Малухин Сергей Сергеевич: другие произведения.

Царь Кулумыс

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Царь Кулумыс (трагедия)
  
  Действующие лица:
  Кулумыс - царь племени Саян
  Оя - его невеста, принцесса союзного Саянам племени
  Буйба- прабабка Кулумыса, она же - Буреломная Ведьма, она же - Мать Саян
  Змеиго - министр народа Саян, зодчий, поэт
  Козой-хан - предводитель монголов, внук Чингиз-хана
  Туранчок - лазутчик монголов, торгаш
  Служанка Ои
  Духи гор и лесов, воины, люди племени Саян, монгольские воины
  
  ПРОЛОГ.
  (Глухая ночь. На небольшом пятачке среди огромных скал горит яркий костёр. Вокруг костра пляшут, отбрасывая чёрные тени, Буйба, она же Буреломная Ведьма, и духи гор.)
  БУЙБА. Духи, призываю вас! Духи, отвечайте мне! Много-много лет назад вы дали мне совет, который я внушила моему внуку, царю Танзыбею, его кузену, князю Арадану, главному вельможе Вериго. Тогда, ценой жизни, люди Саян спасли своих детей, укрыли будущее племени в сердце тайги и гор от злых врагов. Теперь те дети выросли, у них появились свои дети и внуки. Племя благоденствует, не зная страха. Нами правит царь Кулумыс, сын Танзыбея, великий охотник и воин. Красота принцессы Ои, дочери Арадана, освещает наши души. Советник Змеиго, сын Вериго, своим разумом и искусством ведёт народ к будущему.
  Ответьте же мне, о духи, может ли успокоится моё старое сердце? Всё ли благополучно, как кажется? Нет ли ещё какой-нибудь тайной беды или печали для Саян?
  ХОР ДУХОВ. Есть! Есть!! Есть!!!
  БУЙБА. Духи, о-ох!
  ХОР ДУХОВ. Камень скрепит любовь Красоты и Силы. Ворота жизни разрушит легковерие и предательство. Саяны в опасности. Скорее! Скорее!! Скорее!!! Скрепит любовь. Разрушит предательство. Скорее... Скрепит... Разрушит...
  (Духи постепенно исчезают)
  БУЙБА. Духи не лгут. Племени угрожает беда. Надо спешить в Каменный Город, предупредить, ускорить свадьбу Кулумыса и Ои. Путь мой труден и не близок. Только бы успеть!
  (Уходит)
  ЗАНАВЕС.
  
  1 АКТ
  Картина 1
  (В большом зале дворца в Каменном Городе один Змеиго - министр и поэт, друг и названный брат Кулумыса.)
  ЗМЕИГО. Прошло 30 лет с той мрачной, бурной ночи, когда родители отвели нас, детей, на крутой берег беснующейся на камнях великой реки Ионесси. Грозный, безжалостный враг окружил страну гордых Саян. Наши мужчины и женщины приняли неравный бой с одной целью - дать возможность спастись своим детям. И мы бежали по тайной тропе, по круче, от реки в горы. Я, едва достигший 14 лет, был старшим из изгнанников. Кулумыс, наш новый царь, нёс на своих, тогда ещё худеньких плечах, совсем маленькую Ою. За нами шли другие дети, будущие обитатели нового царства, строители Каменного Города.
  Мы поклялись своим родителям сохранить наш народ, восстановить его славу и могущество. И мы сдержали клятву! Племя живёт, растёт, укрытое от всех напастей родными горами, нашей тайгой-кормилицей. Построен Каменный Город, равного которому нет, наверное, на свете. Горные кручи его стены. Скалы - его дома. Расщелины - улицы. Плато - площади. Зато внутренне убранство наших домов не уступит красотой зданиям столицы самого Великого Хана!
  Вместе с нашим городом выросли и мы. Кулумыс стал подлинным царём, великим воином и непревзойдённым охотником. Оя превратилась в замечательную красавицу, добрую, благодетельную, великодушную. А я... Все эти годы я был для царя верным другом, первым советчиком. Я был единственным архитектором Каменного Города. Я устроил посреди тайги пашни, развёл сады. Я украсил дворец скульптурами, слагал песни, которые поёт народ. Но... что срывать - всё это я делал только для неё одной, для моей царицы, для моей любви!
  И вот все труды закончены. В честь этого события, знаменующего собой окончание бедствий и тяжёлых упорных трудов, назначен большой праздник. На нём царь Кулумыс выберет себе жену - самую прекрасную и достойную девушку. Ни для кого не секрет, что это принцесса Оя. Все Саяны знают это и все ждут с радостью их свадьбы. Все, кроме одного. Ведь я люблю её с детства искренней и нежной любовью. Я всё делал, чтобы заслужить её ответное чувство, но... Но красавица гуляет по моим садам и дворцам, поёт мои песни и лишь мельком благодарит меня. Зато имя Кулумыса не сходит с её уст. О, несчастный Змеиго! Зачем мне эта мука!
  Тысячу раз хотел я прямо сказать Ое о моей любви к ней. И тысячу раз обстоятельства мешали нам объясниться. Ждать далее невозможно - через день моя единственная любовь станет женой другого. И этот другой не кто-нибудь, а мой друг, мой повелитель, царь Кулумыс! О, горе мне! Нет, крепись, сердце! Сегодня Оя придёт осмотреть свою Светлицу во дворце, и я всё скажу ей. Я попрошу, нет, я потребую...
  Тихо! Кто-то идёт сюда. Я узнаю её шаги. Нежданная встреча, но я готов узнать свою судьбу. Сердце, бейся ровно. Ум - будь равен её красоте. Язык - не молчи, влей сладкий яд в её душу. Боги, молю вас!...
  
  Картина 2.
  (В зал входит принцесса Оя в простом и красивом платье, с лютней в руке. За ней служанка несёт пышный наряд невесты.)
  ОЯ. Ах, добрый Змеиго, ты здесь? А я искала тебя. Ты мне нужен.
  ЗМЕИГО. (Низко кланяясь) Прекрасная Оя, я всегда ваш. Слушаю и повинуюсь. Может быть, вы хотите осмотреть свою Светлицу? Внутреннее убранство полностью готово. Если прикажете, мы можем пройти туда прямо сейчас.
  ОЯ. Н-нет, немного погодя. Мне принесли свадебное платье, а я его ещё не примерила. Знаешь, мы сегодня были на городском рынке и там слушали уличных певцов. Песня одного барда так запала мне в душу, что я не могу успокоиться. Я бы хотела пропеть её Кулумысу, но он ещё не вернулся с охоты. Послушай, я сыграю песню тебе. Ты мне расскажешь, какие чувства вызывает у тебя эта песня. Разговор с тобой, как обычно успокоит меня, и я пойду готовиться к свадьбе.
  ЗМЕИГО. (Едва скрывая недовольство) Принцесса, приказывайте. Только вот, стоит ли обращать внимание на какие-то песенки? Ваш жених и повелитель мало обращает на них внимание и, очевидно, правильно делает. Лучше бы вы пошли примерять наряды.
  (С надеждой в голосе) Да достойна ли какая-то песенка...
  ОЯ. Ну, что ты, Змеиго. Царь тоже любит всё красивое, только не умеет объяснить свои чувства. Ты же можешь ТАК рассказать об очевидных вещах, что все только удивляются. Ну, слушай же!
  (Девушка играет на лютне, поёт)
  - Вечерней тихою порой...
  ЗМЕИГО. - Твой взор взыскательный
  - Меня невинную пленил
  - И нежным чувством одари-и-ил...
  ОЯ. (Оборвав мелодию, удивлённо) Откуда?! Где ты мог слышать эту песню?
  ЗМЕИГО. Хм. Откуда? Допустим, её сочинил я.
  (С надеждой в голосе) Эта песенка влюблённых девушки и юноши, которые не решаются объясниться друг с другом. И только с помощью музыки они говорят о своих чувствах.
  ОЯ. Змеиго, ты мне друг, но смеяться над собой я не позволю. Такие песни могут сочинять уличные барды, но не прирождённая знать. Зря ты выставляешь себя в дурном свете - я не верю тебе. (Отдаёт лютню служанке, пытается уйти)
  ЗМЕИГО. (Служанке) Выйди вон!
  (Служанка, склонив голову, уходит, унося платье и лютню.)
  ЗМЕИГО. (Преграждает дорогу Ое) Оя! Ты назвала меня другом, но я не хочу быть просто "другом". Настало время нам объясниться. Песню, которую ты сегодня слышала, действительно сочинил я. Я написал её в честь своей любимой. А моя любимая это ты, Оя! Я нежно люблю тебя с детства, с того дня, когда впервые увидел прелестную девочку во дворце царя Танзыбея. Со временем моя любовь только крепла и сейчас я не мыслю жизни без тебя! Для тебя я возвёл Город, для тебя украсил Светлицу, для тебя не пожалею ничего и никого! О, если бы ты согласилась подарить мне свою ответную любовь!...
  ОЯ. Замолчи, несчастный Змеиго! Напрасно ты начал этот разговор. В нём ты не упомянул самого главного - не упомянул царя Саян, могучего Кулумыса. Он мой жених и моя любовь безвозвратно отдана ему. Это ты должен бы знать. Кулумыс - моя судьба и моя единственная мечта. Змеиго, одумайся! Забудь бесплотные грёзы, а я забуду твои нелепые слова. Мы снова будем, как прежде, добрыми друзьями. Наша свадьба с Кулумысом уже близко. Ты будешь нашим братом, дядей наших детей. Тебя по заслугам вознаградит царь, будет прославлять народ. Одумайся, Змеиго!
  ЗМЕИГО. (В отчаяньи) Зачем мне всё это?! Зачем слава, зачем почести? Зачем дружба? Если нет любви... Твоей любви, Оя! Лишь она одна - достойная для меня награда! Забудь Кулумыса, будь моей - и мы станем царствовать в Каменном Городе. А захочешь - мы уйдём отсюда. Я построю новый город, лучше и краше этого. Ты получишь всё! Ты станешь царицей мира! Оя!...
  (Пытается обнять девушку. За стенами дворца слышен звук рогов, крики, топот копыт.)
  ОЯ. (Вырывается, отталкивает Змеиго) Оставь меня, неверный друг! Речи твои безумны. Даже если ты останешься единственным мужем на свете я и тогда не стану твоей. А если ты ещё хоть раз заговоришь со мной не как с царицей, а как с уличной девушкой, я всё расскажу Кулумысу и он изгонит тебя с нашей земли. Прощай!
  Служанка! Что за шум на площади? Подай мой парадный плащ.
  СЛУЖАНКА. (Выходя из двери) Царь и воины вернулись с охоты. Их добыча богата, как никогда. Повара уже начали разделывать дичь к будущему пиру. Народ ликует! (Помогает Ое надеть нарядную накидку)
  ОЯ. Я встречу царя. А ты собери девушек, и мы начнём примерять наряды. О, как я жду завтрашнего дня!
  (Оя со служанкой, смеясь, уходят в одну строну. Змеиго медленно, убитой походкой обходит зал, роняет треножник, рвёт свитки.)
  ЗМЕИГО. Она сказала, что не любит меня. Всё погибло. И Змеиго - погиб...
  (Змеиго бьёт с размаха кулаком каменный столб. Решительным шагом уходит в сторону, противоположную той, куда ушла Оя.)
  
