Нейл Гейман (Neil Gaiman): другие произведения.

Нереальность, глава вторая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая глава. Перевод. Черновой вариант.


  
   ДВА
  
   Он где-то глубоко под землей: в каком-то туннеле, а может, в ходах канализации. Мерцание огней только обозначает окружающую тьму, не разгоняет ее. Он не один. Рядом с ним идут люди, но он не может видеть их лиц. Они бегут, разбрызгивая грязь и помои. Капли воды медленно падают сверху, кристально чистые, невидимые во тьме.
   Он заворачивает за угол, и зверь ждет его там.
   Зверь огромен. Он заполняет все пространство туннеля: массивная голова, опущенная вниз, ощетинившееся тело, пар дыхания в холодном воздухе. Кабан, сначала думает он, но затем осознает, что кабаны не бывают таких размеров. Зверь огромен, как бык, как тигр, как буйвол.
   Зверь смотрит на него и эта пауза длится тысячи лет, пока он медленно-медленно поднимает копье. Он мельком видит свою руку на древке и осознает, что это не его рука: ладонь покрыта темным волосом, ногти - почти когти...
   Зверь прыгает.
   Он кидает копье, но уже слишком поздно, клыки зверя проходятся по его боку, бритвенно-острые, и он чувствует, как жизнь начинает литься вниз, в грязь. А затем он понимает, что валится лицом вниз в воду, которая уже розовая, красная в водоворотах удушающей крови. Потом он кричит, пытается подняться, но в легких - только грязная жижа, и кровь, и вода, а из чувств осталась только боль...
  
   "Плохой сон?" спросила девочка.
   Ричард сел, отчаянно пытаясь отдышаться. Занавески все еще были задернуты, свет и телевизор включены, но сквозь щели уже проникал утренний свет. Он порылся в недрах софы, ища пульт, обнаружил его под своей собственной спиной и с облегчением выключил телевизор.
   "Да." ответил он. "Что-то типа."
  
   Протерев глаза, Ричард произвел краткую инвентаризацию наличного имущества, с удовольствием осознав, что он потрудился снять с себя ботинки и костюм перед тем, как заснуть. Перед рубашки был весь в высохшей крови и грязи. Девочка-бомж молчала. Выглядела она неважно: маленькая, бледная, серое лицо под грязью и коричневой коркой крови. Одета она была в жуткую чересполосицу разных вещей, одно поверх другого: странные одежды, грязный бархат, ужасно грязные кружева, кругом рваные дыры, через которые просвечивали нижележащие слои разностильной ткани. Она выглядела, по мнению Ричарда, так, словно совершила ночное ограбление секции Истории Моды в музее Виктория (или в музее Альберт) - и упрямо носила на себе все награбленное. Ее короткие волосы были одной сплошной грязью, но сквозь нее определенно просвечивал темно-красный цвет.
  
   "Проснулась, значит." сказал Ричард.
   "Что это за баронство?" спросила девочка. "Чей лён?"
   "Э... что ты спросила?"
   Она с подозрением огляделась. "Где я нахожусь?"
   "Квартиры Ньютона, улица Малая Кемден..." Он остановился. Девочка отодвинула занавеску, открывая окно холодному дневному свету. Снаружи раскинулся обыденный лондонский вид, на который она взирала изумленно, провожая широко открытыми глазами автомобили, автобусы и расползшиеся во все стороны магазины - пекарня, аптека, и винный - внизу.
   "Я в Верхнем Лондоне," сказала она тонким голосом.
   "Да, ты в Лондоне," сказал Ричард. Верхнем? По отношению к чему? - пришло запоздалое удивление. "Я так думаю, ты вчера была в шоке. Рука сильно порезана." Он ждал, что она скажет что-нибудь в ответ; может быть, даст какое-то объяснение всему происшедшему. Она мельком оглянулась и продолжила глазеть на автобусы и магазины. Ричарду ничего не оставалось, как продолжить: - "Я, э... нашел тебя на тротуаре. Ты была вся в крови."
   "Не беспокойся," ответила девочка серьезно. "Практически вся она - чужая."
   Она отпустила занавеску и та мягко вернулась на свое место. Девочка принялась разматывать шарф, уже успевший пропитаться кровью и засохнуть в таком положении. Она оглядела порез и скорчила гримаску. "С этим надо что-то сделать. Надеюсь, ты можешь помочь?"
   Ричард почувствовал себя не в своей тарелке: "Я, собственно, неискушен в первой помощи."
  
   "Ну," - разъяснила она, "даже если ты привереда, от тебя не потребуется ничего большего, чем держать бинты и завязывать узлы, если я не смогу этого сделать сама. Надеюсь, в доме есть бинты?"
   Ричард кивнул. "Конечно. В аптечке. В ванной. Под раковиной."
   Он отправился в спальню и наконец-то поменял свою одежду, задавая себе тщетный вопрос, отстирается ли его лучшая рубашка, купленная, о Господи, (у нее точно будет припадок) Джессикой.
  
   Кровавая вода смутно напомнила ему о чем-то: может быть, о когда-то виденном сне. Но содержание этого сна он так и не припомнил ни разу за всю свою последующую жизнь. Ричард открыл слив, дал воде стечь из раковины, опять наполнил санфаянс водой, в которую добавил немного обеззараживающего средства, зависшего медленно растворяющимся серым облаком. Острый "медицинский" запах добавил ему уверенности в ситуации, дал некую точку опоры, на которую он наконец смог опереться. Девочка наклонилась над раковиной и Ричард начал аккуратно поливать теплой водой ее предплечье.
  
