Маннанов Хамит Рашитович: другие произведения.

Хиж-2: Калаган

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Мне снилось что-то приятное, радостное и светлое... Наверно, это была Лара... Обычно, когда мне снятся хорошие сны, я просыпаюсь раньше будильника и валяюсь, припоминая подробности. Увы, не в этот раз...Боевой ревун тревоги выбросил меня из постели так, как затвор выщёлкивает патрон из обоймы, - в долю секунды. Никто и никогда не привыкнет к этому ужасному звуку, что бы не заявляли зелёные первогодки Космопехоты своим восторженным девчонкам. Призванное вдохнуть энергию в спящего человека, адское рявканье сирены обладает весьма коварным свойством - оно мгновенно выбивает остатки сновидений, глушит ростки утренних мыслей, плотно, без зазоров, заполняет голову железным понукающим ритмом. Вау-у! Вау-у! Натянуть комбинезон... Учебная тревога? Взгляд на часы - два ночи! Неужели наш юный лейтенант решился на ночную беготню? С него станется... Вау-у! Вау-у! Забрать из шкафчика карабин и обвески... Чёрт калаганский, что же мне такое хорошее снилось? Вау-у! Вау-у! Шлем - на голову... В коридоре нарастает дробный топот - братья по оружию подтягиваются в командный пункт. Вот и я, капрал Макс Бранди, полностью собран и готов ко всему! Прощальный взгляд через плечо, - Лара в ответ улыбается мне с настольного портрета, - и я вываливаюсь в коридор, стараясь не зацепиться боевым железом за дверной проём. Что ж, пробежимся, как молодые...
   Лейтенант Левски прохаживается перед ситуационным планшетом, дожидаясь полного сбора. Он заметно волнуется - дергает и крутит своей смешной лопоухой головой, не знает, куда спрятать руки... Странно, при собственноручно организованной тревоге командиры не ведут себя так нервно... Что-то серьёзное?
   Посматривая на лейтенанта, я не забываю свои обязанности - проверяю наличие бойцов родного второго отделения. И не вижу Толстяка Мо! Вот уже Фрост, командир первой десятки, двинулся докладывать о наличии своих, а я всё ещё стараюсь связаться с Мо по персоналке... Нет ответа! Конечно, этот худосочный наследник китайского народа опять улизнул из казармы к своей подружке-медичке! Ну, он у меня получит! Я уже двинулся к командиру для доклада - и краем глаза заметил вбегающего в комнату бойца. Что ж, публичная порка временно откладывается...
  
   Лейтенант обвёл подчинённых беспокойным взглядом.
   - Прошу всех внимательно просмотреть этот ролик. Сегодня, в час двадцать ночи аппаратура наружного наблюдения засекла появление данного не идентифицированного пока рукотворного объекта в семи километрах от нашего центрального купола...
   Оживлённый шепоток, как порыв ветра, покачнул негустую шеренгу космических вояк. Было чему удивляться - в период суховея на планете Калаган ничто не летает и не передвигается по поверхности, кроме несчётных тонн песка. А суховей начался не вчера - бушует уже вторую неделю... Приглушённый голосок Адама Сью по кличке "Артист" прошелестел за моей спиной:
   - Посмотрим же, братья, чем удивит нас Господь...
   Экран заморгал красно-бурыми пятнами. Знакомая по монотонным вахтам картина: клубящиеся тонны песка несутся над поверхностью планеты со скоростью ракетного скутера. Безрадостная картинка замерцала и задёргалась - видеоаппаратура подстраивалась, заменяя частоты и объективы. Компьютер, синтезируя изображение, удалил мешающую обзору завесу песка, размытые границы картинки сдвинулись, приобретая резкость. И Господь удивил нас... по полной программе!
