Мальков Виталий Олегович: другие произведения.

Клоун

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Повесть вошла в мой сборник прозы "Продавец книг" (Курск, 2011 год, ПБОЮЛ Бескровный).


Виталий Мальков

КЛОУН

повесть

   - Клоун. И никогда ты другим, Олежка, не станешь.
   Ленка произносит эту фразу как обвинительный приговор. В её интонации нет ни разочарования, ни возмущения. Одна только голая констатация факта. Ей всё равно. Я для неё полный ноль, пустое место, жалкий шут, призванный заманивать своим дурацким нарядом и тупыми шутками прохожих в торговый центр, и кем-то иным уже никогда не буду. Как говорится, зашёл в тупик...
   А Ленке нужен совсем другой герой, например, такой как её нынешний бой-френд Стас. Он современный, он перспективный, КРУТОЙ. Хозяин жизни. Именно в таких теперь влюбляются девушки, особенно красивые. Наверное, Ленка в чём-то права. Кому нужен уличный клоун, у которого даже нет своей квартиры? Разве что, прохожим, да и то не всем...
   Ленкины синие глаза-водоёмы устремлены куда-то вдаль, мимо меня, должно быть, в то самое прекрасное далёко, о котором пелось в одной советской песне. И в этом неведомом месте я, к сожалению, лишний...
   - Уважаемые дамы и господа, посетите наш торговый центр, в котором вы непременно найдёте всё для счастливой жизни...
   Говорю всё это назло Ленке, но она лишь презрительно кривится и медленно удаляется плавной, волнующей походкой. Белая мини-юбочка едва прикрывает её красивые соблазнительные бёдра, ничуть не уступающие бёдрам какой-нибудь там "мисс Вселенная". Да и внешность у неё - будь здоров! И никогда ведь не подумаешь, что под этой внешностью скрывается вполне мыслящее существо, способное удивлять и вызывать у мужика комплекс умственной неполноценности. Вот так-то...
   А я остаюсь здесь, перед входом, один на один с многочисленными горожанами, радующимися необычному костюму клоуна-зазывалы. Пытаюсь переключиться на свои прямые обязанности, чтобы отвлечься от мыслей о той, которую уже, видимо, потерял навсегда.
   - Спешите в наш торговый центр! Здесь есть практически всё для того, чтобы в полной мере вкусить радость жизни...
   Но где же ты, радость? Почему тебя нет у того, кто её рекламирует? Какой грустный парадокс, не укладывающийся ни в одну теорию...
  
   Наш торговый центр - это сложный трёхэтажный, живой организм, резво построенный на столичные "бабки". Колосс из стекла, металла и пластика, напоминающий порой какое-то жутковатое живое существо. Товарный монстр!
   Большой плазменный экран над входом, видеокамеры наблюдения в залах, красивая, яркая униформа продавцов, охранников и уборщиц. Быстрое, удобное обслуживание и бескрайнее море самых разнообразных товаров. Уровень!
   Подобные сооружения теперь растут как грибы после дождя. Только дождь этот совсем не грибной, а денежный - тропический ливень из рублёвых и долларовых купюр, обильно поливающий гумус новой, заманчивой жизни, переполненной иллюзиями богатства и свободы. Лишь бы не промокнуть под ним насквозь и не простудиться, а то можно подхватить воспаление... но не лёгких, а души. А жить с воспалённой душой будет очень затруднительно, возможен криз с последующим летальным исходом...
   Зарплата здесь у всех вполне высокая для провинциального города. Но и порядки, конечно, строгие. Персонал меняется часто, особенно продавцы. Наверное, именно поэтому среди них большинство - молодые девчонки без специального образования, студентки. Но их-то, как раз, чаще всего и выгоняют - то за недостачу, то из-за жалоб покупателей. Продавец всегда крайний! И, тем не менее, отбоя от желающих хорошо зарабатывать нет.
   Я - тоже в этом центре человек случайный. Так уж сложились мои жизненные обстоятельства, ну и, конечно, помог один хороший знакомый, который в нашем супермаркете работает начальником охраны. Отличный мужик и, как ни странно, ещё не испорчен этой новой жизнью. Палыч, похоже, реликт, непонятно каким образом переживший Ледниковый Период в нашей злополучной стране. Не вымер, как динозавры и мамонты, и не превратился в озлобленного, жадного тролля, которому снится одно только "бабло". Бывший мент-опер, пенсионер теперь, иногда он мне напоминает героя старых советских фильмов о трудовых свершениях. Уважаю его за это! Иногда мы с ним после работы вместе выпиваем простую русскую водку и много разговариваем "по душам"...
   - Покупайте безделушки, от горшка до раскладушки! Наши бытовые приборы работают безотказно и скрасят ваше одиночество. Вы попадёте в сказочный мир электронной техники! Лучшие фирмы-производители на наших полках...
   Смешной клоун в нелепом резиновом наряде. Клоун с высшим образованием, полученным ещё в те времена, когда за учёбу не нужно было платить. Клоун с дипломом геолога, который поможет ВАМ отыскать в нашем торговом центре какое-нибудь полезное в быту ископаемое. Разве это не весело?..

* * *

   Город преображается буквально на глазах - расширяет старые, тесные улицы, покрывает тротуары цветной плиткой, украшает здания банков и офисов светящейся рекламой, возводит всюду красивые высотные дома, непохожие друг на друга. Город стремительно растёт и становится всё привлекательней для вложения скороспелых капиталов. Ещё каких-нибудь десять лет назад он был совсем другим - скромный, неброский, типично совковый областной центр. Но надоели скромность и типичность! И Город решил стать вполне современным и похожим на столицу, тем более что население его, за счёт мигрантов с Севера и из Азии, в последние годы резко возросло.
   - Чем сегодня займёмся? - спрашивает мой приятель Саня, лениво потягивая из бутылки пиво "Очаково".
   Происходит всё это действие уже вечером, после успешного окончания моего трудового дня, в котором, помимо клоунады-буф, так же имела место разгрузка ящиков с товарами (я ведь клоун-грузчик).
   Саня занимается мелким бизнесом - держит на авторынке свою точку, где продаёт привезённые из Германии шины и разные комплектующие для машин. Он в этом деле уже не первый год и, вроде бы, кое-какой доход имеет. По крайней мере, позволяет себе ходить по выходным в кабаки, где "отрывается по полной". Впрочем, постоянно говорит, что едва сводит концы с концами. Но, скорее всего, просто прибедняется. Так сейчас делают многие практичные люди - герои нашего времени...
   Мы сидим в его однокомнатной квартире, которую Саня недавно купил, взяв ссуду в банке. Он необычайно рад этой покупке, поскольку "стал свободным человеком" (опять цитирую его слова). Ещё бы! Собственная квартира - это очень круто. Я тоже мечтаю о такой, но не знаю, заработаю ли на неё когда-нибудь. Наверное, уже не в этой жизни...
   - Пока на дворе лето, думаю, надо развлекаться на свежем воздухе. Давай сделаем рейд по парку, а там - как карта ляжет.
   Собственно, мне всё равно. Лишь бы не лезла в голову Ленка.
   Саня соглашается и открывает новую бутылку пива, а ещё одну протягивает мне.
   - Угощайся, братан. Фирма платит.
   Мы лежим поперёк его двуспальной кровати, пьём пиво и смотрим Муз-Ти-Ви. Там показывают новый клип модной группы "Инстинкт". Две полуобнажённые, сексуальные девицы извиваются на крыше небоскрёба и призывают любить их прямо там, чтобы испытать максимум острых ощущений. Пожалуй, это девиз современной жизни, быстротечной и переменчивой, словно капризная женщина:
   Наслаждайся и спеши получить от жизни всё!..
   После "Инстинкта" звучит знаменитый хит "Чёрный бумер", от которого наше настроение резко улучшается. Мы начинаем подпевать и изображать водителей.
   - Думаю в Москву податься, - говорит Саня, когда кончается клип. - Только там сейчас настоящая житуха. А здесь не те масштабы, нет простора для делового творчества.
   - Шины продавать? - Я саркастически усмехаюсь.
   - Нет, не шины. Есть одна задумка, - уклончиво отвечает он. - Конечно, рискованно, но, как говорится, кто не рискует, тот не пьёт шампанское.
   - Ага, вон на кладбище таких уже много лежит, любителей шампанского.
   - По-твоему, лучше клоуна всю жизнь изображать? Смешить разных уродов?
   - Тоже не выход, - соглашаюсь я. - А что делать? Попробовать ограбить банк? Прикинь, врывается туда клоун с помповиком, и всем весело. Люди сами деньги отдают за такое представление.
   Но Саня не смеётся. Видимо, ушёл мыслями в свою "задумку". Впрочем, мне кажется, у него должно получиться - хватка есть.
   Достаю свой сотовый "Филипс" и скидываю Ленке SMS-ку.
   "Привет, подруга. Как дела?"
   Тут же отключаю "трубу" и прячу в карман. Не хочу сейчас читать ответ, если она вообще ответит. Лучше прочту потом, когда уже буду пьяным. Так проще.
   Саня ставит на пол пустую бутылку из-под пива, присоединяя её к дюжине других.
   - Ну что, по коням? - он гасит телевизор.
   Я чувствую, что "Очаково" подбивает меня на подвиги и приключения. Хочется вечерней романтики и непринуждённого знакомства с какой-нибудь юной студенточкой, умеющей в сексе всё и даже больше. Они ведь теперь почти все такие...
   - По коням, комрад! - звучит призыв моего сотоварища.
   А конь-то у него нехилый - корейский "Киа Спортедж" серебристого цвета. Гнедой железный рысак о четырёх колёсах, пред которым сказочный Сивка Бурка просто меркнет...
  
   Центральный парк переполнен молодёжью. Парни и девушки пьют пиво и водку, танцуют и целуются, радуются жизни. Пожалуй, мы в их возрасте вели себя примерно так же, только у нас тогда отсутствовали такие возможности проводить досуг, какие появились теперь. Что ж, жизнь не стоит на месте. На дворе двадцать первый век! Он подарил новому поколению "мобилы" и "инет", более свободные нравы и практически полное отсутствие морали. Да и мечты теперь стали совсем другие - более заманчивые и красивые. А ведь в двадцать лет всё кажется возможным, потому что ещё присутствует уверенность в своих силах и способностях. Это уже после тридцати приходит некоторое отрезвление и понимание истинного положения дел...
   Заходим в большое летнее кафе-павильон "Антилопа" и занимаем один из немногих пустующих столиков. Саня берёт бутылку водки "Серебров", лимонную нарезку, литровую пачку яблочного сока и пару бутербродов с ветчиной. Начинаем наше маленькое застолье, входя в необходимую для подобного местечка кондицию. Пьём вполне грамотно, наблюдая происходящую вокруг феерию жизни.
   Из больших динамиков в кафе оглушительно врывается энергичная музыка, от которой ноги сами рвутся на танцплощадку. А там уже вовсю "зажигают" сексапильные девушки, вытворяя нечто невообразимое, раскрепощённые алкоголем. Потом я вижу, как среди танцующих вдруг появляется Саня и тоже начинает "отрываться". Быстро опрокидываю в рот очередную порцию "пойла" и спешу поддержать его "огнём и манёвром".
   Скачем вместе с какими-то двумя подружками, блондинкой и брюнеткой, которые, кажется, совсем не против нашей совместной "ламбады".
   - Они одни! - кричит мне в самое ухо Саня.
   Когда только он успел это разузнать? Пожалуй, здесь мой приятель ас. Вот что значит "опыт - сын ошибок трудных". Я так не умею, "не на то учился"...
   Дальнейшее развитие сюжета идёт по классической схеме. Девчонки оказываются за нашим столиком, и у нас с ними возникает не обременённая философией и научными терминами беседа, которую мы подкрепляем ещё одной бутылкой водки. Блондинка Галя и брюнетка Света не отстают от нас по части потребления алкоголя. Чувствуется хорошая подготовка студентов университета. Они окончили четвертый курс, совсем уже взрослые...
   - Доучусь и уеду в Испанию работать, - сообщает нам Света. - У меня там подруга. Звонит периодически. Говорит, неплохо устроилась.
   - И кем же она там работает? - ехидно спрашивает Саня.
   - Говорит, что официантка, ну и, посуду моет.
   - Знаем мы эту посуду. - Мой приятель смеётся. - Наслышаны.
   - Фигня всё это! - Морщится Света. - Ты не прав. Это культурная страна.
   - Ладно, не обижайся. - Я примирительно наполняю стаканчики. - За Испанию.
   Мы снова выпиваем и продолжаем наше застолье. За соседним столиком неожиданно возникает драка. Трое юнцов мутузят одного - валят на пол и начинают бить упавшего ногами по лицу, которое очень быстро превращается в кровавое месиво. Драку никто даже не пытается остановить - все лишь с интересом наблюдают и обмениваются мнениями.
   Подобная жестокость молодёжи и всеобщее равнодушие давно стали нормой жизни и никого уже не удивляют. Наверное, время такое...
   - Вот дебилы, - заплетающимся языком констатирует Света. - Блин, как всё это достало. Уеду в Испанию. Пятый курс только доучусь. А может, вообще брошу на фиг...
   Галя молчит. Она уже пьяна и как-то подозрительно косится на Саню. Водка, как всегда, делает своё чёрное дело, отключая всякую нравственность и раздвигая рамки приличия до вселенской бесконечности. Беспроигрышный вариант!
   Саня намётанным глазом "просекает" ситуацию и хитро подмигивает мне.
   - Ну что, девчонки, поехали в моё логово, - предлагает он. - Продолжим там наш скромный банкет. Обещаю много чего интересного.
   Студентки сразу же соглашаются, и вскоре мы несёмся на лихом корейском "скакуне" по вечернему городу в предвкушении приятного и вполне логического завершения гулянки...
  
   Возвращаюсь домой уже после полуночи, пьяный и весёлый, оставив Саню с двумя студентками в его пустой квартире. Ни о каком сексе там уже не могло быть и речи - девушки настолько перебрали, что падали на ходу. Пришлось нести их на руках на Санину двухспалку. Сам же он устроился на раскладном кресле, как радушный и добропорядочный хозяин. Может быть, утром ему повезёт больше...
   Возле подъезда застаю целующуюся парочку - девчонка с шестого этажа и с ней незнакомый мне пацан. Кажется, им сейчас хорошо, что подтверждает исходящий от них запах конопли. Балуется молодёжь травкой. А что им ещё остаётся делать в нашем слишком неуютном мире? Дяди и тёти, стоящие у горнила власти, как-то позабыли о подрастающем поколении, увлёкшись набиванием деньгами своих кошельков и карманов. Так что, подсказать молодым что-либо умное и стоящее некому, да и некогда. Вот тинэйджеры и развлекаются как могут, а по-другому просто не умеют. Опять же, никто не научил ребятишек хорошему, и пример брать не с кого...
   Квартира встречает меня кипением нешуточных страстей очередного бесконечного телесериала. Но мать смотрит его увлечённо, сопереживая положительным персонажам и ругая отрицательных. Отец храпит на диване, бормоча во сне что-то бессвязное. Он, судя по всему, уже принял своё "снотворное", и ему теперь плевать на все вместе взятые мыльные оперы и их тупые интриги.
   - Опять пил? - спрашивает мать.
   - Ну, немного было, - признаюсь я.
   - Женился бы ты. Четвёртый десяток ведь. Жизнь проходит.
   - Женюсь, когда время придёт.
   - Если будешь пить, оно никогда не придёт.
   - Мам, хорош поучать, - огрызаюсь я. - Ну какая сейчас, к чёрту, свадьба? На какие шиши? И где потом жить? Ты ведь сама всё прекрасно понимаешь...
   - Мы бы с отцом помогли квартиру снимать. Только женись.
   - Всё, хватит! - начинаю раздражаться. - Не доставай. Сам как-нибудь разберусь...
   Прохожу на кухню, достаю из холодильника пачку бифидока и наливаю в стакан. После обильных возлияний этот напиток никогда не помешает. Проверено неоднократно.
   Выхожу на балкон взглянуть перед сном на звёзды. Только они одни ещё остаются в этом мире символом вечной чистоты и непорочности. На них можно смотреть бесконечно долго, мечтая о чём-нибудь хорошем и размышляя о дальнейшей судьбе нашей, человеческой, цивилизации. Интересно, чем всё это кончится?
   Звёзды загадочно подмигивают с недосягаемой высоты. Они словно бы хотят что-то сообщить мне своим завораживающим мерцанием, но я не понимаю их, не могу расшифровать эти космические послания.
   Неужели где-то там, на этих далёких-далёких звёздах, есть жизнь и, может быть, родственный нам разум? Приятно думать, что это так...
   В этот момент в небе вспыхивают разноцветные огни, и где-то в паре кварталов отсюда начинает грохотать. Фейерверк продолжается около минуты, сотрясая мироздание радостной канонадой китайской пиротехники. Опять какие-то богатенькие "марсиане" что-то празднуют, выпаливая в никуда тысячи "лёгких" рублей. Да уж, веселиться они умеют. Что правда, то правда...
   Кто они вообще и откуда взялись в таком неимоверном количестве? Не знаю. Иногда мне кажется, что они действительно марсиане, прилетевшие на Землю из-за перенаселения своей планеты и как-то незаметно оккупировавшие наш мир. По крайней мере, их слова и поступки зачастую никак нельзя назвать человеческими. Они везде и повсюду. Несутся на дорогих "тачках" по городским улицам, не соблюдая правил, стоят в оживлённых местах с табличками "Куплю золото!", сидят по вечерам в ресторанах, небрежно засовывая мятые купюры в трусики полуобнажённых танцовщиц. Их легко можно узнать по одинаковым пугающим выражениям лиц, больше похожих на рожицы жутких бройлерных пупсов, и по абсолютно пустым взглядам, словно бы не видящим всё живое. Эдакие переросшие клонированные эмбрионы, выращенные в каком-то специальном инкубаторе и предназначенные для чего-то крайне нехорошего...
   Иногда они залетают в наш центр на своих летающих тарелках типа "лексус". Для них всегда имеется в запасе заискивающая улыбка охранника или чарующий взгляд красивой продавщицы. Никуда не денешься, сфера обслуживания. Мне проще - я могу спрятать свои истинные эмоции под клоунской маской и слоем грима...
   Ленкин Стас тоже из их числа. Он, как теперь говорится, "поднялся", занимаясь какими-то тёмными делишками. Не удивлюсь, если узнаю, что этот крутой бой-френд "мочил" несчастных пенсионеров за квартиры или был обычным сутенёром, что нынче очень модно и практично.
   Теперь же Стас заделался солидным бизнесменом, имеющим свою небольшую фирму по продаже бытовой и офисной техники и по оказанию технических услуг. Он - самый настоящий герой нашего смутного времени. Именно в таких влюбляются современные Наташи Ростовы и готовы идти за ними хоть на край земли, например, на Бали или в Таиланд, где можно "клёво позажигать". Вот и Ленка туда же...
   Они уже ездили в Турцию и в Египет, исколесили почти весь Крым и отдыхали в Геленджике. Были, видели, посещали...
   Ленка, правда, обижается, что он не хочет свозить её в Париж, но это она зря. Успеют ещё, если только Стаса раньше не взорвут в его белом "мерине" или не пристрелят конкуренты. Они ведь такие, вполне на это способны. Тоже ведь "марсиане"...
   Кстати, Ленка даже как-то раз показывала ему меня, видимо, как некое диковинное чудо-юдо в клоунском наряде. Помню, из машины выглядывали несколько этих инопланетян с наглыми харями и долго ржали, снимая меня на цифровую камеру, а Ленка что-то им там разъясняла. Вот потеха-то была...
   "Я тебя хочу!" - отправляю ей SMS-ку перед тем, как лечь спать.
   "Дурак!" - приходит через минуту ответ.
   Дурак и есть! Клоун и дурак. Потому и ложусь спать один в холодную постель, потому и не имею собственной квартиры и машины, потому и не "крутой". Они-то ведь, эти самые инопланетные выходцы, все очень умные и солидные и если даже совершают что-то очень плохое, то с самым серьёзным видом, а значит, достойны любви и уважения. Такие вот получаются космические пироги с постсоветским ливером...
   Решаю почитать перед сном что-нибудь из любимой фантастики. Беру с полки наугад томик Лема и в очередной раз наслаждаюсь невероятными приключениями Ийона Тихого. Представляю себя на его месте и, убаюканный своей фантазией, засыпаю прямо с книгой в руках.
   Снится какой-то бред, в котором мы с Ленкой высаживаемся на неизвестной планете и там встречаем странных, нелепых существ-аборигенов, похожих на чебурашек. Они принимают нас за богов и приносят нам разные дары, а потом мы почему-то опять оказываемся на Земле и спасаемся бегством от жутких гоблинов, а те гоняются за нами на луноходе с эмблемой фирмы "Мерседес" на борту. В общем, полнейшая чушь...
  

* * *

  
   Лето заключает город в свои нежные, солнечные объятия, дурманя голову ароматом свежей зелени и видом женщин, снявших с себя всю лишнюю одежду. Они идут по улицам, радуя глаз и заставляя мужские сердца биться учащённо, они загадочно улыбаются и волнующе благоухают, они похожи на внеземных существ, которых кто-то специально заслал на нашу грешную планету, чтобы взять здесь всех мужчин в плен без единого выстрела. И, кажется, женщины успешно справились со своей миссией.
   Вот они, гордо идут мимо, победительницы, и очаровательно смеются, слушая глупые шутки и комплименты клоуна-зазывалы. Их боевая амуниция это разные мини юбочки, короткие платьица и джинсы, плотно облегающие красивые фигуры. Всё это явно призвано сражать наповал нашего брата. И сражает! Безжалостно...
   Мой наряд служит мне в этом деле своеобразной защитной оболочкой, придавая смелости и развязности. Без этой клоунской маски и без балахона я бы, пожалуй, вряд ли решился знакомиться на улице - делаю подобное только когда выпивший.
   - Прелестные юные создания, - кричу двум проходящим девушкам, - зайдите в наш райский уголок. Может быть, именно здесь вы найдёте свою судьбу в виде нужной вещи или вкусных продуктов. Спешите, пока вас не опередили другие.
   - Мы потом, - весело отвечает одна из девушек. - На обратном пути.
   - Так вот счастье другие и раскупят!
   - А мы в другом месте найдём.
   Развожу руки в стороны, но девушки со смехом оббегают меня с двух сторон.
   - Удачи в поисках счастья! - кричу им вслед...
   Каламбуры чаще рождаются экспромтом, но и заготовки тоже использую, сочиняя на досуге всякие рифмованные, смешные "зазывалки". Уже набил в этом деле руку.
   - Заходи в товарный рай! Всё, что хочешь, покупай!..
   Вручаю прохожим разные рекламные буклеты и листочки, которыми меня с избытком снабжает наш мерчендайзер Игорь. Кто-то тут же их выбрасывает, не глядя, а кто и читает внимательно. Психология у людей разная - на многих реклама действует безотказно.
   Товары с доставкой на дом!
   Товары в кредит и в рассрочку!
   Товары по сниженным ценам!..
   Пока в этом мире существуют деньги, всё имеет свою цену. А значит, есть продавцы, покупатели и товар. Главное, это иметь много денег, чтобы покупать только самое лучшее. У кого-то их очень даже много...
   Порой чувствую себя ходячим рекламным щитом. Впрочем, иногда ведь на меня действительно вешают большие картонные рекламы - спереди и сзади, и я брожу с ними взад-вперёд вдоль фасада торгового центра, улыбаясь незнакомым людям, словно старым приятелям - маска закрывает только верхнюю часть лица, так что мою улыбку видно хорошо. Мне же нравится наблюдать, какое действие оказывают мои шутки-прибаутки на прохожих, и каждая удачная попытка развеселить их придаёт веселья и мне самому. Так сказать, мы обмениваемся зарядами положительной энергии, и от такого обмена всем хорошо. Наверное, мне следовало пойти работать настоящим клоуном в цирк, чтобы каждый день видеть вокруг себя много смеющихся взрослых и детских лиц. Особенно, детских...
   Возможно, из меня мог бы получиться неплохой ковёрный, например, как Карандаш или Юрий Никулин, чью книгу "И в шутку, и в серьёз" я прочёл в своё время запоем. А когда устаю выкрикивать всякую рекламную ахинею, то просто молча танцую и прыгаю на месте, делая руками приглашающие жесты. Это мне нравится больше, чем "разводить на деньги" потенциальных покупателей.
   Скоро начнутся жаркие дни, и тогда будет тяжеловато подолгу разгуливать в моём клоунском наряде. Но пока что погода щадит меня, да и весь город...
  
   Одна знакомая девушка недавно побывала в Италии. Венеция, Флоренция, Рим... Она показывала фотографии - великолепие старинных дворцов и сияющая чистота аккуратных улиц, картины чужой жизни, мало понятной и непривычной. Но особенно мне запомнилось фото, на котором человек кормил голубей. Голуби в Италии, само собой, внешне ничем не отличаются от наших, только вот прямо на руки садятся, не боятся. И в чём же здесь причина? Что, менталитет у ИХНИХ голубей другой? Вряд ли. Скорее всего, дело здесь в нас самих, в людях. Выходит, итальянцы добрее, чем мы, и птицы это прекрасно знают. Птицы - они ведь далеко не дуры.
   Так почему же мы такие злые и на кого так сильно злимся? Может быть, на самих себя, на нашу глупость природную? Впрочем, у нас и других душевных патологий немало, и они мешают всем нам нормально жить в нашей стране. Причём, количество денег в кошельке здесь никакой роли не играет. Скорее, даже наоборот, только усугубляет дело. Богатым тоже не всегда сладко.
   Когда я вижу машины, стоящие на газонах или перегораживающие тротуары, то испытываю сильное желание взорвать их. Конечно, это тоже злость, но как не злиться, если видишь всюду массовое свинство и тупое хамство, от которого хочется всё время пьяным быть, чтобы не замечать ничего вокруг. Пьяному человеку в России намного легче живётся, это я уже давно понял, на собственном опыте. Наверное, поэтому у нас такое повальное пьянство - люди просто пытаются выжить. Но имеется обратная сторона медали - самые слабые совсем спиваются, превращаясь со временем в жутких человекоподобных существ...
   Возле нашего торогового монстра всегда много голубей. Они бродят здесь стаями, парами и по одиночке, смешно подёргивая головками на каждом шагу. Ходят туда-сюда и косятся на прохожих красными глазками. Ждут, когда кто-нибудь бросит им горсть семечек или орешков. Иногда кто-то из самцов начинает важно дуться, гоняться за голубками и громко ворковать. Интересно наблюдать подобные сценки...
   Какой-то мальчуган лет пяти-шести бежит с диким воплем прямо на стаю, и птицы испуганно разлетаются в разные стороны. Думаю, вряд ли хотя бы один из этих голубей когда-нибудь сядет человеку на руку.
   Молодая мамаша мальчугана везёт корзину, полную покупок, к своей красивой машине.
   - Коля, - недовольно кричит она своему маленькому сыну, - не лезь к ним, они грязные! Я кому сказала!..
   Нет, птицы определённо мудрее людей. И чище...
  
   На первом этаже есть большой синий стенд с фотографиями всех работников центра - "Наша команда". Звучит, конечно, красиво, но на самом деле такой сплочённой команды нет, потому что между всеми постоянно происходят мелкие интриги и крупные ссоры. Кто-то кому-то завидует, а кто-то мечтает занять место сослуживца, чтобы получать более высокую зарплату. Обычное дело для большого коллектива. Я хоть здесь и недавно, но уже всё это прекрасно знаю.
   Почти половина стенда всегда пустует - это вакансии, не занятые должности. Долго ведь никто в этом торговом монстре не задерживается, по всяким разным причинам. Многие очень быстро разочаровываются в зарплате, которую, к тому же, уменьшают систематические штрафы. Если у кого-либо из кассиров обнаруживается недостача, её делят на весь коллектив. То же самое происходит и в случае кражи товара, а воруют покупатели частенько, не помогают даже видеокамеры, установленные в каждом зале. Впрочем, иногда за этим скверным занятием попадаются и наши. Вот так и живём...
   Второй и третий этажи перестают работать в восемь вечера. Эскалаторы и грузовые лифты останавливаются, а лестницы и проходы в залы перегораживаются большими пластиковыми шторами, к которым подключается сигнализация. Внутри закрытых помещений остаются только ночные охранники, вооружённые травматическими пистолетами и электрошокерами. Всё это вполне необходимые меры безопасности в наши неспокойные времена, хотя попыток ограбления пока не было. Но, как гласит народная мудрость: бережёного Бог бережёт.
   И только первый этаж, где находится продуктовый маркет, работает круглосуточно, обеспечивая горожан днём и ночью едой, сигаретами и алкоголем. Конечно же, по ночам люди в основном приходят сюда за водкой и пивом. По себе знаю.
   В семь утра появляется старший менеджер Вика и даёт "добро" на открытие и снятие с сигнализации верхних этажей. Тут же в дело вступают наши ретивые уборщицы, вооружённые пылесосами и швабрами. Они должны навести лоск и чистоту к восьми часам, к открытию, и горе тому, кто не успеет убрать свой сектор. Увольнение последует молниеносно и беспощадно - желающих работать уборщицей всегда с избытком...
   Когда я смотрю на красивые стеклянные стеллажи и зеркальные полки с товаром, то часто вспоминаю советские универмаги и универсамы, по которым любил бродить в детстве. Кажется, это было в какой-то другой жизни и в ином измерении...
  
