Малиновский Дмитрий Юрьевич: другие произведения.

Под номером 109

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 4.53*25  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Директор мегакорпорации решает вернуть эру богов и с этой целью выпускает в столицу Японии уникальных существ. Сто восемь прекрасных девушек-инопланетянок, обладающих сверх способностями. Их называют "секирей". Они должны найти своих возлюбленных ашикаби и затем сражаться между собой, чтобы в конце осталась только одна. Но в игру вступает списанный корпорацией секирей номер 109. Могут ли его способности изменить судьбу своей расы? По аниме и манге "Секирей".

  Глава 1. Птичка покидает клетку
  - Эй, ты! - громко крикнула розоволосая девушка, тыкая пальцем в Каширо, - Да, ты! Ты вообще кто такой?! Почему я тебя раньше не видела?!
  Незнакомка, одетая в черное кимоно с большим, красным бантиком на уровне талии, сидела напротив парня, а маленькое нутро вертолета было наполнено гудением работающего пропеллера.
  - Отвечай мне немедленно! - потребовала она ответа, крепко сжав кулаки.
  Рядом с розоволосой находилась еще одна девушка с белыми волосами, тело которой было полностью покрыто бинтами. У нее на руках, прикрепленные к пальцам, имелись огромные, жуткого вида, лезвия. Она неотрывно смотрела на Каширо с того самого момента как он сел в вертолет. Когда парень хотел поймать ее взгляд, то та сразу же уводила его в сторону. Похоже, она его почему-то смущалась.
  - Бенитцубаса, успокойся, - прозвучал спокойный и слегка холодный голос доктора Таками, ведущего специалиста по исследованиям транснациональной корпорации MBI, - Этого молодого человека зовут Каширо, номер сто девять.
  - Сто девять? - удивленно переспросила розоволосая девушка, посмотрев на парня таким взглядом словно увидела перед собой нечто никогда невиданное.
  Озадаченность так явно читалась на лице Бенитцубасы, что ее мог не заметить только слепой. Не менее удивленной была и беловолосая девушка. Хотя она выразила меньше эмоций. Ее веки слегка расширились, а взгляд застыл на юноше.
  В этот момент Каширо удалось встретиться взглядом с этой девушкой. Первое мгновение ничего не происходило, но затем она резко отвернулась в сторону, пряча глаза. 109-й успел заметить на ее бледных щеках легкий румянец.
  Таками, наблюдая за реакцией двух девушек, насмешливо фыркнула. Она достала сигарету и в ее руке защелкала зажигалка.
  - Доктор Таками, - наконец вежливо произнес юноша, - Вы же знаете что я не люблю сигаретный дым.
  Женщина кинула в его сторону ленивый и немного раздраженный взгляд, но все же убрала сигарету, спрятав ее обратно в пачку.
  - Сто девятый? - вновь произнесла удивленная Бенитцубаса и ткнула указательным пальцем в Каширо, - Но как так?.. Нас же всего сто восемь. Нам всегда так говорили!
  - Предполагалось что Каширо не будет принимать участие в плане, - пояснила доктор Таками.
  - Не будет? - переспросила розоволосая девушка, - Но почему?
  - Еще неделю назад Каширо лежал на больничной койке и содержался в отдельной палате, - произнесла ученая, - У него были сильные проблемы со здоровьем.
  Каширо не любил об этом вспоминать, но это было правдой. Все детство 109-го прошло как единое воспоминание о боли. Она была всегда с ним. Собственная кровь убивала его, причиняя муки. Она разрывала плоть, произвольно вытекая из тела, повреждая внутренние органы.
  Так что какое там участие в "Плане Секирей"? Он даже ходил с трудом и если делал это то вскоре падал без сознания от усталости.
  Никакие препараты не могли вылечить Каширо. Все что хоть как-то помогало облегчить его боль, так это постоянные курсы переливания крови. Больше доктора ничего не могли сделать.
  Но все изменилось буквально неделю назад. Тогда, в тот день, лежа на больничной койке, он испытал такую боль, какую никогда до этого. Он думал, что умрет. Сил кричать в пересохшем горле не было. Его тело просто разрывалось на части, а внутренние органы горели заживо.
  В ту ночь, находясь на грани обморока от нестерпимой боли, он смог, наконец, одолеть болезнь. Но, как оказалось впоследствии, это была не болезнь, а беспокойная сила Каширо, которую он взял под контроль. Муки тела в ту самую ночь прекратились, чтобы уйти навсегда.
  Он, залитый собственной кровью, лежа на больничной койке, смог наконец то спокойно заснуть за долгие годы. Никогда Каширо так хорошо он не спал. Никогда раньше в своей недолгой жизни.
  На следующий день были обследования и доктора. Тогда с ним и связался радостный Минака, президент MBI, который торжественно объявил, что Кашимо, секирей номер сто девять, может и будет участвовать в "Плане Секирей" с этого момента. Юноша практически ничего о нем не знал. Все его жизнь была заполнена борьбой с собственным телом. Поэтому Каширо ничего конкретного не мог сказать о "Плане Секирей", что и поведал удивленному Минаке. Тот тут же кинулся восполнять этот "важный пробел" в знаниях юноши. Оказалось что этот план "очень важный" для всей расы секирей и целью его является, как понял Каширо, взаимное уничтожение друг друга самими секирей. Минака высказался, конечно, по-другому, в духе "И сражаться! И сражаться! И сражаться!", пока не останется один секирей, который "вознесется" со своим "ашикаби" и останется с ним навсегда. Каширо так и не понял полезной составляющей этого плана конкретно для него и секирей в частности. О чем и сообщил президенту Минаке. Тот заверил его что полезность как раз есть. И не малая! Ведь сражаются они "за любовь"!
  Все это для Каширо звучало несколько бредовато. Конечно, пока юноша лежал на койке ему пытались что-то такое рассказать, но он почти никогда не слушал. В основном он боролся со своим телом. В минуты затишья он читал книги, выходил в интернет или играл в игры на приставке и компьютере. В целом, как догадывался сам Каширо, MBI на него просто забило, вычеркнув из этого самого плана. Но теперь все изменилось, когда 109-й выздоровел, и этот чудик пытается его убедить в добровольном участии во всем этом бреде, если не резне. О чем Каширо прямо и сказал Минате. Президент в ответ посокрушался и просто сказал что выбора у 109-го нет. Или он участвует, или к нему присылают некий дисциплинарный отряд, который сделает ему больно. Каширо не имел понятия о ком идет речь, поэтому не предал словам Минаки какого-то значения. Даже упоминания некой "Карасубы-сама" не произвело на него впечатления. Его реакция тогда сильно позабавила доктора Таками. Минака же скорее был разочарован и смотрел на Каширо с какой-то жалостью и снисходительностью. Вообще, 109-му сообщили, что его заберут в ближайшее время, так как план уже начался (хоть и совсем недавно), произведут какую-то настройку и отпустят в город искать своего ашикаби. На вопрос "Кто это?" Минато как-то совсем грустно вздохнул и объяснил 109-му, что "ашикаби" называют людей, который предназначенные судьбой каждому секирей. И заверил Каширо, что у него тоже есть избранница (или избранник, если что) на которую он будет "реагировать". 109-й согласно кивнул головой, вспомнив что ему как-то объясняли несколько раз о важности этих самых ашикаби и даже пару раз у себя на компьютере натыкался на фильмы, где рассказывали о самопожертвовании во имя этих людей. Там еще говорилось что любовь к ашикаби превыше всего и бубнили о силе реакции, которая поможет найти своего избранника. Каширо всегда был раздраженный из-за постоянной боли во всем теле и никогда серьезно не воспринимал всю эту муть. Ему было плевать на любовь и ашикаби. Все что он всегда хотел, так это чтобы пропала боль. А смотреть картинки где секирей "вечно любит" своего ашикаби и самозабвенно жертвует собой ради него, он не желал. В минуты спонтанного ухода боли, Каширо предпочитал заняться чем-то действительно интересным.
  Минака довольно быстро сообразил о бесперспективности общения с Каширо на подобные темы, поэтому пожелав ему удачи, разорвал связь, сказав напоследок, что он может к нему обращаться в случае любых вопросов. Не участвовать в плане, кстати, президент 109-му не разрешил. Хотя тот об этом прямо попросил.
  Над Каширо еще несколько дней проводили какие-то эксперименты, но поняв что это ни к чему не приведет, ученые кинули свою затею. Или, как подозревал 109-й, им просто приказали. Затем его стали готовить к плану. Все сводилось к выявлению его физических сил и управлению силой. Результаты были не утешительными. Как честно призналась ему Таками, результаты Каширо в физическом плане были хуже всех остальных секирей. Единственное, кого он мог с легкостью победить, так это секирей-электронщиков. Физически они были слабее его, но их специализация заключалась в информационном плане. Хакерская атака, сбор данных и их анализ. Проще говоря, Каширо мог побить ботанов. Само по себе чести в этом немного.
  Что же касается его особых способностей, то результат был более обнадеживающий, но если другие секирей тренировались в своих силах на протяжении многих лет своего взросления, то Каширо, по понятным причинам, этого делать не мог. Так что картина вырисовывалась грустной. Таками даже обнадеживающе похлопала парня по плечу, но прямо сказала что участвовать в плане он, вероятно, будет недолго. Так что надежды на свою особую силу - кровь, хоть и были, но не очень большие.
  К концу недели Каширо выдали одежду. В целом, весьма простую. Джинсы, футболка и кроссовки. Правда с одним маленьким дополнением. Все одежда имела кучу мелких дырок. Как ему объяснили, так ему будет легче использовать свои особые силы. В довесок ему дали небольшой ранец внутри которого был зашит маленький резервуар с хранящейся там кровью и тонким шнуром, на конце которого была металлическая игла.
  На следующий день за ним и еще двумя секирей прилетел вертолет.
  - Проблемы со здоровьем? - переспросила озадаченная Беницубаса, выпучив глаза и уставившись на Таками.
  Профессор согласно кивнула головой.
  - Но разве секирей могут болеть? - похоже такое открытие очень сильно удивило розоволосую девушку.
  - Иногда могут, - неопределенно ответила Таками, показывая что ей не очень интересная эта тема.
  - А как тебя зовут? - спросил Каширо, обращаясь к девушке с жуткими лезвиями на рука, желая сменить тему.
  Ему было не очень приятно обсуждать свою... "болезнь".
  Девушка почему-то покраснела, после его вопроса, и отвернувшись в сторону, произнесла:
  - Хайхане, номер сто четыре.
  - Приятно познакомиться, - произнес Каширо те слова, которые всегда говорили в фильмах при знакомстве.
  Беловолосая девушка неопределенно кивнула, еще больше смутившись и выдавила:
  - Взаимно...
  Затем она попыталась почесать себе затылок и закономерно порезала свою голову острыми лезвиями.
  - Кровь! Кровь! Кровь!.. Как же больно!.. - запричитала она, закрутившись на месте.
  Бенитцубаса на это не обратила внимание. Похоже, эти девушки уже были знакомы и такое поведение беловолосой не удивляло ее.
  - Но почему я тогда о тебе даже не слышала? А?! - раздраженно выдала розоволосая, не желая менять тему разговора, - И зачем нужно было скрывать твое существование?! А?!
  Каширо уже понял что Бенитцубаса очень вспыльчивый человек. Впрочем, нет. Она - секирей, как и сам 109-й.
  - Не знаю, - спокойно ответил Каширо, чувствуя легкое раздражение, - Я болел и лежал в отдельной палате, поэтому не имею понятия о причинах почему мое существование скрыли от других.
  Бенитцубаса задумалась, а затем фыркнула, переспросив:
  - Болел?..
  Подумав еще немного, она удивленно добавила:
  - Все это время ты болел, значит?.. Так ты, выходит, слабак! Если даже не мог справиться с какой-то простой болезнью!
  Голос розоволосой наполнился презрением и надменностью.
  Каширо почувствовал как его зубы зло заскрежетали. Он готов был убивать. От одной мысли о всех годах своего мучения... И тут какая-то розоволосая дрянь заявляет, что все его страдания и каждодневная борьба за жизнь - слабость!
  - Бенитцубаса, закрой свой рот! - холодно бросила Таками.
  Розоволосая секирей сразу же вспыхнула и яростно уставилась на ученую. Но той было совершенно наплевать на ее взгляд и злобу.
  Каширо, усилием воли, успокоил себя. Он не будет действовать на одних эмоциях.
  - Я не какая-то там слабачка, чтобы мне затыкали рот! - фыркнула недовольная Бенитцубаса, - Между прочим, я и белая моль (кивок в сторону Хайхане), были выбраны в дисциплинарный отряд!
  Розоволосая стерва, как стал мысленно называть ее Каширо, уставилась на парня, видимо ожидая от него какой-то реакции. Но ее не последовало. 109-й лишь пожал плечами, показывая что ему как-то все равно. Он ведь не знал о каком отряде идет речь.
  Лицо Бенитцубасы стало озадаченным и удивленным. Видимо она рассчитывала, что ее слова произведут какой-то эффект на юношу.
  Хайхане, наблюдая за реакцией розоволосой, захихикала, замахав своей рукой-лезвием.
  - Малогрудка... Ты и на него не смогла произвести впечатления... Это так печально.
  Бенитцубаса рефлекторно схватилась за свою грудь. Видимо, это было продолжением какого-то давнего спора между двумя секирей.
  Сначала Каширо не понял в чем дело, но переведя взгляд на Хайхане, непроизвольно отметил, что ее грудь была значительно больше, чем у ее подруги. Даже у доктора Таками!
  - Он заметил... - продолжила хихикать беловолосая секирей.
  Таками фыркнула и насмешливо улыбнулась, заметив взгляд Каширо на своем бюсте. Затем 109-й посмотрел обратно на краснеющую Бенитцубасу, которая пыталась неосознанно закрыть ладошкой свой маленький размер. Причем делала это вполне успешно. Ее горошинки не шли ни в какое сравнение с грудью обоих женщин.
  Каширо вновь посмотрел на Хайхане, отчего она покраснела и отвела взгляд, а затем вернулся к розоволосой. Та окончательно вспыхнула краской.
  - Эм... - протянул Каширо озадаченно, - И вправду они... маленькие.
  Тут 109-й подумал, что стоило бы прикусить язык, но слова были сказаны. Никогда в своей жизни Каширо не видел такого ненавидящего взгляда.
  - Я убью тебя, - прохрипела Бенитцубаса, - Найду в городе и убью!
  - Ясно... - произнес Каширо, понимая что нажил себе врага.
  Хайхане вновь захихикала смотря за их реакцией. Таками тоже улыбнулась, наслаждаясь представлением.
  - А что за дисциплинарный отряд? - спросил Каширо, желая сменить тему и разрядить обстановку.
  В кабине застыла тишина. Было вновь хорошо слышно как работает пропеллер вертолета. Хайхане и Бенитцубаса уставились на Каширо словно он только что сказал нечто совершенно удивительное. Одна лишь Таками на этот никак не отреагировала. Она ведь присутствовала при его разговоре с президентом MBI, Минакой.
  - Ты не знаешь об дисциплинарном отряде? - пораженно спросила розоволосая и ткнула в 109-го пальцем, позабыв о своей недавней угрозе, - Ты из какого глухого села родом?
  - Ну... Я болел, - сказал Каширо, чувствуя небольшой дискомфорт под их взглядами.
  Он действительно ничего не знал об этом отряде.
  - Говорят, там вроде бы еще какая-то Карасуба-сама есть... - кинул пробный шар 109-й.
  Веки Бенитцубасы раскрылись еще больше и застыли словно замороженные. Хайхане просто склонила голову набок и уронила челюсть.
  - Кхм... - кашлянул Каширо, - Я правда мало что знаю об этом отряде.
  - Э-э-э... - протянула розоволосая секирей находясь в прострации и повторила слова юноши, странно хихикнув, - "Какая-то Карасуба-сама".
  109-й посмотрел на Хайхане, но та вновь покраснела и поспешила отвести взгляд.
  - Каширо-чан, - произнесла Таками, использовав дополнительный суффикс, - Про дисциплинарный отряд ты, итак, узнаешь вскоре. Но насчет Карасубы я тебя предупрежу. Это дикий зверь в крови и плоти, который больше всего на свете любит убивать. И она очень сильна. Так что лучше держись от нее подальше. А эти две дуры вскоре попадут под ее начало.
  Таками кивнула в сторону сидящих напротив секирей. Никто из девушек в голос не возразил против слов ученой. Бенитцубаса лишь злобно заскрипела зубами, а Хайхане смущенно посмотрела на Каширо.
  - Дисциплинарный отряд - это элита секирей! Туда отбирают только самых сильных! - внезапно взорвалась розоволосая, уставившись на Таками.
  - И самых глупых, - парировала ученая.
  - Не правда! - яростно возразила Бенитцубаса, - Я сильная секирей! Поэтому я и была отобрана в дисциплинарный отряд!
  Таками на это утверждение лишь фыркнула и потянулась к пачке сигарет, но посмотрев на Каширо, остановилась.
  - В любом случае! - громко произнесла Бенитцубаса, посмотрев на 109-го, - Ты мне не нравишься! Когда мы встретимся с тобой снова, я тебя убью!
  Розоволосая отвернулась, показывая всем свое раздражение.
  - А мне этот парень понравился... - не громко призналась Хайхане, смотря на 109-го и вновь став краснеть.
  - Закрой рот, белая моль! - прошипела Бенитцубаса, - Тебе нравится все, что не нравится мне!
  - Ну не злись, малогрудочка... - протянула Хайхане, захихикав.
  Розоволосая вспыхнула с новой силой, подарив своей подруге взгляд полный ненависти, и отвернулась в сторону, сжав руки в кулаки.
  104-я вновь захихикала, поигрывая своими лезвиями.
  
  Глава 2. MBI
  Каширо шагал по коридору корпорации. Вокруг сновали сотрудники, кидая на 109-го равнодушные взгляды. Видимо, им приходилось видеть здесь много не обычного, поэтому они не обращали внимания на странного парня в одежде с многочисленными, аккуратными дырочками.
  Каширо шагал вслед за провожатым. После того как вертолет приземлился, Хайхане и Бенитцубасу увели куда-то отдельно. Таками пошла по своим делам, а к 109-у подошел человек в темном костюме и сказал что с ним хочет увидеться президент MBI и попросил следовать за ним.
  Идя по коридору Каширо думал о своей судьбе. Весь этот план секирей ему, мягко говоря, не нравился. Поэтому 109-й думал о том как ему избежать участия в этой дурости. Реально шансы выиграть у него были небольшие. Его физически данные и боевые способности, как уже говорилось, весьма низкие. Поэтому зачем с такими силами вообще пытаться участвовать? Может можно как-то сдаться и затем просто мир посмотреть? Ему победа была вообще не нужна. Каширо хотел побывать на море, пройтись по золотистому песку, побродить по магазинам и кафе, увидеть аквапарк, посетить зоопарк, заглянуть на какой-то фестивале и покататься на аттракционах. Блин, да он много чего хотел сделать! Ему этот "План Секирей" с постоянными сражениями и риском быть убитым в бою, ни в какие ворота не лез! Если Минаке так хочется сражаться, так пусть сам берет оружие и начинает борьбу за... "любовь"! Уж ему то 109-й свое место в плане всегда уступит.
  От этих мыслей Каширо улыбнулся, представив президента корпорации с мечом в руках, кидающегося на, скажем, Хайхане. Да, это было бы забавное зрелище!
  В этот момент по коридору навстречу юноше шла высокая и стройная девушка в светлом платье, фигуру которой опоясывал пояс черного цвета, а на лбу имелась красная точка. На глазах девушки покоились очки, а взгляд был сосредоточенным и безэмоциональным.
  На мгновение Каширо замер, остановившись. Девушка окинула его пустым взглядом и поравнявшись, внезапно также замерла. В ее глазах мелькнуло нечто похожее на узнавание.
  109-й вспомнил тот давно минувший день! Тогда было солнечно и остальные дети-секирей беззаботно играли вокруг. Каширо же, как обычно, сидел в стороне, скрываясь в тени здания. Его тело ныло от боли и двигающейся по венам крови, которая резала плоть изнутри подобно ножу. Ему было очень больно. Хотелось плакать, но Каширо не позволял себе этого, крепко сжав зубы.
  Тогда к нему подошла девочка с красной точкой на лбу и посмотрев на него, с любопытством сказала:
  - Привет! Я - Кочоу, номер двадцать два. А как тебя зовут?
  - Каширо... - протянул парень, не сказав свой номер, так как ему было тяжело говорить и сдерживать боль терзающую его тело.
  - Что с тобой не так, Каширо? Почему ты вечно один? Почему ты не играешь с нами?.. Ты сломан, Каширо?
  Эти слова врезались в память 109-го. Слова которые сказала маленькая девочка были такими беззаботными, но в то же время такими жестокими. Хотя, сказаны они были без злобы и не с целью обидеть. Но эти слова запали в памяти Каширо и навсегда запомнился взгляд этой девочки. Таким, наверное, смотрят ученые на странного зверька, впервые попавшего в их руки.
  В этот момент кровь хлынула из кожи мальчика и боль разлилась по его телу. Тогда он не знал, но его бесконтрольная сила искала выход, терзая хрупкую плоть.
  Каширо сжал зубы, но не смог сдержать крика и слез. Появившийся персонал базы тут же перенес его в здание. Но прежде чем скрыться в коридорах базы, 109-й увидел еще один взгляд девочки с красной точкой на лбу. Он был таким пораженным словно она увидела нечто очень странное. Нет, девочка не была напугана. Она была скорее ошеломлена словно увидела нечто важное в своей жизни и не могла поверить в то что произошло.
  Каширо потом вспоминал этот взгляд и никак не мог понять что же она смогла увидеть. Больше с ней он никогда не встречался. Его заперли в отдельную палату. Да и сам 109-й уже не мог самостоятельно ходить дольше нескольких минут, чтобы не упасть без сознания.
  - Кочоу? - удивленно произнес Каширо, смотря на уже взрослую девушку, - Номер двадцать два?
  В ответ она вздрогнула и ее веки расширились от окончательного узнавания. В них опять вспыхнуло нечто странное, смешанное наполовину с испугом и не пониманием. Девушка резко отвернулась, но осознав что она сделала, вновь посмотрела на 109-го и внезапно для него улыбнулась.
  - Каширо? - не уверенно спросила Кочоу, словно боясь что она не правильно запомнила его имя.
  - Да, - ответил он искренней улыбкой.
  Он никогда не придавал значения номерам, поэтому не счел нужным его упоминать. Хотя, у президента MBI на этот счет было свое, отличительное мнение.
  - Я... - протянула девушка, вновь улыбнувшись, - Рада тебя видеть, Каширо.
  Это было сказано так искренне, что 109-й даже удивился. Он не помнил никого кто бы действительно был ему рад. Обслуживающий персонал базы, что смотрел за ним, когда он лежал в палате, был всегда вежливым, но равнодушным. А здесь... Каширо почувствовал, что эта девушка действительно рада ему. Словно он был ее близким другом. В словах девушки чувствовалось тепло.
  "С чего бы это?" - подумал он, не понимая ее мотивов.
  Но внезапно Каширо почувствовал, что тоже рад видеть Кочоу.
  - А?.. - они оба произнесли и оба смущенно замолчали.
  Девушка отвела взгляд в сторону, а на ее щеках заиграл легкий румянец. Сам же юноша почувствовал какое-то странное, теплое чувство внутри себя.
  - Как твое здоровье? - спросила она.
  - Как ты? - задал он вопрос.
  Они оба посмотрели друг на друга, поняв что сказали это одновременно. И сразу же смутились. Каширо застыл, ощущая как ему на щеки наползает краска. Он никогда себя так не чувствовал. Так странно и тепло внутри... Что же с ним такое?..
  Посмотрев на девушку, Каширо произнес:
  - Спасибо, я выздоровел. Со мной теперь все хорошо, Кочоу.
  Почему-то ему было приятно произнести ее имя.
  - Я рада это слышать, - мягко сказала она, улыбнувшись, - А я... У меня все тоже хорошо, Каширо.
  Парень вновь почувствовал странное тепло, затопившее его изнутри. Это произошло именно в тот момент, когда она произнесла его имя.
  "Что со мной происходит?" - подумал он.
  - Каширо-сан, вас ждет президент, - напомнил юноше сопровождающий человек, с интересом уставившись на них.
  - А... Да, конечно, - согласился Каширо, - Сейчас...
  - Кочоу, ты же здесь, в MBI, работаешь? - спросил 109-й и обругал себя мысленно.
  Где же ей еще быть и работать?! Она ведь секирей!
  Девушка согласно кивнула.
  - Мне нужно идти, - протянул он, чувствуя как его сердце начинает выпрыгивать из груди, - Меня ждет президент...
  - Да, конечно, Каширо, - произнесла она, мягко улыбнувшись.
  - Кочоу... - вновь сказал юноша и решился, - А... Я могу с тобой встретиться позже?
  - Да, - ответила она и в ее голосе зазвучала радость, - Я с настройщи... Я буду в лаборатории. Это на нижних этажах. Приходи, пожалуйста, в любое время. Я буду тебя очень ждать.
  - Хорошо, - согласился он, - Я обязательно зайду к тебе. До встречи, Кочоу!
  - До встречи, Каширо, - произнесла она, улыбаясь, а ее щеки залил румянец.
  109-й пошел дальше по коридору, чувствуя как мысли в голове начали путаться.
  "Кочоу" - повторил он про себя имя девушки, чувствуя как внутри растекается тепло.
  Кабинет президента Минаки, главы MBI, был самым обычным офисным кабинетом. За столом сидел типичный фрик в белом пальто с очень высоким воротником и белыми, торчащими волосами.
  - Привет, Каширо-тян! - радостно замахал руками директор мегакорпорации, - Я так рад тебя видеть! Как твои дела?!
  - Здравствуйте, - холодно произнес 109-й, чувствуя как его настроение после встречи с Кочоу поползло вниз, - Звали?
  Вежливым Каширо не собирался быть. Он не любил этого типа и не собирался это скрывать.
  - Как невежливо! - упрекнул его Минака, - Я ведь так о тебе заботился! Когда ты болел, то я приставил к тебе врачей и оплачивал твое лечение. Можно ведь быть хоть чуточку благодарным?
  - Простите... Минака-сан, - смущенно произнес Каширо, став мяться, и опустив взгляд, сразу же поклонился, - Вы так много для меня сделали, а я был к вам все это время так не справедлив, забыв о вашей доброте...
  - Ты что-то такое ожидал увидеть, Минака? - холодно спросил 109-й, когда закончил кланяться и не дружелюбно уставился на президента MBI, - Тогда забудь. Этого ты точно больше не увидишь.
  - Да, нечто такое было бы очень мило с твоей стороны, - признался Минака, широко улыбнувшись.
  - Как только вы позволите мне не участвовать в плане, я тут же проникнусь вашей заботой и вниманием. А до этого я буду рассматривать ваше отношение ко мне, как впрочем и к другим секирей, как заботу со стороны хозяина к своим домашним питомцам. Знаете ли, их тоже лечат и даже иногда жалеют когда им больно. Но они питомцы. Не более, - холодно произнес 109-й, - Вы были настолько любезны, что даже заклеймили нас специальными знаками и выдали каждому номера.
  - Каширо-тян, ты не справедлив к бедному Минате! - жалостливо захныкал президент MBI и по-детски спросил, - Вот что мне сделать, чтобы ты не куксился на меня?
  - Меня устроят два варианта, - коротко произнес 109-й.
  - Да?.. Хотелось бы услышать, - оживленно поинтересовался директор MBI, - Мне очень важно твое хорошее отношение!
  - Первое, вы освобождаете меня от резни, которую вы называете "План Секирей", - произнес Каширо и вопросительно посмотрел на директора.
  Минака с самой печальной, но в то же время детской улыбкой поднял руки вверх и уныло произнес:
  - Каширо-тян, это невозможно. Это для твоего же блага. Ведь в конце ты сможешь вознестись со своим ашикаби!
  Президент MBI произнес это торжественно, чуть сам себе не захлопав в ладоши.
  - Что для моего блага я решу сам, Минака, - ответил 109-й, голос его стал ледяным.
  - Какой ты не вежливый, Каширо-тян! И кто только тебя все этому научил? - зажглись интересом глаза Минаки, - Но мне все еще любопытно услышать второй вариант!
  - Тут все просто. Вы должны умереть. Не важно как. От своей руки или от чужой. Ваша смерть остановит этот безумный план, - также холодно произнес Каширо, - И я стану свободным от участия в нем.
  - И откуда в тебе столько жестокости? - расстроено протянул Минака, изображая скорбь и уныние, - Ты прям как Карасуба-тян. Все крови чужой хочешь. Кстати, если хочешь, могу тебя с ней познакомить?
  Предложил президент MBI, улыбаясь.
  Каширо скрипнул зубами и выдавил:
  - Зачем звал?
  - Просто хотел тебя увидеть, - произнес Минака, надув губы, изобразив обиду, - А ты оказался бякой. Но я на тебя не сержусь, Каширо-тян! Я даже дам тебе отдельную квартиру в нашем прекрасном здании!
  С этими словами Минака кинул 109-у ключи и произнес, замахав рукой:
  - Пока-пока, Каширо-тян! Заходи в любое время!
  Последние слова достигли спины 109-го, так как он уже шел к выходу.
  
  Шагая по коридору Каширо крутил в голове разговор с Минакой. Его взгляд стал холодным и каким-то безжалостным. Проходящие мимо сотрудники настороженно смотрели на странного парня. От него веяло опасностью.
  Что мешало ему убить этого гада? Думал Каширо.
  Но почему тогда никто из секирей не сделал этого раньше? Неужели план устраивает всех их?
  Вел себя президент Минака в разговоре довольно беспечно. А ведь Каширо был от него всего в нескольких шагах.
  Если бы его руки обагрились кровью президента Минаки, то что случилось бы потом? Однозначно - побег и, вероятно, за ним послали бы дисциплинарный отряд и других гончих корпорации. К тому же он бы не смог встретиться с Кочоу. По-крайней мере, в ближайшее время.
  Каширо почувствовал как при воспоминании о девушке внутри стало тепло. Она как-то быстро осела в его мыслях, заняв там лидирующие позиции.
  "Да и отменили бы "План Секирей" вообще?" - подумал он.
  Слишком все запутанно. Весь этот план - одно безумство. Его целью есть ничто иное как геноцид целой расы. Секирей должны сражаться, убивая друг друга, чтобы в конце остался только один. Тогда победитель сможет подарить победу своему ашикаби. Для секирей этот план вообще не имел никакого смысла! Да и для MBI тоже. По крайней мере, на первый взгляд.
  Прокрутив все эти мысли в голове 109-й пришел к выводу, что для начала нужно просто осмотреться. А к Минаке прийти на разговор, он всегда успеет. Тот сам его приглашал.
  109-й улыбнулся. Конечно, образом мышления он был не очень похож на простого секирей. Да, воспитание Каширо было безнадежно запущено со стороны MBI. "Любви" в юноше было не много.
  Посмотрев на номер ключей, Каширо задумался куда же ему идти, так как местной планировки он не знал.
  Спросив дорогу у работников MBI в белых халатах, которые шли по своим делам, Каширо вскоре нашел квартиру, выделенную ему корпорацией. Небольшая в размерах, но довольно хорошо и удобно обставленная. Мягкая кровать, раздвижной шкаф, отдельная ванная и туалет, а также собственная кухня.
  В глаза сразу же бросился телевизор на стене и приклеенный к нему листик бумаги с надписью "Включи меня!". Буквы были написаны синим фломастером. Внизу также имелся смайлик, нарисованный от руки.
  Взяв пульт, заинтригованный Каширо, включил плазму. На экране появилось лицо президента Минаки, который подарил ему широкую улыбку, сразу начав пафосно вещать:
  - Каширо-тян, хочу тебя еще раз поздравить с участием в замечательном плане секирей...
  109-й выключил телевизор. Лицо Минаки - это то, что он точно сегодня не хотел видеть.
  Внимание Каширо привлекла тумбочка с листочком бумаги на ней. Подойдя, он увидел надпись "Наслаждайся!", тоже сделанную синим фломастером. Внизу была приписка "Переверни меня, Каширо-тян!". И еще один дурацкий смайлик.
  Юноша перевернул листок и обнаружил черную, пластиковую карточку с инициалами MBI. Каширо вспомнил слова Таками. Такие карточки выдавали всем секирей. Они являются безлимитными и на них можно купить в магазинах корпорации любые товары и услуги.
  "Полезная вещичка" - решил Каширо, пряча кредитку в карман своих штанов.
  Раньше с деньгами в живую он не сталкивался, но в каждом фильме, книге и даже играх, они были очень важной ценностью. Их значение 109-й хорошо понимал.
  Подойдя к шкафу и открыв его, он увидел внутри несколько комплектов одежды, которая была точной копией той что на нем.
  - Что за безвкусица! - фыркнул Каширо.
  Внизу стояло несколько рюкзаков с полными резервуарами.
  Закрыв шкаф, 109-й прошелся взглядом по комнате и заглянул на кухню. Холодильник был набит едой. Свежее мясо, рыба, икра, овощи, фрукты, сыры и соленья. Минака не скупился в тратах, когда речь заходила о его игрушках.
  Не найдя в квартире больше ничего интересного, Каширо пошел на выход.
  У дверей его уже ждал сотрудник MBI в деловом костюме.
  - Каширо-сан, вас хочет видеть госпожа Таками-сан, - произнес человек, поклонившись, - Я проведу вас.
  
  Глава 3. Настройка и первые неприятности
  Лаборатории MBI находились на нижних этажах корпоративной башни, которая расположилась в самом центре Токио. Она является самым высоким строением города. С любого конца столицы можно увидеть здание корпорации, которое символизирует мощь MBI.
  Проводник довел Каширо до нужных дверей и коротко поклонившись, ушел. Постучавшись, 109-й вошел внутрь.
  - А, Каширо-чан, это ты! - произнесла Таками, стоя рядом с Кочоу, на которой была больничная одежда.
  Девушка, увидев 109-го, смутилась и покраснела, отведя глаза в сторону, а затем инстинктивно поправила очки и вернула взор к юноше.
  - Сейчас я закончу с Кочоу и займусь тобой, - сказала ученая, - А пока можешь переодеться за ширмой.
  - Понятно, - произнес Каширо и улыбнулся Кочоу.
  Девушка в ответ тоже улыбнулась, но смущение с ее лица так и не сошло. Было заметно что она напряжена.
  109-й зашел за ширму и быстро переоделся, надев на себя больничную одежду.
  Выйдя, он посмотрел на ожидающего его Таками и уже стоящую на ногах Кочоу. При виде Каширо, одетого в точно такую же одежду как и на ней, 22-я в удивлении расширила веки.
  - Ты секирей? - ошарашенно спросила девушка, осматривая парня с головы до ног.
  - Ну да... Ты ведь тоже, Кочоу? - спросил юноша, немного озадаченно.
  Девушка согласно кивнула головой, но, казалось, она все еще пребывала в некоторой прострации. Внезапно Кочоу поправила очки и это словно вернуло ее в нормальное состояние.
  - Ясно, - как-то печально произнесла она, посмотрев на Каширо, - Странно, что я о тебе не слышала раньше.
  В ее голосе прорезались какие-то профессиональные нотки.
  - Каширо содержался отдельно от остальных, - пояснила Таками.
  - У него ведь были проблемы со здоровьем? - спросила или скорее решила уточнить Кочоу.
  - А ты откуда это знаешь, двадцать вторая? - поинтересовалась ученая, подозрительно смотря на девушку.
  - Мне Каширо-сан об этом сказал, - спокойно ответила Кочоу, а в ее взгляде, брошенном на парне, проскользнуло какое-то сожаление.
  - Ух ты! А ты Каширо-чан времени зря не теряешь. Уже на девушек засматриваешься, - произнесла Таками, - Сразу видно что ты уже вполне здоров.
  - А какой у тебя номер, Каширо-сан? - поинтересовалась Кочоу.
  - Можно без суффиксов, Кочоу... - сказал юноша и увидел легкий кивок со стороны девушки, продолжил, - А номер у меня сто девять.
  На лице 22-й появилось легкое удивление, которое сразу же исчезло. Похоже, она поняла природу загадочного номера.
  - Таками-сан, а эта процедура много времени займет? - поинтересовался юноша, смотря на медицинский стол и нависающий над ним какой-то прибор с манипуляторами.
  У изголовья кровати стоял рентгеновский или даже хирургический аппарат. Впрочем, Каширо не разбирался в медицинских машинах, как и в самой медицине.
  - В твоем случае, Каширо-чан, всего-ничего. Не более десяти-пятнадцати минут. Этого мне хватит на твою полную настройку, - произнесла Таками.
  - Так быстро?.. - удивленно спросила Кочоу.
  - Ну... Так быстро просто потому что настраивать ничего практически не нужно в случае с Каширо-чаном, - произнесла ученая, показывая юноше ложиться на медицинский стол, - Настройка - это ведь, по сути дела, ограничение сил секирей, чтобы они не причинили вреда своему ашикаби с их не человеческой силой.
  109-й лег на спину, но увидев жест Таками, перевернулся на живот, а сама ученая прильнула к компьютеру что-то туда внося.
  - Каширо-чан физически слабее любого секирей, - произнесла Таками и увидев удивленный и сочувствующий взгляд Кочоу, направленный на юношу, добавила, - Кроме, конечно, секирей-электронщиков.
  22-я кисло улыбнулась уголками губ и понимающе кивнула.
  - Поэтому ограничивать силы Каширо-чана не имеет смысла, - сказала ученая, - Просто несколько предосторожностей.
  Таками оторвалась от компьютера и подошла к странному аппарату, который нависал над Каширо, и нажала на несколько кнопок.
  Механизм издал какие-то странные звуки и мигнул зеленым светом.
  - Кочоу, а ты секирей-электронщик? - высказал свою догадку Каширо, почему-то подумав, что так оно и есть.
  В ответ девушка поправила свои очки и согласно кивнула.
  - О! Круто! Так значит ты умеешь хорошо обращаться с компьютерами и любой другой электроникой? - восторженно произнес 109-й, успевший на базе узнать некоторые особенности сил других секирей.
  - Да, - согласилась 22-я, а ее лицо залило смущение.
  Видимо, не часто ее способностями восторгались.
  - Кстати, Кочоу, я могу пригласить тебя на обед? - внезапно и на одном дыхании выпалил 109-й, опасаясь отказа.
  - Нет, - коротко произнесла девушка, а затем поняв что она сказала, поспешила добавить, вновь смутившись, - В смысле, да. Можешь. Ты можешь меня пригласить на обед. Просто... У меня еще остались процедуры. Так что не выйдет, к сожалению.
  - Эй, Казанова, давай для начала завершим настройку, а потом будешь соблазнять не опытную девушку, - вмешалась Таками.
  Недовольно сморщившись, Каширо коротко глянул на ученую и вновь обратившись к Кочоу, спросив:
  - А как насчет ужина?
  Он не собирался так просто сдаваться.
  На щеках девушки вновь вспыхнула краска и она ответила:
  - Хорошо. Я поужинаю с тобой.
  - Тогда где и когда?.. - невинно спросил Каширо, улыбаясь, - Где вообще тебя можно найти?
  Такой интерес к свой персоне для Кочоу явно был в новинку.
  - Не нужно меня искать, - сказала девушка и рефлекторно поправила очки, смутившись, - Я сама тебя найду. Просто будь вечером готов.
  109-й удивленно хлопнул глазами, а затем догадливо произнес:
  - Электроника и прочая техника, говоришь, твоя способность?
  Кочоу согласно кивнула, лукаво улыбнувшись.
  Каширо вспомнил сколько камер понатыкано в коридорах MBI. Да, пожалуй, девушка действительно найдет его в здании без труда.
  - Хорошо, Кочоу, - согласился юноша и хотел еще что-то сказать, но был перебит.
  - Двадцать вторая, а ну марш переодеваться! - сердито рыкнула ученая, посмотрев на секирей, - Вы мне своей болтовней мешаете производить настройку!
  - Хорошо, Таками-сан, - спокойно произнесла девушка, забыв о смущении, и проследовала за ширму.
  Когда 22-я уходила, то уже у дверей подарила 109-му пристальный и теплый взгляд, а ее щеки опять покраснели. В ее глазах было трудно не заметить интерес.
  
  Каширо стоял на краю крыши, на самом верху башни MBI, чувствуя как ветер гуляет по его лицу. Было весьма хорошо. Мысли отошли на второй план, позволяя телу расслабиться.
  До вечера и ужина с Кочоу оставалось больше часа, поэтому он решил подняться на верх здания и отдохнуть, любуясь открывающимся видом. Посмотреть действительно было на что. С высоты башни MBI весь Токио словно лежал у ног Каширо. Он видел скопление людей и машин. Все это двигалось, копошилось, жило своей жизнью. Отсюда люди были словно муравьи. Словно мелкие букашки, ежедневная возня которых для Вселенной не имела смысла и цели. Конечно, каждый из шагающих людей, там внизу, спешил по какому-то своему, несомненно важному делу. Но отсюда... С такой высоты все это казалось мелочным. Складывалось впечатление что судьба всего города в твоих руках. И стоит только пожелать...
  Каширо словил себя на мысли, что думая так он словно уподобляется Минаке, который считает других своими личными игрушками.
  - Ты! - 109-й внезапно услышал яростный крик позади себя и резко развернулся, чтобы увидеть Бенитцубасу.
  Она стояла, широко расставив ноги, и тыкала пальцем в Каширо.
  - Ты!.. - злобно прохрипела она.
  Справа от розоволосой находилась высокая девушка с серыми волосами, одетая во все черное, а на боку висела катана. В ее взгляде, который она направила на Каширо, чувствовалась какая-то смертельная угроза. 109-й почему-то почувствовал что он стоит перед очень опасным хищником, который может с легкостью его убить.
  - О! Привет, Каширо! - радостно произнесла Хайхане, стоя с другой стороны от сероволосой секирей, - Как делишки?..
  Она помахала своими руками-лезвиями в знак приветствия.
  - Привет, Хайхане! - добродушно усмехнулся Каширо этой девушке, - У меня все хорошо. А ты как? Ты теперь ведь в дисциплинарном отряде?
  - Да, мы с малогрудкой теперь в дисциплинарном отряде, - согласно кивнула Хайхане, - Вот на первое задание идем вместе с Карасубой-сан.
  Кивок в сторону сероволосой секирей.
  - Закрой рот, белая моль! - сердито рыкнула Бенитцубаса, посмотрев на 104-ю, - Размер груди не самое важное для девушки!
  Похоже любой намек на ее горошины был для розоволосой девушки очень болезненным.
  - Как скажешь, досочка... - захихикала Хайхане, помахав своей рукой в сторону подруги.
  - Натцуо сказал, что большая грудь для него не имеет значения! - возмутилась Бенитцубаса, сжав кулаки и сверля своим взглядом 104-ю, - Ему не нравятся большие дойки как у коров!
  - Ну да... Наш ашикаби - гей, - Хайхане проинформировала Каширо, захихикав, и посмотрев в сторону подруги, добавила, - Ему вообще женская грудь не нравится.
  - Нет! - возразила Бенитцубаса, рубанув рукой по воздуху, - Натцуо не такой! Он!.. Ему просто нужно время, чтобы понять!
  - Как скажешь, досочка... - вновь захихикала Хайхане, зажимая ладонью свой рот.
  Розоволосая девушка стала закипать прямо на глазах, ненавидящие смотря на 104-ю.
  - Я смотрю у вас все весело, - произнес Кашимо и понял что сделал он это зря.
  - Ты!.. - вновь зашипела Бенитцубаса, указав пальцем на 109-го, - Это ты во всем виноват!
  Знак вопроса отчетливо проступил на лице Каширо. Он то тут причем?
  - Весело... - согласилась Хайхане, прекратив хихикать.
  Сейчас она смотрела за новым действом, боясь пропустить хоть что-то.
  - Я убью тебя! - выкрикнула розоволосая, обращаясь к 109-му, и все больше заводясь, - Я сказала, что убью тебя, когда мы встретимся в следующий раз! Готовься умереть, слабак!
  Выкрикнув эти слова, Бенитцубаса сорвалась с места, намереваясь войти с Каширо в близкий, контактный бой.
  - Слон! - удивленно крикнул 109-й, показывая рукой за спину розоволосой.
  Это было так неожиданно, что Бенитцубаса резко остановилась и посмотрела назад.
  "Слон?!" - подумала она, ища взглядом диковинку на крыше MBI.
  - А?.. Где?.. - озадаченно спросила Хайхане, вертя головой в поисках животного.
  Но никакого слона на крыше почему-то не было.
  - Что за?.. - сердито произнесла Бенитцубаса, повернувшись к своему противнику, чтобы высказать ему свое возмущение, но того уже не было на месте.
  Каширо успел забежать в здание MBI. Драться с другой секирей?.. Да еще и рукопашницей?.. У которых физическая сила побольше будет, чем у других секирей. П-ф-ф!.. Ищете дураков в другом месте. 109-й хорошо запомнил слова Таками о своих физических возможностях. Ему легко наваляет обычная стихийница. А здесь шансов вообще нет. Пару ударов и Каширо не противник.
  - Стой, трус! - раздалось позади, - Вернись, боягуз! Дерись честно и умри!
  Каширо в буквальном смысле пролетел несколько пролетов, преследуемый Бенитцубасой и влетел на этаж, где находится его квартира. Не теряя времени, 109-й, держа в руке ключ, который вынул из кармана во время бега, подбежал к двери своей квартиры и ввалился внутрь. Замок за ним сразу же захлопнулся, обозначив то что сейчас между ним и Бенитцубасой несколько сантиметров железа.
  - Выходи, трус! - забарабанили по двери мощные удары.
  Железо жалобно задрожало.
  - А ну вышел немедленно! - яростно закричала розоволосая секирей с той стороны, - Я кому сказала?! Выходи и сразись со мной, трус!
  - Кхм... - прочистил голос Каширо, отойдя на несколько шагов от двери и громко произнес, - Говорит дверной автоответчик! Хозяина нет дома! Приходите завтра!
  109-й видел комедийный фильм, где так поступил главный герой. Он вообще многое из того что делал, брал из книг, интернета и фильмов.
  На той стороне на несколько секунд наступила тишина.
  Каширо решил удостовериться в положительном воздействии на Бенитцубасу и произнес:
  - После сигнала можете оставить свое сообщение хозяину. Б-и-и-п!
  Изобразил 109-й специфический звук. Правда не очень умело. Но кто станет придираться к таким мелочам? В фильме, к примеру, не стали.
  Тишина за дверь продлилась еще несколько секунд.
  "Сработало?" - на полном серьезе подумал 109-й.
  На той стороне внезапно раздалось хихиканье, переходящее в хохот. Судя по голосу, это была Хайхане.
  - Досочка... Оставь сообщение... Б-и-и-п! - задыхаясь, выдавила из себя 104-я, и даже попыталась имитировать этот звук голосом юноши.
  Кстати, тоже не слишком дуачно.
  Не смотря на несколько сантиметров железа, Каширо почувствовал как вскипела Бенитцубаса.
  - Тебе конец! - донеслась до него угроза и мощный удар снес дверь с петель.
  109-й предусмотрительно стоял в стороне.
  Внутрь ворвалась сердитая, розоволосая фурия. Она пришла убивать! Глаза ее пылали злобой, а руки сжимались в кулаки с такой силой что было слышно легко похрустывание.
  Каширо успел просчитать свои шансы. Они были не очень большие, но и не такие маленькие, если действовать правильно. Поэтому, единственный оптимальный вариант - драпать!
  В руке 109-го появилась трубочка, которая уходила в рюкзак за его спиной и крепилась к ткани его одежды. В то мгновение когда яростный взгляд Бенитцубасы нашел Каширо, юноша сделал свой ход.
  Кровь, находящаяся в резервуаре, пришла в движение. Разделившись на крохотные капельки, жидкость с огромной скоростью двинулась по пластмассовой трубке. С кончика металлической иглы вырвалась первая капелька. Она приняла коническую форму, став внешне похожей на крохотную пулю, и под огромным давлением понеслась к своей цели. Вслед за первой капелькой крови летела уже вторая, третья, четвертая, пятая и т.д.
  На Бенитцубасу обрушился настоящий шквал огня. Розоволосая вынуждена была проявить чудеса акробатики, чтобы увернуться от выстрелов. Позади нее вспыхнула крошевом стена, а поверхность покрылась дырами и небольшими кратерами.
  Скорость огня была довольно высокой и плотной.
  В то время как Бенитцубаса была вынуждена разорвать дистанцию, Каширо, не прекращая использовать свою силу, устремился прочь из квартиры.
  Боезапас быстро таял. Какими бы крохотными пули из крови не были, но интенсивность огня быстро сжигала хранящуюся в резервуаре жидкость.
  Каширо выскочил в коридор, встретившись взглядом с Хайхане и Карасубой. Они не препятствовали ему, поэтому он сразу же понесся прочь. Но вместо того чтобы бежать без оглядки, 109-й двинулся спиной вперед, выставив руку со шнуром впереди себя. Он хорошо чувствовал ритм своих шагов. Мощными движениями, он отталкивался от поверхности и прыгал вглубь коридора, отдаляясь от своей квартиры.
  Бенитцубаса не заставила себя ждать, вылетев из прохода почти сразу же после него. Новый шквал огня обрушился на девушку, заставив ту маневрировать, прыгая из стороны в сторону. Несколько случайных пуль отбила своими лезвиями Хайхане. В Карасубу попасть, даже невольно, Каширо опасался. После того как он почувствовал ее ауру, там на крыше, полную жажду убийства, 109-й понял почему эту секирей так боятся. А учитывая что она очень сильна, то безопаснее было бы просто подпустить поближе к себе Бенитцубасу.
  Резервуар 109-го уже показывал дно. Еще немного интенсивной пальбы и все. Придется вступать в контактный бой. А это... Это очень не хорошо.
  Бенитцубаса успешно уклонилась от выстрелов 109-го и серией мощных прыжков сократила расстояние между ними. Каширо почувствовал мощный удар и его тело, пролетев десяток метров, врезалось в стену.
  - Что здесь происходит? - раздался сухой и строгий вопрос, разом остановив бой.
  - Натцуо! - испуганно выкрикнула розоволосая секирей и покрывшись румянцем, уставилась на молодого мужчину в синем, деловом костюме, - Ой, Натцуо! Сейчас я закончу с этим мусором и мы сможем пойти с тобой куда захочешь!
  Пообещала розоволосая пребывая в смущении и как-то радостном ожидании.
  - А разве ты сейчас должна быть не на задании? - строго спросил парень, посмотрев на секирей.
  - Ну да... - еще больше покраснела Бенитцубаса, потеряв весь боевой задор, - Просто мы пошли на задание... Но встретили его!
  Она обвиняюще ткнула пальцем в сторону Каширо, который в этот момент сплюнул сгусток крови и спокойно встал на ноги.
   - А он вместо того чтобы сразиться со мной и умереть, убегал как трус... - начала она жаловаться.
  - Вообще-то правилами MBI запрещены схватки внутри здания корпорации, - заметил Натцуо, - Ты напала на этого секирей и тем самым нарушила правила, поэтому мне придется наказать тебя. Но это произойдет после того как ты вернешься с задания.
  Бенитцубаса возмущенно посмотрела на своего ашикаби, явно не согласная с его решением, но возражать не стала. Она только надулась и яростно посмотрела на 109-го.
  - Не трус, - решил вставить свои пять копеек Каширо, - Я не трус. Слабак, да. Но не трус.
  На лице розоволосой появилось удивление. Впрочем, как и на лице Хайхане. Карасуба только лишь хмыкнула. Натцуо никак на это не отреагировал.
  - И вообще, - спокойно продолжил Каширо, переходя на менторский тон, - Это было тактическое отступление с целью завлечения противника на более удобное для меня поле боя.
  - Чего?! - прошипела Бенитцубаса, став трястись от гнева, - Ты называешь свою трусость... "Тактическим отступлением"?
  - Нет, трусость - это трусость, - рубанул 109-й, - А ты, досочка, только что столкнулась с тактическим приемом. Проще говоря, военной хитростью.
  Розоволосая ошарашенно смотрела за разворачивающейся перед ней сценой наглости и самодовольства, а на ее лице вновь разгоралась злость. Позади нее начала хихикать Хайхане.
  - Ой!.. Не могу... - смеялась 104-я, держась за живот, - Военная хитрость...
  - Именно, - уверенно сказал Каширо, - Я просто хороший тактик. Думаю, из меня получится стоящий офицер среднего командного звена.
  - Не важно, - отмахнулся от их перепалки Натцуо и посмотрел на дисциплинарный отряд, - Что касается вас, то вы должны быть на задании, а не гоняться по коридорам MBI с целью убить этого секирей.
  - Прости, Натцуо, - смущенно протянула Бенитцубаса за всех и затем недовольно добавила, - Натцуо, я не буду убивать этого труса здесь, раз таковы правила и ты этого хочешь. Но я подожду момента когда он выйдет наружу. И тогда оторву ему голову!
  Последние слова она выплюнула со злостью и яростью.
  - Ага! - беспечно произнес в ответ 109-й, чувствуя как адреналин постепенно уходит из крови.
  В этот момент Каширо стало казаться, что у него болит каждая косточка в теле. Ему было не хорошо. Поэтому сейчас будет лучше уйти, а то, чего добро, упадет прямо здесь. Ударили 109-го, конечно, знатно.
  - Всем пока! - произнес он безмятежно и, развернувшись, пошел прочь, надеясь что никто не заметит его слабость.
  Все-таки Бенитцубаса здорово его приложила. Еще немного силы вложить в ее удар и сейчас бы внутренности Каширо украшали стену. О чем-то таком думал 109-й, шагая прочь.
  - Нет так быстро, - произнесла Карасуба, криво улыбаясь, и появившись рядом с юношей словно из ниоткуда.
  Ее меч лег на плечо 109-го, рядом с шеей. Каширо почувствовал, что ей не составит труда отсечь ему голову с такого положения.
  - Карасуба, - недовольно произнес Натцуо, но был проигнорирован.
  - Если ты такой хороший тактик, то что же ты сейчас сделаешь? - в глазах сероволосой секирей появилась жажда крови и насмешка, - Что будет, если я просто отделю твою голову от тела?
  Каширо почувствовал как его тело застыло, а ноги стали отказывать. Жажда крови Карасубы просто затопила сознание, парализовав мышцы. Капли пота выступила на лбу юноши.
  - Будет затупление твоей катаны... А значит... - нервно облизал свои губы 109-й, - Порча материально имущества? И снижение твоих шансов в следующем бою.
  Карасуба, несколько секунд, храня молчание, обдумывала сказанное.
  - Более глупого объяснения я еще не слышала, - ответила она и добавила, - Живи, но знай, что мне не нравятся слабаки. Особенно те из них, кто в этом сами признаются.
  Карасуба развернулась и зашагала прочь по коридору, не громко произнеся:
  - Сегодня мне точно надо кого-то убить.
  109-й почувствовал одновременно облегчение и в то же время понял что ему становится жутко.
  Какое-то время он просто смотрел вслед уходящей Карасубы, вспоминая предостережение доктора Таками. Такая как эта секирей действительно убьет и даже не заметит!
  Вслед за Карсубой пошли Беницубаса и Хайхане.
  - Пока, Кашимо-чан! - помахала ему на прощание 104-я своей рукой-лезвием.
  - До встречи, Хайхане-чан! - ответил ей 109-й, мысленно желая больше никогда не встречаться с дисциплинарным отрядом.
  Натцуо неодобрительно посмотрел вслед уходящим секирей и перевел свой взгляд на Каширо. На лице молодого мужчины появилась улыбка.
  - Ты как? - участливо спросил он, подойдя к 109-му, заглядывая сочувственно в его глаза, - Меня зовут Натцуо. Я - ашикаби дисциплинарного отряда.
  - Спасибо, нормально, - ответил юноша, натянув вежливую улыбку, - Я - Каширо, номер сто девять.
  Мышцы ног у 109-го жутко болели от скоротечной схватки. Да, он был действительно слабым секирей. В борьбе за собственную жизнь он задействовал все свои физические возможности и даже сверх того. Если бы схватка продолжилась... От этих мыслей 109-й побледнел. Бенитцубаса просто бы забила его до смерти.
  - Ясно, - произнес Натцуо, мягко улыбаясь, - Быть может, тебя довести до госпиталя? А то что-то ты выглядишь плохо.
  - Нет, спасибо. Со мной все в порядке, - отмахнулся Каширо.
  - Ну... В таком случае как ты смотришь на совместный ужин сегодня вечером? - внезапно спросил его в упор Натцуо.
  - Прости?.. - оторопело спросил Каширо, надеясь, что ослышался, - Какой еще ужин?
  - Разумеется ужин в ресторане. Хорошее вино. Изысканные блюда. Приятная музыка. И самое главное - только ты и я, - все также мягко произнес Натцуо, улыбнувшись.
  - Зач... - протянул Каширо, но вспомнил слова Хайхане о том что их ашикаби... - Натцуо-сан, ты гей?
  Парень напротив 109-го вновь улыбнулся, а в его глазах промелькнуло нечто игривое.
  - Я бы назвал это по-другому. Возвышенная любовь. Еще древние греки утверждали, что эта любовь божественная, - произнес он, - А ты достаточно красив, Каширо-сан, чтобы быть приглашенным в хороший ресторан. Ты того стоишь.
  109-й не знал как себя вести. Глаза Натцуо его словно проткнули, став жадными и внимательными, ловя каждую мелочь на лице Каширо.
  - Я не гей, - оторопело произнес юноша, - Извини, Натцуо-сан.
  - Оу!.. Ничего страшного. В таком случае мы можем просто посидеть в хорошем ресторане, - мягко возразил ашикаби дисциплинарного отряда, - Как друзья.
  - Эм... - протянул Каширо, не зная что ответить.
  Натцуо ему не нравился, а друзья обычно собирались выпить пива или там на какие-то другие занятия. 109-й точно не знал на какие именно. У него никогда не было друзей. Но явно два друга одного пола не ходят в ресторан, чтобы выпить хорошее вино и покушать изысканные блюда под приятную музыку. Обычно в фильмах мужчины так поступали с девушками... От этой мысли 109-го прошиб холодный пот. Натцуо считает его?.. Кем-то вроде девушки?.. Ну раз он гей, то в его представлении Каширо...
  "######???!!!!!!!!" - подумал 109-й, а его веки расширились от удивления и собственной догадки.
  - У меня сегодня много дел, Натцуо-сан, - торопливо произнес Каширо, - Так что извини! О мне пора идти!
  - Ничего страшного, - мягко произнес ашикаби дисциплинарного отряда, но его глаза стали холодными, - Мы ведь всегда можем выбрать другое время для приятностей?..
  - Э-м-м... - неуверенно и нервно протянул 109-й, - Не думаю...
  - Жаль. Но до встречи, Кашимо-чан! - сказал он и, махнув рукой, пошел по своим делам.
  - До встречи, Натцуо-сан, - ответил 109-й, совсем не желая этой встречи.
  
  Глава 4. Кочоу и ягодные блинчики.
  Каширо лежал на кровати в своей квартире и смотрел в потолок. Все-таки Бенитцубаса здорово побила его. И ей хватило лишь одного удара (!), чтобы почти вырубить его. С такими силами участие 109-го в проекте закончится очень быстро. Да, он весьма слаб. Да и силой своей толком управлять еще не научился. Кровь, быть может, не такое плохое оружие, просто ею нужно уметь пользоваться. К сожалению, у 109-го не было времени, чтобы овладеть своей силой в полной мере и отточить ее мастерство.
  В схватке с розоволосой Каширо использовал чужую кровь, которая хранилась в резервуаре в рюкзаке. Он мог бы использовать свою, если бы его вынудили, но тогда он бы просто упал без сознания. Обескровливание очень плохо влияет на организм в целом. Даже не смотря на то что этой ценной жидкости в теле 109-го было в два раза больше чем у обычного человека.
  Вопрос выживания Каширо в этом безумном планет стал для юноши очень остро. Вряд ли остальные секирей намного слабее Бенитцубасы. Да, не зря Таками утверждала, что его физические данные ужасны в сравнении с другими секирей.
  "А эта Карасуба..." - подумал он, вспоминания как лезвие ее меч коснулось его шеи.
  "Да она безумна!" - понял 109-й, вспомнив дикий взгляд и ауру черной секирей, которая фонтанировала жаждой убийства.
  Инстинкты юноши кричали, что от этой чокнутой нужно держаться подальше. Для Карасубы убивать тоже самое что жить. К тому же она в разы сильнее многих других секирей.
  Но что же делать? Ответа он не знал. Вот выйдет он из здания MBI и что дальше? Искать своего ашикаби?.. Эта идея его не прельщала. Как успел понять Каширо из разговора с персоналом еще на базе, после окрыления (так назывался процесс привязки к своему ашикаби), он станет чем-то на подобие верного слуги или, проще говоря, раба. Ученые, конечно, использовали другие слова и термины, но суть отношений секирей-ашикаби, Каширо понял именно так. Ах да, еще он будет очень сильно любить своего хозяина и с радостью выполнять все его команды. Так что зачем ему искать своего ашикаби? 109-й не видел причин для этого.
  Поток мыслей 109-го прервала вошедшая в его комнату Кочоу. Дверь еще не поставили на место, после схватки с Бенитцубасой.
  - Как ты, Каширо? - сразу же спросила она, обеспокоенно посмотрев на него.
  109-му стало приятно, оттого что девушка за него переживает. Тело изнутри затопило тепло. Стало так хорошо и легко!.. Особенно приятно было услышать свое имя, слетевшее с ее губ.
  - Спасибо, Кочоу. Все хорошо, - ответил он и встал, внезапно почувствовав как боль пронзила его тело, но ни один мускул на лице 109-го не дрогнул.
  Перед ней он не покажет свою слабость!
  Девушка похоже что-то заметила и подойдя к нему, бесцеремонно подняла футболку, обнажив огромный синяк на животе.
  - В порядке говоришь? - спросила она, сердито посмотрев на него, - Не хорошо обманывать, Каширо. Я видела запись твоего боя с Бенитцубасой.
  109-му показалось словно очки 22-й зловеще заблестели. Но это длилось всего лишь мгновение и юноша так и не понял чему он был свидетелем.
  - Ты хоть понимаешь, какой ты идиот, раз у тебя хватило мозгов, чтобы подраться с членом дисциплинарного отряда?! - внезапно рассердилась она, - Ты чем вообще думал, Каширо?! Да еще и когда Карасуба-сама...
  22-я поправила очки и резко успокоилась, замолчав, но продолжила смотреть укоризненно на 109-го.
  - Извини, - виновато протянул он, - Но у меня не было выбора. К тому же это уже случилось. Да и не все так плохо в конце концов. Так... Несколько синяков и мелких царапин заработал.
  - Неужели? - все также спокойно, но как-то иронично спросила Кочоу, - Я, просмотрев запись боя, могу сказать, что твой шанс на успех был не более пять процентов.
  - Не может быть! - беззаботно отмахнулся Каширо, улыбнувшись, - Ты недооцениваешь меня, Кочоу!
  Девушка дотронулась кончиком пальца до уголка своих очков и внимательно осмотрела 109-го с ног до головы. В ее глазах мелькнуло нечто не понятное для юноши.
  - Я секирей информационного типа, секирей-электронщик, - произнесла она, - Мои выводы весьма точны.
  - Все мы иногда ошибаемся или недооцениваем кого-то, - все также беззаботно произнес Каширо и вновь махнул рукой, - Пошли лучше перекусим! А, Кочоу?..
  Девушка хмыкнула, окинув 109-го внимательным взглядом и затем вздохнув, произнесла:
  - Хорошо. Пойдем уж.
  22-я слегка покраснела, когда Каширо взял ее под руку и повел на выход из квартиры.
  Рабочие как раз принесли новую дверь, чтобы вскоре установить.
  Сам же 109-й улыбался, беседуя с Кочоу, в то время как побитое тело ныло и просило отдыха. Если бы не 22-я, то он бы послал все на три буквы и лег спать. Но девушки... Чего ради них не сделаешь?
  
