Асфир: другие произведения.

Заметки из судового журнала

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Воть... мое путешествие. Пока что первые шесть дней из десяти пройденных по Волге. Как перепечатаю с диктофона дальше, буду выкладывать. Ждите. ПЫ.СЫ: все правда! Никакой цензуры!

  
  Заметки из судового журнала
  
  День первый.
  
  Запись нулевая, доотплывочная
  
  20.00 Иду по трапу, везя за собой чемодан. Трап шатается. Чемодан норовит спрыгнуть в бурные воды реки волги. Думаю, еще не поздно развернуться и позорно сбежать, но, заметив в толпе симпатичную пирсингованную мордашку, остаюсь.
  Ношусь по палубам (в количестве четырех штук), фоткая все и вся, не разбирая дороги и врезаясь в людей. Весело.
  Перегибаясь через перила, стараюсь сфоткать название судна. Не получается. Выхожу на пристань. Фоткаю.
  Стоящий перед нами теплоход отчаливает. Судорожно сглатываю комок в горле - мы следующие. Прощай, твердь земная!
  
  Запись первая, трусливая
  
  21.00 Стою на главной палубе, цепко держась за поручень. Причал нахально удаляется. Нахально, в смысле - не слышно и совсем незаметно. Если бы двигатели взревели, а вода пенилась, я бы, наверное, не раздумывая вышла. И плевать на пирсингованную мордашку. Тем более что это оказалась девушка.
  
  Запись вторая, пищеварительная
  
  21.05 Ужин. Фигею от обилия еды. Пожалуй, наелась на все оставшееся плаванье. Когда я наливаю чай, кораблик мотает, и чай наливается соседу, но тот даже не благодарит. Странно.
  
  Запись третья, разнесчастная
  
  22.00 По соседству с каютой находится бар-караоке. Работающий. Сбегаю из каюты, ибо сбежать с корабля трудновыполнимо. Сажусь на лавочку на палубе. Ухожу - выше началась дискотека. Иду на нос (была в зад... на корме), в читальный зал. В библиотеке (!) идет фильм 'три+два'. Сижу полчаса, давно решив арифметический пример, но искоса поглядывая на заросшего Миронова. В ушах Ария. Хорошо...
  
  Запись четвертая, исследовательская
  
  22.30 - 00.30 Мотаюсь по палубам (все в том же количестве четырех штук). Перечитала состав команды. Претендентов на руку и сердце не нашла. Обидно.
  Вздыхаю. Иду в каюту - какаоке-бар закрывается в полночь.
  
  Запись пятая, несправедливожизненная
  
  01.00 Караоке-то закрылся, а дискотека продолжается! 'Наслаждаюсь' фальцетными завываниями, призывающими 'расслабиться и взять это легче'. Следовать тексту не получается. Закаленные в музыкалке уши не переваривают подобного надругательства над ними.
  Затыкаю уши. Не помогает. Вою на отсутствие луны - новолуние-с.
  
  Запись шестая, обнадеживающая
  
  02.00 Дискотека закончилась!!! Ура!
  Обессилено падаю в объятья Морфея.
  
  Запись седьмая, полупробудочная
  
  03.24 Кораблик качает особенно мощно, слышится жуткий зубодробительный скрежет, удар - как борта о нечто, так и моего носа о переборку. Вскакиваю, лихорадочно припоминая, где же прячется спасательный жилет. Натыкаюсь в темноте на так и не убранный чемодан, валюсь, подымаюсь, ползаю в поисках жилета под кроватью. Не нахожу. С кряхтеньем подымаюсь с коленей, бросаюсь к окошку, так и ожидая увидеть перед собой край огромного айсберга и мельтешащий по палубе народ, но передо мной - лишь сплошная бетонная стена. Не поняла...
  Мееедленно доходит, что тонуть мы вроде как не собираемся. Работаю мозгами. Приходит понимание, что кораблик просто проходит разделительный шлюз Чувашского водохранилища.
  
  Запись восьмая, наблюденческая
  
  03.30 - 04.30 Смотрю, как теплодоходик поочередно то подымается, то опускается. Стена заменяет живописные пейзажи правобережья Волги-матушки. Преодолеваю желание выйти на палубу и написать на стене шлюза что-нибудь не слишком цензурное.
  Отходим от стены. С удивлением замечаю, что многие не сдержались.
  Читаю:
  - 'СПБ 27.07.05'
  - нечто неразборчивое
  - много цифр, сливающихся в шифр
  - 'Вова форевер'
  - 'Леха дурак'
  Скептически хмыкаю - уж я-то написала чего повеселее - и ложусь в наивной надежде выспаться.
  
  Запись девятая, тормознутая
  
  05.43 Мотор резко затихает. В мозгу одна-единственная мысль - 'он сломался!'.
  Встаю. Подхожу к окну. Кругом вода. Стоим.
  Фыркаю. Ложусь обратно.
  
  День второй.
  
  Запись первая, пробудочная
  
  07.14 Встаю по просьбе телефонного будильника, на четвертом матерном обороте. Выхожу из каюты в майке с японским самураем с перекошенной физиономией отпетого маньяка и полотенцем через плечо.
  Возвращаясь из душа, натыкаюсь на матросика. Полусонно терплю его приставания, вяло отвечаю на наводящие вопросы: 'Какие новые лица! А откуда? А куда?..' и т.п.
  Минут через пять беседы продираю-таки глаза. Пытаюсь вернуть челюсть на место. Белобрысенький, голубоглазый, очень загорелый (почти негр) и в футболке с ликом Кипелова. Молоооденький.
  Отваливаю, пока не посетила мысля отобрать у паренька футболочку вместе со штанами (а-ля омон), ибо за соблазнение малолетних есть статья.
  
  Запись вторая, штукатурочная
  
  07.30 Замазываю красные от недосыпа глаза черным (привет Алисе!), крашу ногти, сушу волосы, вставшие дыбняком от ветра на палубе. В процессе восстановления лица по черепу с затаенным ужасом представляю, до какой степени могла задраться майка и что мог лицезреть матросик.
  
