Манько Мария Геннадьевна: другие произведения.

Ночь поцелуев или Одесский Декамерон

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Действие повести происходит в разных местах, городах, странах и с разными людьми. Каждая из глав, а всего их 9, это новая история, которая происходила в жизни близких для Марии М. людей. Истории друзей писательницы, подтолкнули к самой идеи написания книги: всех персонажей соединяет воедино - Поцелуй. Он же является главным героем, которого называют ·свадьбой душЋ. Это и стало изюминкой данной повести, ведь ранее мало где можно было увидеть в роли главного персонажа романтический акт.


   Серия "Романтическая эротика"
  
   МАША М.
  
  
   Ночь поцелуев или Одесский Декамерон
  
  
   Начало,
   в котором автор объясняет, как возникла столь неожиданная идея
  
   Кому пришла в голову идея отметить получение диплома сугубо в девичьей компании, я уже не помню. Может быть, и мне самой, Шампанское в изрядном количестве пробуждает и более дурацкие мысли. Так или иначе, но собираться, кроме как у меня, нам было негде, и, слегка протрезвев после трех чашек крепчайшего кофе, я уже шла за продуктами на вечерний девишник....
   Часы показывали начало пятого и уже начала немного паниковать, чувствуя, что не успеваю все приготовить к девяти часам вечера. К счастью, Света любезно согласилась мне помочь. Без нее я бы не справилась вовремя, хотя и привыкла все делать быстро.
   Со Светой я общаюсь с того момента, когда мы вместе ходили на подготовительные курсы в медицинский университет. Она худенькая, но с широкими бедрами и аппетитной попкой. Огромные синие глаза, густые длинные светлые волосы и выразительные черты лица. Ее трудно назвать красавицей, но глядя на нее, все в один голос говорили:
   "девушка с изюминкой". Она была принципиальна, разумна, и, хотя не обладала большими способностями, твердо шла к своей цели - получить "красный диплом", что ей и удалось.
   Но меня больше восхищали ее отношениями с парнем, которые длились уже четыре года. Сколько у меня за это время поменялось поклонников, я даже не берусь сосчитать, а Света со своим парнем неизменно были вместе....
   Собирались у меня, потому что в нашей группе я была единственной обладательницей двухкоматной квартиры, не делившей ее ни с кем другим. Моя квартира довольна уютна, может, потому, что гости здесь - редкость. Поэтому светлые стены, что называется, пропахли мной. Большие коричневые кожаные диваны и кремовые подушки на нем примяты от моего тела, свет сквозь светлые шторы всегда падал только на меня, а на фотографиях была только я с родителями. В этой облюбованной квартирке повсюду были лишь отпечатки моих пальцев, их эксплозивный рисунок.
   Но в тот вечер в моей квартире должно было собраться небывалое количество гостей и я решила устроить итальянский ужин. Тем более, что совсем недавно мне привезли из Рима белое вино "Chianti Geografico Le Mura Bianco".
   Я старалась, чтобы все выглядело наилучшим образом. Правда, до конца еще не было известно количество гостей, но после того, что Света обзвонила всех, выяснилось, что нас будет девять человек.
   Стол я накрыла скатертью оливкового цвета. Поставила большие белые тарелки, возле каждой положила вилки с ножами, тканевые белые салфетки на тарелки и дополнительные бумажные салфетки. Затем поставила бокалы под вино и стаканы под воду. Стол украсила двумя фарфоровыми подсвечниками с тремя свечами в каждом. Посередине стояла стеклянная ваза с ромашками. Я люблю эти цветы; глядя на них, мне всегда хочется улыбаться.
   За полчаса до назначенного времени все было готово, и я пошла переодеться.
   Одела тонкое синее шифоновое платье чуть выше колена. Подвязала талию белой лентой и завязала бант. Шею и уши украсила жемчугом. Подколола волосы, чтобы не мешали, подчеркнув изящную шею. Посмотрела на себя в зеркало и осталась довольна: выгляжу как небесное облачко!
   Но в душе было чуть тревожно. Ведь мне предстояло стать связующим звеном этой разношерстной компании. Не все девушки, откровенно говоря, мне были приятны, да и я, знаю, нравилась далеко не всем. Но в этот вечер мне хотелось, чтобы всем было приятно и хорошо. Все-таки проучились вместе пять лет и неизвестно, встретимся ли еще когда-нибудь...
   Первой пришла Наташа. Увидев стол, где красовались нарезки сыров "Горгонзола", "Камамбер", "Маскарпоне" и "Рикотта", между которыми лежали зеленые виноградинки; артишоки, помидоры, салат-лутук и печеные баклажаны, огромные оливки в глубокой пиале, чиабатта, гриссини и еще кое-какие вкусные вещи, она восхитилась:
   - Ой, как здорово!
   Наташа присела за стул, расправив белое ленное платье, чтобы не примялось. Она почти самая старшая в нашей группе - ей уже двадцать восемь. Она довольно привлекательна, но с мужчинами ей почему-то не везет. Может, потому что ищет серьезных отношений, а, точнее сказать, хочет не столько замуж, сколько убежать от родителей. А мужчины это чувствуют, так что Наташа все пять лет нашей учебы находилась в безрезультатном поиске.
   Второй пришла Алена. Ах, эта Алена! Я всегда улыбаюсь, когда слышу ее голос с инфантильными нотками. Она в любом обществе по-детски требует внимания к себе. Глядя на нее, невозможно поверить в то, что девушка с таким инфантильным взглядом и интонациями уже успела побывать замужем и даже отхватить после развода квартирку от бывшего супруга. Да, в том, что касалось ее интересов, она готова была кому угодно перегрызть горло.
   Третий звонок в дверь был таким слабым, что я сразу поняла - это пришла Тоня. Мне всегда нравилась эта скромная девушка из села под Одессой, как-то тихо и незаметно жившая в общежитии.
   Приятно удивляло в ней наличие вкуса. Ее каре отлично сочеталось с тонкими чертами лица, и, судя по одежде, она хорошо понимала достоинства и недостатки своей фигуры, довольно-таки умело скрывая последние.
   В университете и в общежитии Тоня всегда ходила хвостиком за Галей. А вот Галя - совсем другой экземпляр. Отличница и активистка, но не спортсменка, что выдавал ее булочный животик. Я помню, как на первом курсе Галя рыдала из-за четверки по украинскому языку. Но разве может тянуть на "отлично" ее деревенский суржик?! Но самое интересное: Галя все-таки вымолила свою пятерку. Она привыкла унижаться и выпрашивать оценки, хотя и много училась.
   Открывая дверь, я уже знала, что они пришли вдвоем. И не ошиблась. Впереди стояла Галя, в потертых джинсах, которые обтягивал поддельный пояс "D&G", и желтой, облегающей до неприличия, майке.
   - Здорово!
   Галя накинулась на меня и сжала так, что я почувствовала себя селедкой в консерве!
   - Привет! - робко послышалось из-за Галиной спины.
   Это была Тоня. На ней было длинное белое платье, украшенное большим розовым цветком. Как обычно, мила и стеснительна. Я всегда говорила, что Тоня - это тот тихий омут, в котором черти не водятся.
   Ровно в десять пришла Катя, хотя она и жила дальше всех. Но пунктуальность всегда была главной чертой ее характера. Впрочем, и единственной ее характеристикой. Крашеная блондинка с бедрами-ушками и очень мелкими чертами лица, Катя была, мягко говоря, глуповата. Она не читала книг, и в общем разговоре способна была разве что повторить фразы, которые где-то услышала. Часто это было совсем неуместно, но мы к этому привыкли и на ее глупости старались не обращать внимания.
   Сабрина, как всегда, опоздала на десять минут. Она это делала специально, рассчитывая таким образом привлечь к себе особое внимание. И это ей удавалось. Ведь мужчины всегда обращают внимание на таких девушек - высокая, худая, с шикарными рыжими волосами да еще и с грудью третьего размера. Ее высокомерный взгляд, не подкрепленный умом, меня раздражал. Она ничего не умела делать в жизни, кроме как следить за своей внешностью.
   Но если и была в ее голове хоть одна извилина, то наверняка та, которая отвечает за меркантильность. Ибо разводить мужиков на дорогие подарки Сабрина умела просто гениально. Вот и сейчас она сверкала новыми украшениями от какого-то "папика". А ключи от машины она небрежно бросила на столик в прихожей. Но все эти понты мы уже знали, потому ее поведение воспринимали снисходительно.
   Последней пришла Виктория. Но никто не удивился и не обиделся; она была самой старшей из нас, в 30 лет имела семью и шестилетнего ребенка. Однажды я увидела ее мужа, и мне стало жаль Викторию: показалось, что она достойна большего, чем этот мужик со жлобским взглядом в футболке "Adidas". Я уважала ее за терпение и спокойствие, с которым она воспринимала жизнь, хотя в глазах явно читались признаки замученности и усталости.
   Все сели за стол. Я подняла бокал с белым вином, которое уже успела разлить Света.
   - За наш диплом!
   Алкоголь быстро объединяет людей. Мы с удовольствием вспоминали разные курьезы, которых было так много за пять лет учебы, перемывали косточки нашим преподам и тем однокурсникам, кто не пришел на нашу встречу. В какой-то момент у Алены пикнула смс. Она прочла ее и перебила беседу.
   - А вы знаете, что сегодня шестое июля, а это Всемирный день поцелуя!
   - За это надо выпить! - немедленно отреагировала Галя, которая и без того уже успела как следует набраться.
   Мы выпили и тут Алена хитро улыбнулась:
- Девчонки, у меня недавно был такой поцелуй! Хотите, расскажу?
   Конечно, мы хотели. Вот так этот вечер, который не предвещал никаких неожиданностей, открыл нам друг друга совсем с других сторон...
  
  
   Глава первая, в которой Алена в одном и том же кафе теряет одного, но находит другого возлюбленного
  