  - А давай возьмем фруктовые блинчики? - предложил Каширо, смотря на Кочоу, в то время как они оба сидели в кафе, которое находилось в здании корпорации MBI.
  - Фруктовые блинчики? - переспросила она, а ее щеки вспыхнули розовым.
  - Да, - кивнул согласно головой 109-й, - Ты какие будешь?
  - Ну... - задумалась девушка, смотря меню, - Пожалуй, с клубникой.
  - Здорово! А я в таком случае возьму с черникой, - сказал Каширо, улыбаясь.
  - Хорошо... - Кочоу стала красной и глубоко вздохнула, посмотрев на 109-го.
  Она затеребила салфетку, но затем рефлекторно поправила очки. Это помогло ей взять себя в руки и немного успокоиться.
  Сделав заказ, Каширо весело спросил:
  - Неужели у меня действительно был такой маленький шанс победить Беницубасу?
  Кочоу согласно кивнула и серьезно произнесла:
  - Она боец ближнего боя. Ее тело специально усилили в MBI, после того как выбрали 105-ю в члены дисциплинарного отряда. Я сравнивала ваши данные. У нее весьма хорошие результаты. У тебя же Каширо... Все несколько иначе.
  Дипломатично закончила Кочоу, опустив смущенный взгляд.
  109-й понял, что она хотела сказать и это было... не приятно.
  - А откуда у тебя мои данные и данные Бенитцубасы? - заинтересовался Каширо, а затем, ухмыляясь, добавил, - Ах, да-да! Электроника и компьютеры... Это же твоя сила.
  109-й подмигнул улыбнувшейся Кочоу.
  - Верно, - согласилась она, - Эта информация оберегается MBI не слишком надежно. Конечно, получить ее не так просто, но для меня это не составило труда.
  В голосе 22-й послышалось хвастовство.
  - Впрочем, как и для другой секирей информационного типа, - добавила тут же девушка и погрустнела.
  - А много, вообще, секирей информационного типа? - поинтересовался Каширо.
  - Нет, - произнесла Кочоу, - Нас осталось всего двое. Я и еще Матцу-сан, номер ноль два.
  - О! Я слышал, что единичные номера посильнее будут всех остальных, - заметил 109-й.
  - Это правда. Это связанно с настройками, - произнесла девушка, согласно кивнув головой, - Теперь то понятно, после слов профессора Таками, что имелось в виду. Силу двоичных номеров просто сильнее ограничили.
  - И намного сильнее они остальных номеров? - спросил Каширо, заинтересовавшись.
  - Они в одиночку справятся с любым двузначным и трехзначным номером, - произнесла Кочоу, - С двумя - может быть, но с ощутимым трудом... Самая сильная - это ноль первая. Заметно слабее нее ноль вторая вплоть до ноль пятого. Ноль шестой по ноль девятую немного слабее их. Дальше идут все остальные.
  - Понятно, - задумчиво произнес 109-й, понимая что его шансы пережить план секирей понижаются.
  - Ваш заказ, - произнесла официантка, поклонившись.
  На тарелке перед Каширо лежали блинчики, начинка которых была завернута в тесто.
  Пожелав друг другу приятного аппетита, они приступили к трапезе. Вместо привычных палочек у них были европейские столовые приборы - нож и вилка.
  Попробовав первый кусочек, 109-й отметил, что блинчик был весьма недурственный. Его сладкий вкус немного смягчил горечь мыслей Каширо. Он чувствовал себя крысой, загнанной в угол, и ему не оставалось ничего другого как сражаться.
  Посмотрев как Кочоу, которая прожевала второй кусочек, Каширо произнес:
  - Я помню как в одном фильме сказали, что если двое съедят блинчики с несколькими ягодами, то навсегда останутся вместе.
  22-я после этих слов покраснела, посмотрев на 109-го, и заметила с некоторым разочарованием:
  - Но у нас только по одному виду ягод в блинчиках.
  - Тогда... Просто попробуй мой, - произнес Каширо, отрезая кусочек от своей порции и протягивая его Кочоу, - А я потом попробую твой.
  Девушка вновь покраснела, но съела предложенное угощение, а затем проделала тоже самое что и 109-й. Каширо почувствовал во рту вкус клубники.
  - Вкусно! - вынес вердикт юноша, улыбнувшись.
  - Угу, - произнесла она, краснея.
  - Знаешь Кочоу, а ты мне нравишься, - прямо сказал Каширо, посмотрев на девушку.
  22-я вздрогнула, а ее руки, держащие столовые приборы, легонько затряслись. Сначала на лице Кочоу мелькнула радость, а затем появилась грусть.
  - Каширо... Это не правильно. Мы секирей... - произнесла она взволнованным голосом, - Я... Меня завтра с утра выпускают из башни.
  Девушка посмотрела на погрустневшего Каширо. Ну да... Ему тоже успели поездить по мозгам ученые, объясняя что ашикаби может быть только человек. Связь между двумя секирей просто невозможна.
  - Меня должны были выпустить еще неделю назад, но задержали из-за трудностей в настройке, - добавила Кочоу.
  - Ясно, - произнес юноша, чувствуя как сердце внутри защемило.
  На какое-то время разговор смолк. Они поглощали пищу, каждый думая о своем и боясь пересечься взглядами.
  - Скажи, Кочоу, - начал Каширо, - Для тебя так важно найти своего ашикаби?
  Девушка сначала ничего не ответила, видимо обдумывая ответ, а затем очень серьезно произнесла:
  - Для нас, секирей, ашикаби очень важен. Только с ним мы можем обрести счастье и создать связь. Только с ашикаби мы можем завести потомство и получить Норито.
  - Норито? - переспросил 109-й и увидел удивленный и вопросительный взгляд 22-й, пояснил, - Я долгое время лежал в отдельной палате из-за болезни, поэтому в моих знаниях есть пробелы.
  - Но это же знает каждый секирей. Тебе должны были это объяснить, - сказала девушка как-то подозрительно смотря на Каширо.
  Парень напряг память. Первый бубнеж Минаки он в основном пропустил мимо ушей. Тогда он пребывал в эйфории из-за того что его тело больше не болит. Да и, честно говоря, ему просто было не интересно. Потом уже ученые пытались втолковать Каширо полезную информацию на протяжении того короткого времени, что он пробыл на базе, пока 109-го не забрал вертолет. Но не имели успеха по причине эйфории и отсутствия интереса.
  "Норито... Норито..." - Каширо задумался, а слово вертелось на языке.
  Внешне юноша нахмурился, забарабанив пальцами по столу, а взгляд сосредоточился на одной точке. В голове промотался бубнеж десятка ученых, пока он не сфокусировался на обрывках информации.
  - Это что-то связано с... поцелуем? - не уверенно выдал 109-й, вопросительно посмотрев на девушку.
  Кочоу уставилась на Каширо. Весь ее взгляд говорил, что то что она видит и слышит - этого просто не может быть!
  - Не верю, - произнесла она, но потом продолжила ровным голосом, - Норито - это сильнейшая атака секирей. Активируется она посредством поцелуя с ашикаби или иным способом передачи ДНК.
  - Кровь как альтернатива? - сразу же догадался юноша, - А поцелуй из-за слюны. Я прав?
  - Верно, - согласилась девушка.
  - Значит и секс подойдет, - предположил он.
  - Да... - смутилась 22-я, - Но это слишком долго в преддверии схватки. Эффективнее использовать обычный поцелуй.
  Какое-то время они помолчали, каждый обдумывая свое и Кочоу предложила:
  - Каширо, если у тебя есть вопросы, то спрашивай. Я помогу восполнить твои пробелы в знаниях. В конце концов знания - моя специализация как информационного секирей.
  - Спасибо, Кочоу, - поблагодарил ее 109-й, - А что случается с теми секирей которые не обретают своего ашикаби, так как не хотят таких связей?
  - Ты не хочешь найти своего ашикаби? - догадалась Кочоу.
  - Честно говоря, не очень хочется кому-то служить, - признался Каширо.
  - Многие секирей считают, что это любовь, - произнесла она, внимательно посмотрев на 109-го.
  - В прошлом у меня было много свободного времени и некоторая нехватка учителей из-за чего у меня и сформировалось иное, "не правильное" мнение, - ответил Кашимо, зубоскаля.
  - Понимаю тебя, - оценивающе посмотрела на него Кочоу, - Есть некоторые секирей, которые разделяют похожие взгляды, что и ты. Но если ты, Каширо, не найдешь своего ашикаби, то, в принципе, ничего страшного не произойдет. Но тебя могут насильно окрылить.
  Увидев вопросительный взгляд юноши, девушка пояснила:
  - Есть некоторые ашикаби, которые создают связь с другими секирей насильно. Конечно, это не правильно. Быть связанным с тем, кого ты не выбрал. Но такие ашикаби есть и они не стесняются заставлять своих секирей ловить для них пополнение.
  Каширо задумался.
  - А что будет если твой ашикаби умрет? - поинтересовался он.
  - Секирей падет вместе со своим ашикаби, - коротко произнесла Кочоу, грустно улыбнувшись, - Мы связаны с нашим ашикаби навечно. Их судьба - наша судьба.
  Дальнейший разговор смолк сам по себе. Оставшаяся часть трапезы прошла в тишине.
  
  Каширо вновь лежал на кровати в квартире, которую ему дало MBI. 109-му так никто и не сказал, что ему делать дальше. Никаких задач перед ним не поставили и не объяснили зачем выдали отдельную квартиру. Ведь остальные секирей жили все вместе на одном этаже по несколько человек в номере. Только члены дисциплинарного отряда имели свое жилье. Об этом ему рассказала Кочоу уже перед самым расставанием.
  "Неужели ему хотят предложить место в дисциплинарном отряде?" - подумал Каширо.
  Если это так, то он не понимал зачем это делать. Ведь боец из него так себе. К тому же у него явный конфликт с номером 105, Бенитцубасой, что негативно скажется на внутренних отношениях отряда. Да и сам 109-й не горел желанием быть в дисциплинарном отряде. Если Бенитцубасу он просто опасался, то Карасубу... На лбу у Каширо выступил холодный пот, который дал ответ вместо слов.
  Впрочем, 109-й вообще не понимал плана секирей и логики Минаки. Поэтому если ему предложат место в дисциплинарном отряде, то он не удивится.
  "Но тогда..." - Каширо вспомнил о Натцуо.
  Ведь именно этот тип станет его ашикаби, в таком случае? Или 109-му дадут другого?
  Каширо понял, что не хочет себе никакого ашикаби. Пускай даже самого доброго и заботливого. Быть живой игрушкой в руках другого человека... Эта мысль его страшила сильнее Карасубы, лежащей в его постели в обнаженном виде с катаной в руке.
  "Что же делать?" - подумал Каширо и незаметно для себя погрузился в сон.
  
  Глава 5. Мелкий прыщ и внезапное окрыление
  Всю ночь Каширо ворочался из стороны в сторону. Снился ему кошмар. Поэтому проснулся он внезапно словно по мановению волшебной палочки. Открыв глаза, юноша откинул одеяло и резко встал. Потом катил по нему градом, а дыхание было тяжелым.
  - Кочоу! - внезапно произнес 109-й.
  Он помнил, что сегодня она должна покинуть башню MBI и от этой мысли ему стало больно. Сердце отказывалось в это поверить.
  Тяжелым, не выспавшимся взглядом, юноша посмотрел на часы и понял что уже утро.
  "Она уже ушла?" - подумал 109-й, похолодев.
  Внезапно его охватил страх и отчаяние. Он просто представил, что Кочоу ушла и больше 109-й ее никогда не увидит.
  Эта мысль его очень сильно испугала. Да так, что перехватило дыхание!
  "Нужно увидеться с Кочоу" - подумал 109-й и подгоняемый этой мыслью, быстро оделся и вышел из квартиры.
  На этаже, где жили остальные секирей, его остановила человеческая охрана, которая завернула его обратно. Сначала Каширо хотел просто раскидать их по сторонам. Что ему могли сделать несколько солдат вооруженные штурмовыми винтовками? А затем 109-й осознал о чем он на полном серьезе задумался. Напасть на охрану MBI! И только лишь потому что сейчас они стояли между ним и Кочоу!
  Это было не привычно для 109-го. Никогда раньше он себя так не вел. Наверное, Каширо просто заболел. Но сердце настойчиво стучало в груди, требуя встречи с ней.
  Так как этаж, где жили секирей, имел два лестничных выхода и один лифт, то Каширо решил подождать Кочоу в главном холле MBI. Мимо она не пройдет. 109-й не знал, что он ей скажет. Ему просто нужно ее увидеть, чтобы взять за руку, притянуть к себе и... Юноша дернул головой, отгоняя такие мысли.
  Внутри 109-й чувствовал поднимающееся пламя, которое буквально заставляло его идти вперед. Да чего уж там?! Оно его гнало вперед!
  В главном холле MBI он буквально нос носом столкнулся с Таками.
  - Что случилось, Каширо? - удивленно спросила ученая, загораживая ему путь.
  - Таками-сан... - прохрипел 109-й, понимая, что его поведение сейчас выглядит странно.
  Юноша тяжело дышал, но это было явно не из-за бега. Сердце словно выскакивало из груди, а на щеках появился легкий румянец.
  - Таками-сан... - повторил юноша, беря себя в руки и глубоко вздохнув, пытаясь выглядеть спокойным.
  - Неужели ты реагируешь, Каширо? - спросила Таками, выражая слабый интерес, и иронично добавила, сделав шаг назад, - Только не говори что на меня.
  - Реагирую?.. На вас?.. - удивился 109-й и отмахнувшись, произнес, - Не говорите ерунды, доктор!
  - Ну не такая я уже и страшная, - улыбнулась ученая и уже серьезно спросила, - Так что случилось, Каширо-чан?
  - А... Вы не видели Кочоу? - спросил юноша.
  - Она только что покинула здание MBI. Я проводила ее до выхода, - ответила ученая, внимательно глядя на парня-секирей и зачем-то отметила, - Выглядела она, кстати, не очень хорошо. Но задержаться отказалсь.
  В этот момент Каширо осознал сказанные слова и выдавил:
  - Как так?..
  Таками совершенно ничего не поняла и собиралась расспросить юношу, но в этот момент 109-й сорвался с места, направившись к выходу.
  - Стой, Каширо! - крикнула ученая, - Тебе нельзя выходить из здания MBI!
  Но юноша ее не слышал. Он несся к выходу. Его больше ничего не держало в MBI. Зато там, за пределами башни, была Кочоу!
  Несколько охранников попытались остановить 109-го, но не преуспели. Каширо просто не заметил их усилий. Их попытка задержать секирей была сравнима с намерением голыми руками остановить танк, который едет на полном ходу. Охрана отлетела от Каширо словно кегли от бильярдного шара, а сам парень выбежал наружу.
  "Где же она?!" - подумал он, быстро осматриваясь по сторонам.
  Почувствовал странный импульс, Каширо сорвался с места, перейдя на форсированную скорость. Он почему-то был уверен, что так найдет Кочоу.
  Башня MBI осталась позади. За ним никто не гнался и не пытался остановить. Но не успел Каширо достаточно отбежать от здания корпорации как увидел 22-ю. Она стояла на коленях, а сзади ее за руки крепко держал какой-то парень, шею которого скрывал длинный шарф апельсинового цвета, а на боку висела катана. Он не позволял Кочоу подняться. Рядом находился пацан, лет четырнадцати-пятнадцати, одетый в белый костюм, который прямо кричал о состоятельности своего владельца. За спиной мелкого прыща обнаружился белоснежный лимузин с открытой дверью.
  Прохожие притворялись, что не замечают всего происходящего. Словно эти трое стали неведимками.
  - Сегодня я пополню свою коллекцию! - радостно закричал пацан, замахав руками, и даже подпрыгнул на месте, - Ура! Новая игрушка в моей коллекции!
  Мелкий паразит сразу же вытянул свои губы трубочкой, приговаривая:
  - Всего один поцелуйчик и ты станешь моей!
  Кочоу попыталась вырваться, но бесполезно. Парень в шарфе все также крепко держал ее.
  - Поторопитесь, ашикаби-сан! - поторопил мелкого засранца тот кто держал 22-ю, - Не медлите, и окрылите ее!
  - Хорошо, Мутцу-чан! - согласился мелкий засранец, еще больше вытянув свои губы, но недовольно пробурчал, - И не нужно меня подгонять...
  Каширо уже готов был сорваться с места, чтобы помешать этому насилию, но вмешался случай.
  - Я бы советовал оставить секирей моего господина в покое, - произнесло новое действующее лицо.
  - А?! Что?! - воскликнул мелкий засранец и посмотрел в сторону мужчины, который был одет в деловой костюм и носил квадратные очки, - Ты еще кто такой?! И почему ты мне мешаешь?
  - Прощу прощения, где мои манеры? - улыбнулся незнакомец, - Меня зовут Какидзаки и я представляют интересы ашикабы востока, господина Хиги. Он попросил меня забрать его секирей, а вы мешаете мне выполнить мой долг. Поэтому советую отойти в сторонку и не мешать.
  За спиной мужчины находилось две женщины, спортивного телосложения. То что они были секирей, догадаться было не трудно. Такие странные и открытые костюмы могли шить только в MBI. Наверняка, по эскизам извращенного ума президента Минаки.
  Одна из секирей держала боевой посох, а вторая была безоружна. Видимо, являясь рукопашницей.
  Мелкий прыщ топнул ногой и указав пальцем на Какидзаки, сердито выкрикнул:
  - Вечно вы взрослые лезете не в свои дела! Это моя игрушка! Поищите себе другую!
  Парень в шарфе устало вздохнул, наблюдая за этой сценой.
  Каширо находился недалеко, стараясь оставаться не замеченным.
  - Значит, так просто вы не сдадитесь? - ухмыльнулся Какидзаки, - Что же, тогда мы силой возьмем то что нам нужно.
  Обе девушки за его спиной ухмыльнулись, переглянувшись, и стали расходиться в стороны.
  - Мутсу, накажи их! - ткнул пальцем мелкий прыщ в своих оппонентов.
  Секирей, одетый в шарф апельсинового цвета, отпустил Кочоу и, вздохнув, обнажил катану.
  Прохожие пропали с улицы в одночасье. Словно их тут никогда и не было.
  22-я замерла на месте, не решаясь что-то предпринять. Напуганной она не выглядела. По-крайней мере, внешне.
  - Ичия, номер восемнадцать, - представилась рукопашница.
  - Тойомата, номер шестнадцать, - произнесла секирей с боевым посохом.
  Обе девушки предвкушающие посмотрели на парня.
  - Мутсу, номер ноль пять, - ответил секирей мелкого прыща.
  - Единичный номер, - произнесла Тойомата, зловеще улыбнувшись.
  - Сегодня мы повеселимся, - заметила Ичия, криво ухмыляясь.
  Две девушки сорвались с места, заходя к цели с разных сторон. Мутцу сместился с линии атаки, пропустив удары мимо себя. В ответ он ударил катаной, которая встретилась с боевым посохом. Тем самым Тойомата прикрыла свою напарницу от угрозы и та смогла нанести мощный выпад ногой, нацеленный в голову пятому номеру. Мутсу увернулся, разорвав дистанцию. Он оценивающе посмотрел на своих ухмыляющихся соперниц. Затем схватка продолжилась. Обе секирей действовали слаженно, поддерживая друг друга и тем самым показывая что они и раньше сражались в паре. Пока одна прикрывала, вторая наносила удар. Они постоянно менялись и страховали друг друга. Мутсу быстро подстроился под их ритм, отбивая удары и сам переходил в атаку. Ичия, рукопашница, уклонялась от катаны парня, а Тойомата предпочитала жесткие блоки, используя свой боевой посох.
  Три секирей, обмениваясь ударами, переместились вдоль улицы, оставив своих ашикабы позади. Мелкий засранец выглядел недовольным, что и выразил в возмущенном крике:
  - Мутсу, побей этих теток! И не тяни так долго! Если хочешь то я тебя даже поцелую!
  На последних словах он вытянул губки трубочкой, бурча:
  - Норито!.. Один цемчик и будет норито, Мутсу-чан!..
  Какидзаки, наблюдая за схваткой, лишь усмехнулся. Он был уверен в своих силах. Хотя и опасался ноль пятого. Все единичные номера были довольно сильны.
  "Это мой шанс!" - понял Каширо и сразу же сорвался с места.
  Его появление вызвало удивление у обоих ашикаби. Мелкий прыщ выпучил глаза и закричал:
  - Вор! Ты воруешь мои игрушки!
  Какидзаки выразил свои эмоции сдержаннее, недовольно буравя взглядом 109-го.
  Каширо, не теряя времени, схватил вздрогнувшую Кочоу на руки и одним тяжелым прыжком ушел на крышу ближайшего здания, которое, к счастью, было не слишком высокое. Тело 109-го моментально заныло от перегрузки, но он не позволил себе расслабиться, продолжив бег.
  - Каширо... - прошептала девушка, удивленно и смущенно смотря на своего спасителя.
  109-й улыбнулся ей, но больше не позволял себе отвлечься.
  - Верни мою игрушку! Она должна быть в моей коллекции! - закричал ему вслед мелкий засранец, грозясь кулаком, - Мутцу! Догони его!
  - Как не воспитанно, - произнес Какидзаки, смотря на здание, куда прыгнул новый и неожиданный участник событий.
  Мелкий прыщ, сердито запрыгал на месте, и сжимая кулаки, а затем прыгнул в свою машину. Лимузин тут же сорвался с места.
  Мутсу разорвал дистанцию со своими противницами и тут же устремился вслед за Каширо. Тойомата и Ичия замерли на своих местах, кинув вопросительный взгляд на Какидзаки.
  - Догоните их и приведите к господину Хиге, - приказал он и добавил, - Двое бескрылых - это хороший шанс увеличить наши силы в этой игре.
  Девушки моментально сорвались с места, чтобы последовать за Мутсу.
  Тем временем Каширо прыгал по крышам с девушкой на руках. Через несколько минут он стал чувствовать усталость и боль в ногах, но парень не сдавался.
  Позади него вспыхнуло сражение между преследователями.
  - Тебе ничего не светит, ноль пятый! - крикнула Тойомата, усмехнувшись.
  Ичия не стала тратить слова попусту. Она просто перешла к действиям. Мутсу без видимых усилий уклонился от нескольких ударов, не став нападать в ответ, и продолжил преследование.
  Тойомата прыгнула в след за ним и уже в воздухе они обменялись серией ударов, а когда оба секирей приземлились, то напарницу сменила Ичия, нанося короткие, но быстрые удары.
  Каширо чувствовал как его ноги все больше немеют, а ведь прошло совсем не много времени с начала этого забега. Нет, в таком темпе он не продержится долго. Поэтому он решил поступить как в одном фильме про шпионов. Обычно если агент разведки хотел скрыться, то он смешивался с толпой.
  Каширо заметил высокое здание торгового центра и спрыгнул с крыши. Ноги отозвались болью, а легкие словно обожгло огнем. Усталость вмиг разливалась по телу.
  Напугав нескольких прохожих, 109-й побежал ко входу в торговый центр. Оказавшись внутри, он, напрягшись из последних сил, запрыгнул на второй этаж и только тогда отпустил Кочоу.
  - Как ты, Каширо? - обеспокоенно спросила 22-я, склоняясь над ним.
  Ничего не говоря, юноша потащил девушку по коридору, пытаясь не бежать, чтобы лучше слиться с толпой.
  В этот момент трое секирей ворвались внутрь торгового центра, распугав часть покупателей. Преследователи огляделись по сторонам и обе девушки недовольно нахмурились. Найти в таком потоке людей двоих бескрылых (так называли секирей у которых не было связи с ашикаби) будет трудно. Но благодаря дизайнерскому почерку MBI, костюмы всех секирей выделялись из толпы словно новогодняя елка посреди пустыни.
  - Сюда! - указала Кочоу, крепко держа 109-го за руку, а взгляд девушки был немного расфокусирован.
  22-я уже взломала местную систему безопасности и наблюдала за преследователями с помощью видеокамер. Они, разделившись, сейчас искали беглецов.
  Войдя в магазин одежды, Каширо и Кочоу, не обращая внимание на удивленных продавцов и посетителей, ввалились в кабинку для переодеваний. Послышались пораженные, осуждающие и отчасти гневные шепотки посетителей.
  Внутри кабинки юноша и девушка замерли и сами того не заметив, прижались друг к другу, тяжело дыша. Сердца обоих порывисто бились в груди. На лице 109-го и 22-й появился румянец, который быстро становился огненно-красным. Они чувствовали обжигающее дыхание друг друга.
  "Что со мной?.." - подумал Каширо, смотря на девушку, - "Неужели я реагирую?.. На нее?.. Но как такое может быть?".
  Они не заметили как их руки переплелись, а губы оказались в опасной близости друг от друга.
  - Простите, господа, - внезапно раздался вежливый голос продавщицы из-за занавески, - Я могу вам чем-то помочь?
  Молоденькая продавщица не знала как себя вести. Правилами магазина вроде бы не запрещалось заходить вместе в кабинку, но в данной ситуации, она сомневалась что эта парочка зашла с целью именно помереть одежду. Да и как это так?! Парень и девушка вместе в одной кабинке?! Совсем стыд потеряли!
  Она видела, как они просто ввалились в кабинку тяжело дыша, красные словно раки и крепко держась за руки. Не трудно догадаться с какой целью это было сделано! А вот это как раз нельзя допустить! Что скажут люди о их магазине, если нечто подобное произойдет прямо в кабинке?!
  Девушка даже не хотела об этом думать. Набравшись решимости, она сделала шаг и, мгновение поколебавшись, откинула занавеску.
  Как и предполагалась! Парочка сжимала друг друга в объятиях и они оба томно дышали!
  "Какой позор!" - подумала девушка-продавец, - "Какое ужасное воспитание!".
  Но на ее лице не дрогнул ни один мускул.
  - Я могу вам помочь, господин и госпожа? - вновь вежливо спросила она, поклонившись, даже не думая оставить эту бесстыжую парочку наедине.
  Первое мгновение они словно ее не замечали, продолжая прижиматься друг к другу, делая это прямо у нее на глазах! Но затем они словно пришли в себя и разорвали объятия. Смущение появилось на лицах этих двоих. Но это продлилось совсем недолго.
  22-я поправила очки и в мгновение стала спокойной и собранной. Поклонившись в ответ продавщице, она произнесла:
  - Простите, но мы...
  Кочоу внезапно замолчала, а ее взгляд вновь стал слегка расфокусированным. Сопоставив их нынешнее местоположение и места, где находились преследователи, девушка сочла шансы пройти незамеченными довольно высокими. План созрел менее чем за секунду.
  - Каширо, идем! - скомандовала 22-я и крепко схватив его за руку, пара проследовала к выходу не обращая внимания на удивленные и косые взгляды людей в магазине.
  - Я в системе торгового центра, - коротко бросила она 109-му, - Доверься мне. Мы пройдем незамеченными.
  Выход пары из магазина сопровождался ожившей сиреной пожарной безопасности, а электронный голос сообщил, чтобы все посетители немедленно покинули здание. Толпа сразу же пришла в движение. Никакой паники особо не наблюдалось. Японцы довольно дисциплинированный народ. Они слились в одно целое и пошли к выходам.
  Каширо и Кочоу присоединились к толпе, став следовать с ней в одном ритме. Внезапно девушка вырвала 109-го из общего потока и открыла какие-то боковые двери.
  
  Каширо сидел на скамейке в парке. Рядом с ним была Кочоу.
  Девушка пыталась казаться спокойной и сосредоточенной, но пылавшие щеки выдавали ее с головой.
  Рядом прогуливались отдыхающие люди. Кто-то это делал парами, кто-то был с друзьями, а кто-то с семьей и детьми.
  Они выбрались из торгового центра через служебный выход. Никто их не задержал.
  Кочоу двигалась уверенно внутри бетонных джунглей мегаполиса, чувствуя здесь себя словно в родной стихии, пока они не оказались в каком-то парке. Каширо никогда не был в городе раньше. Поэтому не могу сказать, где они оказались.
  109-й посмотрел на девушку, сидящую рядом с ним. Заметив его взгляд, она смутилась, но не стала отводить глаза в сторону.
  - Ты мне нравишься, Кочоу, - внезапно сказал он, - Действительно очень нравишься.
  - Это не правильно, Каширо. Мы секирей, - сразу же возразила она, заливаясь краской с новой силой, - Это не правильно... Не правильно, что я на тебя реагирую.
  Кочоу резко отвернулась, поняв в чем она призналась! Ведь это же невозможно! Может ей просто плохо?! Ведь секирей не может реагировать на другого секирей!
  - Правда? - услышала она голос Каширо над самым ухом и испуганно посмотрела на парня.
  22-я всегда собранная и сосредоточенная ничего не могла поделать со своей реакцией. Сердце бешено стучало о грудную клетку, словно желая выскочить изнутри. Тело стало ватным, а желание быть с Каширо завладело ее естеством. Сопротивляться этому было просто невозможно.
  - Правда, - тихо прошептала она, чувствуя как ее лицо приблизилось к его.
  И в этот момент их губы встретились. Крылья света вырвались из-за спины Кочоу и он с удивлением увидела точно такие же крылья за спиной у Каширо. У парня они были ярко красного цвета словно собранные из капелек крови.
  В свою очередь 109-й увидел серые, геометрически правильные крылья 22-й. В этот момент Каширо ощущал мягкость и влагу на своих губах, продолжая поцелуй.
  Их крылья развернулись в стороны на несколько метров, а затем накрыли собою обоих секирей, чтобы вскоре исчезнуть.
  Поцелуй продолжался еще несколько минут, став более глубоким, но остававшийся все еще детским и очень не опытным. Наконец, оба секирей отстранились друг от друга. Он и она тяжело дышали, хватая воздух ртом, пока не пришли в себя.
  Каширо посмотрел на прильнувшую к нему Кочоу. Девушка прижалась к его груди, счастливо улыбаясь, а ее руки обвились вокруг него.
  - Ашикаби-сама... - произнесла она, а на лице поселилось радостное умиротворение, - Кочоу, секирей номер двадцать два. Вместе с вами навсегда!
  Последние слова были обычной клятвой, которую давали братья и сестры 109-го, когда обретали своего ашикаби. Это значило, что чтобы ни случилось, секирей будут верны своему возлюбленному до самого конца.
  Каширо просто смотрел на девушку, чувствуя как что-то в нем очень сильно поменялось. Он ощутил образовавшуюся между ними связь. Его "тами", или как его еще называют "энергетическое ядро", стало сильнее. Между Каширо и Кочоу протянулась нить, соединив их. От девушки к нему теперь постоянно поступала часть энергии, в то время как часть его силы отдавалась ей. Их объединенные тами постоянно обменивались энергией. Благодаря этому физическое тело 109-го немного укрепилось. Также улучшились его способности связанные с управлением кровью. Но не это изменение главным образом поразило Каширо. Удивили, или скорее шокировали юношу новые чувства к Кочоу. Если раньше его к ней тянуло и ощущалась сильная симпатия, то сейчас 22-я стала для него очень дорогим и важным человеком. Многие жизненные приоритеты просто сместились на нее. Хотелось, чтобы она всегда была счастлива и улыбка никогда не покидала ее лицо.
  Каширо попробовал подавить в себе это состояние. Так как эти новые чувства его напугали. Кровь пошла по жилам, ядро 109-го разгорелось, а связь между ними напряглась. Но тщетно. Эмоции, фонтанировавшие в теле юноши, хоть и улеглись, но никуда не ушли. Внутри ощущалась какая-то нежность и желание защитить Кочоу, быть с ней рядом... Этому невозможно было сопротивляться. Да и не хотелось. Ведь секирей были рождены чтобы любить и быть любимыми. Это было их предназначение.
  Каширо осознав это, обнял Кочоу и прижал к себе. Это была настоящая связь двух сердец.
  Какое-то время они просто сидели вместе наслаждаясь теплом друг друга.
  - Каширо-чан, я очень... очень сильно люблю тебя. Еще тогда, в детстве, я поняла, что ты мой ашикаби. Правда я никогда не думала, что ты секирей, - сказала Кочоу, а затем задумчивым тоном продолжила, - Я не понимаю как между нами могла образоваться связь. Я же читала отчеты исследователей. Это, в принципе, невозможно. То что мы с тобой теперь связаны - это интереснейший феномен и его нужно будет обязательно... изучить. Внимательнейшим образом.
  Голос Кочоу стал похож на лекторский, а в глазах появился блеск ученого и она посмотрела на своего избранника.
  - Да, определенно, это интересный феномен, - подытожила девушка, обнимая 109-го, упершись в него своей не маленькой грудью, - Я, правда, немного дрожу от волнения. А как ты себя чувствуешь, Коширо-чан?
  В глазах Кочоу читался интерес и переживание за своего ашикаби.
  - Хорошо, - улыбнулся 109-й.
  Внезапно 22-я посмотрела куда-то в сторону и черты ее лица разгладились, застыв в неподвижности словно у изваяния. Глаза у девушки расфокусировались как будто она уже была не здесь. Каширо почувствовал через связь как Кочоу выпустила мощный энергетический импульс, высвободив огромное количество силы.
  - Не хорошо подглядывать, - укоризненно произнесла Кочоу, смотря в пустоту.
  
  ***
  Сидевшая в своей темной комнатушке Матцу, номер ноль два, наблюдала как на экранах пошли помехи, а ведь она только-только подключилась к камерам парка, чтобы посмотреть на ашикаби 22-й!
  - Плохая Кочоу, - произнесла старшая секирей, - Мацу хотела узнать кто твой ашикаби, а ты помешала.
  Взгляд девушки переместился на другой экран, где был открыт файл 22-й, а внизу имелась приписка: "Окрылена". В графе "ашикаби" значилось: "Не установлено/Проверяется".
  Обычно MBI вносило эти данные моментально. Никогда ранее они не писал ничего подобного в этой графе. Поэтому подобная надпись сразу же заинтересовала ноль вторую. Ведь она отдельно следила за 22-й и сообщение о ее окрылении выскочило в ту же секунду как это произошло.
  - Почему же ты так не хочешь показать мне своего ашикаби, Кочоу-тян? - произнесла задумчиво ноль вторая, скрестив руки под грудью, - Но ничего страшного. Мацу любит вызовы и загадки. Ведь это же не спроста. Ведь так, Кочоу-тян?
  Личность ашикаби 22-й интересовала ноль вторую особо. В конце концов Кочоу, также как и Мацу, была секиреем информационного типа. Только из-за одного этого 22-я заслуживала отдельного внимания.
  Девушка вновь посмотрела на экраны, которые показывали помехи, и заинтриговано произнесла:
  - Так вот какой силы твое Норито, Кочоу-тян. Это будет довольно интересно. Позвоню-ка я Хомурчику. Может он что-то сможет узнать.
  Матцу достала телефон и набрала хорошо знакомый ей номер.
  
  ***
  - Каширо-чан, а можно я посмотрю на твой знак секирей? - спросила Кочоу, немного волнуясь, и добавила, смутившись, - Мне просто очень любопытно... ашикаби-сама.
  Ей все еще было немного не привычно называть другого секирей этим титулом, но 22-я была по-настоящему счастлива, что нашла своего избранника. Особенно, она радовалась тому факту, что им оказался Каширо. В конце концов какая разница человек или секирей твой ашикаби?! Главное, что он есть и любит тебя!
  - Конечно, смотри, - произнес 109-й и повернулся спиной к девушке.
  Та сразу же задрала ему футболку, уставившись на чистую кожу.
  - Но... Его нет! - удивленно воскликнула Кочоу, - Но почему?.. Ведь когда секирей окрыляется, то у него из-за спины рождаются крылья и на теле появляется знак его ашикаби, а это значит что... что Каширо-чан окрылился-не окрылился со мной?..
  Девушка замолчала, обдумывая сказанное. Выглядело все это весьма сумбурно. Наконец, она пробурчала:
  - Но я точно видела твои крылья. А это значит...
  Кочоу достала откуда-то маленькое зеркальце и направив себе за спину, присмотрелась. У нее на спине, чуть ниже шеи, был знак секирей. Каширо знал, что это символизирует образованную связь между секирей и ашикаби. Связь, которую 109-й разделил с Кочоу. Чтобы разрушить ее, достаточно одной секирей дотронуться до знака другой и прочитать короткую молитву. Если это произойдет, то знак исчезнет и секирей падет. Еще, конечно, можно было избить противника до полусмерти или убить. Тогда связь тоже разрушится.
  - Это значит, что ты все же не получил свои крылья... Ничего не понимаю! - воскликнула Кочоу, замотав головой и посмотрела на 109-го.
  Для большинства секирей "окрыление" - это весьма значимое событие в жизни и многие действительно хотят получить свои крылья.
  - Ничего страшного, - произнес Каширо, совсем не переживая по этому поводу, - Все нормально.
  - Но тогда выходит, что у тебя может быть ашикаби, - продолжила рассуждать девушка, посмотрев на парня, - Или нет?.. Я правда не знаю. И даже не понимаю... Это... Это, оказывается, так не приятно не понимать. Но если предположить, что у тебя может быть ашикаби, тогда...
  Во взгляде девушки появился испуг. Понять ее можно. Если у ее ашикаби появится свой ашикаби... Что из этого получится не понятно, но не станет ли в таком случае Каширо любить ее меньше? Или вообще прогонит за ненадобностью?
  - Кочоу, ты чувствуешь связь, которая соединяет нас? - спросил юноша, поняв о чем она думает, - Эта связь только наша. Чтобы не случилось, мы будем вместе всегда.
  - Я чувствую... - произнесла 22-я, - Но ведь раньше секирей с другим секирей никогда не окрылялся. Это даже считалось невозможным.
  В ее взгляде читался вопрос и присутствовал страх. Будет ли эта связь нерушима в случае с Каширо? Ведь для секирей нет ничего важнее ашикаби. Разрыв связи - это не только потеря смысла жизни, но и гарантированная смерть.
  109-й просто нежно поцеловал девушку, уверенно сказав:
  - Эта связь нерушима, Кочоу. Я чувствуя как она нас связала. Это навсегда.
  Девушка заметно успокоилась.
  - Я тебе верю, Каширо-чан... - произнесла 22-я и затем твердо добавила, хищно посмотрев на своего ашикаби, - Но все же нам стоит в будущем провести некоторые научные изыскания по этому поводу. Я хочу знать как можно больше о нашей связи.
  
  Глава 6. Каширо получает крылья
  - Никогда раньше не был в городе, - признался Каширо, идущей рядом Кочоу, - Особенно, таком крупном.
  Они шагали по улочке, оставаясь в плотном, постоянно движущемся потоке людей. Молодые люди держались за руки, незаметно для себя синхронизировав свои шаги, так что секирей и ашикаби-секирей ступали нога в ногу.
  - Я тоже раньше не бывала за пределами острова, - произнесла Кочоу и 109-й вспомнил о базе.
  Он слышал, что их база расположена на каком-то изолированном острове.
  Юноша посмотрел на девушку и, улыбнувшись, сказал:
  - Я много фильмов успел просмотреть, но мне всегда было интересно как это - просто идти по улице! Или делать покупки в магазине, набрав целую кучу всякого!
  Каширо с интересом рассматривал витрины, где был выставлен товар или висела реклама. Да, он все это видел на экране компьютера или телевизора. Но... Он никогда не видел этого в живую! Это был новый опыт. Новые впечатления.
  Кочоу вела себя сдержаннее. Хотя, иногда и у нее в глазах проскакивал интерес. Многие секирей еще не были искушены или скорее развращены этим миром.
  Пара зашла в один из магазинов и стала изучать товары, вызвав оживление среди продавцов. Каширо проявлял заметный интерес. Некоторые вещи он трогал по нескольку раз и рассматривал их со всех сторон словно ребенок. Кочоу, как и прежде, вела себя намного сдержаннее, чем ее спутник. Хотя, это было тяжело. Любопытство - это ведь вторая натура секирей информационного типа!
  Оказалось что у Каширо нет мобильного телефона и 22-я сразу же восполнила этот пробел. Она с радостью помогла своему ашикаби выбрать довольно удобный и многофункциональный девайс и после покупки быстро его настроила. Также Кочоу установила ряд программ и шифров, которые защитят Каширо от прослушки и потениальных хакерских атак. Кочоу, как секирей-электронщик, считала своим долгом обезопасить своего ашикаби с этой стороны.
  22-я с удивлением отметила как возросли ее силы. Многое, что раньше давалось ей с трудом, сейчас она выполняла играючи. Действительно, после окрыления силы секирей заметно увеличились.
  Выйдя из магазина, они вновь зашагали по улице, держась за руки. Каширо в эти минуты размышлял. О том что он отправился за Кочоу и теперь они вместе, 109-й не жалел. Наоборот, юноша был этому только рад. Но его больше занимали мысли о том что же делать дальше. Планов, как таковых, у него не было. Возвращаться в MBI - глупо. Если его и примут назад, то явно без Кочоу.
  Как бы Каширо не нравилась эта дурацкая игра, которую проводит Минака, но многие секирей принимают в ней участие на полном серьезе. И 109-му придется столкнуться с остальными. Хочет он того или нет. Взять, к примеру, тех трех секирей, которые напали на 22-ю. Они выполняют приказы своих ашикаби и особо не задумываясь над тем что делают. Секирей верны своим хозяевам.
  Каширо понимал, что их связь с Кочоу очень сильна, так как и сам ощущал ее. Теперь он видел как сильно зависимо от него тами 22-й. Действительно, смерть 109-го - это падение Кочоу. Но так как и сам юноша был секирей, то уничтожение девушки, вероятно, скажется и на нем. Так что тогда связь? Благословение или проклятие?
  Немного подумав, Каширо произнес, обращаясь к спутнице:
  - Думаю, нам надо найти жилье.
  - Да, - согласилась она и ее взгляд стал немного расфокусированным, - Приступаю к поиску.
  Кочоу нравились ее новые способности. Не прошло и десятка секунд как она отобрала самые приемлемые варианты с ее точки зрения.
  Каширо выслушал 22-ю и решил посмотреть сдаваемое в аренду жилье. Ему больше нравился вариант с частным домом, чем квартира в многоэтажке. Деньги, благодаря MBI, у него и Кочоу были. Правда так корпорации легче будет отслеживать и контролировать их перемещения, но с этим ничего не поделаешь.
  Не успела пара отправиться по первому адресу как прямо перед ними внезапно появилась Тойомата вместе с Ичией. Обе секирей спрыгнули с крыши соседнего здания и посмотрев на беглецов, зло улыбнулись. Девушка, вооруженная посохом, довольно крикнула:
  - Попались!
  - Вы нас заставили побегать! Поэтому мы немножко с вами поиграем прежде чем отведем к господину Хиге! - добавила рукопашница, ухмыляясь.
  Прохожие вновь куда-то пропали, освободив пространство. Похоже, это был какой-то особый человеческий талант.
  Каширо, не теряя времени на слова, быстро обхватил Кочоу за талию и прыгнул вверх, чтобы затем оттолкнуться от стены ближайшего здания и запрыгнуть на крышу соседнего строения. Обычные люди не должны были пострадать от боев секирей. Это правило MBI. Нарушители рискуют встретиться с дисциплинарным отрядом, а 109-й знал, что это очень опасные ребята.
  Кочоу помогла ему во время прыжка, вложив свою небольшую силу в толчок, даже не осознав этого. Так проявлялась работа их связи, заставляя их тела работать в унисон.
  Следом за ними на крыше появилась Тойомата и Ичия, готовые сразу же напасть, но этому не суждено было произойти. Каширо открыл по ним шквальный огонь, как только девушки показались в поле зрения, заставив двух секирей уклоняться прямо во время полета.
  109-й, держа за талию 22-ю, поскакал по крышам, пытаясь оторваться от преследователей. Он прекрасно понимал, что не справится сразу с двумя соперницами. Кочоу была слишком слаба, чтобы поддержать его во время боя. Да и сам 109-й не блистал силой. Тойомата и Ичия напротив. Они были секиреями контактного типа с огромной физической силой. Бой с ними будет проигран в ту же минуту как начнется. Поэтому все что мог 109-й, так это убегать, пытаясь не позволить преследовательницам сократить дистанцию.
  Во время очередного прыжка между крышами, Каширо резко развернулся и дал несколько очередей. Ичия и Тойомата прыгнули в стороны, избежав попадания. Пули из крови с характерным звуком вгрызались в бетонную поверхность.
  Это, правда, практически не задержало преследовательниц.
  Скоростной забег по крышам тем временем продолжался. 109-й утвердился в мысли что стал немного сильнее, после окрыления Кочоу. Впрочем, этого усиления будет недостаточно, чтобы убежать от этих двух секирей.
  Сейчас же Каширо напрягал все свои силы, вкладывая в каждый прыжок как можно больше силы. Он чувствовал как его мышцы надрываются, испытывая большую перегрузку. Но именно это и позволяло ему пока что удерживать достаточно быстрый темп перемещения.
  109-й понимал, что так он продержится совсем недолго и к тому моменту как его догонят, Каширо уже будет не то что вести бой, но даже стоять на ногах. Мышцы были слишком перегружены.
  С очередным прыжком он спрыгнул на землю и побежал по улице. Так двигаться было намного легче.
  Через некоторое время пара обнаружила себя где-то в районе складов. Вокруг стояли высокие ангары и совсем никого не было. Впереди беглецов стояла ухмыляющаяся Ичия, а сзади появилась довольная Тойомата.
  Каширо мысленно выругался. Их загнали в ловушку. Теперь без боя не выкрутиться, а учитывая возможности сторон... 109-й понимал кому достанется победа.
  - Каширо... - подавлено признесла Кочоу, - Нам не уйти.
  Юноша посмотрел на подходящих к ним с двух сторон врагов. Тойомата предвкушающие размахивала посохом, который выписывал восьмерки и какие-то другие не знакомые 109-му движения. Ичия просто скалилась, сжав руки в кулаки.
  - Держись в стороне, - произнес юноша и 22-я отступила в сторону.
  Ей действительно нечего было делать в предстоящей схватке.
  Сам Каширо изготовился к бою. Просто так сдаваться он не собирался.
  - Так-так-так!.. - весело протянула Тойомата, прекратив размахивать посохом, - Кто у нас тут такой смелый?
  Каширо в ответ просто открыл огонь и стороны разом пришли в движение. Ему нужно было сместиться так чтобы обе секирей были на одной линии атаки. К сожалению, места для маневра было маловато. Впрочем, это вряд ли бы спасло Каширо.
  Тойомата жестко отбила выстрели, принимая их на посох. Ичия в свою очередь сократила расстояние и уже намеревалась нанести удар в неуспевающего увернуться 109-го, как резко отпрыгнула в сторону. На том месте, где она только что находилась, взорвался сгусток огня.
  Не успевший толком начаться бой, сразу же прекратился и все посмотрели вверх, на крышу одного из ангаров. Там стояла человеческая фигура, скрытая в темные одежды и с маской, закрывающая нижнюю половину лица. За спиной незнакомца развевался плащ.
  Одним прыжком неизвестный спрыгнул на землю и оказался рядом со сражавшимися. Стало понятно, что перед ними не человек, а секирей.
  - О!.. И кто же это перед нами?! - радостно воскликнула Тойомата, удобнее перехватывая свой посох, - Не сам ли это защитник всех не окрыленных?!
  В ее голосе прозвучала насмешка.
  - И, как обычно, он пришел помешать нашему веселью, - недовольно добавила Ичия, смотря на вмешавшегося секирей.
  - Бегите! - коротко бросил незнакомец, обращаясь к Каширо, - Найдите своего ашикаби! Я задержу их!
  Сказав это, он (Каширо решил, что это мужчина) запустил серию огненных шаров в сторону Тойоматы и Ичии. Земля под девушками стала гореть в буквальном смысле слова. Им пришлось уворачиваться от огненного шквала, который накрыл их.
  Схватив Кочоу, Коширо побежал прочь. Он был благодарен незнакомцу за оказанную помощь, но им и правда нужно было убираться подальше. Они, при всем желании, не смогут ему помочь.
  - Не так быстро, - произнес секирей в шарфе апельсинового цвета, в одной руке держа обнаженную катану, а в другой обхватывая мальца в белоснежном костюме.
  Он появился прямо перед беглецами, стоило им только скрыться за поворотом.
  - Муцу, мы их нашли! - обрадовался мелкий прыщ, тыча пальцем в Каширо и Кочоу, - Я хочу их Мутцу! Я хочу их в свою коллекцию!
  - Хорошо, Микоями-сан, - произнес ноль пятый, устало вздохнув.
  Он поставил пацана и двинулся к своим жертвам. 109-й тут же открыл ураганный огонь, не жалея резервуара с кровью. Он видел как этот секирей сражался с Тойоматой и Ичией. Единичные номера действительно были сильнее всех остальных своих братьев и сестер.
  Мутцу отбился от потока пуль, собранных из крови, используя свою катану, а затем сместился в сторону, пытаясь приблизиться к своей цели. Но в этом была его ошибка. Сначала Каширо повел за ним свою руку, продолжая обстрел, но вспомнил слова Кочоу о том что если падет ашикаби, то за ним последует его секирей. Поэтому 109-й перенес огонь на открывшегося мальца. На лице последнего отобразился ужас, когда тот осознал произошедшее. Похоже, мелкий засранец воспринимал все это как веселую игру, где ему ничего не угрожает. Но сейчас все резко поменялось. Десятки кроваво-красных пуль уже неслись к нему, чтобы пробить белоснежный костюм и разорвать в клочья тело. Из резервуара Каширо под огромным давление вырывались все новые и новые снаряды. Цель у них была прежняя. Но ноль пятый подтвердил в очередной раз, что единичные номера - это серьезные противники.
  Появившись между Каширо и своим ашикаби, Мутцу заработал катаной с необычайной скоростью. Росчерки стали разрезали воздух, отбивая летящие снаряды. Ни одна пуля не достигла своей цели. Каширо в ответ на это зло заскрипел зубами.
  - Мутсу!.. - донесся испуганный голос пацана, который сейчас находился за спиной своего секирей.
  - Нельзя нападать на ашикаби, - с угрозой произнес ноль пятый, смотря в глаза 109-му.
  - Извини, я забыл, - ухмыльнулся Каширо.
  Сейчас юноша был зол. Перед ним стоит очень сильный противник. Шансов уйти у него практически нет.
  109-й ощутил, что резервуар с кровью пуст. Только этого не хватало! Хоть эффективность такого вида оружия и была невелика.
  Каширо ничего не оставалось другого, как воспользоваться собственной силой. Но он этого не любил. Первой причиной была природа этой силы. Второй причиной являлось то, что он еще толком не умел с ней обращаться. Но выхода, судя по всему, не было.
  Из тела Каширо потекла кровь. Выступив через прорези на одежде, она быстро сформировала два тонких хлыста, длинной в несколько метров, которые свернулись по спирали и зависли в воздухе.
  Мутсу с интересом посмотрел на силу своего противника, но кажется особо не впечатлился.
  109-й не стал ждать и резко нанес удар. Его хлысты обрушились на ноль пятого. Место, где он раньше стоял, просто исчезло в асфальтном крошеве.
  Каширо не стал ждать пока осядет пыль и видимость прояснится. Он продолжил наносить удары по площади в надежде достать противника.
  Внезапно в воздухе сверкнул меч и один из хлыстов был отрублен. Кровь, потеряв силу, которая поддерживала ее в нужной форме, расплескалась по земле. Каширо почувствовал как его повело в сторону. Только что он лишился не мало собственной крови.
  Второй хлыст перешел в атаку, ударяя по месту, где находился Мутсу. Но тщетно. Ноль пятый двигался с поразительной скоростью, уклоняясь или отбивая удары оружия Каширо.
  109-й быстро отрастил потерянный хлыст и в воздухе засверкали новые росчерки ударов. На Мутсу это никак не повлияло. Он продолжал уворачиваться и уклоняться.
  Второй хлыст был заново отрублен. Каширо вновь качнулся, чувствуя легкое головокружение. Это на нем сказывалась кровопотеря. 109-й снова начал процесс восстановления потерянного хлыста. Но Мутсу не дал ему передышки. Последний хлыст был отрублен и ноль пятый перешел в атаку.
  Каширо видел как он приближается к нему. В этот момент из тела юноши вырвался целый рой пуль. Сейчас 109-й напоминал собой артиллерийскую систему, которая в одночасье выпустила град снарядов. После первого залпа, последовал второй с коротким интервалом, а затем третий... На четвертую атаку у Каширо уже просто не было сил. Он, чувствуя сильное головокружение, упал на колени, тяжело дыша.
  К нему тут же подбежала Кочоу, не в силах больше оставаться в стороне. Ведь ее ашикаби... Ее любимый Каширо сейчас был бледен и заляпан собственной кровью!
  109-й посмотрел на то место, куда он послал свои атаки. Там, среди покореженной и побитой дороги, стояла одинокая фигура Мутцу. На секирей не было ни единой царапины. В руках он сжимал катану и смотрел на своего обессиленного противника.
  - Это было любопытно, - произнес ноль пятый и сделал шаг в сторону Каширо.
  - Мутцу! Вот это было круто! Я хочу его в свою коллекцию! Мутцу, приведи его ко мне! - закричал мелкий прыщ, выбежав из-за укрытия, за которое он спрятался, после того как его защитил ноль пятый.
  Пацан подбежал к своему секирей и схватив того за рукав, стал тыкать в сторону Каширо, повторяя:
  - Я хочу его в коллекцию, Мутцу! Немедленно! Приведи мне его! Сейчас же!
  Говоря все это, гаденыш даже топнул ногой в нетерпении.
  - Я не позволю, чтобы кто-то стал на пути моего ашикаби и своровал у него добычу! - сердито произнесла Тойомата, приземлившись вместе с Ичией недалеко от Каширо и Кочоу.
  - Никто не имеет права окрылять секирей силой, - вмешался незнакомец в черном, оказавшись рядом с беглецами, и в каждой руке у него зажглось по огненному шару.
  - Это снова ты! - сердито закричал мелкий паршивец, тыкая пальцем в незнакомца, - Опять пришел помешать мне пополнять мою коллекцию! Ты не даешь мне играть!
  - Секирей - это не игрушка, - холодно отрезал незнакомец.
  - Как же ты бесишь! Все вы взрослые меня бесите! Никогда не разрешаете играть! - затряс руками пацан и ткнул пальцем в секирей, скрывающегося за маской, - Мутцу, накажи его!
  - Если я это сделаю, тогда у нас эти могут украсть не окрыленных, - произнес ноль пятый.
  При слове "эти" он посмотрел на Тойомату и Ичию, которые ответили кривыми улыбками.
  - И почему взрослые всегда мне мешают?! - закричал малолетний прыщ, смотря на девушек, - Эти тетки тоже пытаются помешать мне развлечься!
  - Это ты кого тетками обозвал, мелкий? - холодно поинтересовалась Ичия, окинув презрительным взглядом пацана.
  - Мутцу, накажи ее! - закричал мальчик, тыча пальцем уже в ее сторону.
  Неожиданно для всех на сцене появился дисциплинарный отряд. Трое секирей и их ашикаби. Они спустились на землю с крыши одного из ангаров.
  - Хватит этого шума, - спокойно, но достаточно громко произнес Натцуо, под влюбленным взглядом Бенитцубасы.
  - Привет, Каширо-чан! - замахала 109-му своими руками-лезвиями 104-я.
  - Привет, Хайхане-чан! - ответил юноша, не в силах поднять руку.
  Голова слишком кружилась. Сказывалась сильная кровопотеря.
  Карасуба стояла немного в стороне и безразлично наблюдала за происходящим. Похоже, ей было скучно и пошла она сюда в надежде развлечься. То есть, кого-то убить.
  - Что здесь забыли наказующие? - спросила Тойомата, раздраженно посмотрев в их сторону, - Мы вроде бы не нарушали правил.
  - О! Не волнуйтесь! - беззаботно взмахнул рукой Нацуо, словно отбрасывая слова секирей Хиги в сторону, - Дело в том что я обещал ужин Каширо-сану. К сожалению, он покинул башню MBI раньше положенного ему срока. Но вижу, что сейчас Каширо-сан не сможет сходить со мной на свидание. Так что я, пожалуй, заберу его с собой.
  Глаза всех присутствующих расширились в удивлении.
  - Чего?! - переспросил незнакомец в темном и удивленно перевел взгляд на Каширо, - Ты и он... Вы вместе?
  - Нет, конечно! - запртестовал 109-й, также находясь в шоке, а затем посмотрел на Кочоу, чтобы сказать (или скорее оправдаться), - Я никогда...
  - В любом случае я здесь чтобы забрать Каширо-сана себе, - подвел итог ашикаби дисциплинарного отряда, - И никто мне не помешает.
  - Нет! - внезапно закричала Бенитцубаса, полыхая огнем ненависти, - Натцуо, ты не можешь этого сделать! Ты же не из этих! Тебе нравятся девушки! Тебе нравлюсь я!
  Розоволосая резко развернулась и посмотрела на Каширо глазами полными такой злобы, что 109-му стало вовсе не по себе.
  - Ты! - прошипела она, показывая пальцем в его сторону.
  - Ты!.. - начала задыхаться Бенитцубаса от бешенства.
  - Досочка, я же тебе говорила, что наш ашикаби - гей... - захихикала Хайхане и ее смех стал понемногу переходить в гогот.
  - Закрой рот, белая моль! - рявкнула розоволосая, кипя от злобы, - Просто Натцуо запутался! Ему нужно еще немного времени и он поймет, что я - его единственная любовь!
  Эти слова вызвали еще больший взрыв смеха со стороны Хайхане, который резко прекратился, стоило ей поднести руки к голове. Похоже, она, как обычно, забыла, что у нее на руках лезвия и клинки впились в плоть.
  - Кровь! Кровь! Кровь!.. Я истекаю кровью! - закричала Хайхане, забегав на месте, махая своим пугающим оружием.
  - Это мои игрушки! - сердито воскликнул мелкий прыщ, вмешиваясь в беседу, - Вы не можете забирать у меня мои игрушки! Мутсу, разберись с ними!
  Пацан в белом костюмчике ткнул пальцем в сторону дисциплинарного отряда. Это действие привлекло внимание Карасубы, которая довольно улыбнулась и сделала шаг навстречу.
  - Кто-то хочет подраться? - с улыбкой спросила она, впившись своим взглядом в ноль пятого.
  Мутсу в ответ перехватил мелкого прыща за талию и произнес:
  - Мы уходим, Микогами-сан.
  - Но почему? - запротестовал пацан.
  - Здесь стало слишком опасно, - ответил секирей и опустил свою катану к земле, чтобы затем мощным прыжком уйти прочь.
  Тойомата и Ичия проследили за уходом Мутсу хмурыми взглядами. Им, похоже, вся эта история нравилась еще меньше.
  - А эта девка тебе нужна? - спросила Ичия у ашикаби дисциплинарного отряда, указывая на Кочоу.
  - Нет, - отмахнулся Натцуо, подходя к 109-му, который не мог самостоятельно даже встать, - Можете с ней делать, что хотите.
  Слишком много крови Каширо пришлось потратить за этот короткий бой. Вот почему он стал таким слабым.
  - Тогда мы доставим ее нашему ашикаби, - сказала Ичия.
  - Не так быстро, - напомнил о себе незнакомец в маске и в его руках вспыхнул огонь с новой силой.
  Секирей Хиги стали в боевую стойку, но пока не спешили переходить к активным действиям.
  Кочоу испуганно оглядывалась из стороны в сторону, не зная что ей делать и как помочь своему ашикаби.
  Натцуо, сопровождаемый двумя секирей, подошел к Каширо. Из-за его правого плеча на 109-го смотрела Бенитцубаса, сверкая глазами полными ненависти и страстным желанием убить юношу. С другой стороны стояла Хайхане, которой было просто любопытно. Карасуба не сдвинулась с места.
  Нацуо присел на корточки возле Каширо и резко схватил того за подбородок. 109-й попробовал сопротивляться, но сил у него не осталось.
  Внезапно юноша почувствовал тепло и влагу на своих губах, а из-за его спины вырвался поток энергии, который сформировал кроваво-красные крылья.
  - Нет, ашикаби-сама! - всхлипнула Кочоу.
  Каширо ее не слышал. Внутрь его тами поступила энергия, которая сформировала связь, тянущуюся к Натцуо.
  Ашикаби дисциплинарного отряда отодвинулся от 109-го и внимательно на него посмотрел.
  Каширо почувствовал как мир на какой-то момент словно сдвинулся, а Натцуо-сан стал для него чем-то важным, чем-то очень важным... Но внезапно это чувство притупилось и поблекло. Пришло понимание, что эта связь не настоящая. Она навязана насильно и не должна иметь той важности, которая была между Каширо и Кочоу.
  Мысли 109-го вернулись к девушке. Да, их связь намного важнее. Она сильнее. Кочоу намного важнее чем Натцуо или кто-нибудь еще!
  - Первый поцелуй Натцуо с секирей! - заскрежетала зубами Бенитцубаса и ее глаза загорелись чем-то очень ужасным, когда она посмотрела на Каширо.
  - Досочку обскакали. Я же говорила, что женская грудь - не выбор нашего ашикаби, - захихикала Хайхане, готовая вновь сорваться на гогот.
  Каширо, наконец, пришел в себя. Он чувствовал как к его тами протянуты две нити. Две связи, что объединяли юношу с очень важными людьми в его жизни.
  109-й посмотрел на Натцуо, который протянул ему руку и в этот момент ему показалось что этот парень довольно симпатичный и...
  "Это все не настоящее!" - забилась мысль в голове юноши и он вновь подумал о Кочоу.
  Их связь напряглась и чувства к ашикаби дисциплинарного отряда ослабли под этим напором. Да, она важнее! Она в разы важнее!
  - Эй, ты!.. - произнес Каширо, поворачиваясь к незнакомцу в темном, - Если ты действительно хотел нам помочь, то я прошу тебя, позаботься о ней!
  109-й кивнул в сторону 22-й.
  Каширо не хотел, чтобы Натцуо узнал, что Кочоу его секирей. В порядочность этого ашикаби он не верил. Впрочем, юноша также не хотел, чтобы MBI об этом узнали.
  - Хорошо, - произнес незнакомец, согласно кивнув, - Я позабочусь о ней. Можешь быть спокоен. Она найдет своего истинного ашикаби.
  Незнакомец, носящий маску, и сам не понял почему согласился помочь. Он просто увидел во взгляде этого секирей столько мольбы, что просто не мог поступить иначе.
  - Сколько альтруизма, - презрительно произнесла Тойомата, став поигрывать своим посохом, - Сколько заботы о слабаках.
  - Заткнись! - отрезал секирей в маске, повернувшись в ее сторону.
  - Хочешь продолжения? - спросила у него Ичия, становясь в боевую стойку, - Я с радостью переломаю твои ноги.
  "Так ему будет трудно выполнить обещание" - понял Каширо и обратился к ашикаби дисциплинарного отряда, откинув в сторону свою гордыню и злость на этого... человека.
  - Натцуо, помоги им сбежать, - попросил 109-й, стараясь не выплевывать слова, - Пожалуйста.
  О! Как же все-таки Каширо ненавидел этого урода! Но самое гадкое, что все негативные чувства к Натцуо, благодаря их связи, очень быстро стирались. Как будто их не было!
  - Только ради тебя, Каширо-чан, - ухмыльнулся Натцуо, отчего зубы 109-го вновь чуть не заскрипели, - Хайхане! Бенитцубаса! Покажите им что такое дисциплинарный отряд!
  Натцуо показал рукой на секирией Хиги. 104-я подняла свои руки-лезвия, а на лице появилась зловещая улыбка.
  - А почему я должна это делать?! - взорвалась розоволосая в приступе негодования, - Почему я должна помогать этому!
  Бенитцубаса указала рукой на Каширо. Если бы она могла убивать взглядом, то 109-й уже был бы мертв.
  Натцуо молча, но пристально посмотрел на нее и щеки девушки стали красными.
  - Я... Натцуо, просто... Тебе ведь действительно нужно время. Ты просто сильно запутался в себе и своих чувствах. Но это ничего. Я всегда буду рядом, - произнесла розоволосая и ободряюще улыбнулась своему ашикаби, а затем посмотрела в сторону секирей Хиги, чтобы спросить, - Ну и кто из вас сегодня хочет умереть?
  
