Манро Поль: другие произведения.

Спираль

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:


ПОЛЬ МАНРО

0x08 graphic

СПИРАЛЬ

0x08 graphic

жуки

  
   Это нечто, что очень похоже на то, что меньше всего подходило бы по своим понятиям к разумному. Это что-то лживое и непостоянное. Это так, но ЕГО это заботит меньше всего. Есть оно и больше ничего, вокруг словно вакуум, где нет места жизни инородной жизни. Оно не любит размышлять на эту тему, потому что это подразумевает под собой признание того, что оно не есть непреложная истина, а ему это не нравится.
   Оно очень многочисленно и эгоистично. Оно безрассудно и сумасбродно. Капризно и переменчиво. Стремительно и медлительно одновременно. Временами благоразумно и трезво, но после снова импульсивно и замкнуто. Миролюбиво, но очень редко, но обычно злобно и воинственно. Местами очень развито и примитивно здесь же, но отстало и мудро где-то еще. Глупо и рассудительно в отношении одного и того же. Расточительно в глобальных делах и скупо по мелочам. Велико и низменно. Красиво и уродливо.
   Это их мир, и они чувствуют себя в нем очень комфортно. Там тепло от холода и жарко от мороза, там все так интересно, что стоит потратить века на изучение этого СТРАННОГО мира. А потом, поддавшись искушению, потерять рассудок и полюбить его и сделать его своим.
   И бесполезно вырываться отсюда. По крайней мере - никому еще не удавалось сделать этого до сего момента. Поэтому - все остается так, как есть.
   Все остается на своих местах, как бы этого не хотел здравый смысл.
  
  

розовый рассудок

  
   8.00: Боже мой, как не хочется вставать. Подниматься с теплой постельки, которая, словно обворожительная женщина, тянет тебя обратно за руку. Вот черт, надо же было идти на эту чертову фирму, которая кроме одних убытков ничего не обещает. Нет, всё. Надо будет зайти сегодня к шефу и попросить отпуск. Так больше нельзя. Пашешь, как проклятый, а отдыха руководство не обещает. Раньше хоть на море возили.
   8.01: Можно еще минут 15 поспать. Успею. Можно подумать без меня производительность, как со стула, упадет. Не хотят понимать простых рабочих. Почему они не берут во внимание наши проблемы? Можно подумать - мы роботы?! Не хотим ни есть, ни спать? А фигушки вам. Вот как не приду, разочек-другой на работу тогда они волнуются. Где же ты, мол, наш спаситель делся? Без тебя объем готовой продукции упал на десять процентов. Ага! Вот оно как! Упал объем? А у меня, может, давление упало! Тогда они привезут мне врача, который быстренько справится с задачей, лишь бы объем продукции фирмы снова стал на прежнее, стабильное положение. Тогда снова начинается: делай больше, ешь меньше, за рабочим местом не курить, после работы не выпивать.
   8.03: Ладно, подъем.
   8.10: Черт возьми, где мой бутерброд?! Вчера вечером я принес бутерброд и положил его в холодильник! Только вот где он?! Я ведь не ужинал вчера! Черт возьми!
   8.15: Это что за утро такое?!!! Бутерброд пропал, пасты больше нет, мыло смылилось! Чего еще мне предстоит ожидать?
   8:16: Нет, это просто юмор какой-то! Где мои брюки?! Я спрашиваю, где мои брюки?! Еще вчера они лежали, вернее, висели, на спинке вот этого стула! Это что, сон? Это что, гипноз какой-то? Или я уже потихоньку начинаю сходить с ума?
   8:18: Что ж - придется идти на работу в этом старом спортивном трико, рваных кроссовках и грязной майке, стирать которую все равно не понадобится, потому что порошок тоже куда-то подевался.
   8.30: Шеф, небось, в осадок уйдет, когда увидит меня в таком прикиде. Вдруг и отпуск не нужен будет? Кто знает, что скажет мне сейчас начальник, едва я только переступлю порог фирмы.
   8.31: А что я могу поделать? Что я, простой рабочий не очень авторитетной фирмы, могу поделать? Он, конечно, скажет, что не надо было, мол, напиваться до потери сознания, чтобы утром не обнаружить ни купленного бутерброда, ни пасты, ни мыла, ни брюк, ни стирального порошка. А слова: "я не пил ни капли" не произведут на него ни малейшего впечатления. "Да честно говорю вам, - я уже забыл, что это такое вы ведь сами запретили". Нет, ничего. Что за безжалостная душа!
   8.50: Это просто великолепно! Теперь из-за этого чертового автобуса я еще и на работу опоздаю! Где автобус?! А еще говорят: берегите нервы!
   8.52: Нет. О, нет! Ну, за что же это? За что эта сволочь окатила меня грязью? Зачем? Ему что от этого стало легче? Опоздавший, одетый в нечто, облитое чем-то, - фантастика!
   9.00: Где деньги? Где деньги?! Мне нужно заплатить за проезд, но где моя мелочь?!
   9.05: Ничего. Да, ладно, черт возьми, пройдусь пешком. Они выгнали меня из автобуса! Думают я специально берегу копейки, чтобы купить себе автомобиль! Ну, ничего, пройдусь, подышу свежим воздухом. Все равно я уже опоздал. Ничего, пройдусь.
   9.10: Так, спокойно - в драку не влезать. Знаю я этих "хозяев района". Тихонько обойдем, и все будет нормально. Вот так. Вроде не заметили. Ну, уж нет. Как же так? Дрянное утро - оно и есть дрянное утро. Скорее за магазин!
   9.15: Слава моим ногам! Вот что я умею делать хорошо - так это бегать. Никто меня не может догнать! Это хорошо. Хорошо, что хоть что-то получается у меня на "отлично".
   9.20: Зайти - не зайти, зайти - не зайти, зайти. Скажу, что сбило машиной, долго разбирался.
  
  -- С добрым утром.
  -- Привет. Чем тебя угостить?
  -- Холодный чай.
  -- Подожди минуту. А ты, почему не на работе?
  -- Надоело. Я вчера выиграл в бильярд бутылку шампанского.
  -- Что ты говоришь?
  -- Да, да. У него было такое лицо, когда я вкатил целых пять шаров! Такое лицо!
  -- Я сейчас.
  
   9.30:
  -- Держи.
  -- Сладкий?
  -- Нет.
  -- Отлично. Люблю не сладкий.
  -- Что у тебя за вид?
  -- Я сменил имидж.
  -- С чего вдруг?
  -- Не знаю. Сижу вчера, читаю газету, тут и думаю - а не сменить ли мне свой внешний вид? Ну, вот и изменил.
  -- Не понимаю. Вот это рванье, ты считаешь имиджем? Да еще в 47 лет?
  -- Ну, а, что? Стану, этим, как его? Ну, эти, что дорогами живут?
  -- Хиппи?
  -- Да, да, да. Именно хиппи.
  -- Ты меня просто поражаешь. Зачем тебе, на старости лет, менять образ жизни. Сидеть бы тебе дома и смотреть телевизор, а не бегать по улице в рваных кроссовках.
  -- Ты не прав. Ведь в этом есть свой смак. Представляешь?
  -- Нет. Не представляю.
  
   9:42:
  -- Как поживает жена?
  -- Все нервничает.
  -- По поводу...?
  -- Неделю назад в парикмахерской она спалила свои волосы и теперь сидит дома.
  -- Правда?!
  -- Да. У нее чуть приступ не случился.
  -- Нужно быть осторожнее.
  -- Это точно.
  
  
   9.50: Ну, теперь мне точно уйти от костлявой лапы шефа. Переживем, перетерпим. Это не конец света. Жизнь продолжается. Ну, покричит, перестанет. Он же не машина, нервы тоже сдадут, рано или поздно. Даже у машин все равно когда-нибудь садятся батарейки. А он же человек. Хотя нет, он - зверь, безжалостный волк, от которого нужно держаться подальше. Как можно дальше.
   Вот сейчас я приду и скажу, что у меня родился ребенок. Да. Вот поэтому я так опоздал. Буду держаться скромно. От подарков и предложений откажусь. Пусть думают, что что-то со мной случилось, и все начнут жалеть меня и предлагать сделать что-нибудь. А я сделаю кислую мину и скажу, что ребенок родился мертвым. То - то будет! Начнут сыпаться утешения и слова глубокого сочувствия и сожаления. Я же лишь махну рукой и с видом глубокого несчастного произнесу: "Бог дал - Бог взял. А вообще спасибо вам, ребята, за заботу". Шеф предложит мне отпуск. Но я откажусь, говоря при этом: "Спасибо, господин начальник, но я не могу уйти с рабочего места, в то время как рейтинг фирмы в глазах зарубежных акционеров постепенно падает. Спасибо".
   Сыграло! Все поверили в эту байку и теперь готовы скинуться мне на ящик качественного пива.
  
   10.10:
  -- Привет.
  -- Привет
  -- По-моему ты опаздываешь на работу?
  -- Я в отпуске
  -- Правда?
  -- Да. Дай вот, думаю, прогуляюсь.
  -- И сколько?
  -- Три недели. Думаю прокатиться по Европе. Отдохнуть хочу.
  -- Хорошая мысль. И сколько ты планируешь отвести для этого времени?
  -- Недели две, а там посмотрим. Ведь мне предложили неплохую работенку.
  -- Серьезно? И кем же?
  -- Агентом по продаже автомобилей.
  -- Ух, ты! И как скоро на новую работу?
  -- Сразу после отпуска.
  -- Желаю удачи.
  -- Спасибо.
  -- Ну, я побежал - опаздываю.
  -- Увидимся еще.
  -- Пока.
  
   10.15: Пусть думают, что хотят. Что они мне сделают, если я им скажу, что в автокатастрофе погиб мой отец? Ничего. Они только сделают печальные физиономии, разведут руками и скажут: "Ну, извини, дружище, погорячились. Извини". А я зальюсь слезами, испорчу весь носовой платок и раздеру в клочья майку с криком: "Боже мой, почему такая несправедливость?!"
   Прибежит шефушка, начнет утешать и говорить что, значит, так было угодно судьбе, значит, того требуют небеса. Ведь в самолете летел не один твой отец, а 150 человек, которым тоже заранее была уготована такая же участь. И, видя, что начальственный лепет не произвел на подчиненного ни малейшего впечатления, шеф, в отчаянии, затопчется на месте и попытается что-нибудь крикнуть. "Мужик ты или нет?!" - выдаст он. Это уже серьезный аргумент, требующий уйти в отпуск. Но пока рано. Нужно еще немного поныть, рассказывая какой чудесный трехколесный велосипед подарил мне отец, когда мне было всего четыре года. Или какую огромную форель поймали мы с ним, будучи отдыхающими всей семьей в пригороде столицы. А как хорошо было, когда отец после удачной сделки повел нас в парк, где за бесценок можно было прокатиться на лодке по небольшому, но глубокому водоему.
   Шеф повелся. Он не выдержал и ... прослезился. Все. Теперь отпуск мне просто гарантирован. Осталось только высушить мокрые глазницы и можно смело собирать чемоданы. Только вот куда?
  
   10.30:
  -- А ты явно не спешишь на встречу с фирмой.
  -- У нас сегодня выходной.
  -- По какому поводу?
  -- Завтра уезжаем на выставку достижений в области электроники.
  -- Ого! А при чем здесь вы?
  -- Специальное приглашение.
  -- А-а. Вот как. И ты тоже едешь?
  -- Не знаю. Наверно - нет. Схожу лучше в казино. Хоть отдохну.
  -- Денег много?
  -- Достаточно. Не знаю куда девать.
  -- Ну-ну. Давай, веселись.
  -- Ну, пока.
  -- До встречи.
  
   10.42: На мать наехал трейлер. Внезапная смерть. Это будет убедительнее всего. Фурор будет просто ошеломляющий. Меня просто посадят в бочку с надписью: "сочувствуем". Шеф изойдется в успокоительных молитвах. Он даст мне месяц, нет, полгода отпуска без отрыва от производства, выплачивая при этом сумасшедшие деньги.
   Да, я ошибался в нем. Он - ангел, способный сочувствовать и сопереживать. Чудесный человек, каких еще мир не знал. Потом я напишу ему благодарственное письмо с просьбой вернуться обратно на рабочее место. Но он скажет: "Нет, дружище, тебе нужен отдых и полное спокойствие. А про работу пока и думать забудь. Отдыхай на здоровье, набирайся сил. А когда ты почувствуешь, что все печали прошли, возвращайся назад, и мы поможем тебе влиться в старую колею. А пока отдыхай.
   Отдыхай! Веселись! Веселись на деньги фирмы и кушай ванильное мороженое! Играй в пляжный волейбол и живи в чертизнаетсколькозвездочных гостиницах! Ходи на званые ужины и знакомься с элитными дамами! Только, ради Бога, не говори им, что ты работник нашей фирмы. Кто угодно: агент 007, президент Папуа - новой Гвинеи, директор Роллс-Ройса, сам мистер Вселенная, наконец! Но только не наш служащий. Можешь даже заплывать за дозволенное, купаясь в каком-нибудь океане. Можешь пойти на охоту за дичью с атомной бомбой, только ради Бога приди в себя и возвращайся поскорее в наш круг. Мы тебя очень ждем".
   Это просто сказка. Сизо-голу...
  -- Эй, придурок, ты, что, не видишь куда прешься?
   Вот, черт, и надо же было так задуматься. Еще секунда и я никуда бы не поехал.
  -- Понарождается же ослов всяких!
   Сам такой. На свою физиономию посмотрел бы. Натуральный баран.
   10.50: Да я из-за него чуть машину не разбил! Еду, еду, а тут из-за поворота вылетает! Не смотрел ни хрена, ни на право, ни налево и попер! Как баран на новые ворота! А я сегодня только новую резину купил и на тебе - уже лысая, как яйцо! В следующий раз я его так подрежу, что у него потом только голова и будет вертеться - что на право, да налево! Ну и осел! Черт, ну и осел!!!
   11.01: Смотрел бы хоть куда ехал. А то видит, что я иду, и все равно прет. Самоубийца какой-то. Куда только общество смотрит, выпуская таких идиотов на улицу, да еще и за рулем автомобиля. Пора наводить порядки, а то потом и шагу нельзя будет ступить, чтобы не твою ногу не наехал какой-нибудь сумасшедший.
  
   * * *
  
   "Я счастлив. Да, я счастлив. И это небо... Без единого облака. Что там за ними? Неужели все кончается космическими станциями и холодной бесконечностью? Нет, не может быть. Там должно быть что-то. Там есть какой-то слой или что-нибудь еще, где обитают и находят свое пристанище мои больные фантазии. Или, может быть, их там много этих слоев, но не зря же меня так тянет туда - в воздух. Ведь не зря. Какая-то сила тянет меня за руки. Но если я решусь - я разобьюсь. Я сделаю шаг - и размажусь, как амеба, об этот асфальт. Нельзя. Нужно подождать еще немного. Совсем чуть-чуть. А сколько это чуть-чуть? Год? Столетие? Нет. Ждать бессмысленно. А если они увидят, что я слаб, и покинут меня? Да, они могут оставить меня. Поэтому нужно идти, чтобы обрести покой. Пойдем. Слышишь, как они зовут тебя? Пойдем. Наберись смелости и представь, что под тобой твердая дорога к спасителю. Все, пойдем - пора".
  
   * * *
  
  
   11.30:
  -- Семью сбил поезд, да?
  -- Да, господин начальник.
  -- И мозги по окну расплылись?
  -- Да, господин начальник.
  -- И даже по частям не соберешь?
  -- Да, господ...
  -- Сколько ты вчера выпил?
  -- Я,...я...я не пил совсем.
  -- А если быть точным?
  -- Ну,... может рюмку.
  -- За рабочее место, бегом! А за опоздание в полтора часа получишь отдельный выговор! И если ты еще хоть раз опоздаешь хотя бы на секунду, я лишу тебя всей зарплаты, ясно?!
  -- Да, гос...
  -- Ну, вот и славно! Работай, семьянин хренов!
  
   11.37: Волк. Как можно быть таким безжалостным? А если бы его семью сбило огромным составом, что бы он делал тогда? А еще обзывается, хренов, будто бы он знает, какой я семьянин.
  
   * * *
  
   "Что было бы со мной дальше? Что было бы, если бы я не висел здесь с петлей на шее? А что могло бы со мной случиться? Ровным счетом - ничего. Со мной уже ничего интересного не произойдет. Мои стихи никому не нужны, мой идеал - в недосягаемости, мои мечты - мечты шизофреника, моя музыка - груда бессмысленных звуков, мои рассуждения - полнейшая белиберда, а моя книга - модифицированный вариант туалетной бумаги. Ха, ха, ха. А мечтал... Большие гонорары, машина, остров, вид на море. Держите меня! Только покрепче держите я тяжелый. Упаду и разобьюсь! И во всем будете виноваты только вы! Да, да не отнекивайтесь. Кто же еще? Ладно, шучу. Это я во всем виноват. Это мне не следовало соваться невесть куда, чтобы меня услышали, а потом, так и не найдя вокруг себя бумажки с надписью "поражен вашими воображениями" скисать, как молоко, и разучивать способы завязывания петель. Последнее, причем, пришлось очень кстати.
   Ведь знал же! Знал, что моим ногам предстоит опробовать сильнейшую подножку. Так нет же - надо было идти и орать во все горло Мастеров мысли. Доорался. Да так, что ни у кого даже мысли не появилось заткнуть мне рот. Просто прошли мимо, вот и все. Ни пинка, ни восторга. Но так не интересно! Сделайте же со мной что-нибудь! Избейте хотя бы. А если не избейте, то пожалейте и угостите горячим кофе. Что вы стоите, как дубы, и смотрите?! А-а? Задето ваше самолюбие! Лучше поскорее убраться, чтобы не видеть этого орущего существа, да? Хорошо, я избавлю, может быть, вас, от этой нервотрепки. Живите, честные вы мои! Живите!"
  
   * * *
   11.50:
  -- Я же говорю - сижу на лавочке, смотрю на дом, а там какой-то мудак стоит на балконе и шепчет чего-то. Откуда мне было знать, что он сейчас вот грохнется?
  -- А он не подавал никаких признаков желания сброситься с балкона?
  -- Да говорю же, нет. Стоял себе, курил, молился вроде. Потом как сиганет через перила, я даже крикнуть не успел.
  -- Во время падения он ничего не кричал?
  -- Нет, не кричал. Бахнулся прямо у моих ног и прямо в лепешку, да. Жутко так стало.
  
   * * *
   12.00: На рабочем месте не курить, да? Да пошел бы ты к чертовой матери! Мне твои законы до одного места. Может мне еще мочиться через фильтр, чтобы экономить чистящее средство? Ты, сволочь, ты переполнил чашу терпения. С меня хватит. Наработался, да так, что пол жизни к черту ушло. Никакого удовольствия после этой хреновой работы. Все. Довольно, сколько можно? Сколько можно терпеть эту машину? Никогда ведь даже слова доброго не скажет. Только и может, что рычать да орать. Такое впечатление, что в начальники идут только дебилы и недоумки. Да какие недоумки! Таких недоумков еще поискать надо!
   С меня хватит. Натерпелся. Истратил кучу нервов, которые, между прочим,
   по научному, не восстанавливаются, и не получили никакой компенсации. А за это уже можно и в суд подать. Да! Точно! А не подать ли в суд на эту мразь? А что? Должен же он когда-нибудь дать ответ за такие несправедливейшие действия. Мужики помогут. Они то ведь тоже, должно быть, не тают от его ласки. Вот соберемся, и все подадим иск на начальство за злоупотребление положением. То-то он попляшет!
  
   * * *
  
   "Живите в свое удовольствие! Много ли вам надо? Куда там? Работайте, зарабатывайте, деньги, водите своих детей в парк, любите своих жен, ремонтируйте свои автомобили на фирменных станциях техобслуживания, совершайте кругосветное путешествие, выделяйтесь из толпы модными нарядами, ходите на охоту на фазана, но только не трогайте меня! Я прожил немного, но понял достаточно. Можно даже сказать - основное, что я увидел и услышал - усвоил на все 100%. И переварил в соответствии с моими понятиями о ВАС.
   И еще одна просьба: не говорите, и не пишите, пожалуйста, в газетах, что вы тоже поняли. Это не так. Вы ничего не поняли. Вы даже не пытайтесь понять, для чего сухие завтраки вы обычно заливаете молоком, для чего вы ругаете детей, когда видите их по уши в грязи, для чего вы покупаете дешевые вещи, а после ругаете качество изготовления.... Вы просто делайте это - и все. У вас выработался условный рефлекс. Да ладно, ладно. Сами ведь знаете, что это так. Не распускайте когти. Не изливайте на меня словесный понос, вам же самим от этого будет хуже.
   Не хотелось бы вам мешать. Мешать жить и путаться под ногами. Живите, черт бы вас побрал!"
   * * *
   12.15: Дело начинает приобретать угрожающий окрас. Что это такое? Эй, мужики, вы что, сговорились? Почему вы меня не поддерживаете? Вы что, любите эту мразь? Да у вас вообще мозги есть? Что выделаете?!
   12.30:
  -- Да, я увольняюсь.
  -- Ага, увольняешься. Ну, давай - увольняйся.
  -- Но... как?
  -- Не знаю, ты ведь увольняешься, а не я.
  -- Ты что играешь со мной?! Ты, мразь, ты хоть знаешь, что я могу с тобой сделать?! Ты хоть пре...
  -- Что?! Ну, чего заткнулся? Говори, что ты со мной сделаешь?
  -- По частям разберу!
  
   12.40: Что теперь? Ну, уволился я, ну и... А, может, не надо было? Может пойти назад и попросить шефа... Нет уж. Лучше с голоду сдохну, но к нему больше не пойду.
   12.55:
  -- Ну, что опять?
  -- Я уволился.
  -- ???
  -- Что не веришь? Да, я уволился. Я плюнул на этого урода и помахал ему рукой. Пусть теперь ищет такого же добросовестного работника.
  -- Добросовестного? 3 часа назад ты говорил, что эта работа тебе осточертела. Какой же это добросовестный?
  -- Это он виноват. Это он вынудил меня так к нему относиться.
  -- И куда ты теперь?
  -- Пойду к "синему" на хлебопекарню. Он меня еще неделю назад звал. Разбогатею.
  -- Поздно. Он уже подыскал замену. Какого-то китайца.
  -- Не важно. Пои...
  -- А что ты шефу сказал?
  -- Сказал, что на моих глазах бабку автобусом шарахнуло. В больницу отвозили.
  -- Оригинально.
  
   13.10:
  -- И вот я говорю ему: ты, мразь, я отрежу тебе уши, язык и выколю глаза. А он зажался, как испуганный котенок и глазами хлопает. Ха-ха-ха!
   13.20:
  -- ...Потом я беру его за волосы и об стол!
  -- Так ведь он лысый.
  --
  -- 13.25
  -- ...Ну, я его предупредил. Говорю: еще раз ты попадешься мне на пути, я тебе кое-что отрежу. Ха-ха-ха!
  
   14.50:
  -- ...Ублюдок. Мразь. Подонок. Я убью тебя. Слышишь? Я сказал - я убью тебя. А я сказал, что убью - значит убью.
  
   15.20:
  -- ...Я сам, вот этими руками, подойду к нему и ... Он обязательно вспомнит кто я такой.
  
   15.40:
  -- По-моему тебе пора домой.
  -- Да. Пора. Но ты запомни - я убью его. Я, вот этими руками, задушу эту мразь.
  -- Да, да я верю тебе.
  
   15.45?:
   Я приеду к тебе на шикарном лимузине, потом велю своим парням разбить твой дрянной "Опель", зайду к тебе, ты испугаешься, начнёшь просить прощения. Но хрен тебе! Никакой пощады не будет. Ты упадешь на колени, будешь лизать мои ботинки. "Ладно, так уж и быть, пощадите его парни, пусть эта крыса живет". Но все равно буду твои ночным кошмаром, слышишь, ты, урод? Я не дам покоя ни на земле, ни на небесах. Ты у меня сам будешь просить загнать тебе пулю в лоб.
  -- Эй, пацаны, смотрите, это тот, кто сегодня утром сделал от нас ноги! Держи его там, я иду!
  -- А-а, придурок, не получилось, да? Думаешь - смоешься?
  -- Мочи его! Давай, сильнее! Что, неприятно, придурок?! Ага! Будешь знать, как от нас бегать!
  -- Пацаны, по-моему, ему крышка!
  -- Как? Что, окочурился?
  -- Да! Вот, черт! Бежим отсюда!
  -- Какого черта вы его так?!
  
   * * *
  
   "Живите! Нет, не так, - существуйте! Под вечным солнцем и луной, на которые вы плевать хотели. С большой белой башни.
   Почему так получается? Почему солнцу и луне не наплевать на вас, а вам... Они продлевают вам ваше существование, а вы... Чем вы можете похвастать? Властью? Похвально, но недостаточно.
   Черт, я опять наговорил "лишнего". Извините, не хотел. Всё, всё, всё. Я заканчиваю. Нет, ну я сказал, что заканчиваю?! Что вам еще надо? Всё, я закончил".
  
  
  
  
   25.07.1999
  
  
  
  

КОРОЛИ СУИЦИДА

  
  -- Подожди, Диана, ну, подожди, пожалуйста. Давай поговорим. Зачем тебе это? Диана! Ты подумай обо мне. Диана! Спрыгивай, ну, давай, дорогая. Не надо этого.
   Диана молча стояла на подоконнике 7-го этажа. Ей всё надоело. Ей не хотелось больше ничего. Но было жаль мужа. Она любила его. А он любил её. И ему совсем не хотелось видеть сейчас жену размазанной по холодному асфальту. Он хотел спокойной жизни. Как-то не удавалось сё. Всё было слишком привычно и однообразно. Это-то и вывело её из себя.
   Все мечты расплылись, как только она увидела под собой намокший, от вчерашнего дождя, тротуар.
   Нет, так, в самом деле, нельзя. Это будет жестоко и необдуманно, Александр прав.
   Медленно она протянула руку мужу.
  -- Вот так. Молодец, - Александр трепетно взял ее за ладони, слегка потянул на себя и, через секунду она уже была в его объятьях.
  -- Вот увидишь, всё у нас будет хорошо. Я горжусь тобой. Тебе бы ведь ТАМ не дали спокойно жить. А я... Что было бы со мной? Диана, ну ты подумай: мы ведь люди не молодые, считай старики уже. Ну что нам? Да, я понимаю, 45- еще молодость в голове. Давай...
  -- Пойдем за стол, дорогой, я хочу тебе кое-что сказать.
  -- Да, да пойдем за стол. Я вот тебе сейчас крепкого чаю заварю. Ну и намучила же ты меня. Сердце болит.
  -- Не хочу чая. Я хочу тебе сказать одну вещь.
  -- Да, да, родная, садись вот, садись, успокойся. - Александр сел рядом и вгляделся в жену испуганными глазами, ожидая чего-то откровенного и, может быть, леденящего душу.
  -- Александр, я хочу сообщить тебе то, о чем хотела сообщить уже очень давно, - Диана опустила глаза и задумалась. Потом из ее глаз покатились слезы. Александр ждал. Она плакала, но молчала. И, наконец, набрав в легкие воздуха, Диана прошептала:
  -- Я люблю тебя, - и, закрыв ладонями лицо, заплакала еще сильнее. Александр не смог сдержать слезу. Что-то не так. Она что-то скрывает.
  -- И я тебя люблю. Слышишь, я тоже тебя люблю.
   Потом он обнял ее. И молча, не проронив ни слова, они просидели так до вечера, глядя в серое, мрачное небо.
   Молчание нарушила Диана:
  -- Смотри, листья опадают. Зима скоро.
  
