Мальков Виталий Олегович: другие произведения.

Минус пятьдесят шесть

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ вошёл в мой сборник прозы "Срок". Белгород, 2014 г., издательство "Константа".


МИНУС ПЯТЬДЕСЯТ ШЕСТЬ

  
  
   Оконное стекло кухни затянули ледяные узоры. Ещё было темно, до позднего зимнего рассвета оставалось часа два.
   Матвеев открыл форточку и, поёжившись от повалившего с улицы холода, выглянул наружу. Спиртовой термометр за окном показывал пятьдесят шесть градусов ниже нуля. Начался актированный день. В прошлые годы он мог растянуться недели на две-три, а то и на добрый месяц. Теперь же якутские зимы стали мягче, редко когда мороз выдавливал за полтинник.
   Матвеев сладко потянулся, радуясь, что сегодня выходной. В такую-то стужу на работу идти кому охота, особенно, когда сама работа уже опостылела. Раньше, в царские времена, она считалась окаянной - охранять острожников и каторжан. Да и сейчас в ней не было никакого престижа, разве что ранняя пенсия по льготному стажу.
   В ноги ткнулся влажный собачий нос. Ротвейлер Чара торопила хозяина с утренней прогулкой.
   - Сейчас пойдём, не волнуйся...
   Он вернулся в спальню и осторожно, чтобы не разбудить жену, надел шерстяные спортивные штаны, а поверх них - брюки, натянул через голову тёплый вязаный свитер с длинным воротом. В прихожей экипировку дополнили сшитые в зоне оленьи ботинки на толстой войлочной подошве, чёрный армейский полушубок и меховая шапка.
   Чара охотно подставила голову для ошейника с поводком, нетерпеливо переминаясь с лапы на лапу..
   - Ну что, готова? Тогда айда...
  
   Матвеев отворил оббитую ватным пологом дверь подъезда и, пропустив вперёд собаку, вышел на крыльцо. Посёлок утопал в густом тумане, обычном при столь низкой температуре. Даже сам воздух как будто сделался более вязким и труднее вдыхался, а выдыхаемый пар издавал звук, похожий на шипение. Минус пятьдесят шесть - это не шуточки. Здесь, кажется, вступают в силу совсем другие законы физики. Металл и тот не выдерживает, лопается - машину можно заводить только в тёплом гараже. Непонятно, как люди привыкли жить в таком холоде. Но ведь живут! Ничего, приспособились. Взять хотя бы родной посёлок, приютившийся на высоком, скалистом берегу Лены... Да и лето ведь в Якутии жаркое, до сорока с плюсом бывает, одна беда - гнус да комарьё... Зато по осени в тайге полным-полно грибов и ягод...
   Любил Матвеев этот суровый край с его природой, ещё не поруганной человеком. Поэтому и вернулся сюда, отучившись в Новосибирском электротехническом институте. Понял, что не сможет обойтись без здешних просторов и красот - без знакомых с детства таёжных троп и ласкающего взгляд раздолья великой северной реки, без её шумливых ледоходов и белых июньских ночей. Даже трескучие якутские морозы не смогли остудить в душе эту любовь...
   Посёлок, в котором он родился и вырос, был основан в те трудные годы, когда страна подымалась из руин войны. Дед Матвеева, Николай Иванович, оказался в числе тех, кто первыми высадились здесь, чтобы строить цементный завод. На этом заводе дед проработал инженером почти тридцать лет, а его сын продолжил трудовую династию. Казалось бы, и внуку была дорога на цементный, но так уж распорядилась судьба, что он стал начальником отряда в местной колонии строгого режима. Что поделаешь, должен кто-то на белом свете и эту нелёгкую лямку тянуть.
   Поначалу, конечно, не очень ладилось - всё же, в подчинении были люди, имевшие за плечами не одну судимость. Но постепенно он вник в специфику профессии, научился разбираться в характерах, находить подход к самым неисправимым. Дослужился до капитана и ждал первую большую звёздочку на погон. Но что-то в душе с недавних пор поселилась тоска, от которой не спасала даже водка. Ему шёл тридцать пятый, и через три года он мог законно уйти в отставку. Мысли об этом возникали всё чаще и чаще...
  
