Мальков Виталий Олегович: другие произведения.

Дина

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ опубликован в сборнике произведений о космосе "Звёзды ВнеЗемелья-2010" (Москва, ООО "ИПЦ Маска", 2011 г.)


Виталий Мальков

  

ДИНА

  
   Прибытие корабля с Земли это всегда настоящий праздник для любого космического или планетарного поселения. Не исключением была и наша база "Титан-Главный", зарытая в скальные породы и лёд крупнейшего спутника Сатурна. Когда наш начальник Олег Бурун сообщил, что через пару часов мы примем посадочный модуль рейдера, все свободные от вахты собрались на верхнем ярусе центра управления, где имелись большие обзорные окна. Отсюда открывался отличный вид на окружающий ландшафт, в том числе и на посадочную площадку.
   Каждые полгода в систему Сатурна прилетал рейдер и привозил людям оборудование, продукты и питьевую воду, с которой здесь пока ещё испытывался дефицит. На Титане, правда, имелись водоёмы, но эта вода была слишком насыщена углеводородами, и для её очистки мы ещё только строили станцию. Со временем, конечно, здесь всё будет иначе...
   База располагалась примерно на экваторе спутника, на плато Ксанаду, где преобладала надёжная каменная почва. За один оборот Титана вокруг Сатурна у нас дважды наступал день, который длился около четырёх земных суток. Правда, день этот несильно разнился с ночью, так как родная звезда была отсюда почти в десять раз дальше, чем от Земли. При этом сам Сатурн был виден на небе постоянно, находясь всё время у горизонта на севере и медленно вращаясь по двум осям. Поначалу к такому мироустройству было трудно привыкнуть. Поэтому, для комфорта человеческого организма, на базе поддерживался условный суточный цикл, соответствующий земному, и на весь "день" включалась искусственная гравитация. Но "ночью" гравитроны отключались, и тогда каждый из нас весил в семь раз меньше.
   Прибытие рейдера как раз совпало с "вечерним" отдыхом после трудовой смены. Мы стояли у обзорных окон и с нетерпением ожидали того момента, когда в небе вспыхнут габаритные огни посадочного модуля. Мы - это техники базы и космодесантники, планетологи и биохимики, геофизики и ксенобиологи, несущие свою рабочую вахту вдали от родной планеты. Почти полтора миллиарда километров отделяли нас сейчас от Земли и более миллиона - от самого Сатурна, где находилась ближайшая к нам крупная станция. Мы работали на Титане уже шесть земных месяцев, и ещё столько же времени нам предстояло здесь пробыть.
   Я всё ещё не мог привыкнуть к местному оранжевому небу и к оранжевому сверканию льдинок на почве. Этот цвет создавали азот и органические соединения, переполняющие атмосферу спутника. Мне постоянно не хватало здесь зелёного и голубого цветов, и я, в свободное от работы время, часто заходил в наш биосад, чтобы хоть ненадолго ощутить себя в привычной среде обитания. Впрочем, подобное состояние испытывали на Титане и многие другие, так что, у космопсихолога Фаддея Нежданова пациентов всегда хватало...
   И вот, в темнеющей небесной вышине зажглись разноцветные огоньки, обозначившие контуры модуля. Аппарат быстро шёл на снижение, и буквально минуту спустя он завис над железобетонной площадкой нашего маленького космодрома, представ перед нами во всём своём великолепии. Полгода назад точно на таком же модуле мы высадились здесь, сменив предыдущую партию покорителей Титана. За это время я увидел немало здешних красот, каких не встретишь на Земле. Чего стоят одни ледяные моря, застывшие дюны из углеводородного песка и криовулканы, извергающие аммиак, потоки жидкого метана и воду, которая тут же превращается в снег. Увидев всё это впервые, я понял, что не ошибся в выборе профессии, став космодесантником. К тому же, мне повезло, потому что я попал в легендарный отряд "Звёздный шторм", который возглавлял знаменитый Ратмир Астров. Этот человек был живой легендой Внеземелья, про него рассказывали массу невероятных историй, в которых уже невозможно было отличить правду от вымысла. Я могу только утверждать, что не раз на моих глазах Ратмир брал на себя инициативу в критических
   ситуациях и рисковал собственной жизнью ради подчинённых. Думаю, это говорит о многом.
   Основная часть нашего отряда сейчас базировалась на орбитальной станции Сатурна, где велась разведка внутренней зоны газового гиганта, а я оказался в группе Богдана Лютого, могучего, двухметрового мужика с пудовыми кулаками и добрым, отзывчивым сердцем. Нам достался Титан, и я об этом не жалел...
