Мананникова Людмила Борисовна: другие произведения.

Мужчины умеют ценить сильных женщин

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


Мужчины умеют ценить сильных женщин

Пьеса в двух действиях, семи картинах и четырех дастарханах

  
   Действующие лица
  
   Раушан, 49 лет.
   Рамазан - ее муж, владелец крупного супермаркета, 50 лет.
   Майра, 20 лет.
   Аскар - сын Раушан и Рамазана, 15 лет.
   Совет Турсунович - отец Рамазана, 75 лет.
   Наташа, подруга Раушан, журналистка, 40 лет.
   Евдокия, бывшая учительница математики, подруга матери Раушан, 70 лет.
   Виталий, 45 лет.
   Гульмира, одноклассница Раушан, владелица модного салона, 49 лет.
   Мухтар - бывший муж Гульмиры, 50 лет.
   Акмарал - новая жена Мухтара, 25 лет.
   Сауле - помощница Раушан по хозяйству.
   1-я, 2-я, 3-я женщины.
  
  
   Картина 1
   Дастархан 1.
  
   Действие происходит в особняке Раушан и Рамазана. Мы видим скульптуры двух львов, подаренные хозяину друзьями. По вечерам облицовка особняка мерцает, синим цветом, притягивая взгляды прохожих своей таинственностью.
   Хозяйка - Раушан считает, что их дом похож на большой красивый корабль, который плывет по жизненному океану, где нет ураганов и шторма.
   По мере действия пьесы дом незримо меняется и порою становится похож на тонущий "Титаник".
   Внизу - большая гостиная, сверху - спальня, кабинет Раушан. Могут быть другие комнаты. Везде чисто и красиво. Действие иногда происходит во всех комнатах одновременно.
  
   В гостиной в креслах Раушан и ее подруги - Гульмира и Наташа. У них девичник.
   Раушан. Как хорошо девочки, что мы снова встретились! Только вам могу признаться - я такая счастливая! Прекрасный муж, талантливый сын - будущий программист. Даже не верится! В девяностые годы кем я была? Простой челночницей! Сколько тонн груза мы перетаскали с Рамазаном из Китая! Иногда мне снятся кошмарные сны - тяжелые, клетчатые сумки. А вы, дорогие мои подружки!? С Гульмирой мы дружим уже, шутка сказать, 42 года! С первого класса! А ты, Наташа - первая живая журналистка, которую я увидела...
   Гульмира. Мы рады за тебя, Раушан! Ты - любимица судьбы, вытянула счастливую карту. Не то, что мы. Я - соломенная вдова. Наташка вообще крест на своей личной жизни поставила.
   Раушан (искренне). Вы даже не представляете девчонки, что для меня значите! Никогда не забуду, как вы заставили меня обратить внимание на свою внешность. Обозвали толстухой. Я на вас рассердилась: и так хороша! Но в тот же день в гостях нечаянно увидела свое отражение в зеркале и ужаснулась. Я стала уродкой. Шея срослась с плечами, жировые складки изуродовали спину. Дура! Угождала мужу разносолами, пока в слониху не превратилась!
   Гульмира. И кто тебе помог?
   Раушан. Ты, конечно, подруга. Отвела в свой салон красоты.
   Гульмира. Тут не только моя заслуга. Если бы ты не стала работать над собой, ничто не помогло бы. А теперь посмотри на себя. Стройная, как кипарис. Гибкая. Шея длинная! Кто скажет, что тебе уже целых 49?
   Наташа. Ей 29 и не годом больше!
   Гульмира. Да-да! Нам всем 29 и не годом больше! А помнишь, Раушан, как ты не хотела на танец живота записываться? А у тебя это здорово получилось... Недаром мой братишка Ануар про тебя сказал: счастливую женщину можно определить по лицу. Хорошая кожа, блестящие глаза, белоснежная улыбка.
   Включает музыку и тянет Рушан за руку.
   - Пошли!
   Подруги танцуют танец живота. Возвращаются за свои места.
   Гульмира. Только мне это не помогло. Рядом оказался не тот мужчина...
   Наташа. Не в мужчинах счастье! Владелица самого модного в городе салона, кафе! Олигарх, сказала бы тетя Дуся! Да у тебя все схвачено!
   Гульмира: Все, да не все... Муж ушел к этой стерве, Акмаралке... Почему так, девочки, бывает? Вроде я и умница, и деловая женщина...
   Раушан. И красавица...
   Гульмира. И красавица... А Мухтар все равно ушел к другой...
   Правда, давно ясно, что у мужиков в голове какой-то важной извилины не хватает. Она у них совсем в другом месте располагается. Поэтому и дураки... Или, как в российском сериале сказано: "все мужики сво". К сожалению, такие девицы, как Акмаралка, какой-то важный секрет знают. Перед ними мужики штабелями укладываются.
   Наташа. Да ладно, девчонки. У каждого судьба своя. Вот я никогда не была замужем. Профессиональная любовница, так сказать. И не жалею... Может, в другой жизни буду многодетной матерью. Главное для меня работа, работа и еще раз работа! Я где-то читала, что в жизни человека есть всего два высших наслаждения - любовь и творчество. Если любви нет, остается творчество. Впрочем, хватит философствовать! Давайте, девочки, лучше выпьем! Недавно тост выписала из Интернета:
   Богинями мы были,
   Богинями остались,
   Пленяя всех красою
   своих тел.
   Пусть плачет тот,
   кому мы не достались,
   Пусть сдохнет тот,
   Кто нас не захотел!
   Гульмира. Ура! Пью за вас, девочки! Как говорится, раньше мы были молодыми и красивыми, а сейчас просто красивые. За наше счастье!
   Выпивают.
   Раушан. Не расстраивайтесь, девчонки. Найдете вы еще свое личное счастье. И ты, Наташа, не ставь на себе крест! Ты моложе нас всех, а выйти замуж, говорят, никогда не поздно. Слушай, может, тебе в бюро знакомств податься? Найдешь себе молодого человека, лет, эдак, 45-и.
   Наташа. Что ты! Нынешним 45-летним юношам девочек до 20 подавай. (Мнется.) Никому не рассказывала, стыдно было... Посетила я как-то в фирму "Узы Гименея".
   Гульмира. Вот... А нам ничего не сказала!
   Наташа. А чем хвалиться? Тогда мне еще и 35-и не было. Началось все прекрасно. Директор около часа рассказывала о своей фирме. 10000 пар (или даже миллион), по ее словам, нашли там свою половину. Мужчины из всех частей света являются нашими клиентами - хвасталась она. Я сразу размечталась об элегантном французе (Париж, Эйфелева башня, Елисейские поля...) или на худой конец об англичанине... "Да, - сказала директор в заключение, - забыла вас предупредить. Все счастливые браки состоялись, благодаря нашему астрологу. Сейчас и вы познакомитесь с ней. Всего 300 долларов, и вы стопроцентно станете обладательницей шикарного мужчины".
   Раушан. Так-так...
   Наташа. Через несколько минут в комнату вошла женщина в черном. "Вы - близнец, - сказала она, - обладатель сложного знака, двойственная натура. Ваше желание сегодня исполнится. Вот для вас козерог, богатый солидный человек! Характер добрый, покладистый, еще не занят. Можете ему и рога наставить, все стерпит. Козероги к рогам привыкшие". Смотрю внимательно на фото - так это же Сережка - журналист из нашей редакции! Известный бабник и альфонс. Знаю его как облупленного.
   Раушан. Представляю, как ты взвилась, увидев это чудо-юдо!
   Наташа. Не то слово! "Насчет рогов, милочка, - говорю, - он сам, кому хочешь, их наставит! Два года назад от него две мои подружки забеременели. Он тогда в психушку сбежал. Недееспособным притворился. Верните мои триста долларов и идите к черту. Не верю я вашему гороскопу! Не хватало, чтобы я за такого козла столько денег заплатила!"
   Гульмира. И что, вернула она денежки?
   Наташа. Как бы не так! Вдвоем с директором на меня накинулись, раскричались. Астролог вдогонку кричала (изображает астролога): "Гороскоп я правильно составила. А ты сама - такая дрянь, что от тебя все мужики бегут! И характер у тебя паршивый! Мужика тебе, как 300 долларов не видать. Канай отсюда, пока мы охрану не вызвали!
   Раушан. А ты бы ей свое редакционное удостоверение под нос сунула. Сразу, небось, испугалась бы.
   Наташа. Да-да, и приличного жениха привела! Да сегодня появись приличный холостой мужчина в обществе, за ним сразу очередь из баб выстраивается. И не только за холостым! Если он начальник - борьба идет даже за статус любовницы. А что касается удостоверения... Не боятся они сегодня никаких удостоверений. Это при советской власти журналист был и царь и бог.
   Гульмира. Неужели ушла так просто?
   Наташа. А что делать? Дураков, говорят, учить надо... Теперь я в эти заведения ни за какие коврижки не пойду.
   Раушан. И столько времени молчала, как разведчик?
   Наташа. Стыдно же... Люби, Раушан, своего Рамазана, да бдительности не теряй. Заведет любовницу, что будешь делать?
   Раушан. Типун тебе на язык!
   Гульмира. А что? Если бы я в свое время гордость не проявила, то такой подарок этой Акмаралке не сделала бы. Ведь окрутила она его. Видит Аллах, окрутила. Он и уходить от меня не хотел. А ей только его деньги нужны были, золото, украшения...
   Наташа. Как-то на одном сайте исследование проводилось. Большая любовь в понимании современных девиц это шикарная квартира плюс дорогая иномарка плюс большая зарплата.
   Гульмира. А Мухтар, дурак, дожил до седин, и этого так не понял! Акмарал еще, что беременна, придумала. А потом - ах-ах - выкидыш, якобы! Знала, чем мужика взять. Он и клюнул.
   Наташа. Сразу видно, мыльных опер не смотрел. Там это самый излюбленный прием.
   Гульмира. Я с тех пор много литературы на эту тему прочитала. Типа "Как сохранить мужчину своей мечты". Влезла бы Акмаралка позднее в нашу с Мухтаром семью, я бы быстро от нее избавилась!
   Наташа. (Улыбается.) Эх, попасть бы мне в гарем хоть к самому задрипанному султану! Вот я бы там пошиковала... И всем продемонстрировала, что умная байбише может избавиться от этих иждивенок - токалок.
   Гульмира. А как бы ты от них избавилась?
   Наташа. Как мудрая старая женщина, я начала бы с самой любимой, младшей жены. Приняла бы ее не как соперницу, а как дочь. Перед мужем заступалась бы за нее. Покрывала мелкие недостатки. А ей говорила: "Люблю тебя, как родную дочь. С твоей внешностью надо было выходить замуж за арабского шейха. Требуй с плешивого козла одежду от Версачи, бриллианты из ЮАР". Мужчины ведь скупы. Особенно тратиться не любят. Ну а султан уже не молод.
   Гульмира. Дальше я сама знаю. После скандалов и бессонных ночей у него участится сердцебиение. Давление поднимется. Начнутся головные боли. Молодая жена заботиться о его здоровье не будет. Оно ей нужно? У нее другие проблемы. Вот тут-то и наступит твой час -- старшей жены. И султан, как побитый пес, приползет к твоим ногам.
   Наташа. Верно, как ты все угадала?
   Гульмира. Не забывай, я старая, мудрая женщина... Жаль мне Мухтара. Чувствую, не сладко ему живется с этой...
   Наташа. А ты что?
   Гульмира. Скучаю. Стыдно признаться, но все помню мелочей. Как он долго подойти ко мне стеснялся, все ходил вокруг до около. Как поцеловал меня в первый раз... Знаете, когда мы начали встречаться, я его все время видела в каком-то ярком ореоле... А услышу его голос по телефону, все дрожало... Он все не решался у меня на ночь остаться. Я буквально силой его к себе в постель затащила...
   Наташа. Ладно, не трави себя, Гульмира... А я-то думала, с глаз долой, из сердца вон...
   Гульмира. Это я на людях такая разбитная. Сейчас, конечно, легче, три года прошло. Привыкла к свободе. Сама все решаю. Не надо ни под кого подстраиваться.
   Наташа. Что ни говорите, а раньше мужики умели любить красиво. Помните "Гранатовый браслет" Куприна или капитана Грея из "Алых парусов"? А художник, про которого Аллочка поет? Все продал и подарил возлюбленной миллион алых роз... А сейчас - за копейку удавятся. Один такой за мной на работе ухаживал. Пару раз в столовой накормил, а потом сказал, что я его объедаю, хорошо пристроилась... Да ну их к черту!..
   Как там наша общая подружка Галка в Москве поживает? Пишет? Что-то я давно от нее писем не получала.
   Раушан. Пишет. Хотя не так часто, как хотелось бы. Она же проректор вуза - забот у нее полон рот. И ничего нового на личном фронте! Да и я уже целых две недели на ее письмо не отвечаю. Сегодня обязательно напишу. (Смотрит на часы.) Что-то Рамазан задерживается. Мы с Сауле сегодня на ужин его любимый плов приготовили.
   Наташа. Повезло Рамазану с такой женой! Про вашу любовь можно любовный роман написать.
   Раушан. Сплюнь, Наташка, сглазишь. Я в последнее время всего боюсь. Предчувствие какое-то.
   Гульмира. Я тебя понимаю. Когда человек счастливый, он боится свое счастье потерять. Как ты. А когда терять нечего - становишься бесстрашным. Как я.
   Наташа. Думайте о лучшем, девочки. Говорят же, мысли материализуются. Не нагоняйте на себя страхов, и все будет в порядке. Ну, нам пора и честь знать. Привет Рамазану. Пошли, Гульмира. Пока.
   Наташа и Гульмира уходят.
   Раушан идет в свою комнату и садится за компьютер. На большом экране появляется текст, тот же текст звучит в зале.
   - Дорогая Галина! Письма тебе - это своего рода мой дневник. Ты в курсе моих дел. Как я рада, что у нас есть возможность общаться с тобой по электронке. Мои дела обстоят хорошо. Сын подрастает. Ему уже 15 лет. В этом возрасте, сама знаешь, подростки отдаляются от семьи, матери. Они - самые умные. Знают, как жить, гораздо лучше своих родаков, как они говорят.
   Рамазан постоянно занят на работе. В последнее время он все реже приходит домой. Сегодня опять не появится: уехал с друзьями в клуб играть в бильярд до утра. Я об этом пишу только тебе. Ты знаешь, Рамазан - человек самостоятельный, не любит, когда его контролируют. Хотя ни в чем мне не отказывает. Я могу позволить купить себе все. Однако спросить, когда он придет, не имею права. Он давно отучил меня от этого.
   Несколько лет назад он предложил мне стать его помощницей, а я отказалась. Поступила, наверное, опрометчиво. "В моем возрасте я буду только тебе мешать", - сказала я ему. И подписала себе вердикт. Он стал отдаляться от меня и семьи. Ты пишешь, чтобы я иногда наведывалась к нему на работу, наблюдала за атмосферой, так сказать. Когда приезжаю в офис, он не отрывается от телефонов. Как правило, вежливо извиняется и провожает меня до дверей. Где-то подспудно чувствую его нервозность. За столько лет, кажется, научилась читать его мысли.
   Но, в общем, думаю, это я от жиру бешусь. Многие женщины не имеют и десятой части того, что есть у меня. Так что не принимай близко к сердцу мои стенания. Все хорошо, прекрасная маркиза!
   Целую. Пиши, твоя Раушан.
   Звонок в дверь.
   Раушан поднимается от компьютера. Идет открывать дверь.
   Раушан. Ну вот и Рамазан пришел. Сейчас будем ужинать.
   В гостиную входит Рамазан. В руках у него большой сверток.
   - А это что такое?
   Рамазан. Представляешь, Раушан, подъезжаю к дому, а у дверей что-то лежит, мяукает. Думаю, котенок. Поднимаю, сверток, а в нем ребенок, девочка. Вот до чего наши нерадивые мамашки дошли! Уже младенцев к дверям подкидывают.
   Раушан в полном обалдении смотрит на мужа. Девочка плачет. Так, под крик младенца, и закрывается занавес.
  