  
   - Вы знаете, как я обожаю кофе, - начала Алена. - Этот бодрящий напиток полон чувственности. Лишь после того, как привыкнешь к его горечи, можно ощутить истинный вкус обжаренных зерен. А как отличается первый глоток от последнего! Первый -- как жажда вкуса, последний - как жажда наслаждения....
   На этот раз мы сидели с подругой в кафе, пили кофе и наслаждались разговором. Пару месяцев назад я прочла книгу в черной обложке, на которой были изображены две белые перчатки. Это была Оксана Робски "День счастья -- завтра". Мне нравятся ее книги, нравится погружаться в мир Рублевки. Особенно мне запомнилась одна фраза: "Земля устроена как абрикос: твердая внешняя оболочка, горячее ядро -- косточка и воздушное пространство между мякотью и косточкой...".
   - А где же мы тогда - внутри абрикоса? - спросила меня подруга.
   Я задумалась, машинально взглянув вверх, и наткнулась на взгляд мужчины, сидевшего на втором этаже. Этот взгляд унес меня в мир воспоминаний. В его серых глазах я читала свое прошлое....
   Это было шесть лет назад, но я помнила все до мелочей. В тот вечер на мне было тонкое шелковое черное платье, подчеркивавшее талию коричневым поясом. Прозрачный шарфик телесного цвета легко развевался, когда я зашла в ресторан "La veranda". На столе, накрытом белой скатертью, уже стояли два бокала ароматного вина. Александр был в костюме Brioni, черно-белого стиля. Я оценила его вкус: мы элегантно смотрелись вместе.
   Он встал при моем появлении и учтиво наклонил голову: "Здравствуй, Алена!"
   Когда тебе 16 лет, учтивое внимание взрослого мужчины может вогнать в ступор. Так было и со мной. Мне было сложно говорить, дышать, думать. Я замерла и вместе с мной как бы замерло время. Мы стояли друг напротив друга. Глаза - в глаза. Свет - в свет.
   - Добрый вечер, - эти несколько секунд показались мне вечностью.
   Он пододвинул мне стул и, дождавшись, пока я села, сказал:
   - Я заказал по бокалу красного вина и сырную тарелку. Взял на себя такую смелость.
   - Ты угадал!
   Я была игрива и весела.
   - А ты такая же - красивая и светлая, - Александр говорил о нашей первой встрече.
   Я краснела от волнения, но отчаянно пыталась скрыть это.
   -- Можно, здесь я просто улыбнусь?
   -- Тебе все можно, -- многозначительно проговорил, поднимая бокал, чтобы произнести тост.
   Открылись запонки из черных камней, оправленных в золото, и... обручальное кольцо. Я ожидала от нашей встречи все, что угодно, но только не этого. Меня словно сбросили с неба на землю. Не было сил бежать, ноги стали ватными, и вино превратилось в яд, сжигавний меня изнутри.
   -- За нашу встречу! - провозгласил Александр с загадочной улыбкой.
   - А я буду пить за правду!
   С этими словами я опрокинула в себя красное снадобье и, глядя в его непонимающие глаза, спросила прямо:
   -- Ты женат?
   -- Но я несчастлив и не люблю ее, мое сердце свободно!
   Нет зрелища ничтожнее, чем лгущий мужчина.
   -- Сердце свободно, но рука -- нет.
   -- Со временем все возможно.
   -- А я не хочу ждать и унижаться. Любовница -- не мое место. Ты что, думаешь, будто я из тех девушек, чьи роли всегда за кадром?
   -- Но ты будешь на первом, - он продолжал неуклюже оправдываться.
   -- Есть принципы, через которые я не переступлю никогда!
   Мне хотелось плакать, но надо было держать марку. Лишь когда я выскочила из ресторана, полились слезы, потекла тушь. Я шла по бордюру и сбивала черные туфли, хотя плитка была выложена идеально. Обида гнала меня. В глаза бросилась витрина ювелирного магазина. Там я увидела кольцо, и злость стала еще сильнее. Как все это было символично!
   Настойчивые сигналы из машины заставили меня обернуться.
   -- Алена...
   -- Молчи, прошу, молчи! -- я орала не оттого, что была далеко. Это был крик боли.
   -- Давай поговорим, я все объясню!
   -- Снимешь кольцо и будешь врать, вешать мне лапшу на уши... Нет, не хочу. Уезжай!
   Из меня бил подростковый максимализм и наставления родителей...
   Это было шесть лет назад и сейчас мне стало немного грустно. Я сожалела о мире, который мне не довелось узнать.
   - Алена, что случилось? - подруга проследила мой взгляд и увидела Александра.
   - Ничего, просто я осматриваю кафе.
   Это была глупая отмазка, поскольку в "Баффало 99" мы бывали практически каждый день, но в тот момент я не придумала ничего более умного. А чтобы оправдать свои слова, я и в самом деле начала оглядываться по сторонам.
   "Баффало 99" - привычное место для coffee time. Оно состоит из двух этажей. Второй этаж расположен так, что сидя за столиком на диванчиках, можно незаметно наблюдать за людьми на первом этаже. Два больших телевизора обычно показывают новости или спортивные соревнования. Когда транслируют футбольный матч, тут все столы зарезервированы. Стены - табачного цвета, висят большие круглые часы с арабским циферблатом. В зале для некурящих столики расположены под окном. Видимо, некурящим можно созерцать солнце из окна, в то время как курящие лишь обозревают друг друга в неярком свете люстр. Четыре люстры покрыты желтой тканью с бахромой, на которую подколоты красные бумажные цветочки с желтыми серединками, как символ весны. На втором этаже точно такие же светильники, только маленькие. Свои вещи посетители оставляют на деревянные вешалках, или в гардеробе, который закрывается тяжелой бордовой тканью....
   Настроение было испорчено и мне пришлось возвращаться в свою одинокую квартиру, где давно уже не ощущаю тепло....
   Я приготовила салат и включила компьютер. В вечера, переполненные необъяснимой грусти, меня спасает "сайт знакомств". Он хорош тем, что тут никто не скрывает своих истинных желаний. Хамы не пытаются казаться вежливыми, сексуально озабоченные не скрывают своих намерений. А еще забавно наблюдать, как самомнение людей зашкаливает до невиданных высот. Очкарики становятся мачо, а "серые мышки" -- развязными телками. И только одно объединяет всех: никто не хочет просто быть самим собой.
   Потому не обольщайтесь, что благодаря сайту знакомств у вас появится много вариантов, как хорошо провести вечер. Или отыщется хотя бы один мужчина, который вас чем-то заинтересует. Фоток много, а манящих взглядов можно перечислить по пальцам. Но не могу сказать, что ситуация настолько плачевна. Это - рулетка. И каждый ведет свою игру с азартом...
   Процентам семидесяти мужчин я даже не отвечаю, поскольку они сразу пишут о том, что хотят видеть меня в постели. Это, конечно, лестно, но тупой звериный инстинкт меня не захватывает. Процентов двадцать перемещаются в список игнорированных после обмена несколькими фразами. А это уже зависит от моих ощущений и желаний. На одну и ту же банальную фразу я кому-то я отвечу, а кому-то нет. Но часто минуте на пятой-десятой выясняется, что у мужчины множество проблем - и не только материального плана, а и того, что мы называем "тараканами в голове" или "скелетами в шкафу".
   Ну, вот, неужели не понятно, что если мужчина говорит о своей бывшей жене как о настоящей, то он не пережил развод. А если плохо отзывается о своих предыдущих отношениях, то этим характеризует себя как мазохиста, который терпел измены, разные прихоти или просто глупость.
   Итак, остается максимум десять процентов, которые могут вызвать интерес. Но стоит ли встречаться? Кому-то эта проблема может показаться очень сложной, но я давно ее решила. Все зависит от того, в какое кафе он меня приглашает. Не удивляйтесь. Это очень точно характеризует мужчину. Он будет сидеть там, где ему комфортно. Значит, ритм этого кафе соответствует его ритму жизни. Или же он пригласит вас в место, где бывает редко, но и тут сразу понятно, в какой обстановке он вас видит, с каким местом в своей жизни ассоциирует.
   Мой совет девушкам: никогда сами не выбирайте место встречи: это своеобразная проверка для мужчины....
   В общем, после приглашения в кафе еще пять процентов оказывается в игноре. Из оставшихся пяти процентов выбираю того, чей голос в трубке понравился. Но на первую встречу отвожу не более тридцати минут. Человек или возбуждает желание увидеть его снова, или нет. И хотя есть разные теории о "трех свиданиях" и тому подобное, но времени у меня не так много, чтобы тратить его на человека, который изначально неинтересен....
   Но в этот раз не отыскалось никого, с кем хотелось бы встретиться, чтобы хотя б на вечер забыть свою недавнюю скучную замужнюю жизнь.
   Я пошла на кухню, чтобы приготовить кофе с молоком и уже собиралась включить какой-нибудь романтический фильм, когда вдруг получила сообщение от какого-то Сергея:
   -- Добрый вечер! Чего вы убежали сегодня из Баффалино?
   Я посмотрела анкету своего виртуального собеседника и обнаружила, что он из Киева. Хотела уже слегка расстроиться, как пришло разъяснение:
   - Я местный шифруюсь просто. Не хочу, чтобы знакомые знали, что я здесь.
   И понеслась переписка, в результате которой я узнала, что Сергей окончил тот факультет, где я училась. А сейчас он занимается бизнесом в сфере медицины...
   Обычно мужчины при знакомстве говорят заезженные фразы, в чем сразу чувствуется фальшь. Сережа мне понравился тем, что в его словах не звучало ничего обременяющего. Все было легко и просто. Заснула я, подумав "Как неожиданна и прекрасна жизнь...".
   Утром я проснулась от радостного ощущения, что есть Солнце. Оно весь день светило мне в глаза и светилось в моих глазах... Но я ждала вечера....
   Давно я не одевалась для кого-то. Это совсем другое чувство, чем обычно. Я одела белую рубашку с жабо с глубоким вырезом и черную юбку до колена. Накинула черный пиджак, который застегивается на одну пуговицу. Из украшений надела золотую цепочку с подвеской из трех колец: белое, желтое, розовое золото, что символизирует веру, надежду и любовь. Его подарил мне муж, когда мы отмечали год нашей совместной жизни. Но сейчас мне кажется, что это было не со мной, как в чужом сне.
   - Ну, вот я в Бафалино! - весело присела за столик к подруге.
   - Как -- как?
   Подруга удивилась, что я так называю кафе. Но я такой человек, что при общении незаметно перенимаю некоторые привычки другого. А Сережа именно так называл "Бафалло" в нашей переписке.
   - Да это просто моя интерпретация! Настроение хорошее! - отмазалась я, присаживаясь за столик.
   Мои глаза тут же начали искать Сережу. Я смотрела в лицо каждого мужчины, но ни одни глаза не передавали мне той энергии, которую я получила при переписке. Полчаса пролетели в монологе моей подруги. За все это время я сказала лишь одно:
   - Как-то мы неудачно сели!
   - Ален, ты о чем? - подруга не поняла значение моей фразы.
   - Да, неважно! Продолжай...
   Еще десять минут уверили меня в том, что вчерашняя переписка была лишь игрой, и я глупо поверила в реальность того, что он держит слово. На меня накатила волна злости. Неужели он решил заинтересовать меня тем, что не прийдет?! Нашел себе игрушку, я и сама с кем хочешь поиграю!
   А ведь как я бежала за теплом, которое хотела видеть в нем... А, может, я обманывала себя и мне нужны были новые интриги. Те, процесс которых я еще не познала. Охотясь за новыми схемами, я искренне отдаюсь каждой из них, верю в неповторимость и эксклюзивность сюжета....
   Для развлечения я решила пофлиртовать с официантами.
   - Пришла вас увидеть! Так соскучилась по вам! Ужас просто!
   На "вы" с маленькой буквы я их называла, потому что не утруждала себя запоминанием имен.
   - А пора бы тебе оставить свой номер телефона!
   Зачастую официанты не понимают, что я шучу, не сокращая дистанцию между нами. Они же ее легко переходят. Я рассмеялась.
   - Я не оставляю номера телефонов!
   - Тогда я напишу свой! Позвонишь вечерком! Я работаю допоздна!
   Он принес бумажку с номером телефона и подписался "Виталик". При этом как-то непонятно для меня хихикал. И тут я обратила внимание на его салатовую рубашку с золотой прямоугольной табличкой "Станислав". То была шутка со сменой имени. Я сделала вид, будто это так оригинально с его стороны.
   - Станислав -- Виталик! Рассчитайте нас!
   Но мне принесли не только счет. Вместе с ним лежала записка: "Посмотри наверх".
   Я подняла глаза. На втором этаже брюнет в черном свитере с мягкими чертами лица смотрел на меня не отрывая глаз и подмигнул. Я резво улыбнулась! Это был именно он.
   Теперь я была спокойна. И встала, чтобы уйти, но обязательно вернуться.
   Вечером я ждала его звонка и дождалась. Сережа был меня еще непрочитанной книгой. Но я торопилась узнать его, поэтому придумала игру в три вопроса, на которые надо было дать откровенные ответы.
   - Первый, зачем тебе я?
   - Ты мне нравишься. Мне приятно общение с тобой, и ты привлекаешь меня как девушка.
   Но это было больше отмазкой, чем ответом!
   - Номер два, чего не хватает внутри? Я имею в виду - в плане чувств, ощущений.
   - Не хватает тепла. Много разочарований было в жизни, хотя мне всего 30 лет. Поэтому я себя придерживаю и не даю волю чувствам.
   Я начала читать Сережу. И поняла, что ему нужна была влюбленность, но не любовь. Что ж, предоставлю ему это блаженство!
   - Что такое любовь для тебя?
   - Это когда люди понимают друг друга с полуслова, а иногда и без слов. Когда хочется проводить все свое время с любимым человеком, когда хочется засыпать и просыпаться вместе, когда хочется для любимого человека делать приятные и неожиданные вещи. Когда, даже находясь вместе на острове, есть о чем помолчать и понять мысленно друг друга, когда хочется целовать и обнимать и не думать о сексе в первую очередь.
   Этот ответ был подтверждением моего предыдущего умозаключения. Он писал о влюбленности. Мне казалось, что я любила своего бывшего мужа и знала, что это чувство глубже описанного Сережей.
   А с ним все происходило легко. Я не боялась быть собой, не боялась писать о чувствах, возникающих внутри. Мы делились этим друг с другом. Для этого есть английское слово "Share", почему-то мне нравится его звучание. Порой, довериться можно, , не задавая лишних вопросов. Это расположение души.
   Неделя пролетела в ритме такой переписки, поскольку Сережа уезжал в Киев по делам. Я не думала о будущем, потому что оно убивает настоящее. Я хотела верить в то, что могу жить с чувствами к другому мужчине. Мне нравилось наблюдать за парочками, держащимися за руки. Мне нравилось наблюдать и за парочками в кафе, так трепетно тянущими друг к другу руки. Ах, это первое касание! Как же замечательно опять вляпаться в эту любовную чушь.... И я так хотела, чтобы Сережа был моей весной, как в фильме "Сладкий ноябрь".
   Сержа вернулся и мы должны были встретиться в Бафалино. О, сколько ожиданий было связано с этой встречей! Я представляла, как он улыбнется, как мы будем переписываться, сидя за разными столами - прямо как Штирлиц, когда встретился со своей женой. Но... почему-то лицо Сережи не выражало привычных эмоций. Оно было холодным и уставшим. Мне это леденило душу и тогда я и отправила роковую смс
   - Ты не чувственный сегодня
   - Давай не будем о чувствах! Хорошо!
   А ведь я хотела жить эмоциями, безразмерно приходящими в мою душу все эти дни. Но внутри все похолодело и я ушла из Бафало. Больше я это место для меня не называлось "Бафалино".
   На следующий день я была зла и подавлена. Я чувствовала свое одиночество более, чем когда-либо. Я засунула телефон подальше в сумку и отключила звук. Растерянная, я винила себя за то, что открылась ему так быстро. Но разве не говорил он, что не хочет меня обидеть? Разве не питался мною? Разве не сладко было ему от моих взглядов? Я больше не хотела ничего!
   Я сидела на лавочке и читала всю ту же книгу Оксаны Робски: "Любовь на Земле -- это духовная практика раздаривания себя...". Я не могла сосредоточиться, потому что была полна отвращения к Сереже. Я упрекала себя во влюбленности, которой не должно было быть, хотя сердцем я понимала обратное. Я достала из сумочки телефон, где уже было два пропущенных звонка и смс "Целую... ответь хоть что-то". Это было пятое неотвеченное смс. Сколько раз он уже писал мне это "целую", но только сейчас произошел наш первый поцелуй смсками. Я отправила "Целую" в ответ и честно призналась себе: я влюблена!
   Теперь я уже улыбалась с блеском в глазах. И тут на экране телефона высветился звонок от Сережи.
   - . Ален, ты все не так поняла! Я просто был уставший после недели в Киеве.
   - Да, но ты не подумал о том, что мне может быть больно! - я требовала оправданий.
   - Кошечка, ты же моя кошечка? - мужчины часто называли меня "кошечкой". Видимо, из-за повадок.
   Я собиралась сказать что-то дерзкое, но слова испарились, подобно каплям на разжаренном асфальте, и стали паром. И тут я увидела блестящую на солнце черную машину Сережи. Медленно и неуверенно я пошла к ней. Сережа снял зеркальные очки, в которых я видела свое отражение, пока расстояние между нами сокращалось. Я уже стояла совсем близко. Между нами оставалось не более тридцати сантиметров. Мы молчали. Он обхватил одной рукой меня за талию, второй - прикоснулся к лицу. И как в замедленной съемке наши губы приближались друг к другу. Мы слились в поцелуе. Его язык аккуратно проник в мой рот и обволакивал его своим жаром. Легкое касание моих зубов и глубже - в полость рта. Синхронно с языком двигались его пухлые губы, поглощающие мои полностью. Он обволок меня дымкой нежности. Я прижималась к нему все сильнее, и на секунду показалось, что мы стали одним целым. Сережа легко покусывал ободок моих губ слева направо, пока они не разошлись в довольной улыбке. От неописуемого блаженства я игриво подняла ножку. У меня кружилась голова, но я не открыла глаза и не оторвала губ от долгожданного плода. Того плода, что сорвала Ева с дерева Добра и Зла.
   Мы уже не стояли на Приморском бульваре. Мы были в саду в мире ускользающей влюбленности.
  
  
   Глава вторая, в которой Наташе удается то, что было невозможным восемь лет назад
  
   Первые минуты после этого рассказа мы сидели ошеломленные. Такой романтики я могла ожидать от кого угодно, но только не от прагматичной Алены. И тут меня осенило, как наш скучноватый вечер превратить в незабываемое событие.
   - Девчонки, а что, если каждая из нас расскажет о своем самом запомнившемся и сокровенном поцелуе?!
   И, не дожидаясь, согласия, взяла инициативу в свои руки.
   - Все наполнили бокалы, - скомандовала я, - и пьем за поцелуи. За ночь поцелуев!
   Завороженные моей энергетикой, девочки начали наливать себе вино.
   - Бокалы полные и пьем до дна! - предупредила я тех, кто пытался лишь чуть-чуть долить вино.
   Я сознательно настаивала на полных бокалах, потому что понимала: лишь алкоголь развяжет языки и заставит их быть правдивыми. Я шла на эту провокацию, ибо предвкушала, как много открытий сулит нам такая ночь...
   После того, как бокалы были осушены, я внимательно оглядела всех, словно выбирая первую жертву. Долго раздумывать не пришлось. Наташа! Вот кому сейчас придется раскрыться. Меня давно интересовало, что скрывается за ее видимой робостью и неумением общаться с мужчинами.
   - Наташа, твоя очередь! - сказала я и увидала, как от неожиданности округлились ее глаза.
   Но это длилось несколько секунд. А затем Наташа решительным жестом налила себе полный бокал и, закрыв глаза, с каким-то отчаянным выражением на лице выпила его. Когда она открыла глаза, я чуть не ахнула. Перед нами был совершенно другой человек...
  