  Запись третья, жевательная
  
  08.00 Завтрак. Чувствую, что к концу плаванья превращусь в круглый шарик по типу Колобка. Хожу по палубам, растрясая жирок.
  Стоим на рейде перед Чебоксарами. Фоткаю радугу на фонтане. Красиво. Перехожу на другую сторону - холмы, леса и ГЭС. Тож ничего. Фоткаю.
  
  Запись четвертая, стыковочная
  
  09.00 Швартуемся. В порту Чупашкар (эт так по-чувашски их столица называется) встречают Чебурашка, некий диснеевский утенок и чувашский ансамбль с хлебом-солью в национальном костюме (ансамбль в костюме, не хлеб - хлеб на полотенце и скорее всего бутафорский). Танцуют. Поют. Приветствуют, наверное. Ни слова не понимаю, но смотрю и слушаю.
  
  Запись пятая, прогулочная
  
  09.30 Гуляю по городу, следуя за экскурсоводом. В ушах Маврин.
  Фоткаю на протяжении всей пешей экскурсии, поражаясь тетке на постаменте, фонтанам, бьющим посреди реки и обилию уток, крякающих в довольно-таки загрязненной сточными водами и пивными банками воде.
  Катаюсь на катамаране в непосредственной близости от фонтана. Кайф!
  
  Запись шестая, коптильная
  
  12.00 Отплываем. Провожают те же. Говорят, по-моему, то же самое. Они что, с самого начала с нами прощались?!
  Улепетываю на шлюпочную палубу, в солярий. Загораю. Дует. Но возвращаться в каюту не спешу - по соседству вновь работает караоке-бар.
  
  Запись седьмая, поглотительная
  
  13.00 Обед. Скоро не помещусь в дверные проемы и буду спать на палубе.
  
  Запись восьмая, размеренная
  
  13-40 - долго. Плывем. Кругом холмы и горы. Склоны-обрывы явно карстовой породы красуются многоцветностью слоев. Фоткаю.
  Стою на носу. Солнце. Ветер. Укладка летит к черту.
  
  Запись девятая, тренировочная
  
  18.00 Фитнес. Самоистязательство на коврике. Растяжка, наклоны, тренировка внутренних мышц бедра (матросики давятся вожделенной слюной, ибо подавляющее большинство занимающихся дамочек одето в купальники). Не предполагала ранее за собой подобных мазохистских настроений. Хотя взгляды матросиков не могут не радовать.
  
  Запись десятая, чревоугодная
  
  19.00 Ужин... Едва не лопаюсь. Продолжая в таком же духе, я вскоре вывалюсь из всех своих шмоток. Хотя наличие парочки плавных изгибов женских прелестей мне бы не помешало.
  
  Запись одиннадцатая, восторженная
  
  19.30 Мультики!!! Алеша Попович и Тугарин змей! Ух! Хихихи! Сижу среди малышни, но все одно разуюсь. Воспитательница детской группы поглядывает с испугом.
  
  Запись двенадцатая, мечтательная
  
  21.00 Швартуемся к Макарьеву через два уже стоящих теплохода. Гм... один из них четырехпалубный, комфортабельный, новенький, с пластиковыми окнами и плетеными креслами... переехать что ли? И плевать куда идет - у них ТАКОЙ младший помощник капитана! Муррррррррр...
  
  Запись тринадцатая, в самом деле тринадцатая, в смысле - несчастная
  
  21.00 Слезно прощаюсь с 'Николаем Щерцем' и Ильей - пора на экскурсию, уплачено-с.
  
  Запись четырнадцатая, туристическая
  
  21.15 Путаясь в полах длиннейшей юбки (которая мне еще и велика оказалась, приходится придерживать, чтоб не свалилась на полпути), следую за монашкой, категорически отвергающую теорию Дарвина едва ли не в каждой своей реплике. Эх, ну отчего я уже закончила школу? Такая отмазка пропадает для прогулов уроков ненавистной биологии!
  Идем по крепостной стене монастыря. Стена оборудована бойницами и дозорными башнями. Неужели в пятнадцатом веке водились монахини-снайперши?
  Проходя над огородной частью монастырской территории, краем уха (правого, из которого в этот самый момент неожиданно выпал наушник) слышу гениальную реплику одной туристки:
  - А помидоры-то не прополоты!
  Вот она, женская дотошность.
  Приглядевшись, замечаю на лице женщины радостный оскал победительницы, доказавшей, что сорняки водятся и в божественной обители. Аминь.
  
  22.40 Отплываем. Темно, хоть глаз выколи. Вода за бортом черная-черная, с грязно-серыми барашками пены. Жуть как красиво. Перегнувшись через перила, фоткаю.
  
  23 с минутами. Перефоткала все виды со всех бортов и палуб, даже в трюм думала заглянуть, но вовремя опомнилась, что перилл, через которые так прикольно перегибаться, там нету. Только иллюминаторы. А вдруг застряну - как-никак целые сутки тут кормлюсь.
  Возвращаюсь в каюту, преисполненная гордости за самое себя. Даже умирающая память флэшки не портит настроения.
  Засыпаю, несмотря на отчаянные мольбы 'расслабиться...'
  
  День третий
  
  Запись первая
  
  06.00 Утро... нет, ну действительно утро! Даже солнце в глаз светит, зараза! Хотя разбудила меня смска от оператора, с благой вестью - мол, 'на вашем счету менее трех долларов'. Хотя еще вчера было десять. Хнык!
  Стоим на рейде перед Нижним, который Новгород. Кремль видно из каюты, но, подхватив фотик, спешу на палубу. В этот раз под майку предусмотрительно одела шорты. Зачем, спрашивается? Их все одно не видать, если не приглядываться или задирать сей шедевр японской текстильной промышленности.
  
  07.00 Завтрак. Ковыряясь в пшенной каше, размышляю, где на теплоходе можно с почестями похоронить говяжий язык (брр-р, гадость какая!). Может, соседу в тарелку подложить? Он и не заметит, ему и так жена свою порцию скинула. Одной больше, одной меньше, какая разница?
  Так и не решившись, единым глотком выдуваю кофе. Растворимый. Нескафэ. Надеюсь, я доживу до конца круиза и буду вновь употреблять по утрам лишь молотый.
  