   Картина 2
  
   Прошло несколько дней. Утро. Гостиная. В руках у Раушан ребенок. Входит Рамазан.
   Рамазан (говорит, не смотрит ей в глаза). Вчера поздно вернулся, ты уже спала. Намаялась, наверное, с ребенком. А мы с мужиками мальчишник устроили. Тимур, мой главбух женится. Надо было отметить это событие. Как прошли день и ночь?
   Раушан. Хорошо. На редкость спокойный ребенок. Жаль, что надо его отдавать в дом малюток... Ты звонил в полицию? Им что-то удалось выяснить о матери ребенка?
   Рамазан. (Слегка запнувшись.) Пока... ничего...
   Раушан. Странно, почему к нам не пришли представители из отдела охраны прав детства и девочку не забрали?
   Рамазан. Решили, наверное, что новорожденной у нас будет пока лучше, чем в доме малютки.
   Раушан. Еще бы! Там на 10-20 детей одна нянька. Я была там как-то... Крик, писк, младенцы грязные... Ты узнал правила усыновления? А вдруг девочку удастся удочерить?
   Рамазан. Да подожди ты с этим...
   Появляется сын Рамазана и Раушан Аскар.
   Аскар. Ребенок до сих пор в доме? Папа! Признайся! Ты где украл младенца?
   Рамазан. Не шути так, сынок. Я же тебе рассказывал. Неделю назад, я обнаружил девочку на пороге нашего дома. Сейчас полиция ищет ее родителей. Может, мать найдется? А если нет, будет у тебя сестренка.
   Аскар. Ну ты, папа, даешь. Никаких хлопот, никаких девяти месяцев, готовый ребенок! Словно по заказу! И главное, никто не волнуется. Ни полиция, ни отдел охраны прав детства. Может, она из цыганского табара?
   Раушан. Скорее всего, сынок, она - дочь какой-нибудь студентки, которая приехала учиться в город из аула. Замуж мечтала выйти, а жених бросил. Вот и оставила дитя около нашего дома. Решила, что у богатых людей ему будет лучше, чем у бедной матери-студентки.
   Аскар. Ты безнадежно отстала от жизни, мама. Сейчас девочки из аулов в институтах не учатся. Грант недобирают, а денег на платное отделение у них нет. Разве что продавщица с барахолки родила.
   Раушан. Может, дадим объявление в газете? Полиции сегодня тоже особо доверять не стоит. Ей дай Бог с преступлениями справиться. До подкидыша у них руки не доходят. Но надо же что-то делать, в конце концов! А то привыкнем ребенку, а тут: извините-подвиньтесь, мы его у вас забираем!
   Рамазан. Не волнуйся, Раушан. Думаю, через некоторое время вопрос сам собой урегулируется. Ну, я пошел на работу. Сегодня к нам иностранная делегация приезжает. Пока, родная. (Целует Раушан.) Пока, сынок.
   Уходит.
   Аскар. Я тоже пошел. У нас сегодня контрольная. Нет, что-то тут не чисто. Почему ребенка именно на пороге нашего дома бросили? И отец как-то подозрительно спокоен. У меня ощущение, что он что-то не договаривает. Пока, мама.
   Уходит. Раушан остается одна. Задумалась.
   Раушан. В чем-то Аскар прав. Мне тоже показалась, что Рамазан как-то не так себя вел, не естественно. Я давно обратила внимание: когда он врет, то в глаза не смотрит.
   Раздается звонок по телефону. Разговор мы слышим - он громко транслируется в зале, как и все последующие звонки.
   Автоответчик. Вы позвонили в семью Рамазана и Раушан. В настоящее время мы не можем подойти к телефону. Оставьте, пожалуйста, ваше сообщение после звукового сигнала и мы вам обязательно перезвоним. Спасибо.
   Наташа (в телефоне). Раушан, это я, Наташа. Сними трубку!
   Раушан отрывается от ребенка, которому они с Сауле меняли подгузники.
   Раушан. Алло! Извини, Наташа, я тут была немножко занята. Меняли подгузники ребенку, я тебе рассказывала про девочку. Мы называем ее Меруэрт.
   Наташа. Раушан, послушай меня. А...
   Раушан. Я думаю, может, нам Бог ее послал? Услышал наши мольбы о девочке и послал? Как ты считаешь? А вдруг настоящие родители ребенка не найдутся? Нам позволят ее удочерить или скажут, что для младенца мы староваты? Я чувствую, как привязываюсь к ней все больше и больше. Я где-то слышала, если рожавшая женщина даст ребенку грудь, у нее может появиться молоко.
   Наташа. Ну и как? Молоко появилось?
   Раушан. Пока нет. Но надежда умирает последней.
   Наташа. ...Раушан, извини, мне не хочется тебя расстраивать, но об этом говорит весь город ...
   Раушан. О чем говорит?
   Наташа. У Рамазана есть любовница. Майрой зовут. И она родила ему ребенка.
   Раушан. Что, что ты сказала? Я не поняла.
   Наташа. То, что слышала. У Рамазана есть любовница, и она родила ему ребенка.
   Раушан. Да нет, ты что-то не правильно поняла. Он малышку у двери нашего дома нашел! Это не его ребенок! Не слушай людей! Ты что, не знаешь злые языки?
   Наташа. Не забывай, что я журналист. И информация у меня самая достоверная. Сообщение о рождении девочки уже опубликовали все городские газеты. Ведь Рамазан - директор самого крупного супермаркета в городе, личность публичная! Извини, что я к тебе с такой плохой вестью. Убей меня, если хочешь. Но лучше уж я тебе это скажу, чем какой-то злопыхатель.
   Раушан. Я не верю тебе, не верю, не верю, не верю! И не смей мне больше передавать разные глупые слухи! А ты, ты... завидуешь моему счастью!
   Кидает трубку на рычаг. Сидит в оцепенении.
   В руках у Сауле плачет ребенок.
   Через некоторое время снова раздается звонок по телефону.
   Автоответчик. Вы позвонили в семью Рамазана и Раушан. В настоящее время мы не можем подойти к телефону. Оставьте, пожалуйста, ваше сообщение после звукового сигнала и мы вам обязательно перезвоним. Спасибо.
   Сигнал автоответчика.
   Из телефона. Привет! Хороший подарочек, как я вижу, тебе преподнес твой муженек! Поздравляю со вступлением в ряды мадам Брошкиных!
   Раушан (снимает трубку). Алло! Кто это говорит?
   В трубке короткие гудки.
   Снова звонок. Раушан тупо смотрит на телефон.
   Автоответчик. Вы позвонили в семью Рамазана и Раушан. В настоящее время мы не можем подойти к телефону. Оставьте, пожалуйста, ваше сообщение после звукового сигнала и мы вам обязательно перезвоним. Спасибо.
   (Из трубки раздается хохот...) Рамазан просил тебе передать горячий привет и сообщить, что у него теперь другая женщина. Умная, красивая, молодая. А ты можешь убираться из дома на свалку. Там тебе место!
   Входит Сауле. Она все слышала.
   Сауле. Не понимаю, откуда в людях столько злости? Такая ненависть? Время, что ли, такое жестокое? Человек человеку волк. Вы, Раушан, такая добрая женщина, никому никогда не делали зла. Всем помогали. Я знаю, сколько вы делаете для детского дома... Я не хотела вас расстраивать. Сообщения о том, что у Рамазана есть любовница, я получала по автоответчику несколько раз, и всякий раз их уничтожала. Думала, эти женщины врут из зависти к вам. Может, я не права была? Надо было сразу все рассказать?
   Раушан. Права-неправа... Сейчас это не имеет значения. Сейчас важно только то, чья девочка дочь. Она не может быть ЕГО дочерью. Он не может поступить со мной так подло! Да что я тут размышляю? Вот сейчас возьму и позвоню ему.
   Раушан (колеблется некоторое время, а набирает номер телефона). Будьте добры, пригласите, пожалуйста, к телефону Рамазана Советовича. Кто говорит? Его жена говорит. Нет его? А где он? Вышел?.. Ах да!.. Я совсем забыла про сотовый!
   Находит сотовый, набирает номер.
   Рамазан. Да, это я. Ты что-то хотела, Раушан?
   Раушан. (Бодрым, по мере возможности, голосом.) Привет, Рамазан! Как дела? Есть сообщения из полиции?
   Рамазан. ...Пока нет...
   Раушан. Извини, дорогой, мне сейчас позвонила Наташа и сказала какую-то ерунду. Что Меруэрт - твоя дочь. Что у тебя есть любовница. Что ты стал героем газетной хроники. Скажи, милый, что это неправда! Что это сплошное вранье, газетная утка, чушь собачья, сплетни недоброжелателей!!!
   Рамазан (После небольшого молчания). Прости, Раушан, я собирался с духом, чтобы объяснить тебе все это, но не мог... Все, что сказала Наташа, - правда! У меня, действительно, родилась дочь от другой женщины. Она сейчас в больнице в тяжелом состоянии. Да не переживай ты так! Мы втроем обязательно что-нибудь придумаем! Я тебя люблю! Я сейчас приеду домой.
   Раушан бросает на рычаг трубку. Ей хочется, чтоб все, что она только что услышала, оказалось кошмарным сном. Боль, кажется, криком рвется из ее груди. Она не должна плакать. Рамазан не переносит слез. Разрушенные мечты и надежды, предательство близкого человека, отчаяние...Тупость и тишина, как медузы заполняют все ее пространство. Она берет у Сауле из рук отчаянно плачущего ребенка и начинает его укачивать.
   Сауле. Не волнуйтесь вы так, Раушан. Не вы первая, не вы последняя. Сейчас я вам валерьяночки принесу.
   Выходит.
   Раушан (Она, кажется, не в себе. Берет в руки ребенка). Это не его ребенок. Он не мог так со мной поступить... Баю-баюшки-баю, не ложися на краю, не ложися на краю, баю-баюшки баю... Я видела перед собой много примеров брошенных женщин и говорила себе: этого никогда не случится со мной. Этот сериал не для меня. Я - королева... Забыла, что вечной любви не бывает. Все хорошее когда-нибудь кончается... Баю-баюшки баю... (Смотрит на ребенка.) Ненавижу!
   Открывает окно и накланяется вниз так, как будто хочет выкинуть девочку наружу.
   Затемнение.
  
   Когда загорается свет, Раушан лежит в своей комнате на кровати. Ее морозит.
   Появляется Рамазан.
   Он молча садится на кровать. Берет ее руку, подносит к губам, целует.
   Рамазан: Тебе не холодно? Ты такая холодная.
   Раушан. Лучше я бы умерла... Как ты мог со мной так поступить? Ты меня предал. Я так тебе верила!.. Теперь я понимаю, что означали твои частые отлучки по вечерам... Боже, какая я слепая была тогда! Дура, идиотка! Не видела очевидного... Уходи. Ты нам с Аскаром не нужен! Забирай ребенка и уходи.
   Рамазан. Прости меня, Раушан! Я давно должен был тебе все это объяснить. Но боялся. Я не хочу тебя терять. (Обнимает ее.) Глупышка, я от тебя никуда не уйду! Но вот беда - я люблю вас обеих. И тебя, и её.
   Раушан. Так не может быть, Рамазан. Рано или поздно тебе придется сделать выбор. Кто она - эта... ее, кажется, Майрой зовут?
   Рамазан. Ты, действительно, хочешь, чтобы я рассказал тебе о ней? Тебе не будет больно?
   Раушан (усмехается). Больнее уже некуда. Рассказывай.
   Рамазан. Это случилось весенним вечером. Шел дождь, и мой водитель сбил женщину. Она была одета в темное платье. Ее одежда сливалась с мокрой дорогой. Когда я почувствовал удар, то понял: случилось что-то страшное. Женщина оказалась красивой молоденькой девушкой. Я пожалел ее и отвез в больницу.
   Раушан. Пожалел и отвез. Красивую молоденькую девушку.
   Рамазан. Нет, что я говорю? Я, конечно бы, отвез в больницу любую женщину. Потом решил дождаться результата. Мгновенно сделали анализы. Я был спокоен. Девушка почти не пострадала. Я попросил врача узнать ее адрес, чтобы сообщить родственникам. Оказалось, она сирота, недавно похоронила мать. Мне стало ее жаль. На следующий день мы с водителем навестили Майру. Ее лицо было сплошным большим синяком. Она боялась, что останутся шрамы... Я успокоил ее. Оставил ей на лечение пятьсот долларов...
   Раушан. Очень благородно. А ребенок-то как получился?
   Рамазан. Это я виноват. Привязался к ней, как к дочери. А она увидела во мне отца.
   Раушан. Молодец, папаша. Быстро ты сообразил!
   Рамазан. Хорошо, что ты можешь хотя бы иронизировать... Я не знаю, как это случилось... Но я, я... полюбил ее. (Быстро.) Когда вы встретитесь, ты увидишь... она - чудное создание! Она - как лань, у нее такие глаза! Я как увидел ее, так сразу пропал... Я думаю, вы с ней подружитесь.
   Его счастливый, восторженный голос делает ей больно. Он не замечает, что Раушан тяжело его слушать. Он говорит и говорит, а она думает о том, что он давно с ней так не откровенничал.
   Раушан. Да уж, чего-чего, а дружбы у нас с твоей газелью не будет. А зачем ты придумал эту глупую историю с подкидышем? Я, наивная дура, поверила тебе, я привыкла верить всему, что ты говоришь...
   Рамазан. Она в больнице. А я...боялся тебе рассказать. За тебя боялся. Что ты можешь что-то сделать с собой. Я все собирался признаться тебе во всем... Мне жаль, что так получилось... Поверь, Раушан, мне искренне жаль... Врачи сказали, что у Майры отказали почки. И как всегда, они не дают никаких гарантий. Если она не выживет, я не смогу жить!
   Раушан. (Спокойно.) Выживет. Такие выживают.
   Ребенок плачет. Рамазан встает и неумело разворачивает ребенка. Раушан забирает у него девочку.
   - Как же я сразу не заметила, глупая. Она - полная твоя копия. У нее твой рот, нос, глаза... Иди поспи. Ты устал...
   ПоетЈ качая девочку. Вдалеке звучит гитара.
   А я без тебя могу.
   Я это сейчас поняла.
   Видишь, в холодном снегу
   Жаркий костер разожгла.
   Видишь, мой сад цветет
   Всем суховеям назло.
   А кликну - удача идет.
   Заглядывает в окно.
   Я без тебя могу.
   Рассвет без тебя встречать.
   Имя другое твердить.
   Другое лицо целовать.
   Я без тебя могу.
   Чуть вспомню - встречался чудак.
   Не умру без тебя, не умру,
   Только вот жить мне как?
  