   - Мы с тобой граждане Галактики, как у Хайнлайна. Помнишь? Давай за это и выпьем. Таких как мы в нашей стране осталось немного.
   Сан Саныч, воодушевлённый собственным тостом, улыбается и залпом осушает пластиковый стаканчик. На стёклах его очков в старомодной оправе появляются капельки пота.
   Я следую его примеру и, кажется, действительно начинаю ощущать себя настоящим гражданином Галактики. Эдакий галактический клоун, стоящий у входа в межзвёздный супермаркет. Космический шут! Круто...
   И всё же, слушать подобное приятно. И вообще, мой собутыльник - это своего рода уникум, помешанный, как и я, на чтении хорошей фантастики. Так что, застолье с ним всегда предполагает приятные беседы.
   - За нас, звездожителей! - распаляется он. - Ведь мы противостоим всем этим вселенским адептам тьмы. Мы последние паладины на этой планете! Рыцари добра и света.
   - Да, свихнувшиеся паладины. Типа того...
   - Не говори так, Олежек, это не мы свихнулись, а весь мир. Но я уверен, что сумасшествие временно. Рано или поздно всё образуется, и все люди станут достойными гражданами Галактики. Вот увидишь.
   - Да уж, увидеть бы...
   Сан Саныч - пришелец из прошлого, неприглядный человек-атавизм на теле современного постсоциалистического общества, стыдливо отводящего свои густо подкрашенные глаза от таких ходячих пережитков, мешающих движению молодой, кипучей энергии. Сан Саныч - это живое напоминание о прошлом нашей страны, и поэтому общество, а точнее, его верхушка, всеми доступными способами старается поскорее отделаться от подобных уродливых атавизмов, чтобы затем легко и свободно шагать вперёд, навстречу новой жизни, богатой и счастливой. Хирургические и косметические операции следуют одна за другой, делая это тело всё красивей и привлекательней, и оно очень быстро и уверенно приобретает необходимый товарный вид, пригодный для любой рекламы. Красивое тело сейчас всегда в цене! Это модно и престижно.
   А поскольку Сан Саныч отлично осознаёт, что из него уже никогда не получится человек-товар и, следовательно, такому "уроду" нет места в той самой новой жизни, ему остаётся только заливать свою социальную ущербность водкой или самогоном в компании таких же анахронизмов. Чем он, собственно, и занимается практически каждый божий день, тем самым, ускоряя процесс всеобщего очищения...
   Он женат на самой обычной уборщице, которая в своей прошлой жизни была учительницей младших классов и прививала детишкам такие устаревшие понятия, как добро и справедливость, любовь и альтруизм. Теперь же всё это признано приевшимися и бессмысленными штампами, не сулящими никакой выгоды и годными разве что для лентяев, не знающих как оправдать свою бедность.
   Ведь новое поколение "марсиан" решительно избавилось от всех подобных штампов, мешающих жить "по понятиям" и делать деньги даже на человеческих жизнях и душах. Зачем же тогда учить такой дребедени своих отпрысков? Логично! Маленькие марсиане ничем не должны отягощать свою новую мораль, иначе вскоре сами превратятся в атавизмы, не способные на великие экономические свершения. Значит, учить их всему ПРАВИЛЬНОМУ и воспитывать должны "люди будущего", чётко знающие, как должно быть...
   У Сан Саныча двое детей - дочь и сын, школьники старших классов. Так уж сложилась его "никчёмная" жизнь - он развёлся с первой женой, оказавшейся конченой стервой, изменявшей ему направо и налево, поздно женился во второй раз и решился таки произвести на этот свет потомков. Теперь у него имеются две быстро взрослеющие проблемы, которые он, по понятным причинам, не может решить и от этого тоже пьёт часто и много, чем делает его проблемы ещё неразрешимее...
   - Ну, Олег, за наше светлое будущее, - произносит новый тост человек-атавизм Сан Саныч. - Кстати, я тут недавно купил новую книгу Лукиных. Здорово...
   Да, забыл сказать, что Сан Саныч работает в нашем товарном монстре инженером по технике безопасности и охране труда, а заодно отвечает за всё электричество, поскольку по образованию электротехник. Он частенько приходит на работу "с душком", за что не раз уже получал нагоняи от старшего менеджера. На прошлой неделе Вика пригрозила Сан Санычу увольнением, но, как мне кажется, его эта угроза не остановит. Слишком глубоко засосала мужика проклятая алкогольная трясина и нещадно тянет ко дну. Жалко мне его, потому как - человек хороший...
   Рабочий день успешно завершён, и можно немного расслабиться. Мы с ним сидим на лавочке во дворе обшарпанной "хрущёвки" и "поддаём на двоих", запивая водку минералкой и закусывая дешёвой колбасой. Бутылка уже почти пуста, и сквозь её стеклянный остов видны муравьи, снующие по некрашеным доскам лавочки. Наверное, этим маленьким трудягам жить намного проще, чем нам, большим разумным людям. Хотя, кто его знает...
   - Нет, ещё не все наши фантасты скатились до откровенной халтуры, - констатирует Сан Саныч. - Кое-кто из авторов пытается писать вдохновенно и глубоко. И всё же, большинство пишет исключительно ради гонораров. Читать тошно про войны чёрных и белых магов и про разных космических суперменов. Крайне мало свежих мыслей и интересных идей.
   Он снимает очки, достаёт из правого кармана брюк коричневый носовой платок и тщательно протирает запотевшие стёкла. Его худое, измождённое лицо задумчиво и серьёзно, словно речь идёт о какой-то важной научной проблеме.
   - Да, - соглашаюсь я. - Тошно. Это точно.
   - Давай выпьем с тобой за настоящее творчество!
   - И за то, чтобы оно было кому-то нужно.
   - За настоящих читателей!..
  
   Мать смотрит с укором и тяжко вздыхает.
   - Ну, а сегодня по какому поводу?
   - Отмечали конец рабочей недели.
   - Да, это серьёзный повод, - грустно произносит она.
   Ощущаю угрызения совести и начинаю злиться на самого себя.
   Отца дома нет - ушёл охранять до утра чужую собственность, офис какой-то фирмы, занимающейся ремонтом и дизайном. Платят ему немного, но зато работа спокойная.
   Прохожу на кухню и достаю из холодильника пару сосисок. Бросаю их в кастрюлю с водой и, пока они варятся, выхожу на балкон. Огни вечернего города всегда действуют успокаивающе и разгоняют тоску, поселившуюся в душе с некоторых пор. Я люблю эти огни с раннего детства, сколько себя помню. Завораживающее зрелище, в котором есть что-то сверхъестественное. За каждым светящимся окном скрывается чья-то жизнь, и что-то происходит - возможно, какая-то драма или трагедия...
   Двор хорошо освещён фонарями. Там ещё шумят детишки, хотя время уже не детское. Подростки что-то бурно обсуждают возле белой "ауди", громко хохочут и матерятся. Знакомая тётка выгуливает своего любимого шпица. Всё как обычно, как всегда. Вполне нормальный вечер. Вчера был точно такой же, а завтра будет повторение сегодняшнего, если, конечно, не произойдёт ничего из ряда вон выходящего. Завтра опять будет то же самое утро и те же сумерки, тот же самый город и давно "задолбавший", глупый мир. Порой мне кажется, что так было уже бесконечное количество раз. Может, кто-то ТАМ, НАВЕРХУ, специально замкнул время в кольцо, чтобы однажды окончательно свести нас с ума. И с прожитыми годами крепнет неистовое желание вырваться в бесконечность Вселенной, чтобы там раствориться в пространстве и исчезнуть навсегда из этой вечной сумеречной обрыдлости. Вот только, как это сделать? Ведь тот, кто всё ЭТО создал, не научил нас самому главному... Должно быть, просто позабыл о таком пустячке в странной спешке сотворения мира. А куда он, собственно, торопился? Кто отвёл этому ДЯДЬКЕ так мало времени для столь грандиозного проекта? Почему всего лишь шесть дней? И какие такие подрядчики установили столь жёсткий срок?..
   И вот, в результате - тюряга, из которой нет выхода, душная темница одинаковых, бесконечно повторяющихся утр и вечеров. Они затягивают как трясина своей похожестью и унылостью, и никто никогда не спасёт из этого житейского болота. Остаётся только смириться и тонуть, тонуть, тонуть...
   Мы отбываем срок на этой планете. Каждому из нас вынесен свой суровый приговор, и обжалованию он не подлежит. Подавать на апелляцию можно, но вряд ли кто-то дождётся ответа. Небесный Судья подозрительно молчалив! Он словно бы чего-то выжидает.
   В этой тюремной реальности нет места красивой, наивной фантазии и волшебству. Вряд ли уличный клоун когда-нибудь превратится в сказочного принца, чтобы отправиться на бал и встретить там свою Золушку. Да и тыква каретой никогда не обернётся. Вот такая получается несмешная буффонада. А впрочем, чем Ленка хуже сказочной Золушки? Да ничем! Разве что, лицо не в саже, но это и не обязательно. Думаю, хрустальные туфельки ей бы тоже очень подошли, хотя, скорее всего, в них будет не удобно танцевать в дискобаре, без которого Ленка, видимо, не мыслит своей жизни...
   Ладно, хватит философии. Пора есть сосиски - они давно уже сварились...
   И всё же, опять набираю её номер и с тоской выслушиваю монотонную и пугающую своей безжизненностью фразу:
   "Абонент отключен или находится вне зоны досягаемости..."
   Где же ты сейчас, моя недосягаемая Ленка? Кто и зачем тебя отключил?..
  

* * *

  
   Утро двадцать первого века врывается в распахнутое окно моей спальни вместе с ранним солнечным лучом, спеша пробудить от сладкого сна и призывая пройтись по улицам и просто порадоваться жизни. Оно несёт с собой свежесть младенца-июня и привычный шум полумиллионного города, почему-то не желающего отдыхать в этот субботний день. Оно бесстыдно забирается в постель, нашёптывая в ухо что-то очень интимное и приятное, щекоча тополиным пухом. Но, не удовлетворяясь содеянным, озорное утро двадцать первого века решает порадовать меня и взволновать, обрушивая из телевизора поток новостей о свершениях человеческой цивилизации...
   Танцующие роботы в Японии...
   Очередной экипаж на международной космической станции...
   Младенец, играющий в шахматы с компьютером...
   Новые генетически модифицированные продукты...
   Любовь по Интернету!..
   Эти новости ошеломляют и вызывают у меня гордость от осознания своей принадлежности к виду Homo Sapiens. Эволюция продолжается! Мы развиваемся, мы движемся вперёд. Быть может, уже совсем скоро реальность превзойдёт самые смелые мечты и прогнозы фантастов. И будут построены эфирные поселения, о которых писал Циолковский, люди поселятся на Луне, Марсе и других планетах, а врачи откроют бессмертие...
   И теперь даже сам город выглядит совсем иначе - более торжественно и нарядно. Он завораживает ослепительной роскошью высотных зданий и обилием яркой, крикливой рекламы. Он приятно тревожит моё сердце соблазнительными летними нарядами красивых женщин, дефилирующих гордо и свободно. Он будоражит разум и чувства, пробуждая в душе неистовое желание жить. Жить в полном достатке и благополучии!..
   И не портят настроение даже нищие у супермаркетов и пьяные бомжи, спящие прямо на траве городских скверов. Потому что утро двадцать первого века умело маскирует их новенькими декорациями Театра Жизни...
  
   Суббота. Сегодня в городе день свадеб. По улицам несутся кортежи дорогих машин, украшенных лентами и гроздьями разноцветных шаров, весело пылающих в лучах солнца.
   Молодожёны спешат начать новую жизнь, клянясь друг другу в вечной любви. И, кажется, сам Город замер, затаив от волнения своё могучее дыхание и радостно наблюдая за нарядными людьми и свадебными церемониями.
   Красивые невесты в белоснежных и розовых платьях возлагают цветы к вечному огню и фотографируются со своими сужеными у обелиска и других архитектурных памятников. Стреляет шампанское и льётся в бокалы, друзья поздравляют новую ячейку общества. Всё очень здорово! Весь мир ликует...
   В этот волшебный день сбываются заветные девичьи мечты о сказочном Принце и загадываются желания. Этот день, конечно же, запомнится молодожёнам на всю жизнь, как бы она не сложилась дальше. А она, эта стервозная дамочка по имени Жизнь, уже готовит сегодняшним женихам и невестам множество разных гадостей и испытаний и потирает свои ухоженные ручки, предвкушая удовольствие от созерцания своих козней...
   Будут семейные скандалы и разводы, будут измены и подлые обманы, будет много ещё чего плохого. Но это потом...
   А пока же счастливые пары ведут друг друга за руки в манящую неизвестность новой жизни, название которой СЕМЬЯ. Им кажется, что всё у них будет хорошо и ничто не омрачит их совместное существование на этой прекрасной планете. Они верят в то, что их любовь никогда не пройдёт. Наивные иллюзии...
   Случайные прохожие улыбаются молодожёнам, а дети смеются и дразнят, ещё не зная, что их самих в будущем ждёт точно такой же день. И яркие, разноцветные шарики летят над площадью, по которой идут женихи и невесты. Сегодня суббота, а это значит, что сегодня надо радоваться и произносить тосты за семейное счастье. Ведь в городе День Свадеб...
   Представляю Ленку в роли невесты. В подвенечном платье она должна выглядеть просто сногсшибательно! А ведь однажды кто-то увидит её такой...
   Иду по Центральному рынку и заполняю спортивную сумку продуктами, нужными для поддержки своей жизнедеятельности. Колбаса, сыр, рисовая крупа, местные овощи и заморские фрукты. Организму необходимы белки, жиры и углеводы! Человек - это сложная биохимическая конструкция, в которой постоянно происходят всевозможные реакции и процессы, а значит, все мы нуждаемся в хорошей пище - вкусной и полезной. Главное, чтобы всегда имелись денежки для покупки этой самой пищи - купюры и монетки...
   Вокруг царит толчея, в которой я чувствую себя чем-то вроде хаотически движущейся микрочастицы. Этакий блуждающий нейтрон, не ведающий, к какому атому приткнуться. Вообще не люблю большие столпотворения и очереди. В них все люди безлики и ничтожны. А ведь каждый человек - это по сути маленькая Вселенная, существующая по собственным физическим законам...
   Купив всё необходимое, уже на самом выходе из рынка, случайно замечаю старика, торгующего деревянными сувенирами. Неосознанное любопытство подталкивает меня к раскладному лотку - там, среди кухонных дощечек и шкатулок что-то пестреет, привлекая моё внимание. Подхожу ближе, и в глаза сразу же бросается деревянный клоун с подвижными конечностями. Улыбающийся, ярко раскрашенный клоун в колпаке! Он чем-то похож на меня самого - такой же смешной и, видимо, такой же жалкий неудачник, ничего не достигший в жизни. Решение созревает мгновенно...
   - Сколько стоит клоун?
   - За стольник отдам, - хриплым голосом отвечает старик.
   Поднимаю на него взгляд и с удивлением разглядываю странный облик и необычные черты лица этого пожилого человека, которому можно дать и шестьдесят лет, и намного больше. В его внешности есть что-то нездешнее, что-то не наше. Это трудно объяснить, но почему-то, кажется именно так. Седые волосы до плеч, широкополая шляпа, суконная куртка причудливого покроя, какие-то диковинные, остроносые ботинки со шпорами - что за ирреальный персонаж? Он явно не поддаётся никакой классификации...
   - Ну что, молодой человек, берёте?
   - Беру.
   Без всякого сожаления отдаю сторублёвую купюру и бережно засовываю клоуна в сумку.
   - Храни вас бог, - бросает мне вслед загадочный старик.
   Сколько стоит клоун? Стольник! Пожалуй, это и есть моя красная цена. Очень даже неплохо. В наше время в нашей стране люди вообще ничего не стоят. Впрочем, кажется, на Руси так было всегда...
  
   Родители уехали с утра на дачу и вернутся только к вечеру, так что я дома один и бездельничаю. Точнее, набираюсь сил. Мало ли что ещё может сегодня произойти. Не исключена какая-нибудь очередная попойка и последующая бурная ночь, что в моей жизни периодически случается. Мне можно, так как семейными узами и супружескими обязанностями пока не обременён. Была бы жена да ещё такая, чтобы никуда не хотелось от неё ходить, тогда другое дело. Но у кого вообще подобная имеется? Пожалуй, у считанных единиц мужского рода. Это редкие счастливцы, которым повезло встретить свою настоящую половину. Впрочем, насколько я знаю, далеко не все из них осознают своё счастье, потому что не упускают случая изменить жене. Ну да бог им судья. В жизни не всё так просто устроено, как хотелось бы. Здесь, пожалуй, каждый случай надо рассматривать отдельно...
   Смотрю телевизор. Кабельное телевидение искушает меня обилием новостей и развлекательных программ. По одному из пятидесяти каналов показывают тусовку наших новоявленных дворян, щеголяющих друг перед другом именитыми титулами и громкими фамилиями. Князья, графы, баронессы... Не могу понять, откуда их вдруг столько свалилось на голову простого русского мужика. Из каких родовых склепов повылазили на белый свет все эти исторические пережитки? Может, восстали из мёртвых, словно вампиры? Или неожиданно обнаружили у себя в скелете белую кость? Умора! Ну и как же мне теперь к ним обращаться? "Ваше сиятельство" или "Ваше высокоблагородие"?
   Дозволь, барин, слово молвить! Не вели казнить!..
   На колени, холопы! Шапки с голов долой и бейте земные поклоны.
   Может быть, помилует...
   Да, кажется, именно об этом они и мечтают, не иначе. Неужто действительно считают себя неким высшим сословием, в венах которого течёт настоящая голубая кровь? На самом деле, что ли, возомнили себя пупами Вселенной, а нас всех считают "смердами" и "быдлом"? Им бы ещё крепостное право вернуть.
   Нет уж, господа псевдоаристократы, дудки вам! Я насквозь вижу вашу истинную сущность! Не примазывайтесь к настоящим русским дворянам. Они навсегда остались в той царской России, которую загубили большевики во главе с бородатым дядькой, а вы - всего лишь очередные самозванцы. Всерьёз грезите о батраках и сенных девках, которых можно безнаказанно тискать под лестницей и нагло совращать? Хотите новую Немытую Россию? Ей богу, смешно! Тоже мне дворянское собрание...
   С интересом разглядываю купленного клоуна. Он действительно на меня похож своей физиономией. Его озорной взгляд и хитроватая улыбка, кажется, адресованы именно мне, в них явно сокрыта какая-то жуткая тайна, которая связывает нас двоих. А может, так оно и есть на самом деле? Может, неспроста этот маленький деревянный человечек попался мне сегодня?
   - А ты как думаешь? - спрашиваю я его.
   Клоун, естественно, не отвечает, но мне вдруг начинает мерещиться, что его глаза оживают и теперь внимательно наблюдают за мной. Что за чёрт?
   Ощутив лёгкий испуг, подношу фигурку ближе к лицу. Да нет, вроде бы, всё нормально. Скорее всего, это просто разыгралось моё воображение. Бывает. И всё-таки, по спине пробегают мурашки. А что, если это какая-нибудь магия? Вуду, например. Тогда надо поскорее избавиться от своей покупки. Пока не поздно!
   Усмехаюсь собственной пугливости и ставлю клоуна на книжную полку у себя в комнате. На этом месте он смотрится очень даже неплохо. Как здесь и был...
  
   Макс и Мишка не какие-нибудь "марсиане", а вполне нормальные ребята. Кстати, почти мои ровесники. Оба, как и я, не женаты. Иногда они собирают дома у Макса компании любителей водки, хорошей песни под гитару и разговоров на вечные темы. Мне нравятся все эти живые люди со светлыми душами романтиков и с добрыми, отзывчивыми сердцами. Таких в нашей стране, к сожалению, с каждым годом становится всё меньше и меньше - вымирают как динозавры или мамонты.
   Я случайно попал в их компанию несколько месяцев назад и рад, что могу теперь время от времени встречаться с себе подобными.
   Сегодня опять - алкоголь, сигареты, гитара, Высоцкий, Цой, Кинчев, Шевчук, Бутусов и мы. И так весь вечер, а потом ещё и ночь... Выпиваем, поём, обсуждаем политику и профессиональный бокс, спорим до хрипоты о нашей истории и о будущем всей цивилизации. И это здорово! Потому что в такие моменты я обычно испытываю особенный душевный кайф и чувствую себя вполне живым человеком, а не рекламным придатком к торговому центру.
   - Хочешь быть передовым, сей квадратно-гнездовым! - поёт Макс, играя на своей классической семиструнке.
   Вообще-то он корреспондент в оппозиционной газете областного уровня. Знает лично многих известных людей города и некоторые специфические подробности их жизни. Неплохо поёт, и сам пишет песни и стихи, в которых, в отличие от тупых, слащавых и прилизанных песенок поп-эстрады, есть что-то настоящее - пронзительное и злободневное.
   Мишка вставляет в компьютер диск со своими прозаическими миниатюрами, и мы имеем прекрасную возможность оценить его лирику и горький сарказм. Для обычного грузчика оптовой базы пишет он очень даже неплохо. Про жизнь, про смерть, про любовь, про всех нас...
   - Бутерброды с Краковской, дамы и господа. Прошу! - Макс ставит на стол, заваленный дисками и черновиками своих "взрывных" статей, тарелку с закуской. - Продолжаем заседание нашего элитного клуба.
   "Дамы" - это потому, что среди нас есть и женщины, а точнее, одна - девушка, особенный человек по имени Женька. Ей двадцать один. Заканчивает через год педагогический по специальности преподаватель истории, хотя по виду совсем ещё школьница. Она любит Грина и Гумилёва, бессонные ночи под гитару и общение с "живыми" людьми. Она презирает всяких "марсиан" и прочих гоблинов, вечно ходит в сильно потёртых и специально прорезанных на коленях джинсах, напрочь отвергая всякий показушный лоск и гламурную лживость, всегда коротко стрижёт свои каштановые волосы. Дерзкая, непокорная и очень даже симпатичная. Такие женщины если и покоряются, то только тому, кого любят больше жизни. Именно из них выходят жёны декабристов, готовые идти за своими мужьями в огонь и воду, на край света и дальше.
   - Мальчишки, давайте выпьем за всё живое и настоящее! - предлагает это юное создание с большими карими глазами и вздёрнутым носиком. - За нас!
   - Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем! - подхватывает Макс и, осушив стопку, вновь берёт в руки гитару...
   Время незаметно переваливает за полночь, и мы несколько утихаем, но всё же решительно настроены на беспощадный бой со всем мировым злом до самого рассвета. Сегодня можно - завтра у всех нас выходной.
   Вспоминаю свои студенческие годы, когда вот так же сидел с друзьями в комнате общаги и выпивал, и пел вместе со всеми под гитару, и радовался жизни, мечтая о чём-то светлом и хорошем. Тогда нам казалось, что совсем скоро начнут сбываться прогнозы известных фантастов, и наступят новые времена - освоения Луны, крушения капитализма и достижения бессмертия. Лично я верил, что именно так всё и произойдёт в самом ближайшем будущем.
   Где теперь те друзья и те мечты? Что осталось в жизни светлого? Разве что, день зарплаты...
   Мы опять много говорим.
   - Хочу книгу написать, - сообщает нам Мишка. - Может, какой-нибудь "Буккер" получу, если повезёт.
   - О чём будет книга? - заинтересованно спрашивает Макс.
   - О нашей долбаной жизни и о нашем поколении. Думаю, должно что-то получится. Пока материал собираю, но уже есть кое-какие наброски.
   - Обращайся ко мне, брат, я тебе такой материал подкину, во! - Макс показывает большой палец. - На две книги хватит.
   - Замётано. - Мишка жмёт другу руку.
   - А про меня напишешь? - вдруг вмешивается в разговор существо по имени Женька.
   - Ну, куда ж без тебя. - Мишка смеётся. - Будешь главной героиней.
   - Только не надо меня там под поезд толкать. Хорошо?
   - Под поезд это слишком пошло, - подхватываю я шутку. - Лучше под джип сказочного принца, который сразу же надевает хрустальную туфельку на ещё не остывшее тело.
   - Дурак! - Женька набрасывается с кулаками на меня. - Зачем мне твои принцы?! Я сама почти принцесса.
   - Ну почему же почти, - в тон ей говорит Мишка. - Самая настоящая. Сейчас мы тебя будем горошиной проверять.
   - Только не это! - игриво верещит она, закрываясь руками.
   Мы все дружно хохочем.
   - Так выпьем же за принцесс. - Макс наливает в стопки очередную порцию спиртного. - В хрустальных туфельках...
   Затем Мишка читает нам свои новые маленькие новеллы, героями которых являются простые люди - дворники и водители маршруток, бомжи и пожилые пенсионеры, студенты и беспризорные дети. Новеллы в основном грустные, как и сама наша жизнь, но слушать их хочется ещё и ещё. Они затягивают магией слова и самим действием, происходящим где-то рядом, а потому знакомым и вызывающим сильные эмоции. Ведь в любой душе всегда вызывает больший отклик то, что творится в родном городе, а не в каком-нибудь там Париже или Лондоне. Зачем нам ИХ проблемы, когда своих выше крыши?
   - Клёво, - выносит вердикт Женька после прослушивания. - Всё так и есть.
   - Да, - соглашается Макс, почёсывая коротко стриженую голову. - Об этом тоже кому-то надо писать. Надоели романы о гламурной жизни богатых и разная чернуха-порнуха в духе Сорокина. Иногда хочется прочесть что-нибудь вроде Шукшина или Юрия Казакова, но в Москве и Питере такое сейчас не пишут и не издают. Не модно. Только здесь, на периферии, ещё остались истинные народники.
   Он усмехается и хлопает Мишку по плечу.
   - И вот, перед нами один из них. Простой, скромный архитектор человеческих душ. Можно сказать, живёт чаяниями народа.
   - Хорош прикалываться. - Мишка поглаживает рукой трёхдневную щетину на своём лице.
   - Да я же вполне серьёзно. - Макс подмигивает другу. - Кстати, могу рассказать новую историю из жизни местных акул капитализма. Все, наверное, слышали про господина Козлюка, владельца сети рюмочных и кофеен? Так вот, недавно с ним приключилось одно интересное происшествие. Поехал он с любовницей на пикник...
   За окном брезжит рассвет. Меня клонит ко сну. Женька давно уже мирно посапывает в кресле, а Макс и Мишка ещё бодрятся - у них закалка ещё та. Я же человек скорее дневной, чем ночной, и предпочитаю вести более-менее нормальный образ жизни, соразмерно суточным ритмам.
   - Ну что, встретим утро доброй песней? - предлагает Мишка, подавая другу гитару. - А то что-то стало скучновато.
   Макс снимает с себя футболку, обнажая мощный, мускулистый торс, поправляет на груди цепочку с серебряным крестиком и проводит пальцами по струнам, проверяя звучание инструмента.
   - О, маленькая девочка со взглядом волчицы! - затягивает он старый хит "Крематория".
   - Это про меня, - сквозь сон бормочет Женька из кресла и улыбается.
   Да нет, никакая она на самом деле не волчица, а скорее, дикая собака динго. Я уже достаточно успел изучить её характер...
   Через открытое окно доносится шум пробуждающегося города - привычные звуки человеческой цивилизации. Где-то там первые утренние троллейбусы спешат по своим маршрутам, а первые редкие пешеходы стягиваются к остановкам и заглядывают в окошки торговых ларьков. Новый день разогревает мышцы перед очередным марафоном бытия.
   Всё-таки, иногда чертовски хочется жить...
  