   Блочная двухэтажка, где жил Матвеев, стояла на самом выезде из посёлка. Дальше находилась зона, сразу за которой начиналась тайга. Чара потянула за собой хозяина к пустырю, где они всегда гуляли.
   Снег сухо хрустел под ногами, а свет уличных фонарей казался в тумане тусклее. Вокруг было тихо, и лишь несильные порывы ветра нарушали эту тишину. Неожиданно Матвееву почудился приглушённый, жалобный писк. Остановившись, он прислушался и понял, что не ошибся. Где-то пищал совсем маленький котёнок, и звук этот, похоже, шёл от стоявшего во дворе мусорного контейнера, сбитого из деревянных щитов.
   Придерживая за поводок собаку, он свернул к контейнеру, прикидывая в уме, откуда здесь мог взяться котёнок. Похоже, выбросили погибать на морозе хозяева. Причём, буквально только что, иначе бы уже не кричал...
   В предрассветной темноте содержимое контейнера не было видно. Пришлось искать по голосу, шаря голой рукой по замёрзшим отбросам. Наконец рука нащупала живой комочек, и Матвеев быстро сунул его в глубокий карман полушубка.
   Котёнок сначала замолчал, затем закричал вновь, ещё сильнее, воодушевлённый на продолжение борьбы за жизнь. Великий инстинкт выживания, заложенный природой в этом крохотном существе, работал безотказно.
   - Ну, тихо ты, тихо. Ишь, разошёлся - радостно сказал Матвеев и тут вновь услышал в контейнере писк. - Так ты не один, что ли? Вот блин...
   Он опять снял рукавицу и продолжил поиск. Через несколько секунд второй котёнок оказался у него в кармане, рядом с первым найдёнышем, и теперь они копошились там вдвоём, надрывно крича на своём кошачьем языке. Чара беспокойно вертелась рядом, нервно поскуливая и неотрывно глядя на карман.
   На всякий случай Матвеев немного постоял возле контейнера, прислушиваясь, но писка больше не было. Скорее всего, кто-то из жильцов дома решил уменьшить выводок и почему-то выбрал именно такой способ. В голове быстро выстроилась вся картина...
   Два слепых и беспомощных котёнка оказались выброшенные как мусор своими хозяевами. Конечно, они пытались найти свою мать, чтобы спрятаться от обжигающего холода в её тёплой шерсти, но кошки нигде рядом не было, и крохи отчаянно звали её, не зная, где укрыться, и не понимая, почему с ними такое происходит. Они ещё не видели этот огромный, удивительный мир, но уже в полной мере познали всю его жестокость, оказавшись в нём лишними, не успев родиться.
   - Значит, не пришло ещё ваше время. - Матвеев вздохнул, успокаивая рукой собаку. - Куда ж мне вас девать-то?
   Он задумался, не зная, как поступить со своей находкой. Нужно было найти где-то кормящую кошку, но ни у кого из его знакомых в данный момент такой не имелось.
   Отступать уже было поздно, потому что в кармане полушубка шевелились и кричали два маленьких существа. Раз уж взялся за это дело, надо доводить до конца. Матвеев всегда старался поступать только так, как бы не было трудно.
   Тут он вспомнил, что в гараже возле колонии должен дежурить водитель, который, возможно, что-то подскажет. Идти было всего метров двести, и Матвеев не стал мешкать.
   - Чаруха, вперёд! - скомандовал он, ускоряя шаг...
  
   Впереди в тумане появилась вереница огней. Это светился охранный периметр колонии. Сейчас там подходило время утренней проверки. Зеки выстроятся поотрядно в коридорах общежитий, и каждого будут называть по фамилии. Затем все просчитавшие отряды сотрудники соберутся в дежурке, и будет подбита общая цифра. Вчера вечером в зоне было девятьсот пятьдесят восемь осуждённых. Значит, сейчас должно быть столько же, если ночью никто не сбежал. Только какой идиот побежит в такую погоду? Разве что безмерно отчаянный, кому терять нечего. Но таких давно уже не попадалось. Последний побег из этой колонии был лет пятнадцать назад, и то весной. Чаще бывает наоборот - ещё и не хотят освобождаться, особенно пожилые, у которых на воле ни кола, ни двора не осталось. Некуда им податься, проскитались они всю жизнь по тюрьмам да лагерям, пока были силы и молодость, не думая, что это не вечно. А некоторые так в зоне и помирают, и, если родственники не находятся или очень далеко, хоронят их на отдельных кладбищах и ставят таблички без имени и фамилии - один только номер указан для порядка...
   Холод упорно пробирался под одежду. Нос и щёки начали пощипывать, и Матвеев натянул до самых глаз ворот свитера. Вот тебе и прогулочка, с усмешкой подумал он. Хорошо ещё, что оделся тепло, как будто чувствовал.
  