   Картина 3
  
   Просцениум.
   Небольшой потрепанный диванчик из 60-х. Столик. Торшер. Это квартира Евдокии. В квартиру заходит Раушан. На ней лица нет.
   Евдокия. (Бросается к ней.) Доченька! Что случилось!
   Раушан (обнимает ее и рыдает). Мама, у Рамазана родилась дочь! От чужой женщины. Он ее любит.
   Евдокия прижимает Раушан к груди, она плачет.
   Евдокия. А теперь, дочка, рассказывай все подробно. Что случилось?
   Раушан. У него родилась дочь, от любовницы, но разводиться он не хочет. Говорит, любит нас обеих. Ему легко говорить, а мне как жить? Хоть в омут головой кинуться.
   Евдокия. Тьфу! Что за кошмары ты старухе говоришь! И даже думать об этом не смей! Перво-наперво успокойся. Такие вопросы решаются только на трезвую голову.
   Раушан. Где бы ее взять, трезвую голову? У меня словно туман перед глазами. Все плывет.
   Евдокия (повышает голос, в ней говорит учительница.) Спокойно, девочка моя, спокойно! Истериками тут не поможешь. Давай мыслить логически... Я прожила большую жизнь, Раушан. Мне 70 лет! И я твердо знаю: ничего не изменишь, если мужчина полюбил другую женщину! И если ты сейчас разведешься с ним, то, прежде всего, хорошо сделаешь ей. Подаришь своего мужа. Потом будешь кусать локти, но будет поздно.
   Раушан. Лучше жить без мужа, чем в унизительном положении байбише. А, похоже, идет именно к этому.
   Евдокия. Это как сказать. Ты всю себя посвятила семье. Отказалась от своей мечты - стать педагогом. Помнишь, ты после окончания института преподавала физику в нашей школе. У тебя это неплохо получалось. Дети тебя любили. А сейчас что будешь делать?
   Раушан. В школу вернусь. Говорят, учитель в школе - все равно, что конькобежец. Кто раз встал на коньки, тот никогда не разучиться это делать.
   Евдокия. Хорошо, что ты такая самостоятельная. Хотя в школе сейчас далеко не так, как было в дни твоей юности. И зарплата маленькая, и дети совсем другие. А ты привыкла жить в роскоши. И до пенсии еще 10 лет. Твоя теперешняя жизнь рядом с мужем раем тебе покажется.
   Раушан. Вы знаете, тетя Дуся, что к роскоши я равнодушна. А в глубине души я всегда тосковала по школе. Думаю, у меня получится. Я часто была в нашем подшефном детдоме. Дети всегда хорошо ко мне относились. Мы с ними сказки сочиняли. Буду жить как все. Скромной квартирки нам с Аскаром хватит, а деньги на учебу, если что, Рамазан сыну даст.
   Евдокия. Ну ладно, ты гордая. А о муже ты подумала? Это же не чужой тебе человек? Ведь говоришь, он любит семью. Не хочет разводиться.
   Раушан. О нем пусть юная Майра заботится. Да и что ты мне предлагаешь? Принять токал? Никогда!!! Мне сегодня кошмар приснился. Мы с Рамазаном едем в белом джипе, и вдруг на дороге появляется молодая красивая женщина. Он останавливает машину. Открывает дверь. А потом эта женщина по-хозяйски устраивается в машине, и они вместе выталкивают меня из нее...
   Евдокия. Это только сон, девочка. Забудь его. ...Как, ты говоришь, ее зовут?
   Раушан. Майра... Может, пожаловаться? Только вот куда? Раньше хоть партком был. Живо бы порядок навели. А сейчас - куда обращаться? Только что разве к Всемогущему...
   Евдокия. А кому помогли жалобы? Помню, в нашей школе работал учитель химии. У него случилась большая любовь с учительницей английского языка. Его жена стала бегать по всем инстанциям, до ЦК комсомола дошла - тогда мы все были комсомольцами. И что? Временно ей удалось его удержать. А потом он все равно от нее ушел. Я знаю много женщин, которые бегали по инстанциям, жаловались. И что? Насильно мил не будешь. Потом они жалели, что так поступали. Просили прощенья, но было поздно. Оставались у разбитого корыта. Спрячь гордость, девочка. Посмотри на себя со стороны!
   Раушан. Не могу я спрятать гордость...
   Евдокия. Где сегодня он был ночью?
   Раушан. Со мной. Утром письмо мне оставил. "Дорогая Раушаночка! Я знаю, как тебе тяжело. Вчера я был рядом, боялся за тебя. Ты хорошо спала. Я никогда тебя не брошу! Будь умницей. Помоги мне. Поступи так, как одна ты можешь! Ты ведь не такая, как все! Я верю тебе, люблю тебя!"
   Евдокия. Вот видишь! Ты не безразлична ему! Ты любишь его?
   Раушан. Да, люблю. (Она горько рассмеялась.)
   - Люблю!!!
   Евдокия. Любовь чудеса делает с людьми. Слепой становится зрячим. Больной выздоравливает! Во имя своей любви, смирись! Признай токал. Познакомься с ней. Не лицемерь. Он сразу почувствует фальшь. Мужчины в таких случаях жестоки! Прими ее. Но не как соперницу, а как равную. Любимую женщину мужа. Если она согласна стать токал - значит, любит его. Согласилась ведь жить с ним в незарегистрированном браке.
   Раушан. И это говорите вы, тетя Дуся? Не мусульманка? А может, есть какой-нибудь другой вариант?
   Евдокия. Есть! Беги, плачься, рассказывай, как плохо поступил твой муж. Сочувствующих будет много. А некоторые в душе скажут: "Хватит. Хорошо пожила, дай и другим пожить в своем раю". Я знаю жизнь. (Мнется.) Я никогда тебе не рассказывала... Я красивой девушкой была! Сейчас в это трудно поверить, да? Многие парни по мне сохли, а я выбрала Володю. Всю жизнь прожила с ним душа в душу. А когда Володя умирал, признался... Неверным мужем он был. Прощенья просил перед смертью.
   Раушан. И вы простили его?
   Евдокия. Простила. Горько было от его признаний, но - что делать?
Самой-то мне каяться было не в чем. Никогда не изменяла ему. На других мужиков даже не смотрела. Да и, если честно признаться, много лет знала я про его подружку. Сколько раз слышала его разговоры по телефону. Не лезла, ждала, боялась. А вдруг это любовь и он уйдет к ней?.. Старалась всеми женскими средствами привлечь мужа к себе. В конце концов, он ее бросил. Вернулся ко мне окончательно. Но и я раньше времени состарилась.
   Раушан. Говорят, бурные чувства старят. Лучше уж совсем не любить...
   Евдокия. Как же не любить? Это же огромная радость - когда любишь. Ну, хватит страдать. Измена мужа - это тяжело, но не конец света. Не ты первая, не ты последняя. А теперь умойся. Приведи себя в порядок. Не показывай своего горя. Будь, как всегда, красивой. Сейчас это тебе нужно как никогда! Мужчины не любят слабых женщин!
   Раушан. (Вытирает слезы.) Не знаю, мне надо подумать... Да что это я - все о себе, да о себе...А вы как, мама Дуся?
   Евдокия. Да какие у меня, старухи, могут быть новости? Они у вас, молодых. Я теперь живу под девизом: "Ямщик, не гони лошадей, мне некуда больше спешить!" Впрочем, зимой у меня было одно странное происшествие. До сих пор думаю-гадаю, и ничего понять не могу. Рассказать?
   Раушан. Расскажите, конечно.
   Евдокия. Ты знаешь, я иногда приторговываю всякой мелочевкой. У нас у соседки дача есть, вот она и дает мне овощи и фрукты на продажу. Не то, чтобы сильно нуждаюсь, на хлеб и молоко деньги есть, а скучно дома одной сидеть. На улице и денег немного заработаешь, и с людьми пообщаешься.
   Евдокия надела пальто, варежки, завязала шарф, вышла на другую сторону просцениума и оказалась в зиме.
   Евдокия (говорит сама с собой). Да, холодрыга сегодня. Щеки совсем задеревенели. Коленки замерзли. Интересно, какой дурак за покупками сегодня пойдет? Пора домой возвращаться.
   Вдруг она слышит, как неподалеку от нее остановилась машина. К ней подходит мужчина лет сорока.
   Мужчина. Бабуля, иди домой, а то в сосульку превратишься!
   Евдокия. А тебе какое дело? Езжай домой! Нечего мне зубы заговаривать.
   Мужчина. Ладно, бабка, продавай мне свой товар и иди домой.
   Евдокия. Ты что, решил, раз на улице мороз, я тебе все задарма отдам?
   Мужчина. А с чего ты, бабуля, решила, что задарма? Хочу у тебя товар купить. Продай, как положено! Вот, капусту, например.
   Евдокия. Ничего я продавать тебе не буду. Иди своей дорогой! Ну, если сильно хочется, возьми вилок по 100 тенге кило.
   Мужчина отчитывает деньги.
   Мужчина. А теперь, бабуля, беги домой! Думаю, хватит тебе на молоко и хлеб.
   Евдокия. Почему ты гонишь меня домой? Я еще не весь товар продала.
   Мужчина. Что там у тебя, давай, заберу все!
   Евдокия. А с чего это ты такой щедрый? Жулик, наверное? Слово за слово и ограбишь старуху.
   Мужчина. Давай, бабуля, говори цену и отдавай мне свой товар. А потом садись в машину. Отвезу тебя домой.
   Евдокия. Не сяду я к тебе в машину! Да и вообще - чего ты ко мне пристал?! Я знаю, ты хочешь узнать, где моя квартира находится. А потом придти и убить меня. Или в психушку отправить. И квартиру забрать! Я газеты читаю. Уходи, молодой человек! Купил овощи, нечего стоять, мешать торговле! А то полицию позову! Добрым прикинулся, чужую бабку пожалел! Ты свою мать пожалей, наверное, не помогаешь ей?
   Мужчина. Да умерла моя мать, а тебя жалко... Я же от всего сердца!
   Пошел к машине. Потом снова направился к ней.
   - Мне твоя квартира не нужна, бабушка. У меня своя есть. У меня тоже была мать, не жалел я ее. Всю жизнь буду себя ругать, что не смог ее сберечь. Я готов все отдать, лишь бы она была жива! Возьми тысячу!
   Дает ей деньги.
   - Садись в машину! Отвезу домой, а то заболеешь.
   Евдокия. (Чувствуется, она стала доверять незнакомцу.) Эх, была не была! Нравишься ты мне парень! Прокачусь на старости лет!
   Идет с ним.
   Затемнение. Снова в другой стороне просцениума мы видим Алевтину и Раушан.
   Евдокия. Я села к нему в машину, и он, действительно, не обманул. Отвез меня домой. Пытался еще дать деньги, но я отказалась. Не выдержала, разоткровенничалась с ним. Рассказала, что телевизор испортился, ни одна мастерская не берется его чинить. А ты знаешь, глаза его мне понравились - какие-то порядочные. В общем, я ему поверила. "Ты устроил мне сегодня праздник, - напоследок сказала ему. - Я давно не ездила на машине. А в джипе тем более". И... поцеловала его. Оказывается, есть еще хорошие люди на свете. Очень стыдно мне было, что нахамила я ему, а он не обиделся. (Смеется.) Соседки, наверное, своим глазам, не поверили, когда увидели, что я на джипе к дому подкатила! И руку мне молодой человек подал. Эх, где мои 50? Я бы...ух!
   Раушан (смеется) А вы и так ничего, тетя Евдокия... ПомнитеЈ рассказывали. Не успели в новую квартиру переехать, а вас уже какой-то мужичок с соседнего балкона кадрил - в парк приглашал. Ну а если серьезно, я и не знала, что вам так туго приходится... Вот так. Вертимся в кругу своих проблем и забываем о самых близких. Позвонили бы мне насчет телевизора. Мы бы с Рамазаном свой отдали, у нас их целых 5...
   Евдокия. Ты, Раушан, и так больше, чем надо, для меня делаешь... Вот, мама твоя мне эту квартиру оставила. А то бы я до сих пор по углам ютилась. Сынок все пропил, а учительнице-пенсионерке где сегодня квартиру взять?
   Раушан. Ну а чем эта история закончилась? Вы что, больше того мужчину не видели?
   Евдокия. Не видела. Чудеса один раз в жизни встречаются.
   Подходит к окну.
   - Ой, посмотри, кажется, его машина. Легок на помине. Да и сам он из нее выходит и что-то большое несет. Может, и вправду жулик? Проверь-ка, дверь крепко закрыта?
   Затемнение.
  
   Картина 4
   Дастархан 2
  
   Кафе Гульмиры.
   Гульмира, Раушан, Наташа, другие женщины.
  
   Гульмира. Мы пойдем на все. Костьми ляжем, но не дадим Рамазану уйти к другой. Хватит нам одной брошенной. То есть меня. Нам надо обдумать стратегию, сохранения семьи.
   Раушан (она слегка выпила). Это я сама виновата. Слишком была самоуверенной! Он красивый, при деньгах, а девки молодые, наглые, бесстыжие. А эта лань, рассмешил! Лань-хищница! Все рассчитала, притворилась, охомутала! "Я утонул в ее глазах", - говорит. Да не утонул он! Запутался в ее коварных сетях!
   Наташа. Хватит себя заводить, Раушан, лучше подумаем, что делать дальше.
   Раушан ее как-будто не слышит.
   Раушан. Все эти годы, когда мы отдыхали в Эмиратах, я интересовалась многоженством. Хохотала, когда узнала, что сорокалетнюю жену арабы считают старой. Досмеялась. Кем я теперь для него буду?
   Гульмира. Тут надо серьезно подумать. Вы ведь знаете - я с Мухтаром сразу порвала все отношения. Не нашлось рядом настоящих подруг, которые бы переживали со мной, давали добрые советы. Раушан, помнишь, вы тогда с Рамазаном в Средиземноморский круиз отправились. Наташа была в командировке. А приятельницы, которые были вокруг меня, дружно говорили: "Выгоняй! Ты - красивая, умная, деловая! Найдешь другого!" И где они? Другие Алены Делоны? Хорошие мужики при бабах давно сидят. А просто дружить с Мухтаром после развода я не смогла. Я тут с Ремарком согласна. "Остаться друзьями? Развести маленький огородик на остывшей лаве угасших чувств? Нет, это не для нас с тобой. Так бывает только после маленьких интрижек, да и то получается довольно фальшиво. Любовь не пятнают дружбой. Конец есть конец".
   Наташа. Вот ты теперь и пожинаешь плоды своей гордости... А ведь тебе дико повезло. Тебе встретился мужчина, которого ты полюбила. И он полюбил тебя. А мне всю жизнь либо алкаши на дороге попадаются, либо импотенты, либо женатики... Где они, настоящие мужчины, покажите мне хоть одного!
   Гульмира. Что-то мы с вами, девочки, загрустили. Раушан? Может споешь?
   Приносит гитару.
   Раушан.
   Может быть, ты просто затерялся
   И назад дороги больше нет?
   Может быть, ты просто растерялся,
   Получив прекраснейший букет.
  
   Он тебя весною разбудил,
   Он увлек тебя своим сияньем,
   Вновь ты стал красивым, молодым,
   Вновь ты полон страсти и желанья.
  
   Без тебя осталась я одна
   И уснула в вечном ожиданье.
   Отхожу я медленно от сна
   Забываю все свои страданья.
  
   Пусть в толпе увижу я тебя,
   Самого, родного. Дорогого,
   Будь всегда, чтоб я издалека
   Любовалась вечною любовью.
  
