Нейл Гейман (Neil Gaiman): другие произведения.

Нереальность. Глава пятая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Выкладываю пятую, потому как закончил девятую. Да, черновик. Пусть лучше работа идет так, чем никак. По мере сил буду править первую, вторую. Всем успехов в труде и личной жизни. :) ---PS--- Send 'em up the wooden hill in Berfordshire - как бы перевести? Теряюсь.


   ПЯТЬ
  
  
   Вокруг шли люди, раздвигая тьму, просачиваясь сквозь нее со своими лампами, факелами, свечками и фонариками. Ричард внезапно подумал о косяках рыб, отблескивающих своими чешуйками в глубинах вод. И воды эти настолько глубоки, что существа, их населяющие, не испытывают нужды в зрении.
   Женщина вела Ричарда вверх по каменной лестнице с окантованными железом ступенями. Это оказалась станция Подземки. Наверху они присоединились к очереди людей, по одному протискивающихся через приоткрытую решетку к двери. Дверь вела на тротуар.
   Прямо пред ними в очереди стояла пара подростков с веревкой, привязанной к запястьям. Другие концы веревок держал мертвенно-бледный, лысый мужчина, от которого несло формалином.
   После них стоял мужик с седеющей бородой. На плече у мужика сидел черно-белый котёнок и не спеша умывался. Закончив умываться, он тщательно вылизал мужику ухо и улёгся спать прямо на плече. Очередь двигалась медленно. Один за одним, люди протискивались в щель между решеткой и стеной и исчезали в ночи.
   "Зачем тебе на рынок, Ричард Мэйхью?" - тихо спросила женщина-в-коже. Ричард так и не смог определить её акцент. Либо Африка, либо Австралия... а может, еще более экзотические места?
   "Хочу встретиться со своими знакомыми. Точнее, со знакомой. У меня немного знакомых в этом мире. Вот, только познакомился с Анестезией, и..." - он затих, а потом спросил то, что долго не решался произнести вслух. - "Она умерла?"
   "Да. Или даже хуже. Я надеюсь, твой визит на рынок будет стоить её смерти."
   Ричард содрогнулся. - "Вряд ли." - сказал он, ощущая полнейшую пустоту внутри. Тем временем людей впереди становилось всё меньше. "А вы чем занимаетесь?" - спросил Ричард.
   Она улыбнулась. - "Я продаю персональные услуги физического свойства"
   "А..." - замялся он - "А какого конкретно свойства?"
   "Я торгую своим телом." - немедленно ответила женщина.
   "Ясно..."
   Ричард не стал допытываться, что она имела в виду, хотя и догадывался.
   Наконец оказавшись под открытым небом, Ричард обернулся. Вывеска с названием станции гласила: РЫЦАРСКИЙ МОСТ. И было совершенно непонятно, смеяться ли, плакать ли...
  
   Судя по ощущениям, время недавно перевалило за полночь. Ричард вновь поглядел на часы и без удивления отметил, что жидкокристаллический экранчик теперь был совершенно пуст. Может быть, сели батарейки, а может быть, время в Нижнем Лондоне лишь отдаленно напоминало то, нормальное время, с которым он привык иметь дело. Ричарду было все равно. Он снял часы с руки и забросил их в ближайшую урну.
   Поток странно одетых людей пересекал улицу и скрывался в широко открытых двустворчатых дверях. "Это тут?" - смятенно вопросил Ричард.
   Женщина кивнула. "Тут".
   Огромное здание было сплошь покрыто тысячами мерцающих огней. Напыщенный герб, висящий на самом видном месте, гордо оповещал весь мир о том, что здесь покупают всяческие товары члены британского королевского дома. Ричард, который натоптал себе немало мозолей, сопровождая Джессику по всем сколько-нибудь заметным магазинам Лондона, опознал это здание немедленно, даже не глядя на огромную вывеску, гласящую:
   "Хэрродс?"
   Женщина снова кивнула. "Только этой ночью. В следующий раз Рынок будет где-нибудь в другом месте."
   "Нет, я просто..." - пробормотал Ричард. "Хэрродс." - Казалось кощунственным вот так, среди ночи, прокрадываться в этот магазин.
   Войдя через боковую дверь, они миновали bureau de change и отдел заворачивания подарков, прошли через очередной темный зал, где продавали солнечные очки и статуэтки и оказались в Египетском Зале. Свет и расцветки ошеломили Ричарда, словно волна, обрушивающаяся на океанский берег. Его спутница зевнула, словно большая кошка, прикрывая ярко-розовый рот тыльной стороной своей карамельно-кофейной ладони. Она повернулась к Ричарду, улыбнулась и сказала: "Вот ты и здесь. Жив и здоров, более или менее. У меня же - свои дела. Прощай."
   Она вежливо склонила голову и растворилась в толпе.
  