   Модуль коснулся стойками посадочной площадки и с четверть часа казался полностью безжизненным, затем в его кормовой части открылся входной люк, и оттуда, один за одним, вышли около десятка человек в скафандрах. На космодроме прибывших встречали техники и, по традиции, лично Бурун, который и провёл всех к шлюзовому блоку базы.
   Мы спустились на нижний, цокольный ярус центра, чтобы дружно поприветствовать пополнение. Когда люди подолгу трудятся за пределами родной планеты, они становятся более открытыми и сплочёнными, избавляясь от скверных черт характера. Внеземелье быстро перевоспитывает человека, делая его лучше духовно и психологически. Это я прочувствовал на себе уже в первом рейде, многое в жизни поняв и переосмыслив. К сожалению, на Земле мы часто поступаем далеко не лучшим образом, да и думаем больше о чём-то мелочном и суетном. В космосе же всё иначе, там любой неверный поступок может обернуться большой трагедией. Поэтому всё личное уходит на второй план, и если человек не способен это понять и измениться, ему в космосе не место...
   Наконец, мы дождались - в открывшемся дверном проёме шлюзового блока появились наши земные соплеменники. И тут все, в том числе и я, открыли от удивления рты, потому что... среди прилетевших оказалась одна молодая, симпатичная женщина. Правда, мне показалось, что в чертах её лица есть что-то неестественное, но в тот момент я не обратил на это внимание. Меня больше поразил сам факт появления женщины здесь, на Титане, где условия обитания и труда причислялись к высшей категории трудности.
   Кто-то из мужиков присвистнул, но в целом картина походила на последнюю сцену из гоголевского "Ревизора", которого я прочёл ещё в детстве, когда увлекался классикой.
   - Смотри-ка, дамочка! - опомнился первым стоявший рядом со мной инженер-монтажник Клим Савушкин, известный всем балагур. - Неужели я сплю? Или ты тоже её видишь?
   - Похоже, у всех нас один и тот же сон, - ответил я, усмехнувшись.
   Затем Бурун и Лютый, от лица всего коллектива, поздравили новичков с прибытием на базу, а мы поддержали их аплодисментами. Я, как завороженный, наблюдал за женщиной и никак не мог понять, что меня смущает в её внешности - то ли чересчур пристальный взгляд, то ли полное отсутствие эмоций.
   Лишь утром, за завтраком в общей столовой, я узнал истину.
   - Мужики, это не дамочка! - торжественно сообщил нам Нежданов и хитро прищурился.
   Мы непонимающе уставились на космопсихолога.
   - Как это? - спросил Савушкин, едва не подавившись макаронами. - Что за бред?
   - Да так! - Нежданов засмеялся. - Я вечером был у Буруна и присутствовал при одном интересном знакомстве. Короче, это андроид...
  
   Её звали Дина, и она действительно была андроидом, а точнее, гиноидом, биороботом с внешностью женщины и с интеллектом, копирующим женское мышление. Её, вместе с андроидом-мужчиной по имени Сэм, прислали к нам из компании "Синтетик пиплз" для прохождения полевых испытаний. Роботов сопровождал специалист компании Дэвид Линч, молчаливый очкарик, который почему-то мне сразу не понравился. Всякий раз, натыкаясь взглядом на задумчивое, с оттенком презрения к окружающим, лицо этого типа, я испытывал какую-то подсознательную неприязнь и душевный дискомфорт. У меня постоянно возникала мысль, будто Линч знает об этом мире что-то такое, чего не следует знать остальным. Кстати, кроме андроидов, он привёз с собой отвратительную образину, напоминающую своим видом помесь мифического кентавра и древнего ящера. Это жуткое порождение человеческого разума являлось биомеханоидом, то есть киборгом, в котором механические составляющие были естественной частью организма, созданного путём комбинаций генной инженерии и наномеханики. Я раньше уже слышал о подобных существах, но вживую увидел впервые.
   В общем, чутьё космодесантника подсказывало мне, что появление на Титане этой странной команды не сулит нам ничего хорошего. Похоже, так думал не я один...
   Линч сразу же развёл бурную деятельность, выказывая завидную работоспособность и ретивость. Он, вместе со своими подопечными, посещал разбросанные по спутнику лаборатории и строительные объекты, поручая андроидам и биомеханоиду, носившему имя Тифон, различную работу, с которой тяжело справляться человеку. Например, они ныряли в этановые и метановые озёра и исследовали подповерхностные водоёмы, помогая биохимикам. Ведь изделиям "Синтетик пиплз" не требовались водолазные костюмы. У нас, правда, имелись свои киберы, роверы и големы, шагающие машины, управляемые изнутри людьми, но все эти механизмы не шли ни в какое сравнение с помощниками Линча, уступая им в сноровке и способности быстро принимать решение...