  Картина 3.
  (В зал входит царь Кулумыс в таёжном охотничьем наряде. За плечами лук, на боку колчан со стрелами. Он разгорячён, оживлён, бодр. Бросает на пол шкуру убитого снежного барса - ирбиса.)
  КУЛУМЫС. Окончен трудный поход. Уф! Я снова дома, в городе, который строил мой народ и я вместе с ним. Этот поход со своими воинами я совершил, чтобы убедиться в прочности границ моего потаённого царства. Ни один враг не знает о Каменном Городе, выросшем в диких лесах, в поднебесных горах. Пускай верные псы-лазутчики Потрясателя Вселенной Чингиз-хана рыщут по всей Сибири - им не найти тайных путей в страну Саян. Вот и сейчас мы выследили группу шпионов, маскировавшихся под мирных торговцев. Они искали тайные пути в нашу страну. На пограничной речке мои воины встретили их. Схватка была жаркой, но короткой. Быстрая вода унесла к великому Ионесси тела врагов.
  Я выполнил заветы моего отца, царя Танзыбея: народ спасён и благоденствует, крепость в горах построена. Завершением всех лишений и трудов станет грандиозный пир для всего народа и моя свадьба с принцессой Оей. Из похода я привёз ей подарки: самоцветы с наших гор, целебный таёжный мёд, шкуру царственного барса - владыки снежных гор. А ещё - большой отрез китайского шёлка, захваченный у монгольских лазутчиков. Нет ничего на свете, чтобы я не отдал своей любимой! Близок, близок миг, когда я перед всем народом назову прекрасную Ою своей женой и на руках унесу её из девичьей Светлицы в мои царские покои.
  Моя милая! Где же ты? Обними своего героя! Я вернулся!
  (Кулумыс склоняется и выкладывает на пол зала подарки невесте. Затемнение.
   В зале светлеет. Царь поднимается. По другую строну таёжных трофеев стоит Буйба.)
  КУЛУМЫС. Ох! Бабушка Буйба! Ты вошла так тихо, что я и не заметил. Здравствуй! Что скажешь?
  БУЙБА. Приветствую тебя, о, царь и правнук мой Кулумыс! Иногда даже самые зоркие глаза не видят того, что творится на грани мира вещей и мира дУхов. У тебя зоркие глаза охотника - у меня другое зрение, иные чувства. Я здесь или беседую с дУхами - нет разницы. Я всегда оберегаю свой народ.
  КУЛУМЫС. Так что же ты видишь, старая Буйба? Видишь прекрасный каменный дворец, выросший в глухой тайге? Видишь ли ты в этом обширном зале мои трофеи? Одобряют ли мои деяния предки, и что ещё могут сказать или повелеть они мне, царю Саян?
  БУЙБА. Не возносись перед предками, молодой царь! Они были доблестными воинами задолго до тебя и сейчас являются заступниками племени перед Небесным Владыкой и перед Высшими Духами. Слушайся их и почитай. Они говорят со мной, а я говорю с царём, чтобы предостеречь его и указать путь к спасению народа. Знай же царь, внук мой - опасность велика! Враги наши многочисленны, коварны и ловки, они окружили землю Саян. Враги не могут проникнуть сюда потому, что предки оберегают нас, а твой народ един. Сегодня ты отразил и покарал лазутчиков монгольского хана, да. Но идёт сражение и в "ином" мире. Будь бдителен!
  КУЛУМЫС. Слышал, слышал много раз твои причитания. Нет для врагов пути к Каменному Городу. Нет, и не будет. Даже когда я сплю, саянские воины оберегают наш покой. Ворота города и день, и ночь сторожат мой конь Тайгиш и пёс Борзой - уж они почуют чужака за 10 вёрст и ни за что его не пропустят.
  БУЙБА. Не перебивай меня, дослушай, что скажу. Духи ведают то, что недоступно смертным. Они помнят прошлое, знают настоящее и предвидят будущее. Они сказали мне: доблесть воинов, крепкие стены, высокие скалы, таёжные дебри - всего этого недостаточно, чтобы защитить Каменный Город. В городе должна поселиться ЛЮБОВЬ! Брачный союз богатыря Кулумыса и красавицы Ои станет скрепляющим звеном безопасности и процветания Каменного Города. Не медли, царь. Веди Ою к алтарю и увлекай в свои покои - и возрадуются предки!
  Пока же этого нет, существует опасность, что зависть, гнев, чёрные мысли, поразившие сердце даже одного из племени Саян, перерастут в предательство, которое откроет город врагу. Берегись, царь!
  КУЛУМЫС. Это всё пустые страхи. Нет среди Саян предателей и негодяев. Все мои люди добрые и честные, все живут равными, никто ни к кому не испытывает зависти и не держит зла. Это делает их телесно свободными и духовно возвышенными. Взять хотя бы моего первого помощника во всех делах, названного брата Змеиго. Он хотя и не воин, но замечательный человек, зодчий, поэт и художник, философ и механик. Именно ему я доверил подготовку большого праздника для всего народа и нашей с Оей свадьбы. Правда, он несколько затянул подготовку торжества, то какие-то причины ему мешали, то увлёкся украшением Светлицы, но это не его вина. Да, большой пир - это непростое дело, всё надо организовать. А Светлица моей невесты настоящий шедевр! Я сам видел. Но теперь, когда я вернулся из дальнего похода, все задержки будут устранены. Свадьба состоится через несколько дней. Не волнуйся, старая Буйба, торжество не за горами и оно будет таким, что о нём будут ещё долго вспоминать, как о самом лучшем и грандиозном событии. Обещаю тебе!
  БУЙБА. (Качая головой в надетой большой меховой шапке) Мне хочется верить в лучшее. Но опасения терзают моё сердце, полное заботой о будущем Саян. Я ухожу в святилище гор к Зеркальному озеру, буду снова вопрошать дУхов, молить их о спасении. Жди меня. (Уходит).
  КУЛУМЫС. Не опоздай на мою свадьбу, бабушка Буйба!
  