  07.30 Швартуемся к Нижнему. Не в порту, а в какой-то ж... чрезвычайно отдаленной от центра города пристани.
  
  07.40 Отбиваю подметки на обуви, самостоятельно исследуя город. Минут десять подымаюсь по обшарпанной, накрененной под невообразимым углом лестнице, ведущей к стенам кремля. Достигнув-таки цели, замечаю табличку 'проход воспрещен, опасно для жизни'. Хихик. А если не по этой древней развалине идти, как к кремлю попасть-то? Оказалось, легко - чуть подальше находится дорога, ведущая в ту же сторону. Только новенькая и прямая, с перилами. Ээээээ... Горюю о сожженных калориях несъеденного по раннему часу завтрака. Но тут же воодушевляюсь - таких кадров, как с этой лестницы, с дороги не получить - слишком пологая и вид совсем не тот.
  
  9.40 Спешу обратно. В надежде нажимаю на кнопку пешеходного перехода. Гхыр с два! Как ехали машины, так и едут. Понимаю, что переходить дорогу придется по старинке - трусцой перед капотом машин. Эт мы умеем!
  
  10.00 Успела! Отплыли. Сижу на лавочке на палубе, считаю мозоли, полученные за время пешего передвижения по Нижнему. Шесть. Две на правой ноге, четыре на левой. Неравномерно как-то, надо правую еще помучить.
  Иду загорать в солярий.
  
  11.00 Сижу в солярии.
  
  12.00 Сижу в солярии.
  
  12.59 Ухожу из солярия - прозвучали позывные на обед
  
  13.00 Кушаю. Соседи по столику сначала долго на меня смотрят, потом вежливо интересуются, почему я такая красная. Отшутившись, что матросов 'смусчаюсь', продолжаю набивать желудок грибными пирожками, тремя видами салата, двумя котлетами (каждая занимает по полтарелки), макаронами с грибным соусом и заливая все это изобилие сверху вишневым компотом. Ух, я наелась!
  
  13.41 Захожу в каюту. Гляжу в зеркало. Не знаю свое отражение. Кожа сравнялась с цветом волос - такая же горячечно-красная, разбиваемая блондинистостью отрастающих волос как на голове, так и в целом на теле.
  
  13.42 Истошно ною, смазывая себя кремом против солнечных ожогов, который следует наносить ДО принятия солнечных ванн.
  
  14.00 Намазанная с ног до головы сантиметровым слоем крема сижу в солярии. Проходим шлюзы. Колючая проволока, мужчины в погонах - красота!
  
  14.03 Сбежала. Крем, кажется, совершенно не помогает - вся кожа зудит, а местами болит. Хнык!
  
  14.05 Засела в каюте с новеньким номером МФ. Читаю. Хорошо тут, прохладно...
  
  17.00 Хожу по палубам, исключительно в тенечке. Стою на носу, гляжу в даль. Подваливает давешний матросик, интересуется настроением. Угрюмо молчу - кожу жжет даже в тени от шлюпочной палубы.
  Слушаю некую байку из корабельной жизни, приглядываясь. А при трезвом рассмотрении он совсем не молоденький! Даже очень не молоденький! Да его молодость прошла в те времена, когда я в колыбели в пеленках барахталась!
  Сказать что ли про статью насчет соблазнения малолетних?
  
  17.17 Сказала. Кажется, он не понял. Подумал - шучу. Приготовилась перетечь в боевую стойку 'живой не дамся', но на помощь неожиданно пришел капитан, забравший матросика с собой.
  Перевожу дух.
  
  18.00 Фитнес. Бл... блин, как же больно изгибать закоптившееся до хрустящей корочки тело! Вою в голос. Тренер ошеломленно смотрит на мой краснющий нос (ох, чую, облезать будет) и великодушно разрешает покинуть место телоизмывательства. Ухожу, провожаемая парочкой завистливых вздохов.
  Иду в солярий - плюнуть на свой лежак.
  
  18.27 Не плюнула - на нем уже лежали. Решила подойти попозже, после ужина.
  Нагоняю аппетит, бродя по палубам. В задумчивости дергаю рычаги шюпок. Что-то поддается, противно хрумкает, но шлюпки остаются висеть как висели. Скоренько ухожу, пока никто не засек. И быстренько высчитываю место на второй палубе, прямиком под этой самой шлюпкой, куда я теперь ни за что не встану - так, на всякий случай.
  
  19.00 Ужин. Ёёё... я точно лопну в самом ближайшем времени!
  
  19.30 Гуляю по палубам, скрываясь от матросика, но все равно натыкаюсь на него за каждым поворотом.
  
  22.10 Проходим Кинешму. Гениальная легенда о возникновении названия городка! Кто не слышал - послушайте, милейший ужастик на ночь о том, как местную красавицу из-за недопонимания отдельных речевых оборотов взяли, да и выбросили в Волгу.
  
  22.30 Зеваю... музыкальное сопровождение - Show Must Go On. Да, оно действительно продолжается. И будет продолжаться - еще неделю, не считая сегодняшнего дня.
  В кинозале идет Любовь-Морковь. В свое время не смотрела - наговорили гадостей. Пойти что ли?
  Нет, лицезрение Гоши Куценко в женской ночной сорочке не даст мне уснуть или, что еще страшнее, заставит броситься на первого попавшегося представителя мужского рода-племени. А тут такой разброс возрастных границ - от малявок полутора лет до рассыпающихся старичков, разменявших, пожалуй, не первую сотню.
  
  23.00 Хрррр... И плевать на Take It Easy!
  
  День четвертый
  
  Запись первая. Сонная
  
  07.13 Хррр...
  
  07.14 Ххххррр...
  