   Ричард никогда не был настолько слаб желудком, как ему казалось. Точнее говоря, он не выносил вида крови на экране. Качественное кино про зомби, или слишком откровенная медицинская драма обычно загоняли его в угол, где он, тяжело дыша, закрывал ладонью лицо и просил "сказать, когда эта гадость кончится." Но когда дело доходило до реальной боли, реальной крови, он просто делал то, что должно. Они очистили рану - она выглядела гораздо менее ужасной, чем вчера - и перевязали ее, причем девочка явно прилагала героические усилия к тому, чтобы не слишком сильно морщиться. Ричард же прилагал героические усилия к тому, чтобы определить, сколько ей было лет, и как она, собственно выглядит там, под слоем грязи, и почему она живет на улицах, и -
  
   "Как тебя зовут?" спросила она.
   "Ричард. Ричард Мэйхью. Дик." Она кивнула, явно запоминая. Звякнул дверной звонок. Ричард обвел взглядам кромешный хаос в ванной комнате, девочку и с ужасом прикинул, как все это будет выглядеть для постороннего наблюдателя. Такого, как... "О Бог мой!" - осознал он - "Это же наверняка Джесс. Теперь она меня точно убьет." Чрезвычайная ситуация. Чрезвычайная ситуация. "Так", сказал Ричанд девочке. "Жди меня тут."
   Он захлопнул дверь ванной за собой и прошел через холл. Открыв входную дверь, Ричард с облегчением, длинно выдохнул. Это была не Джессика. Это были... кто? Мормоны? Свидетели Иеговы? Полиция? Было сложно сказать что-либо конкретное. В общем, их было двое.
   Двое в черных костюмах, которые были слегка замаслены, слегка поношены. Даже Ричард, который причислял себя к кретинам в области моды, углядел что-то неладное в покрое этой одежды. Это были костюмы, которые, к примеру, вполне могли быть сшиты портным лет этак двести тому назад, причем этот портной определенно хотел сшить модный костюм, но шил исключительно по выкройкам, без примерок. Линии фигуры были неправильны, да и детали костюмов - тоже.
   Лис и волк, подумал Ричард невольно. Первый, лис, был немного ниже, чем Ричард, имел гладкие жирные волосы необычного оранжевого цвета и мертвенно-бледный цвет лица. Когда Ричард открывал дверь, лис улыбнулся - с рассчитанным опозданием, обнажив зубы, выглядящие, словно последствия автокатастрофы на кладбище. "Доброго утра вам, сэр", произнес он "и прекрасного, светлого дня."
  
   "Э... Здравствуйте." сказал Ричард.
   "Мы здесь по деликатному поручению персонального свойства, как говорится, из двери в дверь. Вы не против, если мы зайдем?"
   "Я думаю, это будет не слишком удобно в настоящий момент", вежливо ответил Ричард, а затем поинтересовался: "Вы, случаем, не из полиции?" Второй посетитель, высокий мужчина, выглядящий, словно волк, с серо-черными волосами, обрезанными коротким "ежиком", стоял чуть позади, прижимая к груди пачку листовок. До этого момента он молчал - просто наблюдал, огромный и флегматичный. Теперь же у него вырвался одинокий грязный смешок. Что-то было совершенно нездоровое в этом смешке.
   "Полиция? Увы," ответствовал первый, "мы лишены этого благословения. Карьера, посвященная закону и порядку, хотя и бесспорно привлекательна, не выпадала на картах, которые для нас с братом вытянула Дама Удача. Нет, мы просто-напросто обычные граждане. Разрешите мне представиться. Я Мистер Круп, а этот джентльмен - мой брат, Мистер Вандемар."
  
   Они не выглядели, как братья. Если вдуматься, подобных им Ричард не видел никогда в жизни. "Ваш брат?" спросил он. "Но тогда у вас должна быть одна фамилия?"
  
   "Я восхищен. Что за ум, Мистер Вандемар. Пытливый, пронизывающий покровы - и это опишет только половину его достоинств. Некоторые люди имеют такой острый ум," - сказал Мистер Круп, доверительно придвигаясь к Ричарду и вставая на цыпочки, чтобы быть на одном уровне с его лицом, - "что мы даже опасаемся порезаться." Ричард непроизвольно отступил назад. "Так можем ли мы войти?" - спросил Мистер Круп.
   "Что вам нужно?"
   Мистер Круп тяжко вздохнул, явно считая, что изобразил тоску великолепно. "Мы ищем сестру," объяснил он. "Сбившееся с пути дитя, волевое и умное. Она разбивает сердце нашей бедной вдовствующей матери."
   "Сбежала." тихо объяснил Мистер Вандемар. Он втиснул листовку-ксерокопию в руки Ричарда. "Она э... в-общем, таё," добавил он, крутя пальцем у виска в универсальном жесте, обозначающем умственные расстройства.
   Ричард взглянул на листовку.
   В ней говорилось:
  

ВИДЕЛИ ЛИ ВЫ ЭТУ ДЕВОЧКУ?

  
   Под заголовком была черно-белая фотография девочки, более грязная и коротковолосая копия которой находилась сейчас в ванной комнате.
   Под фото была еще одна надпись:
  

ОТКЛИКАЕТСЯ НА ИМЯ ДОРИН

КУСАЕТСЯ И ПИНАЕТСЯ. УБЕГАЕТ,

СООБЩИТЕ НАМ, ЕСЛИ ВЫ НАЙДЕТЕ ЕЕ

ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ ЗА ВОЗВРАТ.

  
   И под всем этим телефонный номер. Ричард еще раз взглянул на фотографию. Это определенно была та самая девочка. "Нет," он покачал головой. "Боюсь, я никогда не видел ее. Прошу прощения."
   Мистер Вандемар, однако, не слушал. Он закинул голову и жадно вынюхивал воздух, словно человек, почуявший какой-то странный или неприятный запах. Ричард попытался вручить ему листовку обратно, но верзила просто-напросто отпихнул его и прошел в квартиру, словно волк по следу. Ричард устремился за ним. "Эй, что вы себе позволяете? Остановитесь! Вон отсюда. Эй, это моя ванная, сюда нельзя - "
   Мистер Вандемар направлялся прямо в ванную. Ричард надеялся, что девочка - Дорин? - имела достаточно ума закрыть дверь на задвижку. Но нет - она распахнулась от толчка руки Мистера Вандемара. Он зашел внутрь и Ричард, чувствуя себя моськой, облаивающей слона, проследовал за ним.
  