  Картина 4.
  (Кулумыс один. В волнении проходит по залу, порывисто садится на широкое кресло.)
  КУЛУМЫС. Слова старой Буйбы смутили меня, внушили беспокойство. А я ехал в Каменный Город, полон радужных надежд...
  С того дня, когда мой отец, царь Танзыбей, готовясь к смертельной битве, вручил мне власть над детьми Саян и указал повести их в горы, чтобы основать новое царство, я не испытывал таких
  сомнений и всегда твёрдо шёл к намеченной цели. Я без устали трудился, сражался и строил, забыв о личном счастье на долгие годы. И вот, когда цель моих стремлений достигнута, оказалось, что всё стоит на краю пропасти! Враги торжествуют, внутри племени зреет измена! Да полно, так ли? Не ошиблась ли ведунья? Правильно ли поняла "ушедших"? Невероятно!
  Я должен сам разобраться во всём, посоветоваться с самыми близкими: с любимой Оей и верным другом Змеиго. Решено! Пусть они или усилят мою тревогу, или разрешат сомнения честно и откровенно.
  А, кстати, вот и министр Змеиго!
  (В Зал входит Змеиго. Увидев Кулумыса отступает на шаг. Низко кланяется, скрывая смущение.)
  ЗМЕИГО. Приветствую тебя, царь! Как прошёл твой поход? Всё ли спокойно на наших рубежах? Много ли дичи в лесу, рыбы в реках? Ясно ли солнце над землёю Саян?
  КУЛУМЫС. Приветствую и тебя, мой добрый Змеиго! Да, всё покойно на нашей земле. Солнце ясно, дичь умножилась, хлеба на окрестных полях зреют. Но... видишь ли, Змеиго, встретила меня бабушка Буйба и говорила странные и тревожные слова. Она говорила, что не всё благополучно в Каменном Городе, как кажется. Говорила и то, что заповедные пути в нашу страну всё ещё открыты врагам. Так ли это? Расскажи, какие новости здесь.
  ЗМЕИГО. Храбрый Кулумыс, не стоит верить всему, о чём шепчут старухи, пусть это и бабки царя. Да, она была мудра, многое ведала. Но в последнее время, я заметил, Буйба сильно изменилась внешне и разум её замутился.
  КУЛУМЫС. Змеиго, не забывайся!
  ЗМЕИГО. Царь, ты просил говорить без утайки. Извини, но Буйба теперь почти всё время проводит в лесу, общаясь с дУхами. Люди почти не видят её. В Городе её называют Буреломной Ведьмой. Лично я больше опасаюсь за неё, чем за тайну Каменного Города. Как тебе, царь, известно, если даже шпионы степняков каким-то чудом найдут дорогу в заповедный город, они не сумеют в него проникнуть. Наши стены неприступны, так как составлены из скал, а единственные Ворота снабжены таким хитрым и сложным механизмом, что никакому смертному невозможно раскрыть их тайны. Любого недруга они узнают на расстоянии полёта стрелы, и его ждёт здесь только смерть.
  КУЛУМЫС. Твои речи радуют меня, верный Змеиго. Я знаю, ты непревзойдённый строитель и механик. Ты, да мой пёс Борзой, да конь Тайгиш - самые надёжные мои друзья и стражники Каменного Города.
  Но послушай, Змеиго: новое царство Саян построено, народ благоденствует, растёт молодое поколение нашего народа. Настало время и мне взять в жёны прекрасную принцессу Ою. Ты долго отговаривал меня от поспешности и я слушал твои мудрые советы. Сейчас же я не вижу более преград для нашего счастья. Свадебный пир я хочу провести незамедлительно. Согласен ты со мной?
  ЗМЕИГО. Великий царь, брат мой! Невозможно сейчас устраивать вашу свадьбу. Никак невозможно!
  КУЛУМЫС. (В гневе вскакивая с кресла) Невозможно?! Почему на этот раз? Отвечай мне, мой министр!
  ЗМЕИГО. (В смущении) Это... это слишком быстро. Не готова... не вполне готова Светлица принцессы. Не сшиты праздничные наряды. Не готово... ничего не готово к пиру, который ты, царь, собираешься устроить для своего народа. Наконец...
  КУЛУМЫС. Наконец?! Змеиго! Наконец мне надоели бесконечные отговорки! Зачем без конца украшать девичьи покои, когда я собираюсь увести оттуда Ою? Что значит: нет праздничных нарядов? Моя невеста так прекрасна, что ни один наряд не сможет сделать её ещё красивее. А новое платье женщины могут сшить за одну ночь. Пир? Я открою все царские погреба и амбары, а народ так рад нашей грядущей свадьбе, что найдутся десятки, нет сотни поваров, кухарок и добровольных помощников. Свадьба будет. И это моё последнее слово!
  ЗМЕИГО. (В отчаянии) Царь! Но ведь кров домашний, тихая семейная жизнь не для тебя. Ты отважный воин, смелый охотник, владыка тайги и гор. Тебе не усидеть в тесных чертогах Каменного Города. А Оя - она нежная, как весенний цветок. Она любит тепло, уют, музыку и стихи... Вы - ты и она - вы не созданы...
  КУЛУМЫС. (Топая ногой и хватаясь за меч) Молчи, Змеиго!
  Ты мой министр, моя правая рука, почти брат, но напрасно ты препятствуешь моей воле. Бойся рассердить меня!
  Свадьба состоится на третий день. Поторопись, слуга мой, Змеиго - вот что я хочу тебе сказать. Поторопись!
  (Кулумыс уходит в сторону покоев Ои.)
  ЗМЕИГО. (Один. Переходя от отчаянья к мрачной ярости, бродит по Залу) Он - царь, тиран для своих подданных. В его власти отдавать приказы, которые рвут моё сердце и отравляют разум.
  О, Кулумыс, берегись! Если ты решил отнять мою мечту, мою любовь - ты отнимаешь мою жизнь. Долгие годы я верно помогал тебе, трудился здесь, пока ты вёл войны, охранял границы, истреблял хищников. Да ведь это я - я создал твоё государство, сберёг народ, построил Каменный Город. Лишившись той, что так дорога мне, я ведь могу всё и разрушить, а тебя, неблагодарный...
  (Змеиго спотыкается о груду подарков, которые царь принёс своей невесте. Остановился, оглядывается, приходя в себя.)
  О, боги! Что я говорю, что замыслил?! Ужас! Как я мог подумать преступить закон предков? Ведь Кулумыс - царь нашего народа, сын царей. И Оя любит его и не любит меня. Они оба видят во мне только друга, и я не имею права, не должен умышлять против них.
  Но моя любовь! Я не могу изменить своей любви...
  Я не буду больше с вами, не стану веселиться на вашей свадьбе, не увижу ваше счастье. Я уйду из Города, поселюсь в дебрях, в глубине гор, стану отшельником - или погибну.
  Прощай моё детище, Каменный Город! Прощай, Кулумыс, любимец счастья! Прощай, жестокосердая Оя! Ухожу...
  (Убегает)
  ЗАНАВЕС.
  
  2 АКТ
  Картина 1
  (Глухой лес. На берегу бурной таёжной речки, среди замшелых валунов сидит лазутчик монголов. Он разут, раздет, мокрый, дрожит от холода.)
  ТУРАНЧОК. Ну, вот и окончен мой путь. Один, без оружия и припасов, в сердце чужой страны. Мои спутники погибли, караван уничтожен. Меня преследуют враги, дикие звери, горные духи. Нечем даже развести огонь. Скоро наступит ужасная ночь и мне не дожить до рассвета.
  Каким глупцом я был ещё одну луну назад, когда, соблазнившись высокой наградой, решил вступить на землю легендарных Саян и заняться поисками этого непокорного и таинственного племени! Правду говоря, молодой правитель Сибири Козой-хан - достойный внук потрясателя Вселенной. Он знает, как привлечь нужных ему людей и заставить их служить. Награду он мне обещал небывалую! И его можно понять - весь мир уже завоёван непобедимыми ордами монголов, а молодому волку-воину хочется добычи, славы, звона мечей и запаха свежей крови. Жаль, что теперь ему придётся искать другого лазутчика и других путей для достижения воинской славы. Я лишь смог убедиться, что в этих дебрях и бесплодных горах никто жить не может за исключением зверей да горстки нищих и диких охотников. Легендарные Саяны давно погибли или разбрелись по свету и прозябают у других народов поодиночке. Ни царства, ни какого-то города здесь нет.
  Но вот солнце зашло за Острую гору. Смолкли дневные птицы. Скоро здесь будет только холод и мрак. Мелькают тени, шелестят травы - это идёт моя смерть. Следует и мне приготовиться к встрече с ней. Пойду, выложу из камней свой погребальный круг.
  (Он встаёт и начинает перетаскивать камни. В вечерней тишине где-то вдалеке слышится песня. Туранчок отбрасывает камень, слушает.)
  ТУРАНЧОК. Чу! Что такое? Это мне мнится, блазнит? Или сюда на самом деле идёт человек и поёт песню? Неужели я буду спасён?! Хвала Небу! Но тсс! Осторожность и внимание прежде всего. Главное - не выдать себя и обмануть чужака. Итак, я всего лишь мирный несчастный купец...
  (Из-за высоких елей к речке выходит Змеиго. У него за плечами большая дорожная сума. Он одет, как охотник.)
  ЗМЕИГО. (Поёт) Милая моя - солнышко лесное! Где, в каких краях встретимся с тобою...
  (Он обрывает песню, останавливается, нюхает воздух. Резко оборачивается и видит спрятавшегося за деревом незнакомца. Выхватывает из ножен меч.)
  ЗМЕИГО. Кто здесь? Пришелец, враг? Выходи - и умри с честью! От мужа Саян пощады тебе не будет!
  (Змеиго бросается вперёд, но неловко взмахивает мечом и шпион уворачивается. Он пытается убежать, спотыкается о корень и падает.)
  ТУРАНЧОК. (Жалобно) О, воин, пощади меня! Я мирный человек, я без оружия! Яви милосердие, герой!
  ЗМЕИГО. (Озадаченно) Героем меня ещё никто не называл. Хм, милосердие, говоришь? Ты мирный человек, бедняга, заплутавший в тайге, я вижу. А я добровольный изгнанник, оставивший свой народ. Почему бы мне не явить милосердие? Держи руку!
  (Лазутчик поднимается. Он дрожит от холода и страха.)
  ТУРАНЧОК. Бл-лагод-дарю... Да хранит тебя вечное небо!
  ЗМЕИГО. (С подозрением, но мирно) Откуда ты, чужеземец? Как попал в эти дикие, гиблые места?
  ТУРАНЧОК. (В сторону) В запале он назвал себя "мужем Саян". О, неужели! Мгновение назад я был на краю гибели, а сейчас на пороге раскрытия великой тайны. Моя хитрость, мой ловкий язык - помогайте мне!
  (К Змеиго, со смирением) Храбрый воин, спасший меня! Я - Туранчок, свободный торговец и проходимец... э-э, то есть, первопроходец из славной и обширной страны Кхитай. Я ехал в составе большого каравана по краю Великой степи, огибая Заоблачные горы. Вожаки каравана хотели провести нас по привольным лугам, мимо развалин легендарного города Саян-карши, к могучей реке Ионесси. Там мы могли повести выгодный торг с кочующими ордами степняков. Но оказалось, что нынче в тех местах расположились кибитки тумена молодого Козой-хана, внука завоевателя Чингиз-хана. О, это страшный и алчный человек, настоящий разбойник и варвар!
  ЗМЕИГО. (В сильном волнении) Как, монгольские ханы вернулись на берега Ионесси!? Ужасная новость...
  ТУРАНЧОК. Да-да, сам хан со всей ордой, с очень большим войском. И его воины все злые, голодные до добычи. Они напали на караван, всё разграбили, убили многих купцов. Проклятые стервятники!
  ЗМЕИГО. Странно, я слышал, монголы, наоборот, покровительствуют купцам, оберегают караваны. Говоришь, многих убили? А почему же пощадили тебя? Ты друг монголов?
  ТУРАНЧОК. Нет! Всей душой я ненавижу грязных, тупых, кровожадных степняков!
  В Кхитае я жил в многолюдном городе, где много больших домов, храмов, дворцов. Там цветущие сады, пруды и каналы над прозрачной тихой водой. Там все блага цивилизации. Я не знаю города красивее, чем мой родной Бэйцзян! И я ехал не к диким, необразованным народам. Я хотел попасть в просвещённый Мавераннахр, а затем в благоуханную Персию.
  А монголы меня не тронули потому, что в моём багаже не было ни оружия, ни мехов, ни тканей. Я вёз изделия наших искусных мастеров, предназначенные для женщин: пахучие воды, изящные веера, гребни, ленты, другие вещи для красоты и удобства. А ещё я вёз картины на шёлке и на бумаге. Я вёз чистую рисовую бумагу. Я вёз книги...
  ЗМЕИГО. Книги!!! Величайшую в мире драгоценность! И они, что они, где?
  ТУРАНЧОК. Глупые варвары разорвали мои мешки и не нашли для себя никакой поживы. Ха-ха! И они ускакали. Но видя печальную участь своих товарищей, опасаясь, что монголы вернутся и убьют просто за то, что у нас нет ничего ценного для них, я с моими двумя слугами убежал в тайгу. Это была ещё одна моя ошибка. Мы заблудились. Погибли слуги, товары, припасы, всё...
  Теперь и я стою у врат мрачного царства Эрлик-хана. Я чувствую неимоверную усталость, тяжесть. О, воин, я умираю!
  (Лазутчик падает ничком. Змеиго помогает ему подняться, подставляет плечо.)
  ТУРАНЧОК. А-хх. Не оставь моё тело на съедение диким зверям...
  ЗМЕИГО. Пойдём прочь от холодной реки. Крепись! Мы найдём поляну, я разведу костёр, обогрею тебя, поделюсь одеждой и накормлю. А ты расскажешь мне о большом мире.
  ТУРАНЧОК. (Обнимая Саяна) Пойдём, друг мой! Ох, мне бы только согреться, я мог бы многое тебе поведать.
  (В сторону) А ещё больше узнать!
  (Оба уходят.)
  