   * * *
  
  -- Что я могу для тебя сделать, что, что?!
  -- Роман! Я - дерьмо, да, я такая, я - кусок дерьма. Роман!
  -- Линда, опусти нож, умоляю тебя, опусти нож.
  -- Роман, я устала, я устала, понимаешь?: Ты ведь не любишь меня, - Роман оцепенел. Что она говорит? - ну, скажи, я прошу тебя.
  -- Линда! Успокойся, хватит городить чепуху. Что ты такое говоришь?! Я не смогу без тебя, да сюда нож!
  -- Нет. Я хочу избавить тебя от се...
  -- Дай сюда нож!!! Порежешь себя, - я себя тоже порежу!
  
   Линда разрыдалась. Она не знает, что делать. Взглянув полными слез глазами на мужа, она увидела в его глазах боль. И этого было достаточно.
   Рука уронила тридцатисантиметровый кинжал, глаза закрылись, и девушка упала на колени.
  
  -- Нам ведь всего лишь по 23 года. Вся жизнь впереди.
  -- Гляди, только семь часов, а как темно.
  -- Ты бы ведь этим ничего не решила.
  -- Ненавижу этих соседей, сколько можно стучать?
   Роман улыбнулся. Как же он ее любит. Он рехнулся. Сошел по ней с ума.
  -- Милый, а что такое парапсихология?
  
   * * *
  
   Утро. Вялое, серое, словно его вынули из помойки. Везде грязь. Трудно дышать.
   Александр принес ей в постель кофе. Странно. Такого еще не было. Что это? Намек на прощение или просто желание сделать приятное?
  -- Тебя ждет ванна, - он наклонился и нежно поцеловал ее. А она никак на это не отреагировала. Эмоции словно убежали от нее. Ждет ванна? Он приготовил ей ванну? Зачем? Неужели она сама не могла бы приготовить себе ванну?
   Он стоял у окна и молча ждал, когда она встанет, накинет халат и тихонько выйдет в коридор. Она встала, накинула халат и тихонько вышла в коридор. Как робот. Даже не заметив крови на полу. А она знала, что это за кровь. Александр был болен туберкулезом и сегодня ночью его снова разразил жуткий кашель. Она советовала, просто умоляла его лечь в больницу, но он даже не слушал. И запустил болезнь.
   Почему в ванне всё разбросано?
   Она чего-то боялась. Сама не зная чего. Скинув халат, потянулась к крану. Страшно. Страшно взглянуть на себя в зеркало. Кто это там? Не смотреть. Нельзя смотреть в зеркало!
   Александр содрогнулся от крика. Что, что такое? Что с ней? Вылетев в коридор, он побежал в ванную комнату и, увидев на полу испуганную, рыдающую Диану, бросился к ней.
  -- Что, что, Диана? В чем дело? Почему та кричала? - захлебываясь слезами, Диана сумела выдавить из себя:
  -- Там, там, в зеркале, оно ужасное, не я...
   Александр подскочил, взглянул в зеркало, но ничего кроме собственного отражения не увидев, снова наклонился над женой.
  
   *
  -- Роман, я прошу тебя, разбей его...
  -- Что разбить, дорогая, что разбить?!
  -- Зеркало! Роман, разбей его!
   Парень привстал и заглянул туда.
  -- Линда, тебе померещилось, слышишь? Ты многое пережила, тебе нужен покой. Пойдем в комнату. Ты ляжешь, и я принесу тебе горячего чаю. Пойдем?
   Линда глубоко и часто дышала. Блузка разорвалась на плече и из-под кожи по руке стекала алая кровь. Парень взял девушку на руки и, зайдя в зал, аккуратно положил ее на диван.
  -- Вот так. Тебе хорошо?
  -- Да, спасибо дорогой.
  -- Сейчас я принесу тебе горяченького, - Роман направился в коридор.
  -- Подожди, - Линда повернулась на бок.
  -- Да, милая?
  -- Подойди ко мне.
   Парень подошел к дивану и присел на корточки.
  -- Роман, пообещай выслушать меня полностью и не перебивать при этом, - Роман посмотрел на нее вопросительно и что-то захотел сказать, но не смог.
  -- Да, я обещаю.
  -- Роман, мы с тобой уже четыре года. И... я не знаю,... что ты сейчас подумаешь обо мне; но я должна сказать тебе, что я ... по-прежнему люблю тебя очень люблю и не хочу тебя потерять. А недавно я начала замечать, что мы с тобой как-то..., я не знаю, отдаляемся, что ли... Я не хочу этого, понимаешь? Может быть, ты уже просто привык или это я привыкла...
   Линда замолчала. Опустила глаза и не проронила больше ни слова.
  -- Выбрось, выбрось это из головы, слышишь? Ты думаешь, я тебя... Перестань так думать, хорошо? Если ты все время будешь так думать, то мы и месяца не протянем. Я сейчас.
   Роман вышел. А Линда перевернулась на спину, широко улыбнулась и закрыла глаза.
  
   *
  
  -- Держи, - Александр протянул жене чашку бодрящего напитка и подсел рядом.
  -- Александр, - Диана взяла в руки кофе и еле слышно прошептала: - съездим на море. Мы ведь так давно не были на море. Там мы забудем про все, и здорово отдохнем.
   Александр опустил голову.
  -- Да, но...
  -- - Нет денег? - и оба замолчали. Черт возьми. Она прочла его мысли. Он давно хотел свозить ее на море, но все откладывал. И вот сейчас, в такой неподходящий момент она...
  -- Возьмем взаймы у кого-нибудь? - Диана с надеждой заглянула ему в глаза, и он больше ничего не смог сделать, как сказать:
  -- Да, да, милая. Мы одолжим денег и съездим к морю, - и улыбнулся.
  -- Замечательно.
  
   *
   И она ударилась в мечты. Все, только одни фантазии. Ее всегда тянуло к морю. Она любила воду. Однажды, лет семь назад, они поехали туда. И, в один вечер, она зашла в воду при закате. Было сказочно красиво, и тогда Александр сфотографировал ее. Она стояла по колено в тихом, ласковом море, а сзади... Сзади было то, о чем она мечтает снова. Ее фигуры не видно на фото, она просто слилась с водной гладью. Но она не расстроилась, потому что главным для нее было то, что находилось за ней. И, глядя на снимок, она томилась тоской. Александр видел это и изо всех сил пытался осуществить ее мечту заново. Только вот успеет ли она?
  
   *
   Изо всех сил они пытались установить на постамент фигуру какого-то человека. За шиворот сыпался мерзкий мелкий дождь. А они все равно страстно, словно это им при жизни устанавливают памятник, помогали крану затащить его на пьедестал. Он, словно играя с людьми, несколько раз падал. На пятый раз отломалась кисть руки. Но они словно не заметили этого и продолжали дальше мучить гранитное сооружение. На этот раз они дружно захлопали в ладони, когда увидели свое "детище" воздвигнутым на злосчастное место, придерживаемое все еще слабым тросом крана, который позже... лопнул и четырех тонная статуя свалилась вниз с трехметровой высоты и разбилась вдребезги. Потом приехали начальник и скульптор, пожелавший взглянуть на свое "дитя" с места всеобщего обозрения. Скульптор уехал также быстро, как и приехал, - в прокуратуру, а начальник остался "дырявить" мозги подчиненным, которые теперь, закусив в зубах строительные перчатки, заимели слишком жалкие лица. Один из них пояснил: оказывается это, был памятник человеку, который перенес все жизненные незаурядицы и конфликты с гордо поднятой головой. Поговаривали, что у него было восемь инфарктов, 235 переломов бедра, 38 ушибов в области виска, 16 сотрясений мозга, а к старости, подхватив сифилис, псориаз и малярию, прожил с этим всем "хозяйством" 12 лет (!)
   Но это только разговоры. "А вообще, - говорит рабочий - его сюда "впёрли" как предмет неподражаемой мужественности и стойкости. Вот".
  
  
  -- Позавчера, когда ты была у Юлии, тебе звонил Зосима. Знаешь, я все поражаюсь его имени. Я такого еще никогда не слышал.
  -- Роман, я тебя просто умоляю, не говори мне про это... странное имя. Пожалуйста.
  -- Не понимаю, чем он тебе не нравится. Довольно интересный и нетипичный человек. Я однажды разговаривал с ним, и он сказал мне, что ты - просто удивительная девушка. Поверь мне, он очень хорошего мнения о тебе, и мечтает лечь в больницу под твоим присмотром.
  -- Роман? - Линда опустила глаза и убрала со стола руки.
  -- Что?
  -- Я же просила тебя! Я же просто тебя просила!!! Ты что, хочешь... ты специально мне это говоришь?!! - девушка выбежала из-за стола и направилась в коридор. Роман смотрел ей в след испуганными, абсолютно непонимающими глазами.
  -- Линда! Линда!!! - девушка вышла на балкон и взялась за перила. - Линда, подожди! Да, подожди же ты! - Роман вошел следом, - Ну что опять? Что с тобой произошло? Объясни, что с тобой? Послушай, давай вот что сделаем: давай... давай обратимся к доктору. Он подскажет, что нам делать. Ведь так больше нельзя, понимаешь? У тебя неверное нервное расстройство, Линда. Ты в депрессии и здесь нужна помощь специалиста. Не за...
  -- Смотри, вон два голубя на крыше танцуют, - Линда повернулась к парню и посмотрела на него спокойным, счастливым взглядом. Роман испугался этого. - А давай мы станцуем... Рома, давай. Смотри, голуби ведь не стесняются, - Роман взглянул в ее глаза и увидел в них огонек сумасшествия. Какой-то жуткий, испепеляющий взгляд.
  -- Они ведь не стесняются. Не стесняются! Так почему же мы, дорогой, должны делать это? Я не хочу танцевать. Я не хочу танцевать!!! - и, зайдясь громким смехом, прожгла Романа еще более дьявольским, шизофреническим взглядом. Он не верил своим глазам. Что это? Что с ней?
   Схватив супругу за руку, он заволок ее обратно в комнату, захлопнул балкон и положил ручку в карман. После, вихрем полетев на кухню, достал все, что могло только причинить боль и, свалив это в полотенце, скрутил и забросил на шкафчик.
   Нет, он не может так ее оставить. Она может что-нибудь сделать. Ей может прийти в голову все что угодно. Нельзя оставлять ее одну. Но ведь ей нужна помощь. А кто поможет ей? Он?
   Зайдя в комнату, он сначала не заметил ее и снова испугался. Но после увидел ее в углу комнаты, за креслом. Она сидела, свернувшись калачиком, и смотрела перед собой. Ее взгляд ничего не выражал, а глаза были пустые и стеклянные. Она вся дрожит, как сухой лист. Ее губы шепчут что-то, но Роман не понимает их.
  -- Линда? - ничего никакой реакции. Парень подошел поближе:
  -- Линда?!! - ее глаза вдруг широко раскрылись, рот выпустил наружу пронзительный крик и, девушка еще больше прижалась к стене.
   Роман готов был заплакать. Кто это? Или, что это? Это его жена или лишенное ума существо? Но почему это произошло? Так резко и неожиданно... За день Линда потеряла рассудок и превратилась в нечто бессознательное? Черт, значит, дальше может быть еще хуже. Значит, ждать нельзя. Значит, еще один такой день - и у нее могут лопнуть мозги! Да, такое может быть?
   Роман рванулся в коридор. На бегу, надел куртку, и скрылся за дверью.
   Он знал уда идти. Знал, и, глядя себе под ноги, быстро шагал по тротуару, не обращая внимания ни на кого даже на темные лужи, в которые он постоянно наступал. В туфлях стало мокро и неуютно.
  -- Привет. Погода-то неважная. Куда только небеса смотрят? - Роман словно не услышал этого. Только потом до него постепенно дошли слова, и он остановился. "Кто это?".
  -- Роман, ты что под наркозом? - парень обернулся и увидел человека, примерно его же лет, светловолосого, улыбающегося.
  -- А-а, Зосима, извини, я просто спешу, задумался, - парни пожали друг другу руки.
  -- Куда ты так спешишь, что ничего не слышишь?
  -- Пойдем. Понимаешь, я не знаю, что такое происходит с Линдой.
  -- Ты о чем?
  -- Вчера она чуть не порезала себя. Я еле уговорил ее оставить это. А сегодня...
  -- Ну, говори же! - парни остановились.
  -- С утра с ней что-то происходит. Она словно сошла с ума, понимаешь? В нее словно бес вселился.
  -- И в чем это проявляется?
  -- Сначала она увидела кого-то в зеркале, потом ее настроение начало меняться, как перчатки, - Роман достал сигарету и закурил.
  -- Может быть, я чем-то могу помочь?
  -- Навряд ли, - Роман косо взглянул на собеседника.
  -- Почему?
  -- Знаешь, может быть тебе это известно, но Линда не очень жалует тебя.
   Роман заметил, как Зосима опустил глаза, как-то неловко затоптался на месте.
   - Говори, что у тебя было с моей женой? Только давай без распинаний.
   - Хорошо, без распинаний. Но я расскажу то, что было на самом деле. Верить - не верить - дело твое.
   Во-первых, можешь пойти к своей жене и сообщить ей о том, что она слишком доверчива к посторонним разговорам. Почему? Потому что она поверила какому-то идиоту, который сказал ей что я, якобы, сплю с мужиками и живу на деньги некоего любимого. Она, не задумываясь, в это поверила, и решила, что отныне педиков больше видеть не может, несмотря на то, что у меня есть жена, а не муж.
   Во-вторых - она с первого совместного рабочего дня пытается отыграться на мне за потерю вашего ребенка. И, в-третьих, я просто не смог бы переспать с женщиной, которая пустила по конторе слух о моей бесплодности.
   Зосим замолчал.
  -- А почему же ты тогда так расхваливал ее? - парень поднял на Романа глаза, достал сигарету, прикурил и молча отошел. Роман остался стоять. В голову лезли смешанные мысли, и трудно было выловить что-то одно. Он остался стоять. 10,15,20 минут. Кому верить? Жене или... как его назвать? Но для того, чтобы поверить ей, нужно сначала узнать ее мысли. МЫСЛИ. Еще немного и она лишится их. Еще немного и она -...
  
   * * *
  
   Котенок весело гоняется за бантиком. Его просто дурачат. Он думает, что эта мышка, самая натуральная. А его дурачат. Глупое животное! Сколько можно носится за псевдоцелью и не понять, что это все человеческие издевательства? Вот он натыкается на ножку скамейки и больно ударяется головой. Ему больно. Его обманули. Он одурачен с ног до головы. Он терпит, но горит желанием разделаться с обидчиками. Он кусает жесткий ботинок, в надежде причинить хоть какую-то боль, но снова оказывается в проигрыше. Его маленьких зубов не хватает для толстой резиновой подошвы. Люди смеются. Они не понимают, сколько горечи и обиды скопилось в душе этого маленького существа. Он хочет разрыдаться от этой жуткой несправедливости, но не может. Он не человек.
  
   * * *
  
   Александр принес Диане яблоки. Спелые, сочные яблоки. Она сначала долго смотрела на них, любовалась ярко-красными фруктами, не решаясь укусить сладкий плод. А он смотрел на нее со стороны, затаив в душе тихую радость. На губах застыла легкая улыбка, и он смотрел, как она держит в руках яблоко, словно это для нее в диковину. Казалось, нет для Дианы лучшего сейчас, чем эти пять отличных яблок.
   Он наблюдал, как она, набравшись смелости, укусила фрукт и от удовольствия закрыла глаза.
  -- Вкусно? - Александр подошел ближе.
  -- Сказочно, - она посмотрела ему в глаза и широко улыбнулась, - сказочно всё: эти яблоки, эта жизнь, сказочно то, что ты есть у меня.
   Александр был счастлив. Наверно, так счастлив он еще не был никогда. Он не взял ни одного яблока, а буквально заставил Диану съесть все пять фруктов. Хотя, сперва, она пыталась сделать вид, что наелась вдоволь, но стоило Александру выйти из комнаты, как оставшиеся яблоки нашли свое применение. Причем так быстро, что она сама и не заметила, как лишилась последнего яблочка.
   Александр, войдя обратно в комнату, обнаружил достаточно кислое выражение лица жены.
  -- Диана, что случилось?
  -- Яблоки кончились. Было так вкусно, - и, взглянув в глаза мужу, широко улыбнулась. Александр рассмеялся и, схватив Диану за талию, шутя, бросил на диван и защекотал, что было силы. Заходясь от смеха, она ничего не могла сказать.
  
   *
  
   В дверь зазвонили. Оба вздрогнули от неожиданности и подскочили с дивана. Александр приподнялся.
  -- Я открою.
   В квартиру вошли четверо людей. Примерно того же возраста что и Александр, прилично одеты. После рукопожатий Александр пригласил вошедших в комнату. Это были двое мужчин и две женщины, с постоянно, казалось не сходившей, немного глупой улыбкой на губах. Мужчины вели себя гораздо серьезнее, о чем говорили их напряженно-сосредоточенные лица.
  -- Диана! Боже мой, как давно я тебя не видела! А - ну рассказывай, чем вы тут живете?!
  -- Присаживайтесь, - Александр указал людям на диван и гости, поцеловавшись прежде с Дианой, уселись и все разом взглянули на женщину. Та, одарив каждого своей обворожительной улыбкой, вздохнула и, всплеснув руками, опустила глаза:
  -- Все хорошо. Все просто замечательно, - и бросив взгляд на мужа, который держал в глазах какую-то надежду, продолжила; - скоро мы поедем на море.
   Одна из тех двух женщин, довольно тучная дама с рыжими волосами вдруг как-то неестественно громко ахнула, хлопнула в ладони и во весь голос спросила:
  -- Правда?! Вот радость-то, какая! А на какое?
  -- Еще не решили, - Александр опередил Диану, которая что-то хотела сказать, но... - Может, выпьем чего-нибудь?
  -- Да, пожалуй.
  -- Конечно.
  -- А как же?
  -- С удовольствием, - все четверо, в один голос, согласившись с Александром, сбили его с толку. Постояв с минуту, он вышел в коридор и направился в другую комнату. Их с Дианой комнату.
   Он не хотел гостей. Хотя он и любил собраться с друзьями, но только не сейчас. Он просто хотел побыть наедине со своей женой, но видно кому-то свыше не стерпелось, чтобы не сотворить с ними такую вот пакость! Все хорошо. У нас ведь, черт, все хорошо! У него туберкулез. У нее... все хорошо. Скоро они поедут на море. На море!!! Да, у них все просто великолепно!!!
   Александр открыл секцию, взял в руку бутылку отличного венгерского вина и задумался. А что, если сказать "извините друзья, выпить нечего, ах да, вы пачкаете мне диван, не трогайте мою жену - вы заразите ее своей тупостью! А ну уберите свои руки с моей семейной фотографии, и кто вообще позволил вам врываться в мой дом?!"
   Нет, он, конечно, не сделает этого. Он будет вежливым и дружелюбным, тая внутри лютую ненависть на эту злосчастную четверку. Да, он угостит их вином, расскажет, как он выиграл в лотерее автомобиль, как они с Дианой отмечали прошлый уик-энд. Да, он сделает это! Но не из желания позабавить их, а из желания поскорее все им рассказать и выпроводить из дому. Нужно только набраться терпения. Выслушать их глупые мысли, даже не стараясь углубиться в их смысл, которого, по сути, там, скорее всего, нет. Кивать головой в знак согласия со сказанным. Поддерживать хоть как-то банальные разговоры, а потом сказать, что их время тоже имеет границы. Все.
  -- А вы слыхали, что с сегодняшнего дня время переводится на час вперед? Завтра я смогу поспать на часик больше, - сказала все та же пончикоподобная рыжеволосая женщина.
  -- Ты не сможешь поспать на часик больше завтра, в то время как стрелки переводят сегодня, - ответил солидный бородатый мужчина, не выпускающий из руки свою курительную трубку. А женщина, скорчив гримасу задумчивости, рассмеялась и снова громогласно гаркнула:
  -- Точно! И не подумала. Значит, это сегодня я проспала лишний часик! - и снова громка засмеялась. - Диана, а почему ты такая невеселая? - все повернулись к женщине и та, слегка улыбнувшись, сказала: Почему же? Я вас слушаю.
   В зал вошел Александр и, держа на лице явно вынужденную улыбку, поставил на столик бутылку вина.
  -- Вот. Должен сказать вам, господа, вино просто отличное. Оно пролежало у моего папы 37 лет.
  -- Правда? - все тот же бородатый мужчина взял в руку бутылку, по-прежнему не отпуская из руки драгоценную трубку, - За это время оно, должно быть, приобрело незабываемый вкус.
  -- Конечно, - голос подал второй мужчина, лет 50-ти, худощавого телосложения, также имевший небольшую бородку, - я помню, как на даче у моей бабушки мы пили вино с таким изысканным вкусом, что мать не сдержалась и сказала, что хочет немедленно заняться с отцом любовью.
   Все засмеялись.
  -- Я слыхала, - снова заговорила рыжеволосая женщина, - что Роберт Холлистер выкупил, не поверите, ВСЕ акции компании "Мэджик Лордс".
  -- Это еще что, - вставила голос вторая женщина, с отвратительным цветом лица, белыми, как снег, волосами и монголоидными глазами. Она была чересчур мала и худа собой, - этот чертов американец не идет ни в какое сравнение с моим соседом. Он купил какую-то каморку и организовал там предприятие по производству резиновых перчаток для фермеров. Однако эти перчатки так понравились медикам, что они начали скупать их огромными партиями. И к концу этого года Сильва сколотил себе огромное состояние.
  -- - Лиза, ты не права! - дама с рыжим лесом на голове не унималась. - Разве может какой-нибудь перчаточник обойти первого акционера фирмы, который скоро станет ее главой?
   Дамы начали оживленно упрекать друг друга. Он смотрел на нее. Она смотрела на него. Он говорил ей - "какой идиотизм, не правда ли, дорога?" Она отвечала ему "да, это просто кошмар". "Когда же это кончится?" "Никогда". Он улыбнулся. Она тоже улыбнулась. Их потянуло друг к другу. Но их разделяли между собой четыре нежеланные фигуры. Необходимо налить вина. И они снова будут вместе.
  -- Людовик, открой, пожалуйста, бутылку, - Александр протянул мужчине перочинный ножик, и тот принялся за дело. Повозившись с минуту, результат был достигнут, и красная жидкость полилась в бокалы.
  
   * * *
   Человек поднял руку и щелкнул пальцами.
  -- Похоже на третью степень шизофрении. Ее срочно нужно доставить в клинику. Я не могу точно поставить диагноз, но, похоже, что это очень серьезно.
   Роман закрыл лицо руками и тяжело вздохнул.
  -- Самое худшее, что может быть?
   Человек выдержал сочувственную паузу и взглянул на Линду.
  -- Смерть.
  -- От шизофрении еще никто не умирал! - Роман закричал, - вы доктор или думаете, что вы доктор?!
  -- Поймите, я не знаю точно, что с вашей женой. Если это и шизофрения, то далеко не третья, а может быть вообще шестая или седьмая степень, то есть, есть опасность кровоизлияния в мозг из-за перенапряжения нервных клеток, понимаете?
   Роман подошел к окну и увидел как там, на улице, играет в какие-то игры веселая детвора.
  -- Делайте что-нибудь.
  
  
   * * *
  
  -- А вы слыхали, что директор Центробанка купил себе новый "Феррари"?
  
  
  
   27.08.1999
  
  

НЕ ВЕРЬ СТРАХАМ

  
  
   Какие-то местные беспризорники разожгли в саду костер и, усевшись, начали рассказывать "страшные" истории. Все дрожали от страха и прикусывали губы в ожидании кульминации. Это был пик всеобщего страха и дети, затаив дыхание, бегали глазами по скверу, за деревьями которого якобы кто-то прятался.
  -- Эту историю мне рассказал мой сосед. Кода он работал в банке, у них был директор, злой как собака, маленький и толстый. И вот этот директор однажды выбросил на улицу, ни за что, ни про что, одного работника. Вот. И он, этот работник, так разозлился на директора, что пошел ночью на кладбище и позвал мертвеца из очень богатой могилы. Мертвец встал и сказал, что он может просить у него все. Даже деньги. А работник сказал, что хочет убить того директора и денег в придачу. Мертвец сказал, что он может идти и что он все сделает, - ребятишки снова раззявили рты в ожидании чего-то страшного и подсели поближе друг к другу, - А потом он сделал так, что, когда этот директор брился, то обязательно резал себе щеки и из них текла кровь. Потом она капала на пол, и получались слова "я отомщу тебе". И так всегда. А потом он умер, директор этот, что у него кровь кончилась, и он высох.
  -- А, что с работником тем?
  -- А тот мертвец потом встал, и снова потом его убил.
  -- Работника?
  -- Да, он его утопил.
  -- Жалко.
  -- Да уж, хороший дядька был.
  