  Глава 7. Секирей с косой и новые неприятности
  На крыше, возле башни MBI, стояла секирей и нервно грызла палец. В свободной руке она держала боевую косу, которая была длиннее ее на голову. Лезвие хищно поблескивало на солнце, не замечая душевных метаний своего владельца.
  Сама девушка была одета в платье сиреневого цвета с разными симпатичными рюшечками, а на руках носила перчатки черного цвета, которые закрывали ее запястья.
  Все внимание девушки было приковано к зданию MBI. Она чувствовала, что внутри находится ее ашикаби! Но зайти туда она не могла. Им ясно дали понять, что назад их никто не пустит, а нарушителями займется этот проклятый дисциплинарный отряд. Чтоб он весь передох!
  От этой мысли девушка еще активней вцепилась в свой палец, продолжая его нервно грызть. Как же ей подобраться к своему ашикаби?! Думала она, чувствуя как реакция тянет ее к башне.
  Все это началось еще позавчера. Она, гуляя по городу в поисках своего ашикаби, внезапно почувствовала зов! Причем довольно сильный! Не теряя времени, девушка направилась по следу, а сердце предвкушающие забилось внутри! Наконец-то ее поиск подошел к концу!
  То что открылось ее взору было настораживающим! Здесь явно произошел бой между секирей. Об этом свидетельствовала побитая дорога с многочисленными трещинами и крупные дырки в стенах соседних зданий словно в них стреляли из автоматов. Складывалось впечатление, что здесь еще поработал спецназ.
  Самое страшное случилось когда она осознала, что в этом месте пролилась кровь ее будущего ашикаби. Каким чувством она это поняла, секирей не знала. Впрочем, все мысли девушки были заняты другим. Это внезапное открытие настолько потрясло ее, что она чуть не упала от волнения за своего любимого, хоть все еще и будущего ашикаби.
  Секирей почувствовала как объект ее реакции быстро отдаляется от нее и не теряя времени поспешила следом, боясь потерять его. Финалом забега стало здание MBI. Ну почему именно сюда? Чуть не заплакала секирей, глядя на серую башню, возвышающуюся над городом.
  До конца дня она крутилась вокруг здания корпорации, ища возможность пробраться внутрь, но не нашла таковой. Отчасти она боялась делать это, так как ее пугал дисциплинарный отряд, но сильная реакция не давала ей покоя. Сладкое и теплое чувство затопило тело и разум девушки. Она жаждала поскорее встретиться со своим ашикаби! Как же она все-таки хотела этого! На целом свете не было ничего важнее их встречи! Поэтому девушка жутко бесилась из-за того что не может обрести своего ашикаби. Приходилось выжидать.
  Ночь она провела рядом со зданием, на какой-то крыше, мечтая о том, когда наступит этот долгожданный миг и она встретится с ним!
  Следующий день прошел без изменений. Ашикаби так у нее и не появился.
  Утро второго дня не принесло облегчения. Ашикаби оставался внутри MBI, а девушка почувствовала, что она сильно голодна. Причиной тому был ускоренный обмен веществ у всех секирей. Свою безлимитную карточку она потеряла еще три дня назад. Тогда девушка думала, что это не проблема. Ведь ее ашикаби должен быть где-то рядом, стоит ей только выйти в город! Эх, если бы она тогда знала, что это произойдет не сразу!
  К тому же страх держал ее на месте. Ведь ашикаби может выйти из здания в любой момент, в то время как она будет отсутствовать.
  В этот момент голод вновь дал о себе знать. Девушка в расстроенных чувствах погладила живот, жалея себя и надеясь, что ее ашикаби сегодня покинет зданин. Ей надоело ждать! К тому же она очень устала.
  Пребывая в своих не веселых мыслях, секирей упустила момент, когда ее ашикаби покинул здание и довольно быстро (как для человека!) стал отдаляться, двигаясь на север. Почувствовав это, она подскочила и сразу же пустилась вслед, бешено перескакивая с крыши на крышу.
  Девушка почувствовала как ее ашикаби остановился и это вызвало у нее новый приступ радости от нетерпения и близкой встречи! Буквально через минуту она догнала его.
  Приземлившись на крышу здания, секирей с удивлением увидела молодого парня, на котором был надет плащ наказующих.
  
  ***
  Каширо потерял сознание на подходе к башне MBI. Он уже не мог самостоятельно передвигаться, а перед глазами, рывками, стала появляться темнота. Натцуо приказал Хайхане помочь 109-му, а самого ашикаби дисциплинарного отряда подхватила за талию довольная Бенитцубаса. Карасуба пристроилась сзади. Судя по ее лицу день для нее прошел зря. Ведь сегодня она так никого и не убила.
  Каширо почему-то было уже все равно. Он с трудом понимал где находится и его мозг механически фиксировал прыжки с крыши на крышу. Пока окончательно не наступила темнота.
  Какое-то время спустя Каширо открыл глаза и понял, что лежит в палате, а к его телу приклеены датчики. В обе руки воткнуты иглы по которым в тело юноши вливается свежая кровь. Рассмотреть что-либо еще он не успел, так как сон одолел его.
  109-й вновь пришел в себя. Он по-прежнему лежал в больничной палате, укутанный датчиками. Юноша недовольно сморщился. Какие же все-таки не приятные воспоминания это ему приносило! В голове всплыли картинки базы и чередующихся врачей в белых халатах, острый запах медикаментов и постоянных уколов.
  Сейчас Каширо чувствовал себя вполне здоровым. Похоже, его организм успешно справился с последствиями крупной кровопотери. Секирей все-таки были значительно сильнее обычных людей.
  109-й вспомнил недавние события и со злостью заскрежетал зубами.
  - Натцуо!.. - выплюнул он имя своего... ашикаби, но затем с волнением подумал о Кочоу.
  "Что с ней?!" - тревога разлилась по его телу.
  Он с облегчением понял, что их связь на месте. Где-то там, очень далеко, билось ее тами, говоря ему, что она жива. 109-му стало легче. Значит, секирей в маске сдержал свое слово и позаботился о ней?
  Каширо почувствовал благодарность по отношению к незнакомцу. Еще он был рад тому, что знал примерное направление поисков 22-й. Связь верно говорила, где она. Кочоу была где-то на севере. И 109-й обязательно ее найдет!
  В этот момент дверь в палату Каширо открылась и внутрь вошла доктор Таками. Ничего не говоря, ученая подошла к окну и достав сигарету, закурила. Какое-то время в палате стояла тишина. 109-й ожидал, что Таками что-то скажет, но ничего не происходило. Ученая молчала, продолжая спокойно стоять на месте и курить.
  - Вообще-то в больнице не курят, доктор Таками, - заметил Каширо с легким недовольством.
  - Знаешь кого ты мне напоминаешь, 109-й? - внезапно спросила ученая ровным голосом, а затем потушив сигарету, сразу же ответила, - Моего бестолкового сына. Ты, Каширо, вроде бы взрослый и должен понимать, что делаешь, но нет. Ты влез в драку с ноль пятым и почти умер от кровопотери. О чем ты вообще думал, сто девятый?
  - Неужели у вас, Таками-сан, проснулся по отношению ко мне материнский инстинкт? - ехидно спросил он, - Как мило с вашей стороны...
  Холодный и даже равнодушный взгляд заскользил по Каширо.
  - Ты действовал и использовал свою силу безрассудно. Ты мог умереть, - произнесла она и пошла к двери, бросив на ходу, - Я не хочу снова откачивать твой умирающий труп, сто девятый.
  На лице Каширо заиграли желваки, а руки неосознанно сжались в кулаки. В этот момент он понял, что ненавидит Таками. Эта женщина пришла к нему, чтобы указать на то что он мог умереть. Как мило, твою мать!.. Да она же является главным исследователем MBI! Благодаря ее труду "План секирей" вообще смог воплотиться в жизнь!
  На словах она осуждает Минаку и, якобы, против этой безумной игры. Но ведь Таками ничего не сделала, чтобы ему помешать! От слова совсем! Эта женщина просто отошла в сторонку и осуждающе покачала головой, мол, так делать нельзя, а затем зажгла сигарету и затянувшись, стала равнодушно наблюдать как секирей убивают друг друга!
  - Та-дам! - внезапно громко произнес плазменный телевизор, который висел на стене в палате 109-го и перед ошарашенным взглядом Каширо появилось самодовольное лицо президента MBI.
  - Доброго тебе дня, Каширо-тян! - радостно замахал ему рукой Минака и участливым голосом спросил, - Как ты себя чувствуешь?
  - Нормально, - на автомате ответил юноша.
  - Ну и славно! Раз уж эта надоедливая Таками ушла, то мы можем с тобой спокойно поговорить! Не правда ли это здорово, Каширо-тян? - бурлил энергией и весельем президент MBI, - Прежде всего разреши поздравить тебя с обретением статуса "ашикаби"!
  Последнее предложение Минака произнес торжественным тоном и на его голову упали конфети, а где-то за спиной замаячило два воздушных шарика.
  - Ты, Каширо-тян, стал новым фактором в моей игре! Новым, но очень интересным фактором! Твое присутствие разнообразит план секирей и сделает его еще более интригующим! Ох! Я уже не могу дождаться когда ты выйдешь из больницы! Секирей-ашикаби - это звучит круто!
  Улыбка на лице Минаки стала настолько широкой, насколько она вообще могла быть.
  - Вы знали? - удивленно протянул Каширо, пораженный этим фактом.
  - Ну, конечно! Я же мастер этой игры! - самодовольно ответил Минака, указывая на себя пальцем и делая гордую позу, а затем добавил более скучным голосом, - Правда я не сразу поверил в такую удачу! Пришлось проверять результаты, чтобы быть точным! И вот когда данные подтвердились я понял, что годы экспериментов над тобой дали свои всходы!
  Минака вновь сделал горделивую позу, скрестив руки на груди, а сам довольно засмеялся.
  - Годы экспериментов надо мной? - повторил Каширо слова, что зацепили его слух.
  - Все-таки я проболтался? - расстроенно сказал Минака, грустно глядя на 109-го, - Так и знал, что я слишком возбужден для разговора с тобой. Надо было подождать несколько дней... Но я был так возбужден! Что просто не смог удержаться!
  На экране Минака весело засмеялся, размахивая руками.
  - Что за эксперименты надо мной? - с угрозой в голосе спросил Каширо.
  - Тебе эта тема все же интересна, как я погляжу? - риторически спросил президент MBI и серьезным тоном продолжил, - Я понимаю. Будь я на твоем месте, мне бы то же было интересно услышать такую информацию. Но не воспринимай слишком близко к сердцу то что я скажу. Мы ведь с тобой друзья? Ведь так, Каширо-тян?..
  Минака задал свои вопросы детским тоном, улыбаясь и успокаивающе махая рукой 109-му.
  Каширо заскрипел зубами.
  - Ты должен был стать обычным секирей, как твои братья и многочисленные сестры. Но... Это было бы скучно, - кисло сказал Минака, - Поэтому я, еще тогда, решил разнообразить будущую игру. Наши ученые предложили поэкспериментировать с твоей ДНК. Я был не в силах сопротивляться их научному порыву, поэтому разрешил им абсолютно все!
  Каширо вновь заскрипел зубами.
  - Правда я потом скорректировал их работу и они начали смешивать твое ДНК с человеческим. И результат налицо!
  Минака радостно поднял руки, сжав кулаки, словно праздновал величайшую победу.
  - Ты - секирей по рождению, можешь окрылить других секирей! Да это же так круто! Это точно сделает мою игру веселее! Я не жалею ни на минуту о своем решении!
  - Сволочь!.. - прохрипел Каширо, вспомнив годы наполненные болью и мучениями.
  Он то думал, что виной всему была его бесконтрольная сила. А все дело, оказалось, в этом чертовом Минаке, который ставил эксперименты над ним!
  - Я понимаю, что у тебя есть право злиться, Каширо-тян, - грустным голосом сказал Минака, - Ты ведь из-за меня стал одним из слабейших секирей в проекте и из-за этого можешь проиграть. Мне даже немножечко стыдно перед тобой.
  Президент MBI опустил глаза на свои пальцы, но долго кукситься он не мог, поэтому оживился, заерзавшись на месте:
  - Но согласись, это ведь круто, что ты теперь можешь окрылять других секирей?! Ты - супер-пупер-ашикаби-секирей!
  109-й молча скрипел зубами, почувствовав крошево на языке, но не обратил на это никакого внимания. Глубоко вздохнув, он спросил, срывающимся голосом, понимая что злостью ничего не решить:
  - И что вы теперь будите делать со мной?
  - Как что?! - встрепенулся Минака, а затем широко взмахнул руками, - Ничего! Ровным счетом ничего! Ты участвуешь в проекте как и раньше! Твой специфический статус сделает игру только интереснее!
  - Но... Меня окрылил Натцуо, - произнес Каширо, успокаиваясь, - Как я смогу в таком случае участвовать в проекте? Он ведь ашикаби дисциплинарного отряда.
  - Ну и что? Он, как ашикаби, участвует в игре наравне с остальными. Впрочем как и весь дисциплинарный отряд, - ответил президент MBI.
  - Но как же?.. - удивился 109-й, - Они же стражи проекта... Следят за порядком. Как они могут участвовать в нем сами?
  - Но ведь и они тоже секирей, Каширо-тян, - произнес Минака, улыбаясь, - Как я мог позволить им не участвовать в игре? Они бы точно на меня обиделись!
  - Я бы не стал, - честно признался 109-й.
  - Это меня и расстраивает, Каширо-тян. План секирей - это уникальный проект. Участие в нем позволит тебе возвыситься и почувствовать судьбу миру в своих руках... Впрочем я тебе об этом уже рассказывал. Ладно, у меня много дел. У тебя ко мне будут вопросы?
  - Нет, - отрезал 109-й.
  Плазма погасла, оставив Каширо наедине с собственными мыслями.
  Вечером юношу попросили покинуть палату, так как врач пришел к выводу, что он здоров. Ночь Каширо провел в той самой квартире, которую ему ранее выдало MBI.
  
  Каширо в сопровождении Хайхане вошел в хорошо обставленный кабинет. За рабочим столом сидел Натцуо, а рядом, на диване, вольготно устроилась Бенитцубаса. При виде 109-го розоволосая сразу же нахмурилась и заскрипела зубами.
  - О!.. Привет тебе Каширо-чан! - радостно поприветствовал юношу ашикаби дисциплинарного отряда, встав со своего места, - Рад тебя видеть!
  - Не могу сказать тебе того же самого, - ответил 109-й, посмотрев ему прямо в глаза.
  - А-а-а... Ты немного на меня злишься? - понял тот, ухмыляясь из-за своих квадратных очков, - Ну прости ты меня... Просто я не мог упустить такую симпатичную добычу как ты.
  - Поэтому ты решил окрылить меня без моего согласия? - сердито спросил Каширо.
  На "симпатичной добыче" он решил не заострять внимания. 109-й сейчас чувствовал себя и без того отвратительно.
  Как бы Каширо ненавидел этого урода, но связь между ними здорово гасила его негативные эмоции по отношению к этому смазливому... Проклятье!.. Проклятая связь!
  109-й почувствовал как закипает.
  - Прости... - протянул Натцуо, - Но это просто была минутная слабость. Ты тогда был такой беззащитный и соблазнительный, что я просто не мог пройти мимо.
  Каширо с трудом сдерживал свою ярость. Даже связь сейчас не могла погасить его бешенство.
  - Но я, как настоящий джентльмен и мужчина, готов взять на себя ответственность за содеянное, - произнес ашикаби дисциплинарного отряда, ухмыляясь из-за своих квадратных очков.
  Внешне Каширо оставался спокойным. Сейчас он просто думал о том что должен убить этого гада и тогда все будет хорошо. Когда умрет Натцуо, то всем станет хорошо. Начнут цвести поля и зеленеть травка. На деревьях запоют птички и мир вздохнет с облегчением. И чтобы это случилось, нужно просто убить (кроваво и мучительно) всего лишь одного человека. Разве это большая плата за всеобщее счастье?
  - Досочка, тебе и здесь обскакали... - захихикала Хайхане из-за спины 109-го.
  - Хватит! - сердито рявкнула Бенитцубаса, оказавшись на ногах и ткнув пальцем в Каширо, - Как же я тебя ненавижу! Ты же с самого начала нацелился на моего Натцуо! Ты!.. Ты!.. Ты - гей!
  Глаза Каширо полезли на лоб. Такого обвинения он точно не ожидал.
  - Ты соблазнил моего несчастного Натцуо! И из-за тебя он не обращает на меня никакого внимания! - шипела Бенитцубаса, - Он вчера весь вечер выбирал в какой ресторан тебя пригласить!.. А я?! Я не разу не была с моим Натцуо даже на прогулке!..
  Розоволосая секирей сердито топнула ногой.
  - Но хуже всего то что ты украл его первый поцелуй! Как же я тебя ненавижу! - орала розоволосая секирей, меча глазами молнии, - Я тебя убью! Слышишь меня?! Я просто убью тебя, гад! И тогда мы с Натцуо останемся одни! И он, наконец, поймет все!
  - Досочка... Это Натцуо здесь гей... - давилась смехом 104-я, - Тебе ничего не светит... Если ты только не станешь мужчиной. Хотя, учитывая размер твоей груди, то тебе нужно приложить совсем немножко усилий.
  В этот момент Хайхане взорвалась смехом, так как ярость Бенитцубасы просто витала в воздухе.
  - У меня нормальная грудь! - крикнула Бенитцубаса, - И вообще Натцуо говорит, что большая грудь ему не нравится!
  - Ну так он ведь гей, досочка! - насмешливо заметила Хайхане, замахав своими руками-лезвиями.
  - Не правда! Он!.. Ему просто нужно время! - взорвалась розоволосая, сжимая кулаки, а затем выкрикнула, - Как же я вас всех ненавижу!
  С этими словами она покинула кабинет, громко хлопнув дверью на прощание.
  Каширо был впечатлен. Ненависть Бенитцубасы была такой чистой и яркой, что становилось жутко.
  - Люблю такие моменты,- произнесла Хайхане и сразу же призналась, - Ради этого стоит жить.
  - Бенитцубаса тут упоминала ресторан, - произнес как ни в чем не бывало Натцуо, смотря на 109-го, - Как насчет туда сходить со мной, Каширо-чан?
  - Нет, - прозвучал короткий и холодный ответ.
  - Крепость проявляет упорство... - грустно и задумчиво протянул ашикаби дисциплинарного отряда, забарабанив пальцами по столу, а Каширо услышал хихиканье позади себя.
  Похоже эта ситуация забавляла Хайхане не меньше чем подначивания Бенитцубасы.
  - Если ты позвал меня только ради этого, то я пойду, - произнес Каширо.
  В настоящий момент он хотел покинуть этот проклятый кабинет и очутится от здания MBI как можно дальше.
  - Вообще-то есть еще одно дело, - сказал Натцуо и, подойдя к 109-му, протянул ему плащ наказующих, - Теперь ты в дисциплинарном отряде, Каширо-чан.
  - Почему это? - удивленно спросил юноша.
  - Все мои секирей члены дисциплинарного отряда. А раз ты мой секирей, то и ты тоже теперь часть дисциплинарного отряда. Таково правило MBI.
  - Ясно, - произнес Каширо, взяв в руки плащ и окинув вещь коротким взглядом, поинтересовался, - Его ведь не обязательно всегда носить?
  - Только когда на задании или патрулировании, - ответил Натцуо, - В свободное время ты волен носить ту одежду, которую посчитаешь нужной. Но мой тебе совет. Когда выходишь в город, то лучше одевай его. Ты довольно слабый секирей, так что авторитет дисциплинарного отряда тебе не помешает.
  Кивнув, Каширо развернулся и вышел, так как его здесь больше ничего не держало. Оказавшись за дверью он с трудом сдержался, чтобы не плюнуть. Как же все так могло обернуться?.. Еще вчера он был свободным секирей, который даже полагал, что обрел свою настоящую любовь, а теперь 109-го окрылили, не спросив хочет он того или нет. Да еще сделал это парень!
  "Все-таки ужасно быть секирей" - подумал Каширо, шагая по коридору и чувствуя в душе отвращение.
  Вскоре он очутился за пределами здания MBI. Накинув плащ дисциплинарного отряда, 109-й устремился на север. Туда его звала связь. Хоть он и не знал где точно находится Кочоу, но был уверен, что сможет ее найти.
  Прыгая с крыши на крышу, Каширо двигался намного увереннее. Похоже, его сила действительно возросла после получения крыльев. Но сила, полученная таким путем, 109-го совсем не радовала. Он не любил Натцуо и их связь казалась ему противоестественной. Тут даже дело не в том что Каширо не реагировал на него, все дело в половой принадлежности! Это было не правильно для 109-го. Пускай связь и очень сильно сглаживает эти моменты и порой юноша думает, что Нацуо не такой уже и плохой, но он его не любит! Потому что это не правильно!
  Каширо вспомнил истерику Бенитцубасы в кабинете Натцуо. Лицо 109-го перекосилось. И это она еще не знает о цветах... Этот чертов ашикаби с самого утра прислал ему курьером букет красных роз. Внутри оказалась трогательная записка. Ну, она бы точно была трогательная, если бы Каширо был девушкой. Столько "приятных" эпитетов и "утонченных" намеков на "настоящую, мужскую красоту" 109-го, заставили веко юноши нервно дергаться, когда он дочитал текст. Потом он попил горячего чая и пошел в ванную. Сперва он даже хотел воспользоваться лезвием для бритья, чтобы оставить на собственном лице несколько глубоких порезов. Но подумав, решил не прибегать к таким кардинальным действиям. Пока что. В конце концов, он чувствовал, что его связь с Кочоу была сильнее и это придавало ему сил.
  Каширо приземлился на очередную крышу и с размаху врезал кулаком по стене, представляя лицо Натцуо. Поверхность сразу же пошла трещинами. Несколько новых ударов подняли небольшое облачко крошева и пыли.
  109-й остановился и замер. Затем он посмотрел на свои кулаки и увидел как с них капает кровь. Руки его дрожали. Каширо тяжело вздохнул и выдохнул, приходя в себя. Это просто была вспышка ярости. Юноша уже успокоился.
  Подойдя к краю крыши он посмотрел на север. Где-то там была его любимая Кочоу. Сердце трепетно застучало при мысли о ней.
  109-й почувствовал во всем теле легкую слабость и отчетливо осознал, что устал. Похоже недавние события сказались на нем. К тому же с утра он ничего не ел, а все секирей были очень прожорливы. С их то повышенным обменом веществ!
  Внезапно Каширо почувствовал, что рядом с ним на крыше оказалась другая секирей. Резко развернувшись, он встретился взглядом с незнакомкой, которая держала в руках странное оружие, внешне очень напоминавшее косу.
  На лице незнакомки застыла радостная улыбка, но по мере того как она смотрела на Каширо, ее взгляд менялся, становясь удивленным и даже каким-то враждебным. Прибывшая ошарашенно оглядела Каширо, задержавшись взглядом на плаще дисциплинарного отряда, и осмотрелась по сторонам. Кроме них на крыше никого не было. Это наблюдение, как показалось юноше, еще больше ввело девушку в ступор.
  109-й развернулся в сторону незнакомки, внутреннее готовый к бою.
  - Я могу тебе чем-то помочь? - спокойно спросил он.
  Лицо девушки резко покраснело, напомнив собою спелый помидор, а ресницы удивленно захлопали.
  - Я шла за своим ашикаби, чтобы окрылиться... - протянула девушка, нервно сжав свою боевую косу, - И... Где он?
  Последний вопрос она явно адресовала 109-му.
  В этом момент взгляд незнакомки окончательно остановился на Каширо и замер. Она неотрывно смотрела на него, пунцовея. А затем ее глаза словно затянула какая-то пелена и незнакомка сделала несколько механических шагов в сторону 109-го, но ноги девушки подкосились и она стала падать, выронив свою косу.
  Каширо оказался рядом и успел подхватить ее на руки уже возле самой земли. Только сейчас он заметил крупные синяки под глазами девушки и то в каком изможденном состоянии она была. Казалось, эта секирей не спала и не ела уже несколько дней.
  Дыхание незнакомка участилось, когда она оказалась на руках Каширо. Казалось девушка задыхается. В этот момент пелена с ее глаз пропала и она, не веря, посмотрела на 109-го.
  - Ашикаби-сама?.. - не уверенно, но очень ласково спросила она, смотря на юношу, - Это, правда, вы?..
  В этих словах и взгляде 109-й увидел столько любви и обожания, что невольно вздрогнул, ощутив себя объектом преклонения. Щеки Каширо полыхнули красным. Такие глаза, как у этой незнакомки, он видел однажды лишь у Кочоу в момент ее окрыления. Хотя, парень заметил, что 22-я всегда пыталась вести себя сдержанно. Даже с ним. Но благодаря их связи, он чувствовал настоящие эмоции Кочоу, обращенные к нему. Ее любовь, страх, обожание и переживание по отношению к нему. Все эти чувства были видны Каширо.
  Юноша почувствовал как его дыхание стало тяжелым и хриплым. Тами 109-го стало пульсировать и вошло в реакцию с энергией незнакомки. Видимо, девушка тоже что-то почувствовала, потому что ее щеки еще больше покраснели, а пульс заметно участился, дыхание стало прерывистым. Руки секирей в ту же секунду крепко сжали плечи Каширо словно тиски, не позволяя ему встать или отстраниться. Но этого не нужно было делать. Юноша чувствовал, что тоже реагирует на нее. Нить их связи уже образовывалась, соединяя их тами. Все остальные чувства отошли в сторону, как маловажные. Сейчас Каширо смотрел только на драгоценную ношу в своих руках, а взгляд сфокусировался на губах незнакомки.
  Их тами успели войти в унисон, став пульсировать синхронно, и оставалось только лишь одно действие, чтобы закрепить этот новый союз.
  Губы Каширо встретились с чем-то мягким и влажным, сомкнувшись в поцелуе. Из-за спины обоих секирей взметнулись потоки света. Хищные крылья, словно созданные из нескольких десятков острых лезвий, выросли позади девушки и привычно кроваво-красные со стороны юноши. Распрямившись, они накрыли собою пару и соединились.
  Поцелуй длился еще несколько минут, прежде чем был разорван.
  - Ашикаби-сама... Это правда вы? - радостно произнесла она, улыбнувшись, а затем прильнула к его груди, торжественно сказав, - Меня зовут Йоми, секирей номер 43. Вместе с вами навсегда!
  В эти минуты Каширо почувствовал как мир привычно изменился и девушка в его руках стала очень важным и доргим человеком в жизни 109-го. Только в отличие от Натцуо, эта связь была настоящая. Да и чувствовалась она как нечто само собой разумеющееся. Словно они всегда были вместе.
  Какое-то время пара просто наслаждались близостью, застыв в руках друг друга. Это было довольно приятное ощущение словно волна тепла окутала Каширо, став убаюкивать и согревать его.
  109-й также чувствовал связь и с Кочоу. Мысли о 22-й отзывались теплотой и заботой.
  Связь же с ашикаби дисциплинарного отряда теперь ощущалась по-другому. Еще до окрыления Йоми, он понимал, что их нить не настоящая, словно она была какой-то искусственной. Но после того что произошло с 43-й, Каширо отчетливо ощутил не гармоничность их связи словно к его тами присосался паразит.
  Юноша откинул подобные мысли и сосредоточился на Йоми. Проведя рукой по ее волосам, он ощутил их мягкость, а сама девушка довольно зарделась. По его чувствам ударила волна довольства и нежности. 109-й понял, что его секирей нравится, когда он гладит ее. Каширо в ответ улыбнулся, смотря на Йоми.
  Посидев так еще какое-то время, они поднялись на ноги. Девушка сразу же прижалась к нему своей не маленькой грудью, обхватив его за руку. Про свое оружие она похоже напрочь забыла.
  Каширо пришлось приложить усилия, чтобы оградить себя от бушевавших в его сердце положительных чувств. Посмотрев на девушку, он сразу же отметил ее изможденное состояние и обеспокоенно спросил:
  - Йоми, что с тобой случилось? Почему ты так плохо выглядишь?
  Девушка, услышав вопрос своего ашикаби, смутилась. Она не знала, что ему ответить. Да и слова о том что она плохо выглядит подействовали на нее подавляющие. Йоми ведь всегда так хотела, чтобы ее ашикаби восхищался ею!.. О, да! В мечтах она появлялась перед своим ашикаби весьма эффектно и, чего скрывать, неотразимо.
  А тут... Облом-с. Мало того что не смогла с собой совладать, упав ему на руки, так и видок тот еще. Изможденный и голодный. А вдруг ее ашикаби из-за этого не захочет быть с нею?
  Девушка испуганно посмотрела на Каширо. Заметив ее страх, 109-й успокаивающе произнес:
  - Все нормально, Йоми. Теперь все будет хорошо... Ты наверное голодна?
  Девушка согласно кивнула головой. Три дня как ничего не ела. Шутка ли?.. И только сейчас она поняла, что согласно кивнула головой. Ей стало стыдно. Ну не так должна была пройти их первая встреча! Совсем не так!
  - Со мной все в порядке, ашикаби-сама! - гордо произнесла Йоми, отстраняясь от него, чтобы он мог увидеть... усталый и помятый вид?
  - Со мной, правда, все в порядке, ашикаби-сама, - произнесла она, желая показать ему свою полезность и силу, - Приказывайте мне! Ради вас я сделаю все что угодно!
  Йоми совсем не шутила, когда произносила эти слова. Она действительно сделает все, что скажет ее ашикаби. Не было такого преступления на которое бы 43-я не пошла ради Каширо. И все это ради того чтобы сделать ему приятно и стать чуточку ближе к нему. Ведь сердце Йоми так сладостно бьется, когда она рядом с ним!
  - Все что угодно? - задумчиво переспросил Каширо, смотря на 43-ю.
  - Да, мой ашикаби! - подтвердила та, подняв с земли свою боевую косу, которая в эти минуты действительно выглядела грозным и устрашающим оружием в ее руках, - Я сокрушу любого ради вас!
  Йоми была серьезна как никогда в своей жизни, смотря на 109-го влюбленным взглядом.
  "Какой же он красивый" - радостно думала она, буквально пожирая глазами своего ашикаби.
  От этих мыслей ее даже не отвлек жалобно заурчавший живот. Что такое голод, когда твой ашикаби рядом?.. Так, небольшое неудобство.
  - В таком случае Йоми, секирей номер 43-и, у меня для тебя есть важное задание, от которого зависит твоя и моя судьба, - серьезно произнес Каширо, внимательно наблюдая за секирей.
  Девушка внутренне подобралась. Вот ее шанс, доказать своему ашикаби, что она его стоит!
  43-я покрепче взялась за древко боевой косы с обожанием смотря на него и ожидая приказа.
  - Мы сейчас с тобой пойдем в ближайшее кафе и я тебе куплю много еды. Твоя задача всю ее съесть. Приказ понятен? - серьезно спросил Каширо, а в его глазах заплясало веселье.
  - А?.. - удивленно протянула 43-я, ожидавшая услышать что-то другое.
  Каширо просто подошел к ней и обнял, сказав:
  - Ну о каких приказах и прочей ерунде ты говоришь, Йоми? Выбрось ты из головы всю эту муть. Для меня важно, чтобы с тобой все было в порядке. Ведь я люблю тебя, Йоми.
  Слова о любви сами по себе сорвались с губ Каширо, но он не почувствовал смущения. Он действительно испытывал к ней это чувство. Связь между ними была очень сильной.
  - Поэтому я должен накормить любимую девушку, когда она голодна, - произнес Каширо, внезапно осознав, что признался ей в своих чувствах.
  Йоми удивленно захлопала глазами, явно не ожидавшая такого. Ведь она должна "сражаться, и сражаться, и сражаться" ради своего ашикаби, чтобы в конце остаться одной и только тогда она может рассчитывать на... Йоми поняла, что слова ее настройщицы не совпадают с действительностью. Тот, кого она полюбила, не требовал от нее ничего взамен, просто отвечая на ее чувства. Это было... Странно. Но в то же время очень приятно!
  - Я... - произнесла она, тая в объятиях своего ашикаби.
  Внезапно ее живот вновь заурчал. На этот раз громче обычного. Йоми смутилась. Как же он не вовремя это сделал! Девушка разозлилась на себя.
  - Пойдем, - ласково произнес Каширо и взяв ее за руку, повел к краю крыши, намереваясь спрыгнуть на улицу и заглянуть в ближайшее кафе.
  Внезапно взгляд Йоми зацепился за плащ ашикаби. Она все еще пребывала в приятной неге от того что окрылилась и ее ашикаби признался ей в любви, и то что проявляет о ней заботу... Но этот плащ! В нем было что-то знакомое, что-то очень знакомое... Где же она видела похожие плащи? Думала Йоми, находясь в прострации, пока память услужливо не выдала информацию.
  - Ты в дисциплинарном отряде? !- удивленно произнесла секирей, сжимая руку Каширо, а ее глаза казалось стали вылазить из орбит, - Ты... Ты... Ты - секирей?!
  - Да, - спокойно ответил ее ашикаби, улыбнувшись, - На оба вопроса. Но пока все разговоры в сторону. Мы идем тебя кормить.
  
  Глава 8. Ну и кого ты окрылил?
  Мацу пребывала в возбуждении. Как же ей было интересно! Казалось у нее сейчас дым пойдет из ушей. Новость для ноль второй оказалась просто ошеломительной! Да нет! Это была сенсация в мире секирей, которая ставила все с ног на голову! Ведь то что случилось, нарушило фундаментальное правило! Секирей не может окрылить секирей! А тут!..
  Мацу довольно и как-то подозрительно захихикала, став разминать свои пальчики. Ее взгляд переместился на экран, где было открыто личное дело секирей номер 43, Йоми. В целом мало чем примечательной секирей со средненькой силой. Но вся соль была в ее ашикаби. О, да! Ведь им оказался не кто иной как другой секирей под номером 109-ть! А ведь MBI говорило, что нашло только 108-м оплодотворенных яиц на их корабле! Но, как оказалось, корпорация соврала им в очередной раз. Проклятый Минака!
  Мацу посмотрела на данные "ашикаби-секирея".
  "Во загнула?" - словила себя на мысли ноль вторая.
  Довольно молодой и симпатичный парень. Уровень силы заметно ниже чем у большинства других секирей, но зафиксировано (если верить вбитым данным MBI) некоторое ее увеличение в последние дни.
  "Не связано ли это с окрылением других секирей?" - задумалась Мацу.
  "Обладает способностью управлять кровью" - продолжила она читать.
  Что еще за способность? Ну и так по-мелочи. Рост, вес и некоторые другие данные.
  В целом же, ноль вторая была очень заинтригована. Ведь даже сама ноль первая, утверждала, что связь между секирей невозможна! А тут такое! Нет, Мацу просто обязана поделиться этой информацией с Мией!
  Ноль вторая посмотрела на анкету второй секирей, которую окрылил этот феномен.
  "Жалкая подражательница!" - подумала Мацу, вспомнив о своей сопернице.
  И кто бы мог подумать, что Хомура приведет 22-ю в поместье Идзумо?! Добрая душа Мия, конечно же, не смогла оставить "бедняжку" в беде и выделила ей комнату!
  Кочоу очень сильно бесила Матцу. Мало того что подражательница, так еще и крылья раньше нее получила! Да и как объявилась в доме, так сразу же нащупала сеть ноль второй и в поместье Идзумо разгорелась невидимая война двух секирей информационного типа.
  Враг окопался по-соседству, обмотав свою комнату проводами и обставив ее компьютерами, а затем начал пакостить, мешая Матцу подглядывать... Точнее хранить жителей поместья от беды! Так и никак иначе!
  Также не приятным открытием стало то, что силы Кочоу после окрыления заметно выросли. И даже Великой Матцу теперь приходится напрягаться, чтобы держать выскочку в узде. А та постоянно лезла на ее коммуникации и засоряла линию! Она, видите ли, волнуется за своего ашикаби!
  Матцу заметила как ее противница влезла в сеть MBI и открыла файл 109-го.
  Нет, определенно ноль вторая все расскажет Мие! Тогда интерес первой закономерно переместится на Кочоу. Ведь она окрылена другим секирей! И некоторое время 22-я будет очень сильно занята. Ведь Мия не понимает отказов!
  Мацу довольно захихикала, потирая ладошки.
  
  ***
  В небольшом кафе многие посетители удивленно таращились на странную парочку, которая заняла место у окна. Во-первых, у них была необычная одежда. Парень носил какой-то серый плащ с не понятной эмблемой, а поверх него имелся рюкзак черного цвета. От него шел резиновый шнур, который оканчивался на его правой руке. Сама одежда, что была под плащом, выглядела не обычно. Складывалось впечатление, что ее всю аккуратно изрезали, сделав равномерные отверстия. Но зачем? Кому вообще в голову пришло такое сделать?
  "Ох, уж эта молодежь! Совсем сдурела!" - неодобрительно кивала головой пожилая женщина, недовольно глядя на пару.
  Девушка выглядела тоже не обычно. Сиреневое платья с многочисленными рюшечками и красная лента, повязанная вокруг шеи. Также девушка носила черные перчатки, закрывающие руки по запястья.
  Одежда этой парочки выглядела полным контрастом с одеждой простых посетителей кафе. Но самое удивительное было в том что возле девушки покоилась огромная коса. Такой и убить ведь можно! И куда только смотрит полиция?!
  Впрочем многие посетители кафе были убеждены, что это бутафория, поэтому никто и не бежал прочь в панике. После того как прошла первая волна удивления, все попытались сделать вид, что они не замечают эту парочку фриков. Ведь японцы - очень культурная нация и они не будут тыкать пальцами на странности других. Лучше сделать вид, что они этого не замечают. Да, так будет всем спокойнее!
  Новый шок для посетителей пришел тогда когда принесли заказ пары. Еды было не просто много, а очень много! Поднос буквально ломился от разнообразных яств! Мало того, так из кухни выносили следующий! Да какое же брюхо должно быть у этого парня?! Многие почему-то были уверены, что вся эта еда для него.
  В этот момент девушка, посмотрев на юношу, а затем на еду, засмущалась, мило краснея, и не уверенно проведя пальчиком по столу, принялась кушать. Сначала пропал десяток порций первого. Но она даже не думала останавливаться! В ход пошли разнообразные овощные и мясные блюда! Затем к ним подключилась выпечка и сладости! Никогда еще до этого простые люди не видели как ест голодный секирей!
  Каширо тоже что-то жевал, но очень мало по сравнению со своей спутницей. Он в основном наблюдал как расправляется с едой Йоми. Да, похоже она была очень голодна! Ее желудок довольно и громко забурчал, получая новые куски пищи, отчего девушка немного смутилась. Впрочем, это ее совсем не остановило.
  109-й потерял счет где-то на тридцатой порции.
  Наконец, 43-я доела и отрицательно покачала головой на вопросительный взгляд Каширо. Больше кушать она не хотела. Сейчас девушка пребывала в приятной неге. Она была сыта, а ее любимый ашикаби сидел рядом. К тому же накормил ее именно он! Что делало еду намного вкуснее. Если подумать, так что еще секирей нужно для счастья?
  Мысли девушки стали радостные и сугубо позитивные. Впервые в жизни она почувствовала полную гармонию с окружающим миром и удовлетворенность, а затем Йоми посмотрела на Каширо. Взгляд девушки вновь расцвел яркими красками влюбленности! До чего же она обожало своего ашикаби! Он такой красивый и милый, и еще много о чем она подумала, рисуя 109-го в самых лучших тонах. Такова была настоящая природа секирей. Любить и быть любимыми. Не обращая внимание на недостатки партнера.
  Сам же Каширо был тоже в хорошем настроении. Он был счастлив, что Йоми сыта и довольна. На удивление ему было очень приятно ощущать через связь такое состояние своего секирей. Правда, он еще думал и о Кочоу. К счастью, связь приносило ему чувство того что с ней все в порядке. И это заметно его успокаивало.
  После окрыления Йоми, 109-й понял, что не только его силы возросли, но и сама связь с его девушками окрепла. Она стала прочнее и теперь он мог лучше понимать их настроение. Правда чувства Кочоу воспринимались им весьма размыто и сказать что-то определенное он не мог. Видимо, виной расстояние.
  109-й сейчас жалел, что 22-я не с ними. Было бы здорово вот так посидеть втроем!.. И место совершенно не имеет значения.
  - Наелась? - спросил Каширо 43-ю и та согласно кивнула головой, прожигая его взглядом, наполненным таким обожанием, которым истинно и фанатично верующие люди одаривают изображения и символы своих богов.
  Каширо с удивлением понял, что его любовь к Йоми так далеко не заходит. Равно как и по отношению к Кочоу. В понимании 43-й он уже был выше всего остального мира только из-за того что стал ее ашикаби! 109-му показалось, что если бы решала сама Йоми, то она бы уже начала возводить ему храм и ставить памятники во всех городах и селениях мира.
  Он, конечно, знал, что настройщики вбивали в голову секирей послушание и обожание к ашикаби, но в случае с 43-й явно перестарались. Впрочем, это могло делаться и намеренно. Ведь Минака, президент MBI, явно был сумасшедшим. Что ему стоило добавить в безумный план секирей еще немножко сумасшествия?
  Взять хотя бы Бенитцубасу. Тоже повернута на своем ашикаби. Не смотря ни на что! И не хочет признавать очевидных фактов.
  Или вот Карасуба. Это вообще клинический случай. От нее веет такой жаждой убийства, что кажется весь смысл ее жизни - это начинать и заканчивать день с кровавой резни.
  Хайхане... 104-я, похоже, тоже не очень адекватная. Хотя, к счастью, за своим ашикаби она не убивается.
  В любом случае природа секирей такова, что ашикаби, даже без усилий MBI, являются смыслом их жизни. И каждый секирей все равно искал бы свою половинку. Просто это, как подозревал 109-й, делалось бы по-другому.
  - Хорошо, я рад, что ты наелась, Йоми, - добродушно произнес Каширо, чувствуя внутри тепло, и посмотрел на 43-ю, - Думаю, у тебя есть ко мне вопросы. Можешь смело их задавать, я отвечу.
  Девушка, быстро отойдя от влюбленной эйфории (что было только плюсом в глазах 109-го), поинтересовалась:
  - Ашикаби-сама, ты... действительно секирей?
  - Да, - согласно кивнул головой юноша, - Меня зовут Каширо.
  - Но как это возможно?.. Нам говорили, что ашикаби могут быть только люди; что между секирей такая связь невозможна, - сказала 43-я и тут же испуганно добавила, - Но я очень рада, что моим ашикаби стал ты, Каширо-сан!
  - Я тоже рад, Йоми, что мне досталась такая хорошая секирей как ты, - он не кривил душой, говоря это, ведь связь уже соединила их, - И давай общаться без всяких суффиксов.
  Девушка согласно кивнула головой и довольно зарделась. Ей было очень важно услышать, что ашикаби ценит ее! Что она ему нужна! Но самое главное, что он рад ей и то, что считает хорошей! Похоже, это самый счастливый день в жизни Йоми, секирей номер 43! О таком можно было только мечтать!
  - Я не знаю, что говорили остальным секирей, - Каширо сделал ударение на слове "остальным" и девушка удивленно на него посмотрела.
  Сейчас ее ашикаби словно отделил себя от других секирей. Как будто провел некую черту.
  - На мне MBI в свое время провело некоторые эксперименты, - начал он и у Йоми все внутри похолодело, - Как я понял, вроде бы это и послужило причиной того, что я могу окрылять других секирей.
  Если раньше 43-я не питала любви к корпорации, то теперь резко ее возненавидела! Проводить эксперименты над ее ашикаби?! Да за такое она их всех порвет на части! Лично Минаку разрежет своей косой, а его плоть скормит собакам!
  - ... А потом, скажем так, поставили крест, - продолжал говорить Каширо, немного уйдя в себя, - Поэтому MBI особо не старалось сделать из меня правильного секирей. Не скажу, что мною вообще не занимались. Скорее делали это спустя рукава.
  Йоми хранила молчание, превратившись в слух. Ей была интересна любая информация о своем ашикаби. В этом вопросе мелочей не существовало! И пока он рассказывает о себе, она будет слушать его очень внимательно!
  - Кстати, тебя это наверное удивит, но мой номер сто девять, Йоми, - произнес Каширо и заметив ожидаемое удивление на лице 43-й, пояснил, - Знаю, что вам говорили о ста восьми номерах. Но, как оказалось, секирей немножечко больше. Хотя, вполне возможно что есть и другие номера о которых мы просто ничего не знаем.
  Такая новость ошарашила Йоми. Могут быть еще секирей? И что, с ними тоже придется сражаться?.. Такая перспектива не понравилась 43-й. Но все же она была счастлива. Ее ашикаби сейчас с ней!
  Внезапно 109-й подскочил на месте и удивленно уставился в окно кафе. Йоми передался его импульс и она уже была рядом со своим ашикаби, держа оружие наготове.
  В зале заведения сразу же наступила тишина. Любой мог увидеть странную картину. Там, за стеклом, прямо на улице, стояло две не менее странные девушки, чем эта парочка фриков. Первой была Бенитцубаса, а второй Хайхане.
  Розоволосая, широко открыв рот, ошарашенно тыкала пальцем сначала на Каширо, затем на Йоми, а сама постепенно закипала. Позади нее стояла Хайхане и выглядела не менее удивленной. В задумчивости 104-я попробовала почесать затылок, но забыло о своих лезвиях. Поэтому уже через секунд она стала носиться по улице, размахивая руками, а из ее головы текла кровь.
  - Это ко мне, - сказал Каширо, обращаясь к Йоми, и пошел к выходу.
  43-я тут же последовала за своим ашикаби. Она от него теперь ни на шаг! Особенно, когда на улице маячат две подозрительные секирей в форме дисциплинарного отряда.
  - Ты!.. - поприветствовала Каширо своим шипением Бенитцубаса и потребовала, - Ты окрыляешь секирей?! Это правда?! Отвечай!!!!!
  - Да, - решил не отпираться 109-й.
  Минака знает об этом и совсем не против. Наоборот, считает, что это сделает его игру интереснее. Так что какой смысл запираться? Да и явно кто-то этим двум уже разболтал, раз они начали с таких вопросов разговор.
  - Но как это возможно? - розоволосая решила сменить гнев на милость, успокоившись.
  - Ох!.. Круто, Каширо-тан! - произнесла Хайхане, ухмыляясь, и кивнув на Йоми, спросила, - Собираешь свой гарем?
  109-й не успел ответить, так как его перебивала 43-я. Он с угрозой в голосе спросила:
  - Вы вообще кто такие?! И что вам нужно от моего ашикаби?!
  Боевая коса зловеще уставилась на двух секирей. От этих слов Бенитцубаса вошла в ступор. Все-таки не каждый день одна секирей называет другого секирей "ашикаби". Это было, мягко говоря, не привычно для нее.
  - Что ты там сказала?! Нарываешься?! - рявкнула розоволосая, быстро придя в себя, и положила руки на бока, - Да я тебя размажу!
  43-я явно уже хотела что-то сказать в ответ, но не успела.
  - Вот такие женщины нравятся мужчинам, малогрудочка, - вмешалась Хайхане, тыча рукой-лезвием в сторону Йоми, - С сиськами. С большими сиськами.
  Эти слова выбили обоих спорщиц из колеи. 43-я просто не знала о взаимоотношениях внутри дисциплинарного отряда, а Бенитцубаса, как обычно, наорала на ставшую хихикать 104-ю:
  - Заткнись, комнатная моль! Натцуо нравится миниатюрная грудь!
  - Извини, досочка, я совсем забыла, что наш ашикаби - гей, - сквозь хихиканья, произнесла Хайхане.
  - Ему просто нужно время, чтобы понять! - в который уже раз сказала эти слова розоволосая и сердито топнула ногой, скрипя зубами.
  - Ты права, - внезапно согласилась Хайхане, вызвав удивление у Бенитцубасы и Каширо, - Но как только это произойдет, то он уйдет к большим сиськам.
  Сказав это, 104-я не двусмысленно пошевелила своей грудью и посмотрела на не менее внушительную часть тела Йоми. 43-я похоже даже немного смутилась, но тут же гордо выпрямилась, ловя взгляд Каширо. Заметил или нет?..
  Среди секирей ходила легенда, что где-то на севере города живет злобный демон Ханья, который наводит ужас на любого кто его увидит. Каширо точно не знал как родилась эта сказка и откуда вообще взялась, но лицо Бенитцубасы сейчас было таким пугающим, что 109-му стало не по себе. Розоволосая смотрела на Хайхане угрожающе, и Каширо понял, что сейчас она начнет ее убивать.
  - Не пора ли на выполнить распоряжение Натцуо? - спросила 104-я и этим вопросом выбила Бенитцубасу из "демонического" состояния.
  Одно лишь упоминание о том что ее любимый ашикаби чего-то пожелал (а уж тем более приказал!) заставляло розоволосую разбиваться в лепешку.
  - Ты права, - Бенитцубаса согласилась со 104-й и переключившись на Каширо, почти что выплюнула, - Пойдем! Тебя хочет видеть Натцуо!
  Юноша посмотрел на Йоми.
  - Я с тобой! - категорично заявила она.
  Оставлять ее посреди большого города без денег вряд ли хорошая идея. Он даже не мог ей отдать свою карточку MBI, так как чтобы пользоваться ею нужен отпечаток пальца. Но проблема даже не в этом. Ведь Йоми уже окрыленный секирей. Сколько продержится одиночка в плане секирей? Именно таких и будут выбивать первым делом. Нет, оставлять Йоми одну - это обрекать ее на смерть. Конечно, MBI не самое лучшее место для нее, но выбора как раз и не было. Поэтому Каширо согласно кивнул и отряд из четырех секирей отправился в сторону MBI.
  Похоже сегодня встретиться с Кочоу у него не выйдет.
  
  Натцуо осмотрел Йоми критическим взглядом. Особенно ему не понравилась ее совершенно не маленькая грудь. По-крайне мере, так интерпретировал его взгляд Каширо, когда они оказались в его кабинете.
  Скрестив руки на груди, он посмотрел на Каширо и спросил:
  - Ну и зачем ты окрылил это?
  43-й явно не понравились его слова, отчего она чуть ли не зашипела. Ну да, а какой секирей такое понравится? Хуже будет если только начать издеваться над их ашикаби.
  - Реакция, - коротко ответил 109-й.
  - Ах!.. Вот оно что! - воскликнул Натцуо, но сделал это наиграно, - Это, конечно же, все меняет!
  - Это правда, Каширо? - обрадованно спросила Йоми, - Ты реагировал на меня?
  - Да, - сказал он, решив умолчать тот факт, что это произошло только тогда когда она очутилась в его руках.
  Какой-то древний, мужской инстинкт посоветовал ему держать язык за зубами.
  43-я радостно улыбнулась, а ее щеки стали пунцеветь. Она и раньше знала, что это судьба, но теперь вера Йоми настолько окрепла, что это даже отразилось на их связи. Каширо почувствовал как сама нить изменилась. Она немножечко стала другой. Что именно поменялось, 109-й не знал. Он просто это ощутил.
  Со стороны же все это смотрелось как хорошая любовная история по-секирейски. Он реагирует. Она тоже чувствует реакцию. Они встречаются и создают связь. А связь - это для секирей достаточный повод, чтобы начинать жить вместе и заводить детей.
  - Понятно, - коротко произнес Натцуо, переведя взгляд на Йоми, - Значит, ты владеешь боевой косой? Что же... Добро пожаловать в дисциплинарный отряд, сорок третья!
  - Чего?! - Йоми и Бенитцубаса возмущенно воскликнули, сделав это одновременно.
  - Почему эта будет в дисциплинарном отряде?! Она же не твоя секирей! - розоволосая была раздражена.
  - Я своего согласия не давала! - со своей стороны крикнула Йоми, угрожающе взмахнув боевой косой.
  - Не смей этим махать на моего Натцуо! - тут же переключилась на 43-ю Бенитцубаса.
  - Пускай он не решает за моего ашикаби! Да и кто он вообще такой, чтобы что-то решать за и вместо моего Каширо! - взревела Йоми, а в ее взгляде загорелся огонь фанатика, на божество которого покусился какой-то грязный нечестивец.
  - Не ори в присутствии Натцуо! - пошла волнами ярости розоволосая секирей.
  - Сама не ори в присутствии Каширо! - также быстро заводилась Йоми.
  Хайхане просто захихикала, переводя довольный взгляд с одной секирей на другую. Похоже 104-я была по-настоящему счастлива.
  - Успокоились! Обе! - спокойно скомандовал Натцуо и на Бенитцубасу это возымело мгновенный эффект.
  43-я же хотела что-то возразить и уже даже открыла рот, но услышала своего ашикаби:
  - Йоми, хватит.
  Она тут же замолчала и стала поближе к Каширо, недовольно смотря на остальных.
  - Отвечаю по-порядку, - сказал Натцуо, поправив свои квадратные очки, - Сорок третья будет в дисциплинарном отряде, потому что на это есть прямое распоряжение президента MBI. Хотя, как по мне, я бы ее деактивировал.
  - Так может так и поступим, Натцуо-сан? - возбужденно спросила Бенитцубаса, злобно поглядывая на 43-ю, - Ну его! Этого Минаку!
  - Боюсь, это расстроит Каширо-чана, - ответил ашикаби дисциплинарного отряда, - А мне бы не хотелось этого делать.
  Розоволосая секирей только фыркнула. Для нее это был не аргумент.
  - Что же касается твоего вопроса, сорок третья, - произнес Натцуо, посмотрев на девушку, - Я решаю подобные вопросы за Каширо-чана, потому что я его ашикаби.
  Это утверждение, казалось, выбило почву из под ног Йоми. Она уставилась на своего ашикаби словно рыба выброшенная на лед.
  - Это правда, Каширо? - спросила она, смотря на него не верящим взглядом.
  - К сожалению, это так, Йоми, - сказал 109-й, поморщившись из-за того что был вынужден признать этот факт.
  После того как он окрылил 43-ю, Каширо стал сильнее. Сейчас его связующие нити с Йоми и Кочоу сияли как два маленьких солнца. Очень мощная энергетика проходила по ним. Связь же с Натцуо была, по сравнению с этими нитями, блеклым подобием. 109-й это хорошо ощущал. Нить с ашикаби дисциплинарного отряда еще больше ослабевала, когда Йоми была рядом. Каширо успел заметить, что чем ближе его секирей находится к нему, тем сильнее резонирует их связь. И если нить с Кочоу все также остается яркой и живой, даже не смотря на то что ее нет рядом, то нить с Натцуо сильно ослабевает, затухая.
  - Каширо... - голос Йоми дрожал, - Ты же не... Ты же не гей?.. У тебя же с ним ничего не было?!
  Похоже этот вопрос заинтересовал не только одну 43-ю. Все присутствующие в кабинете уставились на него. Хайхане с любопытством. Бенитцубаса с ненавистью. Натцуо... Его взгляд отражал максимум - легкий интерес.
  - Нет! - отрезал Каширо и даже почти оскорбился от таких предположений.
  Хотя, понять девушку можно. Секирей реагировали только на тех людей, которые им действительно подходили как партнеры. Поэтому тот факт что ее ашикаби окрылен мужчиной бил Йоми по мозгам. Но здесь имелась одна важная деталь, которую Каширо и поспешил прояснить:
  - Йоми, он окрылил меня без согласия. Я на него не реагировал.
  - Что?! - возмутилась девушка и с яростью уставилась на Натцуо.
  Реакция для многих секирей была чем-то священным. Можно сказать, сакральным таинством. Поэтому для всех секирей насильственное (или же без согласия) окрыление было неприемлемым!
  Лицо 43-й пошло желваками. После того что она услышала, Йоми была готова рвать этого презренного ашикаби голыми руками! И ей было плевать, что против нее сейчас выступит дисциплинарный отряд!
  Бенитцубаса тут же закрыла собою Натцуо и приняла боевую стойку. Хайхане напряглась, готовая взорваться серией ударов.
  - Успокойся, Йоми, - сказал Каширо и обнял девушку за плечи, отчего та вздрогнула, но сразу же расслабилась, а 109-й зашептал ей на ушко, - Теперь у меня есть ты... Все будет хорошо.
  - Да, ашикаби-сама, - отозвалась 43-я, зардевшись в руках юноши.
  Боевой накал, витавший в кабинете еще секунду назад, пропал и все успокоились.
  - Как я и сказал, теперь ты, сорок третья, член дисциплинарного отряда, коим является и твой... ашикаби, - произнес Натцуо и, криво ухмыльнувшись, продолжил, - Но мы не знаем твоего боевого потенциала. Поэтому будет разумно, если его проверит один из членов отряда. Думаю, Бенитцубаса не откажется испытать тебя.
  - Я с радостью помогу сорок третьей, - радостно произнесла розоволосая секирей, увидев вопросительный взгляд своего ашикаби, и ее руки сжались в кулаки.
  - Ну вот и отлично. Ты ведь не испугалась этого маленького теста, Йоми? - поинтересовался у той Натцуо.
  - Нет! - храбро отозвалась 43-я, прежде чем успел вмешаться Каширо.
  109-й сразу же почуял подвох. Он прекрасно знал, что Бенитцубаса и Хайхане сильнее многих простых секирей. Их специально усиливали для службы в дисциплинарном отряде.
  Впрочем, слова были сказаны и с этим уже ничего не поделать. Отказываться сейчас - это дать повод для постоянных издевок со стороны розоволосой. А зная Йоми (хоть и знакомы они были всего-ничего), Каширо понимал, что девушка быстро взорвется и начнет крушить все подряд.
  - Тогда не будем откладывать это дело в долгий ящик, - довольно произнес Натцуо, - Проведем проверку сейчас. Тренировочный зал все равно большую часть времени стоит пустой.
  