  Картина 2
  (Поляна посредине тайги. Вечер, затем ночь. У яркого костра сидят Змеиго и Туранчок.)
  ТУРАНЧОК. Друг мой, я бесконечно благодарен тебе! Я согрет, сыт. Я чувствую в себе силы чтобы уйти из этих гиблых мест. Ты спас меня - приказывай, что я могу сделать, чтобы отблагодарить тебя? Правда, я всего лишь нищий торговец, а из имущества у меня есть только заплечный баул, чудом спасённый... в схватке с монголами. Всё, что в нём я отдаю тебе, великодушный Змеиго! Вот шаль из индийского муслина.
  (Шпион достаёт из мешка тончайший платок с цветастым рисунком.)
  ЗМЕИГО. (В восхищении) Ох, как прекрасна и легка эта ткань! Наверняка её сделали богини на воздушных облаках. А рисунок - как он прекрасен! Ах, если бы я умел так рисовать! Великолепный подарок для моей Ои!
  (Туранчок вынимает из мешка печатную книгу. Молча перелистывает страницы, передаёт собеседнику.)
  ЗМЕИГО. (В восторге) О-о! Печатные тексты, на тонких листах, с рисунками - неужели и такое бывает на свете?! Вот счастье для меня!
  ТУРАНЧОК. Это настоящая печатная книга. В Кхитае и других передовых странах цари, знатные люди собирают книги в особые хранилища мудрости.
  А вот ещё дар для тебя.
  (Туранчок достаёт из мешка оплетёную бутылку.)
  ЗМЕИГО. А это что, бальзам?
  ТУРАНЧОК. Лучше, намного лучше, мой господин! Это веселящее зелье. Стоит выпить его немного, всего несколько глотков, и уходят тревоги, перестают донимать тревожные мысли, раскрываются сердца, развязываются языки. Для дружбы и доброй беседы, разумеется. Попробуй, тебе понравится.
  ЗМЕИГО. (Отстраняя бутылку и вновь раскрывая книгу) Нет, этого мне не надо. Мы с тобой друзья, а с друзьями я всегда откровенен. Но книга - вот непревзойдённый подарок для меня! За этот дар я готов отдать что угодно!
  ТУРАНЧОК. (С усмешкой) Тут позволь с тобой поспорить, благородный Змеиго! А платок? Я-то видел, с какой любовью ты спрятал его на груди. Оя - твоя невеста?
  ЗМЕИГО. (С грустью) Эх, если бы! Я желаю этого всем сердцем! Я на всё готов за один её ласковый взгляд, улыбку, приветливое слово - ко мне! Но... но она любит другого.
  ТУРАНЧОК. Не отчаивайся, добрый Змеиго! Докажи ей, что ты мужчина, соверши подвиг - и девушка будет твоей.
  ЗМЕИГО. Нет. Не будет. Она любит героя, равного которому нет на свете. Оя любит нашего царя Кулумыса. И в нашей стране и в окрестных землях нет равного ему по красоте, силе, благородству. М-да.
  ТУРАНЧОК. Тогда удиви её. Изваяй прекрасную статую, приручи грифона, э-э... принеси ей алмаз с горы Меру, наконец. Женщины падки на всё необычное и красивое.
  ЗМЕИГО. Гм. Ты не поверишь, странник: песни, сложенные мной, поют все Саяны; посреди тайги цветут и плодоносят сады, посаженные мной; Каменный Город, построенный по моему замыслу, самый чудесный город в подлунном мире.
  (При этих словах Туранчок вскакивает в волнении, выхватывает из-за пазухи нож, но быстро успокаивается, снова садится у костра. Змеиго, поглощённый своими мыслями, ничего не замечает.)
  ЗМЕИГО. (Продолжает) Но Оя не обращает на меня никакого внимания. Для неё я только брат. А мне хочется большего! Я хочу всё... или ничего.
  Послезавтра состоится свадьба. А я не могу быть на ней, не могу стать свидетелем ИХ счастья. По этому я ушёл из Каменного Города. Ушёл навсегда. Прощай, моё детище, моё затерянное в тайге, чудо света! Прощай навсегда Оя, любовь моя!
  ТУРАНЧОК. (В сторону) Так вот что: Змеиго - создатель Каменного Города! Значит, он знает все его тайны и может их раскрыть. Удача сама пришла ко мне в руки! Главное - не спугнуть доверчивого и влюблённого зодчего, и он сам приведёт меня в сокровенное место!
  (Продолжает вслух) А, Каменный Город, слышал-слышал.
  ЗМЕИГО. (Поражён услышанным) Что?? Ты знаешь о Каменном Городе? От кого?
  ТУРАНЧОК. (С нарочитой небрежностью, скрывая радость) Н-ну, у нас об этом уже все собаки знают. Шпионы Козой-хана, правителя Сибири дознались. Один даже побывал внутри его стен...
  ЗМЕИГО. Он врёт!!! Это невозможно! Чужак никогда не войдёт в Ворота, а стены скинут его в пропасть! Я всё предусмотрел!
  ТУРАНЧОК. (Хладнокровно) Может, и врёт. Но недооценивать хитрость монголов тоже не следует. Скажу тебе честно, друг мой: Каменный Город находится в величайшей опасности. Орды степняков окружили горы, вот-вот начнётся вторжение. Народу Саян уже не спастись.
  ЗМЕИГО. (В отчаянии) Саяны дорого отдадут свою свободу! Каменный Город станет могилой для всех врагов!
  ТУРАНЧОК. (Исподтишка испытующе глядя на Змеиго) Нет! Такой великий и славный народ не должен погибнуть. Послушай меня, я укажу путь к спасению.
  Далеко-далеко на юге, за монгольскими степями, есть могущественная страна Кхитай, где правит добрый и великодушный император Цзун. Он с радостью примет в число своих многочисленных вассалов знаменитое племя Саян.
  ЗМЕИГО. (С сомнением) Царь Кулумыс никогда не будет кому-то подчиняться. Пусть даже самому великому императору.
  ТУРАНЧОК. Подчиняться? Нет, я этого не говорил. Твой народ будет одним из равных. В прочем, ради блага своих подданных, умный правитель может иногда поступиться частью своей власти. Но если тиран не желает этого - он должен быть устранён. Пусть Кулумыс... исчезнет! Тогда благодарный народ изберёт новым царём достойнейшего из достойных, мудрого, а не опрометчивого, созидателя, а не разрушителя. А прекрасная Оя отдаст своё сердце новому вождю.
  Саяны будут процветать под защитой могучей Поднебесной империи, и прославлять своего спасителя - тебя, Змеиго!
  ЗМЕИГО. Гм. Это был бы наилучший выход для нашего народа - быть под защитой сильной и доброй власти, надёжного щита от кочевников. Не знаю, смогу ли я повести за собой народ? Я больше учёный и поэт, чем воин и правитель. Хватит ли у меня сил?
  ТУРАНЧОК. Кстати, о силах. Сегодня для нас обоих был трудный день. И завтра будет не легче - ведь дела наши не закончены. К счастью у меня есть чудодейственный бальзам...
  (Лазутчик достаёт из своего баула всё ту же оплетенную бутыль.)
  М-м, непревзойдённое средство для подкрепления сил и бодрости духа!
  ЗМЕИГО. А-а... можно, я тоже попробую, если ты советуешь?
  ТУРАНЧОК. Непременно, друг мой, выпей! Ты не думай, это не отрава. Я первым выпью.
  Итак, за успех нашего предприятия! И за твою красавицу, конечно!
  (Пьёт из бутыли и передаёт её Змеиго.)
  ЗМЕИГО. За счастье Саян, за новый путь! За мою Ою!
  (Помедлив, жадно пьёт. Потом, задохнувшись, некоторое время сидит молча.)
  О-ох! Как будто копьём ударило в живот и молотом в голову!
  Бр-р! И деревья как-то странно закружились... Хи-хи-хи!
  А я могу показать короткую дорогу в Каменный Город. Это несложно, если знать, куда идти. И безопасно, если соблюдать простые правила. Но Ворота - с большим секретом! Тсс! Хи-хи!
  Его никто не знает - кроме меня. Но, ш-ш-ш! никто не должен это слышать, даже в тайге. Друг, наклонись, я тебе на ухо шепну.
  ТУРАНЧОК. (Нетерпеливо) Да-да, расскажи! Главное, поведай секрет Ворот.
  ЗМЕИГО. (Захмелев) А, нет. Секрет не расскажешь. Я тебе сам Ворота открою. Слушай... про путь...
  (Они близко склоняются друг к другу и Змеиго рассказывает тайну шпиону. Шепчет, пока сам не падает и не засыпает. Поляну окутывает мрак.)
  