  

* * *

   Я с трудом выбрался в этот большой и очень неуютный мир, в четыре часа утра, более трёх десятков лет назад, и, как и все нормальные люди, не помню момент своего рождения. Подробности узнал от матери, когда стал совсем уже взрослым дядей.
   В детстве, как и всякий мальчишка, любил хулиганить, но затем, где-то в средних классах, в корне пересмотрел свою жизненную позицию и стал примерным учеником и послушным сыном, за что по окончании школы получил грамоту. Я почему-то внушил сам себе, что обязательно должен вырасти Хорошим Человеком, и длительное время пытался поступать соответствующим образом, а когда это, в силу различных объективных и субъективных причин, не получалось, то мне всегда бывало стыдно. Но стервозная девка по имени Жизнь постепенно выветрила из моей головы всю эту романтическую дурь и заполнила образовавшуюся брешь цементным раствором зрелого эгоизма и чёрствости. Обычная история.
   И всё же, порой меня посещают странные, абсурдные идеи и мысли, и я, поддаваясь им, совершаю логически мало объяснимые поступки. Наверное, где-то глубоко-глубоко в моём подсознании по-прежнему обитают неугомонные духи романтики и бескорыстности. Просто они ушли в подполье, законспирировались, надеясь на то, что однажды вернутся НАШИ. Глупенькие, наивные духи...
   Я родился в стране, которой уже нет, и мои друзья детства теперь живут за границей, в сопредельном государстве Украина. Такой вот получился трагикомический виток истории, отделивший от меня моё детство - оно навсегда осталось там, в странной и мифической Стране Серпа и Молота, где жители всё время пытались сказку сделать былью. Только почему-то в результате быль эта оказалась слишком уж мрачной и тоскливой. Видимо, что-то делали не так...
   Но тогда я, конечно же, ни о чём таком не догадывался, с гордостью носил сначала октябрятский значок, а затем красный галстук и не сомневался в том, что совсем скоро социализм победит на всей нашей планете, и неизбежно наступит великое и прекрасное Светлое Будущее. Именно поэтому и полюбил фантастику, в которой так красиво и правдоподобно описывался грядущий сказочный мир Коммунизма, где нет места никакой классовой эксплуатации, а есть лишь всеобщий созидательный труд и равенство. Я всей душой страстно желал скорейшего сотворения этого удивительного мира и в своих детских мечтах сам стремился к нему, представляя его примерно таким, как в "Туманности Андромеды" Ивана Ефремова или в "Стране багровых туч" Стругацких...
   В том счастливом детстве мы каждую осень ездили "на картошку" и пели "Куба рядом...", летом отдыхали в пионерских лагерях и мазали по ночам друг друга зубной пастой, играли в "Зарницу" и ходили в одинаковой школьной форме, вполне искренне сострадая угнетённому пролетариату капиталистических стран.
   Я был таким, как все, и хотел стать полноценным членом общества.
   Однажды даже пытался вступить в комсомол, чтобы быть в числе передовой молодёжи страны, но, к счастью, не приняли, потому что хотели услышать от меня то, что написано в уставе ВЛКСМ*, а я им вместо этого сдуру начал излагать свои мысли. Но мои мысли оказались никому не нужны, и меня отправили "доучивать". А потом, с благословения генсека Горбачёва, началась великая и беспощадная перестройка, и уже оказался ненужным стране сам комсомол, а его идейные лидеры-комсорги быстренько перестроились в новых буржуа и очень легко отреклись от всех святынь социализма.
   Россию и народ опять предали. Как всегда. Так было уже много раз...
   Когда же мы начнём-таки делать правильные выводы из нашей суровой истории и научимся предателей вовремя распознавать? Пока что не умеем - наверное, в силу своей генетической наивности. И каждый раз искренне верим в сказки, которые так любят сочинять всякие бездушные гоблины и "марсиане".
   Например, в тысяча девятьсот семнадцатом поверили в красивую ложь про то самое Светлое Будущее и ради этого расстреляли царскую семью. А что оказалось на деле? Море крови, страдания народа и партийная элита. Поворачивали реки, распахивали степи, строили гидроэлектростанции и Города-сады, взрывали атомы и запускали в космос собак... А мужик как был бедным, так и остался.
   Вот и в девяносто первом поверили. Пошли за Ельциным на баррикады, повалили памятники вождям, побратались с капиталистами, раздробили огромную державу на "удельные княжества". И что имеем в результате? Всё тот же неаппетитный кукиш для простого народа. И опять - море крови, расцвет криминала и новая элита, которая от своих несметных сокровищ сходит с ума и нам это открыто демонстрирует с экрана телевизора.
   Совсем обнаглели нынче "проклятые буржуины" - может быть, потому, что среди нас слишком много стало Плохишей, а Мальчиша Кибальчиша всё нет да нет...
  
   Захожу в "Книгомир" взглянуть на новинки фантастики. В который раз пытаюсь отыскать среди полчищ книг про звёздные войны, что-нибудь действительно стоящее, вроде "Лунной Радуги" Павлова. Хочется задуматься о чём-то важном и с головой погрузиться в удивительный мир чужих фантазий. Хочется испытать нечто невероятное и постичь немыслимое, раскрыть все великие тайны Мироздания и самому стать космическим Разумом.
   Когда-то я увлёкся чтением фантастики и понял, что заболел этим жанром навсегда. Но в те годы подобная литература была дефицитом. Мне приходилось с упорством безумца слоняться по барахолкам и букинистическим магазинам, отыскивая там томики Жюля Верна, Уэллса, старые номера "Техники молодёжи" и других журналов. Это стало моей почти естественной потребностью. Именно в фантастике я находил всё, в чём нуждалась моя душа.
   Шекли и Азимов, Кларк и Саймак, Беляев и Казанцев уносили меня в будущее и в далёкий-далёкий космос, населённый разными причудливыми существами. Вместе с их персонажами я открывал и исследовал иные миры, смело шёл на контакт с братьями по разуму и жертвовал собой ради спасения инопланетян. Я был звёздным странником и посланником земной цивилизации, и жил во имя высшей цели...
   Потом настали другие времена, и на прилавках появилось множество книг в завораживающих обложках. Наступила эпоха Головачёва, Михайлова и Перумова, вслед за которыми книжный рынок наводнила продукция быстрых сочинителей, умеющих накрапать объёмный роман за два-три месяца. И однажды я с грустью осознал, что почти потерял интерес к фантастике, утратившей свою изюминку - полёт и глубину мысли. Читать многочисленные тома халтурной макулатуры, создаваемой только ради гонораров, стало скучно и бессмысленно. Даже мэтры скатились до написания такого чтива, которое ничем не потрясает разум и душу.
   С унынием смотрю на книжные полки. Новые серии, новые имена. В глазах рябит от названий. Кажется, опять уйду отсюда ни с чем.
   - Не выбрали? - участливо спрашивает молоденькая работница магазина.
   Разочарованно качаю головой.
   - К сожалению, книг не нашёл.
   Она растерянно смотрит на меня, явно не понимая, о чём это я...
  
   Просматриваю дома "Рекламу", в надежде найти там объявление с предложением подходящей работы. Понятное дело, в экспедиции никто не зовёт, а если и позовут, то, скорее всего, не меня - за неимением опыта работы по специальности. Жаль. С удовольствием отправился бы куда-нибудь на Таймыр или на Камчатку. Куда угодно, хоть к чёрту на кулички, лишь бы вокруг было поменьше людей. Что-то стал я уставать от общения с себе подобными, да и вообще, надоела бестолковая, городская суета. Хочется на время сменить обстановку.
   Махнуть на необитаемый остров, а вместо Пятницы взять с собой Ленку!..
   Ленка... Ну вот, опять не дают моей душе покоя твои синие очи, опять о тебе думаю. Уж не влюбился ли ненароком? Этак, пожалуй, скоро начну стихи писать и изводить себя всякими глупыми мыслями. Такое со мной уже однажды было... давно, в прошлой жизни. Помню, всё хотел тогда кому-то что-то доказать и чего-то добиться. Страдал... Всё, хватит! Глупое это занятие. Если и существует в нашем мире любовь, то какая-то неправильная и совсем не такая, как в книжках описывают. Прав был Печорин, тысячу раз прав! Если даже подлецы и убийцы достойны любви женщины, тогда что такое вообще ЛЮБОВЬ? Получается, что это просто очень удобное прикрытие для разных душевных патологий, и не более того. В каждом случае надо разбираться отдельно и искать скелеты в шкафах. Думаю, они там обязательно найдутся - спрятались, костлявые, и сидят тихонько в темноте, подглядывая в замочную скважину за "любимыми".
   - Я его люблю не за что-то, а потому что, - с вызовом заявляет почти каждая женщина. - Это необъяснимо...
   Смешные заявления! Здесь явно что-то не так. Либо голый расчёт, либо душевная болезнь. Наверное, мне стоило бы выучиться на психиатра. Кажется, эти товарищи знают о нас, людях, чуточку больше и способны всё объяснить. Или только делают вид?..
   Требуются бухгалтеры, менеджеры, водители, сварщики, программисты, бармены...
   Угораздило же пойти учиться на геолога! А всему виной, опять же, духи романтики, обитающие в моей непутёвой голове. Видимо, уже никогда мне от них не избавиться.
   Впрочем, были в моей трудовой биографии и славные будни - работал в арматурном цехе на точечной сварке металлических каркасов. Но сделать карьеру рабочего помешал период "Ельцинского развала страны", когда стали закрываться фабрики и заводы, а люди оттуда ушли в полукриминальный бизнес и куда глаза глядят.
   Потом начались мыканья в поисках заработка и лучшей доли. Поработал продавцом в коммерческих ларьках, но очень быстро понял, что это не моё. Попробовал себя каменщиком и дорожным рабочим, дворником и курьером и теперь, похоже, достиг пика своего карьерного роста...
   Требуются юристы, монтажники, официанты, механики...
   Только вот, клоуны почему-то никому не нужны. Неужели никто не хочет, чтобы всегда было весело?
   Вновь разглядываю свою вчерашнюю покупку. Или это он, мой деревянный собрат, разглядывает меня? Собственно, а кто сказал, что я чем-то лучше его? Ещё неизвестно, кто из нас двоих живой и настоящий. Ведь всё относительно.
   - Не хочешь поменяться телами? - спрашиваю вдруг я. - Хотя бы на время.
   Он молчит, но по его глазам вижу, что моё предложение явно заинтересовало этого игрушечного клоуна. А что, почему бы и нет? А вдруг, он сумеет добиться в этой жизни чего-то большего? Пусть попробует.
   - Если надумаешь, скажешь.
   Возвращаю его на книжную полку и продолжаю изучать газету. Как обычно, здесь имеется с десяток объявлений об оказании интимных услуг.
   "Ночной рай"... "Сказка для взрослых"... "Отдых для мужчин"... "VIP-услуги круглосуточно"... "От заката до рассвета"... "Эскорт визит"...
   Расценки составляют около 1000 рублей в час (или со скидкой на всю ночь). Что ж, видимо, данная "коммунальная" услуга в городе очень востребована, потому что в каждом объявлении указано о наборе девушек с предложением хорошей зарплаты. Странно, что правоохранительные органы упорно не замечают все эти объявления. Возможно, милиция занята более "серьёзным" делом - гоняет несчастных старушек на уличных рынках и героически обирает пьяных. Некоторые милицейские патрули дежурят по вечерам и ночам прямо у магазинов и забегаловок, очевидно, высматривая там "особо опасных преступников".
   Говоря словами классика, наверное, "всё это тоже кому-нибудь нужно"...
   Требуются начальники!..
   Нет, никогда из меня начальник не получится, это точно. Иногда мне кажется, что это какие-то специально выращенные в пробирках люди, которые всегда уверены в своей правоте и стоят на более высокой ступени эволюции. У них всегда очень важный вид и строгий взгляд, они любят покричать и дать какое-нибудь невыполнимое задание. Они любят, когда подчинённые жалуются им друг на друга и рассказывают обо всём, что творится в коллективе. Я же всего этого не умею, да и добрый слишком.
   Требуются грузчики, разнорабочие, расклейщики объявлений...
   А вот это как раз для меня! Говорят, работа должна приносить человеку радость, моральное и материальное удовлетворение. В идеале...
  
   Сижу с бутылкой "Старого мельника" на лавочке у подъезда. Вечер умело маскирует свою хандру свежим ветерком и плывущими по небу облаками. Ему проще, я так не могу.
   Во дворе происходит обычное шебаршение жизни, повторяющееся изо дня в день по одной и той же схеме. Небесный программист, кажется, что-то ТАМ не доработал и плохо протестировал перед запуском свой продукт. Как-то уж очень всё корявенько, постоянно происходят системные сбои. Или, может быть, это некий всемирный вирус корёжит Программу, вызывая разные глюки и зависания. Но сама задумка-то вроде была неплохая...
   Подходят наши дворовые пацаны. Привет, дядя Олег, здороваются они.
   Им по пятнадцать-шестнадцать лет. Конечно, для них я "дядя". Странно, но не хочется считать себя взрослым. Наверное, это своего рода защитная реакция мозга. Ведь ещё совсем недавно сам был таким же, как они, и совсем не замечал движения стрелок Времени. А теперь со всевозрастающим страхом слежу за ними. Как же быстро они перемещаются по циферблату жизни. Замедлить бы хоть немножечко их неумолимый ход, а то ведь полночь всё ближе и ближе.
   Да, ребятишки, половина пути уже пройдена, а оглянуться не на что. За спиной лишь что-то мутноватое и неуклюжее. Обидно как-то...
   У соседнего подъезда сидят старики и живо обсуждают последние мировые события, ругают Буша и Тони Блэра, вспоминают времена Советского Союза, когда "нас все боялись и уважали".
   - Хрущёв бы им сейчас показал Кузькину мать, - говорит один из стариков.
   - Да, пора бы уж, - соглашается другой. - А то совсем обнаглели. Югославию разбомбили, в Ираке сколько уже народу набили, Саддама повесили, с ракетами к нам подбираются.
   - Ничего, вроде как, наше руководство зашевелилось. Начали армию деньгами поддерживать. Поняли, видать, что лучше свою кормить, чем чужую.
   - Дай-то бог...
   Смотрю на них и пытаюсь представить себя в таком возрасте, если, конечно, доживу. Неужели и я точно так же буду сидеть во дворе на лавочке и кого-то ругать? Эй, ты, Хакер Небесный, в этом и есть суть твоей недоделанной Программы? И ничего больше? Ну, давай тогда вместе посмеёмся, хотя слово "лопата" никто не произносил.
   Пью пиво и слушаю разговоры пацанов. Новое поколение стремится идти в ногу со временем, их интересы - машины, сотовые телефоны и журналы вроде "Э-сквайр", где завлекательно рассказывается о красивой жизни богатых. Новое поколение жадно впитывает всю подобную информацию, чтобы знать, КАКИМ надо быть. Им известно многое такое, о чём мне даже невдомёк. Они знают на память, какие часы носит Бил Гейтс, и какой одеколон предпочитает Том Круз, сколько яхт у Люка Бессонна, и на чём спит Майкл Джордан.
   Наверное, так и должно быть, всё правильно. Кто сказал, что быть богатым плохо? К чему ещё стремиться им, людям будущего, на что ориентироваться? Я их прекрасно понимаю, да и сам не прочь хорошо одеваться и в полной мере пользоваться современными благами цивилизации. Вот только, одной моей зарплаты для этого маловато...
   - Батя смартфон взял, - делится своими новостями один из пацанов. - Сименс. Крутая вещь. Функции почти как у компа. Экран большой, удобно вэб-сайты просматривать. Пятьсот двенадцать мегов памяти.
   - Да, нехило, - соглашается кто-то из его приятелей.
   - А я вчера операционку снёс, - говорит третий. - Задолбался с вирусами воевать. В городской сети их валом. Надо найти качественную версию Касперского или что-нибудь покруче.
   - Купи лицензионку.
   - Дороговато.
   - А дешёвые все отстойные...
   Они начинают спорить на разные компьютерные темы, затем звонят какой-то знакомой девушке и уходят к ней в гости. Я остаюсь на лавочке один.
   Сижу, пью пиво. Мне сегодня идти некуда...

* * *

   Разгружаем очередную партию товара - коробки и ящики с водкой, пивом, чипсами и загадочными крабовыми палочками, о существовании которых сами крабы даже не подозревают. Работаем быстро и аккуратно - за каждую разбитую бутылку у виновного тут же вычтут из зарплаты. Вообще, за любой "косяк" в нашем Центре принято расплачиваться рублём. Весьма эффективная система наказания. На этом простом принципе строится весь мир капитала - деньги делают деньги, и за всё надо платить. Допустил оплошность - плати! Конечно, за грубые нарушения сразу выгоняют, а вот за разные мелочи можно отделаться и штрафом.
   - Пойдём, поможешь, - говорит мне Вика, которая сегодня за главную.
   Во время отсутствия коммерческого директора она имеет право принимать решения. Как говорится, большой человек! Да она, к тому же, и по комплекции не маленькая, при теле, хотя толстушкой её не назовёшь - фигура вполне ладная и аппетитная. Настоящая русская баба! Ей что-то около тридцати, но замужем пока ещё не была. Говорит, что сначала хочет стать материально независимой, а уж потом найдёт себе достойного спутника жизни. Деловая и целеустремлённая. Такие женщины в наше сумбурное время могут достигнуть больших высот. Чего ей и желаю...
   Заходим с ней в одно из складских помещений технического корпуса. Здесь всё заставлено большими картонными ящиками с различной хозяйственно-бытовой продукцией - мылом, шампунем, зубными щётками, бритвами.
   - Там есть сейф. Хочу до него добраться, - поясняет мне Вика, показывая изящным, ухоженным пальчиком на ящики. - Будь добр, помоги.
   При этом она как-то странно на меня смотрит, но я стараюсь не придавать значения её взгляду, вполне понимая, что всё ЭТО неспроста.
   Мы начинаем вместе передвигать ящики, прокладывая себе путь к заветному сейфу. Интересно, она мне покажет его содержимое или будет одна любоваться сокровищами буржуазии?
   Минут через двадцать искомый объект предстаёт перед нами во всей своей металлической красе - почти в человеческий рост, матово-серый, с двойным ригельным замком. Чудо чудное, диво дивное! Не удивлюсь, если в нём хранится Кащеева смерть, сердце дракона или злато троллей.
   - Я больше тебе не нужен? - Нарочно произношу эту фразу как можно многозначительней.
   Вика внимательно разглядывает моё лицо, затем неожиданно дарит мне ласковую улыбку.
   - Нужен, дурачок, - тихо говорит она и смущённо отводит в сторону глаза.
   Её руки быстро и уверенно расстёгивают мои джинсы и забираются в "святая святых". Она прижимает меня спиной к коробам и неистово целует. Я буквально задыхаюсь от этих стремительных ласк и цепенею, не зная, как вести себя дальше. А Викины пальцы творят настоящие чудеса, пробуждая во мне нечто вулканическое и очень приятное. Признаюсь, не ожидал, что наш старший менеджер способна на такое. А впрочем, внешний вид человека очень часто бывает обманчив. Как говорится, в тихом омуте черти водятся.
   - Ну, что же ты? - пылко шепчет она. - Не стой как памятник.
   Получив установку на действие, я поспешно расстёгиваю её синюю, рабочую блузку и обнаруживаю там нежную, трепещущую плоть, радостно бросающуюся мне навстречу. Эта плоть лишает меня рассудка и вызывает неудержимое желание уподобиться грудному младенцу и жадно хватать её ртом и руками. И вот, младенец-переросток припадает губами к одному из самых удивительных и совершенных произведений природы - к женской груди. И весь окружающий мир перестаёт для меня существовать в этот грандиозный момент бытия. Исчезает всё - торговый центр вместе с его персоналом, город со всеми жителями, планета и даже вся Галактика.
   Остаёмся только мы вдвоём - я и Вика. Мы парим в космической пустоте и постепенно растворяемся в её беспредельности, познавая сразу все тайны Мироздания. Летим! Летим, и уже не так важно, куда и зачем.
   Я превращаюсь в пульсирующий сгусток разумной жизни и наполняю этой жизнью соседнюю микровселенную, сея в ней семя разума. А она трепетно и благодарно принимает от меня это драгоценное семя, чтобы затем, через определённое природой время, на свет появилось новое разумное существо...
   Поддавшись древним инстинктам, мы очумело наслаждаемся друг другом, и у нас это получается ничуть не хуже, чем в голливудских фильмах...
   Вика тяжело дышит и гладит мою голову, по-детски улыбаясь своим мыслям. Её тёмно-русые волосы размётаны по обнажённым плечам. Она похожа на нимфу с роскошным телом, и я опять чувствую нарастающее возбуждение. Но, видимо, хорошего понемногу.
   - Ну всё, хватит, иди, - строго говорит старший менеджер. - Спасибо за помощь.
   - Не за что. - Я пожимаю плечами и покидаю склад, заправляясь на ходу и стараясь успокоиться.
   Перед глазами ещё долго раскачивается большие груди Вики с крупными, вызывающе торчащими сосками. Затем я вспоминаю о сейфе. Что же всё-таки в нём сокрыто от посторонних глаз? Какие такие несметные богатства?
   Похоже, остаток рабочего дня будет тянуться невыносимо долго. Сейчас бы лучше пробежаться босиком по тёплому асфальту тротуаров, как когда-то в детстве...
  
   Захожу в интернет-кафе полетать часик-другой по виртуальной Вселенной, не менее удивительной и разнообразной, чем настоящая. ТАМ есть всё, что душе угодно. Развлечения и бизнес, общение и знакомства, а так же море всевозможной информации - вот что такое "инет". В нём происходят жаркие дебаты на любые темы, устраиваются аукционы, сетевые игры и творческие конкурсы, что-то постоянно рекламируется, продаётся и покупается, бурлит своя, невидимая постороннему глазу, вполне насыщенная и по-своему любопытная жизнь. В общем, это круто!..
   Как обычно, беру бокал пива и сажусь за "комп". Тут же духи "коннекта" переносят меня в мир, находящийся по ту сторону экрана монитора. В нём обитают странные, чудаковатые люди, у которых вместо имён и фамилий есть "ники", "логины" и пароли. Эти обитатели Мировой Паутины проводят большую часть своего времени именно здесь, "тусуясь" в чатах и на различных форумах, где можно обсудить буквально всё, начиная от политики и экономики и заканчивая сексом и каким-либо личным увлечением. Они практически живут в Сети и уже не могут жить иначе.
   Интернет очень быстро сумел сделать то, что было не по силам никаким идеологам и вождям. Порталы, сайты, поисковые системы, модераторы, программисты, вэб-дизайнеры - так же привычны для нас, как зубная щётка и чайник.
   На дворе двадцать первый век, господа! Открывайте шире двери и впускайте к себе домой новинки научно-технического прогресса. То ли ещё будет...
   Просматриваю мировые новости и жёлтую прессу о жизни звёзд нашего шоу-бизнеса, ищу во всё ведающем "Яндексе" информацию о новинках фантастики, слоняюсь по улицам виртуального города Кибер-Сити в поисках девушки своей мечты. А вдруг, случайно повстречаю её там? А вдруг, в этом призрачном городе обрету свою настоящую любовь? Пусть хотя бы такую...
   Спустя два часа с грустью покидаю Интернет-кафе и оказываюсь на вполне реальной улице, более привычной, но менее приветливой и не такой манящей, как ТЕ. Шум окружающего мира постепенно возвращает моё сознание к действительности, заставляет вновь принимать её законы и "понятия". Но не хочется! Совсем не хочется.
   Наверное, потому что я знаю об этом мире слишком много плохого, несмотря на все его старания маскироваться под добрячка. Но я-то видел его истинное лицо, и оно мне очень не понравилось. Скорее даже, это и не лицо вовсе, а жуткая морда неведомой твари...
   Домой идти нет никакого желания. Там, конечно же, опять пьяный отец материт наших политиков и олигархов, обвиняя их во всех смертных грехах. Эту картину я видел уже много раз и порядком устал от неё. Снять бы квартиру или комнату в какой-нибудь общаге, чтобы жить отдельно, но такой возможности у меня пока что нет.
   Брожу по городу и наблюдаю жизнь, происходящую вокруг меня. С интересом разглядываю молодых мам, гуляющих с колясками, и по их лицам пытаюсь определить, счастливы ли они. У некоторых это счастье хорошо заметно по сиянию глаз, но далеко не у всех.
   В мысли начинает робко пробираться Ленка, но затем её образ неожиданно заслоняет обнажённое тело Вики, и я испытываю лёгкое волнение от приятных воспоминаний. Что же это такое у нас сегодня произошло? Вот уж не ожидал от неё ничего подобного. А впрочем, наверное, любая одинокая женщина иногда нуждается в выплеске своих чувств - даже самая строгая и деловая.
   Ну а я, видимо, послужил подходящим объектом для такого выплеска, и не более того. Всё просто и вполне объяснимо...
  
   Мобильник оповещает меня "Чёрным бумером" о том, что звонит Саня.
   - Здорово, капиталист, - приветствую приятеля.
   - Скажешь тоже. Какой я к чёрту капиталист?
   - Ну, не прибедняйся. На красную икорку денежки-то имеются?
   - Разве что по праздникам.
   - Понятно. Есть предложение?
   - Не сейчас. Завтра уезжаю в Германию. Будем машину перегонять. Решил вот позвонить перед дорогой. Мало ли что...
   - Тогда желаю удачной поездки.
   - Спасибо.
   - Смотри, не потеряйся там.
   - У них не потеряешься. Я однажды на развязке застрял, не знал куда свернуть, так полицейский остановил движение на нескольких полосах и поехал впереди меня, показывая дорогу. Вот это сервис...
   - Да, с культурой у немцев всё в порядке.
   - Не то слово. Каждый раз после поездки несколько дней привыкаю к нашим городам. Ты прикинь, у них даже после дождя грязи на улицах нет... Ладно, бывай, брат. Вернусь примерно через неделю.
   - Привет там бюргерам!
   - Передам обязательно. - Саня смеётся на том конце линии. - Может быть, позвоню оттуда.
   - Буду рад...
   Отключаю сотовый и пересчитываю свои финансы. Негусто, конечно, до зарплаты должно хватить. Жить можно.
   Сижу в кресле перед письменным столом и рассеянно смотрю на деревянного клоуна. Он, кажется, улавливает моё желание услышать сейчас ещё один звонок, а я действительно очень сильно этого хочу.
   Или позвонить ей самому? Нет, не стану. Нельзя раскисать и превращаться в размазню. Мы - люди маленькие, но гордые, подождём. Надеюсь, Ленка в ближайшее время на Марс не собирается...
   Из соседней комнаты доносится недовольное ворчание отца. Он, как всегда, в своём амплуа. На этот раз достаётся беглому олигарху и спецслужбам, которые почему-то никак не могут "достать" его в Туманном Альбионе.
   - Да взорвать его на хрен! - громко предлагает отец. - А то всё нянчатся с ним чего-то.
   Что ж, возможно, в его словах и есть какой-то смысл, не знаю. Или, может быть, этот богатый дядечка кому-то ещё здесь нужен? Тогда кому? Во всяком случае, не мне, не Ленке и не Сан Санычу...
   Перед сном решаю почитать Лема. К примеру, "Кибериада" сейчас будет весьма кстати, настроение подходящее.
   Беру книгу и падаю на кровать. Клоун внимательно наблюдает за мной с книжной полки. В его неестественно живом взгляде проглядывается некая тайна. Не иначе, этот паренёк что-то задумал. Знать бы, что именно...
  
   Просыпаюсь от странных ощущений во всём теле и несколько минут лежу с открытыми глазами, пытаясь понять, что со мной происходит.
   Сквозь узкую щель между шторами с окна сочится серебристый лунный свет, из-за чего комната кажется искажённой в пропорциях и не совсем моей. В этом странном свете моё тело тоже выглядит несколько необычно, и я внимательно разглядываю свои торчащие из-под одеяла конечности, в которых ощущается лёгкий зуд. С ними явно что-то не так, но я не могу понять, что именно.
   Пробую поднять и поднести к лицу одну руку, затем другую. Они двигаются не совсем правильно и как-то тяжеловато, словно их подменили. Это меня несколько настораживает и пугает. Я сажусь на кровати, полностью откидываю одеяло и с интересом разглядываю себя.
   Что за дьявольщина?! Тело и в самом деле как будто не моё - оно явно изменило свои пропорции, а ноги выглядят неестественно прямыми и скорее напоминают ходули. От такого зрелища испуг усиливается.
   Встаю и, балансируя с помощью разведённых в стороны рук, прохаживаюсь взад-вперёд по спальне, начиная уже отчётливо осознавать, что со мной действительно произошли необъяснимые перемены. Но весь ужас и весь истинный масштаб этих перемен доходит до моего сознания только, когда я зажигаю в комнате настольную лампу и смотрю на своё отражение в зеркале на двери платяного шкафа. Я вижу вместо давно надоевшей рожи физиономию того самого клоуна, которого купил на рынке. Ярко раскрашенный чьей-то умелой рукой, он глупо улыбается мне из зеркала, словно самый последний кретин. Этот клоун конечно же, я сам, непонятным образом превратившийся в жутковатую, уродливую пародию на человека. Бочковатый красный нос, всклокоченные волосы-стружки, дурацкая клетчатая кепка, надетая задом на перёд... Ну и вид!
   Мне вдруг становится смешно. Возникает желание тыкать в своё отражение пальцем и громко хохотать, и я сдерживаюсь с большим трудом.
   - Кто же тебя таким выстругал? - спрашиваю сам себя. - И зачем? Неужели лишь для того, чтобы веселить других идиотов и развлекать разных гоблинов? Неужели только для этого?
   - А сам-то как думаешь? - неожиданно спрашивает меня отражение. - Ведь я это ты и есть, а значит, мы должны мыслить и ощущать этот мир одинаково. Ты ведь давно уже превратился в безмозглого клоуна, только боялся себе в этом признаться. В лучшем случае, годишься на растопку, вместо дров.
   Я понимаю, что ярко размалёванный парень в зеркале стопроцентно прав. Видно, написано мне на роду, быть клоуном до самой смерти, а может, и после неё, если существует загробная жизнь. Буду потом потешать своими прибаутками каких-нибудь херувимчиков в раю... или, скорее, чертей, пока те будут жарить меня на сковороде. Представляю, какое получится шоу! В общем, так или иначе, но это моя судьба, фатум...
   Я корчу перед зеркалом разные идиотские гримасы, и моё отражение делает то же самое. Деревянный клоун решил посмешить сам себя, и, кажется, у него это неплохо получается...
   Конечно же, это всего лишь сон! Страшный, ненормальный сон.
   А днём я опять превращусь в клоуна, только уже в настоящего и вновь буду зазывать прохожих разными шутками и каламбурами. И так весь день. Всё как обычно...
   Только у нас вы получите маленькое бытовое счастье!
   Только в нашем торговом центре вы найдёте свою радость!
   Мальчики и девочки, скорее ведите своих мам и пап в наш товарный рай!
   Покупайте!..
   Ну а я вам сострою какую-нибудь смешную рожу и изображу из себя полного идиота. Лишь бы вы заходили и покупали. Я весёлый, безмозглый клоун, выструганный из куска дерева. Ха-ха-ха!..
   Но временами почему-то очень хочется повеситься прямо в этом рабочем наряде. И пусть потом мимо раскачивающегося в петле клоуна-зазывалы идут прохожие и смеются, глядя на его ярко раскрашенное лицо с вывалившимся синим языком. Думаю, это будет весьма забавное зрелище. Прямо умора!..
  