   То, что стояло всего в семи километрах от нашей базы, не могло не потрясти воображение неподготовленного человека. Огромное цилиндрическое сооружение громоздилось почти рядом с приземистым куполом нашей базы. Цилиндрическое - имеется в виду приблизительный контур. На самом деле циклопических размеров сооружение лепилось, словно детский конструктор, из отдельных частей и кусков самых разнообразных форм и размеров - кубов, цилиндров и шаров...
   Лейтенант покашлял в кулак и попытался привести в норму ломающийся от волнения голос:
   - Диаметр объекта - около километра, высота - полтора. Прошу взглянуть на макетный стол - сейчас я воспроизведу там внешний вид этой... этого...
   - ...космического корабля.
   Твердый и уверенный голос принадлежал невысокому тёмноволосому мужчине средних лет, выступившему из-за спины командира гарнизона. Население исследовательской базы "Калаган - 5" составляет около трёх тысяч человек, за шестнадцать месяцев службы я успел познакомиться с большинством из них, но этого человека видел впервые. Впрочем... Да, я узнал его - по кадрам в информационных сводках. Профессор Водигут, руководитель научного сектора. Имя ещё такое смешное... Ага, вспомнил - Клярне! Клярне Водигут. Говорят, и это похоже на правду, что он никогда не покидает свой лабораторный уровень. Но сегодняшний ночной случай, конечно, весьма необычный, если не сказать - уникальный. И объясняет явление малообщительного Нобелевского лауреата наличному составу калаганского гарнизона...
   Над макетным столом выросла и затвердела объёмная композиция, включающая в себя нашу базу с прилегающим рельефом и столь неожиданно объявившегося соседа. Не знаю уж, в каком масштабе всё это было воспроизведено, но метровой высоты башня, словно сложенная малыми детьми из подвернувшихся под руку игрушек, внушала невольное уважение. Купол казавшейся некогда огромной базы "Калаган - 5" напоминал позабытую и опрокинутую кем-то тарелку у основания могучего дерева...
   Профессор подошёл к столу, небрежно засунув руки в карманы строгого делового костюма. Постоял в задумчивости, покачиваясь. Космопехота также обступила макет, держа в руках массивные боевые шлемы.
   Водигут рассуждал вслух:
   - Мы не строим такие большие корабли - раз. Не строим такие большие корабли, способные приземляться на поверхности планет - два. И особенно - на Калаган, во время суховея - три... Однозначно: корабль - не наш!
   Профессор глянул на лейтенанта.
   - Господин Левски, вам выпала огромная удача! За многие десятки лет космических полётов это первый реальный случай встречи с иным разумом. И вы будете первым военным, распечатавшим знаменитый "желтый пакет"...
   Толстяк Мо не сдержался и сзади горячо зашептал мне в ухо:
   - Неужели, Макс? Неужели - "желтый пакет"? Значит - инопланетяне?
   Нет в обозримом космосе человека, который носил бы погоны и не слышал о "жёлтом пакете". Лучшие умы Генерального Штаба готовили эту инструкцию на случай первого контакта с чужим разумом. Какие же команды хранит в себе уже многие годы этот невзрачный желтовато-коричневый конверт, обвешанный печатями? Что нам предстоит - нападать, отступать или сидеть, не шевелясь, до естественной развязки? Ждать ответа оставалось совсем недолго - лейтенант уже рвал плотную бумагу конверта...
   - Пункт первый. Срочно сообщить подробности контакта в Генеральный Штаб, продублировав по всем доступным каналам. Пункт второй - следовать указаниям, поступающим из Генерального Штаба. Пункт третий, он же последний - при отсутствии связи действовать по обстоятельствам...
   Профессор Водигут понимающе покачал головой.