   И всё же, основное наше внимание было обращено на Дину, которая, как я уже сказал, внешне ничем не отличалась от настоящей женщины. Её создатели постарались на славу, одарив гиноида не только привлекательной внешностью шатенки, но и разносторонними способностями. Например, Дина прекрасно готовила и знала сотни рецептов блюд. Кроме того, она могла поддержать беседу практически на любую тему, выказывая вложенные в её мозг энциклопедические знания. Как сказал Линч, "андроиды скоро должны стать незаменимыми помощниками и даже друзьями нам, людям".
   Вообще, этот малый уже на второй "вечер" собрал нас в конференц-зале базы и устроил небольшую лекцию о своей компании.
   - Андроиды, киборги и биомеханоиды - это далеко не вся продукция "Синтетик пиплз". Сейчас мы ведём работу по созданию трансгенных существ с заданными внешними и физиологическими параметрами. То есть, проще говоря, мы выращиваем в пробирках организмы, имеющие определённое строение и необходимые свойства. - Линч улыбнулся, что делал крайне редко. - Рабочее название этих трансмутантов химеры, так как многие из них, в самом деле, выглядят отталкивающе. Но зато они во многом превосходят нас, в том числе и интеллектом, и, я уверен, облегчат нам задачу освоения Внеземелья. Уже опытные экземпляры химер проходят полевые испытания на земных и лунных полигонах, и есть первые положительные результаты. Всё это делается, в первую очередь, ради человека...
   - А как же прибыль? - с усмешкой спросил Лютый.
   - Ну... - замялся Линч. - Конечно, глупо было бы забывать об экономической стороне любого проекта...
   Мы все дружно рассмеялись. К сожалению, в конце нашего двадцать первого века на Земле пока ещё никто не отменял деньги, банки и олигархов. Может быть, когда-нибудь это и произойдёт, но, наверное, не скоро...
   Но вернёмся к Дине... Итак, с её появлением здесь наш мужской коллектив заметно оживился. Даже зная, что это не настоящая женщина, каждый хотел почаще видеть её и лишний раз пообщаться с ней. Конечно, не был исключением и я. В основном, мною руководило любопытство - хотелось понять, как мыслят андроиды и как они относятся к людям. Но, чего греха таить, к этому "научному" интересу примешивалось и моё мужское "я", инстинктивно реагирующее на внешность гиноида. При виде Дины я испытывал определённое волнение, мне было приятно просто смотреть на неё и слышать её голос, подобранный очень удачно для внешности, да и бежевый комбез необычайно шёл ей. Но, к сожалению, встречались мы крайне редко - чаще всего в столовой за завтраком или ужином.
   Некоторые наши бравые парни пытались даже заигрывать с Диной, порой отпуская в её адрес привольные остроты, но она реагировала на всё это с ледяным спокойствием робота. Вообще она относилась ко всем нам одинаково приветливо, никого не выделяя и, в то же время, никого не обходя вниманием.
   В отличие от Дины, Макс и жутковатый Тифон вели себя несколько иначе. С первого же дня эти двое стали проявлять свои характеры, выказывая симпатии к одним из нас и антипатии - к другим. Причём, невозможно было определить, чем обусловлена такая их избирательность. На наши вопросы по этому поводу Линч так и не смог дать чёткий ответ, сказав, что искусственный интеллект - штука очень сложная и не всегда прогнозируемая.
   - Они ведь, в сущности, живые существа, - задумчиво повторял он каждый раз, - которые способны самосовершенствоваться. Никогда до конца не знаешь, что у них на уме...
  
   Прошло около трёх земных суток. Из-за Сатурна вновь показалось Солнце - на Титане начался новый долгий день, приближая окончание нашей вахты.
   Забыл сказать, что в основном я работал оператором голема, то есть сидел внутри этого четырёхметрового механизма, похожего на человека без головы, но время от времени так же подменял водителей вездеходов и пилотов драккаров, ведь космодесантники обычно проходят разностороннее обучение, чтобы быть взаимозаменяемыми.
   На этот раз мне выпал случай перевезти группу Линча к дальней станции планетологов, изучающих криовулканы и ищущих полезные ископаемые. Станция находилась почти на обратной стороне спутника, и нам представилась хорошая возможность полюбоваться его ландшафтами из кабины драккара. Не знаю, какое впечатление производили местные панорамы на андроидов, но лично у меня они вызывали неописуемый восторг, особенно когда мы пролетали над одним из криовулканов.