  07.15 Куккаррекку! *это местный корабельный будильник, коий я позабыла с вечера отрубить*
  Нехотя продираю глаза. Плывем.
  Предельно мееедленно подымаюсь, хватаю полотенце, напяливаю сланцы (шорты опять позабыла) и выхожу, с трудом вписавшись в дверной проем.
  Иду по коридору, на ощупь отыскивая дверь душевой. Нахожу. Дергаю за ручку. Эээ... простите, дверью ошиблась!
  А миленькие у юноши семейники, в цветочек, в незабудочку... Хотя, после такой встречи я бы и любые другие цветочки не забыла.
  Удаляясь прочь, сдавленно хихикаю в кулачок. Нахожу-таки душевую. Тщательно запираю дверь, чтобы история с юношей в трусах не повторилась со мною, но уже без оных.
  Включаю холодную воду. Уррр... Хорррошо...
  
  07.35 Зарядка. Но я ехидно подглядываю из-за угла.
  
  08.00 Завтрак. А мне начинает нравиться подобное питание! У меня даже кости стали не так выпирать, мяском, мышцами обзавелись... или это жирок?!!!
  
  08.50 Швартуемся через 'Александра Рылеева' к ярославскому речному порту. Трап придерживает панкообразный матросик в футболочке 'Я - гордость Галактики' с хищно скалящейся мордашкой Йоды и эмблемой Pepsi. Мурр... лапа какая... Протискиваюсь сквозь толпень ближе, желая познакомиться, но экскурсовод бойко лапает меня за талию (она нетрадиционал?!), воспрошает: 'Иван Кулибин'? - и, не дождавшись вразумительного ответа или просто судорожного кивка, тащит прочь от матросика, добавляя. - В автобус, уезжаем!'
  Вздыхаю, бросив прощальный взгляд на гордость Галактики. Видно, не судьба...
  
  09.00 Обзорная экскурсия по городу. Ускоренная покупка сувениров. Обзавелась птицей счастья, берестяной грамотой о посещении Ярославля в качестве почетного гостя и сережками, обещающими приворожить любую особь мужского полу. Продавщица битый час их заряжала 'космической энергией', приговаривая явно не русские слова и ворожа руками над зеркальцем из фэн-шуя.
  Дождавшись окончания 'зарядки' и прослушав клятвенные заверения, сводящиеся к гадалкиным, 'будет тебе, бриллиантовая... мужик богатый да сильный!', мчусь обратно к порту - испробовать свое приобретение на панкообазном матросике...
  ААА!!! 'Рылеев' ушел! Горе мне, горе!
  
  13.00 Набила брюхо. Грызу грушу, рисую автопортрет на фоне
  
  13.30 Как я себе польстила! А заодно сделала пластику - глазки с полтинник, губки бантиком (куда подевался привычный оскал?!), носик лишился горбинки (случайно затерла). По-моему, от меня в автопортрете осталась толь прическа...
  
  14.00 Сижу в солярии, рисую.
  
  15.00 С трудом разбираю нарисованный шедевр, с сокращенным кодовым названием 'Тетка с суицидными наклонностями любуется закатом на море с края обрыва во время разыгравшегося шторма'. Лихорадочно соображаю, есть ли на корабле психолог - его услуги, кажется, мне жизненно необходимы.
  
  15.30 Мучаю плеер в поисках Максимум, отказавшегося работать после ухода из Ярославля.
  Тыкаю и так, и эдак - нету!!!
  
  16.00 Брожу по палубам, загораю.
  
  19.00 Ужин. Думаю, пора начинать заниматься фитнесом почаще, иначе рискую обзавестись роскошными формами '120-120-120' с нулевым содержанием силикона и стопроцентным целюлитом даже на щеках.
  
  20.00 Пришвартовались к Рыбинску. Выхожу в город искать магазин цифровой техники.
  
  20.30 По-прежнему ищу.
  
  20.47 Нашла! Вежливый молодой человек минут двадцать пытался откупорить мой фотик, дабы узнать формат флэш-карты.
  Открыли общими силами. Оба с изумлением узнали, что именно этот формат самый распространенный, соответственно в наличии его нет, будет завтра.
  - Подойдете после обеда? - и эдак бровками двигает. Вздыхает:
  - Если только в обратную сторону поплыву.
  Он печально склоняет голову, но уже через пару секунд начинает бросать на меня заинтересованные взгляды. Решаю воспользоваться ситуацией, наивно хлопаю ресничками и прошу - умоляя взглядом - сообщить местонахождение ближайшего магазина, где флэшка нужного формата может наличествовать. Он оживляется, охотно рассказывает:
  - Пройдете два с половиной квартала по улице такой-то, потом повернете на такую-то, по ней до памятника тому-то, а от него, как раз по улице имени этого памятника, как раз напротив магазина такого-то увидите вывеску такую-то. Найдете?
  С превеликим трудом выхожу из прострации. Искоса гляжу на парня - не шутит вроде, действительно не сомневается в моих топографических способностях, памяти и мозге. Грустно разочаровывать, конечно, но заблудиться в крошечном городке еще жальче:
  - Нет.
  - А я вам карту нарисую!
  Минут пять рисует карту, со всеми достопримечательностями, проспектами, площадями и магазинами, включая искомый, преподробнейше объясняя маршрут еще и вслух. На каждое его объяснение киваю с умным видом - за слоем темной краски не видно ж, что я блондинка, а объяснять слишком долго. Да и не хочется разочаровывать такого милашку!
  Напоследок прошу на всякий случай:
  - А вы позвоните в тот магазин, чтобы моего прихода дождались, не закрылись, и флэшку отложили на кассу, чтоб я не искала.
  Паренек резво исполняет. Короткий обмен приветствиями и, наконец, суть вопроса. На том конце что-то ответили, отчего паренек слегка посерел. В продолжение разговора лицо его нахмурилось:
  - Как это?.. Но по базе же числится! Ну... когда? Хорошо, спасибо...
  Вздыхаю. Что поделать, придется экономить место на флэшке. Печально, конечно, но в то же время есть целых два плюса - у меня есть подробная карта этого города и я осведомлена, что город Рыбинск богат одной лишь рыбой и ни за чем другим сюда ездить не стоит!
  
  22.00 Отплываем. Еле успела отыскать продуктовый и запастись двумя литрами томатного сока, которого на теплоходе отчего-то не продают.
  
