.
   Видимо, те же мысли посетили и Бреона, поскольку тот невольно сжал кулаки. Его жеребец, почуяв беспокойство хозяина, встревоженно всхрапнул и пару раз переступил копытами, будто решая - не рвануть ли в галоп подальше от загадочного и пугающего места.
   - Сородич, - эхом повторил Ольгор. Почему-то сморщился, словно от невыносимой боли, и осторожно языком потрогал дырки, оставшиеся после удаленных клыков. После чего искоса взглянул на своих спутников и с нескрываемым презрением обронил: - Думаете, что в засаду привел?
   Ваэнгар смущенно потупился, а вот Бреон легко выдержал испытующий взгляд вампира.
   - От вас всего ожидать можно, - проворчал дракон. - Вспомнить хотя бы Уккраша.
   По лицу Ольгора промелькнула быстрая тень, правда, Ваэнгар так и не понял, было ли это сожаление по поводу погибшего в подлой схватке дракона, или же гордость за выдумку сородичей.
   - Ладно, - фыркнул вампир, - раз боитесь - ждите меня здесь. Я сам проверю, кто там колдует.
   И легонько сжал коленями бока Харраша, принуждая его двинуться вперед. Тварь тоненько засвистела, словно жалуясь на безрассудство всадника, но послушно потрусила к лесу.
   Ваэнгар провожал его задумчивым взглядом. На сердце, что скрывать, было как-то гадко. Будто только что он совершил подлость, позволив вампиру в одиночку отправиться на разведку. А с другой стороны - почему бы и нет? Если в лесу скрывается какое-нибудь неведомое чудовище, способное убить всех их, то пусть лучше погибнет один.
   Но от этого рассуждения на душе стало еще гаже. Ваэнгар еще раз посмотрел магическим зрением на лес. Загадочная клякса теперь перебралась к самой опушке, видимо, готовясь встретить гостей. Точнее - гостя. Беззубого вампира, у которого единственным другом был лишь уродливый монстр, покрытый роговыми пластинами.
   Однако, как ни странно, первым не выдержал Бреон. Он не стал окликать вампира. Просто пришпорил своего жеребца - и тот за пару секунд догнал эту странную парочку. Ольгор ничего не спросил у него. Но эльф заметил, что вампир расправил плечи.
   - Орочью праматерь за ногу, - тихо ругнулся Ваэнгар, понимая, что если останется стоять здесь и ждать исхода предполагаемой битвы, то будет выглядеть последним трусом в глазах своих товарищей. И в свою очередь пустил вскачь коня, стараясь не думать, что, возможно, сам едет навстречу своей гибели.
   - Почему не остался, остроухий? - негромко поинтересовался вампир, когда Ваэнгар догнал своих товарищей. - Эльфы ведь не любят рисковать, подождал бы нас на опушке.
   - Тебя забыл спросить. - Князь с вызовом вздернул подбородок. - И потом, я никогда не пасовал перед опасностью!
   - Тихо вы оба! - шикнул на них Бреон, чьи голубые глаза сейчас казались черными от неестественно расширенных зрачков. - Так шумите, что даже подкрадывающегося огра не услышим!
   Ваэнгар с трудом удержался, чтобы не ввязаться в очередную перепалку с Бреоном. Эльф не привык, чтобы его затыкали в разговоре. Но в данной ситуации спорить было глупо и опасно, поэтому он смолчал.
   - Потуши огонь, - не почувствовав неудовольствия эльфа, продолжал распоряжаться Бреон. - Мой конь отлично ориентируется в темноте, твой, думаю, тоже. Про эту тварю... - Ольгор кинул на дракона злой взгляд, и тот опять в последний момент исправился: - Про Харраша и говорить нечего. А так мы лишь предупредим о своем приближении.
   И опять Ваэнгар ничего не сказал в ответ, хотя язык у него чесался поставить на место слишком самоуверенного дракона, вздумавшего приказывать князю эльфов. Вместо этого он молча прищелкнул пальцами, и магический шар, неспешно плывущий перед ними, тотчас же рассыпался тусклыми искрами.
   Мрак бесшумно сомкнулся над их головами, когда они вступили в лес. Лошади нервничали, то и дело сбиваясь с шага. Тьма была настолько плотная и физически ощущаемая, что казалось, будто она прилипает к коже.
   Ваэнгар опять провел пальцами по глазам, активируя магическое зрение, и тут же встревоженно цыкнул. Он теперь не видел нежить. Она словно растворилась в темноте, царившей вокруг.
   Судя по тому, как Бреон, едущий чуть впереди, завертелся в седле, остервенело крутя головой в разные стороны, он тоже больше не чувствовал нежить. Один Ольгор казался невозмутимым, и это заставило сердце Ваэнгара опять замереть в тревожном предчувствии. Неужели его самые дурные предположения вот-вот сбудутся, и они угодили в ловушку?
   С тихим звоном верный клинок покинул ножны. Ваэнгар с такой силой сжал рукоять, что у него закололо пальцы. Что бы ни произошло в этом лесу - он будет биться до конца и не посрамит свой род постыдным бегством!
   Стояла настолько полная тишина, что от нее звенело в ушах. Ваэнгар отстраненно удивился этому. Обычно в лесу всегда хватает звуков: изредка вскрикивает ночная птица, шуршит в траве деловитая мышь, где-нибудь роет землю кабан, ища желуди. Но тут он при всем желании не мог уловить даже ощущение присутствия живого существа. Будто этот лес покинули даже животные.
   А в следующий миг по нервам ударила дрожь близкой опасности. Тьма сгустилась до такой степени, что начало отказывать ночное зрение, хотя для эльфа это было невиданным и неслыханным делом. Кончики пальцев закололо от предчувствия скорой неминуемой битвы.
   Ваэнгар так и не понял, что произошло спустя мгновение. Он всего лишь моргнул - и неведомая сила вышибла его из седла. Меч, звякнув, отлетел куда-то далеко в сторону. Эльф оказался распростерт на земле, но он не успел разглядеть противника. Взгляд лишь выхватил из мрака оскаленную вытянутую морду хищного зверя, лишь отдаленно напоминающего волка-переростка, в ноздри ударила удушливая волна разлагающего мяса. И опять мир завертелся перед ошарашенным таким быстрым развитием событий эльфом. Кто-то или что-то приподняло его в воздухе, хорошенько встряхнуло, как нашкодившего щенка, и отбросило далеко в сторону. Ваэнгар со всей силы приложился затылком обо что-то твердое - и потерял сознание.
  


Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"