   - Новый Год мы с Русланом собирались провести в Карпатах. Но перед самой поездкой поругались. Как это часто случается, когда между двумя людьми накапливается много недосказанностей, все взорвалось в самое неподходящее время.
   - Наташа, ты не знаешь, чего хочешь!
   Руслан винил меня в отсутствии целенаправленности, не понимая, что я просто устала от его замкнутости.
   - А почему ты все время проверяешь меня?! - вскипела я в ответ. - Надоело уже по горло - распечатки моих телефонов, заезды ко мне домой без предупреждения. Ты что, не понимаешь, что проверяешь не меня, а себя, неуверенность в себе. Определись уже, наконец, хоть в чем-то!
   Причиной моего взрыва была его невнимательность. Я сдала экзамены на три дня раньше, чтобы это время мы могли провести в Буковеле. Но теперь я не знала, что будет вечером. И лишь в два часа дня раздался звонок:
   -Ты уже купила лыжные носки?
   Это надо было понимать как: "Я настроен ехать, а ты?" Но почему нельзя было спросить прямо?
   В шесть часов вечера Руслан заехал за мной. Вынес мой чемодан без лишних слов. Загрузил их в джип - самый удобный транспорт, чтобы ехать в горы. В "Обжоре" закупили продукты в дорогу. Все это время либо молчали, либо обменивались односложными предложениями. Но, только отъехали от супермаркета, как Руслан вернулся к утренней теме.
   - Наташа, извини! Я не должен был давить на тебя. Ты и так даешь мне все, что нужно мужчине! Мне не хочется, что-то разрушать!
   - Хорошо.
   Я спрятала яблоко раздора, не надкусив его. Но подсознательно уже приняла решение...
   Дальше мы ехали, слушая музыку и смеясь. Больше меня ничего не угнетало, кроме того, что я не могла понять себя. Причину я обнаружу позже: Руслан сломал росток моих чувств. И подобно растению, все внутри меня засохло. А когда нет жизни, то и болеть нечему, и слов не надо...
   Я люблю дорогу, эту иллюзию движения тела. В дороге нет нерешенных проблем, она отнимает волнение, уносит тягостные мысли, создает предвкушение чего-то нового. Порой я считаю столбы, количество машин красного цвета на встречной полосе, наблюдаю за изменением природы. Мы сделали остановку в Немирове, где находится известный ликеро-водочный завод.
   Я попросила сфотографировать меня с двумя бутылками обычной воды на фоне завода "Немиров". Нестандартность ситуации забавляла.
   - Да, классная фотка получится! - Руслан перенял заряд моего настроения.
   Мы проехали еще шесть часов и решили остановиться переночевать в отеле "Меджибiзький замок". Вход в него украшали рыцарские доспехи и новогодняя елка, внутри по коридорам висели шкуры зверей, разнообразные гобелены. Уставшие, мы поднялись в номер. Небольшая гостиная, кожаный диван, кресло, деревянный столик. В спальне - большая кровать с мягким матрасом, прикроватные столики и телевизор. Больше всего мне понравились окна в крыше. Они были прикрыты бежевыми шторами. Чтобы открыть окно, надо было стать на кровать. Что я и сделала. Открылся вид на поле, дикое, покрытое тонким слоем снега. Мы переместились в зиму, так как в Одессе снега не было.
   Мы приняли ванну и отдались наслаждению на новом месте. Но это было не прежнее удовольствие - от слияния души и тела, а просто от слияния тел. Уже не любовь, просто родственность тел.
   Проспали мы недолго, чтобы вечером успеть покататься на лыжах. В ресторане при отеле съели блинчики с домашней сметаной и джемом из брусники и малины. Порции были огромными, что непривычно для городских жителей. А продукты - домашние; их привозили из ближайшего села, покупая буквально за копейки. Вот и причина того, что люди здесь живут дольше: питание без концентратов. Люди тут словно спрятаны от разрушающего действия цивилизации. Апельсиновый фреш и кофе придали сил на день. Ехать оставалось пять часов.
   В украинских Карпатах больше, чем где-либо, сохранилась первозданная красота, природная гармония и богатство земли. Именно здесь окутывает тебя волшебство высоких сосен и деревянных домов. Украинский язык тут разговорный, и понимаешь, почему о нем говорят: "солов'їна мова". Слушая говор местных жителей, охотно веришь, на конкурсе на самый красивый язык, который проходил в Париже в 1934 году, украинскому присудили второе место по мелодичности после итальянского. А по критериям лексики, фонетики, фразеологии украинский занял третье место после французского и персидского языков...
   Наконец мы заехали в село Поляныця. Перед глазами открылся комплекс "Подгорье". Вечером он горел разноцветными фонариками, напоминая о грядущем Новом Году. Я уже начала предвкушать предстоящие удовольствия: баня с бассейном, ресторан, пиццерия, бильярд, прокат лыж - маленький островок зимнего рая. Однако моему настроению уже с самого начала суждено было подвергнуться испытанию...
   Мы подъехали к гостинице, рядом с которой стоял черный мерседес s-класса с киевскими номерами. На заднем сидении этой машины лежала большая бежевая подушка...
   Я не могла перепутать - то была машина Олега. Мы были знакомы восемь лет назад. Олег живет в большом доме под Киевом, в Конче-Заспе, со своим ротвейлером. Высокий, статный, добрый и проницательный. В нем все было интеллигентно - от правильных черт лица до манеры разговаривать. Нам не пришлось много общаться, потому что он смотрел вперед. И понимал, что ничего у нас не получится из-за разницы в возрасте. Он был уверен, что мои родители не примут его, 45-летнего мужчину....
   В тот роковой вечер я играла в покер с друзьями. Игрок из меня никудышний, а перед этим я еще изрядно выпила. Но мне был не важен результат, сам процесс веселил до боли в животе. Но я выиграла, и от этого мне стало еще смешнее. И тогда я позвонила Олегу.
   - А я выиграла!
   Но в его голосе звучала грусть.
   - Знаешь, я вот сидел и думал. У нас ничего не получится. Я влюблюсь, ты влюбишься. А родители твои скажут: нет. Типа соблазнил я молодую и красивую девочку. И аргументы в этом случае неуместны.
   Он знал о большой роли родителей в моей жизни. Я положила трубку и забыла обо всем через несколько дней, так же как и о нелепом выигрыше в покер. Вот и не верьте фразе о невезении в картах, зато везении в любви. У меня же вышло наоборот.
   - Что-то не так? - Руслан заметил мой потупившийся взгляд.
   - Нет, все хорошо. Идем!
   Мы взяли двухместный номер полу-люкс, в котором все было из дерева, и это придавало комнате уют.
   В последний раз на лыжах я каталась давно, но это умение не забывается.
   Руслан снимал на видео, как я спускаюсь с горки, весело комментируя: "Какая аппетитная попка в белых лыжных штанах!" Я набирала скорость без страха, подобно первому шагу ребенка, не познавшему боли от падения. Опасность захватывает. Всегда есть риск падения, но если бы не было его, то не было бы и остроты ощущений.
   Некоторые люди приезжают в такие места, чтобы покататься пару часов в день, или делают длительные передышки между спусками. Мы же катались по пять часов, а наши остановки были подъемами на трассу. Склоны тут оснащены дополнительным освещением, что позволяет кататься и после захода солнца. Подъем совершается при помощи одного из 14 подъемников. Можете выбрать трассу по желанию, исходя из уровня подготовки и возраста: для начинающих - синие трассы, средней сложности - красные, сложные - черные. Сначала я каталась на синих, а потом перешла на красные. По расписанию, которое мы себе составили, у нас был ужин и баня вечером. Так и должно было все проходить: по-семейному. Мы делились снежной глыбой новых впечатлений второго дня друг с другом.
   - А ты видела, как я сделал поворот вокруг своей оси?! - Руслан каждый год ездил кататься на лыжах.
   - Да, ты просто профи! А передо мной упала девушка, я чуть не упала вместе с ней! Но в последний момент пролетела мимо нее. Еще бы один сантиметр ближе и я бы лежала рядом!
   - Ты будь аккуратнее! Хотя, кому я это говорю?!
   Мы рассмеялись и пошли за глинтвейном. Впервые я ощутила истинный вкус горячего вина со специями. Его можно познать по-настоящему только на свежем морозном воздухе. Когда красное снадобье проникает в разогретое и немного уставшее тело, оно расслабляет, подобно массажу после длительной нагрузки.
   Вечером за день наступления Нового Года я вышла прогуляться, пока Руслан принимал душ. Никогда не понимала, почему все считают Новый год каким-то особенным праздником. По мне - так это лишь начало Юлианского календаря с повторяющимися датами. И мне нравится не сам праздник, а его атмосфера: доброжелательные поздравления, яркие фонари, цветные гирлянды, игрушки из стекла на елках.
   Лет двадцать с лишним назад в такой же вечер мы гуляли с папой и он сказал, что я нахожусь в царстве Снежной королевы. Тогда перед моими детскими глазами открылись замерзшие деревья с висящими на них фигурными сосульками на фоне ледяной стены. Снежинки спускались на мои реснички, как на Герду из "Снежной королевы". Я моргала, и они становились капельками воды на моем лице. Щечки покраснели, и появился свежий румянец. Я была в полосатой зеленой шапке с тремя бубончиками, которая подчеркивала зеленый цвет глаз. Варежки были того же цвета, а еще на мне была белая пуховая куртка с длинным рыжим мехом лисички. Зеленые дутые штаны были заправлены в угги (моя бабушка называла их валенками). Я вспомнила об этом и вдруг страшно захотелось снова попасть в сказку....
   Но жизнь подбрасывает нам сюжеты покруче сказочных...
   - Наташа? - удивленно прозвучал знакомый голос из прошлого.
   - Олег? - почему-то я не смогла вымолвить ничего, кроме его имени.
   - И ты здесь? - он был не меньше удивлен, но в силу возраста менее эмоционален.
   - И я... - никогда мне еще такие простые звуки не давались с таким трудом.
   - Ты не изменилась. Так же хороша! - он был неотразим в своих манерах. Даже в умении держать сигарету, из-за которой он, собственно, и вышел на свежий воздух.
   - Ты тоже, - я пыталась произносить что-то более или осознанное.
   - С кем ты здесь? - вопросы стали предметнее.
   - С мужчиной. А ты, полагаю, с женой?
   - С девушкой, - он рассмеялся, реагируя на слово "жена".
   - Ну, и я не с мужем...- мне бы хотелось похвастаться перед ним своим замужеством, но, увы...
   Этими признаниями мы как сняли с себя ответственность за то, что может произойти между нами.
   Я посмотрела на часы и поняла, что Руслан вот-вот спустится. Поэтому надо было действовать. Я начала диктовать свой телефон и только успела произнести последнюю цифру, как спустился Руслан в лыжном костюме, довольный после горячего, бодрящего душа. Он взял меня за руку и буквально потащил вперед. Увы, но я не успела записать номер Олега.
   Обернувшись, я незаметно для Руслана подарила Олегу воздушный поцелуй. Поставила руку в горизонтальном положении, запястьем к себе. Прикоснулась губами к шерстяной варежке. Сделала выдох, выдвинув вперед свои покрасневшие от мороза губки. Потом улыбнулась так мимолетно и приятно, каким бывает южный ветер. А Олег в свою очередь сделал движение, словно поймал мой поцелуй и приблизил руку к сердцу. Этот обмен движениями длился менее пяти секунд, но был для меня словно лучик, пронзивший насквозь. Каким же я оказалась метким стрелком, так легко попав в сердце Олега! Я забыла о том, что ищу постоянства.
   А ведь внешне все было так романтично. Снег, хрустящий под ногами. Руки, соединившиеся вместе в теплых варежках. Отсутствие ветра. Легкий мороз, делающий наши носы красными, а щечки -- розовыми. И разговоры двух утомленных лыжников. Идиллия...
   Но я уже не была влюблена в Руслана и его тепло не согревало меня...
   После прогулки, незаметно для Руслана, я обменялась с Олегом смс-ками
   " Свободная девушка, как твоя прогулка?"
   "А как она может пройти, если я думала о тебе?"
   "Да, встреча так встреча..."
   Все та же сдержанность в словах.
   "Где Новый год отмечаем?"
   "Вместе отмечаем за разными столиками?!"
   Меня это веселило. Новая эмоция, новая ситуация, новые переживания. Конечно мне было стыдно, но поделать ничего не могла... Запретить себе быть собой -- хуже любого наказания.
   И вот наступил праздничный вечер. Пришло время облачаться в шелковые платья. Даже на лыжном курорте вечером дамы надевают самые изысканные наряды. Я облачилась в короткое фиолетовое платье без рукавов с одной красной полоской под грудь. Вырез был квадратным, подчеркивая зону декольте, но не вызывающим. Тонкая золотая цепочка украсила шею, ее подарил мне пара на 25-летие. . Обула красные замшевые туфли на каблуке. Сверху -- светлая шубка из исландской лисички. В этом одеянии я погла бы стать иллюстрацией к термину "ваби" - "скромная красота, неприхотливая изысканность", как пишет М Барберри в книге "Элегантность ежика".
   Новый год мы встречали в колоритном украинском ресторане "Казачок" сети "Козырная карта", расположенном в самом центре Буковеля. ??В оформлении этого заведения присутствует вся атрибутика быта Западной Украины: рушники, гобелены, вышитые картины, глиняная посуда с характерным гуцульским орнаментом, национальные костюмы, различная утварь, характерная для быта горцев.??Три просторных зала на первом этаже примерно на 150 персон и лаунж-бар на втором на 90 мест. Через улицу можно пройти к отдельно стоящей "Колыбе". Я боялась, что мы с Олегом окажемся на разных этажах или, что еще хуже, в разных помещениях. Но мне было забавно идти под руку с одним мужчиной в шикарном темно-синем костюме, желая при этом увидеть другого.
   В одиннадцать часов мы зашли в ресторан, который уже был полон людей. Нашли свой столик был на первом этаже. Руслан галантно снял с меня шубу. Мои голодные глаза устремились на стол. Я не ела весь день, готовясь к вечеру. Новогоднее меню включало в себя всевозможные закуски, соления, салаты типа оливье и шубы, фрукты, рыбу, мясо. Очень вкусными были белые грибы, которые местные жители собирают осенью. Но для меня самым лакомым блюдом было самое простое - банош.
   Банош на протяжении столетий готовили гуцулы. Занимаясь овцеводством, мужчины очень ревностно относились и к кухне, не пуская туда женщин. Гуцулы готовили банош из кукурузной муки на сметане из овечьего молока, добавляя брынзу, шкварки и грибы. Варят банош на плите, чтобы набрался огня и пропах дымом. Подача блюда тоже очень важна: сначала выкладывают саму кашу, после слой брынзы, сверху шкварки и грибы, ни в коем случае не перемешивая, а уже ложкой зачерпываешь сразу все слои. Как же это вкусно!
   Насладившись видом стола, я перевела взгляд на часы. Оставалось тридцать минут до полуночи. Эти полчаса я потратила на разговоры по мобилке с близкими и друзьями; понимая, что после полуночи дозвониться никуда будет невозможно, потому что сеть перегружена.
   Перед самым Новым голом появились Дед Мороз со Снегурочкой. Они начали что-то говорить, но из-за звона колоколов их не было слышно. А небо окрасилось яркими фейерверками, то разлетающимися в разные стороны, то вспыхивающими одной звездой. Я написала свое желание на бумажке, подожгла, бросила в шампанское и выпила его с горелой бумагой. Чуть не подавилась, но глотнула. Мечты сбываются, я знаю! Неинтересно жить, если мечты не сбываются. Не правда ли?!
   - Ура! - закричала я после выпитого шампанского - уже в новом году.
   И тут поймала взгляд Олега, который сидел за столиком недалеко от нашего. Он был одет в черный костюм, пиджак от которого висел на спинке стула, и белую рубашку с платиновыми запонками, а рядом сидела девушка лет 25 с надменным взглядом. Она смотрела на всех оценивающе и свысока. Легко отодвигала уголки губ, изображая улыбку. Видно было, что она считает себя королевой, потому, что сидит рядом с богатым мужчиной. Конечно, она была одета дорого и накрашена красиво. Длинные светлые волосы были уложены локонами. Платье бордового цвета с оголенным плечом было изысканным. Наряд дополняли бриллианты в ушах и на руке. Что ж, в таком образе она имела право смотреть на всех свысока. Но я прикинула, что если убрать весь антураж, эта девушка станет серой и неприглядной. Принцесса на один вечер. Картина, которая никогда не будет шедевром...
   Минут через двадцать я вышла в туалет, подав знак Олегу рукой. Он встал и направился вслед за мной.
   - С новым годом тебя! Пусть твои мечты сбываются, моя свободная леди! - слово "свободная" Олег выделил особенно.
   Его губы резко сблизились с моими. Мы слились в жадном поцелуе, словно высасывая внутренности друг друга. Он впился в мои губы так сильно, как пьет воду человек, мучающийся от жажды. Его слюни за каких-то пару секунд наполнили весь мой рот. Прижимая меня все сильнее к стенке, он лишь передвигал свой расширенный до максимума рот то левее, то правее. И если бы я хотела ускользнуть, то у меня бы ничего не получилось. Я узнала, что такое истинная мужская сила, и, как слабое существо, поддалась ей. Вдруг руками он обхватил мою голову и начал целовать тонкую и нежную шею такими же жадными поцелуями, облизывая ее сверху вниз и обратно наверх, словно смакуя меня как леденец, которую ребенку дали в качестве награды. За несколько секунд моя вытянутая шея увлажнилась от обволакивающих поцелуев. Олег начал облизывать кромку моего уха, нежно засасывая мочку. То же он проделал и со вторым ухом. Все так же держа руками мою голову, он оторвался от меня и посмотрел прямо в мои прищуренные от блаженства глаза. Он словно читал в них: "Я твоя на эти секунды".
   И неважно нам было, что любой из наших спутников мог зайти, так как мы отсутствовали не менее десяти минут. Для нас это было лишь сладкое мгновение...
   Оторвавшись, наконец-то, друг от друга, мы порознь вернулись в общий зал. Шампанское быстро исчезало в моем бокале. От страсти и выпитого я пустилась в танец. Руслан не танцевал, он лишь наблюдал за моими ритмичными движениями. Вскоре я получила смс-ку от Олега: "Замечательно двигаешься, изящно, в такт, даже под украинскую музыку". Я вспомнила, как мы танцевали с ним под песню Ани Лорак "Моi бажання". Это была наша песня.
   Два часа ночи - самый разгар веселья для тех, кто не начал пить слишком рано. Руслан уже был достаточно пьян, Олег же пил мало, весь его интерес был направлен в мою сторону. Я ловила его взгляды любования, кружась среди людей. Я присела, чтобы передохнуть, и увидела, что Олег исчез, оставив свою спутницу одну.
   И тут я услышала ту самую песню Ани Лорак "Моi бажання". Олег перешел в наступление, подобно хищнику, который охотится за дичью. Он подошел ко мне, пригласив на танец. Конечно, я должна была спросить разрешения у Руслана, хотя по правилам этикета это должен был сделать Олег. Но исход такого события был заведомо известен, поэтому я согласилась и быстро встала с места.
   Олег повел меня в центр зала. Мы молча двигались в одном ритме. Это не была дань прошлому, как и будущему. Это было наслаждение настоящим....
   Когда закончился танец, я обнаружила мой столик пустым. А когда присела за него, официантка сказала:
   - Ваш молодой человек рассчитался и ушел!
   Я попыталась сделать вид, будто все идет по плану. А какой смысл был паниковать?! Я уже сделала свой выбор, согласившись на танец. Я не побежала вслед за Русланом, оставшись в гордом одиночестве в первый день Нового года, и наблюдая, как девушка высказывает что-то Олегу с нахальным, возмущенным и недовольным видом. Несложно было догадаться, о чем она говорила. Они встали и ушли, но перед тем я получилась смс-ку от Олега: "Я вернусь". Руслан же молчал. Я тоже не звонила и не писала ему. Оправдания излишни, все было слишком очевидно. Да мы и не супружеская пара, чтобы я объясняла свое поведение...
   Ожидание не было томным, хотя спустя час я уже была не очень уверена, что Олег вернется. Но покорно ждала его, не отсылая смс и не тревожа звонками. А когда Олег вернулся, это был для меня самый лучший новогодний подарок.
   - Я снял для нас отдельный номер, - сказал он. - Моя подруга останется в другом. Завтра за ней приедет машина, чтобы отвезти обратно в Киев. Будем вместе продолжать отдых.
   Решительность Олега отобразилась на моем удивленном лице поднятыми бровями.
   С Олегом мы провели вместе три дня, всецело отдаваясь страсти. А затем каждый вернулся к своей повседневной жизни. Я нечасто вспоминаю об этом - есть дела поважнее. Но, когда вспоминаю, мне кажется, будто до сих пор тот поцелуй остался на моих губах.
  