* * *

  
   Сегодня наши бравые охранники Федюня и Васёк героически пресекли попытку кражи - задержали старушонку с пачкой масла под кофтой. Похоже, они посчитали это чуть ли не подвигом - вид у обоих гордый и надменный. Стоят и решают, что делать с преступницей.
   - Сыночки, простите Христа ради, - лепечет похитительница масла. - Чёрт попутал. Отпустите вы меня, дуру старую. Дома есть нечего совсем...
   - Ты, бабка, вешай лапшу кому-нибудь другому, - хладнокровно произносит Федюня, похожий на телка-переростка, потирая свою бычью шею. - Или за лохов нас держишь?
   - Милицию надо вызвать, - подсказывает кто-то из продавщиц. - Знаем мы этих воровок. Они ещё не такую историю расскажут, чтобы разжалобить.
   - Простите меня, непутёвую, - бубнит старушка, теребя концы засаленного платка, покрывающего её седую голову. - Маслица мне захотелось. Не удержалась. Не надо милицию, родненькие. Я за вас молиться буду.
   - На хрен мне твоя молитва нужна? - басит шкафоподобный Васёк. - Что я с ней делать буду? Её даже в банк не положишь, молитву твою.
   Мне становится жалко бабулю, но я не знаю чем ей можно помочь в такой ситуации. Скверное дело.
   Подходит Палыч и хмуро выслушивает охранников, не глядя на воровку. Он сейчас напоминает строгого судью из телевизионного шоу. Какой же будет приговор?
   - Простите, соколики. - На глазах старушки слёзы. - Маслица бабушке захотелось... Не надо милицию. Я могу полы помыть.
   - Где масло? - спрашивает Палыч.
   Васёк протягивает ему пачку, и начальник охраны отдаёт кассирше два червонца.
   - Пусть идёт, - сухо говорит он и удаляется в другой конец зала.
   И всё. Финал. Собравшиеся вокруг зеваки любопытно смотрят на бабку, бережно прижимающую к груди заветное масло. Старушка с недоумением озирается по сторонам, словно не веря в происходящее.
   - Спасибо, милые, - едва слышно бормочет "преступница". - Спасибо, касатики. Маслица захотелось... не сдержалась. Помолюсь... помолюсь за всех вас.
   Она часто кланяется и пятится к выходу. Охранники, насупившись, наблюдают за ней, молчат. Федюня играет желваками на скулах, выказывая досаду. Ещё бы! Подвиг сорвался, облом.
   А Палыч - молоток! Если честно, я от него такого не ожидал, хотя всегда знал, что он неплохой мужик. Видно, крепко засела в нём "ментовская" душа и время от времени даёт о себе знать. Он не из тех ментов, которые старушек на рынках гоняют и у пьяных деньги из карманов вытаскивают. Он - тот самый, про кого советские фильмы снимали, настоящий...
   Вскоре ничто уже не напоминает о недавно разыгравшейся сценке, жизнь торгового центра входит в привычный ритм. Каждый занят своим делом, и я, напялив на себя клоунский "прикид", выхожу на улицу.
   Товарищи взрослые, купите своим детишкам постельное бельишко!
   Не забыли ли, случайно, вы купить электрочайник?..
   Деньги правят этим миром! Хотите кушать масло, платите!..
   Если денег нет в кармане, наш кредит тебя приманит!..
   Ставьте акценты на низкие проценты!..
   Да, приходится врать. А что поделаешь? За враньё в наше время хорошо платят. Убедительные вруны высоко ценятся и везде нужны в эпоху развивающегося капитализма. А сколько их среди политиков?
   Решившихся приобрести что-либо в кредит уже ждут очаровательные девушки, составляющие договоры с банками.
   Кредит без предоплаты! Сногсшибательные скидки на электрические плитки!..
   Самая обычная рекламная замануха. На деле же получается совсем иначе. Но пока что девушки, оформляющие кредитные договоры, мило улыбаются покупателям, "забывая" сказать о главном...
   Обедаю, как обычно, в небольшом уютном кафе, расположенном в боковой пристройке к основному зданию. Здесь прохладно и можно отдохнуть от начинающего припекать солнышка, а заодно и неплохо подкрепиться. Беру порцию пельменей со сметаной, овощной салат и стакан компота. Всё это стоит около стольника и вполне мне по средствам, хотя порой беру обед с собой из дома, когда деньги кончаются.
   Перед глазами опять возникает грудь Вики и мешает сосредоточиться на еде. Прямо наваждение какое-то. Что-то наш старший менеджер сегодня тщательно избегает меня, мелькнула лишь пару раз где-то вдали, между стеллажами. Может, жалеет о случившемся? Или ждёт, когда я сам подойду? Нет, эта версия слишком уж фантастическая. Зачем ей какой-то уличный скоморох, когда она знакома с вполне "приличными" людьми? Говорят, посещает ночные клубы и крутые рестораны, а там трётся много разной "инопланетной" публики. Так что, оставим фантастику и пойдём надевать рабочую маску.
   Попрыгаем ещё, если только на разгрузку вновь не привлекут. Кажется, обещали подвезти принтеры и факсы...
  
   Иду мимо храма. Вдоль ограды стоят бомжи и старухи, кто-то крестится, а кому-то уже и лень. Смотрю на позолоченные купола. Всё-таки, есть что-то завораживающее в их старинной, русской красоте, резко контрастирующей с современной архитектурой. Умели строить наши предки!
   Двери храма приветливо распахнуты, но заходить в него мне почему-то совсем не хочется, что-то смущает. Наверное, не стоит делать это всуе, без внутреннего побуждения, а я не чувствую сейчас ничего такого. Может быть, потом. Опять иду мимо...
   Меня крестили в младенчестве, но воспитали атеистом. Что поделаешь, такое было время и общество. Когда-то большевики, убив царскую семью и отделив Церковь от государства, отреклись от бога. Возможно, Он теперь всех нас за это и наказывает, если только вообще существует. И тот факт, что в последние годы стало модным называть себя верующим, не меняет дело. Если нет веры в душе, никакие "понты" здесь не помогут.
   Если у человека есть в душе бог это прекрасно, ибо человек с богом в душе является положительной личностью. Хотя, опять же, вопрос спорный. Инквизиция, например, тоже прикрывалась именем Господа, а, по сути, творила зло и совершала убийства. В общем, здесь "без бутылки" не разобраться...
   Конечно, все мы хотим жить вечно, а не гнить после смерти в сырой земле. Поэтому и ищем сами для себя разные утешения в виде религии и веры во что-то обнадёживающее. Или идём в церковь, когда бытие становится невмоготу. А всё потому, что крепко ещё сидит в нас первобытный страх перед матушкой Природой. Слабы мы, Господи!..
   Иду по улице, разглядываю лица прохожих, слышу обрывки фраз. Много красивых девушек. Они спешат по своим делам, подхваченные стремительным течением жизни современного города. Они курят сигареты прямо на ходу, видимо, тем самым показывая свою независимость. Пожалуй, никогда не смогу привыкнуть к подобному зрелищу. Вид курящей женщины, тем более, молодой и привлекательной, всегда коробит меня. Есть в этом что-то противоестественное.
   Кажется, все говорят о каких-то мелких проблемах и неодушевлённых предметах, все погрязли в вещизме и увязли в трясине быта.
   - Я вчера купила французский парфюм за две тысячи, - радостно сообщает юная блондинка подруге. - Давно хотела.
   - Ух, ты! - восхищается та. - Счастливая...
   Оказывается, как мало надо человеку для счастья. Духи, золотые серьги, костюм, тостер, паркет. Эту цепочку можно продолжать до бесконечности. Вещи управляют сознанием, делая его своим рабом. Цивилизация товарозависимых потребителей, которым никакое лечение уже не поможет.
   Люди, одумайтесь! В нашей Галактике около ста пятидесяти миллиардов звёзд, а до Туманности Андромеды нужно лететь со скоростью света два миллиона лет. Вот где настоящая вселенская арифметика и космическая магия цифр. Это вам не две тысячи рублей и даже не две "штуки баксов". Это уже нечто непостижимое, и счастлив будет тот, кто сумеет однажды объять подобное своим человеческим разумом...
   - Ой, я же в субботу колготки порвала, - делится другая с кем-то по мобильнику. - Это был прикол. Ты только послушай...
   Действительно, прикол, вся жизнь один большой и очень смешной прикол! Хочется от души расхохотаться, да, боюсь, за ненормального примут. А, может, я и в самом деле ненормальный? Всё ещё мечтаю о чём-то идеальном и до сих пор верю в конечное торжество справедливости. Ну, разве это нормально?..
   - Не забудь зайти в оптовый, - наставляет стриженый затылок с бычьей шеей свою спутницу. - Там бонд дешевле на рубль. Купи два блока...
   Вдруг вижу красивого гнедого жеребца, рысью движущегося по краю проезжей части. На коне гордо восседает всадница, на вид, лет пятнадцати. Щёки девчонки покрыты густым румянцем, глаза горят, а длинные русые волосы развиваются за спиной. Будь я её возраста, обязательно влюбился бы в неё.
   И не спал бы по ночам, и писал стихи, и страдал, грезя о случайной встрече с ней, единственной и неповторимой. Я бы испытывал трепет от одного только её взгляда, от одной улыбки, и не решался признаться в своём чувстве, боясь насмешки и отказа. Я бы жаждал подвигов и безумных поступков ради неё и представлял себя благородным рыцарем, а её - принцессой, которой, конечно же, грозит неведомая опасность. Я бы...
   Всадница исчезает из вида, бесследно теряясь в потоке машин, и оставляет в моей душе смятение и хаос мыслей и чувств. Она словно забрала с собой то, что я давным-давно спрятал в камеру хранения моих юношеских мечтаний и романтических фантазий. Кажется, она ускакала от меня безнадёжно далеко, и мне её уже никогда не догнать. Между нами зияет Чёрная Дыра времени и пространства, и Дыру эту невозможно ничем заделать...
  
   - Привет. Что-нибудь случилось?
   - Случилось. Ночью обещали зажечь в небе звёзды. Говорят, будет красиво. Хочу пригласить тебя на это зрелище. Ты не против?
   Ленка несколько секунд молчит, и я слышу её дыхание.
   - Опять шутишь, да? Наверное, выпил уже?
   - Я трезв как никогда. Пожалуй, даже трезвее чем обычно. Так ты согласна?
   - На что?! - почти выкрикивает она. - На что я должна согласиться?
   - Как на что? На звёзды. Хочешь, я подарю их тебе все? Я подарю тебе всю бесконечность Вселенной. Хочешь?
   - Нет, не хочу. - Её голос становится сердитым. - Ты только для этого позвонил?
   - Ну, заодно хотел убедиться, что с тобой всё в порядке. С тобой ведь всё в порядке?
   - Даже чересчур. Мне хорошо и без твоих звёзд. Так что, извини.
   - Тогда привет марсианам.
   - Кому привет? - не понимает меня Ленка.
   - Зелёным человечкам, кому же ещё. Пламенный!
   Я втайне надеюсь, что она перезвонит мне, но она, конечно, этого не делает, и через пару минут ожидания зашвыриваю телефон в ящик из-под телевизора, хранящий теперь старые журналы "Техника молодёжи" и "Знание - сила".
   Ну, вот и всё, пообщались. Кажется, Ленка окончательно увязла в контактах с инопланетным разумом. Что ж, не имею никакого права её за это осуждать. Хочет жить красиво и богато? Пусть живёт себе на здоровье. И кому, собственно говоря, какое дело до того, что Стас промышляет криминалом? Ведь в нашей стране с некоторых пор преступники стали чуть ли не героями. О них снимают фильмы и пишут книги, на них равняется молодёжь, и в них влюбляются красавицы. Так, может, это и правильно? В самом деле, не в сантехников же им влюбляться? Женщины во все века любили тех мужчин, которые швырялись деньгами налево и направо и говорили красивые слова. Разве так уж важно, что слова эти ничего не стоят, а деньги ворованные?
   Но я-то помню Ленку совсем другой. Или это я сам себе внушил тогда, что она другая? Тогда дружно посмеёмся, ребятишки, над своей наивностью...
   Достаю из ящика стола пачку чистых, белоснежных листов бумаги. Они так и просят что-нибудь написать на них. В последние месяцы я всё чаще и чаще стал испытывать потребность делать записи. Пока это скорее напоминает какой-то хаос из мыслей и отдельных образов-зарисовок, но, возможно, со временем моя писанина выльется во что-то более серьёзное.
   Может быть, получится даже книга, которую когда-нибудь издадут. Кто знает...
  

* * *

  
   Просыпаюсь от сильного зуда, идущего по всему телу, и с беспокойством разглядываю свои руки и ноги. Опять?! Ну да, так и есть, они начинают изменяться прямо на моих глазах, вызывая в памяти кадры из фильмов ужасов. Я превращаюсь в деревянного клоуна и ничего не могу с этим поделать.
   Тело меняет привычные очертания и становится непослушным. Страх медленно забирается в душу. Хочется закричать, но я чувствую, что даже голос отказывается подчиняться моему мозгу, и от этого делается ещё страшнее.
   Пытаюсь встать. Конечности двигаются какими-то странными рывками, будто на шарнирах, и я, потеряв равновесие, кулем валюсь на пол. Несколько минут борюсь сам с собой, беспомощно барахтаясь на полу и привыкая к новым ощущениям. Наконец мне всё же удаётся подняться - сначала на четвереньки, а затем и на ноги.
   Раскачиваясь из стороны в сторону, словно игрушечный болванчик, подхожу к зеркалу и с ужасом смотрю на своё отражение, как две капли воды похожее на фигурку, купленную мной на рынке.
   - Это всего лишь кошмарный сон, - говорю вслух сам себе, чтобы успокоиться и развеять страх. - Кошмарный сон, и не более.
   И тут я отчётливо слышу за спиной чьё-то омерзительное хихиканье, от которого мороз по коже. Резко оборачиваюсь и внимательно оглядываю комнату, но никого в ней не обнаруживаю, кроме одного только клоуна, стоящего на книжной полке. Неужели это он только что так гнусно хихикал надо мной? Надо выбросить его в окно! Надо немедленно избавиться от этой зловещей фигурки, и тогда всё прекратится. Как же я раньше не додумался?
   Подхожу к письменному столу, над которым висит книжная полка, и протягиваю к клоуну руку, но в последнюю секунду этот маленький гадёныш отскакивает в сторону и бежит от меня по полке, вновь разражаясь жутким хихиканьем.
   - Что ты смеёшься? Над кем?!
   Я бросаюсь за клоуном, но ноги вновь предательски изменяют мне, и я опять падаю, издавая при этом грохот, с каким обычно валится старая рухлядь, отслужившая свой век. При падении бьюсь головой о шкаф. Перед глазами плывут яркие жёлтые круги, а за ними и прочие геометрические фигуры. Всё это светопреставление длится, должно быть, несколько минут, после чего зрение начинает приходить в норму.
   Но тут меня поджидает новый неприятный сюрприз - все окружающие предметы теперь кажутся мне непомерно гигантскими, как будто их увеличили во много раз. Трясу головой, отгоняя наваждение, но тщетно. Мир вокруг меня по непонятным причинам вырос, а я уподобился Гулливеру в стране великанов.
   Огромная мебель комнаты вздымается надо мной недосягаемыми кручами. Паника накатывается на меня невидимой волной, пробираясь в каждую клеточку моего трясущегося от страха организма, и одна единственная мысль начинает пульсировать в моей одеревеневшей голове.
   Скорее проснуться! Скорее вернуться к реальности! Иначе я просто умру от страха или сойду с ума.
   Но кошмарный сон не желает прекращаться и упорно продолжает ввергать меня в пучину своего сюрреалистического ужаса. Какая-то могучая, неведомая сила вдруг поднимает меня в воздух, всё выше и выше, а потом я вижу перед собой огромное, ярко раскрашенное лицо, искажённое жуткой ухмылкой.
   - Ну что, дуралей, как ты себя чувствуешь в новом облике? - спрашивает меня это лицо, чей открывающийся рот похож на вход в пещеру. - Наверное, ты очень рад такому превращению, да?
   Несомненно, это лицо знакомо мне. Ну, конечно, оно принадлежит не кому иному, как моему клоуну, только он почему-то теперь намного больше меня. И тогда меня пронзает страшная догадка, от которой я чувствую приближение истерики.
   Нет, мир, естественно, ничуть не изменился, а остался прежним. Это всего лишь я сам уменьшился в размерах, превратившись в маленького деревянного уродца. Выходит, мы с клоуном поменялись местами, и он разглядывает меня на своей ладони точно так же, как раньше я разглядывал его.
   - Вот сейчас ты действительно стал тем, кем, по сути, и являешься, - говорит мне, ухмыляясь, большой клоун. - Наконец-то всё стало на свои места. Или ты до сих пор в этом сомневаешься?
   Он кладёт меня на книжную полку, туда, где раньше находился он сам.
   - Ладно, полежи-ка пока тут, приятель, а я пойду прогуляться по ночному городу. Надеюсь, сильно скучать не будешь.
   Клоун выходит из комнаты, оставляя меня лежащим на полке. Огромная луна за окном освещает мою спальню и моё новое тельце - маленькое и деревянное. Я отчаянно пытаюсь подняться, но мои ручки и ножки лишь беспомощно болтаются, поскрипывая шарнирными соединениями.
   Мне страшно и очень обидно за себя, мне хочется кричать и биться головой о полку. Потому что я самый настоящий игрушечный клоун, выструганный неизвестным мастером из куска дерева на потеху большим людям, и всегда таким был. А вся моя прошлая жизнь - это всего лишь мой собственный бред, в который я сам и поверил. Не было никакой жизни. Никогда...
  
   Сегодня я играю вполне серьёзную роль - замещаю Славика из отдела бытовой электроники. Такое со мной периодически случается, когда не хватает продавцов. И это даже хорошо - какое-то разнообразие в работе.
   В моём ведении оказываются проигрыватели и музыкальные центры, жидкокристаллические телевизоры и мониторы, домашние кинотеатры. Чудеса современной техники! Большое разнообразие самых известных марок, но почти все они изготовлены в Китае, Таиланде или Малайзии. Фирменную продукцию в России практически не отыщешь.
   Наши желтолицые собратья по разуму потеснили своими изделиями даже таких промышленных монстров, как Штаты, Япония и Германия. Америка в панике! Китайские игрушки безжалостно терроризируют законопослушных "янки", наивно полагающих, что их родная страна - самая лучшая и самая правильная на всём белом свете. Что ж, похоже, совсем скоро Новый Свет превратится в рынок сбыта товаров из Поднебесной. Да и у нас ситуация не намного лучше...
   - А здесь функция караоке есть? - спрашивает меня какая-то пышнотелая "мадам", тупо разглядывая проигрыватель.
   Не иначе, решила стать певицей. Представляю, как она будет распевать с микрофоном в руках после двухсот-трёхсот граммов. Кажется, тоже из марсиан.
   - Конечно, есть. Кроме того, можно подключать саб-вуфер с пятью колонками. Берёт почти все распространённые форматы, включая просмотр фотоснимков и картинок в режиме слайд-шоу. Отличная вещь. Берите, не пожалеете.
   - Пакуйте. - Тётка машет рукой и лезет в сумочку за кошельком...
   Стою и дружески улыбаюсь покупателям, расхваливаю продукцию, если кто-то интересуется. Торговля худо-бедно идёт. Для разнообразия полезно побыть и продавцом, ежедневное гримасничанье и уличная клоунада со временем приедаются. Порой даже хочется дать кулаком в чью-нибудь наглую морду и разбить её в кровь - так, на всякий случай, для успокоения совести. Пусть знают зелёненькие человечки, что и у клоуна есть чувство собственного достоинства. А то ведь они, кажется, бездумно уверовали в свою исключительность и всех остальных за людей не считают...
   Вспоминаю ночной кошмар и чувствую, как мурашки пробегают по спине. Неужели мой маленький клоун и в самом деле заколдован? Как объяснить эти странные сны? А может, избавиться от него, пока не поздно?
   Но затем я усмехаюсь собственному страху. Ну уж нет! Ещё не хватало бояться какой-то деревянной фигурки. Вуду-муду... мать их! Это, скорее всего, просто моя психика пошаливает. Нет здесь никакой магии! Нет...
   Подходит Вика с загадочным выражением лица. Она сейчас почему-то кажется мне красивее, чем обычно. Да и причёску сделала новую - более свободную. Что это с ней такое? Старается выглядеть привлекательней? Для кого? Уж не для меня ли?
   - Как работается, Олег? - спрашивает наш старший менеджер.
   - Спасибо, мэм, неплохо. Кое-что уже впарил клиентам.
   Вика кривится и смотрит растерянно. Судя по бегающему взгляду, в её голове творится какой-то кавардак. Вселенский хаос...
   - Не паясничай. У меня есть к тебе одно деловое предложение. Заработать хочешь?
   - Я вас внимательно слушаю, мэм.
   Она стреляет в меня дуплетом из своих карих очей.
   - Сейчас схлопочешь по дурной башке! - Это звучит вполне угрожающе.
   - Тогда сдаюсь. - Я шутливо поднимаю руки. - Капитулирую перед твоими женскими чарами.
   Вика неожиданно смеётся, и пустое пространство между нами сразу же приобретает положительный заряд и заполняется радужной субстанцией. Чувствую растущее желание поискать ещё какой-нибудь сейф. А что, если это желание обоюдное? Интересная петрушка получается...
   - У меня есть подруга, которая хочет в пятницу вечером организовать у себя дома небольшой сабантуй. Будет несколько девчонок и одна дама в годах.
   - Звучит интригующе. - Я стараюсь говорить как можно серьёзнее.
   - Не перебивай старших по должности. Так вот... Как ты смотришь на то, чтобы поучаствовать там в твоём клоунском наряде? Повеселимся, немного подурачимся. Она тебе хорошо заплатит.
   Теперь уже растерянным выгляжу я сам. Да, предложение неожиданное. Представляю эту весёлую картинку. Пьяные бабы и клоун, танцующий для них стриптиз. Клоунада с элементами порно! Кажется, меня с кем-то перепутали. Или нанять профессионала слишком дорого? Ну, скинулись бы тогда...
   - Можно мне подумать? - Это первое, что приходит на ум.
   Вика долго разглядывает меня, словно пытается понять, о чём я думаю.
   - Ты что, обиделся?
   Пожимаю плечами и опускаю взгляд на её белые туфельки.
   - Да нет. Просто... не уверен, что справлюсь с таким ответственным делом.
   - Хорошо, подумай. - Она явно разочарована. - Но недолго, а то мы найдём другого клоуна.
   - Успехов в поисках. Надеюсь, желающих будет много.
   - Дурак! - С какой-то внезапной озлобленностью произносит старший наш менеджер. - Пожалеешь ещё, да будет поздно. Так и проживёшь всю жизнь вечно озлобленным и неудовлетворённым неудачником. А сам ведь и виноват. Не хочешь получать от неё все удовольствия. Гонор свой показываешь. Мнишь себя непонятно кем. А кто ты такой есть на самом деле?..
   - Викуля, ты что, в пророки записалась?
   Она резко поворачивается и уходит. Ну вот, и эта обозвала меня неудачником. Что ж, на правду-матку никогда не обижаемся. Наверное, так и есть. Что поделаешь, таким уж я уродился. И другим быть не хочу...
  
   Уже в самом конце рабочего дня узнаю, что где-то в подсобке обнаружили пьяного Сан Саныча. Он что-то всё твердил о каких-то домашних проблемах, но кому это интересно? Злостного нарушителя трудовой дисциплины тут же отвели в кабинет Вики и заставили написать "по собственному желанию". Отныне человек-атавизм не будет мельтешить на розово-голубом фоне новой действительности. Он, наконец-то, логично предан историческому забвению и низвергнут в Тартар. Канул в Лету...
   Надо будет его как-нибудь навестить. Нельзя забывать друзей и просто хороших людей. Всё-таки, мы с ним выпили не одну бутылку водки, да и поговорить нам всегда найдётся о чём. С кем здесь ещё можно обсудить книги Гарри Гаррисона или Роберта Шекли? Уж не с Жанночкой ли, которая жвачку изо рта никогда не вынимает? Сидит весь день за кассой и активно работает челюстями. Ну и, конечно, не забывает в чеках "лишнее" выбивать.
   Пережёвывает красавица своими белоснежными зубками человеческие души, а своей, кажись, и вовсе не имеет. Не иначе, ждёт, бедняжка, когда мимо её кассы промчит на коне Принц Датский и попутно предложит ей совместное счастье на каких-нибудь Багамах. Совсем истомилась она от этого ожидания, а Гамлета всё нет да нет. Наверное, другую Офелию себе нашёл.
   Нет, конечно, иногда состоятельные покупатели в продуктовый отдел заходят. Берут дорогие коньяки, виски и текиллы всякие, сорят купюрами. Но вот, одна беда - судя по рожам они явно не благородных кровей. Скорее, в их венах течёт кровь уголовников и прочих лихоимцев.
   Нет, теперь в нашем товарном монстре остался только один приятный собеседник - Палыч. Все остальные похожи на сатирических персонажей Гоголя или Салтыкова-Щедрина...
  
   Красивая дикторша-брюнетка сообщает мне свежие новости. Нет, конечно, она сообщает их всей стране, но мне, конечно, приятней думать, что новости эти только для меня одного. Впрочем, ничего приятного в них не содержится.
   В Москве убит некий бизнесмен по фамилии Хрякин. Расстрелян в упор из автомата прямо у подъезда своего дома, когда выходил из машины. Киллер, как обычно, бросил оружие на месте преступления и скрылся в неизвестном направлении. И вряд ли это направление когда-нибудь будет установлено. Как говорится, очередной "глухарь"!
   Да, сейчас у нас любое убийство сразу же спешат объявить глухарём. Наверное, на всякий случай. Так проще. Мало ли что? Зачем напрасно расстраивать прессу и обывателей? Лучше пусть заранее знают, что наша милиция бессильна, а в прокуратуре сидят импотенты криминалистики. Нажрали себе морды и задницы и дружно все разводят руками.
   Да где ж его найдёшь, киллера бесстыжего? Хоть бы визитку оставил возле трупа. А так... гиблое дело.
   И то верно. Вот если бы преступник сам в кабинет пришёл в наручниках, чтобы не тратить силы и личное время на поиски...
   В результате, "неизвестных" направлений в матушке России за годы свободы и демократии накопилось видимо-невидимо. Уже вся страна ими испещрена вдоль и поперёк, пустого места не осталось. И "не видно ни зги"! Все киллеры где-то попрятались, мерзавцы, не иначе, что бы затем опять кого-то "замочить".
   А ведь мочат-то нынче запросто и всех подряд: банкиров, политиков, учёных, журналистов, священников, "воров в законе" и просто друг друга. Это у нас теперь такая новая традиция, так сказать, в духе времени. Стрелялка-убивалка! Пиф-паф, уноси готовенького...
   Может быть, пора смертную казнь вернуть? А то отморозков развелось уже слишком много. Такое впечатление, будто их в каком-то специальном инкубаторе постоянно выращивают, удаляя в эмбриональном возрасте часть мозга, отвечающую за жалость и сострадание. Фантастика, конечно.
   Не спорю, пожизненный срок тоже не мёд. До конца жизни сидеть в клетке и ходить на прогулки в крайне неудобном положении - такое никому не пожелаешь. И всё же, не имеет права жить тот, кто сознательно занимается душегубством. Не имеет!
   К тому же, государство и налогоплательщики содержат всех этих нелюдей в колониях с красивыми названиями, обеспечивая их всем необходимым. Зачем? Сколько ещё появится со временем таких "Пятаков", "Белых лебедей" и "Чёрных дельфинов"? Ведь с каждым годом их население растёт, а значит, вскоре понадобятся новые сумрачные мирки, отгороженные от нормального человеческого мира заборами с колючей проволокой и вышками с часовыми. К сожалению, неведомая Клоака всё ещё продолжает порождать разных монстров...
   Лежит бывший господин Хрякин в луже собственной кровушки и смотрит в хмурое московское небо остекленевшим взглядом. И уже не нужны ему все его миллионы рублей и долларов на банковских счетах. Говорят, на том свете такая валюта совсем не котируется. Хотя, кто это точно знает? Кто ОТТУДА вернулся, чтобы поведать всем людям правду? Клиническая смерть не в счёт, потому что в этот момент мозг ещё жив...
   Странно, но мне господина Хрякина совсем не жалко. Может быть, это самая обычная классовая ненависть, о которой Маркс и Ленин когда-то писали? Не знаю.
   - Правоохранительные органы рассматривают несколько версий этого наглого заказного убийства, - говорит красавица-дикторша. - В первую очередь, это профессиональная деятельность бизнесмена...
   Всё ясно. Опять "марсиане" завалили своего собрата. А чего же от них ещё ожидать? Грустно только, что всё это происходит не в какой-нибудь Америке или мафиозной Сицилии, а у нас...
   Набираю номер Сани. "Абонент отключен или..." Или что?! Уж не случилось ли с ним чего худого? Поездка в Германию небезопасна - наши и польские бандиты ещё не перевелись. Тревожно как-то.
   Ближе к ночи сажусь за письменный стол. В голове опять накопились мысли, и я должен их записать. Наверное, начинает сказываться возраст. Ушла навсегда бесшабашная юность, а на смену ей приходит осмысление прожитой жизни и понимание сути вещей. Постепенно количество прожитых лет переходит в качество восприятия окружающего Бытия...
   Чувствую на себе чей-то пристальный, изучающий взгляд. Поднимаю голову и вижу над собой размалёванную рожу деревянного клоуна. Кажется, сегодня он выглядит серьёзней. Улыбка стала более сдержанной, а смотрит теперь на меня цепко и проницательно.
   - Что уставился, чурбан неотёсанный? - говорю я ему. - Думаешь, испугался тебя? А вот это не видел? - Показываю клоуну наш русский кукиш.
   Он молчит, но по глазам заметно, что фигура из трёх пальцев ему не понравилась.
   - Думал, так просто чужую душу забрать?
   - А ты думаешь, это сложно? - спрашивает он в ответ.
   Становится жутко. Ощущаю, как по спине пробегает холодок. Словно завороженный, смотрю на клоуна. Проходит одна минута, а за ней медленно проползает другая. Нет, он молчит и не шевелится. Самая обычная фигурка из дерева. Игрушка.
   Наверное, померещилось...
   Включаю проигрыватель и, вооружившись гелиевой ручкой, излагаю на бумаге свои мыслеформы, напоминающие стихи в прозе. Не уверен, что они сколько-нибудь талантливы, но чувствую, что должен это сделать. Наверное, просто не хочу отставать от моды. Все сейчас пишут, и почти каждый мнит себя великим поэтом или прозаиком. Это уже похоже на какой-то массовый психоз, порождённый нашим дурацким временем...
   Птица-Тройка по имени Время
   Несётся рысью по дороге жизни,
   И скоро - конечная остановка.
   Мчатся резвые скакуны лет,
   Стуча подковами по нашим мечтам и желаниям,
   И те разлетаются брызгами грязи
   Из-под копыт вороных.
   Кучер яростно подгоняет лошадей.
   Он спешит...