   В гараже воняло соляркой - водитель уже проснулся и включил тепловую пушку, сам же занимался разборкой какого-то узла от УАЗика. Дежурил сегодня Михалыч, крепкий мужик пятидесяти лет, острый на язык и охочий на разные байки. В колонии он работал уже лет десять, и все хорошо знали о его пристрастии к охоте.
   - Привет, Михалыч. - Матвеев зацепил поводок за торчавший из стены крюк и, сняв рукавицы, стал оттаивать пальцами льдинки на ресницах.
   Чара глухо рыкнула, то ли тоже здороваясь, то ли предупреждая незнакомца.
   - А, капитан, заходи. - Михалыч кивнул, не бросая гаечного ключа. - Чего тебе в выходной день неймётся? Нормальные люди дома сидят, а не сопли морозят.
   - Дело у меня. - Матвеев легка растерялся от такого начала.
   - Дело? - Михалыч саркастически хмыкнул. - Ну, говори своё дело.
   - Здесь кошка кормящая есть?
   Водитель прекратил работу и посмотрел насмешливо.
   - Кормящая кошка? А зачем тебе?
   - Да вот, котят слепых нашёл. Пристроить бы их.
   - Ну ты, капитан, даёшь. - Михалыч покачал седой головой. - Мне б твои заботы.
   Матвеев сконфузился. И что это он, в самом деле, ерундой занимается? Прошёл бы спокойно мимо. Невелика-то трагедия. Чёрт его дёрнул в мусорке копаться. Давно бы уже в тепле сидел.
   - Да что-то жалко их стало, - скорее самому себе сказал он. - Накатило что-то...
   Котята, как будто догадавшись, что разговор идёт о них, опять замяукали.
   Михалыч отложил ключ и, не спеша, протёр тряпкой вымазанные машинным маслом руки.
   - Ну-ка, покажи горемык.
   Матвеев достал их и положил на широкую, привыкшую к труду ладонь водителя.
   - Вот так оно в жизни и бывает. Один выбросил, другой подобрал... - Михалыч задумался о чём-то своём. - Решаем их судьбу и не спрашиваем, чего они сами хотят, будто имеем такое право... - Он помолчал, грустно глядя на котят. - Я тоже как-то на охоте олениху пожалел. Хотел уже, было, выстрелить в неё, голубушку, да тут детёныш её из зарослей вышел. Как подумалось вдруг, что дитё без матери останется, так рука сама и опустилась. Как ты говоришь, накатило что-то... Сложное существо человек. И добро, и зло в нём перемешаны.
   Матвеев понял, что Михалыч сейчас открылся ему с новой, неожиданной стороны, как человек, склонный к осмыслению жизни. Выходит, мало его ещё знал.
   - В нашем свинарнике, кажись, кошка на днях родила. - Водитель лукаво прищурил глаза и вновь стал таким, как обычно - язвительным и словоохотливым. - Неси туда своих крестничков, спаситель.
   - Спасибо. - Матвеев уважительно протянул ему руку.
   - Давай, капитан, делай дальше доброе дело...
   Пришлось топать ещё сотню метров до подсобного хозяйства колонии, где круглые сутки находился бесконвойник, смотревший за свиньями.
  