  
   Глава третья, в которой Катя вместо двух англичан целует одессита
  
   Сказать, что мы были в смятении, услышав Наташин рассказ, значит сказать слишком мало. Я чуть было не начала жалеть, что толкнула бывших одногруппниц на такую откровенность, но отступать было некуда.
   - Катя, твоя очередь!
   Я сознательно выбрала именно ее, самую глупую, как я считала, из всех собравшихся. Я полагала, что Катин рассказ окажется примитивным, и это позволит всем нам как бы перевести дух после первых двух ошеломительных откровений. Как же я ошибалась!
   - Этой зимой мне было особенно грустно. Мне так не хватало Джона!
   Катя замокла, словно наслаждаясь эффектом произнесенного именно. Катя и Джон?! Да само это сочетание было немыслимым! Но Катя протянула руку с тонкими длинными пальцами, и мы увидели на ней кольцо, стоимость которого не оставляла сомнений в правдивости предстоящего рассказа.
   Глядя на наши растерянные лица, Катя улыбнулась, демонстрируя свое превосходство, и продолжила...
   - Приступы тоски по Джону иногда доходили до того, что я надевала кольцо из обручальной коллекции, которое он подарил мне, и долго-долго смотрела на него, представляя себя в эффектном подвенечном платье. Такого со мной еще никогда не было. Иногда я закрывала глаза и представляла себе, что мы с Джоном сидим на диване и он держит меня в своих крепких, надежных объятиях. Ну, почему он так далеко от меня?! Почему в электронной переписке и телефонных разговорах все время твердит, как он меня любит, как скучает, как хочет видеть, но не приезжает и не приглашает к себе. Иногда в голову закрадывались дурные подозрения, но я гнала их, потому что имела наглядное свидетельство его чувств - то самое кольцо из обручальной коллекции...
   Я снова и снова вспоминала, как Джон подарил мне это кольцо.
   В тот вечер он пригласил меня в ресторан.
   Когда мы зашли в нашу кабинку, то я увидела, что по одну сторону от стола стоит огромная, похожая на бокал, ваза с роскошным букетом красных роз. А по другую находилась корзина с красными и белыми розами. Сказка стала явью.
   - За то, чтобы твои сказки сбывались, Катюша, - сказал Джон, и столько тепла было в его глазах.
   Он достал небольшой бумажный пакет бордового цвета с золотой надписью "Amour Diamond" и дал его мне. Мои руки дрожали. Я взяла темно-коричневую деревянную коробочку с бархатом внутри. Открыла. Бриллианты ослепили глаза. Это было кольцо из белого золота коллекции "Снежная королева". Большой бриллиант в центре, и множество усыпанных вокруг. - Спасибо! - потрясенная, я не могла найти слов для благодарности.
   Но у меня был для Джона свой подарок - картина. Раму я клеила сама, а на стекле была нарисована Жар-Птица. Чтобы создать картину в подарок Джону, я потратила четыре часа на индивидуальном "мастер-классе" в Пассаже.
   - За то, чтобы ты был счастлив! - я подняла бокал, не подозревая, что павлин, нарисованный мною, и есть птица нашего счастья...
   В один из таких грустных вечеров воспоминаний Джон позвонил. Он был странно неразговорчив.
   - Катюша, я по тебе сильно скучаю, но...
   Это но сразу убило всю радость от звука его голоса...
   - Но я женюсь...
   - А как же кольцо? - только и смогла вымолвить я, убитая этой новостью.
   - Но я же ничего не обещал...
   Я отключила мобильник. Игра, сплошная игра! Говорят, что мы ответственны за тех, кого приручили. Но разве не ответственные те, кто приручил нас?! Нет, не ответственны! В жизни - законы волчьи: каждый за себя.
   Я стояла у окна, за которым была типичная одесская зима - слякотная и противная, и мне хотелось убежать из города куда угодно.
   Через несколько дней я возобновила контакт с другим англичанином. Мы однажды встречались, но та встреча не оставила особого следа в моей жизни. Он понравился мне лишь шикарной обувью и презентабельным видом. И еще полгода назад я была уверена, что мы больше не встретимся. Но "никогда не говори никогда". И вот уже я летела на самолете "Turkish airlanes" в Стамбул, куда моего англичанина вызвали для врачебной консультации.
   - Ты - в Стамбуле?! - не совсем корректно воскликнула Галя, сгоравшая от зависти при виде роскошного кольца на Катиной руке.
   Катя посмотрела на ее презрительным взглядом и продолжала.
   - Вы испытывали когда-нибудь предвкушение второй встречи? Это трепетное волнение, доводящее до самых глупых мыслей? Когда вспоминаешь все, что ему нравилось в тебе.... Когда одеваешь только то, в чем он считал тебя наиболее привлекательной.... Когда не пьешь и не куришь, потому что ему это не нравится, когда сумка полна косметики, а руки дрожат... Как же это тревожно и как же это прекрасно!
   Мне нравится быть привлекательной для Него, а уже потом - для себя. Подруги говорят, что я веду себя неправильно, но что поделать, если у меня всегда была потребность отдавать больше, чем брать.
   Но на этот раз мое лицо не выражало эмоций, оно было холодным, как сталь. Любая девушка наверняка нервничала бы перед полетом к человеку, которого видела всего один раз в жизни. Я же была недвижима. У меня были вещи, деньги и название отеля, на случай, если мой кардиолог меня не встретит. Меня не волновали люди вокруг, просто надо было уехать. Развлечься?! Нет, скорее, убежать. Я всегда бежала, не могла остановиться, словно эта дистанция длиною в жизнь, и, остановившись, я лишь потеряю время...
   Мое настроение не улучшил даже англичанин, встречавший меня с большим букетом красных роз. Легкая улыбка, первое чувство неловкости и волнения на лице кардиолога. Переживания по поводу того, как я долетела, поела ли, все ли в порядке с визой, которую граждане Украины получают прямо в аэропорту за тридцать долларов. И еще он волновался, понравится ли мне номер в отеле, который расположен в самом центре исторической части Стамбула - на пешеходной улице. Я была удовлетворена всем, кроме одного - своих чувств. Я буквально ненавидела себя за то, что их нет. Но что делать, если над чувствами мы не властны: они либо есть, либо их нет....
   Пару дней пролетели, как одно мгновение. Мы много гуляли с англичанином, держась за ручку, много смеялись - по поводу и без. И со стороны наверняка смотрелись как счастливая влюбленная пара. Но никто не знал, что это лишь игра. Когда мною овладевает безразличие, я могу удовлетворяться красотой улиц и новыми ощущениями. И в самом деле: как можно ходить унылой по центру византийской культуры - музею Святой Софии?! А как красив был вечер на берегу Босфорского залива! Мы сидели в одном из лучших ресторанов на набережной. Англичанин говорил о чем-то своем, но это никак не занимало меня. Однако его не хотелось обижать, и я хваталась за кусочки фраз, чтобы, сделав заинтересованный вид, задать какой-то вопрос. В общем, это у меня получалось неплохо. Тем более, что мой собеседник был влюблен и многого просто не замечал...
   В последний день мы гуляли по набережной. Затем кардиолог отвез меня в аэропорт. До рейса оставалось целых три часа, но я сама попросила приехать пораньше, объяснив, что хочу больше времени провести в "duty free". Конечно, это была не более чем уловка, поскольку англичанин за эти дни мне уже изрядно надоел. Он был на удивление ненастойчив и очень учтив - даже тогда, когда провожал меня до номера в отеле и видел дверь, безжалостно закрывающуюся перед его носом. Я не питала к нему никаких чувств, кроме благодарности за эти пару дней, которые были для меня этапом излечения от ран.
   Но как же он смотрел мне вслед в аэропорту Стамбула! Как махал рукой, а я обернулась лишь затем, чтобы не обидеть его. Я хорошо знала, как ведут себя влюбленные девушки, потому что совсем недавно сама была такой. Но последний момент касания наших глаз мне так и не запомнился....
   Какую же свободу я ощутила, когда оказалась одна! Я купила себе новые духи, пару шарфиков и сувениры. До вылета оставалось еще два часа и я поднялась на второй этаж, в кафешку "Kitchenetti". Присела за круглый столик с двумя деревянными стульями в центре зала. Заказ не пришлось ждать долго, но, кроме заказанного, на моем столике появилось еще и мороженое.
   - Это от мужчины, - официантка указала за столик позади меня, ответив на мой удивленный взгляд.
   Молодой человек, лет 28, сидел с ноутбуком и чашкой капучино. Я улыбнулась. И в этот момент поняла, что именно такой улыбки мне не хватало все это время -- простой и чистой.
   - Передайте ему спасибо.. И что я не против пообщаться!
   Мужчина встал. Он оказался достаточно высоким. Белый шарф, завязанный на узел, освежал лицо. Синяя рубашка и вельветовые штаны того же цвета подчеркивали стиль, а белые туфли завершали образ. Он взял свой коричневый чемоданчик со стула, очки от солнца со стола, и подсел ко мне.
   - Hello! How are you, dear?
   - Quite good, what about you?
   - Normal. Where are you from?
   - From Odessa, Ukraine! What about you?
   - Тоже.
   И тут я рассмеялась, узнавая одесский юмор. Как это у него ловко получилось подколоть меня!
   - Так, значит, тоже! - я нарочно сделала акцент на последнем слове.
   Мы начали разговаривать почему-то о второй мировой войне. Мне было интересно слушать, а одесситу - рассказывать. Его глаза блестели, и по этому блеску было видно, как он увлечен историей.
   Как же упоительны были эти минуты! Мне нравилась даже его пенка на губах от капучино. Это так умиляло. Он поцеловал мне руку на прощание, и стало так хорошо, словно ради этого момента я и летала в Стамбул.
   Пройдя несколько шагов, я обернулась. Он стоял и смотрел мне вслед. Я не видела его глаза, а только губы - немного грубоватые, с четкой окоемкой светло-розового цвета. Они подействовали на меня как красная тряпка на быка. Безумное желание поцеловать эти губы овладело мной. Я не могла сдержаться и как собака, сорвавшаяся с цепи, бросила ручную кладь на пол и побежала к нему. Я впилась в его тонкие губы, вцепилась руками в его густые волосы. Я чувствовала себя агрессивной самкой с горящими глазами. Мои губы зажали обе его губы и не выпускали, подобно капкану. Спустя несколько секунд мои губы разомкнулись, и наши языки столкнулись в отчаянной схватке: кто же первый проникнет на чужую территорию?! Он уступил, и мой язык подобно вихрю начал вращаться в его рту по часовой стрелке. То же самое проделывал его язык в моем рту, но мой двигался быстрее. Но секунд через двадцать я замедлила движения, облизывая кончиком языка его зубы, десна, небо. Его же язык касался моего легкими, точечными движениями. После того как я обволокла его внутри, наши языки встретились кончиками. Я открыла глаза, пока еще не закончился поцелуй.
   Я отпустила его резко и без всяких нежностей. Получила желаемое и ушла без оглядки. Я не обернулась, но спиной чувствовала его растерянный взгляд: что же это было? А ответ был как нельзя банальнее: это было мгновение, всего лишь мгновение, но за смелость которого я навсегда благодарна судьбе.
  
   Глава четвертая, в которой Света рассказывает о том, как она из-за ревности потеряла нефтяного олигарха
  
  
   Боже мой, и это та самая Катя, которую еще пятнадцать минут назад мы все считали глупой блондинкой?! Я откровенно сказала ей об этом. Но, Катя, наслаждаясь произведенным эффектом, выслушала мои слова с легкой улыбкой. Этот был миг ее триумфа.
   Мы выпили за Катю, за ее преображение в наших глазах. Я уже начала выбирать, кто станет следующей рассказчицей, как меня опередила Света ...
   - Я не стану называть имя человека, который до сих пор остался неизжитой болью в моем сердце. Вы все равно не поверите - настолько оно известно. Пусть он будет мужчина Х...
   Если бы я захотела изобразить наши с ним отношения, то сперва нарисовала бы кардиограмму здорового человека (все-таки я дипломированный врач - улыбнулась Света). Комплексом QRS можно представить резкие перепады в нашем общении, а следующую за ним изолинию, когда кривая вновь становится ровной, - молчание. Так после притока крови к сердцу следует томящая тишина.
   О мужчине Х я знала совсем немного, только то, что он рассказал о себе при нашем знакомстве в Киеве и за несколько дней, проведенных в Одессе. О роде своих занятий он сообщил скупо: нефтяной бизнес в Азербайджане. И все.
   Тем не менее, в августе 2010-го я решила лететь к нему в Баку. Теперь я понимаю, что это была авантюра, но тогда меня словно несло по волне. Мое тогдашнее состояние было в чем-то похоже на шок, когда не чувствуешь боли. В таком состоянии я покупала билеты в Киев, врала маме и своему парню о том, что еду на несколько дней к подруге, пополняя счета на 600 гривен, чтобы мама и парень не заподозрили мое нахождение за границей. Собирая сумки, я была абсолютно уверена в своей правоте, хотя эта уверенность не была ничем подкреплена. Опомнилась я только в самолете "Одесса-Киев", когда дороги назад не было.
   В Киеве меня встречал Андрей, топ-менеджер того, к кому я летела, - лысеющий мужчина с пивным животиком, но очень гордящийся своими бицепсами и трицепсами. Он пытался выглядеть мачо из американских фильмов, не понимая, как смешно смотрится со стороны. Всю дорогу из аэропорта он рассказывал о своей девушке Яне, которая моложе его на целых 25 лет. Мы летели в Баку втроем, потому что одной мне все-таки было страшно. Я посчитала корректным пригласить и Яну, потому что она была девушкой Андрея. Это была единственная причина моей неуместной доброты. За что мне суждено было поплатиться.
   Мужчина Х позвонил, когда мы уже ехали в машине. Его забота меня восторгала. Ведь большинство мужчин внимательны лишь в конфетно-букетный период. А потом они забывают, что женщина ждет от них заботы. Ну, разве тяжело спросить: пообедала ли я или как себя чувствую?! Ничего сложного, но ведь так значимы эти слова, чтобы чувствовать себя нужной, такой себе "take care".... Ведь не случайно же именно этими словами часто заканчиваются телефонные разговоры у людей, говорящих по-английски. Именно этого мне не хватало в моих отношениях с моим парнем. И не хватает, если говорить честно.
   Мужчина Х сообщил, что вылетает из Цюриха и очень переживает, как все пройдет. Потом я узнала, что он до конца не верил в то, что я прилечу. На его вопросы я отвечала коротко и односложно, потому что в голове была лишь одна мысль: "Как же я хочу тебя увидеть!" Сомнения улетучились окончательно.
   Мы заехали за вещами и Яной. Я увидела стервозную анорексичку с длинными черными и очень жидкими волосами. Бросился в глаза очень длинный нос. Впрочем, нос, может, и не был настолько длинным, просто мелкие черты ее делали его таковым. Выглядела Яна весьма недовольной. Впрочем. недовольной она была всем и всегда. Но я была так легка и весела, что ее угрюмое лицо меня ни капли не смутило. Мы поздоровались и это было единственное слово, которым она надменно осчастливила меня на всем пути в аэропорт "Борисполь".
   Как только мы взлетели, я заснула и проснулась уже когда самолет приземлялся в бакинском аэропорту. В аэропорту мы прошли контроль, нашли наши сумки, с которыми еще нужно было пройти проверку на металлоискателе. Но тут к нам подошли мужчины с желтыми надписями "security" на черных футболках и менеджер аэропорта. У меня взяли сумки. Не понимая, что происходит, я немного испугалась. Но лица моих сопровождающих не выдавали паники.
   - Мы -- ВИП-гости и идем без очереди и проверок, - Яна обернулась на меня, бросив высокомерный взгляд.
   Она вышагивала на каблуках в своих облегающих до неприличия джинсах. Не понимания, что таким, как она, анорексичкам джинсы не идут -- видно кривизну ног.
   Я промолчала, хотя безумно хотелось поставить ее на место. Но зачем? Пусть думает, что это она - ВИП-персона. Но я-то знала, что все делается для меня. И делает это человек, которого я увидела на выходе из аэропорта.
   Ах, как он был хорош! Черный костюм, белая рубашка, идеально зачесанные волосы, маникюр без прозрачного лака и нежная кожа рук. Он улыбнулся и я без промедления бросилась в его объятия. Я напрочь забыла о своем парне и вообще его существовании.
   Мужчина Х достал букет из 11 красных роз с заднего кожаного сидения черного мерседеса "GLK". Он всегда дарил мне такие розы и я с радостью вдыхала их аромат на всем пути до Баку. Лишь однажды я обернулась к Андрею с Яной и поймала их завистливые взгляды. Никогда еще я не видела такую неприкрытую и злобную зависть! И даже немного испугалась...
   Тем временем, мы подъехали к пятизвездочному отелю "Excelsior". Мраморные полы, хрустальные люстры, лифт, отделанный красной кожей и зеркалами. Глаза Яны горели завистью, а мои - восторгом. Мне дали пластиковую карточку как ключ от номера. Я немного удивилась, но мужчина Х прочитал мои мысли:
   - Я подумал, что ты, может быть, захочешь иметь отдельный номер...
   - Будем в разных номерах и спать в разных кроватях? - я улыбнулась игриво.
   - Как захочешь...
   - Ты знаешь, как я хочу.
   Мы уже делили с ним одну постель в Одессе. Вы можете упрекнуть меня в неверности, и я иногда упрекаю себя в этом. Но это жизнь и пути раздорожья, я ступила на один из них.
   Мой номер превзошел все ожидания. Очень высокая и мягкая кровать, специальные подушки для ног, чтобы можно было на нее прыгать, прозрачная вуаль над местом для сна - все в бежевом тоне. Небольшой синий диван рядом с кроватью. Стол из темного дерева с лампой и ящичками, в которых была папирусная бумага для заметок и информация об отеле. На столе я заметила фрукты и несколько пирожных. Рядом стояло кожаное кресло, за которым был торшер и маленький столик с подносом, на котором находились белые чашки с блюдцами и ингредиенты для кофе и чая. В углу -- бежевое кресло с подставкой для ног и полосатой подушкой. На полу стояли две вазы. В одной были экзотические цветы, которые заказал мужчина Х для меня в номер, во второй -- букет, подаренный в аэропорту. Ванна -- "как в лучших домах Парижа".
   Я открыла штору и передо мной возник изумительный вид города с высоты четвертого этажа.
   - Очень красиво!
   Я понимала, что эти банальные слова не могут передать мои эмоции, но порой для чувств просто не хватает слов...
   -Я поеду в ресторан, распоряжусь, чтобы там все было готово, - сказал мужчина Х. - В восемь буду тебя ждать.
   Когда закрылась дверь, я плюхнулась на кровать. Закрыла глаза, открыла. Нет, мне это не снится. Позвонила в прачечную, чтобы погладили платье. Позвонила маме -- соврала, конечно о месте моего расположения. Позвонила парню -- тоже соврала о том, что скучаю. Пошла принимать джакузи с морской солью и пенкой под музыку из телеканала "MTV". Я не спешила, довольствуясь каждой минутой этой потрясающей жизни.
   Зазвонил телефон.
   - Светуля, я уже у меня в машине. Жду.
   - Бегу!
   Я всегда бежала на голос этого мужчины, как потерявшаяся в лесу спешит на первый же услышанный звук - в надежде найти выход из чащи....
   Девушка в бежевом шелковом платье до колена с открытыми плечами, корсет которого идеально подчеркивал фигуру, вышла на улицу. На ее шее была подвеска из желтого золота и черных камней, на руке -- браслет, в ушах -- серьги. Все из одного комплекта. Это была я. Я улыбалась.
   В машине я увидела завистников, и как же они были слащавы, задавая мне вопросы о самочувствие. Я понимала, что будь их воля, меня вообще на свете не было бы, но приходилось подлизываться, видя, как деликатен со мной мужчина Х, как он окутывает меня заботой.
   Наша машина ехала по "городу ветров". Вечерний Баку бесподобен, каждое знание в центре подсвечивается и это кажется сказкой, которую не хочется покидать. Мы проехали весь Приморский бульвар, и наконец попали в ресторан "Damla".
   Его летняя веранда, где должен был пройти наш ужин, представляет собой маленький оазис на воде. Каждый столик стоит отдельно, так что можно ощутить себя где-то на необитаемом острове. Мужчина Х пригласил студентов консерватории, чтобы они пели и играли для нас.
   Сначала нам принесли травяной чай; именно так начинается традиционно трапеза в этой стране. На столе были салаты из овощей, лаваш с начинкой, сыры, маслины, оливки, кизил и другие закуски. Аппетитно выглядели долмасы -- голубцы из виноградных листьев. Я заказала шашлык из осетрины, но ела немного, соблюдая свой привычный рацион.
   Между тем, небо стало совсем темным. Вода под нами подсвечивалась голубыми фонарями, словно мы находились на плоту. Певец в белой рубашке подошел к нашему столу по мостику и пригласил меня на танец. Но мужчина Х опередил его, подав мне руку. Мне стало приятно, что он не разрешил мне танцевать с другим. Я положила ему голову на плече и закрыла глаза. Мы двигались плавно, подобно поплавку, которого колышут небольшие волны.
   В завершение вечера было караоке. Я не пою, зато мужчина Х и Андрей радовали сидящих в зале своими голосами. А я тем временем танцевала, кружась и изгибаясь, а присаживалась лишь для того, чтобы выпить "Чивас 12" и покурить женский кальян на фруктах.
   Почему я называю его женским? Это небольшой сосуд, размером с бокал, покрытый фольгой, в котором находится легкий кисло-сладкий дым. Усталость окутала нас и мы решили вернуться в отель. Я с трудом сдерживала себя, чтобы не начать целовать мужчину Х в лифте. Но вот мы зашли в мой номер и пришла пора безумия...
   О, это упоительное ощущение, когда переходишь на другой уровень существования! Глубокие поцелуи, его руки на моих бедрах, нежные касания моей кожи... Я не могла открыть глаза. Нет, мне было не страшно выйти из этого состояния. Просто в нем все ощущения сливались воедино... Он поднял меня, я обвила его ногами и почувствовала твердость в его штанах. Он перенес меня на постель и ласкал. Я дрожала, я хотела кричать, я хотела, чтобы он вошел в меня, но не могла пошевельнуться. Мое тело больше не принадлежало мне, а душа словно отделилась и уходила из тела. Первый оргазм сменился вторым, третьим... Впервые в жизни я отдалась мужчине всецело, не контролируя себя и отпустив все мысли. Он вошел в меня...О, эта секунда... Порой мы ждем чего-то и получаем это, но чувствуем лишь удовлетворение. Но какое блаженство, когда ожидаемый результат оказывается кульминацией!
   Мы заснули, когда уже начало светать....
   Утром я проснулась, когда мужчина Х еще спал. Я сфотографировала его в этом состоянии на белоснежной простыне. Я любовалась им словно драгоценностью..
   Когда я вышла из душа, он уже проснулся и мы принялись за завтрак. На столике был чай, кофе, круассаны, всевозможные джемы, сыры и две тарелки с омлетом. Мы кормили друг друга круассанами, дегустируя джемы. Он запачкал меня и нежно слизнул вишневый джем со щеки. А потом мы опять предались наслаждению...
  