   Ванная была довольно маленькая. В ней была душевая кабинка, унитаз, раковина, несколько флаконов шампуня, кусок мыла и полотенце. Когда Ричард уходил, внутри также была грязная, окровавленная девочка и открытая аптечка. Теперь же в ванной было девственно чисто.
   Спрятаться девочке было негде. Мистер Вандемар вышел из ванной и распахнул дверь спальни, зашел, огляделся. "Я не знаю, что вам нужно" - прорычал Ричард. - "Но если вы двое не уберетесь из моего дома, я вызову полицию."
   Тогда Мистер Вандемар, который как раз осматривал гостиную, повернулся к Ричарду. Тот внезапно осознал, что боится Мистера Вандемара так, как не боялся в жизни ни одного человека.
   А потом лис - Мистер Круп сказал: - "О да, что это нашло на вас, Мистер Вандемар? Я так думаю, это тоска по нашей маленькой милой родственнице, готов поклясться. Извинитесь перед джентльменом, Мистер Вандемар."
   Мистер Вандемар кивнул и на мгновение задумался. "Думал, что мне нужно в туалет. Не нужно. Извините."
  
   Мистер Круп начал подталкивать Мистера Вандемара к выходу. "Таким вот образом. Я так думаю, вы без сомнения простите моему заблудшему брату его полную асоциальность. Это все печаль за нашу бедную мать-вдову и нашу сестренку, которая сейчас, пока мы тут говорим, бродит совсем без пригляда на улицах Лондона, так выбила его из колеи, даю слово. Но так или иначе, он хороший парень, которого приятно иметь на своей стороне. Так ведь, а?" Они уже вышли из квартиры Ричарда и двигались по лестнице. Мистер Вандемар молчал. Он абсолютно не выглядел выбитым из колеи. Круп повернулся к Ричарду и выдал еще одну лисью улыбку. "Звоните нам, если вы ее увидите."
   "До свидания." - сказал Ричард, закрывая и запирая дверь. Затем он накинул цепочку - в первый раз за все время, прожитое в этом доме.
  
   Мистер Круп, который обрезал телефонную линию при слове "полиция", сосредоточенно думал, правильный ли это был провод. Телекоммуникации двадцатого века не были его сильной стороной. Он вытащил из рук Мистера Вандемара очередную листовку. "Сплюньте." скомандовал он.
   Мистер Вандемар сосредоточенно собрал вязкий комок жидкости со стенок своего горла и аккуратно выплюнул его на оборотную сторону листовки. Мистер Круп веско пришлепнул листовку на стену по соседству с дверью Ричарда. Та немедленно и крепко прилипла.
  
   ВИДЕЛИ ЛИ ВЫ ЭТУ ДЕВОЧКУ? - вопрошала надпись.
  
   Мистер Круп поверулся к Мистеру Вандемару. "Поверили ли вы ему?"
   Они начали спускаться по лестнице. "Чтоб я был в Аду." ответил Мистер Вандемар. "Я чуял ее все это время."
  
   Ричард ждал у замочной скважины, пока несколькими этажами ниже не прозвучало эхо от захлопнувшейся двери дома. Он направился к ванной, и тут телефон зазвонил, резко и неожиданно. Ричард схватил трубку. "Алё? Алё?"
   Из трубки не доносилось ни звука. Вместо этого со щелчком из телефона прорвался голос Джессики, записывающей сообщение для автоответчика. Голос сказал: "Ричард, это Джессика. Жаль, что тебя нет дома, поскольку, так или иначе, это наш последний разговор, и я хотела сказать тебе это лично." Телефонная трубка была мертва. За ней волочился обрезанный конец провода.
   "Ты глубоко разочаровал меня вчера вечером, Ричард. Разочаровал настолько, что я разрываю нашу помолвку. У меня нет намерения возвращать кольцо, так же как и видеть тебя когда бы то ни было. Прощай."
   Автоответчик со щелчком перестал записывать и начал мигать красной лампочкой.
   "Плохие новости?" спросила девочка. Она обнаружилась стоящей позади Ричарда, в кухне и аккуратно опускающей чайные пакетики в чашки. Чайник закипал, а ее рука была аккуратно забинтована.
   "Да." - пробормотал Ричард. "Очень плохие." Он зашел на кухню и протянул девочке листовку "ВИДЕЛИ ЛИ ВЫ ЭТУ ДЕВОЧКУ?". "Это ты, не так ли?"
   Она приподняла бровь. "На фото - да, я."
   "И ты... Дорин?"
   Она покачала головой. "Я Дор, Ричардричардмэйхьюдик. Молоко, сахар?"
   Ричард чувствовал себя совершенно выбитым из колеи. Так что он всего лишь сказал "Ричард. Просто Ричард. Без сахара." И затем - "Слушай, если это не секрет - что с тобой случилось?"
   Дор разлила дымящийся кипяток по чашкам.
   "Тебе это совершенно ни к чему." ответила она без эмоций.
   "О, ну извини, если это личное..."
   "Нет, Ричард. Честно-честно, тебе совершенно не пригодится эта информация. От нее тебе не будет ничего хорошего. Ты и так сделал больше, чем нужно."
   Она так же аккуратно вытащила чайные пакетики и подвинула одну чашку чая Ричарду. Он попытался взять ее и осознал, что до сих пор держит в руке сиротливую телефонную трубку. "Ну, в любом случае, не мог же я просто оставить тебя на дороге."
   "Мог. Но не оставил." ответила она. Распластавшись по стене, девочка осторожно заглянула в окно. Ричард, заинтересованный, подошел и выглянул тоже. Внизу Мистер Круп и Мистер Вандемар как раз выходили из пекарни, а листовка "ВИДЕЛИ ЛИ ВЫ ЭТУ ДЕВОЧКУ" ярко белела на самом видном месте в окне.
   "Они действительно твои братья?" спросил Ричард.
   "Пожалуйста." попросила Дор. "Дай мне собраться с мыслями."
   Он пил чай и пытался притвориться, что сложившаяся вокруг ситуация совершенно нормальна. "Где ты была?" пришел на ум еще один логичный вопрос. "Тогда когда...."
   "Я была тут." ответила девочка. "Так как эти двое вряд ли уберутся отсюда, мне нужно передать сообщение..." Она немного подумала. "...Одному человеку, который может помочь. Пока они тут, я не рискую выйти на улицу."
   "Ну, наверняка должен быть кто-то, кто может тебе помочь? Кому мы можем позвонить..."
   Девочка взяла трубку из его руки вместе с болтающимся проводом и покачала головой. "До моих друзей нельзя дозвониться." Она аккуратно поместила трубку на ее обычное место, где она и осталась, бесполезная и одинокая. Потом она улыбнулась - внезапно и плутовски. "Хлебные крошки."
   "Что?" переспросил Ричард.
  