  Картина 3
  (Та же поляна в лесу. У почти потухшего костра спит Змеиго. Из-за деревьев выходят монгольские воины, окружают костёр. Выходит Туранчок, в его руке пайцза - ханский знак.)
  ТУРАНЧОК. Стойте, воины! Ни шагу дальше, ни звука. Я призвал вас не для того, чтобы убить одинокого беглеца. Уберите копья и мечи. Прибыл ли гонец, которого я посылал к хану?
  (Из-за спин воинов выходит высокий стройный человек в богатой одежде, с обнажённой
  саблей в руке. Это правитель Сибири, внук Чингиз-хана - Козой-хан.)
  КОЗОЙ-ХАН. Туранчок! Что ты на этот раз затеял, бездельник? Мне донесли, что ты погиб. А может ты предал меня? Берегись!
  ТУРАНЧОК. Т-сс! Тише, ради Вашей славы. Ради Ваших великих предков - тише... Я нашёл человека, готового открыть нам тайну Каменного Города. Он ослеплён гневом и усыплён моей хитростью. До поры до времени. Отойдём в сторону.
  (Туранчок отводит Козой-хана. Нукеры плотной дугой окружают крепко спящего Змеиго.)
  КОЗОЙ-ХАН. (Недовольно) К чему такие церемонии с побродяжкой? Схватить его и пытать. У меня есть такие мастера, что из камня правду выжмут. Ну?
  ТУРАНЧОК. О нет, владыка! Это не простой колоброд, это настоящий Саян. В мире нет народа горделивее и свободолюбивее, чем этот. Вспомни историю завоевания их царства на Ионесси-реке. Все думали, что они утопили своих детей в реке, чтобы те не стали рабами, а мужчины и женщины все до одного погибли в битве. Но это не так: дети, при помощи их богов, скрылись в тайге. Теперь они выросли и создали новое царство, сильнее и могущественнее прежнего. Но только...
  КОЗОЙ-ХАН. Что, что только?
  ТУРАНЧОК. По велению богов сделать Саян непобедимыми должна любовь. Завтра царь Кулумыс возьмёт в жёны прекраснейшую девушку.
  КОЗОЙ-ХАН. Выходит, мы опоздали? Мы даже не знаем, где искать их город, сколько до него конных переходов.
  ТУРАНЧОК. Он близко. Гораздо ближе, чем мы думали. А главное я нашёл человека, который откроет нам ворота Каменного Города. Он откроет их не из-за страха и не из-за денег, а из-за любви!
  КОЗОЙ-ХАН. Из-за любви? Какая глупость!
  ТУРАНЧОК. Вот именно, глупость. Но это для нас, для умных, предприимчивых, для воинов. А этот Саян, по имени Змеиго, не воин, нет. Он поэт, изобретатель, мечтатель. И он влюблён всей силой своей неистовой души. Он любит принцессу, невесту своего царя. И любит безответно.
  КОЗОЙ-ХАН. И ещё раз глупец! Если девушка ему так нужна, он мог бы овладеть ей силой или обманом. Мог бы убить царя и сам сесть на трон. Не понимаю его колебаний.
  ТУРАНЧОК. Змеиго, видите ли, слишком благороден для этого. Хм-м. Для него проще погибнуть самому. Или уйти в глушь, в тайгу и жить отшельником. Но, к счастью для нас, для Вас, мой повелитель, ему повстречался я.
  КОЗОЙ-ХАН. И что же ты сделал? Как уговорил? Что посулил?
  ТУРАНЧОК. Я дал ему надежду. Пообещал сделать его новым спасителем народа. Посулил благодать, счастье и любовь на новой родине, под защитой доброго и благородного императора Поднебесной.
  КОЗОЙ-ХАН. И он тебе поверил? Тебе, старому плуту?
  ТУРАНЧОК. (С некоторой обидой) Во-первых, мы с ним стали закадычными друзьями. Ведь Змеиго думает, что если он спас меня от смерти, я буду ему неизмеримо благодарен. Во-вторых, он имеет душу ребёнка, он не знает, что такое предательство. В-третьих... ну, я был очень убедителен. Я даже сам поверил, что могу спасти это племя. Но всё-таки я отправился ночью на поиски Ваших воинов.
  КОЗОЙ-ХАН. Так-так, а я с передовым отрядом очень вовремя оказался поблизости. Не зря я следил за тобой, пройдоха Туранчок! Ладно, если мы обнаружим Каменный Город, возьмём его штурмом, и я, как завоеватель прославлю своё имя, ты получишь обещанную награду.
  Кстати, Туранчок, а что ещё, кроме славы победителя Саян, получу я? Вряд ли в городе много золота и самоцветов, меха меня не интересуют, рабов, скорее всего, будет мало. Ты говорил, что их принцесса знатная красавица?
  ТУРАНЧОК. О, ещё бы! В Среднем мире, в мире людей, нет девицы, равной ей!
  (В сторону) Правда, я её никогда не видел, но женские прелести, наряду с воинской славой способны увлечь молодого вождя. Изображу-ка я портрет покрасивее.
  (К хану) Её волосы густы, как горная тайга. Глаза светлы, как байкальская вода. Брови подобны монгольским лукам. Щёки алее утренней зари. Шея, как у гордого лебедя. Грудь, о-о, а грудь, как м-м-м...
  КОЗОЙ-ХАН. Довольно, дьявол! Я уже хочу обладать ею! Скорее веди меня к Каменному Городу!
  ТУРАНЧОК. (С лёгкой усмешкой) Терпение, мой повелитель! Великому воину и великому правителю нужно уметь обуздывать свои страсти. Тем более...
  КОЗОЙ-ХАН. (В нетерпении) Что?! Что ещё? Какие ещё препятствия?
  ТУРАНЧОК. Не препятствия. Просто, нужно выждать некоторое время. И тогда Вы легко получите всё: Город, красавицу, рабов, сокровища. Подождём всего лишь до следующей ночи.
  Но тише, хан! Не разбудите, не потревожьте раньше времени наш живой ключ к заветной "шкатулке" - наивного и доверчивого Змеиго. Он нам пригодится, сам не понимая того.
  КОЗОЙ-ХАН. Ладно, хитроумный Туранчок. Делай так, как ты задумал. Но я с воинами буду недалеко, и если твой план не удастся - ты умрёшь первым.
  Воины, за мной, укроемся в тайге.
  (Монголы бесшумно удаляются. Небо над тайгой начинает светлеть.)
  ТУРАНЧОК. Ушли. Ханские разведчики умеют скрываться от посторонних глаз.
  Уф! Опять я был на волосок от гибели. Что ж, такова судьба лазутчика. Надеюсь, награда искупит все мои страхи.
  Чу! Вот подала голосок птичка-красногрудка - значит, скоро взойдёт солнце. Лягу и я поспать немного. Новый день сулит мне снова немало хлопот и волнений. Главное, тонко и верно сыграть роль мирного торговца и проникнуть в тайное убежище Саян. А будущая ночь обещает мне славу и богатство... или смерть. Нет-нет, о неуспехе не стоит и думать! Монголы победят, Каменный Город будет взят!
  (Туранчок ложится спать рядом со Змеиго. Светает.)
  