   - Что ж, ребята... Мы - я имею в виду руководство базы - попробуем выполнить пункт первый. Предварительно произведём все мыслимые дистанционные исследования пришельца, какие только возможны в условиях песковетра. Это уж моя забота. Теперь о связи... У нас есть две специальные ракеты для аварийных сообщений в условиях суховея... К сожалению, эти ракеты, известные как "ракеты SOS", передают информацию только в один конец - на орбитальную станцию поддержки. Получение ответных сообщений не предусмотрено. Вы все знаете, что поднятый почти до стратосферы песок блокирует любой вид связи. Следовательно, пункт второй отпадает. Вам, господа, остаётся только выполнять пункт третий, уповая на Бога, счастливый случай, выучку и здравый смысл руководства... Удачи!
   С этими словами профессор покинул командный центр, сделав приглашающий жест начальнику гарнизона.
   Дверь за начальством захлопнулась. Заскрипели откидные сиденья - бойцы рассаживались, отстёгивая не нужную пока боевую амуницию. Артист задрал ноги в тяжёлых десантных ботинках на спинку стула и безмятежно заявил:
   - Ну, дела... Я думал, что-то серьёзное, раз в два часа ночи подняли... А тут, оказывается, какие-то чужаки прилетели. Всего-навсего...
  
   Планета наказывала нас за непонятливость и упрямое любопытство. За неуважение к себе. Экзекуция была в самом разгаре - Калаган хлестал броню нашего транспортёра гигантскими плетьми, учил уму - разуму. Мощные толчки налетающего песковетра подбрасывали и кренили тяжёлый вездеход, заставляя хвататься за подлокотники. Я посматривал на бледноватых подчинённых и видел: не только у меня замирает сердце. Все знали - если машина опрокинется, вряд ли кто сможет вернуться на базу. Человек на поверхности Калагана во время суховея, даже в скафандре, даже в силовом бронекостюме, - это абсолютная нелепица, нонсенс, вещь, которой не бывает в природе. Беднягу будет бросать и катать ветром, подкидывать в воздух, прикладывать о грунт, пока наждачный песок не перетрёт его в полную труху...
   Мы двигались к кораблю пришельцев со скоростью и упорством жука-скарабея. Так же медленно, почти на ощупь... Песок с воем и скрежетом обдирал броню вездехода, - планетарный пескоструйный агрегат работал мощно и ровно, без перебоев. Капрал Фрост, оставшийся со своим отделением на базе, подстраховывал нас с командного пункта, периодически сообщая по лазерной связи расстояние до цели. Поддержка была чисто психологическая - мы и сами видели на водительском мониторе неровную, уступчатую стену, приближающуюся со скоростью черепахи.
   В тесном десантном отсеке томились мои бойцы. Прямо напротив меня боролся за сохранение равновесия худенький Толстяк Мо. Всех умотала долгая болтанка, даже Артист помалкивал. Я смотрел на своих орлов и не видел их - я пытался вспомнить свой недавний сон, так некстати прерванный. Смутно припоминалось, что там была Лара, и это заставляло меня продолжать поиски в завалах памяти. Но вместо Лары перед глазами явился уверенный в себе, думающий на два шага вперёд научный руководитель "Калагана - 5" Клярне Водигут. Всё дело, видимо, было в том, что Лару я не видел уже несколько месяцев, а с профессором расстался всего несколько часов назад, после заседания Совета базы, где и решалось, как "действовать по обстоятельствам". Профессор выступал сдержано и деловито:
   - Я считаю, надо срочно выдвигаться на броне и обследовать чужой корабль. И чем быстрее, тем лучше! На видеозаписях видно, что сразу после появления (обратите внимание, появления, а не приземления!) в нижней части сооружения открылось множество больших проёмов. Внутри сейчас хозяйничает песковетер. За прошедшие два часа он уже проделал определённую, так сказать, работу, - с верхней части пришельца отделилось несколько составных элементов. Некоторые из них размером до половины футбольного поля! Я не знаю, что это было - исследовательские зонды, аварийные отсеки или что-то ещё. Но не исключено, что инопланетный корабль просто разрушается. Возможно, он потерпел катастрофу. Ничем другим посадку в этот кипящий песочный котёл я объяснить не могу. Шансов ничтожно мало, но, быть может, мы сможем чем-то помочь экипажу? С другой стороны, чем раньше мы окажемся около космического корабля, тем больше застанем сохранившихся предметов другой цивилизации. Вне зависимости от того, что произошло с экипажем...