   В дальнем конце спальни было маленькое окошко, глядевшее на панораму крыш и водосточных труб. Дор забралась с ногами на кровать, чтобы достать задвижку, открыла окно и щедро рассыпала крошки по карнизу. "Я таки не понимаю." вмешался Ричард.
   "Конечно, не понимаешь." согласилась она. "А теперь тише." Раздалось хлопанье крыльев и появился пурпурно-серо-зеленый пышный голубь. Он пригладил свои перья и принялся клевать хлебные крошки. Дор аккуратно вытянула правую руку и взяла голубя. Тот любопытно оглядел ее, не имея ничего против.
   Они сели на кровать. Дор доверила Ричарду подержать птицу, пока она привязывала к ее ноге послание, пользуясь яркой синей лентой, ранее скреплявшей пачку счетов за электричество. Ричард никогда не был увлеченным держателем голубей, даже в лучшие времена. "Полная бессмыслица," объяснил он. "Я имею в виду, это не почтовый голубь. Это даже не домашний голубь. Это обычный лондонский голубь, из тех, которые гадят на голову Нельсону."
   "В точку." ответила Дор. Ее щеки были в царапинах, а грязные красно-коричневые волосы были спутаны. Спутаны, но не до колтуна. А ее глаза... Ричард осознал, что не может сказать, какого цвета ее глаза. Они были не синие, не серые, не зеленые, не коричневые; они напоминали огненные опалы; вспыхивая синим и зеленым и даже красным и желтым, когда она двигалась. Дор мягко взяла птицу из рук Ричарда и поглядела ей в лицо. Голубь наклонил голову и уставился на нее черными бусинками глаз. "Здравствуй." сказала Дор и продолжила звуком, который звучал, словно голубиное курлыканье. "Здравствуй, Кррррллрр, и слушай. Найди маркиза Карабаса. Понятно?"
   Голубь влажно булькнул что-то.
   "Хорошая девочка. Теперь - слушай, это важно - тебе лучше - " Голубь прервал ее довольно нетерпеливым "курлы". "Извини", сказала Дор. "Конечно, тебе лучше знать." Она поднесла птицу к окну. Та исчезла в проеме.
   Ричард наблюдал за всем этим в полном удивлении. "Знаешь, это звучало так, словно он тебя понимает." выпалил он, наблюдая за птицей, исчезающей на фоне неба и крыш.
   "Типа того." ответила Дор. "А теперь нам придется ждать."
   Она подошла к книжной полке, выудила оттуда книгу "Mansfield Park" , о наличии которой Ричард не имел ранее ни малейшего понятия и проследовала в гостиную. Ричард последовал за ней. Дор села на софу и открыла книгу.
   "Я так понял, это сокращение от Дорин?" спросил он.
   "Что?"
   "Твое имя."
   "Нет, мое имя - просто Дор."
   "Как это пишется?"
   "Дор. D-o-o-r. Знаешь, такое что-то, сквозь которое ты проходишь из одного места в другое?"
   "О..." ему нужно было что-то сказать, и в итоге он выдал: "Странное имя - Дор."
   Она поглядела на него своими странными многоцветными глазами, сказала "Мое имя." и уткнулась обратно в книгу Джейн Остин.
   Ричард подобрал пульт и включил телевизор. Сменил канал. Сменил еще раз. Вздохнул. Сменил канал еще раз. "Так чего мы собственно, ждем?"
   Дор перевернула очередную страницу и ответила, не отрываясь от книги, "ответа."
   "Каким образом?" Дор лишь пожала плечами. "Ладно, все, молчу."
   Ричард заметил странную белизну ее кожи, очищенной от грязи и крови. Он начал строить предположения, было ли это следствием долгой болезни, или от потери крови, или это была анемия, а может быть, она просто не часто была на воздухе. Может быть, она была в заключении, хотя она и выглядела слишком молодо для подобного варианта. Может быть, тот верзила в самом деле говорил правду про то, что она сумасшедшая... "Слушай, когда те люди..."
   "Люди?" Глаза цвета опала вспыхнули.
   "Ну, Круп и этот... Вандербильт"
   "Вандемар." Она задумалась на секунду, потом кивнула. "Да, действительно. Две руки, две ноги, голова. Да, ты вполне можешь назвать их людьми."
   Ричард продолжил. "Когда они приходили, заходили сюда. Где ты была?"
   Она лизнула палец и перевернула страницу. "Я была тут."
   "Но - " он ощутил свою неспособность подобрать подходящие слова и замолк. В квартире было совершенно негде спрятаться. Но она не покидала квартиру. Но...
   Раздался скребущий звук и темный силуэт, гораздо больше, чем мышь, промелькнул в куче видеокассет, сваленной под телевизором. "Господи!" вскричал Ричард, метнув туда пульт со всей силой, на которую был способен. Пульт с грохотом врезался в кассеты. От темного силуэта не было и следа.
   "Ричард!" сказала Дор.
   "Все в порядке," объяснил он. "Я так думаю, это была всего-навсего крыса или что-то вроде того."
   Она негодующе уставилась на него. "Конечно это была крыса. Ты наверняка испугал ее, бедную, до полусмерти." Она оглядела комнату, вздохнула и издала низкий свистящий звук, пропуская воздух между зубами. "Приветствую?" Она встала на четвереньки, позабыв про книгу. "Вы здесь?"
   Она кинула неприязненный взгляд на Ричарда. "Если ты причинил ей вред..." , злобно прошипела она, затем мягко сказала в сторону комнаты. "Я извиняюсь, но он совершенный идиот. Вы все еще здесь?"
   "Я не идиот." сказал Ричард.
   "Ш-ш..." призвала она. "Приветствую?" Розовый нос и черные блестящие глаза осторожно выдвинулись из-под софы. Остальная голова мало-помалу показалась тоже и подвергла ситуацию пристальному рассмотрению с превеликой подозрительностью. Существо было явно много крупнее, чем мышь. "Вы в порядке?" Дор протянула руку ладонью вверх и животное взбежало по ней, остановившись у локтя. Девочка аккуратно погладила крысу по спинке указательным пальцем. Кроме обычной темно-коричневой шерсти и голого розового хвоста у нее была еще одна дополнительная деталь - свернутый лист бумаги, аккуратно привязанный на боку.
   "Это крыса." - сказал Ричард.
   "Да, это крыса. Ты собираешься извиниться?"
   "Что?"
   "Извиниться."
   Может быть, он что-то не дослышал, а может, это как раз он сходит с ума... "Перед крысой?"
   Дор многозначительно промолчала.
   "Я извиняюсь." с достоинством сказал Ричард крысе. "Я испугал вас."
   Крыса поглядела на Дор. "Он действительно извиняется." уверила ее девочка. "Это не пустые слова. Так что вы принесли мне?" Она аккуратно отцепила от крысы многократно сложенный лист, который держался на подозрительно знакомой ярко-синей ленточке.
   Она развернула послание: кусок коричневой от старости бумаги с растрепанными краями, покрытый паутиной рукописных строк, написанных пером. Она прочла содержимое и кивнула. "Благодарю вас." сказала она крысе. "Я благодарна вам за все, что вы для меня сделали." Крыса соскочила с ее руки на софу, зыркнула на Ричарда и в следующий момент ее уже не было видно среди теней.
   Девочка с именем Дор передала бумагу Ричарду.
   "Прочитай это." сказала она.
  