   Ричард стоял посреди всего этого столпотворения, впитывая его кожей. Безумие было полным - и в этом не было никаких сомнений. Толпа была громкой, дерзкой, слетевшей с катушек, и это было в чем-то даже прекрасно. Люди спорили, торговались, кричали, пели. Коробейники и лотошники расхваливали свое добро, и каждый утверждал, что его товар - самый лучший. Играла музыка - десятки разных сортов музыки, которую играли разномастные музыканты на не менее диковинных музыкальных инструментах, импровизируя и творя невероятное.
   Пахло едой, всеми сортами сразу. Карри и всяческие специи преобладали, оттеснив на второе место запах жареного мяса и грибов. Лотки полностью заполнили собой магазин, плотно прижавшись (а иногда даже забравшись) на прилавки, с которых днём продавали духи, часы, янтарь или шелковые шарфы.
   И все вокруг покупали. И продавали. Ричард бродил среди толпы, слушая:
   "Прелестные свежие сны. Первоклассные кошмары, их есть у нас. Покупайте наши прелестные кошмары."
   "Оружие! Вооружайтесь и защитите ваш подвал, пещеру или просто дыру! Хотите вдарить кому-нибудь чем-нибудь? Их есть у нас! Заходи, дорогой, прямо к нам..."
   "Мусор!" - пронзительно заголосила толстая пожилая женщина, прямо в ухо Ричарду (он как раз проходил мимо ее лотка) - "Отходы! Барахло! Заходи, налетай! Ничего целого, всё с изьяном! Дрянь и дерьмо кучами. Заходи!"
   Человек в доспехах бил в барабанчик, скандируя: "Потерянное имущество! Подходи, подходи, посмотри, коли не веришь. Потерянное имущество! Ни одной твоей вещи тут не найти! Гарантируем качественную потерю!"
   Ричард шел и шел мимо лотков, погруженный в своего рода транс. Невозможно было даже и оценить, сколько на этом рынке собралось народу. Тысяча? Две тысячи? Пять тысяч?
   Одна палатка была забита доверху бутылками. Пустые бутылки, полные бутылки всех размеров и форм, от бутылок с водкой до одной - огромной и странно поблескивающей - в которой обязательно должен был быть заточён джинн. В другой палатке продавали лампы со свечами из всех сортов воска и сала. Продавец услужливо ткнул прямо в лицо проходящему мимо Ричарду мумифицированную руку ребенка, сжимающую свечу. "Рука Славы, сэр? Send'em up the wooden hill in Bedfordshire. Даю гарантию."
   Ричард ускорил шаг, не желая выяснять, что за штука эта Рука Славы и как она работает. Он прошел мимо палатки с золотыми и серебряными изделиями, палатки с бижутерией, сделанной, судя по всему, из деталей от допотопных радиоприемников... Были палатки с книгами и журналами всевозможных жанров, палатки с одеждой. Старую одежду здесь чинили, латали и делали странной. Несколько татуировщиков предлагали свои услуги. Что-то, что вполне себе смахивало на небольшой рынок рабов (Ричард отошел подальше), кресло дантиста, к которому выстроилась очередь страдающих людей и сам дантист, работающий бормашиной на ручном приводе. Молодой человек чинил или выдирал зубы, явно наслаждаясь воплями пациентов. Рядом согбенный старикан продавал нечто, что могло быть как шапками так и произведениями абстрактного искусства с равной вероятностью. Далее следовало странное сооружение, очень напоминающее мобильную душевую, потом кузня...
   И через каждые несколько палаток неизменно попадался кто-то, продающий еду. Кое-где еду готовили прямо там, на открытом огне: карри, картошку, каштаны, устрашающих размеров грибы и экзотического вида хлеб. Ричард задумался, отчего от дыма не срабатывает система пожарной сигнализации. Потом он удивился, отчего никто не заимствует товары, оставшиеся после рабочего дня в витринах. Зачем возиться со своей палаткой, когда можно просто торговать товарами магазина? К счастью, Ричард уже достаточно узнал о Нижнем Лондоне, чтобы не лезть к людям с расспросами, вызывая подозрения. Инородное происхождение Ричарда и так бросалось в глаза.
   Люди же вокруг явно принадлежали к различным группам и кланам. Одна группа сильно напоминала общество любителей архаичных развлечений, другая компания сильно смахивала на хиппи. Были люди-альбиносы в серых одеждах и темных очках; ухоженные и опасно выглядящие люди в отлично сидящих костюмах и черных перчатках; огромные женщины, кажущиеся абсолютно одинаковыми, которые передвигались парами и троицами; люди с копнами свалявшихся волос, воняющие так, словно только что вылезли из канализации - и сотни других типов и пород...
   Ричард невольно задумался, насколько нормальный Лондон - его Лондон должен быть странен для чужака, и решил, что ему в принципе нечего бояться. Ричард начал расспрашивать прохожих на своем пути: "Извините, не подскажете ли... я ищу человека по имени Де Карабас и девушку по имени Дор. Не знаете ли вы, где их можно найти?" Люди отрицательно мотали головами, извинялись и отводили глаза.
   Споткнувшись в общей толкучке, Ричард попятился и наступил кому-то на ногу. Этот кто-то оказался детиной ростом два с половиной метра, весь поросший клочьями рыжих волос. Зубы у детины были тщательно заточены "под пилу". Рука размером с овечью голову вздёрнула Ричарда вверх, к самому рту мужика. "Прошу прощения." - задыхаясь, сказал Ричард. - "Извините пожалуйста. Я ищу девушку по имени Дор. Вы не знаете..."
   Детина разжал кулак, бросив Ричарда на пол, и удалился.
  
   Еще одна волна вкусных запахов накрыла Ричарда, заставляя вспомнить о том, что он в свое время, уже черт-те сколько часов назад, отказался от жареной кошки. Рот заполнился слюной, а мозг начало заклинивать.
  
   В ближайшей палатке с едой торговала женщина с волосами цвета стали, едва достающая Ричарду до пояса. Он попытался заговорить с ней, но она лишь помотала головой и приложила палец к губам. Либо она не могла говорить, либо не хотела - но это не помешало Ричарду вступить в переговоры знаками о порции творога, бутербродах с салатом и стакане чего-то, сильно напоминающего домашний лимонад. Еда была оценена в одну шариковую ручку и картонку спичек, случайно оказавшуюся в кармане у Ричарда. Судя по всему, женщина явно выигрывала от этой сделки, поэтому напоследок она добавила к еде еще пару маленьких ореховых печений.
   Ричард стоял посреди толчеи, слушал музыку - кто-то пел "Зеленые Рукава", почему-то положенные на музыку от "Якккити-Яак" (Yakkety-Yak) - смотрел вокруг и поедал свои бутерброды.
   Дожевав последний так быстро, что даже не почувствовал вкуса, Ричард решил замедлить темп и доесть печенье не спеша. Лимонад он пил маленькими глотками, чтобы растянуть удовольствие.
   "Не желаете птичку, сэр?" - веселый голос спросил откуда-то сзади. "Вороны, вороны, галки и скворцы. Прекрасные, умные птицы. Вкусные и умные. Великолепные."
   "Нет, спасибо." - ответил Ричард и развернулся.
   Нарисованная вручную вывеска над палаткой гласила: "СТАРЫЙ БЭЙЛИ - ПТИЦЫ И ИНФОРМАЦИЯ". Вокруг было множество вывесок поменьше, типа "МЫ ЗНАЕМ, ЧТО ВАМ НУЖНО - И КАК ЭТО НАЙТИ", "ЖИРНЕЕ СКВОРЦА НЕ НАЙТИ НИГДЕ!!!" "ВРЕМЯ ВОРОНОВ? ВРЕМЯ ПОЙТИ К СТАРОМУ БЭЙЛИ!". Ричард внезапно, по ассоциации, вспомнил странного человека, которого он встретил, едва приехав в Лондон. Этот человек стоял у выхода из Лейчестерской станции подземки с огромным плакатом типа "бутерброд", который гласил: "УМЕНЬШИ ПОХОТЬ - МЕНЬШЕ ПРОТЕИНА, ЯИЦ, МЯСА, БОБОВ, СЫРА И БЕЗДЕЛЬЯ"
  