   День прошел в экскурсиях. Мы начали с Бакинского акрополя - "Ичери Шехер", который был построен в 12 веке, а завершили посещением мечети Биби-Эйбат. Когда мы выходили из мечети, я увидела надпись на арабском и спросила, что она означает.
   - Бог один, - ответил мой спутник.
   Если бы это был фильм, то наверняка лампочка зажглась бы у меня над головой как символ разгадки. Последние три месяца я часто повторяла именно эту фразу, но делала это неосознанно. А вот теперь я поняла закономерность происходящего. Мое появление в Баку было случайностью, оно было ранее предсказано моим сознанием, но тогда я не могла расшифровать это...
   Все было замечательно, до того момента, когда у мужчины Х зазвонил телефон и он вышел из клуба, бросив фразу: "Это мама звонит". Что случилось с мной в тот момент, я до сих пор не могу объяснить. Но ревность проняла меня насквозь, я попала в ее капкан, как лесной зверек, и не могла выбраться из ее клешней. Впрочем, и не пыталась... ..
   Я выскочила из клуба, села в такси и уехала в отель. Напрасно мужчина Х звонил мне. Я не отвечала. А на ресепшене сказала:
   - Если будут спрашивать, в номере меня нет!
   В ванной я расслабилась и только тогда начала осознавать, что нахожусь в незнакомой стране, что мужчина Х за меня несет ответственность. Я испугалась, думая о том, что могло со мной случиться. Вылезла из ванны, вся в пене, и взяла трубку телефона, который не переставал звонить.
   - Ты где?
   - Как тебе разница? Разве тебе есть дело до меня? Разговаривай с кем угодно, я тебя отпускаю! - я нападала, защищаясь.
   - Света, ты понимаешь как это серьезно? Я просмотрел уже камеры при выходе из клуба и видел, что ты уехала на такси. Номера машины камеры не зафиксировали. Я обругал охранников за то, что они выпустили тебя, но они не знали, что ты со мной. Я был в отеле, мне сказали, что тебя там нет. Просто скажи, где ты!
   Он был очень зол.
   - С кем ты говорил по телефону?
   - Я же тебе сказал - с мамой!
   -Ладно, поверю. Я - в отеле.
   Я произнесла это, будто делала одолжение, хотя понимала, насколько глупо веду себя.
   - Но ведь мне сказали, что тебя там нет?!
   - Это я попросила.
   Он положил трубку. И тогда я поняла, как можно по своей глупости убить все, что так грело душу. В ту ночь я спала всего два часа. . В шесть утра пошла в бассейн и лишь вода меня немного успокоила...
   Мужчина Х ответил на мой звонок только в четыре часа дня. Жестким тоном он сказал мне спуститься в бар. Мне было стыдно, я извинялась, но по его глазам я поняла, что это конец. Он протянул мне билет в бизнес-класс на самолет до Киева, который улетал следующим утром. И тогда я поняла -- пора действовать.
   Как-то я читала, что при дворе Людовика XY был популярен разговорный поцелуй, тогда женщина нашептывала на ухо мужчины стихи.
   Я провела подушечкой пальца по камке его губ, остановилась на середине, где было пару складочек. Еле касаясь, круговыми движениями массировала эти складочки. Между нашими губами осталось не более трех миллиметров. И тут я начала произносить стихи, которые родились у меня ночью в минуту отчаяния. А это был мой первый стих и пока что единственный. Легкими касаниями губ я нашептывала свои строки. Я смотрела на него своими большими зелеными глазами. Я медленно поглощала его мысли, чтобы он не понял, что же происходит. Сначала мужчина Х смотрел в сторону, но к последним строкам он уже не мог оторвать глаз от моих. Ах, эти глаза, так вожделеющие меня! Слова закончились. Остались взгляды.
   Пару секунд я смотрела, пытаясь угадать его мысли. А потом перестала пытаться и прижалась к его губам так легко, словно ела персик. Кончиком языка я облизала его губы, чтобы моя слюна осталась влажным следом на его коже. Я провела вдоль нежной, подымающейся поверхности краешка его губ. Я оторвалась, чтобы продолжить визуальный контакт. Повторила касание губ еще раз. Я дегустировала его, проверяя его реакцию. Под рукой почувствовала напряжение его плеч. Возбудился! Можно было переходить в атаку. Высунув язык, насколько это было возможно, я облизала его от гладкого подбородка до верхней губы, сильно зажав его губу своими. Он не сопротивлялся. Когда же я немного отпустила, он резким движением губ вырвался из моих и набросился на меня всем телом. Он прижал меня к креслу, сковав мои движение тем, что взял обе мои руки в свои, переплетая наши пальцы. Я не могла пошевельнуться, как пойманная бабочка. Он смотрел на меня как зверь на добычу. Я выдвинула вперед декольте, он опустил голову во впадину между грудью и облизал ее. Я откинула голову назад в наслаждении, когда его язык быстро поднимался к моему уху, проходя всей поверхностью мою шею. Он буквально засосал мое ухо. Я слышала его дыхание, глубокое и тяжелое, я ощущала всю его силу.... Я была бессильна перед ней. ..
   Мужчина Х взял меня на руки и готов был отнести в номер мое хрупкое тело... Но на выдохе я сказала...
   - Отпусти...
   - Зачем?
   - Потому что иначе я не смогу уйти от тебя...
   Я бежала от него как рыбаки от сирен.
   - А надо ли?
   - Ты сам знаешь...
   И он отпустил. Он простил мое искренне раскаявшееся сердце. Это была моя исповедь, но не перед мужчиной Х, а перед Богом...
  
  
   Глава пятая, в которой Галя чуть не отбила невесту у француза
  
  
   За все время своего рассказа Света ни разу не подняла глаза. Ведь она была так уязвима! Но мы понимали, как тяжело далась ей эта история и какие эмоции приходятся ей забывать. Я погладила Свету по плечу в знак поддержки и уже
   Хотела что-то сказать, как меня опередила Галя.
   - А у меня тоже был романчик с иностранцем! - Галя игриво улыбнулась. -Не верите?! Ну так слушайте...
   - Однажды летом мамина подруга Зоя попросила меня помочь ей во время странного свидания. Дело в том, что Зоя работала в фирме, которой руководил француз. И как-то друг ее босса, англичанин, увидел фотографию Зои на доске лучших сотрудников. Она ему понравилась и англичанин пригласил Зою на свидание. С ним почему-то захотел прийти и француз -- владелец компании, где работала Зоя. Но возникла проблема: Зоя плохо знала английский, а мужчины не говорили по-русски. Вот так я, тогда еще совсем девчонка, школьница, оказалась во взрослой компании.
   В тот вечер я совсем не думала о каких-то знакомствах. Единственное, что хотелось, - это попрактиковаться в английском. Ну, конечно, любопытной была сама ситуация - участвовать в свидании взрослых людей, пусть даже переводчиком. Но когда ничего особенного не ждешь, что-то всегда происходит. Закон природы!
   Мы сидели в кафе, я пила коктейль "Махито". Розговор, в об щем, складывался. Что-то мамина подруга могла сказать сама, что-то я переводила. И сперва не замечала, как смотрел на меня француз. Как потом оказалось, он видел дальше моей оболочки -- белая майка с булавкой и комбинезон. Он заметил маленький шрам на нижней губе, который остался от гвоздя, что я нашла в диване нашей гостиной, когда мне было два года. Он рассмотрел все родинки на тех частях тела, которые были обнажены. Он увидел даже небольшой порез на руке -- утром я неудачно отрезала ломтик колбасы ...
   Наконец и до меня дошло, что француз поглядывает на меня с непростым интересом. И, может быть, даже пришел со своим другом ради меня...
   Когда мы прощались, француз взял мой номер телефона. Я видела, что он влюблен, но понимала, что разница в 20 лет - непреодолимый барьер. Тем не менее, я разрешала ему обожать себя. Но не больше...
   Три года спустя француз пригласил меня на свой день рождения. Для меня же это была приятная неожиданность. Даже то, что мама наказала быть дома не позднее часа ночи, не портило настроения.
   За столом в ресторане сидела небольшая компания - человек 10- 12. Я нашла глазами француза и уверенным шагом двинулась к нему. Хотя каблуки - не моя обувь, но я делала вид, что мне она привычна. Наверное, со стороны это выглядело смешно.
   Я подошла со спины, обняла француза обеими руками и поцеловала три раза. Хотя я думала, что будет достаточно одного, но вовремя вспомнила, что традиция - это три поцелуя. Поэтому паузу между первым и вторым поцелуями я своевременно сократила.
   Меня познакомили со всеми сидящими за столом. Француз предложил занять место рядом с ним, чем немало удивил гостей, тем более, что по правую руку от него сидела Юля, как потом оказалось, его будущая жена. В момент встречи моих и Юлиных глаз я вспоминала смс, которую мне недавно прислал француз: "Я нашел похожую на тебя". И в самом деле, у Юли были губы по форме напоминающие мои, волосы цвета, как у меня, рост, соответствующий моему, похожая улыбка, хотя и немного скованнее, чем у меня, глаза, тоже карие, разве что менее светящиеся. Как ни странно, но Юля мне понравилась.
   На столе было французское вино, шампанское "Moet Chandon" и виски "Чивас 18". Француз сразу налил мне виски, а я добавила пару кусочков льда и лимончик, который лежал рядом с семгой. Было много тостов, которые не вызывали у меня особых эмоций, и, тем более, не откладывались в памяти. Я ждала, что скажет Юля. Она пожелала, чтобы все мечты именинника сбывались. Да, недолго девушка рылась в Интернете, чтобы найти слова для тоста! Она подарила будущему мужу зажигалку "Zippo". Это вызвало у меня улыбку, поскольку и мой подарок был таким же, разве что в другом оформлении. Удивительно все-таки, до чего мы были похожи, хотя Юля была старше минимум на десять лет....
   Когда все уже как следует выпили, начались заказы песен в караоке. Юля старалась отвести глаза француза от меня, что было весьма мудро с ее стороны. Один из близко сидевших мужчин все время пытался завязать разговор со мной, а второй, более спокойный, пригласил на танец. Я не отказала, потому что хотела заставить француза ревновать, и это мне удалось - судя по тому, как демонстративно он целовал Юлю во время моего танца.
   Но вот пришло время говорить тост мне. .
   - This day, this special day I am so glad to be here, to be near! And I thank this person for that he is in my life. He is always near. What should I wish to this great person?! My congratulation is simple. As I think the most important things are easy to understand, just open your eyes. So...I wish you to realize that your way is happy, because you are bright. To smell the most pleasant feelings. For fire in his heart!
   - За огонь в его сердце! - кто-то за столом перевел мои последние слова.
   - Красиво! - с восхищением и почти неуловимой грустью сказала Юля.
   Судя по всему, она осознала, что рука француза на ее колене - это следствие того, что я сказала ему "нет". На секунду мне даже стало жаль ее.
   Я ловила взгляды мужчин, полные интереса, перераставшего в вожделение. Они разговаривали со мной, пытаясь престать с лучшей стороны, но не знали, что мне это абсолютно безразлично. Очередной разговор прервал мамин звонок. Мама была очень зла, потому что я задержалась после оговоренного срока. Я вызвала такси, и начала прощаться со всеми. Француза я поцеловала в щеку, а он мне тихо сказал на ухо, хотя рядом сидела Юля его девушка.
   - I love you, - первый поцелуй. .
   - Please, love your girlfriend, - второй поцелуй.
   - I am yours! - третий поцелуй.
   Когда я услышала эти самые слова "Я твой...", желание увековечить этот момент в памяти одолело меня. Я зажала гладко выбритую щеку француза своими пухлыми губами. Мне казалось, я причиняю ему боль. Острота ощущений была на пределе. Кто-то мог заметить это, хотя со стороны все смотрелось лишь как нашептывание чего-то на ухо. Учитывая громкость музыки, не слышно было, что мы говорили друг другу. Несколько секунд я то сжимала его щеку, то отпускала. Но, когда отпустила, мои губы остались у его щеки. Я высунула язык и лизнула его, как кошка слизывает сметану с тарелки. Повторила это еще и еще раз. Страсть переполнила меня. Касания его щеки моим языком стали чаще и короче. Это было уже не желание доставить удовольствие, а зажигающее действие. Мой рот наполнился слюной и я пустила ее по щеке француза. Медленная струя лилась по его щеке, где возле угла нижней челюсти ее поджидал мой язык. Ровно по мокрой линии от слюны мой язык поднялся к козелку уха француза и окольцевал его. Кончиком языка я провела по краю ушной раковины. Это было подобно прелюдии. Француз не двигался. Мой язык дошел до мочки его уха. Я спрятала язык и губами начала разминать мочку уха, пока язык готовился к атаке. Мои губы стали массажером. Я плавно засосала мочку его уха так, чтобы он этого не заметил. Пульсирующими движениями оттягивала ее. Начала покусывать мочку уха по всей поверхности, еле касаясь зубами. Потом все сильнее и сильнее... И, наконец, я укусила его так сильно, что при этом сделала выдох. Он не мог не почувствовать, как изменилась частота моего дыхания. Я молчала. В тот момент даже мой шепот показался бы для него криком...
   В голове промелькнули строчки из повести Бальзака "Евгения Гранде": "В нравственной жизни, так же как и в физической, существует тот же процесс вдыхания и выдыхания; душа требует сочувствия другой души, этой пищи, этого воздуха, необходимого в нравственной жизни; она вдыхает в себя, как аромат, любовь подруги своей и возвращает эту любовь в прогрессии страсти".
   Все это время моя правая рука нежно держала его за левую руку. И тут я резко схватила указательный палец его левой руки и положила в свою разжаренную полость рта. Затем так же быстро вытянула его изо рта и чмокнула подушечку пальца.
   Всего одна фраза, всего одно мгновение, всего один поцелуй... И я навсегда удалилась из его жизни.
  
  
   Глава шестая, в которой Сабрина поцелуем мстит бывшему возлюбленному
  
  
   Признаться, Галин рассказ меня немного рассмешил. Особенно, когда она старательно произнесла доинную английскую фразу с таким деревенским акцентом, что настоящий француз вряд ли бы понял хоть четверть из того, что она ему сказала. Да и столь описание столь откровенного поцелуя у всех на глазах вызвало у меня большое сомнение. С другой стороны, Галина никогда прежде не отличалась особой выдумкой, так что, может быть, так все и происходило. Или она вычитала что-то похожее. Я уже хотела поднять тост за Галину инициативность, как меня опередила Сабрина.
   - Выпьем за то, что Галя знает, как удовлетворять мужчин!
   Мне такой комплимент показался сомнительным, но Галя самодовольно улыбнулась и подняла бокал. Она совсем не поняла иронии, которая заключалась в словах Сабрины. Тем лучше для нее!
   Но эти мысли ушли так же быстро, как и появились, поскольку Сабрина взяла инициативу в свои руки.
  