   В центре Лондона был поздний вечер и, как обычно в преддверии осени, становилось темно. Ричард выбрался из метро на станции Тоттенхемский Двор и шагал на запад - вниз по улице Оксфорд, с куском бумаги, зажатым в руке. Улица Оксфорд была центром розничной торговли Лондона и даже в это позднее время тротуары были забиты покупателями и туристами.
   "Это письмо" - сказала она, передавая бумагу - "От маркиза де Карабаса".
   Ричард был уверен, что уже слышал когда-то это имя. "Великолепно." - пробурчал он. "У него что, не было открытки?"
   "Так быстрее."
   Он прошел мимо шума и огней "Мега-магазина Вирджин", потом мимо лавки, в которой продавались сувениры - миниатюрные каски лондонских полицейских и крошечные красные двух-этажные автобусы, мимо двери, за которой продавали пиццу кусками, а потом свернул направо.
   "Тебе придется точно выполнить все указания. И постарайся проследить, чтобы никто не следовал за тобой." Тут она вздохнула и сказала: "Не следовало бы мне втягивать тебя настолько..."
   "Если я точно выполню эти указания, это поможет тебе быстрее выбраться отсюда?"
   "Да"
   Он повернул на улицу Хэнвей. Хотя всего несколько шагов отделяло его от шумной, залитой светом Оксфорд, казалось, словно он уже в другом городе: улица Хэнвей была пуста и заброшена; узкая, темная дорога, чуть-чуть более чем просто проход между домами, заполненная сумрачными магазинами (record shops?) и закрытыми ресторанами. Единственный свет на этой улице скрытно просачивался из окон таящихся питейных клубов на верхних этажах зданий. Ричард шел вперед, постепенно пугаясь.
   "...направо на улицу Хэнвей, потом налево на площадь Хэнвей, потом опять направо в проезд Орм, остановиться у первого уличного фонаря... Ты уверена, что тут все правильно написано?"
   "Да."
   Он никак не мог вспомнить, существует ли проезд Орм, хотя уже бывал на площади Хэнвей раньше: на ней располагался подвальный индийский ресторанчик, который очень любил посещать его друг Гэри. Насколько Ричард помнил, площадь Хэнвей была тупиком. Вот и ресторан, "Человек-олень". Он миновал залитые ярким светом ступени у входа, приглашающие спуститься, а потом повернул налево...
   Он был неправ. Здесь действительно был проезд Орм. Ричард даже различил название на указателе:

