Нара Айна: другие произведения.

Опыт на себе. Сказка. Отрывок 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Отрывок седьмой: "Девица Марианна"
  
  Усевшись на кровать рядом с Изой, Лаура звонко рассмеялась и положила, наконец, свой прутик на подушку.
  "Роланд так и сказал, что ты забавная! - улыбнулась она дружески, - И, все-таки, как бы мало ты ни знала о сказках, но ты повела себя слишком неосмотрительно! Зачем ты позволяешь незнакомцам дотрагиваться до себя? Неужели встреча со Странствующим Рыцарем ничему тебя не научила?"
  Посмотрев на юную королеву, ловко переплетающую длинные русые косы, Иза сердито нахмурилась. И все-то она уже знает! Девушка уже хотела высказаться по этому поводу, но не успела.
  Тяжелые шторы тихо колыхнулись и, неслышно ступая по каменному полу, в спальню королевы вошел человек, скрывавшийся в нише за ними, похоже, все это время.
  "Однако же, Вас, моя госпожа, даже многие годы опыта не научили быть осторожнее!" - прозвучал над Изой нежный девический голос, и она быстро обернулась, чтобы увидеть ту, что сказала это.
  "Вы вновь разозлили колдунью!" - произнесла совсем еще юная девушка осуждающе.
  И, остановившись за спиной Лауры, она стала переплетать ее косы снова - медленно и аккуратно.
  "А тебя, похоже, только розга и научит держать язык за зубами, Эшли! - шлепнув девушку по рукам веером, прикрикнула на нее статная красивая дама, появившись из укрытия следом за ней, - Сколько можно повторять тебе: не называй так леди Каролину! В этом дворце даже у стен есть уши! Уйди, я сама сделаю! - бросила она, оттолкнув девушку от королевы, - Приготовь воды и платье для леди Золь, дурочка! И ты хороша! - прошипела она на ухо Лауре, которую ее гнев, похоже, только веселил, дернув ее за волосы, - Могла бы позвать меня, а не устраивать этот балаган!"
  И, потянув девушку за косы, она направилась к большому зеркалу.
  Заойкав от боли, юная королева побежала следом за ней, пытаясь высвободить свои косы из цепких рук негодующей дамы.
  "Ой! Больно, Мадлен, больно! - усевшись в кресло перед богато разукрашенным туалетным столиком, рассмеялась она и добавила, когда служанка вернулась в комнату, - Мадлен, Эшли! Ну, не сердитесь! Я не успела бы позвать кого-то на помощь, а это было единственным, что мне удалось придумать. Но ведь все обошлось?"
  И, весело улыбнувшись, она посмотрела в глаза сначала служанке, а затем даме.
  Эшли не смогла сдержать ответную улыбку.
  "Ах, госпожа! - вздохнула она, раскладывая по креслам юбки, рубашки и устрашающего вида корсет, - Вы должны быть осторожнее. Ведь ни сэра Роджета, ни сэра Ричарда нет сейчас в столице. Да и будь они, - девушка безнадежно вздохнула и отвернулась к окну, - Никто, кроме леди Марианны, не мог противостоять ей, а леди Марианна..."
  И Эшли незаметно смахнула слезы с глаз.
  Иза нахмурилась. Вот эта девчонка точно не притворяется! Все интереснее и интереснее...
  "Не хнычь, дуреха! Ты расстраиваешь королеву! - бросила Мадлен холодно, но Иза видела, как она сжала губы, борясь с чувствами, прежде чем сказать это, - Помоги лучше леди Золь умыться и переодеться, а там поговорим!"
  И, прежде чем Иза успела возразить хоть что-нибудь, Эшли склонилась перед ней в глубоком поклоне и, подняв на нее свои чистые васильковые глаза, приветливо улыбнулась.
  "Позвольте мне помочь Вам, госпожа".
  Это была такая юная, такая милая девушка, и она была так расстроена, что у Изы язык не повернулся спорить с ней. И, поднявшись с кровати, она последовала за Эшли.
  Спустя час, умытая и причесанная, затянутая в корсет до такой степени, что, казалось, ребра должны треснуть, и, вообще, не понятно было, как она еще дышит, Изольда сидела на мягких перинах королевской кровати и с наслаждением потягивала настоящий английский чай.
  Вот это настоящий чай! И неважно, что выращивают его совсем даже и не в Англии.
  Блаженно полуприкрыв глаза, девушка в сотый раз провела ладонью по мягкому шелку своей юбки. Настоящее шелковое платье! Такое красивое, какими бывают, наверное, только платья сказочных принцесс, было вторым ее утешением за все мучения. Корсет под ним портил удовольствие, конечно, но, все-таки, это платье было просто восхитительно! И задним числом Иза жалела уже в который раз, что ее платье на выпускном балу не было даже на сотую долю столь красиво.
  Вышитое золотом по жемчужно-розовой ткани, украшенное нитями жемчуга на рукавах и по линии декольте, оно было ничуть не менее роскошным, чем платье самой королевы Лауры.
  Да ведь Роланд так и говорил о ней - юная королева дарит все самое лучшее своим друзьям, и самые богатые подарки достаются ее гостям. Ведь это знак королевской щедрости!
  Впрочем, глядя на Лауру, Иза склонялась к тому, что это, все-таки, доказательство щедрости сердца самой девушки. Думать об этом было по какой-то причине очень приятно.
  Но мысли о доброте королевы Лауры, английском чае, жемчуге и шелке, и той нестерпимой боли, что ей причинял несносный корсет, не могли заставить Изольду забыть о главном. И из-под полуопущенных ресниц она продолжала внимательно наблюдать за своими новыми знакомыми. Итак...
  Королева пьет чай на кровати вместе с дамой из своей свиты, горничной и абсолютно незнакомой девушкой, которую привел оруженосец какого-то там рыцаря, и разговаривает с ними всеми совершенно на равных.
  И ладно бы дама, но горничная, а тем более, она сама на королевской кровати не смотрелись совершенно никак!
  Горничная еще менее подозрительна, если подумать. Просто милая добрая девушка, беззаветно преданная своей госпоже и болтающая все, что ей приходит в голову.
  Например, о том, что леди Каролина - жена регента и опекунша юной королевы - колдунья!
  И, что подозрительнее всего, дама, хоть и отчитала ее за эти слова, но не опровергла их и даже не собиралась опровергать.
  Она, наверное, состоит при Лауре в качестве воспитателя. Ну, тогда все выглядит еще более странно...
  Иза нахмурилась, посмотрев на даму Мадлен, с кошачьим изяществом поглощающую одну за другой помадки с подноса, словно ей и не грозит ожирение, как всем.
  Впрочем, судя по сухощавой и стройной фигуре женщины, ожирение ей точно не грозило. Высокая, темноволосая и темноглазая, очень бледная и даже не нарумяненная, как другие дамы при дворе, Мадлен держала голову гордо поднятой, всегда глядя на всех остальных чуть свысока. Можно было бы даже сказать, что она задирала нос, но Иза подумала почему-то, что за этой надменностью кроется доброе сердце. Ведь, не смотря на то, что час назад она на ее глазах оттаскала за волосы саму королеву (и эта картинка все еще стояла у девушки перед глазами), она сделала это, похоже, потому только, что искренне беспокоилась за нее.
  Итак, это странно с любой точки зрения, решила девушка, поразмыслив. А вслух она сказала так: "А кто такая девица Марианна?"
  Мадлен вздрогнула от этих слов и нетерпеливым жестом попыталась остановить девушку. Но Изе, в отличие от Эшли и Лауры, дела не было до ее гневных жестов и грозных взглядов.
  "Может быть, вы ответите мне, - продолжила она невозмутимо, - Потому что Роланд героически молчал об этом всю дорогу, а тот, кого вы называете Странствующим Рыцарем, только намекнул, будто меня может ждать ее судьба, - она прямо посмотрела в глаза Лауре, - Ее судьба столь плачевна?"
  Лаура опустила взгляд на мгновение, и голос ее дрогнул, когда она заговорила.
  "Марианна была лучшей, - сказала она и, глубоко вздохнув, справилась с дрожью в голосе, - Она единственная защищала нас всех от колдовства леди Каролины. И сама стала жертвой колдовства!"
  По румяной щеке юной королевы покатилась прозрачная слеза. И Эшли тоже всхлипнула, закрыв лицо руками. А Мадлен, вскочив с кровати, быстро отошла к окну и не оборачивалась больше, пока Лаура не закончила свой рассказ.
  История была совершенно в духе английских сказок, если не обращать внимания на некоторые подозрительные детали.
  Начиналась она, как и все подобные истории, вдовством и второй женитьбой короля. А Иза знала, что короли в таких случаях долго не живут. Собственно, как все и случилось.
  Но могла ли совсем еще юная и доверчивая, чистая сердцем, принцесса Лаура предположить, что новая жена ее отца - красивейшая и добрейшая женщина - окажется такой невообразимой лгуньей, да еще и чернокнижницей, в придачу?
  Дальше все было почти по "Гамлету", и Изольде приходилось только изумляться выдержке и изобретательности сказочных принцесс и дам.
  "Во-первых, тебе следует знать, - начала юная королева медленно, продумывая каждое слово, - Что, кроме нашего волшебного королевства, есть еще другие вокруг. С нами соседствует королевство короля Джона - то, что на побережье моря, - он очень хороший человек, правда! - заверила она девушку, - И королевство - то, что у подножия гор, - где правит старый король Эдвард, он тоже очень хороший, и с принцессой Джини мы дружим с самого детства. Ну, а наше волшебное королевство называют "то, что окружено лесами", потому что вокруг нас, и правда, леса со всех сторон. И, когда была жива моя матушка, мы были очень счастливы здесь".
  Горестно вздохнув, Лаура опустила голову, и сердце Изы невольно сжалось от жалости, когда на белый шелк ее платья упали, разбившись на сотни частиц, крупные слезы.
  А Мадлен сжала кулаки на подоконнике и сильно зажмурилась, подавляя гнев. Иза заметила это и сразу поняла, что и ей есть, что рассказать. Но та молчала, все сильнее сжимая губы от негодования и ярости, и так и не произнесла ни слова, пока Лаура рассказывала свою историю.
  Юная королева не могла помнить всего, она была лишь ребенком. Но дама Мадлен - первая приближенная и любимая воспитанница ее матери - помнила все до деталей!
  