  В просторном тренировочном зале чувствовалось напряжение. Каширо стоял рядом с Хайхане, взволновано смотря за своей секирей. Йоми храбрилась и не показывала внешне что ей страшно. Но ведь 109-й это чувствовал. 43-я опасалась боя с членом дисциплинарного отряда, ведь все секирей хорошо знают, что шутки с этими ребятами чреваты... деактивацией в лучшем случае или смертью в худшем. Что то, что другое, плохой исход для секирей.
  Каширо чувствовал, что Йоми себя накручивает, пытаясь найти слабости у своей соперницы и окидывая ее презрительным взглядом.
  Бенитцубаса внешне также казалась спокойной. Каширо не мог прочитать ее эмоции, но похоже она с нетерпением ждала команды к бою, которую должен дать Натцуо.
  Хахйане смотрела на обоих секирей с интересом. Она ждала предстоящего боя, воспринимая все это скорее как шоу и приятное развлечение. 104-я, судя по всему, очень любила драки, отчего ее обхватило видимое возбуждение.
  Натцуо находился с другой стороны от Хайхане. Он сложил руки на груди и смотрел на стоящих друг напротив друга секирей с некоторым безразличием. Хотя, Каширо заметил, что когда его глаза останавливались на Йоми, то в них появлялись огоньки презрения и даже ненависти. Это очень настораживало и заставляло 109-го переживать за свою секирей.
  Обе соперницы застыли в боевых стойках. Бенитцубаса держала руки напротив груди, сжав их в кулаки. На лице девушки застыла усмешка и нетерпение.
  Йоми выставила впереди себя боевую косу и в ее взгляде сейчас можно было прочесть только надменность и презрение.
  - Начали! - дал команду Натцуо и обе секирей сорвались с места, превратившись в размытые тени, которые двинулись друг к другу.
  Йоми, сойдясь со своей противницей, нанесла рубящий удар своей косой что-то яростно выкрикнув и тут же довернула оружие, превратив выпад в связку мощных ударов. Сталь с шумом разрезала воздух, но мимо. Бенитцубаса с легкостью уворачивалась, уходя в стороны. Затем она перешла в контр-атаку. Розоволосая взорвалась быстрыми ударами, которые были нацелены на корпус и голову Йоми.
  43-я приняла на древко оружия несколько особо мощных выпадов, а от остальных увернулась, чтобы затем оттолкнуть соперницу от себя. Розоволосая сразу же сократила расстояние, желая вновь войти в близкий спарринг. 105-я оттолкнулась от пола и стремительно ударила в прыжке. Йоми уклонилась, но громко вскрикнула от усилия.
  Бенитцубаса вновь разразилась серией стремительных и точных ударов. Все они были нацелены, как и прежде, в корпус и голову соперницы. Йоми блокировала эти удары жестко, принимая на древко косы, и попыталась контратаковать.
  105-я резко ушла вниз, стараясь сделать подсечку, но реакция 43-й оказалась отменной. Она прыгнула вверх и в воздухе применила свою способность. С ее оружия сорвалась звуковая волна, которая ушла в пол, проломив его. Бенитцубаса уже была в стороне и вновь насела на Йоми. Мощные удары кулаков розоволосой соприкасались с пустотой, заставляя 43-ю уворачиваться и отступать. В этот момент длинная коса Йоми была для нее не преимуществом, а препятствием, мешая эффективному маневру.
  Внимание 43-й сейчас было полностью сосредоточено на защите и работающих руках противницы. Каширо видел ее напряжение. Йоми похоже было довольно тяжело противостоять 105-й.
  Бенитцубаса продолжала давить на соперницу, заставляя ту пятиться, и не давая возможности 43-й вырваться из ближнего боя.
  В какой-то момент розоволосая нанесла быстрый и точный удар коленом по корпусу Йоми, заставив ее открыться. 43-я ослабила концентрацию и тут же получила несколько ударов в голову и живот. Последний удар был довольно сильным, поэтому секирей Каширо впечаталась в стену, а из уголка ее губ потекла тоненькая струйка крови.
  - Слабенько! - насмешливо произнесла розоволосая, довольно фыркая и прыгая на месте.
  - Я не проиграю! - крикнула Йоми, кинув короткий взгляд на своего ашикаби, и сжав свое оружие, сорвалась с места, чтобы взорваться серией специальных ударов.
  Боевая коса выпустила серию воздушных таранов, которые обрушились на 105-ю. Но та оказалась довольно проворной. Ни один удар не нашел своей цели.
  Бенитцубаса же весело засмеялась и пошла на сближение, прижав Йоми к стенке и войдя в клинч, проломила оборону 43-й. На секирей Каширо посыпался град ударов. Девушка просто закрылась руками и собственным оружием, пытаясь устоять на ногах.
  - По-моему, хватит, - сказал 109-й, обращаясь к Натцуо.
  Все это превращалось в откровенное избиение.
  - Разве? - полюбопытствовал ашикаби дисциплинарного отряда, - Они ведь только начали...
  Каширо посмотрел на Натцуо, который спокойно наблюдал за происходящим.
  В этот момент Бенитцубаса мощным ударом с разворота снесла Йоми с места. Боевая коса выпала из обессиленных рук 43-й и она, вновь впечатавшись в стенку, упала на пол. Только это не остановило розоволосую и она решила продолжить избиение противницы, занеся ногу для мощного удара.
  Внезапно 105-я отскочила в сторону и прыжком ушла на стену, чтобы оттуда переместиться на пол и продолжить свое отступление, разрывая дистанцию со 109-м. Вслед за ней несся рой пуль, сделанных из крови. Каширо вмешался в сражение двух секирей. Терпеть избиение девушки, которую он любит, 109-й был не намерен. К тому же все шло к тому что Бенитцубаса просто деактивирует 43-ю. Слишком много сил Йоми потеряла за этот короткий бой.
  Каширо не жалел собственный резервуар. Кровь щедрой рукой покидала его. Все это делалось с единственной целью - ошеломить противника и не дать ему приблизиться к Йоми. Нужно было выиграть немного времени для 43-й. Каширо надеялся, что этого хватит ей на хоть какое-то восстановление. Тогда уже они вдвоем попробуют сдержать 105-ю. Одному 109-му было не тягаться с розоволосой фурией.
  Откинув все лишние мысли, Каширо сосредоточился на своей противнице. Похоже, его вмешательство сильно разозлило Бенитцубасу. Взгляды, которые он замечал с ее стороны во время боя, обещали юноше жуткую и кровавую расправу.
  Сам же 109-й сосредоточился исключительно на схватке и розоволосой секирей. Стена и пол тренировочного зала, особенно в той его части где маневрировала 105-я, очень быстро превратился в место, усеянное выбоинами и густой сеткой пулевых отверстий.
  Снаряд шел один за другим и общая скорострельность была очень высокой. При такой плотности огня, хоть одна кровавая пуля, но должна попасть в Бенитцубасу?! Ведь так?!
  Похоже это проняло даже 105-ю, так как она кинула что-то себе по ноги, не прекращая уворачиваться. Странный, вытянутый предмет громко зашипел и из него вырвался белесый дым, который стал быстро собою затягивать пространство вокруг розоволосой секирей.
  Каширо молча выругался, не прекращая огня, но понял, что его эффективность резко уменьшилась. Сейчас он вел пальбу наугад, ориентируясь большей частью на размытую тень, которую ему удавалось вычленить посреди белесого дыма.
  Как и ожидалось, сдвоенный резервуар показал дно достаточно быстро. Поняв это, 109-й ту же выпустил из своего тела две кровавые плетки и настороженно уставился в оседающее марево пыли и клубящегося дыма. Больше стрелять ему было нечем. Оставалось принять контактный бой и надеяться, что он сможет сдержать 105-ю на расстоянии. Входить с ней в клинч - это равнозначно поражению. Впрочем, Каширо сомневался, что он сможет сдержать Бенитцубаса с помощью своих кровавых плеток. Слишком уж 105-я была сильна. Но Каширо не собирался так просто сдаваться. Ему было кого защищать.
  Йоми похоже уже немного пришла в себя, но все же она в ближайшее время не боец.
  Слева и сбоку от Каширо, на прежнем месте, стоял Натцуо, а впереди него застыла Хайхане. Похоже, она посчитала, что правильнее для нее будет держаться впереди своего ашикаби и прикрыть его в случае шальной пули.
  В эти секунды Каширо напряженно всматривался в дым, надеясь увидеть Бенитцубасу. Но он ничего не мог разглядеть. Его плетки напряженно застыли в воздухе, свернувшись в виде спирали, готовые сорваться серией стремительных ударов по первой же команде.
  "Где она?" - подумал 109-й, все также напряженно глядя перед собой, и пытаясь вычленить хоть какое-то движение.
  И он его дождался. Дым был стремительно разрезан выскочившей тенью. Розоволосая секирей стремительно шла на сближение. Решительность и ярость плескались в ее глазах, движения были быстрыми и скупыми, руки согнуты, готовые взорваться ударами.
  Каширо отреагировал с запозданием. Уж слишком стремительной была Бенитцубаса.
  Кровавые плетки разрезали пространство и мощные удары обрушились на многострадальный пол тренировочного зала. Это уже давно был не спарринг. Это был настоящий бой.
  Бенитцубаса на бегу увернулась от ударов плетей, а несколько из них отбила жесткими блоками.
  Каширо хотел было разорвать дистанцию, но вовремя вспомнил, что прикрывает Йоми. Усилием воли 109-й подавил свой порыв к бегству. Нужно просто выстоять! Собраться и выстоять!
  Перед Каширо внезапно сформировалась стена, состоящая из крови. Как он это сделал, юноша не знал. Просто его плети, повинуясь внутреннему импульсу, изменили свою форму и закрыли его собою от Бенитцубасы. Но это не помогло 109-му. Розоволосая, казалось, даже не заметила преграду. Она мощным ударом снесла ее, отчего в стороны полетели кровавые брызги, и продолжив движение, врезалась в Каширо.
  Парень почувствовал как в него впечатался жесткий кулак и он, оторвавшись от пола, полетел прямо в стену. Удар был ошеломительный и такой силы, что 109-й почувствовал как его ребро не выдержало, противно хрустнув.
  - Достаточно! - услышал Каширо голос Натцуо в то время как сам пытался устоять на ногах, закрывшись руками, - Мы проверили нового члена дисциплинарного отряда. Ничего особенного, как и ожидалось. Бенитцубаса, ты - молодец!
  Похвала любимого ашикаби сразу же привела девушку в приподнятое настроение и она моментально забыла о схватке. Ее влюбленные глаза остановились на Натцуо. Боевой ярости как не бывало!
  Развернувшись, ашикаби дисциплинарного отряда пошел прочь. Бенитцубаса, посмотрев на Каширо и Йоми, презрительно фыркнула и сердито произнесла:
  - Если бы не мой Натцуо, я бы вас убила! Какие же все-таки вы жалкие! Вы не заслуживаете быть в дисциплинарном отряде! Как и находится рядом с Натцуо!
  Сказав это, розоволосая секирей, надменно подняв голову, зашагала к выходу.
  - Увидимся, Каширо-чан! - помахала 104-я своей рукой-лезвием юноше и пошла вслед за Бенитцубасой.
  - До встречи, Хайхане-чан! - произнес 109-й.
  Сейчас у него болело сломанное ребро, но все же он был секирей. Поэтому ничего страшного. Скоро срастется!
  43-я уже пришла в себя и сейчас сидела на коленях, провожая Бенитцубасу взглядом полным ненависти. Когда 105-я и 104-я вышли, Йоми посмотрела на своего ашикаби и ее глаза тут же стали виноватыми словно у побитой собаки, а голова и плечи опустились. Девушке было стыдно. Она подвела Каширо, позволив победить себя какой-то противной девчонке! Ее ашикаби даже пришлось вмешиваться в их схватку, чтобы защитить свою секирей!
  От последней мысли было как-то стыдно, но в то же время и радостно. С одной стороны плохо, что ашикаби увидел ее слабость, но с другой стороны это было удивительно приятно, что он за нее заступился. Раньше Йоми о таком даже помыслить не могла! Ведь секирей всегда должен сражаться за своего ашикаби! 43-я знала, что люди слишком слабы в сравнении с секирей и поэтому никогда не думала, что ее избранник будет вот так...
  Йоми взглянула на подошедшего Каширо. Тот держался спокойно и даже уверенно. Странное чувство стыда и радости плескалось внутри девушки, когда она посмотрела в его глаза. На ругает ли он ее?.. Рассердится?.. Просто покивает в недовольстве головой?.. Что же он сделает?..
  Такие мысли пронеслись в голове у Йоми. Девушка не ожидала от своего ашикаби чего-то хорошего. Она ведь проиграла. Настройщица всегда говорила, что проигравшие секирей не заслуживают любви своего ашикаби.
  - Все хорошо, - услышала Йоми голос Каширо и с удивлением увидела как он погладил ей голову, - Не переживай. Ты молодец.
  Девушка еще успела удивится словам своего ашикаби, но волна удовольствия уже затопила ее сознание. Ее хвалят! И гладят!.. Йоми даже зажмурилась от приятных эмоций.
  Любому секирей было так мало нужно для счастья. Всего лишь похвала своего ашикаби, а высшая цель и ценность жизни - его любовь.
  Каширо какое-то время просто гладил 43-ю по шелковистым волосам. Ему и самому нравилось это делать. Довольно приятные ощущения!
  - Как ты себя чувствуешь, Йоми? - спросил он и девушка открыла свои карые глаза, чтобы широко улыбнуться и ответить: - Хорошо... ашикаби-сама.
  Каширо усмехнулся. Все с ней ясно!
  - Тебе хорошо досталось от Бенитцубасы, - сказал он, а лицо девушки перекосила волна злости при упоминании имени своей соперницы, - Идти сможешь?
  - Да! - заверила его 43-я и тут же встала.
  Ноги у нее дрожали, но девушка честно пыталась держаться на своих двоих, показывая, что с ней все хорошо.
  Хмыкнув, 109-й поднял ее оружие и вручив девушке, подхватил 43-ю на руки. Она явно этого не ожидала, поэтому удивленно захлопала глазами, уставившись на своего ашикаби, а ее лицо сразу же покрыл густой румянец. Сначала Йоми попыталась возразить, но делала это так вяло и с таким видимым не желанием, что Каширо только усмехнулся. Слазить с его рук ей совершенно не хотелось. Сама того не заметив, девушка свободной рукой обхватила Каширо за шею и прижалась к нему. По связи 109-й почувствовал такой шквал положительный эмоций, что на какое-то время просто застыл на месте. Усилием воли он оградился от этих чувств, но все равно они просачивались в его сознание. К тому же ему и самому нравилось держать такую ношу в своих руках. Ощущать ее тепло, слышать дыхание...
  Каширо мотнул головой из стороны в сторону, отгоняя вспыхнувшие в нем эмоции.
  109-й пошел к выходу, держа на руках Йоми... Его Йоми!
  
  Глава 9. Приятный звонок и приказ Минаки
  43-я лежала в объятиях своего ашикаби, вдыхая пьянящий аромат его тела. Сейчас ей было очень хорошо. Даже проигрыш розоволосой дряни не мог испортить ее настроения.
  Сразу после того боя Каширо отнес ее к врачам. Те, осмотрев Йоми, как и предполагалось, не нашли ничего такого что стоило бы их внимания. Она же ведь секирей! А это значит, что ее тело и здоровье намного крепче чем у простых людей. Поэтому все синяки на ней быстро пройдут. Впрочем, Йоми было очень приятно осознавать, что Каширо волновался за нее. Это!.. Это, оказывается, так здорового, когда за тебя переживает твой ашикаби!
  Йоми улыбалась тогда как дурочка в медкабинете. Но ей было все равно, что о ней подумают. Главное, чтобы ашикаби был всегда рядом!
  Потом Каширо отвел ее в кафе, где пара перекусила и, затем, направилась в его дом.
  Они, уставшие, после сегодняшних потрясений, рухнули на кровать и сами того не заметили как прижались друг к другу, оказавшись в объятиях. Йоми, осознав это, настороженно замерла, глядя на Каширо. Юноша, глядя в глаза девушки, только мягко улыбнулся и прижал ее к себе еще сильнее. Ответ был очевидным на ее немой вопрос.
  43-я счастливо улыбнулась, отвечая на объятия. Так они и лежали в одной кровати и Йоми чувствовала как от него исходит тепло, которое пронизывает и согревает ее тело. Было так здорово!.. Ей казалось, что она может так лежать со своим ашикаби целую вечность!
  Вся боль от оставшихся синяков и ушибов исчезла, растворившись в этой прекрасной неге. 43-я просто наслаждалась этим состоянием с обожанием поглядывая на лицо своего ашикаби, а ее ладошка покоилась у него на груди в то время как голова вольготна расположилась на его плече.
  Каширо держал в своих руках Йоми и чувствовал очень похожие чувства, которые испытывала его секирей. Но в отличие от девушки, он еще ощущал как бьются в унисон их тами. Они выдерживали один и тот же ритм, не сбиваясь даже на секунду.
  Он видел, как между ними циркулирует энергия, наполняя собою их тела. От этого становилось очень хорошо, а боль в сломанном ребре пропала. Также Каширо заметил, что процессы регенерации в его организме заметно возросли.
  Близость Йоми была очень приятной. Ничего абсолютно не хотелось делать.
  Но внезапно зазвонил телефон. Каширо сморщился как от зубной боли. Его номер телефона мог знать только президент MBI Минако или Натцуо. При мысли об этих двух, 109-й непроизвольно скривился. Вот чего он точно не станет делать, так это вставать ради того чтобы ответить на звонок. Особенно, когда ему так хорошо! Словно в подтверждение его слов, его тами стало пульсировало ярче, и новая волна удовольствия накатилась на двух секирей, отчего они еще сильнее прижались друг к другу. Но неизвестный абонент не сдавался. Телефон продолжал настырно зудеть словно рассерженная муха. Как же это бесило!
  Каширо заметил вопросительный взгляд Йоми. Похоже, она переживала из-за звонка. 109-й мягко улыбнулся, давая ей понять, что он не имеет для него значения. Кто бы это не был, но Каширо не возьмет трубку. Но этот кто-то был очень настойчивым и звонил не переставая. Наконец, не выдержав, Каширо взял телефон, а на языке у него уже вертелось что-то очень не хорошее. Он не успел произнести и слова, как услышал знакомый голос:
  - Каширо! Наконец ты взял трубку! Это Кочоу тебе звонит!..
  Взволнованно выпалила 22-я на одном дыхании и, как показалось 109-му, смутилась.
  - Кочоу?! - подскочил на месте юноша, - С тобой все в порядке?! Как ты?! Где ты?! Как ты себя чувствуешь?!
  Град вопросов обрушился на девушку и та на какое-то время просто зависла, не зная что сказать.
  - Не молчи! - послышался требовательный голос Каширо.
  - Со мной все в порядке, - ответила она, пытаясь начать с самого главного, выделив основную суть из всех вопросов своего ашикаби.
  А суть этих вопросов была именно в судьбе и здоровье Кочоу. 22-й стало приятно, что ее ашикаби так за нее волнуется. Аналогичного нельзя было сказать о Йоми. Мало того что Каширо так резко вскочил, оборвав такие сладкие объятия, так еще разговаривает с какой-то девушкой в таком... таком заботливом и нежном тоне!
  Нет, 43-я знала, что до нее у ее будущего ашикаби могут быть подруги и даже (о, ужас!) девушка! Но теперь он только ее! Йоми не собирается терпеть конкуренток! И она не остановится ни перед чем, чтобы от них избавится!
  Йоми недовольно прислушалась к дальнейшему разговору. Надо же знать кто эта выскочка!
  - Я сейчас в доходном доме Идзумо, - сказала Кочоу, обращаясь к Каширо, - Здесь безопасно и мне ничего не угрожает. Меня привел сюда Хомура, секирей номер ноль шесть. Это он тогда нам повстречался, одетый в темные одежды и с маской на лице.
  22-й хотелось говорить спокойно и уверенно, подавая Каширо только голые факты, но голос ее дрожал. Она ведь говорила со своим ашикаби, которого не видела уже несколько дней! Как же она по нему скучала! А когда увидела, что он окрылил еще одну секирей, то чуть не перегрызла все провода в своей комнате. Ревность оказалась не приятной штукой! Но, вздохнув, она успокоилась, поняв, что еще одна секирей возле ее ашикаби лишней не будет. Как боец Каширо был довольно слабым, поэтому...
  "Солдаты ему не помешают" - решил холодный и расчетливый мозг 22-й.
  Ну а то что придется делить своего возлюбленно еще с кем-то, конечно, не очень приятно, но Кочоу готова с этим смириться. Ради безопасности Каширо! К тому же секирей никогда по своей природе не были большими собственниками и 43-я вполне спокойно вплелась в расчеты 22-й, как неизбежное, но полезное зло.
  - Ясно, я рад, что с тобой все хорошо, Кочоу, - послышался теплый голос Каширо в телефоне, заставляя девушку смущенно краснеть, - У меня с души словно камень упал. Я ведь сегодня хотел тебя найти, но...
  109-й замолчал, подбирая слова для того чтобы сообщить Кочоу о пополнении их семьи.
  - Но у тебя появилась еще одна секирей в гареме, - продолжила за него 22-я, ехидно улыбаясь, хоть ее ашикаби этого и не мог увидеть, - Ее зовут Йоми, номер 43-и. Оружие - боевая коса и она обладает не плохим потенциалом в перспективе, если верить данным MBI. Ведь так? Это она?..
  - Да, верно, - согласился Каширо, облегченно вздохнув.
  Ему было трудно собраться с мыслями, чтобы выразить словами все то что произошло с ним, после расставания с 22-й.
  - Не переживай, Каширо, - спокойно произнесла Кочоу, - Ты - мой ашикаби. Неважно сколько у тебя будет секирей. Главное, чтобы ты всегда был рядом со мной. К тому же Йоми-чан не плохой боец. Она не помешает нам. Так что в каком-то смысле я даже рада этому.
  22-я была искренней. В этой игре, если они будут только вдвоем, то их шансы на проигрыш очень высоки. Вместе с 43-й картина становиться более радужной.
  - Знаешь, Кочоу, я поцеловал тебя не потому что хотел окрылить или имел какие-то корыстные планы, - 109-й ощутил поднявшуюся волну ревности со стороны Йоми и с сожалением понял, что с этим могут быть проблемы в будущем, - Я это сделал потому, что просто хотел этого. У меня была реакция на тебя, как и у тебя нам меня. Значит, мы должны быть вместе.
  - Знаю, Каширо, - ответила Кочоу, улыбаясь, - Поэтому я и полюбила тебя. Поэтому, я думаю, у меня и была такая сильная реакция с тобой. Ведь для тебя я не вещь и не игрушка в твоей коллекции...
  22-я еще хотела что-то сказать, но внезапно прервалась. Один паразит, который носит очки и имеет порядковый номер ноль два, а также имя Мацу, грел уши на их линии! Выпустив на волю свою силу, Кочоу выкинула эту нахалку прочь и заблокировала ей доступ. По-крайней мере, на ближайшие пять минут. 22-я слишком хорошо знала этого паразита, который постоянно подкладывает ей в сеть троянов и другие вредоносные программы.
  - Что случилось, Кочоу? - обеспокоенно спросил Каширо.
  - Все нормально, - ответила девушка, - Просто паразит под руку попался.
  - Что?! В этой гостинице водятся паразиты?! - удивился и разозлился 109-й, сжав в кулак свободную руку.
  - Нет-нет! Каширо! Это образно говоря, - поспешила его заверить 22-я, улыбнувшись на том конце линии.
  - Ну-ну! - не довольно, но уже вполне спокойно ответил он, - Я вижу мне обязательно нужно навестить тебя, чтобы разобраться с этим паразитом.
  Кочоу заулыбалась, представив эту сцену. Будет весело посмотреть как ее ашикаби гоняет вокруг дома Мацу, эту любительницу подглядывать за другими. Жаль, конечно, хозяйка этого не разрешит, но картинка была бы просто супер! Хоть Мацу и единичный номер, но она секирей информационного типа, как и Кочоу. А значит слабее ее любимого!
  - Это не обязательно, Каширо, - произнесла 22-я, улыбнувшись, - Но должна признать, что идея мне нравится.
  - А мне нет! - вмешался на линию сердитый голос Мацу, - Кочоу-тян, это не вежливо с твоей стороны натравливать на меня своего ашикаби! Особенно, если он сам секирей!
  22-я была шокирована. Как?! Как эта паршивка влезла в ее есть?! Она ведь!..
  Кочоу увидела закладку, которая открыла доступ ноль второй. Может силы 22-й после окрыления и возросли, но опыта... Опыта у нее было намного меньше, чем у Мацу!
  - Ой! Прошу прощения! Я просто слишком была возбуждена, вот и не смогла удержаться. Так что... Э-э-э!.. Не надо на меня обижаться, - сказала ноль вторая, став испуганно трястись в кресле.
  Мацу было страшно. Она ведь пряталась в доходном доме Идзумо, чтобы ее не нашло MBI! А тут такой прокол!.. Ведь эту линию могли отслеживать в корпорации! Конечно, 22-я приняла меры предосторожности, но ведь это всего лишь Кочоу! Жалкая подражательница Великой Мацу, сильнейшего секирея-электронщика! Сколько раз уже непревзойденная ноль вторая хлопала по носу этой глупышке?! А?! А?! Да много раз! Хоть 22-я в последнее время и делала определенные успехи, усилив свою защиту, но все равно! Мацу пока была вне конкуренции! А вот MBI... В MBI есть аппаратура, мощные компьютеры (а не те слезы что у ноль второй) и светлые головы в отделе безопасности...
  Пальцы Мацу забегали по клавиатуре. Пора исправлять свой косяк!
  - И что это было? - удивленно спросил Каширо.
  - Тот самый паразит, - равнодушно ответила 22-я, стирая закладку ноль второй в своей системе.
  Внутри Кочоу была возмущена и шипела подобно кошке. Ее защита часто не справлялась с коварством этой... этой женщины! Впрочем, 22-я не унывала. Она знала, что Мацу, как единичный номер, сильнее ее. Но Кочоу тоже училась. С каждым днем становясь опытнее. Не за горами тот день когда даже ноль второй придется попотеть, чтобы взломать защиту 22-й.
  - Ясно, - усмехнулся в трубку Каширо, а Кочоу услышала в его голосе нотки веселья, - Тебе там не скучно.
  - Пожалуй что так, - произнесла девушка, согласившись.
  Опыт - весьма ценная вещь. А с таким соседом, как ноль вторая, он очень быстро приходит к ней.
  - Думаю, завтра я тебя навещу, Кочоу. Хочу убедиться, что с тобой все хорошо, - сказал ашикаби 22-й, - Прости, сегодня для меня это будет проблематично... Но если тебе что-то угрожает...
  Девушка счастливо улыбнулась, слыша в голосе своего ашикаби переживание.
  - Нет. Мне ничего не угрожает, Каширо. Не волнуйся обо мне. Но я... - 22-я замолчала, зардевшись.
  - Что такое, Кочоу? - в голосе 109-го послышалось волнение.
  - Я просто очень сильно соскучилась по тебе, - призналась девушка, чувствуя смущение и... став сильно переживать.
  - Я тоже по тебе скучаю, - ответил Каширо ласковым тоном, - Очень сильно.
  22-я почувствовала себя самой счастливой на свете. Ее ашикаби волнуется за нее! Он скучает по ней! Это самое прекрасное, что она когда-либо слышала!
  - Каширо, тебе ведь нужен адрес доходного дома Идзуме? - спросила она, взяв себя в руки.
  - Да, - сказал он, - Это существенно упростит мои поиски.
  Получив адрес, Каширо несколько раз повторил его про себя, убедившись, что он надежно отложился в памяти.
  - До встречи, Каширо! Я буду тебя ждать, - произнесла 22-я в мобильный телефон.
  - До встречи, Кочоу! Я обязательно приду к тебе, - сказал 109-й и связь разъединилась.
  Вздохнув, Каширо положил мобильный телефон. Да, он очень сильно скучал по Кочоу. Это было правдой. Тяжело быть вдали от человека, которого любишь.
  - И кто это был?.. Твоя секирей? - услышал Каширо голос Йоми позади себя, в котором прорезалась ревность.
  - Да, - сказал юноша, ложась на кровать, - Ее зовут Кочоу, номер двадцать два.
  - Почему она не с тобой? - задала новый вопрос Йоми.
  Она действительно не понимала этого. Ведь секирей всегда должен быть возле своего ашикаби! А вдруг с ним что-то случится?! Или на него нападут?! Долг секирей - стать между ашикаби и опасностью!
  У Йоми уже появилась серьезная причина встретиться с этой Кочоу и хорошенько поговорить с ней по этому поводу. Конечно, она ее уже заочно не любила, но того факта что 22-я секирей ее ашикаби, 43-я изменить не могла. Поэтому придется искать компромиссы. Да и если подумать, так Каширо будет в большей безопасности, чем только с одной Йоми. 43-я вспомнила про Бенитцубасу. Будь у нее напарница, то они бы раскатали эту дрянную девчонку по полу. Не настолько уже розоволосая была сильнее Йоми!
  Да, еще одна секирей не так уже и плохо, когда дело касается защиты Каширо и его интересов! Главное, чтобы ашикаби любил Йоми больше остальных! Тогда она будет готова смириться с фактом этих вертихвосток! Ведь, в конце концов, самое главное - это ашикаби!
  - Понимаешь... - произнес Каширо, отвечая на вопрос 43-й, и пересказал ей историю встречи с Кочоу; о том как ее пытался окрылить силой какой-то мелкий прыщ; о том как они вместе убегали и о том как они были разлучены.
  Йоми была впечатлена. Очень впечатлена! Ее ашикаби не только проявил заботу о ней, но сделал это и для другой своей секирей! В этот момент 43-я поняла, что очень сильно рада своему выбору! Каширо действительно хороший ашикаби!
  - Но почему она тебя не защитила? - откинув эмоции, спросила Йоми с неодобрением в голосе.
  - Кочоу - секирей-электронщик, - пояснил Каширо, - Ее сила - это сбор и анализ информации, а не участие в сражении.
  - Так она слабачка?.. - поняла Йоми все по своему.
  Теперь ей стало ясно почему эта 22-я не смогла защитить их ашикаби. И это раздражало! Как так может быть, что секирей не в состоянии стать на защиту своего ашикаби?! Это не правильно!
  - Она не слабачка, Йоми, - возразил Каширо и погладил 43-ю по волосам, отчего та довольно зажмурилась, а на лице появилась улыбка, - Кочоу сильная секирей. Просто ее сила заключается не в боевых навыках, а в умении добывать информацию. Понимаешь?..
  - Да, - согласилась Йоми, заключая себя в объятия ашикаби, и чувствуя при этом как по телу заскользили приятные эмоции.
  На самом деле 43-я не понимала того как слабачка вроде 22-й может быть сильной. Такую и бить жалко. Но все же она не стала спорить с Каширо. Во-первых, сейчас ей было очень хорошо. Во-вторых, так сказал ашикаби. Ну а раз так... Значит так оно и есть. Правда, Йоми все равно не понимала чем может быть полезна 22-я. Но она не стала себя утруждать мыслями на этот счет, довольно замурлыкав.
  - Ты прям как большая кошка! - засмеялся Каширо, продолжая ее гладить.
  - И даже могу мяукать, - согласилась Йоми, чувствуя как краснеет, а затем потерлась об него.
  Каширо в ответ приблизился к ней и легонько подул на нее. Было приятно!
  Затем 109-й поцеловал ее и из-за спины девушки вырвались крылья.
  "Похоже, это и есть то самое норито" - подумал он, посмотрев на преобразования в тами 43-й, - "Специальное усиление перед боем".
  Впрочем, его сейчас это не очень интересовало. Юноша продолжил поцелуй. Энергия с еще большей скоростью задвигалась в теле Каширо и Йоми. Она стала циркулировать внутри них. Из-за этого поцелуй совершенно не хотелось разрывать, а мягкость губ девушки совершенно выбивала все мысли из головы. Было очень хорошо!
  
  - Он такой большой, - произнесла Йоми, краснея, и чувствуя руки своего ашикаби на своих, - Он точно влезет, Каширо?..
  - Да, - ответил парень и усилил натиск.
  - Ты точно уверен, что он влезет? Мне кажется, ему здесь будет тесновато, - произнесла девушка, посмотрев на 109-го.
  - Нет, в самый раз. Я в интернете видел, там все у них получилось, - произнес Каширо, сосредоточившись, - Хотя, на экране все выглядело намного проще.
  - Ну... Если ты так говоришь... - не уверенно произнесла 43-я, чувствуя напряженное дыхание своего ашикаби, - А может, все же, сперва помять его?.. Или отрезать небольшой кусочек?..
  - Нет, не нужно! Он, итак, уже почти внутри! Тут нужно еще одно усилие!.. Ну вот! Получилось! - радостно закончил Каширо, вытерев пот со лба и вместе с Йоми они, наконец, закрыли дверь духовки.
  Парень и девушка облегченно вздохнули, устало переглянувшись. Три с половиной часа проведенных на кухне прошли в глубоком напряжении. А ведь сначала идея приготовить завтрак самостоятельно выглядела довольно заманчивой. Но кто же знал, что это займет столько времени и, главное, усилий?!
  Животы парочки забурчали, напомнив, что в них еще ничего не было с самого утра.
  Печально посмотрев друг на друга, они перевели еще более печальный взгляд на кухню, превращенную в небольшое поле боя. Тут и там валялась грязная посуда. Раковина была забита и в ней плавала скорлупа от яиц. На полу виднелась мука и остатки каких-то продуктов. Сами секирей имели не лучший вид. Вся их одежда была заляпана и вымазана не пойми чем.
  - В следующий раз давай просто сходим куда-то, - предложил Каширо, признавая свою не состоятельность как кулинара.
  - Да, - грустно согласилась Йоми.
  По правде говоря, вся эта затея с готовкой принадлежала ей. Она просто вспомнила слова своей настройщицы о том что женщина, которая умеет хорошо и вкусно готовить, производит на мужчин приятное впечатление. Ну и как тут было устоять?.. Йоми просто хочет, чтобы Каширо любил ее больше, чем 22-ю. Для этого ей нужно показать свое превосходство над соперницей. Тогда ашикаби поймет кто из них лучше. И будет проводить с Йоми больше своего времени.
  Вот почему с самого утра 43-я отправилась на кухню, бурля энергией, и желая приготовить самый вкусный завтрак на свете! Поэтому она взялась за несколько блюд одновременно! На ингредиенты, температурные режимы и прочие премудрости 43-я не обратила никакого внимания!
  Когда на кухню пришел Каширо, то Йоми с радостью приняла его предложение о помощи в готовке. Ведь это такой шанс стать еще ближе с ним! Сейчас совместное приготовление завтрака, чуть позже прогулка в парке, вечером поход в ресторан, а ночью... Щеки Йоми покраснели от подобных мыслей. Хотя, сами мысли ей очень понравились!
  Теперь же... Йоми печальным взглядом обвела бардак, устроенный на кухне. Она явно упала в глазах своего ашикаби! От этих мыслей сделалось очень грустно и одиноко.
  Внезапно девушка почувствовала как сильные руки обняли ее и Каширо сказал:
  - Не переживай, Йоми! Я знаю, что ты старалась. Поэтому я ценю твой труд и твои усилия. Спасибо тебе.
  Внутри у 43-й все расцвело! Хоть она и не справилась, но ее похвалили! Йоми, правда, было все же чуточку стыдно, но положительные эмоции, после слов ашикаби, затопили сознание девушки.
  Постояв так немного, пара стала убираться на кухне. Закончив, Каширо отправил 43-ю первой в ванную, чтобы отмыться, а сам, проводив ее взглядом, вспомнил сегодняшнее утро.
  Пробуждение для 109-го выдалось на удивление приятным. Такого с ним раньше никогда не было. На протяжении многих лет он чувствовал лишь одну боль в измученном теле. Но не в этот раз!
  Что-то теплое и мягкое жестко упиралось ему в бок, а на своей шее он чувствовал нежное дыхание. Посмотрев в сторону, Каширо увидел спящую Йоми. Девушка, обхватив его руками, крепко к нему прижалась, а на лице застыла счастливая улыбка.
  Какое-то время 109-й просто любовался ею. Его взгляд изучал черты ее лица. Вот шелковистые волосы, симпатичный и аккуратный носик, мягкие и чувственные губы, которые так приятно целовать. Все это вызывало теплоту и нежность внутри Каширо. Раньше он никогда не испытывал чего-то подобного.
  109-й соскользнул внутренним взором и ощутил их тами. Как и раньше, они бились в одном ритме. Только в этот раз с тами Йоми произошли существенные изменения. Каширо видел как ее ядро полыхает силой. Сейчас оно смотрелось словно маленькое солнце! Так ярко оно горело и бурлило энергией изнутри!
  Каширо с удивлением увидел, что и его тами горит подобно звезде, переливаясь сполохами силы. Правда оно было заметно слабее и меньше ядра Йоми, но все равно! 109-й чувствовал как энергия в буквальном смысле пронизывает его тами!
  Что же с ними случилось?.. Откуда у них столько силы?.. Такие вопросы родились у юноши.
  Каширо задумался, перебирая мысли в голове, как внезапно Йоми открыла один глаз и сонно уставилась на него.
  Она, все еще находясь в объятиях Морфея, выглядела так умилительно, что Каширо не удержался и поцеловал ее. 43-я сразу же оживилась, прижавшись к нему еще сильнее, не давая возможности их губам разойтись. За спиной девушки распахнулись крылья, которые стали медленно их накрывать.
  В этот момент Каширо увидел как его и ее тами стали одновременно резонировать. Обмен энергией усилился, принося удовольствие и силу обоим секирей.
  "Вот оно что!" - дошло до 109-го.
  Их ядра взаимно реагируют и в результате происходит всплеск энергии. За проведенную ночь вместе, тами обоих секирей, находясь в близком контакте, похоже просто напитались силой друг друга.
  Эти воспоминания пронеслись в голове юноши, а сам он задумался над произошедшим событием. Сейчас его ядро все также фонтанировало силой и его нить с Йоми, кажется, даже чуточку стала сильнее, уплотнившись.
  В целом, 109-й был рад этому открытию. Подобный обмен энергией оказался очень полезным. Сила буквально наполняла его, просясь дать ей волю. Хотелось чем-то заняться. Мышцы буквально горели от желания двигаться.
  Каширо планировал с утра отправиться к Кочоу, но готовка прилично отстрочила его выход. Но сейчас он приведет себя в порядок и вместе с Йоми навестит 22-ю. 109-й чувствовал нарастающее желание увидится с ней. От одной мысли что Кочоу нет рядом, его настроение резко падало.
  Внезапно в кармане зазвонил телефон.
  "Неужели Кочоу?" - с волнением и радостью подумал Каширо, беря телефон.
  Знакомый голос заговорил в трубке, заставляя настроение 109-го упасть обратно к отметке "ниже нуля". Юноше даже показалось, что над его головой появилась туча.
  - Привет, Каширо-чан! Как дела? - спросил Натцуо, улыбаясь на том конце.
  Ашикаби дисциплинарного отряда в этот момент вертел фотокарточку 109-го, внимательно рассматривая ее любовным взглядом.
  - Нормально, - кисло отозвался юноша и прямо спросил, - Чего звонишь, Натцуо?
  - Довольно грубо, Каширо-чан, - прозвучал упрек, - Ты, кстати, мой подарок получил?
  - Какой еще подарок? - раздраженно переспросил 109-й, нервно заходив по комнате.
  - Видимо, ты еще не выходил из квартиры, поэтому я весь в предвкушении, Каширо-тян, - проворковал Натцуо.
  - Говори прямо, чего надо? - произнес 109-й, которому этот разговор нравился все меньше и меньше, - Если звонишь просто потрепаться, то я пас.
  - А жаль, мне действительно хотелось услышать твой голос, Каширо-чан, - игриво сказал Натцуо, но потом он заговорил серьезно, - Вообще, я по делу тебе звоню.
  - Слушаю, - коротко бросил Каширо.
  - Один ашикаби и одна птичка решили досрочно покинуть проект. Приказ президента Минаки короткий по этому поводу. Найти и уничтожить. Так что ждут тебя и твою секирей у себя в кабинете через пять минут.
  - Через пятнадцать минут, - огрызнулся Каширо и сбросил звонок.
  Ему не нравился приказ Минаки. Быть палачом на службе у MBI? Нет уж, увольте! Если бы не эта проклятая связь с Натцуо, то он бы сейчас был в другом конце города! Подальше от этого здания! Этой чертовой корпорации! И самое главное, подальше от этого голубого ашикаби!
  Каширо чуть не закипел от бешенства. Обхватив себя за голову, он заходил по комнате, внезапно став чувствовать волны отчаяния. А вдруг Натцуо всегда будет его ашикаби?! Ведь 109-й этого не хотел! Каширо вообще его ненавидел!
  - Сволочь!.. - коротко выругался он, ощущая как связь пытается заглушить его сопротивление, рисуя Натцуо в светлых тонах.
  - Это все не настоящее! Это все искусственное! - произнес Каширо, замотав головой, а затем крепко сжал зубы.
  - Что случилось, ашикаби-сама?! - внезапно из ванной выскочила Йоми, обмотанная тонким полотенцем.
  В ее руках появилась коса, которая стала грозно смотреть по сторонам.
  43-я, убедившись что в комнате никого нет, обеспокоенно посмотрела на юношу и спросила:
  - С тобой все в порядке, Каширо?..
  А затем она добавила:
  - Я просто вдруг почувствовала что с тобой что-то не так.
  - Теперь уже все в порядке, - ответил 109-й, ощущая как связь с Натцуо блекнет под напором энергии Йоми.
  Каширо облегченно вздохнул и его взгляд остановился на фигуре девушки. Заметив интерес своего ашикаби, 43-я тут же покраснела, но даже не подумала возражать или убегать обратно в ванную. Наоборот, она немножечко выпятила грудь и стала так... Ну, чтобы он мог все рассмотреть. Хоть многое и скрывало полотенце, но если ашикаби-сама захочет, то ему стоит только подойти и эта помеха спадет. Мысли 43-й уже поплыли куда-то очень далеко вперед. Она вспомнила несколько фильмов для взрослых, которые ей давала посмотреть настройщица. Там всегда было множество цепей, плеток и... всякого такого интересного. Поэтому девушка не сразу услышала голос своего ашикаби.
  - Ты уже приняла ванную, Йоми? - в третий раз повторил 109-й, хриплым голосом, с трудом оторвавшись от созерцания своей секирей.
  - Да, ашикаби-сама, - произнесла 43-я, довольная произведенным эффектом.
  - Тогда приводи себя в порядок и одевайся. Нас вызывает Натцуо, - сказал Каширо деловым тоном, зашагав в ванную комнату.
  - Да, ашикаби-сама, - серьезно ответила Йоми.
  Она, конечно, меньше всего хотела видеть этого... 43-я даже не знала каким словом назвать этого слизняка и уродца за то что он окрылил Каширо без согласия. Но раз ее ашикаби говорит, что нужно идти к нему, значит оно так и есть. А Йоми всегда защитит и поддержит своего избранника.
  
  Глава 10. Попытка бегства и обретение свободы
  Каширо зашел в кабинет Натцуо, скрипя зубами. Букет цветов перед дверью - это, твою мать, "очень приятный" подарок с утра! Особенно когда тебе их дарит парень, а сам ты тоже парень и к тому же не гей!
  Каширо был рад, что Йоми завозилась со своим оружием, не сразу выйдя за ним. Удар ноги и быстрый полет букета вдоль коридора, помог избежать неловкой ситуации.
  Внутри кабинета, кроме самого Натцуо, сидящего за столом, была Бенитцубаса и Хайхане. Возле окна расположилась Карасуба.
  - Ты опоздал, Каширо-сан, - Натцуо холодно и не дружелюбно поприветствовал 109-го.
  - Да, это так, - согласился юноша, а за его спиной застыла Йоми, напряженно держа свою боевую косу и не довольно посмотрев в сторону 105-й.
  Та ответила 43-й насмешливым взглядом, сложив руки на груди.
  - Не стоит в дальнейшем злоупотреблять моим хорошим отношением к тебе, Каширо-сан, - формальным тоном произнес Натцуо, сверля юношу своим недовольным взглядом, - Но ты должен извиниться перед нами.
  - С чего бы это?.. - спокойно спросил 109-й, чувствуя нарастающую злость.
  - Ты опоздал, Каширо-сан, - вновь сурово сказал Натцуо, - Нам пришлось тебя ждать.
  109-й раздраженно фыркнул. Сначала окрылил без спроса, потом начал подкатывать, затем названивать, а теперь по первому его требованию он должен бежать, сверкая пятками, и извиняться?.. Ага! Счас!
  - Слышь ты! - сердито рявкнула Бенитцубаса, указав пальцем на Каширо, - Мы вас, слабаков, ждали! Так что живо извинился перед Натцуо и закрыл рот!
  - Это кого ты назвала слабаками?.. - угрожающе зашипела Йоми, наклонив боевую косу в сторону 105-й.
  - О! Ты хочешь, что бы я тебя вновь избила, слабачка?! - разозлилась розоволосая, сжав кулаки.
  43-я ничего не успела сказать в ответ так как внезапно от окна отошла Карасуба и по кабинету прокатилась яростная жажда убийства.
  - Так-так-так... - протянула черная секирей, лениво зашагав в сторону прибывших секирей.
  Волна ужаса пробежалась по спине 109-го, а Йоми испуганно пискнула позади него. Бенитцубаса побледнела и уставилась на Карасубу, номер ноль четыре, как кролик на удава. Хайхане просто застыла на месте, а ее начавшееся легкое хихиканье словно отрезали. Натцуо не подавал виду, но похоже тоже напрягся.
  - Кто же здесь у нас?.. - спросила Карасуба и кровожадно улыбнулась.
  Ее катана покинула ножны и холод метала прикоснулся к шее Каширо.
  - Не трогай его... - голосом испуганной мыши проблеяла 43-я, перехватывая свое оружие, но пока не решаясь на что-то большее.
  - Йоми, не лезь, - произнес Каширо, пытаясь чтобы его голос не дрожал.
  109-й помнил слова Карасубы. Ей не нравятся слабаки. Значит показывать страх нельзя! Тогда есть шансы выкрутиться.
  Ноль четвертая перевела свой скучающий взгляд на 109-го. Парень чувствовал ее жажду убийства и прекрасно понимал, что она в состоянии с легкостью убить в этой комнате всех без исключения. Карасуба была очень сильна. Каширо это понял еще в их первую встречу. Между ними лежала просто огромная, колоссальная пропасть в навыках и силе! И единственный, кто может справиться с ноль четвертой, так это легендарная ноль первая. Но где эта секирей сейчас никто не знал.
  В любом случае "черную секирей" или "Пса MBI" (как Карасубу называли за глаза) характеризовали как... Очень злое и кровожадное существо.
  - Карасуба-сама, ты очень красивая, - нагло начал Каширо, посмотрев на девушку.
  Ноль четвертая вопросительно подняла бровь. Похоже ей было не привычно слышать подобное вместо обычных мольб и просьб отпустить.
  - Если ты меня сейчас убьешь, то... - Каширо сделал короткую паузу и продолжил грустным голосом, - Запачкаешь свои одежды моей кровью, а кровь плохо отстирывается. К тому же здесь пол, как я погляжу, весьма чистый. Убирать потом придется с порошком и прочей химией, а это лишние усилия со стороны обслуживающего персонала и не нужные траты со стороны компании.
  В конце этого куска своей речи Каширо попробовал сыграть на традиционно японском воспитании. Ответственность перед окружающими и все такое прочее.
  - Я прошу прощения у всех здесь присутствующих за свое опоздание и не правильное поведение, - закончил свою речь 109-й и замолчал.
  Юноша посмотрел в глаза Карасубе, внутренне молясь, чтобы она не располосовала его на части. Ноль четвертая ведь явно может.
  - Карасуба-сан, - спокойно произнес Натцуо и замолчал, выразив своим голосом недовольство.
  Но на черную секирей возмущение ее ашикаби, кажется, не произвело никакого впечатления. Она просто смотрела в глаза Каширо. 109-й сейчас напряг все свои силы, чтобы выдержать это не человеческий взгляд, алчущий крови и убийств.
  Катана Карасубы вернулась в ножны одним неуловимым для глаз движением. На шее Каширо появилась свежая рана и свежая кровь стала стекать вниз под рубашку.
  - Мне надоело ждать, - жестким тоном произнесла ноль четвертая, посмотрев на Натцуо, - Где они?!
  - Мы как раз к этому подошли, - произнес ашикаби дисциплинарного отряда и спокойно продолжил, кивнув короткий взгляд на 109-го, который внутренне облегченно вздохнул, - Беглецы хотят воспользоваться старым метро и выбравшись оттуда скрыться в лесу.
  О ком идет речь догадаться было не трудно.
  "Интересно, а как MBI узнала о том что планируется побег?" - подумал он.
  - Ашикаби-сама! - испуганно прохрипела Йоми, увидев кровь на шее 109-го.
  Юноша просто показал ей жестом молчать и мягко улыбнулся. С ним было все в порядке. Артерия не была задета, а кровь - его сила. Поэтому он уже давно остановил кровотечение. В будущем даже шрама не останется. Вообще, у Каширо зародилось подозрение, что он может более эффективно лечить собственные раны. И даже, может быть, раны других людей и секирей.
  Узнав все что ей нужно, Карасуба зашагала прочь. Вслед за ней последовала Бенитцубаса и Хайхане. 105-я кинула раздраженный взгляд на 109-го и произнесла, обращаясь сама к себе:
  - И почему она его не убила? Ведь такая хорошая возможность была.
  Идущая следом Хайхане сказала, посмотрев на Каширо:
  - Ты смешной. Хорошо что ты в дисциплинарном отряде.
  Она не громко захихикала, а Каширо, уловив кивок Натцуо, последовал за остальными наказующими. Рядом с ним шагала Йоми.
  
  - Карасуба, номер ноль четыре. Надеюсь, ты меня хоть немного развлечешь, - ответила черная секирей, выслушав положенное приветствие от своей будущей жертвы.
  В нескольких шагах от пса MBI замерла девушка с ятаганом в руке. На ней было одето платье весьма откровенно вида с какими-то нашитыми, поверх наряда, полосками и лентами. В целом, фирменный стиль Минаки.
  Противница Карасубы перешла в нападение. Ятаган заплясал в руках девушки, но по сравнению с катаной четвертой был слишком тяжелым. Сразу же стало понятно, что она не соперница черной секирей. Ни силой, ни тем более скоростью, неизвестная секирей не превосходила Карасубу. Но та, все же, не спешила ее убивать. Похоже, так она развлекалась, изматывая свою жертву.
  Ашикаби секирея с ятаганом стоял, прижавшись к дереву, и трясся от страха, смотря за боем широко открытыми глазами.
  - Это из-за тебя мы сегодня остались без драки, - вдруг недовольно произнесла Бенитцубаса, посмотрев на 109-го.
  - Да, - расстроено произнесла Хайхане, расположившись рядом со 105-й, - Без драки.
  - Нет, не из-за меня. Скорее из-за нее, - Каширо кивнул в сторону Карасубы.
  Бенитцубаса проследила за его взглядом и нахмурилась. Высказывать что-либо черной секирей было бессмысленно и главное очень опасно.
  - Нет, если бы ты не рассердил Карасубу-сан своим идиотским поведением, то она бы точно разрешила нам с Хайхане развлечься! А так мы вынуждены стоять в стороне!
  - Не называй поведением моего ашикаби идиотским! - тут же влезла Йоми.
  - Ты опять нарываешься на неприятности, слабачка?! - уперла руки в боки Бенитцубаса, - Я мало тебя поколотила вчера?! С удовольствием повторю! И не надейся, что твой дефектный ашикаби снова мне помешает!
  Последние слова прозвучали с едкой насмешкой.
  - Дефектный?! - вспылила Йоми, задетая за живое.
  - Ну а какой еще, дура?! Он же не человек! Он секирей, как и мы! А значит, что дефектный! То есть, не правильный! - заявила розоволосая, ткнув пальцем в Каширо.
  Сам 109-й был не согласен с такой точкой зрения. Он не считал себя дефектным. Каширо был таким каким родился.
  Хайхане стала хихикать, влюбленно глядя на перебранку обоих секирей. Похоже чужая ругань была ее любимым развлечением.
  Вместо того чтобы вспылить еще больше (как ожидал от 43-й юноша), Йоми взяла своего ашикаби за руку и самодовольно улыбнулась, посмотрев на 105-ю. Такой поворот вызвал недоумение со стороны Бенитцубасы и заставил замолчать хихикающую 104-ю. Каширо не подал виду, но был заинтригован таким поведением своей секирей.
  - Возможно, ты права и мой ашикаби действительно дефектный, - внезапно согласилась Йоми с Бенитцубасой, а ее лицо оставалось все таким же самодовольным, но стало в то же время немного ехидным, - Но мой ашикаби всегда рядом со мной.
  43-я прижалась грудью к руке Каширо, мило заулыбавшись.
  - И он меня любит, - добавила Йоми, сладко замурлыкав и положив голову на плечо 109-му.
  Веко Бенитцубасы нервно задергалось.
  - И раз он секирей, то сможет выдержать всю мой страсть к нему, - произнесла 43-я, потершись щекой о плечо своего избранника, продолжила, - И самое главное, Бенитцубаса, мой ашикаби не гей. Поэтому он часто уделяет мне внимание и порой смотрит на меня такими голодными глазами... Ну ты же понимаешь меня как женщина, сто пятая?
  Последние слова Йоми просто сочились издевательством и насмешкой. От лица Бенитцубасы можно было прикуривать.
  - Бедная досочка, - внезапно вмешалась в разговор Хайхане и затряслась от смеха, - И эта тебя обставила!.. Ой, не могу!.. А ты мне говорила, что большая грудь не имеет значения!..
  На краткий миг взгляд 104-й прилип к бюсту Йоми, так чтобы Бенитцубаса смогла проследить за ним. Затем со стороны Хайхане последовал новый взрыв гогота.
  Из ушей 105-й чуть ли не шел пар. Глаза Бенитцубасы опасно сузились, а она ядовито прошипела:
  - Ты меня достала, белая моль!..
  Хайхане продолжала ржать и потянулась своими руками-лезвиями к голове. Результат был предсказуем.
  - Кровь! Кровь! Кровь!.. Я истекаю кровью!.. Спасите!.. - вопли огласили окрестности, а 104-я в ужасе забегала вокруг.
  Это разрядило накалившуюся атмосферу.
  К этому времени Карасубе уже надоело играть со своей жертвой, поэтому она быстро добила ее. Девушка с ятаганом упала на землю, а из ее груди стала вытекать кровь. Ашикаби поверженной секирей продолжал в ужасе трястись, упершись спиной в ствол дерева. Его тут же увели подоспевшие солдаты MBI, а ноль четвертая, сказав что ей скучно, пошла в сторону вертолета.
  Обратный путь прошел в легкой перебранке между Бенитцубасой и Хайхане. 104-я даже пыталась сначала втянуть в диалог Каширо, но близкое присутствие Карасубы совсем не располагало к шуткам. Поэтому 109-й держал покер фейс, вяло кивая и также слабо отзываясь на подначки.
  Оказавшись в своей квартире вместе с Йоми, Каширо задумался над своей дальнейшей жизнью. Все выглядело просто паршиво. Нужно что-то делать! И делать это что-то необходимо уже сейчас!
  Йоми прижалась к своему ашикаби и стала гладить его, желая успокоить и хоть как-то утешить, так как она видела, что 109-му сейчас плохо.
  "Но что же делать?" - напряженно думал Каширо.
  Внезапно он осознал, что внимательно рассматривает нить, которая связывает его с Натцуо. Эта нить с ашикаби дисциплинарного отряда выглядела очень блекло в данный момент, а сильные эмоции, которые испытывает сейчас 43-я, ослабляют эту искусственную связь еще сильнее. Она словно скукожилась, став тоньше.
  Это наблюдение очень сильно заинтересовало и взбудоражило 109-го. В его голове пронеслись кое-какие мысли и идеи на этот счет.
  Каширо, сам не понимая зачем, просто попробовал сжать нить. Она тут же задрожала и по ней пронеслись волны боли.
  "Любопытно" - подумал юноша, заскрипев зубами, так как ощутил последствия своих действий.
  Связь добросовестно наградила его порцией головной боли, намекая чтобы он не трогал ее. Но Каширо не обратил внимания на это, продолжив.
  На этот раз он попробовал ее пережать, да посильнее, прилагая к этому все свои усилия. Новые приступы боли впились в его сознание подобно раскаленному металлу.
  Какое-то время 109-й держал нить пережатой, но отпустил, почувствовав слабость во всем теле.
  - Ашикаби-сама?! Ашикаби-сама?! - услышал он взволнованный голос Йоми, а затем увидел свою перепуганную секирей, которая склонилась над ним.
  Девушка была не на шутку взволнована. Через их связь она почувствовала боль своего ашикаби и вот уже несколько минут наблюдала его бледное словно мел лицо. Все это продлилось совсем не долго, но этого вполне хватило, чтобы Йоми забила тревогу.
  - Со мной все в порядке, - устало ответил ашикаби, ласково улыбнувшись.
  На его лбу выступил пот, а в голосе была слышна слабость. Ну и кого он пытается обмануть?!
  43-я недовольно посмотрела на своего ашикаби. Нет, девушка не обижалась на него. Просто разве он не понимает, что она ведь волнуется за него?! Причем волнуется очень сильно!
  - Тебе было больно, ашикаби-сама, - взволнованным голосом сказала 43-я, пристально рассматривая Каширо.
  - Прости, Йоми, - сказал он и погладил девушку по голове, - Ты же моя секирей... Ты ведь чувствуешь мое состояние. Прости, я просто не хотел, чтобы ты за меня переживала.
  43-я довольно заулыбалась под рукой 109-го, но ее взволнованный взгляд так никуда и не пропал.
  Внезапно зазвонил мобильный телефон.
  - Каширо, с тобой все в порядке? - услышал он знакомый голос Натцуо.
  - Да, - он ответил, не понимая из-за чего тот так обеспокоен.
  - Ясно. Тогда извини, что потревожил. Тебя, наверное, это удивит, но мне показалось, как будто наша связь исчезла, - прозвучало невнятное объяснение.
  Каширо знал, что все ашикаби чувствовали, когда их секирей умирали или были деактивированы. С ними просто терялась связь. Видимо, то что 109-й пережал нить послужило причиной звонка Натцуо.
  - С тобой все в порядке? - спросил юноша, уловил в голосе ашикаби дисциплинарного отряда отголоски боли.
  - О!.. Ты обо мне волнуешься? Как мило с твоей стороны, Каширо-тан, - насмешливо произнес Натцуо, выжидательно замолчав.
  - Нет. Простая вежливость, - ответил 109-й, решив провести эксперимент.
  В этот самый момент он вновь стал сжимать их связь. Каширо ощутил словно в голову вонзилась целая куча иголок, но самое важное - он услышал шипение и сдавленные стоны со стороны Натцуо.
  "Есть!" - радостно и мстительно подумал 109-й, а на лице, сквозь боль, расцвела улыбка.
  Сжав связь еще сильнее, он с каким-то садистским удовольствием дернул ее изо всех своих сил. Бледная нить напряглась и внезапно для Каширо, она лопнула словно давно подгнившая веревка.
  В первое мгновение 109-й просто не мог поверить в произошедшее, а затем пришла боль. Точнее не так. Пришла БОЛЬ!
  Телефон выпал из ослабевших рук юноши, а на его лице застыла улыбка от осознания того что только что случилось! Неужели это и вправду произошло?..
  Над ним тот час же склонилась взволнованная Йоми, пытаясь ему что-то сказать. Но 109-й уже ничего не слышал, теряя сознание.
  