   * * *
  
   Все газеты пестрели заголовками: "Спокойная жизнь без душевных проблем". За определенную плату, довольно крупную сумму, предлагалось очистить душу от повседневных переживаний. Метод не указывался, зато довольно убедительными казались фотографии тех людей, которые, якобы, полны счастья и чувствуют в данных момент прилив сил и энергии.
   В справочную посыпалось неимоверное количество телефонных звонков с просьбой поподробнее рассказать об этом чудодейственном методе избавления от переживаний. Секретарша, молодая девушка, лишь подозрительно "огибала" эту тему и вполне кокетливо приглашала всех звонивших посетить пробный урок. Были вежливо указаны улица, дом и сам избавляющий.
   Как и ожидалось, у места приема было огромное скопление людей, по тем или иным причинам переживающих душевные расстройства. Однако, как это и принято в делах подобного рода, собрание несколько задержалось, и после полуторачасового простоя толпы у подъезда дверь открылась, и народ, вздохнув от предвкушаемого избавления от мук, дисциплинированного вошел внутрь.
   Внутренний интерьер здания поразил многих. По крайней мере, чуть ли не половина присутствующих присвистнула, увидев богато обставленную прихожую
   Люди столпились, и через минуту к ним, с лестницы, спустилась молодая особь лет 20-ти, не больше. Выглядела она просто замечательно, вследствие чего у собравшихся сложилось впечатление стабильности и процветания данной "фирмы".
  -- Учитель сейчас спустится к вам, - сказала брюнетка и демонстративно поднялась обратно.
   Люди принялись ждать. Расположенные вдоль стены стулья были заняты довольно быстро, но их не хватало и на половину народа, и оставшиеся стоять прислонились к стене. Кто-то упомянул слово "учитель" и по головам пронеслась молва всякого рода относительно того, что если это учитель, значит лицо авторитетное, следовательно, много знает и умеет, то есть на него можно смело положиться. Сразу за этим присутствующие принялись рассказывать друг другу истории о том, что же все-таки побудило их придти сюда в этот вечер, на сеанс какого-то "прорицателя", который обосновался в городе и проводит сеансы по удалению страхов. Какая-то бабушка рассказала, как восемь лет назад, когда ее муж умер, она долго мучалась и не спала по ночам. Она все ждала, когда за ней придет ее возлюбленный, и все молилась святой Марии за упокой его души. И вот однажды, в ночь на Рождество, муж пришел к ней и застал ее с другим пожилым мужчиной, мирно пьющим кофе и рассказывающим его жене притчи прошлого. Та, не выдержав увиденного, упала в обморок. Мужчина же, хоть и был более выдержанным, но также решил больше не задерживаться и опрометью бросился к двери.
   Муж, выведя жену из комы, пообещал ей адскую сковородку и конвой в шесть чертей. С тех пор она сама не своя.
   Толпа сочувственно замолчала. Кто-то защелкал языком, кто-то, тяжело вздохнув, заерзал на стуле.
   Тишину нарушил мужчина, лет тридцати. Поведал он о том, как чуть не сбил машиной здоровенного баскетболиста, за что тот поклялся ему страшнейшей расправой. Проблема, правда, не была бы собой, если бы не размеры и телосложение мстителя, по сравнению с которыми наш герой выглядел сущей букашкой, тем более что каждый вечер несчастному парню мешают спать по ночам назойливыми телефонными звонками. А позавчера гангстеры в конец обнаглели и разбили окно его джипа, которое стоит, чуть ли не как сам джип. Придя домой, у мужчины зазвонил телефон, и несчастному сказали, что никакие обращения, даже в самые верхи правоохранения, не исправят ситуации, кроме еще большего ее усугубления. Сегодня этот парень сидит с остальными, томясь надеждой расправиться с обидчиками.
   История третьего рассказчика - женщины в годах, вообще заслуживает всяческих компенсаций за один только роман о своих бедах и несчастьях, которые ей пришлось пережить.
   В период ее полового созревания группа гинекологов обнаружила у девушки абсолютную невозможность воспроизводить потомство. В результате - сильнейшие переживания и глубокий стресс отразились сильнейшим образом на психике молодой женщины. Мучения длились до выхода замужества, когда ей было уже 35 лет. Супруг очень повлиял на женщину и та, спустя год, официально согласилась с мужем о взятии ребенка-сироты. Все шло просто замечательно, и постепенно женщина забыла о своей главной неспособности.
   Они ходили по выходным в парк, покупали свежие пирожки и вообще наслаждались жизнью. Так шло бы и дальше, если бы не явились истинные родители мальчика и не потребовали его обратно. Но мальчик, увидев тощую фигуру матери, немедленно прятался за широкую штанину нового отца. Мать орала во все горло, что в случае отказа от требования, на стол судьи ляжет бумага, где толстенными буквами будут написаны обвинительные изъяснения, а наши герои, выслушав все до конца, принялись доказывать ей все имеющиеся в их арсенале опровержительные факты нежелания самого ребенка возвращаться к прежним родителям.
   До суда дело почему-то не дошло, как бы не распиналась и не клялась мамаша засадить "новоиспеченных" родителей за решетку, не было абсолютно никаких признаков того, что дело заимело хоть какую-то важность.
   Так длилось около двух месяцев, и наши родители подумали было об удачном конце всей этой истории, но, однажды возвращаясь домой, отец и одновременно муж семейства, наткнулся у входа в подъезд на довольно солидных людей, которые попросили его отойти с ними. Отошли они к машине, принадлежащей, по обыкновению, весьма авторитетным сословиям людей. Главу семьи пригласили сесть машину, чтобы кое-что обсудить. Наш герой, конечно же, догадался, что разговор предстоит весьма содержательный и... может быть нелегкий. На счет чего была беседа, он также догадывался.
   Дабы не утомлять никого нудным содержанием толкования, будет замечено только, что разговор авторитет держал следующего характера: во-первых, люди требовали либо мальчика, либо сумму денег, довольно умозрительную для простого содержателя семейства, который от таких условий пришел в неописуемый трепет; во-вторых, при отсутствии одного из вышеуказанных элементов были обещаны крупные неприятности, проникающие во все сферы деятельности семьянина, которого, по оглашении приговора, отпустили "с миром".
   Жена после обнародования условий, пала ниц и потеряла чувства, пробыв в таком расположении духа ровно 15 секунд, т.е. до момента помещения ее под холодный душ.
   Публика постепенно начала забывать о цели прихода в этот странный дом, занявшись одними лишь житейскими рассказами, но спустя час после появления на лестнице чудесной брюнетки, на глазах изумленных присутствующих показалась фигура человека, сходящего оттуда же, откуда сходила, его, видимо, секретарша.
   Человек медленно спустился и остановился на второй ступени. Одет он был в шикарный фрак, благоухающий приятным ароматом. Небольшая бородка и седоватые волосы вкупе с позолоченной оправой очков делали его лицо несколько аристократичным, и оно отдавало некой ученостью. Скрестив на груди пальцы рук, человек чуть поклонился присутствующим и с приветственной улыбкой на губах сказал:
   - Добрый вечер, - все находящиеся в зале встали и также, только немного нелепо поприветствовали его, - прошу прощения за задержку. Я просто всегда немного волнуюсь перед выступлением и обычно даю себе слабость чуточку отдохнуть.
   Черты лица человека сменились на глубоко задумчивое и серьезное выражение.
  -- Итак, я думаю, все присутствующие здесь дамы и господа явились сюда сегодня, чтобы избавиться от какого-либо душевного груза, сковывающего сознание. Вы чем-то озабочены, вас беспокоят текущие проблемы, вы просто не можете найти себе место в жизни? Что же, я постараюсь вам помочь, если только вы сами захотите и твердо поверите в то, что внутренние муки, как все в этой жизни, имеют свой конец. Рано или поздно им придется покинуть вас вследствие будущих благоприятных событий. А теперь, дамы и господа, попрошу вас всех пройти со мной в комнату, где я дам вам первый урок приобщения к спокойному состоянию души. Пойдемте.
   Человек поднялся по лестнице, и весь присутствующий электорат тронулся вслед за загадочным учителем. Каждый старался не шуметь, ибо все ясно понимали, где они имеют честь присутствовать.
   Поднявшись на второй этаж, учитель повел людей по темному коридору, который венчало огромное окно, демонстрирующее всем признаки скорого наступления зимы.
   Человек остановился у последней двери слева, дернул ручку и отошел, пропуская людей вперед. Комната была обставлена довольно дорогой мебелью, поставленной вдоль всех стен. В комнате было довольно тепло и уютно благодаря необычно красивым цветам, источающим особенный, успокаивающий аромат.
  -- Прошу вас садиться, - человек указал вошедшим на диваны, и закрыл за собой дверь. Мест хватило всем. Одна женщина, правда, сперва слегка растерялась, не обнаружив свободного места, но какой-то мужчина подозвал ее, слегка пододвинулся и довольная дама с благодарностью за столь джентльменский поступок, улыбаясь села и уставилась на лектора. Тот, снова скрестив на груди пальцы рук, окинул взглядом толпу, подошел ближе к центру комнаты и слегка кашлянул.
  -- Первым делом я хотел бы, конечно, представиться. Но так как я не склонен признавать свойственную человеку склонность к авторитетности, то зовите меня просто Рафаил, и я на этом настаиваю, потому что хочу, прежде всего, создать среди вас, присутствующих, атмосферу дружбы и доверия. Посему отбросим подальше наше чрезмерное самоуважение и прикроем рукой нашу гордыню. Я думаю, вы согласитесь со мной, следуя мудрому учению о братстве всех людей и принятия чужих проблем, как своих собственных. Иногда это является спасительным для нас и, наверное, для самих страдающих и ищущих понимания. Ведь раскрыв душу другому, пусть и не близкому, а чужому человеку, вы чувствуете, как часть той серой тучи, занявшей вашу душу, постепенно рассеивается. И человек, рассеивавший ее, поможет вам в скорейшем обретении покоя. А ведь не секрет, что состояние души отражается во всех качествах человека. Если вы угнетены - вы себя плохо чувствуете, а если вы себя плохо чувствуете, значит, ждите в скором времени появления целого букета болезней. Здоровье физическое, т.е. здоровье вашей физической оболочки, напрямую зависит от здоровья душевного. И это уже давно не секрет. Здоровье - гонорар мудрых. Будьте мудрее, и не доверяйте, кому попало, свои сокровенные тайны. От этого вам может стать еще хуже.
   Но как, как сделать так, чтобы здоровье всех центров было вечным спутником жизни? Ведь болезней, как сказал Берне, тысячи, а здоровье одно. Здесь вам поможет выражение, имеющее в своей сути, саму начинку благого состояния. Эта мудрость принадлежит Писареву и прекрасно отражает главное дело человека: "Все усилия благоразумного человека должны направляться не к тому, чтобы чинить и конопатить свой организм, как утлую и дырявую ладью, а к тому, чтобы устроить себе такой образ жизни, при котором организм как можно меньше приходил бы в расстроенное состояние, а, следовательно, как можно реже нуждался в починке".
   Для этого нужно найти себе настоящего друга, прежде всего человека. С тем, с кем не придется выяснять отношения, с кем не будет страшно и пустынно. Кому можно довериться и излить душу. Лучший друг - лучше всякого сокровища. Он примет вас таким, каков вы есть, не сравнивая вас с общественными стандартами. Друг - ваша вторая половина, которая никогда не потребует от вас невозможного, но оценит вас по достоинству. И именно дружба обеспечивает нашу душу необходимыми условиями гармоничного существования.
   Будьте щедрыми. Дарите окружающим свет своих материальных и духовных богатств, ибо то, что вы отдаете, возвратится к вам, рано или поздно, с удвоенной силой. Но вы не должны "отрывать от сердца". Это не будет считаться проявлением щедрости. Вы должны ДАРИТЬ, дарить, с надеждой сделать что-то приятное и полезное, т.е. по внутреннему порыву сердца. Если же этого не происходит, знайте: - вы отдаете, как отдаете деньги в магазине. Помните - разбрасывая вокруг себя зерна добра, вы не теряете их, а приобретаете в гораздо большем количестве.
   Но, наверное, стоит перейти к основной теме нашей сегодняшней встречи. Это боязнь. Боязнь в зависимости от ситуации и жизненных перипетий. Это может быть страх начальства или злобного соседа, страх перед Богом или страх перед смертью, страх от встречи нежелательного человека на улице, или же просто страх перед жизнью. Нам, простым людям, не дана возможность исследовать самые глубины подсознания. Этим занимаются избранные, опытные и знающие личности. Мы же попытаемся понять, что такое страх на самом деле, и, какие существуют методы для предотвращения разрушительного действия его на психику.
   И так, страх - чувство, эмоция, возникающая у нас людей. А так же животных в случае какой-либо кажущейся или действительной опасности, ожидании боли, смерти. Это естественное явление в какой-то мере защищает человека от необдуманных поступков. Людям свойственно ощущать страх при созерцании чужой муки, боли или смерти. Но существует другой порядок страхов, это страх высоты, стесняющих пространств и т.д. Но мы не будем затрагивать эту тему, так как для нас сегодня главное - освобождение от страха пожирающего, потерявшего контроль, страха приведшего нашу психику к последней черте отчаяния, то есть - страх немотивированный.
   Я хочу, чтобы вы раз и навсегда запомнили одну очень умную фразу, сказанную Белинским: "Человек страшится только того, чего не знает, знанием побеждается всякий страх" Запомните это. Вы должны не предаваться предрассудкам, а мудро оценивать ситуацию, может быть она совсем не стоит того, чтобы проявлять к ней какой-то страх. Охарактеризуйте все и вся, ибо постоянное чувство страха приводит к боязливости, что может стать одной из черт вашего характера. Конечно, нельзя сказать: "не бойтесь!" Этим мы абсолютно ничего не решим. Но человек должен научиться бояться одного - страха. Да, да именно страха должен бояться человек. Его нужно отбросить в сторону, осознавая, что чуть ли не половина всех страхов - необоснованна. Другая же половина - лишает человека его естественного достоинства.
   Бойтесь страха, если не хотите, чтобы вслед за первым пришли десятки, которые доведут вас до сумасшествия.
   Попытайтесь, просто сделайте попытку, взглянуть на вещи другими глазами. Посмотрите на свои страхи с улыбкой, и они растворятся в вас также как капля чернила в море воды. Хотите жить счастливо? Это невозможно, если страх не покидает вас. Если вы не свободны от него, то у вас ничего не выйдет. Освободитесь. Вливайте в себя новый глоток силы и ощутите способность сдвинуть горы. Вам это удастся, если вы сами этого захотите. Сейчас это ваша первая обязанность, ибо, куда бы вы ни пошли, всюду будете ощущать дискомфорт и косые взгляды. Вами станут управлять как механической игрушкой, а вы ничего не сможете поделать. Я думаю, вы согласитесь, что чувство собственного бессилия - чувство крайне неприятное. Как сказал Ключевский: "разница между храбрым и трусом в том, что первый, осознавая опасность, не чувствует страха, второй же чувствует страх, не сознавая опасности". Поймите и вникните в эти слова. Сперва осознайте то, чего вы боитесь, а уже после решайте, бояться его или нет.
   Первых Богов на свете создал страх. Нам предстоит отвергнуть своих подсознательных хозяев и зажить своей жизнью, жизнью в которой не будет места мучительным схваткам между "я хочу" и "я не могу" Вы можете! Могут все. Тот, кто вечно боится всего происходящего - низкий человек, т.к. страх низкое чувство, которое конечно не выходит за рамки дозволенного. Этот человек никогда вам не поможет и даст правильного совета. Страх коварен. Он - чужак, не свой в вашем мире. Он - предатель, а предательства - смерть души. Чтобы заставить замолчать тех, кто мешает вам жить вы должны обрести упорство и настойчивость, только так, чтобы последнее не перешло в ссору и разразилось жутким скандалом. Смешайте эти два качества с терпением - и вы получите идеальный комплекс предохранительных компонентов для защиты от страха. Сначала, конечно, вам придется туговато. Вы будете мешкать, будете нерешительными. Но только одно условие заставит вас сделать это: сила воли. Заставьте себя, не дайте себя накрыть чьим либо крылом и переходить в рабство. Заставьте, будучи твердо уверенным, что если этого не произойдет, - вы проиграете, ни перед кем-либо - перед собой. Вы уступите самому себе. А это печально, если вы не являетесь хозяином самого себя.
   Настойчивость - залог успеха. Стойте на своем, но не усердствуйте особо, можете потерять чувство собственного достоинства. Будьте всегда предельно спокойны - это оградит вас от стрессовых ситуаций, а, следовательно, от избытка страха. Своим спокойствием вы убьете гневного человека, потому что, будучи импульсивным, он не обнаружит в вас встречной реакции, что произведет на него еще большее, отрицательное впечатление, и он больше ничего не сможет поделать, как смириться с вашей победой. Теперь вы его хозяин, а он не может противостоять вашей психологической силе. Тот, кто способен все вынести, может решиться на все. Эти слова просто незаменимы в борьбе со страхами.
   Одновременно будьте более терпимы ко всему происходящему. Проходя по подземному переходу, не называйте музыкантов "грязными оборванцами". Проникнитесь теплом и симпатией к этим людям, которые хоть и отдают нам музыку, но все же не из злых помыслов. Слова Прентиса гласят: "Терпеть нетерпимость чрезвычайно трудно, а терпеть нетерпимое - просто невозможно". Но на то ведь и дается нам жизнь, чтобы искать новые способы решения неразрешимых проблем, чтобы идти вперед, к знаниям и мудрости, чтобы там, где-то вне нашей жизни, не остаться невостребованными. Надо уметь переносить то, чего нельзя избежать.
   И так, три правила, три качества которыми должен обладать каждый человек - это терпение, настойчивость и упорство. Спокойствие, прежде всего душевное, является матерью этих качеств. Приобретайте и дорожите этими свойствами, потому что вам будет, чем дорожить, ибо не каждый может похвастаться присутствием данных качеств.
   Не прав тот, кто вечно думает, что он прав. Старайтесь ясно и осознанно оценивать ход своих мыслей, рассматривайте их со всех сторон, обследуйте - и уже потом убеждайтесь в их верности. Очень важным является умение признавать собственные ошибки. Но если вы будете настойчивы в этом вопросе до невозможности, вы, в конце концов, дойдете до отторжения вас окружающими, значит, вы снова закроетесь в себе, наедине со своими обидами и чувствами мести, что снова способствует всплытию на поверхность страха перед людьми. Не бойтесь сознавать собственные ошибки, вы от этого не проиграете по двум причинам. Во-первых, вы почувствуете, как происходит очищение вашей сущности. Во-вторых, люди повернутся к вам, и вы ощутите на себе приход удачи во всех делах.
   Еще одно очень важное условие - полнейшая концентрация на своих делах, т.е. вам нужно научиться действовать таким образом, чтобы не обращать ни малейшего внимания на внешние раздражители, которые норовят испортить вам все дело. Здесь я снова отсылаю вас к развитию в себе полнейшего спокойствия и уравновешенности. Знайте - чем больше вы отвечаете им, тем больше они прилипают к вам. Научившись быть спокойным, выработав это замечательное состояние, вы путаете их. Они запутываются в собственной цели, не встретив взаимного.
   Если кто-то постоянной старается уколоть вас как-нибудь - держите себя в руках и не давайте эмоциям выплеснуться наружу. После вы убедитесь, что в этом выигрываете только ВЫ, а не он, показывая всю отвратительность своего нрава. Надменный взгляд и слова: - "ты что, правда, так думаешь?" произведут, куда больший эффект, нежели размахивание кулаками. Я не имею в виду те ситуации, когда это просто необходимо в целях самообороны. Здесь нужно просто проявить мужество и не дать противнику взять верх, но это уже не затрагивает нашей темы, поэтому останавливаться на этом мы не будем.
   Я хотел бы затронуть еще одну тему, после которой мы перешли бы к рассмотрению ваших вопросов, проконсультировать каждого из вас, если, конечно, вам позволяет время. Но если кому-то нужно срочно уйти, то я не смею больше никого задерживать. Те, кто хотел бы остаться, могут посидеть, я вас долго не задержу, ибо это в ваших же интересах.
   Учитель замолчал. С места поднялась какая-то женщина в рваном осеннем пальто и прошла к выходу. Рафаил отворил ей дверь и та, не попрощавшись, скрылась в темном коридоре.
  -- Может быть Вас проводить? - спросил Рафаил. Не услышав в ответ ни слова, закрыл дверь пошел к центру комнаты. Итак, вернемся к нашему разговору. Думаю, вам самим будет известно, что чуть ли не полжизни вы отдаете на выбор собственного состояния духа. Вы выбираете, но не можете до конца сделать свой выбор. В этой ситуации великолепным решением проблемы или толчком к решению проблемы могут стать девять слов, девять слов философа Марка Аврелия, который заразил своей мыслью известнейших психологов Земли. Итак, эта фраза, способная перевернуть наше мышление, звучит просто, но ее следует понять: "Наша жизнь есть то, что мы думаем о ней". - Рафаил выдержал небольшую паузу. Люди достали бумажки и защелкали ручками, - и это верно, как ничто другое. Ведь если вы убиваете себя постоянными жалобами на свое "беспросветное" существование, то вы обрекаете себя на такое же дальнейшее "беспросветное" существование. А если вы каждое утро радуетесь веселому солнцу, то оно и впредь будет дарить вам минуты наслаждений свои теплом, ведь верно?
   Для каждого человека жизнь обретает такую окраску, какую он сам себе создает. Создайте себе такой образ, который бы символизировал ваше отношение, положительное отношение к жизни. Это может быть сияющая, цветущая, залитая солнечным светом поляна. Или красивый, безупречный, совершенный человек, который шепчет вам о том, что жизнь, как ни крути, - прекрасна. Есть ужасная, гнетущая форма существования. Но усилиями можно превратить ее в жизнь. Для этого не нужно изменять других. Для этого нужно только одно - изменить себя. В этом кроется залог успеха. Ищите слабые стороны в себе и исправляйте их, претворяйте жизнь светлые замыслы, перетряхивайте свое воображение по сотни раз и оно даст вам силу.
   А чертой, выделяющей весь наш сегодняшний разговор можно назвать то самообладание, без которого успеха не видать даже во сне. Та воля, при помощи которой мы не даемся в руки отчаяния и держимся на плаву хорошего расположения духа.
   На сегодня, я думаю, будет достаточно. Теперь предлагаю перейти к рассмотрению волнующих вас обстоятельств. Прошу вас делиться со мной своими проблемами, и мы вместе будем искать выход, и, в конце концов, я надеюсь, найдем разрешение самых сложных и запутанных историй.
   Сначала повисла неловкая пауза. Каждый ждал, когда кто-нибудь разрядит обстановку первым. Но, просидев около минуты в полной тишине, молчание нарушила женщина, рассказавшая историю с приемным ребенком. Здесь, в присутствии опытного психолога, она потратила на свое повествование в три раза больше времени, чем там, в коридоре. Учитель слушал ее очень внимательно и даже попытался успокоить несчастную мать, когда та дошла до описания бессонных ночей после объявление вердикта злыми "дядьками" и расплакалась.
   Вечер продлился около часа и Рафаил, дав рекомендации всем присутствующим, пожелал спокойной ночи и, вежливо попрощавшись, вышел в соседнюю комнату.
   До подъезда людей проводила все та же великолепная брюнетка. Люди, горячо обсуждая друг с другом результаты беседы, разошлись по домам.
  
  
   * * *
  
  -- Глядите, вот из-за дерева голова торчит! Это тот призрак с могилы, бежим, пока целы!
  -- Вот я вам сейчас задам, как в парке костры жечь! А ну, вон отсюда, гаденыши беспризорные! Давно оплеух не пробовали?!
   Мальчишки вмиг подскочили и принялись убегать со всех ног.
  -- Ну, надо же! Сколько уже гонял, нет - все равно ходят и палят. Чертовы беспризорники!
  
  
  
   08.08.1999
  
  
  

ГОВОРИТЬ ИЛИ МОЛЧАТЬ

  
   Вот оно. То самое ожидание, вернее присутствие того чувства, когда нет ее. Он боялся этого. Но ведь она в надежных руках. Они спасут ее, и пусть только попробуют не сделать этого. Он за свои действия не ручается, если она... Нет, этого не будет. Она выздоровеет, и все будет хорошо. Они забудут, они готовы будут забыть, про все эти неприятности. Надо будет сделать так, чтобы она больше никогда не вспоминала об этих днях. Нужно будет хорошо потрудиться, чтобы вычеркнуть из ее головы этот промежуток времени.
   Смерть... Если так, тогда получается, что и от насморка тоже можно Богу душу отдать? Бред. Какая смерть? Или эти подонки любят так шутить? Молодцы, грамотные парни. Валяют дурака, учась в каком-нибудь медицинском колледже, платят огромные деньги за диплом, а потом, так ничего и не узнав, говорят, что "этот случай медицине не известен". Вот так. Так что смерть - вполне реальная опасность, будьте начеку, а то может не поздоровиться.
  

*

  
   Снова закапал паршивый, моросящий дождь. Кто-то словно играет и шутит, выбрасывая каждый день такие неприятности. Небо затянуло, казалось, бесконечными тучами, сквозь которые не под силу было пробиться даже самому сильному лучу солнца.
   На горящий пепел сигареты упала капля и потушила ее. Влага поползла все дальше и остановилась у пальцев. Он не заметил этого. Он смотрел вниз, на асфальтовую дорожку, постепенно приобретающую блестящую поверхность. За последние полчаса по ней не прошел ни один человек. Но он смотрел, не отрывая глаз. Ему это нравилось. Нет, это все просто потрясающе. Он не чувствовал себя. Он мог ущипнуть или ударить себя, ничего не почувствовав при этом. Ему не было больно, не было никакой досады и обиды, было лишь полное равнодушие ко всему. Рука с сигаретой сама, словно по таймеру, поднималась к губам, те, также, автоматически не затянув порцию дыма из погасшей сигареты, отпускали ее, и она вновь ложилась на мокрые перила балкона, чтобы через минуту опять проделать то же самое.
   В мозгу текли какие-то мысли, он проговаривал их про себя и отпускал дальше.
   "Это все Зосима. Его рук дело. Линда погибнет. А может, нет. Доктора сейчас все умеют. Они вернут ей рассудок. Она погибнет. Зосима - подонок. Нужно пойти к ней и принести чего-нибудь вкусненького. Будет рада. А он нет. Он со злости лопнет. Хочет ее убить? Сам и умрет. Она нет. 23 года - ерунда. Лишь бы уколов много не давали.
   Вон и в самом деле на крыше голуби танцуют. Как это у них получается? Надо же - кругом танцуют. Умные птицы, черт возьми. Кто их научил так делать? Наверное, их главный большой голубь. Наверное...".
   На дороге показалась фигура. Девушка. Да, девушка. Она идет медленным, неторопливым шагом в сторону Романа. Он не видит ее. Его взгляд задержали на себе танцующие птицы, и он очарован. Девушка потихоньку плыла по тротуару и слегка выставила руки, ловя редкие капли. На ней только легкий сарафан и больше ничего, в такую мерзкую погоду. Шаг, еще шаг. Она подняла голову и посмотрела на девятый этаж. Никого нет. Она ожидала увидеть там фигуру, знакомую ей лучше, чем что-либо, но ее там нет. Жаль. Еще раз, взглянув вверх, опустила голову и медленно поплыла дальше. Жаль, а так хотелось сделать приятное. Но видно ее уже никто...
  -- Линда? - она вздрогнула, остановилась и медленно обернулась, - что они с тобой сделали? Это ты, Линда? Скажи хоть слово, - парень подошел к девушке и взял ее за руку, - ну, скажи хоть что-нибудь.
  -- Роман? - ее лицо было спокойно, а глаза сияли, - Роман, они сказали, что все в порядке, что это пост шоковое состояние. После сильных стрессов такое случается со слабонервными, - она говорила как-то однотонно, мало выделяя слова.
  -- И они отпустили тебя вот так вот?
  -- Да, сказали, что все в порядке.
  -- Пойдем домой, - Роман накинул на плечи девушки куртку, обнял ее за талию и они пошли к подъезду дома. Через минуту их силуэты скрылись в темном прохладном тоннеле.
  

* * *

  
   В полдень у здания правительства собралась уйма народу. Все кричали, ругались, целовались, жали друг другу руки и бросали к дверям здания скомканные бумажки. Некоторые повесили на шею огромные таблички с надписью: "знания свет, незнания - тьма", или "ученые тоже люди". Совсем интересен был лозунг одного усатого мужчины, кричавшего больше всех: "сбросив свет науки в помойную яму, вы бросаете туда же себя, ибо мы - лицо нации".
   Примеров великое множество. Требование - одно: дать шанс просвещенным людям общества спокойно и уверенно трудиться на благо.... Версий было много: Родины, близлежащих государств, фонда беженцев, голодающий районов Африки и бедных, замерзающих полярников, которые ждут, не дождутся, когда в небе над головой появится вертолет "благотворительного" цвета и сбросит им ящик-другой гуманитарной издержки.
   Люди простояли около трех часов и вскоре, на сооруженную наспех трибуну, взошел человек. Деловито держа в руке курительную трубку, он махнул рукой, и толпа утихомирилась. Начал он с громких приветственных воплей, которые начали постепенно перерастать в бурный, откровенный "наезд" абсолютно на все слои политической иерархии. Вспомнив всех государственных "звезд" "добрым" словом оратор перешел к констатации неоспоримых фактов нищенского существования подавляющего большинства умных людей страны. Бедолага надрывал свои голосовые связки, как мог, и вскоре в его голосе послышалась явная хрипота.
   Окончив комментировать и зачитывать письма возмущенных ученых, человек принялся снова вспоминать верхи государственной власти далеко не лестными словами, делая это с особым смаком.
   Слова эти, видимо, залетали прямо в открытые окна чиновников, которые поперхнулись все разом, услыхав недозволенные в солидных кругах выражения, попивая свой обеденный кофе. И, посчитав брань как оскорбление личного достоинства, спустились вниз, и в один голос приказали главам правоохранения навести порядок.
   Орущего академика стаскивали с трибуны силой. Первые попытки ни к чему не привели, т.к. разгорячившийся ученый схватил толстую дубину, и разогнал этим самым исполняющих обязанности на довольно большой радиус "неприкосновенности".
   Началась битва. Люди бросились на "обидчиков", к которым позже прибыло пополнение, и начали защищать свои права своими же вывесками и лозунгами, ломая их о головы несчастных правоохранителей. Была наспех сооружена небольшая баррикада, из-за которой вылетали не только гневные слова великой ярости о явной несправедливости, но и вполне увесистые предметы, летевшие аккурат в окна бело-синих машин.
   Было забавно и то, что в эту общую потасовку лезли какие-то прохожие, совсем не имевшие отношения к цели конфликта. Однако значения для них имела ни столько цель, сколько сами конфликтующие. Били всех подряд, несмотря ни на что.
   За полчаса площадь превратилась в одно большое бунтующее столпотворение, часть которого, вдоволь насытившись настоящими событиями, еле уносила свои избитые ноги куда подальше, убегая без оглядки. Одному человеку серьезно повредили череп, и скоро над головами бунтарей послышалась сирена "скорой помощи". Это, видимо, произвело должный эффект на обе стороны, и, примерно через полчаса на центральной площади города подувал мирный ветерок, разнося остатки прошедшей битвы.
  