  22.05 Знакомлюсь со своей теской, спасшей меня из лап белобрысого матросика.
  Уже через минуту после знакомства кидаем матросика и делимся друг с другом байками из школьной и лагерной жизни. Ржем. Из крайнего окна высовывается недовольная помятая рожица, демонстрирует идеальное познание русского матерного и очень образно предлагает нам говорить потише и даже приводит список предметов, могущих способствовать затыканию. Так же внезапно скрывается, захлопывая окно. Ржем с удвоенной силой.
  Через три часа, когда на всем теплоходе гасится свет, нехотя идем спать, продвигаясь на ощупь в поисках нужной двери. Припоминаю давешнее путешествие в душ. Ржу. Открывается одна из дверей, привнося в коридор свет и ругательства. Но мы же нашли нужные каюты.
  
  День пятый
  
  Запись первая, петушиная
  
  07.30 Кукареку!!!
  Едва не валюсь с кровати, но вовремя вскакиваю.
  Так и не продрав глаза, плетусь в душ.
  
  08.00 Завтрак. Много. Вкусно.
  
  09.00 Зеленая стоянка под названием Сосенки.Сосны действительно есть, но какие-то желтоватые. Зато название 'зеленые' оправдывает цветущая вода, поражающая насыщенным травянистым цветом.
  Бродим с Настей по окрестностям (купаться в этой гадости - увольте!), погрызаем шашлык из осетрины. Народу в лесу полно, на машинах номера почти всех регионов нашей необъятной родины. Палатки заполонили все свободное от мусорных мешков пространство, зачастую едва не сваливаясь с обрыва. В общем, людей даже больше, чем машин, а выпивки, соответственно, больше, чем пиплов, и выпивка эта на жаре вдаряет в голову и придает человеку невиданную смелость и откровенность, с которой мы с Настюхой и ознакомились.
  Предлагаю вашему внимаю способы заведения знакомств по-туристски, испытанные на вашей покорной слуге:
  - Девушки, а вы случайно не из леса вышли?
  - Ой, как вы кстати, красавицы, у нас как раз лишние порции разлиты! Составите компанию?
  - А вы не подскажете, как доехать до Сергиева Посада? Сами-то мы не местные, деревенские... А вы откуда?
  - А вы с корабля, да? А у нас приятель - вон тот, в траве лежащий - заведующий пристани. Хотите взглянуть изнутри?
  Или же без слов, попросту хватают в охапку (частенько один - обеих) и, изредка обдавая перегаром (чаще все-таки идут знакомиться трезвые, ибо пьяные идти не могут), волоком тащат к разбитым на побережье палаткам. Хотя попадались и нормальные, просто провожающие печальными взглядами заядлых трезвенников-язвенников двух затравленно косящихся на каждый шевелящийся куст девиц. Но, надо признаться, среди наклюкавшихся молодых людей симпатичных субъектов было больше. Гораздо больше. Точнее, все красавчики были в дребадан пьяные. А из трезвых пьяных всегда можно сделать, вот только с внешностью ничего не получится сотворить...
  Избавившись от последних воздыхателей заверениями о том, что корабль уходит 'вот уже через минуту, опаздываем!', возвращаемся на поляну. Детки с взрослыми играют в ручеек (за кустиками, конечно, но слышно хорошо).
  Присоединяемся... к группе волейболистов. Эти-то парни не пристанут, это дети команды, под присмотром мамочек-папочек, жующих шашлычок у мангала.
  
  13.00 Отплываем. Прощайте, поддатые туристы с подавляющим большинством подмосковных номеров! Удачно вам добраться до Сергиева Посада и распить лишние порции водочки! У нас, к величайшему прискорбию, своих нетрезвых товарищей хватает. Вот уже начинают русские народные заводить, под пивоводочную продукцию.
  Уходим на обед. Не лопаемся.
  
  14.00 Намываюсь на трое суток - от Кимр до Москвы и вновь до Кимр санитарная зона и душевые закрывают. Хорошо туалеты работают, иначе совсем беда б была, ибо остановок кроме Москвы не предвидится...
  
  15.00 Входим в канал имени Москвы. По левому борту - Дубна. Высотки и пробка на шоссе. Вот она, цивилизация, близкая к столице!
  Первый шлюз пройден. Осталось еще пять. Скорость теплохода приближается к отрицательному значению. Лихорадочно соображаю, как стоя на месте мы доберемся до Москвы к следующему утру? Разве что кто сзади подтолкнет.
  Всей молодежной командой натужно машем - пляжей по берегам видимо-невидимо, и все требуют внимания. Один даже доплыть хотел. Не пляж, человек. Но его оттащили за плавки. В смысле - плавки стащили и дальше он не поплыл, стал разбираться, силясь отыскать среди друзей-соратников нахального вора.
  
  16.00 Играем на фоно в читальном зале Собачий вальс в четыре руки. Недурно. Глядим, что юные путешественники лепили днем из теста. 'Юные путешественники' младше меня на год-полтора. Пожалуй, даже постарше есть. Чувствую себя убогой, ибо на призывы радио 'А наших маленьких робинзонов мы ждем в читальном зале' всегда представляла малолеток. Которых тут как раз и нет почти. Интересно, Настю посещают те же мысли?
  Аффтары хвалятся своими шедеврами. Один 'мальчик' (обладатель басистого голоса выше меня на полторы головы!) вылепил сердечко с девизом Алисы, но на мой вопрос 'почему?' ответа найти не смог. Видимо, в его надписи некий иной смысл содержится.
  Другой мальчик (этот ниже на две головы, так что действительно мальчик) вылепил Фифти Сент. Не музыканта, точнее, а эмблему. А потом попросил 'девочку' (третий размер груди и толстый-толстый слой компактной пудры) нарисовать ему это на... спине. 'Девочка' нарисовала. Гуашью. И даже бесцветным лаком закрепила. Может, они не в курсе были, что душ закрыли на трое суток? Но сообщать, пожалуй, поздно.
  Дружно смотрим 'Тачки'. Хех, Грины в конце! Мурр...
  