ПРОЕЗД ОРМ 1

   Неудивительно, что он не замечал его до этого: проезд Орм был не более чем узкий проход между домами, освещенный шипящим газовым рожком. В наше время такие фонари и найти-то трудно, думал Ричард, поднимая инструкцию повыше и вглядываясь в буквы.
   "Потом повернуться кругом трижды, противосолонь?"
   "Противосолонь означает - против часовой стрелки, Ричард."
   Он повернулся, три раза, чувствуя себя полным идиотом. "Слушай, зачем оно вообще все нужно, неужели для того, чтобы встретиться с твоим другом, действительно нужна вся эта чепуха..."
   "Это не чепуха. Серьезно. Просто... считай это моей причудой, ладно?" И она улыбнулась ему.
   Он закончил вращаться. Потом прогулялся до самого конца прохода. Пусто. Никого. Пустой мусорный бак, и рядом с ним что-то, очень напоминающее кучу тряпья. "Ау?" позвал Ричард. "Есть тут кто? Я друг Дор. Ау?"
   Увы. В ближайшей окрестности не было совершенно никого. Ричард почувствовал облегчение. Теперь он мог с чистой совестью пойти домой и объяснить девочке, что ничего не произошло. Потом он позвонит в соответствующие учреждения и они разберутся, что тут к чему. Он скомкал письмо в тугой бумажный шар и запустил им в мусорный бак.
   То, что Ричард принимал за кучу тряпья, развернулось, выпрямилось и встало одним гибким движением. Рука перехватила бумажный шар в середине полета.
   "Это моё, я так понимаю." - сказал маркиз де Карабас. Он носил огромное франтоватое черное пальто, которое не было ни собственно пальто, ни даже френч, а являлось чем-то средним между ними, высокие черные ботинки, а из под пальто были видна явно обветшавшая рубашка и брюки. Его глаза горели белым огнем на темном лице. Человек ухмыльнулся на секунду, словно какой-то своей внутренней шутке, поклонился Ричарду и произнес, "Де Карабас, к вашим услугам, а вы...?"
   "Э..." сказал Ричард. "Э... М-м..."
   "Вы - Ричард Мэйхью, молодой человек, который спас нашу раненную Дор. Как ее самочувствие?"
   "Э... Все нормально. Ее рука все еще немного..."
   "О, время, за которое все придет в норму, наверняка поразит нас всех. В ее семье передаются примечательные способности к самовосстановлению. Просто чудо, что кто-то умудрился убить их всех, не так ли?" Человек, называющий себя маркизом де Карабасом, расхаживал туда-сюда по улице. Ричард сообразил, что он относится к типу людей, постоянно двигающихся. Он был словно гигантский кот.
   "Кто-то убил семью Дор?" спросил Ричард.
   "Мы далеко не продвинемся, если ты будешь повторять все, что я скажу, не так ли?" иронически произнес маркиз, оказавшись прямо перед Ричардом. "Сядь." - скомандовал он. Ричард огляделся в поисках чего-нибудь, на что можно присесть. Маркиз положил ему руку на плечо и давил до тех пор, пока Ричард не растянулся прямо на мостовой. "Она знает, что я дешево не продаюсь. Что конкретно она предлагает?"
   "Извините?"
   "Каков предмет сделки? Она послала тебя сюда договориться, юноша. Я стою недешево и никогда не раздаю подарков."
   Ричард пожал плечами, насколько это было вообще возможно сделать, лежа на спине. "Она просила передать, что она хочет, чтобы вы сопровождали ее домой, где бы это ни находилось в данный момент, и ваших услуг в качестве телохранителя.
   Даже когда маркиз был неподвижен, его глаза не прекращали движения. Вверх, вниз, в сторону... словно в вечном поиске или обдумывании. Прибавить, отнять, оценить. Ричард засомневался, в полном ли маркиз рассудке. "И что она предлагает взамен?"
   "Ну... Ничего."
   Маркиз подул на свои ногти и принялся полировать их об лацкан своего замечательного пальто. Потом он повернулся спиной.
   "Она. Предлагает. Мне. Работать. Даром." Маркиз явно оскорбился.
   Ричард принялся вставать на ноги. "Ну, она не сказала ничего о деньгах. Она сказала, что ей придется задолжать вам услугу."
   Глаза маркиза блеснули. "Какую конкретную услугу?"
   "Очень большую услугу," сказал Ричард. "Они сказала, что она задолжает вам очень большую услугу."
   Де Карабас осклабился, словно голодная пантера, завидевшая потерявшегося в лесу крестьянского ребенка. Потом он развернулся к Ричарду. "И ты оставил ее одну?" - спросил он. - "С этими Крупом и Вандемаром, шляющимися вокруг? Ну и чего мы, собственно, ждем?" Он опустился на колени, вынимая из кармана какой-то мелкий металлический предмет. Предмет был вставлен в ближайший люк в асфальте и с усилием провернут. Люк открылся легко и бесшумно. Маркиз убрал металлический предмет и вытащил что-то из другого кармана, что при ближайшем рассмотрении напомнило Ричарду длинный "бенгальский огонь" или факел. Маркиз аккуратно ухватил "бенгальский огонь" за один конец, пробежался рукой вдоль - и с другого конца выскочило яркое красное пламя.
   "Могу я задать вопрос?" - спросил Ричард.
   "Конечно, нет!" - ответил маркиз. "Ты не задашь никаких вопросов, ты не получишь никаких ответов. Ты не будешь уклоняться от пути. И не советую даже и думать о том, что происходит. Дошло?"
   "Но.."
   "И самое важное - никаких "но"!" - припечатал де Карабас. "Время уходит. Вперед." Он указал факелом в глубины под люком. Ричард ухватился за металлическую лестницу, вделанную в стену сразу под люком, чувствуя себя настолько не в своей тарелке, что спрашивать еще что-либо ему даже не приходило в голову.
  