  По кабинету возбужденно расхаживал из стороны в сторону президент MBI. Он это делал ровно до того момента, когда внутрь не зашел номер 109-ть, Каширо, и его секирей номер 43-и, Йоми. Увидев этих двоих, Минака чуть ли не подпрыгнул в нетерпении. По-крайне мере, так показалось самому Каширо, когда он переступил порог.
  В ту же секунду из стоящих рядом колонок ударила торжественная музыка, а на голову удивленным секирей упали конфети и разноцветные ленточки.
  Сам Минака поднял со стола праздничный колпачок и водрузил себе на голову.
  - Это не слыхано! - довольно выкрикнул он, широко расставляя свои руки, словно пытаясь на расстоянии обнять Каширо и Йоми, - Это просто потрясающе! Впервые в истории была разорвана связь между ашикаби и секирей! Такое событие стоит отпраздновать! Ведь это сделает игру еще интереснее! Поэтому наш секирей-ашикаби будет немедленно выпущен в город на поиски своей настоящей любви!
  Тут взгляд Минаки упал на Йоми и он торопливо себя исправил:
  - На поиски еще одной своей настоящей любви!
  Президент высоко поднял палец вверх и новая порция конфети и ленточек тут же посыпалась с потолка.
  - Ну, по-мимо Йоми-тян и... Кочоу-тян. Разумеется, у Каширо будут еще счастливые избранницы, я полагаю! - зачем-то уточнил Минака, глядя на 43-ю и громко рассмеялся, - Ведь любовь не знает границ! И возрастов!..
  Со стороны Йоми родилась волна негодования, но сама девушка держала себя на удивление спокойно.
  - Не могу дождаться этого момента, Каширо-тян! - радостно продолжил Минака, а его глаза заблестели весельем, - Когда ты выйдешь в город и все остальные участники обретут в тебе сильного и... не предсказуемого соперника!
  На какое-то время президента вновь накрыло смехом. Поэтому Каширо и Йоми молча смотрели на него, ожидая когда Минака успокоится.
  - То есть, мы свободны и можем уйти в любой момент? - облегченно поинтересовался Каширо.
  - Ну, конечно! - радостно согласился Минака, - Это было бы преступлением, если бы я вас стал задерживать! Ты ведь сделаешь игру только интереснее! А мне будет любопытно наблюдать за тобой воочию! К тому же ты уже не член дисциплинарного отряда, Каширо-тян! Поэтому у тебя нет причин оставаться в здании MBI!
  109-й почувствовал облегчение. Он полагал, что корпорация захочет провести над ним какие-то опыты и попытается оставить здесь. Особенно учитывая взгляды ученых, которыми они награждали его, в то время как его "мучила" доктор Таками, тыкая в его тело всякие приборы. В конце концов, его случай явно был не обычным и 109-й опасался последствий.
  Но, как оказывается, в планы самого Минаки не входило как-то ограничивать свободу Каширо. У него ведь есть собственная игра! И Каширо в ней яркая и любопытная фигура! Он ведь действительно может сильно повлиять на всю игру. Одна только его способность окрылять секирей! Чего уж говорить про остальные?..
  - Но прежде чем ты уйдешь, у меня есть к тебе вопрос, Каширо-тян! - ткнул в его сторону пальцем Минака, и выдержав паузу, продолжил, жалобно заканючив, - Как ты это сделал?! А?! А?! Ты обязательно должен мне все рассказать! Я очень-очень прошу тебя, Каширо-тян! Не будь бякой! Поделись со мной своим маленьким секретом!
  Затараторил президент MBI, продолжая просить и заискивающе заглядывать в глаза.
  - Я должен это знать! Если ты не расскажешь, то я просто не смогу уснуть! А ты ведь этого не хочешь?.. Ведь так, Каширо-тян?! Взамен я могу сделать многое для тебя! К примеру, я могу снова засыпать тебя конфети и разноцветными ленточками! - в конце своей речи Минака попытался соблазнить 109-го.
  Силы и возможности у MBI были не маленькими. Эта корпорация могла позволить себе очень многое. Если верить новостям, они уже скупили восемьдесят процентов столицы Японии.
  - Ну... - протянул не уверенно Каширо, так как не хотел с кем-либо делиться информацией связанной с его возможностями.
  И пускай он и сам мало что понимал в них, но 109-й осознавал, что даже такая информация представляет ценность и может ему в будущем навредить. Но также становилось совершенно очевидно, что так просто от Минаки не избавиться. Он явно будет "домогаться" этой информации. Поэтому Каширо задумался и ему в голову внезапно пришла одна интересная идея.
  - Знаешь Минака, я могу ведь не только рассказать, но и показать, - сказал Каширо, посмотрев на мужчину в белом наряде.
  - Показать?.. - заинтриговано переспросил президент MBI, резко посерьезнев, - Звучит интересно.
  - Да, - сказал 109-й, - Я знаю одну секирей, которая уже связана с ашикаби, но, я полагаю, она раньше реагировала на меня.
  - Как любопытно... - протянул "серьезный" Минака, окинув Каширо оценивающим взглядом, - Решил получить в своей войско еще одну секирей?
  109-й промолчал. Свои мысли он решил не озвучивать. Слишком они были сумбурные.
  - Но я не против! Ради такого события я даже готов пойти тебе навстречу! - довольно заулыбался Минака, - Кто же эта счастливица, Каширо-тян?
  - Ашикаби-сама?.. - взволнованно спросила Йоми и ее напряжение передалось 109-му.
  Юноша понял тревогу своей секирей. Связь - это не игрушка. Разрушать ее - это очень серьезный проступок в глазах других секирей.
  - Верь мне, Йоми, - спокойно произнес он и улыбнулся, - Все будет хорошо.
  43-я согласно кивнула и успокоилась. Каширо почувствовал со стороны девушки поддержку и веру в его исключительность и непререкаемую правоту.
  109-й вновь посмотрел на Минаку и произнес, глядя ему в глаза:
  - Это Хайхане, номер сто четыре, член дисциплинарного отряда.
  - А я сразу понял, что вы друг другу подходите! - президент MBI вновь включил режим "дурачка", - Так и пожираете друг друга взглядами!
  - Э?.. - удивленно протянула Йоми и уставилась на своего ашикаби.
  - Ну что же, сейчас я вызову сюда твой приз, Каширо-тян, - сказал Минака, - А пока усаживайтесь поудобнее и давайте поговорим о... погоде?..
  Разговор само собой не заладился. Вернее будет сказать так. Минака трещал без умолку, рассказывая обо всем на свете. Только полезной информации и какого-то смысла в его словах было не больше чем на пустой бумаге.
  Наконец дверь открылась и в кабинет вошли двое. Первой шла доктор Таками, которая сразу же обожгла Каширо любопытным взглядом, а затем выжидательно уставилась на Минаку. Второй в кабинете оказалась Хайхане. 104-я заинтриговано посмотрела на собравшихся, явно не понимая зачем она здесь.
  - Ну наконец-то прибыла наша невеста! Наконец-то! - радостно воскликнул президент и в торжественном жесте поднял свою руку.
  Какое-то время он молча стоял, застыв в пафосной позе, но затем недовольно пробурчал:
  - Конфети закончилось... Но! Это не отменяет торжественности события, дорогая Хайхане!
  Выпалив это, Минака радостно захлопал руками под удивленными взглядами ученой и 104-й, а в кабинете заиграл марш Мельденсона.
  - Мне выпала честь свести эти два любящих сердца и поэтому, как растроганный отец, передающий самое дорогое, что у меня есть... - договорить президент не успел, так как его по башке треснула Таками и сердито рявкнула, - Заканчивай этот цирк! Чего звал?!
  Подобное поведение ученой вызвало удивление только со стороны Каширо и Йоми. Хайхане, похоже, не удивилась. Вернее, она была удивлена, но совершенно не по этому поводу.
  - Больно... - произнес Минака, косясь на ученую, но делал это так буднично словно подобное происходило между ними каждый день.
  Таками скрестила руки на груди и выжидательно посмотрела на президента.
  - Тут такое дело, - оживился Минака, довольно заулыбавшись, - Каширо-тян, согласен продемонстрировать нам свою способность.
  - Хм... - задумалась Таками, сначала посмотрев в сторону 109-го, а затем в сторону 104-й.
  В глазах ученой зажегся интерес. Хайхане же явно напряглась, настороженно смотря на присутствующих в кабинете людей.
  - Это будет интересно, - наконец сказала Таками.
  - Я знал, что тебе это понравится! - воскликнул довольный Минака.
  Каширо, видя замешательство 104-й, решил взять дело в свои руки.
  - Хайхане... Хайхане-чан, - произнес 109-й, подойдя к напряженной девушке, которая не понимала, что вокруг нее происходит, - Скажи, тогда в вертолете, когда мы летели из базы, ты ведь на меня реагировала?
  В кабинете наступила тишина. Минака и Таками молча уставились на них. Йоми стояла за спиной своего ашикаби, испуская волны любопытства, но не смея вмешиваться в разговор.
  Сама Хайхане озадаченно посмотрела на Каширо. Видимо, так и не придя к какому-то решению, она просто согласно кивнула.
  - Ты ведь знаешь, что я разорвал свою связь с Натцуо? - вновь спросил 109-й, внимательно смотря на 104-ю.
  Веки Хайхане удивленно расширились и она произнесла:
  - Так это правда, Каширо-чан?
  - Да, - коротко ответил он и продолжил, - Хайхане, а ты бы хотела разорвать свою связь с Натцуо?
  Вопрос похоже застал девушку врасплох. Она задумчиво посмотрела на Каширо и стала поднимать свою руку-лезвие к голове с целью почесать затылок.
  - Стой! - остановил ее 109-й и пояснил, - Поранишься.
  - А!.. Точно. Спасибо, Каширо-чан, - ответила она и опустила руку, - Думаю, меня устраивает мой ашикаби.
  Это было поражение! Разрывать связь насильно?.. Это не вариант. Да и получится ли? Сам Каширо хотел разорвать свою нить. Он очень сильно хотел этого. К тому же связь с Натцуо была сильно ослаблена под воздействием силы Йоми и Кочоу.
  - Почему? - не хотел сдаваться Каширо и задал вопрос.
  Видя не понимание в глазах Хайхане, пояснил:
  - Чем тебя так привлекает Натцуо как ашикаби?
  - Ну... Он стильно одевается. И красивый, - ответила 104-я.
  - А то что он гей? Как тебе это? Это тебя устраивает? - спросил Каширо.
  - У каждого свои предпочтения, - спокойно ответила Хайхане.
  "Неужели это провал?" - подумал Каширо, но все еще не сдался.
  - То есть, тебя устраивает то что он не видит в тебе женщину? - продолжил прощупывать почву 109-й.
  - Ну... - засомневалась 104-я, - Думаю, в этом нет ничего страшного. В конце концов я такая...
  Хайхане показала на себя.
  - Да и гей он, - добавила она.
  "Похоже, что-то нащупывается" - решил Каширо.
  - Ты смущаешься своей внешности? - предположил 109-й, - Своей красоты?
  - Красоты?.. - переспросила 104-я и ее бледные щеки слегка покраснели.
  Каширо мысленно затанцевал. Вот оно слабое место!
  Хайхане, обмотанная вся в бинты по самую шею, носящая жуткие лезвия на руках в качестве оружия, смущается собственной внешности! Похоже, она уверена, что не привлекает мужчин.
  - У тебя ведь не было реакции на Натцуо, ведь так? - закинул пробный шар Каширо и 104-я согласно кивнула, смотря на него озадаченно, - А ты не задумывалась, что ты можешь нравиться тому на кого у тебя была реакция? Нравиться как женщина.
  Взгляд Хайхане забегал. Она не знала, что сказать. Похоже, это была очень больная для девушки тема.
  - А чем еще тебя привлекает Натцуо? - решил сбавить напор Каширо, - Кроме того что он красивый, стильно одевается... и гей.
  109-й решил пошутить. В ответ Хайхане хмыкнула, показав, что оценила юмор.
  - Мне нравится дисциплинарный отряд, - произнесла она.
  - Чем именно? - в свою очередь поинтересовался Каширо.
  - Я всегда хотела быть его членом, потому что там можно много драться.
  - То есть, тебе нравится драться? - уточнил 109-й.
  - Очень, - призналась Хайхане, - Когда кровь, крики... И сильный противник.
  Каширо задумался, а затем произнес:
  - Сильный противник, говоришь?.. Я думаю, что Карасуба не прочь сразиться с сильным противником сама, а остальным она оставит максимум какую-то мелочь.
  Хайхане выглядела удивленной. Похоже с такой стороны на вопрос она не смотрела.
  - Есть еще причины по которым тебе нравится Натцуо или дисциплинарный отряд? - спросил 109-й.
  - Ну... Он милый и... - протянула Хайхане и замолчала, задумавшись.
  Какое-то время она стояла молча, пытаясь найти ответ на поставленный вопрос. Но в голову ей, похоже, так ничего и не пришло.
  - Хайхане, лично мне ты нравишься. Не только потому что ты сильный боец. Ты мне нравишься еще как женщина, - произнес Каширо, переходя в наступление, - Думаю, я симпатичен тебе. Даже, после окрыления, ты вела себя со мной по-дружески. Ведь ты тогда, в вертолете, реагировала на меня.
  Каширо сделал паузу и продолжил:
  - Что же касается твоей любви к дракам. Знаешь, их полно и за пределами дисциплинарного отряда. К тому же бежать из игры в первую очередь пытаются те кто слаб. Так о каком сильном противнике тогда речь?.. Сильнейшие остаются в самой игре, так как верят в свою победу.
  Хайхане озадаченно посмотрела на Каширо. 109-й был очень убедительным и в его словах присутствовала логика.
  - Поэтому я хочу дать тебе шанс. Шанс получить свои крылья вновь с тем на кого ты реагируешь, - сказал Каширо, улыбнувшись, - Тебе решать.
  - Это было так трогательно! Прям мелодрама какая-то! - захлопал в ладоши Минака и даже попытался пустить слезу, но ничего у него не вышло.
  Это немного разрядило обстановку в кабинете. Впрочем Йоми продолжала сверлить напряженным взглядом Хайхане. Ее не мог радовать тот факт что у нее появится на одну конкурентку больше. Конечно, ради Каширо она ее примет! Но сам факт!.. Хотя, с другой стороны, вряд ли 104-я сможет составить сильную конкуренцию Йоми в плане привлекательности. Грудь у 104-й не маленькая, но остальное тело... Хе-хе! Но, быть может, Каширо действительно такие тоже нравятся?..
  43-я нахмурилась от подобных мыслей, неотрывно смотря на потенциальную конкурентку.
  - Ну... - протянула Хайхане, сосредоточено думая, и наконец согласилась, - Давай попробуем.
  - Хорошо, - произнес Каширо и уже значительно тише, - Но мне потребуется твоя помощь.
  Сказав это, 109-й подошел к секирей и став ей за спину, положил свои руки на ее плечи, а затем закрыл глаза.
  Вздохнув-выдохнув, он расслабился и прошептал:
  - Сейчас попробуй думать о Натцуо и своем желании с ним расстаться.
  Каширо это сказал, чтобы просто занять девушку чем-то. На самом деле что делать он толком не знал. Но главное - это не навредить. Если что-то пойдет не так, лучше отступиться. Хайхане ему была симпатична. Поэтому он не желал ей вреда.
  Привычно посмотрев внутрь себя, Каширо обнаружил свое тами и ощутил ядро Йоми, стоявшей в шаге от него. Еще один источник энергии пульсировал достаточно далеко отсюда. Это была Кочоу.
  Сосредоточившись, Каширо увидел тами Хайхане. Оно было словно поддернуто какой-то дымкой.
  Каширо опустил руку прямо напротив тами 104-й и всмотрелся в него, желая найти нить.
  "Где же она?" - напряженно подумал он.
  В какой-то момент 109-й увидел нить, тянущуюся из ядра Хайхане. Похоже, это была та самая связь!
  Сфокусировавшись на ней, Каширо сумел схватить нить и затем резко потащил ее на себя. 104-я внезапно дернулась, но 109-й, хоть и с трудом, но удержал девушку. Он сразу же крикнул:
  - Йоми, держи ее!
  43-я выполнила команду, а ее ашикаби продолжил стоять позади Хайхане. Сама же 104-я все также пыталась вырваться. Похоже, ей было очень больно. Йоми это отчетливо видела и... и это, кажется, приносило ей определенное удовольствие. Хм... С чего бы?..
  Тем временем Каширо продолжил свой напор и нить, наконец, не выдержав, лопнула. В тот же миг Хайхане повисла на руках Йоми, а у нее из-за спины вырвались крылья, которые распались на глазах. Все присутствующие смотрели на это с удивлением и интересом. Кроме Каширо. Он понял, что что-то пошло не так. Когда он разорвал свою связь с Натцуо, то его нить втянулась в его тами частично распавшись. Сейчас же 109-й наблюдал совершенно иную картину. Нить Хайхане не стала втягиваться внутрь ее ядра и сейчас из нее вытекала энергия. 104-я побледнела больше обычного. Каширо внезапно понял, что все пошло совсем не так, как он рассчитывал! Ведь у него все было по-другому!
  Быстро подавив в себе панику, Каширо решил действовать по известному ему сценарию. А именно - заставить нить Хайхане распасться и уйти внутрь ее тами.
  Впоследствии Каширо плохо помнил, что же он сделал, так как действовал на пределе своих возможностей. Результатом стало то что обрубок нити исчез и ядро Хайхане стабилизировалось, а затем оно тускло засветилось и начало испускать слабые волны. Похоже, оно резонировало.
  "Чтобы это значило?" - подумал 109-й, чувствуя накатившуюся усталость.
  Повторять нечто подобное в будущем ему не хотелось. Он ведь реально мог потерять Хайхане!
  Каширо смотрел на резонирующее ядро 104-й и не понимал, что происходит. Вроде бы он сделал все правильно и с Хайхане должно быть все в порядке. Но в его случае тами Каширо себя так не вело. Оно не резонировало! Что же не так?!
  Внезапно 109-й почувствовал прикосновение чего-то мягкого к своим губам и в то же мгновение его тами ярко засветилось. Юноша понял, что между его ядром и ядром 104-й образовалась связь.
  Открыв глаза, Каширо увидел Хайхане, которая прижималась к его губам, а на ее бледных щеках горел румянец. Сердце девушки отчаянно колотилось и... 109-й почувствовал как острые лезвия глубоко впиваются в его затылок! Это было так больно!
  Разорвав поцелуй, он посмотрел на 104-ю. Она жадно стала глотать воздух, а ее грудь заходила ходуном. Взгляд, которым Хайхане наградила Каширо, был таким тягучим и жадным словно у сладкоежки перед последней во всем мире сладостью.
  Мир привычно изменился перед 109-м. Если раньше он симпатизировал и воспринимал Хайхане как потенциального друга и союзника, то теперь она заняла очень важное место в его жизни. Наряду с Йоми и Кочоу.
  Каширо понял, как его щеки запылали и 104-я оказалась в его объятиях, прижавшись к его груди. Со стороны 43-й родилась легкая волна зависти, которая впрочем быстро исчезла. Йоми поняла, что с таким напарником ее ашикаби будет в безопасности. Ради этого она будет терпеть Хайхане.
  - Это действительно очень трогательно! - провозгласил Минака и тут же добавил, - Но и познавательно!.. Надо будет на досуге еще раз это просмотреть в записи!
  - Это может быть опасно, - холодно произнесла Таками, рассматривая обнимающуюся парочку.
  Эти слова насторожили Каширо и его секирей. 109-й нехотя разорвал свои объятия с Хайхане и встал, придерживая очень бледную 104-ю за талию. Похоже чувствовала она себя сейчас скверно.
  - Точно, Таками! - согласился с главным исследователем проекта секирей президент MBI, - Это может быть действительно опасно! Но это же так здорово! Такое разнообразие в моей игре! Нет, все годы экспериментов с Каширо-тян были потрачены явно не зря! Я так рад! Так рад всему произошедшему! Это так круто!
  - Ты действительно хочешь выпустить его на свободу? - спросила Таками, - Не смотря на то что он может делать?
  Минака тут же закивал согласно головой.
  - Это такой стимул и поворот в игре! Лишиться своих секирей! Или приобрести на свою сторону супер-пупер-ашикаби-секирей?! Это же такая интрига! Такая страсть и такие бои! Не могу дождаться момента когда Каширо-тян покажет себя во всей красе!
  Речь Минаки была надменной, возбужденной и в меру пафосной.
  - Делай как хочешь, - кинула ему Таками, зашагав прочь из кабинета.
  - Я тут подумал, может Каширо-тяну еще подарить Бенитцубасу-тян... - задумчиво протянул президент MBI и посмотрел на 109-го.
  - Она на меня не реагирует, - ответил Каширо и отрицательно покачал головой, - Я не буду разрывать ее связь.
  Со стороны своих секирей он почувствовал поддержку и одобрение.
  - Ну да... Это было бы слишком просто. В городе сейчас итак полно других секирей. Так что ты сможешь сам набрать свой гарем... То есть, возлюбленных! - быстро поправился Минака и засмеялся.
  Каширо не разделял его мнения. Он уже имел связь с человеком, которого не любил. Поэтому идея охотиться за другими секирей с целью их окрыления... 109-му эта идея не то что не нравилась, она ему была противна. Он так поступать не станет. Ведь он и сам секирей. Он не человек. Каширо другой.
  - Да, кстати! - внезапно Минака стал более серьезным, упершись взглядом в Каширо и опирающуюся на него Хайхане, которая была сейчас довольно слаба, - У меня тут... э-э-э... есть друг. Да, точно! Друг! Который приехал в город... Так вот, ему нужно передать одно важное письмо. Сделаешь это, Каширо-тян, ради меня?
  "Почему я?" - удивился парень и спросил:
  - Почему бы не воспользоваться посыльным?
  - Я не могу воспользоваться услугами... простых людей, Каширо-тян. Это письмо слишком... э-э-э... ценное! Да, именно так! Оно очень ценное!
  109-й чувствовал, что разговор шит белыми нитками. Зачем-то Минаке это было нужно.
  - А я взамен попрошу Натцуо не обижаться на тебя. Ведь я думаю он, когда придет в себя, будет немного расстроен, - предложил президент MBI, - Он даже может попросить Карасубу-тян разыскать тебя.
  Каширо решил, что такая помощь ему не помешает. Минака действительно мог осадить ашикаби дисциплинарного отряда в случае чего. Хоть какая-то лояльность президента корпорации ему не помешает.
  "Или просто убить его сейчас?" - подумал 109-й и вспомнил о Карасубе.
  Эта ведьма сначала порубит его секирей, а затем примется за него. Такой вариант Каширо не устраивал. Поэтому был отброшен в сторону. Пришлось соглашаться на предложение президента.
  - Хорошо, я доставлю твое письмо, Минака, - сказал 109-й.
  - Ну и славно! - подозрительно заулыбался президент MBI и достал из стола конверт, - Вот! Держи!
  Минака сразу же сказал ему адрес и время. Это был какой-то парк. Учитывая, что сейчас ночь, а встреча через два часа... Что же это за друг такой у Минаки?
  Глаза Каширо подозрительно сузились и он произнес:
  - А можно эту встречу отложить на позже? Хайхане чувствует себя неважно.
  - Ну... - задумался президент корпорации и внезапно махнул рукой, сказав, - Конечно! Он тогда придет позже! Я ему... Позвоню! Да, точно! Позвоню и попрошу перенести встречу!
  - Хорошо. Тогда мы задержимся до утра? Хайхане нужно отдохнуть, - сказал Каширо.
  - Оставайтесь! - милостиво согласился Минака.
  109-й кивнул. Он и его секирей развернулись и вышли из кабинета президента и главного мучителя всех представителей его расы.
  По дороге к выданной квартире, 109-й достал телефон и позвонил Кочоу. Рассказав девушке о недавних событиях, он сказал что сегодня, к сожалению, также не сможет прийти. Но Кочоу была рада! Рада тому что ее ашикаби, наконец, обрел свободу и уже завтра они будут вместе!
  Очутившись в выданной ему квартире, он положил все еще достаточно бледную Хайхане на кровать и лег рядом с ней, крепко обняв. Закрыв глаза, Каширо стал вливать в ее тами свою энергию и что-то ласково шептать. С другой стороны 109-го легла Йоми, обняв его со спины и прижавшись всем телом. Ее энергия стала втекать в ядро Каширо более плотным потоком. Между тремя секирей начала циркулировать сила. Хайхане оживала на глазах. Ее тами наполнялось энергией.
  - Каширо... - через какое-то время прошептала 104-я и юноша открыл глаза, чтобы услышать не уверенный вопрос, - Ты... Ты будешь со мной играть на приставке?..
  - Шутишь? - ухмыльнулся он, а девушка сразу поникла, - Я, пока лежал на больничной койке на базе, прошел не одну сотню игр. Так что, конечно, буду.
  - Я люблю там где много драк и крови... - произнесла Хайхане, став улыбаться.
  - Ясно. Я как раз знаю несколько именно таких игр, - сказал он, погладив ее.
  Вскоре все трое заснули, счастливо улыбаясь. Связь секирей действительно была чем-то не обычным. Совершенно не человеческой по своей природе.
  
  Глава 11. СМС и секирей Яшима
  Знаете какое самое приятное чувство с утра? Это проснуться в объятиях с двумя красивыми девушками. И то что одна из них замотана в бинты совершенно не отталкивает. Наоборот, эта тайна интригует. Ведь просыпается чисто мужской интерес. А что же там под бинтами?.. За этой тонкой полосой ткани.
  Две девушки размеренно дышали, обнимая своего ашикаби каждая со своей стороны, и крепко прижимались своими не маленькими бюстами к его груди. Будить двух сонных красавиц совершенно не хотелось, но нужно было просыпаться. Поэтому Каширо начал с поцелуев и комнату сразу же озарили две пары крыльев. Но это не возымело эффекта. Йоми лишь потерлась щекой о грудь 109-го и сильнее прижалась к нему. Хайхане что-то довольно пробурчала и закинула ногу на своего ашикаби.
  Каширо задумался и продолжил побудку своих секирей. Метод был оставлен прежний. Может он не слишком эффективный, зато очень приятный.
  Внезапно Йоми, не успев даже открыть глаза, ответила на поцелуй и сама перешла в наступление, прижавшись своими губами к его. Руки сразу же сплелись, а дыхание стало горячим. Сонливость с 43-й как рукой сняло. Она прижалась к своему ашикаби, не желая разрывать контакт их губ.
  Похоже, вся эта возня по-соседству разбудила Хайхане, которая с интересом посмотрела на целующую пару.
  Каширо, увидев, что 104-я уже проснулась, не стал разочаровывать ее надежд. Аккуратно и нежно отстранившись от Йоми, он ласково прикоснулся к губам Хайхане. Вначале их поцелуй был не смелый, словно они изучали друг друга, но он быстро налился страстью. Обычно меланхоличная и равнодушная 104-я поменялась прямо на глазах. Не растраченная жажда любви кипела в ней подобно вулкану, обжигая губы Каширо.
  Хайхане в мгновение ока оказалась сверху, прижав руки 109-го к кровати. Мышцы девушки напряглись, а поцелуй наполнился жаждой близости. Затем одна рука девушки крепко обхватили голову Каширо, а вторая жадно заскользила по мужскому телу. К счастью, свои лезвия она на ночь снимала, иначе бы это могло закончиться весьма печально.
  Йоми только завистливо захлопала глазами, наблюдая за действиями 104-й. Но в то же время ей было интересно, ведь она может все это повторить со своим ашикаби!
  Поцелуй Хайхане был очень горячим. От переполняющих его чувств и бешено стучащей энергии в его тами, 109-й понял, что задыхается. Внезапно 104-я оторвалась от него, разрешая глубоко вздохнуть, и воздух с хрипом поступил в легкие Каширо. В то же мгновение он почувствовал как девушка оставила несколько нежных поцелуев на его щеке.
  Хайхане оторвалась от своего ашикаби и счастливо улыбнулась, сказав:
  - А мне понравилось... Пожалуй, это даже интереснее моих игр на приставке.
  104-я посмотрела на Каширо каким-то новым, весьма заинтересованным взглядом, а на ее бледных щеках появился густой румянец.
  - Нам нужно будет повторить, мой ашикаби-сама, - многообещающе добавила она.
  - Извращенка! - произнесла Йоми, краснея.
  Она обнимала руку 109-го и смотрела на Хайхане. Быть может, 104-я будет не такой уж и простой конкуренткой, как думалось поначалу Йоми.
  В ответ Хайхане захихикала, довольно почесав затылок, и продолжая сидеть сверху на Каширо, произнесла:
  - Ну, может быть и извращенка... Я еще не знаю. Надо будет попробовать. Думаю, Каширо-чан мне поможет определиться, ведь так?
  Йоми почувствовала как новая краска ложится на ее лицо. Но в то же время ей самой хотелось попробовать и... определится в этом сложном вопросе!
  - У нас будет достаточно времени, - дипломатично ответил 109-й, пытаясь держать покер фейс.
  - Эй! Я тоже хочу! - возмутилась Йоми, поняв куда сворачивает разговор, и откинула скромность в сторону.
  Когда решаются такие вопросы, 43-я не собирается щелкать клювом! Похоже с Хайхане нужно всегда держать ухо востро!
  - О! Ты хочешь быть третьей?.. И кто меня только что называл извращенкой? - вновь захихикала Хайхане и добавила, - Но я не против. А ты, Каширо-чан?..
  - Для этого у нас также будет достаточно времени, - вновь дипломатично ответить юноша, но слабость плоти внезапно проявила себя, позволив словам сорваться с губ, - Но я не против...
  Йоми покраснела, а Хайхане вновь захихикала, замахав руками.
  - Это становиться забавно, - сказала она, улыбнувшись, - Но мне нравится такой настрой!
  Еще немного повалявшись в постели, Каширо решил, что им пора вставать о чем и сообщил своим красавицам. Но у его девушек оказалось свое мнение на этот счет. Нет, прямо ничего не было сказано, но они словно сговорились и подняться с кровати стало для Каширо не простой задачей. Пришлось в буквальном смысле выползать на свободу из мягких тисков девичьих тел, а его секирей только невинно улыбались, активно пытаясь "помочь" своему ашикаби. Но что-то постоянно шло не так и 109-й вновь и вновь оказывался зажатый с двух сторон. Все приходилось начинать с начала. Против упорства Каширо шли различные женские уловки. Перед ним в виде препятствий девушки выставляли различные части тела. Иногда, когда свобода была уже очень близко, одна из секирей "не удерживала равновесия" и 109-й обнаруживал себя прижатым к постели женским телом. Вторая сразу же кидалась "на помощь" ашикаби и в результате юноша снова был зажат с двух сторон.
  Тогда Каширо хорошо понял, что такое быть физически слабее своих партнерш. После потери крыльев он в силе не особо потерял, так как Хайхане стала его секирей. Но проблема была в том что сами девушки стали крепче. Их тами пылали ярким огнем, а энергия внутри просто бурлила. Нахождение рядом со своим ашикаби действовала на секирей весьма благоприятно.
  Тами Хайхане, вчера бывшее довольно бледным, сейчас сияло словно маленькое солнце, ничем не уступая по яркости ядру Йоми.
  Вся эта возня в постели не то чтобы не нравилась Каширо, но, как бы, пора было вставать... Ведь так?.. Думал он.
  Конечно, очень хотелось еще пообниматься со своими девушками, так как сам процесс довольно приятный, но, если они будут продолжать, то это может закончиться еще не известно когда. А дела не ждут! К тому же инстинкт самосохранения настойчиво требовал убираться из здания MBI. Желательно, поскорее и подальше! Да и Кочоу, наверняка, уже заждалась своего ашикаби.
  Наконец, проявив смекалку и маленькую хитрость, Каширо пробил себе путь на свободу под расстроенные вздохи девушек. Но праздновать победу оказалось преждевременно. В тот момент когда он стал одеваться, Хайхане чуть вновь "случайно" не упала вместе с ним на кровать. Но он успел вовремя увернуться и затем отступил подальше от невинно хлопающей глазами секирей. Нет, если 109-й даст слабину, то они и до завтра не соберутся! В вопросе пообниматься и потискать своего ашикаби - секирей самые не сознательные личности на свете!
  Наконец, троица, гуськом, пришла на кухню. Открыв холодильник, они освободили его от продуктов, которые сразу же и съели. Сегодня день у всех намечался тяжелый, поэтому силы им понадобятся. Да и обычный, прожорливый аппетит секирей не нужно сбрасывать со счетов!
  Из квартиры они вышли все вместе и последовали в сторону ближайшего лифта. Впереди шел Каширо, неся на спине рюкзак черного цвета, а позади него, с двух сторон, шагали его секирей. Стоило им только оказаться за порогом квартиры как Хайхане словно подменили. Она превратилась в меланхоличную, спокойную и настороженную личность. Такой ее привыкли видеть все вокруг.
  Если еще несколькими минутами ранее, в квартире, это была любящая девушка, готовая дурачиться и прикалываться, то сейчас 104-я стала похожа на хищника, покинувшего собственную берлогу. Сейчас это была другая Хайхане.
  
  Каширо и его секирей стояли на крыше здания, рядом с башней MBI. Далеко они не успели уйти, как на телефон 109-го пришло смс сообщение. Юноша остановился и принялся читать.
  "Три птички полетели к центральному парку. Обещали быть около 12-ти дня. Кто привлечет на свою сторону одну из птичек, получит еще двух.
  Торопитесь ашикаби! Не упустите свой шанс!" - гласило смс в мобильном телефоне.
  Само сообщение, как понял Каширо, отсылалось рассылкой и предназначалось всем ашикаби города.
  Смысл доставки письма при помощи Каширо прояснился. Минака в очередной раз решил развлечься за счет других. После этого послания в парке соберутся все те ашикаби, которые решат попытать свой шанс.
  109-й был уверен, что многие ашикаби интерпретируют слова "привлечь на свою сторону" как "окрылить". Причем решат сделать это насильно.
  Лицо Каширо сразу же перекосилось. Он вспомнил о мелком прыще, Какидзаки и Натцуо. Эти три ашикаби - не самые лучшие воспоминания в его жизни.
  Конечно, можно выкинуть это письмо и пойти по своим делам, но президент MBI вчера намекнул, что поможет в вопросе с ашикаби дисциплинарного отряда. Даже без Хайхане наказующие были серьезной угрозой. Поэтому придется пойти в этот парк и передать письмо. Конечно, все это фарс, но, если это сдержит поползновения со стороны Натцуо, то он готов рискнуть! Правда, сделает 109-й в этот раз все по-своему. Есть у него некоторые идеи на этот счет. Додумать Каширо не успел, так как на крышу, где он и его секирей стояли, приземлилась розоволосая девушка. Не узнать 105-ю было просто невозможно. Все такая же злая и готовая испепелить всех на месте одним только взглядом.
  - Вы!.. - традиционно прошипела она и обвела пальцем троих секирей, а затем яростно потребовала, багровея от гнева, - Как вы могли отвергнуть любовь моего Натцуо?! Как вы могли с ним так поступить?! Но!.. Но как ты, сто четвертая, могла предать нашего ашикаби?!
  Взгляд 105-й обвиняющие уперся в Хайхане.
  - Ну, дело в том что... - начала отвечать 104-я и вместе с тем попыталась почесать себе голову, но Каширо опередил ее.
  Руки девушки, не дойдя до своей цели, застыли полусогнутыми, а на лице расплылась довольная улыбка. Казалось, что от удовольствия, она прямо сейчас начнет пускать слюну. Так проявила себя их связь. Каширо просто предугадал ее желание и не осознанно его выполнил, став чесать затылок Хайхане.
  На какое-то мгновение он застыл, удивленный случившимся. 109-й пытался понять, зачем он это делает, но ощутив волну позитива от 104-й, продолжил прерванный процесс. Ее эмоции понравились и ему.
  Такое резкое изменение в поведении Хайхане сначала выбило Бенитцубасу из колеи, а потом взбесило!
  - Отвечай мне немедленно, белая моль! - рявкнула она во всю мощь своих легких, а ее руки, сжатые в кулаки, нервно затряслись.
  Так вести себя когда речь идет о ее любимом Натцуо просто не простительно! Она должна их обязательно наказать!
  104-я в этот момент высунула язык от испытуемого удовольствия, проигнорировав крик Бенитцубасы. Сейчас ей было не до того.
  Видя все это 105-я закипала все больше. Ее уже во всю трясло. Клапаны терпения Бенитцубасы громко шипели под давлением, а из под них вырывался пар. До взрыва оставалось совсем чуть-чуть!..
  - Ну дело, наверное, в том что наш ашикаби другой, - протянула задумчиво Йоми, смотря на 105-ю, а кончик ее указательного пальца дотронулся до подбородка
  - Другой?.. - на автомате спросила Бенитцубаса, наблюдая как улыбающийся Каширо принялся чесать голову Хайхане обеими руками.
  Та в ответ довольно захихикала и покрылась румянцем, замахав своими руками-лезвиями.
  - Да, - согласилась Йоми и загнула палец на своей руке, - Первое, он не гей. Второе...
  Договорить она не успела, так как ее прервал бешеный крик 105-й:
  - Натцуо не гей! Ему нравятся девушки! Нормальные девушки! Он - не гей! Слышишь меня?! Он - не гей!
  Глаза Бенетцубасы яростно сверкнули, а зрачки налились кровью.
  - Нормальные девушки? - переспросила ее удивленная Йоми.
  - Да! - рявкнула 105-я в ответ, а кулаки розоволосой стали похрустывать от желания быть пущенными в ход.
  - Такие как ты? - задала вопрос 43-я.
  - Да! - отрезала Бенитцубаса, - Это же очевидно!
  - С розовыми волосами? - задала новый вопрос Йоми, все также продолжая держать удивленное лицо.
  - Да! - рявкнула 105-я, трясясь от бешенства.
  - Небольшого роста? - уточнила 43-я.
  - Да! - согласилась не высокая Бенитцубаса.
  - С миниатюрной, мальчишеской грудью? - вмешалась в их перепалку Хайхане.
  - Да! - крикнула 105-я и осознала, что она сказала, - Что?..
  В этот момент 104-я захихикала, став махать своими руками-лезвиями. Йоми, окинув розоволосую надменным взглядом, полным превосходства, закрыла рот ладошкой и засмеялась.
  - Ах, вы ж курицы! Уже спелись?! Да?! - сердито прохрипела Бенитцубаса.
  - Ну, у нас же один ашикаби, - согласилась довольная Хайхане.
  - Который понимает женскую красоту и умеет ею восхищаться, - добавила Йоми, - Если ты, бедненькая, конечно понимаешь о чем мы?..
  Клапан 105-й сорвался, с громким хлопком улетев в сторону, и из нее повалил густой пар. Все демоны севера, включая ужасную Ханью, сгустились за спиной розоволосой секирей. Зря эти курицы так посмели подшутить над ней! Сколько раз она пыталась добиться внимания ее обожаемого Натцуо! И у нее бы обязательно вышло, если бы ей только постоянно не мешали! Натцуо тогда бы понял, какой может быть Бенитцубаса! Он бы все понял! И тогда они бы навсегда остались вместе, даря друг другу ласку и ночи страстной любви!
  Причины всех неудач 105-й сейчас стояли перед ней. Эти трое нагло смеялись над ней и самое главное над ее обожаемым Натцуо! Такое прощать нельзя!
  - Я убью вас... - тихо прошептала Бенитцубаса, а от ее слов повеяло жаждой крови, - Но сначала я сломаю каждую косточку вашему ашикаби! И только потом забью его насмерть!
  105-я уже не помнила себя от бешенства. Ей просто хотелось действовать!
  В то же мгновение она сорвалась с места, став широко улыбаться. Да, сейчас это произойдет! Сейчас свершиться ее месть!
  Навстречу ей метнулись две тени и закипел бой.
  Йоми и Хайхане еще никогда не дрались в паре и у них были определенные трудности в взаимодействии, но благодаря тому что у них был один ашикаби, их тами работали в унисон. Неосознанно, они понимали как нужно действовать, помогая друг другу.
  Первый напор Бенитцубасы был встречен ударом боевой косы поперек ее туловища. 105-я сразу же ушла в сторону, сделав рывок, но тут же была перехвачена 104-й. Лезвия Хайхане обрушились на нее, полосуя воздух. Розоволосая проворно увернулась, попытавшись ударить в ответ. Но ей снова пришлось разрывать дистанцию. Йоми не зевала. Ее боевая коса искала бреши в обороне противницы.
  Хайхане сразу же сместилась в сторону и 105-я на мгновение оказалась между двумя секирей.
  Стремительный выпад лезвий 104-й, за которым последовал удар боевой косы Йоми. Бенитцубаса тут же отскочила, увернувшись, но краем глаза успела заметить новое движение. Воздух разрезали две красные плети, гармонично вплетаясь в рисунок боя. Веки розоволосой удивленно расширились, так как она совершенно забыла, что ашикаби ее противниц - секирей!
  Напрягая всю свою нечеловеческую силу, 105-я отпрыгнула назад. Вслед за ней, не давая передохнуть, последовали обе секирей Каширо.
  С рук Бенитцубасы сорвался продолговатый предмет, который, упав на землю, противно зашипел, выпуская густой туман. Пора было уносить ноги! Боевой запал у 105-й спал и она поняла, что против троих противников она не справиться. Но сделать это было не так просто. Хайхане, быстро поняла, что задумала ее бывшая напарница, поэтому словно приклеилась к ней. Лезвия разрезали воздух, а сама 104-я наступала, выталкивая розоволосую из собирающегося дыма. В этом ей активно помогала Йоми. Боевая коса 43-й постоянно держала 105-ю в напряжении, отсекая девушке пути отхода.
  Каширо вел дистанционный бой, посылая точные и выверенные удары плетьми. Открывать огонь из резервуара он не собирался, так как его эффективность была не высокая, да и с меткостью были ощутимые проблемы.
  Бенитцубаса очень быстро сообразила, что попала в очень опасную ситуацию. Держалась она пока за счет ловкости и большого количества адреналина в крови. Ей приходилось все время отступать.
  105-я резко изменила угол удара, буквально до предела напрягая свои суставы и мышцы. Кулак впечатался в грудь Йоми, заставив ее отступить на шаг, но в этот самый момент правый бок розоволосой секирей что-то резко обожгло.
  Не став разбираться в том что это было, Бенитцубаса резко разорвала дистанцию и прыгнула на соседнюю крышу. В воздухе она отбила удары плетей Каширо и мощными прыжками поспешила к рядом стоящему зданию MBI. Преследовать ее было глупо.
  - Больно! - недовольно отозвалась Йоми, потирая грудную клетку своей ладошкой.
  - Давно хотела это сделать, - призналась Хайхане, зачарованно смотря как с ее клинков капает кровь 105-й.
  Формально бой закончился в ничью. Хотя, с самого начала было понятно, что трое запинают одного. Если этот один не Карасуба-сан. Ноль четвертая бы их всех пустила в нарезку и сказала бы что мало.
  109-й втянул в себя свои хлысты и в этот момент у него зазвонил телефон. Взяв его, Каширо увидел имя звонившего. Им был Натцуо.
  Ничего не говоря, 109-й запустил телефон о бетонный пол крыши. Мобильник разлетелся на кусочки под удивленные взгляды его секирей.
  - Что случилось? - обеспокоенно спросила Йоми, хлопая глазами.
  Хайхане просто молча уставилась на юношу, ожидая ответа.
  - Так... Ерунда, - отмахнулся 109-й.
  
  ***
  В этот момент на другом конце города, где-то в его северной части, прямо в одной из комнат поместье Идзумо, Кочоу громко воскликнула:
  - Каширо, ты - придурок!.. Ну зачем ты разбил телефон?! Как я теперь с тобой свяжусь и предупрежу об опасности?!
  22-я обхватила лицо руками и всхлипнула, а затем покраснела и сама себя обругала. Ну разве так можно говорить о собственном ашикаби?! Даже если он действительно придурок!
  Девушка посмотрела на экран. Сейчас она видела с помощью взломанного спутника MBI своего ашикаби и двух его секирей. Только что они подрались с Бенитцубасой, номером 105-ть, членом дисциплинарного отряда. Но не это было главное!
  Кочоу уже давно влезла в сеть корпорации и, конечно, одна из первых увидела сообщение Минаки, где он призвал всех ашикаби города словить трех птичек, которые сегодня в двенадцать придут в парк. Тут не нужно быть гением, чтобы понять о ком речь. Особенно, когда часть спутников корпорации несколько минут назад была направлена следить за Каширо и его секирей.
  Кочоу сразу же просмотрела на парк и ближайшую территорию с помощью многочисленных видеокамер, которые расставила MBI по всему городу. Все оказалось чисто. Ничего подозрительного. Но вот когда она коснулась взглядом резиденций Хиги и Микоями, двух самых крупных ашикаби города, то увидела нечто очень интересное.
  Кочоу могла наблюдать как тот самый мелкий прыщ, в белом костюмчике, выбежал из своего поместья и стал теребить ноль пятого за рукав. Мелкий что-то говорил, капризно указывая рукой куда-то в сторону и явно понукая Мутсу к действиям. Рядом с ним оказалось еще несколько женщин. Судя по внешнему виду секирей.
  Из здания корпорации Хиги, которая принадлежала этому ашикаби, вышел целый отряд, состоящий аж из шести секирей! Прыгая по крышам, они направились в сторону парка.
  Пока ее ашикаби и двое его секирей увлеченно сражались с членом дисциплинарного отряда, ловушка захлопывалась! Как предупредить Каширо обо всем этом?! Ведь Кочоу теперь даже не может позвонить своему ашикаби!
  ***
  - О, секирей! - произнесла Хайхане и указала своей рукой-лезвием вниз, на улицу.
  Сейчас их троица сидела на крыше одного из домов, думая над тем как им поступить. Девушки уже знали о письме и "друге" президента MBI. Теперь они ознакомились с текстом послания и поняли, что их ждет потасовка в парке.
  Йоми сразу же предложила выкинуть конверт и пойти по своим делам. А дел у них оказалось много! В основном обнимательного толка.
  Хайхане внимательно выслушав эмоциональные доводы 43-й, поддержала подругу. Но Каширо привел контраргумент по имени "Натцуо", который разбивал позиции его секирей. Девушки были вынуждены признать, что это проблема. Не сколько он, конечно, как Карасуба и обозленная на них Бенитцубаса. Обещание Минаки придержать ашикаби дисциплинарного отряда выглядели на этом фоне весьма привлекательно. Шансов противостоять ноль четвертой у них не было. Поэтому они сошлись во мнении, что доставить письмо надо. Так как парк был большой, а место встречи более конкретно не обозначено, как и способ передачи, то послать вместо себя "героя" не удастся. К тому же Минака, перед их утренним выходом из здания MBI, очень просил, чтобы они передали письмо лично в руки его "другу".
  Стало понятно, что президент корпорации просто хочет зрелищ. В обмен на это он согласен сделать ответную услугу.
  Время до встречи еще было, поэтому троица сидела и размышляла над ситуацией.
  Услышав возглас Хайхане, юноша проследил за ее рукой и увидел неуверенно бредущую по улице девушку. Одета она была экзотично, как и все секирей. Но самое главное (!) на плече у нее лежал огромнейший молот! Нет, не так! Молот был просто здоровенным! Таким сподручно забивать сваи или танки плющить! Но совсем не девушкам таскать на своих плечах!
  - Это же сколько силы у нее в руках? - задал свой вопрос Каширо, впечатленый увиденным.
  Секирей, конечно, сильны!.. Но не на столько же!.. Да с такой силой она порвет любого на части одними только пальцами!.. Это же?.. Это же!..
  В голове Каширо что-то клацнуло. Внутри родилась идея! Почему бы им не привлечь такого сильного секирея на сегодняшнюю акцию?! Однозначно, с такой поддержкой они порвут всех вокруг! А если удастся еще нескольких девушек подбить, то считай дело в шляпе! С такими силами никто не сможет им помешать!
  - За мной! - скомандовал Каширо и быстро спрыгнул вниз.
  Его примеру последовали обе его секирей.
  - Вы мой ашикаби?.. Вы не видели моего ашикаби?.. - устало спрашивала девушка с огромным молотом на плече у прохожих.
  Трое секирей подошли к ней со спины. Впереди был Каширо, а его спутницы держались позади с обеих сторон.
  Незнакомка, кажется, этого даже не заметила. Она все также продолжала спрашивать у проходящих мимо людей. Было видно что занята девушка этим процессом уже давно. Быть может, с самого выхода из здания MBI.
  Вокруг этой секирей держался вакуум в радиусе двух метров. За эту черту никто из людей почему-то не решался преступить. Так она в одиночестве и брела, а человеческий поток обтекал ее с обеих сторон. Только Каширо и его компания посмели нарушить этот радиус отчуждения.
  - Вы мой ашикаби? - после недолгой паузы, внезапно спросила она у очередного прохожего.
  Девушка резко повернулась к человеку, которому задала вопрос, и огромный молот, к полному удивлению Каширо, понесся в его сторону, набирая скорость.
  109-й поспешил пригнуться и кусок железа прошел несколькими сантиметрами выше его головы. Юноша увернулся только благодаря своей реакции, которая была существенно выше, чем у простых людей. Похоже загадка вакуума, вокруг девушки, была решена.
  Это резкое движение с его стороны привлекло внимание девушки. Она быстро повернулась лицом к 109-му.
  - Ой! Простите! С вами все в порядке? - испуганно произнесла она, а глаза сэкирей наполнились страхом, - Я вас не задела?!
  Каширо в этот момент наблюдал как огромный молот с противоположной стороны распугал прохожих. Радиус отчуждения вокруг незнакомки стал еще шире.
  - Да нет, ничего страшного, - ответил 109-й, делая бесстрастное лицо, - Не задела. Все нормально.
  - Ашикаби-сама! - взволнованно воскликнула Йоми, сообразив чем могла закончится встреча молота и головы Каширо, - Ты как?!
  43-я подскочила к юноше и быстро осмотрев его, прошипела на незнакомку:
  - Дура! Смотри, что ты делаешь! Ты же могла ему прямо молотом в голову заехать!
  - Ой, простите! - жалобно проговорила девушка и поспешила глубоко поклониться в качестве извинения.
  Огромный молот незнакомки тут же взмыл вверх из-за ее спины и быстро достигнув высшей точки, под воздействием силы притяжения, стал падать вниз, набирая скорость, прямо на Каширо и Йоми.
  109-й на мгновение выпучил глаза, видя приближающиеся тонны на металла, но затем схватил 43-ю за талию и резко прыгнул в сторону. На то место, где они только что стояли, обрушился мощный удар. Асфальт под молотом пошел трещинами.
  - Ой! Простите меня! - запричитала испуганная секирей, - Я случайно!
  Каширо удивленно смотрел за тем как девушка кланяется, позабыв о своем грозном оружии и не мог одного понять. Его сейчас пытались так замысловато убить или это был действительно несчастный случай?.. Ведь упади такой молот на них, то он бы с легкостью их раздавил. Секирей ты или нет, но против нескольких тонн веса, упавших на тебя сверху, очень тяжело остаться целым.
  Йоми зло спросила:
  - Ты нас только что атаковала?
  - Нет! - испуганно замотала девушка головой, - Я!.. Я правда случайно! Простите меня!
  Незнакомка тут же стала снова кланяться.
  - Видели бы вы сейчас свои лица... - протянула Хайхане со своего места и, тыча своими лезвиями в сторону Каширо и Йоми, стала хихикать.
  - Ясно, - подытожил 109-й, решив считать это случай... совпадение.
  Парень встал и помог подняться 43-й, а затем произнес:
  - Меня зовут Каширо, а тебя как?
  - Яшима, номер восемьдесят четыре, - девушка вежливо поклонилась в ответ и замолчала, - А вы ведь... ашикаби? А это ваши секирей?
  - Да, можно и так сказать, - ответил он и представил своих спутниц, - Это Йоми и Хайхане.
  - Ой! А вы ведь из дисциплинарного отряда?! - всполошилась Яшима, смотря на 104-ю, - Я вас сразу запомнила! У вас внешность очень выделяющаяся.
  Хайхане склонила голову набок в задумчивости. Ну да, ее тело было обмотано бинтами вместо одежды, а на руках имелись огромные лезвия вместо оружия. Такую трудно не запомнить. Она ярко выделялась даже на фоне других секирей.
  104-я, пребывая в своих мыслях, поднесла руку к голове, чтобы почесать ее, но была вовремя остановлена 109-м:
  - Хайхане, поранишься!
  - А, да точно!.. Спасибо Каширо, - ответила она, посмотрев на свои лезвия.
  - А что вам от меня надо?.. - испуганно проблеяла Яшима, не уверенно взявшись за рукоятку своего оружия, - Я что-то нарушила?
  Надежды Каширо склонить эту секирей на участие в сегодняшней акции рушились прямо на глазах. Похоже, ее саму нужно защищать, а то обидит кто.
  - Нет-нет! Ты ничего не нарушила! - поторопился успокоить Яшиму 109-й, - Мы, кстати, теперь не члены дисциплинарного отряда. Поэтому не нужно нас... бояться.
  - А... Хорошо, - неуверенно ответила девушка смотря на "бывших" наказующих.
  Одна из секирей этого странного ашикаби стала от скуки размахивать своими пугающими лезвиями, на которых еще была видна плохо оттертая кровь. Вторая, прожигала Яшиму пристальным взглядом, держала в руках грозного вида косу.
  От этой картины становилось немного жутковато... Чего они от нее хотят?!
  - Приятно познакомится! - внезапно выпалила Яшима, не желая показаться не вежливой и сразу же поклонилась.
  К счастью, ее молот продолжал лежать на земле и новая "случайность" не повторилась.
  Обе девушки Каширо произнесли положенную форму ответа и наступила пауза. Сбоку продолжали шагать люди, обтекая этих фриков с двух сторон, а сами секирей молчали. Яшима просто смотрела на них, а ее внутренний страх стал постепенно поднимать голову. Чего же, все-таки, они от нее хотят?..
  - Яшима... - протянул Каширо и тут же спросил, - Ничего что без суффиксов?..
  Получив разрешающий кивок, он продолжил:
  - Дело в том что нам нужна твоя помощь...
  - Моя?.. - удивилась девушка, - Но чем я могу вам помочь?..
  