  Картина 4
  (Раннее утро, солнце ещё не взошло из-за скал, из-за высоких елей. На лесной поляне шаманит Буйба, она же Буреломная Ведьма. Ведьма бьёт в бубен, исполняет затейливый танец, вызывая дУхов.)
  БУЙБА. Заклинаю ветром! Заклинаю землёю! Заклинаю огнём! Заклинаю водою! Придите ко мне духи гор!
  (Скалы дрожат, слышатся то глухие, то резкие звуки: У-У-У! ДЗ-ДЗ! Б-Б-Б! ЗУМ-м! Но вскоре всё успокаивается.)
  БУЙБА. (Продолжает шаманить) Заклинаю деревом могучим! Заклинаю травой ползучей! Заклинаю зверем мохнатым! Заклинаю птицей пернатой! Явитесь ко мне духи тайги!
  (Деревья шевелятся, как живые, колеблется земля: О-О-х! Бум-мм! Тр-рах! Но вскоре всё затихает. Буйба в изнеможении садится на землю, закрывает лицо руками.)
  БУЙБА. О-о-о, беда! Не хотят больше духи говорить со мной, со смертной. Видимо, страшную тайну хранят они.
  Как я устала! Да, стара я стала. Зажилась на свете. И дети мои в землю ушли, и внуки ... Мой внук, царь Танзыбей не пожалел себя, чтобы спасти детей племени. Теперь царём Саян зовётся мой правнук Кулумыс. Долгие годы народ строил Каменный город - свою новую родину. По велению богов окончательным символом спасения должна стать царская свадьба, скрепляющая любовь Ои и Кулумыса. Свадьба должна состояться завтра. После этого я со спокойной душой могу уйти к предкам.
  Но мучается, страдает старое сердце! Трепещет вещее! А духи молчат...
  Они же возвестили, что есть опасность для Саян, но всё можно исправить, если успеть. Что же теперь? Я должна всё узнать - от этого зависит наше будущее. Для чего мне жалеть себя, если мой народ в крайней опасности? Не хотят духи говорить со смертной ведуньей - пусть говорят с бессмертной Ведьмой!
  (Буйба вскакивает и возобновляет свою пляску с новой силой. Скалы и лес звенят и воют, звуки сливаются в мощное крещендо. Ведьма пронзает себя кинжалом. Сверкает молния, гремит гром, падают камни, льёт дождь. Поляну начинает застилать багровый туман. Буйба кладёт себе на голову один из камней. Затемнение.
  С вершин скал в темноту падает красный луч. Луч становится оранжевым, потом жёлтым и одновременно в тайге светлеет. Ведьмина фигура посреди поляны начинает двигаться, раскачивается, потом кружится, шаманит.)
  БУРЕЛОМНАЯ ВЕДЬМА. Духи, духи, духи! Призываю вас, заклинаю своим настоящим именем! Явитесь ко мне!
  (Из ниоткуда возникают серые тени, приближаются, окружают, пляшут вместе с ведьмой)
  БУРЕЛОМНАЯ ВЕДЬМА. Откройте мне, духи, будущее Каменного Города: крепко ли стоит он? Нет ли в нем скрытой угрозы или изъяна? Что ждёт в будущем народ Саян?
  ХОР ДУХОВ. (Говорят глухо, грозно, с завыванием. От скал отражается эхо) Крепок Каменный Горо-од. Подобен он горным утёсам и сроднён с ними-и. Будет он стоять многие века-а. Но высшие боги отвернулись от Саян. Сила и слабость Города скрыта в его Ворота-ах. Несокрушимость им придаёт верность и любо-овь. Разрушит их злоба и предательство-о.
  БУРЕЛОМНАЯ ВЕДЬМА. Скажите, о духи, яснее: чья любовь крепит Ворота? Чьё предательство их отворит?
  ХОР ДУХОВ. Лучшие из Саян, создатели Города-а. Они охранители-и. Они уничтожители-и. Народ будет процветать при царящей любви-и. Всё погибнет от подлой измены-ы. Враги близко-о. Враги знают тайну Каменного Города-а.
  БУРЕЛОМНАЯ ВЕДЬМА. Как защитить народ? Как предотвратить измену?
  ХОР ДУХОВ. Верность и любо-овь... Верность и любо-овь... Иначе - гибе-ель.
  БУРЕЛОМНАЯ ВЕДЬМА. Духи, духи, духи! Молю и заклинаю вас: защитите людей!
  ХОР ДУХОВ. Защитить не може-ем. Есть в мире силы мощнее-е нас-с. Спасём, если Саяны призовут нас-с.
  (Серые тени отдаляются, замедляют кружение, исчезают. Заметно светлеет, ночь кончается. Ведьма в изнеможении падает на колени.)
  Сила и слабость Каменного Города в людях, населяющих его. Царь Кулумыс - сила. Принцесса Оя - любовь. Но кто из Саян может изменить племени, предать род? Я должна вернуться в Город, предупредить Кулумыса, помочь! Но... силы оставили меня.
  Родная земля, дай мне новые силы!...
  (Буреломная Ведьма раскинув руки падает на землю.)
  ЗАНАВЕС.
  
  3 АКТ
  Картина 1
  (Светлица Ои во Дворце. Змеиго и несколько мастеров заканчивают отделку, драпировку.)
  ЗМЕИГО. Вот и всё, работа окончена. Мастера, благодарю всех. Вы свободны, ступайте, готовьтесь к пиру.
  (Мастера раскланиваются, собирают инструменты и уходят. Змеиго подходит к витражному окну.)
  ЗМЕИГО. Ага, на главной площади уже началось народное гуляние. Здания украшены цветами, играют музыканты. На ступенях Дворца сооружена свадебная арка. Эх, как я не хотел встретить этот день - день крушения моих надежд и мечтаний! Лучше бы я погиб в тайге, чем присутствовать на свадьбе Кулумыса и моей Ои! Но то, что я узнал, заставило меня вернуться.
  А люди веселятся, поют, танцуют. Вся площадь стала Танцплощадкой! Они не подозревают о беде, которая нависла над Городом. Но я спасу их!
  Вместе с тем, меня терзают сомнения. Тридцать лет мы жили в тиши и покое. Ни один чужеземец не ступал на нашу землю. И первый же чужак внёс в мою душу смятении. Не странно ли? Я сразу поверил и доверился ему. Но почему? Да, он произвёл на меня впечатление честного и знающего человека, говорил искренне, убедительно. Он предупредил о происках врагов. Но... не только это. Наконец, за многие годы у меня бы собеседник, которому я мог поведать самое дорогое - рассказать о моей любви. И он указал мне путь к сердцу красавицы. И всё же: прав ли я в намерении устранить царя и увести народ за собой? Гм-м...
  Нет. Что толку терзаться сомнениями? Всё решено. Всё решится в эту ночь: моё счастье или моя погибель.
  Но, чу, сюда идут! Скроюсь.
  (Змеиго прячется в нише окна. Входит Оя, сопровождаемая служанкой.)
  ОЯ. Ох! Та посмотри, какая красота! Какой вкус, какое изящество! не думаю, что ещё где-то есть такое великолепие!
  СЛУЖАНКА. Это всё Змеиго. Он замыслил, построил и украсил Дворец. А в Светлицу, говорят, он вложил свою любовь к тебе, принцесса!
  ОЯ. Вот ещё! Прекрати глупые разговоры! Змеиго наш верный друг, брат - и только. Мой кумир Кулумыс. Для меня нет мужа, кроме него.
  Я часто вспоминаю ту страшную ночь, бурю, ливень, сверканье молний, когда мы, дети, бежали из осаждённой врагами столицы Саян. Мы пробирались узкой тропой по обрыву, над беснующейся рекой. Над нами высились грозные утёсы, внизу ждали жертву острые камни, бездонные водовороты. А мне было покойно, ведь моя ручонка лежала в крепкой руке Кулумыса, и он вёл меня вперёд. И тогда я полюбила, полюбила на всю жизнь! Дети племени шли за нами, и мы нашли в тайге, в горах, новую страну и поселились в ней. Мы с Кулумысом дали обет заключить наш брачный союз только тогда, когда будет построен Каменный Город, и Саяны будут процветать.
  И вот прошли годы, мы выполнили свою клятву и наша свадьба состоится сегодня. О, как я счастлива! Пусть сегодня вместе со мной ликуют и веселятся все люди, вся природа! Посмотри, какой чудесный день сегодня! Как радостны все вокруг!
  СЛУЖАНКА. А как же Змеиго? Он уже несколько дней ходит сам не свой и часто пропадает где-то в тайге. Мне жаль его. Почему я всего лишь служанка?
  ОЯ. Ах, ты всё про него! Мне надоело. Да и пусть бродит по тайге - его дело. Охотничий пёс Кулумыса БорзОй и богатырский конь Тайгиш, когда не служат хозяину, тоже вольны идти куда хотят, и добровольно ведут дозор вокруг Города. А Змеиго, что ж, он немного похмурится, поскучает и успокоится. После нашей с Кулумысом свадьбы он получит все заслуженные почести, награды, достойные его. И мы найдём ему жену, добрую и красивую. Да вот хотя бы тебя, глупая, ха-ха! А кстати, это идея! Ведь ты теперь фрейлина царицы, а значит вторая дама в стране!
  СЛУЖАНКА. Н-ну, я пожалуй... не откажусь от такого мужа! Пусть он и не воин, но он такой умный и талантливый, и сочиняет такие замечательные песни, что моё сердце тает в его присутствии.
  ОЯ. Смотри, не растай раньше времени, ха-ха! Решено, сегодня же вечером мы сведём вас поближе. Ну, всё, довольно болтовни, побежали на площадь. Сегодня я хочу веселиться и хочу танцевать! А потом наступит ночь - наша первая ночь с любимым! О, скорее приди ночь счастья!
  Давай же руку, побежали! Ха-ха-ха!
  (Девушки, весело смеясь, убегают. Змеиго выходит из своего укрытия. Он мрачен.)
  ЗМЕИГО. Негодница Оя! Она смеётся над моей любовью?! Она сравнивает меня с верным псом?! О, женщина! Ты не знаешь, как может укусить пёс, униженный своим хозяином!
  Всё. Кончено. Прочь сомнения. Я сделаю ЭТО.
  Вот и солнце уже клонится к закату. Пора идти, встретить Туранчока с его караваном, и проводить заповедной тропой к Каменным Воротам. А когда звёзды появятся на небосводе, я отворю Ворота, а там... Купец поможет мне одолеть Кулумыса. Я спасу народ Саян и тогда Оя... насмешница, изменница, но... такая желанная Оя, станет МОЕЙ!
  Любовь - я преступаю роковую черту ради тебя. Пусть действует моё сердце и молчит разум. Иду!
  (Змеиго пристёгивает к боку меч, уходит решительным шагом.)
  