   Я помотал головой, отгоняя навязчивое видение. Качка и непрерывные толчки весьма облегчали это дело. Лара, к большому сожалению, так и не появилась...
   - Матерь Божья! Что это?
   Крик лейтенанта, ведущего транспортёр, заставил всех бойцов разом повернуть головы в сторону носового отсека. Широкие мониторы перед местом водителя, играющие роль лобового стекла, позволяли видеть всё происходящее спереди в мельчайших деталях. Крупная, в десятки раз больше нашего вездехода, бочкообразная конструкция - такие обычно возвышаются посредине химических заводов, - то ли катилась, то ли скользила под порывами ветра навстречу вездеходу, слегка подпрыгивая на барханах, как большой продолговатый мяч. Всё происходило с пугающей быстротой - покрытая вмятинами выпуклая поверхность стремительно вырастала на глазах, закрывая через мгновение уже весь экран. Несколько человек, в том числе Толстяк Мо, закричали от ужаса. Я не кричал. Я сжался в комок, страстно желая, но так и не смея закрыть глаза. Лейтенант заложил резкий поворот, рискуя изуродовать ходовую часть непомерной нагрузкой. Десантники, как тряпичные куклы, дернулись и повисли на своих местах, удерживаемые ремнями. Но даже этот отчаянный рывок не увёл нас из-под удара - приближающаяся конструкция была слишком велика, настоящий многоэтажный дом. Нас спасло чудо. Я всё хорошо видел - многотонная махина ударилась о грунт прямо перед носом транспортёра и перелетела через нас. Выброшенная при ударе тёмная масса песка метнулась в лоб вездеходу подобием гигантской кувалды. Страшной силы удар сотряс машину, всех бросило вперёд. У меня хрустнули кости - я испугался, что ремень безопасности может порваться. Обошлось...
   В наушниках после недолгого молчания раздался облегчённый вздох, затем насмешливый голос господина Водигута заполнил эфир:
   - Что, вояки, штаны не отсырели? Эта хреновина оторвалась от общей конструкции всего секунду назад. Мы даже не успел вас предупредить...
   Я перевёл дух. Поёрзав на сидении, почувствовал, что действительно весь мокрый - вспотел от непомерного напряжения. Не поседел ли, случаем? Начало было весьма многообещающее...
   Вновь щёлкнул селектор общей связи. Искажённый помехами голос Форста сообщил:
   - До объекта примерно сто метров...
   Да мы и сами это видели... Борт чужого корабля возвышался исполинской стеной, по краям уходил к горизонту, плавно загибаясь вдалеке, верхняя же часть терялась в бордовом небе. В основании сооружения темнели огромные порталы, способные пропустить в себя небольшой круизный корабль. Вблизи чужая конструкция выглядела совершенно нереальной, немыслимой по земным меркам. Подобно каменной стене древней крепости, инопланетная машина состоял из огромных элементов самых разнообразных и причудливых форм. Их объединял только цвет - коричневато-бурый. Каждый "камень" этой циклопической кладки имел размеры не меньшие, чем та огромная цистерна, нагнавшая на бравых космопехов немалого страху. При пристальном рассмотрении казалось, что эта стена дышит под яростными порывами песковетра; каждый элемент её колебался и вибрировал отдельно, независимо от соседей, готовый оторваться в любой момент. Невероятно, но я в этот момент воспылал энтузиазмом первопроходца, чувствуя непреодолимое желание побыстрее оказаться внутри ближайшего проёма. Похоже, не я один испытывал нечто подобное, потому что лейтенант заметно прибавил скорости. Мы въехали под тёмные своды, погоняемые чувствительными толчками песочного ветра...