  Глава 12. Встреча с капитаном-лидером и Мусуби.
  Каширо приземлился на крышу. Рядом с ним оказались Хайхане и Йоми.
  На другом конце крыши стояла одинокая фигура, спиной к прибывшим. Руки ее были сложены под впечатляющего размером грудью, а сама она гордо взирала вниз, на город, словно королева осматривающая свое царство. Золотистые волосы красавицы развевались на ветру и источали приятный, едва уловимый аромат.
  Каширо нужна была помощь. Но о чем говорить с этой секирей и как ее убеждать, он не знал. Но попробовать стоит. Иначе в парк придется идти втроем.
  Яшиму уговорить не вышло. Точнее, она бы явно не отказала в помощи, но толку от нее не было совершенно никакого.
  Чтобы не разговаривать с 84-й на улице, 109-й завел девушек в ближайшее кафе, где и накупил еды на всех. Его девчонки не отказались от вне планового завтрака-обеда. В этом смысле они были прожорливее выводка молодых крокодилов.
  Яшима благодарно кивнула, немного смутившись, и присоединилась к... Назовем процесс поглощения всего подряд со стола - "трапезой".
  От 84-й он узнал, что сила ее заключается в антигравитации. Она могла уменьшать вес предметов. Но действовало это только по отношению к ней самой и то лишь при непосредственном контакте с объектом.
  Самое печальное было то, что Яшима могла воздействовать своей антигравитацией далеко не на каждый объект. В чем причина такого ограничения, она не знала.
  Вообще, пообщавшись с ней, Каширо понял, что втягивать 84-ю в их разборки будет не правильно. Это как заставить ребенка поехать на стрелку со взрослыми дядями и попросить подержать на мушке вон того лысого мужика!
  Юноша дал ей пару советов. В частности, что не стоит приставать к прохожим с вопросами "Не вы ли мой ашикаби?". Потому что в нарядах от MBI она уже смотрится довольно странно. Да и с молотом нужно быть аккуратнее.
  Каширо посоветовал выбирать ашикаби самостоятельно, опираясь на ум и сердце. Причем именно в такой последовательности. Хотя, он хорошо помнил как его сердце сладко билось, когда он реагировал на своих девушек. Противостоять этому чувству было очень тяжело. Также он дал ей краткие приметы мелкого прыща и Какидзаки, настоятельно порекомендовав ей убегать от них как от чумных. На удивленный вопрос: "Почему?", 109-й не стал скрывать правду. То что некоторые ашикаби окрыляют секирей силой стало для Яшимы ужасным и не приятным открытием. Похоже, она искреннее верила в то что никто не осмелиться поднять руку на эти светлые чувства секирей.
  На прощание 84-я сказала, что видела совсем рядом, на одной из крыш, секирей с золотыми волосами.
  "Возможно, она нам поможет?" - подумал тогда 109-й.
  Пожелав Яшиме удачи, Каширо отправился со своими девушками на поиски упомянутой секирей.
  Сейчас 109-й стоял на крыше и думал. С чего начинать разговор юноша просто не знал.
  - Каширо, ты как? - обеспокоено спросила Йоми и сделала шаг по направлению к своему ашикаби.
  Видимо, она уловила его хмурое настроение и просто пытается помочь.
  - Все в порядке, - ответил 109-й, посмотрев в ее сторону, и послал ей успокаивающую и мягкую улыбку.
  Щечки девушки тут же вспыхнули красным. Ей было приятно когда ее любимый так улыбался. Йоми вообще любила все, что связано с Каширо!
  Парень перевел взгляд на Хайхане и подарил ей такую же нежную и добрую улыбку. 104-я сразу же опустила глаза, видимо очень заинтересовавшись крышей и ее бетонным покрытием. На бледных щеках Хахйане сразу же вспыхнул румянец точь в точь как у Йоми.
  109-й решительно направился в сторону незнакомки. Пора начать этот разговор! То что она их заметила, Каширо не сомневался. Но золотоволосая не подавала виду.
  Не доходя десяти шагов до незнакомой секирей, 109-й остановился, собираясь с мыслями. Главное сейчас построить разговор в дружеской манере, чтобы не возникло конфликтов. Решил Каширо.
  - Что вам нужно, рабы своих ашикаби?! - грозно и надменно спросила золотоволосая красавица, развернувшись в сторону прибывших секирей, - Вы здесь, чтобы привести меня к своему хозяину?! Вы слишком ничтожны, чтобы это сделать!
  Она окинула троицу насмешливым и презрительным взглядом.
  Такого приветствия Каширо явно не ожидал, поэтому застыл как вкопанный. Его девушки ощутимо напряглись, приготовившись к сражению.
  - Я - Цукиуми, номер ноль девять, никогда и никому не проиграю! Ведь я - сильнейшая секирей! - сказала она весьма пафосно, положив одну руку себе на бок, а второй ткнула в них, - Я сокрушу вас своей силой! Мое тело никогда не достанется какой-то грязной мартышке!
  Каширо удивленно смотрел на нее. Такой пафосной, энергичной и экспрессивной речи он раньше никогда не слышал. Может он и провел большую часть своей жизни в больничной койке, но молоть подобную чушь так уверенно... Это действительно не каждый сможет!
  Впрочем, эта секирей, невольно отметил юноша, была очень красива. Сперва Каширо даже показалось, что у него на нее реакция. Но теплоты внутри тела не ощущалось, как и отчаянно бьющегося сердца. Эта девушка было просто очень красива. Сама по себе.
  - У меня нет ашикаби, - сообщил ей 109-й, быстро отойдя от удивления, - И мы здесь не для того, чтобы куда-то тебя вести.
  - Да?! И что же вы тогда тут делаете?! - все так же надменно спросила Цукиуми, а в ее голосе послышалось самодовольство, - Если вы думаете, что таким слабеньким трюком сможете усыпить мою бдительность, то у вас ничего не выйдет!
  Под конец этой речи ноль девятая гордо вскинула голову, а на лице заиграла насмешливая улыбка.
  - Такие дешевые трюки со мной не пройдут! - крикнула Цукиуми, внезапно став раздраженной.
  - Нет! - коротко и холодно отрезал Каширо, смотря прямо в глаза ноль девятой.
  - Чего?.. - удивленно спросила Цукиуми, явно не ожидая такого ответа со стороны 109-го.
  - Никаких трюков и обманов. Еще и часа не прошло как мы покинули башню MBI. А к тебе мы подошли, потому что нам нужна помощь, но если хочешь, мы можем простой уйти, - сказал Каширо.
  Цукиуми с сомнением уставилась на 109-го, сверля его своим подозрительным взглядом.
  - Тебе нечего нас опасаться. Ведь ты сильнейшая секирей, - с некоторой иронией произнес Каширо, помня ее предыдущие слова, и добавил, - Да еще и единичный номер. А мы тройки и одна двойка.
  - Я никого не опасаюсь! - гордо отозвалась Цукиуми, презрительно фыркнув, - Я - сильнейшая секирей! Мне нечего бояться!
  Взгляд девятой переместился на Йоми и не найдя ничего интересно в ней, сместился к Хайхане. Сперва ничего не произошло, но затем веки ноль девятой расширились и указав на 104-ю пальцев, Цукиуми воскликнула:
  - Ты!
  Хайхане удивленно посмотрела на "сильнейшую" секирей.
  - Я тебя знаю! - обвиняющим тоном произнесла Цукиуми, - Ты пес MBI! Я видела тебя с Карасубой! Ты в дисциплинарном отряде!
  Цукиуми резко выставила руки в боевую стойку и вокруг нее начала собираться вода.
  - Поздравляю, Хайхане, похоже ты знаменита, - иронично произнес юноша, покосившись на свою секирей.
  - А... Спасибо, Каширо, - не уверенно протянула она в ответ.
  Цукиуми тем временем продолжила накручивать себя, распаляясь все больше:
  - Я раздавлю вас, грязные псы MBI! Вы заплатите за все, что вы сделали!
  Ярость сочилась в каждом слове ноль девятой. В ответ Хайхане подняла свои руки-лезвия и стала в боевую стойку. Йоми перехватила поудобнее древко боевой косы, намереваясь разрезать на части эту явно не нормальную секирей.
  - Да, убей нас! - внезапно воскликнул 109-й, - Ты ведь сильнейшая секирей! Чего тебе стоит убить трех несчастных соплеменников?! Ты, наверное, убиваешь всех секирей, которых встречаешь, Цукиуми?! Тогда чем ты лучше Карасубы?!
  Лицо золотоволосой перекосилось. Ее мозг явно пытался осмыслить сказанные слова.
  Хайхане и Йоми удивленно переглянулись, уставившись на своего ашикаби. А сам Каширо понял, что выданная им отсебятина попала в цель. Он видел, что дело идет к драке и решил выдать нечто... Нечто не совсем ординарное, чтобы выбить почву с ног у Цукиуми.
  - Цукиуми, под грязной мартышкой, которая хочет овладеть твои телом, ты подразумеваешь ашикаби? Всех ашикаби? - спокойно спросил Каширо и добавил, - Мы можем тебе чем-то помочь?
  Ноль девятая вновь зависла, не в силах уследить за нитью разговора. Только что она собиралась наказать этих псов MBI, затем ее обвинили в том что это она - плохая и не хорошая, а потом предложили помощь... Что за?!
  Йоми немного расслабилась, а лицо стало удивленным.
  Хайхане также была озадачена. Мысли толкались в ее голове, пытаясь протиснуться к сознанию. По привычке она потянулась рукой к своей голове, забыв про лезвия, но тут же была остановлена 109-м.
  - А... Спасибо, Каширо, - поблагодарила она.
  Юноша тут же почесал ей затылок и девушка улыбнулась. Эта сцена вывела ноль девятую из состояния удивления.
  Цукиуми гордо сложила руки на бедрах и величественно посмотрела на стоящих перед ней секирей.
  - Мне не нужна ни от кого помощь! - надменно, словно плюясь кислотой, произнесла ноль девятая, - Особенно от таких как вы!..
  Указательный палец на правой руке золотоволосой секирей показал на группу Каширо. Хайхане и Йоми вновь напряглись, приготовив свое оружие к схватке. За спиной Цукиуми стала собираться вода, а она готовилась взорваться серией ударов.
  - Мы не из MBI, - сухо произнес 109-й, - Ранее мы действительно были в дисциплинарном отряде. Но сейчас нет.
  Последнее предложение Каширо выделил особо.
  - Я так понимаю под грязной мартышкой ты подразумевала какого-то ашикаби? - повторил свой вопрос Каширо и добавил, - Знаешь, мне почему-то кажется, что наши истории могут быть похожи.
  - Похожи? - переспросила Цукиуми, а на ее лице появилось удивление.
  - Да, - подтвердил 109-й.
  Хайхане и Йоми вновь коротко переглянулись, но ничего не сказали.
  - Значит ты, Цукиуми, тоже натерпелась от какого-то ашикаби? - спросил Каширо.
  - Я?! - сердито спросила ноль девятая и выкрикнула, - Да кто эти ашикаби вообще такие?! Они - грязные мартышки! Какое право они имеют, чтобы накладывать свои бесстыжие лапы на нас, секирей?! Секирей выше этих приматов! Да они!.. Эти мартышки!.. Никогда не позволю чтобы какая-то грязная мартышка завладела моим телом! Чтобы!..
  Цукиуми просто задохнулась от возмущения, а на лице выступила гневная краска.
  - Ясно, - коротко сказал Каширо, - В твоих словах есть истина, Цукиуми.
  Ноль девятая заинтересовано посмотрела на 109-го. Никто и никогда раньше с ней не соглашался в этом вопросе. Все остальные секирей только и говорили о любви и о том как они встретят своих ашикаби с которыми у них будет большая любовь. А этот секирей... Этот секирей увидел истину! Быть может, он не настолько безнадежен, как показалось вначале?..
  - Меня зовут Каширо, - произнес он, по привычке не упомянув свой номер, - Когда я впервые вышел из здания MBI, то был свидетелем как один ашикаби пытался силой окрылить секирей.
  Цукиуми вспыхнула. О! Она уже встречалась с подобными, наглыми мартышками!
  - Самое не приятное, что он использовал с этой целью другого, более сильного секирей, - произнес Каширо.
  - Какая низость! - воскликнула Цукиуми, негодуя.
  Да если бы она там была!.. Да она бы все там смешала с грязью! Подобное прощать грязным и бесстыжим мартышкам нельзя!
  - За мною тоже устроили охоту, а потом я попал в дисциплинарный отряд, где меня заставили на них работать. И все это из-за их ашикаби, - очень обтекаемо сказал Каширо.
  Все это объяснять - слишком много времени займет. Да и не приятно было 109-му говорить о прошлом.
  - Это Йоми и Хайхане, - произнес Каширо, кивая в сторону девушек, - У них... Можно сказать, похожие истории. Но затем..
  Каширо задумался, не зная как объяснить ноль девятой произошедшие события.
  - Затем случился я, - сказал 109-й и поспешил закончить свою речь, - Поэтому я и сказал, что в твоих словах есть истина. Мы видели какими ашикаби могут быть.
  После этих слов Цукиуми замолчала, нахмурившись. Нет, она знала что ашикаби - это самые мерзкие существа на земле! И вот она вновь получает подтверждение своим убеждениям! Перед ней стояли три жертвы этих грязных мартышек!
  - Это!.. - произнесла ноль девятая, смотря на Каширо и его секирей, а затем добавила в свой голос торжественности, - Это заслуживает уважения! То что вы прозрели и увидели истинное лицо всех ашикаби! Я, как сильнейшая секирей, говорю вам, что это заслуживает моего уважения! Наконец то, хоть кто-то понял, что все ашикаби - всего лишь жалкие, грязные, похотливые мартышки! Они не заслуживают обладать секирей!
  Самодовольно закончила королева с золотистыми волосами и сложила руки под своей не маленькой грудью.
  - Ну... Спасибо, - не очень уверенно произнес Каширо.
  Хайхане и Йоми вновь переглянулись. На лицах у них застыло удивление.
  - Цукиуми, я тут подумал... - произнес Каширо, ухватившись за внезапно пришедшую в голову идею, - Мы ведь, как и ты, имеем негативный опыт общения с ашикаби. К тому же ты вот говорила, что мы, якобы, пришли тебя захватить для какого-то ашикаби... Так вот, он же на этом может не остановится. Будет посылать своих секирей вновь и вновь за тобой.
  - Мне нечего опасаться! - самодовольно фыркнула Цукиуми, - Я - сильнейшая секирей!
  - Конечно, - не стал с ней спорить Каширо и задал вопрос напрямик, - Но... Я вот подумал, может мы объединимся? Вчетвером нам будет легче. Ты хоть и единичный номер, и весьма сильная, но наша помощь явно не помешает?
  Девятая задумалась и не уверенно произнесла:
  - Ну... Если вы просите о том, чтобы я, как сильнейшая секирей, вас защитила?..
  - Да, - легко согласился 109-й с такой трактовкой вопроса.
  Ему было плевать как Цукиуми это назовет. Ему не помешает союзник. Особенно в ближайшее время. А союзник в лице единичного номера - это довольно не плохо.
  - Нам бы действительно не помешала твоя помощь и твоя сила как сильнейшей секирей. Особенно в самом ближайшем будущем, - лукаво произнес Каширо.
  Йоми и Хайхане переглянулись, а на их лицах появились ехидные улыбки.
  - Ну... В таком случае... - протянула Цукиуми, не обратив внимания на реакцию секирей Каширо, - Мне, конечно, возиться с вами совсем не с руки... Но... Раз вы просите о защите, то мой долг как сильнейшей помочь вам, чтобы грязные ашикаби не захватили ваши невинные тела в свои бесстыжие руки.
  - О! Тогда мы команда?! - радостно спросил Каширо.
  - Ну... Да, - нехотя согласилась Цукиуми, - Но вы должны меня слушаться, как более старшую и сильную!
  Сразу же потребовала ноль девятая.
  - Без проблем! - легко согласился Каширо, - Ты же единичный номер! И сильнейшая секирей! Кого нам слушаться, как не тебя?!
  В голосе 109-го прозвучала ирония, но Цукиуми ее не заметила, согласно кивнув головой.
  - Хорошо, - гордо заявила она и кивнула головой, - Раз вы оказались достаточно разумными и справедливо признали мое превосходство и лидерство, то теперь...
  Девятая замолчала, рассуждая чтобы ей сказать.
  - Давай сходим туда? - сразу предложил 109-й, указав рукой на север, в сторону парка.
  - А?.. Зачем?! - удивилась Цукиуми, проследив взглядом за направлением.
  - Просто у нас там с девчонками есть небольшое дело. И раз мы теперь команда, то должны держаться вместе. В конце концов странно будет если мы пойдем куда-то без тебя, Цукиуми. Ты ведь наш лидер теперь, - произнес Каширо, улыбаясь.
  - А... Да, ты прав, - гордо согласилась с ним ноль девятая, - Я должна проследить, чтобы вы ничего не натворили. Раз уж я теперь действительно ваш лидер, то я в ответственности за вас.
  - Именно! - согласился 109-й, - Я с радостью покажу дорогу нашему командиру!
  - Дурында... - не удержалась и громко хрюкнула Хайхане, пытаясь сдержать смех.
  Йоми, услышав эти слова, тут же зажала рот рукой. И похоже даже закусила рукав.
  Цукиуми тут же подозрительно уставилась на Хайхайне и спросила, опасно сузив глаза:
  - Что ты сейчас сказала?
  В голосе явственно чувствовалась угроза.
  - Не обращай внимания, - заверил ноль девятую Каширо и махнул рукой на двух своих секирей, - С Хайхане всегда так. Она хихикает по поводу и без. Уж такой у нее характер. А что касается Йоми, то она почему-то всегда ей подражает в этом вопросе. Как Хайхане начинает смеяться, так Йоми сразу же подхватывает. Даже не спрашивай меня почему. Я не знаю.
  Каширо поднял руки в примирительном жесте и наигранно вздохнул, изобразив усталость.
  Цукиуми окинула 104-ю и 43-ю внимательным взглядом и отвернулась, громко фыркнув. Этот жест говорил, что, мол, королеве не предстало вникать в дела простых смертных.
  - Дурында... - вновь повторила Хайхане, продолжая сдавленно хихикать.
  Йоми уже явственно сжимала зубами свой рукав, пытаясь не засмеяться в голос.
  Ноль девятая побагровела и вокруг нее стала стягиваться вода. Цукиуми все еще держала гордую и не зависимую позу, но этот смех ее раздражал. Очень раздражал!
  - Хайхане, - строго произнес Каширо, глаза которого смеялись, - Прекращай свой никому не понятный смех!
  - Да... аш... Каширо, - сдавленно произнесла 104-я и, хихикнув, добавила, - Хорошо...
  - Прошу прощения, - учтиво обратился 109-й к Цукиуми, - Они не хотели тебя обидеть. Просто не обращай на их смех внимания. Я уже давно так делаю.
  Цукиуми посмотрела на Каширо своим фирменным взглядом независимой королевы и слегка кивнула головой, чтобы затем выдавить:
  - Ладно...
  - Кстати, раз уж мы одна команда и у нас одна цель, - вошел в раж Каширо, - То нам, наверняка, нужно какое-то название. Ведь у всех команд есть свое звучное и громкое имя! Чтобы враги слышали его и боялись!
  Это предложение Каширо явно озадачило остальных секирей.
  - Ну... Думаю, ты прав! - внезапно согласилась с ним Цукиуми и сложила руки под внушительной грудью, - Здорово придумано, парень!
  - Как насчет чего-то грозного и гордого? - предложил Каширо, вспоминая мультики.
  - Справедливые мстители?! - предложила Цукиуми, быстро заводясь, - Или вот, к примеру, гроза всех ашикаби?! Или... Смерть всем мартышкам?!
  Ноль девятая засмеялась как заправский злодей, а лицо ее потемнело.
  - Не плохо! - похвалил ее юноша, - Но мне что этим названиям чего-то не хватает...
  - Чего там не хватает?! - рассердилась и насупилась ноль девятая, - Нормальные названия для отряда! Все грязные мартышки сразу поймут, что им ничего хорошего не светит!
  - Это так, - согласился Каширо, - Но мне кажется, что нужно добавить нечто свое. Отличительное.
  - Кровавые мясники? - подключилась к диспуту Хайхане, став махать в возбуждении своими руками-лезвиями.
  Цукиуми фыркнула, показывая свое полное не согласие.
  - Не плохая попытка, Хайхане, - заметил Каширо, улыбнувшись 104-й.
  Бледные щеки девушки заалели и она довольно улыбнулась в ответ.
  - Ну... Тогда... - решила подключиться к разговору Йоми, видя похвалу со стороны ашикаби.
  Она ни в чем не должна уступать 104-й!
  - Как насчет?.. - напрягла свою фантазию 43-я и ее взгляд упал на собственное оружие, - Коса справедливости?..
  Предложение Йоми прозвучало совершенно не уверенно и она поняла, что сфейлилась. Нельзя же так позориться перед ашикаби!.. Нужно было сказать что-то такое, чтобы у всех попадали челюсти от восхищения! Тогда бы Каширо увидел кто лучше и умнее!
  - Весьма точно сказано, Йоми, - похвалил ее Каширо.
  43-я сразу расцвела. Раз ее предложение понравилось ашикаби, то оно действительно было классным!
  Цукиуми вновь фыркнула, всем своим видом показывая, что она не согласна.
  - Но нам нужно нечто, что будет подчеркивать специфику нашего отряда, - сказал Каширо, теребя подбородок.
  Остальных три секирей задумались. Чего бы такого предложить?..
  - Думаю... - сказал 109-й и замолчал, а ему в голову пришла шальная и веселая мысль, направленная на то чтобы подколоть 09-ю, - Думаю, наш отряд, учитывая в нем наличие самой сильной секирей, может смело называться "Королева Цукиуми". Это покажет, что у нас есть то, чего нет у других!
  Каширо довольно засмеялся и посмотрел на золотоволосую девушку. В то же мгновение его усмешка стала трескаться. Цукиуми стояла смущенной, опустив взгляд в пол, а руки нервно теребили край платья.
  - А почему... - протянула она, краснея, - Королева?.. Это из-за того что гордые и независимые?..
  - Ну... Да, - выдавил Каширо, не зная, что сказать в ответ.
  - Это... - сказала Цукиуми, покраснев, - Очень смелое название. Но... мне оно очень нравится!
  109-й понял, что шутка перестала быть таковой, превратившись в реальность. Так это получается, что он и его секирей теперь члены отряда "Королева Цукиуми"?.. Если судить по довольному лицу ноль девятой, то выходит что так. Ну, это все же лучше чем состоять в клубе по интересам дисциплинарного отряда во главе с председателям Натцуо.
  - А мне "кровавые мясники" понравилось больше, - недовольно пробубнила Хайхане.
  - Дурацкое название! - вспыхнула Йоми, став трясти своей боевой косой, - Почему не "Король Каширо"?! Или "Мой любимый ашикаби - Каширо-сан"?! Такое название мне нравится больше! Я хочу быть именно в таком отряде, а не в дурацкой "Королеве Цукиуми"!
  43-я громко стукнула древком оружия по крыше, выразив так свой протест.
  - Чего?! Тебе не нравится это прекрасное название?! - пошла красными пятнами ноль девятая, - И что за чепуху ты только что несла?! Какой ашикаби?! В моем отряде даже намека на грязных мартышек не будет! Никогда!
  Цукиуми сжала кулак и зло уставилась на Йоми.
  - Да кого волнует, что ты думаешь?! - фыркнула 43-я, набирая обороты, - Для меня важно мнение только моего Каширо!
  Хайхане в восхищении уставилась на спорщиц и ее глаза засветились неподдельным интересом. 104-я возбужденно замахала руками-лезвиями, наблюдая за оживленной перепалкой.
  - Я - командир отряда! - рявкнула Цукиуми, - И ты будешь слушаться меня?! Поняла?!
  - Счас! Разбежалась! - огрызнулась Йоми, угрожающе наклонив свою боевую косу, - Если я кого и буду слушаться, то только своего ашикаби! Поняла, большая сиська?!
  Хайхане довольно захихикала, а лицо Цукиуми треснуло. Ноль девятая на глазах вскипела и прошипела, подобно змее:
  - Ты ответишь за свои слова! Я выбью всю дурь из рядового состава! Не подчинения в моем отряде никогда не будет!
  Вода позади Цукиуми собралась, опасливо забурлив в виде огромного водоворота, а прекрасное лицо перекосила злоба.
  Йоми выставила вперед свою косу и пристально, непокорно, смотрела на противницу.
  Каширо хотел вмешаться, но не успел, так как внезапно откуда-то сверху раздался девичий крик:
  - Поберегись!
  И в ту же секунду, под удивленными взглядами всех присутствующих, на голову Цукиуми свалилась секирей в белом кимоно и красных перчатках. Раздался звук удара и девушка своей попой оказалась на груди ноль девятой, выбив из последней весь боевой запал.
  Йоми тут же опустила свое оружие, а Хайхане прекратила хихикать, склонив голову набок. Каширо молча смотрел на открывшуюся сцену и произнес:
  - С мягким приземлением тебя, красавица!
  - А?.. - удивленно отозвалась та, задумчиво коснувшись указательным пальцем нижней губы, продолжая сидеть на Цукиуми, но ответила, - Спасибо.
  Ее благодарность прозвучала как-то не уверенно. Затем она опомнилась и подскочила на месте, чтобы посмотреть на ноль девятую, которая лежала на крыше подобно раскатанному блинчику.
  - Ой! Ты словила меня?! - невинно сказала девушка в красных перчатках и радостно поблагодарила ноль девятую, - Спасибо тебе большое, незнакомка-сан!
  Цукиуми зло захрипела и стала подниматься, буравя ненавидящим взглядом девушку, которая внезапно упала на нее.
  - Стоять! - неожиданно крикнули две девчонки-близняшки, появившись словно из ниоткуда, - Вот ты где, восемьдесят восьмая?!
  Тут их крик оборвался, так как они заметили других секирей и лица их сразу же стали настороженными и даже немного испуганными.
  Упомянутая девушка в красных перчатках, резко встала в боевую стойку, храбро посмотрев на своих преследователей.
  - Я же сказала, что пока не найду своего ашикаби, то не буду с вами сражаться! Почему вы от меня не отстанете?!
  - Да кого волнует, что ты там сказала?! - рявкнула раздраженно одна из близняшек, но не стала развивать тему, обеспокоенно смотря по сторонам.
  В этот момент за спиной восемьдесят восьмой встала на ноги злющая Цукиуми. Ее глаза пылали гневом и желанием кого-то наказать.
  - Смотри! - испуганно воскликнула одна из близняшек, ткнув пальцем в ноль девятую, - Это та самая не нормальная, водяная секирей!
  Это она сделала зря. Внимание Цукиуми сразу же переключилось на них.
  - Не нормальная?.. - зло повторила ноль девятая, - Это кто тут не нормальная?! Да вы хоть знаете кто я такая?!
  Близняшки уставились на нее удивленными глазами, а одна не громко, но так что слышали абсолютно все, спросила у другой:
  - Чего это с ней?..
  - Не знаю. Она всегда такая... Не от мира сего. Ты же знаешь, Хикари.
  - Ты права, Хибики.
  Но их перебили.
  - Я - Цукиуми, номер ноль девять! Я - сильнейшая секирей! А еще!.. - золотоволосая секирей сделала паузу и резко сделала горделивую позу, - Еще я капитан-лидер отряда "Королева Цукиуми"! Потому что я самая сильная секирей! Не стоит недооценивать меня?! Понятно?!
  - Круто! Цукиуми-сан, у тебя действительно есть свой отряд?! - восхищенно запрыгала 88-я вокруг ноль девятой, - Ты должна быть очень сильной секирей! Мусуби тоже хочет быть как ты!
  - Ну... Да! У меня есть свой отряд, потому что я - сильнейшая секирей! - надменно ответила та, а пылавший до этого гнев сменило самодовольство.
  Цукиуми словно расцвела, сложив руки на груди и глядя на прыгающую вокруг нее девушку.
  - А где твой отряд, Цукиуми-сан? - восхищенно спросила ее восемьдесят восьмая.
  Ноль девятая горделиво фыркнула и обвела рукой Каширо, Йоми и Хайхане.
  - Вот! - произнесла она, - Мой верный, боевой отряд, носящий гордое название "Королева Цукиуми"!
  "Пришел твой звездный час, Каширо!" - подумал 109-й, чувствуя на себе и своих секирей удивленно-пристальные взгляды близняшек и 88-й.
  Как-то не так все должно было пойти, понял юноша. Совсем не так.
  - Оу! У тебя в отряде целых три секирей! - восхищенно воскликнула Мусуби, радостно подняв вверх руки, - Ты и вправду очень сильная, Цукиуми-сан! Я тоже очень-очень хочу в будущем стать такой как ты!
  Гордость ноль девятой от этих слов раздулась подобно дрожжевому тесту.
  - Похоже, я была права, Хикари, - "не громко" произнесла одна близняшка обращаясь к другой.
  - Ты о том что ее ненормальность заразна, Хибики? - спросила вторая девушка и получив согласный кивок, продолжила, - Ты знаешь, теперь я с тобой соглашусь. Ты прости меня, что я раньше сомневалась в твоих словах.
  - Ничего страшного, сестра - ответила та, улыбнувшись, - Просто нам в будущем нужно держаться подальше от нее.
  Обе близняшки взялись за руки и согласно кивнули головой, смотря друг на друга.
  - Чего?! - взорвалась Цукиуми и над ее головой сформировался шар воды.
  - О-о-о!.. - удивленно протянула Мусуби, смотря на ноль девятую и радостно воскликнула, подпрыгнув на месте, - Цукиуми-сан, ты и вправду очень-очень сильная!
  Это сбило весь настрой у ноль девятой, которая вновь встала в горделивую позу независимой королевы. Самодовольно улыбнувшись, ловя взглядом восхищение Мусуби, она произнесла, обращаясь к членам своего "отряда":
  - Разберитесь с этими двумя!
  И махнула рукой в сторону Хикари и Хибики.
  В этот момент Каширо окончательно понял, что что-то точно пошло не так в его прекрасном плане! Вообще то все должно было быть наоборот. Они приходят в парк и там Цукиуми помогает им как единичный номер. Потом они расстаются, но так что ноль девятая в случае нужды всегда может рассчитывать на его ответную услугу.
  "Что же пошло не так?" - подумал Каширо, - "И когда именно?..".
  - Не приказывай нам! - крикнула Йоми, угрожающе наклонив свою боевую косу в сторону Цукиуми.
  - Маленькая бунтовщица!.. - сердито и недовольно процедила сквозь зубы ноль девятая, - Ты как разговариваешь со своим капитаном-лидером?!
  43-я хотела вновь что-то сказать, но ее остановил Каширо:
  - Йоми, успокойся.
  Девушка недовольно посмотрела на 109-го, но замолчала.
  - Вот что значит хорошо подобранный сержантский состав, - поучительно и наставительно сказала Цукиуми, смотря на Мусуби, - Всегда будут держать рядовых в узде!
  - О-о-о! Вы такая умная, Цукиуми-сан! - восхитилась 88-я.
  109-й спокойно вздохнул и выдохнул. Каширо понял, что это будет ответная услуга Цукиуми за предстоящую помощь в разборке в парке. Больше он этой самовлюбленной... красавице (!) ничего не будет должен! Да, это будет справедливо!
  - Йоми! Хайхане! - обратился юноша к своим секирей и кивнул в сторону близняшек, - Разберитесь с ними!
  104-я просто пожала плечами и пошла навстречу противнику. 43-я, не слишком довольная приказом, последовала за ней, держа в руках боевую косу.
  - Сержант-доно, а разве вы не поможете своим подчиненным? - невинно поинтересовалась Мусуби у Каширо, приложив указательный палец к нижней губе.
  109-й вздохнул и ответил:
  - Помогу. Куда я денусь.
  Два хлыста появились в воздухе, свернувшись в виде спирали.
  
  Глава 13. События в парке и долгожданная встреча
  - Цукиуми-сан, а почему вы выбрали именно Каширо-сана на должность сержанта в своем отряде? - с интересом спросила Мусуби, заглядывая в глаза ноль девятой.
  Сейчас 88-я шагала рядом с ней.
  - Потому что среди них, - короткий взгляд золотоволосой в сторону секирей 109-го, - Он самый умный, Мусуби.
  Восемьдесят восьмая понятливо кивнула головой. Каширо тем временем пытался дистанцироваться от их разговора. Йоми и Хайхане шагали позади своего ашикаби, храня молчание, но самодовольная болтовня Цукиуми, похоже, достала и их.
  Сейчас объединенный отряд двигался по центральному парку города. Здесь было чисто, ухожено и довольно малолюдно.
  Из короткого разговора с Мусуби, Каширо понял, что она - рукопашница и, вроде, не плохой боец. Поэтому 109-й решил привлечь ее к намечающейся акции. Уболтать Мусуби оказалось довольно легко. Ведь ей очень сильно нравилось помогать другим!..
  "Светлая душа!.." - подумал Каширо и пообещал себе, что обязательно отблагодарит эту девушку.
  Куда идти 109-й не знал, поэтому просто показывал дорогу наобум. Если в течении ближайшего времени они не увидят четкого ориентира, то Каширо положит конверт на ближайшей скамейке. Все равно это задание - фарс!
  Но внезапно перед отрядом, словно из под земли, возник человек в черном деловом костюме и с квадратной челюстью профессионального "быка", ростом под два метра и широкими, явно тренированными плечами.
  Мусуби озадаченно посмотрела на него, став раскачиваться на пятках, а Цукиуми удивленно хлопнула глазами, на автомате приняв позу независимой королевы. На лице ноль девятой застыл вопрос. Что надо этой грязной мартышке?!
  Йоми и Хайхане тут же напряглись, подозрительно став сверлить взглядом человека.
  Коротко поклонившись Каширо, незнакомец произнес:
  - У вас есть письмо президента MBI для меня.
  Сказано это было уверенно, так словно он констатировал факт.
  - А вы тот самый "друг"? - спросил Каширо и окинул ироничным взглядом накаченное тело человека.
  Бугры мышц не мог скрыть даже весьма свободный деловой костюм. Но незнакомец лишь согласно кивнул головой.
  Достав конверт, 109-й передал его с рук на руки, как и просил Минака, а человек моментально испарился словно его здесь никогда и не было.
  Каширо облегченно вздохнул, поняв, что миссия выполнена и теперь можно уходить. Это оказалось проще, чем он думал!
  - Кто это был?! - потребовала Цукиуми ответа и посмотрела на 109-го.
  - Друг, - коротко произнес юноша, не став уточнять чей.
  Ноль девятая на это только фыркнула, показав свое неудовольствие таким ответом!
  Группа двинулась в обратную сторону. На выходи из парка. Но далеко уйти они не успели. Внезапно перед ними появился старый знакомый в апельсиновом шарфе, держа за талию того самого мелкого прыща! Позади Мутсу, номера ноль пять, было еще двое девушек-секирей. Одна из них была одета в длинное кимоно серого цвета. На руках у нее имелись черные перчатки с вырезом для пальцев, а в руках она держала довольно странное оружие. Внешне оно напоминало диск, метрового радиуса, с остро заточенной кромкой, а в середине имелась выемка, за которую оружие и держалось. Темные волосы этой секирей были схвачены светлой ленточкой. Выглядела она немного смущенной и смотрела на Каширо и его спутниц с каким-то сочувствуем, которое легко читалось в ее взгляде.
  Вторая секирей была полной противоположностью первой. Держалась она надменно и с чувством собственного превосходства. Эта секирей была одета в платье черного цвета с желтой вертикальной линией посередине. На руках имелись белые перчатки, а в руках она держала самый настоящий хлыст, внушительных размеров. Волосы ее, кстати, были точно такого цвета как и у Цукиуми.
  - Мои игрушки! - радостно завопил мелкий прыщ, став тыкать пальцем в сторону Каширо и его спутниц, - Их еще больше, чем мы думали! Мутсу, я хочу их всех в свою коллекцию!
  Ноль пятый, похоже, не разделял радости своего ашикаби по поводу увеличения количества врагов. Он хмуро осматривал своих противников, пока пацан теребил его за рукав и требовал "немедленно" привести их к нему.
  - А вы еще кто такие?! - сердито произнесла Цукиуми, выйдя вперед, и было хорошо видно, что мелкий гаденыш, как и вся эта ситуация, ее жутко раздражают.
  - Ты! - внезапно ткнул пальцем мелкий паразит в ноль девятую, - Ты будешь моей горничной! Ты достаточно красива, чтобы мне прислуживать и приносить сладкие напитки! Да, точно! Ты будешь моей личной горничной!
  - Что ты сказал?! - зло прошипела она и, как обычно, взорвалась, - Я - Цукиуми, номер ноль девять! Я никогда никому не буду прислуживать! И уж тем более не стану горничной у такого мелкого, противного и не воспитанного мальца как ты!
  Ноль девятая обвиняющие ткнула пальцем в пацана.
  - Не кричи на меня! - рассердился мелкий прыщ и зло посмотрел на нее, - Ты не можешь так себя со мной вести!
  - Это еще почему?! - фыркнула ноль девятая и добавила, - Я - Цукиуми, сильнейшая секирей и лидер боевого отряда "Королева Цукиуми"!
  Сказанное выбило пацана из колеи и он удивленно на нее уставился, а потом спросил:
  - Какой еще боевой отряд?.. И почему у него такое дурацкое название?!
  - Оно не дурацкое! - взорвалась ноль девятая, перебив мелкого прыща, - И хватит выводить меня из себя!
  - Не ори на меня! - вновь потребовал мелкий прыщ и моментально надувшись, сказал своему секирей, - Мутсу, накажи ее!
  Для наглядности он даже ткнул пальцем в ноль девятую.
  - Мутсу, номер ноль пять, - представился парень в апельсиновом шарфе, не обращая внимания на то что Цукиуми, багровея от злости, продолжала пафосно вещать о карах, которые она обрушит на головы своих противников, и добавил, - Вперед!
  Последняя команда предназначалась двум секирей мелкого прыща. Их тройка тут же сорвалась с места. Впереди шел сам ноль пятый, который явно нацелился на Цукиуми - водяную секирей, а по бокам от него держались две девушки.
  Каширо сразу же выпустил свои хлысты, готовясь к бою.
  - Хайхане, бери ту грудастую с плетью! - скомандовал 109-й.
  Его расчет был простой. 104-я - боец ближнего боя. Ее противница наоборот предпочитает держать дистанцию. В близком спарринге хлыст потеряет свое преимущество перед лезвиями Хайхане. 104-й нужно просто войти с ней в клинч и победа будет на ее стороне.
  - Йоми! Эта секирей - наша! - крикнул Каширо, указывая на вторую девушку и заработал своим оружием.
  - Да, ашикаби-сама! - отозвалась 43-я, ринувшись вперед.
  Хлысты, сделанные из крови, тут же устремились к своей цели.
  - Хи... Химеко, номер пятнадцать! - представилась секирей мелкого прыща, увернувшись от ударов Каширо и отбив один выпад Йоми.
  Девушка выглядела немного смущенной, когда говорила это. 43-я сразу же ей ответила, как того требовали правила MBI, а 109-й ограничился лишь именем. Не любил он эти номера!
  В это время Хайхане, активно работая своими лезвиями, теснила вторую секирей. Та представилась Митцухой, номером 38-м.
  Удары 104-й были стремительными и хорошо скомбинированными. Ее противнице приходилось постоянно отскакивать от нее, чтобы удержать между ними безопасное расстояние. Но Хайхане оказалась довольно опытным врагом. Все удары хлыста проходили мимо и 104-я каждый раз оказывалась рядом с 38-й. Воздух сразу же вспарывали росчерки лезвий и Митцухе приходилось, напрягая все свои силы, уходить в сторону.
  Дела у Цукиуми и Мутсу шли своим чередом. Ноль девятая встретилась с сильным и опытным противником. Все ее водяные атаки либо пропускались мимо, либо просто отбивались катаной. С таким ноль девятая раньше никогда не сталкивалась. Цукиуми привыкла, что она - единичный номер, а значит априори сильнее всех остальных! В ее представлении не существовало того, кто мог бы ее одолеть. Потому что она всегда выигрывала!
  А сейчас... Сейчас ей похоже придется немножко повозится, прежде чем она раздавит этого жалкого раба своего ашикаби! Так думала Цукиуми, сформировав перед собой водяные шары, которые направила на врага.
  Мутсу с легкостью отбил часть из них, а от другой увернулся. Затем он просто сократил между ними расстояние, заставив ноль девятую отступить. Цукиуми в последний момент едва успела выставить водяной щит, как по нему пришелся мощный удар катаны. Вложенная сила была таковой, что выставленная преграда не выдержала и распалась! Вода упала вниз. Но Цукиуми уже ушла в сторону и сформировав новый шар, практически в упор выстрелив в ноль пятого. От такого точно не уйдешь! Ноль девятая уже даже успела мысленно отпраздновать победу, но реальность разбила ее радость. Мутсу подставил под водяной шар свою катану, разрезав его напополам и перешел в наступление. Теперь уже оторопевшей Цукиуми нужно было уворачиваться, поспешно готовя ответный удар.
  Мусуби с интересом смотрела за развернувшимися вокруг нее сражениями. У каждого был свой противник, кроме 88-й, и это немного ее огорчало. Ведь она тоже хочет драться! Но вмешиваться в чужой бой она считала не правильным. Ведь секирей всегда сражаются один на один, чтобы выяснить кто сильнее! Так почему Мусуби должна нарушать эту добрую традицию? К тому же, это было бы не честно! Так думала девушка.
  88-ю немного удивило то что Каширо, сержант отряда, ввязался в схватку вместе со своей подчиненной, но видимо на то имеются свои причины. Ведь бегали же за Мусуби двое секирей, навязывая ей бой?.. Может и тут что-то такое?.. Все это сразу было так трудно понять!
  88-я приложила указательный пальчик к губе, став раскачиваться на пятках, продолжая наблюдать за развернувшимися схватками. Было так интересно! Но вмешиваться нельзя! Их этому в корпорации не учили! Напомнила себе Мусуби, терпеливо дожидаясь своей очереди.
  Тем временем Каширо пытался достать своими ударами Химеко. Та же, уворачиваясь, вела одновременный бой еще и с Йоми. 43-я наносила быстрые и точные удары своей боевой косой, которая каждый раз встречалась с диском 15-й. Оружие Химеко было весьма хорошим в защите. Оно очень напоминало собою щит. В качестве наступательного оружия диск зарекомендовал себя также не плохо. Его острые края постоянно встречались с древком боевой косы, высекая снопы искр.
  Каширо понял, что своими хлыстами он многого не добьется. Йоми держалась не плохо и у нее есть шансы на победу, но тоже самое можно сказать и про Химеко. 109-й не мог рисковать своею секирей! Нужно что-то сделать! Использовать кровь из резервуара - глупо! Она всего лишь заставит Химеко разорвать дистанцию на какое-то время.
  109-й втянул в себя хлысты, так как в голову ему пришла идея. Он вспомнил бой между Йоми и Бенитцубасой. Тогда он смог выставить впереди себя некоторое подобие защиты - стенку из крови.
  "А что если?.." - подумал Каширо и посмотрел на свои руки.
  Из них моментально выступила кровь. 109-й представил как его конечности стали твердыми словно сталь. В то же мгновение кровь на руках словно затвердела.
  "Сработало?!" - радостно подумал он.
  Его конечности сейчас ощущались так словно ими можно ломать стены. Стукнув руками друг о друга, 109-й понял, что его задумка действительно получилась!
  Каширо посмотрел в сторону дерущихся Йоми и Химеки. Девушки были весьма напряжены. Любая ошибка и проигрыш! Ждать больше было нельзя!
  109-й сорвался с места, сокращая расстояние между ними. Краем взгляда он уловил прячущегося за деревьями пацана в белом костюмчике. Мелкий прыщ с восторгом наблюдал как дерутся его игрушки! И это очень сильно бесило! Но!.. Но он не мог!
  Конечно, убить пацана сейчас не составит труда, ведь с мелким прыщом сейчас никого нет! Но вот в MBI к этому отнесутся крайне негативно. После того случая, когда он атаковал пацана у ангаров, с ним провели разъяснительную беседу, где очень четко описали последствия, если повториться нечто подобное. И имя последствий - дисциплинарный отряд! Он просто придет и убьет без разбору всех причастных к такому нарушению. Ведь подобное так портит игру Минаки!
  Поэтому Каширо ничего не оставалось как напасть на противницу Йоми. Сильный удар впечатался в диск 15-й. Химеко едва успела заметить возвращение противника в бой и подставить свое оружие под кулак.
  Каширо, не жалея себя, перешел в атаку, работая исключительно руками. Его удары сыпались на диск противницы. Химеко блокировала все выпады и контратаковала, пытаясь отрезать руки 109-му. Там где встречалось острие диска с окаменевшей кровью Каширо, вылетали искры. Сила ударов была просто чудовищной. Юноша выкладывался на полную, чувствуя как легким не хватает воздуха, а по лбу катиться пот.
  Йоми сразу же подключилась к этой атаке, став активно поддерживать наступление Каширо. Химеко, не ожидавшая такого напора, пятилась, перейдя в глухую оборону.
  "Еще чуть-чуть!.." - думал Каширо, уже не чувствуя собственных рук.
  Нагрузка на мышцы и сухожилия была колоссальной. Но нельзя останавливаться! Вперед! Только вперед! Не снижать темпа атаки и скорости ударов!..
  Внезапно коса Йоми столкнулась с диском 15-й и выбила сильную копну искр. Химеко пошатнулась. Она явно потеряла инициативу в этом скоротечном бое.
  В какой-то момент Каширо понял, что вот его шанс! На мгновение бок 15-й открылся и юноша нанес туда удар. Кулак столкнулся с мягкой плотью и секирей отбросило назад. Прямо под ноги своему ашикаби.
  Каширо застыл, чувствуя словно в его руки влили чугун, а в голове заиграл набат. Только что он дал огромную нагрузку на собственный организм. Но оно того стоило! Он смог опрокинуть другого секирей! И не самого слабого!..
  Йоми довольно выкрикнула, взмахнув своей косой в победном жесте. Химеко же напротив всхлипнула, держась за тот самый бок, куда пришелся удар...
  - Бесполезная игрушка! - внезапно заорал со своего места мелкий прыщ, указав пальцем на 15-ю, - Ты просто бесполезна!
  - Простите, ашикаби-сама... - протянула девушка, вновь всхлипнув и поднялась на ноги, жалобно повторив, - Простите меня, ашикаби-сама...
  - Да ты просто бестолочь! Такую как ты!.. - начал пацан, брезгливо сморщившись, но был перебит Каширо.
  - Закрой свой рот, мелкий прыщ! - рыкнул он и с угрозой посмотрев на мальца, - Мы - секирей! Мы - не игрушки в твоей долбанной коллекции!
  - Не правда! - топнул ногой мелкий гаденыш, рассердившись, - Мне сказали, что я их хозяин! Что я их ашикаби! А это значит, что они мои! И я могу делать с ними все что захочу!.. И я не мелкий прыщ! Не называй меня так! Иначе я скажу Мутсу, чтобы он наказал тебя!
  - Ах ты, гаденыш... - прохрипел Каширо, чувствуя как гневная пелена застилает ему глаза, - Ты прямо просишься, чтобы тебя выпороли! Пожалуй, я это сейчас и сделаю!
  - Что?! - воскликнул удивленный пацан, став хватать ртом воздух, и гневно закричал, - Выпороть меня?! Да ты хоть понимаешь кто я такой?! Ты хоть знаешь сколько у меня денег?!
  - Мне плевать! - рубанул Каширо и пошел в сторону мелкого прыща.
  - Меня пороть, бить и обижать никому нельзя! Я слишком богат для этого! - запротестовал малец и в ужасе заорал на всю округу словно с ним хотели сделать нечто ужасное, - Мутсу! Мутсу! Спаси меня!
  - Бегите, ашикаби-сама! - крикнула Химеко и заградила собою путь, - Я задержу их!
  Йоми, находясь позади своего ашикаби, лишь весело хмыкнула, наблюдая за этой сценой.
  Сама Химеко сделал им шаг на встречу, но как-то не очень естественно. Похоже, у нее было что-то сломано. Вероятно, ребро.
  Внезапно возле мелкого прыща приземлился ноль пятый и быстро окинул взглядом поле боя. Митцуха уже с трудом сдерживала увлекшуюся Хайхане. 104-я разрезала на ней платье, оголив грудь и живот, а на теле 38-й имелось несколько кровоточащих ран.
  Химеко сейчас была уставшей и потрепанной. Сражаться сразу с двумя секирей оказалось для нее довольно трудной задачей.
  Противница самого ноль пятого была вполне здорова. Цукиуми немного досталось от мечника. Он умудрился порезать ее платье в области груди и один из рукавов блузки. Это привело ноль девятую в неописуемое бешенство и родило в ней настойчивое желание мести.
  Плюс ко всему этому осталась вполне себе свежая Мусуби, так и простоявшая всю битву сбоку, не вмешиваясь. Наивная душа полагала, что так и нужно было делать!
  Мутсу все это подметил опытным взглядом, бывалого солдата, и подхватив за талию мелкого прыща, коротко скомандовал двум другим секирей:
  - Уходим!
  Шансов выиграть у них сейчас просто не было!
  - Мутсу, стой! Мы должны их наказать!.. - успел выкрикнуть пацан, прежде чем они скрылись из виду.
  Перед Каширо появилась обозленная Цукиуми и гневно закричала, махая кулаком:
  - Стой! Я с тобой еще не закончила!
  От слов она перешла к делу и резко прыгнула вперед, следуя за отступающими секирей. За ней, немного поколебавшись, направилась Мусуби.
  Каширо сначала хотел остановить ноль девятую, но та, используя мощные прыжки, успела, за считанные секунды, отойди довольно далеко. Цукиуми его просто не услышит. А если бы даже и услышала, то в таком состоянии точно не послушает.
  Каширо решил следовать за их неугомонным "лидером", так как она могла попасть в неприятности. 109-й все же чувствовал, что обязан ей. Он бы вместе со своими девчонками не справился с секирей мелкого прыща. Особенно с Мутсу, номером ноль пять. Но Каширо не успел осуществить задуманное, как услышал за своей спиной знакомый голос:
  - Это было довольно любопытное зрелище!
  Позади них, прямо на асфальтированной дорожке, стоял ухмыляющийся Какидзаки. Впереди него находилось две девушки - Тойомата и Ичия.
  - Но всему приходит конец. Поэтому просто покоритесь господину Хиге и он будет с вами достойно обращаться! - произнес мужчина, нагло смотря на троих секирей из-за своих квадратных очков, - Вы измотаны боем, а мои секирей вполне свежие. У вас нет другого выбора!
  - Ты все это время наблюдал за нами? - догадался Каширо, поняв, что этот тип просто выжидал, чтобы потом разобраться с победителем.
  Хитрый план!
  - Верно! - легко согласился Какидзаки, вновь ухмыльнувшись, но быстро натянув на лицо вежливую улыбку, - Ты не глуп, секирей. В прошлый раз ты помешал мне и моему господину, но теперь у тебя нет выхода как только покориться!
  - Да ну?.. - наиграно удивился Каширо и хмыкнул, - А что ты сделаешь, если я откажусь?
  - Тогда мы будем вынуждены применить силу, - холодно ответил он.
  - Думаю... - протянул 109-й, сделав задумчивый вид, а затем улыбнулся и весело сказал, - Думаю, двух секирей будет маловато, чтобы меня и моих девочек заставить сотрудничать с такими отбросами как вы! Поэтому почему бы вам не пойти отсюда на своих двоих, пока можете?
  - А кто сказал, что со мной только двое секирей? - ухмыльнулся Какидзаки и щелкнул пальцами.
  Этот жест очень сильно не понравился Каширо. Предчувствия его не подвели. За спинами 109-го и его девчонок появилось еще четверо секирей. Расклад резко поменялся в худшую сторону. Трое против шестерых?..
  - Ну так что скажешь? - спросил Какидзаки у Каширо, - Проявишь благоразумие и сдашься или нам притащить вас к нашему господину, как побитых псов?
  - Ну, если взглянуть на эту ситуацию под таким углом, - произнес 109-й и вздохнул, - То мы с радостью встретимся с твоим хозяином.
  - Что же, это мудрое решение, - довольно ответил Какидзаки, а от Тойоматы с Ичией повеяло разочарованием.
  Но это продлилось не долго. Мгновение до этого, казалось, сдавшийся противник показал зубы. Каширо резко выстрелил в сторону этих двух секирей и крикнул:
  - Уходим!
  Тойомата и Ичия были вынуждены отбивать летящие в них кровяные пули, а сам Каширо и его девушки мощным, синхронным прыжком ушли в сторону.
  - Догоните их! - скомандовал Какидзаки, - И доставьте господину Хиге!
  За троицей сразу же завязалась погоня. Шестеро секирей следовали за ними по пятам, не отставая.
  Через несколько минут Каширо и его девчонки оказались возле выхода из парка.
  "Что же делать?" - думал 109-й, пытаясь сообразить как сбить погоню.
  Внезапно позади них вспыхнуло огромное огненное пламя и шестеро увязавшихся за ними секирей вынуждены были резко отпрыгнуть в стороны. Затем сверху, от человека в маске, стоящего на крыше, полетела целая череда файерболлов. Небольшие, но мощные шарики, взрывались под ногами преследователей. Это моментально внесло в их ряды сумятицу.
  Каширо прыгнул на крышу к этому секирей. Он сразу его узнал. Это был тот самый парень, что спас Кочоу!
  Незнакомец сделал жест следовать за ним и все они поспешили покинуть это место. Мощными прыжками четверо секирей уходили на север. Вдалеке показались преследователи, но вскоре отстали.
  Какое-то время они бежали молча. Каширо не лез с разговорами к... Хомуре, кажется? Он знал, что тот хочет помочь, поэтому ждал пока тот остановится и они смогут нормально поговорить.
  
  Каширо сидел за низким, деревянным столом, а перед ним стояла чашка чая от которой поднимался легкий, едва видимый пар и тут же растворялся в воздухе.
  С двух сторон от него находились Йоми и Кочоу. Рядом с 22-й расположилась Хайхане, которая проспорила место возле их ашикаби 43-й. Это сделало ее немного угрюмой и раздраженной.
  Во главе стола восседала хозяйка доходного дома Идзумо - Асама Мия. Молодая и довольно симпатичная женщина с сиреневыми волосами, одетая в традиционное, японское кимоно. Рядом с ней расположился Хомура, тот самый огненный секирей, который и привел их всех в это место. Сейчас он был одет в простую рубашку и штаны. Наверное, это его домашняя одежда.
  Стоило только Каширо переступить порог поместья Идзумо, как из дома вылетела Кочоу. Радостно воскликнув "Ашикаби-сама!" она тут же повисла на груди 109-го, крепко сжав его в своих объятиях. Каширо понял, что это довольно приятно!.. Нет, не так! Это чертовски приятно осознавать, что тебя любят и ждут!
  Волны тепла и обожания в ту же секунду разлились по их связи.
  - Я так скучала!.. Так скучала!.. - произнесла 22-я, продолжая обнимать своего ашикаби, уткнувшись головой в его грудь, а затем, оторвавшись, потребовала, - Больше никогда не оставляй меня одну, Каширо!
  109-й просто ее поцеловал и пространство вокруг осветилось светом. Его источником стали крылья, вырвавшиеся из-за спины Кочоу.
  Йоми и Хайхане взирали на это молча, внимательно рассматривая и оценивая свою конкурентку.
  Затем появилась хозяйка поместья, которая и пригласила их в дом, угостив чаем.
  - Очень не обычная история, - подвела черту Мия под рассказом Каширо о том что недавно произошло в парке и мило улыбнулась.
  На какое-то время установилась тишина и 109-й отхлебнул со своей чашки, чтобы затем спросить:
  - Кочоу, ты говорила в прошлый раз об этом паразите?
  Указательный палец Каширо показал в потолок. Сверху послышался шорох вместе с испуганным, приглушенным вскриком. Затем одна из досок на потолке встала на свое место.
  - Ах, да... - протянула 22-я, посмотрев вверх, что впрочем сделали и все остальные, кроме Мии и Хомуры, - Это Мацу, ноль вторая. Она как и я - секирей информационного типа.
  Сказав это, Кочоу посмотрела на своего ашикаби и серьезным голосом продолжила:
  - Но будь аккуратен с ней Каширо. Она большая извращенка и любит подглядывать за постояльцами этого поместья. Особенно, когда они принимают ванную.
  - Не правда! - прозвучал сердитый голос и тоненькая дверь отъехала в сторону, а на пороге комнаты появилась рыжеволосая девушка.
  Она носила круглые очки и длинное платье с разрезом на левом бедре.
  - Я не извращенка! И я не подглядываю за постояльцами дома Идзумо! Я их оберегаю! Потому что кто-то должен знать, что твориться в доме! Что я зря, выходит, расставила здесь везде свои камеры?!
  - С этого момента поподробнее, - ласково сказала Мия, продолжая улыбаться, но в этот момент от нее ощутимо потянуло смертельной угрозой.
  Каширо даже показалось, что за ее спиной появилось изображение демона, такой силы была жажда крови. Это 109-му напомнило о Карасубе. Точь в точь похожие чувства! Только эта Мия умела пугать похлеще ноль четвертой!
  Йоми и Кочоу, трясясь всем телом, сразу же прижались к своему ашикаби, а Хайхане удивленно и испуганно замерла, смотря на хозяйку. Хомура потупил взгляд, слегка задрожав.
  - Я... Нет-нет, Мия!.. - замахала руками Матцу, но ее зубы уже тряслись в страхе, - Ничего подобного!.. Я!.. Я все сниму!..
  - Подглядывание запрещено в доме Идзумо! - сказала, как припечатала хозяйка.
  Ноль вторая сразу же согласно закивала головой.
  - А что это было? - спросил 109-й и ткнул пальцем в сторону Мии.
  - Что именно, Каширо-сан? - спросила удивленная хозяйка.
  - Ну... Эта аура страха, - пояснил юноша, - Как вы это сделали?
  - О чем вы, Каширо-сан? - невинно захлопала глазами хозяйка поместья, - Вам нездоровиться?.. Какая еще аура страха?.. Хомура, о чем говорит уважаемый Каширо-сан? Вы что-то такое тоже заметили?
  - Нет, - сдавленно ответил огненный секирей, видимо еще не до конца отойдя от пережитого ужаса, - Ничего такого я не заметил.
  Мия довольно улыбнулась и посмотрела на 109-го.
  - Вы точно здоровы, Каширо-сан? - спросила она.
  Юноша пристально посмотрел на невинно улыбающуюся хозяйку поместья и обвел взглядом всех присутствующих. Они явно видели тоже самое, что и он! Юноша не мог ошибиться!
  - Хайхане, Кочоу, вы это тоже почувствовали? - спросил Каширо и уточнил, - Ауру страха.
  104-я посмотрела на своего ашикаби и согласно кивнула головой. 22-я кинула испуганный и какой-то странный взгляд на хозяйку, но посмотрев на 109-го, жестом подтвердила то, что юноше ничего не померещилось.
  - Йоми? - повернулся он к 43-й.
  Та согласно закивала головой.
  - Что же это такое? - обеспокоенно хлопнула руками хозяйка поместья, - Моим гостьям и вправду нездоровиться!..
  В этот момент на пороге комнаты появилось новое действующее лицо.
  - Чего шумим то?.. - произнесла девушка, широко зевая и протирая заспанные глаза.
  Все присутствующие сразу же переключили на нее свое внимание. Девушка была одета лишь в одни трусики и футболку с желтой звездой на груди. Но футболка была ей явно очень сильно маловата в области бюста!
  - Ой, Мия! У нас гости?.. - удивленно спросила она, перестав протирать свои сонные глаза.
  Девушка окинула всех удивленным взглядом, но затем, улыбнувшись, представилась и помахала рукой:
  - Привет, я - Удзуме!
  - Привет, красавица! - отозвался 109-й, - Я - Каширо!
  Кивнув на своих секирей, он представил их:
  - Это Йоми и Хайхане! А Кочоу ты, думаю, уже итак знаешь!
  - Приятно познакомиться! - отозвалась Удзуме, помахав рукой девчонкам.
  Секирей Каширо что-то невнятно пробубнили в ответ. От них сейчас ощущалась волна легкой ревности.
  - Удзуме, - укоризненно произнесла хозяйка, - Я же говорила тебе не ходить по дому не одетой.
  - А я одета, Мия! - возразила та и подмигнула 109-му.
  - Неужели? - спросила хозяйка и улыбнулась.
  От нее вновь повеяло жаждой убийства и за ее спиной отчетливо появилось лицо демона. Все кто присутствовал в комнате вновь напряглись.
  - Не пристойное поведении в доме Идзумо запрещено! - заявила Мия, трясущейся Удзуме.
  - Да, Мия... Прости... Я переоденусь... - проблеяла та и аккуратно стала отходить назад, чтобы затем окончательно исчезнуть в коридоре.
  Аура страха сразу же улеглась, позволив всем остальным в комнате свободно вздохнуть. Но это продлилось совсем не долго.
  - Извращенка и развратница... - протянул Каширо, смакуя каждое слово, и радостно добавил, - И все это под одной крышей! Мне определенно нравится эта гостиница!
  Матсу сразу же выразила неподдельный интерес к юноше после этих слов и томно облизала свои губы. Затем ноль вторая весело хихикнула.
  Хомура уставился на 109-го, как на потенциального смертника. Взгляд его стал немного сочувственным.
  Со стороны секирей Каширо потянуло неодобрением напополам с ревностью и чем-то таким... не хорошим. Если не сказать, "угрожающим"!
  После этих слов лицо Мии посерело и в комнате словно поселился мрак.
  - Вы хотите сказать, Каширо-сан, что считаете дом Идзумо - местом разврата, где позволены всякие непристойности? - спокойно спросила хозяйка и натянула на лицо улыбку, - Или мне все же послышалось?
  - Я ничего такого не говорил, уважаемая Мия! - почти что выкрикнул 109-й, замахав руками.
  Аура страха сейчас нацелилась исключительно на него. Остальным тоже доставалось, но в гораздо меньшей мере, чем 109-му.
  - Видимо, мне действительно послышалось, - отозвалась Мия и улыбнулась.
  В тот же момент жажда крови исчезла словно ее никогда здесь и не было.
  - Не желаете еще чаю? - спросила хозяйка дома Идзумо, добродушно улыбнувшись.
  - Да, мы были бы вам весьма признательны, - ответил Каширо за всех.
  Его секирей сейчас настороженно смотрели на Мию. Йоми иногда кидала украдкой короткие взгляды на свою боевую косу, оставленную у стены. Хайхане, похоже, тоже чувствовала себя не комфортно в подобной ситуации. Особенно, когда ее лезвия были сняты с рук.
  Одна лишь Кочоу ободряюще улыбнулась Каширо, хотя было заметно, что и ее пугает эта не понятная и загадочная хозяйка.
  Мия встала и вышла из комнаты, направившись на кухню за новой порцией чая.
  - А кто она вообще такая? - спросил 109-й, посмотрев на Кочоу, - И почему она умеет так... пугать?
  - Не знаю... - призналась 22-я и нехотя добавила, - Но лучше нам об этом не говорить. Пожалуйста, Каширо...
  Последнее она уже произнесла жалобным тоном и быстро поправила свои очки.
  - Она очень сильная... - добавила Кочоу, просяще смотря на своего ашикаби.
  Это насторожило 109-го, как и его остальных секирей. Оказаться под одной крышей с таким сильным... человеком?..
  - Она секирей? - спросил Каширо у Кочоу.
  - Не знаю, - честно ответила она, - Я не видела у нее нашего знака.
  - Так и знала! - внезапно вскочила со своего места Матцу и обвиняющие ткнула пальцем в 22-ю, - Ты все-таки использовала мою сеть наблюдения для подглядываний! Признавайся, ты использовала мои камеры, пока Мия принимала ванную?! Ведь так?! Я права?! И кто после это здесь будет утверждать, что я - извращенка?!
  - Я слышала слово "извращенка"? - произнесла хозяйка поместья, мило улыбаясь, и заходя внутрь комнаты, а в руке она держала чайничек.
  Поход на кухню занял у нее совсем не много времени.
  - Нет! - испуганно запротестовала Матцу, - Тебе послышалось, Мия! Мы говорили совсем о другом!
  - И о чем же?.. - поинтересовалась хозяйка, поставив чайничек на стол и усевшись на свое место.
  На ее лице оставалась вся та же милая улыбка.
  - Э-э-э!.. - протянула Матцу, ища поддержки со стороны других секирей, ноне находя ее.
  - А вот и я! - внезапно произнесла довольная Удзуме, заходя в комнату.
  На этот раз на девушке были одеты синие джинсы, а сверху та же майка с желтой звездой. Она сразу же плюхнулась на свободное место.
  - Узуме! - радостно воскликнула Матцу, явно желая перевести разговор на другую тему, - Как дела?! Как спалось?! Где ты вчера весь день была?!
  Посыпались на девушку вопросы.
  - Нормально... Все у меня нормально... - выдавила Удзуме и 109-му показалось, что из-за последнего вопроса она явно занервничала, но тут же спросила у гостей, видимо тоже желая сменить тему, - А вы пришли по объявлению?
  - По какому объявлению? - удивился Каширо.
  - У входа в мой дом висит объявление, где написано, что здесь сдаются комнаты в аренду, - пояснила Мия.
  - Да! - охотно подтвердила слова хозяйки Удзуме, - Кстати, весьма дешевые! Но лучше этих развалин я все равно ничего не смогу найти! Так что меня все устраивает!
  - Развалин?.. - вежливо переспросила Мия, став ласково улыбаться.
  Комнату вновь захлестнула жажда убийства, пройдясь по нервам окружающих.
  - Я хотела сказать, "красивый дом в старинном, японском стиле"! - поспешила исправиться Удзуме, покрывшись легкой испариной.
  Хозяйка довольно кивнула и ее устрашающая аура пропала.
  - Тогда давайте насладимся прекрасным вкусом этого чая, - сказала Мия и все присутствующие закивали в согласии.
  
  Глава 14. Новые гости в доме Идзумо
  После чаепития и разговоре о "погоде", который прошел довольно спокойно и без происшествий, Каширо и его секирей поднялись на второй этаж.
  Внезапно Кочоу застыла у стены перед лестницей и ткнув в нее пальцем, сказала безэмоциональным тоном:
  - Здесь, за скрытой дверью, проживает та самая извращенка и вуаеристка по имени Матцу.
  С той стороны послышалось сердитое шипение. Каширо подошел к стене и с интересом постукал ее. Пустота!
  - О!.. Там потайная комната?.. - поинтересовался 109-й у своей секирей.
  22-я согласно кивнула головой и объяснила:
  - С этого "гнезда разврата" Матцу подглядывает за всем домом.
  С той стороны последовало новое сердитое шипение, но в этот раз оно было громче. Словно кошку гладишь против шерсти.
  - Я никогда не была в "гнезде разврата", - сказала Йоми и покраснела, но в глазах девушки зажегся легкий интерес.
  - Я тоже... - протянул задумчиво 109-й и добавил, - Надо бы восполнить этот пробел! Кочоу, ты не знаешь как туда войти?
  - Нет! - испуганно крикнули с той стороны, - Вам сюда нельзя!
  - Это еще почему? - удивился Каширо и оживился, - Неужто у тебя там что-то такое, что парням и приличным девушкам не стоит видеть?
  - Нет! Ничего такого!.. - как-то не уверенно и нервно прозвучал ответ.
  - У нее терабайты фильмов для взрослых, - сдала 22-я Матцу.
  - Ого! - восхитился Каширо, а в глазах Йоми загорелся настоящий интерес.
  Даже Хайхане слегка оживилась. Вообще, всем стало очень любопытно.
  - Нет! Нет у меня ничего такого! - запротестовала Матцу и уже сердито добавила, - Кочоу-тян, как ты так можешь поступать со старшими?! Это же все не правда!
  Испуганный голос ноль второй говорил об обратном.
  - А еще у нее под футоном журналы с интересным содержанием. И есть кое-какие вещи из секс-шопа, - добавила 22-я, вбивая гвоздь в скромное и нежное сердце Матцу.
  Рыжеволосая секирей за стенкой покраснела еще больше и сердито потребовала:
  - Откуда ты про все это знаешь, Кочоу-тян?! Ты что, рылась в моей комнате, негодница?!
  - Так значит они все-таки у тебя есть? - задала вопрос, а точнее констатировала факт 22-я, - Про журналы и твои... игрушки я просто спросила наугад, но явно попала в яблочко.
  - Что?.. Ах ты ж!.. - рассердилась ноль вторая, сжав кулаки.
  Она была готова прямо сейчас выйти из своей комнаты и выщипать все перья из хвоста этой сволочной девки! Это же надо было так унизить Матцу?! А если Мия узнает?.. От этих мыслей у ноль второй перехватило дыхание и ей стало дурно.
  - Кочоу-тян - ты очень плохая! Очень-очень плохая! Ты никогда не должна так поступать со старшими! - обиженно крикнула из-за скрытой двери Матцу.
  - Определенно, это "гнездо разврата"! - констатировал Каширо и тихонько добавил, - Но как туда попасть?..
  - Что-то новое... - сказала Хайхане и в возбуждении взмахнула своими руками-лезвиями, - Очень интересно!..
  - Кто-то сказал "гнездо разврата"? - невинно произнесла незаметно подкравшаяся Мия из-за спин своих новых постояльцев.
  Все четверо секирей вздрогнули. Даже, кажется, Матцу за стенкой перестала дышать.
  - Ну... да, - согласился Каширо и пояснил, - Мы думаем, что за этой стенкой имеется "гнездо разврата".
  - Вот как?.. - с любопытством спросила хозяйка поместья, улыбнувшись, - Неужели Матцу не прислушалась к моему совету и взялась за старое?.. Что же, мне вновь придется с ней поговорить.
  - Нет! - жалобно раздалось из-за дверей, - Не надо! Пожалуйста, Мия! Я все поняла еще в прошлый раз! И Матцу совершенно не виновата!..
  - Ну... Мы, пожалуй, пойдем, - сказал 109-й, делая шаг назад.
  Его секирей, настороженно глядя на хозяйку, последовали за своим ашикаби.
  - Конечно, Каширо-сан, вы можете идти, - добродушно сказала Мия и добавила, а от нее потянулась пугающая аура, - Вы ведь ничего такого не планируете делать со своими секирей, что может быть запрещено в доме Идзумо?
  - Нет! - сказал 109-й и мысленно перенес "всякое-такое" за пределы поместья.
  Ну его связываться с этой Мией?! Кто она такая не поймешь! Но явно не простой человек! Раз ее даже секирей боятся!
  Юноша и его девчонки быстро зашагали по коридору, пока не оказались в комнату Кочоу.
  
  ***
  В этот момент в "убежище", как называла свою комнату Матцу, стала открываться дверь. Грозная и безжалостная ноль первая шла за своей добычей.
  - Я должна защитить свое сокровище... - прошептала напуганная рыжеволосая секирей.
  Столько усилий! Столько мучений!.. А как она заказывала и тайком проносила в поместье свои журналы и, особенно, игрушки!.. Это же целая история! И теперь все это может попасть в руках Мии?.. Нет! Никогда!
  - Я должна защитить свое сокровище... - повторила ноль вторая свои слова словно мантру и со страхом стала наблюдать как в комнате оказалось ужасное чудовище с сиреневыми волосами и милой улыбкой на лице.
  
