Мальчевский Виктор: другие произведения.

Черный квадрат

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вышел в июньском (2011г.)номере журнала "Полдень XXI век". Простые вещи подчас оказываются весьма сложными. Наш мир буквально соткан из элементарных предметов привычных форм и очертаний. Нам кажется, что мы хорошо разбираемся в жизни, но в действительности лишь нескольким по-настоящему выдающимся личностям в истории удалось показать миру его великую простоту. Рассказ "Черный квадрат" - версия появления магического полотна Казимира Малевича. Что подвигло художника на столь смелый поступок? Какие мотивы переполняли его душу в момент грандиозного замысла, возможно, это был всего лишь полет робкой детской фантазии, желание подарить этому миру капельку счастья. Это попытка поработать в модном ныне жанре мокьюментари. *** Малевич пишет свой "Квадрат", который до сих пор воспринимают как загадку. По мне так художник просто бросил некий вызов наметившемуся монументализму и прагматической концепции нового мира. Однако, на мой взгляд, вполне может существовать и такая, художественно-романтическая версия, которую изложил я. Мальчик - мечтатель! У него нет возможности воплотить в реальность свои мечты, но его воображение столь сильное, что он способен, по крайней мере для себя, материализовывать фантазии. Неожиданно эта способность вскрывается вследствие работы над рисунком в мастерской художника. Малевич, как натура творческая, стремится к прекрасному, и через абсурдность этого стремления в данном конкретном случае, все равно верит мальчишке. Вот как раз эта вера и создает знаменитый "Черный квадрат". То есть главное не то, что снаружи, важна не оболочка, красота всегда в сущности внутреннего мира, который гораздо важнее фасада. Мой рассказ об этом. О том, что мечты - это самое ценное что может быть у нас с вами.

  ЧЕРНЫЙ КВАДРАТ
  
  "История живописи и все эти Врубели
  перед такими квадратами - нуль!"
  Михаил ГЕРШЕНЗОН
  русский историк культуры,
  философ, публицист
  