  18.00 Фитнес. Проходим второй шлюз, так что внимания больше не на тренера, а на подымающийся уровень воды. Вся группа побежала за фотиками и камерами. На кой им бетонные стены и огромные створки? Или вон тот охранник приглянулся? Ну да, на Турчинского размахом плеч похож, но береточка-то десантовски-голубая, и кобура виднеется. Лучше я так полюбуюсь, без угрозы для жизни и здоровья.
  
  19.00 Ужин. Котлетные 'гнезда' убили. Там даже яйцо в середине спрятано было. Как только додумались?! Вот она, извращенность корабельных поваров. По суше, наверное, скучают, бедные... но есть ЭТО все равно не буду!
  
  20.00 Гуляем. На шлюпочной палубе репетиция прощального концерта москвичей. Над головой скрип и скрежет. Посещают сомнения насчет того, что же именно они репетируют. Предусмотрительно не подымаемся, но, лишь наступает тишина, скоренько пробираемся и занимаем места в первом ряду. Занимаем время прослушиванием треков с плееров.
  
  21.00 Поем всем теплоходом некую Пам-парам-парам-парам-парарам-пам-парам-парам-парам-парам. Хором и очень громко. Проходящий мимо двухпалубник вылупился на под завязку заполненную палубу, где слаженно завывали все, даже команда. И как только белобрысый матросик оказался в непосредственной близости от меня?! Старательно делаю вид, что не вижу ничего и никого, кроме сына кого-то из команды, старательно выводящего
  'От Москвы до Астрахани белый теплоход
  Иван Кулибин вниз по волге-матушке увезет меня, увезет'
  Наслаждаюсь теплым ветром, время от времени оттирая копоть с открытых частей тела (то есть почти целиком со всей себя, оголенной почти до неприличия) - черный дым из трубы вьется прямиком в нашу сторону.
  Москва и Подмосковье порадовали. Откровенно. И малые детки ('Антошка, Антошка, копай к обеду ложку!..'), и личности пубертального периода (танец живота, скрещенный со стриптизом - у танцовщицы мило падал лифчик, а поправлять его она не всегда успевала), и люди среднего возраста. Последние - особенно. Цыганочка и вальс рулят! Причем танцевал люкс, вводя в танец и первые ряды, наваливаясь на них всем своим страстным накалом! По счастью, наваливались исключительно на середину, а мы с Настей мудро присели ближе к краю. Потому я улыбалась во все тридцать два зуба и хлопала - искренне, долго и упорно, не замечая стремительно краснеющих ладоней.
  А после была дискотека - первая, на которой я, заряженная положительными эмоциями, решила позажигать. Позажигала. На меня вылупился весь танцпол. Ну не виновата я, что могу танцевать лишь эротично, а одежда моя представляет собой самый минимальный минимум, который еще не переходит в порнографию. Не переходит в те моменты, когда я сижу или стою. А вот когда танцую... школьницы-японочки из аниме завидовали бы моей юбочке, непостижимым образом достающей до ушей безо всяких изощренностей с моей стороны.
  И только я разогрелась, утихомирила юбку и вернула вырез на груди на законное место, дискотека закончилась!
  Обиженные на все и вся, мы с Настюхой стали бродить по палубам, то и дело натыкаясь на страстно целующиеся парочки или наклюкавшиеся беленькой компашки. Со вздохом подумала, что стоило приручить матросика. Хотя с кем бы тогда гуляла Настюха?! Третий он всегда лишний. Так что я забила на белобрысенького и стала наслаждаться удивительной погодой и общением с единомышленницей. На кой нам парни? По крайней мере на теплоходе, тут и уединиться негде - палубы-то открыты для посещений круглосуточно, а каюты крошечные, и кровати в каютах такие, что гроб кажется и шире, и мягче, и во сто крат удобнее.
  Опять непозволительно рано вырубают свет. Слаженно фыркаем, но расходимся.
  
  День шестой
  
  Запись первая
  
  07.30 Встаю под радостное кукареканье. Был бы этот петух живым, а не цифровым, я бы его задушила и попросила подать к обеду. А так... мой максимум - вырубить радио в каюте, но я вечно вечерами забываю об этом благом деле приемникоубийства.
  Выношу себя из каюты в душевую. Долго и упорно дергаю дверь. Не поддается. Вспоминаю, что сегодня Москва и душа не будет. Хнычу. Но иду обратно - мыться в раковине.
  
  08.00 Завтрак... злая, непроснувшаяся, лишенная прелестей пробуждения посредством ледяного душа вяло ковыряюсь в салате 'Летнем'... вчера была 'Наложница', но состав, кажется, един за исключением одного ингредиента - отсутствия аппетита. Перед тарелкой белеет клочок бумажки с многообещающей надписью 'Сухой паек', который надлежит выдать нам заместо обеда. Припоминаю выступления ансамбля, когда 'сухой паек', прогибаясь под его весом, мы целехонький носили до дому, до хаты, ибо сухого в нем было мало, очень мало... ничего. В этот раз все переменилось. Нет, мокрое тоже было - вода, йогурт и т.п., но было и сухое, очень сухое - бутерброды. Боги, кто выдумал бутерброды без масла, состоящие из двух ширейших кусков батона и тоненьких ломтиков колбасы/сыра (правда, уже наличествовавших в количестве четырех штук)? Убью, и не поморщусь! К счастью, в северном речном порту было довольно много чаек, достаточно голодных, чтобы избавить меня от четырех лишних ломтей хлебобулочного изделия.
  