   Палатка была увешана птичьими клетками, сделанными явно из старых телевизионных антенн. В клетках чирикали птицы.
   "Тогда информация?" - не сдавался Старый Бэйли, продолжая отработанный рекламный спич. "Карты крыш? Исторические детали? Тайное и загадочное знание? Если Старый Бэйли чего не знает, то лучше этого и не знать вовсе. Эт' я говорю."
   Старик был во все том же пальто из птичьих перьев и был так же увязан вокруг различными веревками и бечевками. Бэйли подслеповато помигал и выудил из глубин пальто пару очков, привязанных к шее на веревочке. "Стой-ка, кажись, я тебя знаю. Ты с Маркизом Де Карабасом был. На крыше. Помнишь, а? Я ж Старый Бэйли. Помнишь, а? - Бэйли схватил ладонь Ричарда и принялся с энтузиазмом ее трясти.
   "На самом деле" - сказал Ричард - "я Маркиза и ищу. С ним должна также быть леди по имени Дор. Я думаю, они вместе."
   Старик в ответ радостно сплясал, выкинув пару коленец. От его пальто отлетела пара перьев, что вызвало дружный хор неодобрения у птиц. "Информация! Информация!" - объявил он толпе вокруг. "Вишь? Говорил я! Расширяться надоть, я сказал! Расширяться! Ворон для супа продавать всю жизнь? Да и вкус у них, как у варёного тапка. А уж глупы! Дуб дубом. Ел когда-нибудь ворону?"
   Ричард отрицательно помотал головой. Он никогда не ел ворону, в этом он был уверен.
   "Ну? Что ты мне дашь?"
   "Пардон?" - ответил Ричард, едва успевая перескакивать со льдины на льдину в ледоходе речи Старого Бэйли.
   "Коли я дам тебе информацию. Что взамен?"
   "Денег у меня нет." - сказал Ричард. "И шариковую ручку я только что отдал."
   Бэйли бесцеремонно начал выворачивать Ричарду карманы. "Во! Вот эту штуку!"
   "Носовой платок?"
  
   Этот носовой платок подарила Ричарду тётя Мэйд на его последний день рождения. В данный момент платок находился не в лучшем состоянии и явно требовал стирки.
   "Не боись, сынок!" - триумфально пропел Бэйли. - "Странствие твое подходит к концу. Иди прям туда, вон сквозь ту дверь! Не пропустишь! Оне испытания проводят." - он указал в сторону, где в "Хэрродсе" находился Продуктовый Отдел
   Ворона из клетки что-то злобно каркнула.
   "Не твово клюва дело!" - отрезал Бэйли и повернулся обратно к Ричарду.
   "С благодарностью за этот маленький флаг!" - и он опять выкинул пару коленец странного танца, размахивая в процессе платком туда и сюда.
   "Испытания?" - задумался Ричард - и улыбнулся, потому что какие бы это ни были испытания, странствие Ричарда действительно подходило к концу. Впереди был Продуктовый Отдел.
  
  
  