  
   Белое пространство, окружающее меня, медленно наполнялось очертаниями и формой. Я приходил в себя - под одеялом, на хрустящей простыне. Я повёл глазами вокруг - более энергичным движениям мешала затёкшая шея и толстая повязка на ней. Ого, да это же медицинский блок - вот почему всё вокруг сияет белизной...
   Я хотел пощупать лицо и с удивлением обнаружил на правой руке обширную повязку. Особой боли, тем не менее, не ощущалось. Впрочем, я не чувствовал и всего своего тела. Что же это такое? Я ранен? Похоже, меня не слабо приложило... Кто? Когда? Ничего не помню...
   За прозрачной перегородкой я углядел живого человека. Девушка в зелёном халате медсестры что-то писала за столом, две чёрные косички трогательно опускались на её плечи. Медсестра заметила моё слабое помахивание и вскоре оказалась рядом. Очень теплая улыбка... Кажется, я её уже встречал раньше. Девушка поправила подушку и одеяло.
   Я с усилием разлепил непослушные губы. Неприятное ощущение, словно я не разговаривал много месяцев и почти разучился это делать.
   - Что... со мной?
   - Вы, капрал Бранди, уже почти в полном порядке. Ваши раны очень хорошо заживают - вы просто молодец!
   Девушка оглянулась на дверь и, наклонившись, добавила нечто не совсем понятное:
   - И большой вам привет от Мо. Он просил передать, что очень сожалеет о случившемся...
   Ага... При упоминании Толстяка Мо в голове моей что-то беззвучно щёлкнуло - я вспомнил собеседницу. Это же подружка моего бойца!
   Видимо, я резко пошевелился - в теле проснулась боль. Словно сотни иголок впились в спину и в её нижнее продолжение. Я испуганно замер и лежал неподвижно, пока боль не утихла. И что удивительно, этот неприятный момент вызвал в моей памяти нечто подобное.
   Я вспомнил своё давнишнее сновидение. То, которое прервал сигнал тревоги...
   Это был даже не полноценный сон, это было скорее дремотное воспоминание. Забавный случай, который я любил вспоминать, скучая по своей подруге. Несколько лет назад мы с Ларой проводили отпуск на Земле, путешествуя по городам Америки на магнитном каре, копирующем открытый автомобиль конца двадцатого века. И частенько отдавали предпочтение свежему воздуху, игнорируя гостиницы и мотели, останавливаясь на ночной привал прямо у дороги. Укрывшись толстым пледом, мы тесно прижимались друг к другу на широком заднем сидении. Огромная чаша звёздного неба служила нам и потолком, и экраном открытого кинотеатра. В ту памятную ночь мы, налюбовавшись на звёзды и метеоры, уже засыпали...
   Меня разбудили недовольные вскрики Лары, потом я и сам ощутил весьма болезненные укусы во все части тела, но больше - вдоль спины. Оказывается, мы остановились в двух шагах от огромного муравейника! Низкорослый кустарник и высокая трава помогла мелким членистоногим воинам проникнуть в нашу машину. Бормоча проклятья, я включил мотор и отъехал на безопасное расстояние. При слабом свете салонного светильника я начал было уничтожать нежданных пришельцев свёрнутой газетой, но Лара перехватила мою руку. Она жалела муравьёв! В чём-то она, конечно, была права - мы чуть не наехали на муравьиный город, явившись нежданными и опасными гостями. Полчаса мы освобождали салон от визитёров, набирая их на газету и вышвыривая подальше. Заодно и я, и Лара снимали одежду, вытряхивая кусачую мелочь. Потом мы смотрели друг на друга и смеялись, как ненормальные. Мы были уже почти раздеты... Было бы не разумно не использовать это обстоятельство. Мы любили друг друга, как никогда, и редкие укусы оставшихся в салоне муравьёв только добавляли азарта и веселья...