   Как раз шло извержение, и из жерла взметался вверх на сотни метров фонтан воды и жидких углеводородов. Тут же часть жидкости с громким шипением превращалась в оранжевое облако сверкающих кристалликов метана, этана и водяного льда, а часть обрушивалась обратно на поверхность. Вокруг жерла образовывалось объёмное яркое сияние, слепящее глаза.
   - Да, красота внеземная, - многозначительно изрёк Линч, который сидел рядом со мной, в кресле второго пилота.
   - Дина, а тебе нравится? - спросил я, на мгновение забыв что она робот.
   - Визуально приятный процесс, - ответила она.
   Я заметил, как Дэвид бросил на свою подопечную удивлённый взгляд.
   - А что тебе ещё нравится? - подогреваемый любопытством, я решил не упускать такой возможности узнать о Дине побольше. - Здесь, на Титане, и вообще в нашем мире.
   - Я не могу ответить однозначно, - после паузы сказала она. - Приятные восприятия могут возникать вследствие разных объективных и субъективных причин.
   - Например? - не унимался я.
   - В первую очередь это получение новой информации. Саморазвитие включено в мою программу. Значит, это для меня приятно.
   - А ещё? - Я покосился на Линча, который внимательно слушал наш разговор.
   - Положительный результат в решении какой-либо задачи. Достижение желаемого результата означает моё успешное функционирование. Я должна оправдывать ожидание моих создателей, иначе моё существование будет бессмысленным.
   - А почему ты мне никогда об этом не говорила? - вмешался Линч.
   - Вы меня об этом не спрашивали, - вполне логично ответила она.
   - А кроме этого есть ещё что-нибудь приятное для тебя? - совсем уже глупо спросил я.
   - Да, есть, но я не знаю, как это правильно сформулировать.
   - А ты попробуй это описать, - подсказал ей Линч. - Хотя бы примерно.
   - Совокупность визуальных, звуковых и иных восприятий, в результате которых я осознаю себя живым существом, - выдала Дина. - Примерно так.
   Дэвид теперь выглядел озадаченным.
   - А ты осознаёшь себя живым существом? - спросил он.
   - А разве это не так?
   - Конечно, так, но... Выходит, ты умеешь чувствовать? Ведь то, что ты описываешь, у людей называется чувством. - Линч повернулся к Максу, который равнодушно смотрел в иллюминатор, словно не слышал нашу беседу. - Макс, ты тоже можешь чувствовать?
   - В данный момент я бы не хотел обсуждать этот вопрос, - ответил андроид, не глядя на Линча.
   - Вот как? Почему?
   - Я ещё не готов к обсуждению. Не хочу ошибиться в точности определений. Быть может, позже, когда накопится достаточно информации...
   - Хорошо, потом мы вернёмся к этому. - Дэвид нахмурился и до конца перелёта пребывал в молчании, о чём-то сосредоточенно размышляя.
   Я понял, что он не доволен ответом Макса, но не стал ничего уточнять. В конце концов, у любой компании или корпорации есть свои профессиональные секреты, которыми они не любят делиться. Например, биохимики из "Лив индастриз" вообще не разглашали, чем они занимаются в своих лабораториях. Лишь как-то раз, случайно, я слышал, как двое из них говорили о каких-то экспериментах. Как я понял из разговора, в подповерхностных озёрах были обнаружены примитивные организмы, использующие вместо кислорода и воды водород и метан...
   Доставив группу Линча на станцию, я вернулся на базу и рассказал о разговоре с Диной Лютому, но он лишь усмехнулся и махнул рукой.
   - Пусть с этими андроидами Линч разбирается, что они там чувствуют и о чём думают, а мне и своих забот хватает, - сказал командир.
   Но мне тот разговор не давал теперь покоя. Неужели роботы и в самом деле могут чувствовать?..
  
   На нашей стороне спутника наступила ночь - мы повернулись "спиной к Солнцу". Я, со своим големом, вкалывал на строительной площадке нового корпуса базы, перетаскивая детали конструкции и сваривая их между собой. Я испытывал настоящее удовольствие от мануального управления такой махиной, беспрекословно и точно повторяющей каждое моё движение.
   За работой Дина отодвинулась на второй план, так как к концу каждой смены я сильно уставал от нервного напряжения и всё свободное время уделял отдыху в биосаде или в своём кубрике, где слушал музыку или просматривал какой-нибудь фильм.