  

*

  
   По скверику у дома правительства прогуливалась пара. Пожилой мужчина, лет 60-ти, типично интеллигентного вида - в очках, с бородой, укутанный в теплое осеннее пальто, и женщина, также не молода, но сохранившая свою прежнюю молодость лица, держала его под руку. Мужчина, окинув взглядом разгромленную площадь, повернулся к женщине и недоуменно спросил:
  -- Это у вас всегда такой бардак?
  

* * *

  
   Легкий бриз нагоняет на песчаный берег маленькие волны. Этот шелест морской воды заставляет содрогнуться от небывалого внутреннего спокойствия, чувства свободы птиц и ощущения гармонии во всем, что тебя окружает. Покрасневшее солнце, спрятавшееся за маленькие облака, бесконечная морская даль и она полна счастья. Вот она - мечта. Она явилась снова и она не упустит шанса испить ее до конца.
  -- Здорово, правда? - Александр держал ее за руку и тоже не мог оторвать взгляда от сияющего горизонта.
  -- Это ведь не сон, дорогой, я ведь вижу это?
  -- Нет, милая, это не сон. Это с нами. Ты счастлива, я счастлив, что может быть лучше? Мы снова молоды, Диана.
   Она посмотрела ему в глаза и подарила свою очаровательную улыбку.
  -- Давай останемся здесь. Мы будем счастливы до конца наших дней, дорогой, давай останемся. Там нас не ждут, там нам просто нечего делать.
   Он опустил глаза, и немного помолчав, сказал:
  -- Останемся.
  

* * *

  
   Вечером, поздним вечером, он вышел на берег из их маленького домика - чешской двухместной палатки и, сев на песок, задумался. Хотелось о чем-нибудь поразмыслить, но мысли никак не могли задержаться хоть на секунду. Бегали, суетились, прыгали и не подчинялись его приказам.
   Глупости... Он вечно говорит глупости. Вот сейчас он сказал ей, ответил ей на ее такое же глупое предложение остаться, - "останемся". Но ведь это невозможно. Как можно остаться здесь навсегда? Нормальный здравый смысл не может такого позволить, если исходить хотя бы из простых человеческих потребностей. Что, что они будут есть? Ему нужна работа, но где ее найти? Им нужен дом, но за какие деньги его купить?
   Они такие разные. Они думали, что они абсолютно одинаковы в своих взглядах, но ведь это не так. Она готова голодать, жить в палатке и умереть здесь. Он же не может позволить этого ни ей, ни себе. А она, наоборот обидится, когда он скажет ей, что все это нереально, и что он как бы пошутил. Но не увозить же ее спящей домой. Кто знает, что может с ней случиться тогда. Она снова встанет не пути огромного трейлера или предпочтет ему глубокое озеро?
   Что теперь делать? Он хорошо ее знает и знает, что она ответит ему. Она отправит его обратно, гневно топая ногами, упрекая в беспомощности, а сама, раздевшись догола, войдет в воду и будет нежиться там часами. А ты смотри, завидуй, наблюдай, как твоя жена плюнула на все и предпочла чуть-чуть одичать, чтобы обрести полное счастье до конца своих дней. Ты же - полный трус, боишься поговорить с дикой природой с глазу на глаз, помериться с ней силами, устроить конкурс на выживание, испытать себя, наконец. Какой же ты трус! Полный абсурд, да? Как можно выжить вместе, где кроме воды, песка и ветра ничего нет?
   А вот попробуй, пошевели мозгами и поймешь, как выживали здесь люди сотни лет назад, люди без напичканных электронными формулами, мозгов.
   А может все-таки стоит? Может, стоит потягаться силами с морем, стать вторым Робинзоном Крузо, отрастить длинные волосы и густую бороду? Это же романтика. Потом ведь будет о чем вспомнить, листая старый семейный альбом. Хотя, какой альбом? У них ведь никогда не было ни альбома, ни самого фотоаппарата. Тогда можно будет оставить своим потомкам на память камни с высеченными буквами собственного языка, и пусть гадают. Пусть разгадывают их способы строить жизнь, уж точно они будут не таким, как у них, в будущем.
  

*

   В час ночи его снова сразил жуткий кашель. Он уже думал, что вот сейчас и суждено попрощаться со всем и всеми. Диана крепко спала, и он отошел как можно дальше, когда почувствовал неладное. А когда мучения окончились, он снова вышел на берег и уселся на уже охлажденный песок.
  

* * *

  
   "Иногда кажется, что вот, скоро, я должен сделать что-то, от чего могут содрогнуться небеса. Что-то глобальное, ошеломляющее, свое, личное, ни на что не похожее. Только вот - что? Говорят, что нужно искать, рыть носом землю, ловить воздух, тогда из этого воздуха получится то, что нужно приобрести, сделать своим идолом и до конца своих дней молиться на него. А если не словишь, он, она или оно будет вездесуще. Забыть про сны и здоровый отдых не составит проблем. Она станет безжалостным убийцей мозгов, дробящим до основания призраки старых желаний, прогоняя их прочь, оставляя уставший грязный интеллект наедине с новой целью, которая не станет тянуть руку, предлагая помощь. Она будет терпеливо ждать, пока истощенный, изменившийся организм не совершит то, что будет ему по силам. Он может напрячь последние, связывающие его с жизнью нити и, протянув невидимую руку, схватить ее за ногу. Она, осознав, что свет близок, улыбнется ему и подставит вторую ногу.
   Но может быть всё наоборот. Он может не выдержать, лопнуть, разлететься, разбрасывая свои потухшие останки только вокруг себя, не дальше. Лопнет. Станет тихо, но только вокруг него. Она опустит руки, посмотрит еще раз - не показалось ли, и, увидев полу впитанные землей кусочки слабой плоти, закроет глаза и растворится. Всё, нет никого, кто смог бы вытянуть свет в таком случае. Но ведь еще не известно. Ведь если есть шанс - значит, есть жизнь, движение. А раз есть движение, значит нужно влиться в него и грести из последних сил, опережая течение. И тогда она встретит на берегу смеющейся, улыбающейся, довольной жизнью, снова обретенной.
   Весь этот бред может показаться реальностью, потому что реальность - такой же бред, в котором несовершенство - центральная точка отсчета всего исходящего, разлетающегося куда угодно, но только не туда, куда требует разум. Мысли избрали для себя путь, но вскоре обнаруживают преграду на нем. С самого начала пути они тверды и совершенны, но стоит им уйти в мир сущий, как их меняют, безжалостно коверкают и бросают под другим углом. И это уже не мысль, это реальность, измененная, вывернутая наоборот мысль, потерявшая свой естественный смысл, она ничего не стоит.
   Кто-то захочет вспомнить о ней. Он выкапывает ее, достает, стряхивает с нее накопившуюся пыль отторжения миллионов, не зная, что она никогда не станет тем, чем ей суждено было бы быть. Над ней неустанно летает призрак измены. Его нет только там, где есть сила. Но он ведь не знает. Не знает, сколько возрождения пережила она, мысль. Но разве возрождение с мгновенной смертью - это жизнь? Она устала и теперь смотрит на него голодным взглядом. Ей все равно. Ее постигали сотни раз и все безуспешно, и она уже почти привыкла не видеть света, не слышать звуков жизни, не ощущать себя.
   Кто всем этим руководит? Строгий босс с толстенной сигарой в зубах? Предприимчивый бизнесмен с чемоданом? Старый священник, потерявший надежду разбогатеть? Это они издают распоряжения о стирании с лица вселенского разума звезд бесконечного желания мудрости, глядя через призму, наполненную серым веществом, не пропускающим свет на все, что видят вокруг себя, и только вокруг них? Все мысли проходят специальный контроль "качества", проверку на пригодность служения. Специальная комиссия, исключающая яркие дефекты.
   Многого хочется... Многое хочется изменить в неопределенную сторону, потом взглянуть со стороны на содеянное и сказать себе, что главное, основное "что-то", еще там, в другом понимании сущности. И нужно выбрать одно из двух: спокойно ждать, изредка поглядывая, проверяя, не наступило ли ожидание того великого, что напоминает о себе постоянными вспышками тщетного желания покорить вершины себя.
   Или отрастить большие когти, найти дерево завета, вспомнить светлые моменты будущего, отбросить подальше тяжелый груз страха, такого же эгоиста как старый монах, и отправиться в тяжелое и опасное путешествие в бескрайние просторы - владения Абсолюта - мудрого, строгого и справедливого, дающего шанс каждому, кто не хочет быть услышанным только вокруг себя, кто не хочет видеть свои потухшие останки полувпитанными землей.
   Образы не ясны, эмоции неопределенны. Радость смешивается с грустью и получается в итоге белая пустота, которая затмевает себя своей же белой пустотой. Времени дается бесконечно много. Но для того, чтобы успеть совершить все, о чем грезит разум, нужно иметь невероятную выдержку и все получится. В противном случае земли самого-самого поглотят неудачливое сознание, и все потеряет значение, кроме одного - жизни, только чужой жизни, не его.
  

*

  
   ЕГО жизнь имела значение и здесь, и там. Его уважали и охраняли. И здесь и там. За его душой гнались и черти и ангелы, потому что он стал тем, кем хотел быть. Он стал владыкой времени, ему подчинялись стихии, но он был... человеком. Осознав однажды себя, он понял, что может осознать все. И он осознал всё. Его тут же полюбили, вознаградили тысячами почестями и главой, которая была не нужна его отторженному состоянию души. Покой, ветер, солнце - вот всё, что ему нужно было в этой жизни, в которой его не принимали те, кто не верил ему. Их было большинство, но те, кто были с ним твердили, что все изменяется, перекрещиваются два луча, меняются местами в списке значимости. Их души встретятся когда-нибудь на больших путях. Косые взгляды вечных противников зачтутся в бланк неблагопристойностей.
   А пока они ждут своего часа. Их учитель, в вечном размышлении стоит на балконе особняка и смотрит на водную гладь. Как не спеша подплывают к берегу маленькие волны, как лунный свет отражается на спокойной поверхности, лаская воображение своими мелькающими бликами. И никого, кто смог бы потревожить его заглянувшее далеко за пределы вселенной сознание.
   Он знает всё, но не знает одного: говорить или молчать о том, что он знает точно. Говорить или молчать про то, что мозг, не его, состоит не только из левого полушария, что свет стал так ярок, что затмевает себя, что Солнце и Луна поворачиваются темной стороной ко всем, кто их не видит, как надежда на спасение стала так слаба, что боится прикосновения слабого ветра, превращающего ее в несбыточную мечту. Панический страх накрывает ее с головой - и он знает это лучше, как никто другой.
   Его провозгласили исследователем всего живого и неживого в мире, в том самом мире, который он знал и ненавидел. Мир ненавидел его еще больше, но эта взаимная ненависть иногда переходила в любовь, которая не скрывала за собой лживых взглядов и отпрысков тупой лести. Это была искренняя любовь с откровенными желаниями узнать больше. Но стоило ему сказать что-то новое, как дружба снова переходила в обратное, и место искренности занимала интуиция.
   Проходят месяцы, и мир тоскует по нему. Он знает, что без его мудрости не выжить в самом себе - и все начинается сначала. Вся история любви и ненависти повторяется уже далеко не в первый раз. И с первого взгляда может показаться абсолютная идентичность попыток установить единый порядок, но это не так. Он знает, что это лживо, потому что ощущает к этому все большее и большее недоверие. Его проницательность бьет тревогу. И он ей верит. Потому что он знает, кому верить, а кого счесть за воплощение призрака измены, от которого, как ему известно, никуда не деться, но который всегда знает, как себя проявить, чем запудрить сознание, как из зла сделать добро.
   "Ты пропал, парень, - говорил он себе, - ты - полнейший неудачник и ты не достигнешь пика знаний себя. Ты никогда этого не достигнешь, потому что все валится из твоих рук, ты не можешь держать правильную волну настроений и вечно проваливаешься". И всё менялось, словно по мановению волшебной палочки. Картина менялась координально. Все переворачивалось прямо пропорционально его планам, не внушающим никаких радужных эмоций.
   И вот в один прекрасный день он осознал это. Он осознал все происходящее с ним, и только с ним. Он понял, что недостаточно просто сказать себе: "у меня ничего не выйдет", чтобы заполучить милый взгляд удачи, махающий тебе рукой. Нужно поверить в это так, как веришь в себя. Но это происходило только с ним. А когда в глубине ярко отрицательных эмоций появлялся лучик веры в лучшее - все пропадало, и это действительно становилось тем, чего он боялся. Один маленький лучик плюсовых чувств решил строящуюся империю зла, которое позже должно было превратиться в источник света. Но он был доволен собой. Открытие этого факта выбило его из колеи, и он впал в депрессию, забыв, что эта депрессия - прямой путь к счастью, потому что в его сознании не было места хорошему, и матовая туча заполонила всё, предвещая самым глубоким уровням его "Я" последующее спокойствие и умиротворенность.
   Но тогда он еще не был тем, кем он является сейчас. Сейчас он верит только в то, что знает. Знает, как многого можно достичь, держа язык за зубами, потому что, вырвавшись однажды на волю, она, идеальная мысль, разносится по воздуху и, разламывается на мелкие кусочки, падает, в конце концов, на землю и умирает, не устояв перед призраком измены, который не делит ее на материальную или не развившуюся еще внутри, там, в глубинах.
   Он знает, что он живет только для того, чтобы понять, для чего он живет. Для того чтобы передать все, что он знает, тем, кто будет после него. А таких было много. Великое множество "посвященных" с зелеными глазами пытались, словно назойливые насекомые, пробраться в тайны его мышления, украсть драгоценные аксиомы, но всегда натыкались на непреодолимую стену его силы. Да, он силен. Сдвигает горы, мечтая сдвинуть себя. Он растаял, когда к нему явился посланец мастера его мыслей и сказал, что отныне ему ведомо сокровище эмоций и характеров. С тех пор макияж его личности настолько безграничен, что многие сравнивают его с облаком: оно никогда не бывает одинаковой формы.
  

* * *

  
  -- Они издевались над моей малышкой?
  -- Нет.
  -- Тогда они, наверное, презирали тебя?
  -- Нет. Они любили меня. И я их любила.
  -- Ты их любила?! За что?! За то, что они...
  -- Тихо. Тихо. Не говори ни слова. Слышишь, как они идут, как они меня любят? Но не бойся, я им сказала, что ты мой, самый хороший. А они сказали, что готовы забрать нас с собой. Осталось совсем немного. Скоро мы увидим Малуку. Малука - чудо. Он всегда говорит только правду и никогда не держит нас за дураков. Слышишь, как он играет на фортепиано?
  

* * *

  
  -- Понимаете, это подобно тому, как из пластилина вы лепите новую, абсолютно другую фигуру. Словно вампир, передающий другому человеку свою субстанцию, перестраивающую организм. Это действие настолько сильно, а психическая сила при передаче настолько велика, что противостоять этому практически невозможно. Единственный выход - закрыть глаза и умчаться как можно дальше. В противном случае вас ждет полнейший крах, а ваша психика разрушится, словно песочный домик под ливнем.
  -- Каков процент передачи импульсов на расстоянии, превышающем возможность непосредственного общения с зараженным?
  -- Практически нулевой. Передача импульсов "разрушителя" происходит с помощью органов чувств: глаза, уши, нос. Особенно сильное влияние производится зрением, так как глаза являются основным средством контакта. Без реакции, в процессе соединения зрительных лучей, звуковых вибраций и восприятия встречного запаха передача "разрушителя" невозможна.
  -- Как работает "разрушитель"?
  -- Принцип его разрушительных свойств можно сравнить с гипнозом, ибо в обоих случаях давление осуществляется, прежде всего, на психику. Различие в том, что "разрушителю" не нужны специальные методы вызывания у человека состояния сна. Действие происходит сразу и на все 100% . "Разрушителю" сон вообще не представляется особо важным условием удачного проникновения внутрь сознания, в то время как в гипнозе нельзя добиться удачного эффекта, не прибегая при этом к усыплению индивидуума. "Разрушитель" гораздо совершеннее, нежели гипноз. Его цель одна - власть над разумом.
  -- Как можно классифицировать "разрушителя"?
  -- "Разрушитель" - неосязаемая субстанция, состав которой нам пока неизвестен. Известно одно - чем больше зараженных, тем больше "разрушителей". Он не способен проникнуть в мозг по воздуху, воде или суше. Он не может проникать через стены или перегородки. Единственный способ проникнуть в мозг, как я и говорил - только при помощи органов зрения, слуха и обоняния.
  -- Как можно защититься от пагубного воздействия "разрушителя"?
  -- Самое важное условие безопасности от носителей "разрушителя" - остерегаться людей, совершающих резкие движения, молчаливых с безразличным взглядом, предлагающих встретиться с неким Малукой. Он, якобы ведет человечество к светлому тоннелю и, главное, отлично играет на фортепиано.
  -- Верующие люди во все горло орут, что "разрушитель" - чистой воды бес, то есть дьявол, вселяющийся в человека. Что вы думаете об этом?
  -- Я не согласен и никогда не буду согласен с этим. К этому утверждению их привело чрезмерное незнание собственной книги поклонения. Дьявол мог вселиться в человека, когда считал нужным и совсем не ждал встречного взгляда. "Разрушитель" - вирус, настолько совершенный, что не поддается ни обнаружению, ни уничтожению. На данный момент его нельзя запечатлеть даже самыми современными компьютерными системами. Вирус СПИДа кажется, по сравнению с "разрушителем", лишь гриппом, ибо "разрушитель" также не обещает носителю ничего радужного, приводя его, в конце концов, к смерти.
  -- Какие первые симптомы того, что "разрушитель" проник в мозг?
  -- Первые симптомы - полнейшее стирание основных эмоций. Страх, радость, грусть пропадают. Наступает пустота, которая позже переходит в бурное реагирование на окружающие раздражители. Страх появляется вновь, только уже страх всего, всепоглощающий и уничтожительный. Затем наступает именно то состояние, которое ведет личность в бездну - отрешенность, резкие движения, внезапные судороги и - смерть через 4-5 месяцев.
  -- Существует ли вероятность эпидемии?
  -- Вполне возможно и даже неизбежно.
  -- Как вы думаете, об этом стоит говорить или молчать?
  -- Странный вопрос. Об этом нужно орать, говорить везде и всегда, пока население планеты не превратилось в обреченное, разрушенное скопление сгнивших разумов!
  -- Большое спасибо и успехов Вам.
  
  
  
   24.10.1999
  
  
  
  

ОПЫТЫ И ОШИБКИ

  
   Ближе к полудню в уличное кафе заглянула молодая пара. Парню было где-то 27, длинные волосы, достаточно солидно одет. Девушка примерно того же возраста, красива и также со вкусом одета. Они присели на белые пластмассовые стульчики и, спустя минуту, уже пили свежий фруктовый напиток, закусывая его сладким печеньем.
  -- Ты, в самом деле, считаешь, что нам нужно этим заниматься?
  -- Разве ты так не считаешь?
  -- Эрнест, но ведь ваше изобретение не прошло ни единого испытания, оно не имеет сертификата и вообще не известно к чему оно может привести.
  -- Хочу тебе сказать, Ева, что ты ошибаешься. Испытания проводились на животных после того, как Марк разработал новые лучи, проникающие глубоко в мозг. Макс сделал заключение, что передача может произойти на какое-либо животное в том случае, если носитель адаптировался и достиг критической отметки. Это никому не известно, но именно в этот момент вирус способен поразить все, что только имеет свойства двигаться. Опыт показал положительный результат, а это значит, что мы теперь спасены.
  -- Что значит адаптировался?
  -- Просто сразу объект чувствует его, но сам контролирует ход мыслей. Позже, спустя месяца три, он теряет все и становится машиной.
  -- И сколько же длится операция?
  -- Не больше часа. Все зависит от степени сложности адаптации.
   Девушка достала сигарету, прикурила и откинулась на спинку стула.
  -- Неужели об этом действительно никто не знает?
  -- Нет. Только я, Марк, Макс и Мариел. Давай пройдемся, - парень привстал и подал девушке руку.
  -- С удовольствием.
   Они вышли на уютную зеленую аллею и, не спеша, пошли вдоль тротуара.
  -- Я постоянно думаю, Эрнест, кто или что же он такое. Откуда он взялся, черт возьми.
  -- Понимаешь, он... материален. Он может думать, мыслить, у него есть интеллект. Это практически разумное существо, которое может сделать с тобой все что угодно. А появился он... просто, настолько просто его появление, но насколько совершенна его сущность. Его породили мы. Мы, своим отрицательным отношением ко всему. Родители истребителя разумов, даже не догадывались о последствиях своего упорного достижения нелепых целей.
  -- Но КАК он мог появиться на свет?
  -- Так же, как появляются на свет автомобили и шариковые ручки. Смотри: кто-то томиться мыслью о чем-то, и эта мысль, поддерживаемая притоком энергии, растет и совершенствуется. Он - это скопление великого множества отрицательных мыслей, которые созрели и вырвались наружу. Но существует довольно странный парадокс: энергия, злая энергия, рожденная чтобы развернуться на 180 градусов и направиться обратно, причинять и выливать людям обратно все свое зло, поступила иначе. Она решила мстить человеку другим способом - доводить его до безумия, рушить его психику и, в конце концов, взорвать мозг и довести до смерти. Это, согласись, гораздо жестче, нежели обсыпать не душу, а тело материальными вредителями. Что может быть хуже конченного психопата, который отрывается от общества и уносится неизвестно куда, неизвестно кем? Таких тысячи и не известно, сколько будет их через час или два.
  -- Но ведь оружие найдено?
  -- Да, найдено, но ведь есть одна очень важная проблема: как можно вытянуть всех зараженных, зная, что адаптированный до предела не может мыслить и принимать решение? Его сознание крепко контролируют, не отпускают. А кто согласится не собственное умерщвление? Он не дурак. Он все прекрасно понимает. Для него тело только лишь игрушка, не более. Главное опустить в свою копилку еще одну жалкую душонку. Хищник, понимаешь?
  -- Но если это воплощение зла, то неужели нельзя победить его проявлением добра?
  -- Это воплощение всех людских пороков, а не каких-то дьявольских понятий. Нельзя заставить думать всех так, чтобы назавтра поток положительных эмоций захлестнул общественное зло с головой. Такого не будет. Не будет, потому что он материализовался. Если бы это произошло до того, как он стал сущностью, когда формировались его физиологические центры, разум, интеллект, когда он был всего лишь зародышем, его можно было подавить наплывом благоразумия. Но теперь поздно, слишком поздно.
  -- Но как можно было бы уничтожить его?
  -- Когда он появлялся на свет, вся отрицательная сила мысли скапливалась в определенном месте, создавая что-то вроде гравитации вокруг себя, привлекая этим самым множество других минусов. В то время даже самая ничтожная доля положительной мысли, даже ее слабый отблеск, был способен разбить и сокрушить строящийся организм. Но ее не было. Ее ждали, но так и не дождались. Зато теперь все готовы ринуться в добро лишь бы избежать больничной койки.
  -- Поздно.
  

* * *

  
   Рано? Рано, говоришь? Почему рано? Что, разве я уже не старик? Посмотри мне в глаза, мне надоело быть... марионетка, да? Да, мне надоело быть марионеткой. Смотри: ты говоришь, что все в этой жизни я делал ради одного - чтобы обогатиться. Нет дружище, все это - мое полусознание. Оно все морщинистое, потому что кто-то искромсал его своими когтистыми лапами.
   А ты помнишь, как ты предложил мне срочно спасать свою душу? Я хорошо это помню. Только вот от кого, от чего ее было спасать? Она была прозрачна и чиста, как хрусталь. Потом пришли вы... Вы... И что с ней сделали? Вы превратили ее в простой стеклянный сосуд неизвестно с чем. И вообще, зачем я это несу? Надо же, какой идиот!
  