   Аплодисменты.
   Реплики: Браво! Раушан! У тебя настоящий талант! Тебе надо на сцене выступать!
   Раушан. Вот только сцены мне сейчас и не хватало. И так жизнь - сплошной театр. Это еще Шекспир говорил. А мы в ней - не слишком удачные актеры.
   Гульмира. Знаете, девочки, что я придумала?
   Наташа. Что?
   Гульмира. Хочу назвать это кафе "Каракурт - черная вдова".
   Раушан. Странное название... А почему каракурт? Ведь это, кажется, паук?
   Гульмира. Самки-каракуртихи поедают своих самцов, а нам, женщинам, необходимо бороться за свои права, чтобы не быть униженными и оскорбленными. Как мы все сейчас.
   Наташа. Клево. Я за.
   Гульмира. Вывеску сделаю покрасивее. Пусть на золотом фоне, сидит черная самка, украшенная золотыми звездами. Не сомневаюсь, кафе будет пользоваться безумной популярностью среди женщин. И особенно среди женщин, обиженных на своих мужей.
   Раушан. А ты не боишься, что в один прекрасный вечер к тебе ворвется чиновник из городского акимата и закричит: "Это издевательство над жителями города! Вы не имеете право такой вывеской позорить наш город!
   Гульмира. Глупости! Никакой чиновник не имеет права диктовать, какую вывеску вывесить на кафе. Оно может называться хоть "Медуза Горгона". Это частная собственность! Кстати, я говорила на этот счет с одной посетительницей из нашей администрации. Она в восторге! Помощь обещала. Ее муж жив, здоров и потихоньку живет с четвертой токал. Попросила, как новое кафе откроется, сообщить ей. Она закажет у меня торжественный ужин.
  
   Затемнение. Прошло еще несколько дней.
   Действие происходит в том же самом кафе. Уже сверкает золотыми звездами вывеска "Каракурт - черная вдова".
   Здесь много наряженных женщин. Гульмира произносит речь.
   Гульмира. Вот я вам и рассказала, подруги, об отважных самках каракурта. Так выпьем же за них и за нас, дорогие женщины!
   Аплодисменты. Все выпивают.
   1-я женщина. Девочки! Предлагаю каждую пятницу встречаться в нашем клубе. А перед разводом обязательно приглашать мужа сюда, в кафе "Каракурт - черная вдова". Как бы предупреждать его о дальнейших последствиях.
   2-я женщина. А я предлагаю поискать еще насекомых и зверей, самки которых мстят своим самцам. Тогда можно будет открыть целую серию кафе и ресторанов. Наши мужчины ведь не дураки - сразу все поймут.
   3-я женщина. Так выпьем же за нас - умниц, красавиц, комсомолок, бизнесменок, спортсменок! За сильных женщин!
   Хор. Ура!
   Гульмира. А теперь - сюрприз. Сейчас Раушан споет нам гимн каракуртих, который мы только что сочинили.
   Раздает собравшимся листочки с текстом гимна.
   Раушан играет на гитаре и поет. Все танцуют и подпевают.
  
   Мы все прекрасны,
   Мы все ужасны,
   Умны мы тоже
   Без труда.
   Мы говорливы,
   Мы молчаливы,
   Но это, право, не беда!
  
   Припев:
   Каракуртихи, каракуртихи,
   Звучит все это
   Довольно лихо.
   Мужчин мы любим иногда.
   Но если нет их,
   Но если нет их,
   Но если нет их
   Не беда!
  
   Машины водим,
   С ума всех сводим,
   Детей ведем мы в детсады.
   Мы голодаем,
   Покой теряем,
   И все во имя красоты!
  
   Припев
  
   Мужчины любят
   Слабых женщин,
   Вот это, право, ерунда,
   Чтоб удержать
   Супруга в доме
   Большая сила
   Нам нужна!
  
   Припев
  
   К Гульмире подходит официантка.
   Официантка. Вас там какой-то мужчина спрашивает. В отдельный кабинет зашел. Подойдете?
   Гульмира. Да, сейчас.
  
   На авансцене столик, два кресла. В одном из кресел сидит Мухтар.
   Гульмира (она сильно нервничает, но старается держать себя в руках). Ты!!?
   Мухтар. Не ждала?
   Гульмира. Честно говоря, нет.
   Мухтар. Пришел с тобой поговорить. Можно?
   Гульмира. Говори, раз уж пришел.
   Мухтар. Как сын? Несколько раз ему звонил. Он не хочет со мной разговаривать. По твоей инициативе?
   Гульмира. Нет. По собственной. Ты же знаешь, я никогда не буду препятствовать твоим встречам с сыном. С ним все нормально. Поступил в университет. Блестяще сдал экзамены. Занимается боксом.
   Мухтар. Ну и как успехи?
   Гульмира. Выступает за рубежом. Побеждает. Только волнуюсь. Слишком агрессивным стал. Твой уход подействовал, наверное.
   Мухтар. А сама как?
   Гульмира. Нормально. Как видишь, мой бизнес цветет. А как твоя жена?
   Мухтар. Я от нее ушел.
   Гульмира. Что так?
   Мухтар. Понял, что не люблю ее. Я тебя люблю.
   Гульмира. Что-то поздновато ты спохватился.
   Мухтар. Лучше поздно, чем никогда. Ты простишь меня?
   Гульмира. Не знаю.
   Мухтар. (Его словно прорвало.) Я никогда не любил Акмарал, Гульмира. На меня словно какое-то затмение нашло. Высокая, белокожая, сексапильная. Она вела себя, как царица. Мужчины от нее глаз не отводят. Обманула, сказала, что ждет ребенка.
   Гульмира. А ты, наивный адвокат, сразу поверил!
   Мухтар. Да не поверил я! Сначала хотел ее припугнуть. Давай выкладывай, - говорю, - что ты хочешь. Деньги, квартиру... Она заплакала. "Ничего мне не надо, если мы с ребенком тебе не нужны, я сейчас наглотаюсь таблеток и умру. Не буду тебе мешать". "Даю тебе один день, - говорю. - Делай аборт, или уезжай в другой город. Куплю квартиру и обеспечу. У меня прекрасная жена и ребенок. Ради тебя я семью не брошу".
   Гульмира. Ее, понятно, это не устроило.
   Мухтар. Она, может, и пошла бы на компромисс. Но ты не знаешь ее мамашу! Она вбежала в кабинет. Брызгая слюной, схватила за шкирку. "Ты обесчестил мою дочь! Она хочет наложить на себя руки! Я сейчас пойду в самую скандальную газету! Дам интервью! Плакала, царапала свое лицо... Представляешь, если бы все газеты написали об этом? Наша адвокатская контора тогда, ты знаешь, только силу набирала. Я мог лишиться всего. Вот и проявил слабость.
   Гульмира. Ценой предательства. А в это время за моей спиной пересуды и сплетни были. Боже мой, как будто и не было счастливых дней, когда мы были с тобой одним целым... (Говорит уже как будто не ему, а себе.) Помнишь, когда Союз распался, ты, адвокат остался без работы. Мы с подругами торговали на базаре. Приходилось работать в мороз. Кожа на руках краснела, трескалась. Ты встречал с меня с базара, целовал, грел мне руки. Называл кормилицей. Молился на меня. Говорил, что прекрасней женщины не встречал. Наконец, мы встали на ноги. И тут все пошло кувырком...
   Мухтар. Я, дурак, только сейчас все понял. Она сразу все просчитала. Поставила цель стать не только секретарем, но и моей любовницей. А если выгорит, то и женой. Она всегда была красавицей. Умела пользоваться этим. Я недавно узнал, мать учила ее: "Веди себя скромно, потом отомстишь за все унижения, за нищее детство". В юридическом университете она училась на отлично. Многие видели в ней "безмозглую куклу", но она могла постоять за себя. Занималась спортом. Она меня не любит.. Она любит деньги и только деньги... Ты простишь меня, Гульмира?
   Гульмира. Не знаю. Дай мне время подумать...
   Мухтар. Можно, я у вас в кафе посижу? Меня и видно не будет.
   Гульмира. Сиди, пожалуйста, ты мне не мешаешь.
   Мухтар садится в углу сцены и наблюдает за происходящим.
   А тем временем праздник в кафе "Каракурт - черная вдова" продолжается.
   Наташа. Внимание. Дуэль на знание мужчин. Кто готов сразиться?
   - Мы, мы...
   Выходят 1-я и 2-я женщины.
   Наташа. Суть дуэли следующая. Я говорю, какие женщины нравятся мужчинам, а вы по очереди комментируете это утверждение.
   Наташа. Мужчинам нравятся жены покладистые.
   1-я женщина. Тогда они наглеют, называют её курицей...
   Наташа. Мужчинам нравятся жены умные.
   2-я женщина. Тогда они называют их дурами...
   Наташа. Мужчинам нравятся жёны-красавицы.
   1-я женщина. Муж ее изводит, подозревая в измене.
   Наташа. Мужчинам нравятся мегеры.
   2-я женщина. И поделом им! Эти женщины знают, что они хотят! В этом случае они отвечают за мучения всех женщин, за издевательство всех мужчин.
   Наташа. Итак, подводим итоги: "Кто за Галию?"
   Половина женщин поднимают руки.
   - Кто за Стеллу?
   Снова половина женщина поднимают руки.
   Наташа. Счет 1:1. Победительницам вручаются памятные статуэтки каракуртих.
   Играет тушь. Наташа вручает статуэтки. Аплодисменты.
   Гульмира. А теперь - конкурс на лучшую сказку.
   Наташа. Можно я? Я хочу рассказать вам сказку "Три медведя", вернее про три берлоги одного медведя.
   (Здесь можно устроить мимическую пантомиму. Ей помогают 3 женщины в берлогах - они накидывают на себя что-то наподобие медвежьих шкур. Гульмира - медведь.)
   Жил-был мужик, то есть медведь. И было у него три берлоги. Первая - очень большая, для семьи. Там он проживал с женой и детьми. Вторая - не очень большая берлога. Ее он держал для детей, когда они подрастут. И третья, самая маленькая берлога - для любовницы.
   А машина у него была одна - джип. Бог троицу любит, - подумал он и приобрел еще две машины. Хонду для жены и Мицубиси для любовницы.
   Имел он также три сотовых телефона. Первый телефон - самый дорогой - его номер знала жена и работники фирмы. Второй телефон чисто служебный. Третий, маленький, для любовницы. По нему он перезванивался только с ней.
   Заработок свой он делил на три части. Первую, большую солидную часть - отдавал на расходы жене. Вторую часть использовал на счета и учебу детей. И третья часть - довольно солидная - предназначалась на ублажение любовницы.
   И так жил-поживал он довольно долгое время. Любовнице то и дело вешал "лапшу на уши". Обещал жениться на ней. Мол, скоро разрешат многоженство, и она будет второй любимой женой - токал. Жена, понятно, пребывала в святом неведении. "Мой муж очень любит меня, - хвасталась она подругам - никакие любовницы ему не нужны".
   И неизвестно, сколько бы продолжалась эта идиллия, но любовнице надоело кормиться завтраками. Ей хотелось распоряжаться всем добром нашего медведя. Вот она и объявила его жене, что является любимой токал ее мужа. Та, понятно, в слезы, в обморок... Тут наш медведь страшно испугался и возвратился в свою берлогу, к байбише. Пообещал навсегда забыть дорогу в маленькую берлогу токал. Мораль: не все мужики храбрые, как медведи.
   1-я женщина (Снимает медвежью шкуру, вздыхает). Не бывает так.
   Наташа. Так я же не быль вам рассказываю, а сказку!
   Аплодисменты. Гульмира вручает Наташе приз.
   Реплика с места. Так выпьем же за то, чтобы эта сказка стала былью!
   Здесь в зал вбегает разъяренная Акмарал. Это очень полная девушка, и отнюдь не красавица, как рассказывал Мухтар Гульмире. Подбегает прямо к Гульмире. Хватает ее за волосы.
   Акмарал (кричит вне себя от злости). Я тебя убью! Дура! Старуха! Он никогда твоим не будет! Лучше уж я покончу жизнь самоубийством!
   Гульмира растерялась. Оторопело смотрит на Акмарал. Прилагает все усилия, чтобы сохранить чувство собственного достоинства. Кое-как отпихивает ее от себя.
   Гульмира. Уберите от меня эту сумасшедшую!
   Женщины держат Акмарал за руки.
   Гульмира. Успокойся. Если он тебе так нужен, бери его. Я на него не претендую.
   Акмарал (Рыдает). Он ушел от меня!!!
   Гульмира. А я-то тут при чем? Разбирайся с ним сама.
   Акмарал. Ты врешь! Ты специально все построила! Исподтишка! Ты подлая! Я жду от него ребенка!
   Наташа. Началась сказка про белого бычка...
   Раушан. Да, как говорится, любовь зла, полюбишь и козла...
   Акмарал (она сменила тон и теперь говорит довольно миролюбиво). Гульмира, извините, я погорячилась. Мне очень надо с вами поговорить.
   Гульмира. Нам с вами говорить не о чем.
   Акмарал. Я вас очень прошу. Всего несколько минут.
   Гульмира. Ну, хорошо, пойдемте... В вашем распоряжении ровно три минуты.
   Акмарал. Я очень люблю Мухтара, Гульмира. Поговорите с ним, пожалуйста, чтобы он от меня не уходил.
   Гульмира. Ах! Вы его любите? Какая неожиданность! А может, вы сами будете решать с ним свои проблемы?
   Акмарал. Нет, он вас уважает, он вас послушает. Вы - сильная женщина, а мужчины любят сильных женщин. Скажите, что давно не любите его, что у вас есть другой мужчина. Что никогда к нему не вернетесь. Зачем он вам? (Гульмира оторопела от такой наглости и решила подыграть Акмарал.)
   Гульмира. В самом деле, зачем? Я поняла. Скажу, что его не люблю, что вообще никогда его не любила, и он вернется к вам. Так?
   Акмарал (радостно). Да. Вы только свистните, столько мужиков упадут к вашим ногам. И лучше. И красивее, и добрее, чем он...
   Гульмира. А Мухтар, значит, вам достанется, да? А что я буду за это иметь?
   Акмарал. Наконец-то мы друг друга поняли. Я как-то фильм смотрела о том, как одна девушка хотела купить мужа у его жены. Так вот я у вас его покупаю. За это кольцо с бриллиантом. (Протягивает кольцо с бриллиантом.)
   Гульмира. (берет кольцо). Так значит, ты оцениваешь своего мужа в это кольцо. Мне надо показать его эксперту.
   Акмарал. Я еще вам принесу. Скажите только, сколько... Я заработаю...
   Гульмира. Так вы еще и работаете? С каких пор? Вас что, муж не содержит?
   Акмарал. Он ведь... ушел от меня. Он надеется к вам вернуться. Но если он узнает, что вы к нему возвращаться не хотите, он придет ко мне...
   Гульмира (громко.) Все! Внимание сюда. Я хочу вас познакомить с Акмарал - женой моего бывшего мужа. Она хочет заплатить мне за то, чтобы я навсегда забыла о нем. Дает вот это кольцо с бриллиантом. Как вы считаете, каракуртихи, соглашаться мне или нет? Достойная это цена? Не продешевлю?
   1-я женщина. С паршивой овцы хоть шерсти клок!
   Наташа. Прекрати, Гульмира. Гони ее в шею и весь разговор!
   2-я женщина. Пусть не мелочится! Что-то бриллиантик мелковат...
   Гульмира. Я придумала! Я отдам его вам своего мужа даром. Исключительно из-за вашей большой любви к нему. Но вы должны выполнить одну мою просьбу.
   Акмарал. Пожалуйста, все, что угодно.
   Гульмира. Как известно, в нашем клубе каракуртих мы не льстим мужчинам, а честно говорим обо всех их недостатках. Вот и вы сейчас должны громко, при всех, назвать 10 отрицательных качеств Мухтара. Искренне. Все, что о нем думаете. Выполните задание и берите его насовсем!
   Акмарал (радостно). Так ведь это очень просто. Начинать?
   Гульмира. Начинай
   Акмарал. Он лживый.
   Женщины хором. Раз!
   Акмарал. Трусливый.
   Женщины хором. Два! (Хор женщин будет считать при каждом новом слове.)
   Акмарал. Неискренний, глупый, нетактичный, тупой, бабник, жадный, бессовестный, жлоб... все?
   Гульмира. Все! Теперь, после того, что я узнала о своем бывшем всю истину, я отдаю вам его со всеми потрохами. Мухтар, где ты? (Мухтар встает.) Вот он! Берите его!
   Мухтар (он очень расстроен). Напрасно ты так, Гульмира. Я и не знал, что ты можешь быть такой жестокой. Но не надейся - ничего нового ты мне в этой женщине не открыла. Я и так все знал.
   Разворачивается, уходит. Акмарал бежит за ним.
   Акмарал. Мухтар, дорогой, подожди. Это же я шутила, ты что, шуток не понимаешь?..
   Гульмира стоит растерянная.
   Раушан. Ты, подруга, несколько перегнула палку...
   Гульмира. Я и сама это поняла. Но, Боже мой, я поняла, что до сих пор люблю этого негодяя...
   Звонит сотовый Раушан. Она берет трубку.
   Раушан. Да, Рамазан. Я тебя слушаю.
   Рамазан. Раушан, срочно приезжай домой.
   Раушан. Что-то случилось с детьми? С Аскаром? С Меруерт?
   Алло-алло...
   В трубке короткие гудки.
   Раушан набирает телефон квартиры.
   Автоответчик. Вы позвонили в семью Рамазана и Раушан. В настоящее время мы не можем подойти к телефону. Оставьте, пожалуйста, ваше сообщение после звукового сигнала и мы вам обязательно перезвоним. Спасибо.
  