* * *

  
   Открываю глаза и вижу свою комнату откуда-то сверху. Затем с удивлением замечаю, что кто-то спит на моей постели. Что за чертовщина? Кто это так удобно и вполне по-хозяйски там разместился? И вдруг отчётливо осознаю, что вижу самого себя, только со стороны. Да, точно, эта спящая рожа явно знакома мне по зеркальным отражениям, ошибки нет. Но, тогда чьими глазами я смотрю на МЕНЯ? Уж не глазами ли клоуна, купленного на рынке? Ну, так и есть. Выходит, теперь я - это он? Час от часу не легче...
   Пытаюсь успокоиться и здраво оценить сложившуюся ситуацию. В сущности, если хорошенько вдуматься, подобное рано или поздно должно было произойти. Это вполне закономерный конец моего жизненного пути. Довольно двусмысленности и позёрства, пришла пора определиться. Хватит притворяться тем, кем я и есть на самом деле. Пусть Ленка и её бой-френд вдоволь повеселятся, увидев меня в этом новом обличье, пусть порадуются. Ну а я, естественно, устрою им смешное представление с разными шутками-прибаутками, фокусами и акробатическими трюками. Теперь-то уж мне будет проще это сделать.
   - Вот видишь, я была права, - конечно же, скажет она мне, взяв меня на руки. - Мой маленький деревянный дурачок. Ну-ка, сделай рожицу поглупей, тебе это идёт.
   И сделаю. Погримасничаю вволю. Может быть, Ленке понравится, и она возьмёт меня с собой, чтобы время от времени повышать свой жизненный тонус. А я буду постоянно при ней, как и хотел когда-то...
   Осматриваюсь, прикидывая в уме, как лучше слезть с полки. Внутренний голос назойливо твердит о том, что не надо сильно расстраиваться, потому что отныне передо мной открыты новые перспективы и возможности. Я должен идти, меня ждут великие свершения и осуществление всех тех ненормальных желаний, которые подавляет в себе обычный человек.
   Теперь мне дозволено всё! Никто не заподозрит какого-то деревянного клоуна в дерзком ограблении или громком убийстве. Я могу запросто проникнуть в какой-нибудь банк, скрывающий в своих металлических недрах неправедно нажитые капиталы, и наказать любого злодея. Да я практически супермен!
   Пора действовать, довольно пребывать в аморфном состоянии. Держитесь, гадкие тролли и мерзкие марсиане...
   После нескольких гимнастических кульбитов, мне удаётся спуститься на пол. Вокруг всё тихо, квартира погружена в глубокий сон. Я НАСТОЯЩИЙ тоже преспокойно дрыхну на кровати, посапывая и изредка подёргивая ногой. Что же такое мне там снится? А впрочем, это неважно. Главное, есть другой Я, и этот второй "товарищ" преисполнен решимости вести борьбу со всем мировым злом.
   Осторожно крадусь на кухню, а оттуда - на балкон. Ловко взбираюсь на перила и сажусь там, свесив вниз свои деревянные ножки. Над крышей соседней девятиэтажки нависает желтоватый блин Луны, на котором отчётливо просматриваются тёмные пятна лунных морей, напоминая своими очертаниями чью-то глупую физиономию. В безоблачном небе мерцает алмазная россыпь звёзд, воодушевляя меня на подвиги.
   Начинаю уверенно, как будто делаю это регулярно, спускаться по внешней стороне балкона, ощущая себя бывалым скалолазом. Руки и ноги движутся на уровне рефлексов, словно я всю жизнь только этим и занимался. Чувствую в себе избыток сил и энергии. Здорово! Преодолеваю один этаж, за ним другой...
   Наконец, спрыгиваю с самого нижнего балкона на землю. Всё, свобода!
   Оглядываюсь по сторонам в поисках подходящего объекта для совершения чего-нибудь этакого. Может быть, разбить стёкла у одной из иномарок, стоящих возле дома? Нечего ставить их где попало, на газонах и тротуарах, нечего перегораживать проходы и проезды.
   Но идея оказывается трудно осуществимой, поскольку я не могу поднять и бросить достаточно крупный камень - силёнок маловато. Ничего, придумаем что-нибудь более приемлемое...
   Выхожу на улицу и бегу вдоль дороги, высматривая цель. Ну что бы такое дерзкое сотворить? Как выразить свой гневный протест против этого гнусного мира, погрязшего в собственном дерьме? Чтобы наутро весь город зашумел от потрясения.
   Толстобрюхая Луна подзадоривает меня, подкидывая разные остроумные идейки и издевательски кривляясь с недосягаемой выси. Ей хорошо в чёрном небе, она летит себе свободно в пространстве да посмеивается над нами, ЧЕЛОВЕКАМИ, копошащимися в земной пыли. Забыла, наверное, что кое-кто из нас и на её поверхности оставил следы своих космических башмаков. А ведь мы и лунную пыль немного взбаламутили. Что-что, а это умеем...
   Слышу где-то позади подозрительное бряцание. Оглядываюсь и вижу пару бродячих собак, явно заинтересовавшихся моей скромной персоной. Только этого ещё не хватало! Ускоряю бег. Собаки - тоже. Чувствую, они теперь просто так не отстанут. Приняли меня за какую-то разновидность кошки? Вы что, друзья человека, серьёзно?! Фу! Обознатушки-перепрятушки!
   Сворачиваю в ближайшую подворотню, надеясь найти там укрытие или запутать преследователей. Ныряю в густые заросли травы, скрывающие меня с головой. А сверху-то она совсем по-другому смотрится. Всё-таки, от ракурса многое зависит в восприятии картины Мироздания. Но сейчас мне, естественно, некогда любоваться окружающими пейзажами. Бегу!
   А собачье дыхание за спиной всё ближе и ближе. Догоняют четвероногие! Мной овладевает отчаяние. Очень не хочется быть съеденным заживо. Неприглядная получится смерть, не такой я её представлял. Умирать надо красиво и достойно, но никак не от собачьих клыков.
   С разбега налетаю лбом на деревянную стену и падаю. Всё, конец! Собаки уже рядом. Медленно приближаются ко мне, в глазах голод и злоба, и ни капли жалости. Да и откуда ей взяться у этих добрых от природы, симпатичных существ, однажды преданных двуногим хозяином и выброшенных им на улицу? Сколько их лазит по свалкам и помойкам в каждом городе, грязных и навсегда потерявших веру в нас, людей. Служили человеку верой и правдой, любили искренне, а потом вдруг стали не нужны, словно какие-то поношенные вещи. Так что, всё правильно, всё закономерно. И теперь они полакомятся мной.
   Замечаю рядом с собой подходящую по размеру веточку и, тут же схватив её, размахиваю перед собой как дубиной. Теперь я вооружён и намерен биться до конца. Собаки останавливаются в нерешительности и угрожающе рычат.
   - А ну, пошли отсюда! - раздаётся где-то надо мной громоподобный глас. - Поспать спокойно человеку не дают.
   Мои преследователи, испуганно поджав хвосты, улепётывают с поля боя. Я вновь ныряю в траву и отхожу в сторону, чтобы прояснить ситуацию. И только теперь понимаю, что оказался у обычной дворовой беседки, в которой, судя по всему, заснул какой-то мужик. Возможно, дядька просто не добрался до дома, переборщил с алкоголем, а, может, ему и вовсе идти некуда. Некоторые люди, как и собаки, однажды стали бездомными и живут на тех же самых свалках.
   Выходит, повезло мне...
   Возвращаюсь на улицу и продолжаю свою рискованную прогулку. Что ещё можно ожидать от ночного города, какие неприятные сюрпризы? Но идти всё же надо, потому что я принял решение и уже знаю конечную цель.
   Дальше двигаюсь более осторожно, периодически озираясь и затаиваясь на перекрёстках у светофоров, дружески подмигивающих мне жёлтыми глазами. Пустынные улицы, так хорошо знакомые, выглядят сейчас как-то непривычно и даже враждебно, словно с ними произошли нехорошие метаморфозы. Изредка по ним проносятся машины, сотрясая ночной покой города рёвом двигателя и громкой музыкой. Иногда мелькают в свете фонарей тёмные силуэты прохожих, вызывая своим видом странные мысли.
   Миную постоянную "точку съёма" путан. Две молоденькие девчонки дожидаются своих клиентов, перебрасываясь пошлыми шутками и крепкими словечками. Одна из них вполне привлекательная, вторая не очень. Они веселы и нисколько не смущаются своего ремесла. Возможно, предварительно выпили или "пыхнули" травки. Работают "ночные бабочки", не боятся ни СПИДа, ни вероятности оказаться где-нибудь в пригородной посадке с перерезанным горлом, а такое с ними изредка случается даже в нашей серой провинции. Что поделаешь, берём дурные примеры с крупных полисов...
   Наконец добираюсь до конечного пункта. Передо мной дом, в котором живёт Ленка, типовая панельная девятиэтажка советской постройки. Стоит горемычная, потрескалась да пообносилась. Годков двадцать пять уж ей, не меньше, но всё бодрится, косметикой морщины прикрывает. Но слои румян и пудры уже не помогают - старость заметна.
   Захожу во двор и останавливаюсь напротив Ленкиного подъезда. Ну и что теперь? Забраться в её квартиру? Но как? Об этом-то я и не подумал. Как говорится, вполне по-нашему, по-русски. Сначала делаем, а потом пытаемся думать.
   В окне темно, как и положено в этот глухой час. Спит родная в своей мягкой кроватке и, конечно, видит волшебные сны. Почему именно волшебные? Не знаю. Просто, мне хочется, чтобы Ленка всегда видела только хорошие сны, похожие на сказку. А все ночные кошмары пусть марсианину Стасу достанутся. Пусть он ворочается и зубами скрежещет, да каждый раз в холодном поту просыпается. Ему это на пользу пойдёт.
   Стою и взволновано смотрю на окна, потому что ничего другого не могу придумать.
   Спи, Ленка, сладко, а я буду хранителем твоих сновидений и не пропущу в них ничего плохого, способного тебя омрачить-опечалить. А с рассветом побреду обратно, счастливый от того, что выполнил свою миссию. Или отправлюсь, куда глаза глядят, как во всякой нормальной сказке...
   Со скрипом открывается входная дверь, и из темноты подъезда выходит... Ленка! Она самая! Вполне материальная.
   Я хочу броситься к ней, чтобы обнять и поцеловать, я хочу закричать как безумец, не веря в подобное чудо, но замираю на месте, разглядывая девушку. Что-то странное кажется мне в её облике, что-то подозрительно неестественное.
   И уже в следующую секунду до меня доходит, что Ленка тоже превратилась в деревянное подобие самой себя. Она стала куклой! Красивая золотоволосая кукла, похожая на Барби, она идёт ко мне на своих негнущихся ножках, глупо улыбаясь и вытянув перед собой ручки. Топ! Топ! Топ! - гулко стучат по тротуару её каблучки. Топ! Топ! Топ!..
   Она забавно склоняет на бок свою прелестную головку и неуклюже ковыляет, словно на протезах. Видеть это невыносимо.
   - Ма-ма! - по слогам произносит кукла Ленка, и мне становится смешно до истерики. Просто умора!
   Да, теперь мы с ней отличная пара и идеально подходим друг другу. Два безмозглых деревянных человечка, два родственных существа посреди большого города. Над нами ночь и звёзды, а вокруг один лишь безмолвный вакуум пространства.
   Ленка тянется ко мне и издаёт какие-то булькающие звуки, отдалённо напоминающие смех. Но я вдруг чувствую безмерное отвращение к этой кукле и пячусь от неё, а потом поворачиваюсь и бегу прочь. Зачем я припёрся сюда? Зачем?! Уж лучше бы меня растерзали бездомные собаки! Ленка кукла! Ха-ха-ха, как смешно! Кто бы мог подумать?
   - Ма-ма! - раздаётся вдогонку.
   Её милое личико выглядит до неприличия вульгарно из-за обилия косметики, а ротик кажется чудовищно большим. Какое отвратительное зрелище!
   - Ма-ма!
   Деревянный клоун закрывает руками уши и убегает туда, где нет всего этого кошмарного бреда. Но где находится такое место? Знать бы...
  
   Весь день не выходит из головы этот странный сон. Вновь и вновь он возникает в памяти во всех мельчайших подробностях, вызывая настолько сильные переживания, что я порой невольно поглядываю на свои руки или останавливаюсь на секунду-другую перед одной из зеркальных стен центра, всматриваясь в своё отражение. Не изменилось ли что-то в моём облике? Не появились ли признаки одеревенения?
   Чушь, конечно! И всё же, настораживает. С психикой явно творится что-то не то...
   - Хотите дозвониться до бога? Купите себе сотовый телефон!..
   - Если ты богат и крут, здесь тебя товары ждут!..
   И так с утра до вечера, с перерывом на обед. Всё как обычно, как всегда. Кажется, это было уже миллион раз, а может, миллиард. Всё повторяется ежедневно с самого рождения Мироздания. Должно быть, я появился на свет прямо из Большого Взрыва вместе с Вселенной и уже тогда носил клоунский маскарад. И когда Вселенная однажды погибнет, превратится в пыль, я буду плавать в бесконечной пылевой пустоте и очумело выкрикивать дурацкие рекламы в абсолютный холод вакуума. Я обречён на это, потому что таков был замысел Творца.
   - Купите себе розовые очки, и мир преобразится на ваших глазах. Для романтиков скидки...
   Господи, как всё это достало! Как надоели эти нескончаемые вереницы людей с пакетами и большими корзинами на колёсах, забитыми банками, бутылками и коробками самых разных форм и размеров. Они идут и идут мимо меня сотнями и тысячами, сливаясь в один непрерывный поток. Они похожи на движущиеся кегли, запрограммированные на одни и те же покупательские рефлексы.
   Всё, надо уходить с этой работы, иначе сойду с ума и однажды совершу что-нибудь ужасное прямо перед входом в наш супер-гипермаркет. Ещё одна такая неделя, и я за себя не ручаюсь...
  
   Опять воспоминания давно ушедшего детства настигают меня в самый неподходящий момент, набрасывая мёртвую петлю на сознание и утаскивая его назад, в то золотое время, когда отец каждое утро уходил на завод, а мы с матерью провожали его, а потом смотрели в окно, а он махал нам с улицы рукой. А по вечерам отец крутил мне диафильмы или читал перед сном разные интересные книжки о древних русских князьях или об индейцах, и в моём воображении возникали яркие сцены битв и сражений, от которых захватывало дух. Я живо представлял себя витязем, бьющимся с полчищами монголо-татар, или делаваром, преследующим подлых гуронов в лесных дебрях Северной Америки. Я мечтал быть хоть чем-то похожим на героев этих произведений.
   Отец в напряжённых моментах чтения обычно делал паузы и менял тон, в зависимости от поворота сюжета, тем самым, заставляя меня вжиматься в постель от страха или смеяться и ликовать. Всем своим детским существом я ощущал скрытую в книгах великую и таинственную силу, но, конечно же, ещё не понимал тогда, что силой этой наделяет буквы и строчки текста не кто иной, как человек, написавший книгу. Понимание пришло позже, уже в школьные годы...
   Смотрю на книжные полки, висящие на стене моей комнаты. Там стоят тома Жюля Верна и Герберта Уэллса, Александра Беляева и братьев Стругацких, Рэя Бредбери и Артура Кларка, Станислава Лема и Айзека Азимова, Роджера Желязны и Роберта Хайнлайна. Среди их персонажей я всегда чувствую себя "своим в доску", и это чувство согревает меня и придаёт душевных сил. Они соединяют меня незримой нитью с моим прошлым и открывают туннель в то будущее, в которое я когда-то поверил. Думаю, у каждого человека обязательно должны быть такие книги-талисманы...
   Чей-то пристальный, буравящий взгляд прерывает мои воспоминания. Но теперь в этом взгляде есть ещё и насмешка. Издевается?
   Беру с полки клоуна и опять внимательно рассматриваю его. Уж не колдун ли, в самом деле, тот старик? Откуда взялись все эти странные сны? Из моей буйной фантазии? Или они навеяны чем-то иным? А что, если эта деревянная фигурка действительно забрала часть моей души? Тогда что будет дальше? Чем это может кончиться? Нужно избавиться от этой проклятой деревяшки, и чем скорее тем лучше. Нужно сжечь клоуна! Сжечь, чтобы от него не осталось и следа! Только так я смогу избавиться от всех этих снов.
   На размалёванном личике клоуна появляется испуг. Неужели он каким-то образом проведал о замысле своего большого брата? Выходит, связь между нами существует, и она, судя по всему, становится всё прочнее и прочнее.
   И тут одна заманчивая идея неожиданно выныривает из тёмных глубин моего подсознания, отчего я одариваю клоуна хитрой усмешкой.
   Выражение его лица тут же начинает меняться, выдавая все внутренние переживания. Кажется, мой маленький коллега не на шутку перетрусил.
   - Так будет лучше для всех, - говорю я ему. - Решено.
   Он молчит, но по взгляду заметно, что задумался...
  

* * *

  
   Эх, Ленка, Ленка, что с тобой случилось? Почему ты вдруг превратилась в скверную царевну из какой-то глупой сказки? Неужели тебя заколдовал некий злой волшебник, напоив дурман-травой или подсунув плод, отравивший твою юную душу? Но как же теперь расколдовать тебя, моя бедненькая царевна? Ведь я не обладаю чудодейственной силой и не ведаю такого целебного снадобья, которое могло бы нейтрализовать яд. Да и хочешь ли ты сама быть расколдованной? Вот в чём фокус-то...
   Иногда мне кажется, что я знаю Ленку целую вечность. Могу предугадать почти что любую её ответную фразу или шутку, любое желание и иногда даже то, о чём она в тот или иной момент думает. Любовь ли это? Не знаю, не уверен. Скорее всего, болезнь возраста, ведь между нами разница в добрый десяток лет. А любовь была гораздо раньше, ещё в институте, но это уже совсем другая история...
   Конечно, моё с ней знакомство никем на небе не было запрограммированным. Думаю, оно вообще не должно было произойти по всем физическим и прочим законам. Но почему-то вышло именно так, что однажды я, поддавшись очередной своей дурацкой идее, зашёл в областную библиотеку, чтобы найти и почитать старые романы Стругацких - "Хромая судьба" и "Хищные вещи века". Выбрал в читальном зале удобное место у окна и с головой окунулся в фантастику. А потом рядом кто-то сел, и это оказалась Ленка, которая первой заговорила со мной. Кажется, она спросила тогда что-то про Булгакова...
   Наверное, я сам создал в своей душе маленький ад неутолённой страсти и теперь не знаю, как с этим жить дальше. Ничего не могу с собой поделать. Закрываю глаза и сразу же вижу её большие, синие глаза, волны русых волос и пленительную улыбку. Начинаю представлять, как "марсианин" по имени Стас ласкает молодое Ленкино тело, как вполне по-хозяйски и бесцеремонно он овладевает ею, нисколько не сомневаясь в своём праве на собственность.
   Кстати, здесь он жестоко ошибается! Я точно знаю, что она несколько раз изменяла этому "космическому пришельцу" - обычно после их ссор. Ленка сама мне об этом рассказывала в порыве алкогольной откровенности. И я, конечно, никогда ему об этом не расскажу даже под пыткой, потому что не испытываю к Стасу совершенно никакой симпатии и сочувствия, впрочем, как и ко всем другим "марсианам". Они - чуждый мне классовый элемент, порождённый жуткой Клоакой Разума и нашим смутным временем. Между нами не может быть компромиссов и приятельских отношений. Пусть все они сгинут там, откуда пришли сюда, в мрачном демоническом Антимире.
   Порой я очень сильно желаю их окончательной размолвки, но затем сразу же мысленно укоряю себя за подобную слабость духа и просто стараюсь не думать о Ленке. Но тогда она начинает являться ко мне во снах, и мы с ней творим там нечто невообразимое. Жаль, что это всего лишь только сны...
   Набираю заветную комбинацию цифр и с нетерпением ожидаю, когда из незримых недр сотовой связи возникнет желанный голос.
   - Опять ты? - устало спрашивает заколдованная Ленка. - Олежек, ну прекрати меня преследовать. Или ты хочешь, чтобы я пожаловалась Стасу?
   Неужели это говорит она, та самая, с которой мы не так уж и давно вместе радовались восходу солнца и были счастливы, когда мой товарищ Мишка предоставлял нам свою комнату в общаге...
   - Конечно, хочу! - с вызовом заявляю я. - И что? Он порежет меня на куски?
   - Дурак, он не такой! - пылко произносит Ленка в защиту своего гуманоида. - Ты ведь его совсем не знаешь.
   - Ну, конечно, не такой. Они все не такие.
   - Кто они?
   - Не важно. Сейчас речь о другом...
   - Ну о чём, о чём ещё твоя речь?
   - Давай встретимся и поговорим.
   - Думаешь, надо?
   - Думаю. Просто поговорим и всё. - Она молчит несколько секунд и учащённо дышит в трубку. - Хорошо, давай через час в "Пасеке".
   - Буду ждать...
   Если честно, то я уже слегка пьян, иначе вряд ли бы позвонил ей. Да и что я ей скажу при встрече? Пообещаю стать таким же крутым, как Стас, чтобы увезти в какой-нибудь Париж и купить там скромную виллу? Посулю воздушные замки? Нет, это будет обман. Тогда зачем я вообще назначил эту дурацкую встречу? К чему? Но отступать уже поздно.
   Смотрю на клоуна. Его размалёванная рожа кажется мне до омерзения нахальной и отталкивающей.
   - Что, брат, издеваешься? Считаешь меня слабаком и неудачником? Ну-ну. Думаешь, ты сам более волен распоряжаться своей судьбой? А вот мы сейчас посмотрим...
  
   "Пасека" - это столовая нового типа, идущая в ногу со временем. Принцип тот же - самообслуживание, только всё здесь на более высоком уровне. Удобный и тщательно продуманный интерьер в деревенском стиле, комфортные столики и стулья, экраны на стенах, приятная музыка и молодые симпатичные девушки в одежде пасечниц, быстро убирающие пустую посуду и полные пепельницы. Горячие блюда готовятся здесь же, прямо на виду у посетителей. Как говорится, всё для людей!
   Беру бутылку молдавского белого полусладкого вина и фруктовую нарезку, занимаю пустующий столик и жду. Со мной пакет с подарком...
   Ленка появляется с небольшим опозданием, отыскивает меня взглядом и подходит. Одета она немного не по сезону - чёрная кофточка с длинными рукавами и голубые джинсы, плотно облегающие её красивые бёдра, но выглядит, как всегда, здорово.
   Смотрит на мой скромный натюрморт и саркастически хмыкает.
   - Чему посвящён такой праздничный ужин?
   Я пожимаю плечами.
   - Просто у меня сегодня романтическое настроение. Хочу поделиться им с тобой.
   - Что, больше не с кем поделиться? - В её взгляде явная насмешка.
   - Ну почему же, есть с кем. - Встаю и предлагаю ей сесть. - Прошу.
   После секундной паузы Ленка садится и кладёт руки перед собой на крышку стола, словно она ученица младших классов. От неё исходит приятный, волнующий запах. Специально, что ли, подобрала духи?
   - Ну, делись, - говорит она.
   Я наполняю бокалы.
   - За романтическое настроение.
   - За него, - соглашается Ленка, не глядя на меня...
   "Пасека" уже почти заполнена. Большую часть посетителей составляет молодёжь, но есть и люди среднего возраста. За вполне умеренные цены здесь можно выпить и вкусно поесть. Конечно, в советские времена "столовки" были совсем другими. Я познал это в полной мере, будучи студентом...
   - Как жизнь? - кажется, искренне спросила она вполне.
   - Отлично, - вру без всякого зазрения совести.
   Она понимающе кивает и рассеянно смотрит на ближайший к нам экран. Там идёт клип очередной новоиспечённой "попсовой" группы - полуобнажённые девахи, штук пять или шесть, катаются на красивых машинах и поют о сладкой жизни. Взгляд Ленки становится задумчивым, словно она сейчас переместилась душой по ту сторону экрана, оставив меня одного за столиком.
   - Как дела у Стаса? - пытаюсь вывести её из оцепенения.
   - Нормально. Много работает.
   - И много получает.
   - Завидуешь ему? - прищуривается Ленка.
   - Да нет, таким как он, я никогда не завидовал. Завидовать можно талантливым людям. А ему за что? Какие у него таланты?
   Она улыбается.
   - Налей ещё вина.
   Выполняю её просьбу, и мы опять выпиваем. На экране вместо девиц появляется известный российский рэпер, с ног до головы покрытый цветными татуировками.
   - Чувак, стань крутым! - Говорит мне это юное дарование. - Лохам не место в этой жизни...
   - За тебя. - Я поднимаю бокал.
   - Спасибо...
   Но, кажется, Ленка не очень рада такому тосту. Что-то явно беспокоит её и всё время отвлекает от моих попыток диалога.
   - Отрывайся по полной! - предлагает мне рэпер. - Твоя юная подруга готова отдаться тебе прямо здесь, под эту убойную музыку...
   Закусываю кусочком киви и мандариновой долькой. Вкусно.
   - Так зачем ты меня сюда позвал? - Ленка смотрит на меня с ожиданием.
   - Брось его. Он плохой.
   - Фу, как банально звучит. А я уж надеялась, что скажешь что-нибудь этакое...
   - Мне тебя жалко.
   - Да ну? - Ленка смеётся. - А может, себя?
   Я качаю головой, хотя, конечно, отчасти она права. Но что поделаешь, если природа заложила во всех нас эгоизм, только в разной степени.
   - Он плохо кончит, поверь мне.
   - Извини, Олежка, но пророк из тебя никакой, - резко говорит она. - И давай больше не будем об этом.
   - Подумай хорошенько. - Чувствую, что уже не могу остановиться. - Не спеши.
   - Ладно, всё, я пошла. - Ленка решительно встаёт из-за стола. - Надоел.
   - Будь крутым! - кричит мне рэпер. - А всех лохов в отстой...
   - Подожди, у меня для тебя есть подарок. - Достаю из пакета деревянного клоуна. - Бери на память.
   Она смотрит изумлённо - то на меня, то на него.
   - Слушай, вы с ним похожи до безобразия.
   - Я знаю. Поэтому и дарю.
   Ленка бережно берёт в руки клоуна и долго разглядывает, затем опять улыбается, но уже по-другому. Такую улыбку я видел на её устах когда-то давным-давно - она всегда вызывала у меня состояние радостной эйфории и чувство опьянения жизнью. Неужели сейчас на секунду мне удалось снять колдовские чары? Выходит, не всё так безнадёжно?
   Коньяк и мартини, водка и пиво - всё в кайф!
   И жизнь тоже в кайф!
   Не думай о завтрашнем дне, не грузись.
   Сейчас ты мачо. Это реальная тема...
   - Спасибо. - В её голосе чувствуется прежняя теплота.
   - Да не за что.
   - Удачи тебе, - тихо произносит Ленка и уходит с клоуном в руке, а мне не остаётся ничего другого как допить вино и доесть фрукты.
   Всё же, в душе воцаряется некоторое умиротворение, потому что главное, кажется, сделано. Отныне с ней будет клоун, а значит, и я тоже...
  