   Записал...Теперь?... Это и хорошо и плохо. Жизнь хороша и отвратительна одновременно. Как это замечательно - любить тех, кого ненавидишь. Кто ты? Ты тот самый, кто вечно кричит, что он - полное ничтожество? Ты не наш. Это точно. Когда ты появился на свет, говорили, что ты испортишь всем жизнь, помнишь? Помнишь, как ты не хотел, чтобы тебя называли отщепенцем? Ты не хотел, но знал что это так. Бросал в сторону книги, набираясь опыта жизнью. Книга - кусок бумаги, чему может научить бумага? Помнишь, как ты ошибался, делая первые шаги познания сущности себя и других? Как розовые мечты, становясь реальностью, больно били тебя, будучи слишком смелым, чтобы просто войти в общий круг и так незаметно, привычно, обыденно стать частью хоровода.
   Кто-то сказал тебе, что ты неудачник, а ты взял и запросто в это поверил, потому что убедиться в этом не стоило ничего. Это действительно было так, но ты мог просто пропустить это мимо ушей - и все стало бы на круги своя. Почему? Просто вспомни как ты, собирая вокруг себя частицы всеобщего уважения, таял, расплывался на глазах от одного лишь упрека в непостоянстве. Боясь лжи, постепенно сам становился источником извращенной неправды. Мастером изысканного обмана, построенного на игре мыслей, не дешевой иллюзии. Это было явное превосходство. Помнишь? Затем ты стал не просто этаким знатоком лжи. Это было чудесное притворство. Сознайся, ты был королем положений. Ты был твердо уверен в победе своей мысли.
   Но так вышло, что со временем гордая сменяемость переросла в панацею, всепоглощающую лаву лживости, обманчивой смены личности, подобно цирковому представлению, когда не в силах распознать истинный смысл чувств, неподвластных даже тебе самому. Когда ты, ощущая редкие порывы стремлений познать свое "Я" не мог определить себя: пошлое и развратное или утонченное и изысканное. Лабиринт эмоций и непонятных озарений выпал перед тобой, и ты выбрал дорогу удачи. Решив идти вдоль стены, ты никуда не пришел, недооценил всю запутанность ходов, ты запутался в себе и, как следствие тебя, осел, не в силах более созерцать останки тех, кто выбрал этот же путь.
   Пометив свой путь серой краской, ты вышел обратно к тому, от чего отталкивался сначала. Потом было затишье, в течение которого ты искал выход. Разложив все по полочкам, ты создал для себя и не только, стандарты по которым ты видел способы распознать во многих обличиях своей сущности себя, свою истину. Тебе показалось, что ты нашел ее, держишь ее за руку, но после эта норма стала твоей "знакомой", а ты оставил ее на произвол судьбы, не пользуясь своим же изобретением. Вы просто ходили рядом, говорили о банальных вещах, не углубляясь в ее суть. Делая все для кого-то, не оставляя места себе, ты замкнулся и разочаровался в своем сознании. Твоя былая притворская слава переросла в жгучую тоску по старым временам. Ты почему-то решил, что все вокруг - ложь, такой же искусный обман как все то, что ты выдвигал на всеобщее обозрение. Твой солипсизм перерос в основную форму твоего мышления. Ты умер внутренне, но как это ни странно было осознавать, ты все же оставался тем сумасшедшим ненавистником всего лживого, твоего же лживого существования. А помнишь, как кто-то сказал тебе, что ты настоящее сокровище? Помнишь свою реакцию? Ты сказал, что это полный бред и не желаешь больше слышать этого. А почему? Почему ты сказал, что, черт возьми, я даже и не догадывался, теперь я знаю, что я сокровище? Ты сказал, что ты - дрянь, полное ничтожество, без малейших признаков на поправку. Я помню, как после этих слов ты осознал, что это действительно так. Ты ощутил себя им. Но, что бы ты ответил на упрек в твоей слабости, в том, что ты слишком закрылся от других и открываешься полностью и целиком только тем, кому доверяешь не на все сто? Это был бы крах твоей империи, потому что малейший бунт может испортить все твои планы и надежды, когда в душе теплится надежда о собственной значимости. Все сваливается в помойную яму. Самомнение снова не стоит и выеденного яйца. Так было до тех пор, пока тебя не начали ценить. Абсурд, не правда ли? Ведь обычно все получается наоборот. В таких случаях уважение к самому себе должно вырасти и превратиться в ярко-желтую гордыню. Нет. Это научный парадокс. Ты слаб, и не в состоянии признать свою действительность хотя бы на один процент. Ты возненавидел себя и вскоре понял, что эта лютая ненависть, желание, дикое желание разбить себя о вечный камень не пройдет просто так. Итог - жуткая, затянувшаяся на годы депрессия и... попытка. Неудачная попытка покинуть всех и вся, и сделать то, о чем грезило твое тайное, затаившееся в закромах черное облако, туча абсолютного пессимизма и безразличие ко всему. Да, у тебя были мечты, ты хотел чего-то, чего сам не мог определить, что это за "странное" желание сделать что-то новое, что изменило бы все. Потом ты понимаешь, что ничего менять не стоит. Ты хочешь оставить все так, как есть. По-прежнему. Бессмысленно глядя в даль, стоя на пороге срыва не думать ни о чем. Просто забыться, позвонить одиночеству и провести с ним долгие ночи, пока ему станет не по себе от твоих желаний. Оно ощущает дискомфорт рядом с тобой, в то время как ты радуешься каждой минутке пребывания с ним. Ты полюбил его и единственное чем ты стал дорожить в своей жизни - было оно, удручающее одиночество. Но, в то же время чувствуя себя неуютно рядом с тобой, оно осознавало всю важность знакомства, потому что ты раскрывал для него больше, чем оно самом знало о себе.
   Научился любить только тех, кого ненавидишь. Не спорь. Ты сам это выработал в себе. Ощущать симпатию к тем, кого желаешь видеть нигде иначе, как в преисподней. И наоборот: ненавидеть тех, кто ради твоего же блага способен на неимоверные пожертвования. После всего этого не плохо бы было задаться нелепым вопросом: кто же ты на самом деле? Полнейший кретин, лопающийся от собственных противоречий или прямая противоположность стандарту? Ты сам хоть знаешь ответ на этот вопрос?
   Не думай, что это все. Это не так, это далеко на все. Есть еще одна немаловажная сторона твоей темной сути. Какая - спросишь ты? Твое непостоянство. Твое постоянное непостоянство грозит тебе изнутри, и поделать что-либо с эти ты не можешь ровным счетом ничего. Желая чего-то одного, все твои сизо-голубые мечты разбиваются вдребезги о жесткую сущность тебя. Смотри: ты ставишь перед собой цель добиться кого-то. Да, кого-то, а не чего-то, проводя долгие сеансы представлений своего будущего наедине с одним лишь объектом поклонений. И вот: личность склоняется к тебе, желая войти в приближение. Ты начинаешь процесс раскрытия своих темниц. Объект тает на глазах, потому что тебе это нравится. Нравится раскрываться и видеть, как кто-то не в силах противостоять вирусу, рушится, словно стена древнего замка под напором твоих откровений. Все, территория занята. Ты достиг цели и... убегаешь, уносишься мелкими перебежками прочь, оставляя объект для долгого отхождения, избавления от шокового состояния. Тебе самому известно что-либо подобное? Когда как безжалостный и кровожадный комар, жаждущий крови, оставит жертву, так и не насытившись созерцанием побежденного? Это что, милосердие или подлое предательство? Давай разберемся. С одной стороны - первое, ибо ты избавляешь его от испытаний на себе всех своих темных желаний. С другой - второе, потому сто, оставляя объект, ты оставляешь его наедине с собой, что так не нужно ему, от чего оно отвыкло, привыкнув к твоему обществу, в котором чувствует себя комфортно. Скорее второе, ибо (не отрицай того, что истина) те самые темные желания являются лишь иллюзией, никогда не воплотимыми в жизнь фантазиями, не выходящими за пределы глубокого подсознания. Представляясь тебе в своем могуществе, жесткости и ненависти, на деле не стоит и выеденного яйца, являясь по сущности безобидным воплощением темного начала. А ты, возлагая на него пламенные надежды, стремишься получить в наследство все его пороки. Не выходит, правда? И не выйдет, ибо хочешь ты того или нет, бежишь к нему или, стоя в стороне, наблюдаешь, оно не сможет преодолеть самого тебя. Ты не приспособлен к этому, у тебя нет "разрешения" на ношение такого опасного оружия против гуманности. В чем здесь твоя ошибка? В том бесполезном сопротивлении самому себе, в том лживом понятии существующего уклада твоего же сознания, в этом глупом представлении себя в новой роли, своего рода генератора зла, безжалостного и все истребляющего. Ты ошибся. Тебя там никто не ждет.
   Может быть, кто-то обнаружит в этих строках и себя. Значит ты не один. Что? Ты ждешь утешительных прогнозов? Надоело ощущать себя продуктом вторичной переработки? Тогда вот что я тебе скажу: ты не вторсырье. Ты первоначальная исходная новых понятий о сокровенных тайнах каждого. Ты был бы идеален в этом отношении, если бы не одно "но": твой известный страх перед реальностью. У тебя есть мечта о прошлом или будущем. Настоящего же ты боишься. Панический страх... Ты пытаешься понять его. И он тоже хочет понять, что тебе нужно от него. Он сам устал от тебя, от твоих просьб оставить тебя, в то время как он томится мечтой поскорее распрощаться с тобой. Но не может - ты держишь его за хвост, не отпускаешь, моля об одном - о свободе, о спокойном существовании, с любовью к настоящему.
   Ах, да утешительные прогнозы? Извини, я снова представил тебя в тусклом измерении. Итак, возможно ты уже стал давней мечтой, "идеалом" себя. Почему возможно? Потому что идеала не существует, ты сам это знаешь, поэтому "мечта" - понятие относительное, для тебя относительная, это что-то приближенное, находящееся на постоянном расстоянии от тебя, не поддающееся ни на какие уловки с твоей стороны. Ведь у нее тоже есть разум. Свое понятие о вере ко всем. Одно могу сказать смело: ты ей понравишься, но, с присущим тебе непостоянством лучше всего не пытаться ловить ее, пока сам не поймешь, что время пришло, что отныне все меняется. Тогда она придет к тебе и так, ненароком, испугает тебя. Будь начеку.
  

* * *

  
   Сначала все было иначе. Томясь мыслью о прекрасном, неизвестном будущем, ты невольно становился жертвой собственных исканий лучшей дороги. Твое высокомерие... Оно ведь не давало покоя тебе. Утереть всем нос, завязать потуже галстук, начистить до блеска туфли. И шагать вперед по жизни, не оглядываясь по сторонам. Бред... Нелепая чушь...
  

* * *

  
  -- Сколько бы ни было цветов на этой поляне и, какими бы красивыми они не были, все равно придет день, когда они исчезнут.
  -- Что это значит, Эрнест?
  -- Это значит Ева, что нас ждет такая же участь. И что даже самые яркие представители человечества не в силах избежать того, чего избежать невозможно.
  -- А тебе не кажется, что ты слишком драматизируешь ситуацию? Может быть, все отнюдь не так плачевно, как кажется?
  -- Суди сама: этот зверюга, сидящий не известно где, питается тем, что преподносят ему его слуги - маленькие звери, грызущие серое вещество. Он вырос. Он растет и дальше. Этот процесс нельзя остановить, потому что все давно потеряно и настолько безнадежно, что говорить о каких-то случайных срывах в этом процессе нет смысла.
  -- Эрнест, а что случится с человеком, если наряду с "разрушителем" организм будет подвержен атаке СПИДа, ведь это тоже неизлечимо? Если это столкновение двух смертей приведет к обратному результату? Ведь два минуса - это плюс. Что, если, встретившись, они убьют друг друга?
  -- Ева, ты забываешься. Ты забываешь о том, что это два совсем разных, отличных друг от друга убийцы. Смотри: человек не выздоровеет, если вдобавок к одному вирусу СПИДа прибавить еще один. Напротив, ситуация усложнится в два раза, приближая, в два раза быстрее, смерть. Потом - СПИД и "разрушитель" действительно между собой не схожи, кроме одного - оба они несут смерть. Но если СПИД разрушает иммунитет, нервную, дыхательную и пищеварительную системы, то "разрушитель" действует только в одном направлении - уничтожение психики и осознанного контроля действий. Да, СПИД тоже влияет на психику человека, но для "разрушителя" это первая и единственная цель. Они действуют обособленно и человеку, обладающему всем этим добром, можно только посочувствовать.
  -- Это ужасно! Неужели есть люди, которые, не осознав своего самого непосредственного участия в рождении этого... апостола апокалипсиса что ли, бросают свою вину на других, обвиняя во всем весь белый свет? Это похоже на создание атомной бомбы. Одни умник, считая, что творит благодать, создавая смерть, позже упрекает всех в том, что только общество повинно в вынуждении искать заветные формулы уничтожения миллионов. Это мрак какой-то. Знаешь, Эрнест, мне порой, кажется, что СПИД отнюдь не видимый через микроскоп разум, т.е. не взявшееся чисто случайно, из-за людской неосмотрительности. Мне кажется, что этот вирус просто старший брат "разрушителя", его родня, появившаяся на свет все из-за той же ненависти, падения морали и нравов. Ведь как это и бывает в семье - младший брат всегда более совершенен и ужасен. В данном случае старший брат уступает место младшему, чтобы тот приступил к своей работе тогда, когда Брат обнаруживает в сердцах людей полнейшее безразличие к самому себе. Это вошло в порядок жизни, хотя и ведутся работы всякими бесполезными профилактиками, которые якобы должны приостановить прилив инфицированных. Вот тут-то и приходит второй ужас, который не дает и не даст никому передышки. Они вместе...
  -- Они вместе решили отомстить шайке грязных существ. Ты права. Знаешь, ученые говорят, что СПИД появился на свет в процессе мутации и синтеза других вирусов. Но если добавить к этому версию об отрицательной энергии, о слиянии различных отрицательных флюидов, получается ясный ответ на вопрос о существовании Кармы, которую многие отрицают.
  -- Послушай, Эрнест, ты говорил, что Марк создал некие лучи проникающие в самую глубину мозга. Но как они действуют, как происходит разрушение "разрушителя"?
  -- Это может показаться тебе полнейшим бредом, но то, что он создал действительно уникально. Эти лучи, неразличимые невооруженным глазом, несут в себе огромный положительный заряд, в сотни раз превышающий энергию "раз", заряд которого прямо отрицателен. Заряд в данном случае - это не поток положительных ионов или отрицательных частиц. Это активный высокочастотный поток положительных... эмоций. Да, да это действительно так. Это подобно огромному потоку гипнотизирующих импульсов, которые в состоянии разрушить внутреннюю структуру "разы". И они настолько сильны, обладая сильным всасывающим свойством, что "раза", подвергшись влиянию луча, выходит из мозга и, расщепляясь на собственные молекулы, рассеивается и умирает.
  -- А что значит "собственные молекулы"?
  -- Своим огромным притяжением "раза" выработал свои частицы, ни на что ранее не подобные. Сперва нам казалось, что такую структуру, плотную, как нам показалось, занять просто нечем, что они не имеют свободных, нейтральных частиц. Но потом оказалось, что они совершенно не такие, какими мы их представляли. Оказалось, что это довольно уязвимые тела, которые очень активно реагируют на высокочастотные, положительные импульсы. Тут-то мы и начали пичкать их энергией луча, и вскоре мы обнаружили стопроцентный успех, потому что частицы "разы" не находятся в непосредственном отношении между собой, и мы заполнили пустующее пространство импульсом, который словно комбайн уничтожил этот недосмотр "разы".
  -- Эрнест, как все же вам удалось засечь "разу", в то время как ученые топчутся на месте? Притом не только засечь, но и определить его структуру и вывести оружие?
  -- Это заслуга все того же Макса. Он заметил однажды, что "раза" периодически пульсирует с определенной частотой, вырабатывая при этом порцию новых уничтожительных элементов. Пульсация слишком незаметна, чтобы сразу обнаружить ее. Но Макс увеличил прием частот до предела и внимательно прослушал происходящее, после чего занес услышанное им в компьютер и заметил ничтожное колебание в мозгу животного во время сна. Они происходили примерно раз в две секунды, а по кардиограмме пульса он и вычислил все ему необходимое. Это не составило особого труда, потому что Макс - парень из необыкновенно богатой семьи и закупаться новейшими вычислительными системами, да в прибавок, к этому отличные связи по всему миру - дело пустяковое.
  -- Эрнест, а что будет с теми странами, которые еще очень далеки от цивилизованного мира, и, следовательно, не могут быть источниками таких потоков отрицательной энергии, ведь это община, это сплоченное общество, где оснований для зарождения "разы" просто нет?
  -- А что с ними может быть? Ты сама ответила на свой вопрос. "Раза" действительно не в состоянии зародиться в тесной общине. Все это происходило там, где есть основа современного материального благополучия - деньги, власть. А ведь от этого всего до ненависти, предательства, корысти и лжи - один шаг. Это стало лучшей почвой для жизни того, кто убивает, чтобы показать сейчас, к чему мы пришли, черт возьми. И ведь нельзя сказать, что он несправедлив. Он - это месть, с которой не справляется СПИД. Вернее, кому-то, может быть, нужно было совершить это молниеносно, со 100-процентным успехом, чего не смог этот чертов дефицит, тут-то и послали "разу". Только вот теперь, видать, все планы некоего "кого-то" осуществятся, причем очень скоро.
  

* * *

  
  
   Осеннее утро разбудило город. Окна домов засверкали солнечными зайчиками. Ночные птицы разнесли по небу весть о том, что жизнь все еще продолжается, как бы того не хотели уставшие серые дома, нашептывающие дорогам притчи прошлого о том, что в соседнем доме живет титулованный архитектор с огромной женой, которая не может обойтись без посторонней помощи, чтобы встать с утром с постели. А на четырнадцатом этаже этого же дома живет наркоман, который стал похож на стебель пшеницы всего за месяц. Еще дом расскажет, как в прошлом году на крышу чуть не рухнул огромный авиалайнер, зацепив лишь коллективную антенну, взлетев после, с трудом, правда, чтобы пролететь какой-то километр и вновь начать спускаться, только уже не на дом, а на посадочную полосу.
   Дорога, в свою очередь, поведает как однажды, когда с мясокомбината везли разделанные туши говядины, одна выпала из прицепа и угодила прямо в лобовое стекло обгоняющей его малолитражки. Водитель последней сначала подумал, что кого-то сбил, и тело так размозжило, что оно стало похоже на разделанную тушу говядины. Хотя, раньше, чем об этом подумать, он конечно не по-детски испугался. И вот после того, как испугался и подумал, он решил, что это просто удача, когда тебе на стекло падает целая туша. И не важно при этом, что лобовое стекло уже не лобовое стекло. Важно то - что это туша и как хорошо, что она не ввалилась в салон.
   Дорога поведает также о том, сколько аварий пришлось претерпеть ей за всю историю существования, сколько крови впитал в себя этот старый, перелатанный асфальт. Как одна старенькая бабушка, "угостила" однажды уставшего дальнобойщика, остановившегося на светофоре прямо у ее головы. Здорово она тогда напичкала кабину трейлера рисовой крупой.
   Вот на работу спешит солидно одетый банкир. Купив газету, он отходит от киоска, спотыкается и... от его ботинка отваливается подошва. Досадно. Видно производители этой обуви не опробовали свою продукцию на спотыкание. Ничего, на ошибках учатся.
   А вот пара тинэйджеров крадут у толстого азиата арбуз. Старый дед, вспоминая молодость, пытается флиртовать с молоденькой девушкой. Продавщица гамбургеров обливает покупателя кетчупом, случайно, конечно. Пара инициативных студентов раздают листовки с призывом присутствовать на митинге за права человека. Фетишистка спорит с бабулей о прошлых и теперешних нравах. На стене висит яркая реклама PEPSI. Тройка туристов фотографируют друг друга у здания музея. Крутой парень бросает в шляпу нищему несколько купюр. Маленькую девочку чуть не сбивает огромный тягач. Служащий бухгалтерии узнает из газеты последние новости с биржи труда. Служители спокойствия и порядка ведут под руки, в ничто пьяного мужика. На мосту, над рекой целуется молодая пара, проезжает автобус и обрызгивает их водой, они смеются, не пойму почему. На весь квартал ревет сигнализация капризной машины - на нее подул ветер. Почтовая машина спешит разослать сообщения, важные и не очень. Из магазина выходит довольная женщина, несущая в руках пакет чего-то. Уличный художник рисует карикатуру на толстого политика-очкарика, тот подсказывает художнику, что неправильно нарисованы очки, на что художник отвечает, что имеет 8 лет опыта и ошибки быть не может. Политик с ним соглашается. Молодой продавец кассет и дисков поставил такую тяжелую музыку, что через пять минут собрал вокруг себя возмущенную толпу старшего поколения.
  
  -- Привет, как дела?
  -- Отлично, ты что здесь делаешь?
  -- Да вот жду, когда с фондовой биржи звякнут.
  -- А-а, ну давай.
  -- Счастливо.
  
   С одной стороны вроде бы и хорошо, все вроде хорошо. А с другой... Когда идешь так вот среди них, чувствуешь себя ископаемым.
   День, сам день отражается на их лицах, рекламах, машинах, окнах зданий. Потом как-то резко срывается и падает к бордюрам дорог, скапливаясь там лужами, на которые потом наедет колесо автомобиля и разольет ее по тротуару, обрызгав чистые носки какого-нибудь предпринимателя.
   Это их колесо. И они сами на себя наезжают. Ведь если в это колесо вбить гвоздь, то он постоянно будет находиться под резиной, провернув раз, делать один оборот! Они - это гвоздь. Колесо - их существование. Хорошо еще, что колесо крутится, крутится вперед. Но ведь все дело в том, что в нем, этом колесе, есть гвоздь, который постоянно совершает круговые движения! И как далеко не заехало бы колесо, гвоздь, в принципе, стоит на одном месте. Да, он движется, но всегда возвращается.
   Скучно. Кажется, пора бы уже и выдохнуться, но нет. Не обращая внимания на гвозди и дырявые колеса, едем дальше. Боже мой, вы в курсе, что скоро конец света? Чего же сидите тогда, коли знаете? А то, что с инопланетянами скоро в ресторан будем ходить, знаете? И вы еще не заказали блюда? А то, что скоро небо на голову упадет, не слыхали? Тогда почему не купили зонтик? А собаки скоро говорить начнут, знаете? Покупайте разговорник!
   Скучно - весело. Не до скуки, когда необходимо покупать столько принадлежностей, необходимых в дальнейшем, не только в целях безопасности, но и для личного пользования, в целях соединения с другими видами мыслящих.
   Как же здесь можно соскучиться, когда кругом такие "яркие" прогнозы на ближайшее, а возможно и на дальнейшее будущее всего человечества, от которого Земля утрамбовалась настолько, что превратилась в маленький шарик, от которого небо стало просто необумом, а вода - адовой смесью необума и чего-то еще такого, чего не знает сама адова смесь.
   Все будет хорошо. Вот увидите. Раз кто-то сказал, что будет - значит будет. Один взмах толстенной волшебной палочки - и все меняется. Они ведь люди титулованные, опытные. Да, значит - в их делах не может быть ошибки.
  
  
  
   07.12.1999
  
  
  

ВРЕМЯ СОБИРАТЬ ДУШИ

  
   15.03: "Что, не идут ноги? То-то. Ничего, потерпишь. Осталось совсем ничего. Это тебе не путешествие во времени. Пошел, давай, шевелись!" "Иди к черту! Отстань, кто ты, ты, свол... убл... Ладно, все приехали. Чего тебе надо, гад?" "Чего мне надо? Идиот! Неужели ты так и не понял, с кем имеешь дело, тупица?!" "Откуда ж мне знать, что за паразит сидит в моих мозгах, сам ты идиот! Ты хоть сам-то знаешь, чего тебе от меня надо? Ха, вот так история, весело получается, однако! Какая-то змея лезет мне в голову, орет на меня, потом тащит через весь континент, черти знает для чего. Маразм!" "Ты все сказал, недоумок?! Надо же, почему мне дали именно тебя, а? Я старался, так старался, чтобы меня похвалили, так нет же, надо вот так нагадить, да в самую душу!" "Это кто кому нагадил, ты придурок?! Если уж тебе и нагадили, то зачем лезть и гадить мозги другим?" "Поднимайся!!! Слышишь, встань и иди туда, куда я сказал, или сейчас свои же мозги будешь по извилинам собирать, как мозаику, знаешь?" " Знаю". "Вот и замечательно. И чтобы я больше не надрывал горло, делай так, как я тебе говорю". "А что мне за это будет, работодатель хренов?" "Вот потом и узнаешь, что тебе за это будет". "Когда потом?" "Когда придем". " А когда придем?" " Идиот, я же сказал - скоро!" "Чего орешь-то?" "Извини".
  
   18:31. "Ты мог хотя бы наглядно объяснить то место, куда я, как последний дебил, иду вот уже две тысячи километров?" "Видишь пустыню?" "Ну, вообще-то я по ней иду". "Вот, а в вдалеке горы, видишь?" "Ты меня за полоумного считаешь?" "Нет, за слепого!" "Это с какой-то стати?" "А разве нет, разве ты не слепой, если не видишь, что идешь не по пустыне, а по зеленому полю?" "Ты что, окончательно спятил?" "Нет, это ты спятил, ладно, не в том дело". "В самом деле - поле". " Вот и хорошо". "Ну и?" "Ах, да, так горы видишь или нет?" "Да, да, да, вижу!" "Вот туда мы и идем". "Я понимаю, но зачем?" "Тебе-то какая разница?" "Как это какая! Я несу тебя в своих мозгах, я имею право знать, куда я иду!" "Иди и все, молчи. Об этом молчи".
  -- Урод! - "Тихо, чего орешь?" "А кого бояться-то?! если верить моим глазам, то получается, что в этой чертовой пустыне, где на руках яйцо сварить можно, я - один, пока, конечно, один!!!" "Вот опять ты не видишь, сколько вокруг тебя народа, не видишь". "Ты что издеваешься надо мной, где ты видишь на..." "Ну, убедился?" "Э-э, нет, это галлюцинации, я просто перегрелся, слышишь? Один ноль в мою пользу!" "Тупица".
  
   20:00 "Все, я хочу спать". "Спи, кто тебе не дает?" "И он еще спрашивает, кто мне не дает?" "Только вот спать на улице ..." " Ты видишь дом? А-а, да, я забыл, ты ведь у нас все видишь. Ты ведь сейчас так сделаешь, что я подпрыгну на тротуаре, перед зданием Минздрава, да?" "Нет, я опять проиграл, два - ноль, однако. Спи".
  

* * *

  
  -- Послушайте меня, пожалуйста! Вы хоть сами-то представляете, что это получится, если скрестить мужскую и женскую хромосомы? Это же... это же невозможно! Это же грядущая катастрофа, крах, гибель всего человечества!
  -- Профессор Геллер, почему вы решили, что это будет крах всего человечества? Ведь это просто андрогин, гермафродит! Новая ступень в развитии человеческого существа!
  -- Да, но профессор Кольт, это полностью изменит всю картину, вы подумайте об их жизни, браке, детях, отношениях?!
  -- А что, ведь есть гомосексуалисты, лесбиянки, почему же не быть существам держащим в себе и мужской и женский признаки. Это означает, что муж и... жена смогут родить по сыну или дочери каждый.
  -- Нет, это ... апокалипсис, кто-то пришел за нашими душами, о, Боже мой!
  -- Доктор Геллер, не нервничайте.
  