   Картина 5
  
   Не узнать особняк Рамазана. В прежние времена он выглядел дворцом, празднично переливался разноцветными огнями. Сейчас он словно померк. Кажется, какая-то мрачная тень витает в нем. Действительно, тонущий "Титаник".
   Раушан. (В доме одна.) Странно, никого нет. Где Рамазан? Уехал к ней? Что-то случилось с Майрой? Набирает телефон мужа. (Длинные гудки.) Где дети? Надо что-то делать. Но что, что?
   Снова набирает телефон. Наконец, Рамазан берет трубку.
   Раушан. Рамазан, что за шутки? Почему ты попросил меня срочно придти домой? Что-то случилось?
   Рамазан. Ничего не случилось. (Чувствуется, что он хочет что-то сказать, но не может.) Успокойся, родная. Мне очень хотелось, чтобы ты была дома, когда это произойдет. Я скоро приду. Ты все поймешь...
   Кладет трубку.
   Раушан. Что произойдет? Алло! Алло! (Кладет трубку.) Я спокойна, спокойна, совершенно спокойна... Как меня учили медитировать? (Садится на диван, закрывает глаза.) Ом мани падме хум, ом мани падме хум, ом мани падме хум... Нет, ничего не получается.
   Идет в кухню, наливает себе стакан чаю. Включает компьютер.
   Пишет письмо подруге.
   На экране высвечиваются строчки письма. Звучит текст.
   - Здравствуй Галина, как мне не хватает тебя! Извини, что долго не писала и не звонила. Мне стыдно признаться тебе, я потеряла статус жены и стала байбише. У мужа появилась токал. Она родила ему дочь.
   Если бы ты знала, как тяжело на старости лет оказаться в таком положении. В этом я виню только себя. Муж сделал головокружительную карьеру. Он получил крылья беркута, а я осталась наседкой. Ему хотелось, чтобы его любили и восхищались им. Пели дифирамбы. Его возраст требовал этого, как никогда. Он жил в эйфории, в окружении поклонниц. А я жила иллюзиями. Мне было хорошо. Я считала себя счастливой женщиной. После окончания института я всего лишь два года проработала в школе. Потом вышла замуж и сидела дома. Много ездила на лечение - не получалось с ребенком. Ты ведь знаешь, Аскарик у нас поздний.
   А Рамазан - умный деловой мужчина. Всегда на виду. Ему хотелось мной гордиться, а я не оправдала его надежд. Он полюбил умную молодую женщину. Она понимает его, восхищается им, помогает своими советами. Он дорожит и гордится ею. И теперь вопрос стоит: что мне делать, смириться с обязанностью байбише или развестись, оказаться одной?
   Ответ Галины. Также на экране. По мере печатания высвечивется текст.
   - Дорогая Раушан! Я как никто другой понимаю тебя, жаль, что не могу оказаться с тобой рядом, маленькая Руша. Что тебе написать? Думаю, тебе надо смириться и принять условия мужа. Это я тебе пишу, исходя из своего опыта. Ты знаешь, дети мои выросли, я осталась одна.
   Если сможешь, приезжай, поживи у меня. Вдвоем нам будет легче. Мне тоже есть, что рассказать тебе, чем поделиться. Чем я старше, тем острее одиночество. Мои дети живут своей жизнью. Я их не корю. Такое сейчас время. Я знаю, ты любишь его.
   Входит Аскар.
   Аскар. Привет, ма! Где отец? Где его ребенок? Мыльная опера еще не закончилась? Ну и что ты решила, в конце концов? Стать байбише или разводиться? Я твой сын и должен быть в курсе этого прикола. Ты хоть к адвокату сходила? Узнала, что нам с тобой причитается на случай, если еще 2 токалки появятся? Имей в виду, по Корану мужчине разрешается иметь четырех жен. А наш отец, похоже, стал правоверным мусульманином. И еще удалец. Молодой, красивый, богатый!
   Раушан. Никогда таким тоном не говори про отца!
   Аскар (кричит.) Я знал, знал, что этим дело кончится! Только не говорил тебе. Ты всегда восхищалась им. Возносила его! И я гордился своим отцом! Когда впервые увидел с другой женщиной, успокаивал себя: "Он не может так поступить, он не такой! Он - мой отец". Он самый умный, самый красивый, у него с мамой была такая любовь... (Плачет.) Это подло. Я никогда его не прощу.
   Раушан. Ты...все знал?
   Аскар. Как-то я поехал на подготовительные курсы в университет и у ворот увидел отцовский джип. Водителя не было. Окна были затемнены. Поднимаясь на третий этаж, я снова выглянул в окно. И тогда я увидел отца. Он целовался с женщиной в салоне. Водителя не было. Значит, отец приезжал к университету один. Приезжал встретиться с этой особой. Я за ним наблюдал. А он даже не стремился скрыть с ней свои отношения.
   Перед сном, отправляясь в свою спальню, я не выдержал. Спросил: "Папа, а что ты делал в университете?" Он не ответил. Утром референт попросила зайти меня к отцу. Он спросил холодно: "Ты все знаешь? - Да, - сказал я. - Я думаю, ты мужчина, а не слизняк, и ничего не скажешь матери"... Между нами был негласный сговор... Потом я стал за ним следить. Иногда мне казалось, что связь отца закончилась. И в тот момент прокатился по городу слух, что у него родилась дочь. Прости меня мама, я предал тебя.
   Раушан. Не вини себя, сынок... Я понимаю, ты щадил меня.
   Аскар. Если бы знала все с самого начала, может, что-то сумела сделать... А сейчас этот ребенок... Ненавижу!
   Раушан. Ребенок тут не причем, Аскар.
   Аскар. Вот ты так всегда. Не можешь за себя постоять! А они, эти любовницы, все одинаковые! Мегеры! Им нужны власть, деньги, богатство. Они не понимают, что в 15 лет парню нужен отец, как никогда. Он всегда был моим идеалом, моим Богом. Кумиром...
   Раушан. Аскар! Рамазан был и остается твоим отцом, не смотря ни на что. Он тебя любит. Ты не должен сомневаться в его любви...
   Звонок в дверь. В гостиную заходит Совет Турсунович, отец Рамазана, с сумками в руках.
   Раушан. Папа! Вы приехали... Что же не позвонили, мы бы за вами машину прислали...
   Аскар. Дедушка приехал! (Аскар кидается и целует дедушку.)
   Совет Турсунович. Ой, осторожно. Свалишь! Вырос! Батыр, настоящий батыр. Я думал, ты маленький, гостинцы привез. Кумыс, апорт, мед. В следующий раз даже не знаю, что для такого батыра привезти. Придется привезти твоего коня. Он тоже вырос. Можешь на скачках участвовать.
   Аскар: Ура! У меня свой конь есть. Ахалтекинский?
   Совет Турсунович. Ахалтекинский, не ахалтекинский, а приз в прошлом году получил.
   Аскар. А что ты не сказал, я приехал бы.
   Совет Турсунович. Да хотел тебе сюрприз сделать. По казахскому обычаю провести ритуал. Посвящения в джигиты.
   Раушан. Ата, зачем вы такую тяжесть возите? Для нас радость, конечно, что вы приехали, но у нас какой хочешь кумыс продается - и в жестяных банках и бутылках.
   Совет Турсунович. Да разве ваш кумыс сравнишь с нашим? Однажды меня угощали, прокисший какой-то. Пить невозможно. Да и наше кобылье молоко отличается от вашего, наши кобылы пасутся на вершинах Алатау. Там травы другие и воздух свежий. В этом году знатный урожай выдался... А Рамазан, как всегда, на работе?
   Раушан. Да, он скоро придет.
   Совет Турсунович (Замечая ее расстроенный вид). Ты что, не рада меня видеть, Раушанка, любимая дочь моя?
   Раушан. Конечно рада, папа, только...
   Аскар. (Иронизирует). Еще как рада. Ты даже, дед, не представляешь, как рада! Ах, да! Совсем забыл. Извини дед, мне надо поговорить по телефону. (Выходит.)
   Совет Турсунович. Что только?
   Раушан. Да ничего... (Суетится.) Сейчас будем ужинать. Сауле, давайте накрывать на стол...
   Совет Турсунович. Вы-то как здесь живете?
   Раушан. У нас все в порядке, папа. Рамазан крутится, как может. Сами знаете, сейчас предпринимателям нелегко живется. Налоговая, санэпидстанция, пожарники, акимат - всем чего-то от него надо. А я дома, по хозяйству, благотворительностью немного занимаюсь... А вы как один, без хозяйки, справляетесь?
   Совет Турсунович. Ты же знаешь, я не один. Со мной Ермек живет с семьей, приемный сын, брат Рамазана, уже внуки взрослые... Вот все вместе и тянем наше коллективное хозяйство. Один Рамазан-отшельник, в городе поселился.
   Звонок в дверь. В комнату входят Рамазан с Майрой.
   Рамазан (он в замешательстве). Папа! (Он теряется, не знает, что говорить.) Давно приехал? Что не позвонил? Из Николаевки путь неблизкий...
   Совет Турсунович. Да сосед в город поехал, вот и уважил старика. Прямо до дома довез. Извини, что не предупредил. Беда случилась с одним моим товарищем. Сноха с сыном в дом престарелых его сдали.
   Как узнал, не мог уснуть. Завтра в аул к себе заберу!.. Какие страшные времена наступили, дети на родителей кричат, руку поднимают. ...А это что за девушка? Насколько я помню, у вас только единственный сын, Аскар... Или у меня уже старческий склероз?
   Рамазан. Это... Майра. В общем... Она...
   Раушан. Это секретарь Рамазана и моя подруга. Я пригласила ее к нам на ужин.
   Совет Турсунович. Ну, на ужин, так на ужин. Вы пока на стол накрывайте, а я пойду приму душ с дороги, приведу себя в порядок. (Уходит.)
   Раушан (Рамазану). Теперь я понимаю, в чем заключался твой сюрприз, Рамазан. Майру из больницы выписали. Только как ты все это своему отцу объяснять будешь?
   Рамазан. Спасибо, что выручила, честно говоря, я и не знал, что сказать...
   Майра. Мне уйти?
   Рамазан. Нет, Майра, постой! Но надо что-то срочно придумать... Отец - человек старой закалки, коммунист, до сих пор партбилет не сдал, у него мозги совсем по-другому устроены. Он сразу и не врубится в ситуацию... Девочки, к вам просьба... Я понимаю, что поставил вас обеих в нелегкое положение, но очень прошу. Давайте пока ничего не будем говорить отцу...
   Раушан. И долго?
   Рамазан. Честное слово, я соберусь с духом и все расскажу ему. Завтра. Или послезавтра. Ты знаешь, Раушан, я своего отца люблю и уважаю. И боюсь его. Не в физическом смысле. В моральном.
   Раушан. А пока расскажешь ту же сказку, что и мне, как нашел девочку у ворот нашего дома?
   Рамазан. Думаешь, поверит?
   Раушан. Я же поверила, пока Наташка глаза не раскрыла.
   Рамазан. Может, отнесем Меруэрт на несколько дней к тете Дусе? Пусть присмотрит за ней.
   Раушан. Что тетя Дуся будет делать с новорожденной? Нет, она не справится.
   Рамазан. Может, тогда отца под каким-то предлогом отправить домой? Признайся, и тебе он сейчас не нужен.
   Раушан. Не говори так. Счастье, что у тебя есть отец. Герой Соцтруда, человек добрый и порядочный.
   Рамазан. Вот оттого, что он слишком правильный, я и не хотел бы с ним встречаться именно сейчас. А там время покажет!
   Раушан. Хорошо, подождем до завтра... Как здоровье, Майра?
   Майра. Немного лучше. Извини, Раушан, что так получилось... Я не хотела... А тут еще отец... Спасибо, что выходила девочку. Где она?
   Раушан. Спит в детской. Сауле за ней смотрит... Я вижу, что ты еще слабая... Присядь...
   Рамазан. Раушан, извини, это временно, Майра поправится, и мы что-нибудь придумаем. Она с ребенком будет жить отдельно.
   Раушан (Майре). Мы оба любим одного мужчину. Значит, такая наша судьба. Теперь мы вместе - одна семья. Я не хотела этого, но пока другого пути пока не вижу...
   В комнату заходит Аскар.
   Аскар. Зато я вижу! Тебе придется выбирать, отец. Или я или она! Я не допущу, чтобы ты так унижал мать!.. Что с тобой, мама? Ты сошла с ума? У тебя помутился разум? Ты согласна, чтобы эта женщина поселилась в нашем доме? Да надо мной вся школа будет смеяться! У нас что здесь, блин, Марокко?.. А что, в этом что-то есть!!! Одалисок в дом приведем, танцы устроим! (Изображает танец живота.) Я уже взрослый. Мне тоже уже пора несколько жен подбирать?
   Раушан (Сыну. Строго). Прекрати устраивать клоунаду! У тебя что, нет ни капли сострадания? Ты же видишь, Майра еле на ногах держится?
   Аскар. Ах да. Майру будем беречь. Все вместе. А где дед? Занавес открывается! Те же и дед! Вы, конечно, уже наврали ему с три короба? За кого вы выдали Майру? За соседку? Мойщицу окон? Девушку по вызову? Интересно, как выкручиваться будете? Мне даже очень любопытно.
   Раушан изо всех сил пытается сохранить чувство собственного достоинства. Майра очень расстроена и с недоумением смотрит на Рамазана. Ей неуютно и страшно в этом доме.
   Звонок по телефону. Трубку никто не берет. Включается автоответчик.
   Автоответчик. Вы позвонили в семью Рамазана и Раушан. В настоящее время мы не можем подойти к телефону. Оставьте, пожалуйста, ваше сообщение после звукового сигнала и мы вам обязательно перезвоним. Спасибо. (Два коротких сигнала.) Раушан! Это Гульмира! Мне надо с тобой встретиться. Ответь, пожалуйста. Ты же знаешь, нарисовался мой бывший суженый, говорит, что жить без меня не может, ушел от жены. Надо посоветоваться. И еще - хотелось бы узнать твое мнение о нашем клубе каракуртих. Жду, целую!
   Короткие гудки.
   Аскар. Каракуртихи - это, кажется, паучихи? Сумасшедший дом какой-то! Бразильская опера, индийский фильм, плюс Босх за одно с Кафкой! Все! Ухожу. Привет всем обитателям гарема!
   Выбегает из комнаты.
   Раушан. Сынок, вернись! (Бежит за ним.)
   Рамазан. (Обнимает Майру). Не волнуйся, дорогая, тебе сейчас главное, не волноваться. Все образуется.
   В комнату входит бодрый после душа Совет Турсунович.
   Совет Турсунович. Ну вот я и готов. Садимся за стол? Всем кумыс налили? Можно, я по праву старшинства произнесу первый тост?
   Рамазан. Конечно, отец.
   Совет Турсунович. Дорогие мои дети, Рамазан и Раушан! Вы знаете, как я люблю бывать у вас в гостях. Я очень счастлив, что в вашей семье все хорошо. Подрастает сын - как говорится, лучше поздно, чем никогда. У вас крепкая, здоровая семья. Вы живете уже много лет в мире и согласии. А семья, крепкий тыл, очень важно для человека. Всю жизнь меня поддерживала моя жена Райхан, твоя мать, Рамазан. Как мы с ней в юности познакомились, так вместе по жизни и прошли. Светлая ей память. Честно признаюсь, уже три года я тоскую без неё. Тоскую, так же как и по нашему советскому государству.
   Я вот выписал одно стихотворение советского поэта Егора Исаева и хочу вам его прочитать.
   Достает из кармана бумажку, надевает очки и читает.
   А для меня оно не бремя
   Мое неласковое время.
   Моё - с подворья до крыльца.
   Моё - в моих чертах лица.
   Моё - в чертах моей страны
   И с той, и с этой стороны.
   Оно - мой крест,
   Мой ратный стяг,
   Зарей вошедшей на Рейхстаг.
   И охвативший даль в зените...
   А что не так, уж извините...
   Рамазан. Ну, папа, ты, как всегда, в своем репертуаре. (Поднимает бокал с кумысом.) За тебя, за память о нашей маме, за ваше героическое время!
   Совет Турсунович. За вас с Раушан, за вашу любовь!
   Вдали раздается плач малыша, глуховатый дед его не слышит. Все чокаются. Раушан роняет рюмку.
   Раушан. Извините, я что-то не очень хорошо себя чувствую.
   Выходит из комнаты.
   Рамазан (Теряется. Не знает, бежать за Раушан или остаться за столом.) Раушан... Майра...
   Совет Турсунович. Бывает... А где мой внук? Хочу видеть своего любимого внука!
   Рамазан. Он, наверное, к приятелю ушел... У них завтра какая-то страшная контрольная... Ты ведь к нам на несколько дней приехал, отец?
   Совет Турсунович. Надолго остаться не могу, а денька на три у вас задержусь... Не нравится мне твой вид, сын! Хмурый, постарел, поседел. Я в твоем возрасте пацаном выглядел. Или ты не рад моему приезду?
   Рамазан. Что ты, папа, рад, конечно, ты знаешь, я всегда тебе рад...
  