  
  В мастерской было холодно. Так холодно, что разбавленные скипидаром масляные краски застывали в считанные мгновения. Осень 1915 года в Петрограде, который все еще по старой памяти величали Питером, выдалась чрезвычайно промозглой. С утра до вечера моросил мелкий дождь, временами срываясь на серый снег. Выходить на улицу не хотелось, ни под каким предлогом.
  Казимир Северинович отошел от холста и приложил застывшие ладони к горячему стакану с чаем. По пальцам пробежала приятная истома. Потускневший подстаканник сорвался с места, оставляя после себя на истертой поверхности кирпича угасающий влажный след. Художник отхлебнул и шумно и с удовольствием выдохнул горячий воздух.
  Насладиться чаепитием в одиночестве не удалось. Провисшая на петлях дверь отворилась, издав неприятный шаркающий звук, и вместе со студеным воздухом пропустила внутрь комнаты соседского белокурого парнишку - сына прачки Агафьи. Мальчик с размаху бросил школьный портфель на подоконник и кинулся в объятия хозяина.
  - Дядя Казимир! - крикнул он, хватая художника за пестрый от красок халат. - Порисуем сегодня?
  Мужчина усмехнулся, глянул вниз на забавного мальчугана и взъерошил ему волосы.
  - Хорошо, Вовка, порисуем.
  Дверь снова шаркнула, теперь из-за неё показалась бородатая физиономия дворника. Он заприметил тщетно пытающегося скрыться в подолах халата мальчишку, и сквозь нахмуренные кустистые брови устремил на того строгий взгляд.
  - А ну, кыш, стервец! - гаркнул дворник, и принялся качать бородой из стороны в сторону. - Ишь ты, каков! Думал, я не замечу!
  - Оставь, Степан. - Властным голосом парировал хозяин. - Пусть побудет. Он мне не в тягость.
   Дворник замялся и нервно кашлянул.
  - Ну, как хотите, воля ваша,... но все равно, пускать этих вот,... - с этими словами он вновь бросил злобный взгляд на Вовку,...- пускать этих..., шустрых... не велено.
  - Ладно, иди уж, - художник улыбнулся, - застращал мальца совсем.
  Дворник хмыкнул и, погрозив напоследок пацану кулачищем, исчез за дверью.
  Мужчина присел на корточки и, поравнявшись с Вовкой, спросил:
  - Ну, дружок, что будем рисовать сегодня?
  Мальчик пожал плечами, прищурился и с надеждой вымолвил:
  - Может аэроплан?
  - Аэроплан уже был.
  - Тогда паровоз! - но тут же у мальчика округлились глаза, и он громко выпалил: - Нет!.. Кавалерию!
  - Послушай, Владимир. Все это мы уже рисовали. Давай попробуем нарисовать, м-м-м,... - художник в задумчивости посмотрел вокруг, - О! Я хочу, чтобы ты изобразил, положим, вид из своего окна.
  - Вид из окна? - мальчик удивленно посмотрел на живописца.
  - Ну да, - художник выпрямился, отложил кисти, убрал в сторону палитру, аккуратно вынул из крепежей холст, и, не глядя на парнишку, спросил: - У тебя же есть дома окно?
  - Е-е-есть, - растеряно протянул Вовка.
  Художник на мгновение обернулся.
  - Вот и хорошо. Нарисуй мне, что ты видишь в своем окне. Тем более, сегодня будем рисовать масляными красками.
  Разгребая искореженные тюбики, Казимир Северинович вытащил новый холст и принялся прилаживать его к мольберту.
  Мальчик с любопытством следил за манипуляциями. Удивительный мир загадочного творчества разворачивался перед ним своими кулисами.
  Он облизнул губы и дернул мужчину за оттопыренный карман халата.
  - Можно мне посмотреть? - произнес он вкрадчиво, пристально наблюдая за размашистой радугой смешанных красок.
  - Измажешься ведь, - улыбнулся мастер.
  - Пусть.
  - Ну, тогда держи,... только аккуратно, смотри!
  Художник протянул мальчугану палитру и довольно улыбнулся, заметив, как у того заискрились глаза.
  Вовка поднес краски к носу и с наслаждением втянул воздух. Резкий запах скипидара вынудил скривиться и отпрянуть.
  - Поди, не знал, что форма и содержание - разные вещи?!! - засмеялся мужчина и похлопал мальчугана по плечу. - Привыкай, дружок. Не все-то золото, что блестит.
  Потирая нос, Вовка вернул палитру хозяину, быстро заморгал и произнес:
  - Порисуем, дядя Казимир?
  Художник кивнул.
  - Ну, так я уж и приготовил все.
  Мальчик, тщательно перебрав кисти, вооружился тонкой, изящной. Остальные вернул художнику. После чего, подошел к обработанному белилами холсту и занес над ним кисть.
  - Может, краску возьмешь для начала, - подсказал на ухо Казимир Северинович.
  Вовка встрепенулся и опустил взгляд на палитру, по поверхности которой, жирными разноцветными зигзагами расцвела свежая лоснящаяся краска.
  Он осторожно погрузил в неё кисть, затем, неловко стряхнув прилипший сгусток, снова застыл перед холстом.
  - Ну что, дружок, начинай, - подбодрил мастер.
  Мальчик облизнул губы и начал аккуратно выводить линию за линией.
  Мужчина стоял за его спиной и допивал остывший чай. На его лице блуждала умиротворенная улыбка.
  Рисование не отняло у юного художника много времени, когда он закончил, и радостный повернулся к мастеру, то застал того в несколько неожиданном виде: Казимир Северинович внимательно смотрел на полотно, озадаченно разминая подбородок.
  Скосив взгляд на мальчика, он задумчиво произнес: - Мда-а-а...
  Вовка недоуменно заморгал.
  Художник нагнулся к холсту и, кивнув на рисунок, спросил: - И откуда ж такое видать, неужто из твоего окна?
  Мальчуган провел рукой у себя под носом, оставляя длинный след синей краски через всю щеку, и звучно шмыгнул ноздрями, - Ага!
  Художник хмыкнул и снова уставился на детский рисунок.
  Полотно было пестрым: яркое солнце щедро одаривало теплом цветущие берега, омываемые лазурными морскими водами. А над бушующими волнами летала крупная чайка.