  История королевы Лауры
  
   Королева Анна была так добра, так заботлива и отзывчива, что покоряла всех вокруг своей добротой. И муж, король, полюбил ее за доброе сердце, а вовсе не за красоту, которой королева тоже не была обделена. А, спустя недолгое время после свадьбы, королева Анна подарила супругу прекрасную дочь, и оттого она сама стала еще прекраснее в его глазах.
  И все было светло и радужно в жизни королевской четы многие годы. Их волшебное королевство, то, что окружено лесами, процветало, и люди были довольны и счастливы. Им не приходилось роптать на своих добрых правителей, ведь те ни в чем не притесняли их и всегда о них заботились, как и велел им их долг.
  Все кончилось со смертью королевы.
  Овдовев, король, хоть он и скорбел по жене всем своим сердцем, женился очень скоро во второй раз. Он хотел, чтобы прекрасная принцесса из соседней страны, известная своими добродетелями, но по какой-то странной причине все еще незамужняя, заменила его дочери мать, а ему стала бы верной подругой. Не так уж весело и легко живется - даже и королям, - когда совсем никого нет рядом.
  И леди Каролина - красивая, умная и добродетельная - сразу очаровала всех при дворе.
  Даже юной Лауре она понравилась, так добра она была к ней. И даже дама Мадлен не сразу распознала подвох. Но во дворце был человек, не поверивший в искренность новой королевы и на единый миг.
  Прозванная за глаза ведьмой из-за огненно-рыжих волос, девица Марианна, что служила при дворе, выполняя различные поручения дам, сразу разглядела ее истинную сущность.
  
  "Мне было тогда десять лет, - справившись с чувствами, тихо продолжила Лаура, - И, едва я увидела леди Каролину, как она сразу же понравилась мне. Помню, она вся была в золотой парче, и в ее волосах было много жемчуга, а пальцы были унизаны перстнями. Она так ласково улыбалась, глядя на людей, встречавших ее, что я подумала: "Вот, эта добрая женщина утешит отца в его печали!" - и мне самой стало немного легче на сердце от этой мысли".
  Заметив девочку в толпе, новая королева спешилась и приблизилась к ней, приветливо улыбаясь.
  "Так ты и есть Лаура? - промолвила она ласково, - Меня зовут Каролина. Можешь называть меня тетушкой Каролиной, если захочешь. Надеюсь, мы подружимся".
  "Я очень постараюсь понравиться Вам, тетушка Каролина, - ответила девочка робко, - Я буду послушной, правда".
  Королева весело рассмеялась и, вынув из своей высокой прически белое перо, богато украшенное жемчугом, протянула его ребенку.
  "Ах, какая прелестная девочка! - сказала она с улыбкой и добавила ласково, - Возьми это, Лаура, в знак нашей дружбы".
  "Спасибо, - откликнулась та и уже протянула ручку к подарку, обещая, - Я буду беречь его".
  
  "Как вдруг лицо моей мачехи, такое доброе еще мгновение назад, исказилось злобной гримасой, и я, испугавшись, отпрянула от нее, так и не коснувшись украшения..." - продолжила Лаура свой рассказ.
  Эшли слушала ее, словно в первый раз, хотя Иза подозревала, что горничная может пересказать историю королевы дословно.
  "В первое мгновение я даже не поняла, что произошло, - сказала Лаура, - А потом я увидела вдруг, как рука леди Каролины, та, в которой она держала перо, покрывается жуткими язвами, а меня заслонила юная девушка в бордовом, с черной вышивкой, платье и черном плаще, перехваченном поясом из рябины. Это была Марианна".
  Зажмурившись еще сильнее, Мадлен изо всех сил стиснула зубы, но не смогла удержать слез в этот раз. Отважная Марианна!
  Беспечно поигрывая рябиновыми четками, она одна заслонила в тот миг будущую королеву от неминуемой беды. Она одна распознала врага под личиной друга. И, глядя в лицо разъяренной колдунье веселыми темно-карими глазами, она одна открыто бросила ей вызов в тот день. Но она проиграла!
  
  Босоногая девушка в темном платье и груботканом плаще, спадающем ей до самых пят тяжелыми складками, с копной тяжелых огненно-рыжих волос, она была еще очень юна тогда. Но и одного взгляда на Марианну Рэд хватило леди Каролине, чтобы понять, кто перед ней.
  Отступив назад, королева спрятала в складках рукава обожженную руку и улыбнулась девушке. А та склонилась перед новой госпожой в низком почтительном поклоне, скрыв свою улыбку за прядями густых волос.
  "Простите мне мою дерзость, Ваше Величество, - смиренно произнесла она, - Но не стоит давать ребенку столь дорогие игрушки. Его Величество король старается воспитать в дочери кротость..."
  Марианна бросила короткий взгляд на девочку за своей спиной, и та неосознанно кивнула, соглашаясь.
  Она до сих пор не могла понять, чем же Марианна так обожгла новую жену отца, и почему та не рассердилась на нее за это, а, напротив, беседует с ней, как ни в чем не бывало.
  "Я думаю, ребенку довольно будет и таких игрушек, - улыбнулась служанка, протягивая девочке вырезанную замысловатым орнаментом рябиновую брошь, - Вам нравится, Ваше Высочество?"
  Лаура подняла брошь, сквозь отверстия рассматривая летнее небо.
  "Ах, очень нравится! - воскликнула она восхищенно, уже забыв о дорогом подарке, которого лишилась только что, - Можно мне оставить ее? Тетушка Каролина? Марианна?"
  "Конечно, можно, - низко поклонившись ей, улыбнулась Марианна, - Носите ее всегда, принцесса!"
  Снисходительно улыбнувшись, леди Каролина кивнула в знак согласия.
  "Думаю, это разумно, - произнесла она, - Скромность и кротость - это прекрасные качества для юной леди. Ступай играть, Лаура. А ты, - она смерила служанку взглядом, - Марианна?"
  "Марианна Рэд, - откликнулась та, еще раз поклонившись новой королеве, - Всегда к услугам Вашего Величества".
  "Я запомню..." - промолвила Каролина едва слышно и, небрежным жестом отпустив девушку, вернулась к гостям, улыбаясь светло и весело, как и прежде.
  Марианна враждебно посмотрела ей вслед.
  Схватка чародеек началась.
  