   Картина 6
   Дастархан 3
   Просцениум. Квартира Евдокии.
   За столом сидят Евдокия и Виталий, смотрят телевизор.
   Евдокия. Угощайся пирожками, Виталий. Специально для тебя испекла.
   Она заметно суетится. Не каждый день к ней приходят такие гости.
   Виталий (нажимает на кнопки пульта телевизора). Телевизор хорошо работает, тетя Дуся?
   Евдокия. Да прекрасно. Я сейчас крутая, и все ты. Телевизор мне принес. Кабельное телевидение провел. Целых 70 каналов. Ко мне все соседки приходят теперь смотреть мыльные оперы. Фильмы с простейшими и наивными сюжетами вселяют надежду. И за что мне такое счастье выпало, сама не понимаю! Бывают, оказываются, чудеса на свете. Чужой человек ты мне, Виталий, а роднее родного мне стал.
   Виталий. Вы чем-то на мою маму похожи, тетя Дуся.
   Евдокия. Ох, старая, совсем забыла! Чай-то с лимоном положено пить. А он у меня так в холодильнике и лежит... (Бежит в кухню.)
   Виталий (Перелистывает альбом. Неожиданно громко кричит) Тетя Евдокия!
   Евдокия. Что случилось? (Она выскочила из кухни и чуть не выронила раскаленную сковородку.)
   Виталий. Тетя Евдокия! Я тебя нашел! (Он с альбомом в руках кидается целовать старую женщину.) Я же сын твоей двоюродной сестры Зои! Вот здесь, на фотографии, вы с мамой, молодые... Как же у меня из головы выпало, что мамину сестру звали Евдокия? Я знал, знал, что вы мне не чужой человек. Сердце подсказывало!
   Евдокия. Господи, так ты Виталий, племянник? Не может быть... Дай я тебя обниму!
   У нее кружится голова, Виталий ее усаживает на диван, суетится вокруг нее.
   Виталий. Интересно, где здесь сердечные капли? А, вот, нашел. (Капает в стакан.) Выпейте, тетя Дуся, сразу станет легче.
   Евдокия. Сколько лет прожила и не верила, что когда-нибудь счастье придет в мой дом.
   Виталий. А я никак понять не мог, что меня так тянет к вам. И мать все время вспоминал. Видел какое-то сходство. А оказывается, родная кровь тянула. Да вы вылитая моя мама Зоя, тетя Дуся!
   Евдокия. Да, такое только в мыльных операх и бывает...
   Евдокия словно помолодела, лицо ее раскраснелось, глаза сияют.
   Виталий. Расскажи мне о себе, тетя Дуся. Ведь я ничего о тебе не знаю.
   Евдокия. Да что рассказывать? Тебе, молодому, это не интересно.
   Виталий. Интересно. Очень интересно.
   Евдокия. Всю жизнь проработала в школе. Учительницей математики. Объясняла детям синусы и косинусы. Получила звание "Отличник просвещения Казахской ССР". А за работой в школе, вот беда, сына упустила. Он сначала в детский сад ходил, потом в продленку. Если бы мужа послушалась, родила ему братишку или сестренку, может, научился бы сын заботиться о других. Спохватилась, когда выпивать начал. Никогда не думала, что сопьется мой Игорек.
   Виталий. Он умер?
   Евдокия. Замерз в степи. Шабашил у каких-то богатеев, и они его вышвырнули на мороз, не заплатив не гроша. С тех пор я ненавижу морозы!
   Виталий. А как получилось, что вы с мамой не общались?
   Евдокия. Мы же в разных городах жили. Я знала, что у Зои есть сын, ты, Виталик. Поздно она тебя родила, без мужа. Надышаться не могла. Она как-то писала, что у тебя страсть к компьютерам. Хвалилась твоими успехами. Говорит, призы на олимпиадах завоевывал. Ты так и пошел по этой линии?
   Виталий. У меня своя компьютерная фирма. Делаем программное обеспечение. Так что пошел в тетку-математика. (Обнимает и целует ее.)
   Евдокия. Ты что-то про свою семью ничего не рассказываешь. Дети у тебя есть?
   Виталий. Есть. Дочь. И жена... Только теперь она чужая жена.
   Евдокия. Господи! Да есть ли вообще оно на земле - семейное счастье? В какую сторону не глянешь, кругом разводы, измены. Ты своей жене изменял, наверное?
   Виталий. Никогда. Мне даже иногда кажется, что я ее до сих пор люблю. Во сне вижу, и так тепло на душе становится. А просыпаюсь и понимаю, что это только сон... К старому возврата больше нет. Да и чувства мои к ней были только моими чувствами. Она никогда меня не любила, только позволяла себя любить. Шла игра, так сказать, в одни ворота.
   Евдокия. Может, еще сойдетесь?
   Виталий. Вряд ли... Когда разводились, я был для нее жалким программистом, неудачником. Тогда мы были еще совсем не востребованы. Стране было не до компьютеров. А ей нувориш подвернулся - из тех, что деньги из воздуха делают, на водочных этикетках обогатился. Вот она и клюнула. Сейчас с ним и с дочерью где-то во Франции живут.
   Евдокия. Да, дела... Ты извини, Виталий, что я на похороны Зои не приехала. Возила мужа лечиться в санаторий - он тогда уже был тяжело болен. А когда попала домой, увидела запоздалую телеграмму. Писала, никто не отвечал. Ну, думаю, племянничек знаться со мной теперь не захочет.
   Виталий. Да нет. Просто я продал квартиру и фирму перевел сюда. Очень больно было жить в старой квартире. Все о маме напоминало.
   Евдокия. Да и я виновата. Редко навещала сестру. Осталась без родственников... Нет, есть чудо на земле, есть! А то я волновалась, что меня и похоронить-то будет некому. А теперь на моих похоронах будет играть оркестр, и ты будешь плакать...
   Виталий. Вот еще выдумала! Поживи, ты ведь еще и не пожила! Ты, тетя Дуся, должна прожить теперь две жизни - за себя и за мою мать. А я оберегать тебя стану. Не будешь ты больше торговать на улице. Я не позволю. Что я - единственную тетку не обеспечу? Может, еще замуж тебя выдадим, ты же у нас красавица.
   Евдокия (смущается.) Замуж! Скажешь тоже, Виталий... А вот тебе жениться не помешало бы... Может, и внуков успела бы понянчить...
   Звонок в дверь.
   Евдокия идет открывать, появляется вместе с Аскаром. У него в руках рюкзак.
   Евдокия. Что случилось, Аскар?
   Аскар. Приютишь, баба Дуся? Я из дома ушел.
   Евдокия. Как это ушел?
   Аскар. Папа токалку в дом привел. Мама мирится. А я терпеть этот дурдом не намерен. Еще и сестренка новоявленная появилась! А тут еще дед из аула приехал. Как узнает, что в доме токал, такое начнется! Он же у нас коммунист старой закалки. Нет, лучше я у вас все события пережду. Я там явно лишний.
   Евдокия. Ты успокойся, сынок... Вот, пирожков поешь... Да и познакомься. Этот мой племянник, Виталий.
   Виталий (протягивает ему руку). Будем знакомы. Друг моего друга - мне друг.
   Евдокия. Представляешь, Аскар, с Виталиком мы на улице познакомились. Потом он телевизор мне подарил. Пожалел бабку, которая дома без сериалов сидела. А сегодня мы выяснили, что он мне родственник. Сын Зоеньки, моей двоюродной сестры.
   Аскар. Жесть! Теперь вам, баба Дуся, будет не скучно. И при телевизоре. И при племяннике.
   Евдокия. Не то слово!.. Ну а то, что ты из дома ушел - никуда не годится. Родители сейчас волнуются, наверное.
   Аскар. Да им теперь не до меня. Я, так сказать, пройденный этап. Теперь у них есть любимая дочь Меруэрт. (Хмыкает.) С двумя любящими мамочками.
   Евдокия. Нет, я все-таки позвоню тебе домой. Набирает телефон.
   Автоответчик. Вы позвонили в семью Рамазана и Раушан. В настоящее время мы не можем подойти к телефону. Оставьте, пожалуйста, ваше сообщение после звукового сигнала и мы вам обязательно перезвоним. Спасибо. (Два коротких сигнала.)
   Евдокия. Раушан, это Евдокия тебя беспокоит. Не волнуйся. Аскар у меня, домой идти не хочет. С твоего разрешения я оставлю его у себя ночевать. Ответь.
   Аскар. Не знал, что вы сразу сдадите меня на корню, баба Дуся... Ну, я пошел...
   Виталий (Крепко берет его за плечо). Никуда ты не пойдешь. Сядь!
   Евдокия. Аскар! Это не шутки. Они сейчас, наверное, обзванивают все больницы и морги. Ты этого хочешь?
   Аскар. Не-е... Не хочу.
  
   Дом Рамазана и Раушан.
   Гостиная. Раушан, Майра и Сауле с ребенком. Поздний вечер.
   Рамазан. Дед угомонился. Отвел его спать. Пять часов ехал на автобусе. Ему надо отдохнуть... Да и я весь на нервах... И надо же было ему приехать в город именно сегодня - не раньше не позже. Аскар появился?
   Раушан. Еще нет. Выбежал из дома ужасно расстроенный. Может, с ним что-то случилось? Я уже обзвонила всех друзей. Нигде его нет. Может, он попал под машину? (Набирает телефон) Алло? Это 12-я городская больница? К вам не поступал мальчик 15 лет? Зовут Аскар. Нет? 15-летних мальчиков не поступало... (Снова набирает телефон.) Это полиция? Пропал мальчик, 15 лет, зовут Аскар... Что? В ночной клуб с друзьями пошел? К девочке? Раннее сексуальное развитие? У вас замечательное чувство юмора, гражданин дежурный!.. Заявления только через три дня принимаете?... Безобразие какое-то... Разговаривать не хотят, бросили трубку.
   Рамазан. Прежде всего, успокойся, Раушан. Вечно ты паникуешь. Не нагоняй страхов.
   Майра. Это все из-за меня... Может, мне уйти? Я вам доставляю одни неприятности. Идет к двери.
   Рамазан (Мечется между женой и токал. Раздраженно). О, Аллах! Майра, я тебя умоляю! Только твоих рефлексий мне здесь не хватало! Иди с ребенком в свою комнату и не о чем не волнуйся. Еще и дед, не дай бог, проснется, не нужно, чтобы он тебя здесь видел. Хорошо, что он глуховат, я каждый раз вздрагивал, когда Меруэрт плакала... Ты и так еле живая после родов. Тебе нервничать вредно.
   Майра расстроено и недоуменно на него смотрит, но послушно уходит. Звонок в дверь. Быстро входит Наташа.
   Раушан. Хорошо, что ты пришла, Наташа. Ты не представляешь, что у нас тут творится. Приехал дед из аула, Аскар пропал. Где его искать, не представляю. Уже все обзвонила.
   Наташа. Дед уже все знает?
   Раушан. Пока нет, но долго скрывать от него эту ситуацию не удастся. Честно говоря, я так устала от всего этого кошмара, что мне уже все равно... Аскар больше волнует.
   Наташа. Подождите, вы хоть автоответчик проверяли? (Подходит к телефону.) Ну вот. Тут же есть какое-то сообщение.
   Включает.
   Автоответчик. Вы позвонили в семью Рамазана и Раушан. В настоящее время мы не можем подойти к телефону. Оставьте, пожалуйста, ваше сообщение после звукового сигнала и мы вам обязательно перезвоним. Спасибо. (Два коротких сигнала.)
   Евдокия. Раушан, это Евдокия тебя беспокоит. Не волнуйся. Аскар у меня, домой идти не хочет. С твоего разрешения я оставлю его у себя ночевать. Ответь.
   Рамазан. Вот паршивец! Я немедленно еду за ним! Я ему покажу, как характер проявлять! Я ему покажу, где раки зимуют! Он у меня попляшет!
   Наташа. Подожди, Рамазан. Я на машине, сама съезжу за ним. Мы с Аскаром старые друзья. Он меня лучше послушает, а с тобой в бутылку полезет.
   Раушан. Наташа права. Пусть она едет, Рамазан. Спасибо тебе, подруга. (Обнимает ее.)
   Наташа уходит. В гостиной появляется Совет Турсунович. Он хмур и расстроен, но настроен по-боевому.
   Совет Турсунович. Рамазан, я хочу с тобой поговорить. Марш за мной!
   Они выходят. Раушан и Майра настороженно смотрят друг на друга.
   Раушан. Дело пахнет керосином... Нам тоже пора спать, Майра... Как говорится, утро вечера мудренее.
  