  09.00 Москва... Мда, о столице можно много говорить. Очень много говорить. И только лишь говорить, потому что никакая цензура не допустит в печать то, что я о ней говорю. Нет, я люблю московский Кремль - величественный, монументальный, претерпевший множество изменений, но оставшийся неизменным. Люблю неспешные воды Москвы-реки (если не приглядываться и не принюхиваться, а восторгаться издалека). Люблю пешеходные мосты, напоминающие мне Питер... Люблю... многое я в Москве люблю, но не люблю я тоже многое. В частности - пробки. Но их, думаю, все не любят, без претензий на город, где они случаются. Хотя, именно они-то к моему повествованию и не относятся, ибо я впервые передвигалась по столице нашей бескрайней родины не на личном автотранспорте, а при помощи подземных коммуникаций, сиречь - метро.
  В детстве я любила открывать пошире форточку и пытаться высунуться наружу (родичи белели от ужаса и краснели от натуги, оттягивая дите из окна), разглядывала сменяющиеся стены и линии проводов за стеклом, висла на поручнях, бегала по вагонам... к величайшему прискорбию, я выросла и все эти детские развлечения стали мне недоступны. Нет, мне уже никто не запрещал. Но, думаю, редкий человек не удивится, если бравая девица ростом метр семьдесят начнет с гиканьем носиться по переполненному людьми вагону, рисовать пальцем на стекле мордочки и пытаться выглянуть через форточку наружу. Тем более форточки стали мудреные, у меня не всякий раз получалось вообще ее найти.
  Встретила меня Москва жарой. Адской. В девять утра в тени был 31, а на солнце маслянисто растекался, бившись волнами о свежее выкрашенный поребрик, асфальт, как болото всасывая в свои недра дамские шпильки. Мою обувку он намертво приклеил где-то посреди проезжей части, когда зелененький человечек уже ехидно замигал. Ну здравствуй, дорогая моя столица, золотая моя Москва.
  На крайнем севере столицы я не бывала никогда, поэтому станцию метро Речной порт искала довольно долго, около получаса. Почему-то все встреченные прохожие указывали различные маршруты, и я терялась в догадках, кто же из нас гость, а кто коренной житель-туземец. В итоге, основательно покружив по парку и даже сфоткавшись со скульптурной композицией Плодородие эскиза Мухиной, метро я таки нашла. И вошла. Уже у турникета, с зажатой в руке карточкой на пять поездок я решила задуматься о цели своего визита. Друзья на Урале, папаня в Мадриде, а я... а я пожалуй, затоварюсь дисками на всю оставшуюся жизнь! И куда я отправилась? Совершенно верно, на Горбушку.
  От завода Рубин в общей сложности остался лишь внешний вид и сиротливая надпись на крыльце главного входа, повествующая о том, чем здесь занимались в далекие советские годы, пока в новорожденной России не завелись пираты.
  Первый этаж я пролетела, путь мой проходил выше, на втором, в настоящем царстве любого, страдающего манией смотреть/слушать/покупать. Я относила себя ко всем трем категориям.
  В первом же лотке с многозначительной надписью Аниме я попросила один давно разыскиваемый диск. Счастливо прижав оный к груди (цель визита в Москву исполнена!), я попросила чего-нибудь еще. Предугадав ошеломленный взгляд продавщицы, отчаянно замахала руками, возопив:
  - Но только не в ЭТОМ стиле!!!
  Она не поверила, принесла кавайных девочек-школьниц, с широченными улыбками и наивно-распахнутыми глазами, размером в несколько раз больше, чем само девичье личико (мальчиков я на обложке так и не сумела разглядеть). Вежливо поблагодарив, я унесла с собою лишь искомое полнометражное кино, стараясь не глядеть на слегка негетеросексуальную обложку.
  Кучу дисков я накупила уже в следующем, алчно пожирая глазами главных героев вампиров/дампиров/охотников/демонов/ и просто симпатичных на рожицу анимешных мужчин. Сколько я там оставила своих сбережений уже не помню, но кошелек мой изрядно похудел, а амбиции остались прежними.
  Я со вздохами едва ли не отчаяния тискала тяжеловесные боты (не знала я, что на Горбушке есть рок-атрибутика!!!), провожала глазами типов в футболках с харями Children Of Bodom, перебирала цепи на ужайших кожаных штанишках (сороковой размер, мой!!!) и ничего не могла с собой поделать - взятые с собою деньги истаяли как дым и возвращаться к хозяйке не желали и не могли.
  Я поспешила покинуть это гнездо порока, решив переменить потребности материальные на потребности духовные и посетить красную площадь. Вышла я на Александровском саду. И, разумеется, направилась к ближайшему входу - башне. Каково же было мое удивление (точнее - шок), когда я увидела рамки металлодетекторов, дюжих омоновцев в берцах, сторожащих эти самые рамки, и длинную очередь людей, медленно перебирающих ногами в сторону ворот. Мои мысли насчет незапланированного праздника прервал бодрый голос, объявляющий, что 'вход для учащихся, студентов и пенсионеров со скидкой - триста рублей'. Фыркнув, я принялась разгуливать по саду, вгрызаясь в нутро ледообразного мороженого и деловито щурясь на солнце, блестящее в раскидистых ветвях деревьев. Время от времени топтала газон, пропуская туристические группы патриотически настроенных шведов/итальянцев/американцев/арабов/индусов (национальность определена по флажку, который нес замыкающий в каждой группе).
  Черт меня дернул выйти на набережную. Для этого необходимо было покинуть Александровский сад и чуток пройти вдоль кремлевской стены. И я достигла бреши в стене! Без ОМОНа, рамочек и очередей. Но московская брусчатка меня уже не манила, и, прогулявшись немного против течения Москвы-реки (хотя течения в этом болотце и не видать никакого), я отправилась обратно к речному, надеясь подкрепиться в ресторане.
  
  15.36 Ресторан на теплоходе закрыт!
  
  15.41 Нижний ресторан тоже закрыт!
  
  15.43 И бар закрыт!!! Умираю...
  
  15.44 Голод все не уходит. Иду искать кафешку.
  
  16.25 Нашла. В здании речного порта. Это не кафешка, а деньгообдираловка. Салат 'весенний' из помидор, огурцов и пучка зелени стоит триста целковых, чашка кофе двести, некий пирожок около ста. Сглатываю слюну и возвращаюсь на теплоход, к сухому пайку, где меня сиротливо дожидается йогурт, оставшаяся колбаса и сыр. Улыбаюсь, как возлюбленному, оставшемуся куску хлеба. Улыбаюсь своей предусмотрительности (на самом же деле я просто не заметила еще один кусок, спрятавшийся в пакете). Достав заначку в виде пакетика кофе три-в-одном, бреду за кипятком.
  