   Судя по телохранителям, в их работе стиль являлся самым главным элементом. У каждого был припасён свой секретный трюк, и все, как один, желали продемонстрировать свои способности миру. В настоящий момент телохранитель по имени Райслип сражался против Безымянного Хлыща. Безымянный Хлыщ выглядел, как вешалка, удачно сохранившаяся со времени девятнадцатого века. К сожалению, подходящей для вешалки одежды найти не удалось, поэтому, видимо, пришлось позаимствовать то, что нашлось в ближайшем магазинчике Армии Спасения. Лицо Хлыща было напудрено до белизны, губы накрашены ярко алым.
   Райслип, оппонент Хлыща, напоминал кошмар, приснившийся человеку, заснувшему в середине трансляции по телевизору матча борьбы сумо и слушающему при этом музыку Боба Марли. Райслип - огромный растаман, сильно напоминающий гигантского перекормленного младенца.
   Райслип и Хлыщ стояли лицом к лицу в кругу болельщиков, других телохранителей и просто толпы. Ни тот, ни другой не шевелился.
   Хлыщ был на голову выше Райслипа. С другой стороны, Райслип весил примерно как четыре Хлыща, каждый из них с огромным чемоданом, битком набитым свиным жиром. Оппоненты, не мигая, смотрели друг другу в глаза.
   Маркиз Де Карабас тронул Дор за плечо и указал на бойцов. Напряжение назревало.
   Внезапно голова Хлыща дернулась, словно от удара в лицо. На щеке мало-помалу набух синяк. Хлыщ захлопал ресницами и сказал "Хе" , растянув губы в ужасную пародию на улыбку. Он коротко прожестикулировал и Райслип согнулся, схватившись за живот. Безымянный Хлыщ самодовольно ухмыльнулся, рассылая воздушные поцелуи публике. Райслип злобно уставился на Хлыща и удвоил свои усилия. С губ Хлыща закапала кровь, а левый глаз запух. Он пошатнулся. Аудитория удовлетворенно захмыкала.
   "Это не так впечатляет, как казалось в начале" - прошептал Маркиз на ухо Дор.
   Безымянный Хлыщ внезапно рухнул на колени, словно кто-то дернул его вниз, затем распластался на полу. Его тело подпрыгнуло, словно кто-то невидимый пнул его в живот. Райслип выглядел триумфатором. Зрители вежливо похлопали. Хлыщ извивался и сплевывал кровь на опилки, покрывающие пол Отдела Мясо-И-Рыбопродуктов. Друзья отволокли его в угол, и там Хлыща стошнило.
   "Следующий!" - сказал маркиз.
   Следующий кандидат в телохранители был также худее, чем Райслип - размером примерно в два-с-половиной Хлыща плюс один чемодан жира на всех. Он был покрыт татуировками с ног до головы, и одет в одежду, судя по всему, сшитую из старых резиновых ковриков и обивки автомобильных сидений. Он был брит налысо и скалился на мир кариесом в последней стадии.
   "Я - Варни" - сказал он, смачно харкнул зеленым на опилки и прошел на середину ринга.
   Райслип, словно и правда борец сумо, характерно притопнул ногами и уставился на Варни. У того немедленно проявился порез на лбу и кровь потекла оттуда, заливая глаза. Варни, не обращая на это внимания, начал поднимать правую руку. Рука двигалась медленно, с огромным напряжением. Вдруг кулак Варни совместился с носом Райслипа, откуда немедленно начала хлестать кровь. Райслип выдохнул одним длинным, ужасным выдохом и упал, словно уронили полтонны сырой печёнки. Варни хихикнул.
   Окровавленный Райслип медленно поднялся на ноги. Кровь из носа обильно залила его лицо и грудь. Варни опять показал миру останки своих зубов, оскалившись отвратительной ухмылкой. "Ну давай. Попробуй еще разок."
   "Этот вроде бы подходящий." - пробормотал маркиз.
   Дор приподняла одну бровь. "Какой-то он недобрый."
   "Доброта для телохранителя есть настолько же бесполезное свойство, как и умение блевать живыми омарами. Варни выглядит опасно, и это главное."
   Варни проделал что-то очень быстрое и неприятное с Райслипом. Последовал шум одобрения, потому что нога Варни попала Райслипу точно по гениталиям. Реакция аудитории очень сильно напоминала то, что невольный очевидец мог услышать в деревенской Англии, каким-нибудь сонным воскресным утром, посредине матча в крикет - такие же искусственные и глубоко равнодушные аплодисменты.
   Маркиз из вежливости тоже похлопал в ладоши.
   "Очень хорошо, сэр." - сказал он.
   Варни оглянулся и подмигнул Дор с таким видом, будто та была его собственностью. Дор содрогнулась.
  
   Ричард услышал аплодисменты и направился в ту сторону.
   Мимо проследовало пять бледных женщин, одетых практически одинаково, в длинные вельветовые платья глубоких темных цветов: темно-зеленое, цвета темного шоколада, темно-синее, темно-красное и полностью черное. Все женщины были черноволосыми, носили прекрасные прически, макияж - и у каждой были серебряные украшения. Последняя из них, в черном платье, очень бледная и самая красивая, улыбнулась Ричарду, проходя мимо. Он настороженно улыбнулся в ответ.
  
   Испытания проводились в Отделе Мясо-И-Рыбопродуктов, на открытом пространстве под статуей рыбы, подвешенной к потолку. Кольцо зрителей глубиной в два-три человека загораживало от Ричарда ринг. Ричард задумался, как бы ему найти маркиза и Дор в этой толпе...
  
   Толпа расступилась. Ричард увидал их обоих - Дор и маркиза - сидящих на застеклённой витрине-холодильнике с копченым лососем. Он открыл рот, чтобы позвать Дор, но тут до него дошло, почему толпа расступилась. Огромный мужик с шевелюрой, заплетенной в тысячу косичек, одетый в нечто, очень напоминающее гигантский подгузник желтой, зеленой и красной расцветки, летел сквозь открывшийся живой коридор прямо на него. Попадание было точным.
  