   В одной из комнат дома Рамазан и отец.
   Совет Турсунович. Понимаю, что подслушивать нехорошо, но я все же кое-что услышал. Ну, рассказывай, сынок, как дошел ты до жизни такой. Токал в дом привел! Этому я тебя учил всю жизнь? А я-то распинался! Счастливая семья, любовь! Шута горохового из меня сделал!
   Рамазан. Отец, ты все не правильно понял...
   Совет Турсунович (повышает голос.) А как, скажи на милость, тебя понимать? Да как же я после всего этого людям в глаза буду смотреть? У меня, члена партии, сын - многоженец? Ребенка на стороне заимел?
   Каждый раз, когда вы приезжали, весь аул мне завидовал. Какая красивая пара, говорили про вас. Я гордился тобой. То-то, я вижу, в ауле ты не появляешься - за границу ездишь. Там, у арабов, научился жен менять?
   Рамазан. Отец, пойми. Это все случилось внезапно. Я полюбил Майру, рассказал все Раушан. Она поверила мне. Я люблю их обеих - и Раушан, и Майру. Я мужчина и могу прокормить двух жен.
   Совет Турсунович. А ты спросил Раушан, каково ей? Почему она тебя поняла? Да потому что любит! А каково твоему сыну? Ты представляешь, как страдает Аскар? Никогда не подумал бы, что вырастил эгоиста! Семья для тебя - это родина. Одна она у человека.
   А за что ты обижаешь сына, Рамазан? Правда глаза колет? Да, недаром еще Карл Маркс написал, что богатство - это зло. С жиру бесишься. К средневековью решил вернуться? Раньше у казахов было многоженство, потому что приходилось воевать. Мужчины погибали, надо было восстанавливать численность. А сейчас почему вы, молодые мужчины с ума сходите? Разве плохой женой была тебе Раушан?
   Рамазан. Папа, пойми, я сам не знаю, что делать. Я не могу предать Раушан, и Майру я не могу бросить. Она мне доверилась, искренне полюбила меня. Ты мужчина - должен меня понять.
   Совет Турсунович. Ты меня с собой не равняй! Я всю жизнь любил одного человека - твою мать. И не потому что за любовные интрижки партбилета могли лишить, а потому что для меня других женщин не существовало. Хотя, как ты знаешь, я был директором совхоза. Много молодок были не прочь завести со мной роман, но я все их попытки решительно пресекал. А ты что же, собираешься жить сразу с двумя жёнами?
   Рамазан. А что делать, папа? Ты однолюб, а у меня сердце, получается, двухкамерное... Знаешь, сколько мужчин на стороне семьи имеют, детей. Так большинство мужчин устроены, что одной женщины им бывает мало. Ты - уникальное явление. Тебе повезло. А я как все. Сейчас и парламент наш то и дело этот вопрос поднимает.
   Совет Турсунович. Правильно, в парламенте такие же многожёнцы, как и ты, и сидят! Бюро ЦК на вас не хватает! А что Раушан? Неужели терпит? А ведь самостоятельная женщина была!
   Рамазан. Ей тяжело, я это понимаю, но она меня любит. По настоящему любит. Поэтому как-то пытается приспособиться к ситуации. Я очень прошу тебя, папа, не раздувай страстей. Будь на моей стороне... Думаю, все разрулится само собой.
   Совет Турсунович. Попробую, но, честно сказать, все это в голове моей просто не укладывается... Ладно. Будь что будет. Но и помогать тебе, сын, я не буду. Знай - я против гарема. У нас на дворе 21 век. Сам заварил кашу, сам ее и расхлебывай.... (Ворчит.) Это надо же такое придумать - токал в дом привел!
   Рамазан (обнимает отца.) Спасибо, папа, я знал, что ты меня не подведёшь. Я люблю тебя. Держись!
   Совет Турсунович. И я тебя люблю, сынок... И ты тоже держись! А теперь неси ребенка. Что бы то ни было, это моя внучка.
   Рамазан выходит. Приводит Майру с ребенком.
   Совет Турсунович. Ну, будем знакомы, девочка.
   Майра. Меруэрт.
   Совет Турсунович. Будем знакомы, Меруэрт!
   Рамазан. Разве она не чудо?
   Совет Турсунович берет девочку и прижимает ее к груди. Она охотно идет к нему на руки. Вдруг лицо деда становится торжественным. "Чудо" блаженно писает на его брюки.
   Майра (переживает.) Ну, вот, не раньше не позже... Протягивает руки, чтобы забрать девочку, но дед ее держит крепко.
   Рамазан. Папа, я сейчас принесу тебе свой халат. Майра тебе брюки постирает.
   Совет Турсунович (улыбается.) Ничего страшного. Зато крещение состоялось... (Вздыхает.) Дети ни в чем не виноваты. Я всегда мечтал о внучке. Кто же мог предполагать, что она появится при таких обстоятельствах...
  
   Затемнение. Освещается просцениум - квартира Евдокии.
   Там Евдокия, Виталий, Аскар, Наташа.
   Наташа. (Обнимает Аскара). Аскар, дорогой, хорошо, что ты живой-здоровый. А родители твои так волнуются... Все больницы обзвонили.
   Аскар. Ясненько. За мной приехали. Вы знаете, я всегда рад вас видеть, тетя Наташа. Я вас уважаю. Вы пишете классно. Но только как хотите, а в дом я не вернусь. Буду жить здесь. У бабушки Дуси. Кстати, как там? Тайны мадридского двора перед дедом уже раскрылись? Бушует?
   Наташа. Пока, кажется, нет. Но обстановка нервозная, а еще ты масла в огонь подливаешь.
   Аскар. Да я там последняя спица в колесе! A fat is in the fire, как говорят англичане. Сало в огне!
   Виталий. Перво-наперво надо успокоиться и познакомиться. (Протягивает руку Наташе.) Я - Виталий, программист и владелец компьютерной фирмы.
   Наташа. А я - Наталья Снегова, журналистка.
   Виталий. Та самая знаменитая Наталья Снегова из газеты "Время новостей"? Очень рад с вами познакомиться.
   Наташа. А вы, наверное, тот загадочный незнакомец, который подарил тете Дусе телевизор? Раушан мне говорила о вас.
   Евдокия. Он теперь не незнакомец, Наташенька, а самый настоящий родственник. Сын моей сестры Зои. Вот, на старости лет нашла племянника, да еще какого!
   Аскар. Значит, и мой родственник тоже. Ведь баба Дуся нам всем почти родня, и за маму, и за бабушку.
   Наташа. Не может быть! Это же интересный материал для газеты! Можно, я напишу об этой истории?
   Виталий. А вы, журналисты, никак без сенсации не можете?
   Наташа. Это же профессиональное. Что бы не случилось, в первую очередь думаю, пригодится ли этот материал моей родной газете.
   Виталий. Вы, журналисты, опасные люди. С вами нужен глаз да глаз. Оглянуться не успеете, в миг заметку в газету состряпаете и прославите на весь свет.
   Наташа. Поэтому до 40 лет и остаюсь в холостячках. (Смеется.) Все мужики бегут от меня, как черти от ладана. Сейчас еще не так. А в молодости пресса была партийной, все от меня просто шарахались... Да сейчас, правда, я никому и нужна, старая перечница...
   Виталий. Ничего себе, перечница! Вы красавица, Наташа! Сколько вам лет - 35? И я вас, между прочим, совсем не боюсь. Может, в кафе сходим?
   Наташа. Очень рада, что не боитесь. А дома, небось, жена, детишки? Имейте в виду, с некоторого времени я с женатыми мужчинами в кафе не хожу.
   Виталий. Жена в Париже с дочкой. Да и то - бывшая.
   Наташа. Что так?
   Виталий. По молодости не угодил ее высоким амбициям. Зарабатывал мало.
   Аскар (ревниво). Виталий, вы обещали мне рассказать, как можно в Интернете сайт бесплатно сделать...
   Наташа. Никаких сайтов. Мы с тобой немедленно возвращаемся домой.
   Аскар. Тетя Наташа! Я вас очень уважаю, вы мне - как мать. Но домой, пока в ней отец гарем устроил, я не вернусь. Хоть режьте меня!
   Евдокия. Аскар, деточка. Я прекрасно понимаю твои чувства. Действительно, положение дома у вас очень серьезное. Но одно я знаю точно: ты - любимый сын Раушан и Рамазана. Они за тебя волнуются. Дай взрослым самим разобраться в той сложной ситуации, в которую они попали. Верь, им еще труднее, чем тебе.
   Виталий. А я готов составить вам с Наташей компанию. В машине расскажу про сайты. Идет?
   Аскар (неохотно.) Ну ладно. Только из личного уважения к вам.
   Аскар, Виталий, Наташа выходят.
   Евдокия. Пойду пион выпью. Сегодня столько всего произошло, сколько за последние 10 лет в моей жизни не было. Да и сериал мой уже начался... (Включает телевизор.)
  
   Картина 7
   Дастархан 4
  
   Дом Раушан и Рамазана. Гостиная.
   Раушан, Гульмира, Наташа, Виталий, Майра, Мухтар, Рамазан, Евдокия, Совет Турсунович.
   Здесь праздник.
  
   Гульмира и Раушан - в комнате на втором этаже. Раушан скромно одета. На голове платок.
   Гульмира. Я рада, Раушан, что ты устроила этот праздник. А то совсем перестала появляться в обществе.
   Раушан. Я все думаю, почему моя жизнь пошла наперекосяк? Наверное, потому что я не отметила мушели жас. Ты ведь знаешь: издавна казахи отсчитывали 12 лет от рождения. Называли эти года критическими. Ждали от них болезней, неприятностей. В 37, 49 лет они собирали гостей, дарили подарки, всех прощали. Делали над головой круговые движения и просили аллаха отвести от них болезни и беды. (Показывает.) Может, я виновата, что пренебрегла своим мушели жас? Не устроила специальный ритуал? С этого все началось?
   Гульмира. Что-то в этом есть. Вспомни, Пушкин и Грибоедов умерли в возрасте 36-37 лет. А что ты в свет-то перестала выходить? Каракуртихи уже заскучали без твоей гитары и твоих песен.
   Раушан. Да что-то настроения нет. Да и стыдно мне. Умная, красивая, а муж токал в дом привел. Половина женщин за спиной злословят, половина жалеют. "Что ты вцепилась в мужа, - говорят, - не хочешь его отпускать. Потеряла стыд, согласилась стать служанкой для токал. Разведись, не позорься! Лучше остаться без мужа, чем быть байбише в 21 веке! Ты еще молодая, еще сможешь устроить свою жизнь". Ты бы выдержала?
   Гульмира. Я не выдержала. Ты знаешь. Но только ты, Раушан, вправе решать, как тебе быть. Учись не зависеть от чужого мнения.
   Раушан. Я и учусь. Только очень трудно мне эта наука дается. Это ты сильная. Ушла от мужа и сумела преуспеть в бизнесе. Сама себе хозяйка. Салон красоты, кафе. Ты его простила?
   Гульмира. Пока не знаю. Честно говоря, я вошла во вкус свободы. Делаю все, что захочу. Да и где гарантия, что Мухтар снова не влюбится в очередную Акмаралочку? Во второй раз я этого не переживу.
   К ним подходят Наташа и Виталий.
   Наташа. Девочки! Я хочу познакомить вас с Виталием.
   Раушан. Да мы знакомы уже. Привет, Виталий. Представляешь, Гульмира, мы с тетей Дусей приняли его за жулика и долго дверь не открывали. А он к ней с телевизором пришел.
   Виталий. К счастью, мое обаяние и честные глаза победили. Двери передо мной раскрылись.
   Гульмира. Я очень рада познакомиться с племянником тети Дуси. Кстати, а где сама тетя Дуся?
   Виталий. Здесь она где-то, похорошела последнее время. Помолодела, теперь только жениха ей справного найти и все будет в порядке. А вы что сидите? Пошлите танцевать. Белый танец!
   Раушан. А где Рамазан? Пойду его приглашу.
   Она уже поднялась, когда увидела, что Рамазан танцует, нежно обнимая Майру.
   - Нет, что-то расхотелось. (Садится на свое место.)
   Виталийонимает, что надо спасать ситуацию. Раушан). Я приглашаю вас на танец. Пойдемте-пойдемте... Красивая молодая женщина. Нечего весь вечер сидеть, как старуха. В конце концов, это ваш праздник.
   Мухтар подходит к Гульмире.
   Мухтар. Если ты не против...
   Гульмира. Но предупреждаю - без всяких надежд на счастливое совместное будущее! В одну реку дважды не входят!
   Мухтар. Поживем-увидим. Ты знаешь - я настойчивый. Если надо, иду как танк. Всегда своего добиваюсь.
   Они идут танцевать.
   Наташа. А я пока пофотографирую. (Вытаскивает из сумочки фотоаппарат.)
   Танец под музыку песни Леонтьева "Вернисаж".
  