  17.00 Сытая и довольная. Иду в солярий. Первый слой кожи облез, а под ним я не такая загорелая.
  
  19.20 Замечаю, что в небо запустили разноцветные шары. Как была (в купальнике и сланцах) спускаюсь на главную палубу. Капитан странно косит на меня глазами, но молчит. Матросиков пока не видно.
  Динамики с шипением начинают работать. Прослушиваю объявление, что 'до отправления теплохода осталось десять минут, через десять минут теплоход отправится в рейс', которое сменяет высокий женский голос, поющий:
  На теплоходе музыка играет
  А я одна стою на берегуууу
  Машу рукой, а сердце замирает
  И ничего поделать не могуууу
  Хотела предложить неизвестной девушке плюнуть на все и идти домой, ибо ее маханий не видать - мы стоим пришвартованные через два корабля и пристани не видно вообще.
  Задираю голову - шары в небе удаляются, но еще различимы. С какой помпой нас провожают - с музыкой, с шариками воздушными (ночью наверное салют бы устроили). Видать, надоели мы, хотят от нас поскорее избавиться, сохранив при этом видимость дипломатических отношений.
  
  19.30 Покидаем северный речной порт. Впереди - канал имени Москвы и пять шлюзов на черепашьей скорости. Аминь.
  
  19.32 Ужин. Уже не разбираю, что подают, ем все - впрок, вдруг где опять без обеда оставят.
  
  20.24 Сытая. Довольная. Урчу, сидя в шезлонге.
  
  21.00 Мой шезлонг уже не в первых рядах. Начинается некое 'вечернее мероприятие'. Замечаю в толпе жмущихся к перилам людей Настюху, пододвигаюсь так, чтобы уместились обе. Умещаемся, даже шезлонг общими силами вперед выдвинули, для лучшего обзора. Знала б я, что там дальше будет - в трюм бы сбежала.
  
  21.03 Соревнуются семейные пары. Одна из заявленных не пришла, ее место заняла другая - московская, явно молодожены. Мужа зовут Федей. Запомните это имя - этот молодой человек еще покажет себя.
  Сами конкурсы оригинальностью не отличались - собрать разрезанное на куски сердечко (противопоставляя собственные силы ветру, норовящему смести с палубы клочья цветной бумаги), признаться супруге в любви в семи словах, на каждом проделанном шаге, пригласить даму на танец и станцевать (с последним были проблемы - дамы сдержанно морщились, но стоически молчали) и, наконец, преподнести обожаемой супруге в подарок духи. Не хотела б я, чтобы мне преподносили подарки подобным образом. Для начала мужчинам привесили хвосты. Кому как - кому вокруг пояса обмотали, кому в петлю для ремня закрепили, у кого хвост держался на честном слове. Но простая веревка меж ягодиц организаторов не удовлетворила. К концу пятой конечности привязали банан. Обыкновенный такой, чуть переспелый. Федя засиял, как начищенный поднос - стал волочить хвостом по палубе, раскачивать хвост, а под конец, раскачав, поймал спереди и приставил банан вторым орудие мужского труда. Зал умер. И воскрес громогласным хохотом. Федя даже бровью не повел, демонстрируя молодой жене все способности новоприобретенного органа ('как стоит, а?').
  Успокоился он лишь через пару минут, когда объявили условия конкурса - при помощи хвостов необходимо было придвинуть к жене коробочку с духами. Все супруги синхронно уселись в позу 'я у горшка' и стали гуськом продвигаться ко вторым половинкам на максимально возможной скорости, подцепив кисточкой-бананом подарочек. Продвигались они с упорством козлов. В том смысле, что главное вперед, а не с коробочкой духов. Антикозлом был лишь Федя, частенько дававший задний ход прочь от жены, поближе к духам. Он и победил. В честь победы употребив в качестве продукта питании 'кисточку' от хвоста. Бурные овации были ему наградой.
  
  22.00 Дискач. Прыгаю по палубе под Нирвану. Все-таки жизнь хороша...
  
  22.03 F*CK!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Они зарубили Курта!!! Высказала ди-джею все, что думала о нем и его треках. Ди-джей мило покраснел, но я плюнула на палубу и влетела по перилам вниз. Настюха нагнала меня уже на носу, сгибаясь пополам от хохота. Оказалось, ди-джей все еще стоит и глупо хлопает голубыми глазками. А танцующий люд испуганно ждет в сторонке моего возможного возвращения. Вот она, сила слова!
  
  22.07 Идем в читальный зал, смотреть Громобоя.
  
  22.08 Уходим. Гнусавый голос у четырнадцатилетнего пацана, девушки и странного дядьки явно не способствует наслаждению пиксельной картинкой.
  
  22.10 Бродим. Ржем. Изредка наведываемся на диско - надо же народ уверить в своей индивидуальности. При моем приходе ди-джей ставит нечто, отдаленно похожее на музыку. Умный мальчик, может, похвалить его? Нет, лучше не надо, еще испугается, если я к нему в будочку загляну, тет-а-тет поболтать. А полумертвый ди-джей с сердечным приступом мне не нужен. Мне б живого какого-нибудь, вот как этот молодой человек. Да и смотрит он соответствующе, заинтригованно-оценивающе. Интересно, он слышал мой экспромт? Так и не решив, нужен мне курортный роман или обойдусь, самоудаляюсь.
  До отбоя бродим по палубам, вгрызаясь в мороженое из бара (ходили покупать забегами, по очереди, ибо караоке было в разгаре). Узнаю, что экскурсия в Москве была х***ваяя, ибо два часа они простояли в пробке, а остальное время пялились в пыльные окна автобуса на просьбы экскурсовода посмотреть налево, посмотреть направо. Причем сама экскурсия сводилась к произнесению вслух названий объектов, находящихся по левую или правую сторону, на которых зачастую и без того было написано, что сие есть.
  
  02.07 Выключают свет. Гм... а не так уж рано, как казалось ранее...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"