  "Потом Марианна объяснила мне все, - с грустным вздохом продолжила Лаура, - И то, что моя мачеха - колдунья, более того, чернокнижница, и то, что она обязательно попытается сжить со свету нас с отцом. И то еще, что рябина, - девушка нежно провела пальцами по темно-красной броши у себя на груди, - Единственное, что, пусть и ненадолго, но способно остановить чародеев, вроде нее. Пять лет нам удавалось, благодаря уму и знаниям Марианны и преданности и отваге дам и рыцарей, предугадывать и рушить все ее ловушки..."
  Она благодарно посмотрела на Мадлен и Эшли, и те ободряюще улыбнулись ей в ответ.
  "Однако мачеха оказалась умнее и хитрее нас всех, - Лаура всхлипнула, - Никакие защитные заклятия, наложенные Марианной на нас с отцом, не спасли ее саму!"
  И, разрыдавшись, она закрыла лицо руками. Эшли, сама обливаясь слезами, пыталась хоть как-то успокоить свою госпожу. А дама Мадлен, которая, по наблюдениям Изы, не отличалась кротостью нрава, исступленно била кулаком в стену со словами: "Проклятье! Проклятье! Проклятье! Будь ты проклята, змея!"
  Изольда смотрела на все это огромными от изумления глазами. Вот тебе и сказки - сказочки!
  "Эшли, дурочка, хватит реветь! - потирая ушибленный кулак, приказала Мадлен, наконец, грозно посмотрев на служанку, - Из-за тебя королева плачет еще сильнее! Лаура! И ты вытри нос и помолчи уже немного!"
  И, быстро вытерев слезы, она вернулась в комнату и села на кровать рядом с девушками.
  "Дальше, пожалуй, расскажу я, - произнесла она жестко, вытирая нос королеве изящным платочком, - Итак, пока Марианна была здесь, Каролине никак не удавалось сжить со свету короля и принцессу. И тогда эта гадина решила в первую очередь уничтожить Марианну!"
  Иза медленно отползла по подушкам с гербами, увидев, как от удара изящной дамской ручки прогнулся золотой поднос, и помадки рассыпались по полу, а чашки укатились под кровать, расплескав чай по шелковому покрывалу.
  
  История дамы Мадлен
  
  "Не надо думать, будто Марианна, если она была всего лишь девчонкой на побегушках, была такой же необразованной дурочкой, как Эшли! - бросила Мадлен раздраженно, вытирая горячий чай с разбитого в кровь кулака. И, жестом отвергнув помощь горничной, продолжила спокойнее, - Рэд их с Ричардом прозвали слуги за огненный цвет волос, кроваво-алые губы и яркий румянец. Эти невежи считали рыжие волосы достаточным основанием для обвинения в колдовстве! - она презрительно хмыкнула и, поднявшись на ноги, стала аккуратно расправлять складки платья, - Им нелегко пришлось поначалу из-за этого, но и Ричард, и Марианна выбились в люди. Красный Рыцарь. Ты должна была слышать о нем от Роланда, - Изольда кивнула, - Так вот, это и есть Дик Рэд, старший брат Марианны, - произнесла Мадлен, вернувшись к окну, и, выглянув во двор, она добавила совершенно обыденным тоном, - А Марианна колдовала, это верно. Но только ведь никто не поймал ее на этом?"
  И дама Мадлен горько усмехнулась.
  
  Брат и сестра Рэд никогда не рассказывали о своей жизни до того, как они поселились в волшебном королевстве, окруженном лесами. Они были еще совсем юны в ту пору, и люди предполагали всякое.
  Одни говорили, что, возможно, эти прекрасные добрые дети (а они были именно таковы) бежали из мест, охваченных чумой, или же от войны, лишившись и родителей, и родственников. Другие, менее доброжелательные, обращали внимание сограждан на поистине необыкновенную красоту этих детей и их упорное молчание в ответ на все вопросы о прошлом. "Должно быть, их родители были казнены за чародейство! - так они говорили, - Иначе с чего им таиться? Да и не бывает таких красивых людей, если только это не дети чародеев!"
  Однако Дик отлично владел мечом и копьем, и, заметив его однажды, король принял решение приютить детей. Из этого мальчика, решил он, вырастет толковый воин, может быть, он даже станет рыцарем со временем. А девочка...
  Что ж, в королевском дворце достаточно пищи, чтобы прокормить одну маленькую девочку, тем более что она может помогать на кухне.
  Королева Анна одобрила решение мужа. И, будучи женщиной отзывчивой и доброй, она даже обучала Марианну вместе с остальными своими воспитанницами, когда та бывала свободна. Впрочем, свободного времени у девочки оставалось очень мало, и почти все оно уходило на сон, так изматывали ее придирки кухарок, с первого же дня невзлюбивших "порочное отродье", как называли они их с братом.
  
  "Дик много дрался поначалу, - грустно усмехнулась Мадлен, глядя в окно, на сгущавшиеся над лесом тучи, - Но Марианна сумела успокоить его как-то. Бесноватого не стали бы держать в королевской военной школе. Прошло всего два-три года, и все увидели, что лучшего воина, чем он, нет среди ее учеников, - женщина вздохнула, - Вру, конечно! - усмехнулась она невесело, и на глаза Лауре и Эшли снова навернулись слезы, - Три рыцаря были лучшими в тот год, когда эльфы похитили Марианну: Белый рыцарь Огаст, Черный Рыцарь Роджет и Красный Рыцарь Ричард. Они гнались за облаком, унесшим ее, пока их кони не упали без сил. И с тех пор о Марианне не было больше никаких вестей..."
  Вытерев слезы, Мадлен долго молчала, глядя на грозовые тучи вдалеке.
  "Тогда мы тоже думали, что собирается гроза, - вздохнула она тихо, - И гроза наступила. Все небо нашей жизни застлали тучи! Сначала пришла весть о том, что в колдовском замке на вершине горы вновь поселился колдун, и сэр Огаст, отправившийся туда, не вернулся уже обратно. Потом разгорелась война с заморским правителем, и многие храбрые рыцари, - она шмыгнула носом, и ее голос непривычно дрогнул, - И в их числе Красный Рыцарь Ричард, исчезли за морями, и до сих пор о них нет никаких вестей. Потом заболел и скончался король..."
  Оглянувшись на разрыдавшуюся Лауру, Мадлен снова отвернулась к окну.
  "И власть перешла к вдове-регентше и принцу Эдгару, которые не замедлили скрепить свой союз брачными клятвами, - продолжила она желчно, - И теперь неизвестно, получит ли законная наследница трон вообще когда-нибудь. Да и не это важно! Лишь бы с ней не было того, что с другими!"
  Выдохшись, Мадлен опустилась на софу у окна, не обращая никакого внимания на молнии и гром у себя над головой.
  "С тех пор, как пропала Марианна, сэр Роджет трижды отправлялся на поиски, но каждый раз он возвращается ни с чем, - произнесла она почти шепотом, - И каждый раз я даже не знаю, вернется ли он вообще. Но без Марианны нам не одолеть эту змею!"
  После этих слов Лаура и Эшли, как по команде, соскочили с кровати и бросились к поникшей даме, рыдая: "Мадлен! Милая Мадлен! Приободрись! Все еще наладится!"
  Женщина ласково гладила их по волосам и улыбалась так странно - никогда раньше ни у одного человека Изе не приходилось видеть такой безнадежной и горькой улыбки.
  "Конечно, все наладится, дурочки, - произнесла она, наконец, более бодрым голосом и, усмехнувшись, добавила, - И все же мне не понятно до сих пор, где Марианна обучилась чародейству!"
  Изольда упала на подушки и закрыла глаза.
  "Дурдом на выезде!" - пробормотала она, засыпая.
  .....................................................................................................................................
  
  Отрывок восьмой: "Пробуждение"
  