   Ричард пытался понять, где они находятся. Это явно была не канализация. Может быть, туннель для телефонных кабелей или очень маленьких поездов? Или для... чего нибудь еще? Он внезапно осознал, что не так уж много знает о том, что происходит под улицами Лондона. Он нервно шагал, озабоченно думая, как бы не провалиться ногой куда-нибудь и не сломать лодыжку. Де Карабас широко и беззаботно шагал впереди, явно не беспокоясь, поспевает ли за ним Ричард или нет. Кровавое пламя отбрасывало большие тени на стены туннеля.
   Ричард пустился бегом, чтобы не отставать. "Дайте-ка подумать..." - рассуждал де Карабас. "Мне нужно доставить ее на рынок. Следующий рынок через... хмм.. два дня, если я правильно рассчитал, а это несомненно. Я вполне могу прятать ее эти два дня."
   "Рынок?" - спросил Ричард.
   "Бродячий Рынок. Но тебе совершенно не нужно об этом знать. Хватит вопросов."
   Ричард поглядел вокруг. "Я подумывал спросить о том, где мы находимся. Но я полагаю, что вы бы отказались отвечать."
   Маркиз еще раз осклабился. "Великолепно." - сказал он одобрительно. "Ты и так в куче неприятностей."
   "Вы попали в точку," - вздохнул Ричард. "Моя невеста порвала со мной, и, кажется, мне придется купить новый телефон..."
   "О, Церковь и Арка! Телефон - наименьшая из твоих проблем, парень!" Де Карабас прислонил факел к стене, где он и продолжил гореть, шипя. Сам же де Карабас принялся лезть вверх по металлическим кольцам, вмурованным в стену. Ричард помешкал и полез следом. Кольца были холодные и ржавые. Хватаясь за них руками, Ричард чувствовал, как они хрустят. Слетающая с колец ржавчина разлеталась на мелкие части и лезла в глаза и рот. Красное пламя внизу замигало и потухло. Дальше они поднимались в полной темноте.
   "Мы возвращаемся к Дор?" - спросил Ричард.
   "Постепенно. Сперва мне нужно организовать кое-что мелкое для себя. Страховку. Когда мы вылезем на свет, не гляди вниз."
   "Почему?" - спросил Ричард. А затем солнечный свет ударил ему в глаза и он посмотрел вниз.
  