   - Наше знакомство состоялось в уютном и красивом ресторане на улице Бунина. Здесь я люблю сидеть за столиком рядом с лестницей. Он рассчитан на двух человек и находится в стороне от квадратных столов на четыре персоны. Вот и в этот раз я сидела за своим любимым столиком, пила капучино, как увидела, что по лестнице поднимается мужчина, одетый в джинсы, черный свитер и черную кожаную куртку. По его взгляду нетрудно было определить род деятельности. Знаете, как смотрят мужчины, работающие в органах? Они очень четко осматривают каждого сидящего, даже не скрывая этого. Что не говорите, в работа непременно накладывает свой отпечаток на человека.
   Мы пересеклись взглядами и он остановился около меня.
   - Добрый вечер!
   И в самом деле, вечер сразу стал добрым.
   - Я пришел сюда поужинать. Не составите компанию? - сказал он и представился, - Дима...
   Он протянул мне руку. Я положила в нее свою и сразу почувствовала мужское тепло, которого мне так не хватало. Я замерла, подобно статуе. Потом встала, все еще не отпуская его руку, и тихо ответила:
   - Сабрина...
   Мы направились к его столику и уже через полчаса нас нельзя было отличить от влюбленной парочки. Уже после нашего разрыва Дима признался:
   - Обычно люди долгое время сходятся, а потом быстро расходятся. А мы с тобой сошлись быстро, но все остальное время пытались разойтись...
   Дима рассказал о том, что развелся три месяца назад, у него есть шестилетний ребенок. Он жил один со своими рыбками в центре города. Он прекрасно чувствовал атмосферу и мое настроение. Дима заказал лимузин, шампанское и огромный букет роз. Веселые, мы катались по городу под песни из динамиков длиной белой машины "Audi Q7". Когда мы оказались совсем близко при резком движении лимузина, то поцеловались носиками.
   Этот поцелуй называется "Эскимо". Мне было приятно, необычно, мило, забавно и как-то удивительно естественно. Когда мы терлись носиками, то напоминали маленьких детей, которые еще не умеют целоваться, и знают только поцелуй матери.
   Катались мы два часа, потом Дима отвез меня домой, оставив приятные воспоминания о вечере. Я не была влюблена, но уже была неравнодушна к нему.
   На следующий вечер он позвонил, и мы поехали курить кальян. Потом заехали к нему домой под предлогом - "посмотреть на рыбок". И я осталась жить у него на целых четыре месяца.
   В его квартире было три большие комнаты. Мы спали в гостиной, раскладывая кремовый кожаный диван. Почему-то его спальня казалась мне чужой, а в гостиной стоял огромный аквариум с синими и оранжевыми рыбками и двумя скатами. Тогда я узнала, как интересен подводный мир и как долго можно наблюдать за движением плавников рыб. Я даже изучила некоторые болезни рыб, которые проявлялись выростами на плавниках. Тогда Дима бросал им антибиотик. Кормили их мидиями, которые держали в холодильнике. Кухню его я полюбила тоже. Там была кофемашинка "Saeco s-class". Привычными стали две кнопки - одна - два зернышка, другая - средняя чашка. Вещи к Диме я не перевозила, так как утром он уезжал на работу, завозил меня в университет, а вечером забирал из дома. Мне нравилось, что несмотря на то, что мы сошлись очень быстро, он не переставал дарить мне красивые букеты и удивлять приятными мелочами.
   Забота - вот то, в чем мы оба нуждались в этот период жизни. Он - после развода, я - после расставания с одним мужчиной. Мы словно отогревали друг друга, и это было так непринужденно и искренне.
   Через неделю после нашего знакомства Диме сделали операцию, так как на правой ноге у него было варикозное расширение вен. Он пролежал в больнице два дня, и я приносила его любимые профитроли с разными видами крема из французской кондитерской "Бизе" на Ланжероновской. Мы вместе смотрели фильмы по ноутбуку в его палате. Тогда я и познакомилась с его родителями. Это вышло абсолютно случайно, когда они пришли навестить своего 32-летнего сына. Они никогда не вмешивались в личные отношения Димы, лишь задали пару вопросов.
   Декабрь и январь пролетели в небольших ссорах, ночных посещениях караоке с друзьями Димы, ужинах в ресторанах, посещениях концертов, прогулках, домашних просмотрах советских фильмов. Засыпали мы в одной позе, когда он обнимал мою спинку, сильно прижимая к себе, словно что-то очень родное и ценное - то, что он не хотел отпускать ни за что на свете. А когда свет пробивался сквозь окно, то уже я прижималась к его животу, охватывая руками тело Димы. Интересно, понимал ли Дима эти движения тел?!
   Мы чувствовали присутствие друг друга, даже если Дима работал на компьютере в гостиной, а я готовилась к занятиям на кухне. Мы не раздражали друг друга, мы не погрязли в бытовухе. Ее как и не было в наших отношениях. Следила за порядком уборщица, приходившая раз в неделю. На "Привоз" мы ездили вместе и я приучила Диму к правильному комбинированию продуктов. Например, есть мясо с овощами, а не с макаронами. Для меня не составляло труда помыть посуду, застелить кровать или приготовить завтрак. Напротив, мне это было приятно. То был инстинкт самки, заботящейся о своем самце и общей обители.
   Но как-то в зимний вечер к нам в гости пришли Димины друзья с женами и детьми. Меня удивило то, что мужчины выглядели представительно, а женщины на их фоне казались недостаточно ухоженными. Когда на руке мужа - золотые часы, а у жены часы "Swatch", это говорит о том, что при хороших доходах мужей, жена в своих тратах довольно-таки ограничена. Все три дамы были, как на подбор, некрасивы и безвкусно одеты. Тогда я поняла, что каждый из Диминых друзей женился по расчету. И открылась причина того, что Дима часто повторял: "Мне от тебя ничего не надо!", но и ничем своим он не собирался делиться. В материальном плане мы были каждый по себе - такая вот чисто европейская парочка...
   Поневоле пришлось задуматься. Дима перестал дарить мне цветы, хотя я несколько раз намекала на это. Мне стало не хватать его обожания, казалось, что он перестал ценить меня, считая, что я никуда не денусь. Он еще не знал, как я резка на поворотах жизни.
   Когда-то я услышала фразу: "Когда уходят чувства, мы начинаем задумываться о материальном". Мы с Димой не говорили о своих чувствах. Он скрывал их даже от самого себя. Я не могла вытянуть из него ни слова о том, что же происходит в настоящем и есть ли у нас будущее. Я казалась себе ежиком в тумане, но ежик рано или поздно должен из него выйти...
   И вот однажды, после очередного разговора, я вдруг ясно поняла, что ничего не изменится в отношении Димы ко мне.
   Я ушла от него без скандала - тихо и мирно. Он пытался вернуть меня, потому что ощутил пустоту внутри. Но было уже поздно и даже его слова: "Я присматривался к тебе, хотел перевести наши отношения на другой уровень" - не спасли ситуацию. Как и цветы, как и все то, что он отчаянно пытался сделать. То, в чем я нуждалась, когда мы были вместе, и то, что абсолютно не стало нужным после расставания.
   Мы остались друзьями. Раз в неделю вместе обедали. Я советовала ему найти себе девушку, а он говорил, что ему хорошо одному. Мне было легко, потому что больше я не питала к нему никаких чувств. Я летела вперед, как чайка из книги Ричарда Баха, но не без оглядки...
   И все-таки через три месяца я опять прилетела к Диме. Я не могла понять, что произошло со мной, ведь прежде я никогда не возвращалась к мужчинам. Налеталась и снова захотелось тепла?! Я снова поверила ему после нашей случайной встречи в кафе. Но только пару дней я жила возобновленной влюбленностью - состоянием, когда хочется просто быть рядом и ни о чем не думать, когда отпускаешь все "но" в себе и просто их не замечаешь. Я улыбалась беззаботно, отбрасывая "за и против"... Боже, я так люблю эту Сабрину! Я свободна, но свободой не горда. Мне нравится свободно принадлежать мужчине. Мне нравиться быть чистой перед ним. Я всегда говорю правду, но часто скрываю связи на стороне. Это помогает не доверять ни одному мужчине. Да, скажу прямо, это спасает от сильной боли и разочарований, и не дает отдаться одному мужчине всецело. Когда мы отдаемся одному человеку, мы ставим на кон себя, и тогда начинает действовать правило: "Все или ничего". Но тогда надо быть готовой к "ничего", что так трудно....
   Мы поссорились совершенно неожиданно.
   - Больше не заходи в воду! - сказал Дима, когда я вышла в белом купальнике из бассейна на пляже "Ибицы".
   - С чего бы это? -
   - Купальник просвечивается, когда мокрый...
   Реакция Димы мне показалась странной и неадекватной. Ведь ни мама, ни бабушка никогда не говорили мне, что эта вещь слишком откровенно смотрится, а уж они-то строги в выборе одежды.
   - По-моему, он не так уж и просвечивается, и я не вижу повода для твоего недовольства.
   - Ты выглядишь, как проститутка! И то они не позволяют себе так одеваться...
   Я совсем ничего не понимала. Словно черный туман окутал мою голову, ведь это было так внезапно.
   -Ты в себе или как? Это нормально? - от страшной обиды я говорила отрывисто.
   -Это ты ненормальная! Мне не нужна девушка с такими принципами!
   Я ничего не могла понять и в машине все время спрашивала, что же случилось и неужели причина такой резкой реакции - мой купальник. Но Дима молчал, только гнал машину быстрее обычного.
   Дома тогда я дала волю слезам. Они катились с такой скоростью, что я не успевала их вытирать. Я не могла остановиться, это было подобно граду, пробившемуся из меня с силой, которую я раньше не знала. Никогда еще я не плакала столько. Я написала ему смс-ку о том, что он мне нужен. Дима хладнокровно молчал. И тогда я поняла, что он играл, решив бросить меня, подобно тому, как я сделала с ним три месяца назад. Это была месть в чистом виде. Как ни странно, осознав это, я успокоилась. Нет, ты не будешь играть не со мной, лживый ревнивец! Я не подопытный кролик, хотя и легко поддалась на провокацию.
   От Димы я получила смс "Завтра вечером поговорим". Было два варианта ответа. Надменный: "А нам есть о чем говорить?" И сухой: "Ок". Я выбрала второй вариант.
   Он опять опоздал! Та Сабрина, которая еще три часа назад была готова простить все, испарилась, когда утихли бушующие эмоции.
   Утром я сдавала экзамен по детской стоматологии. Принимала его строгая худощавая женщина в очках с черной оправой и короткой стрижкой. Поставив мне "четверку", она вдруг улыбнулась и сказала: "Все будет у вас хорошо". Я недоумевающе посмотрела на нее.
   - Глаза у вас грустные, видимо, что-то серьезное случилось, - сказала экзаменаторша. - Но все будет хорошо.
   Я вышла из аудитории и подумала о том, что устами этой женщины говорил со мной мой Ангел-Хранитель. Он верит в меня, а я - в него. Я ощутила себя птицей Феникс - быстро сгоревшей, но восставшей из пепла. Птенчик еще не окреп и не оперился, но в нем была вера -- сила Провидения.
   Вечером мы встретились с Димой в том же кафе, где познакомились. Я словно со стороны наблюдала за собой и радовалась собственному спокойствию. Ни одна струнка не дрогнула в моей душе, а в глазах были лишь доброжелательность и теплота. Все резкие слова Димы отскакивали от меня, как от ледяной глыбы. И это страшно его раздражало.
   - Ты закончил?- спокойно спросила я.
   - Да! - Он явно ожидал оправданий.
   - Так вот. Если ты не понял, с кем общался столько времени -- это говорит не обо мне. Всего лишь из-за какой-то вещи ты оборвал наши отношения.
   Он пытался перебить:
   - Это не просто вещь! Это отношение ко мне! Это...
   Но я, отпив глоток кофе, сказала строгим тоном учительницы.
   - Не перебивай! Ты бросаешь меня из-за вещи!
   Я специально произнесла слово "бросаешь". Для меня было важно, чтобы он понял суть.
   - А ты знаешь, что если мужчине не нравится, как одевается девушка, он покупает ей то, в чем хочет ее видеть?! А разве мы испытываем к человеку какие-то чувства из-за вещей, которые на нем?! Но оказывается ты - такой. И мне жаль... Мне очень жаль тебя, котик!
   - Да ты не поняла!
   Он метался как муха...
   - Ты опять меня перебил. Ты сказал, что принял решение и встретился только из уважения ко мне. Это так?
   Я четко цитировала его слова, сказанные пару минут назад.
   - Так вот, я все поняла, и ты, думаю, тоже. Мелочью ты сломал что-то гораздо важное внутри меня. Может, и поймешь когда-то.
   Я улыбнулась с сожалением и встала.
   - Прощай!
   Но я не смогла сдержаться. Я должна была на прощание поцеловать Диму. Он сидел и я наклонилась к нему. Облизала свои губы и провела по его щеке от угла его губ почти до козелка уха. Я балдела от его запаха. Закрыла глаза, чтобы обострилось обоняние. Немного высунула кончик языка и провела обратно к уголку его губ по гладкой щеке, подобно прикосновению шелкового платка. В это время Дима взял меня обоими руками за талию и усадил к себе на колени. Мы прижались губами, пока наши руки бережно обвивали друг друга. Немного приоткрыли рты и чувствовали жаркие дыхания друг друга, обмениваясь им. Мой язык не удержался и медленно проник кончиком в преддверие рта Димы. Я лизала его зубы, проходя каждый из них медленно и тщательно, словно зубная щетка. Он разомкнул зубы. Кончик моего языка двинулся дальше, когда Дима начал легко покусывать мой язык, словно останавливая его. Он зажал между зубами мою верхнюю губу, прикусывая ее. То же он проделал и с моей нижней губой. Затем опять перешел на верхнюю, но уже более сильными прикусываниями и чуть дольше. Я начала целовать его нижнюю губу, а он сильно укусил меня за верхнюю. Мне стало больно. Но сладкая боль была так приятна...
   Рукой я достала небольшой кусочек льда из стакана с лимонадом и охладила свои теплые губы. Прижалась к его губам. Он ощутил контраст пламени и льда внутри меня.
   Но я знала, что это наш последний поцелуй, и что на этот раз я не обернусь. Я ушла с блестящим взглядом в предвкушении чего-то нового...
  