  ***
  - Я смотрю ты не очень любишь Матцу, - сказал Каширо, оказавшись в комнате Кочоу вместе с остальными своими секирей.
  Внутри имелось с десяток новеньких компьютеров, несколько экранов на столе и стенах, а на полу были протянуты многочисленные кабели питания и провода не понятного назначения.
  - Да, так и есть, - согласилась 22-я.
  - Но почему? - спросил он с любопытством.
  - Она - извращенка! Ноль вторая использует все свое свободное время на подглядывание за другими людьми, - негодующе произнесла Кочоу и добавила с легкой завистью, - С ее то способностями...
  22-я не стала развивать эту мысль. Она замолчала и посмотрела на своего ашикаби.
  - Ясно... - протянул Каширо и затем спросил, - Значит, ты ей завидуешь?
  - Да, - не хотя призналась Кочоу, - Она сильнее меня, но вместо того чтобы заниматься чем-то серьезным. К примеру, развивать собственные способности, она... Подглядывает за людьми.
  Сказав это, 22-я недовольно сморщилась словно съела что-то горькое. В свою очередь 109-й задумался, но не придя к какому-то конкретному выводу, поинтересовался:
  - Кстати, а откуда ты узнала, что у нее есть терабайты фильмов для взрослых? Тоже спросила наугад?
  - Ну, я все-таки секирей-электронщик, - сказала Кочоу, довольно улыбнувшись, - Иногда приходится напоминать ноль второй, что она не самая умная и сильная среди нас. Вот и стираю ее "избранную" коллекцию временами. Но она держит всегда архив на резервном диске.
  Четверо секирей расселись на полу. Свободное место в этом скоплении проводов было только возле футона, где ночевал 22-я.
  - Тебе компьютеры спать не мешают? - спросил Каширо, посмотрев на гудящие блоки.
  - Я уже привыкла, - ответила Кочоу и добавила, - Но на ночь я их, как правило, отключаю.
  - Ну... В таком случае, мои прекрасные дамы, давайте держать семейный совет, - сказал 109-й и посмотрел на своих девушек.
  Его секирей как-то зарделись и потупили взор. С чего бы это?.. Но до Каширо сразу же дошло! Он сказал слово "семейный"! Ну да, это ведь значило, что они... Впрочем, они и вправду семья!
  От этого понимания 109-му стало как-то странно и не обычно вначале, но в мыслях не было никакого отторжения. Эта идея ему даже понравилась!
  - На повестке дня, красавицы, риторический вопрос. Как будем жить и что делать дальше? - произнес Каширо, продолжая смотреть на своих девушек.
  Первое время в комнате стояла тишина и был слышен тихий гул работающих компьютеров. Но затем слово взяла Кочоу:
  - У нас нет своего дома и идти нам некуда.
  22-я констатировала очевидное.
  - Так почему бы нам не остаться в доме Идзумо? - предложила Кочоу и поспешила добавить, - Здесь есть свободные комнаты и хозяйка не откажет в помощи, если ее попросить. Мия, конечно, очень часто бывает такой...
  22-я задумалась, подбирая слово.
  - Пугающей? - пришла ей на помощь 104-я.
  - Да, верно. Спасибо, Хайхане, - поблагодарила ее Кочоу и продолжила, - Но с ней, с другой стороны, довольно безопасно. И она... я думаю, не злая.
  - Мне эта идея не нравится. Я бы хотела иметь отдельное жилье, - не довольно произнесла Йоми и смущенно добавила, - Чтобы мы с моим ашикаби могли побыть одни.
  Хайхане согласно кивнула головой, поддерживая сказанное.
  - Мы можем арендовать или даже купить себе домик, - добавила Йоми, - Зачем нам здесь оставаться?
  - Резонный вопрос, - подвел черту Каширо и вопросительно посмотрел на Кочоу.
  - Дело в том... - начала не уверенно 22-я, - что MBI в этом случае сможет нас легко отслеживать, если мы будем постоянно пользоваться их кредитками. Но дело даже не в этом. Все это терпимо. Дело в том что здесь, в поместье Идзумо, кроме нас есть еще трое довольно сильных секирей.
  Кочоу поправила свои очки и перечислила:
  - Хомура, номер ноль шесть, секирей огня. Матцу, номер ноль два, секирей-электронщик и Удзуме, номер десять. Плюс Мия. Я прожила здесь несколько дней и видела ее утренние тренировки. Могу уверенно утверждать, что она сильнее любой обычной секирей.
  - Но как это может быть? - удивился Каширо и двое секирей поддержали его кивками.
  - Я не знаю, - призналась Кочоу, опустив взгляд.
  Сознаваться что она - секирей информационного типа может чего-то не знать, было довольно тяжело для 22-й. И стыдно!..
  - То есть, ты хочешь сказать, что здесь, в поместье Идзумо, нам будет безопаснее, чем за его пределами? - догадался 109-й о ходе мыслей своей секирей.
  - Да, - согласилась Кочоу, улыбнувшись.
  Ей нравились умные и сообразительные люди. Сейчас ее ашикаби продемонстрировал такую способность. Конечно, она бы его в любом случае любила, но так он нравится ей еще больше!
  - Поместье Идзумо может стать не плохой базой для нас, - добавила 22-я, ожидая решения 109-го.
  Двое других секирей тоже задумались. Но Йоми, судя по всему, идея остаться здесь все равно не нравилась.
  - Безопасность или... - Каширо посмотрел на своих девушек, - Удовольствие... Сложный выбор.
  Трое его секирей тут же покраснели. Каждая из них подумала о чем-то своем.
  - Но ваша безопасность для меня важнее удовольствия, - сделал свой выбор 109-й и сказал, - Мы остаемся здесь!
  Девушки согласно кивнули. Им очень понравилась идея того, что Каширо хочет их защитить.
  - Тогда нам нужно договариваться с Мией, - произнес 109-й, - Но думаю, это будет не сложно. Она ведь сдает сейчас жилье.
  Кочоу согласно кивнула головой и осторожно заметила:
  - С этим, правда, могут возникнуть некоторые проблемы, ашикаби-сама.
  - Какие? - поинтересовался он.
  - Дело в том что Мия-сан не принимает кредитных карточек MBI, - сказала Кочоу, - Поэтому нам нужны наличные.
  109-й недовольно заерзался на месте. С этим были проблемы.
  - А можно снять с кредитки MBI? - поинтересовался он.
  И ведь действительно! Снять с нее денег и отдать Мие! Это же выход! Но его идея была разбита в тот же миг.
  - Не получится. MBI выделили очень маленькую сумму, которую можно снимать в виде живых денег, - объяснила 22-я.
  - Тогда выходит... Нужна работа, - сказал он и Кочоу согласно кивнула головой.
  "Или иные способы заработка" - скользнула в его голове мысль и он вспомнил фильмы и игры.
  Особенно последние. Там герой никогда не зарабатывал себе на жизнь рутинной работой. Он обычно делал какой-то подвиг и ему на голову сыпалось золото, девушки-девственницы и вино! Причем сразу и много!
  Но были персонажи, которые действовали по-другому. Не хорошие персонажи.
  - Кстати, Кочоу, а как ты узнала, что нам нужна помощь? - спросил 109-й и уточнил, - Тогда, когда мы были в парке.
  - Каширо, я секирей-электронщик, - сказала она с вызовом в голосе, - Ты же помнишь как я тебя нашла в башне MBI, когда ты пригласил меня на ужин?
  22-я кинула довольный взгляд на своих соперниц, которые вмиг навострили свои уши! Вот так!.. Знайте, что я уже была на ужине с ашикаби-самой! А вы нет!
  - Помню, - согласился Каширо, - Ты нашла меня с помощью камер, которые есть буквально везде в башне MBI.
  - А это город MBI, - сказала довольная собой Кочоу, - Здесь везде их камеры.
  - Подожди! - удивленно произнес Каширо, - Ты хочешь сказать, что можешь... Вот так же сделать как в здании корпорации?.. Найти меня, но только в городе?
  22-я согласно кивнула головой и сказала:
  - Здесь же везде есть камеры и еще спутники в небе. Поэтому следить за кем-то в Токио не так уже и тяжело.
  Новость Каширо потрясла. Если еще минуту назад он считал Матцу большой вуайеристкой, то теперь пальма первенства уверенно доставалась Минаке, президенту MBI!
  Впрочем, шутки в сторону! Новость действительно плохая!
  - А ты можешь сказать, что случилось с Цукиуми и Мусуби? - спросил 109-й, вспомнив о них.
  Кстати, эта информация потрясла не только одного 109-го. Его секирей тоже были в состоянии шока. Не приятно осознавать, когда узнаешь, что кто-то может спокойно за тобой следить.
  - Ты про тех двух секирей, которые были с вами в парке? - уточнила Кочоу и получив подтверждение, ответила, - С ними все в порядке. Они не смогли догнать тех, кого преследовали. Затем эти двое вернулись в парк. Вероятно, на ваши поиски. Там между ними случилась ссора и они разошлись в разные стороны.
  - А из-за чего разругались то? - поинтересовался 109-й, удивленный таким поворотом.
  - Не знаю. Камеры в городе еще не настолько совершенны, чтобы уловить звук с большого расстояния, - сказала Кочоу.
  На душе у Каширо стало светлее. Он переживал за этих двух.
  - Что же, раз мы все решили, тогда будем действовать! - бодро произнес 109-й и получив согласные кивки от трех своих секирей, встал с пола.
  Сейчас нужно договориться с хозяйкой насчет аренды свободных комнат. Сделать это оказалось довольно просто. Мия предоставила весьма щадящие условия оплаты и включила в стоимость питание. Это значило, что отныне не нужно думать о готовке.
  Каширо и его секирей решили пройтись по магазинам с целью купить необходимые вещи, так как Мия предоставляла только футоны и один стол с лампой. Хозяйка, узнав о планах своих новых постояльцев, нагрузила их дополнительной "полезной" работой. Нужно было зайти и купить кое-каких продуктов на обратном пути.
  Вскоре четверо секирей отправились за покупками. Но никто не учел одного важного момента! Большой город действует на не окрепший разум секирей весьма... соблазняющие. Особенно, когда ты еще так не опытен и молод!
  Оказавшись в первом торговом центре и зайдя в крупный магазине по продаже мебели, глаза четверых секирей разбежались. Они просто стояли и с удивлением рассматривали огромный выбор товаров. Здесь были шкафы, стулья, столы, диваны, кресла и многочисленные аксессуары к ним. Между всем этим многообразием сновали покупатели и вежливые продавцы.
  Каширо казалось удивительным, что столько всего может быть собрано в одном месте. Он в живую еще никогда не был в подобном месте!
  На самих секирей, конечно, косились с удивлением, но никто не приставал, предпочитая, как обычно, не замечать странно одетых молодых людей. Сказывалось японское воспитание во всю его силу!
  - Он с колесиками!.. - внезапно сказала Хайхане и ткнула своей рукой-лезвием на офисный стул.
  В ее глазах застыл восторг и проступило явное желание.
  - И вправду! - согласился с ней Каширо, внимательно рассматривая этот товар.
  - Знаешь, я всегда хотела попробовать сделать это на нем... - произнесла 104-я и, замявшись, покраснела.
  - Знаешь, а я ведь тоже... - ответил ей Каширо и усмехнувшись, весело предложил, - Тогда садись! Давай это сделаем прямо сейчас!
  - Да! - радостно ответила Хайхане, возбужденно замахав своими руками.
  - Гонки начинаются! - громко, на весь магазин, провозгласил 109-й, - Водителям занять свои автомобили и приготовиться к старту!
  - Уря! - крикнула довольная Хайхане и плюхнулась всем своим весом на стул, радостно став махать своими руками-лезвиями.
  В этот момент работники магазина поняли, что происходит нечто не обыденное.
  - Каширо?! - удивленно и даже возмущенно спросила-воскликнула Кочоу, поправив свои очки.
  - Водители готовы к старту?! Моторы заведены и прогреты?! - произнес 109-й, став позади стула, и получил в ответ согласный и возбужденный визг всегда меланхоличной Хайхане, - Тогда вперед!
  Схватив за спинку стул, он резко взял старт, сорвавшись с места. 104-я возбужденно заорала, махая своими пугающими лезвиями, а посетители в ужасе стали отскакивать. Работники магазина поняли, что пришло время "Ж".
  - Ей, держи их! - крикнул один сотрудник другому.
  Но было слишком поздно. Стул с визжащей Хайхане набрал скорость и двигался вдоль различной мебели. Препятствия с легкостью обходились. Если это было невозможно, то Каширо уходил в короткий прыжок вместе со стулом и "пилотом".
  Гонка, тем временем, продолжалась, постепенно набирая обороты. Ведь магазин большой, всем хватит места для веселья! Так думал Каширо, наблюдая панику вокруг.
  К соревнованию подключились бегущие работники магазина, что-то возбужденно крича. Похоже, у них с Хайхане появились первые фаны! Это становилось по-настоящему интересно! Но веселиться только вместе со 104-й, пока другие его девушки скучают?.. Это было не правильно, решил Каширо и, резко развернувшись, поспешил в обратную сторону. На подходе к двум его секирей сформировалась группа встречи из нескольких продавцов, которые крепко взялись за руки. Они выглядели прямо как полицейская цепь! Только касок и щитов не хватало!
  Каширо легко обошел это препятствие, просто высоко прыгнув вверх вместе со стулом, и оказался за спиной импровизированной линии. Его тут же проводили удивленными взглядами.
  Подбежав к Йоми и Кочоу, 109-й моментально распорядился:
  - Девчонки, хватайте второй стул и со мной наперегонки! Если победите, то выполню любое ваше желание!
  22-я хотела что-то возразить о недопустимости такого поведения, традиционном японском воспитании и высоком моральном облике нации, но Йоми запомнила только часть про "выполню любое ваше желание"! А желаний у 43-й было много! О, да!.. Ведь ей столько хотелось попробовать со своим любимым ашикаби! У нее в голове даже была отдельная папка, где она "сохраняла" все свои... не обычные желания!
  Широко и довольно улыбнувшись, Йоми сразу же сунула свое оружие в руки удивленной Кочоу и буквально силком усадила ее на свободный стул с колесиками.
  - Туда! - указал рукой Каширо в конец магазина, откуда бежала толпа продавцов и прочих сотрудников торгового центра, и добавил, - Затем вверх по этажам! До самой крыши!.. Понеслась!
  Два стула сорвались с места, держась рядом.
  109-й в эти минуты не думал о том что его поведение вызывающее и не правильное. И уж тем более он не думал о том что оно расходится с нормами японского воспитания и обычный житель страны восходящего солнца так бы никогда не сделал. Это объяснялось просто. Во-первых, он не был человеком. Во-вторых, MBI слишком плохо отнеслась к своим обязанностям по его воспитанию. Он вырос на книгах, интернете и играх. Так что по-большему счету Каширо не понимал, почему так делать нельзя. Но самое главное, он и не хотел этого понимать!
  Перед двумя "гонщиками" выросла новая заградительная линия. В этот раз более длинная и вобравшая в себя руководящий состав магазина в лице двух толстячков. Похоже им даже что-то кричали, махая руками! Круг фанатов ширился! Но ведь все знают, что во время ралли - остановиться значит проиграть! Поэтому вперед и только вперед! Радостные поздравления фанов - потом!
  Два стула на колесиках, на высокой скорости, обошли заградительную линию по флангам и вырвались на оперативный простор. Хайхане, весело смеясь, широко махала своими руками-лезвиями. Кочоу, оказавшись в роли "пилота", прижимала к груди боевую косу Йоми и спокойно смотрела вперед и по сторонам. Она не была напугана. О, нет! Чего ей боятся такой детской забавы ее ашикаби?.. Но поговорить с ним потом все же нужно! Нельзя так себя вести в публичном месте, Каширо!
  109-й, сцепив зубы, толкал свой "болид" вперед. Все-таки Йоми была сильнее него! Но ничего! Он победит! Он покажет мастер-класс!
  43-я тем временем прыгнула на стену и стала двигаться по ней, значительно увеличив скорость.
  "Хитрая бестия!" - подумал 109-й, заметив ее маневр.
  Каширо поднажал и крикнул 104-й:
  - Хайхане, расчищай дорогу!
  Сначала девушка не поняла, что от нее хотят, но решила импровизировать. Она вытянулась вперед и быстро заработала руками. Все препятствия в полуметре от стула просто разлетались на куски под ударами лезвий, а их остатки с легкостью брались на таран. Скорость "болида" Каширо и Хайхане заметно возросла.
  На лестнице, ведущей на второй этаж, застыли люди. Они еще никогда в жизни не видели ничего подобного! Прямо у них на глазах происходили сумасшедшие гонки на стульчиках с колесиками! Четверо фриков вытворяли это непотребство! И никто не мог их остановить! Неужели случилось страшное и в Японию проникло гайдзинское бескультурье и ужасное воспитание молодежи?!
  До лестницы на второй этаж Каширо и Йоми добежали одновременно и ощутимо столкнувшись "машинами", понеслись вверх по ступенькам.
  Хайхане, все это время весело смеялась, но внезапно она решила "усложнить" игру и закричав: "Кровавые гонки!", попыталась сбить колесико с конкурирующего "автомобиля". К счастью, Кочоу заметила эту попытку и вовремя подставила под удар древко боевой косы. 104-ю это привело в неописуемый восторг и новые попытки сбить колесики повторились. 22-я может и была более слабым секирей, но реакция у нее была отменная. Все что ей нужно, так это просто защищать свою "машину" от атак со стороны. Не так уж и сложно для секирей!
  Они поднимались по этажам супермаркета, распугивая покупателей, а между "пилотами" шел ожесточенный "бой". Хайхане громко и весело хихикала, в то время как Кочоу была ее полная противоположность - спокойная и собранная. 22-я методично подставляла древко боевой косы под каждый новый удар 104-й.
  Наконец, оказавшись на последнем этаже, гонщики внезапно застыли на месте. Стал вопрос, как добраться до крыши? Дороги наверх не наблюдалось.
  - Экипажу покинуть машину?.. - не уверенно произнес Каширо, оглядываясь по сторонам.
  Тоже самое делала Йоми и остальные его секирей под удивленные взгляды посетителей супермаркета.
  Тут взгляд 109-го натолкнулся на лестницу, ведущую наверх. Издав радостный крик, он побежал туда. Вслед за ним сразу же пристроилась Йоми.
  Сейчас два "гоночных болида" вновь поравнялись и шли нос к носу. На повороте они вновь столкнулись и понеслись вверх по лестнице, чтобы затем упереться в запертую железную дверь! Но разве это преграда для четырех веселящихся секирей?
  Дверь вылетела из петель как пробка от шампанского и четверка секирей вырвалась на крышу. Оба "автомобиля" уже были на пределе своих возможностей и как-то одновременно сломались. Гонка тем самым подошла к концу, а "пилоты" вылетели из "автомобилей" и уселись на попы, став глупо хлопать глазами.
  - А кто победил? - нарушила тишину своим вопросом Йоми, посмотрев на ашикаби.
  Ответ ей был очень интересен!
  - Ну... - начал Каширо, но внезапно был перебит очень знакомым голосом.
  - Дурачитесь значит, олухи, пока ваш командир страдает?! - взревела позади четверки Цукиуми, уперев руки в бока.
  Ярость ноль девятой ощущалась в самом воздухе. Она словно стала осязаемой. Конечно, до Мии Цукиуми было далеко, но все равно стало как-то жутковато.
  - Ох, елы-палы!.. - выдавил Каширо, смотря на золотоволосую секирей.
  "Только тебя здесь не хватало!" - подумал он.
  Каширо просто не верил своим глазам. Это не может быть правдой!
  Остальные секирей 109-го выглядели точно такими же пришибленными. Они продолжали глупо хлопать глазами, наблюдая за ноль девятой.
  - Я за вами, идиотами, с первого этажа бегу! Вы что тут устроили?! - ревела раненным медведем Цукиуми, глазами кидая молнии, - Вы что себе удумали?! Позорить мой боевой отряд и его прекрасное имя?!
  Ноль девятая посмотрела на Каширо и ткнув в него пальцем, обвиняющие сказала:
  - Не такого я ожидала от своего сержанта! Совсем не такого!.. И куда ты, Каширо, увел мой отряд из парка?! Почему я должна была искать вас по всему городу?!
  - Ну-у-у!.. - протянул Каширо, приходя в себя, чтобы затем спросить, - Цукиуми, ты как? С тобой все в порядке? А то мы за тебя переживали.
  Ноль девятая сразу же смутилась и произнесла:
  - Ну... да. Все хорошо! Я ведь сильнейшая! Что со мной могло произойти?!
  Цукиуми гордо подняла голову и сложила руки под своей внушительной грудью.
  - Рад это слышать! - ответил Каширо, улыбнувшись, - Но должен сказать тебе, что мы покидаем твой отряд.
  Цукиуми на него удивленно уставилась и пораженно спросила:
  - Как?.. Но почему?.. Это бунт?..
  Золотоволосая секирей сердито взревела, краснея:
  - Вы что?! Дезертировать решили?! Или?..
  Лицо Цукиуми внезапно наполнилось ужасом и сожалением от догадки.
  - Вас что... окрылили, пока меня не было с вами?.. - спросила она, а в ее голосе почувствовалась вина.
  - Да! - сразу же согласился Каширо.
  Лучше пускай чувствует себя виноватой, чем попробует их наказать за... дезертирство?! Что за бред?!
  - Какие же вы все-таки слабаки!.. - фыркнула Цукиуми, но затем жестко потребовала, - Каширо, скажи мне кто это! Я должна убить эту наглую мартышку!
  - Но ты же знаешь, что мы не можем этого сделать, - спокойно возразил он, - Смерть нашего ашикаби - наша смерть.
  Цукиуми вспыхнула, но сразу же успокоилась. Она понимала, что попав в грязные и бесстыжие лапки обезьянки, секирей уже не было возврата назад! А ведь как все хорошо начиналось!.. Ноль девятая с сожалением покачала головой.
  Ничего, рано или поздно она найдет эту наглую мартышку, что окрылила ее отряд, и тогда месть Цукиуми будет страшна!.. А ее бывшие боевые товарищи обретут долгожданную свободу! Лучше смерть, чем рабство у грязной обезьянки!
  Фыркнув и окинув взглядом эти несчастные и потерянные души, Цукиуми что-то буркнула на прощание, и ушла длинным прыжком на соседнюю крышу.
  Каширо и его девчонки стояли молча и следили за ней взглядами, пока ноль девятая не скрылась из виду.
  - Так кто победил? - начала Йоми с прерванного места, тут же позабыв о Цукиуми.
  - Сложный вопрос, - ответил 109-й, задумавшись.
  Шли они впритык, борт к борту! Определенно, без видеозаписи здесь не разобраться! Что же, похоже, нужно обращаться за помощью к Кочоу! Пускай взломает местную сеть и достанет нужную запись. Затем они посмотрят ее все вместе и решат, кто одержал победу.
  
  В доходный дом Идзумо они вернулись ближе к вечеру, зайдя по дороге в продуктовый магазин. Там, на полках, обнаружилось масса сладостей и самое интересное - живая рыба! Она плавала (!) в аквариуме и возбуждала интерес Йоми и Хайхане. Они подобно кошкам, молча, за ней наблюдали. Сначала девушки не решались ничего предпринять, но любопытство толкало их на новые, исследовательские шаги. Не выдержав соблазна, 104-я засунула свои руки в аквариум и проткнула несколько крупных рыбин. Те сразу же забились, пуская струйки крови, и попытались вырваться из ее острых лезвий, но тщетно. Хайхане достала свои руки и с любопытством посмотрела на рыбу, которая висела на ее лезвиях, дрожа всем телом, и она тут же гордо продемонстрировала свой улов 43-й. Йоми в ответ деловито осмотрела свою боевую косу, прикидывая, сможет ли она повторить "подвиг" подруги.
  Тут то посетители и поняли, что оружие в руках девушек не бутафория. Какая сразу же поднялась паника! С криками и толкотней люди бросились к выходу! Испуганная толпа кричала что-то о "сумасшедших маньяках" и звала полицию.
  Все это прелюбопытное действо застало Каширо и Кочоу, когда они дегустировали сладости, залез в очередную пачку конфет.
  Изумленно посмотрев по сторонам, 109-й спросил у увлеченно чавкающей 22-й:
  - Что случилось?
  - Не знаю... - ответила девушка, проглотив очередную конфету и облизала свои испачканные губы.
  Ее взгляд сразу же стал расфокусированным. Люди, тем временем, продолжали вести себя странно. Неужели в магазине заложили бомбу или виной тому какие-то террористы?.. Если первое, то это плохо, а вот второе - хорошо! Потому что развлечение!
  Кочоу недовольно насупилась и куда-то пошла. Каширо последовал за ней, прихватив пачку конфет, и вскоре он увидел интересную сцену. Несколько аквариумов было разбито, а на полу разлилась вода. Рядом со всем этим стояли Йоми и Хайхане. На руках-лезвиях 104-й висела дергающаяся, еще живая, рыба. На боевой косе Йоми тоже имелся улов. Только там были в основном шевелящиеся крабы.
  22-я молча на них посмотрела и вздохнула, поправив свои очки. Каширо просто поздравил их с уловом и они пошли к кассе. Та была почему-то пустой. Немного постояв в задумчивости, они решили оплатить покупки в следующий раз, и покинули магазин. Выйдя на улицу секирей сразу же запрыгнули на крышу ближайшего здания. Пора было возвращаться домой!
  В поместье Идзумо Мия как-то странно и подозрительно на них посмотрела и только поинтересовалась все ли хорошо у них прошло. Получив положительный ответ, она оставила их в покое, а четверо секирей пошли заниматься своими делами. Как оказалось впоследствии, обнимательного характера. Йоми и Хайхане довольно быстро научили Кочоу их совместной игре, заключавшейся в том что они зажимают своего ашикаби со всех сторон и активно "помогают" ему подняться, если Каширо делает такие попытки. Не нужно объяснять, что с тремя секирей простор для маневра у 109-го сузился еще сильнее. Но в этот раз он никуда не спешил и сопротивлялся вяло. Скорее просто из вредности.
  Вскоре, ближе к ужину, привезли заказанную мебель. Каширо пришлось поработать грузчиком, а Кочоу с Йоми принялись обставлять арендованную комнату, проявляя кипучую и неуемную женскую энергию.
  Хайхане спорила не долго и затем просто ушла, широко зевая и лениво махая своими руками-лезвиями. Через некоторое время, вслед за 104-й, комнату покинул Каширо. Выдерживать женский щебет по поводу интерьера он уже просто не мог. У него даже голова успела разболеться.
  109-й спустился вниз по лестнице со второго этажа и увидел Хайхане. 104-я сидела на пороге возле входа в дом и грустно смотрела в ночное небо. Внешне, смотря на нее, складывалось впечатление, что она о чем-то размышляет и эти мысли совсем не веселые.
  109-й почувствовал с помощью связи ее тоску, поэтому подошел к ней и сел рядом, вопросительно посмотрев на 104-ю. Заметив его прибытие, Хайхане улыбнулась, но на лице девушки все еще оставался налет сожаления и печали.
  "Что случилось?" - с волнением подумал Каширо, заерзавшись на месте, и внимательно смотря на Хайхане.
  Видеть свою девушку в таком состоянии оказалось весьма не приятно, если не сказать, что это было больно.
  Хайхане вздохнула и снова тоскливо посмотрела в ночное небо.
  - Мне грустно, Каширо, - произнесла она.
  - Тебя что-то беспокоит, Хайхане? - спросил он, желая чем-то помочь.
  - Я... - девушка сделала паузу, посмотрев на своего ашикаби, и призналась, - Я скучаю.
  109-й молчал, продолжая внимательно смотреть на нее. Ему, конечно, было интересно за кем или чем грустит его Хайхане. Но спрашивать девушку напрямую, Каширо показалось не правильным. Пускай лучше сама скажет. Не стоит давить на нее.
  - Я скучаю по малогрудке, - внезапно призналась 104-я, грустно смотря на своего ашикаби.
  - По Бенитцубасе? - удивился Каширо, - Ты скучаешь по Бенитцубасе?.. Но... Почему?
  "Неужели они были так дружны?" - подумал он.
  Но тогда почему она оставила дисциплинарный отряд?..
  Хайхане согласно кивнула на вопрос Каширо и ответила:
  - Она так смешно бесилась каждый раз из-за своей крошечной груди, а ее щеки всегда становились такими красными... С первого дня нашего знакомства малогрудка меня развлекала. А теперь... Когда я еще увижу ее?
  Хайхане погрустнела и посмотрела в небо. С помощью связи Каширо чувствовал охватившую девушку печаль.
  - Но ведь у тебя теперь есть Йоми и Кочоу, - попробовал подбодрить ее 109-й, - Даже я, твой ашикаби.
  Смотреть на грустную Хайхане оказалось слишком тяжелым испытанием для юноши. Поэтому он, не задумываясь, выдвинул на алтарь в виде жертвы себя и двух других своих секирей.
  - Кочоу слишком умная и спокойная, - грустно ответила 104-я, посмотрев на своего ашикаби, - Ее вывести из себя довольно трудно.
  - Но Йоми довольно вспыльчивая, - заметил Каширо.
  - Да, но у нее большая грудь. Я не знаю, чем можно ее зацепить, - призналась Хайхане.
  - Уверен, ты что-то придумаешь, - ласково произнес 109-й и обнял девушку.
  - Ты прав, - довольно отозвалась она, - Малогрудке замену будет тяжело найти, но... Знаешь Каширо... Ты все-таки умеешь поддержать девушку в трудную минуту.
  - Спасибо, Хайхане, - ответил юноша, улыбаясь и по их связи потекли волны радости и спокойствия.
  104-я крепко обняла в ответ своего ашикаби, помня о своих руках-лезвиях.
  Какое-то время они просто сидели молча, наслаждаясь приятными чувствами и теплом друг друга.
  - Смотри, Каширо, падающие звезды! - внезапно воскликнула Хайхане, разрывая объятия и показывая своей рукой-лезвием в небо.
  - И вправду! - согласился 109-й, видя как к ним быстро приближаются два объекта с большой высоты.
  Тут он и понял, что с этими "звездами" что-то не так! Присмотревшись, юноша увидел двоих людей, которые падали прямиком во двор поместья Идзумо.
  Перед взглядами ошарашенных Каширо и Хайхане в дерево, которое росло во дворе, врезалось два тела. Ломая ветки и издавая характерные звуки, эта парочка благополучно достигла земли.
  На зеленой травке лежал парень, лет двадцати, а сверху на нем, сверкая трусиками, оказалась... Мусуби!
  Веки Каширо широко распахнулись при виде этой сцены. Хайхане в удивлении подняла свои руки-лезвия и склонила голову набок.
  - Мусуби! - послышался испуганный крик парня и у него из носа пошла кровь, когда его взгляд упал на трусики секирей.
  - Минато!.. - взволнованно отозвалась та и только сейчас заметила двух зрителей.
  - Каширо-сан! Хайхане-сан! - радостно воскликнула она, тут же оказавшись на своих ногах.
  - Привет, Мусуби! Развлекаешься? - сказал Каширо, продолжая сидеть на пороге дома.
  Рядом с ним находилась Хайхане, которая рассматривала спутника 88-й.
  - Развлекаюсь?.. - задумалась Мусуби и по привычке приложила указательный палец к нижней губе.
  - А... Здрасте!.. - не уверенно протянул парень, смотря на 109-го и 104-ю.
  В глазах его мелькнул испуг, когда он заметил лезвия Хайхане.
  - Привет, Минато! - отозвался Каширо и вызвал легкую панику у парня.
  - Вы знаете мое имя, господин?.. - в его голосе мелькнули нотки страха.
  - Ну да! - легко согласился Каширо и пояснил, - Мусуби ведь его только что назвала! Когда ты пожирал взглядом ее трусики!
  - Нет-нет! Что вы?! - запротестовал Минато под любопытным взглядом 88-й, - Ничего такого я не делал!..
  - Делал, - спокойно и как-то отстранено произнесла Хайхане, - Ты смотрел на ее трусики. И чуть не захлебывался слюной.
  - Значит мне не показалось, - добавил Каширо, укоризненно посмотрев на парня.
  Минато сразу же покраснел и отрицательно завертел головой и даже замахал руками, быстро говоря:
  - Нет! Нет! Ничего подобного! Я бы никогда!.. Никогда не посмел!..
  - Тебе не нравятся женские трусики?.. Быть может тебе еще не нравится и женская грудь?.. Тогда ты совсем как Натцуо, - сказала задумчиво Хайхане, - Ему бы тоже не понравилась Мусуби. С ее то грудью...
  - Что?.. - удивленно переспросил ашикаби 88-й.
  - Я тебе не нравлюсь, Минато-сан?.. - спросила Мусуби, едва не плача и смотря на него взглядом маленького, обиженного котенка.
  - Нет!.. - замямлил он, смотря по сторонам как загнанная в угол крыса, - Я не то хотел сказать!.. То есть!.. Мусуби, ты мне нравишься, но дело в том что мне... Э-э-э... Ну я не то чтобы... Просто мне...
  - Нравятся мальчики, - подсказала ему Хайхане и ободряющие улыбнулась.
  - Что?.. Нет! - тут же возмутился ашикаби 88-й, отрицательно замахав руками.
  - Это правда, Минато-сан? - чуть не плача спросила девушка в красных перчатках.
  - Нет! Это не правда! Мусуби, ты мне очень нравишься! - торопливо сказал ее ашикаби, - Просто...
  Он замялся.
  - Просто мы с тобой только сегодня познакомились и... и... ну... - окончательно сконфузился Минато, опустив взгляд.
  Спасла парня появившаяся на пороге дома хозяйка.
  - Что здесь происходит? - требовательно спросила она.
  Увидев двоих новоприбывших, Мия удивленно спросила:
  - У нас гости?..
  А заметив кровь на их одежде, продолжила, всплеснув руками:
  - Ой, да вы ранены?! Вам нужна помощь?..
  Минато неуверенно замялся, не зная, что сказать. Ожидать от Мусуби чего-то разумного по этому поводу не приходилось. Поэтому они молчали.
  - Что же вы стоите?.. Проходите в дом! Я обработаю ваши раны, - настояла хозяйка.
  Поблагодарив, пара направилась внутрь.
  - Ой, Каширо-сан! - внезапно воскликнула Мусуби, посмотрев на юношу, - А где капитан-лидер, Цукиуми-сан?!
  - Цукиуми?! - удивленно повторил появившийся на пороге дома Хомура и не менее удивленно уставился на Мусуби и Минато, - У нас гости, Мия?
  - Да, Кагари. Не могли бы вы оказать медицинскую помощь этим несчастным? - сразу же спихнула на парня эту работу хозяйка поместья.
  - Да, меня зовут Кагари! - поторопился сказать он и глупо засмеявшись, умоляющим взглядом посмотрел на 109-го.
  "Чего это он?" - подумал Каширо, а потом догадался.
  Хомура не хотел, чтобы его называли настоящим именем при посторонних! Или причина была в чем-то другом?.. Не важно! Каширо итак в долгу у этого парня. Поэтому подыграет ему, раз такое дело!
  - Да, Кагари, - спокойно ответил 109-й и согласно кивнул головой, чем вызвал облегчение на лице Хомуры.
  - Хорошо, Мия... С радостью, - ответил "Кагари" на слова хозяйки доходного дома и вздохнул.
  Похоже, ему совсем не понравилась эта идея. Да и кому понравится когда на него спихивают работу? Не важно какую! Важен сам факт!
  - А кто только что упоминал, Цукиуми? - спросил Хомура, посмотрев прямо на Мусуби.
  88-я перевела вопросительный взгляд на Каширо и невинно спросила:
  - Капитан-лидер не с вами, сержант-доно?
  Рядом сидящая Хайхане хихикнула.
  А вот что должен ответить Каширо в такой ситуации?.. Конечно же, правду! И только правду! Поэтому вздохнув, он печально посмотрел на 88-ю и произнес:
  - Мы дезертировали, Мусуби-тан.
  - Но почему?! - удивленно спросила 88-я, уставившись на него.
  Каширо вновь вздохнул и еще более печальным голосом ответил:
  - Жестокие побои, Мусуби-тан.
  Добавив в голоса еще больше трагизма, он повторил:
  - Жестокие побои...
  Похоже, что он шутит не поняла лишь одна 88-я. Девушка в ужасе посмотрела на юношу и спросила:
  - Но как так, Каширо-сан?..
  109-й печально вздохнул и пожал плечами. Хайхане вновь стала хихикать.
  - Так вы знакомы? - дошло до Минато.
  - Да, - отозвался Каширо, - Мы с Мусуби какое-то время были в одном отряде под командой одной... ужасной женщины.
  При последних словах лицо Мии как-то странно вытянулось.
  - Правда? - удивленно и немного испугано спросил Минато, а потом догадался, - Так вы тоже секирей, Каширо-сан?!
  - Да, - ответил 109-й, - Кстати, Мусуби, а почему вы расстались с Цукиуми?
  - Ну... - протянула девушка, - Я сказала ей, что мне нужно искать своего ашикаби, а капитан-лидер назвала моего ашикаби - грязной мартышкой и еще она начала ругаться...
  - Действительно, ужасная женщина, - хрюкнула со своего места Хайхане, замахав своими руками-лезвиями.
  - Давайте пойдем в дом. За чаем беседовать будет гораздо удобнее, - вмешалась в их разговор Мия.
  Все проследовали внутрь, где и разместились за столом, на котором уже стоял чайник, с которого шел пар. Похоже, хозяйка узнала о приходе гостей несколько раньше, чем хотела это показать.
  Представившись друг другу они в молчании попробовали чаю. Минато сразу же похвалил Мию и та привычно улыбнулась, поблагодарив его. Мусуби последовала примеру своего ашикаби, а за ней повторили и все остальные. Чай у хозяйки действительно получился хороший.
  - Так вы, Каширо-сан, служили в армии? - спросила Мия и в ее голосе юноша почувствовал скрытую иронию.
  - Да, - сказал 109-й и вызвал у всех неподдельное удивление, - Спецподразделение морских котиков. Горячие точки и десятки успешно выполненных правительственных операций.
  - Вот как?.. - уже с явной иронией в голосе спросила Мия, отпив чаю.
  Хайхане и Йоми удивленно посмотрели на своего ашикаби.
  - Здорово, Каширо-сан! - восхитился Минато, а Мусуби заерзалась на месте от возбуждения.
  - Так вы в армии получили сержантское звание, Каширо-сан? - наивно спросила 88-я.
  - Так точно! - по-армейски ответил 109-й.
  - Так вот почему капитан-лидер сделала вас своим сержантом в боевом отряде "Королева Цукиуми"! - обрадованно воскликнула Мусуби, сделав вид, что "разгадала" нечто важное, - Вы не только умнее своих подчиненных, но и опытнее!
  - "Королева Цукиуми"? - повторил "Кагари" и громко заржал, хватаясь за живот, - Боевой отряд?!
  Мия прикрыла рот ладошкой и стала хихикать, хоть и пыталась держать серьезное лицо. 109-му только оставалось, что держать покер фейс.
  Минато и Мусуби не поняли причин смеха и с удивлением смотрели на ржущего Хомуру и хихикающую Мию.
  - Боевой отряд "Королева Цукиуми" - выдавил Хомура, задыхаясь, и упал на пол, продолжая самозабвенно смеяться.
  - А что происходит? - удивился Минато.
  - Слава боевого отряда просто опережает его, - ляпнул Каширо первое, что пришло на ум.
  Это вызвало новый приступ смеха со стороны "Кагари" в то время как Мия, сделав над собой усилие, стала успокаиваться.
  Минато удивленно захлопал глазами. Он действительно не понимал, что происходит. Мусуби озадаченно смотрела на собравшихся в комнате и положила указательный палец на свою нижнюю губу. Она думала. Напряженно думала.
  - А еще мы были в дисциплинарном отряде... - произнесла со своего места Хайхане, решив похвастаться.
  Но эти слова, похоже, особо не удивили Мию с Хомурой. У Каширо сложилось впечатление, что они это уже знают. Только откуда?..
  "Мацу!" - пришла догадка.
  Она же секирей-электронщик! Быть того не может, чтобы она не отслеживала свежую информацию! Особенно, по дисциплинарному отряду! Понятно тогда кто рассказал Мие и Хомуре о них.
  - Дисциплинарный отряд? - спросила Мусуби и радостно добавила, - Тогда вы должны знать Карасубу! Она - моя подруга!
  Это заявление выбило из колеи всех присутствующих в комнате. Кроме Минато, конечно же. Он был не в курсе о псе MBI, поэтому просто переводил не понимающий взгляд с одного секирея на другого.
  - Твоя подруга?.. - удивленно спросили Хомура и Хайхане в один голос.
  - Да! - согласилась радостно Мусуби и подняла вверх свои руки, затянутые в красные перчатки.
  - Одетая во все черное? Носящая всегда с собой катану на правом боку и имеющая взгляд словно только что кого-то убила? - уточнил 109-й.
  - Да, это она! - все также радостно ответила 88-я и тут же поинтересовалась, - Как она, Каширо-сан?! Вы с ней давно виделись?
  - Нет, буквально вчера, - произнес 109-й, видя как на Мусуби таращатся все присутствующие в комнате.
  Конечно, кроме Минато, который сейчас выполнял роль живого декора.
  - Вы с ней подружились, Каширо-сан?! Ведь так?! - оживленно спросила 88-я, - Она ведь очень хорошая!
  - О!.. Ты права Мусуби. Карасуба - это ангел во плоти! Она мне даже давеча... - начал 109-й, но был резко перебит.
  - Никогда более не произносите в этом доме имя этой женщины, - произнесла Мия и все ощутили ее жажду убийства.
  Это чувство страха было каким-то особенным. Оно словно примораживало. Было жутко просто до чертиков!
  - Хорошо... - сказал Каширо, чувствуя как ему хочется бежать отсюда без остановки, а все остальные, кто был в комнате, согласно закивали.
  Аура страха сразу же исчезла и хозяйка сказала, улыбнувшись:
  - Скоро время ужина. Минато-сан, Мусуби-сан, не желаете присоединиться к нам?
  - Мы были бы вам очень благодарны... - не уверенно ответил ашикаби 88-й.
  - Да! - довольно воскликнула секирей в красных перчатках и подняла руки вверх, забыв о том как ей только что было очень страшно, - Мусуби сильно голодная!
  - А что это было?.. - задал вопрос Минато, имея в виду ауру страха.
  - О чем это вы? - удивленно спросила хозяйка поместья, пристально посмотрев на парня, - Неужели вам нездоровиться, Минато-сан?..
  
  Глава 15. Истинное лицо сиреневолосого монстра и запрещенные действия в поместье Идзумо
  Дальнейший ужин прошел довольно спокойно. К ним присоединились Йоми и Кочоу, спустившись со второго этажа, а Мия открылась для Каширо с неожиданно приятной стороны. Она умела готовить! И самое главное, делала это хорошо!
  Восхищенная Мусуби ела за троих, буквально запихивая в себя рисовые шарики и глотая кусками рыбу! При этом 88-я не забывала нахваливать еду и, быстро покончив со своей порцией, попросила добавки. Минато, глядя на Мусуби, почему-то покраснел и, как показалось Каширо, ему стало стыдно за прожорливость своей секирей. Хотя, с чего бы это?.. Вон девчонки 109-го ели не менее оживленно. Еда перед Хайхане казалось вообще просто испарялась, только и слышалось громкое чавканье с ее стороны. И чего тут стыдиться то?.. Наоборот радоваться надо! Сытые секирей - сильные секирей!
  Каширо на какое-то время просто выпал из реальности, быстро работая палочками. Он еще никогда не ел так много и так вкусно! Домашняя еда - это нечто!
  109-й с удивлением заметил как Минато плюхнулся перед Мией на колени и попросился к ней на постой, а затем чуть не ударил себя лбом о пол, низко поклонившись. Видимо, до парня, наконец, дошло как дешево здесь снимать комнату! Уж это-то Кочоу объяснила своему ашикаби буквально на пальцах, когда они сегодня совершали нужные покупки для дома в перерывах между... назовем это "весельем". А уж если к низкой цене присовокупить почти бесплатно питание, то дом Идзумо - самое лучшее место на земле для тех, чей кошелек вечно пуст!
  - Не стойте передо мной на коленях, Минато-сан, - спокойно произнесла Мия, мило улыбаясь, - Мой муж - Такехито никогда не отказывал тем, кто попал в беду. Поэтому я буду рада видеть вас в числе моих постояльцев.
  - Правда? - не поверил он своему счастью.
  Ответом парню послужил утвердительный кивок со стороны хозяйки. Сам Минато глупо улыбнулся, показывая как он рад.
  88-я воодушевленно подняла руки вверх и затем вознамерилась прыгнуть на своего ашикаби, чтобы поскорее заключить его в свои крепкие и любящие объятия! Но самое главное - прижать к собственной не маленькой груди!
  - Мусубу, а как ты окрылилась с Минато? - спросил Каширо, глядя на девушку.
  88-я уставилась на 109-го, задумчиво хлопнув своими глазами, а затем положила указательный палец на нижнюю губу и ответила:
  - Ну... Это случилось после того как я ушла из парка, после ссоры с капитан-лидером Цукиуми. Мне нужно было найти моего ашикаби, вот я и направилась на его поиски. Потом я вновь повстречала тех двух близняшек и они снова за мной погнались...
  Мусуби задумалась, явно что-то вспоминая.
  - Затем я высоко-высоко прыгнула и меня словил Минато-сан, - обрадованно произнесла она, подняв руки вверх.
  Ее ашикаби не выглядел столь же радостным. Он смущенно хмыкнул и как-то нервно почесал себе затылок. Ну да, учитывая как в последний раз "словили" Мусуби, то Минате, наверняка, было очень больно.
  - Потом мы от них убежали и мой ашикаби привел меня к себе домой. Но там мы сразу же встретили плохого дядю-владельца... - 88-я вновь задумалась и выполнила свой традиционный жест - приложила указательный палец к нижней губе.
  - И нас выгнали... - смущенно произнес Минато и попробовал засмеяться, но вышло это наигранно.
  - Но почему? - удивился 109-й.
  - Ну... - начал Минато, но был перебит Мией.
  - Я думаю, нас это не касается, Каширо-сан. Это дела Минато-сана. Если он захочет, то расскажет нам все сам, - произнесла она.
  - Да нет!.. Ничего страшного, Мия-сан! - сказал парень, сделав попытку засмеяться, и продолжил, - У владельца есть правило насчет девушек. Его постояльцы не должны приводить своих подруг в арендуемые комнаты, иначе им будет грозить выселение.
  - Ему не нравятся девушки? - удивленно спросила Хайхане, став довольно тереться щекой о плечо Каширо.
  - Ну... Наверное, - согласился с ней Минато, хотя он не был уверенным, что дело обстоит именно так.
  - В мире так много людей похожих на Натцуо, - задумчиво произнесла 104-я.
  - Не удивительно, что владельцу не понравилась Мусуби, - добавила Йоми и демонстративно посмотрела на не маленькую грудь 88-й.
  Минато сразу же стал красный словно рак. Хомура хмыкнул, а сама Мусуби озадаченно посмотрела на других явно не понимая о чем они говорят.
  Сказав это, Йоми еще сильнее обняла своего ашикаби.
  - Каширо-сан... - протянул Минато и замялся, глядя на юношу.
  - Да?.. - подбодрил того 109-й.
  Ему не слишком нравилась зажатость парня.
  - Вы... Вы же секирей? - спросил он.
  - Верно. Я же во дворе уже ответил на этот вопрос, - сказал Каширо.
  - А... Ну я просто думал, что это секрет, - промямлил Минато и посмотрел в сторону Мии и Хомуры.
  Хозяйка поместья правильно истолковала его взгляд, поэтому ответила:
  - О!.. Не волнуйся на этот счет, Минато-сан. Я в курсе о плане секирей, как и Кагари-сан.
  На лице ашикаби 88-й появилось явное облегчение.
  - Каширо-сан... - вновь протянул Минато, привлекая общее внимание,- Но ведь если вы секирей, то как может быть... что они и вы... были вместе?..
  Парень показал пальцем на девушек, которые прижались с двух сторон к 109-му.
  - Ведь секирей должны найти своего ашикаби среди обычных людей... Или они не секирей? - вопрос Минато прозвучал как-то и вовсе не уверенно.
  - Ах, вот в чем вопрос... - произнес Каширо, соображая, чтобы такое ответить, но в голову ничего вразумительного не приходило, а неловкая пауза затягивалась.
  - Ну... - начал Каширо и продолжил, - Дело в том что я еще и ашикаби, Минато.
  Парень удивленно раскрыл свои веки. Впрочем это сделала и Мусуби, уставившись на Каширо словно на какую-то диковинку.
  Мия и Хомура, как показалось 109-му, этой информации не были удивлены.
  - А разве такое возможно, Каширо-сан? - спросила Мусуби, став удивленно хлопать глазами.
  - Как видишь, - уже вполне спокойно ответил юноша и пожал плечами.
  Тут же послышалось недовольное ворчание со стороны Хайхане и Йоми. Девчонки уже расслабились до такой степени, что в наглую положили свои головы ему на плечи, балдея от удовольствия, и даже стали засыпать...
  Кочоу, видя все это, только недовольно поморщилась. Ей, между прочим, тоже хотелось потискать своего ашикаби!
  - Здорово, Каширо-сан! - внезапно обрадованно воскликнул Минато и произнес, - Вы же расскажите мне как это быть ашикаби?! Я ведь ничего об этом не знаю! А я хочу быть хорошим ашикаби для Мусуби!
  Минато внезапно глубоко поклонился 109-му, чуть не ударившись лбом о пол, и продолжил:
  - Прошу вас, Каширо-сан, расскажите мне все что сочтете нужным! Я буду у вас в долгу!
  Минато вновь чуть не встретился лбом с полом.
  - Не нужно кланяться, - произнес Каширо, смотря на парня, - Дело в том что я и сам стал ашикаби несколько дней назад и знаю об этом не более твоего.
  - Но вы же секирей, Каширо-сан, - возразил Минато, - Вы должны понимать связь лучше обычных людей!
  Эти слова заинтересовали всех присутствующих. Даже девушки 109-го навострили уши и соизволили оторваться от его плеч, чтобы посмотреть на своего ашикаби.
  "Ну и задал ты вопрос, парень!" - подумал Каширо.
  - Связь - она действительно очень важна для секирей. Мне трудно описать словами свои чувства. Скажу кратко. Связь очень много значит для меня, как и для всего моего вида. Поэтому даже не вздумай бросить Мусуби, Минато! Так как любит тебя она, никто тебя любить так никогда не будет! - произнес 109-й, добавив в свой голос угрозы в конце речи.
  - Я никогда не брошу Мусуби, Каширо-сан! - сразу же попытался заверить его парень, - Она очень много для меня значит!
  "Хоть познакомились вы только несколько часов назад..." - подумал 109-й, но ничего не сказал.
  Оставалось только поверить в порядочность Минато.
  88-я влюбленно посмотрела на своего ашикаби и покрылась румянцем.
  Каширо же посмотрел на Хомуру и произнес, желая сменить разговор:
  - Кагари-сан, я так и не поблагодарил вас за помощь. Большое вам спасибо за то что вы сделали для Кочоу, меня и моих девочек. Я перед вами в долгу. Вы всегда можете рассчитывать на мою помощь.
  Сказав это, 109-й низко поклонился смутившемуся Хомуре.
  - Не... стоит, - ответил ноль шестой, замявшись.
  Оставшееся время все провели за беседой, разговаривая на малозначительные темы. Вскоре их покинули Минато и Мусуби, чтобы собрать свои вещи и вернуться утром. А еще позже к себе в комнату, на второй этаж, поднялся Каширо и его секирей.
  
  109-й лежал на футона в комнате, которую им выделила Мия для проживания, а с двух сторон от него расположились Йоми и Хайхане. Обе девушки его обнимали, прижавшись к нему своими теплыми телами. Кочоу ночевала в своей комнате, по-соседству.
  - Ну, Каширо... Ну, пожалуйста... - томно прошептала ему в ухо 43-я, проведя пальчиком по его груди, - Я буду тихонечко себя вести. Обещаю... Честно-честно!..
  - Нет! - коротко отрезал 109-й, пытаясь не смотреть на соблазнительницу, - Мы уже это сделали! Хватит с тебя!
  - Но Каширо!.. - возмутилась Йоми, надув щеки, - Нам помешала Мия!.. Я даже ничего не успела почувствовать!.. И в конце концов ты должен закончить то что начал! Кидать на пол пути свою работу - это не правильно!
  - Ненасытная... - недовольно буркнула со своего места Хайхане, обнимая 109-го, - Хоть бы со мной поделилась...
  - Ну, Каширо... - вновь начала Йоми, не обратив никакого внимания на слова 104-й, и плотно прижалась своим бюстом к его плечу, и продолжила давить на жалость, - Так не честно... Ну, ашикаби-сама... Ну, пожалуйста...
  - Между прочим это из-за тебя Мия нам помешала, - укоризненно произнес 109-й, недовольно посмотрев на 43-ю, - Ты стала слишком громко стонать.
  - Разве я виновата, Каширо? Мне просто было очень хорошо. Вот я и не смогла сдержаться, - возразила девушка, покраснев, - Кто же знал, что у Мии такой чуткий сон?..
  - Не важно, Йоми,- сказал 109-й и устало вздохнул, - У меня уже все настроение сбилось...
  - Ну, Каширо... В этот раз я буду очень-очень тихо себя вести. Ты даже звука от меня не услышишь... - клятвенно пообещала она и продолжила, прижимаясь к юноше еще больше, - Мия в этот раз нам не сможет помешать... Все будет очень тихо. Вот увидишь!
  - Йоми, если Мия застукает нас во второй раз, то я не думаю, что она отнесется к "этому" с большим понимание, чем в прошлый раз, - ответил 109-й, чувствуя как его уверенность колеблется.
  43-я сейчас очень настойчиво себя ведет. Да и отказывать ей было как-то не удобно. Он ведь действительно не закончил свою работу. Только, что называется, начал, а тут - сиреневолосая фурия со взглядом маньяка, пришедшего убивать! Да еще и этот до ужаса пугающий голос "Разврат в доме Идзумо запрещен!"!
  Каширо вздрогнул от этих воспоминаний. Впечатлений, похоже, ему хватит на ближайшие дня два точно.
  - Ну, ты ведь обещал... - обиженно протянула 43-я, вновь начав водить пальчиком по его груди.
  - Ну ладно... - наконец сдался 109-й и тяжело вздохнул.
  Если бы не Мия, он бы уже успел закончить с Йоми и даже Хайхане побаловал бы! Да, эта хозяйка поместья действительно умеет пугать! Но свои обещания надо выполнять! Особенно, которые даешь собственным девушка.
  Со стороны Хайхане раздалось хихиканье и она произнесла:
  - Все-таки она заставила тебя...
  И тут же завистливо добавила:
  - Но я тоже хочу, Каширо!..
  Йоми довольно улыбнулась и села на колени, победно посмотрев на 104-ю, а затем наставительно сказала:
  - Тебе надо было выиграть гонку, Хайхане. Тогда бы и стала загадывать свое желание. Так что не завидуй!
  С этими словами 43-я сняла с себя платье, оказавшись в одном лифчике и трусиках белого цвета.
  - Да там всего-то разницы в пол сантиметра... - пробурчала 104-я, недовольно буравя взглядом Йоми.
  - И они, эти пол сантиметра, остались за нашей командой, Хайхане, - довольно ответила вторая секирей, ложась на животик и мило улыбнувшись своему ашикаби.
  109-й вспомнил ту запись. Кочоу взломала сервер торгового центра и достала видео их гонки. Каширо мало что понял из увиденного, так как запись была очень не качественной, но если верить краснеющей и отводящей глаза 22-й, то победила именно их команда.
  Каширо стал на колени возле Йоми и размял пальцы. Сейчас он закончит то что начал. Пора исполнить желание 43-й и покончить с массажем!
  - Будь со мной нежен, ашикаби-сама... - произнесла девушка, смущенно посмотрев на Каширо, и добавила, - Как и в прошлый раз...
  Пальцы 109-го коснулись ее спины и тело под ними сразу же напряглось, а сама Йоми издала приглушенный стон. Каширо продолжил гладить девушку. Его руки скользили по горячему телу, а 43-я крепко сжала в своих кулаках простыню, закусив губу. Ее тами сейчас ярко горело, быстро наполняясь энергий.
  Йоми порывисто дышала и громко сопела, пытаясь удержать в себе сладостный стон. Но не смогла это долго терпеть и практически сразу удовлетворенно вскрикнула, переживая волны наслаждения. Ее голос разнесся по комнате и тут же вырвался в коридор. В ту же секунду дверь распахнулась и на пороге появился сиреневолосый монстр с вечной, милой улыбкой на лице, который держал в своих руках катану.
  "Вот и верь после этого девушкам!" - расстроено подумал юноша, вспомнив клятвенные заверения Йоми, что она будет вести себя тихо словно мышка!
  - Я вижу вы не вняли моему предупреждению, Каширо-сан, и продолжили разврат под крышей моего дома. В таком случае я должна вас наказать, не так ли? - спросила она, на самом деле не нуждаясь в ответе.
  - Но Мия... Между нами не были никакого разврата... - попытался возразить 109-й.
  - Не было?.. - удивилась хозяйка поместья и окинула взглядом комнату, чтобы затем продолжить, - Вы раздели бедную девочку и уложили на свой футон, а сами уже были готовы накинуться на нее, чтобы удовлетворить свои похотливые желания. Но как же хорошо, что я оказалась рядом!
  - Все было совсем не так... - начал 109-й, но сразу понял тщетность своих усилий, поэтому обреченно добавил, - Ладно... Какое наказание на этот раз, Мия-сан?
  Сзади послышалось хихиканье Хайхане и посмотрев в ее сторону, Каширо увидел как 104-я сидит на футоне и весело машет своими руками. Да, ну конечно... Кто-то вновь развлекается за его счет!
  Йоми виновато посмотрела на своего ашикаби и покраснела, отведя взгляд в сторону.
  - Спать вы будете в другом месте, Каширо-сан, - сказала Мия, - Оставлять такое похотливое животное с двумя невинными девушками я просто не могу! Что тогда обо мне подумают приличные люди?
  109-му ничего не оставалось как просто выйти в коридор.
  - Но Мия... - попыталась вмешаться Йоми, чтобы хоть как-то исправить свою вину, но комнату моментально затопила аура страха.
  43-я сразу же замолчала, испуганно уставившись на хозяйку поместья, а Хайхане перестала хихикать, подавившись смехом. Обе девушки застыли на месте, внимательно смотря на Мию словно кролики на удава.
  - Не стоит благодарить меня, Йоми, - ласково сказал монстр с сиреневыми волосами, - Я позабочусь о твоей чести. Можешь больше не волноваться на этот счет, бедняжка!
  Конечно, саму 43-ю спросить Мия забыла и тут же закрыла за собой дверь.
  Каширо стоял в коридоре и ожидал своей участи. Интересно, что она придумает на этот раз?.. Думал 109-й. Может просто попугает да и отпустит?
  - Что же мне с вами делать, Каширо-сан? - спросила у него Мия, окинув внимательным взглядом.
  "Как минимум прекратить этот фарс..." - подумал юноша, но промолчал.
  Серьезно злить хозяйку не хотелось. Да и опасно это!
  - Раз вы не вняли моим просьбам и повели себя как похотливое животное, то спать сегодня будете в коридоре, - произнесла Мия.
  - В коридоре? - удивленно переспросил Каширо.
  - Именно! Секирею, который не может унять свои инстинкты, не место в комнатах, которые предназначены для нормальных людей, - вполне серьезно произнесла хозяйка, улыбаясь кончиками губ, - И раз вы, Каширо-сан, ведете себя как животное, готовое наброситься на беззащитных девушек, которые не могут вам сопротивляться в силу своей связи с вами, а также собственной врожденной доверчивости...
  "Во как загнула!" - подумал Каширо, внимательно слушая витиеватую речь Мии.
  - То вам самое место провести ночь в коридоре, чтобы обдумать свое поведение. К тому же, я искреннее верю, что вы сможете перебороть в себе похоть и не станете прокрадываться обратно в комнату к двум беззащитным девушками с целью завладеть их телами. Даже не смотря на свои животные инстинкты, которые так сильны в вас, - закончила свою речь хозяйка поместья.
  Хмыкнув, Каширо проследил взглядом как Мия грациозно удаляется по коридору. Затем 109-й посмотрела на дверь своей комнаты, которая в этот момент открылась и перед ним появилось виноватое лицо Йоми. За 43-й стояла Хайхане, которая закрыла ладошками рот, пытаясь сдержать свое хихиканье.
  - Извини, Каширо, - произнесла виновница произошедшего, опустив взгляд в пол.
  - Будем считать, что твое желание я выполнил, - ответил он и погладил Йоми по голове, ощущая под своей рукой мягкие и приятно пахнущие волосы.
  43-я сразу улыбнулась, но отпечаток вины с ее лица так и не исчез.
  - Ничего страшного, - сказал он и добавил, обращаясь к девушкам, - Идите спать.
  - А ты?.. - спросила Йоми с волнением смотря на своего ашикаби.
  - А что я?.. - удивился Каширо и достал из кармана черную карточку MBI, - Ночь длинная! В городе полно борделей, где меня явно ждут! Так что вы, девчонки, не переживайте! Спите спокойно!
  - Чего?! - огласила яростным криком весь коридор Йоми, потеряв весь свой виноватый вид, - Какие еще бордели?!
  Хайхане удивленно застыла, выпучив глаза на 109-го.
  - Какие именно я еще не знаю... Но я начну, пожалуй, с центра города, - уверенно начал Каширо, любовно рассматривая свою карточку, - Там они точно должны быть!
  - Нет! - возразила Йоми, насупившись, - Мой ашикаби ни в какие бордели не пойдет! У него есть я!
  - И я! - позади 43-й замахала руками Хайхане, привлекая к себе внимание.
  Внезапно соседняя дверь отворилась и в коридоре показалась заспанная Удзуме.
  - Чего шумим?.. Мне через час нужно выходить по делам, - произнесла она, - А я не выспавшаяся!
  - Каширо решил посетить публичные дома нашего города... - произнесла не понятно откуда появившаяся Матсу, а ее очки как-то по-особому, по-извращенному заблестели, а сама она противно захихикала.
  - О!.. Поздравляю, Каширо, - сказала Удзуме и, зевнув, добавила, - Только чего шумите то?..
  - Каширо-сан, Матсу-тян готова составить тебе компанию, - сказала ноль вторая облизав свои губы и тихонько добавила, - Эксперименты-эксперименты... Много постельных экспериментов...
  Каширо не успел ничего ответить рыжеволосой секирей, так как из своей комнаты вышла Кочоу и произнесла:
  - Ашикаби-сама, я против того чтобы вы шли в подобные места. Там вы можете подхватить какую-то инфекцию. Вместо этого я могу посоветовать вам хорошую гостиницу и...
  22-я поправила очки, покраснев, но набравшись смелости продолжила:
  - И составить вам компания на эту ночь.
  - Чего?! - возмутилась Йоми, набирая обороты, и грозно посмотрела на Кочоу, - Почему именно ты?!
  - Потому что это я предложила, - спокойно ответила 22-я с серьезным выражением лица и привычным жестом быстро поправила свои очки.
  - Не правда! - надулась Матцу, - Именно я должна заняться экспериментами с Каширо-тяном!
  - С чего бы это вдруг, извращенка! Ты даже не секирей нашего ашикаби! - возмутилась Йоми.
  Ноль вторая хихикнула и потерев свои ладошки, произнесла:
  - Тем эксперимент будет интереснее... О-о-о!..
  Матсу затряслась всем телом, обхватив себя за талию и прыгнула с головой в собственные, явно очень грязные фантазии.
  - Дайте мне поспать... - жалобно протянула Удзуме, смотря на остальных тоскливым и сонным взглядом.
  - Девушки! Девушки! - громко произнес Каширо, чем и привлек все внимание к себе.
  В коридоре наступила тишина. Взгляды присутствующих секирей скрестились на нем.
  - Я благодарен вам за все, что вы для меня пытаетесь сделать, - проникновенно начал 109-й, - Но...
  Он сделал театральную паузу, наигранно вздохнул и собирался продолжить, как на сцене появился новый участник.
  - Что здесь случилось?.. - усталым голом протянул Хомура, выйдя со своей комнаты, - И можно потише?..
  Удзуме согласно закивала головой, поддерживая последнее предложение.
  - Мне завтра с утра на работу в хост-клуб идти, - закончил огненный секирей, окинув всех сонным взглядом.
  В коридоре наступила тишина.
  - Прости... - виновато протянул Каширо, а затем широко улыбнулся и лукаво спросил, - Но ты сказал "хост-клуб"?..
  - Ну... - протянул озадаченно Хомура, не понимая интереса 109-го, и согласно добавил, - Да, Каширо.
  - Тогда ты, наверняка, знаешь много красивых и горячих девчонок! - бодро произнес юноша, - Брат, ты обязательно должен меня с ними познакомить! Не кидай младших в нужде! Пошли со мной веселиться!
  - Чего?.. - выдавил пораженный Хомура.
  Со своей стороны зло зашипела Йоми и злыми взглядами ее поддержали остальные секирей 109-го.
  - Мия сказала, что я похотливое животное и выставила меня ночевать в коридоре. Но зачем мне спать здесь, когда у меня есть вот это?! - весело сказал Каширо и показал карточку MBI.
  В этот момент он совершил ошибку. Йоми, увидев как небрежно и расслабленно ее ашикаби держит злосчастную карточку, нагло ею поигрывая, просто выхватила пластик у него из рук.
  Хайхане довольно хихикнула, наблюдая как Каширо, хлопнув глазами, уставился на свои пустые пальцы. Затем 109-й перевел свой взгляд на Йоми. Его лицо выражало вселенскую скорбь и обиду. 43-й сразу же стало стыдно и не приятно за свой поступок. Захотелось извиниться и отдать своему ашикаби карточку, которую она так подло выхватила, чтобы он смог пойти... Стоп!
  Йоми сжала кулаки и мотнула головой. Вот туда он точно не пойдет! Ни сегодня! Ни завтра! Вообще, никогда! У него теперь есть она и еще двое секирей! Если он хочет заняться чем-то подобным, то только с ними! Больше никто не имеет права на тело ее любимого ашикаби!
  - Йоми... - с болью в голосе выговорил 109-й словно у него забрали нечто очень ему дорогое; можно сказать, лишив его даже надежды.
  Покраснев, 43-я виноватым голосом произнесла, поклонившись:
  - Простите, ашикиба-сама... Но если вы пообещаете не ходить по борделям, то я отдам вашу карточку.
  - Ну... Хорошо, - легко согласился Каширо, после коротких раздумий.
  Йоми сразу же просияла и почувствовала как внутри у нее словно с души упал камень. Идти против своего ашикаби - это так тяжело и не приятно для любой секирей!
  - Вот ваша карточка, ашикаби-сама, - радостно произнесла 43-я, протягивая обратно черный пластик, а сама застыла в вежливом поклоне.
  - Стой! - крикнула Кочоу, вытянув вперед руку, попытавшись объяснить заблуждение подруги, - Йоми, кроме борделей в городе есть еще множество других распутных заведений и мест!
  Но было уже поздно. Злосчастная карточка уже была в руке Каширо, чтобы затем осесть в его кармане.
  Йоми, осознав сказанные Кочоу слова, уставилась на своего ашикаби глазами преданного котенка.
  "За что?.." - читалось в ее взгляде.
  - Ну, я, пожалуй, пойду, - произнес 109-й, широко улыбаясь и, кажется, насвистывая что-то веселое, зашагал к лестнице, ведущей вниз.
  Матсу и Удзуме провожали его любопытными взглядами. Хомура был скорее озадачен. А вот его секирей... На их лицах застыла маска ужаса, боли и совершенного им предательства.
  Каширо сделал еще несколько шагов в наступившей тишине и внезапно остановился. Он качнулся с пяток на носки и обратно, а затем развернулся, чтобы посмотреть на своих секирей, в то время как на его лице появилась ехидная улыбка:
  - Так вы со мной идете веселиться или действительно рискнете одного отпустить?
  Юноша сделал паузу и добавил, мягко улыбнувшись:
  - Да ни по каким борделям я не собирался околачиваться! Просто было любопытно посмотреть на вашу реакцию. И, должен сказать, это было весело.
  На лицах Йоми, Хайхане и Кочоу проступило облегчение. Удзуме улыбнулась, хихикнув в кулак. Матсу... Она была хмурой и не довольной. Только что ее грязные фантазии рухнули с огромной высоты, разбившись на мелкие кусочки. А ведь она себе уже такого навоображала!.. Хомура же просто хмыкнул, сложив руки на груди.
  - Кочоу, дай мне адрес ближайшей приличной гостиницы... И если хотите, девчонки, то идемте со мной. Все равно за все платит MBI, - сказал 109-й, посмотрев на своих секирей, а затем ехидно добавил, - А то я парень видный. Пока дойду, точно куча девушек на шее повиснет.
  Но его шутка не вызвала у его секирей должного отклика. Йоми пребывала в собственных, не веселых мыслях. 43-я чувствовала как ее лицо заливает краска. Девушке было стыдно, что из-за нее Каширо сначала из комнаты выставили, пытаясь заставить ночевать в коридоре, а затем она, его секирей, которая должна быть всегда верной своему ашикаби, выхватила у него из рук карточку... Так как действительно поверила, что... Щеки 43-й уже просто пылали и Йоми неловко переступила с ноги на ногу.
  "Каширо ведь тоже секирей! Он чувствует связь, как и мы! Наш ашикаби никогда бы нас не предал!" - напомнила себе Йоми и тут же обругала себя, потупив взгляд.
  Хайхане и Кочоу выглядели смущенно.
  - Понятно, - произнес 109-й и подойдя к своим девушкам, обнял их.
  В ту же секунду тами четырех секирей забились немного быстрее. Обмен энергией ускорился.
  - Эх, вы... - произнес юноша, став гладить их, - И чего вы там себе понапридумывали?.. Ладно, пойдемте все вместе в отель и переждем там, пока Мия свирепствует.
  Каширо больше ничего не успел сказать. Внезапно в коридоре сгустился мрак и по спине заскользила знакомая аура страха.
  - Я вижу вы, Каширо-сан, не уняли свои животные инстинкты и решили таким хитрым способом выманить с собой этих беззащитных девушек, - произнесла Мия, появившись словно из воздуха и держа на лице свою фирменную улыбку, - Чтобы никто не помешал вам выпустить на свободу свою похоть. Что же, в таком случае у меня для вас будет соответствующее наказание.
  