  - Ты ж вроде бы не на море живешь, а, Вовка?
  Мальчик насупился.
  - Дядя Казимир, но вы же сами просили нарисовать вид из окна.
  - Вот именно, - художник принялся снимать холст с постамента, - Твоего окна, Володя.
  Парнишка кивнул.
  - Ну вот я и нарисовал!
  - Что, нарисовал?!! - меланхоличный по своей природе художник, немного занервничал.
  - Вот! - настойчиво повторил мальчик, указывая на свой рисунок, - Это я вижу в своем окне каждый день.
  - Этого не может быть!!! - повысил голос Казимир Северинович. - Ты живешь здесь, в Петрограде, и у нас нет ни синего моря, ни южного солнца.
  Живописец вздохнул, пытаясь успокоиться.
  - Зачем ты меня обманываешь?
  Вовка обиженно посмотрел в глаза человеку, которого он считал своим другом.
  - Я вас не обманываю, - мальчик всхлипнул. - Это мое окно.
  Мужчина понял, что несколько погорячился со своей недоверчивостью, и слегка перегнул палку. Требовалось срочно менять тему.
  - Ну, хорошо, пусть так, коли тебе больше нравится морской пейзаж. Давай теперь разберем недостатки.
  И художник принялся за работу. Но, 'окно' все не выходило у него из головы.
  - 'И все-таки странно', - думал он. - 'Мальчик явно не был на море, но рисунок весьма натуралистичен. Написано хорошо, с фантазией, и никакой тебе там мальчишеской пиф-паф тематики. Техники, понятное дело, нет, но пейзаж сбалансирован, композиционно выдержан. Все точно, словно с натуры писано'.
  После того, как явные недостатки рисунка были обозначены и устранены, Казимир Северинович предложил юному коллеге забрать холст с собой. Вовка обрадовано схватил свой рисунок, но сразу, еще в дверном проеме понял, что тащить его будет неудобно.
   Из мастерской вышли вдвоем. Художник нес портфель, а Вовка горделиво вышагивал с холстом, прикрываясь им как щитом.
  По дороге художник все думал об окне с видом на море. Он давно не был в южных краях и совсем уже забыл о притягательной силе соленых теплых вод и жаркого солнца. Как хотелось сейчас, в этот промозглый питерский день оказаться там, по ту сторону Вовкиного окна. Так сильно хотелось, что Казимир Северинович непроизвольно ускорил шаг.
  Миновав метров сто, повернули за угол. Ступая в глубокие лужи, вошли в проулок, по диагонали пересекли небольшой мрачный дворик и за очередным обшарпанным углом уткнулись в разбитую дверь, в которую Вовка настойчиво и привычно постучал носком своих массивных ботинок.
  Дверь отворила женщина средних лет со строгим и усталым выражением лица. Но, заприметив, рядом с сыном гостя, заулыбалась и пригласила войти.
  Мрачный длинный коридор питерской коммуналки встретил Казимира Севериновича затхлым запахом горелых сковородок, гнилой древесины и свежевымытых полов. Женщина, бесконечно извиняясь за беспорядок, отставила ржавое ведро с мутной водой в сторону и предложила следовать за ней. Однако Вовка успел пробежать вперед, и уже протискивался в двери самой дальней комнаты.
  Казимир Северинович точно не знал, почему он не отдал портфель матери на пороге, и не отправился обратно, а неожиданно для себя принял приглашение, и теперь ступает по коридору совершенно незнакомого помещения. Не знал, хотя догадывался. Ему все еще не терпелось выглянуть в Вовкино окно. Он стыдился этой мысли, отчетливо понимая, что все его теперешние ожидания - сущий бред, и никакого моря за окном в этих трущобах быть не может. Между тем, что-то такое далекое и давно утерянное звало и тянуло, убеждая в обратном.
  Переступая вслед за мальчиком порог комнаты, художник ощутил как тяжело и часто стучит его сердце, он был готов перепрыгнуть замешкавшегося на входе Вовку, и кинуться к этому чудесному окну.
  Когда же Казимир Северинович все же вошел и стремительно оглянулся по сторонам в поисках чуда, то в темной крохотной комнатке, освещенной тусклым светом закопченной лампы, он вообще не обнаружил окон. А когда присмотрелся, то заметил промеж двух сколоченных из грубых досок шкафов, темные ситцевые занавески. В следующее мгновение он оказался перед ними, и силой рванул их в стороны.
  Сквозь мутные стекла небольшого окна на расстоянии вытянутой руки густой копотью чернела стена дома напротив.
  Ничего сверхъестественного не произошло. Все было так, как и должно было быть. Но, на душе вдруг стало тоскливо и горько.
  Казимир Северинович смотрел на черный квадрат в окаймлении облупившейся белой рамы, и все глубже погружался в мутные тоскливые мысли. Его потревожил тихий голос Вовки, о котором он уже, и думать забыл.
  Мальчик робко произнес:
  - Дядя Казимир, теперь вы видите?
  Художник опустил печальные глаза на ребенка. Мальчик смотрел в окно, и на его восторженном лице играла кроткая улыбка.
  Взгляд Казимира Севериновича снова проник сквозь мутные оконные стекла, и через какое-то время он так же тихо произнес:
  - Да, Володя, теперь и я вижу море.
  
  Эпилог
  Спустя четыре месяца на последней футуристической выставке '0.10' среди тридцати девяти картин, выставленных Казимиром Малевичем на самом видном месте, в так называемом 'красном углу', где обычно располагают иконы, висел 'Чёрный квадрат'.
  До сих пор эта работа считается одной из самых гениальных в мире авангардистского искусства.
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Хант "Пламя в крови"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Коновалов "Чернокнижник-3. Ключ от преисподней "(ЛитРПГ) А.Кристалл "Покровитель пламени"(Боевое фэнтези) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"