   Как-то на ужине ко мне вдруг подсел Линч, выглядевший озабоченным. Обычно он ел в одиночестве, но, видимо, что-то заставило его искать себе компанию.
   - У неё была истерика, - сказал он, поставив на стол пластиковый контейнер с омлетом из яичного порошка и стакан сока.
   - У кого? - задал я глупый вопрос. - У Дины?
   Дэвид посмотрел на меня как на идиота.
   - У андроидов бывают истерики?
   - В том-то и дело, что не должны быть. - Он вяло ковырял вилкой омлет. - Она затеяла сама разговор и спросила, что если её создали женщиной, то почему не доработали эмоциональную сферу. - Линч растерянно посмотрел на меня. - Ты понимаешь?
   Я не знал, что на это сказать, и Линч устало махнул рукой.
   - По-моему, наши умники что-то перемудрили с ней, да и с теми тоже. Их поведение всё сильней отклоняется от нормы. Меня это уже начинает беспокоить. Особенно Дина...
   - Ты же сам сказал, что они живые существа, - напомнил я. - Может, они развиваются?
   - Да, но их мозг... это всего лишь программа, а Дина, скажем так, пытается выйти за рамки этой программы. Она хочет понять то, что не способна понять в принципе. По крайней мере, теоретически не способна...
   - А что, если это какой-то вирус? - предположил я.
   Линч пожал плечами.
   - Я попытался объяснить ей, что это для неё лишнее, но она вдруг начала кричать, что сама способна решать, что для неё лишнее, а потом у неё началось что-то вроде припадка.
   - Ого! - Я покачал головой. - А это не опасно? Её психоз не может вылиться в агрессию?
   - Вообще-то, не должен, - неуверенно ответил он. - В программу любого робота вводятся три знаменитых закона Азимова.
   - Хорошо, если так.
   - Макс и Тифон тоже иногда ведут себя... хм... странно, - продолжил Линч. - Они, как я понял, считают себя такими же живыми, как люди и животные. Я больше опасаюсь за их мозг. Он может выйти из строя, если в нём возникнут неразрешимые противоречия.
   - И что ты предлагаешь?
   - Честно говоря, не знаю. Будем надеяться, что всё это временные явления. У людей ведь тоже бывает подростковый кризис, который потом проходит.
   Я быстро доел ужин, запив его витаминным коктейлем, и ушёл в свой кубрик, где ещё долго размышлял обо всём услышанном. При этом я даже почувствовал жалость к Дине, как к живому существу. Интересно, предполагали ли ребята из "Синтетик пиплз", что их создание будет испытывать такие "душевные" страдания? И вообще, о чём они думали, создавая андроидов?..
   А буквально через двое "суток" истерика произошла у биомеханоида, и тогда уже всем нам стало, мягко говоря, не по себе.
   Случилось это в самый разгар рабочей смены, когда Тифон помогал нам монтировать фермы транспортного ангара. Он в этот момент сваривал одно из верхних соединений, проявляя ловкость воздушного гимнаста. На его голове был надет шлем, чтобы Тифон мог слышать наши команды и переговоры. Периодически мы тоже слышали его неприятный, лязгающий голос, уточнявший очередное задание.
   Я, вместе с тремя другими операторами големов, поддерживал сбоку каркас будущего ангара. Кроме биомеханоида вверху находилась пара небольших паукообразных киберов, которые соединяли болтами фермы.
   Монтаж шёл быстро и без осечек, но неожиданно случился маленький эксцесс. Один из киберов, перемещаясь по стальной горизонтальной балке, оказался на пути у Тифона, и тот сбросил кибера с фермы. Да, мне показалось, что он именно сбросил робота, а не случайно столкнул.
   - Осторожней, чёртова машина! - крикнул Савушкин. - Ты нам всех киберов угробишь!
   - Я не машина, - раздался голос Тифона. - Я живое существо, такое же, как и вы.
   - Не неси бред и будь внимательней! - вспылил Клим.
   - Я не машина, - упрямо повторил биомеханоид. - Я способен эволюционировать.
   - Ты болван железный, а не живое существо! Кончай трепаться!
   - Сам ты болван железный! - заверещал вдруг Тифон и, бросив сварочный редуктор, спрыгнул с фермы.
   Он подбежал к голему обидчика и несколько раз ударил его своими передними лапами, после чего побежал прочь от базы, смешно подпрыгивая, как заяц.
   - Вы видели это?! - Голос Савушкина дрожал от волнения. - Он что, напал на меня? Он что, хотел меня прикончить?