   Смотрю новости. Показывают девятимесячную девочку, лишившуюся руки из-за халатного отношения врачей. Делали малышке укол и "случайно" перепутали вену с артерией. Начался тромбоз, а за ним отмирание тканей...
   Вот такая простая и кошмарная история. Лежит ребёнок в коляске и улыбается взрослым дядям и тётям, ещё не осознавая, что уже стал на всю оставшуюся жизнь инвалидом. И что это будет теперь за жизнь?
   Академики и профессора пообещали сделать ей биопротез. Это, конечно, очень круто! Только, разве он заменит настоящую руку?..
   В детстве врачи казались мне какими-то особенными людьми, которые всегда готовы прийти на помощь больному, не взирая ни на что. Я видел в них добрых волшебников и фей в белых халатах, давших загадочную Клятву Гиппократа и способных ради другого человека пожертвовать собой.
   Наивные детские иллюзии! Какая ещё, к дьяволу, клятва? Кто о ней помнит в наше время? Врачи теперь скорее напоминают злых демономагов, чьё чёрное колдовство приносит людям больше вреда, чем пользы. Пока не дашь "на лапу", никто тебя толком лечить не возьмётся, да и деньги не помогут, если попадёшь к бывшему двоечнику, устроившемуся на работу по блату. Вот такие получаются горчичники...
   Лежит искалеченная врачами девочка и улыбается, доверчиво глядя на взрослых, в которых, конечно же, видит больших и мудрых существ.
   - Мама, а где моя ручка? - задаст она однажды вопрос, на который её матери будет очень трудно и больно ответить.
   А ведь, рано или поздно, спросит. И поймёт со временем, что она урод, и вряд ли кто-нибудь её такой полюбит. У нас и здоровых-то людей не любят.
   Почему так сложилось в России-матушке? Почему мы так наплевательски относимся друг к другу и, в конечном счёте, к самим себе? Опять одни лишь вопросы...
   Даёт интервью господин Козлюк, владелец сети ресторанов и ночных клубов. Он похож на чрезмерно раскормленного поросёнка, для смеха одетого в дорогой костюм. В заплывших жиром глазках полное отсутствие всякой морали и совести. Его "внеземное" происхождение сразу же заметно.
   - Благодаря демократическим преобразованиям последних лет Россия твёрдо встала на путь естественного экономического развития, - хрюкает господин Поросёнок. - И теперь любой предприниматель или просто энергичный молодой человек может заработать хорошие деньги...
   Во, сказанул! Хорошие деньги! Выходит, бывают деньги и плохие, и даже очень плохие - грязные и вонючие. Только, сильно сомневаюсь в том, что у Козлюка деньги ХОРОШИЕ. Не могут они быть хорошими в руках такого держиморды.
   - Для этого достаточно всего лишь победить в себе лень и праздность, - поучает меня этот господин "хороший", - и проявить инициативу. Если человек уважает себя и видит в себе личность, он должен идти собственным путём, тем более, в наше время свободы для этого имеются все возможности. Пора всем жить по-новому и зарабатывать своим умом и трудом, как я, например...
   Одно только забыл поведать нам этот человек-ресторан - откуда он взял свой стартовый капитал. Явно ведь не в спортлото выиграл.
   Выключаю телевизор, чтобы больше не видеть эту наглую козлючью рожу. Чувствую сильное раздражение и желание с кем-нибудь подраться, но здравый смысл всё же одерживает победу над эмоциями, и я решаю "достойно" завершить этот вечер чекушкой водки. Родители уехали с ночёвкой на дачу, и, значит, мне никто не может помешать в осуществлении своего замысла.
   Сбегав в ближайший мини-маркет, возвращаюсь домой и сервирую стол на кухне маринованными огурчиками, тонко нарезанными кусочками сала и котлетой. Теперь всё готово для моего маленького банкета, и я безотлагательно к нему приступаю...
   После пары рюмок поросячья морда Козлюка уже кажется мне дурным сном или простым видением. Конечно, всё это лишь померещилось от нервного переутомления. В самом деле, откуда тут взяться проклятым буржуинам из сказки Гайдара? Ведь там, насколько я помню, конец был совсем другой.
   И всё же, допиваю чекушку до дна, чтобы вновь не увидеть перед собой чьё-нибудь самодовольное свиное рыло...
  
   Космическая музыка Жана Мишеля Жарра заполняет мою комнату. Опять пишу...
   Это время жестоких, циничных сказок,
   В которых торжествуют негодяи,
   А добрые, хорошие герои
   Обречены на поражение и гибель...
   Эти сказки придуманы каким-то непутёвым Сказочником,
   Не знающим законов жанра.
   В них правят глупые пьяницы-короли
   И бесстыжие развратницы-королевы,
   В них придворные всё время крадут казну,
   А чиновники погрязли в коррупции
   И уже нагло требуют взятки,
   В них живёт жалкий, одураченный народ,
   Не ведающий мудрых правителей.
   Там Кот Учёный помещён в психушку,
   Чтобы не говорил людям горькую правду...
  
   Впервые за последние дни не снится клоун. Кажется, помогло...
  
  

* * *

  
   Пятница. Последний день рабочей недели. Это придаёт оптимизма. В пятницу у меня обычно повышается настроение и происходит творческий подъём. Рекламные экспромты рождаются легко и непринуждённо, словно я настоящий поэт. А что, может, стоит попробовать писать серьёзные стихи? Вдруг, что-нибудь получится?
   - Перед входом не зевай, заходи и выбирай!..
   - Покупай аксессуары - очень нужные товары!..
   Прыгаю, жестикулирую, корчу разные смешные рожи и кричу свои зазывалки. Люди улыбаются, и от их улыбок на душе становится теплее. В принципе, дарить другим веселье - не самая худшая работа. Пусть хоть кому-то в этом несуразном мире хотя бы на мгновение станет приятней и легче жить. Ведь порой всего лишь один маленький приятный сюрприз, даже в виде простой доброй шутки, может сотворить очень большое чудо - одолеть отчаяние и развеять самую невыносимую тоску. По себе знаю...
   Да, пожалуй, пятница мой самый любимый день. Особенно летом, когда вокруг мелькают стройные женские ножки и завораживают взгляд волнующие декольте, в той или иной степени приоткрывающие тайны Мироздания и вызывающие в мужском мозгу неодолимое желание разгадывать эти тайны до конца. Всё-таки, без женщин жизнь была бы лишена своей романтической составляющей, а может, и самого смыла. Вот такой простой и незыблемый закон Бытия...
   В поле зрения появляется, словно из некоего параллельного пространства, почти призрачная фигура Сан Саныча. Он опять пьян. Это хорошо заметно по запотевшим стёклам очков и по самим движениям их обладателя, приближающегося ко мне шатко и неуверенно.
   - Привет, Олег. - Сан Саныч протягивает мне руку. - Вот, пришёл получить расчёт. На опохмелку хватит.
   Он некоторое время стоит возле меня, покачиваясь и о чём-то размышляя, затем тяжело вздыхает.
   - Буду искать новую работу. Если повезёт, устроюсь куда-нибудь сторожем или дворником.
   - В газетах много таких объявлений, - поддерживаю я его. - Должны взять.
   - Ну, а ты как?
   - Да... нормально, но, наверное, тоже скоро уйду отсюда. Надоело. Хочу чего-нибудь более-менее серьёзного.
   - Это правильно. - Сан Саныч снимает очки, достаёт из кармана куртки платок и протирает стёкла. - Ты ещё молодой, и тебе нужно к чему-то стремиться, пока силы есть. Жизнь сейчас такая паскудная...
   - Вы бы лучше закодировались, - пытаюсь дать совет. - Слышал, сейчас какую-то сыворотку вводят, на год хватает.
   - Спасибо, Олег, надо подумать. Только вот какая штука получается...
   Он смотрит в небо.
   - Зябко в этом мире трезвому, неуютно. А ты говоришь, на год... Да я за этот год совсем здесь замёрзну или с ума сойду. Ладно, пойду забирать свои капиталы.
   Сан Саныч скрывается в стеклобетонном чреве центра, а я ещё топчусь перед входом, но уже не чувствую никакого желания кривляться и что-то кричать. Вместо этого хочется показывать всем подряд кукиши и неприличные жесты, особенно тем, кто выходит из разных "джипов" и прочих дорогих машин. Эти "выходцы" брезгливо поглядывают на прохожих и что-то недовольно ворчат в сторону отечественных легковушек. На лицах этих дядь и тёть отчётливо проступают следы их внеземного происхождения. Одно слово - "марсиане"...
   Один из наших грузчиков зовёт меня на подмогу. Из Москвы прибыл трейлер с мясоколбасными изделиями. Теперь до обеда будет чем заняться - в смысле, физического напряжения...
   Вика усиленно старается меня не замечать. Не удивлюсь, если она уже переставляла коробки с кем-нибудь другим. Дело-то молодое. Физиология настойчиво требует своё...
   Уже в самом конце смены звонит Мишка и предлагает посвятить сегодняшний вечер совместному бою с мировым злом. Недолго думая, соглашаюсь.
   - Возьми с собой пузырь, а закуску я обеспечу, - бодро кричит он мне из телефона. - Разомнёмся у меня, а там поглядим.
   - Понял, не дурак, - отвечаю в тон приятелю.
   - Тогда конец связи!..
   Решаю домой с работы не заезжать, о чём предупреждаю звонком родителей.
   - Ты там поаккуратней с выпивкой, - догадывается мать. - Не злоупотребляй.
   - Буду предельно аккуратен, - заверяю её, хотя, конечно, уверен в обратном.
   Покупаю в нашем продуктовом маркете бутылку "Губернатора" и с лёгкостью в душе покидаю место работы. Всё, свобода, два ближайших дня можно посвятить мирским радостям и плотским удовольствиям жизни. Это очень правильно, что существуют выходные, иначе жить на свете стало бы совсем невмоготу.
   По дороге из головы не выходит пьяный Сан Саныч. Его дальнейшая судьба вызывает у меня беспокойство...
  
   - Иногда мне кажется, что я здесь и умру, прямо в этой комнате. - Мишка открывает одну из картонных коробок, занимающих все свободные углы комнаты.
   - Ну что, попробуем шпроты? Калининградские. Неплохие.
   Он роется в своих закромах, которые натаскал сюда с оптовой базы, где работает грузчиком. Достаёт пару банок консервов, упаковку печенья, пачку крабовых палочек и литровую пэт-бутылку "колы".
   Я осматриваю его жильё, напоминающее о моей студенческой юности и жизни в общаге. Конечно, тогда, в девяностых, жизнь студентов сильно отличалась от той, какую показывали в советских фильмах. Реальность была прозаичней и гораздо неприглядней и сразу же несколько отрезвила мою романтическую натуру, может быть, даже в чём-то шокировала. Но со временем я привык и понял, что сам виноват в собственном разочаровании...
   Мишка ставит на журнальный столик принесённую мной бутылку водки и открывает шпроты и газировку, раскладывает на пластиковые тарелки печенье и палочки. Наполняет стопки.
   - Первый тост будет за пятницу и за наш скромный ужин, - произносит он.
   Мы выпиваем и закусываем. Я разглядываю обстановку комнаты. Мишка явно проявил здесь свою дизайнерскую фантазию. Односпальный диванчик отделён от входной двери металлическим стеллажом, полки которого уставлены разными вещичками и любопытными предметами. На одной из них скромно расположилась небольшая подборка книг, на другой - сувениры и всякие безделушки, на третьей - компакт-диски для проигрывателя и "ноутбука", скрашивающего одиночество человека из общежития, а две верхних занимают опять же какие-то коробки. Кроме стеллажа в комнате ещё есть настенная вешалка для одежды, холодильник, навесной шкаф для посуды, тумбочка с выдвижными ящиками, плетённое кресло-качалка и книжная полка. В простенке за диваном приютилась раскладная гладильная доска. Вся эта нехитрая утварь вызывает своим видом сильное уныние и желание скорее опять выпить.
   Мишка включает телевизор, закреплённый на стене на подвижном кронштейне, и находит музыкальный канал.
   - Только музыка и спасает от всех шумов извне, - поясняет он. - Задолбали соседи. То чьи-то дети орут, то у кого-то семейные разборки, то пьянки. Иногда хочется открыть окно и сигануть вниз с восьмого этажа. Когда-нибудь так и сделаю...
   Становится понятно, почему среди его миниатюр так много грустных и мрачных. Примерно то же самое испытывал когда-то и я в студенческой общаге и видел всё вокруг в серых тонах. Но то было временное проживание, а Мишке в ближайшие годы вряд ли светит что-то лучшее. Разве что, выгодно женится и сменит эту сумрачную комнатушку на нормальное человеческое жильё.
   - Молодость, можно сказать, прошла мимо, а дальше... Что будет дальше, как ты думаешь? - Он опять наполняет стопки.
   - Не знаю, - честно отвечаю я. - Хочется надеяться на лучшее.
   - Всем хочется, но не все могут, - мрачно шутит мой приятель. - Ладно, тогда второй тост за надежду.
   - И за веру.
   - Нехай и за неё тоже...
   Закусив, он открывает "ноутбук" и находит там какие-то текстовые файлы.
   - Оцени. Это новые вещи. Ещё никто не читал.
   Принимаю из его рук компьютер и начинаю читать. Как обычно, от его прозаических миниатюр веет тоской и безысходностью, так хорошо мне знакомыми.
  
   В то утро был самый обычный рассвет,
   И Город пробуждался, улыбаясь
   Первым лучам восходящего солнца.
   Люди, как всегда, спешили на работу,
   Вели детей в школу и строили планы на будущее.
   В то утро продолжалась жизнь,
   И влюблённые заваривали крепкий кофе,
   Чтобы взбодриться после бурной ночи.
   И всё в этом мире было по-прежнему,
   И никто не заметил, что меня уже нет.
   Я почему-то вдруг умер во сне
   И с грустью понял, что наша планета
   Нисколько не изменилась с моей смертью.
   Осознавать это было странно и очень обидно,
   И тогда я решил зайти в своё любимое кафе,
   Чтобы выпить там за упокой своей души
   И немного развеять грусть.
   А в кафе меня уже нетерпеливо дожидался ангел.
   Он был недоволен и ворчлив,
   Но всё же пропустил со мной
   Пару рюмочек водки и не стал закусывать,
   Заявив, что по утрам не ест.
   А потом мы с ним долго шли и много говорили
   О всякой земной и неземной чепухе.
   Ангел что-то горячо мне доказывал,
   Но я с ним упорно не соглашался,
   И он, не на шутку рассердившись,
   Обозвал меня идиотом и, крепко выругавшись,
   Бесследно растаял в воздухе.
   Я вернулся домой и завалился спать,
   А когда проснулся, то понял,
   Что прилично перепил в то утро...
  
   - Ну, как? - Он протягивает мне полную стопку. - Фишка?
   - Да, что-то есть. - Выпиваю и принимаюсь за следующий опус.
  
   Человек Б/У ничего в этом мире не стоит...
   Он проживает строго по прописке
   На отведённой ему жилплощади.
   У него есть право о чём-то мечтать,
   Но он давно уже забыл свои мечты...
   Человек Б/У обречён на унылое существование,
   Потому что он уже использован государством
   И сдан в утиль за ненадобностью.
   Его ресурс полностью выработан.
   Он просто списан, вследствие
   Эксплуатационного износа,
   И теперь откладывает деньги на "чёрный день"...
   Он хочет стать инвалидом,
   Чтобы получать небольшую доплату
   К своей смехотворно-жалкой пенсии.
   Человек Б/У ходит по инстанциям
   И собирает многочисленные справки
   Для оформления своей неполноценности.
   Он превратился в собственную тень
   И бродит по улицам города,
   Мешая жить молодым и сильным
   Членам общества, которые ещё вполне пригодны...
  
   - Это про нас с тобой, - говорит Мишка.
   - И про миллионы других, - соглашаюсь я. - Отправлял куда-нибудь?
   - Пока нет. Размещаю в Инете на литературных сайтах - их там много. Много положительных отзывов. Но, конечно, критики тоже хватает.
   - Отлично написано, хотя я и не критик. Сужу как рядовой читатель.
   - Мнение рядового читателя для автора всегда важнее. - Мишка ухмыляется и поглаживает свой небритый подбородок. - А все эти критики... они сами не способны написать что-то стоящее, вот и злятся.
   - Да, пожалуй, так и есть...
   В коридоре секции раздаются детские крики, и я вспоминаю тот период своего детства, когда обитал с родителями в семейном общежитии. Период этот отобрал почти два года моей жизни и оставил в памяти много нехорошего: пьяные драки соседей, воровство тапочек у дверей комнаты, постоянные конфликты и бытовые неурядицы. Меня даже хотели поставить на учёт в детской комнате милиции. Было дело...
   - Общага - первый шаг к тюрьме, - словно уловив мои мысли, философски замечает Мишка. - Так же как и коммуналка, придуманная специально для строителей коммунизма и превращавшая людей в коммунальных тварей.
   - В коммуналке, к счастью, не жил.
   - Я тоже, но когда-то в детстве часто бывал там, в гостях у одного своего друга. Впечатлений хватало. Даже не знаю, что хуже, общага или коммуналка.
   - И то и другое человеку категорически противопоказано. Студенты, другое дело. Школа жизни.
   - Тогда за школу жизни. - Мишка тянется за бутылкой...
   Выпиваю и мысленно желаю счастья этому "человеку из общаги", а заодно, и всем тем, кто вынужден лучшие годы жизни прозябать и маяться в маленьких комнатушках общаг и коммуналок, потому что в нашей стране о простых людях никогда особо не беспокоились, так как вожди, лидеры и президенты всегда были одержимы более глобальными идеями. Сначала упорно строили призрачное Светлое Будущее, а затем неистово рушили эти "постройки". Некогда Им было думать о таких мелочах, как бытовые удобства и уровень жизни граждан.
   "Не до того нам, дорогие товарищи, сами должны понимать. Тут такие грандиозные планы. Надо реки поворачивать да пустыни орошать, а заодно и в космос первыми лететь. А вы лезете с какими-то благоустройствами..."
   - Как там Макс поживает?
   - Укатил с женой в деревню, к её родителям. Будет с тестем самогон жрать.
   - Иногда надо и с тестем.
   - Ты себе-то тестя не нашёл? - Он хитровато прищуривается.
   - Да нет пока. В поисках.
   - Ну, тогда за удачные поиски...
   Вечер незаметно набирает свою тёмную силу, сгущая над городом грозовые тучи. Не иначе, задумал, негодник, дождь пролить. Ну, точно, вон уже где-то вдали небо молниями подсвечивает...
   В загадочных недрах общежития начинают происходить странные процессы, неподвластные физическим законам и логике. Посторонние шумы становятся более раздражающими и деструктивными. Человек из общаги предлагает сменить место действия, и мы с ним вдвоём телепортируемся в один из ближайших баров, где продолжаем уничтожать энергетические запасы сил зла. Видимо, у нас это неплохо получается, потому что окружающий мир прямо на наших глазах претерпевает катастрофические изменения, то становясь многомерным, то сворачиваясь в плоскость. А в завершение бар вместе с нами вообще проваливается в Чёрную Дыру, и вокруг теперь наблюдается полное отсутствие пространства.
   Есть только мы с Мишкой и космическая бесконечность.
   Мерцание звёзд в пустоте!
   Полёт в неведомое грядущее...
  

* * *

  
   В летнем кафе веселится молодёжь, стремясь выплеснуть во внешнюю среду весь избыточный запас своей кипучей энергии. Парни и девушки отрываются по полной, обильно поглощая спиртные и новомодные энергетические напитки и выкладываясь в быстрых, ритмичных танцах. Да здравствует веселье! Жизнь бьёт ключом! Спешите вовсю насладиться ею, пока вы молоды и полны сил...
   До сих пор не пойму, какой чёрт занёс меня туда одного в первом часу ночи. Скорее всего, виной этому была чрезмерная доза алкоголя, принятая мною до того. Видимо, во мне пробудилась обычная жажда странствий и любовных приключений, присущая любому пьяному романтику. Да, пожалуй, так оно и было...
   В общем, каким-то таинственным образом я оказываюсь в "Зигзаге" и там сразу же попадаю в весёлую компанию юных, сексуальных девиц лёгкого поведения, которые принимаются поочерёдно танцевать со мной и просить меня купить им много пива. А поскольку кое-какие купюры в моих карманах всё ещё имеются, то я, как истинный гусар в душе, не могу отказать этим молодым особам женского пола в столь необременительных просьбах.
   И вот, вскоре на нашем столике появляется пиво, а кроме него - водка и лёгкая закуска в виде сока, чипсов и бутербродов. Я же теперь представляю себя этаким щедрым и великодушным сказочным принцем, благородным и справедливым. Наверное, сказывается давнее желание сыграть подобную роль. К тому же, мою пьяную душу начинает волновать одна из девиц - золотоволосая нимфа с большими грустными глазами цвета моря. Мне почему-то кажется, что она наиболее благосклонна к моей скромной особе из всей этой шумной компании. Она периодически подмигивает мне одним глазом, хотя, возможно, это просто нервный тик, не знаю...
   Так или иначе, но очень скоро я чувствую некое возвышенное влечение к этой обворожительной нимфе и уже, грешным делом, подумываю о том, что неплохо было бы провозгласить её своей музой. Возможно, так и случилось бы со временем, но события вдруг разворачиваются по какому-то в корне неправильному сценарию, который явно был написан скверным автором.
   Сначала возле нашего стола внезапно возникает из светомузыкального хаоса группа подвыпивших тинэйджеров, потерявшихся в этом мире в силу отсутствия Направляющей Организации, из тех, что некогда существовали в былые, чудные времена (например, комсомол). Эти несостоявшиеся комсомольцы начинают весьма активно и совсем бесцеремонно приставать к девицам, в том числе и к моей нимфе, пытаясь увлечь их в танец, и ещё бог весть куда, подкрепляя свои настойчивые приглашения крепкими нецензурными выражениями, которые вовсе не украшают наш и без того богатый русский язык.
   - Молодые люди, не могли бы вы свалить отсюда куда подальше, - вполне культурно выдвигаю я им встречное предложение.
   На что эти потенциальные "юные ленинцы" почему-то реагируют крайне негативно, пытаясь выяснить, кто я такой "ва-аще по жизни" и почему "впрягаюсь за этих..." (дальше идёт сленг, трудно переводимый на обычный человеческий язык).
   Пытаюсь логически обосновать свои взгляды на нашу жизнь, но это приводит лишь к обострению дискуссии и к обоюдному желанию продолжить наш спор где-нибудь за пределами данной Территории Праздника.
   Поэтому, попросив девиц дождаться моего возвращения, я бодро шагаю вслед за четвёркой моих оппонентов, намереваясь расставить все точки над "и" и доказать свою правоту неопровержимыми и вескими аргументами.
   Наверное, у меня бы что-то и получилось, если бы не моя "усталость", вызванная бурными плотскими возлияниями, от коих в моей голове теперь витает белесый туман, а весь окружающий мир ведёт себя как-то подозрительно - то стремится опрокинуть меня, то покачивается, а то и вовсе пытается куда-то исчезнуть. Под давлением всех этих выше перечисленных обстоятельств я начинаю терять суть нашего разговора, но вскоре несколько взбадриваюсь, получив сильный удар в левый глаз.
   Скорее всего, удар наносят каким-то тупым предметом, потому что глаз мой тут же погружается во тьму, а в голове всё встряхивается и начинает двигаться слишком уж хаотически. И всё же я пытаюсь привести контрдовод и даже умудряюсь сбить с ног одного из горе-комсомольцев, прежде чем сзади на мой затылок обрушивается нечто тяжёлое и безапелляционное.
   И тогда вся действительность окончательно исчезает в пустоту Небытия вместе с глупыми фантазиями о золотоволосой нимфе...
   Нет, мир, конечно же, не исчезает и не перемещается в иную реальность. Он остаётся на прежнем месте и продолжает напоминать мне о своём существовании, но теперь к моим прежним мироощущениям добавляются принципиально новые - тупая, ноющая боль в голове и тошнота. И эти ощущения почему-то совсем не радуют меня, а вызывают в моей душе странные и противоречивые эмоции.
   Затем я неожиданно понимаю, что лежу на сырой земле - один и в полной темноте, если, конечно, не считать звёзд, сияющих в ночном небе. Это маленькое открытие не приводит меня в восторг, но заставляет пошевелиться и попытаться встать на ноги, поскольку люди обычно передвигаются на этих конечностях, хотя, не спорю, бывает и по-другому...
   Ощущая сильное головокружение, я всё же умудряюсь подняться и начинаю определять своё местоположение. Судя по густым зарослям вокруг и отсутствию зданий и людей, это один из городских пустырей. Мне даже удаётся вспомнить, что злополучное кафе находится как раз возле одного из них. Если меня никуда не перетащили, то двигаться теперь нужно на северо-запад, туда, где располагается центр города.
   Так я и поступаю - начинаю продвигаться сквозь кусты, ориентируясь на шум машин. При этом выявляется несколько удручающих фактов - кровь на разбитом лице, полное отсутствие денег в карманах и исчезновение часов "Ориент" (опять же, китайского производства) с левой руки. В принципе, потери терпимые, как и боль в затылке, но заставляют переосмыслить мой образ жизни, в котором явно отсутствует нечто возвышенное и светлое. Остаётся открытым только один вопрос - как именно изменить жизнь и что для этого необходимо предпринять...
   Кровь заливает лицо, я чувствую её солоноватый привкус во рту. С трудом начинаю узнавать окружающую местность. Это тот же пустырь возле кафе, в котором я защищал честь прекрасной дамы и вступил в неравный бой со злом. Вроде бы, поступил благородно, но душу терзает какое-то странное чувство, что благородный рыцарь из клоуна не совсем получился. Опять что-то не то и не так.
   Теперь главное это добраться домой. Всё, на сегодня клоунады хватит...
  