  

* * *

  
   7:00 "Подъем! Слышишь, труба зовет, одевайся и пошли дальше!" "Тварь. Ну и тварь, дай поспать сволочь..." "Обойдешься, у меня мало времени, скорее вставай, господи, ничего ему в жизни не надо!" "Зато у меня уйма времени! А вот насчет того, что мне ничего не надо, так это ты, гад, зря сказал! Ты бы лучше сказал, что тебе надо? Мистер намек, как я тебя ненавижу! Вырезать бы тебя, как ножницами". "Хватит распускать слюни, ты только представь себе, что тебя ждет, ты хоть... ты богатым станешь, пустая ты голова!" "У-у! Обрадовал. Ну и расскажи-ка мне весь этот процесс, от начала до конца!" "Ха, еще чего захотел! Не понимаю, неужели тебя не съедает простое любопытство? Неужели я тебя не заинтриговал?" "Любопытство, интрига? Если бы я знал, что все будет именно так, то..." "Интересный ты, однако, человек. Я веду его к богатству, за это ему всего лишь одно одолжение придется сделать, а он ноет! Пойми тыква, тебя ждут горы денег и золота!" "Ты, черт, ты хоть можешь сказать, хоть намекни, хоть слово из всего, что тебе от меня надо?!!" "У-у-ух. Ты меня утомил". "Утомил?!" "Ладно, скажу тебе слово, уговорил. За это меня лишат кое-чего, ну да ладно, ты достоин того, чтобы поделиться с тобой целью этого балагана". "Наконец-то". "А ты сам не догадаешься?" "Нет, нет, нет, я не догадываюсь, я что тебе, пророк, что ли?!" "Тихо, тихо. Черт возьми, что я делаю?!" "Слушай: до тех гор еще три тысячи метров семьсот восемьдесят пять сантиметров". "Ага!" "Вот. Видишь, там, на вершине, маленький торнадо?" "Ну?" "Так вот туда мы и идем". "Продолжай". "Нет". "Что?! Ты сказал, что скажешь мне, зачем я иду, а ни куда я иду!" "Слушай дальше: на вершине ты получишь тайное посвящение". "???" "Тебя избрал высший синклит". "?????" " Не понимаешь?" "Пока нет". "Тебе знакомо словосочетание Высший Абсолютный разум?" "Потрясно, вот это, блин, да!" "Ты должен исполнить роль... пылесоса, что ли". "Не понимаю". "Пылесос, ты будешь всасывать в себя...". " Я - пылесос?! Я буду пылесосом?!" "Тихо! Не перебивай! Я образно выражаюсь. Ты будешь собирать, отсеивать и раскладывать". "Что собирать, отсеивать, раскладывать?" "Души". "Ух, ты! Души! Что, как комбайн?" "Ну да, что-то вроде этого". "Души, ага, души. А чьи души-то?" "Ну, как это, чьи?" "Как это, как это - так это! Чьи души собирать?!" "Людские!!! Людские души собирать!" "Это что за бред такой?!" "Вот тебе и бред. Это такой же бред, заметь, как и то, что ты сейчас валяешься на земле с набитым песком ртом". "Ура! А, как эта вся чушь будет происходить?" "Вот этого ты от меня не добьешься, хватит, я и так уже тебе многое сказал". "Еще один вопрос: почему я, а не какой-нибудь тибетский монах? Какой-нибудь там экстрасенс? Я же простой парень, черт возьми, я ведь просто менеджер по торговле, слышишь, мистер совершенство?" "Вот и замечательно. Почему, почему?! Потому что выбрали тебя и все тут! Жребий выпал, понимаешь?!" "Чудно, жена, дети!" "Пойдем, совсем ерунда осталась".
   12:05 "Три километра, говоришь?!" "Да". "Я уже пять часов иду, а они как были, так и есть! А скорость человека - пять километров в час! Это я мог бы пройти двенадцать раз туда и обратно!" "Не нервничай, Все нормально". "Нормально?! Ты что имел в виду: три километра или триста километров?!" "Все нормально!" "Да уж, просто потрясающе. Каких-то три километра шагаю пять часов! Ха-ха-ха! О-о-ой, я сейчас помру со смеху!" "Да, действительно смешно", "Заткнись, зануда!" "Что бы ты делал, если бы я вот сейчас взял и заткнулся?" "Я был бы самым счастливым человеком на свете". "Прямо уж". "Да, да, а если ты действительно заткнешься, я думаю, что за пять минут смогу дойти до этих чертовых гор! Как ты думаешь? Чего молчишь? Ты что, заглох? Эй, граммофон, ау! Ух-ты! Я наконец-то отдохну от этого... Уф. Вперед. Эй-эй-эй! Ура!"
   16:40 "Черт, черт, черт, черт!!! Эй вы, горы, чтоб вас! Сюда!!! Я что вам черепаха, что ли?! Ты, зануда, очнись, разъясни ситуацию, я тут ничего не понимаю!"
   17:25 "Ну, как тебе одному?" "А, это ты, добрый вечер! Как дела?" "Хорошо, спасибо. Хочу тебе сказать, что к завтрашнему утру, мы будем на месте". "В самом деле?" "Да, только не спать сегодня ночью". "Ну, спасибо". "Не за что". "Пошли?" "Не верю своим ушам, ты сам предлагаешь мне продолжать путь?" "А, ну если не хочешь, то я тогда, пожалуй, посплю". "Нет, нет, пошли. Пошли, чем быстрее придем, тем быстрее ты освободишься". "Скажи, что у тебя было по математике, когда ты сидел в мозгах какого-нибудь школьника?" "Пять". "Не верю". "Пожалуйста". "На здоровье". "Ну, мы идем?" "М-да, пятерка по арифметике, а вычислить расстояние до ближайших гор - слабо?" "Мы идем?!" "Идем, идем, не ори".
   21:35 "Ты смотри, а гор-то ближе!" "А ты что думал? Ну, если хочешь, можем еще год идти". "Ага, вот за что бы я тебя сердечно отблагодарил!" "Не стоит". "Слушай, а сейчас-то сколько осталось" "Сейчас? Где-то около десяти километров". "М-м-м. Это же приключение, бесконечное путешествие! Давай заключим сделку - я делаю то, что вам надо, а ты потом выдаешь средства, лично мне, на выданье в свет пособия для путешественников!" "Не сможешь". "Это еще почему? Что я, ничего в этом не понимаю?" "Как-нибудь потом скажу". "Нет, ты скажи теперь". "Еще слишком рано". "Почему?" "Потому, что еще рано". "Черт, мне иногда кажется, что все это вот, вся эта пустыня, небо, воздух - все это - бред собачий. Выдумал кто-то эту местность и меня, как в мультфильме впер сюда, чтобы я терпел какого-то говорящего "кого-то", ломал себе ноги, и не спал сутками. Это ведь уже восьмые сутки, ты заметь. И горы эти, сколько можно идти?! И приду ли я вообще когда-нибудь? Это что - сон да? Ну, скажи, что это видение! Вот сейчас я должен проснуться, правда? Я же не чувствую себя, понимаешь, не ощущаю уже". "Ты прав". "И это все... Стоп, я понял, если это все действительно бред, то...ха, бред! Бред, бред, бред, бред!!!" "Осторожно, скорпион!!!" "Что, скорпион? Ну и что? На, кусай пресмыкающееся, насекомое или кто ты там еще. Ну, вкусно, да? Бред, бред? И эта рептилия тоже бред! И нога вот эта тоже бред! Хи-хи! Я ничего не чувствую, слышишь профессор, я ничего не чувствую! Видишь, как он кусает! Ну, на, на, грызи, кусай тварь! Ну, куда же ты, ножницы ходячие?! Иди, кусай, хоть всю ногу сожри!!!" "Набесился? Может ты остынешь, и пойдешь дальше?" "Ах да, прости, я слегка увлекся. Пойдем, моя собака!"
  

* * *

  
  -- Доктор Геллер перестаньте свистеть в лаборатории! Что за дурная привычка! Только мышей нам еще и не хватало.
  -- Доктор, профессор Кольт, вы - гений.
  -- Да ну? Что вы говорите? Минуту назад вы говорили, что это - смертный приговор всему человечеству.
  -- Профессор, я понял одну важную штуку: то, что вы создали - не гибель, а спасение всего человечества. И знаете почему? Смотрите: люди, мужчины и женщины, и даже дети, свое уже отжили.
  -- Это еще что за вздор?
  -- Доктор Геллер, мы по уши в дерьме, все мы скоро утонем в нем, понимаете? Эта патология уже дала о себе знать, и мы, вы, вернее, создали в принципе новый вид человеческой расы. Если мы постараемся, то создадим нечто такое совершенное, подлинное.
  -- Я не понимаю о чем вы, Геллер?
  -- Посудите сама. Все или практически все конфликты и неприятности возникают из-за чего? - из-за падения нравов и морали. Как бы вам это пояснее объяснить? В общем, так: человечество вошло в новый этап своего развития. Эпоха электроники породила в разумах людей чувство безграничной свободы, которая устраивает отнюдь не всех. Например, ведь не секрет, что настоящим знаком качества развитости молодежи является сегодня, ну, допустим секс ориентация. В моду начала входить бисексуальность, молодые люди меняют вою природную сущность, желая приобщиться к другому полу. Все бы ничего, когда гомосексуалы чувствовали, но ничего не могли с этим поделать, страстно желая избавиться от навязчивого влечения к своему же полу. Позже появляются целые организации, отстаивающие права гомосексуалистов и лесбиянок. Еще позже - мода, к которой начинают стремиться многие. Это ли не крах? Это ли не падение нравственности? Вы только подумайте, что будет, если все мужчины и все женщины обособятся друг от друга? Где в этом случае искать продолжение рода человеческого? Да плюс ко всему, не заглядывая в далекое пессимистическое будущее, можно смело прибавить те трения, которые возникают между бисексуалами и их извечными противниками. Идем дальше. Раса гермафродитов исключает перипетии между правами женщин и мужчин. Женщины всегда боролись за свои права. Мужчины только наблюдали, как "порождения Дьявола" отстаивают то, что считают нужным делать самим. И еще один плюс: проблема интимных взаимоотношений между мужчиной и женщиной просто испарится. В итоге меньше разводов, счастливые семьи и так далее и тому подобное. Доктор Кольт, я все сказал.
  -- Все очень убедительно доктор Геллер, но позвольте с вами кое в чем не согласиться. Во-первых, как вы сказали, что к концу человечество может разделиться на две половины? Я не считаю это за действительный факт просто потому, что это никогда не зайдет за грань разумного. Почему? Просто потому, что далеко не все люди стараются придерживаться какого-то ультрамодного направления, за исключением тех случаев, когда человек не теряет влечения к противоположному полу, внешне, однако, казалось бы, полностью поменяв при этом пол. На этих людях, только и только на таких, человечество выживет. Этот баланс будет всегда. Существует огромное множество профессий, которые требуют в отношении себя либо только истинно мужской, либо истинно женской руки. Да, согласен с тем, что люди могут дойти до крайности в своем наплевательском отношении к жизни, полноценной жизни, со всеми благами не задумываясь при этом только о своем внешнем виде и новых сексуальных переживаниях. Но, профессор Геллер, пока живем мы, людской род тоже будет жить. Я согласен, однако с тем, что на какой-то процент убавится количество войн между направлениями. Но что касается семей - то здесь возникает один вопрос: по сути, брак будет состоять из четырех человек: двух женщин и двух мужчин, поэтому определенных недоразумений не избежать.
  -- Нет, профессор, это, как мне кажется, абсурд. Вы подумайте - два абсолютно равных по физиологической структуре существа не будут комплексовать по поводу интима! Мужская часть получит желанное женское, а женское получит то, что хочет от мужчины, одновременно ощутив контакт с женщиной! Это ведь идеальный секс!
  -- Групповой секс?
  -- Да нет же, не групповой, а идеальный! Это ведь на подсознании!
  -- М-да, должен сказать вам доктор Геллер, что не согласиться в этом случае я с вами просто не могу. Пожалуй, вы правы.
  --
  -- Доктор Геллер, вы перестанете свистеть в лаборатории?
  

* * *

  
   8:12 "...А ты мне не верил. Смотри, как высоко вершина". "Слушай, я же не взберусь! Ты только глянь, это ж километров семь-восемь!" "Взберешься. Ты прошел двадцать тысяч миль. Что это гора? Это же мелочи! Бугорочек на теле гиганта!" "Подожди, а где солнце?" "Какое солнце?" "Обыкновенное, которое светит! Кружочек такой на небе должен быть!" "За тучами, наверное..." "Ты видишь тучи?" "Может, не будем время терять?" "Нет, пока ты не объяснишь мне, куда делось светило,,," "Давай так: когда ты залезешь на вершину, я скажу тебе все, ВСЕ понимаешь?" "Ты врешь". "Нет, не вру".
   10:20 "Боже мой, я больше не могу, слышишь?" "Можешь, ты сам знаешь, что это пустяковое дело?" "Черт, ты молодец. Какая сейчас высота?" "Где-то около 500-сот метров", "Ого, быстро это я". "Ты сделаешь это также просто, как сказать слово "могу". "Могу". "Славный парень". "Знаю" "Теперь я все больше убеждаюсь в том, что мне выпало счастье работать с тобой". "Что значит, "работать с тобой?" Ты что, уже не первый раз так ведешь человека к чему-то, что ему не могут объяснить? Это значит, что я не первооткрыватель?" "Примерно так, только ты - третий. Второй герой погиб пятьсот лет назад, когда я пытался создать..." "Что, что создать?" "На вершине." "Ладно. А первый?" "Первый индивид благополучно добрался до цели, но он не поверил самому себе и погиб, уже на пороге собственного счастья". "А я?" "Ты молодец, но я боюсь, как бы на вершине ты не сделал то же самое". "А что, могу?" "Уж не знаю, не знаю". "Что, значит, не поверил себе?" "А то и значит, что подумал, что все существующее вокруг него - ложь" "Солипсист?" "Нет, только в конкретной, данной ситуации". "Галлюцинации, что ли?" "Это были не галлюцинации". "У-у! Так я тоже, значит, буду так думать?" "Я же сказал - не знаю".
   13:00 "Расскажи какой-нибудь анекдот". "Я не знаю анекдотов". "Скучный ты тип". "Согласен". "Я отдохну, ладно?" "Конечно". "Спасибо". "Пожалуйста". " Ты так говоришь, что мне кажется, будто ты делаешь мне одолжение". "Да нет, что ты". "Послушай, а для чего я стану пылесосом?" "Для того чтобы ты спросил. Ладно, хочу тебе сказать, что ты сейчас - главная фигура всего человечества". "Ах, ха... Я, да?" "Да." "Главная фигура всех людей?" "Да, ты главная фигура всех людей". "Знаешь, очень бы хотелось тебе поверить, но я думаю, ты поймешь меня и не станешь упрекать в моей критичности". "Да, по-моему, я тебя понимаю". "Просто услышать от кого-то, что я - пуп Вселенной... как-то это..." "Я не буду тебе вбивать в голову свои домыслы - потом сам в этом убедишься". "Стоп! Я так понимаю, что если я буду пылесосом, буду..." "Ты отдохнул?" "Черт, ну ты даешь! И пяти минут не полежал!" " У нас осталось мало времени". "Это у тебя осталось мало времени, у меня его целая уйма, времени этого!" "Учти, если ты не подоспеешь к сроку, то я ничего не смогу поделать". "С чем поделать?" "С твоей смертью. "Вперед".
   15:00 "Это что-то такое вязкое, тягучее, противное, понимаешь?" "Пока я ползу вверх, я ничего не понимаю". "Смотри: представь себе, что после долгой засухи вот на эту пустыню резко обрушится ливень и будет лить и лить, и лить. И так примерно месяц без перерыва. Что из этого получится?" "Грязища". "Правильно. А теперь представь, что песок - это человечество, дождь - новое время, эпоха. Дождь размыл песок, значит - время размыло людское сознание и сделало его вязким, тягучим, противным". "Понял, ты хочешь сказать, народ просто опустился до мразоты?" "Совершенно правильно". "Мне вот что кажется интересным: чем дальше эти люди - люди, тем меньше в этих людях людского. Неужели так и дальше будет?" "Ты прав. Нет, я так не думаю. Нет. Мне кажется - все должно измениться в лучшую сторону". "С какой стати?" "Я думаю, эти болваны осознают скоро - куда они приехали". "Я вообще-то давно уже хочу тебя спросить, только вот - ответишь ли ты?" "М-да, ты знаешь мое отношение к вопросам в мой адрес". "И все равно: как ты выглядишь? Есть ли у тебя тело, лицо, мозги? Что ты ешь и вообще, черт возьми, кто ты такой?" "Ой, утомил". "Понимаю, ты меня тоже утомил". "Нет у меня ни тела, ни лица. Зато есть мозги, уйма способностей, доступ к высшему разумному, огромные запасы знаний, власть над человеческим мозгом, отсутствие потребности в пище и куча всяких других плюсов, которых нет у человека". "Нормально. А я значит - полный оболтус, ничего не умеющий, грязненький такой, да?" "Нет, это не так". "А что тогда так?" "Так то, что ты не грязненький оболтус, а как никак - вершина пирамиды, как вы говорите, а мы называем вас "половинчатыми"". "Что это значит?" "Это то и значит, что вы - половина того, а половина чего-то другого". "Не понял?" "О Боже, смотри: одна половина - интеллектуальная, разумная, способная мыслить, делать выводы, строить догадки. Другая - что-то такое примитивное, низкое, не благородное. Это - ваши тайные желания, пошлые представления, развратные действия. Понял?" "Понял". "Еще вопросы есть?" "Есть. А какой, вернее чего больше - грязного или светлого?" "Если бы в вас чего-то больше, то мы не называли бы вас "половинчатыми". "Ну, неужели все так уж наполовину? Мне кажется, что абсолютного равновесия быть не может". "Ошибаешься. Абсолютное равновесие существует, причем во всем". "К черту, не верю". "Твое человечье дело". "Если уж в нас оно и существует, то только с одним условием, что пакости в нас гораздо больше чем непакости!". "Не буду тебе ничего доказывать". "Но ведь это абсурд!" "Считай, как знаешь!"
   17:15 "Послушай, это какая часть Света?" "В смысле?" "Какой это континент?" "А что?" "Просто слишком рано темнеет, ты не заметил?" "Как тебе сказать? В общем ты не найдешь эту местность ни на одной карте мира". "Может быть, но меня волнует континент, что это за континент?" "Это не континент". "Я понимаю, это какая-то страна, но на каком континенте она находится?!" "Ни на каком". "Что значит "ни на каком?" "То и значит, что ни на каком". "Я тебя не понимаю. Или я идиот, или ты - заядлый шутник. Объясни мне". "Вот когда доберешься тогда скажу". "Ты меня просто убьешь своими недоговорками". "Поторопись, мы уже скоро придем". "Я приду". "Да-да, ты придешь, если тебе так угодно". "Даже приятно". "Ты - мистер гордость!" "Я знаю, я - мистер Гордость, а ты - мистер Зануда".
   20:00 "Я не могу поверить, я - на вершине, эй, ты слышишь, я пришел!" "Молодец. Я тобой горжусь".
  -- Да-а-а-а-!!!

*

  -- Доктор, срочно электрошок, он подал признаки жизни! Разряд!
  

*

  
   "А ты говорил, не смогу, не смогу!" "Черт, как красиво, боже мой, как красиво!" "Пришло время". "Что?" "Пришло время. Сейчас ты должен получить то, что должен получить. Слышишь, мистер Гордость?" "Подожди ты, посмотри, какая здесь высота?" "Десять тысяч метров". "Матерь Божья! Ух-ты! Я первый покоритель десяти тысяч!" "Да, ты первый мертвец покоривший десять тысяч". "Чего?".

*

  
  -- Мы его потеряли, все, увозите каталку.
  
   "Что ты сказал?" "Я сказал, что ты - первая душа человека, вошедшая на эту гору". "Это что значит - душа?" "Это значит, что ты мертв". "Когда же я успел?" "По вашему времени - 30 секунд назад". "Но...но...но я же прошел 20 тысяч километров, я шел целую неделю". "Ты думаешь, что и на гору ты каких-то двенадцать часов взбирался? На гору высотой в десять тысяч метров?" "Но..." "Ты шел столько, сколько мне было нужно. Ладно, я обещал тебе все рассказать, я тебе и расскажу. Ты умер одну минуту тридцать две секунды назад в городской больнице. Эти пять минут были неимоверно долгими для тебя? Конечно. Все это время, пока ты был в коме, ты шел, шел неделю. Тебя забрали вчера из собственной квартиры, обнаружив бездыханное тело, которое хватануло лишнего, употребляя дурман. Мы стерли это из твоей памяти. Тебе это просто незачем. Ты вроде бы додумался, уже, казалось бы - вот все - приехали, раскололи меня. Две луны, отсутствие Солнца, трава в пустыне... Продолжительность пребывания в коме составила ровно сутки. За это время мне нужно было успеть провести тебя за неделю по пути в двадцать тысяч километров! Неужели тебе не смешно? И за двенадцать часов втащить тебя по отвесной стене на высоту в десять тысяч! Здесь не только моя заслуга, но и твоя - ты не упал и разбился. До гор ты тоже шел так долго просто потому, что мне так было нужно.
   Ладно, теперь о главном. Хочешь знать, в чем состоит функция пылесоса? Через час ты увидишь перед собой голубую спираль. Ты возьмешь ее и не будешь отпускать до тех пор, пока не почувствуешь способность летать. Когда ты отпустишь ее, спустись на землю и получи из рук Мастера Вечности ключ Знаний. Получив его, взглянешь на небо, увидишь там огромную дыру, втягивающую в себя облака. Подожди три минуты, пока к тебе не спустится посланец Абсолюта и вручит еще один ключ от душ людей и весы. После он даст тебе команду и, передав привет от Великого, возьмет за левую руку и поведет к воротам. Далее ты сам поймешь, что от тебя будет нужно. А пока есть время - можешь задавать вопросы, теперь я должен ответить на все твои вопросы". "Вопросы? Есть у меня парочка. Почему я совершил самоубийство?" "Это было не самоубийство, а убийство. Мы придали твоему расслабляющему дурману в сто раз больше силы, чем оно само стоит". "Подмешали в кофе яд?" "Да, примерно так". "Могу я сейчас взглянуть на свое тело?" "Можешь".
  
  -- Эй, недоумок, ты куда покатил каталку?
  -- Ой, точно, извини, забыл. С этими наркоманами рехнуться можно. Добрый вечер профессор Кац!
  -- Добрый вечер молодые люди!
  -- Слыхал, вчера в центральном банке какой-то сумасшедший фасадные стекла молотком раздолбал?
  -- Ха-ха! Ну и что ним было?
  -- Запихали в грузовик и обратно отвезли. Открывай.
  -- Сейчас, подожди, шнурок развязался.
  -- Ненавижу морги. Это единственное место, куда меня просто ломит заезжать. Я бы с удовольствием в паталого-анатомическое сгонял, а не трупов по этому смраду катать.
  -- Заезжай. Так, куда этого наркомана девать?
  -- Открывай тридцать третью, туда его надо.
  -- Боже ты мой, вонь-то какая! Здесь что, кто-то дверцу не захлопнул?! Или уже год труп гниет?
  -- Открывай. Т-а-а-к, давай, за ноги бери. И-и, опа! Вот так. Лежи спокойно дитя дури. Закрывай. Обкачаются, потом вози их по этому Некрополю. Пошли отсюда, только не забудь за собой дверь закрыть, а то все больные позбегают! Хи-хи.
  -- Ха-ха!
  
   "М-да. Я разрешаю тебе первым делом взяться за служащих этой больницы". "Кто ты? Какова твоя функция?" "Раздобыть, привести, объяснить, отправить и отчитаться". "Я хочу, чтобы ты рассказал мне полностью как складывалась моя судьба до того, как я оказался в этом... кстати, что это за мир?" "Это то, что вы называете жизнью после смерти. Это - место, где избранные люди при жизни получают посвящения, выходя из тела и устремляясь сюда. Это астрал, говоря языком ваших... ученых - Мир воспоминаний, иллюзий и отвесных гор.
   А теперь я расскажу тебе о том, как ты стал центром всех и вся. Это был действительно жребий, никаких индивидуальных качеств мы не учитывали. И вот выпадает, скажем, бумажка с твоим именем. Я ищу тебя, и когда нахожу, начинаю тебя убивать. Нашел быстро, всего лишь за год. Начинается слежка. Помнишь, как ты грохнулся с крыши автоцентра, когда помогал установить рекламу нового "Вольво?" Ведь это я тебя тогда столкнул. К моему большому сожалению, ты упал, но, приземлившись на мягкое место, встал и пошел помогать. Я тогда здорово обозлился. Попыток была целая куча, но ни одна, ни к чему не привела. Потом ты начинаешь тягать марихуану. Это было мое счастье. Я попросил кое-кого увеличить силу действия в черти знает сколько раз - и о, чудо, - ты скончался от массового переотравления организма. Ну а дальше ты все знаешь". "Неужели нельзя было просто вселиться в меня и остановить мне сердце?" "Нельзя. Так делать было запрещено". "Сбрасывать с пятиметровой высоты значит можно, натравливать собак - тоже можно, ванна с кислотой, кофейное пирожное с цианистым калием, авария в центре города, грабитель в овощном магазине - все это можно?! А взять и просто остановить сердце - нельзя?" "Нельзя влезать внутрь тела". "А кто видеть-то будет?" "Я". "А-а". "Еще есть вопросы?" "Как тебя зовут?" "Никак". "Очень приятно". "Мне тоже. Честно говоря - даже жаль с тобой расставаться". "А я что, так и не увижу тебя?" "В конце, когда будешь уходить я должен передать тебя в целости и сохранности, пока я не могу выйти из тебя". "Что будет после того, как я окончу свою работу?" "Ты воскреснешь и будешь единственным хозяином на Земле. Тебе будут мешать, и пытаться срывать твои планы, но у них ничего не получится. Ты соберешь всех, оставив только действительно чистых. Все остальные пойдут в душерубку". "Как я буду их собирать?" "Увидишь сам". "Ты мне что-то обещал". "Тебе самому же после будет не интересно". "И я стану богатым?" "Да, ты станешь самым богатым, но учти - желая разбогатеть до бесконечности, ты рискуешь продаться и вернуться к прежнему". "Почему?" "Того хочет Карма". "Но ведь я заслужил?" "Тебе хватит и того, что у тебя будет". "А я тебя еще когда-нибудь увижу?" "Нет, не увидишь. Ты уйдешь в свой мир, я - в свой". "Даже после смерти?" "Даже после смерти, которая заведет тебя на высшие ранги управления системой. Но учти - смерти, как таковой, уже не будет. Ты ведь уже мертв". "А ты?" "А я останусь при своем, буду дальше бегать по свету и претворять в жизнь случайности и действия с их последствиями". "Хи, дай я тебя обниму на прощание, милый мой!" "Иди". "Можно оборачиваться?" "Да".
   "Черт, вот это да!" "Возьми ее, как я тебе говорил". "Ага, вот так, да?" "Держи, держи и не отпускай! Что ты чувствуешь?" "Мне кажется, что ко мне приделывают воздушные шары". "Очень хорошо" "Вибрация... Она вибрирует!" "Замечательно, держи еще". "Слушай - как приятно..." "Осторожно, я выхожу". "Ну, что, ты уже выходишь?" "Отпускай". "Ф-ф-ф... О! Ты... ты уже вне меня?" "Да, можешь на меня взглянуть". "О-о-й, это ты?" "По-моему - да". "А где ноги, руки... Какой же ты не симпатичный. Я должен тебя отпустить!" "Спасибо, счастливчик, что еще я могу сделать для тебя?". "Ничего, благодарю тебя, ты уже и так много сделал" "Но мне нужно передать тебя мастеру". "Ну, пойдем". "Теперь мне снова придется прождать вечность, чтобы кто-нибудь откопал для меня благородную работенку". "Я могу устроить тебя центр по продаже автомобилей". "Спасибо, не хочу иметь дело с железом". "Это мастер?" "Да". "Какая шикарная борода".
   "Приветствуем тебя, Мастер Вселенной. Вот та душа, которая была выбрана нами. Отдай ему ключ". "Дурной жребий выпал". "Абсолюту лучше знать, Мастер". "Возьми, господин Гордость, отпускаю тебя с миром". "Благодарю, Мастер Вселенной".
   "Я ухожу, удачи тебе, мистер Совершенство". "Счастливо, мистер Зануда!".
  
   "Дыра? Вот она дыра. Вон и посланец. Привет! Привет, говорю! Молчим? Ключ - хорошо, весы - отлично. По-моему, ты должен взять меня за левую руку? Вот так. Полетели? Разрази меня гром! Эй, дружище, глянь - до чего красиво-то!!!"
  

* * *

  -- Роман я прошу тебя, разбей его...
  -- Что разбить, дорогая, что разбить?!
  -- Зеркало! Роман, разбей его!
  -- Линда, тебе померещилось, слышишь? Ты многое пережила, тебе нужен покой. Пойдем в комнату. Ты ляжешь, и я принесу тебе горячего чаю. Пойдем?
  