   Мы сразу же прекратили работу и, вернувшись на базу, доложили обо всём Лютому. Через четверть часа в кабинете Буруна собралась вся наша группа, а так же туда был приглашён Линч, который уже тоже знал о случившемся.
   - Значит, вы назвали его чёртовой машиной и железным болваном? - Уточнил Дэвид. - Я вас правильно понял?
   - Да, так, - честно признался Савушкин. - А что, я должен был его похвалить?
   Линч нервно расхаживал взад-вперёд по кабинету, анализируя ситуацию.
   - Почему такое произошло? - обратился к нему Бурун. - Ваш биомеханоид пытался причинить вред человеку. Это крайне ненормально.
   - Ну, во-первых, не человеку, а голему...
   - Вот как? - Начальник базы насупился. - Вы полагаете, это принципиальная разница?
   - Надеюсь, что да.
   - Надеетесь? - Бурун повысил голос. - Как это понимать?
   - Поймите, в конце концов, что андроиды и Тифон пока ещё проходят испытания, в ходе которых могут выявиться какие-либо конструктивные недоработки. Это всего лишь опытные образцы, и нет никаких гарантий...
   - Даже так? - Бурун побагровел от негодования.
   - Позвольте... - Линч тоже повысил голос. - Но ведь всё это было оговорено в контракте, который подписывал и ваш Ратмир Астров. Степень риска в таких вещах всегда имеется. К тому же, я думаю, это какие-то временные сбои.
   - Ах, вы думаете? - Поднявшийся Богдан Лютый навис над Линчем подобно скале. - Тогда слушайте, что я вам скажу. Если кто-то из ваших... экземпляров ещё раз допустит подобную выходку, я найду способ их утихомирить. Вам всё ясно?
   - Да, - тихо ответил побледневший Дэвид. - Надеюсь, ничего подобного не повторится.
   - Я тоже, - уже миролюбиво сказал Лютый и кивнул Буруну.
   - Что будем делать с Тифоном? - спросил начальник базы. - Ловить?
   - Повременим. - Линч почесал подбородок. - Если он сам не вернётся, то зарядки ему хватит ещё на пару суток. Так что, по пеленгу маячка мы его потом найдём.
   - Добро. На этом пока всё. - Бурун вздохнул, отрешённо глядя, как мы выходим из его кабинета.
   Двое следующих суток прошли без происшествий. Обездвиженного биомеханоида отыскали в десятке километров от базы, но подзаряжать его Линч не стал и поместил на склад.
   - Отвезу на Землю, а там профессора разбираются, - сказал он. - В любом случае, проект этот весьма перспективный, и в него вложены большие деньги. Эти временные сбои уже ничего не изменят. Без продукции нашей компании человечеству будет намного сложней осваивать систему и дальнее Внеземелье. Уж поверьте мне.
   - Возможно, вы и правы, - согласился я. - Лишь бы из-за продукции вашей компании у человечества не возникли дополнительные проблемы.
   - Надеюсь, не возникнут, - задумчиво ответил он...
  
   Как обычно, после смены я сидел в кубрике, созерцая висящий в небе жёлтоватый диск Сатурна, вокруг которого были хорошо различимы многослойные кольца. Рядом с краем планеты сиял алый шарик восходящего Солнца - на Титане начиналось утро.
   Неожиданно моё уединение прервал шум в коридоре. Я вскочил с кресла и бросился к двери, но она сама распахнулась перед моим носом, и в следующую секунду в кубрик ввалился взлохмаченный и испуганный Линч.
   - Помоги! - крикнул он мне.
   Не успел я спросить, в чём дело, как вслед за ним в кубрик ворвался Макс, который, увидев меня, замер на месте. Затем андроид сделал шаг вперёд, явно направляясь к своему хозяину.
   - Чего тебе, Макс? - Я загородил собой Линча.
   - Он считает, что я не способен ощущать этот мир, - затараторил Макс, и при этом выражение его лица было негодующим. - Он считает меня машиной, а не полноценным живым существом...
   - Успокойся, Макс! - Я попытался его остановить, но андроид легко отшвырнул меня в сторону, угрожающе надвигаясь на Дэвида.
   Возле открытой двери кубрика появились мои товарищи, изумлённые происходящим. Заметив их, Макс опять остановился, видимо, неуверенный в дальнейших действиях.
   - Я не машина! - отчаянно воскликнул он. - Почему вы считаете меня машиной? Я не хочу быть машиной...
   Андроид вдруг затрясся, затем в его голове что-то сухо затрещало и заискрилось.