  Проникая сквозь кроны деревьев, лунный свет тонкой паутиной скользил по обнаженным плечам женщин, зеркальной гладью отражался в мглистых глазах, застывал в уголках насмешливых губ отражением звезд, прозрачным звоном звучал в чарующем смехе.
  И феи, и эльфы, и даже любознательные гномы обходили этот парк стороной с прошлой пятницы. Попасть в круг простоволосых и босоногих женщин боялся всякий, кто видел их истинную сущность.
  И только люди спешили по дорожкам в опасной близости от зарослей цветущего шиповника, недовольно оглядываясь на женский смех.
  Возникнув словно из пустоты, женщина в прямой серой тунике приблизилась к кустам белого шиповника.
  Высокая, стройная, с прямыми темными волосами, зеркальной гладью струящимися по спине, она, казалось, почти не приминала травы. Или же это трава, выпрямляясь, тянулась вслед за ней.
  Остановившись, путница огляделась вокруг. Медленно провела пятерней по волосам, на миг позволив луне осветить свой чеканный профиль. И глубоко вдохнула ночной воздух.
  Одна ночь передышки.
  Соскользнув с тонкого запястья, две нити змеевика легли на изящную узкую кисть.
  И, едва коснувшись пальцами нежных лепестков, она наклонилась и вдохнула тонкий пьянящий аромат цветка.
  Рыжеволосая женщина с мельхиоровым браслетом, унизанным бусинками малахита, насмешливо улыбнулась, посмотрев на нее и, прикрыв длинными ресницами темные зеленые глаза, прислонилась затылком к стволу высокого клена.
  "Совсем отвыкла?" - тихо спросила она.
  Путница улыбнулась в ответ, и лунный луч на мгновение высветил самоуверенную линию ее тонких губ.
  "Есть такое, - согласилась она, осторожно отпуская цветок, - Слишком долго была там. Это накладывает свой отпечаток".
  И, опустившись на траву, она оперлась ладонями о землю за своей спиной и, запрокинув голову, посмотрела на темное небо, едва различимое сквозь листья. Луна так ярко светит в эту ночь!
  "Отпечаток - это то, что ты теперь бешеных собак взглядом останавливаешь? - поинтересовалась черноволосая женщина, на руке которой красовался двойной лазуритовый браслет, появившись из темноты, - Между прочим, их хозяева после этого твоего трюка полчаса отмереть не могли!"
  Женщина со змеевиком снисходительно улыбнулась, через плечо оглянувшись на нее.
  "Собаки были обычные, бешеные были хозяева..." - сказала она просто, привычными движениями расчесывая длинные волосы.
  Ее собеседницы дружно рассмеялись. И рыжеволосая потянула носом воздух, к которому примешался в это мгновение новый запах.
  "Можжевельник, - вздохнула она, - Этот гребень все еще при тебе".
  Женщина с лазуритом, которая, по-видимому, была намного моложе других, приблизилась к ним и заглянула путнице через плечо.
  "Гадать будешь?" - протянула она весело.
  "Гаданье? - в тон откликнулась та, и в ее руках мелькнула на мгновение колода старых потертых карт, - С чего вдруг такие мысли? В воскресенье гадать грех!"
  "Ой, грех!" - хором согласились остальные, обступая ее плотным кольцом.
  Теперь только стало видно, сколько их собралось в парке в ночь первого цветения шиповника.
  "Ой, грех, грех! - согласилась женщина с лазуритом весело, устраиваясь на траве рядом со старшей и внимательно следя за полетом карт в ее руках, - Но надо ведь нам решить, что делать с героями дальше!"
  "Агния, не совращай человека с пути истинного! - усмехнулась рыжеволосая, глядя на то, как привычно путница мечет карты на траву перед собой, - С этим ты, явно, запоздала!"
  И веселый дружный смех наполнил воздух над головами ведьм, заставив нескольких парней остановиться и прислушаться. Так красиво. Как в сказке.
  Ударяясь при каждом движении женщины, нити змеевика скользили по ее запястью и падали на кисть, и откатывались почти до локтя, и карты, брошенные на траву изображением вниз, одна за другой открывали собравшимся свои лица.
  И ни одна из Сказочниц не решалась произнести ни слова, пока продолжался этот молчаливый ритуал.
  "Ну, что ж, - произнесла путница с насмешливой улыбкой, когда все карты были открыты, - Пока я вижу три цвета и два лагеря, но есть еще нечто, скрытое от моего взгляда. Эти три цвета переплелись очень тесно, и, думаю, Золь еще придется поплутать среди загадок. Судя по гаданию, ее ожидает долгое странствие и многие опасности".
  Черноволосая женщина с лазуритовым браслетом упала на траву, разметав по ней непослушные волосы, и устремила взгляд в небо.
  "Три цвета? - повторила она с усмешкой, - Не много цветов? Обычно в картах красный и черный..."
  "Обычно - это скучно, - лукаво улыбнулась старшая, собирая карты, - Определенно, у нас будет, как минимум, на один цвет больше!"
  "И какой цвет?" - поинтересовалась младшая удивленно.
  "Белый!"
  .......................................................................................................................................
  Вспененные бурей морские волны медленно уносили ее от места крушения, словно передавая с рук на руки - бережно, осторожно. И девушке даже не хотелось открывать глаз, так ей было спокойно и хорошо в эти мгновения. После всех страхов и страданий найти покой, пускай даже и на дне океана. Пускай, лишь бы не бояться больше, лишь бы больше не было больно, лишь бы не чувствовать себя такой никчемной, беспомощной и слабой, как мгновение назад, на палубе. Спокойствие.
  "Или безволие? - прозвучал над ней, нет же, в ней самой знакомый насмешливый голос, - Теперь ты сдалась?"
  Высокая волна накрыла ее, увлекая на дно, и, судорожно вздрогнув, девушка рванулась вверх, из последних сил пытаясь преодолеть толщу воды.
  "Нет!"
  Сев в кровати, Иза долго не могла отдышаться и не решалась поверить до конца, что весь этот ужас, этот холод и страх, что она испытала минуту назад, был всего лишь сном. Таких реалистичных снов не бывает! И этот голос...
  Этот голос? Окончательно очнувшись ото сна, девушка поняла, что, действительно, слышит чьи-то голоса. Нахмурившись, она соскочила с кровати, и, подбежав к двери, прислушалась к разговору за ней, стараясь вникнуть в суть. Говорили несколько человек.
  "Сэр Роджет, Вы должны отдохнуть! - со слезами в голосе причитала Лаура, - Ваши раны нуждаются в лечении. Сейчас Мадлен придет и позаботится о них. Прошу Вас, ступайте в свои покои!"
  И Эшли вторила ей, подавляя рыдания: "Ах, рыцарь, ступайте! Помогите же ему, Паул! Вам нельзя быть на ногах, Вы же истекаете кровью!"
  "Со мной все в порядке, Ваше Величество! - устало откликнулся спокойный мужественный голос, принадлежащий, похоже, тому самому рыцарю, - Не переживайте обо мне. И ты не плачь, малышка Эшли. Все эти раны - ничто по сравнению с ранами моей души, не дающими мне покоя с тех пор, как пропали мои добрые друзья и несравненная леди Марианна..."
  Громкий хлопок прервал поэтическую речь рыцаря, не дав ей начаться. И дама Мадлен, прежде чем заговорить на обычном человеческом языке, выплеснула на него такой поток изощренной придворной брани, что даже Иза, привыкшая уже ежедневно слышать вокруг и мат, и перемат, не обращая на это внимания, покраснела до ушей. А бедняжки Лаура и Эшли только ахали от стыда и смущения и взывали к воспитанию и манерам высокородной дамы, что, впрочем, не возымело никакого действия. Мадлен замолчала только тогда, когда полностью выговорилась.
  "А теперь - марш в свои комнаты и жди меня там! - приказала она гневно и бросила пренебрежительно, - Ты его новый слуга?"
  "Оруженосец, миледи..." - раздался в ответ знакомый до галлюцинаций голос.
  "Как зовут?" - не обратив на замечание молодого человека никакого внимания, спросила дама.
  Тот ответил с прежней учтивостью, и этим он еще больше напомнил Изе кое-кого, кого в волшебном королевстве, окруженном лесами, быть никак не могло.
  "Паул, к услугам миледи".
  Мадлен внимательно посмотрела парню в глаза.
  "Так вот, Паул, к услугам, - произнесла она насмешливо, - Отведи этого горе-рыцаря в его покои и не отходи от него ни на шаг. И пока я не приду, что бы ни случилось, не давай ему ни пить, ни есть ничего, что ему принесут слуги регентов. И даже пусть не умывается водой, что они подадут. А тем более не бери никаких подарков! И сам ничего не трогай - выброси. Понял?"
  "Как тут не понять! - пробормотал парень и добавил прежним учтивым тоном, - Я все исполню, как Вы велели, миледи".
  "Мадлен Блэк! Для тебя - дама Мадлен, - бросила женщина, отходя от двери, - Запомни мое имя и не равняй меня с этими придворными курицами!"
  В коридоре прозвучали ее удаляющиеся шаги.
  "Позвольте мне помочь Вам, сэр Роджет, - подавляя смех, произнес оруженосец, - Вы же сами видите: с дамой Мадлен лучше не спорить".
  Рыцарь слабо рассмеялся в ответ.
  "Я сразу понял, что ты умный малый! - откликнулся он, - Да, Мэдди та еще, - он снова рассмеялся, - Дама!"
  "Сэр Роджет! - хором воскликнули Лаура и Эшли, - Как Вам не стыдно так о сестре!"
  "Оба..." - Паул оборвал свой возглас, но Иза поклясться готова была, что он хотел сказать "Оба-на!"
  И кто, скажите на милость, в сказках так говорит?!
  Выглянув в щель приоткрытой двери, девушка внимательно посмотрела сначала на Черного Рыцаря, а, судя по разговору, это был именно он, а затем на его оруженосца с таким удивительно знакомым голосом и такими не сказочными манерами.
  Рыцарь, хоть он и был весь в крови, в разрубленных латах и опаленной огнем одежде, не произвел на нее особого впечатления. Рыцарь как рыцарь.
  Высокий и худощавый, с твердым взглядом темных, как у сестры, глаз и такими же темными, как у нее, волосами, слипшимися от крови и сейчас спадающими ему на высокий лоб рваными прядями, с упрямо сжатыми губами, он был само воплощение мужественности и стойкости. Черный Рыцарь, одним словом.
  А вот его оруженосец - темноволосый парень лет восемнадцати, в черных лосинах и длинноносых туфлях, с коротким мечом на боку и пыльной дорожной сумкой за плечами, - ни капли не был похож на обычного оруженосца.
  Он вообще не был похож на оруженосца! Его здесь вообще не могло быть!
  Встретившись с девушкой взглядом, Паул едва заметно улыбнулся ей и, шагнув к сэру Роджету, будто ненароком захлопнул дверь перед ее носом.
  "Позвольте мне предложить Вам свое плечо, рыцарь, - донесся до Изы его невозмутимый голос, - Далеко ли отсюда Ваши покои?"
  "Не беспокойся, я дойду! - снова рассмеялся тот, и смех его прозвучал еще тише, - Они последние в северном крыле на третьем этаже, - уточнил он, спустя мгновение, и совершенно другим тоном, должно быть, поклонившись, он произнес, - Ваше Величество, позвольте мне удалиться".