   "Ричард?" - сказала Дор.
   Он открыл глаза. Знакомое бледное лицо эльфа с опалами глазами расплывалось, то и дело выходя из фокуса.
   "Дор?" - вопросил Ричард.
   Дор была страшно разгневана, если не сказать хуже.
   "Церковь и Арка, Ричард. Невероятно. Что ты здесь делаешь?"
   "И тебе привет тоже." - слабым голосом ответил Ричард. Он сел и машинально задумался, контузило ли его или нет, и как ему распознать симптомы. Потом он задался вопросом, какого черта он вообще думал, что Дор будет рада его увидеть. Дор сопела, раздувая ноздри и интенсивно разглядывала свои ногти. Создавалось впечатление, что она боится сказать что-нибудь не то.
   В это время гнилозубый амбал (тот самый, что сбил Ричарда с ног на мосту) уже дрался с каким-то карликом. Оба мастерски орудовали фомками. Карлик передвигался со сверхьестественной скоростью, так что бой был далеко не таким неравным, каким мог бы показаться в начале. Он перекатывался, делал выпады, нырял, отскакивал от пола. Варни по сравнению с ним казался неуклюжим увальнем.
   Ричард обратился к Маркизу, который пристально наблюдал за боем: - "Что тут происходит?"
   Маркиз мельком глянул на Ричарда и вернулся к наблюдению. "Происходит то, что ты - в глубоком дерьме, не в своей тарелке, прыгнул выше головы, и, я так думаю, находишься в нескольких часах от своей безвременной и ужасной кончины. Мы же, со своей стороны, выбираем телохранителя."
   Фомка в руках у Варни совместилась с телом карлика, который тут же перестал метаться и прыгать, а вместо этого решил полежать без чувств.
   "Всем спасибо. Я думаю, мы видели достаточно." - громко обьявил Маркиз. "Большое спасибо. Мистер Варни, вас я попрошу задержаться."
   Дор спросила Ричарда ледяным тоном: - "И зачем тебе понадобилось прийти сюда?"
   "У меня, собственно, не было выбора." - ответил Ричард.
   Она вздохнула. Маркиз тем временем ходил вокруг, прощаясь с телохранителями, участвовавшими в испытании, раздавая полезные советы и короткие похвалы. Варни терпеливо ждал, пристроившись в сторонке.
   Ричард отважился улыбнуться Дор. Улыбка была проигнорирована.
   "Как ты добрался до Рынка?" - спросила Дор.
   "Я встретился с крысо-людьми..." - начал Ричард.
   "Говорящие-С-Крысами." - поправила Дор.
   "И, видишь ли, та крыса, что принесла нам послание от Маркиза..."
   "Мастер Длиннохвост."
   "Да, и вот он сказал им, что меня нужно провести на Рынок."
   Она приподняла бровь, слегка склонив голову: - "Говорящий-С-Крысами привёл тебя сюда?"
   Он кивнул. "Да, практически до Рынка. Её звали Анестезия. Она... с ней случилось что-то страшное. На мосту. Там была еще другая женщина, которая и довела меня до Рынка. Я думаю, что она... э... ну, ты знаешь..." Ричард замялся и выдавил: "Проститутка."
   Маркиз вернулся и подошел к Варни, который выглядел непристойно довольным собой.
   "Опыт обращения с оружием?" - спросил Маркиз.
   "Тю," - пренебрежительно хмыкнул Варни. - "Если оно режет, колет, рубит или ломает кости, то Варни - спец по этой хрени."
   "Предыдущие наниматели с положительными отзывами?"
   "Олимпия, Королева-Пастушка, Крауч-Эндцы. Также обеспечивал порядок на Майской Ярмарке."
   "Прекрасно." - сказал Маркиз Де Карабас. "Мы все приятно поражены вашим мастерством."
   "Я слышала," - в разговор вклинился женский голос. - "Что вы хотели нанять телохранителя, а не любителя-энтузиаста."
   Её кожа была цвета жженой карамели, а улыбка могла остановить революцию. Она носила одежду из серо-коричневой кожи. Ричард узнал эту женщину с первой секунды.
   "Это она." - прошептал Ричард на ухо Дор. - "Проститутка."
   "Варни - лучший телохранитель и боец Низа." - оскорбленно сказал Варни. - "Это все знают."
   Женщина повернулась к Маркизу. "Вы уже закончили с испытаниями?"
   "Да." - ответил Варни.
   "Не обязательно." - сказал Маркиз.
   "Тогда" - сказала женщина - "Я бы желала участвовать."
   Последовала пауза. Наконец Маркиз сказал "Согласен." - и отступил в сторону.
   Варни был, без сомнения, опасен (не будем упоминать, что он был также деспотом, садистом и вообще опасным для физического здоровья окружающих типом), но не особенно быстро соображал. Он смотрел на маркиза несколько долгих мгновений, после чего с недоверием спросил: - "Мне - драться с ней?"
   "Да." - ответила женщина-в-коже. - "Или ты собрался сначала выспаться?"
   Варни засмеялся смехом маньяка. Моментом позже его смех оборвался, потому что женщина точно и сильно ударила его ногой в солнечное сплетение. Варни рухнул, как срубленное дерево.
   Рядом с ним валялась фомка, которой он пользовался в бою с карликом. Варни сгреб фомку и огрел женщину по лицу - а точнее, попытался огреть. Женщина увернулась и хлопнула Варни обеими руками по ушам, очень быстро. Фомка улетела в другой конец зала. Варни, покачиваясь от боли в ушах, выудил засапожный нож. Что случилось после этого, он точно не понял. Мир вдруг вылетел у Варни из-под ног и он оказался лицом в опилках, с кровью, сочащейся из ушей и своим собственным ножом, приставленным к горлу. Маркиз Карабас вмешался: - "Достаточно!"
   Женщина поглядела на Маркиза, все еще не отпуская Варни. - "И как?"
   "Весьма впечатляет." - ответил Маркиз. Дор кивнула.
   Ричард был потрясён. Эта женщина двигалась и сражалась так, словно Брюс Ли, Эмма Пил и особенно зверский торнадо сплелись воедино с мангустом, атакующим кобру.
   Ричарда обычно раздражало физическое насилие в телевизоре и в жизни, но движения женщины обладали обратным эффектом, пробудив к жизни какую-то, доселе скрытую, часть души Ричарда. Казалось абсолютно правильным то, что в этом сюрреальном мире существует такая женщина - и что она может драться и двигаться так устрашающе и прекрасно.
   Она являлась неотьемлемой частью Нижнего Лондона. В тот момент, когда Ричард осознал это, он подумал про Верхний Лондон - родной, безопасный мир, где никто не сражался так, как она, где никому просто не нужно было сражаться так, как эта женщина - и ностальгия сотрясла Ричарда, словно приступ лихорадки.
   Женщина глянула на Варни, сверху вниз: - "Спасибо, мистер Варни, но мы, к сожалению, не нуждаемся в ваших услугах." - она встала и убрала его нож к себе за пояс.
   "И как вас звать?" - спросил Маркиз.
   "Меня зовут Охотница." - ответила женщина.
   Все вдруг замолчали. Наконец Дор отважилась переспросить. - "Та самая Охотница?"
   "Да." - сказала Охотница, отряхивая опилки с леггинсов. - "Я вернулась."
  