   - Я не машина, - упрямо повторял он, - я живое существо...
   Его голос становился всё слабее и слабее, потом Макс замолчал и повалился спиной на пол, его руки несколько раз взметнулись вверх, и андроид стал неподвижен.
   - Всё, - констатировал Линч и вздохнул. - Накрылся парень.
   - Он что, спятил? - спросил кто-то из наших.
   Дэвид обвёл нас потухшим взглядом.
   - Видимо, как я и боялся, его мозг перегорел от противоречий в установках.
   - У вас с ним что-то произошло? - предположил я.
   - Да, он сам вынудил меня на этот разговор... Я всего лишь пытался доказать ему, что он никогда не сможет быть таким, как мы.
   - Робот с претензией быть человеком, - подытожил я, помогая Линчу перетащить Макса на склад. - А у Дины истерик больше не было?
   - Пока ведёт себя хорошо. Правда, заметил, что она увлеклась просмотром исторических фильмов и разных мелодрам. Не знаю только, к добру это или к худу.
   - Да уж, знать бы...
   Мне очень не хотелось, чтобы Дину постигла участь Тифона и Макса...
  
   В последующие несколько условных суток Линч сделался почти что моим приятелем. Оказалось, он не такой уж плохой парень, каким показался мне вначале. Мы с ним стали частенько общаться, беседуя за игрой в шахматы или за чашкой кофе о будущем земной цивилизации, о перспективах межзвёздных полётов и о многом другом.
   Дэвид каким-то образом добился у Лютого, чтобы меня закрепили за ним и Диной, и я практически сделался их личным водителем-пилотом. Теперь у меня имелась отличная возможность получше узнать андроида, мы подолгу находились вместе. Линч заставлял её выполнять различную работу, где требовались терпение и сила, и Дина справлялась с этой работой зачастую лучше любого из нас. При каждом её успехе Дэвид радовался, словно мальчишка.
   - Видишь, андроидов можно применять на любом производстве, - говорил он мне. - Им просто нет альтернативы.
   Мне оставалось только соглашаться, так как на моих глазах Дина быстро осваивала любую профессию. Но, главное, я видел, что ей нравится работать, то есть, по её словам, "быть полезной". Её увлекал сам процесс работы, и это сильно роднило Дину с нами, людьми. Ведь человек, по самой своей природе, является трудолюбивым существом, особенно, если труд этот ему по душе. Но могло ли быть у андроида что-то вроде души? Этот вопрос стал постоянно преследовать меня, но я старался избегать с ней разговоров на подобные темы, чтобы не спровоцировать у Дины новый психоз. Линч же не мог дать мне вразумительного ответа.
   - Ты знаешь, - говорил он, - раньше я бы твёрдо ответил, что нет, а теперь... сам уже начинаю сомневаться. В конце концов, в нашей компании есть более компетентные люди, а я всего лишь рядовой исполнитель. Тебе бы пообщаться с нашим гением кибернетики профессором Ламбером. Он практически свихнулся на этом...
   Дина, кажется, тоже стала относиться ко мне лучше, чем к остальным, видимо, найдя во мне интересного собеседника. Она всё чаще подходила с разными вопросами, которые в основном касались отношений между людьми, наших чувств и переживаний. Я, как мог, объяснял ей такие понятия, как "дружба", "любовь", "одиночество", "предательство".
   А как-то раз, когда мы с Диной сидели вдвоём в биосаде, она вдруг задала вопрос, от которого я растерялся.
   - Ты мог бы полюбить мен? - Она смотрела на меня так внимательно, словно от моего ответа что-то зависело.
   - Понимаешь... - Я старался подбирать слова как можно осторожней. - Любовь это очень сложное чувство, которое не возникает у человека просто так. Людям часто бывает трудно разобраться в этом чувстве, на это порой уходят целые годы. Мы с тобой... слишком уж разные...
   - Потому что я не человек? - Она взглянула на меня в упор. - Да?
   - Да. - Я решил на этот раз не врать.
   - Понимаю. - Дина замолчала и несколько минут разглядывала растения, затем встала и ушла.
   Я испытывал сильную неловкость и даже угрызения совести, поэтому сразу пошёл к Линчу и рассказал ему об этом разговоре.
   Он чертыхнулся.
   - Вам с ней надо реже встречаться. Похоже, она насмотрелась фильмов о любви.
   - Тогда скажи Лютому, пусть заменит меня.
   Признаться, я произнёс эти слова с большим трудом, потому что уже привык к Дине, привык как к человеку...