  "Да я Вас только об этом и прошу вот уже целый час! - всплеснув руками, воскликнула Лаура обижено, - Ступайте же, сэр Роджет! Ступайте! - и, когда в коридоре зазвучали тяжелые медленные шаги, она печально вздохнула, - Бедный сэр Роджет!"
  "Бедный сэр Роджет, - словно эхо откликнулась Эшли, - Он снова вернулся ни с чем".
  Лаура всхлипнула несколько раз и, глубоко вздохнув, взяла себя в руки.
  "Золь все еще спит, - сказала она, - Что ж, Эшли, я обязана спуститься вниз к королевской трапезе. Придется тебе побыть пока с нашей гостьей".
  "Нет, Ваше Величество! Лаура! Госпожа! - запротестовала девушка горячо, - Нет! Вам нельзя одной спускаться к этим монстрам! Я пойду с Вами. А леди Золь спит, и мы закрыли окна и закроем дверь, - Изольда сглотнула, услышав скрежет ключа в замочной скважине, - И Вы оставили ей рябиновый амулет, ведь так? - продолжала Эшли, - И ведь мы быстро вернемся?"
  "Хорошо, уговорила! - рассмеялась юная королева, - Идем. И постараемся вернуться поскорее!"
  И они быстро направились к лестнице.
  Иза опустилась на пол у двери и сжала губы, сосредоточенно размышляя о ситуации, в которой оказалась.
  Что ж, как учили их в университете, первоначально нужно было определить то, что имеется в наличии, а так же то, что необходимо получить в итоге. И четко двигаться к намеченной цели, наплевав на преграды. (Этому не учили в ВУЗе, этому Изу научила сама жизнь).
  Но, прежде чем двигаться, куда бы то ни было, необходимо было разобраться с несколькими серьезными проблемами.
  И первой проблемой, безо всякого сомнения, был этот инквизиторский корсет! Ребра от него болели невыносимо. Да и двигаться в таком длинном, пышном и тесном платье было исключительно неудобно.
  Поднявшись на ноги, девушка принялась стаскивать платье, постоянно путаясь в завязках и крючочках. Наконец, швырнув на пол ненавистный корсет, она осталась в одной только шелковой нижней юбке и белоснежной льняной сорочке на кружевных бретельках, доходящей ей почти до пят. Но юбка при такой длине сорочки казалась ей лишней, и девушка избавилась и от нее тоже, так же, как и от туфель, чулок и другой ненужной дамской амуниции.
  Вздохнув свободнее, Иза обвела взглядом комнату.
  Где-то здесь Лаура должна была оставить для нее оберег от всяких не слишком чистых сил. И стоило бы догадаться, что оставила его юная королева на подушке. Даже странно, что она не заметила эту брошь сразу.
  Приблизившись к кровати, Изольда взяла в руки небольшую красную брошь, выполненную в форме замысловато переплетенного узора, создающего круг пересечением трех треугольников. Этот орнамент ей смутно напоминал что-то, но у Изы не было времени размышлять над этим.
  Закрепив брошь на груди, она подошла к окну и попыталась открыть тяжелые ставни. Но ни с первого, ни со второго раза ей это не удалось, и еще множество повторных попыток оказались тщетными.
  Ставни из красного дерева, на которых не было никаких замков и задвижек, просто не желали открываться - и все!
  Устав от бесчисленного количества бесплодных попыток, Иза остановилась у окна и прислонилась лбом к стене, исподлобья глядя на резные ставни перед собой. Вздохнув, закрыла глаза и стала вслепую водить пальцем по рисунку на дереве. Он что-то ей напоминал, и не надо было долго думать что. Орнамент, которым была украшена брошь на ее груди, и орнамент ставен были составлены из одинаковых элементов! Спирали, треугольники, круги...
  Повторяясь и переплетаясь, они создавали, казалось, уникальные рисунки, но все это был один рисунок на самом деле!
  Распахнув глаза, девушка в упор уставилась на закрытое окно перед собой. Идея, пришедшая ей в голову в это мгновение, была самой дикой и ненормальной из всех, какие когда-либо выдавал ее мозг. Медленно проведя ладонью по дереву и не найдя ни единой зацепки, она в этом могла бы уже вполне убедиться. Но, вместо того, чтобы бросить свою затею, Изольда отстегнула с сорочки рябиновую брошь и, крепко зажав ее в кулаке и закрыв глаза, свободной рукой снова провела по ставням. Она сама не знала, что хочет найти. Она просто хотела выйти!
  И ставни отворились перед ней, едва она подумала об этом.
  Медленно поднеся к лицу ладонь с рябиновой брошью, девушка очень внимательно посмотрела на нее огромными от изумления глазами и снова укрепила брошь на груди. Эта безделушка ей пригодится еще не раз - в этом Изольда была уверена.
  Затем девушка выглянула в окно и окинула быстрым цепким взглядом пространство за ним.
  К ее удаче окна королевских покоев выходили в пустынный внутренний двор, со всех сторон огражденный стенами башен дворца, окна в которых до второго этажа были почему-то замурованы, кроме одного балкона напротив. На это Иза не обратила особого внимания. В конце концов, ей нужно было перебраться на третий этаж.
  "Славненько!" - нервно усмехнулась она, уцепившись левой рукой за раму и, оттолкнувшись от низкой софы, стоявшей у окна, запрыгнула на карниз.
  Вообще-то Иза была довольно спортивной девушкой, но у нее была, все-таки, одна маленькая слабость. Она до ужаса боялась высоты.
  Однако даже страх не мог остановить ее в этот раз. Она решила докопаться до правды! А когда Изольда Смок решала докопаться до правды, остановить ее не могло уже ничто.
  Осторожно переступив по карнизу ногами, обернувшись лицом к комнате, и уцепившись за раму правой рукой, Иза попыталась левой нащупать какую-нибудь опору повыше.
  "Главное, не смотреть вниз - и все получится!" - подбодрила она сама себя, вслепую нащупывая ногой подходящую выбоину в кладке стены и пытаясь зацепиться рукой за верхний карниз.
  Она затылком чувствовала притяжение земли, но старалась не думать об этом, а еще о том, что висит сейчас на высоте шестого этажа. (Или вы думаете, что высота потолков во дворцах и замках такая же, как в стандартных квартирах?)
  Нащупав достаточно надежную, по ее мнению, опору, Иза осторожно поставила левую ногу в выбоину в стене. Теперь нужно подтянуться и взобраться выше, решила она, готовясь отпустить раму.
  И в это мгновение до ее слуха донесся скрежет ключа в замочной скважине.
  Покачнувшись, девушка едва удержалась, чтобы не сорваться, и поспешила продолжить свой маневр, пока тот, кто возился с замком, не смог открыть его.
  Она уже подтянулась и перенесла вес на левую ногу, готовясь отпустить раму, когда дверь с грохотом распахнулась.
  И высокий черноволосый мужчина в нелепой шутовской одежде - штанах-фонариках выше колена и цветастом берете, с бубенчиками на изогнутых носах ярких туфель - ворвался в покои с криком: "Ты что делаешь, дура?!"
  Рука девушки соскользнула с карниза, и, покачнувшись, она вдруг очень близко увидела такую далекую землю. Изо всех сил вцепившись в раму, она попыталась восстановить равновесие.
  Незнакомец среагировал молниеносно и, подбежав к окну, обнял девушку за талию и втащил ее в комнату.
  "Ты что делаешь, дура?! - проорал он ей в лицо и, толкнув опешившую девушку так сильно, что та села на пол, захлопнул ставни у нее над головой, - Чуть что не так, и сразу - в окно! Что за молодежь пошла слабонервная!"
  "Чего?" - едва слышно откликнулась Иза с пола.
  Сверкнув ей в лицо злыми зелеными глазами, незнакомец стащил свой берет и вытер им покрывшееся испариной лицо.
  "Все! Не удался твой суицид!" - выкрикнул он.
  Иза зажмурилась и сжала виски пальцами.
  "Ну и сказочка!" - пробормотала она себе под нос.
  Выдохнув, незнакомец, похоже, успокоился немного и, закрыв дверь, сел на пол рядом с ней.
  "Вот и я говорю: нечего нам здесь делать!" - произнес он устало.
  И в это мгновение Изольда вдруг поняла все.
  "Кот! - воскликнула она радостно, тиская мужчину в объятиях, - Ты не пропал! Тебя не заклевали вороны! Не сожрали собаки! Слава Богу! Я думала, меня за тебя прибьют..."
  Высвободившись, мужчина внимательно посмотрел ей в лицо, и его тонкие губы тронула едва заметная язвительная усмешка.
  "И вот после этой тирады у меня возникает несколько вопросов, - протянул он, как промурлыкал, щуря насмешливые, зеленые с янтарем, глаза, - Во-первых, почему все перечисленное должно было, по-твоему, случиться со мной? Я же хищник!"
  Он гордо вздернул гладко выбритый подбородок, и Иза не смогла сдержать улыбки.
  "Ну да, ну да..." - закивала она.
  Кот не смолк ни на мгновение.
  "Во-вторых, неужели ты настолько бессердечна, что, считая меня погибшим, думала только о себе и нисколько обо мне не скорбела? - продолжил он укоряющее, заставив девушку низко опустить голову, - Люди! Ну, и, наконец, если ты заботилась о себе, предполагая, должно быть, что к Майе и Агнии ты вернешься еще живой, - Кот хмыкнул, - Ведь это они должны были убить тебя?"
  Иза сжала губы, чтобы не рассмеяться, но тут же вздрогнула от негодующего крика.
  "Что ты тогда на карнизе делала?!"
  "Хотела разведать одно дело, - потупившись, тихо ответила девушка, - Ты знаешь о Черном, Белом и Красном рыцарях?"
  Кот хмыкнул.
  "Ну, в общем и целом. Ты, я так понимаю, собралась к Черному Рыцарю, - усмехнулся он, - А где его покои, хотя бы, ты знаешь?"
  "Они последние в северном крыле на третьем этаже!" - быстро ответила Иза.
  Кот ухмыльнулся еще веселее и, поднявшись на ноги, нахлобучил на голову свой берет.
  "Умница. Тогда скажи мне, девочка, - протянул он, - В какой стороне север?"
  Иза обижено надула губки и промолчала. И, усмехнувшись, Кот протянул ей руку.
  "Вставай, сыщица! Для справки, я пришел во дворец раньше вас, и регент принял меня на должность Шута, - сказал он, - Хотя, конечно, ты на эту роль подходишь намного больше!"
  Изольда молча выслушивала насмешки Кота-Шута, но мысленно она дала себе слово отомстить ему, как только они снова попадут домой.
  ..........................................................................................................................
  Обернувшись на шуршание листьев, Сказочницы улыбнулись появившейся из зарослей женщине и заговорили все сразу.
  "Ну, проведала?"
  "Конечно, проведала не бедную девочку, а этого проглота!"
  "И как этот циник? Развлекается?"
  "Да во всю!" - рассмеялась Майя в ответ, опускаясь на траву рядом с остальными.
  "А небо какое!" - вздохнул юный голос мечтательно.
  И, улыбнувшись, все женщины устремили взгляды в темную бездну над своими головами.
  .....................................................................................................................
  