  Картина 2
  (Ночь. В Светлице двое - Кулумыс и Оя. Они стоят возле брачного ложа. За окнами Дворца ярко горят факелы, веселится народ.)
  ОЯ. Милый муж! Как приятно мне называть тебя так! Наконец исполнена наша старая клятва, и сегодня мы дали обет любви и верности друг другу. Наши судьбы, и без того шедшие рядом, соединились. Мы много трудились, страдали, терпели. Пусть наши дети живут счастливее нас и не знают бед, защищённые стенами Каменного Города и родной тайгой.
  Любимый, поцелуй меня!...
  О, как холоден твой поцелуй... Что случилось? Я ли тому виной?
  КУЛУМЫС. Нет-нет, любимая! Только неспокойно моё сердце, бьёт тревогу. Чудится, что враги окружают нас, как хищные звери. Мнится мне, что Каменный Город взят степняками.
  ОЯ. Как, почему? Среди мира, среди торжества, тебя настигла тревога? Разве каменные стены не надёжны? Разве стражи не бдительны? А чудесные Ворота, созданные Змеиго, разве не способны сдержать целую армию?
  Успокойся, милый, страхи твои напрасны. Это всё от долгого ожидания нашего счастья. Пусть моя любовь исцелит тебя от тревог. Обними меня, мой царь, ложе любви ждёт нас! Мы вместе и никогда больше не расстанемся!
  КУЛУМЫС. Ты права, верная жена моя. Пора отбросить тревоги и насладиться друг другом.
  Признаюсь, дурные мысли внушило мне отсутствие на пиру нашего брата Змеиго. Неужели он действительно был влюблён в тебя? Завтра же я с ним поговорю и решу это недоразумение.
  Змеиго верный и достойный помощник мой. Я дам ему награду, любую, какую он запросит.
  А ещё старая Буйба говорила мне что-то о предостережении дУхов, о предательстве в народе Саян. Я, было, послушался ведьму и начал розыск, но теперь вижу, что она ошибалась. Теперь, после нашей свадьбы, все опасения ушли в небытие. Каменному Городу никто и ничто не угрожает. Утро следующего дня будет первым утром эпохи добра и процветания!
  ОЯ. Мой муж, возьми меня в свои объятия! Скрепим нашим союзом крепость каменных стен!
  (Оя снимает с головы венок, с плеч роняет на пол узорчатый плащ. Кулумыс слагает шлем с перьями, вешает на спинку ложа боевой меч и обрамлённый серебром рог.)
  КУЛУМЫС. (Обнимая жену) Властитель всегда должен думать о народе, но приходит час, когда и самый великий человек склоняется перед силой Любви! Моя несравненная Оя, люблю тебя!...
  (Внезапно за стенами дворца раздаются крики ужаса, звон оружия, вопли раненых. Царь, оставив жену, устремился к мозаичному окну.)
  КУЛУМЫС. Что там такое?! О, моё сердце, не зря ты трепетало и молило - ужасное свершилось! Танцплощадка перед Дворцом превратилась в Поле Битвы. Не может быть! Откуда в Каменном Городе такое множество монгольских воинов?! Они без жалости убивают безоружных Саян! О, силы небесные, за что нам такое бедствие?!
  Мой народ, город, царство - они гибнут!...
  Но нет, у настоящего бойца нет ни страха, ни сомнения. Где мой меч? В бой! Пусть врагов тьма, но и мужества Саянам не занимать!
  Воины, друзья, ко мне! Прославим подвигами свои имена! Пусть будущие поколения складывают песни и легенды о нашей последней битве! Вперёд! В неравный, в смертельный - в бой!
  Прощай, Оя, моя жена-красавица! Помни, ты - царица! Твоя любовь будет мне щитом в сражении!
  (Кулумыс с обнажённым мечом, без брони и без шлема, выбегает из Светлицы.)
  ОЯ. (В отчаяньи) Муж мой! Царь! Жизнь моя!... Ушёл.
  (Встав у окна) Вот он, вступает в сражение. Бьётся! Враги гибнут от его меча, бегут! Рядом с Кулумысом ещё воины-Саяны. Но... о небеса, как их мало!
  А от Ворот спешат ко Дворцу новые полчища врагов. Среди них могучий воин в золочёных доспехах сверкающих в огнях пожаров. Ах, да это же, верно, молодой хан Сибири! Беда, беда!
  (Оя отворачивается от окна) Нет, я не могу смотреть, как убивают и умирают люди.
  О, всемогущие дУхи! Умоляю вас: защитите Каменный Город, защитите Саян! Явите ещё раз великое чудо, явите великую милость. Если для этого нужна моя жизнь - возьмите её! Духи-и!!!
  (Оя, стоя на коленях, молится на стены Светлицы, где на фресках изображены деяния предков. Зал накрывает непроницаемый мрак.)
  
  Картина 3
  (Мрак в Светлице рассеивается. Девушка, по прежнему, на коленях. Перед ней стоит Буреломная Ведьма. Она стала выше, больше, чем была Буйба. Одета в плащ до пят из пихтовых лап, на голове большая шапка. Каменная.)
  ОЯ. Ох-х! Бабушка, хорошо, что ты пришла. Мне было так страшно. Знаешь, нас постигла страшная беда - враги напали на Каменный Город. Буйба, ты же говорила, что когда мы с Кулумысом...
  БУРЕЛОМНАЯ ВЕДЬМА. Нет. Знай, девица, нет больше Буйбы. И Ведьма скоро покинет этот свет.
   Боги отвергли нас, и нет Саянам спасения. Племя Саян погибло. Его жалкие остатки растворятся в гуще более сильных народов. На эту землю придут века тьмы, алчности, злобы. Любовь проиграла здесь сражение. Кулумыс уже не будет твоим никогда.
  ОЯ. Неужели никакие мольбы, никакие обеты не помогут? Даже самые юные, чистые, они - погибнут?
  БУРЕЛОМНАЯ ВЕДЬМА. Да. Лишь тебя, светлая Оя, могу спасти я, той силой, что дарована мне предками. Прими этот дар.
  Не печалься, девица, забудь о том, что было и прими свою новую судьбу.
  Твоим мужем станет тот, кто первым из смертных войдёт в Светлицу. У тебя есть выбор.
  Хочешь, это будет... Змеиго, твой друг с детства? Он предал свой народ, да, привёл врагов.
  Но сделал это из горячей, безумной любви к тебе, непорочная дева. Он сделает тебя счастливой, сделает известной всему миру. Его стихи и песни о тебе будут знать все народы. Статуи, изваянные им, переживут века. Твоей красотой будут восхищаться будущие поколения, прославят и другие художники, писатели, артисты. Хочешь?
  ОЯ. Нет!
  БУРЕЛОМНАЯ ВЕДЬМА. Может быть, пускай сюда войдёт Туранчок? Известный своими хитроумными проделками ловкач-купец. Он сделает тебя счастливой, сделает богатой. Туранчок увезёт тебя в страну, где никогда не бывает зимы, увезёт к ласковому тёплому морю. Используя свою ловкость он станет министром знатного владыки. Ты будешь купаться в роскоши, жить в довольстве, любая твоя прихоть будет исполнена. Хочешь?
  ОЯ. Нет!
  БУРЕЛОМНАЯ ВЕДЬМА. А хочешь, твоим мужем будет Козой-хан, молодой повелитель сибирских просторов? Внук Чингиз-хана, обладатель земель от Великой Стены до Уральского Каменного пояса. Он сделает тебя счастливой, сделает знатной. Когда Козой-хан наследует трон Чингиза, ты станешь Императрицей, владычицей полумира. Все богатства земли, все страны будут у твоих ног. Миллионы людей будут страшиться твоего гнева или славить твою милость. Твои дети станут царями покорённых стран. Хочешь?
  ОЯ. Нет! Никто из мужей мне не нужен, кроме Кулумыса. Ни одна страна в мире не заменит мне нашего города в горах. Зря ты искушаешь меня, Ведьма! Ты сулишь мне сказочную и лёгкую жизнь, но она мне не нужна. Мне дорога только моя любовь. Если нам с Кулумысом не суждено быть вместе, то и жить мне незачем. Смерти я не боюсь. Боюсь лишь жить без чести и без любви.
  Ведьма, молю тебя: помоги мне всегда быть с моим любимым в моей стране!
  (Пока Оя говорит, Светлицу озаряет яркое красное сияние, подобное пожару. Из углов зала появляются дУхи. Они танцуя окружают Ою и Ведьму. Буреломная Ведьма превращается в Мать Саян.)
  МАТЬ САЯН. Пусть будет так, как ты хочешь, дочь моя! Ты никогда не умрёшь и всегда будешь рядом с возлюбленным! Я сказала!
  (Мать Саян гортанно и неразборчиво творит заклинание. Затем она складывает в горсть руки и простирает их над головой девушки. Льётся вода. Оя начинает безудержно рыдать. Духи плотно окружают её. Оя исчезает. Вместо неё по полу Светлицы бежит речка, журчит вода. Мать Саян у дальней стены зала превращается в каменное изваяние.)
  