  
  
   17.12.1999
  
  
  

МЫСЛИ О ПРОШЛОМ

  
  
   Известный и видный деятель искусства и науки Исаак Новы, впал в депрессию. Он не впускал к себе никого, относил все ближайшие встречи на месяц вперед, громко ругался на секретаршу, когда та, по обыкновению, без спроса входила и приносила ему утренний кофе. Он работал. Его волновал только один вопрос: о времени. Время - таинственное и бесконечное, оно манило его, обещая раскрыть свои тайны и полностью довериться уму ученого.
   Через месяц он начал чувствовать, что процесс помешательства пошел. На выходные его пригласили в выставочный зал на презентацию картины художника-авангардиста. Он пошел, а под конец мероприятия раздобыл где-то краску и расписал стены фразами: "Прошлое - не исчезает бесследно. Будущее - ждет". Его немного побранили, но затем, заинтересовавшись фразой, окружили ученого и потребовали от него объяснений данной теории. Но он, вырвавшись из круга, выбежал на улицу и, крикнув вслед: "Не думайте, что время бежит безвозвратно" сел в машину и укатил прочь. Завтра ему по почте придет извещение от хозяев выставочного зала, за нанесение ущерба, в количестве таком-то с требованием срочно выплатить указанную сумму.
   Вечером ему позвонили из лаборатории и сказали, что на работе проблема - учреждение терпит ревизионный кризис, а все из-за того, что Новы, увлекшись своими догадками, чудом избежал налоговых попрошаек, сам того не заметив. На почве этого Исаак решил предположить, что впал в некую временную дыру, которая "выбросила" из его сознания действительность происходящего. Оказалось - все не так сложно. Просто налоговый инспектор оказался молодым, не опытным и скромным парнем, едва окончившим какой-то там ВУЗ. Исаак по ошибке, вернее не рассмотрев, кто к нему пришел, гаркнул во все горло, и инспектора как не бывало. "Ладно - решил Исаак, - разберемся".
   Ночью в его голову полезли мысли, в которых он видел возможность разрешения его главной проблемы - соотношение времен. Сперва он видел сон: детские качели, песочница, соседская собака и чистое летнее небо. Ему сперва показалось, что он не спит, просто перед его глазами проплывают картины прошлого, но возможность контроля действий оказалась вполне реальной. Так продолжалось вплоть до того, как его жена привычно начала душить его подушкой. Как ни крути, а проснуться пришлось. Выругав жену, Исаак принялся рассуждать над всем увиденным. Ясно было одно: теперь его теория о возврате прошлых переживаний давала свои плоды. Прошлое, по его мнению, возвращается, вернее, врывается в настоящее, чтобы о нем не забывали. Оно существует, решил Исаак. Только лопатой его не выкопаешь и по объявлениям не отыщешь. Это принципиально другое, параллельное измерение, куда заносятся все прошедшие события, словно старую фотопленку вносят в архив.
   Схватив телефон, Новы судорожно начал набирать цифры офиса.
  -- Меня сегодня не ждать! Кто это?! Ваш лучший друг, чтоб вас!

* * *

  
  -- Дети, идите кушать!
  -- Сейчас мам! Мария, отдай мою книгу, Мария! Дай мою книгу!
  -- Подожди, дай я хоть почитаю, что ты там зубришь! Та-а-к. Чего?! Руди, ну ты даешь, не скучно тебе читать такую чушь?
  -- Сама ты, чушь! Это же важно!
  -- Тебе только девять лет!
  -- Ну и что? Вот когда вырастешь, поймешь, что этот главное ("Дура").
   "Боже, куда мой братик катится? Читает всякую чушь, мозги себе дырявит..." "Ну и сестренка. Ничего не хочет знать о полноценном существовании человеческого индивида". "Рано или поздно поймет". "Рано или поздно поймет".
  -- Мам, что у нас сегодня есть из высококалорийной белковой пищи?
  -- Что?
  -- Не слушай его, мам. Он совсем рехнулся.
  -- Заткнись, примитивный индивидуум. ("Я ее когда-нибудь лишу физического существования")
  -- Белковая? Сварить тебе яйцо?
  -- Да, мам, и, пожалуйста, чего-нибудь витаминизированного.
  -- Сын, что с тобой? Тебя что, в секту какую-то завербовали?
  -- Мам, его срочно нужно сводить к психи...
  -- Заткнись! Сын, ты где таких умных слов нахватался?
  -- Умные слова от умных людей, мам. Все вполне оправдано.
  
   "Профессор прав. Вот тебе и доказательство. Оно действительно есть. По крайней мере, былое. А будущее... Профессора это не интересует. Итак - прошлое - есть. А если оно есть, значит, все вокруг - это один из тех уровней, которые постоянной множатся и живут вечно. Вывод - мы живет в этих уровнях, измерениях. Допустим, я сказал слово "Курятина": курятина, курятина, курятина, курятина. Пока, курятина. Теперь оно там, в уровнях и постоянно движется в высшие уровни, оставляя за собой свои производные. Это значит, что слово "Курятина" сейчас множится с молниеносной скоростью и каждое слово остается во все дальних и дальних уровнях от настоящего времени. И так до бесконечности, что ли? Таким образом, получается, что каждое событие, каждое слово, каждая мысль, действие, остается позади и множится, множится. Там мы тоже живем. Во всех этих уровнях, измерениях живем мы. Значит - в будущем мы тоже живем. Да, ведь то, что будет через минуту, будущее, через эту самую минуту будет уже прошлым! Время растяжимо...
  

*

  -- А-а, это ты, Руди. Ну, заходи. Вообще я в прескверном настроении, ну ладно. Что тебя привело?
  -- Вы не пошли на работу?
  -- Нет, я им позвонил.
  -- Я хочу вам сказать, что ваши размышления не напрасны.
  -- Объясни, обоснуй.
  -- Сегодня ночью я видел сон, вернее что-то вроде видения. Я снова побывал в детстве и увидел то фрагменты из жизни, которые абсолютно не отложились в моей памяти, что очень странно, зная, что мозг может воспроизводить некоторые эпизоды прошлого, при условии, что те хоть как-то, да осели в памяти. Поэтому я склонен считать, что сегодня ночью я совершил неосознанное путешествие во времени.
  -- Спасибо, Руди, ты прав, потому что сегодня ночью я также имел честь немного полетать во временном отношении. И тоже в прошлое, в ранее детство. И, кстати сказать, я тоже абсолютно не помнил тех событий, которые разворачивались во сне. Ну, и каково же твое понимание всего этого, Руди?
  -- Я считаю, профессор Новы, что время, само временное пространство, поделено на бесконечное множество уровней, своего рода измерений, в которые отправляются, вернее, даже не отправляются, а...
  -- Я понимаю, что ты хочешь сказать. По-моему мнению, все эти измерения существуют параллельно с нашим миром, который, в свою очередь, составляет одну из частей этих уровней. Как цепь, понимаешь? То же касается и будущего. Но можно предположить, что настоящее - исходная точка всех измерений. От него отталкивается прошлое и начинает существовать своей жизнью. Еще один вопрос: будущее через минуту становится настоящим, а затем прошлым, если учесть, что будущее есть, что настоящее - лишь часть круговорот времен. Но это только в этом случае. В противном - настоящее можно принять за точку отсчета всего происходящего. В этом случае будущее - лишь ожидаемое, но не существующее, как измерение. Но если будущее есть, Руди, то теория людей о том, что можно перевернуть свою жизнь с ног на голову - не стоит и выеденного яйца.
  -- Да, действительно. Но как вы считаете: будущее, настоящее и прошлое - это три части единого целого, либо это нечто нисходящее только лишь из данного, настоящего? Прошлое есть, но будущее?
  -- Думаю, Руди, скоро я смогу ответить на этот вопрос. Пойдем, попьем кофе?
  
  

* * *

  
   "Помню, как в детстве, я впервые понял, что родители - средство, благодаря которому сущность находит пристанище в новом обличие. А уж само обличие будет зависеть от индивидуальных качеств, в основном - от процента достигнутого уровня знаний. Тогда отец выпорол меня за то, что я на просьбу, даже приказ сходить в автомастерскую ответил ему, что такая форма принуждения мною не приемлема, сказав: "пошел к черту, посредник". Он сперва не понял, что я имею в виду, а когда, вроде как, додумался, вложив в мысль немного знаний сына в области всякого постороннего, не на шутку разошелся и взялся за ремень. Он ничего об этом не знает. Не знал. Он знал только, что на Новый год жене нужно подарить три розы и флакон духов. Что в ресторане, после зарплаты, необходимо заказать три ужасно невкусных и дешевых салата, пару горячих и бутылку сока, растратив строго четверть всей получки. Что автомобиль следует начинать мыть с крыши. Что выносить мусор отцам семейства не пристало.
   Мать хотела, чтобы я стал доктором. Ожидания, к сожалению, не оправдались. Она думала, что мне будет потехой наблюдать, как микроорганизмы, впихнутые под микроскоп, высыхают, глядя через линзу в твои глаза и думая про себя: "вам это зачтется". Закатила жуткий скандал, когда я приволок домой череп съеденного волками быка. Для чего? Чтобы оставить при себе останки существа, видящего мир по-своему, явившемся жертвой естественного отбора. Дальше - хуже: уже через год маленький дом превратился в свалку мертвых свидетелей прошлого. Мать называла это Содомом, отец - Некрополем. Но в одном они были уверены наверняка: сын сошел с того, что обычно принято называть "умом". Причем не просто сошел, а слетел, с такой скоростью, что оставил позади себя огненный след.
   Время шло. Некрополь заметно "похудел" и не представлял уже из себя этакое место, где души неразумных грешников нагромождены целыми слоями. Не мудрено - годы увеличивались, страсть к бедным усопшим братьям меньшим переходила в "пошли вы все". Итог - с ног до головы в буднях и их проблемах. Становилось грустно. На день рождения, когда мне исполнялось 25, подарили... череп быка, съеденного волками. Фурор, трепет и ностальгия - как производные.
   Единственное чего не упустил с детства, что осталось лежать в моем кармане - непонимание окружающими того, что весь этот мир стоит на краю пропасти. Что? Никто не слышал. Все нормально, ребята!
   Зато я прекрасно помню как, защищая диссертацию по философии, и имел наглость выкрикнуть в зал: "Этот мир погубит сам себя! Покупайте псалтыри!" За непристойное поведение, вызванное спором с лектором на счет степени важности присутствия высоко разумного существа на голубой планете, меня выкинули из зала, да с таким треском, что лектор, раздосадованный полным фиаско в споре, сильно разозлился и, швырнув под ноги папку, крикнул: "Чтоб глаза мои его больше не видели!" и влепил мне "скандальную" отметку, несмотря на то, что ответ мой, по мнению комиссии, оказался довольно изящным, сильно потрепавшим самолюбие старого лектора, который то и дело пытался завалить меня каверзными вопросиками, типа: "по каким критериям можно судить склад ума человеческого? " На что я ему отвечал: "Во-первых, по вопросам, а во-вторых - это из области психологии". После было стыдливое покраснение лица, длительный спор и... полет за пределы учебного учреждения.
   Убийственные ночи под лозунгом "что я сделал в этой жизни?", желания с истекшим сроком годности, фиолетовые мысли с оттенком новогодней игрушки, - куда деться от этого? Хорошо жить только механизмам. Упала бомба - все в убежище. Другого выхода просто нет и быть не может. Но ведь есть механизм, а есть и интеллект. Вот. А ему во время ядерной войны в убежище не спрятаться и противогаз на лицо не надеть. Далее может последовать резонный вопрос: кому отдать предпочтение? Ракурсов много, но еще больше личных точек зрения.
   Многим кажется, что если бы прошлое можно было вернуть, то действие от желания проникнуть назад, не заставило бы себя долго ждать. Но ведь... Да, правы те, кто слепо верит в, хоть и не на стопроцентную, но все же нравственную чистоту невозвратимого. Но на 70, 80, 90, в конце, процентов, всегда найдутся 30, 20, 10 процентов опровержения. Так уж устроено, говорить об этом долго - терять время зря. Не говорить вообще - ничего не понять. Одни лишь парадоксы.
  
  

* * *

  
   Вот что бывает, когда сам себя загоняешь в эту яму. Со временем, конечно. Длится так медленно, словно смотришь высоко бюджетный фильм в замедленном темпе. Зато потом начинается - вой серых собак правых принципов. Овраги начинают засыпаться, захлебываться оползнями простоя. Это происходит быстро. К большому счастью, причем. Прошлое надевает корону, берет в руки жезл и начинается равнинный беспредел. Вместо собак приходят овцы, мирно пасущиеся на уже не крутых склонах оврагов. А толку от них? Не знаешь ведь, чего ждать от этих предательских морд, мерно жующих остатки приближенных роду людскому. Когда пытается впихнуть себя в эти рамки безвольфрамового существования, думая: "я, вроде бы, согласен", вот тут-то и начинают белые кроты рыть ходы и подступы к мирным овцам. Эй, безмозглые, смотрите, скоро вас сожрут!
   Так больше нельзя. Скука по безвозвратному - бесполезная трата бесполезного времени. Времени. Продолжение впихивания - значит, выпихнуть себя с другой стороны, следовательно, ничего этим не решить. Можно, все-таки можно, если постоянно впихивать-выпихивать, ходить вот так - кругами. В конце концов, выпихнувшись очередной раз, понимаешь - бесполезная трата бесполезного времени, бесполезного прошлого, бесполезных идей и замыслов. В таком случае - единственное, что могло бы помочь - фонарик, желательно красно-серого свечения.
   Кто-то до потери имени разбивает голову в мыслях о том, как можно втиснуть себя в такую последовательность приемов выпихивания в экстраусловиях, чтобы за время усиленного тренинга не шлепнуться и помахать ручкой самому себе? А что, разве такое возможно? Разве пробежит незамеченная чужими взорами отделившаяся сущность? Ног так много, а она одна, ее могут задавить. Тогда - ищи-свищи где-нибудь в темных подвалах, заброшенную ящиками и старым газетами со статьями о том, каких успехов достигло человеческое "оно" в процессе слияния и выработки единого стандарта. В те времена - это сокровище: покупать одни и те же значки, пить одно и то же молоко, читать одни и те же книги, стирать одни и те же носки одним и тем же хозяйственным мылом. Это ли не рай? Люди, повесьте на себя номерки, а то что-то не различается слегка! И желательно с фотографией молодости. Создается такое впечатление, что вот, где-то среди них, бродит тот, кто является эпицентром вырождения этой многочисленной массы ксероксов. А его ведь просто нет. Просто у кого-то была уж очень хорошая шариковая ручка, которой с превеликим удовольствием писался "роман о единстве, братстве и... идентичности". Тираж был просто ошеломляющим - в каждый "Дом мод". Принято на "ура". Все облегченно вздыхают в предвкушении чего-то "нового" и "своеобразного". Это просто невозможно. Так может быть только при одном условии: если оно так все и есть. А оно так все и есть.
   Что следует дальше? Дальше следует разделение прочтенного романа на две оппозиционные группировки: то, кто "наверное - стоило бы" и те кто "вряд ли стоит продолжать". Нет, не было кровопролитий, отрубленных идей, исковерканных понятий. Каждый остался при своем, постоянно имея зуб на тех, кто "не хочет открывать глаза". Получилось так, что открывать глаза не хотели ни те, ни другие, считая их вполне открытыми, чтобы упрекнуть в этом других. В итоге - беспросветный мрак, изредка нарушаемый. Чем? А черт его знает.
  
  

* * *

  
   Как ты понимаешь прошлое? Прошлое? Это, по-моему, нигде. Нигде? Да, нигде. Пояснить? Пожалуйста.

Выйти в облака

Прогуляться по горам.

Сбросить с крутых вершин

Душевный хлам.

  
   Не понимаю. Нигде - это что-то более неконкретное.
  

Ты окунешься в мир иллюзий

Неясных образов и темных грез.

Он поведет тебя спиралью

Где нет ни радости, ни горьких

Разочарования слез.

   Мне кажется - это уже ближе к делу. Это действительно отражает половину измерения. Это так чудесно, великолепно - ощущать все величие присутствия духа прошлых мгновений. Хотя, иногда, это настораживает. Но все равно это - единственный путь. Можно еще? Конечно.
  

Задай вопрос о воскрешении

Какой звездою быть должно

Они ответят тебе коротко:

В величии живет оно.

  
   Прошлое. Да, оно самое. И, кстати, само воскрешение... Чудо. Тоже оно, тоже чудесно по своей форме. К нему нельзя отнестись как просто к какому-то первозданному явлению, единственному принципу сотворения жизни. Теми, кто не во множественном числе. Вот оно, озарение - яркое, светлое, одинокое, принадлежащее таким же одиноким. А эти одинокие? Не им ли посылают сефироты свои лучшие прогнозы и идеи? Потом они начинают мучаться в догадках о том, что это - не их.
  

Большая тень передо мною - не моя

Не мой рассудок. Это призрак.

  
   Со временем переливаются серые вещества. Жизненную позицию неведения - вверх, истинный смысл осознания многих вещей - вниз. На время. Какой дурак захочет меняться таким сокровищем. Правда?
  

Так значит - мысль тоже не моя?

Откройся тот, кто держит мой рассудок

За уздечку.

Давай знакомиться, меня зовут Вопрос.

   Не хочешь прогуляться к сонной речке?
   Когда находишься под синим бархатом, начинаешь все понимать со скрытым смыслом. Буквальность превращается в то, от чего она возникла - в буквы, беспорядочно разбросанные во времени и пространстве. Смысл уже даже не скрытый, а самый что ни на есть распахнутый, влекущий, но только за определенную плату, пожертвование, если можно так сказать.
   Да хватит же! Остановите этот безумный хоровод, пляску смыслов песнопения идиотских, отрешенных, убитых съеденных мыслей. Если бы это кому-нибудь надо было! Все равно, то, что сказано - сделано, но только не тем, кто говорил бы, а тем, кто знал бы как говорить. Ибо те, кто только думают, что говорят - молчат как рыбы, а те, кто молчит о том, что думает - орут, не замечая абсолютно здоровой реакции окружающих "машин мыслей", длинных языков, плывучих мозгов и квадратных глаз, со сдвинутым зрачком, причем одним на оба глаза.
   Конечно, все можно понять. Даже то, что, находясь под впечатлением разного рода звуковых аккомпанементов, можно смудрить нечто. Но ведь это хорошо. Водопад мыслей и всяческих планов не дает сложить руки на коленях, повесить голову и упасть в темноту. Раньше такого не было. Упал - так упал. А если никто руку не подаст - черт с вами. Со временем такие "извращенности" уходят, даже не помахав рукой, хотя нужно ли это. Таким образом, историю становления углубленной программы мышления можно разделить на гораздо большее число уровней, чем считалось ранее, ибо эти "извращенности" сменяют друг друга не один и ни два раза. Процесс формирования - процесс постоянной смены лидера, своенравного, капризного, требующего хлеба и зрелищ, но по-своему важного и необходимого, потому что через этап не перепрыгнешь. Все должно быть правильно, аккуратно. А иначе может произойти срыв операции, и вся история совершенствования сущности пойдет насмарку.
   К чему все это пишется?
  

* * *

  
  -- Больно? Спасибо, я приму это за комплимент. Это действительно удача. Нет, вы просто себе не представляете, насколько приятно осознавать, что все это не даром. Когда все только начиналось, помню, были возражения. Мол - зачем, кому это надо. А вот надо! Надо, недоумки! Боже мой, они никак не могут понять, что это н у ж н о. Посуди сам, что мы будем делать, если, взять это чертово время, свернуть его в кулек и выбросить в форточку? Нет прошлого, нет настоящего, нет будущего. Да ладно, настоящее, будущее... Прошлое - вот то, что нужно сохранить. Оно ведь дороже всего. Согласись? Ты ведь мозговитый парень. Они мне все равно говорили: ты этим не решишь ни одной важной проблемы на этой голубой планете. Ни единой проблемы, разрази меня гром?! Я вам, лбы неотесанные, покажу, что является наиглавнейшим: холестерин в ваших макаронах или попытки разборки измерений! Посмотри, какие шустрые, думают, что изобрели бомбу, машины и стоп вам на этом! Руди, подай руку. Сейчас поедем в лабораторию, я им там зады-то понадираю!
  -- Профессор Новы, вам предпочтительнее будет успокоиться. Вы их все равно победите. Докажите, что времена можно возвращать, что ветер можно остановить словом, что Солнце можно тучами...
  -- Руди, причем здесь ветер, да Солнце? Мы же не говорим о магических заклятиях и пентаклях. Хотя, честно говоря, если бы в магии был способ возвратить прошлое, я бы плюнул на все и закупил бы на все деньги лучшей оккультной литературы.
  -- Но профессор Новы, опыты в магии доказывают, что перемещение во времени в астральном плане вполне возможная вещь.
  -- Руди, это же не в физическом плане, а в астральном, а что такое в астральном - это перемещение на подсознательном . А подсознательное нам ни к чему. Первоцель - физическое, материальное путешествие во времени. Бред, правда, Руди? Это ведь невозможно. Переносить физическое тело в пространстве со скоростью свыше скорости света, переносить по молекулам? Вряд ли.
  -- Но, почему?
  -- А ты попробуй свое тело расщепи на молекулы и закинь в каменный век. Тебя кто-нибудь не так соберет, и будешь ты тогда дикобразом каким-нибудь.
  -- Это как воспринимать, профессор? Это что - отказ от собственных теорий? Вы бросаете свое исследование? Или это просто трюк, чтобы с глубины мозгов всплывала какая-нибудь идея?
  -- Не знаю, Руди. Может быть, обманываешь себя, а потом поймешь, что не зря с собой шутишь? А это мысль, Руди. Нет, я не останавливаюсь. Ты прав, значит, скоро меня должно взорвать. А хотя это же просто-напросто - самообман. Тьфу ты, черт. Я запутался. Будет - не будет. Чего гадать-то? Знаешь что? Мы с тобой занимаемся сущим идиотизмом. Я в смысле того, что мы тщетно пытаемся понять, что будет, а чего не будет, докопаешься или не докопаешься... Мы просто сами себе создаем неразрешимые проблемы. А что если просто взять пойти, купить бутылочку хорошего вина, сесть, выпить и ни о чем не думать?
  -- Ну, вообще-то я не пью, профессор Новы.
  -- Знаю, знаю. Ты даже не куришь. Так нельзя, Руди. Жизнь не должна ставить тебя в определенные рамки, понимаешь? Ты не должен позволять ей ставить себя в какие-то ограничения. Если ты архитектор, то это совсем не значит, что ты не должен терпеть табачный запах и хорошую выпивку. Проживи эту жизнь так, как ты того хочешь. Я - художник, поэт и физик. Посмотри на меня, Руди. Мне скоро шестьдесят, а выгляжу на все семьдесят.
  -- И что в этом хорошего, профессор? Что хорошего в ваших отвисших скулах, морщинистой коже, седых волосах, желтых зубах? Живете без тормозов - живите. Знаете, вообще вы меня этим даже немного шокировали. Вы предлагаете мне пойти напиться, обкуриться, обколоться и сесть за очередной проект? Нет уж. Сами говорите - живи, как хочешь. Вот я и живу, как хочу - размеренно, спокойно, работая архитектором, а не психологом, как хотел. Вы - художник, поэт, физик, и... кто еще? Я просто не хочу.
  -- Молодец, Руди. Твоя стойкая позиция мне нравится. Не то, что эти заводные игрушки, попугаи, пленка с магнитофона, на которую можно записать все, что тебе вздумается. А они возьмут да поверят. Как здорово, правда? Знаешь, Руди, по началу я думал, что ты - такой же оболтус. Этакий плюшевый мишка, маленький, рыженький, пни его ногой - улетит. Ан - нет. Ты мне нравишься. В тебе есть дух свободы. Это точно. Но я совсем не хочу навязывать тебе принципы моей, скажем, жизни. Твоя жизнь - твоя жизнь. Так что расслабься. Подумай лучше, как мы можем исковеркать историю. Да, кстати, и прошлое, и будущее, и настоящее - три части одного целого.
  -- Вы уверены?
  -- Ну конечно. Просто наше сознание не выходит за рамки дозволенного, дабы не создавать хаоса во времени, понимаешь? Представь себе, что было бы, если все три времени слились в одно измерение. Какой бардак был бы?!
  -- Но одно дело - подсознание, другое, как вы сами сказали - физическая оболочка.
  -- Вместе с физической оболочкой. Потому что, раз сознание может совместить в себе все это добро, почему бы не утащить за собой и все тело?
  -- Но ведь тело - то материально?! А сознание - это тончайшая структура, если можно так сказать!
  -- О, господи! Представь себе, что ты выпил лишнего. У тебя галлюцинации. Ты видишь такое, что поражает ум. Так вот представь, что эти видения - не плод мнимого, а реальность. Думаешь - настоящее тоже реальность? Да, реальность, но не более реальная, нежели сон, прошлое, будущее и прочее, понимаешь? Что-то вроде солипсизма, когда материя - не материя, а для сознания просто существуют границы, за которые нельзя закрадываться.
  -- Короче - полнейшая путаница.
  -- Вовсе не путаница, Руди. Это - сложившийся уклад мироздания.
  -- Хорошо, а что же тогда материя, когда она вовсе не материя?
  -- Это такая же степень уклада подсознательного понятия мировой сущности. От этого уже не откажешься, от материализма, ибо невозможно перестроить мыслящий аппарат просто так. На это необходимы неопровержимые факты того, что человек живет не по своей воле, думая, что он что-то меняет в своей жизни, в действительности же, не сдвинув ни камешка!
  -- Понимаю, профессор, понимаю. Теперь совсем ерунда осталась. Главное - точно убедиться в этом.
  -- Дай мне время, Руди, и все станет на свои места.
  -- Вас уволят.
  -- Кто, они?! Хо-хо, да они и знать не знают, что я с ними могу сделать, едва они только рот раскроют! Да это я их всех уволю! Такой наивности я еще не видал. Представляю, что они на это все ответят!
  
   "Господи, ну сколько можно терроризировать меня этим вареньем?!" - Мам я не хочу есть это варенье, потому что содержание сахара в нем превысило все известные нормы!
  -- Боже мой, я скоро сойду с ума. Исаак, милый, ты не понимаешь, что если ничего не есть, то можно умереть?
  -- Нелепая клевета, мам. Организм хорошо усваивает лишь то количество еды, которое сам считает нужным переварить.
  -- Ты, ты хоть замечаешь, как ты начинаешь говорить?
  -- Как, мам?
  -- Ты же скоро, у тебя же скоро мозги лопнут!
  -- Нет, не лопнут. И почему, собственно, они должны лопаться? Знания - не материальная штука, не листик из книги, который можно взять и запихнуть в мозг.
  -- Волосы повыпадают.
  -- Из-за чего?
  -- Из-за такого большого ума.
  -- Не говори сама на себя.
  -- Так, все, хватит, иди в спальню.
  -- Мам, а там плохое биополе, мне там неуютно.
  -- Хорошо, тогда иди в зал, только иди куда-нибудь!
  -- Мам, а зала нет.
  -- Чего?
  -- Я говорю: зала-то нет.
  -- А где он?
  -- Он в будущем.
  
   "Вот оно, вот оно, вот оно, вот, вот! Ура! Оно самое. Перекрещивание миров, измерений! Зал в будущем! Точно, а ведь я не помнил этого, когда гостиная исчезла, вместе со всеми гостями. Это было в Рождество. Потом она вернулась, гости, перепуганные до смерти, рассказывали, как совершили путешествие во времени и... видели... меня. Мне было... черт, сколько же мне было? Шестьдесят, что ли?
  
  -- Руди?!
  -- Подожди! "Стул качается вперед, назад - вперед. Стоп! Так - назад, вперед, назад, вперед. Стоп. Чтобы возвратить стул в прежнее положение, нужно просто откинуть его назад. А время?
  -- Руди, Тебя профессор к телефону!
  -- Ах, да, да, да, иду, иду!
  
  
   05.01.2000 г.
  
  
  
  
  

ВЗГЛЯД ИЗ РЕАЛЬНОГО МИРА

  
  
   Люди подняли бокалы. Чокаться не стали - слишком много гостей.
   - Дорогие дамы и господа! Сегодня - праздник, которого мы все ждали с нетерпением, ибо этот день включает в себя целых три очень важных события: во-первых, сегодня исполняется двадцать лет, как мы с Мелиссой живем вместе. Во-вторых, сегодня я имел честь услышать крик моей внучки! - все гости горячо зааплодировали, - и, наконец, сегодня - Новый год! Ура, господа! Я хочу пожелать вам всем только добра, еще больше денег, детей и новых капиталовложений! - послышался одобрительный смех какого-то богача в белом смокинге, который, обняв свою красавицу жену за талию, с упоением слушал коллегу, - я же собираюсь в этом году выкупить "Маркфорбс" и вплотную заняться реконструкцией гостиницы "Галактика".
  -- Хорошие планы, коллега! - поддержал разговор все тот же богач в белом, - Я бы даже сказал - отличные! "Маркфорбс" принесет тебе не малый доход, уж поверь мне. Я знаю их руководство, как облупленных. Они ни слова не смогут сказать.
  -- Вот и великолепно, значит, притупим к созданию совета директоров! Ха-ха! С Новым годом, дамы и господа!
  -- С Новым годом!
  