   Мои воспоминания прервал шум открывающейся двери и голоса посетителей. Гостей было много - и в форме Космодесанта, и в штатском. Были господин Водигут, и наш лейтенант, несколько генералов, ещё какие-то чиновники с депутатскими значками Галактического Совета. У меня даже закружилась голова от обилия важных персон. Незнакомый генерал Космических вооружённых сил, большой и важный, присел ко мне на краешек кровати и спросил сочным басом:
   - Как самочувствие, солдат?
   И не дожидаясь ответа, протянул руку назад. Кто-то очень быстро и ловко сунул ему маленькую белую коробочку.
   - Поздравляю, солдат! Теперь ты - Герой Галактического Содружества, пример для нашей молодёжи. Да и для старых пердунов - тоже...
   Вокруг вежливо посмеялись. Генерал прицепил мне на халат сверкающую острыми серебристыми лучами Звезду Героя. Защёлкали, зажужжали видео и фотоообъёмные камеры. Потом и все остальные гости захотели сняться вместе с новоиспечённым Героем. Толпа окружила мою кровать, размещаясь поудобней. Я закрыл глаза - голова шла кругом, всё происходящее казалось абсолютно нереальным бредом...
   Видимо, медики всё же контролировали моё состояние, потому что гости очень скоро удалились. Наступившая тишина явилась настоящим блаженством. Но ушли не все - остались лейтенант и господин Водигут.
   Командир положил у моего изголовья небольшой свёрток, пахнущий пирожками.
   - Это тебе от наших ребят, Макс. И от меня тоже...
   Я внимательно посмотрел на нашего командира. Что-то в его облике неуловимо изменилось. И не детали формы были в этом виной, хоть я и видел на его мундире новые майорские нашивки и такую же Звезду Героя, как и у меня. Что-то изменилось о взгляде, в манере разговора. Юноша превратился в мужчину? Похоже... Но, прежде всего, мне хотелось знать, что же произошло на самом деле. За какие такие дела я стал одним из самых почитаемых людей в освоенном космосе? И кто, чёрт подери, разворотил мне спину и зад?
   Я открыл рот для вопроса, но в моей голове опять что-то щёлкнуло. Две истории - та, приснившаяся, про земных муравьёв, и нынешняя разведывательная компания наложились друг на друга, приобрели общую основу. И там, и там фигурировали огромные машины чужаков, вторгшиеся без разрешения на чужую территорию. Обе - в опасной близости от родной базы! Я живо и ясно представил себя в роли насекомого, пробирающегося в чужой салон. Неудивительно, что я ранен. Меня, наверно, сильно хлопнули газетой? Кого-то покусал?
   Я с усилием произнёс:
   - Мы - как муравьи...
   Профессор Водигут наклонился ко мне:
   - Что? Что ты сказал?
   Я повторил окрепшим голосом:
   - Корабль остановился у обочины, не так ли? Экипаж просто хотел недолго передохнуть... Скоротать ночь... А мы, как муравьи, полезли внутрь и получили на орехи за бестолковость и любопытство. Не так?
   Клярне Водигут только с улыбкой покачал головой в ответ на мой вопросительно-тревожный взгляд.
   - Да ты, брат, ничегошеньки не помнишь... Лечебный наркоз, видимо, ещё не отошёл...
   Профессор присел на кровать, как раз туда, где от генерала осталась заметное углубление. Он посмотрел на моего командира и спросил его, улыбаясь:
   - Может, ничего ему и не рассказывать? Сочиним какую-нибудь героическую сказку, и пусть в неё верит...
   Я промычал что-то возражающее.
   Водигут вздохнул.