   Глава седьмая, в которой Тоню доводит до экстаза арабский шейх
  
  
   - Ты вела себя как настоящая женщина, - тихо промолвила Тоня. - Не знаю, смогла бы я так. Хотя...
   Она остановилась на полуслове и испуганно посмотрела на нас, поняв, что проговорилась.
   - А ну, давай, выкладывай, что там у тебя было! - со смехом произнесла Галя. Я говорила в самом начале, что Тоня всегда ходила за Галиной хвостиком и трудно было себе представить, что у не могли быть какие-то тайны от подруги.
   - Это случилось в Дубаях....
   - Где-где?! - потрясенно произнесла Галина. - Как ты туда попала? И почему я ничего об этом не знаю?!
   Мы были ошарашены ничуть не меньше. Тоня с ее деревенской застенчивостью никак не вязалась с Дубаями. Тем не менее...
   - Ты знаешь, Галя, что меня всегда манил Восток. - И после третьего курса я уговорила родителей дать мне деньги на поездку в Дубай. Так хотелось прикоснуться к этому изысканному миру. Я ничего тебе не говорила об этом, потому что ты меня бы точно засмеяла. А почему потом ничего не рассказала, ты поймешь сама...
   Тоня перевела дыхание и с отчаянной решимостью пловца, бросающегося в бушующий океан, начала свой рассказ.
   - Красу Персидского залива я наблюдала, сидя на 24 этаже бара-ресторана "Uptown". Он находится в отеле "Jumeirah Beach Hotel ", который построен в виде корабля, так что я словно сидела на палубе. Ах, какой вид здесь открывается на город!
   Небоскребы остаются вдали, а морской воздух заполняет ноздри свежестью новой волны. Стеклянные столы подсвечиваются лампочками изнутри. И кажется, словно каждая беседа сидящих за столиком чем-то особенна. Я не знала, о чем говорят здесь люди, к тому же в будний день на террасе их было не так уж и много.
   В самом углу ресторана за низким столиком с кремовыми диванами и синими подушками сидела компания мужчин. Все они были одеты в костюмы, кроме одного, сидящего в широкой белой рубахе, она называется кондур. Мне почему-то подумалось, что именно таким должен быть арабский шейх. Вдруг один из мужчин встал и подошел ко мне, предложив мне пересесть за их столик. Его лицо не выражало никаких эмоций, словно знакомиться с девушкой ему было - что позвать официантку. Это задело меня, но я сдержалась. Что-то подсказало, что он подошел ко мне не по своей инициативе.
   Первой мыслью было гордо отказаться, но потом я решила, что в таком месте при большом количестве народа вряд ли может произойти что-то плохое. Я пересела к ним. Разговор зашел о моих впечатлениях о пребывании в Дубае. Меня слушали внимательно, но я видела, что глаза мужчин полны пьяного вожделения. И только в одних читалась трезвость. Это были глаза арабского шейха. Он был спокоен, как мудрец, изучавший мироздание. Он смотрел прямо на меня и я просто тонула в его бездонных карих глазах. Не слыша пустых разговоров, не чувствуя ничего, я словно переместилась в другое измерение. Я была в его мире, о котором ничего не знала. Я находилась там в темноте, и не могла осветить ничего, не зная о его жизни.
   - Тебе пора идти, - говоря мягко и непринужденно, он будто читал мои мысли.
   - Да, - меня смутила такая прозорливость. Мужчины дружно принялись уговаривать меня остаться, они были настойчивы до неприличия, но шейх сказал твердым голосом:
   - Ей пора.
   Этих слов было достаточно, чтобы все дружно замолчали.
   - Мы пойдем вместе, тебя довезет до отеля мой водитель, - он сказал это так, будто мы уже все давно решили.
   - А как же вы поедете?
   - У меня второй водитель, - он улыбнулся.
   Мы договорились с ним, что завтра встретимся в шесть часов часов. Шейх располагал к себе, и я доверилась интуиции. Перед выходом стояли два белых мерседеса s-класса. Шейх открыл передо мной заднюю дверцу и назвал водителю адрес моего отеля. Когда я садилась, он поцеловал мне руку и удерживал ее в своей. Мы смотрели друг на друга с уважением. Мои волосы развивал ветер, который залетал в открытые двери машины. Пальчики правой руки были нежно охвачены его теплом. Уголки моих губ немного приподнялись вверх. Он все смотрел и смотрел на меня. И я ощутила себя маленькой принцессой, такой хрупкой и доверчивой.
   - Доброй ночи! - он закрыл двери машины, а я так и не сказала ни слова.
   Уснула я быстро, то ли от алкоголя, то ли от морского воздуха, но, возможно, были и другие причины, которые я не учла...
   К этому вечеру я готовилась особенно тщательно. Я уже поняла, что скромность -- залог успеха в этой стране. Потому одела черные штаны с поясом и рубашку изумрудного цвета с тонкими белыми полосами. Накрасила глаза зелеными тенями, которые подчеркивали их цвет. Бодро взяла ключ и спустилась на ресепшн. Телефон молчал, хотя шейх и знал, что мне дорого принимать звонки.
   Я немного прогулялась и пришла в ресторан раньше намеченного времени.
   Так как мы договорились поужинать, я заказала лишь чашку кофе и сидела, наслаждаясь атмосферой. Огни Бурж - Халифа, здания высотой в 829 метров, горело белыми огнями. Как-то незаметно пролетело время ожидания. И тут я увидела шейха. Удивительно, как он пунктуален...
   - Добрый вечер, - мне было забавно слышать его акцент.
   Подошел официант, который изо всех сил пытался угодить нам советами в выборе блюда. Я заказала легкий салат из овощей и ананасовый фреш, а шейх - пасту с четырьмя видами сыров и чай с жасмином.
   Его белая одежда и черные глаза будто переносили меня в другой мир, где тело - лишь место обитания души. Мы вели беседу о путешествиях, и мне было с ним интересно, легко и беззаботно. А потом водитель привез нас в район Бизнес Бэй, где находятся небоскребы, которые сдаются только под офисы. Было уже десять часов вечера и здания освещались разными фонарями. Они казались мне космическими, словно я попала в будущее или в какой-то фантастический фильм.
   Охранник открыл стеклянную дверь, лифт поднялся на предпоследний этаж и я попала в огромное помещение. Пол был покрыт синим ковром, бежевые шторы закрывали стекла до пола. На большом столе стоял огромный макет здания, которое, как потом выяснилось, строила компания шейха. Неподалеку располагался маленький круглый мраморный стол с удобными креслами, видимо, служивший местом бесед за чашечкой ароматного кофе или чая. Огромным цельным стеклом был отгорожен конференц-зал, где нам уже накрыли ужин. Чуть дальше, за мраморными дверьми, находился кабинет, а за другими такими же дверьми -- туалет. Была еще одна комната для переговоров. В каждой комнате окна были до пола, за счет чего и без того большое пространство увеличивалось. Все было просто шикарно. Мужчина в белой рубашке и штанах, видимо, помощник, учтиво показал мне на дверь в конференц-зал. Я зашла.
   На огромном круглом бежевом мраморном столе с небольшими коричневыми вкраплениями стояли белые тарелки -- верблюжатина, печеные овощи, лаваш и хумус (это закуска из нутового пюре), стаканы и пластмассовые пакеты с водой без газа, которые открываются как густой йогурт. Все было так аппетитно - пальчики оближешь! На столе не было ни вилок, ни ножей, так что я поняла, что есть мы будем руками. Шейх учтиво спросил, нужны ли мне столовые приборы, а я с довольным лицом ответила, что нет. Чистая правда: кушать руками мне очень нравится, пища при этом становится намного вкуснее. Нам принесли мокрые полотенца, чтобы мы могли очистить руки. Мы ели медленно и заметно расслабились. Не было того напряжения, которое присутствовало в кафе.
   Шейх немного приоткрыл занавес своего мира, как шторку с офиса. У него - семейный бизнес, где он - старший из трех братьев. Их огромная компания занимается торговлей, строительством, проектированием, словом, всем, что может принести доход. У него было три жены, есть дети. Я не сдержалась и пошутила по поводу того, что он будет моим четвертым мужем. Мы рассмеялись.
   Нашими общими интересами оказались теннис и плавание. За разговором о них трапеза закончилась и я ушла в дамскую комнату. Это место было сделано на том же уровне, что и остальные комнаты. Когда я вышла, то увидела шейха, сидящего за небольшим круглым столиком, где стояли две фарфоровые чашки с кофе. Сев напротив него в бежевое кресло, я ощутила себя гейшей. Я молчала, но в этом молчании было столько вопросов, что я не могла выбрать нужный. Мне было страшно от интереса к этому человеку. Словно я стала женщиной - чарующей и манящей, дымкой, окутанной забвением - как в романе Артура Голдена "Мемуары гейши". Там главный герой встретил Саюри маленькой девочкой, купил ей мороженое, а спустя годы увидел ее самой лучшей гейшей. Со мной же это преображение случилось за пару часов. Ибо Тоня, сидевшая в кафе, такая веселая, с жаждой знаний, стала нежной и женственной -- целомудренная сексуальность.
   - Ты веришь в любовь?
   Мой вопрос стал началом долгого разговора. Шейх говорил о том, что порою один миг перечеркивает годы, проведенные вместе, и что это зависит от внутреннего состояния. Я рассказала, что пишу стихи и бесконечно мечтаю. Нам было тепло. Мы согревались взглядами друг друга и верили в любовь - каждый по отдельности.
   Нам принесли белые фарфоровые пиалы с дымящейся горячей и холодной водой.
   Он молча протянул мне руку, а я подала свою. Шейх охватил ее обеими руками, словно закрыв в магической сфере. Перевернул мою руку тыльной стороной наверх и брызнул пару холодных капель на мое запястье. Плавно растирая их двумя мягкими подушечками своих пальцев, он брызнул еще на мою руку и отер холодной водой свои губы. Мужчина Востока, он поднес мою руку к своим губам и, не размыкая рта, провел губами по моему запястью, глядя мне прямо в глаза. Он следил за моей реакцией. Я же была напряжена и насторожена. Он взял еще холодную воду, бережно, словно это были последние капли воды на Земле. Сомкнутыми губами провел вдоль лучевой кости до локтевой ямки и обратно вдоль локтевой кости, скользя по моей нежной коже. Я расслабилась, когда он оторвал губы от моей руки и нежными поглаживаниями касался середины запястья. Пришло время для второй пиалы с горячей водой. Шейх взял пиалу в руку и полностью облил мое запястье, не жалея воды. После холодной даже теплая вода казалось горячей. Струи лились на стол. Резко он приблизил мою руку к своим губам. Открыл свой рот и языком обволакивающе проводил зигзагообразными движениями от лучевой до локтевой кости вверх к локтю. Затем спустился к запястью резким движением языка прямо вниз. Он легко оттянул резцами кожу на запястье и скрутил ее на 180 градусов. Такие заигрывания шейх проделал несколько раз. Моя рука горела. Тогда он открыл рот, насколько это было возможно, и облизывал смыкающими движениями ту же часть руки. Он делал это так тщательно, как я мочалкой тру руку. Затем он брызнул холодной водой, освежив меня, и прижал свои еще горячие губы к запястью, словно согревая после долгого мороза...
   Насколько мы были безумны? Настолько, чтобы расстаться без слов и обещаний. Мы разошлись молча, понимая ценность прошедшего, и так же понимая, что все можно испортить продолжением. У нас не было продолжения, и наша встреча так и осталась иллюзией....
   Я проснулась от сладкого сна в Одессе. На улице был февраль. Шел снег. Я вышла на балкон и протянула руку. Снежинка попала на нее и растаяла. Я улыбнулась, вспомнив о восточном сне...
  
  
   Глава восьмая, в которой Вика вспоминает о своем первом в жизни поцелуе со швейцарским мальчиком
  
  
   - Ну, ты даешь, Тонька! - восхищенно, хотя и не без зависти, вымолвила Алена. - Кто бы мог подумать?! А ты, подруга, что проглядела такой экземпляр?
   Последние слова она адресовала Гале, которая в ответ метнула только ненавидящий взгляд. Мне стало ясно, что в этот момент закончилась история одной дружбы. Но нельзя же было разрушать атмосферу этой ночи, с ее потрясающей откровенностью, так резко менявшей наши представления друг о друге.
   И я предложила тост за мужчин Востока, который всеми был принят на "ура". Даже Галиной, которая поняла, что ее обиженная физиономия никак не украшает наше общество.
   Оставались мы с Викторией. И я на правах хозяйски предоставила слово ей....
   - Пятнадцать лет назад, я, тогда еще неотесанный подросток в рваных джинсах и яркой майке, с синим рюкзаком на спине шла по улицам Гастингса, куда отправили меня родители, чтобы я могла попрактиковаться в английском языке.
   Сложнее всего было привыкнуть к правостороннему движению. В голове все время мелькала мысль: "Смотреть направо, потом налево". Каждый раз я концентрировалась на этом, переходя дорогу. Узкие улицы и проезжавшие по ним двухэтажные красные автобусы заставляли меня опасаться, что они перевернутся на поворотах. Хотя я понимала, что подобные страхи чрезмерны, но они неизменно преследовали меня по дороге от временной семьи до школы. И, чтобы заглушить этот страх, я доставала из рюкзака вкусный сендвич с индейкой, который мне давали, чтобы я его съела на перемене, и расправлялась с ним еще по пути в школу. Точно, как в сказке "Ганс и Гретель", за мной сыпались крошки на тротуар, чтобы я не заблудилась на обратном пути.
   Жила я в семье, которая на лето брала таких детей, как я. Вместе со мной была еще одна девочка из Одессы, Алена. С точки зрения языковой практики это было не очень хорошо, но благодаря ей неизбежная ностальгия не казалась столь сильной.
   В семье же, куда нас определили, я отторгала буквально все, интуитивно чувствуя фальшь. Их улыбки были мне милы до того времени, пока однажды, вернувшись в дом, я не обнаружила свои вещи перенесенными в другую комнату. Оказалось, что приехала девочка с Испании, и ее решили разместить ее на моем месте, которое ей больше понравилось. Просто потому, что ее родители были знакомы с хозяином моей временной семьи. Я же с непривычки от того, что чужие люди брали мои вещи, просто опешила. Да, все было на месте, ничего не потеряли и не украли, но сам факт происшедшего ранил меня до глубины души. А эти люди просто были другими. И то, что им казалось нормальным, для меня было нонсенсом.
   Конечно, временные "родители" получили от меня порцию негодования, но это уже ничего не меняло. Так же, как и их отвратительные хлопья на завтрак. Сперва меня радовал утренний выбор из десяти баночек разных хлопьев. Мне нравилось смешивать их, заливать разными соками. Но уже через пять дней я готова была отдать все за мамины блинчики со сметаной, которые дома я часто оставляла на тарелке недоеденными. Во всем этом доме не было души, не было тепла, было только видимое гостеприимство, чтобы я не пожаловалась на них в агентство. И в этой холодной атмосфере я старалась проводить как можно меньше времени.
   А вот школа "Эмбеси" мне очень нравилась. Пройдя тесты, я попала в группу с самым высоким уровнем знания английского, поэтому все уроки сводились к практике и небольшим упражнениям по грамматике.
   Наш преподаватель Стефан был седым высоким мужчиной лет 50, подвижным и резвым. Он устраивал для нас развивающие игры, во время которых было много смеха и пустяшной болтовни, корректно исправляя наши ошибки в языке. И даже я, обычно остро воспринимающая критику в свой адрес, на его замечания реагировала абсолютно спокойно. Стефан умел делать их необидно, так, словно в грубой грамматической ошибке нет ничего особенного. И в самом деле - все ошибаются!
   Как же замечательны были наши уроки на зеленом примятом газоне под деревом, где каждый в любой момент мог достать сендвич и есть его, или попить воды. И это воспринималось нормально - ведь голодный человек не будет работать продуктивно....
   Итак, это был предпоследний день моего пребывания в Гастингсе. Семестр обучения заканчивался и по этому поводу в школе была устроена пенная вечеринка, на которой я до того никогда не была. Нам советовали одеть самую плохую одежду, потому что все равно она будет мокрой, грязной и мыльной. Неожиданно для меня это задача оказалась сложной: я с детства бережлива к вещам. Столько одежек я не перемеривала, даже когда шла в театр с родителями! Но, в конце концов, выбрала белую майку, джинсовую юбку и сандалики. И стала похожей на девочку из американских фильмов.
   По дороге в школу я мечтала о мальчике из Швейцарии. Он хорошо играл в футбол, и потому имел много фанаток. По правде говоря, в его глазах не было ничего интересного, но я попалась в сети его популярности. Тогда он казался мне просто идеальным: загорелое лицо, темные волосы, карие глаза и выделяющийся острый нос. Ну, и конечно, безупречная спортивная фигура. Просто ах!
   Выпрыгнув из автобуса, я первым делом побежала в помещение, где уже было огромное количество пены. Мы быстро стали мокрыми и носились друг за другом с кусками белой пены, надевая ее на голову тому, кто попадется под руку или просто бросая в лицо. Ноги промокли, одежда тоже. Я вышла на улицу, ища глазами мальчика-спортсмена. Алена заметила это.
   - Ты знаешь, где он? Танцует уже с третьей девочкой за этот вечер. Между прочим, у нее довольно большая грудь, - поддела меня вынужденная подруга.
   Конечно, я бросилась туда, где танцевали. Видимо, предприимчивость дана мне с самого рождения - от папы. Я взяла огромный кусок пены, одела его на эту грудастую и оттянула ее за руку. Она остолбенела от негодования, а мальчик- швейцарец тут же обнял меня за талию и мы пошли танцевать.
   Мы что-то говорили друг другу на ухо, потому что музыка была слишком громкой. Но слова были неважны. Тепло его тела согревало меня сильнее камина. Мы целовались, эти теплые пухлые губы так нежно касались моих. Его дыхание... его дыхание было просто его, но как много тогда оно значило для меня.
   Мы медленно двигались под быструю музыку. Наши движения были не в такт, но у нас был свой ритм. Он остановился и трепетно посмотрел на меня. Я же оторвала голову от его мокрого плеча. Он взял одной рукой мое липкое лицо. Я была готова оттолкнуть его, но это прикосновение мне понравилось. Я начала дрожать, хотя мне было жарко. Я видела очертания его пухлых губ, которые приближалась к моим миллиметр за миллиметром. Они были уже совсем близко, вторгаясь в мою интимную зону. Я начала паниковать, откровенно не знала, что делать. Как же мне было страшно! Много картинок поцелуев из Интернета и поучений подруг, как целоваться, мелькало в голове. Но я доверилась своим ощущениям... Если это в первый раз, то зачем стесняться?! Я чувствовала его частое дыхание всеми клеточками всего тела. Но когда его губы коснулись моих, я все еще боялась и тогда швейцарец прошептал...
   - Just keep calm!
   Скорее всего, он почувствовал, что во мне находился зверек, паникующий от того, что его поймали. Он медленно начал двигать губы волнообразными движениями, нежно касаясь моих губ. Аккуратно проник кончиком языка между моих губ и двигался от левого до правого угла быстрыми мечущимися движениями. Я расслабилась полностью и отдалась во власть мгновения.
   Я открыла рот чуть шире. Швейцарец мгновенно отреагировал на это, вторжением своего языка в преддверие моего рта. Кончиком языка он касался моих зубов словно иголочкой. Туда - обратно, туда - обратно... Я все еще сдерживала свой язык, но он сам вышел изо рта и облизал губы швейцарца. Мне понравилось и я повторила эту процедуру еще раз. Потом все дальше и дальше... Я вошла во вкус и прижалась к его губам сильнее, позволив его языку войти в полость рта и касаться моего неба. Он был деликатен, все еще боясь спугнуть меня. А я уже не могла остановиться.
   Мой язык осваивал новую территорию поразительно быстро, тщательно извиваясь вокруг каждого зуба. Он скрутился в трубочку и втягивающими движениями касался неба парня. Он словно потерял девственность, высвободился и начал лакать слюну швейцарца. Я лизала внутреннюю поверхность его щек, верхнее небо, изгибаясь, касалась оральной поверхности его верхних, а затем и нижних зубов. Он был удивлен силе страсти, которую открыл во мне. Это было видно по тем нескольким секундам, пока его язык не двигался. Я втянула свой язык обратно, быстро и неумело. Отрывала губы слишком резко. Посмотрела на него как дикая кошка. Я ощутила свою необузданную страсть... Он же ничего не понял. Логики в моих столь резких движениях для него не было. Зато себе я была абсолютно понятна. Я правила балом, в котором была новичком....
   Алена начала дергать меня за липкую маику. Оказалось, что мы опоздали на автобус, отвозивший всех по домам. Но разве можно было меня тогда оторвать от этих губ? Пена постепенно становилась водой, точно также растаяли и наши воздушные минуты.
   Мы попрощались, обменявшись телефонными номерами. Но по его номеру я так никогда и не позвонила.
  