  Отрывок девятый: "Рыцари королевы"
  
  Оказавшись в коридоре, Иза впервые задумалась о том, что здесь, во дворце, среди пышно разодетых дам и кавалеров, она должна смотреться, как минимум, странно - босая, в одной сорочке и с рябиновой брошью на груди.
  И в первое мгновение дворяне из свиты леди Каролины именно так на нее и посмотрели.
  Потом одна из дам - в ярко-желтом, расшитом золотом и жемчугом, как у ее госпожи, платье - приблизилась к девушке и протянула к ней руку с какой-то странной неестественной улыбкой. И отпрянула в сторону, испуганно глядя на внезапно возникшего на своем пути Шута.
  Ее спутники поспешили пройти мимо, скользнув по нему недобрыми взглядами.
  Изольда вопросительно подняла брови, но Шут только довольно ухмыльнулся и, взяв ее за руку, увлек к лестнице на третий этаж.
  Вскоре они оказались у покоев Черного Рыцаря. Шут остановился поодаль, а Изольда приникла к двери, прислушиваясь к происходящему за ней.
  Дама Мадлен все так же бушевала. И от ее крика, казалось, содрогались стены дворца. А голос сэра Роджета звучал еще слабее и казался еще более усталым, чем прежде.
  "Во что ты ввязался на этот раз?! - негодовала Мадлен, но за ее гневом был отчетливо слышен страх, - Неужели только смерть способна успокоить тебя?"
  "Не волнуйся, сестрица, все обойдется, - едва слышно откликнулся мужчина, - Ведь всегда обходилось. И, как только я немного отдохну, я расскажу тебе все. Но сейчас я так хочу спать".
  Хлесткий звук пощечин повторился не один раз, прежде чем Роджет вяло запротестовал: "Ну, хватит, сестрица! Я хочу спать!"
  "Ты не можешь спать! - заявила Мадлен властно, - Определенно, ты околдован! И ты не должен спать, пока я не пойму, что это за колдовство, и не разрушу его!"
  "Но я так устал..." - совсем тихо откликнулся Роджет.
  И ни крик сестры, ни ее пощечины не заставили его произнести больше ни слова.
  "Роджет! - прорыдала Мадлен отчаянно, - Брат, очнись!"
  Изольда испуганно посмотрела на Шута, который чистил ногти у окна, не обращая совершенно никакого внимания на душераздирающие вопли дамы.
  "Что? - недовольно протянул он, встретив ее взгляд, - Теперь я нужен живой?"
  И, не дожидаясь ответа, он толкнул дверь и открыл ее так легко, будто на ней и не было заклятия.
  Картина, явившаяся взору Изы, заставила ее застыть на пороге.
  Черный Рыцарь, бледный как мел, лежал на широкой кровати, и его глаза были закрыты налившимися тяжестью фиолетовыми веками, а сильные руки безвольно свисали с высоких перин. И дама Мадлен, утратившая в это мгновение и гордость, и самоуверенность, стояла на коленях у его изголовья, призывая своего брата из мира теней, и по ее бледным щекам катились бессильные слезы.
  А у закрытого резными ставнями окна стоял, поникнув головой, оруженосец Паул, который за все время не произнес ни слова и даже не решался посмотреть на своего господина.
  "Они забирают его душу, а я ничего не могу сделать! - прорыдала Мадлен, уткнувшись лицом в ладонь брата, - Если бы здесь была Марианна, этого не случилось бы!"
  Подтолкнув Изольду между лопаток, Шут вошел в спальню следом за ней и приблизился к кровати рыцаря.
  "Ну, положим, хоронить его еще рано..." - произнес он задумчиво, сверху вниз посмотрев на раненого.
  Вздрогнув, Мадлен вскочила на ноги, и в ее руке сверкнул кинжал, который дама, не раздумывая ни секунды, приставила к горлу незваного гостя, заставив того отступить от кровати своего брата.
  "Слуга регентов! - прошипела она озлобленно, - Как ты попал в эту комнату, мерзавец?!"
  "А тепло встречают! - невозмутимо заметил Шут, выше поднимая подбородок, - Даже жарко! Кошка у вас тут мимо пробегала, потерлась о двери, вот мы с леди Золь и заметили, что они не закрыты. Ножичек, может, уберете?"
  "Золь?" - бросив быстрый взгляд на девушку у дверей, Мадлен позволила Шуту вздохнуть свободнее, немного отодвинув лезвие от его горла.
  "Иза! - прошептал Паул, отступая в тень, - Вот я чего-то такого и ожидал!"
  Мадлен даже не обратила внимания на эти слова.
  "Что ты здесь делаешь, да еще в компании слуги регентов?" - гневно спросила она, снова посмотрев на девушку, краем глаза не забывая следить и за Шутом тоже.
  Тот, похоже, понимал, что шутить с дамой Мадлен опасно, и стоял смирно, не шевелясь. По его поведению и Иза, которая сначала сильно растерялась, поняла, как должна вести себя.
  "Я знаю этого человека, - произнесла она спокойно, - Он пришел сюда наняться на работу, но он совсем не такой, как слуги регентов. Ему Вы можете доверять. Позвольте ему осмотреть раны сэра Роджета, он сумеет помочь".
  "Тем более что сами Вы помочь ему не в силах, а время уходит..." - заметил Шут, будто между прочим.
  Мадлен горько вздохнула и, опустив руку с кинжалом, отошла от кровати брата, позволив Шуту приблизиться к нему.
  "Я, действительно, бессильна против этих чар! - произнесла она безнадежно, - Я даже не могу понять, что это за колдовство!"
  Изольда привлекла к себе расплакавшуюся женщину и крепко ее обняла, утешая и не давая оглянуться назад.
  "Успокойтесь, Мадлен, все будет хорошо, - прошептала она, - Все обязательно наладится, вот увидите!"
  Посмотрев на нее, Паул сел на резную скамью у окна и закрыл лицо руками. Это было уже слишком для него!
  Огромный черный Кот, весело тряхнув хвостом над бархатной подушкой, на которой минуту назад стояла дама Мадлен, запрыгнул на кровать и, сосредоточенно мурлыча, стал драть когтями шелковое одеяло, которым был укрыт рыцарь, и тереться мордой о его руки, а потом принялся вылизывать его глаза и губы.
  И тот засмеялся во сне, отпихивая его: "Кошка!"
  Мадлен вздрогнула и попыталась вырваться из объятий Изы, но той хватило сил задержать ее еще немного.
  "Кошка! - рассмеялся Роджет, открыв глаза, взгляд которых уже совершенно прояснился, - Мэдди! Ты представляешь, мне приснилась кошка!"
  "Сил нет слушать этот бред! - пробормотал Шут обижено, направляясь к двери, - Вот, помогай вам, а потом: "Кошка, кошка!"
  Оттолкнув его в сторону, Мадлен бросилась к брату и заключила его в объятия.
  "Родди!" - не сдерживая больше чувств, расплакалась она.