   - Что ж, хочешь правду - получай... Твоя гипотеза о привале на обочине выставляет нашу цивилизацию в не очень славном свете. Муравьи, говоришь? Это ещё ничего, терпимо... Так вот, действительное положение вещей даже более неприглядно. Настоящий удар по нашему земному самолюбию. Мы ведь привыкли считать себя покорителями вселенной. А что ты, капрал, скажешь о тараканах, ползающих по мусорному ведру с отходами? Такая роль тебе нравится?
   Я молчал, пытаясь вникнуть в слова профессора. Скажу прямо - получалось плохо. Зато перед глазами замелькали обрывки воспоминаний - память кусками, урывками возвращалась в мою бедную контуженую голову. Видимо, действительно прочищались мозги...
   ... Вот мы двигаемся ещё под защитой брони - вездеход описывает круги, поднимается по одному из многих спиральных подъёмов. Общий, продуваемый насквозь холл остался внизу. По бокам мелькают чёрные проёмы боковых ответвлений, но мы не останавливаемся, не сворачиваем - здесь, в спиральном коридоре, вовсю хозяйничают песок и ветер. Необходимо подняться выше, где "дружеское" воздействие калаганской атмосферы снизится до приемлемого скафандрами уровня. Лейтенант отмечает несколько мощных всплесков радиации в боковых ходах, а потом и вовсе кричат, пугая личный состав:
   - Есть! Есть контакт!!!
   На дисплее командира слабо высвечивается размытое розовое пятно - датчики уловили признаки органической жизни. Мы сворачиваем в боковой проход...
   ... Моё отделение вытянулось цепочкой, освещая обшарпанные стены огромного металлического ангара лучами тактических фонарей. Я возглавляю жиденькую колонну из десяти бойцов, Левски - в середине. Вокруг высятся огромные насыпные конуса, настоящие рукотворные горы из белой каменной крошки. Мы находимся в самом центре корабля - песчаная буря напоминает о себе только легким дрожанием пола. По барханам медленно скатываются камушки, оставляя неровные следы. Как же эти барханы перенесли космическое путешествие и не рассыпались в невесомости? Я останавливаюсь, поражённый неожиданно возникшим вопросом. Да и вообще, зачем на космическом корабле щебёнка, да ещё в таком большом количестве - это же не топливо, не продукт питания? Транспортные перевозки? Из размышлений меня выводит крик лейтенанта:
   - Внимание! Капрал, внимание! Оно приближается!
   Я так не успеваю спросить, кто это - "оно"... Через мгновение я сам вижу огромную вытянутую тень у вершины ближайшего бархана. Размером с хорошую лошадь, существо весьма напоминает хищное насекомое. По крайней мере, множество членистых ног, клешнеобразные передние конечности и блестящий в лучах фонарей сегментный панцирь вызывают именно такие ассоциации. Существо стремительно приближается, загребая щебень множеством лап. Первое и инстинктивное желание - надавить на курок автоматического карабина. Но я сдерживаюсь - а вдруг это гуманоид? Хозяин корабля? Но уж больно резво скачет... Ох, не к добру... Накинуть на него сеть? Да, пожалуй, это самое разумное... Но командир отделения, по уставу, не носит зарядов с накидной сетью. Я оборачиваюсь назад и кричу Толстяку Мо, оказавшемуся рядом:
   - Сеть! Из подствольника - сетью! Огонь!
   Боец растерялся, бестолково ощупывает свой пояс в поисках нужного заряда, сам же не отрывает взгляда от стремительного чудовища. Проклятье, на Мо надежды нет... Жуткое существо преодолевает уже последние оставшиеся метры. Я решительно вскидываю карабин. Тут уже не до колебаний: нападёт - буду стрелять...
   К счастью, мою команду по внутренней связи слышали и другие бойцы - кто-то успел зарядить и метнуть сеть в чудовище. Сверхпрочная синтетика, однако, не может сдержать надвигающуюся массу. Огромное существо вздымается надо мной, поднимая шипастые клешни в угрожающем движении. Свет налобного фонаря освещает брюхо этого ожившего кошмара, все его шевелящиеся многочисленные суставы, сегменты и прожилки. И очень зубастую пасть... Яркая вспышка и сильный толчок в спину прерывают памятный эпизод...