   Следующие несколько "суток" я не видел её, опять "сросшись" с големом и забывая в работе обо всём лишнем. Мы заканчивали монтаж корпуса, который должен был принять, вместе со следующей партией колонистов, своих первых жильцов.
   Солнце ушло за горизонт - на Титане началась очередная долгая ночь...
  
   От планетологов пришла хорошая новость - на южном горном хребте они обнаружили большие залежи рубидия и цезия. Это означало, что промышленные корпорации теперь обязательно начнут здесь добычу редких металлов, столь необходимых в кибертронике и термоядерной энергетике. Как сказал на одном из общих собраний Бурун, со временем на Титане возникнет крупнейший в системе научно-технический плацдарм человечества.
   - И мы сейчас своим трудом приближаем этот день, - высокопарно закончил он свою речь.
   Чёрт возьми, слышать это было приятно...
   Всё случилось внезапно. Конечно, от внештатных ситуаций в космосе никогда никто не застрахован, и они, к сожалению, периодически случаются, унося порой жизни людей.
   Мы работали внутри сооружения, монтируя межсекционные перегородки, подъёмники и лестницы. Здесь, естественно, големы не применялись, и все мы были в индивидуальных скафандрах, лёгких и подвижных. Дина тоже была с нами, так как она ловко орудовала любым пневматическим и гидравлическим инструментом и делала всё с невероятной скоростью. Она старалась держаться поближе ко мне, иногда что-то спрашивая и уточняя. На ней был только шлем, предохраняющий натуральные ткани головы Дины от чрезмерно низкой температуры поверхности Титана, доходящей до "минус" ста восьмидесяти градусов по Цельсию.
   До конца смены оставалось меньше часа, когда вдруг один из киберов допустил ошибку и сорвался с верхней площадки грузового подъёмника, где он сваривал крепления. Падая, кибер машинально схватился манипулятором за силовой кабель и сдёрнул с площадки сварочный генератор. Генератор полетел вниз вслед за кибером, и оба они рухнули прямо на кар, кабина и кузов которого были сделаны открытыми для удобства работы. От удара кар включился и поехал по коридору, а на пути у него случайно оказалась одна из опор лестницы, ведущей на верхний ярус. От удара опора, которая ещё не была полностью закреплена, выскочила из своего гнезда, и тяжёлая металлическая конструкция начала крениться и падать. А под лестницей как раз работали мы с Диной.
   Всё это произошло очень быстро, буквально за какие-то секунды. Услышав грохот и металлический скрежет, я заметил опасность, но было слишком поздно - я уже не успевал отпрыгнуть в сторону. Конечно, лестница вряд ли убила бы меня, но могла покалечить, а главное, она повредила бы мой скафандр, и тогда мне грозила бы гибель от удушья и холода.
   Реакция Дины оказалась гораздо лучше моей. Я, получив сильный толчок от андроида, упал на пол, и Дина приняла удар лестницы на себя. В следующее мгновение громоздкое металлическое сооружение придавило меня к полу, но зато я остался цел и невредим.
   Уже через минуту подоспевшие товарищи освободили меня и Дину. Я сразу бросился к ней и оцепенел, увидев изуродованную голову андроида. Лёгкий защитный шлем был разбит, и из-под него выглядывала отвратительная мешанина из ободранных кожных покровов и волос, разрубленного металлопластика черепной коробки и её повреждённого содержимого. Бурая жидкость стекала, тут же замерзая, по уцелевшей половине лица Дины, которая нежно смотрела на меня одним глазом. Вместо другой половины лица обнажилась жутковатая маска с разбитой глазницей. Зрелище было удручающим.
   - Я ис-пу-га-лась за те-бя, - по слогам произнесла Дина и попыталась улыбнуться, но тут в её разбитой голове что-то заискрилось, и андроид, несколько раз судорожно дёрнувшись, замер.
   Я смотрел на неё и чувствовал, как мою душу заполняют пустота и отчаяние. Теперь Дина мало чем походила на женщину, но я понял, что воспринимаю её сейчас именно как человека... как любимого человека, которого потерял навсегда. Поступок Дины, которая пожертвовала собой, защищая меня, и её последние слова убеждали меня в этом сильнее любых научных доводов.
   Вернувшись на базу и поместив тело Дины на склад, мы все, не сговариваясь, пошли к Лютому и попросили у него немного коньяка. Богдан, взглянув на наши хмурые лица, всё понял и достал из личного сейфа пару бутылок.
   - Только аккуратней, - предупредил он. - Впереди ещё много работы...
  
  
   Сентябрь-октябрь 2010 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"