   Был день. (как это мог быть день? Спросил крошечный голосок у него в голове. Была почти ночь, когда он вошел в аллею... примерно час, два назад?) и он держался за металлическую лестницу, уходящую вверх по стене очень высокого здания, (но пару секунд назад он поднимался по этой же самой лестнице и был внутри, правда?) а под ним был...
   Лондон.
   Крошечные автомобили. Крошечные автобусы и такси. Крошечные дома. Деревья. Миниатюрные грузовики. Крошечные, крошечные люди. Все это качалось в мареве высоты под ним.
   Если сказать, что Ричард Мэйхью боялся высоты, то это будет совершенно точно, но увы, не передаст всей полноты ситуации. Ричард ненавидел обрывы, утесы и высокие строения: его все время мучал непреоборимый страх - скорченный, фатальный, безмолвно кричащий ужас - что если он приблизится слишком близко к границе, что-то внутри перевесит голос разума, захватит контроль и он обнаружит себя шагающим прямо в пространство. Это было недоверие к самому себе, которое ужасало Ричарда гораздо более чем простой страх упасть. Он называл его "вертиго", ненавидел его и себя, и держался подальше от высоких строений.
   Ричард прирос к лестнице. Его руки судорожно вцепились в перекладины. Глаза болели - где то там, за глазными яблоками. Он судорожно, очень часто дышал. "Кое-кто" - сказал явно веселящися голос сверху "не слушал, что ему говорят, не так ли?"
   "Я..." - горло не слушалось Ричарда. Он сглотнул. "Я не могу двигаться." Его руки истекали потом. Что если они соскользнут и он просто свалится в пустоту...?
   "Конечно, ты можешь двигаться. Ну, или если не хочешь, можешь оставаться тут, висеть себе на стене, покуда твои руки не разожмутся, а ноги не подкосятся. Потом ты, кувыркаясь, встретишь некрасивую смерть в тысяче футов внизу."
   Ричард посмотрел вверх, на маркиза. Маркиз смотрел вниз, на Ричарда и ухмылялся. Когда он увидел, что Ричард смотрит на него, он оторвал обе руки от лестницы и издевательски потрепыхал пальцами.
   Ричард почувствовал, как очередная волна "вертиго" прокатывается сквозь него. "Ублюдок." - прорычал он на исходе дыхания и отпустил перекладину правой рукой. Двинул руку вверх на восемь дюймов и ухватил следующую перекладину. Потом левую ногу вверх на следующую перекладину. Потом еще раз руку, но уже левую. Некоторое время спустя он обнаружил себя вылезающим на плоскую крышу, ступил на нее и упал.
   Он слышал, как маркиз уходит по крыше, дальше и дальше. Под руками было шершавое покрытие, дающее твердую и надежную опору телу. Сердце бухало, как барабан.
   Хриплый голос откуда-то издалека заорал: "Незваным гостям, маркиз де Карабас, от ворот - поворот. Пошел вон. Геть!"
   "Старый Бэйли," - услышал он голос маркиза. - "ты в удивительно хорошем здравии сегодня."
   А потом шаги направились к нему и его ткнули пальцем под ребра. "Ты в порядке, сынок? Я тут кой-чего готовлю, не хошь? Тушеный скворец."
   Ричард открыл глаза. "Нет, спасибо."
   Сперва он увидел перья. Он не был уверен, было ли это пальто или плащ, или просто странный тип одежды, не имеющий определенного названия. Но каким бы типом одежды это ни являлось, оно было покрыто толстым слоем перьев.
   Лицо, доброе и сморщенное, с серыми бакенбардами, выглядывало сверху перьев. Тело ниже лица, там где его не скрывали перья, было аккуратно, по кругу, обмотано веревками. Ричард помимо воли вспомнил театрализованное представление "Робинзон Крузо", на которое его водили ребенком. Создавалось полное впечатление, что его выбросило на эту крышу кораблекрушением.
   "Меня звать Старик Бэйли, парень." - сказал человек. Он выкопал откуда-то пощербленные очки, подвешенные на бечевке на шею, водрузил их на нос и уставился на Ричарда. "Что-то я не признаю тебя?... Ты какому баронству присягнул-та? И как кличут?"
   Ричард с усилием принял сидячее положение. Вся компания находилась на крыше старого здания, выложенного из коричневого камня, с возвышаюшейся посередине башней. Пострадавшие от непогод горгульи грустно застыли по углам башни, демонстрируя отсутствие крыльев, лап, а иногда даже голов. Снизу, с улицы, доносился вой полицейских сирен и приглушенное рокотание уличного движения. Под башней, в ее тени, стояло что-то, определяемое с некоторым усилием как палатка; старая коричневая палатка с кучей заплат, там и здесь испятнанная птичьим дерьмом. Ричард открыл рот, чтобы сообщить старику свое имя.
   "Ты. Заткнись." сказал маркиз де Карабас. "Ни слова больше." Он повернулся к старому Бэйли. "Люди, которые суют свой нос в дела, которые их не касаются..." Он громко щелкнул пальцами под носом у Бэйли, заставив его подпрыгнуть. "остаются без носа! Теперь к делу. Ты должен мне услугу уже двадцать лет, Старина Бэйли. Большую услугу. И теперь я собираюсь ее востребовать."
   Старик заморгал. "Дурень я был, дурень..." - пробормотал он.
   "Нет дурнее дурня, чем дурень-старикан." -согласился маркиз. Он запустил руку во внутренний карман своего пальто и извлек оттуда серебряную коробочку, побольше, чем табакерка, поменьше, чем коробка для сигар, и гораздо более витиевато украшенную. "Ты знаешь, что это такое?"
   "Лучше б я не знал."
   "Ты сохранишь ее в безопасном месте."
   "Не хочу я этого делать..."
   "Ну, у тебя все равно нет выбора." сказал маркиз. Старик-с-крыши взял протянутый ему предмет, неловко, обеими руками, словно "это" могло в любой момент взорваться. Маркиз деликатно поддел Ричарда квадратным носком своего ботинка. "Ну, а теперь" - сказал он - "Нам лучше поторопиться, не так ли?"
   Он зашагал вдаль по крыше, Ричард последовал за ним, держась на порядочном расстоянии от края. Маркиз открыл дверь в стене башни, рядом со скоплением высоких дымовых труб, и они начали спускаться по полутемной спиральной лестнице.
   "Кто это был?" спросил Ричард, напрягая глаза в полутьме. Их шаги отдавались многоголосым эхом от металлических ступеней.
   Маркиз хрюкнул осуждающе. "Ты не слышал ничего, что я тебе втолковывал, так? Ты уже в беде. Все, что ты делаешь, все, что ты говоришь, все, что ты слышишь, только усугубляет твое положение. Лучше молись о том, чтобы не нырнуть с головой."
   Слабый свет остался где-то наверху и наступила кромешная темнота. Ричард споткнулся об что-то, выискивая очередную ступеньку вслепую. Это оказался конец лестницы. "Береги голову." сказал маркиз, отворяя дверь и выходя. Ричард тут же врезался лбом во что-то твердое и, вскрикнув "Ох!", согнувшись, протиснулся в низкую дверь, прикрывая глаза от света.
   Ричард машинально тер лоб, потом в недоумении - глаза. Дверь, через которую они вышли, оказалась дверью чулана для метел, расположенного под лестницей в его доме. Чулан был забит метлами, чистящими порошками и жидкостями, и в довесок у входа стояла престарелая швабра. Никакой лестницы в задней стене не наблюдалось - только пожелтелый календарь свисал совершенно бесполезно (разве что 1979 год наступил бы опять).
   Маркиз уже осматривал плакат "Видели ли вы эту девочку?", приклеенный рядом с дверью в квартиру Ричарда. "Не самая удачная фотография." заметил он.
   Ричард захлопнул дверь в чулан, вытащил ключи из кармана, открыл дверь - и наконец оказался дома. Снаружи, как он с облегчением отметил, глядя на окна, снова была ночь.
   "Ричард" сказала Дор. "Тебе удалось." Она, без сомнения, помылась, пока Ричард отсутствовал, а также приложила немалые усилия к тому, чтобы отчистить свое многослойное одеяние от грязи и крови. Ее лицо и руки были чисты, а волосы оказались глубокого золотисто-каштанового цвета, с проблесками бронзы и меди. Ричард в очередной раз задумался, сколько ей лет. Пятнадцать? Шестнадцать? Больше?
   Она опять надела свою старую кожаную куртку, огромную, свисающую, словно плащ. Это сделало ее выглядящей еще моложе и каким-то образом уязвимее.
   "Э.. да." ответил Ричард.
   Маркиз де Карабас опустился перед девочкой на одно колено и склонил голову.
   "Госпожа."
   Она явно почувствовала себя не очень комфортно.
   "О, встань, де Карабас. Я рада, что ты здесь."
   Он встал одним быстрым движением. "Я был информирован", сказал он, "что слова действительно, большая, и услуга были употреблены. В одном предложении."
   "Позже." Дор подошла к Ричарду и взяла его за руки. "Ричард. Спасибо. Я очень тебе благодарна за то, что ты сделал. Я поменяла простыни на кровати. И я желала бы, чтобы я была способна хоть как-то отблагодарить тебя за это."
   "Вы уходите?"
   Она кивнула. "Угу. Исчезаем из твоей жизни. Ты был великолепен." Она поднялась на цыпочки и поцеловала его в щеку - как друг целует друга.
   "Если мне понадобится связаться с тобой...?"
   "Тебе не понадобится. Никогда..." и она вдруг замолкла. "Прости меня, пожалуйста."
   Ричард немедленно принялся изучать взглядом свои ботинки. "Не за что." ответил он и, несколько сомневающимся тоном, добавил. "Это было интересно." Потом он поднял глаза.
   Но никого уже не было в квартире.
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  П.Рей "Измена" (Современный любовный роман) | | У.Гринь "Няня для дракоши" (Юмористическое фэнтези) | | Т.Серганова "Секрет Ведьмы" (Городское фэнтези) | | Л.Лактысева "Злата мужьями богата" (Любовное фэнтези) | | С.Полторацкая "Последняя из рода Игнис" (Приключенческое фэнтези) | | Н.Романова "Её особенный дракон" (Фанфики по книгам) | | К.Корр "Императорский отбор. Поцелованная Тьмой" (Приключенческое фэнтези) | | Р.Ехидна "Мама из другого мира. Делу - время, забавам - час" (Попаданцы в другие миры) | | М.Мистеру "Его взгляд" (Короткий любовный роман) | | Т.Михаль "Папа-Дракон в комплекте. История попаданки" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"