   Пустырь неожиданно кончается, и передо мной возникает во всей своей ночной красе Город, в котором обитает около полумиллиона моих двуногих собратьев по разуму. Они ведут в этом городе какое-то малопонятное мне существование, занимаясь всякими странными и порой просто отвратительными вещами. Но самым диким во всём этом является то, что и я занимаюсь тем же самым, будучи точно таким же горожанином. Удивительно, что подобные умозаключения возникли в моей голове только после хорошего удара по ней, в результате которого мои мозги, видимо, встряхнулись и заработали более активно. Наверное, иногда всё же полезно бить друг друга по голове для упорядочивания там мыслительного процесса. Что ж, идея неплохая...
   Я останавливаюсь и вглядываюсь в темноту, прислушиваюсь к звукам города, принюхиваюсь к его запахам. Город кажется мне каким-то чужим и незнакомым, словно его подменили. Ощущаю смутное беспокойство, и даже возникает мысль, что, может быть, совсем не стоит ТУДА идти, но я с усмешкой отгоняю её от себя.
   Как можно подменить целый город? Ладно, там, парочку домов или улиц...
   И всё же, беспокойство не проходит и постепенно крепнет в моей стукнутой голове, действуя мне на нервы. Я решаю, что должен во всём разобраться и развеять все тревоги и сомнения, а поэтому опять упрямо шагаю в направлении центра города, потому что именно там, как мне кажется, находится эпицентр изменений.
   Но когда навстречу попадается пьяный прохожий, я немного успокаиваюсь и нервно хихикаю, мысленно укоряя себя за паникёрство. Это же самый обычный город! Вполне чудесный и процветающий, всё такой же родной и привычный...
   До Центральной Площади остаётся всего один квартал, когда всё вокруг озаряется яркой праздничной иллюминацией, и до моего слуха доносятся порывы весёлой музыки. Это несколько озадачивает, ведь никакого праздника, вроде бы, не предвиделось. Неужто удар по затылку вызвал в моей памяти какие-то провалы и чёрные дыры? Что ж, вполне возможно. Тогда просто надо найти какую-нибудь афишу, анонсирующую праздник, и всё встанет на свои места.
   Я принимаюсь сумбурно искать на стенах домов и афишных тумбах какое-нибудь подобающее объявление, но ничего такого обнаружить не удаётся, и я, бормоча себе под нос всякие ругательства, выхожу прямо на Центральную Площадь, где сразу же окунаюсь с головой в атмосферу волшебного маскарадного действа...
   В этот глухой ночной час площадь залита ярким светом и запружена народом, причём, большинство присутствующих горожан облачено в карнавальные костюмы. Всюду происходит нечто интересное - стоят ларьки, в которых идёт бойкая торговля пирожками и сувенирами, пляшут и играют на дудочках и гармошках скоморохи, зазывалы предлагают принять участие в разных конкурсах и шоу.
   Я чувствую некоторую растерянность и сожалею о том, что не одел свой клоунский наряд. Вот бы где он пригодился!
   Рядом со мной неожиданно возникает зазывала в костюме средневекового шута и начинает корчить окружающим смешные рожицы.
   - Уважаемая публика, - орёт шут, - сегодня ночью в нашем славном городе бал-маскарад! Все жители автоматически становятся его участниками, и никто не имеет права отказаться. Спешите стать победителем в одном из весёлых конкурсов, и вы получите достойный суперприз. Только этой ночью красочная феерия, в которой всё непредсказуемо!.. Попытайте счастья в нашем небывалом представлении, станьте баловнем судьбы! Если вам повезёт, вы можете сказочно разбогатеть. Не упустите свой шанс, и ваши самые безумные мечты тут же осуществятся. Сегодня ночью возможно всё!..
   Я ощупываю свою голову - на затылке имеется приличная шишка. Щипаю себя за мочку уха. Больно! Выходит, это не сон, а какая-то странная реальность.
   Тупо смотрю на шута, орущего в мегафон. Он периодически подмигивает мне, словно старому приятелю, и всё время трясёт головой, на которую водружён дурацкий оранжевый колпак с бубенцами, чей звон действует на нервы. Вдруг шут подбегает ко мне и заговорщицки шепчет прямо в ухо.
   - Ну что, дуралей, хочешь свою Леночку выиграть? А, брат, знаю, что хочешь. - Он грозит мне пальцем. - Участвуй в конкурсах. За такую попку, как у неё, не жалко поставить на кон даже душу. Давай, придурок, рискни. Тебе повезёт...
   Я ошеломлён от такой речи шута и не знаю, что ему ответить. А чёртов зазывала уже опять кричит в мегафон, щедро одаривая пинками зазевавшихся прохожих, которые почему-то совсем не возмущаются и принимают пинки как должное.
   - А ну, поживее, толстожопые увальни, а то упустите свой шанс. Веселее, сонные тетери! Наш бал-маскарад начинается...
   Возвышение перед театром оцеплено стражами порядка, чьи лица закрыты смешными масками разных зверюшек и персонажей мультфильмов. Зайчики, чебурашки, мишки, гномики... Ах, какие славные, милые симпатяги! Вот только, резиновые дубинки в руках явно портят весь вид...
   Из дверей театра появляется странная процессия, разодетая не менее экстравагантно.
   - А вот и жюри конкурсов! - сообщает шут. - Поприветствуем!
   Площадь разражается бурными овациями. Все хлопают и свистят, лица людей перекошены неестественной радостью. Зрители похожи на безумцев, и мне становится жутковато в такой компании.
   - Вау! - визжат в толпе юные девицы.
   - Вау!..
   Перед входом в театр скоморохи устанавливают на козлы большой кованый сундук, вроде тех, что были в старых фильмах-сказках.
   - Вот оно, злато-серебро для победителей! - кричит шут. - Оно ждёт тебя, счастливчик!
   Рядом с сундуком встаёт Кощей Бессмертный, а за его спиной - Инквизитор и Палач с огромным зачехлённым топором на плече. К Палачу подтаскивают какую-то деревянную колоду, и кат деловито пробует её рукой.
   - Ну, а это, дамы и господа, плаха для проигравших. Что поделаешь, таковы правила. Кому-то придётся сложить здесь свою буйную головушку, не без того. Но, думаю, это вовсе не испортит вам праздник. Правильно?
   - Вау! - опять верещат девицы.
   Народ ликует и нетерпеливо топчется на месте. Всем хочется поскорее испытать судьбу. Видимо, каждый грезит о сундуке и совсем не думает о плахе.
   Я чувствую растущее с каждой секундой желание удрать с этой сошедшей с ума площади, чтобы не увидеть тот момент, когда начнут рубить головы. Кровавые зрелища не для моей расшатанной психики.
   - Не спеши, братец, - злорадно шепчет мне шут. - Рано ты лыжи навострил. Или хочешь, чтобы твоя Ленка досталась кому-нибудь из этих? - Он кивает в сторону каких-то пьяных типов с мерзкими мордами. - Ух, какая будет картинка!..
   Его глумливая рожа становится ненавистна мне, и возникает сильное желание врезать по ней со всего размаха. Словно уловив мои мысли, шут шустро отодвигается в сторону и показывает мне язык.
   - Так что, давай, двигай ножками, дуралей. Если не хочешь остаться на всю жизнь клоуном, рискни хотя бы раз. Соверши хоть один мужской поступок. Не дрейфь! Ведь эти Леночки любят сильных и богатых, им лохи не нужны.
   Громко хохоча, он скрывается в толпе, но я ещё долго слышу его резкий, отвратительный голос, выкрикивающий пошлые шуточки-зазывалки.
   - А это наш специальный приз, - вкрадчиво произносит Кощей и указывает рукой на край сцены.
   Там появляется девушка в наряде сказочной царевны. Её губы и глаза густо накрашены, словно у шлюхи, но черты лица кажутся мне хорошо знакомыми.
   - Ну-ка, краса-девица, покажи себя нашим добрым молодцам, - обращается Бессмертный к девушке. - Пусть оценят товар по достоинству.
   Она тут же одним ловким и быстрым движением сбрасывает с себя наряд и остаётся в одних только трусиках, если не считать сапожек и головного убора.
   И в этот самый момент я вдруг отчётливо понимаю, что "царевна" - это никто иная как Ленка. Именно она! Теперь, без одежды, её невозможно ни с кем спутать.
   - Ну как, хороша? - Кощей обходит вокруг девушки, поглаживая рукой её бёдра и грудь. - Достойный приз, не так ли?
   Среди зрителей мужского пола возникает шум, слышны одобрительные возгласы желающих выиграть специальный приз.
   Я тупо смотрю на обнажённую "царевну" и пытаюсь понять, как она оказалась здесь да ещё в таком качестве. Ленка - приз? Почему? Как-то всё это бессмысленно и дико...
   Чувствую бессильную ярость и злость, хочу выиграть её и увести с этой обезумевшей площади, спрятать на каком-нибудь неведомом острове Буяне, где нет Кощеев, ублюдочных шутов и прочих марсиан. Где нет вообще никого!
   Но потом приходит мысль, от которой возникает нестерпимая боль во всём теле. Горькая, тяжёлая истина, которая давит и приводит в отчаяние.
   Нет, ты никогда не сможешь победить! Ведь ты просто клоун! Жалкий дуралей с деревянными ножками, недостойный сказочной царевны...
   Тем временем начинается первый конкурс - стрельба из пневматического пистолета по воздушным шарикам. Первый участник, тучный мужчина средних лет, подходит к тиру, берёт оружие и открывает огонь. У него десять пулек и десять мишеней. Один промах означает поражение. В принципе, расстояние небольшое, но стрелку явно мешает сосредоточиться его заметное волнение и болтовня шута. Он поражает три мишени подряд, а затем не попадает.
   - Всё, проиграл! - радостно верещит шут. - На плаху его!
   Трясущегося от страха стрелка тут же хватают под руки двое здоровенных "опричников" и волокут к палачу, который уже снимает чехол со своего кошмарного орудия труда.
   - Казнить этого неудачника! - произносит приговор Кощей.
   - Казнить! - эхом отзывается площадь.
   Все зрители единодушны в своих кровавых желаниях и с явным нетерпением ожидают того страшного момента, когда безжалостный топор ката отделит голову бедолаги от тела. Кажется, никто из присутствующих горожан не сочувствует проигравшему, не сострадает и не жалеет.
   "Опричники" ставят приговорённого на колени так, что его голова оказывается как раз в нужном месте. Над площадью и театром повисает зловещая тишина, в которой через секунду отчётливо раздаётся свист топора.
   Плаха обильно обагряется кровью жертвы, а отрубленная часть тела с глухим стуком катится на цветную плитку площадки, превратившейся в жуткое лобное место.
   - Вау! - кричат довольные юные зрительницы.
   - Вау! - кричит "царевна" Ленка.
   Неужели это действительно она? Может, заколдовал её злой Кощей, превратив в бездушную демоническую деву? Не иначе...
   Народ аплодирует и ликует, всем хорошо. Шут хватает отсечённую голову за волосы и высоко поднимает над собой.
   - Ну вот, приятель, теперь тебя не будет мучить мигрень, - цинично произносит он. - Будешь должен.
   Зрители смеются над столь удачной шуткой зазывалы-затейника. Меня же начинает бить сильный озноб. Я поворачиваюсь спиной к театру и ко всей этой кошмарной труппе и начинаю продираться сквозь толпу, грубо расталкивая руками и грудью каких-то жутковатых, безликих существ, плотно стоящих вокруг.
   Прочь отсюда! Скорее! Бежать!..

* * *

  
   Утро будит меня тарахтением будильника и головной болью. С трудом начинаю припоминать вчерашнюю пьянку, происшествие в "Зигзаге" и странное видение про дьявольский карнавал. Интересно, где сейчас та золотоволосая нимфа? Должно быть, скрылась в пучине океана праздной жизни, ушла на глубину переждать дневной шторм похмелья, чтобы вечером опять всплыть на поверхность в каком-нибудь кафе или баре. Что поделаешь, нимфы - они такие...
   Во сколько же я добрался домой? Видимо, не раньше двух ночи. Хорошо ещё, что сегодня не надо рано вставать, а то пришлось бы плестись на работу больным.
   Скоро восемь. Мать уже встала и возится на кухне. Отец ещё на дежурстве, вернётся только к девяти, скорее всего, опять поддатый. Пора, однако, вставать и мне. Надо осмотреть боевые раны и принять душ для улучшения самочувствия...
   Разглядываю в зеркале свою побитую рожу. Выглядит она крайне неважно - синяки, ссадины, запёкшаяся кровь. К счастью, серьёзных повреждений нет, а всё остальное до свадьбы заживёт, тем более, до моей. Главное, я дал решительный бой адептам зла - пусть знают, что и у добра имеются кулаки. Да, добро обязательно должно быть с кулаками, иначе зло победит. Ему всегда нужно давать отпор, а не делать вид, что всё нормально. По другому нельзя! Не хочу, чтобы однажды ночью ко мне явился какой-нибудь мерзкий гоблин и, нагло ухмыляясь, начал меня пожирать.
   - Извини, брат, - вонзит он свои клыки в мою плоть, - но я должен хорошо питаться. Ты, конечно, парень неплохой, и я ничего против тебя не имею, но режим питания важнее. Пойми меня правильно. У меня ведь гастрит.
   И я, рыдая от жалости и сострадания к этому голодному монстру с больным желудком, буду подставлять его клыкам наиболее вкусные свои места...
   Нет, никогда так не будет! Гоблинов надо безжалостно уничтожать, а жить и вкусно питаться должны люди. Я понял это давно и другим никогда уже не стану...
   - Догуляешься ты по ночам, - с укором говорит мать. - Когда-нибудь прибьют вовсе.
   На столе меня уже дожидается соблазнительная яичница с помидорами. Выпиваю таблетку баралгина, делаю себе кофе покрепче и сажусь завтракать. Включаю телевизор узнать новости нашего неспокойного мира.
   А в мире опять льётся кровь, идут войны и межнациональные конфликты, происходят террористические акты и прочие нехорошие события. Американцы упорно пытаются всем доказать, что только они знают как всё ДОЛЖНО БЫТЬ. Ради этого они постоянно кого-то бомбят и обстреливают и потом искренне удивляются всеобщему непониманию и осуждению. Они ведь хорошие парни! Они ведь убивают и калечат детей и женщин исключительно из добрых побуждений и только во благо всего человечества. Для торжества мировой демократии!
   Наверное, если бы Буш-младший был хоть чуточку умнее и мудрее, он сделал бы правильные выводы из нашей недавней истории. Он далеко не первый "романтик", пытавшийся показать людям их счастье. Всё это уже нами уже пройдено и выстрадано ценой огромных жертв. Нет, господин президент Нового Света, мы уж как-нибудь сами доковыляем куда нам надо, без посторонней помощи. Неважный из вас, надо признать, получается Пастырь, не туда вы идёте и тянете за собой своих наивных сограждан. Приглядитесь получше, впереди непроглядная тьма...
   Но упрямый Джордж Буш словно не слышит мои гневные, обличительные мысли и доброжелательно улыбается мне с экрана телевизора. Хочется впечатать в эту лживую, самодовольную американскую улыбку родной российский кирзовый сапог. Может, только тогда начнётся хоть какой-то мыслительный процесс в голове, заполненной нефтедолларами вместо мозгового вещества. Впрочем, иллюзорная надежда. Тут, пожалуй, одного сапога маловато будет. Тут нужен более весомый аргумент. Например, термоядерное обоснование права любой земной нации на экономическое и политическое самоопределение...
   Боль в голове медленно утихает, но тяжесть остаётся. Бутылка-другая пива была бы сейчас весьма кстати для прояснения в мозгах. Надо найти в себе силы сходить за "лекарством", а заодно порадоваться утреннему солнцу. Оно всегда благотворно действует на мою нервную систему, вызывая приток жизнелюбия.
   - Куда опять собрался? - с тревогой спрашивает мать. - Или синяков мало?
   - Пивка куплю и обратно.
   - Что, болеешь? Пить надо меньше.
   - Надо, - соглашаюсь я.
   - Лучше бы деньги на книжку откладывал, а то всё тратишь только.
   - Было бы что откладывать.
   - Мы тоже мало получали, но умудрялись с каждой зарплаты что-то оставлять, в чём-то себе отказывали. А как иначе? Экономь.
   - Так неинтересно. Один раз живём.
   - А этого, сынок, никто не знает...
   Показывают очередной сюжет из жизни наших "марсиан". Декорации спектакля те же самые, давно приевшиеся: интим ночного клуба, дорогие вина и коньяки, полуголая танцовщица у шеста, пьяное веселье и нахальные рожи-маски представителей нового класса. По ходу пьесы эти бесовские персонажи высказывают свои "бесценные" мнения об экономической политике государства и дают "дельные советы" тем, кто хочет разбогатеть. То бишь, учат нас, сирых и убогих, жизни.
   - Вкалывать надо! - кричит какой-то прыщавый юнец с затуманенным травкой взглядом. - Арбайтен! Нормальный мужик должен зарабатывать...
   Только мне почему-то совсем не верится, что он заработал своим трудом деньги на эту выпивку и закуску. Скорее всего, он даже не имеет никакого представления о том, что такое ходить каждое утро на работу.
   Одной рукой юнец обнимает смеющуюся красотку, а во второй держит открытую бутылку шампанского. Пьёт прямо из горлышка и целует взасос свою подружку.
   - Вау! - орёт в камеру ещё чья-то пьяная рожа и глупо ржёт.
   Натуральная вакханалия. Должно быть, "марсиане" отдыхают после тяжёлой трудовой недели. Устали бедолаги, притомились. Ох, непростое это дело стоять у станка по восемь часов в день...
   Всё, больше не могу смотреть на подобное мракобесие. Иду за пивом...
   На улицах ещё не очень многолюдно, в субботу утром из дома человека выгоняют только неотложные дела либо вполне объективные причины, как в моём случае. Мелькают оранжевые "бронежилеты" дворников, убирающих вчерашнее свинство. Со стороны железнодорожного вокзала спешат приезжие из ближних и дальних деревень, катят за собой маленькие тележки и складные баулы на колёсиках. Ясно, эти хмурые, неразговорчивые "товарищи" прибыли в город с целью скупиться и запастись всем самым необходимым. Обычная картина нашей современной жизни. Такую можно наблюдать в любом областном центре, не говоря уже о крупных полисах. Неприглядная реальность начала двадцать первого века. Но есть, конечно, и другая действительность - та, которую показывали в новостях. Она запакована в красочную глянцевую обёртку и содержит приторно сладкую начинку в виде фантастического счёта в банке.
   Словно два параллельных мира врезались друг в друга. В одном из этих миров царит радужная атмосфера вечного праздника и дикого разврата, всё залито ярким светом дорогих ресторанов и казино, и продажная девка по имени Жизнь усиленно соблазняет обитателей своими греховными прелестями. А другой мир больше похож на жутковатую, бесцветную фантазию Стивена Кинга или Дина Кунца. В нём постоянно не хватает денег на самые обычные вещи и продукты питания, и населению приходится экономно расходовать электроэнергию, в нём копошатся, словно жалкие нищие оборванцы, наши мечты и несбыточные надежды на то, что когда-нибудь будет лучше. Эти миры каким-то непостижимым образом вполне сосуществуют в одном пространственно-временном континууме и почему-то не взрываются от соприкосновения, как античастицы, нарушая тем самым все законы Мироздания.
   На крыльце магазина мирно спит в стельку пьяный мужик. Он расположился вполне по-домашнему прямо на ступеньках и громко похрапывает. Одежда грязная, местами порвана. Типичный российский клошар, каких полным-полно в каждом городе. Для них теперь открывают ночлежки, чтобы не жили на свалках или в коллекторах теплосетей. Государство заботится о своих бездомных гражданах, проявляет гуманизм. И всё же эти несознательные "товарищи" имеют нехорошую привычку спать где попало и в самом непотребном виде, нарушая общественный порядок...
   Полусонная продавщица брезгливо принимает мои мятые червонцы, отсчитывает сдачу. Я вроде бы и вовсе не существую для неё. Чувствую себя таким же неодушевлённым предметом, как стеллажи с товарами. Если когда-нибудь всё же женюсь, то только не на продавщице. Интересно, мужей они тоже обсчитывают? Не удивлюсь, если так и есть.
   - У меня нет десяти копеек, - с непонятным торжеством сообщает девушка за кассовым аппаратом.
   Или это говорит сам аппарат? Чудо современной техники?
   - Ничего страшного. - Улыбаюсь в ответ. - Будете должны.
   Девушка-касса смотрит на меня как на заговорившего истукана с острова Пасхи, не понимая, шучу я или нет...
   Утренний сон бомжа цинично прерван стражами порядка. Два рослых, молодых сержанта поднимают его со ступенек под руки и ведут в стоящий подле УАЗик. Скорее всего, выбросят где-нибудь в боковой улочке, чтобы не портил приятного впечатления от городского пейзажа. Потому что взять с мужика всё равно нечего...
   Мимо проносится "летающая тарелка" и обрызгивает меня грязной водой из дорожной лужи. Жаль, что нет с собой гранатомёта - с удовольствием пальнул бы из него вслед машине, за рулём которой явно сидит какой-нибудь Хищник или Чужой. Кто, собственно, сказал, что эти пришельцы разумны? Сильно в этом сомневаюсь.
   Что такое Россия? Полукриминальные олигархи и наглые, зажравшиеся обитатели Рублёвки? Продажные казнокрады-чиновники и бессовестные, лживые политиканы? Или - молодые парни, потерявшие в Чечне руки и ноги и существующие на нищенские пенсии инвалидов? Простые девчонки, наивно мечтающие стать проститутками или выйти замуж за богатых иностранцев, чтобы жить обеспеченно? Самые обычные инженеры, рабочие и пенсионеры, оказавшиеся в нашей стране лишними?
   Наверное, каждый ответит на такой вопрос по-своему, и каждый даст вполне логичное объяснение своему ответу. Может быть. Но лично мне не хочется, чтобы во всём мире слово РОССИЯ ассоциировалось с пьяной мордой какого-нибудь господина Хрякина или Козлюка, для которых дороже всего на свете их золотые унитазы. Но эти самые хрякины и козлюки преспокойно и деловито скупают наши бескрайние просторы, чтобы "делать бабки" из земли, воды и воздуха, а если попадётся где кусок дерьма пожирней, то и из него. Они спешат догнать и обогнать своих заокеанских подельников, нисколько не уступая тем в алчности и бездушии. Они совсем обезумили в погоне за богатством и сделались социально опасными психопатами, готовыми перегрызть горло любому при одном лишь звоне монет. Собрать бы их всех этих уродов в одну большую клетку и выставлять напоказ, только бесплатно. За таких брать деньги - грех.
   Но кому интересно мнение уличного клоуна?..
   Возвращаюсь домой и сразу выпиваю одну бутылку. Становится легче, но до полного выздоровления ещё далеко. Ложусь на кровать со сборником рассказов Рэя Брэдбери и, потягивая пиво из второй бутылки, перечитываю то, что успел порядком подзабыть. Полусказочные и мистические истории великого фантаста хорошо отвлекают от размышлений о реальности. Идите вы куда подальше, "марсиане" и иже с вами! Сгиньте бесследно в гигантской Чёрной Дыре! Там вам самое место...
  
   Неужели опять этот кошмар?! Опять я превратился в деревянного уродца? Но почему вокруг чужая обстановка, хотя и знакомая? Стоп! Это же комната Ленки! Ну да, точно. Я был здесь пару раз и хорошо всё запомнил. Вот та самая кровать, на которой мы с ней... Или это тоже был всего лишь сон?
   Ленка поместила меня на тумбочку, рядом со стопкой дорогих журналов в красивых глянцевых обложках. Она всегда любила такие журналы, считая их необходимым атрибутом жизни современного молодого человека.
   "Это модно и стильно. Это своего рода эталон и настольное пособие..."
   Да, мы с ней существа из разных миров, и наши миры никогда не совпадут между собой. Я по-прежнему предпочитаю старые добрые журналы вроде "Вокруг света" и "Техника молодёжи", хотя и они теперь вдоволь забиты всякой рекламной мурой. Я выпал из временного потока и крепко застрял в прошлом. Так что, всё правильно, всё верно. У Ленки большие перспективы и далеко идущие планы. В этих планах нет места всяким уличным зазывалам и ходячим анахронизмам...
   Её дома нет. Должно быть, упорхнула на какой-нибудь шейпинг или в салон красоты. Или улетела на Марс, к своему гуманоиду Стасу.
   Делать нечего, встаю и осторожно делаю пробные шажки, поскрипывая деревянными ножками. Придётся привыкать к новому образу существования и находить в нём свои прелести. В конце концов, не самый худший вариант. А если хорошенько пораскинуть мозгами, то можно даже извлечь из всего этого неплохую выгоду.
   Спрыгиваю на пол и отправляюсь на осмотр квартиры. Изменилось ли здесь что-нибудь после моего последнего визита? Улучшилось ли благосостояние подруги "космического пришельца"? Ага, вижу! Вещички дорогие появились! Кто бы сомневался...
   Я игрушечный клоун, смешная, деревянная фигурка, пародия на человека. Я подарил сам себя Ленке, и теперь она может делать со мной всё, что только придёт ей в голову. Она может запросто выбросить меня в мусорное ведро, и я буду валяться там, среди разных объедков и грязных, вонючих отходов чужой жизнедеятельности, пока не окажусь на городской свалке. Она может сжечь моё деревянное тельце, цинично отломать мне ручку или ножку и, таким образом, превратить в жалкого уродца, который будет по-прежнему радостно улыбаться своей мучительнице. Я нисколько на неё не обижусь и смиренно приму любую муку и любое страдание от её рук. Мне будет нестерпимо приятно оттого, что меня убивает или калечит именно она...
   Пусть издевается надо мной, если ей так захочется. Пусть! Всё равно она останется для меня самой доброй и самой хорошей, родной и желанной.
   Неуклюже переставляя свои непослушные, деревянные ножки, выхожу на улицу и с удивлением замечаю вокруг множество таких же деревянных человечков, шатко и неуверенно бредущих в разные стороны. Живые фигурки сделаны крайне небрежно, словно бы наспех, отчего выглядят крайне смешно и жалко. Некоторые из них периодически падают в лужи, но вновь поднимаются и продолжают свой нелёгкий путь в неизвестном направлении.
   Клоуны, матрёшки, арлекины, всякие уродцы и страшилы, они медленно идут мимо меня, не удостаивая даже беглым взглядом своего деревянного собрата. Куда? Зачем? И, главное, кто так скверно вырезал всех этих бедолаг из пересушенной, потрескавшейся древесины?
   Такие вот мысли-вопросы мучают мой деревянный мозг, отчего голова становится непомерно тяжёлой и всё время заваливается то назад, то вперёд. Поэтому я стараюсь больше не думать и тупо окунаюсь во всеобщее хаотичное движение, не имея ни малейшего представления о том, где окажусь в результате этого трагикомического шествия.
   Люди-куклы, люди-марионетки, ловко управляемые за ниточки злодейкой судьбой. Мы шагаем и шагаем на своих непослушных ножках, постоянно толкая друг друга и пытаясь удерживать равновесие. Наверное, именно в этом и заключается наша корявая жизнь, к которой все давно уже привыкли. Нам вполне неплохо и комфортно, когда на пути не встречаются лужи.
   Так что, лучше не мешайте мне. Дайте пройти!..
  

* * *

  
   Вот и всё, что сумел вымучить после почти часовых потуг. Нет, видно, не суждено мне стать поэтом. А кем тогда? Чего способен я добиться в этой жизни? Да и способен ли вообще хоть на что-нибудь? В детстве хотел стать астрономом, потом - геологом, а сейчас... Чего я хочу теперь? Наверное, иметь свою семью и квартиру, ну и, конечно, работу, приносящую моральное удовлетворение. А что ещё? Куда подевались мои прежние романтические грёзы и желания? Как-то незаметно все они расползлись по закоулкам бытия, превратившись в склизкие аморфные массы. От них остались только призрачные тени...
   Ну вот, всё чаще стали возникать разные мрачные мысли и настроения. Уж не кризис ли среднего возраста подкрадывается? Ведь вроде бы рановато. По общим меркам ещё несколько лет в запасе у меня есть. Но ведь и эти годы вскоре пронесутся, словно резвые кони. А что потом? Встречать оркестром старость? Ну, а там, глядишь, и сама Старуха в Чёрном радостно пожалует ко мне на фуршет. И зачем вообще нужна такая жизнь?..
   Смотрю дневные новости. Они, судя по всему, призваны меня ободрить.
   - Председатель правительства доложил вчера президенту об экономическом росте, наметившемся в стране с начала текущего года, - с воодушевлением сообщает мне диктор Первого канала. - Теперь становится вполне реальным повышение пенсий и зарплаты бюджетников уже нынешней осенью...
   - Какой, к чёрту, экономический рост? - возмущается отец, приканчивая на кухне чекушку водки. - Всё врут, сволочи! Если бы не газ и нефть, был бы им рост. Заводы как стояли, так и стоят. Рабочих не хватает. У молодёжи только бизнес на уме. Все хотят быть юристами и банкирами. А кто будет у станков стоять? Китайцы и негры, мать их? О чём это правительство думает? О том, как бы с народа лишний рубль содрать? Все их реформы только на это и направлены.
   Но диктор усиленно делает вид, будто не слышит моего отца, и продолжает сообщать нам достижения и темпы развития "в процентах по отношению к тому же периоду...". Есть стратегия, есть ПЛАН! Через год жить станет лучше, а через пять - совсем хорошо!
   Подобное уже было, и я ещё прекрасно помню, как по двум каналам канувшего в Лету Советского Союза постоянно рапортовали о победах на трудовом фронте. Только вот, фронт этот давно уже брошен деморализованной армией труда, преданной своими генералами...
   Я отлично помню, как всё это было. Август девяносто первого. Незадачливый Ге-Ка-Че-Пе и приход к власти Ельцина, развал "Империи зла" и появление надежды у народа на то, что страна заживёт по-новому. Первый президент России казался тогда всем настоящим русским мужиком и сказочным Иваном Дураком, заступником униженного и оскорблённого люда. Он так пылко говорил о начале возрождения великой страны, что все верили. И дружно кричали "Да здравствует демократия!" И размахивали новым трёхцветным флагом. И от радости пили ещё больше.
   Но на поверку всё вышло иначе, и очень быстро Иван превратился в глупого и вечно пьяного царя, у которого придворные безбожно разворовывают казну, и нет совершенно никакого порядка в государстве. Народ в очередной раз был безбожно обманут и, вместо партийных дармоедов, получил на свою голову тех самых буржуев, которых однажды уже пнул лаптем под толстый зад.
   И эти новоиспечённые "мистеры твистеры", пользуясь беспробудным пьянством российского самодержца и отсутствием всякой экономической законности, шустро скупили за бесценок фабрики и заводы и разворовали всё "достояние республики". Сказка получилась очень грустной, потому что в ней не оказалось ни Конька Горбунка, ни Серого Волка, ни щуки. Смотрит Емеля с недоумением на свою печь и никак не поймёт, почему она сама не едет. А секрет-то здесь прост - колёс и двигателя у неё нет, а волшебное слово сказать некому...
   Звонит сотовый. На экране высвечивается имя ВАСИЛИЙ, вызывая в моей памяти курьёзные и не очень истории, связанные с этим персонажем. Всякий раз в его компании я попадал в какие-то переделки и сомнительные ситуации. Видно, пришло время следующей.
   - Привет будущим олигархам!
   - Привет вечным пролетариям! - не остаётся в долгу Василий.
   - Чую, хочешь предложить очередную авантюру.
   Он смеётся.
   - Всего лишь маленький вечерний променад.
   - Знаем мы твои променады. От одного шрам так и остался. Ладно, уговорил, чёрт. Предлагай.
   - Ну, для разминки пройдёмся по парку, а там как расклад покажет.
   - Замётано...
   По телевизору идёт криминальная хроника. В одном из столичных парков обнаружен труп пятилетнего мальчика со следами издевательств. Следователи предполагают, что действовал серийный маньяк - схожие случаи уже были.
   Отец матерится на кухне. Ругает наше гуманное правосудие, объявившее мораторий на смертную казнь.
   - К стенке их всех ставить! Американцы-то на Европу не смотрят - сажают всю сволоту на электрический стул, и правильно делают. При Сталине этих маньяков не было...
   Да, согласен, гуманностью выродков не перевоспитать. Каждый год появляются всё новые и новые нелюди, и число их растёт. Если дело пойдёт так и дальше, очень скоро вся планета превратится в заповедник маньяков.
   Похоже, эволюция всё чаще и чаще даёт побочные эффекты. Вырождается человечество, деградирует. Или это тоже запрограммировано Кем-то свыше?
  