   Глава девятая, в которой автор раскрывает свою самую дорогую тайну
  
  
   - Но почему ты этого не сделала? - тихо спросила Тоня.
   - Тогда я была маленькой и глупой. Думала, что все лучшее - впереди, - грустно улыбнулась Вика. - И потом, вернувшись из Англии, я встретила своего будущего мужа, влюбилась в него, сразу после школы вышла замуж. Дети, семья, учеба - какая там Швейцария?!
   На этот раз мы выпили молча, без тоста. И все взгляды скрестились на мне.
   - У тебя, кажется, тоже был забавный первый поцелуй? - спросила Света, с которой я когда-то поделилась этим воспоминанием.
   Но я думала о другом. Конечно, я могла бы рассказать немало веселых историй, но только не в эту ночь, когда мы откровенно раскрывались друг перед другом. И я решилась рассказать о том, что было таким сладким, а стало самым горьким воспоминанием моей жизни.
  
   - Три года назад, в конце весны к нам в гости приехала женщина, занимавшаяся эзотерикой. И незаметно для себя я подпала под ее влияние. Если бы я представляла тогда, с какими силами связалась?! Впрочем, тогда бы не было этой истории...
   Однажды я спросила у этой женщины, как написать письмо душе, чтобы она помогла встретить такого мужчину, которого я хотела видеть рядом. Она дала совет и вот в назначенное время я зажгла свечи, поставила икону и начала писать.... А через две недели мне позвонили с незнакомого номера и приятный голос напомнил, что мы познакомились полгода назад на Приморском бульваре. У этого мужчины были добрые глаза -- единственное воспоминание, которое он оставил о себе.
   Мы договорились встретиться через два дня. Он позвонил точно в назначенное время. Я выбежала на улицу, но не увидела никакой машины, кроме той, в которых обычно перевозят ящики с продуктами.
   - А я тебя вижу! - Он видел в зеркале своей машины, что я смотрю совсем в другую сторону. - Поверни голову вперед.
   Впереди стоял черный "Hummer". Я немного испугалась. Для меня не имеет большого значения, есть ли машина у мужчины или ее нет, но в тот момент в голове почему-то закрутилась фраза: "не бывает любви в LS-ах". Не то, чтобы я не верила людям в дорогих машинах, просто их жизненные ценности очень редко совпадали с моими.
   - Хорошо, что мы встретились всего на пятнадцать минут, потому что оба спешим, - подумала я, запрыгивая в машину.
   - Добрый день, Маша!
   Клетчатый стильный костюм идеально сидел на его фигуре. Блондин с голубыми глазами, очки прекрасно подходили к его свежему лицу. Хорошо подобранный "Dupont" - важная часть образа.
   Мы начали болтать просто так, и у меня возникло ощущение, будто мы с Лешей знакомы сто лет. Хотя обычно такое говорили, познакомившись со мной. Я слушала его и было так уютно просто сидеть рядом...
   Потом я не спала всю ночь, уговаривая себя, что вовсе не Леша - причина бессонницы. Но я заблуждалась. Мне было страшно привязаться к нему, но душа жаждала продолжения знакомства...
   Два дня спустя мы с подругой сидели в кафе "Компот" на Дерибасовской. Здесь традиционное место встречи как студентов, так и деловых людей. Кухня - домашняя, а обстановка - как на узкой шумной улочке Праги, где встречаются, чтобы провести время, обмениваясь эмоциями. Я заказала винегрет с круасаном и кофе со сгущенкой, подруга взяла салат с козьим сыром и капучино. Мы начали говорить о своих студенческих делах и я не заметила, как пропустила смс от Леши:
   "Ты у меня такое милое, приятное, улыбчивое исключение. И это милое исключение не хочет ли взять подружку и поехать со мной на дачу?"
   Я позвонила, а Леша перезвонил, как должен поступать джентльмен. Люблю, когда мужчина сбрасывает мой звонок и сам перезванивает. Пусть это лишь формальность и у меня есть деньги на счету, но это показывает его отношение ко мне. Лиля была готова ехать на дачу и звонила Рите, чтобы пригласить и ее. А мы с Лешей в это время вели дурашливый разговор, и мне снова было легко и уютно -как в первую встречу.
   Рита согласилась поехать с нами и, перед тем, как уйти из кафе, я забежала в туалет. На зеркале увидела надпись: "26 мая. Улыбнитесь!", и улыбнулась самой себе...
   На такси, которое Леша заказал, мы заехали за Ритой. Как же долго она собиралась! Или мне это так казалось от нетерпения?..
   - А мы уже думали, не дождемся вас!
   На Лешином лице проскользнула улыбка. Он сидел впереди со своим компаньоном - поваром, с которым собирался открыть итальянский ресторан. Мы с девочками уселись на заднем сидении, где еще оставалось место. По дороге к нам подсел третий парень.
   Когда все перезнакомились, я заметила, как Леша посмотрел в Ритины глаза.
   - Все, что у тебя есть - это глаза стервы и попа.
   Она развела губы в улыбке. Жадная, ненасытная и самоуверенная - вот что мне хотелось сказать ей в этот момент. Но я промолчала. По дороге мы говорили с Лешей, он хотел показать мне что-то на айфоне, а я заметила смс: "Прекрасно смотришься в новой машине. Улыбка у тебя все та же". Леша объяснил, что это давняя знакомая и пошутил, что от моих зорких глаз ничего не скроешь. А разве это нужно?! Если уж общаешься с мужчиной, которого многие знают в городе, то такие издержки будут всегда. Остается либо смириться, либо найти другого!
   На Каролино-Бугазе нас ждал трехэтажный кирпичный дом с уютным внутренним двориком. Я сразу пошла осматривать территорию вокруг дома. Ох, этот детский интерес! А когда вернулась, то увидела, что Леша ходит с помощью костылей: ему недавно сделали операцию на ноге и боли еще давали о себе знать.
   Пока прочие хлопотали на кухне, я быстренько переодела купальник и побежала ловить последние теплые лучи солнышка. Леша сидел рядом на стуле в своих новых шортах в цветочек.
   - Любишь готовить? - спросил он.
   - Честно, не приходилось. Дома мама готовит. Но я быстро научусь, потому что знаю, как это делать и как подавать красиво.
   - А если мужчина любит готовить, и будет это делать для тебя?
   - Согласна! А ты любишь?
   - Да, - он улыбнулся. - Становится прохладно, идем в дом.
   В доме мы примостились на диване в гостиной. Как же приятно было чувствовать его запах! Впервые я поняла, что мне нравится не запах духов, а мужского тела. Так звери определяют своих. Его тело пахло дерзкой, неопознанной орхидеей и волнующей алой розой с легким веянием свежего подснежника. Оказалось, что орхидеи - наши любимые цветы. Появилось что-то общее.
   Ближе к вечеру наша разношерстная компания переместилась во двор. Я села рядом с Лешей под клетчатым пледом. Чувствовала себя защищенной, как за каменной стеной. Все о чем-то говорили, но это меня ничуть не волновало. Мне было достаточно чувствовать тепло Лешиных рук на моей талии. Я положила голову на его плечо, он отреагировал таким же движением. Как же мне было хорошо в этом молчании!
   Между тем, Лешин айфон трезвонил весь вечер, но он не отвечал. Сколько же девушек за вечер ему звонили? Но какое дело было мне до остальных...
   - Хочу найти газовую дырочку, - Рита явно не знала, что можно говорить.
   А внутри меня все перевернулось.
   - Такие глаза, как у тебя, у моей бывшей!
   Леша обратился к Рите с улыбкой, в которой читалось: "на те же грабли я не наступлю дважды".
   - Ты стерва? - он повернул голову ко мне.
   - Ты же знаешь, что нет.
   Он обнял меня еще крепче. Между тем рыба на мангале уже была готова, в гостиной стоял стол с салатом и фруктами. Я расставила приборы и помогла занести рыбу, чтобы разложить ее на белом блюде.
   Лишен телефон зазвонил опять. На этот раз звонили незваные гости, которые уже стояли под домом. В комнату зашла женщина с мужем. Я специально акцентирую внимание на таком словосочетании - "женщина с мужем".
   По ним сразу было видно, кто в семье лидер, а кто - лишь приложение, как наушники к телефону.
   Вечер превратился в воспоминания Леши об университете и общих знакомых. Я сидела молча, держа руку Леши под столом, чтобы это не было особо заметно. Девочки и мужчины часто выходили на улицу покурить, и это затягивалось на долгие разговоры и танцы под звездами. Мое место же было рядом с Лешей.
   Время давно перевалило за полночь, я услышала много сплетен о бывших Лешиных однокурсниках, но ровно ничего не узнала о нем самом. Кроме того, что он пишет диссертацию, о чем Леша шепнул мне на ухо, хитро улыбаясь. Потом мы пели караоке и был прекрасный рассвет.
   Между тем, приближался полдень и мои подруги собирались уезжать. Пока девочки ждали водителя, мы с Лешей спустились в сауну. Я зашла в душевую кабинку, стала спиной к прозрачному пластику. Почему-то я очень стеснялась. Леша повторил ту же процедуру. Минут пятнадцать минут мы парились, капельки пота стекали по лицу, рукам, груди, спине. Полотенце подо мной становилось все мокрее. Сквозь затемненную дверь я наблюдала, как Леша вышел в душ. За ним выбежала и я, изнемогая от жары 120 градусов. Мы улеглись на просторный кожаный диванчик. Я лежала на животе, а он - на спине. Его рука дерзко двигалась по моей попе, все тело дрожало.
   - Нельзя! - выдавила я из себя, когда его рука продвинулась чуть ниже, хотя мое тело с нетерпение ждало продолжения.
   - Хорошо! - он резко вынул теплую и мокрую руку, прикрыв меня полотенцем.
   И хотя я буквально изнемогала от желания, но почувствовала, что стоило остановиться. Не из-за того, что я боялась стать очередной, а потому что считала, что сейчас - не время для близости.
   К нам спустилась Рита, возмущенная тем, что к ним пристают мужчины. Она не постучала, а просто громко нарушила минуты нашего уединения. Она как бы жаловалась, хотя сама была не прочь заняться сексом. Потом мы выяснили детали у повара. Он позволил себе немного лишнего, а девочки разыграли из себя недотрог. Получилась дешевая американская комедия.
   Наконец девочки уехали и мы легли, обнявшись. Несколько раз за ночь я просыпалась и целовала его в лобик. А утром надо было уезжать, потому что Леша летел на операцию в Германию.
   - Прошу тебя только об одном - не теряйся! - сказал он мне.
   Поцелуй перед неизвестностью. Я не знала прощальный ли он или это лишь расставание на некоторое время. Тогда я не придала значения этому поцелую, потому что во мне теплилась странная уверенность, что все будет хорошо. Позже я его вспомнила...
   А через две недели, в течение которых мы переписывались смс-ками, я получила от него сообщение: "У нас ничего не получится, я не готов к серьезным отношениям".
   Я не могла поверить в это, потому что слишком искренними были его глаза. Еще через два мучительных дня Леша написал, что вернется, и мы поговорим. Но в Одессе будет только через три месяца, потому что у него дела в Европе. Я не поверила...
   А вскоре оказалось, что у Леши рак. Об этом мне сказала Лиля, а правда ей открыл Лешин водитель, с которым она теперь встречалась. Леша лгал, когда говорил, что предстоит операция на ноге. На самом деле ему удаляли опухоль. Он лгал о том, что два месяца будет кататься по Европе с бизнес-встречами. На самом деле это был его реабилитационный период. Но нет, он не лгал - он просто пытался уберечь меня от переживаний. Теперь я поняла, почему Леша написал, что у нас ничего не выйдет.
   Под сводом очередной ночи улетучились все былые переживания, потому что они были ничтожны по сравнению с ценой жизни человека.
   - Доброе утро тебе, Леша! И пусть сегодня ты не появишься в Сети, и я буду в полной неизвестности. Пусть я буду смеяться, а через минуту грустить. Пусть, жизнь продолжается. Я буду идти без сил, без дыхания, но с надеждой.
   С такими мыслями каждый день я засыпала и просыпалась. Прошел июнь, затем июль. Я забывалась в новых интрижках, но, когда возвращалась домой, первым делом бросалась к скайпу. Мои глаза по настоящему светились лишь тогда, когда я видела ответ от Леши. Каждый день я ходила в церковь и ставила свечку за Лешино здоровье.
   Девятого августа, как обычно, я зашла в храм, взяла самую большую свечу и хотела ее поставить, но свеча погасла. Я не зажгла ее снова, а выбежала из святого места. Люди удивленно смотрели на меня. На выходе из церкви слетел с головы мой тонкий бежевый платок. Я зашла в скайп -- ответа нет, зашла "вконтакт" - "Sit tibi terra levis". Подняла платок, опять покрыв им голову. Как быстро я выбегала из церкви, так медленно я туда возвращалась. Мои стеклянные глаза смотрели на потухшую свечу.
   О боли молчат или кричат? Вы скажите, как правильно, а то я не знаю. Не знаю ничего! Я просто стояла, а потом вдруг упала на колени, опустила лицо в пол. Я лежала, как грешница, которая пришла покаяться в тяжком грехе. Мой грех -- влюбленность? Нет, мой грех - преданность? Или, может быть, легкомыслие? Я лежала без сил и была не в силах даже думать. Кто-то попытался поднять меня, но я не реагировала. Боже, дай мне сил! Дай мне сил пережить это! Дай сил не сломаться! Дай сил идти дальше! Нет, лучше забери у меня эти силы и отдай их тому, кому они нужнее. Мне больше не надо было ничего.
   Я встала. Подошла к той самой потухшей свече и перенесла ее в подсвечник "за упокой". Я подожгла ее, поставила. Свеча горела. Здесь теперь было ее место....
   Из церкви я пошла "Стейк хауз" на Дерибасовской. Тот самый, рядом с которым уже много лет стоит корова. Я зашла в зал с бежевыми диванами и потертыми зелеными столами. Солнечный свет пробивался с окна до пола. Светильники с декоративной паутиной были отключены. Менеджер провел меня за пустой столик. Я заказала виски, даже не посмотрев в меню, потом еще сто, и еще. Закурила вишневую сигарилу "Richmond". И подумала: Господи, как же я грешна! Мой взгляд упал на целующуюся парочку за окном. И я вспомнила наш с Лешей последний прощальный поцелуй....
   Два месяца назад правой рукой Леша нежно коснулся моей покрасневшей от застенчивости щеки. Затем медленно взял мою вторую щеку левой рукой. Он держал мое лицо, как хрусталь, который так легко разбить. Со вздохом я расслабилась. Мягкость его рук... Приближение губ... Я закрыла глаза еще до того, как его губы коснулись моих. И эти пару секунд ожидания были вечностью. И вот я почувствовала... Почувствовала трепет, прокатившийся по каждой клеточке моего тела. Я сжалась, что было заметно по плечам и рукам, которые обвили Лешу так неумело. Он просто держал свои губы в легком, едва заметном касании с моими. Он обхватил мою нижнюю губу своими. Я бы тоже хотела так сделать, но почему-то застенчивость охватила меня... Мои губы дрожали и вдруг слезы брызнули из моих глаз. Они полились бурной рекой. Я и Леша ощутили соленый вкус моих слез. Трепет испарился с быстротой течения слез. Я вырвала свои губы из его уст. Красными от слез глазами посмотрела на него с отчаянием. Резко охватила руками и кинулась к губам Леши. Это было как последний рывок бегуна на дистанции. Я перебирала клеточки его губ без разбора. Мне было все равно, лишь бы это были частички его тела. Я не кусала, я заглатывала его... Я не флиртовала, я была предельно откровенна... Тогда схватила его обе губы своими и держала, держала так сильно, насколько могла. Когда мой язык проник внутрь его рта, Леша отодвинул меня своими сильными руками. Посмотрел в мои все еще мокрые глаза. Тогда я поняла, надо отпустить его. Я не смогла отпустить, в то время как он отстранил меня от себя. Он знал, что я буду помнить все детали и лучше для меня помнить поменьше....
   Постепенно я пришла в себя и надела свою привычную маску. Ко мне за столик подсела женщина и спросила:
   - Что случилось?
   У нее были понимающие и сострадательные глаза.
   - Леша умер...
   Она обняла меня по-матерински. Я положила ей голову на плече. В эту минуту мой Ангел Хранитель принял образ женщины, которая, как оказалась, была психологом. В объятиях Ангела Хранителя я посмотрела в окно. Маленькая светловолосая девочка в голубом платьице пускала мыльные пузыри...
   Я всегда буду помнить тебя, Леша, как и то, что ты хотел видеть меня счастливой!
  
   Финал, в котором наступает утро
  
   Последние слова я произнесла мысленно, потому что не могла говорить из-за душивших меня слез. Но плакали все, даже те, кто никогда прежде не сочувствовал мне.
   - Прости меня, Маша! - Галины слова прерывались спазмами. - Я всегда завидовала твоему успеху у мужчин, твоей веселости, тому, что тебе все дается легко. Но я же не знала, что ты живешь с такой тяжестью в душе.
   Она бросила ко мне на грудь, мы обнялись и зарыдали вголос, без стеснения, как рыдают деревенские тетки.
   Сейчас я понимаю, что слезами мы прощались с нашей юностью, с ее мечтами и ошибками, с ее влюбленностями и потерями. Мы были очень разными, но в тот момент нас объединяло общее чувство. В эту ночь каждая из нас была сама собой - открытой и откровенной, бесстрашной в своей открытости и потому - прекрасной. Мы увидели и оценили друг в друге то, что не замечали и не понимали все пять лет совместной учебы. И это открытие сроднило нас.
   Когда все более или менее успокоились, я предложила последний тост:
   - Девчонки, давайте выпьем за нас! Ведь мы умеем любить и пусть любовь всегда сопровождает нас по жизни!
   Мы выпили и начали расходиться. За окном было уже совсем светло. Как же быстро прошла эта удивительная ночь. Мы прощались и уходили - каждая к своим будням и заботам. Но эта ночь навсегда останется в нашей памяти.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"