  Сэр Роджет гладил ее по волосам и устало улыбался.
  "Не плачь, Мэдди, - шептал он ласково, - Я же говорил, все обойдется. На нашей стороне высшая справедливость".
  "Высшая справедливость! - буркнул Шут себе под нос, поднявшись с пола и отряхивая свой клоунский наряд, - На вашей стороне нереальное везение в моем лице!"
  Иза благодарно улыбнулась ему.
  "Ты гений!" - прошептала она.
  "Да кто бы сомневался!" - откликнулся Шут все еще сердито, но в глубине его зеленых глаз сверкнули веселые янтарные огоньки.
  И уж совсем он забыл о своей обиде, когда, опомнившись от радости, сама гордая дама Мадлен подошла к нему и так искренне, так смиренно стала благодарить за спасение брата, чего от нее, уж точно, никто не ожидал. Она даже назвала его "сэр" и пожаловала в знак признательности красивый золотой перстень с огромным опалом!
  "Что ж, теперь я спущусь проведать королеву, - сказала Мадлен, закончив с благодарностями и поручив Паулу заботу о брате, - Ей не стоит оставаться одной среди этих людей".
  Шут изящно поклонился ей, коснувшись беретом пола.
  "Прекрасная дама, позвольте мне отправиться с Вами, - произнес он галантно, предлагая ей руку, - Мне было бы очень любопытно увидеть в лицо тех людей, которых Вы столь опасаетесь. И мне бы хотелось увидеть Ваших друзей, если в этом клоповнике есть такие".
  Услышав конец речи Шута, Изольда закрыла ладонью глаза и протяжно простонала. Но Мадлен рассмеялась в ответ и оперлась о его руку.
  "Дик называл так это место, - донесся до девушки ее голос уже из-за двери, - А где Вы обучались чародейству, господин Шут?"
  "О, это, к сожалению, тайна, которую я не могу открыть даже столь прекрасной даме!" - тактично откликнулся тот и захлопнул двери.
  Одновременно взглянув на задремавшего от усталости рыцаря, Изольда и Паул, наконец, решились посмотреть друг другу в глаза.
  "И? - протянула девушка, - Какого лешего ты здесь забыл?"
  Парень тихо рассмеялся и, сменив компресс на лбу раненого, приблизился к ней.
  "Это ты мне объясни, Изочка, - произнес он с насквозь фальшивой улыбкой, угрожающе нависнув над девушкой, - Куда мы по твоей милости попали?"
  Глаза Изольды очень медленно расширились от изумления, и очень тихо, нетвердо, она переспросила: "Вы?"
  Пашка отстранился от нее и нетерпеливо тряхнул богатой темной шевелюрой.
  "Или ты думаешь, что я за тобой увязался? - бросил он раздраженно, - Да сдалась ты мне!"
  "Паш, опустим подробности, ладно? - прервала его девушка с усталым вздохом, - Кто здесь с тобой? Девчонки? Неужели они рассказали тебе, - Иза смолкла на мгновение и произнесла озадаченно, - Неужели они пошли к Майе Федоровне?"
  Сбросив короткую кожаную куртку, Пашка устроился на скамейке у окна и устало потянулся.
  "Нет, конечно! - откликнулся он, щурясь от солнечного света, сквозящего в щели из-под ставен, - Твои подружки не такие идиотки, чтобы поверить во всю эту ересь! Сказки на ночь - одно. Прижать к стенке Майю, требуя пустить тебя в сказку, - совсем другое!"
  "И кто же тогда здесь с тобой?" - совсем тихо спросила Изольда, и ее голос невольно дрогнул.
  Пашка хмыкнул.
  "А то не ясно!"
  Бессильно уронив руки, девушка села на скамейку рядом с ним.
  "Рассказывай!" - вздохнула она обреченно.
  Вот только этого ей и не хватало, вдобавок ко всем радостям ее студенческо-сказочной жизни!
  Пашка посмотрел на нее из-под густых темных ресниц и едва заметно усмехнулся. Расстроилась.
  "Чего рассказывать-то? - он пожал плечами, - Когда тебя не смогли найти, этот придурок собрал сумку и рванул в город. Мы рванули в город, - уточнил он нехотя и, словно оправдываясь, добавил, - Не мог же я отпустить его одного? А лучше бы отпустил..."
  И Пашка тяжело вздохнул.
  "А если без отступлений?" - равнодушно поинтересовалась Иза.
  "Ну, если без отступлений, - парень довольно усмехнулся, будто вспомнив что-то приятное, - К полуночи мы были на месте и взяли штурмом этот, - он широко улыбнулся, - Притон разврата! - и, даже не услышав протеста девушки, он продолжил с воодушевлением, - Комната, полная кошек и девушек! Рыженькие, черненькие, шатенки, блондинки! Сероглазые, зеленоглазые, синеглазые и кареглазые! Смуглые, светлые, бледные, румяные! Полненькие, худенькие, спортивные, изящные! Пацанки, неформалки, горячие штучки и истинные леди! Вся палитра цветов и форм, не говоря о содержании! На любой вкус! - глаза парня потухли в одно мгновение, - Сидят, о сказках беседуют. Бред!"
  Изольда склонилась к коленям, давясь беззвучным смехом. Да уж! Это стало разочарованием для него, наверное!
  Пашка обижено посмотрел девушке в затылок. Никакого сострадания!
  "И как же вы уговорили Майю Федоровну пустить вас сюда?" - спросила Иза, отсмеявшись, наконец.
  Парень усмехнулся.
  "А вот это было просто! - заявил он, - Сначала она отказывалась и вообще все отрицала, а потом из комнаты для сотрудников вышла Агния, ну, наша, Андреевна, - пояснил он, загадочно улыбаясь каким-то своим мыслям, - Налила нам коньяка за встречу, шустренько так перешла на "ты" и говорит: "Май, а че б парням не сгонять, действительно, на каникулы?" - лицо молодого человека снова помрачнело, - Все, больше ничего не помню. Очнулся на берегу реки, весь мокрый, и вот этот псих, - он указал большим пальцем на спящего рыцаря, - Едва не проскакал мне по голове на своей бешеной кобыле!"
  Изольда вытирала слезы, но они все текли и текли из глаз, и она никак не могла перестать смеяться. Представляя то, о чем говорил Пашка, она понимала: справедливость есть!
  Но погодите-ка! А что там делал Черный Рыцарь?
  "А вот с этого места подробнее! - требовательно произнесла девушка, выпрямившись, - Значит, сэр Роджет тогда еще не был ранен? А что случилось потом? И, кстати, где Валера? Что с ним?"
  Поднявшись на ноги, Пашка подошел к кровати рыцаря и снова сменил ему компресс.
  "Хотелось бы и мне это знать..." - произнес он мрачно.
  Изольда вскочила на ноги.
  "А ну, рассказывай!" - шепотом приказала она.
  Пашка развел руками.
  "Че рассказывать-то? Ничего такого особенного, с точки зрения Сказочниц..." - пробормотал он, возвращаясь на прежнее место.
  