   Андрюша Марадона - городской дурачок, блаженный в прямом смысле слова. Пожалуй, во всём городе не найдётся человека, который его не знает. Он всегда улыбается и всегда желает прохожим чего-нибудь хорошего, зная, что за это его обязательно угостят кока-колой или мороженым. Он принимает подарок с важным видом, затем кланяется, опять желает добра и здоровья и идёт дальше, радостно показывая окружающим своё приобретение. Он счастлив...
   Не знаю, за что ему дали такое громкое прозвище, по крайней мере, сам ни разу не видел, чтобы он играл в футбол. Андрюшу часто можно застать в компании детворы, где он общается на равных с мальчишками десяти-двенадцати лет - что-то им живописно рассказывает или о чём-то с ними спорит, бурно жестикулируя руками, точно он и в самом деле аргентинский футболист.
   Ему не нужен клоунский наряд, чтобы кого-то рассмешить, а когда он сам начинает громко и заразительно смеяться, то многие прохожие просто не могут удержаться от смеха. Когда Марадона рядом, всем людям вокруг легко и весело. Он словно снимает с других всю негативную ауру и очищает души от налипшей грязи нашей житухи.
   Пожалуй, в чём-то Андрюше можно даже позавидовать - безобидный человек не от мира сего, не ведающий всей мерзости этого самого мира. Сорокалетний взрослый ребёнок, навсегда заблудившийся в собственном детстве, либо просто не пожелавший с ним расстаться, дабы не замарать свою чистую душу. Ведь душа любого ребёнка девственно-невинна. Это уже потом, по мере взросления, она обрастает грехами разной тяжести, потому что наш мир порочен по своей сути, и чтобы чувствовать себя в жизни вполне комфортно, приходится порой грешить в той или иной степени. Сознательный грех - необходимый элемент нашего земного бытия. Именно так живут почти все люди, и это очень грустно.
   - Добрый день, - говорит нам Андрюша. - Как поживаете? Как ваше здоровье?
   - Спасибо, ничего.
   - Побольше вам денег и друзей. Это хорошо, когда много денег и друзей. Вы уж мне поверьте...
   Мы вновь благодарим Марадону и покупаем ему в ближайшем ларьке бутылку кока-колы. Он смеётся, прижимая подарок к груди, и, кланяясь нам, продолжает свой путь. Его взгляд излучает счастье, его радость передаётся нам.
   Иногда мне хочется вернуться в детство, чтобы целыми днями беззаботно гонять с друзьями мяч по двору и по вечерам рассказывать в беседке разные страшные истории. Но это, к сожалению, невозможно - все мы обречены, по божьей воле, становиться взрослыми и, со временем, превращаться в циников и грешников. Хотя некоторых из нас Бог удостаивает своего снисхождения в виде старческого маразма, который сродни счастью. По крайней мере, маразматику легче умирать.
   Воистину, Создатель милостив к своим заблудшим чадам...
  
   - Ну что, мон шер ами, скоротаем этот чудесный вечер в "Пульсаре"? Там теперь парочка стриптизёрш выступает. Очень даже ничего девочки.
   Василий изображает на лице гнусную ухмылку.
   Ощущаю потребность развеять грусть-печаль. Почему бы тогда, собственно, и не стриптиз? Пусть вид красивых женских тел вернёт мне радость земного бытия. Пусть волнующий танец плоти и страсти пробудит во мне безрассудство героя и дополнительную уверенность в своих силах, необходимую для хорошего самочувствия. Без всего этого начинаешь бояться изменить что-либо в своей жизни и постепенно превращаешься в типичного комнатного супермена, а попросту, в слизняка. Это не раз уже проверено на собственном опыте...
   В Центральном парке на сцене летнего кинотеатра идёт концерт местных фольклорных ансамблей. Звучат русские и украинские песни, женщины и мужчины в национальных костюмах водят хороводы и пускаются в задорный пляс. Раньше всё это творчество казалось мне скучным, но с некоторых пор смотрю и слушаю фольклор с интересом, испытывая необъяснимый восторг от мелькания пёстрых юбок и сарафанов, косовороток и шаровар. Не иначе, таки дозрел до народной культуры, повзрослел наконец-то. Всё же, есть в этих песнях и танцах нечто завораживающее и заставляющее трепетать душу. Возможно, они пробуждают генетическую память предков, вечно дремлющую в нашем подсознании. Кто знает...
   - Не втыкай! - Василий хлопает меня по плечу и смеётся. - Пойдём лучше слушать другую музыку, а от этой пусть свекловоды тащатся.
   - А вы, батенька, значит, из аристократов будете? - раздражённо отвечаю я.
   - Да ладно, не быкуй. - Он опять ухмыляется. - Хочешь, привезу тебе из деревни настоящие лапти? Будешь в них ходить в кабаки и тёлок кадрить. Они на лапти ведутся ещё круче чем на тачки.
   Сказал бы мне это кто другой, я бы крепко обиделся, но на Василия никогда обиды не держу и воспринимаю все его словоблудия с юмором. Так уж с давних пор сложились наши отношения. Ценю его как любопытного персонажа именно за взгляды на жизнь. Да и на подлость он не способен, хотя и старается казаться этаким беспринципным типом. Но я-то знаю, что на самом деле это далеко не так, а шутки его вполне беззлобны. Просто такой уж он человек, по-своему неповторимый. Герой нашего времени...
   В синих очах Василия пляшут бесовские огоньки. Он явно в приподнятом настроении, и я быстро заражаюсь его весельем. Шестое чувство подсказывает, что вечер сегодня будет насыщен событиями и может завершиться самым непредсказуемым сюжетом.
   Представляю себя каликой перехожим, бредущим в лаптях и с заплечной сумой по пыльной просёлочной дороге русской глубинки.
   - Эх, Русь-матушка, отчего ж так мало света и тепла на твоих бескрайних просторах?
   - Потому что Чубайс отключил свет и тепло за неуплату, - даёт простой ответ Василий.
   - Ой вы гой еси, добры молодцы...
   - Это точно. Всюду одни гои и геи. Особенно в Москве. - Он разглядывает девушек, гуляющих по парку, и разочарованно хмыкает. - Что-то красавиц не видно. Куда подевались? Спят ещё, наверно.
   - Это грустно, - соглашаюсь я с ним.
   - Тогда надо грусть развеять.
   - Да уж, видно, пора.
   И мы держим путь в "Пульсар", в "звёздное" пристанище жаждущих познания всех радостей земного бытия.
   А вокруг нас лето набирает свою спелость, наливается солнечным румянцем и сочностью жизни, что заметно по улыбающимся лицам людей и по чистоте небесной синевы. Лето красноречиво намекает на то, что в этом огромном мире есть много удивительных вещей, о которых нам не стоит забывать. И ни какие самые престижные машины и квартиры не имеют к этому отношения. Есть кое-что другое...
   - Как там твои подружки?
   - Да достали уже. - Василий засовывает руки в карманы джинсов и становится похож на мальчиша-плохиша. - Я их всех послал. Шлюхи глупые. Им только одно надо. Да и маменька наезжает. Начала устраивать внезапные проверки, и кричит, если видит пустые бутылки. Как-то на днях рано утром заявилась, а я с Иркой в постели валяюсь. Шоу было... В общем, никакого житья.
   - Это грустно. - Усмехаюсь я.
   Василий живёт один в двухкомнатной квартире, купленной ему матерью и отчимом, и его квартира очень часто превращается в подобие маленького борделя - девушки, выпивка, шум и веселье. Я сам несколько раз участвовал во всём этом безобразии, так что, знаю не понаслышке.
   - Наверно, скоро в Москву переберусь, - говорит он. - Там друг отчима нашей местной курятиной торгует. У него есть точки на нескольких оптовых рынках столицы. Вроде бы, дело идёт неплохо.
   - Значит, будешь куриным королём.
   - Это всё же лучше, чем здесь у отчима шнырём быть. Надоело его поручения выполнять. Забодал своими нравоучениями. Строит из себя Рокфеллера. Уже третью тачку сменил. Хоть бы одну мне подарил, жмот. Нет, лучше в столицу...
   - Да, я и сам не прочь туда махнуть, только решиться надо. Если бы хоть один знакомый там был.
   А что, если всё же рискнуть? А вдруг, повезёт? Ведь кому-то же везёт...
   В центре города начинают звонить колокола на башенках храма. Инстинктивно смотрю на часы. Без пяти семь, пора веселиться...
  
   Внутри "Пульсара" уже вовсю пульсирует вечерняя жизнь. Половина столиков занята, и большая часть присутствующих здесь девушки. Они сидят парочками и группами, они все соблазнительно одеты и благоухают различными ароматами, они ждут своих принцев, чтобы уехать с ними в сказочные замки и там...
   Впрочем, дальше будет отнюдь не сказка, а нечто совсем иное и не столь красивое, как хотелось бы многим. Вариант Золушки здесь не прокатит, да и доброй феи поблизости нет, чтобы из тыквы сделать карету. Так что, все потенциальные принцессы вынуждены довольствоваться выпивкой "на халяву" и полупьяным сексом в машине или в квартире несостоявшегося принца. И ведь довольствуются-таки!
   И тут я замираю и растерянно смотрю на одну девушку, как две капли воды похожую на Ленку, а потом осознаю, что это она сама и есть. Она тоже меня замечает и, кажется, растеряна не меньше. Что ж, к худу или к добру, но нам сегодня придётся веселиться бок о бок. Надеюсь, Ленка не сменит место своей дислокации ввиду появления "условного противника". Нет, вроде бы, не собирается. Хорошая примета...
   С ней две подружки, такие же молодые и красивые. Наверное, вместе учатся. Они сидят за столиком и пьют пиво, что-то оживлённо обсуждая.
   Мы садимся за столик в противоположном углу зала, откуда открывается отличный обзор на данс-пол, где позже должны появиться стриптизёрши. Делаем заказ у симпатичной официанточки, одетой под Красную Шапочку, и предвкушаем приятное времяпрепровождение.
   - Ну, что я тебе говорил? - Василий весело подмигивает мне, выглядывая подходящие "цели" среди девушек.
   Я же, словно идиот, пялю глаза на Ленку и чувствую, как моё настроение постепенно ухудшается. Потому что она сегодня выглядит особенно здорово и своим видом пробуждает во мне дикое желание заняться с ней сексом. Прямо здесь!
   - Приятного аппетита, - раздаётся рядом голосок Красной Шапочки, отрывая меня от сладких грёз.
   Официантка ставит на наш столик графинчик с водкой, стаканы с соком, рюмочки и тарелки с салатом.
   - Горячее будет минут через пятнадцать, - сообщает она и почти мгновенно перемещается в другой конец зала.
   Василий поспешно наливает в рюмки водку, и мы начинаем наш маленький банкет на две персоны. Разогреваемся, так сказать.
   Ди-джей включает музыку, что-то новомодное из иноземщины, вызывающей в голове странный акустический эффект. Но вставляет неплохо, особенно, после дозы спиртного.
   Самые энергоёмкие посетители тут же начинают танцевать, Ленка со своими подружками - тоже. Смотреть на неё танцующую до боли приятно. Мне всё сильней хочется подойти и поговорить. Но о чём? Пообещать, что в корне изменю свою непутёвую жизнь и стану крутым "мэном"? Или, может быть, упасть перед ней на колени и попросить прощение за все несовершённые грехи?
   Нет уж, дудки! Мы люди маленькие, но гордые. Живут на свете и другие не менее прелестные существа женского пола. В конце концов, любовь вполне можно подчинить своему разуму и контролировать её, вызывая либо подавляя усилием воли. Так что, нет никакой Ленки, и никогда не было. Это я сам придумал её и материализовал силой воображения, уподобившись Пигмалиону. А теперь пусть она растворится в космической пустоте...
   Но материализованная Ленка почему-то упорно не желает растворяться и, более того, притягивает меня всё больше и больше. Я чувствую это внеземное притяжение каждой клеточкой своего организма, и оно уже становится выше моих физических возможностей.
   Откуда-то из гиперпространства опять выныривает Красная Шапочка и приземляет на наш настольный космодром летающие блюдца со шницелями и картошкой фри. Ужин переходит на новую орбиту, а закуска - на более высокую ступень эволюции.
   - Понимаешь, я хочу вот так каждый день, и чтобы без напряга. - Василий кивком головы указывает на тарелки и графинчик. - Захотел, пошёл в кабак, посидел, провёл время в приятной обстановке. Ведь это, если разобраться, вполне человеческое желание. Жизнь должна быть в радость. Ты согласен?
   - Согласен, - рассеянно отвечаю я, наблюдая за Ленкой, по-прежнему материальной и красивой. - Создал же бог...
   - Не понял, кого создал? - Василий перехватывает мой взгляд и усмехается. - Кстати, то не твоя подруга там зажигает?
   - Нет, не моя она, не моя.
   - Поссорились? Ничего, пройдёт.
   - Это не проходит, - с грустью констатирую я. - Это навсегда.
   - Ну, ничто не вечно в этом мире. Давай лучше ещё по одной.
   После очередных граммов алкоголя во мне крепнет решимость подойти к Ленке и расставить все точки над "и". Делаю несколько шагов по полу бара, и вот она уже рядом. Спокойно танцует, окончательно развеивая мои сомнения в её реальности.
   Да, это та самая девушка, которая когда-то уверяла меня в том, что ей никто другой в этом мире не нужен. Только один я! Но позже оказалось, что кое-кто всё же понадобился - эдакий богатенький и перспективный "марсианин".
   - Привет! - кричу как можно беззаботней.
   - Преследуешь?
   - Ага, кажется, становлюсь маньяком.
   Ленка выглядит раздражённой. Её подруги хихикают, поглядывая на меня.
   - Ты достал уже! Неужели не понимаешь? Отвали!
   Звучит это очень обидно. Чувствую горечь и злость, но стараюсь держать себя в руках. А вдруг, ещё можно что-то изменить?
   - Думаешь, счастье там, где деньги?
   - А ты думаешь, там, где бедность? - резко парирует она.
   - Там где любовь.
   Конечно, фраза чересчур наивна и высокопарна. Так уж получилось. Сорвалось.
   Ленка смеётся прямо мне в лицо, и её смех уже похож на издевательство.
   - Вау! - кричит она. - Ты это о чём? Какая любовь, дорогой?
   - Ты не знаешь, что такое любовь?
   - А ты сам-то знаешь?
   - Я знаю. - Самое смешное в этом то, что я действительно уверен.
   - Да что ты можешь знать? - яростно кричит Ленка, напоминая мне сейчас какую-то жуткую фурию. - Ты же лох натуральный! Ты ни на что не способен.
   Никогда бы не подумал, что она может быть такой мерзкой и плохой.
   - Дура! - кричит кто-то моим голосом. - Уйди от этого гоблина. Он же сволочь!
   - Да пошёл ты, придурок! Никакой он не гоблин...
   - Ещё какой придурок...
   Я замираю и, обернувшись, вижу перед собой насмешливый взгляд Вики. Появление здесь этого нового персонажа ввергает меня в полную растерянность.
   - Привет, подружка, - говорит Вика Ленке и целует её в щёку. - Что, клоуны достают?
   - Да вот, прицепился как клещ.
   - Наверное, хочет тебя рассмешить, только забыл надеть свою рабочую одежду. А я ведь ему как-то предлагала. Отказался, глупенький.
   - Да, с умом у него всегда были проблемы.
   Они дружно смеются и перемигиваются. Выходит, хорошо знают друг друга? Такой неожиданный поворот сюжета явно не предусмотрен сценарием.
   Вспоминаю недавнее предложение своей начальницы насчёт вечеринки и чувствую, как от страшного прозрения моё сознание погружается в какое-то сумеречное состояние.
   - Не хочешь поработать клоуном по вызову? - спрашивает Ленка, и я уже не могу понять, шутит она или говорит вполне серьёзно.
   Девочки развлекаются? Им скучно жить, оттого что у них всё есть? Как это просто и смешно. Какой же я, действительно, идиот! Безмозглый деревянный дурачок...
   Кажется, в этот миг рухнуло само Мироздание, и весь окружающий мир исчез во тьме. Всё. Больше нет ни звёзд, ни планет. Нет ничего и никого! Осталась одна пустота. Чёрная, холодная, пугающая...
  

* * *

  
   Как странно. Каждый день мы встречаем на улицах города множество незнакомых людей, и нам нет никакого дела до того, кто эти люди и куда они идут, какие у них заботы и проблемы, и чем они вообще живут. И вот, совершенно случайно либо в силу сложившихся обстоятельств, мы заводим новое знакомство с кем-то из этих УЛИЧНЫХ людей, и они теперь становятся для нас не такими уж и чужими.
   И по мере развития этого знакомства мы всё лучше узнаём человека, о котором ещё совсем недавно ничего не знали. Перед нами всё ярче и глубже открывается данный персонаж пьесы под названием ЖИЗНЬ, и мы становимся вольными или невольными свидетелями тех маленьких трагедий и больших драм, которые разыгрываются с участием этого персонажа, и нам теперь уже далеко не безразлична его судьба.
   Мы начинаем переживать за него, сочувствовать ему или радоваться вместе с ним, мы даже пытаемся принять какое-то посильное участие в его "роли" и порой укоряем себя за то, что не всё сделали (не смогли или просто не захотели) для того, чтобы в судьбе нашего персонажа не произошло ничего плохого. Мы сами не замечаем, как становимся актёрами одной труппы.
   И подобное происходит постоянно, на протяжении всей нашей жизни. Мы каждый день встречаем всё новых и новых "персонажей" и не можем предугадать, с кем из них нам вскоре предстоит "играть" вместе в одной пьесе. Но эта игра происходит вновь и вновь, независимо от наших мыслей и желаний, одна пьеса сменяет другую...
   Самое же удивительное во всём этом то, что и мы ведь являемся персонажами для кого-то другого, и этот кто-то каждый день наблюдает нашу игру в собственном спектакле...
   Начинается новый день, и мы опять устремляемся туда, где нас ждут новые сюжеты и люди-персонажи, которые пока что нам безразличны. Но это до поры до времени. Как странно...
  
   Вот какая, однако, получилась мысль, с претензией на философию. Только, кому всё это интересно, кроме меня самого? Скорее всего, она так и сгинет никем не востребованная вместе с моим дурацким дневником. Ну и пусть...
   Пью дома и один. Подобное со мной иногда случается, если на то есть причины. А сегодня одна такая причина как раз имеется - я узнал, что умер Сан Саныч. Точнее, он повесился на чердаке пятиэтажки, в которой жил. Повесился вчера, но нашли его сегодня рано утром. Очередной запой оказался для этого человека последним. Он сделал из брючного ремня петлю и сунул в неё свою худую шею. И всё.
   Из повести вычеркнут один персонаж. Наверное, он устал бороться с этим паршивым миром и каждый божий день обуздывать свои мечты, устремлённые в светлое будущее. Или, может быть, таким способом решил уйти туда, где все грёзы непременно сбываются. Ещё одним хорошим человеком на свете стало меньше. Что ж, пусть хоть ТАМ ему будет всегда легко и спокойно.
   Впрочем, говорят, что все самоубийцы непременно попадают в ад. По крайней мере, в христианстве утверждается именно так. Лично мне кажется, что это как-то неправильно. Но, конечно же, решать не нам...
   Уже неделю нет никаких известий от Сани. Не хочется думать о худшем, но... Обычно его поездки в Германию длятся меньше.
   В общем, хреново на душе. Поэтому и пью. И опять думаю о Ленке. Никак не могу заставить себя выбросить её из своего сердца. Не получается. По-прежнему сидит она там и аритмии вызывает. Всё-таки, я слабак. Тогда всё правильно, таким только "марсиан" смешить, на большее не годятся. Буду и дальше выкрикивать пошлые шутки и кривляться, стоять на голове и показывать этим хозяевам жизни голую задницу.
   - Вглядитесь получше в своё отражение, дорогие мои пришельцы! Давайте вместе посмеёмся!..
   Нет, не смешно почему-то. Скорее наоборот.
   Надо решиться! Срочно бросить работу и уехать в Москву, устроиться там разнорабочим на стройку или грузчиком в какой-нибудь полулегальный цех, производящий колбасу и полуфабрикаты из разного дерьма. Жаль, что сейчас нет "строек века", куда так рвались комсомольцы семидесятых. Где взять ещё один БАМ? Господа олигархи, ну почему вы не хотите оставить о себе добрую память в виде какого-то безумного проекта? Что, фантазии не хватает? Или вам жалко свои миллиарды? Но зачем тогда они вообще нужны? Неужели только для покупки дорогих проституток и ради выделения экзотического кала?
   Скудно вы мыслите, товарищи буржуи! Скудно и паскудно. На тёплое место в раю всё равно ведь не накопите. Думаю, на Том свете вам ваше богатство не поможет, потому, как есть за вами грешки, да немалые...
   Пью один. Пью за упокоение заблудшей души Сан Саныча, за то, чтобы Саня оказался жив-здоров, за совместное счастье Ленки и её бой-френда, за то, чтобы обрели себя в этой жизни Макс, Мишка и Женька. Короче, пью...
   - Берёшь меня в собутыльники? - спрашивает болезненно-бледный месяц, заглядывая с неба в открытую дверь балкона.
   Оказывается, давно уже вечер. Странно, что я не заметил, как ушёл день. А может, его и вовсе не было? Отменили за ненадобностью указом президента или постановлением правительства? Да нет, эти дяди скорее ночь отменят. Значит, это я сам что-то прозевал, упустил. Эх, как же много уже упущено...
   - Почему бы и нет. Присоединяйся, дружище, закуски хватит.
   Я приглашаю месяца за стол, и дальше мы пьём вдвоём. Так, конечно же, веселей, он отличный собутыльник, хотя лишнего слова из него не вытянешь.
   - Слушай, тебе ведь сверху хорошо всё видно, - говорю ему. - Скажи честно, мы, люди, похожи на муравьёв? Есть ли хоть какая-то упорядоченность в нашем копошении? Есть ли смысл?
   Месяц пьёт и хмурится. Он, само собой, знает ответ на мой вопрос, но делает вид, будто усиленно размышляет. Вот хитрая рожа!
   - Да брось ты, не грузись, - наконец отвечает он. - Лучше наливай ещё по одной. Зачем тебе вся эта философская хренотень? Не надо...
   - Нет, ты, брат, не прав, это интересно. Вот, например, вдруг наш мир создан по ошибке? - не унимаюсь я. - А что, если Бог - это всего лишь двоечник, плохо выполнивший своё домашнее задание? Что тогда?
   Месяц не отвечает и смотрит на меня с сочувствием. Он опять хмурит брови.
   - Ладно, мне пора, - тихо произносит мой странный собутыльник.
   - Куда ещё?
   - Туда. - Он устремляет взгляд вверх. - На небо. Я ведь, вроде бы как, при исполнении.
   - Жаль, не могу тоже туда, с тобой.
   - Не завидуй. - Он кисло усмехается. - Ты думаешь, мне нравится моя работа? Да лучше бы я никогда всех вас не видел. Задолбали вы своей непутёвостью. Притомило наблюдать всё это почти каждую ночь. Достало!
   Ну вот, кажется, месяца прорвало. Высказался, облегчил свою душу.
   - Выходит, ты меня понимаешь. - Я дружески улыбаюсь ему. - Бывай тогда. Если будет скучно, заглядывай. Выпьем, поговорим.
   - Удачи тебе!
   Он ободряюще подмигивает мне и возносится на своё рабочее место.
   Я выливаю в стопку остатки водки. В душе царит космическая пустота, полнейший вакуум. Не хочется ничего, кроме как улететь в небо.
   Выпиваю за то, чтобы Создатель стал, по крайней мере, хорошистом и впредь сотворял только радостные, гармоничные миры, в которых никогда не будет никаких революций и перестроек, никакой мерзости и пакости...
   Выхожу на балкон в надежде увидеть что-нибудь новое, но нет - вижу всё тот же город. В нём ничего не изменилось. Одно холодное равнодушие ко всему происходящему. Он был таким задолго до моего рождения и останется таким же после моей смерти. Слышу непонятные, пугающие звуки, очень похожие на сытое, утробное урчание гигантского монстра. Уж не сам ли Город издаёт их? А что, если Он и есть живое существо, обладающее зловещим разумом? Каменное чудовище... Город-монстр!..
   Огромный жуткий монстр, пожирающий человеческие жизни и забирающий души у слабых, он прячет свою истинную, чудовищную сущность за добродушной, клоунской маской рекламы товаров и услуг и завлекает нас яркими, красочными упаковками. Но все эти упаковки предназначены для наших обездушенных тел, которые служат пищей для Города-Монстра. А Он, этот отвратительный гоблин, глумится над своими наивными обитателями, цинично превращая их в нарядных Барби, уродливых безумных телепузиков и в разные дешёвые подделки под нэцкэ, плохо слепленные из вторсырья. И бродят по улицам Города-Монстра вечно улыбающиеся хотэи, люди-куклы и люди-пустышки. А этот омерзительный ублюдок ухмыляется своим гнусным проделкам и злорадно наблюдает словно зритель за кошмарными трансформациями, происходящими с горожанами и особенно с горожанками, мечтающими стать вдруг золушками, попасть на бал и найти себе там настоящего сказочного принца. И Город-Монстр умело подбрасывает красивые, розовые мечты и ловко рисует волшебные миражи в своей больной атмосфере, загаженной заводскими выбросами и автомобильными выхлопами, испарениями нечистот и фекалий. И все мы незаметно тонем в этом изобилии всевозможного дерьма, продолжая мечтать о...
   Вот и меня сожрало Чудовище, забрав мою душу и превратив меня в клоуна. И теперь Оно громко чавкает, переваривая мои внутренности и мозги и отделяя от них невкусную плоть. Да и зачем мне плоть, если у меня есть другая? Ведь я деревянный дурачок, смеющийся над собственной никчемностью...
  
   Это, конечно же, комната Ленки. Я вижу её сверху, со стены, на которой подвешен с помощью плетённой из цветных шёлковых нитей верёвочки и вбитого гвоздя. Что ж, по крайней мере, она не выбросила меня и не предала забвению, а повесила так, чтобы видеть мою физиономию всякий раз после пробуждения или... во время занятий сексом со своим "марсианином" Стасом. К сожалению, она даже не догадывается, что и я, в свою очередь, буду вынужден наблюдать всё это... и страдать.
   Комната пуста, но шестое чувство подсказывает мне, что сейчас здесь появятся главные действующие лица. И они вскоре появляются.
   Оба они явно не трезвы. Стас всё время пытается её обнять или ущипнуть за попку.
   - Отстань! - Она отталкивает своего пылкого ухажёра и вырывается из его объятий.
   Стас опять хватает Ленку за талию и целует в губы. Мне хочется дать ему в морду, но я не могу этого сделать - меня удерживает верёвочка.
   - Давай скорее в постельку. Ты меня сейчас заводишь, - бормочет этот "марсианин" и притягивает девушку к себе.
   Она вновь отталкивает его и вырывается
   - Ах ты, маленькая шлюха! - Он демонстративно расстёгивает свои брюки и медленно приближается к Ленке.
   Ленка вскакивает и бросается к двери, но Стас ловит её и вновь бросает на диван. Я готов разорвать "марсианина" на тысячу маленьких гадких гномиков, чтобы затем безжалостно давить их ногами. Но я не могу спрыгнуть со стены - верёвочка и гвоздь крепко удерживают моё деревянное тельце в подвешенном состоянии. Они слишком прочны для маленького клоуна, и мне остаётся лишь яростно болтаться в воздухе, в надежде оборваться.
   - Ну-ка, сделай дяде приятно. - Стас глумливо усмехается. - Или уже разучилась?
   Он хватает Ленку за ноги и резко дёргает на себя. Она взвизгивает и начинает дико брыкаться, но этот инопланетный выродок намного сильнее её, хотя и пьян. Удерживая одной рукой девушку, второй он срывает с неё юбку.
   - Не трогай меня! - кричит она. - Скотина!
   - Тихо, крошка! В чём дело? Ну что ты трепыхаешься? Мы же с тобой так классно делали это много раз. Расслабься!..
   Он наваливается на Ленку и рвёт на ней остатки одежды, хлёстко бьёт рукой по лицу и начинает по животному грубо овладевать ею. Девушка изо всех сил извивается под ним, но её сопротивление быстро ослабевает и вскоре совсем прекращается. Она становится похожа на красивую резиновую куклу из секс-шопа, с которой можно делать всё что угодно...
  
   Деревянный клоун отчаянно болтается на шёлковой верёвочке и неистово бьётся пустой головой о стену, не зная как прекратить этот невыносимо кошмарный порнофильм. Ему хочется размозжить свою башку, чтобы больше никогда не видеть и не слышать всего происходящего. Хочется уничтожить весь этот недоделанный мир, который всецело принадлежит такому гнусному "марсианскому" племени. Хочется прямо сейчас умереть!..
  
   * ВЛКСМ - Всесоюзный Ленинский Коммунистический Союз Молодёжи.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   41
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"