  Картина 4
  (В Светлицу входит Кулумыс. Он ранен, опирается на меч, держится за стены.)
  КУЛУМЫС. Всё погибло... Каменный Город разорен, его защитники погибли. Торжествующий враг не щадит ни детей, ни женщин. Да и не могут Саяны существовать в рабстве. Все они - от малых детей и до беременных жён - с оружием, с камнями, ногтями и зубами, нападают на захватчиков - и умирают. Мой боевой конь и охотничий пёс пали в сражении.
  О, великие боги, за что нас наказали? Почему вы не дали свершиться предначертанному и возродить племя? Или чужие боги сильнее и многочисленнее вас? Молчите?! Так погибнете ж и вы с нами!
  Чу, тихо! Я слышу чей-то шёпот. Такой тонкий, такой нежный, как будто со мной говорит "она". Но в зале пусто...
  Да, это Оя. Оя, любимая моя, слышу тебя! Она говорит со мной.
  Что? Ты ушла от врагов? Ты превратилась в чистую живую речку? Теперь ты можешь излечить мои раны, напоить новой силой? О, чудо из чудес! Ах, если бы и я мог превратиться в поток и бежать по тайге рядом с моей суженой! Духи Саян, молю вас!...
  МАТЬ САЯН. (Оживая) Кулумыс, сын мой! Ты не смог одолеть множество врагов - не твоя в том вина. Но и чужаки не смогут победить тебя. В моей власти дать тебе спасение и новую жизнь!
  (Мать Саян подходит сзади к Кулумысу и возлагает ему на голову свою каменную шапку. Царь каменеет.
  В зал вбегают монгольские воины, Туранчок, Козой-хан. Они ищут, обшаривают Светлицу, перепрыгивают речку, обходят статую царя. Растерянно озираются.
  Последним входит Змеиго, становится в стороне.)
  КОЗОЙ-ХАН. (Взмахивает саблей, топает ногой) Туранчок! Подойди ко мне, негодный лжец!
  Ты обещал мне лёгкую победу, богатый город, множество рабов, красавицу для гарема - где всё это?! Мне досталась куча каменных развалин, пожарища и убитые. Множество убитых!
  Таёжные отшельники, от мала до велика, сражались яростно, гибли безропотно. Забирая жизни и у моих людей. Если в столице Великого хана, в Каракоруме, узнают, сколько лучших воинов я потерял в таёжной глуши, мне этого никогда не простят.
  ТУРАНЧОК. Но, достойный хан, послушай...
  КОЗОЙ-ХАН. Мне не нужны твои оправдания! Где, хотя бы, обещанная тобой красавица? Я хочу утолить свою страсть, которую ты, купец, так разжигал, заманивая меня в эти дебри. Дай мне её, не то я прямо здесь отрублю твою коварную голову!
  ТУРАНЧОК. (Спокойно, не выказывая страха, доставая из-за пазухи квадратный медальон) Я бы не советовал тебе, хан, поступать опрометчиво. Вот пайцза из Каракорума. Владелец её находится под личным покровительством Великого Хана. Слышите, воины?
  (Оглядывает окруживших его монголов, прячет медальон.)
  В нашей неудаче виноват только ты, хан Сибири. Послушайся ты меня, я бы с предателем Змеиго, по тихому, пробрался бы в Каменный Город, убил Кулумыса, похитил принцессу Ою и преподнёс бы тебе их царство, как на блюдечке.
  Но нет, тебе, великому воину не пристали хитрости да лукавства. Ты во главе своей рати бросился в открытый бой! И вот результат: город разрушен, его жители погибли, царь и принцесса, воспользовавшись суматохой, сбежали. Так кто ответит за гибель множества воинов империи?
  Ладно, забудем наши разногласия. Я завтра же уеду в Каракорум, доложу ханскому Великому Дивану о положении дел в покорённой Сибири. Заодно выпрошу милостей и почёта для тебя, Козой-хан, мудрого правителя, знатного воина, отразившего безумный набег лесных жителей. Согласен?
  Только как же быть с дележом, пусть небольшой, но добычи? Я согласен взять свою долю мехами и самоцветами. И ещё: будем ли мы искать Кулумыса и Ою?
  КОЗОЙ-ХАН. (С досадой) Ты опять всех провёл, хитромудрый Туранчок!
  Добычу поделим согласно заслугам. Что касается Кулумыса и Ои, которые прячутся в тайге, подобно диким зверям...
  ЗМЕИГО. (Выступает вперёд. Напевает тихо, потом всё громче)
  ... Стоит каменный утёс
  Над светловодной речкой.
  Охраняет он покой,
  Слушает вечные песни...
  Нет! Они не скрылись в тайге, они здесь, с нами. Посмотри, хан, на эту скалу - вот непобедимый богатырь! Посмотри, хан, на чистую реку, что начинает бег от стен дворца - вот красавица!
  О, как я был обманут! Моё сердце, жадное до любви, прельстили лживые речи и нарочитые клятвы. Мне обещали пощадить народ и вверить принцессу мне. Где теперь Каменный Город? Где Саяны? Где моя Оя? Я явился виновником их гибели. Горе мне, горе!
  КОЗОЙ-ХАН. Что стенаешь ты, презренный изменник? Достаточно того, что тебе оставлена жизнь. Уходи отсюда и живи где хочешь. Нет больше твоего рода, нет Саян!
  ТУРАНЧОК. (Хватая Змеиго за руку) Не-ет! Хоть одного пленника я возьму. В столице высоко ценят рабов поэтов и скульпторов. Он мой!
  ЗМЕИГО. (Вырываясь) Моё предательство привело к огромной беде... Но есть ещё воины у Саян!
  (Змеиго срывает каменную шапку с головы Кулумыса и убивает ею Туранчока. Хватает саблю убитого и бьётся с монголами.)
  КУЛУМЫС. (Оживает) У-ух! Кажется, я спал? Но я слышу звон оружия - значит, битва продолжается?!
  Ага, вот мой злой враг! Наконец, я встретился с тобой лицом к лицу. Умри, проклятый Козой-хан!
  (Сражаются. Кулумыс поражает хана Сибири.)
  Змеиго, друг мой! Держись! Иду на помощь!
  КОЗОЙ-ХАН. Ах, зачем я прельстился на захват Каменного Города? Я потерял всё: своё царство, свою жизнь... Будьте прокляты все Саяны, с их неукротимой жаждой свободы! Воины, убейте всех! Сравняйте город с камнями, разрушьте до песка.
  О, бог Эрлик! Ухожу к тебе в подземные чертоги!... (Умирает)
  (Кулумыс бьётся с монгольскими воинами, пробиваясь к Змеиго.)
  ЗМЕИГО. (Он ранен. Сражается стоя в окне Светлицы. За его спиной начинает литься вода, превращаясь в водопад) Поздно, Кулумыс! Нам уже не спастись...
  Винюсь перед тобой, царь, за то, что полюбив твою невесту, я привёл в Каменный Город врагов. Я хотел, чтобы всем было хорошо, но погубил всё. Прощай! Прощай и ты, навеки любимая Оя! Родная земля, не отвергни своего заблудшего сына...
  (У Змеиго ломается сабля. Он хватается за копья двоих монголов и вместе с ними выпадает из окна.)
   КУЛУМЫС. О-о, горе мне! Права была старая Буйба - предательство таилось рядом со мной! Как же я, царь, не смог сберечь своего ближнего друга? Не защитил любимую? Мне надо было дружить крепче и любить горячее, а я не смог. Не смог противостоять судьбе...
  Змеиго, тень твоей измены падает и на меня. Молю духов предков простить тебя после смерти, потому, что ты раскаялся в своей вине и погиб как воин, как настоящий Саян!
  (Кулумыс убивает последних монголов, но истратив все силы, падает на одно колено.)
  О, великие духи Саян! Услышьте меня, последнего царя этих гор и долин!
  Я утратил всё: государство, народ, любимую, лучшего друга. Я теряю по каплям свою жизнь...
  Но о себе я не сожалею. Я бы умер ещё сто раз, умоляя вас лишь об одном: спасите своих потомков. Спасите!
  Тридцать лет, с детских ногтей и до последнего дня, я заботился, как мог о людях - оберегал от зла, строил город, расчищал тайгу под пашни. И всё же не сумел выполнить завет своего отца, царя Танзыбея и враги одолели Саян.
  О-ох! Смерть приближается ко мне. Боль сковала тело, немеют члены, холодеет сердце...
  Духи Саян! Спасите... народ... (Умирает)
  ЗАНАВЕС.
  
  ЭПИЛОГ.
  (По большому залу Дворца, заваленному павшими воинами, в перемежающихся отблесках пламени и полосах тьмы, мечутся, танцуют дУхи.)
  ХОР ДУХОВ. Царь! Царь Саян! Ты призывал нас, и мы пришли! Но мы были бессильны - рок сильнее нас. Кулумыс ушёл небесным путём. Оя ушла с водой. Змеиго ушёл подземной дорогой. Ушли все, все-все... Кто спасёт души Саян?
  (Мелькание прекращается. Зал наполняется нежным голубоватым светом. Журчит вода. На стене, где было окно, снова появляется водопад. Из последней полосы тьмы выходит Мать Саян. Она во всём чёрном.)
  МАТЬ САЯН. Не стенайте, духи, не скорбите. Здесь я, Мать Саян, утешительница и покровительница. Духи, уберите чужаков.
   (Духи моментально уносят погибших врагов.)
  Дети мои, вольные Саяны, идите ко мне! Я, ваша Мать, взываю к вам!
   (Первым к ней подходит Кулумыс. За ним Змеиго, потом служанка Ои, воины, жители Каменного Города: мужчины, женщины, дети. Мать Саян взмахом рук раздвигает водный поток, за которым обнаруживается яркий светлый портал. Царь Кулумыс низко кланяется Матери и медленно входит в портал. За ним, так же кланяясь, вереницей идут остальные. Исчезают, один за другим. Хор духов за сценой поёт им песню без слов на мотив "Прощание с родиной" Огинского.)
  МАТЬ САЯН. Идите, идите без страха, племя Саян. Мать спрячет вас от бед, спасёт, убаюкает. Я укрою вас в недрах родных гор, усыплю на сотни лет. Все забудут о вас, вы станете легендой. Останутся лишь горы, реки, озёра с вашими именами. Ваш царь превратится в каменного великана и будет спать под вечным небом сторожА покой этого края.
  Но когда-нибудь придёт время - и поднимется Спящий Саян, и весь народ выйдет из горной тени под свет Солнца! Вы снова будете жить, и радоваться жизни на родной земле!
  Живите всегда, живите в мире, дети сибирских просторов!
   ЗАНАВЕС.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Мир Карика 10. Один за всех"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) В.Пылаев "Видящий-5. На родной земле"(ЛитРПГ) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"