  Рассказ Пашки
  
  Выплюнув воду изо рта, Пашка огляделся вокруг. Да, женщины есть зло, и он в очередной раз убедился в этом сегодня!
  "В сторону!"
  Столкнув товарища обратно в воду, Валерка сам упал на него, едва увернувшись от копыт черного коня, покрытого черным же, с золотом, шелком.
  Молодые люди только на мгновение смогли увидеть седока, но и этого было довольно, чтобы понять, кто перед ними.
  Тяжелые доспехи закрывали все тело всадника, и огромный меч висел у него на боку, а в руке он держал длинное и, определенно, острое копье.
  Его противник, проскакавший в противоположную сторону на ухоженном белом коне, покрытом белым и голубым шелком, выглядел точно так же.
  И лица обоих всадников скрывали забрала.
  "Не понял, - пробормотал Пашка недоуменно, выползая из-под Валерки и помогая тому подняться на ноги, - Вроде, на турнир не похоже..."
  "Совсем не похоже!" - хмуро откликнулся тот, кивая в сторону рыцаря на черном коне, который, подняв копье, готовился к новому столкновению.
  Рыцарь на белом коне был уже сильно изранен, но все еще держался в седле. Хотя у молодых людей не возникало даже сомнения в том, кто выйдет победителем из этой схватки.
  "Ты предал нашу дружбу, Огаст! - донесся до них гневный голос рыцаря в черном, - Ты предал друзей, которые верили тебе! Сколько лет все считали тебя мертвым и скорбели о тебе! Арлен выплакала все глаза, тоскуя, и отвергла всех женихов, храня верность твоей памяти! Но все это время ты служил нашим врагам! Ты стал тюремщиком друга! Нет же, больше, ты стал тюремщиком названной сестре! И ты ответишь за это, пусть даже наши друзья проклянут меня после!"
  Пашка и Валера изумленно переглянулись. Прямо рыцарский роман!
  Но рыцарь на белом скакуне лишь рассмеялся в ответ, и смех его прозвучал высокомерно и презрительно.
  "Родди, ты совсем не изменился за эти годы! - воскликнул он весело, - Все так же горяч, прямолинеен и туп, как и раньше! Что ж, встречай свою смерть, она долго ждала тебя, Черный Рыцарь!"
  И, подняв копье, он помчался навстречу противнику.
  "Гори в аду, предатель!" - выкрикнул тот, пришпорив коня.
  Пашка и Валерка задержали дыхание. В этот раз рыцари, несомненно, столкнутся, и Черный Рыцарь уже наверняка убьет своего врага.
  Но внезапно сквозь топот копыт до слуха молодых людей донесся женский крик.
  "Сэр Роджет! Не делайте этого, умоляю!"
  Молодая женщина в темно-красном плаще, спотыкаясь и падая, пробиралась сквозь высокую траву, и ветер развевал ее огненно-рыжие волосы.
  И, услышав ее голос, в последнее мгновение перед столкновением, Черный Рыцарь опустил копье и обернулся на крик.
  Мощный удар пришелся ему прямо в грудь и сбил рыцаря с коня.
  Рыцарь в белом снял шлем. И на его лице заиграла вдруг такая мерзкая отвратительная ухмылка, когда он сверху вниз посмотрел на поверженного врага, что оба парня, наблюдавшие всю эту сцену, до хруста сжали кулаки.
  "Вот сволочь!" - пробормотали они в один голос.
  Соскочив с коня, Белый Рыцарь обнажил меч и занес его над головой неподвижного врага.
  "Прощай, Роджет Блэк, Черный Рыцарь!" - произнес он насмешливо.
  Видя, что ей не успеть, женщина остановилась посреди луга и, в безмолвной мольбе сжав руки, подняла глаза к небу. Длинная кривая молния рассекла его над самой ее головой в тот же миг. И внезапный порыв грозового ветра отбросил в стороны полы ее тяжелого плаща.
  Рыцарь в белом опустил меч и посмотрел на нее, как-то странно улыбнувшись.
  Теперь он стоял спиной к Пашке и Валере, и те, не сговариваясь, решили действовать. Рыцари были не так уж далеко, и парни, направились к ним, стараясь идти как можно скрытнее. Если это представление задержит Белого Рыцаря хотя бы на минуту, тогда, кто знает...
  И, подумав об этом, Пашка крепче сжал камень в кулаке.
  "Остановись, Огаст!" - воскликнула незнакомка отчаянно, сбросив свой багровый плащ.
   Теперь она стояла перед рыцарем в длинном прямом красном платье, рассеченном по бокам до широкого медного пояса, на котором особенно ярко высвечивался в свете заката впечатанный в бархат золотой орнамент. Невесомый шелк ее рукавов, такой же черный, как и шелк нижних юбок, развевался на ветру, обнажая руки женщины, от кистей и до плеч покрытые кельтскими символами. И над ее головой беспрестанно вспыхивали яркие молнии.
  "Остановись, Огаст Вайт! - повторила она властно, - Вспомни, кто ты! Неужели, даже будучи под властью чар, ты способен поднять руку на друга, с которым провел детство, Огаст Вайт? Предать дружбу, которой больше пятнадцати лет, Огаст Вайт! Не вспомнить о даме, которая ждет тебя в слезах, Огаст Вайт! Ты можешь забыть самого себя, Огаст Вайт? Не верю! Не поверю в это никогда, потому что я верю в тебя, мой друг и брат, Огаст Вайт!"
  Белый Рыцарь слушал ее как зачарованный, выронив свой меч из рук, не видя, кажется, ничего больше, кроме этой женщины, повелительный голос которой завладел в это мгновение всем его сознанием.
  И Пашка с Валерой, остановившись позади него, уже недоуменно переглядывались, не зная, как правильно поступить, когда над их головами прогремел гром, и вторая гроза надвинулась с запада, оттесняя первую на восток.
  Раскрыв ладони, женщина в красном раскинула руки, словно обнимая небо, и молнии над ней засверкали еще ярче. Но она лишь задерживала наступление темных туч с запада и не могла задержать их.
  "Бесполезно, Марианна! - раздался высоко над ней насмешливый и грозный голос, и что-то большое и белое мелькнуло на мгновение среди туч и скрылось за ними, - Тебе не одолеть меня! Возвращайся в замок! А ты закончи то, что начал, раб!"
  "Огаст Вайт не твой раб, ничтожество!" - выкрикнула незнакомка озлобленно и, резким жестом вскинув руки к небу, взорвала десятки молний над своей головой.
  Белый Рыцарь внимательно посмотрел на нее и, не нащупав меча в ножнах, рухнул на землю без сознания.
   Женщина обернулась к Пашке и Валере.
  "Бегите! Бегите скорее! - крикнула она им, пока над их головами, среди мрачнеющих с каждым мигом туч, что-то живое корчилось от боли и бешенства, - Спасите сэра Роджета и возвращайтесь за мной и сэром Огастом! Не вините его! Он околдован этим чудовищем! Передайте Мадлен, пусть она ждет деву Эмбер! Она сумеет одолеть драконов!"
  Молния ударила в землю у самых ее ног, и платье женщины вспыхнуло.
  "Увози его! - крикнул Валерка товарищу, обрывая горящие шелковые юбки, - Я дождусь вас здесь!"
  Пашка возмущенно запротестовал, но Валера не стал его даже слушать. Он видел, как - опаленная огнем - незнакомка вздевает руки к небу раз за разом, одержимо выкрикивая заклятия, не ощущая даже боли от ожогов, продолжая удерживать чудовище. Он понимал: на такое не пойдут ради посторонних, этой женщине дороги оба рыцаря, и она погибнет, но сделает все для их спасения. Но, глядя на все сгущающиеся тучи, посылающие на голову непокорной чародейки ливень, молнии и град, он понимал, что, если это противостояние не прекратится, она погибнет наверняка.
  "Беги, Пашка! - проговорил он быстро, помогая другу закрепить рыцаря, который все еще не пришел в себя, в седле, - Беги и приведи этих Мадлен и Эмбер! Я буду ждать вас!"
  "Придурок! - бросил Пашка зло, - Вечно из-за тебя влипаю в разные неприятности!"
  И, вскочив в седло, он пришпорил коня Белого Рыцаря, уводя лошадь с Черным Рыцарем в поводу.
  "Я скоро вернусь!" - донеслись до Валеры его последние слова.
  Проводив удаляющихся всадников взглядом, пока они не скрылись за пеленой дождя, молодой человек опустился на колени рядом с израненным рыцарем и стал стаскивать с него рассеченные доспехи.
  
  "Это все, что я знаю о нем теперь, - низко опустив голову, закончил Пашка свой рассказ, - Если эти чародеи не прикончили его, он должен быть где-то в замке господина Белого Рыцаря, на вершине горы. Так, во всяком случае, говорит сэр Роджет. Он не смог проникнуть в замок в этот раз, но рассказывал, что те, кто попадают в плен к чародею, который там живет, обязательно становятся его рабами. Вроде зомби или наркоманов, - парень поморщился, видимо, решая, какое из двух сравнений подходит больше. Наконец, он произнес, - И теперь, чтобы победить чародея, который, по совместительству, является Белым Драконом, нам нужно найти эту загадочную Эмбер. Но ничего, кроме имени, я о ней не знаю. Может быть, Мадлен?"
  "Мадлен не знает точно, - вздохнула Иза печально, - Остается ждать, когда сэр Роджет очнется и расскажет все об этом чародее. Может быть, есть еще что-нибудь..."
  "Может быть..." - эхом откликнулся Пашка.
  И молодые люди замолчали, не в силах оторвать взглядов от пола у своих ног.
  Вот ведь! Попади в сказку - и тут же начинаешь вести себя совершенно по-сказочному, размышляли они. Ведь Валера поступил как истинный рыцарь!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"