   Неизвестно откуда дважды ударил колокол, глубоким и глухим звуком, от которого вибрировали зубы. "Пять минут". - пробормотал Маркиз и обратился к остаткам толпы. - "Я думаю, что мы нашли себе телохранителя. Огромное всем спасибо, до свидания. Концерт окончен."
   Охотница подошла к Дор и оглядела ее с ног до головы.
   Дор спросила: - "Можешь ли ты защитить меня от людей, которые хотят моей смерти?"
   Охотница кивнула в сторону Ричарда. - "Я спасла ему жизнь три раза подряд, на мосту."
   Варни наконец поднялся на ноги и незаметно левитировал фомку обратно к себе в руки. Маркиз заметил это, но ничего не сказал.
   Лицо Дор озарилось тенью улыбки. - "Смешно." - сказала она. - "А Ричард думал, что ты - "
   Охотница так и не узнала, что о ней думал Ричард, потому что в этот момент к ее голове приближалась, кувыркаясь в воздухе, фомка. Охотница просто-напросто вытянула руку и поймала инструмент. Он приземлился ей точно в ладонь с хлухим шлепком.
   Она подошла к Варни. - "Твой инструмент?" - спросила она. Варни оскалился, показав желтые, черные и коричневые остатки зубов. "В данный момент," - продолжила Охотница, - "Мы все связаны Рыночным мирным Договором. Но если ты попробуешь выкинуть что-то подобное еще раз, я этот договор нарушу. Я отломаю тебе обе руки и заставлю нести их в зубах до самого дома. А теперь" - закончила она, заламывая Варни руку, - "Вежливо извинись."
   "Ай." - прошипел Варни.
   "Да-да?" - ободряюще переспросила Охотница.
   Варни выплюнул "Я извиняюсь", хрипя и задыхаясь, словно эти слова душили его. Охотница разжала хватку. Открыто взбешенный Варни решил удалиться. Достигнув дверей Продуктового Отдела, он обернулся и вскричал, почти плача: - "Ты мертва уже, поняла?! Ты, нахер, мертва! Поняла?!" - и стремительно скрылся.
   "Кругом любители." - вздохнула Охотница.
  
  
   Все двинулись в обратный путь, той же дорогой, что шел Ричард. В колокол звонили уже без перерывов. Звонница состояла из огромного бронзового колокола, подвешенного на солидную деревянную раму. От колокольного языка тянулась веревка, за которую ритмично дергал человек, одетый словно монах-доминиканец. Вся эта композиция располагалась около конфетной витрины "Хэрродса".
   Рынок был впечатляющим, но скорость, с которой все самодельные лотки и палатки разбирали и уносили, впечатляла еще больше. Оборудование складывалось, увязывалось, взваливалось людям на спину и исчезало в дверях, словно призрак, не оставляя никаких следов. Ричард углядел в толпе Старого Бэйли с полной охапкой вывесок и птичьих клеток. Старик тоже узнал Ричарда и помахал ему рукой на прощание.
   Толпа поредела. Рынок рассосался и первый этаж "Хэрродса" снова выглядел как обычно - чистый, элегантный и чинный, как он и выглядел обычно по субботам, когда Ричард ходил по нему следом за Джессикой, словно и не было никакого Бродячего Рынка.
   "Охотница." - рассуждал Маркиз. - "Конечно, я о тебе слышал. И где же ты была все это время?"
   "Охотилась." - просто ответила она и повернулась к Дор. - "Можешь ли ты повиноваться приказам?"
   Дор кивнула. - "Если придется."
   "Хорошо. Тогда, возможно, я смогу сохранить тебе жизнь." - констатировала Охотница. - "Если я соглашусь на эту работу."
   Маркиз встал, как вкопанный, с недоверием глядя на нее. - "Что значит, если ты согласишься на эту работу?"
   Охотница отворила двери и все вышли на ночной тротуар. Пока они были на Рынке, прошел дождь и огни влажно блестели на мокром асфальте.
   "Я берусь за эту работу." - ответила Охотница.
  
   Ричард смотрел на блестящий асфальт. Всё вокруг казалось таким нормальным, таким обыкновенным и привычным. На секунду ему даже показалось, что все позади и осталось только взять такси, чтобы вернуться домой. К сожалению, таксист не увидит Ричарда, а в доме уже живут другие.
   "Я устал." - сказал он.
   Никто не ответил. Дор избегала смотреть в сторону Ричарда, маркиз игнорировал его с веселым равнодушием, а Охотница просто не обращала внимания. Ричард чувствовал себя, словно нежеланный ребенок, чужой в компании более взрослых детей. Это разозлило его.
   "Слушайте." - сказал он, прочищая горло. - "Я понимаю, вы все тут очень занятые люди. Но что делать мне?"
   Маркиз повернулся к Ричарду, белые огромные глаза на смуглом лице были равнодушны. "Тебе? Что делать тебе?"
   "Ну..." - сказал Ричард. - "Как мне вернуться назад, в нормальный мир? Я как будто в кошмаре каком-то оказался. Неделю назад всё было как положено, а теперь всё вывернулось наизнанку..." - голос Ричарда сорвался. Он сглотнул и продолжил. "Я хочу знать, как вернуться обратно."
   "Ты не вернешься обратно, путешествуя с нами, Ричард." - ответила Дор. - "Кроме того, для тебя это будет трудновато. Я... я прошу прощения."
  
   Ведущая компанию Охотница вытащила из кармана небольшой металлический стержень, опустилась на тротуар и открыла канализационный люк. Она настороженно всмотрелась в глубины, спустилась вниз и махнула рукой, приглашая Дор следовать за собой. Дор спускалась вниз, старательно игнорируя Ричарда. Маркиз почесал крыло носа и сказал: - "Молодой человек, я рекомендую вам запомнить следующее. Существуют два Лондона: Верхний Лондон - там вы жили - и Нижний Лондон, или Низ, населенный людьми, которые провалились в трещины мира. Вы теперь - один из этих людей. До свидания и спокойной ночи."
   Маркиз начал спускаться в канализацию. Ричард вскрикнул "Подождите!" - и ухватил крышку люка прежде, чем она захлопнулась. Он последовал за Маркизом. Пахло сливными водами - мертвый, мыльно-капустный запах. Ричард ожидал, что запах будет усиливаться, но вместо этого запах начал рассеиваться и исчез совершенно, когда Ричард достиг дна. По дну туннеля текла серая вода быстрым, но неглубоким потоком. Ричард спрыгнул в воду, увидел огни остальных впереди и побежал, чтобы догнать их, шумя и разбрызгивая воду.
   "Шел бы ты." - сказал Маркиз.
   "Нет." - ответил Ричард.
   Дор покосилась на него и повторила. - "Прости меня, Ричард."
   Маркиз вклинился между Ричардом и Дор. "Ты не сможешь вернуться в свой старый дом, на свою работу и в свою жизнь." - сказал он Ричарду почти мягко. - "Ничего этого не существует более. Там, наверху, ты сам не существуешь."
   Тем временем они достигли развилки, где сходились три туннеля. Дор и Охотница, не оглядываясь, направились в тот из них, где отсутствовала вода. Маркиз задержался.
   "Тебе придется учиться жить в этом мире." - продолжил он. - "В темноте, в канализационных туннелях, среди магии." - он широко улыбнулся блестящей, абсолютно неискренней улыбкой. - "Что ж... очень приятно было снова встретиться. Удачи. Если ты переживешь следующую пару дней, то, скорее всего, даже месяц продержишься."
   Маркиз повернулся и исчез вслед за Дор и Охотницей.
   Ричард прислонился к стене, слушая шум их шагов, исчезающий вдали, слушая шум воды, текущей своей дорогой к насосным станциям и перерабатывающим установкам Восточного Лондона.
   "М-мать..." - сказал он. Затем, к своему собственному удивлению, первый раз в жизни после смерти отца, Ричард Мэйхью заплакал.
  