   Я возвращаюсь в реальный мир, участливое лицо профессора склоняется надо мной.
   - Господин капрал, по вашим глазам видно, что вы многое вспомнили. Многое, если не всё... Вопросы есть?
   Я энергично закивал:
   - Есть, конечно, есть! Эта тварь... Что... или кто это? Мы убили её?
   Профессор хмыкнул.
   - Судя по всему, это какой-то мелкий местный паразит. Ну, вроде нашего таракана или крысы. Разберёмся... Тебе, капрал, с одной стороны сильно повезло, что Толстяк Мо по ошибке вставил в подствольный гранатомёт боевой заряд вместо накидной сети. Этого таракана с повадками леопарда просто разорвало на части. За мгновение до того, как он разорвал тебя. Так что бестолковый Мо фактически спас тебе жизнь. Ну, правда, он при этом и шкуру тебе немного попортил, но это уже мелочи, на которые настоящие мужчины, особенно Герои Галактики, внимание не обращают... Не так ли?
   Я откинулся на подушку, бормоча:
   - Погоди, Мо, я до тебя ещё доберусь... Я тебе устрою такую песочную баню...
   Но всплыл ещё один волнующий вопрос. Я вернулся в сидячее положение.
   - А что с экипажем корабля? Обнаружен? Спасён?
   Клярне Водигут почесал подбородок в некотором смущении.
   - Я же, кажется, уже говорил, капрал... В мусорном ведре обычно не бывает экипажа...
   - Что-о-о?
   - Да, капрал. Вся эта огромная махина - вовсе не космический корабль. Это огромное сборище всевозможного ненужного хлама неведомой пока нам цивилизации. Гигантский одноразовый мусорный контейнер, где вы проводили свою героическую разведку, не имеет ни двигателей, ни систем жизнеобеспечения... Какие-то умники - похоже, через подпространство - сбрасывают свои отходы на Калаган в период суховея, а песковетер превращает всё это в мелкую пыль. Неплохо, надо признать, придумано...
   Я закрыл глаза. Да, попал Макс Бранди в историю! Лара весьма остра на язык, и не даст мне проходу с этой инопланетной помойкой. Надо же, Герой Галактики! Герой, воюющий с тараканами...
   Профессор тем временем продолжал:
   - Не переживай! За простую мусорку, даже столь огромную и инопланетную, вряд ли бы так просто раздавали высокие награды. Мы обнаружили много остатков высокотехнологичной техники, обломки летательных и космических аппаратов, наземного транспорта. Есть даже несколько цехов какого-то завода! Многое удалось спасти до того, как песковетер развеял эту башню в пыль и прах. На Земле потирают руки - столько добра! И безо всяких лицензий! Шутки шутками, но технологический прорыв в ближайшие годы нам обеспечен. И твоё безбедное будущее - тоже. Завтра прилетает твоя Лара - я взял на себя смелость её пригласить. Впереди у тебя месяц отпуска, денежное приложение к Звезде Героя очень и очень неплохое, можете лететь отдыхать, куда захотите... Чёрт калаганский тебя побери, капрал, я даже начинаю тебе завидовать!
   Я не мог сдержать счастливой идиотской улыбки от уха до уха. Надо же, завтра я увижу Лару... Уж я постараюсь сделать так, что бы мы больше не расставались. Кажется, я и сам себе уже начинал завидовать. Вот тебе и Калаган, скучная песочная дыра на краю вселенной! Как всё, однако, интересно повернулось...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Демина "Одинокий некромант желает познакомиться"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 10. Один за всех"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) П.Лашина "Ребята нашего двора"(Научная фантастика) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"