   От скрипа входной двери дремавший на топчане зек поспешно вскочил.
   - Здорово, Кузьмичёв. - Узнал подопечного Матвеев. - Как обстановка?
   Чара сердито зарычала на человека, одетого в чёрную телогрейку с биркой на груди.
   - Да нормально. - Кузьмичёв удивлённо смотрел на "гражданина начальника" и его собаку. - Случилось что?
   В глубине свинарника раздавалось похрюкивание. Пахло чем-то прокисшим.
   - Случилось, случилось... - Матвеев привязал свою любимицу к ручке двери. - У тебя, говорят, кошка окотилась?
   - Ну да. - Кузьмичёв не понимал, к чему клонит капитан.
   - Да я тут вот нашёл... - Матвеев достал из кармана, одного за другим, котят. - Кто-то выбросил на помойку. Не возьмёшь?
   Оба найдёныша, рыженький и серый, вновь запищали, словно чувствовали близкий конец своих мытарств.
   - Конечно, пристроим сирот, - оживился Кузьмичёв, принимая котят. - Если, конечно, Муська возражать не будет.
   В углу комнаты стояла картонная коробка, из которой выглядывала кошка. Видно, нежданные гости обеспокоили её.
   - Ну-ка, мамаша, принимай ещё двоих. - Кузьмичёв положил малышей к семейству.
   Котята тут же устремились на поиски материнского соска. Расталкивая своих более крупных "братьев" и "сестёр", они быстро отыскали источник молока и жадно принялись за дело, громко чмокая и спеша утолить голод.
   Два человека замерли, ожидая приговора Муськи. Кошка обнюхала новоявленных детей и принялась тщательно вылизывать их. Таким образом, к пяти её родным отпрыскам добавилось два приёмных.
   - Ну вот и хорошо. - Матвеев облегчённо вздохнул, радостно наблюдая семейную идиллию. - А то иду, а они кричат... - Он вдруг смутился, пытаясь оправдать перед зеком свою сентиментальность. - Жалко стало.
   Муська прикрыла глаза и дремала в чинном спокойствии, словно показывая людям, что знает себе цену. Она бы, может, и сказала, что у них, кошек, всё проще насчёт чужих детей, но она не умела говорить.
   - Буду освобождаться, рыжего заберу с собой, - задумчиво сказал Кузьмичёв. - Я ведь сам детдомовский. Мать в роддоме оставила... Хорошо хоть не выкинула, как котёнка. - Он грустно усмехнулся.
   - На волю-то когда? - спросил Матвеев, отвязывая собаку.
   - Осенью *удо подходит. Надеюсь уйти.
   - Ну а что, мы будем характеризовать положительно. Нарушений у тебя нет. Так что, думаю, должны отпустить. Ты ведь за избиение сидишь, - припомнил Матвеев дело зека.
   - Ну да, козла одного проучил... и не жалею. - Кузьмичёв нахмурился, провёл рукой по жёсткому ёжику чёрных волос на голове. - С такими только так и надо.
   - И за что ж ты его? В деле написано на почве личной неприязни...
   - К Наташке моей полез, хотя знал, урод, что она со мной. - В глазах Кузьмичёва заблестели дерзкие огоньки. - Она стала отбиваться, так он ещё и ударил. А она ж мне всё рассказала потом... Короче, поговорил с ним по душам...
   - Ясно. - Матвеев чисто по-человечески вполне понимал поступок осуждённого, сам бы на его месте поступил так же. - Хоть ждёт?
   - Ждёт, - улыбнулся Кузьмичёв. - Мы ведь здесь и расписались с ней. Ездит теперь на свиданку... она в Якутске живёт.
   - Это хорошо. - Матвеев попытался представить эту женщину. - Фото есть?
   - Конечно. - Зек поспешно открыл ящик стола, стоявшего рядом с топчаном, и достал небольшой фотоальбом, перекинул там несколько страниц и протянул капитану. - С ней, если получится, заживу по-новому. Надоело по зонам скитаться. Семью хочу, как у всех нормальных людей.
   С фотографии смотрела, ласково улыбаясь, приятная лицом и фигурой женщина лет тридцати пяти, с красивыми, добрыми глазами. Наверное, за неё можно было и в тюрьму пойти.
   - Должно получиться, - подбодрил Матвеев и погладил собаку. - Да, Чаруха?.. Ну, ладно, пойдём мы, а то моя, поди, уже нас потеряла.
   Выходить обратно на мороз не хотелось, но деваться было некуда.
   - Удачи тебе, начальник, - искренне сказал Кузьмичёв. - Бог-то не фраер, он всё видит.
   - Ну, глядишь, и зачтётся на том свете, кто знает. - Матвеев рывком откинул дверь и, чертыхнувшись, зашагал по утоптанному снегу.
   Чара рвалась домой, натягивая поводок и подгоняя хозяина.
   Холод продолжал править этим застывшим миром. Он как будто рассердился, что у него отняли добычу, и теперь пытался отыграться на человеке и его собаке. Встречный ветер усилился и набрасывался злыми порывами.
   Матвеев ускорил шаг и поднял воротник полушубка, чувствуя прилив настроения. Ничего, сейчас он вернётся в тепло своей квартиры и выпьет горячего чаю с брусничным вареньем. Мороз для северянина привычен. Подумаешь, минус пятьдесят шесть...
   _ _ _
  
   УДО - условно-досрочное освобождение.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"