   Станция Подземки была пустой и темной. Варни шел по станции, держась поближе к стенам, то и дело нервно оглядываясь назад, в стороны, вперед. Эту станцию он выбрал наугад и долго добирался к ней по крышам, сквозь ночные тени, то и дело проверяя, не следует ли кто за ним. Обратно в свое лежбище в глубоких туннелях КэмденТауна он не собирался - слишком рискованно. Были и другие места, где он предусмотрительно складировал еду и оружие. Он заляжет на дно и переждет, пока все не утихнет.
   Он остановился рядом с автоматом по продаже билетов и прислушался к темноте: полная тишина. Ободренный этим, Варни разрешил себе расслабиться. Он остановился на верхней площадке спиральной лестницы и с наслаждением вздохнул полной грудью.
   Масляный голос откуда-то рядом компанейским тоном произнес: "Варни, лучший боец и телохранитель Нижней стороны. Это всем известно. Так нам сказал сам мистер Варни."
   Невыразительный голос с другой стороны от Варни отозвался: "Врать - плохо, мистер Круп."
   Мистер Круп, в кромешной темноте, продолжил развивать тему: "Воистину плохо, мистер Вандемар. Я лично вынужден сказать, что расцениваю это, как предательство по отношению ко мне. Я глубоко задет и разочарован. Вы ведь не делаете поблажек тем, кто разочаровал вас, особенно при отсутствии каких-либо искупляющих вину обстоятельств? Не так ли, мистер Вандемар?
   "Никаких поблажек, мистер Круп."
   Варни сорвался с места и прыжками ринулся во тьму, вниз по лестнице. Голос - мистер Круп - с верхней площадки продолжил: "Если подумать, то нам следует относиться к этому, как к убийству из милосердия."
   Варни бежал вниз, грохоча по металлической окантовке ступеней, сопровождаемый собственным эхом, которое носилось вверх и вниз по лестничному колодцу. Он хрипел, как загнанный пёс, то и дело задевая плечами стены в своем слепом беге. У выхода с лестницы висела табличка, извещающая, что в лестнице 259 ступеней и что подниматься этим путем рекомендуется только здоровым людям. Все же остальные должны использовать лифт.
   Лифт?
   Звякнул металл и двери лифта величественно, медленно, отворились, залив коридор светом. Варни зашарил в поисках ножа; чертыхнулся, осознав, что нож остался у этой суки, Охотницы; потянул руку через плечо к рукояти мачете, которое висело в ножнах у него за плечом.
   Мачете не было.
   Сзади деликатно кашлянули. Он обернулся.
   Мистер Вандемар сидел на ступенях лестницы и чистил себе ногти позаимствованным мачете.
   В этот самый момент мистер Круп обрушился на Варни, весь - зубы, когти и маленькие лезвия. У Варни не было даже шанса закричать. "Пока." - безразлично молвил мистер Вандемар, продолжая подрезать ногти. А потом потекла кровь. Мокрая, красная кровь в огромных количествах, поскольку Варни был немалых размеров, и ему было где держать всю эту жидкость. Однако, когда мистер Круп и мистер Вандемар закончили, осталось лишь едва видимое грязное пятно на полу, прямо у подножия лестницы, которое даже предвзятый взор едва ли мог заметить.
   Позже, когда по полу прошлись уборщики, не осталось и пятна.
  
   Охотница шла первой, Дор - посередине. Маркиз де Карабас был замыкающим. Никто из них не проронил ни слова уже около часа, с того самого момента, как они оставили Ричарда сидеть в туннеле.
   Внезапно Дор остановилась. "Так нельзя." - бесцветно произнесла она. - "Нельзя вот так взять и бросить его."
   "Без сомнения, можно." - ответил маркиз. - "Мы же бросили."
   Дор отрицательно помотала головой. Ее не оставляло чувство вины и собственной глупости с того самого момента, как она увидала Ричарда, придавленного Райслипом. Терпеть эти чувства было уже невозможно.
   "Не делай глупостей." - продолжил маркиз.
   "Он спас мне жизнь." - ответила Дор. - "Он мог бы бросить меня там, на тротуаре - но не сделал этого."
   Это была её вина, и она знала это. Она открыла дверь в поисках кого-то, кто помог бы ей - и Ричард помог ей. Он отнес ее в тепло, заботился о ней, говорил с маркизом ради нее - и именно из-за этого провалился в Нижний Лондон из своего уютного мира.
   Глупостью было даже думать о том, чтобы взять Ричарда с собой - они даже не знали, выживут ли сами.
   Дор задумалась на момент - был ли тот факт, что Ричард заметил ее на тротуаре, следствием открытой двери "к кому-то", или это было нечто большее?
   Маркиз вздернул бровь. "Моя дорогая леди." - начал он. - "Мы не будем тащить с собой никаких гостей."
   "Не смей указывать мне, Де Карабас." - ответила Дор устало. - "Я думаю, что имею право решать, кому идти или не идти с нами. Ты работаешь на меня, не так ли? Или мы поменялись местами?" Скорбь и усталость лишили Дор терпения. Карабас был нужен, его нельзя было отпускать - но Дор дошла до своего предела.
   Де Карабас с холодной злобой уставился на нее. "Он с нами не идёт." - и хладнокровно добавил. - "Он, скорее всего, уже мертв."
  