   Совет Турсунович и Аскар.
   Аскар. Дед, ты не представляешь, как я рад тебя видеть. Ты же видишь, что у нас в доме творится, кроме тебя некому в нем порядок навести.
   Совет Турсунович. Да нет уже пороха в пороховницах, внучок. Да и дело это тонкое, щепетильное. Ты главное должен понимать, Аскар. Что бы не произошло, ты - любимый сын своих родителей. Дай им разобраться между собой...
   Аскар. Трудно это, дед.
   Совет Турсунович. Понимаю, что трудно. Но надо.
   Аскар. Есть! А коня мне так охота посмотреть! (Поднимается. Приносит бутылку с кумысом. Наливает в стаканы.) Родаки каждый год обещают свозить в аул и все им некогда. Они лучше заграницу поедут. В аул теперь ездить не модно.
   Совет Турсунович. А ты что, маленький? Садись в автобус и приезжай. Вон, вымахал выше деда.
   Аскар. Заметано! На летних каникулах жди! За тебя, дед. И за твою революцию! (Поднимает стакан.) Как я жалею, что не родился в твоё время... Давай лучше споем, твою любимую...
   Дед и внук поют, жестикулируя.
   Летят перелетные птицы
   В осенней дали голубой,
   Летят они в жаркие страны,
   А я остаюся с тобой,
   А я остаюся с тобою,
   Родная навеки страна.
   Не нужен мне берег турецкий,
   И Африка мне не нужна!
   Не нужен мне берег турецкий,
   И Африка мне не нужна!
   Подходят Евдокия и Наташа.
   Наташа. Тетя Дуся! Я хочу вас познакомить с замечательным человеком, а по совместительству с отцом Рамазана - Героем Соцтруда Советом Турсуновичем.
   Евдокия. Очень приятно. (Протягивает ему руку.) Евдокия. Заочно я вас знаю.
   Совет Турсунович. А что, слух обо мне еще идет по всей земле великой?
   Евдокия. По земле - не по земле, но прессу я в свое время читала. А там, что ни газета, то рассказ о знаменитом совхозе имени Турара Рыскулова и о его директоре.
   Наташа. А знаете, тетя Дуся, как мы с Советом Турсуновичем познакомились? 15 лет назад приехала я в командировку к ним в район, заезжаю в одно село, а оно все туей усажено. Если есть рай на земле, то только здесь, - говорю себе. Срочно везите меня к директору. А мне в ответ: в совхозе новый директор, а село с первого колышка построил старый. Вас к какому вести - к старому или новому? Конечно, к тому, кто этот рай построил, - отвечаю.
   Совет Турсунович. Наташа приезжает, а у нас - полный раздрай. Перестройка уже в полном разгаре. Меня снимают с работы, отправляют на пенсию, а на мое место ставят какого-то жулика. А ему тайное задание - совхоз развалить. Имущество прихватизировать.
   Наташа. Я, понятно, разгромную статью в газету пишу, меня вызывают на бюро обкома партии, но мер никаких не принимают. Все ведь правильно написано. Только первый секретарь констатирует: дух у статьи не тот. А дух к протоколу не приложишь. Кто же знал, что это только первая ласточка, а дальше еще круче все пойдет?.. С тех пор мы с Советом Турсуновичем и дружим. Ну ладно, я пошла. А вы тут, тетя Дуся, пошефствуйте над нашим гостем. (Уходит.)
   Совет Турсунович. Да, тяжелые времена тогда настали. Райхан после этого тяжело заболела. Была заведующей лучшего в области детского садика, а его в одночасье уничтожили... Я тогда молодым еще был - без работы сидеть не мог. Взял в аренду яблоневый сад. Не знал, что он так трудно даваться мне будет. Но выдержал. К счастью, приемный сын в деревню вернулся. Помогать стал. Сейчас яблоневый сад почти полностью в его руках.
   Евдокия. И хороший сад?
   Совет Турсунович. А вот приезжайте в гости в нашу Николаевку и сами и увидите.
   Евдокия. А что, я всегда мечтала в деревне погостить хоть недельку. Мне Виталик и машину организует. А как жена ваша умерла, в тех пор вы один живете?
   Совет Турсунович. Один...
   Евдокия. И что же, не одной женщины в селе не нашлось - разделить ваше одиночество? Вы же такой представительный мужчина.
   Совет Турсунович. Честно говоря, я и не искал, все по Райхан горевал...
   Евдокия. Такие люди как вы редко встречаются в нашей жизни, Совет Турсунович, вот и я своего Володеньку забыть не могу.
   Совет Турсунович. Мы, советские люди, крепкие. Как Николай Тихонов писал? Гвозди бы делать из этих людей...
   Евдокия. Не было б в мире крепче гвоздей!
   Совет Турсунович. Ну что ж, если встретились два одиночества, то давайте потанцует. Тряхнем стариной.
   Евдокия. Да неудобно как-то... Скажут, вышла старуха... Я тут недавно Задорнова читала. Он говорит, что у человека четыре возраста.
   Совет Турсунович. Какие?
   Евдокия. Детство, юность, "вы хорошо выглядите" и "вы хорошо держитесь". Так вот мы с вами, дорогой Совет Турсунович, похоже, уже в возрасте "вы хорошо держитесь"...
   Совет Турсунович (молодцевато). Вы очень представительная женщина, Евдокия, и нечего прикидываться старухой... Так что танцевать и никаких разговорчиков!
   Идут танцевать.
   Раушан (старается быть веселой). Гости! Все за стол! Я хочу произнести тост!
   Все садятся за стол.
   - Я знаю, что многие осуждают меня. Обстановка в нашей семье сегодня, скажем так, не очень адекватная. Буду говорить откровенно. Конечно, каждой женщине хочется быть единственной и любимой. Но, увы, это не всегда получается. Мы знаем, что у многих мужчин есть женщины на стороне. Многие жены знают об этом, но терпят, опасаясь потерять семью. Плохо, конечно, если им некуда идти. У них нет специальности, своей квартиры. Но есть такие, что искренне любят своих мужей и боятся потерять их. Я - из их числа.
   (Говорит, словно уговаривает самое себя.) После бесконечных войн мудрость наших женщин помогла выжить казахскому народу. С детства девочкам внушали, что, встав взрослыми, они должны смириться с многоженством. Задумайтесь, выжила ли бы казахская нация, если бы женщины, как сейчас, мешали своим мужьям?
   Каково было нашим прабабушкам? Разве они были хуже? Они тоже желали быть любимыми и единственными.
   Вы знаете - по образованию я педагог. Преподавала в школе физику. Занималась по благотворительной программе шефства над детскими домами. Теперь же я хочу создать мусульманскую школу для девочек. К существующему светскому образованию дать им основы духовности. Пока не поздно. Парни и девушки сегодня не боятся ни Бога, ни черта. Понятий чести, порядочности для них не существует. Давайте выпьем за то, чтобы наши женщины жили по совести. Чтобы имели цель в жизни, воспитывали детей... И не смотря ни на что были счастливыми!
   Рамазан. Небольшое алаверды. Давайте выпьем за двух красивых и умных женщин - за Раушан и Майру. Будьте, девочки, счастливы!!!
   Гробовое молчание. Все пьют не чокаясь, как на похоронах.
   Первая женщина. У бедной крыша совсем слетела. Старается угодить мужу. Вот теперь придумала эту мусульманскую школу. Да какая она мусульманка! Смешно сказать. Не ее это дело, не ее.
   Вторая женщина. Да, никому из женщин не пожелаю такой участи. Лучше уж вообще замуж не выходить.
   Наташа. А теперь игра. Эротический конкурс - "Поцелуи"! Нам нужен доброволец.
   Рамазан. Можно я?
   Наташа усаживает Рамазана на стул и завязывает ему глаза.
   По очереди указывает на гостей, спрашивая: "Оно?" Когда она попадает на Майру, Рамазан отвечает "Оно!"
   Майра подходит к Рамазану, и ее садят на стул рядом.
   Затем Наташа, показывая в любой очередности на ее губы, щеку, лоб, нос, подбородок.., на сколько хватит воображения, и задает вопрос: "Сюда?"
   Когда она показывает на губы, Рамазан отвечает: "Да"!
   Далее Наташа спрашивает "сколько", показывая на пальцах наугад: 2, 3, 5. 10, 7 и так далее.
   Рамазан отвечает "да" когда она показывает на пальцах число 10.
   Наташа (Майре). А теперь вы, девушка, должны поцеловать Рамазана ровно 10 раз, а он должен угадать, кто это сделал...
   Майра подходит к Рамазану и целует его в губы.
   - Раз, - кричит подвыпивший хор, - два!..
  
   Раушан, расстроенная выбегает из комнаты. Наташа выбегает за ней. Рамазан снимает повязку с глаз. Смотрит на растерянную Майру.
  
   Наташа и Раушан на авансцене.
   Наташа (Раушан.). Извини меня, дуру. Я же совсем не знала, что так получится. Это же игра... Ну вот, хотела как лучше, а получилось как всегда.
   Раушан. Это ты меня извини. Нервы сдали. Видишь, как не приспосабливаюсь, ничего не получается. (Мучительно улыбается.) Не выйдет из меня счастливая жена из гарема... Разве что Мажилис примет соответствующее решение и официально узаконит многоженство.
   Наташа. Мужики, конечно, сразу расцветут. Правда, говорят, не каждый мужчина сможет содержать несколько жен. А я вот думаю: а зачем их ему содержать? Наоборот, они будут содержать его...
   В спальне. Рамазан и Майра.
   Рамазан. Глупо получилось.
   Майра. А что я могла сделать, если ты указал на меня?
   Рамазан. Да уж, нарочно не придумаешь... Ну да ладно. Проехали. Ты, наверное, устала, родная? Может, тебе передохнуть?
   Майра. Дело не в этом. Так жить нельзя, Рамазан. Мы же, черт возьми, не в арабской стране? А я - не забитая женщина Востока. Может, ты все-таки с ней разведешься? И будем жить нормальной семьей. (Взрывается.) Ты думаешь, я железная? У меня нет сердца, чувств, меня все это устраивает? Поверь, мне не нужно твое богатство, твой статус, дом... Оставь все это ей. Меня вполне устроила бы маленькая квартирка с тобой, любимый.
   Рамазан. С милым и рай в шалаше, как говорится... Майра, дорогая! Подожди... Я пока сам не знаю, что делать. Мне больно видеть, как страдаете вы с Раушан.
   Майра. Извини, но ты как осел между двумя вязанками сена. Но рано или поздно, выбор делать тебе придется. Я не Тургенев, который всю жизнь просидел около чужого гнезда, а ты не Полина Виардо.
   Рамазан. И не Лиля Брик... Не дави на меня, Майра. Не ставь мне ультиматум. Ты знаешь, я этого не люблю. Я - мужчина и должен быть хозяином положения. Одно я знаю точно. Меня полюбили две умные и красивые женщины и я люблю вас обеих. Мне трудно, почти невозможно сделать выбор.
   Майра. Но выбор сделать все же придется.
   Рамазан. Не дави на меня, любимая. Ты знаешь, как я не люблю это. И прошу тебя, никогда больше не говори мне о разводе. Майра, слышишь, никогда!
   Возвращаются в гостиную.
   Снова гостиная. Гости занимаются, кто чем. На переднем плане Раушан и 3-я женщина.
  
   3-я женщина. Я хотела с тобой посоветоваться, Раушан. Я никогда никому об этом не рассказывала. Ты знаешь, у меня трое детей. Два старших сына стали принимать наркотики. Я теперь я очень боюсь за младшую дочь. Может, ты примешь ее в свою мусульманскую школу? Когда она откроется?
   Раушан. Конечно, Алтын. Я помогу тебе, чем смогу. Но школа откроется не раньше, чем в новом учебном году. Ты что, уже замечала у дочери какие-то признаки ее пристрастия к наркотикам?
   3-я женщина. Нет, но она очень любит старших братьев. Пытается им во всем подражать. Они же, в общем, неплохие парни. Я сейчас их обоих отправила к брату в аул. Там меньше этой заразы, чем в городе... Но мне страшно подумать, что будет дальше.
   Звонит телефон.
   Автоответчик. Вы позвонили в семью Рамазана и Раушан. В настоящее время мы не можем подойти к телефону. Оставьте, пожалуйста, ваше сообщение после звукового сигнала и мы вам обязательно перезвоним. Спасибо. (Два коротких сигнала.)
   Потом, вероятно, в автоответчике что-то заело
   ...Вы позвонили в семью Рамазана и Раушан. В настоящее время мы не можем подойти к телефону. Оставьте, пожалуйста, ваше сообщение после звукового сигнала и мы вам обязательно перезвоним. Спасибо. (Два коротких сигнала.)
   ... Вы позвонили в семью Рамазана и Раушан. В настоящее время мы не можем подойти к телефону. Оставьте, пожалуйста, ваше сообщение после звукового сигнала и мы вам обязательно перезвоним. Спасибо. (Два коротких сигнала.)
   Рамазан. (Кричит) Да кто же выключит, наконец, это чертов автоответчик!?!! Кто?!!
  
   Поздно вечером. Гости уже пазошлись. Раушан сидит в своей комнате за компьютером. Пишет письмо Галине, которое, как всегда, появляется на экране по мере написания.
   - Дорогая Галина! Сегодня я отмечала свой мушели жас. Было много народу. Я при всех произнесла речь, из которой было ясно, что я смирилась со своим положением. Понятно, все слушали меня по-разному. В основном, конечно, меня осуждают женщины, которые боятся, что их мужья последуют моему примеру. Но, оказывается, уже есть несколько женщин, которые, оказавшись в роли байбише, не побоялись людских пересудов и приняли в семью токал. Насколько я знаю, многие девушки, отчаявшись выйти замуж, желают стать токал для своих любовников. Статус законной жены, даже четвертой, все лучше статуса любовницы.
   Но это теория, а в душе я чувствую себя ужасно несчастной. Как у Ахматовой.
   А я иду - за мной беда,
   Не прямо и не косо.
   А в никуда и в никогда,
   Как поезда с откоса.
   Скорее всего, я приму твое приглашение и приеду к тебе в гости в Москву. Мне надо отойти от всего происходящего. Посмотреть на ситуацию со стороны. Понять, что я, зачем я? Куда плыть дальше? Действительно ли я хочу открыть духовную мусульманскую школу для девочек или это только попытка уйти от действительности? Боль моя - Аскар. Он по-прежнему не разговаривает с отцом. Замкнулся в себе, переживает. Я его понимаю. Современному 15-летнему парню смириться с токал в доме невозможно... Девчонки меня успокаивают. Перемелется, мука будет. Гульмира говорит: "Принимай все, как есть, с юмором, главное, не в сердце и не в печенку, и присоединяйся к нам, каракуртихам! Хоть душу отведешь". Она вообще считает, что если даже к самым трагически событиям относиться с юмором, станет легче. Чем менее серьезно относишься к себе, любимой, тем проще жить. Хотя ее решение насчет Мухтара пока зависло в воздухе. Она ему не верит, хотя до сих пор любит его. Наташе, кажется, в первый раз в жизни по-настоящему повезло. Она познакомилась с хорошим парнем, который оказался племянником тети Дуси. Ты ее знаешь... Пусть будет счастлива... А я... (кричит) Сауле!
   Хватается за сердце и падает.
   В комнату вбегает Сауле. Видит лежащую Раушан.
   Мечется вокруг нее.
   Сауле (кричит). Рамазан, Совет Турсунович! Скорее сюда! Раушан плохо!
   Вбегают Рамазан, Майра, Совет Турсунович.
   Рамазан. Раушан! Очнись! Сауле, принеси быстро стакан воды. Майра! Срочно звони в скорую!
   Суета.
   Раушан открывает глаза. Кое-как говорит.
   Раушан. Да не волнуйтесь вы так. Все в порядке. Только сердце сильно щемит.
   Майра кидается к ней, плачет.
   Совет Турсунович. Лежи спокойно, дочка, все у тебя пройдет, ты еще молодая... Это я виноват, глупый старик, что-то сделал не так...
   Майра. Нет, это я во всем виновата. Раушан, если можете, простите меня! Скажете "уйди", и я уйду от Рамазана. Это ваш дом! Скажете остаться, я буду ухаживать за вами, как вы ухаживали за мной и за малышкой.... Вы нужны Рамазану, Меруерт, мне!..
   Рамазан стоит в растерянности...
   Звучит песня в исполнении Раушан.
  
   - Гордость - это тоже божий дар.
   Стать гордой - это, значит, стать красивой.
   Гордость - это внутренний пожар,
   Вспыхнет в нем тогда большая сила.
   Только многим гордость не дана.
   Нет внутри той благородной силы.
   Всем мужчинам гордая нужна.
   Даже если внешне некрасива.
  
  

Занавес.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) А.Черчень "Все хотят меня. В жены"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) К.Иванова "Любовь на руинах"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"