  Утро встретило Каширо не весело. Всю ночь он драил ванную комнату, а сиреневолосый монстр, успешно маскирующийся под добрую и улыбчивую хозяйку, наблюдал за ним. Причем делал это так, что понять спит она или нет было просто невозможно!
  Эта "женщина", а в том что она человек 109-й уже сильно сомневался, постоянно находила какие-то пятна и заставляла его убираться по второму, третьем, четвертому кругу... Чертова трудотерапия! Тот кто ее придумал был настоящим садистом!
  Заснул Каширо прямо в ванной, крепко обнимая швабру, и думая о том что идея остаться в этом "безопасном" месте не такая уже и хорошая.
  - Чертова Мия... - прошептал Каширо, едва проснувшись, - чтобы тебя встретила толпа парней-яойщиков и спутала с красивым мальчиком...
  109-й широко зевнул и внезапно ощутил, что лежит на футоне, а с обеих сторон к нему прижимается что-то мягкое и теплое. На груди также ощущалась тяжесть от двух спящих тел. Все четыре девушки сейчас были вместе с ним. Но что-то в этом было не правильное... Эта мысль настойчиво заерзалась в его сознании. Но что?..
  Каширо знал, что рядом с ним находятся его секирей, поэтому все должно быть в порядке. Только какая-то мысль не давала ему покоя, причиняя дискомфорт. Она настойчиво говорила 109-му о какой-то не правильности. И тут он понял (!) - четыре девушки! Но ведь у него всего лишь три секирей. Каширо посмотрел на свое тами и увидел как от него в разные стороны уходит ровно три нити! Но в постели с ним лежит на одну девушку больше!
  109-й мысленно вздохнул. Все оставалось по-прежнему. Новых девушек в его гареме... В смысле, "семье"... не появилось.
  "Но кто тогда эта загадочная четвертая?" - встрепенулся Каширо и в его голову закралась шальная и хихикающая мысль.
  А что если это Мия?.. Ведь он - весьма привлекателен собою, как и все секирей. Быть может, вчера, бедная вдовушка, насмотрелась на его сильное тело, пока он мыл ванную, и не выдержав, забралась к нему в постель?.. Чтобы, так сказать, дать волю своим "животным инстинктам"?..
  109-й открыл глаза и осмотрелся. С левой стороны от него лежала Йоми, справа - Хайхане. На своей груди юноша обнаружил Кочоу в обнимку с... Матсу! Вот те новость!.. Что же здесь забыла эта рыжеволосая особа в столь пикантной позе?.. Хотя, зная ее извращенный характер, не трудно догадаться, что пробралась она в их постель не просто так.
  Словно в подтверждение мыслям Каширо, ноль вторая развратно хихикнула, продолжая спать. В тот же момент ее пальцы сжались на груди 22-й и новый приступ сдавленного смеха сорвался с губ Матсу, а ее лицо перекосилось от удовольствия. Губы извращенки вытянулись с явным намерением поцеловать вторую девушку и начали неспешно сближаться.
  Внезапно, разомлевшая в объятиях Кочоу, открыла свои глаза и посмотрела на хихикающую Матсу, которая готова уже была впиться в нее страстным поцелуем.
  Комнату сотряс женский вопль и в следующее мгновение рыжеволосая секирей обнаружила себя лежащей на полу. Протерев свои заспанные глаза, Матсу невинно уставилась на 22-ю.
  - Такой сон испортили... - пробурчала ноль вторая в то время как Кочоу покрылась краской смущения и быстро закипала.
  - Ты что здесь делаешь, Матсу?! - рявкнула Кочоу, задыхаясь от гнева.
  Наконец, в себя окончательно пришли Йоми и Хайхане. 104-я, широко зевнув, с интересом посмотрела на спорщиц, но отдирать голову от плеча своего ашикаби даже не подумала. Ей и отсюда была все хорошо видно.
  Йоми же наоборот, заметив рыжеволосого паразита, стала хмурой и сердитой.
  - Блин, а я уже готовилась поцеловать его, - невинно продолжила ноль вторая, - И он согласился на все мои эксперименты... Ну, зачем ты меня только разбудила, Кочоу-тян? Такой же сон хороший был!..
  В голосе Матсу послышалось недовольство и осуждение, а ее взгляд был направлен на 22-ю.
  - Ты что делаешь в нашей комнате?! И самое главное... - сердито спросила Йоми, буравя взглядом ноль вторую, и добавила, сорвавшись на крик, - Что ты ДЕЛАЕШЬ в нашей с Каширо постели?!
  - Что?.. - удивленно переспросила рыжеволосая секирей, а затем она осмотрелась по сторонам и, наконец, сообразила где находится, - А!.. Вот ты о чем, Йоми-тян!
  Матсу сразу же оживилась, окинув всех похотливым взглядом.
  - Вчера ночью я увидела как вы, втроем, притащили спящего и измученного работой Каширо-тяна в свою комнату и облепили со всех сторон. Ну я и подумала.... - смущение залило лицо ноль второй, - Что, наверное, еще одна девушка здесь будет не лишней.
  Матсу, закончив, внезапно стала хихикать, покрывшись румянцем.
  - Эксперименты... Постельные эксперименты... - очень тихо произнесла она и эти слова насторожили всех остальных в комнате, - Наконец-то... Я сделала это...
  - Что ты сказала, Матсу-тан? - спросил 109-й.
  Ноль вторая резко вздрогнула всем телом, поняв, что явно ляпнула что-то лишнее.
  - Ой!.. Ничего!.. Сосем ничего!.. - ответила она, а лицо рыжеволосой секирей покраснело еще больше, выдав ее с головой.
  - Какие эксперименты?! - взорвалась Йоми, - Что ты успела сделать с нами, пока мы спали?!
  - Боже мой, я спала в одной постели с этой женщиной! - крикнула Кочоу, показав пальцем на ноль вторую, а затем схватила себя за голову.
  - Да ничего такого, Йоми-тян!.. - нервно хихикнула Матсу, став отступать к выходу из комнаты, - Просто немного пофантазировала, слюну попускала и... немного своим рукам... дала волю...
  - А ну стоять! - рявкнула сердитая Йоми и в то же мгновение ноль вторая вылетела в коридор, заспешив в свою потайную комнату.
  43-я, преследуя извращенку, неудачно споткнулась и чуть не растянулась на полу. Это и спасло Матсу, которая успела заскочить внутрь своего убежища, хлопнув дверью буквально перед носом у негодующей Йоми. Девушка сразу же забила кулаками по ней, громко и яростно требуя чтобы ее впустили внутрь!
  Осажденная сторона, трясясь от страха под одеялом, на переговоры не шла. Конечно, слова 43-й о быстрой, скорой и кровавой расправе над ноль второй не способствовали мирному решению вопроса.
  Взбешенная Йоми стояла перед дверью и кипела от злобы. Эта дрянь залезла в их постель! Что само по себе уже было ужасным преступлением! Но хуже того то что рыжеволосый и очень извращенный паразит посмел делать нечто... Нечто явно не пристойное с их телами! 43-й даже было страшно представить, какие свои грязные фантазии Матсу воплотила в жизнь!
  Но основная тяжесть преступления ноль второй заключалась в том, что она посягнула на святое - на ее ашикаби! Каширо в глазах Йоми был божеством, которому нужно поклоняться! Поэтому любые святотатцы должны быть казнены на месте! Причем немедленно!
  - Открой дверь и я просто выпущу тебе кишки! - сделала новое предложение о сдаче Йоми.
  Матсу испуганно пискнула с той стороны и затряслась под одеялом еще больше. Сейчас она хотела только одного, чтобы эта ненормальная куда-то ушла. Ей вчерашняя затея уже не казалась такой интересной и... невинной, что-ли?.. Ну да, тогда в ней играли гормоны и разум, решив взять выходной, сказал на прощанье ноль второй: "Не боись!".
  Ох, но как же Матсу было страшно сейчас! И разве немножечко удовольствия стоит такого ужаса?..
  "Не равноценный обмен!" - вынуждена была признать ноль вторая, слушая как ее дверь трещит под напором 43-й.
  Матсу похвалила себя за то что в свое время специально укрепила ее. Как раз на такой случай. Конечно, это была простая предосторожность, но кто же знал, что она окажется не лишней?!
  - Йоми... - услышала 43-я за спиной осуждающий голос своего ашикаби и вздрогнув, развернулась, чувствуя себя виноватой.
  Ну да... Устроить такой шум с самого утра, бегая по коридору и привлекая всеобщее внимание?.. Да еще и выламывая дверь этой рыжеволосой извращенки! 43-я ведь таким образом позорит не только себя, но и Каширо!.. Воспитанные девушки так себя не ведут!.. Как же ей стыдно за свое поведение! И все это из-за проклятой Матсу!
  - Простыми кулаками ты мало чего добьешься, - голос юноши оставался все таким же осуждающим, - Поэтому лучше воспользуйся этим.
  Йоми с удивлением увидела как в руках Каширо появилась ее боевая коса.
  - У нас с девчонками, - 109-й кивает себе за спину, где стоят Хайхане и Кочоу, - Тоже появилось несколько вопросов к Матсу.
  43-я удивленно хлопнула глазами, на мгновение впав в ступор, а затем обрадованно схватила свое оружие и крикнула:
  - Да, ашикаби-сама!
  Теперь она знала как действовать! Всего лишь нужно один-два удара и эта преграда падет перед ними.
  Йоми перехватила древко боевой косы поудобнее и подняла ее вверх, намереваясь обрушить свое оружие на замаскированную дверь, но сделать это не успела.
  - А что это вы собрались делать, Йоми-сан? - спросила девушку мило улыбающаяся хозяйка, которая появилась здесь словно из под земли.
  - Э-э-э... - промычала 43-я, не зная как объяснить свои действия, и застыла с высоко поднятой косой в руках.
  Ей на помощь пришел Каширо, бодро сказав:
  - Мы намереваемся снести дверь, Мия-сан.
  - Неужели? - ласково поинтересовалась хозяйка поместья, - А зачем, Каширо-сан?
  - Хотим добраться до паразита, засевшего в этом "гнезде разврата", - пояснил юноша, кивая на потайную дверь.
  - Понятно, - ответила хозяйка поместья, продолжая улыбаться, - Но если вы сделаете это, то сломаете или испортите мое имущество. Вы же этого не хотите, не так ли?
  Все четверо секирей напряглись, так как по ним ударила аура страха. Дыхание резко перехватило, а за спиной Мии отчетливо сформировалась маска демона.
  - Нет, уважаемая хозяйка! Мы уже передумали сносить двери! - произнес юноша, замахав руками в отрицательном жесте и добавил, но гораздо тише, - Так и знал, что паразитов выкуривать надо... Эх!..
  - Вы что-то сказали, Каширо-сан? - задала вопрос Мия.
  - Нет-нет! - открестился он.
  - В таком случае давайте попробую я, - предложила хозяйка и с нажимом произнесла, - Матсу, открой, пожалуйста, дверь.
  С той стороны донесся испуганный писк и затем последовал всхлип.
  
  Глава 16. Сокровище Матсу и "зло всегда побеждает добро"
  С приходом Мии "налет" на комнату Матсу приобрел законный характер. Рыжеволосый паразит ничего не смог противопоставить хозяйке поместья и ноль второй пришлось пустить внутрь всех, при этом она не забывала мелко дрожать. Наверное, Мия и сама подумывала о чем-то таком, да руки видимо никак не доходили. А тут!.. И повод, и возможность!..
  Хайхане, после разрешения хозяйки, применила свои ищейские навыки, и быстро нашла потайной схрон с коробкой, внутри которой обнаружилось много журналов интересного содержания.
  - Нет! - воскликнула Матсу, увидев это, и схватилась за сердце, закатив глаза.
  Она чуть не упала в обморок. Но Йоми, добрая душа, добила ее, злорадно сказав:
  - Эту мерзость надо сжечь!
  В этот момент в глазах Матцу 43-я стала выглядеть как порождение преисподней с огромными рогами на голове. Из рта Йоми высовывался змеиный, раздвоенный язык и падала вниз серная кислота. Вообще, фантазия Матсу работала на полную катушку.
  - Демоница! - выкрикнула ноль вторая и обвиняющие ткнула пальцем в Йоми.
  На это 43-я лишь презрительно фыркнула, показывая свое отношение к рыжеволосой секирей. Но внезапно случило страшное! Мия согласно кивнула головой и произнесла:
  - Такое непотребство не может находится под крышей дома Идзумо! От него нужно избавиться! Я попрощу Хомуру нам помочь и предать это огню!
  - Мия, нет! - внезапно перед хозяйкой поместья на колени упала Матсу и вцепившись в ее кимоно, торопливо стала говорить, - Все что угодно!.. Только не это! Прошу тебя, Мия, пощади мое сокровище! Я так долго собирала и хранила его от всех бед! Я с таким трудом собрала эту коллекцию журналов! Здесь очень редкие выпуски, ограниченного издания! Таких в Японии больше нет!.. Как же ты не понимаешь?!
  На глаза ноль второй навалились слезы и она, не сдержавшись, зарыдала во весь голос. Но слов жалости и сострадания ноль вторая так и не услышала.
  - Это не может находиться в моем доме, Матцу-сан! - холодно ответила Мия и рыжеволосая девушка увидела словно наяву, как над ее бесценным сокровищем поднимаются языки пламени, которые начинает весело трещать, пожирая тонкую бумагу.
  От этих мыслей сердце ноль второй больно сжалось. Матцу вздрогнула всем телом, с ужасом смотря на коробку с журналами. Неужели подобное может действительно случиться с ее сокровищем?.. Нет! Однозначно, нет! Матцу не допустит такого! Матцу защитит свою любимую коллекцию журналов!
  Ноль вторая резко рванула вперед, превратившись в размытую тень, и выхватила коробку с журналами у опешившей Хайхане, чтобы затем забиться с нею в угол. Матцу опасно зашипела, смотря на удивленные лица всех присутствующих! Она никому не отдаст свое сокровище так просто! Сначала им придется иметь дело с ней - секирей номер два! И только потом они смогут превратить ее журналы в пепел! Но пускай не думают, что это будет так просто!
  - Матсу, отдай эту коробку, - спокойно произнесла Мия, улыбаясь, а за ее спиной сгустилась тьма.
  Всем в комнате сразу же стало жутковато. Матсу тоже почувствовала как волны страха пробежались по ее спине, но она пересилила себя. Ноль вторая не могла уступить! Только не сейчас! Стоит ей сдаться и ее коллекция, которую она собрала на протяжении многих лет, будет уничтожена! Нет, Матсу не допустит!.. Матсу не отступит!..
  Рыжеволосая секирей, продолжая сидеть в темном углу, вновь хищно зашипела.
  Хозяйка поместья удивленно подняла брови. Было видно, что с такой реакцией своего жильца Мия сталкивается впервые.
  - Какая-то она не совсем адекватная, - заметил Каширо, удивленно рассматривая ноль вторую в плохо освещенной комнате.
  Тусклый свет в этом помещении давали только десятки мониторов, которые были прикреплены к стенам.
  - Матсу, отдай мне коробку! - требовательно повторила Мия и вытянула вперед руку.
  Жест был более чем очевидный! Но на ноль вторую это не произвело никакого впечатления. В ответ она еще громче зашипела и, казалось, сильнее забилась в угол.
  - Матсу, не заставляй меня применять силу, - настойчиво сказала хозяйка поместья, выжидательно смотря на рыжеволосую секирей.
  Ноль реакции. Выждав еще немного, давай тем самым ноль второй время на принятие "правильного" решения, Мия перешла к действиям. Она приблизилась к Матсу и попробовала силой забрать коробку с журналами. В ответ раздалось яростное шипение и рыжеволосая попробовала ее укусить. В этом она не преуспела, зато заработала себе синяк, упав на пол от чувствительного удара. Реакция Мии была выше всяческих похвал. Каширо внезапно понял, что против этой женщины у него шансов еще меньше, чем если бы ему пришлось драться с Карасубой.
  "Да кто она такая?!" - подумал 109-й.
  Хозяйка поместья тут же подхватила коробку и последовала к выходу.
  - Мия! - раздался вслед ей жалобный крик Матцу, которая немного приподнявшись, тянулась в ее сторону рукой.
  Но сиреневолосая женщина не остановилась и не повернулась в сторону ноль второй. Ни один мускул не дернулся на лице безжалостной Мии, как показалось Матцу. Она понимала, что видит свои сокровища в последний раз.
  Внезапно взгляд рыжеволосой девушки упал на оставшихся в комнате секирей.
  - Это вы во всем виноваты!.. - прошипела ноль вторая, - Из-за вас я лишилась своей коллекции!.. Теперь не ждите пощады от великой Матцу! Я жестоко вам отомщу! Слышите?!
  Рыжеволосая секирей неожиданно стала хлюпать носом и затем разревелась во всю. Это окончательно выбило Каширо и его девушек из колеи. 109-й, переглянувшись с ними и не найдя ответа, подошел к ноль второй.
  - Матцу, - осторожно начал он, - Ну... Мы можем тебе купить новые журналы, если это было так важно для тебя.
  - Нет! Вы не понимаете, таких больше нет! Вы не найдете их в Японии и даже во всем мире! Их просто больше нет! - во всю уже ревела рыжеволосая девушка.
  - Ну, может у каких-то коллекционеров... - предложил Каширо, которому стало как-то не ловко перед ноль второй.
  - Вы ничего не понимаете!.. - роняя слезы, сказала Матцу, и добавила, - Уходите! Оставьте меня одну!
  Каширо и его секирей вышли из комнаты ноль второй в полном смятении. 109-й не понимал причины ее слез. Ну не могли же какие-то журналы и в самом деле стать поводом для плача Матцу?..
  Юноша почувствовал себя не хорошо. Как-то все это было не правильно. С одной стороны она однозначно заслужила наказания, но... Но кто мог подумать, что Матцу воспримет все так близко к сердцу?.. Быть может, эти журналы и вправду были столь дороги для нее?..
  - Девчонки, подождите меня в нашей комнате. Я сейчас вернусь, - сказал 109-й и зашагал по лестнице вниз.
  - А ты куда, Каширо? - удивленно спросила Йоми и Кочоу в один голос.
  Хайхане лишь молчаливо проводила его взглядом, а затем перевела его в сторону потайной комнаты.
  
  На шести мониторах шла битва. Многочисленные отряды светлых и темных сил вгрызались в оборону друг друга, пытаясь продавить порядки неприятеля. Бой кипел нешуточный и сотни воинов, под предводительством своих героев, шли на врага, держа строй.
  - Хайхане, переводи своих мечников в атаку! Нам нужно потеснить левый фланг светлых! - скомандовал Каширо, оценивая общую ситуацию с "птичьего полета".
  Сейчас герой 109-го, закованный в бронью темный лорд, стоял на холме в окружении телохранителей.
  - Да, мой повелитель! - отозвалась Хайхане, высунув язык от возбуждения и быстро нажимая на клавиши клавиатуры.
  Несколько отрядов мечников пришли в движение. Вела их темная эльфийка с длинными клинками на руках. 104-й этот персонаж сразу понравился. Видимо, за сходство с нею.
  Мечники, бегом преодолев нужное расстояние, развернули строй и издав боевой клич, пошли в наступление. Они, не теряя строя, врезались в ряды светлых. Со стороны сил "добра" им встретились рыцари, закованные в сплошную броню, которая ярко играла на солнце.
  - Мусуби, держись! - воскликнул "паладин" Минато, очень быстро что-то клацая на контроллере.
  Он сидел слева от Каширо и играл вместе со своей секирей за светлую сторону.
  - Хай! - ответила 88-я и ее персонаж столкнулся с героем Хайхане.
  Два аватара закружили в танце боя. 104-я от перевозбуждения стала громко хихикать, приклеившись взглядом к экрану.
  - Мусуби, я иду! - крикнул Минато, а его герой в этот момент скакал во главе рыцарской конницы.
  - Йоми, переставь своих копейщиков на холм, где я поставил красный флажок! - прозвучала новая команда Каширо и он услышал в ответ короткое: "Да, ашикаби-сама!".
  - Кочоу, обеспечь прикрытие копейщиков! - добавил 109-й.
  - Хорошо, Каширо! - произнесла она и отряды лучников пришли в движение.
  Тем временем центр светлой армии прогибался под клещами темных. Воинам добра приходилось драться в частичном окружении. Подкова сужалась, но светлые фланги еще держались.
  По полю вновь пронеслось несколько выстрелов из скорпионов и огромные стрелы прошибли собою сразу несколько тел. Но на схватку в центре поля это почти никак не повлияло. Воины по-прежнему кидались друг на друга что-то крича, а в воздухе стоял звон металла.
  Из-за холма вырвалась конница светлых под предводительством Минато и с ходу пошла на прорыв. Но их уже встречали ряды копейщиков и лучников. Залп стрел не принес особого эффекта в виду хорошего бронирования рыцарей и лошадей. Только лишь несколько рыцарей вышло из общего строя из-за ранений.
  Конница светлых врезалась в строй копейщиков. Высокая и стройная темная воительница, вооруженная двуручным топором, выделялась на общем фоне. Она была аватаром Йоми и рубилась в первых рядах, сдерживая натиск тяжелой конницы.
  Воины под предводительством Минато медленно продавливала строй темных.
  - Кочоу, вводи резервы! Пора закончить со светлыми! - скомандовал Каширо и добавил, - Общее командование войсками теперь на тебе. А мне пора в бой!
  С этими словами темный лорд, до этого стоявший на холме, сел на лошадь и, дав шпор коню, понесся вниз. За ним последовал десяток телохранителей, а вскоре к ним присоединилась резервная сотня темных паладинов.
  Аватар Каширо проскакал позади своего войска и развернул свой отряд в сторону холма, где кипел бой со светлыми. Туда они поднялись единым кулаком и не сбавляя скорости, врезались в бок рыцарской коннице.
  Минато сразу же заерзался на месте, лихорадочно давя на клавиши контроллера. Он видел как темные выводили на поле боя свои резервы и ход битвы стал неумолимо клониться в их сторону.
  Каширо нажимал на кнопки и его герой на экране наносил удары. Мощная булава раскраивала головы врагам, убивая светлых пачками. Рядом, словно приклеенные, держались его телохранители. Рыцари стали пятиться, теряя боевой дух.
  Аватар Минато пытался пробиться к герою Мусуби, но тщетно. Его сковали со всех сторон копейщики, а к ним на помощь пришла Йоми. Бой закипел страшный.
  - Я не проиграю! - воскликнула Мусуби, неумело нажимая на кнопки и ее герой пропускал удар за ударом.
  Хайхане настолько увлеклась процессом, что похоже забыла где находится. Ее аватар просто вбивал своего противника в землю. Очки жизни так и слетали с героя Мусуби, пока он не упал на землю, лишившись последних сил, а вместе с ней и жизнью.
  - Да!!!!! - громко взревела Хайхане, победно за став трясти клавиатурой.
  - Нет!.. - огорченно протянула 88-я, посмотрев на свой контроллер словно это он был виноват в ее проигрыше.
  - Минус еще один герой, Минато, - весело сказал Каширо, нажимая на кнопки.
  Тот ничего не ответил, сосредоточенно смотря на экран и пытаясь каким-то способом исправить бой. Но было уже слишком поздно. Войска, перейдя под управлением Кочоу, завершали разгром светлой армии. Сотни трупов валялись на поле боя. Само сражение сместилось в сторону. Резервные отряды шли на острие атаки и окружали противников. Катастрофа светляков была уже очевидной. Но Минато все еще упорствовал, беспорядочно нажимая на кнопки. Все это закончилось тем, что его героя окружили со всех сторон и подняли на копья простые неписи.
  - Победа!!!!! - радостно закричала Хайхане, махая руками в возбуждении.
  Йоми довольно улыбнулась. Ей нравился вкус превосходства и доминирования над противником. И не важно, что это была простая компьютерная игра!
  Кочоу оставалась внешне беспристрастной и сосредоточенно, но внутри ей тоже понравилось это ощущение. Ощущение что ты сильнее, умнее, хитрее!..
  Минато отпустил контроллер и почесал свою голову, глупо улыбнувшись.
  - Прости меня... - жалобно произнесла 88-я, - Мусуби подвела своего ашикаби.
  - Ничего страшного, - ответил ей Минато, погладив по голове, - Все-таки их было четверо, а нас всего двое.
  - Ты считаешь, что в этом залог твоего проигрыша? - удивился Каширо.
  - Ну... - неуверенно протянул Минато, - Вас же было больше...
  - Но вы ведь взяли дополнительные войска, - напомнил ему 109-й.
  - Ах да, точно!.. - произнес ашикаби 88-й, вновь став глупо улыбаться.
  - Но даже если бы было по-другому... Не важно как! Вы бы все равно проиграли нам. При любой расстановке сил и игроков, - уверенно сказал юноша, гордо подняв голову.
  - Это еще почему? - удивился Минато, а Мусуби дотронулась указательным пальчиком до нижней губы, выражая так свою задумчивость.
  - Потому что мы лучше! - веско сказала Хайхане.
  - Именно! - согласилась с ней Йоми и даже в глазах Кочоу скользнуло одобрение.
  - Не только поэтому. Хотя это и правда, - произнес Каширо и посмотрев на Минато, добавил, - Потому что зло всегда побеждает добро. При любых раскладах.
  Ашикаби 88-й был явно озадачен сказанными словами. Впрочем, как и Мусуби.
  - Чтобы вы убедились, я предлагаю вам еще раз сыграть. На этот раз в одной с тобой команде, Минато, буду играть я и... Кочоу, к примеру, - предложил Каширо и уверенно добавил, - Но даже в таком случае вы проиграете нам.
  - Хорошо, - озадаченно сказал Сахаси, который уже понял, что 22-я весьма умна.
  Девушки Каширо выглядели весьма озадаченными. Неужто их ашикаби настолько сильно в них поверил?.. Приятно, конечно, но... Как бы не разочаровать Каширо. О чем-то таком подумала Йоми и Хайхане.
  - Но в таком случае вы окажетесь в разных командах, Каширо-сан. Как тогда "вы" выиграете у нас? - спросил Минато, - Мы ведь будем на одной стороне, а они на другой.
  Кивок в сторону 43-й и 104-й.
  - Увидишь, - коротко ответил 109-й, смотря на экран, и внешним видом показывая, что он больше не желает вдаваться в дискуссию.
  - Хорошо, - согласился Минато и на мониторах вновь развернулось поле боя для двух армий.
  На этот раз оно было новое. Как и в прошлый раз, перед сражением, появилось меню выбора. Команда Минато играла за светлых, а Йоми с Хайхане за темных. Затем они распределили войска. 109-й взял себе несколько отрядов конницы, а Кочоу получила под свой контроль лучников и немного легкой пехоты.
  Две армии заново сошлись на поле боя и закипела битва.
  Темные в этот раз действовали довольно прямолинейно. Они наступали по всему фронту, единой, не прерывающейся линией. Минато послал в бой Мусуби с линейными частями, так как убедился, что сложные маневры не для нее, а сам задумал обходной маневр. И у него это могло бы выйти, если бы не одно "но".
  - Каширо, ударь своей конницей по отрядам пехоты, которые обходят нас на левом фланге! - скомандовал Минато.
  - Ага... - отозвался 109-й, но его бойцы так и не сдвинулись с места.
  Минато в пылу боя этого не заметил и продолжил:
  - Кочоу, прикрой наступление Мусуби своими стрелками!
  22-я только взглянула на своего ашикаби и уловив отрицательный кивок с его стороны, оставила все как есть. Ни один лучник не выпустил и стрелы.
  Не дождавшись подкрепления, центр армии Минато стал прогибаться, а не остановленные вовремя отряды темной пехоты ударили во фланг силам добра. Баталия светлых стала рассыпаться прямо на глазах. Только сейчас Минато заметил то, что отряды Каширо и Кочоу не сдвинулись с места.
  - Что это значит?! - удивленно спросил он у них, - Почему ваши воины остались на своих позициях?! Это же... Это же предательство!..
  Последнее Минато произнес как-то не уверенно.
  - Смотря как на это посмотреть, - ответил Каширо, - Ты же с самого начала знал, что я играю за темных и той армией, с которой ты сейчас сражаешься, управляют мои девочки. Но тем не менее ты доверил мне часть своего войска. Не ты ли сам виноват, что все закончилось именно так? В конце-концов я же темный лорд и всегда воюю на своей стороне. А там, с тобой, сражаются мои секирей. Как ты думаешь, на чей стороне я буду? Впрочем тот же вопрос касается и их. На чей стороне они окажутся в конечном результате?
  Кивок в сторону Хайхане и Йоми. Темная армия под их управлением уже дорезала бегущие остатки светлого войска.
  - Я опять проиграла!.. - расстроилась Мусуби, не слишком внимательно слушавшая разговор двух ашикаби.
  Со своего места довольно захихикала Хайхане. Она в этот момент рубила спины убегающих светлых.
  - И вот еще что, Минато, насчет зла. Стоит только его маленькому кусочку просочиться куда-то, а оно всегда просачивается, и все (!)... Зло распространяется с невероятной скоростью. Оно хуже раковой опухоли. Ведь оно может подкупать, разлагать, обманывать и применять тысячи уловок. А добру это делать запрещено. Поэтому зло всегда побеждает его, - произнес Каширо и добавил, улыбнувшись, - Или как-то так... Я точно не помню цитату... Мне просто понравились сами слова.
  Минато внимательно выслушал 109-го и о чем-то задумался.
  - Ну вот и мне с Кочоу пора принять участие в этой битве, - сказал Каширо и их отряды вышли на поле, усеянное телами светлых.
  Вокруг была многочисленная армия темных.
  Оставшиеся отряды светлого войска остановились недалеко от вражеских солдат и аватар 109-го запрыгал на месте, махая руками, а сам юноша пояснил это так:
  - Победа, все-таки!
  Тут же аватары темных героев к нему подскочили и стали прыгать вокруг. А оба оставшихся войска замахали руками. Раздались звуки горна и это знаменовало, что сражение окончено.
  После того как Минато, который о чем-то явно задумался, и его секирей ушли в комнату по соседству, Каширо решил навестить Матсу. Он не мог выбросить из головы убитый вид ноль второй. Может быть она извращенка и даже сама стала причиной случившемуся, но все же ему было не хорошо от одной мысли, что она страдает... Хоть, пускай, и из-за такого пустяка как... развратные журналы. Да, возможно, они редкие и даже коллекционные...
  109-й тряхнул головой. И о чем он только думает?! Переживает из-за какой-то извращенки, которая прокралась к нему в комнату ночью и делала там не пойми что!..
  Каширо тяжело вздохнул. Он понял, что совесть с него просто так теперь не слезет. 109-й иногда поражался ее вывертам. Нет чтобы забить на все это и заниматься своими делами, так нет! Он уже стоит возле дверей Матсу и стучится!..
  - Можно войти? - спросил Каширо, но не получил ответа.
  Постояв немного, он нажал на дверь и она оказалась не запертой. Войдя внутрь он увидел Матсу. Ноль вторая сидела на своем футоне, поджав ноги и опустив голову. Плечи ее были закутаны в одеяло. Она никак не отреагировала на его приход.
  - Ты как?.. - спросил 109-й.
  В ответ ничего. Похоже, Матсу тяжело переживала потерю любимых журналов... развлекательного характера.
  Каширо, нерешительно переступив с ноги на ногу и подошел к ноль второй, чтобы затем сесть рядом.
  - Матсу... - сказал он, не зная толком о чем говорить, - Ты извини за то, что мы нашли твои... твое сокровище.
  Ноль вторая подняла на него свое серое и хмурое лицо. Если бы взглядом можно было сжигать, то Каширо сейчас оказался бы кучкой пепла.
  109-й чувствовал, что говорит какой-то бред. Вся эта ситуация выглядела полнейшим фарсом!..
  - Но ты и сама виновата в произошедшем. Вот зачем ты забралась в
  нашу комнату? Разве ты не понимала к чему это приведет?.. Особенно, учитывая характер Йоми и твои отношения с Кочоу?.. Да и Хайхане не слишком понравилось узнать, что кто-то без спросу ночевал в одной комнате с ее ашикаби. Хоть по ней и не скажешь, но я то это хорошо чувствую благодаря нашей связи, - сказал Каширо и заметил как ноль вторая смутилась.
  - Извини... - произнесла она, - Я... Матсу не стоило так делать...
  Теперь девушка выглядела смущенной.
  - Но Матсу хоть и понимает, что тоже виновата, но ей все равно хочется отомстить за свою загубленную коллекцию, - призналась она, потупив взор.
  - Быть может, это поможет немного успокоиться Матсу?- спросил Каширо и положил перед ноль второй несколько журналов с той самой коробки, - Я сумел их... спасти... когда Мия немного отвлеклась.
  Девушка тут же схватила остатки своего "сокровища" и стала внимательно рассматривать уцелевшее добро. На ее лице появилась знакомая улыбка, а с губ сорвалось довольное хихиканье.
  - Ты...- произнесла впечатленная Матсу, оторвавшись от своих журналов и посмотрела на 109-го, - Ты настоящий герой, Каширо-тян! Ты не побоялся ужасного монстра и, как настоящий рыцарь, спас самое дорогое, что было у меня! Твой храбрый поступок заслуживает награды!
  С этими словами ноль вторая облизала свои губы и, покраснев, продолжила:
  - Ты просто обязан провести со мной несколько экспериментов... Я так давно об этом мечтаю, мой рыцарь...
  Матсу, отложив в сторону журналы, вытянула свои руки в сторону 109-го и ее пальцы на руках пришли в движение, а очки как-то зловеще заблестели.
  - Эксперименты... - довольно шептала она, наклоняясь всем телом.
  - В другой раз, - произнес Каширо, тут же оказавшись на ногах, - В любом случае я рад, что тебе уже лучше, Матсу! До встречи!
  Помахав ей рукой, юноша быстро пошел к выходу. Не то чтобы он сильно был против этих "экспериментов", но все же у него есть свои девушки, которых 109-й любит. Им вчетвером, итак, вполне хорошо. Матсу незачем вовлекать во все это.
  Но дверь, к удивлению, Каширо оказалась запертой.
  "И что это значит?.." - подумал он.
  Тихое хихиканье за его спиной и повторяющееся слово "Эксперименты" расставили все на свои места. Похоже, ноль вторая решила попытать счастья. А что?.. Небольшая комнатка, вокруг полумрак и они лишь вдвоем, наедине... Не плохие шансы добиться желаемого для одной рыжеволосой развратницы! Но мечтам девушки не суждено было воплотиться в реальность, так как с той стороны послышался легко узнаваемый голос Мии:
  - Матсу-тян, открой дверь!
  Ноль вторая застыла на месте.
  - Матсу-тян, у меня тут из коробки несколько журналов пропало. Не ты ли их случайно взяла?.. - после этих слов девушка испуганно ойкнула, а ее очки вновь запотели.
  
  Глава 17. Месть рыжеволосой ведьмы
  Время до самого вечера прошло довольно спокойно. Если так можно выразиться о поместье Идзумо, в котором, после прихода новых посетителей, стало намного "оживленней". Секирей, вырвавшись за пределы базы и лабораторий, словно дети исследовали все окружающее пространство и... "чудили"!
  К примеру, Каширо обнаружил чердак! И отправился его "покорять" вместе со своими девчонками. На этом процессе он и был застукан хозяйкой поместья, от которой и получили очередной втык. 109-й выслушал ее лекцию стоически и коротко резюмировал: "Мия, ты ведешь себя как наша мамочка!" и посоветовал ей заниматься своими делами. Сказал он это, как оказалось зря, потому что спустился он с чердака на трясущихся ногах и даже сперва немного заикался. В который раз Каширо убедился что Мия того... совсем не человек! По-крайней мере, необычный человек!
  Итогом похода на чердак стало то что 109-й и его девчонки выпачкались с ног до головы. Поэтому Мия, посмотрев на них и вздохнув, что-то невнятно упомянула о Мусуби, Удзуме и Матсу, а затем назначила сегодняшний день - банным днем.
  Вскоре его секирей уже плескались в горячей воде вместе с остальными девушками. Каширо, осмотрев себя в зеркало, понял, что и ему нужно помыться, поэтому решил узнать, когда они освободят ванную комнату. На подходе туда 109-й увидел забавную картину. Рядом возле входа в ванную стояли Минато и Матсу. Последняя была представлена ему и Мусуби во время обеда.
  - Минатик, ты же не собрался за нами подглядывать? - укоризненно спросила парня ноль вторая и соблазнительно облизала свои сочные губы.
  - Я - никогда! - запротестовала Минато, отрицательно став махать головой, быстро краснея, - Даже в мыслях не было, Матсу! Я... Я просто мимо проходил!
  - Что, совсем-совсем не хочешь? - удивилась девушка и выставила вперед свою не маленькую грудь, продолжая подкалывать парня, - Минатик, ты точно не хочешь?.. Даже не попробуешь?.. Хотя бы один разик?.. Вдруг тебе понравиться.
  - Нет-нет!.. - проблеял он.
  Парень стал переминаться с ноги на ногу, потупив взгляд, а щеки его стали пунцовыми. Еще чуть-чуть и у него явно из носа пойдет кровь.
  - Но разве это поступок мужчины?.. Когда совсем рядом моются столько красивых и обнаженных девушек, разве у тебя не возникает инстинктивного желания?.. - хихикнула Матсу, вновь облизав свои губы и, похоже, даже немного уйдя в собственные фантазии.
  Но закончить свою речь она не успела, так как была перебита.
  - Нет! Ничего такого! - чуть не выкрикнул парень, отрицательно замахав руками, - Я не извращенец!
  Ноль вторая вновь хихикнула, смотря за его метаниями и вновь облизнулась, а ее щеки немного покраснели.
  - Минатик, ты такой миленький... - проворковала она, - Так бы и съела тебя...
  Парень удивленно и смущенно на нее уставился, а Матцу вновь провела кончиком языка по своим губам и довольно хихикнула, видя его реакцию.
  - Привет! - бодро произнес 109-й, подойдя к этим двоим и стал ухмыляться.
  - Каширо?.. - произнесла ноль вторая, явно недовольная, что ей помешали разговаривать с ашикаби Мусуби.
  - Да, это я! - весело подтвердил юноша и спросил, - А ты похоже, Матсу, не ровно дышишь к Минато?.. Или лучше сказать "Минатику"?..
  109-й весело хохотнул и уже серьезно задал вопрос:
  - Вы, кстати, надолго ванную заняли?
  - А что?.. Тоже хочешь помыться? - спросила все также недовольная Матсу и увидев утвердительный кивок на секунду замерла.
  В ее голове заработал мозг со скоростью самого мощного компьютера в мире. Ноль вторая проанализировала факты, сопоставила возможные шансы и оценила вариативные окончания созревшего плана.
  - А что тебе мешает помыться с нами? - спокойно спросила Матсу, посмотрев на Каширо.
  - С вами?.. - переспросил 109-й, не ожидавший подобного вопроса.
  - Ну да, - подтвердила ноль вторая, уверенным тоном, - Я понимаю, что ты долгое время был лишен общества не только людей, но и секирей. Но в Японии существует давняя традиция принимать ванную вместе мужчинам и женщинам. Ведь так, Минато?
  Каширо и сам слышал о подобном. Кажется, он читал об этом в интернете.
  Упомянутый парень вздрогнул и почесав свою голову, ответил:
  - Ну да, Матсу... Но...
  Договорить он не успел, так как ноль вторая уверенно продолжила:
  - К тому же все мы, как и ты, Каширо, одного вида. Но не это самое главное, а то, что, думаю, никто не будет против твоего присутствия в ванной комнате со всеми нами.
  -Никто не будет против?.. - переспросил озадаченный Каширо.
  Минато просто уставился на ноль вторую с явным удивлением на лице.
  - Именно, - подтвердила Матцу, - Сам посуди, Каширо. Хайхане, Йоми и Кочоу - твои секирей. Кто-то, а они точно не будут против твоего присутствия, где бы вы не оказались. Ведь так?
  109-й согласно кивнул. В этом не нужно было сомневаться.
  - Остаемся только я и Удзуме, - произнесла ноль вторая, пожав плечами, - Лично я совсем не против, если ты будешь с нами. Меня, в конце-концов, воспитывали на основе японских традиций. Совместное принятие ванны для Матсу норма. Насчет же Удзуме, то она ходила бы по дому в одних трусах и лифчике, если бы не Мия. Она говорит, что, мол, зачем лишний раз одеваться и раздеваться?..
  Матсу сделала паузу и внимательно посмотрела на юношу, сказав:
  - Конечно, тебе решать, но ты весь в пыли. Еще запачкаешь что-то, так Мия заставит тебя потом убирать. Ну ты знаешь как она умеет... Ведь это же ты этой ночью оттирал все пятнышки в ванной?..
  Ноль вторая захихикала, прикрыв рот рукой.
  Каширо недовольно скривился. Воспоминания действительно не самые лучшие! Особенно, когда над тобой стоит любящий чистоту сиреневолосый монстр, боящийся, что ты пропустишь пятнышко грязи!..
  - А что насчет Мии? - всполошился Каширо.
  Уж с ней ванную принимать он не рискнет! Она хуже Карасубы!.. Теперь то 109-й понимал, что голая ноль четвертая в его постели с катаной в руках - это не так уже и опасно по сравнению с мило улыбающимся сиреневолосым монстром!..
  - Мия никогда с нами ванную не принимает, - произнесла ноль вторая, улыбнувшись, - Сколько живу здесь, ни разу с ней не мылась.
  Матсу вздохнула и сказала:
  - Сейчас Мия явно где-то рядом по дому ходит. Если она увидит тебя, Каширо, в таком грязном виде, то ты явно неделю будешь полы в доме мыть.
  Последнее 109-му совсем не понравилось. Ему было достаточно одной трудотерапии, которая состоялась этой ночью. Повторять подвиг не хотелось.
  Минато тем временем казалось совсем охренел и переводил взгляд с Матсу на Каширо.
  - Пойдем! - произнесла ноль вторая и взяла юношу под локоток, - А то будешь тут стоять и сомневаться, пока Мия тебя не найдет и не заставит... исправляться. Ты, итак, у нее на плохом счету.
  "Не самая приятная новость!" - подумал 109-й.
  - Ты так думаешь? - встревоженно спросил Каширо, заходя вместе с ноль второй внутрь ванной.
  - Ну да, - легко подтвердила его опасения Матсу, - А на каком же еще?.. Ты же в ее глазах развратник. А к таким людям у нее пристальное внимание. Уж поверь мне.
  Ноль вторая расстроено вздохнула. Каширо вспомнил, что Матсу - извращенка в квадрате! В этом вопросе она настоящий профи! Так сказать, признанная развратница у которой есть большой опыт совместного проживания с Мией!
  Ванная оказалась разделена на две части с помощью тонкой двери, которая легко отодвигается в сторону. Одна часть соответственно - ванная, а вторая - комната, где можно раздеться.
  Со стороны купальни был слышен женский разговор.
  - Матсу, давно спросить хотел, а почему ты живешь в потайной комнате? - спросил Каширо, не решительно застыв перед рядами одежд, которую сняли девушки, прежде чем последовать в ванную.
  Чуйка 109-го кричала об опасности. Что-то было не так!.. Но что?! Слова Матсу были логичны и многое объясняли. Так что же все-таки было не так?!
  - Ну... - хихикнула ноль вторая, - Скажем так, у меня есть некоторые... трения с MBI! Поэтому мне приходиться скрываться в потайной комнате, - сказала она и проворно скинула платье, оказавшись в лифчике и трусиках.
  Матсу схватила Каширо за футболку и быстро ее сняла со словами: "Не смущайся!".
  109-й застыл в не решительности. Его чувство тревоги возрастало с каждой секундой. Оно било в набат, крича убираться отсюда к чертовой матери!..
  - Давай помогу! - хихикнула Матсу и ее ручки оказались на штанах юноши.
  - Не стоит! - всполошился Каширо, понимая что что-то явно идет не так!
  Он схватил ноль вторую за руки, но та продолжала напирать.
  Неужели Матсу опять принялась за старое?.. О чем-то таком подумал Каширо, но внезапно девушка оторвалась от него и резко отодвинула дверь в сторону, впихнув 109-го внутрь!
  "Приплыли!" - понял он, быстро осмотревшись, - "Тушите свет!".
  В купальне действительно были Хайхане, Йоми, Кочоу и Удзуме. Только вместе с ними отмокала в воде и Мия!...
  Взгляд всех девушек остановился на Каширо с оголенным торсом и расстегнутой верхней пуговицей на штанах.
  Если его девушки выглядели смущенно-заинтересовано, то Удзуме громко произнесла в наступившей тишине, при этом даже поленившись прикрыть свою грудь:
  - Ты реально без комплексов, бро!
  Позади раздалось хихиканье Матсу.
  - Каширо-сан, вы считаете нормальным врываться в ванную, где моются девушки, чтобы удовлетворить свои животные позывы? - с угрозой в голосе спросила у него Мия, а позади нее сформировалась маска демона.
  109-й молчал. Ответить ему было нечем. Впрочем, сейчас он просто смотрел... Внимательно смотрел.
  - Мия, - дрожащим голосом сказала Удзуме, привлекая к себе внимание хозяйки поместья, - Ты встала...
  - И что с того?.. - спросила сиреневолосая женщина и замолчала, посмотрев вниз.
  Сама того не заметив, она инстинктивно поднялась на ноги и предстала перед 109-м во всей своей обнаженной красоте. Мгновение Мия соображала в ледянящей тишине, а потом ее взгляд, который обещал ничего хорошего, упал на юношу.
  "Беги, Каширо! Беги!" - понял он, откинув остальные мысли прочь.
  109-й сорвался с места и вылетел в коридор. Сзади его подстегивала аура страха, насыщенная кровавой жаждой такой силы, что остановиться было просто невозможно. Даже если бы он и захотел это сделать. Но в том то и дело, что он не хотел!.. От слова "совсем"!
  Каширо бежал почти не разбирая дороги.
  "Прочь из поместья Идзумо! Только прочь!" - билась в его голове мысль.
  Сейчас юношу спасет только расстояние и выигранная фора времени!
  Вылетев из дома, 109-й легко перепрыгнул через забор и, оказавшись на крыше, он побежал дальше. Его гнал страх и адреналин. Крыша за крышей мелькали под ним, а юноша даже не думал останавливаться, так и продолжая свой бег.
  Сколько времени прошло в таком темпе он не знал, но остановился 109-й, когда окончательно устал. Оглядевшись по сторонам, Каширо понял, что находится где-то весьма далеко от поместья Идзумо. Это только его обрадовало и он облегченно вздохнул.
  Сейчас он стоял на крыше, голый по пояс, и тяжело дышал. Но чувство радости и избавления, кружили ему голову. Какое-то время 109-й побудет вдали от поместья Идзумо, пока Мия не придет в себя и не станет размышлять трезво, а Каширо подождет сколько нужно. День, два, месяц, год!.. В этом вопросе он спешить не будет!
  - Какое славное саке! - юноша внезапно услышал женский голос за своей спиной и резко развернулся.
  Перед ним стояла женщина в розовом платье с просто гигантской грудью. В одной руке она держала пузатую бутылку спиртного, а сама была пьяна.
  - Мне уже симпатичные мужчины мерещатся... - хихикнула незнакомка и подошла к нему не трезвой походкой, - На сегодня с меня явно хватит...
  Сказав это, женщина сделала еще несколько больших глотков, осушив бутылку до дна, а затем швырнула ее прочь. Та разбилась об асфальт, упав с крыши.
  Незнакомка пристально посмотрела на Каширо и произнесла, откинув волосы в сторону:
  - Я явно перебрала, но, знаешь, сладкое видение... Я не против...
  Схватив 109-го в охапку, она хихикнула и вытянула свои губы для поцелуя, но вместо этого, безвольно повисла на нем. Похоже, с нее действительно было достаточно выпитого.
  - Что-то мне не хорошо... - прошептала она, прижавшись к нему своим телом, а затем добавлиа, - Держи меня крепче, а то упаду...
  Каширо ничего другого не оставалось, как обнять в ответ незнакомку.
  "Что же здесь происходит?" - подумал 109-й, но данная ситуация была не так уж и плоха в отличии от разъяренной Мии.
  - И что это вы делаете, Каширо-сан? Пользуетесь моментом пока безвинная женщина не может вам оказать сопротивления?.. Вы окончательно упали в моих глазах в самую пучину разврата и порока, - произнес сиреневолосый монстр за спиной юноши и тот вздрогнул.
  Очень-очень медленно, он развернулся и увидел ЕЕ!.. Она стояла в нескольких шагах от него, одетая в привычное кимоно, а в руках держала обнаженную катану. Сталь хищно поблескивала в лунном свете и многочисленных огнях ночного Токио.
  - Мия, все совсем не так... - вздохнув, произнес Каширо.
  - Правда?.. - иронично спросила она, - В таком случае потрудитесь объяснить свое развратное поведение, а также почему вы пробрались в ванную, которую принимали невинные девушки.
  - Ну... Эта женщина, к примеру, сама меня обняла, - начал Каширо, но был перебит.
  - Вы хотите сказать, что Казехана-сан, бедняжка, которая так тяжело переживает разрыв со своим возлюбленным, сама кинулась вам в объятия?.. - строго спросила Мия.
  - О! Вы ее знаете?.. - поинтересовался Каширо и не видя ответной реакции, сказал, - Да... Именно так и было.
  Хозяйка поместья на какое-то время задумалась, наблюдая как упомянутая Казехана стала тереться о юношу, и произнесла:
  - Спиртное никогда не доводит до добра. Я склонна вам поверить, Каширо-сан. Что вы скажете, про сегодняшний ваш проступок в ванной?..
  - Матсу, - коротко ответил юноша и поспешил рассказать о разговоре с ней, пока Мия была готова слушать.
  - Вот как... - сказала хозяйка, пряча катану в ножны, - Не типичное поведение для нее. Но нечто подобное она определенно может совершить. Наверное, Матсу на вас зла из-за своих журналов.
  - Похоже что так, - осторожно сказал 109-й и спросил, - Мия-сан, вы на меня не сердитесь?
  - Не то чтобы не сержусь... - ответила она, - Но вы правильно сделали, что убежали. В ванной я была слишком сердита и могла бы вас сильно покалечить. Пока я гналась за вами по городу, у меня было время немного подумать о вашем поступке.
  Каширо почувствовал облегчение.
  - Но от наказания это вас все равно не спасет, - добавила хозяйка.
  - Да, Мия-сан, - согласился с ней 109-й, а потом не удержавшись, спросил, - А вы секирей, Мия-сан?
  Вздохнув, женщина окинула взглядом юношу и ответила:
  - Не совсем, Каширо. Я не совсем секирей. Я - столп, а все секирей - мои перышки.
  Сказанные слова озадачили 109-го. О таком раньше он никогда не слышал.
  
  Что-либо еще узнать у Мии о том что она - некий столп, Каширо не смог. Видимо, ей не хотелось распространяться на эту тему, поэтому на дальнейшие вопросы со стороны 109-го она реагировала включением ауры страха. Такая инициатива умерла сама собой.
  Вернулись они в поместье без происшествий вместе со спящей Казеханой. Это та незнакомка, которая оказалась в объятиях Каширо.
  Мия пошла заглянуть к Матсу, а 109-й, уложив женщину в сиреневом платье в одной из комнат, направился к себе. Там его уже ждали. Только стоило 109-му зайти как его со всех сторон облепили взволнованные девушки и хором начали о чем-то щебетать, перебивая друг друга. В основном это, конечно, делали Йоми и Кочоу, но несколько реплик вставила и Хайхане.
  - Все нормально, - успокоил их юноша, погладив каждую по голове.
  Это было воспринято благосклонно и внесло атмосферу умиротворения. Его секирей сразу же заулыбались, прижавшись еще сильнее к своему ашикаби. 109-й почувствовал, как его бедные ребра немножечко затрещали. Обнимашки с тремя влюбленными секирей - это серьезное испытание! Особенно, когда они уверены, что ты выдержишь их чувства! Ведь ты с ними одного вида!
  Вчетвером они дошли до расстеленных футонов, где и расположились все вместе.
  Хайхане умастилось на правое плечо, а Йоми на левое. Кочоу, увидев такую не справедливую расстановку сил, не долго думая, полезла на грудь к своему ашикаби.
  Иногда любовь бывает тяжелой. В прямом смысле этого слова. Но разрушать идиллию не хотелось, поэтому Каширо ничего не сказал по этому поводу.
  - Кочоу, - произнес 109-й, обращаясь к девушке с красной точкой на лбу, - С этой минуты я хочу знать все о действиях Матсу.
  22-я вопросительно уставилась на своего ашикаби, лежа прямо на его груди, но согласно кивнула, а затем сказала:
  - Это будет не легко. Ноль вторая сильнее меня.
  - Я знаю, Кочоу. Не переживай на этот счет, - произнес Каширо и объяснил свою просьбу, - Похоже, Матсу не простила нам потерю своей... коллекции журналов. Мало ли что она еще задумает. Так что за ней нужно приглядывать.
  - Хорошо! - сказала Кочоу и положила свою голову на грудь 109-му.
  - А нам что делать, ашикаби-сама? - проявила инициативу Хайхане.
  - Быть рядом, - коротко ответил Каширо, улыбнувшись.
  - Мне это задание нравится, - произнесла 104-я, потеревшись о плечо 109-го.
  - Мне тоже, - довольно сказала Йоми с другой стороны.
  Немного еще поворочавшись, четверо секирей уснули.
  Утром все собрались за обеденным столом. С обеих сторон от Каширо сидели Хайхане и Йоми. Кочоу находилась справа от 43-й. 22-я оказалась менее проворной, чем ее соперницы.
  Во главе стола разместилась Мия. Рядом с ней находился Хомура или Кагари, как он сам просил себя называть. Конспиратор, мать его!.. Там же, возле хозяйки поместья, сидела Казехана, которую представили всем как секирей номер три. Дальше находились Минато и Мусуби. Удзуме за столом не было. Видимо, она спала или по какой-то своей причине решила пропустить завтрак.
  Дальше располагалась Матсу, которая выглядела как-то понуро и не смело смотрела на Мию, но стоило ей только пересечься взглядами с секирей Каширо, как она вздрогнула.
  Хайхане, зловеще улыбнувшись и пристально глядя на ноль вторую, демонстративно, одними палочками, сломала рыбе голову, которая лежала на ее тарелке. Хруст позвоночника был хорошо слышен в обеденной комнате. 104-я, продолжая смотреть на ноль вторую, как-то совсем не добро захихикала.
  Матсу, сразу же почувствовала, как испарины выступили у нее на лбу, а стекла очков стали запотевать. Затем она перевела свой взгляд на Йоми. 43-я моментально воткнула одну из своих палочек в глаз рыбе, которая лежала на ее тарелке. Чавкнуло довольно громко. Йоми прокрутила полочку по часовой стрелке, превращая глаз рыбы в фарш и мило, совсем как Мия, улыбнулась, глядя на ноль вторую.
  Кочоу была менее оригинальной. Она просто недобро усмехнулась и вновь приняла спокойную, собранную позу.
  В этот момент Матсу поняла, что ее вчерашняя "маленькая" шутка может обернуться большими проблемами. Эти секирей явно были не нормальными, жестокими и слишком мстительными. Ну, по-крайней мере, так подумала сама ноль вторая.
  Какое-то время все ели молча, пока внезапно Кадзехана не произнесла, обращаясь к 109-му:
  - Каширо, и как тебе?..
  - Что именно? - спросил у нее юноша.
  - Ну... Мне тут рассказали, что вчера ты вошел в ванную и мог лицезреть нашу хозяйку во всей красе. Вот мне и интересно, что ты можешь сказать по этому поводу, - беззаботно сказала Кадзехана, номер ноль три.
  За столом сразу же наступила тишина. Кагари удивленно посмотрел на 109-го и даже уронил свои палочки, а Матсу внезапно захихикала со своего места.
  - Кадзехана!.. - с угрозой в голосе произнесла хозяйка поместья и в воздухе сформировалось лицо демона - угрожающе шипящей Ханьи.
  - Я молчу, Мия! Молчу!.. - поспешила сказать ноль третья, натужно засмеявшись, - Мне просто стало любопытно... Чисто мужской взгляд на данный вопрос...
  Аура страха только усилилась и все потупились. Включая 109-го.
  За столом наступила тишина и через какое-то время нависающая над всеми жажда крови исчезла. Трапеза продолжилась в молчании.
  - Две дыньки, Кадзехана. Две сладкие дыньки... - многозначительно произнес Каширо, посмотрев на ноль третью, а затем добавил, - Не помешали бы сейчас две крупные и сладкие дыньки за нашим столом. Не так ли, Кагари-сан? Минато-сан?..
  От этих слов оба парня поперхнулись, а над столом появилась здоровенная маска Ханьи, которая с угрозой зашипела на 109-го. Лицо Мии покраснело и приобрело какие-то демонические черты.
Оценка: 4.53*25  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"