   Ричард был жив. Он сидел на приступке в туннеле ливневой канализации, в полной тьме, и думал, что ему делать дальше и как долго он сможет жить "не в своей тарелке." Опыт своей предыдущей жизни прекрасно подготовил Ричарда для работы с ценными бумагами, для походов в супермаркеты, для просмотра футбольных матчей по телевизору. А если ему было холодно, то он просто включал обогреватель. Весь этот опыт совершенно не подходил для жизни человека-никто, на крышах и в канализации, в холоде, мокроте и тьме.
   Где-то мелькнул свет и послышались приближающиеся шаги. Ричард решил, что в случае, если это банда убийц, каннибалов или чудовищ, он даже не будет сопротивляться. Хватит с него. Он уставился вниз, во тьму, в то место, где предположительно находились его ботинки. Шаги приближались.
   "Ричард?" - окликнул его голос Дор. Ричард подпрыгнул от неожиданности. Затем он принялся старательно игнорировать ее. "Если бы не ты..." - думал Ричард
   "Ричард?"
   "Да?" - Ричард по прежнему смотрел себе под ноги.
   "Слушай." - сказала она - "Если бы не я, ты никогда бы не вляпался в эту историю."
   "Еще раз, еще раз скажи это" - мысленно отозвался Ричард.
   "С нами ты вряд ли будешь в меньшей опасности, чем без нас. В общем... Ну..." - она прервалась и сделала глубокий вдох. "Я прошу прощения. Честно. Идешь с нами?"
   Ричард наконец оторвал взгляд от своих ботинок и поглядел на Дор: миниатюрное существо, чьи огромные глаза просительно глядели на Ричарда с бледного лица. Ладно, сказал Ричард самому себе. Я думаю, рановато еще вот так вот сдаться и умереть.
   "Ну, идти мне в данный момент все равно больше некуда." - сказал он с напускной беззаботностью, которая находилась на грани истерии. - "Почему бы и нет?"
   Лицо Дор осветилось и она крепко обняла Ричарда. "Мы попытаемся вернуть тебя обратно." - сказала она. - "Обещаю. После того, как мы найдем то, что ищем."
   Ричард задумался, говорит ли она правду, и вдруг осознал, что задача может быть и вовсе невыполнимой. Он с усилием выпихнул эту предательскую мысль из сознания и они пошли вперед, к туннелю. У устья их ждали Охотница и Маркиз, который выглядел так, словно только что тщательно прожевал и съел целый лимон.
   Ричард немного приободрился.
   "А что вы, собственно, ищете?" - спросил он.
   Дор вздохнула и, после длинной паузы, ответила.
   "Это длинная история." - серьезно сказала она. - "Но в данный момент мы ищем ангела по имени Айслингтон."
   Ричард начал смеяться, не в силах себя остановить. Это частично была истерика, но по большей части простая умственная усталость человека, который ухитрился поверить как минимум сотне невозможных вещей за двадцать четыре часа - и при этом даже толком не позавтракал. Смех отдавался эхом из туннеля.
   "Ангел?" - сказал он, беспомощно хихикая. - "По имени Айслингтон?"
   "Нам еще долго идти." - сказала Дор.
   Ричард потряс головой, чувствуя себя полностью выжатым, избитым и опустошенным. "Ангел." - шептал он во тьму туннелей. - "Ангел."
  
   Большой Зал был весь заставлен свечами. Свечи стояли у железных колонн, которые поддерживали крышу, свечи окружали водопад, который падал со стены в небольшой пруд, выложенный камнями. Свечи россыпями стояли на полу. А у двери, которая находилась меж двумя темными железными колоннами, свечи были в подсвечниках. Дверь была сделана целиком из одного большого куска полированного кремня, с серебряным косяком, который потемнел за бессчетные годы почти до черноты. Ни одна свеча не горела. Однако, когда высокая фигура прошла мимо, на свечах замигало пламя, пробуждаясь к жизни. Никто не зажигал этого огня, не подносил запалов к фитилям.
   Существо было одето в простую белую одежду, или даже более чем в белую. Цвет ткани был ярок до невозможности, напоминая не столько цвет, сколько отсутствие всех цветов. Существо ступало босыми ногами по холодному камню. Лицо существа было бледным, мудрым и благородным - и, может быть, самую малость одиноким.
   Он был прекрасен.
   Уже горели все свечи до единой. Он остановился рядом с прудом, встал на колени у воды и напился, зачерпывая влагу ладонями. Вода была холодна, но безупречно чиста. Закончив пить, он на мгновение закрыл глаза, словно в благословении, затем встал и отправился обратно через весь Большой Зал, тем же самым путем, которым пришел. За его спиной бесшумно гасли свечи, в очередной раз за десятки тысячелетий. У него не было крыльев, но он, безусловно, был ангелом.
   Айслингтон покинул Большой Зал. Погасла последняя свеча и вновь вернулась тьма.

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  П.Рей "Измена" (Современный любовный роман) | | У.Гринь "Няня для дракоши" (Юмористическое фэнтези) | | А.Рай "Операция О.Т.Б.О.Р." (Любовное фэнтези) | | А.Борей "Возьми меня замуж" (Попаданцы в другие миры) | | A.Maore "Мой идеальный дракон" (Приключенческое фэнтези) | | Т.Блэк "В постели с боссом" (Современный любовный роман) | | К.Дэй "Я тебя (не) люблю" (Женский роман) | | Л.Лактысева "Злата мужьями богата" (Любовное фэнтези) | | В.Мятная "Отбор Демона, Или Тринадцатая Ведьма" (Юмористическое фэнтези) | | А.Тарасенко "Замуж не предлагать" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"