  -- Пошли, мы только разочек прокатимся и поставим машину на место.
  -- Послушай, у тебя нет прав, тебе только 16, потом это - не какой-нибудь добитый прицеп, это же лимузин. Карл!
  -- Ну и что? Ты думаешь, отец не сможет купить себе еще один "Бентли"?! Он купит сто таких машин, садись!
  -- А они где?
  -- Пьют и гуляют. Садись же!
  

* * *

  
  -- Гляди, красота какая! Это что, уже Новый год?
  -- Да, малыш, уже Новый год. Это фейерверки. Люди всегда ими балуются, когда наступает какой-нибудь праздник. Они веселятся, гуляют, занимаются сексом с любимым человеком, пьют дорогие вина, покупают автомобили...
  -- Кто знает, может быть и нам кто-нибудь завидует?
  -- Ну, иди, поищи идиотов, которые будут завидовать этим лохмотьям, куску чего-то собачьего и немытым волосам.
  -- Кому верить после этого? Им? Хватит - поверили раз. Какому-то всевышнему? А что от него можно получить? Подумайте, друзья. Ведь у нас нет абсолютно никакого будущего. Нам просто не суждено жить, вставать утром с теплой постельки, делать горячий кофе, идти на работу...
  -- Знаешь, Шпала, а ведь за все хорошее или плохое приходится когда-нибудь платить. Что мы сделали хорошего? Ничего. А что плохого мы сделали? Тоже ведь ничего. А если мы не сделали ничего, то и платить нам не за что, понимаешь? Мы просто существуем. Потом становится немного непонятно: зачем мы радуемся новому дню, когда он все равно не принесет ничего?
  -- А может быть не стоит так говорить? Вдруг завтра ты проснешься в шикарном особняке? Вот ты говоришь: мы не сделали ничего, за что можно было бы нам чем-то заплатить, да? А подумай, сколько мы просили кого-то там, где-то там, подарить нам что-нибудь? Вдруг кто-нибудь...
  -- Бред. Действия, а не слова ведут к результату, правда какому результату - это уже зависит от тебя.
  -- И что? Ты предлагаешь пойти и спасать людей?
  -- Почему сразу спасать? Дарить добро.
  -- А где ты видишь добро? Дать тебе лопату? Покопаешь, может, найдешь? Мы дать ничего не можем, понимаешь? Мы - ноль, хоть нас и семеро, но семерка эта - полный ноль.
  -- В таком случае лучшего, как оставить это все, - я не вижу.
  -- Ты предлагаешь...
  -- Да, я предлагаю пойти, повесить на шею камень и плюхнуться в воду всем семерым, держась за руки.
  -- Знаете, я думаю, что это тоже идея.
  -- Но, я, думаю, может быть не стоит пока?...
  -- Пока? Ну, живи, ходи, собирай милостыню, воняй на весь город, пусть на тебя плюют, проходя мимо, тыкают в тебя пальцем и смеются, глядя прямо в глаза! Иди, с меня хватит, я понятия не имею, какого черта нас выпустили на этот свет!
  -- Он прав. Чем скорее мы избавим человечество от себя, тем чище оно станет.
  -- Нет, оно станет еще гнуснее, алчнее и жестче.
  -- Пойдемте друзья, нам здесь нечего делать. Здесь живут люди. Мы же нарушаем границы!
  -- К реке, друзья, к реке! Смотрите, как красиво!
  
  

* * *

  
   Город озарился тысячью огней. Ночь, хотя так светло, что, кажется, день даже и не думал заканчиваться. Салюты и фейерверки взлетают не прекращаясь. Да, конечно, красиво. Птицы, вам нравится? Вам лучше видна вся эта красота. Вы ведь имеете неоспоримые преимущества перед теми, кто там, внизу. Они видят все снизу, всю свою радость и восторг они чувствуют не отрываясь о земли. Каков город! Везде огни, улыбки, хлопки шампанского, страстные поцелуи, отсчет времени на электронных часах. Отсчитывается ближайшее будущее, прошлое уже отсчиталось, напомнив о себе очередным звоном бокалов. Кто-то выступает, желает счастья, удачи, чего-то еще. Ему апплодируют и, не удержав в руках хрусталь, роняют и разбивают его. Все попытки проехать на машине заканчиваются полнейшим крахом. Сегодня все, что связано с автоматизацией жизни, на время забывается. Ноги, чтобы носить по земле уставшее тело. Руки, чтобы держать бокал с шампанским и воздушный шарик. Голова, чтобы думать и смотреть на происходящее. Триединство господствует. Еще язык, чтобы успеть вовремя крикнуть поздравления.
   Города мало. Нужен еще один такой, чтобы вместить в себя всю радость, все впечатления, переполняющие души, восторг от удавшегося вечера, любовь к близкому, яркие ночные огни, красочные рекламы, резиновые игрушки, разноцветные наряды ультрамодной молодежи. Звезды на красном небе - не небесные тела, а атрибут, причем незаменимый атрибут праздника. Луна - и вовсе эпицентр всего происходящего. Сегодня она полная, и свои цветом создает впечатление мистического действа со странными улыбками. А историческое украшение центральных зданий заменяет модная аэрозоль.
   Кого-то задавили, кому-то разбили окно в машине, кому-то порвали пальто, кому-то вкинули в карман огромную петарду - его куртку разорвало на части. Зато красиво. С высоты полета птиц. Они не видят того, что происходит там, внутри, в центре событий. Зато то, что видно оттуда - видно хорошо. И очень красиво.
  

* * *

  
   30 декабря террористы захватили самолет. Где? Да везде. Они требовали тягач, набитый дорожными чеками, вертолет, номер в гостинице и, главное - беспрепятственное проникновение туда, куда захочет их грязная душа. Нет - значит нет заложников. Два трупа вынесли сразу после обнародования приговора - пожилого, богатого мужчину и молодую девушку лет двадцати. Говорят, она одному из них ухо откусила. А мужчина всего лишь попросился выйти в туалет. Оба обезглавлены.
  

*

  
  -- Ну, господа, кто-нибудь будет еще ухо? Мое, например? Я спрашиваю?! - громила взглянул на женщину. Та, спрятав взгляд, закрыла лицо руками и заплакала. Эй, чего рыдаешь-то? Вы думали хорошо встретить праздник?! Так встречайте, что ж вы сидите? Доставайте шампанское, бокалы, чокайтесь и пейте, за смерть, хи-хи.
  -- Ян, я так больше не могу. Когда мы отсюда выйдем?
  -- Не волнуйся, Сара. Мы выйдем, общею выйдем. Ты думаешь, они этих ублюдков так просто отпустят? Э-э, нет. Их перестреляют и никаких денег они не получат. Их или убьют, или за решетку засадят. А с нами ничего не будет.
  -- Хватит болтать, голуби! Там на улице стоят дебилы, которые подбирают выброшенные за борт тела. Сейчас они еще два подберут. Ты, Рембо, поднимайся, террорист направился к мужчине, наверное, спортсмену. Схватив за воротник пиджака, приставил к виску дуло пистолета и повел к выходу. Интересно, чтобы он делал, если бы в его руках был не пистолет, а газета?
  -- Ну, приготовились? Ловите! - голову мужчины разнесло на части и тело упало вниз - Ждите еще! Патронов еще - целая гора!
  -- Сволочи.
  -- Вот так сейчас и нас скинут, продырявив прежде голову.
  -- Нет, Сара, не скинут. Будем сидеть тихо, и все обойдется.
  -- А тот мужчина разве не тихо сидел?
  -- Он просто был слишком большим. И этой скотине захотелось от него избавиться.
  -- Я сейчас кому-то там поговорю!

* * *

  
  -- Новый год - сказку несет, ура! Предлагаю альтернативу! Пойдем в ресторан, все вместе, а?
  -- А что, в самом деле! Закажем по бифштексу, парочку сала...
  -- Ненавижу бифштексы! Хочу рыбу, рыбу с сыром! И мороженого.
  -- Хорошо, будет тебе и рыба, и мороженое. А нам - по бифштексу с гарниром, по крабовому салату и водки, водки! Сегодня праздник или не праздник, черт возьми!
  -- Ребята, давайте сфотографируемся!
  -- Потом, родной, набьем животы и пойдем фотографироваться. Я хочу веселиться.
  -- Кто же тебе мешает? Смотрите, Санта пошел! А где же мои подарки?
  -- Большой уже для подарков. Дайте ему мороженое, пусть успокоится.
  
  
  -- Вилена! С Новым годом, с новым счастьем! Дорогая, наш столик - у стены. Нас пятеро.
  -- Лев, не так быстро. И тебя тоже с новым годом. Что кушать-то будете?
  -- Нам нужна одна порция рыбы с сыром и мороженым, четыре бифштекса, четыре крабовых, четыре мороженого, т.е. вообще-то пять мороженых и две бутылки водки.
  -- Ладненько.
  -- Спасибо, Вилена! Мы ждем!
  

* * *

  
  -- Ждите, ждите! Скоро детки пойдут. Сказано же было - к десяти вечера подогнать вертолет! Тупые вы, или что?! Вертолет к десяти, десяти и не дня, не ночи, а вечера! В очках, в шляпке, да, да, ты!!! Иди сюда!
  -- Господи, хоть бы детей не трогали.
  -- Будем надеяться, что до них не дойдет.
  -- А что им? Разве это люди?
   Выстрел
  -- Ну, словили?! Осторожно, а то мозгами испачкаетесь!
  -- А кто там стоит?
  -- Да нет там никого. Сумасшедшие они. Давно рехнувшиеся психи. Они невменяемы. А под самолетом уже куча трупов лежит.
  -- Как там наши дети?
  -- Благодари бога, что они не полетели с нами.
  -- Да, ты прав.
  -- Мне это надоело! Еще слово и ловить будут вас, ясно?! Я спрашиваю - ясно?!!
  -- Да, ясно.
  

* * *

  
   Предприятия общественного питания переживают настоящий бум. Маленькие и не совсем рентабельные заведения превращаются в престижные места отдыха. Престижные с рождения, превращаются в империю веселья больших людей с энциклопедией меню, профессиональными бардами и красавицами официантками или официантами. Посмотрите на лица посетителей - сами чаевые!
   Многие поговаривали, что в эту ночь звезды светят особенно ярко. Для того, чтобы сильнее всасывать в себя исходящие с Земли желания. А кто-то сказал, что последняя звезда, оставшаяся без желания, делает своего обладателя счастливее всех. Только вот беда - не вычислишь же эту самую заветную звезду. Многие, поняв это, не так как следует, просили исполнения желаний у других звезд, не тех, которые на небе, которые светят. Те, в свою очередь, выключали компьютеры, брали под руку другую звезду и шли куда-нибудь, например, к другим светилам, обсуждать планы шоу бизнеса на следующий год.
   Там, в этой компании, звездном скоплении, всегда будет весело. Да нет, не кому попало, а только этой "галактике". Шутки ради можно заглянуть на телевидение, поздравить всех с праздником. Можно этого не делать - эфирное время, как ни как. Ох, и весело же там! Вечные конкуренты (сугубо перед камерами) начинают обниматься, целоваться, жать друг другу руки и преподносить прочие знаки почтения. Едва оператор отклонит "предмет искажения действительности", как милые взгляды смеются злобным оскалом. Все держатся обособленно, маленькими группами, вертя головой и бросая в разные стороны порции "злой энергетики". Лживое вечное партнерство - не более чем показуха, ее-то не бывает там, где быть не может - за центром цивилизованного мира, где лай собак и ной кошей, заставляют съежиться. Луга теперь одна. Светит себе и, должно быть, хочет улететь обратно, туда, где веселье, радость и восторг, а не шайка напившихся фермеров на старых тракторах едущие завоевывать женские сердца. Чем не веселье? Прибавить к этому романтику - и получается идеальное времяпрепровождение, ибо разбуженные животные, понятия не имеющие о существовании праздника на дворе, - мычат, лают, ржут, мяучат, пищат, в итоге - потрясающее песнопение "неразумных", которое с удовольствием могут слушать лишь сами фермеры.
   Грустно даже. От того, что любой праздник портит и ломает систему правильного мышления, необходимо для рационального использования энергетических ресурсов организма. Да ведь праздник же! Смотрите, какой контраст: цивилизация - глушь. Разные традиции, разные понятия о прохождении торжеств. Хорошо, что разные, ведь если бы этого не было - тогда и описывать-то нечего, нечему удивляться и поражаться. Да здравствует контраст!
  
  

* * *

  
  -- Друзья, а как называется эта река?
  -- Незнакомо. Кто-нибудь учился в школе? Нет. Река - значит река. Она нас и примет. Ну что, отвергнутые! Вешайте свои камни, мы уходим. Черт, какие красивые фейерверки! Давайте поклянемся, что когда мы оставим свои тела, мы соберемся и полетим туда, где гуляют и поют, где веселье и восторг от удавшегося вечера. Говорите все, что не успели сказать за жизнь.
  -- Лично я проклинаю того, кто придумал меня. Полжизни в детском доме, тюрьма, снова тюрьма и вот я здесь. А все так хорошо начиналось, когда нас водили в музей, угощали мороженым, когда приехал мэр и сказал, что все мы будем счастливы, и подарил нам телевизор. Так вот я хочу сказать, что сейчас я счастлив. Это то же, когда избавляешься от грязи на одежде. Я хочу сказать, что я счастлив.
  -- Я хочу сказать следующее: друзья, если моя душа по каким-то причинам не вернется, просто помните обо мне. Я уже давно была должна это сделать, но до сих пор почему-то боялась, пока не встретила вас. Вы мне помогли понять, что такое такая жизнь. Как это низко - стоять с протянутой рукой, как ненавидят тебя люди, как больно это чувствовать. И мне важно только одно: чтобы меня помнили, потому что никто в этой жизни не помнит меня, не кому помнить. Это все.
  -- Знаете, друзья, мне 53 года. Я понял одну важную штуку: в этом мире нет справедливости. Я работал когда-то простым водителем. Я хорошо работал. Теперь, когда я не работаю вот уже 30 лет, я понимаю, что слово "справедливость" - забыто как позавчерашний туман. Его не ищут, не спасают. Помните, друзья - мы родились во лжи и умираем тоже во лжи. А ложь - такое дерьмо, из которого трудно выбраться. Все.
  -- Мне тридцать, тридцать лет жизни в отбросах всего. Мне просто нечего сказать, друзья, я вас просто люблю и хочу умереть вместе с вами, ибо вы - единственное светлое пятно в моей жизни. А мы с вами - одно большое грязное пятно в жизни общества. Я вас всех люблю. Все.
  -- Когда мне стукнуло шесть, мне подарили игрушечный дом, большой такой. Трехэтажный. И я все время хотел стать маленьким, зайти в этот дом и жить там. Или увеличить этот дом в натуральную величину. Я все мечтал, что у меня будет такой вот дом, с машиной, собакой, прислугой, бассейном и, главное, красивой клумбой напротив моего особняка. Я бы ее поливал, ухаживал. Потом мои родители погибли. И вот с восьми лет я живу такой жизнью. Но мы ведь тоже люди, друзья! Или нет? Существует какой-то определенный порядок, по которому человек может считаться человеком? Так вот нет, мы - люди, потому что мы знаем, что такое хорошо и что такое плохо. Мы настоящие люди. Бред то, что чем богаче - тем ты человечнее. А не наоборот ли? Друзья, мы умираем людьми, я хочу, чтобы вы знали это. Нам это зачтется там. Вот увидите. Все.
  -- Да, Санна, ты прав. Нужно просто плюнуть им в лицо, прямо сейчас. Давайте: три-четыре - тьфу! Вот так вот. Пусть им будет также хорошо. В конце концов, ненавидеть их мы не имеем права. Они живут и наслаждаются жизнью. Так пусть же они и дальше наслаждаются ею. Зачем им мешать? Ведь среди них есть множество великолепных людей, которым сейчас тоже хорошо.
  -- Я лишь хочу сказать, друзья, как хорошо, что берег этой реки такой обрывистый, да еще и плиткой уложен! Видать - для нас постарались. Спасибо им за такую услугу! Слышите, ЛЮДИ, СПАСИБО ВАМ! Друзья, я вас всех люблю, прощайте, встретимся здесь же! Раз, два три - прыгнули!
  
  
  

* * *

  
  -- Где вертолет?!!! Вы, пни безмозглые, вы, что не понимаете, что за каждый час ожидания мы расстреливаем по одному заложнику? Мы ждем еще час и взрываем самолет! Со всеми, да, со всеми заложниками. Время пошло! Так, мадам в красной кофте, на выход!
  -- Все, скоро до нас очередь дойдет.
  -- Сара, все будет хорошо, дорогая, успокойся.
  -- Я сказал быстрее! Ох, какая задница, шевелись, слышишь, дитя порока! Стой. Раз, два, пах! А-а-а - ха-ха! Пошла вон! Эй, словили?
  -- Смотри, Ян, вот и спасатели. Мы спасены, да?
  -- Да, Сара, мы спасены, скоро мы будем дома.
  
  

* * *

  
  -- Ну вот, а ты говорила, приехали ведь. Выходи, я загоню машину в гараж.
  -- Что нам сейчас будет! Боже, а вон и отец твой идет. Ну, все.
  -- Та-ак. Тебе кто разрешил машину брать?
  -- Пап, но я только до города и обратно.
  -- Какая мне разница. Эта машина стоит 300 тысяч. Ты представляешь, что было бы если бы ты ее разбил?
  -- Пап, но я умею водить машину.
  -- Ладно, Ромео, бери свою Джульетту, и пойдем в дом. Мать приготовила отличный пирог. Все уже ждут.
  -- Хорошо, папа, только машину загоню!
  -- Я жду в доме.
  -- Вот видишь, а ты говорила...
  

*

  
  -- Дамы и господа! Я хочу вам сказать, что мой младший сын прекрасно водит лимузины! Теперь у меня есть повод гордиться своим сыном втройне. Зато скоро, чувствую, сын будет тренироваться вождению моего катера. Пора учесть будущие потери! - все засмеялись, - а вот и наши герои. Гости, прошу вас попробовать этот чудесный торт, который своими руками испекла моя жена. Прошу вас!
  -- Своими руками? - послышался возглас из толпы, - а почему вы не заказали торт в ресторане?
  -- Потому что моя жена - удивительная хозяйка и любит радовать гостей своими шедеврами. А в чем дело, что, вам не нравится торт?
  -- Нет, нет, нет, очень вкусный. Очень воздушный и ароматный торт. Большое спасибо вашей жене. Это просто незабываемый вкус. М-м - пальчики оближешь! Могу я взять у нее рецепт?
  -- Да, конечно, Мелисса! Можно тебя на минутку? Объясни, пожалуйста, уважаемой, как ты умудрилась испечь такой великолепный торт?
  -- Кому именно?
  -- Мне, госпожа Мелисса, мне!
  
   Вечер удался на славу, если не считать довольно солидной потасовки, развязавшейся между двумя боссами крупных компаний, по поводу нежелания одного из них дать крупный кредит на освоение нового цеха по выпуску мягкой мебели, за то, что первый когда-то спас второго от банкротства. Его кампания, осуществляющая грузоперевозки, стала на ноги, поэтому повод для ходатайства был. В итоге разбили дорогой автомобиль второго, пять бутылок шампанского, изрядно напугали собравшихся побитыми физиономиями и наставленным друг на друга оружием. Конфликт был разрешен, и противоборствующие стороны решили сгладить ссору и вместе поехали на загородную виллу первого. Остальные гости, войдя в дом, принялись продолжать веселье и доедать великолепный тор госпожи Мелиссы.
  

* * *

  
   Еще один обор вокруг оси. Есть шанс установить в черной бесконечности наблюдательный пункт слежения и сравнения за тем, что происходит тем, где течет жизнь. Взглянем?
   Солнце взошло далеко на востоке. Какие-то острова возвестили о приходе нового дня и года сумасшедшими плясками и песнопениями. Отдав дань - жертвоприношение светилу, люди-нелюди идут на охоту. Потренировавшись на воображаемых целях, берут в руки копья и с воем-лаем скрываются в зарослях.
   Чуть западнее - то же самое, только наряды аборигенов откровенно непристойны. Вверх по меридиану - кипит цивилизованная жизнь. Шустрые представители монголоидной расы, угловатые машинки, сети гипермаркетов, мосты и еще раз мосты, скоростные поезда-экспрессы. Надо же - одна долгота, а какая разница...
   Еще западнее - та же монголоидная раса, граничащая с добрыми тружениками
   какого-то труда. Разница неимоверная. Нравы, мораль, законы, обитатели. Странные, садомазохистские представления вперемежку с песнями о жизненных незаурядицах, традициях родной земли и ... генетической наследственности. Все это будет длиться еще далеко не запад. Первое же, вскоре заканчивается и наступит очередное измерение, где здешние обряды бичевания - то же, что волосы на голове. Зато праздники отмечают красочно и зрелищно, с применением разного рода поклонения своим идолам.
   Еще западнее: о-о! Вот это настоящая экзотика. Помните те, самые восточные? Так вот это то же самое, только цвет кожи меняется на черный и Новый год, в отдельных уголках встречать не принято, что компенсируется огромным потенциалом знаний туземцев в области всего того, что имеет свойства двигаться и не только. Вверх по меридиану - полнейшее ощущение всего вкуса жизни в компании цивилизованного мира. Красивые люди, города, море света (в отдельных уголках) и одинокая Луна.
   Вперед за солнцем. Боже мой! Это же вершина мировой цивилизации! Луна, в глазах разумнейших обывателей, находит себе друга и вместе проводит с ним праздничную ночь. На главной улице главного города (даже мира, говорят) проходит шабаш радости и восторга от удавшегося вечера. Где-то, правда, близ этого главного города, тонет корабль, терпит крушение самолет, акула съедает незадачливого тунца, стоя на чемодане, машет носком потерявшийся в море турист-предприниматель, который выбросил кучу денег за то, чтобы хорошо отдохнуть на каком-нибудь острове, а тут - на тебе! Приплыли. Маши, маши, где-то, в том же "черноземье" от недоедания гибнут сородичи. Так что махать носком, стоя на чемодане посреди океана - полбеды. Кто-то ведь, не заплатив вовремя налоги, повесился, так и не отведав новогоднюю говядину. Где-то, за бессмысленный передел земли вгоняют друг другу пули в головы. Маши. Может легче станет за тех, кто просит у богов принести обед, взявшись за дубину и отправившись в джунгли. Кто, не смотря на ожесточенную критику, продолжает вести свое "владение" или "имение" туда, над чем смеются те, кто там уже побывал. Кто продолжает молиться небесам, откуда "должно же что-то свалиться, черт побери!" Кто ждет и сглатывает слюну при виде грузовиков из фонда благотворительности. Кто, словно крот, роет подземелье, пожирая землю изнутри, на благо человечества. Кто считает, что, заплатив своей звезде дань в виде животного или еще хуже - подобного себе, да снискает благословение у хозяина жизни. Кто, нагулявшись на банкете у коллег, придет на следующий день на работу и повыбрасывает всех ко всем чертям, чтобы потом глубоко сожалеть об этом. Кто, читая свежие новости с фондовой биржи, огорчится, узнав, что акции кампании "Сан Трэйдинг" упали на десять процентов. Жизнь прожита зря. Кто, купив новый холодильник, не обнаружит в нем гарантийного талона. Кто за завтраком поймет, что мясо - хорошо, но без него гораздо лучше. Кто, наконец, поймет, что правда - это видоизмененная ложь.
   Все это творится на одной маленькой планете, которая вертится вокруг маленькой звезды, которая залита кровью жертвоприношений, которая остыла, пока лилась на нее, которая может даже затушить своим количеством несчастное светило. Светило, которое хотело лишь жизни на этом маленьком кусочке из девяти. Его не так поняли. Или ее. Естественный отбор сыграл свою роль. Хотя, если бы он был естественным, все было бы, возможно, по-другому. Черные пятна, на животворящем теле показались бы из области фантастики.
   "Как вы думаете, чего не хватает людям, чтобы стать добрее?" - такой вопрос прозвучал на телевидении одному прохожему. Чего не хватает? Может быть, ощущения собственного "я", которое упало к ногам и топчет само себя? Но только ровно на столько, чтобы не создавалось перевеса ни в одну сторону. Баланс эмоций и подавление собственнических инстинктов каждого. Уйдет вниз - считай себя механикой, вверх - "люблю себя, любимого". Это не дела.
   Только вот чего больше - ухода вниз или вверх. Сложно. Наверно покорение макушки, все же, оставляет падение камнем далеко позади. Не удивительно - для кого-то это способ покорить и чужие макушки.
   Слыхали, скоро конец света? Как понимать данное утверждение - право не знаю. Светило рухнет на голову или же мы рухнем на светило? А может, придет жуткая, страшная эпидемия, и весь род человеческий сложит головы на холодных камнях? Или приедет верховное судейство с жезлом в руках и громогласным голосом объявит, что все мы виновны в покушении на Землю-мать? Может быть, это самый подходящий вариант. А может быть все это пустая чепуха, не достояния внимания даже ползучего гада? Тогда лучше отклеить с глаз лейкопластырь, взять в руки еловую ветвь и просто прогуляться, ни о чем не думая. Пусть обо мне подумают. Что, разве я не достоин того, чтобы обо мне думали? Не верно. Я -то думаю о тебе, почему же обо мне нельзя думать? Обо всех думать. Думай, думай, не волнуйся, от утечки мозгов ты застрахован с детства.
  
  

* * *

  
  -- Я считаю до десяти. Если за это время к самолету не подлетит вертолет, я взорву тут все, придурки! Сто девятнадцать пассажиров, господин Президент! Подумайте о детях, что вы с ними сделаете?! А об их родителях?! Вы оставите их без материнской ласки?!! Раз!
  -- Сара, мы выберемся, там нет бомбы, это блеф.
  -- Два!!!
  -- Ян, я люблю тебя, Ян. Ну, почему это с нами?
  -- Три!
  -- Они взорвут нас! Боже мой, я не хочу умирать, Ян!
  -- Четыре!
  -- Дорогая, там нет ничего, они сумасшедшие, понимаешь?
  -- Пять!
  -- Нет, они бы давно убежали, а они ведь стоят, Ян.
  -- Шесть!
  -- Они просто не посмеют.
  -- Семь!
  -- Если ты выживешь, обещай, что будешь любить меня?
  -- Восемь!
  -- Я обещаю, дорогая. Я клянусь тебе!
  -- Девять!
  -- Нет! Нет! Ян, я люб...
  -- Десять!
  
  
  
   6.01.2000
  
  
  
  
  

ДАЛЬШЕ ПО СПИРАЛИ

  
  
  -- Эрнест!
  -- Ева! Добрый день, а я тебя даже не заметил.
  -- Давно ждешь?
  -- Нет, минут десять, не больше.
  -- Я была сегодня у своего учителя и рассказала ему, что скоро над землей пройдет какая-то комета. Он даже не знал, чему я сильно удивилась, потому что он астроном.
  -- Надо же... Астроном не знает, что летит комета... Пойдем в парк. Скоро должен подойти Макс, обещая познакомить меня с новыми результатами экспертизы. Да, кстати, хочу сообщить тебе хорошие новости. Мы получили разрешение на проведение экспериментов. Было нелегко доказать этим дотошным профессорам, что мы вообще создали. Они думали, что это просто рентгеноскопия, болваны этакие. Мы три часа просили их хоть одним глазом посмотреть на принцип действия, а они говорят, что у них мало времени. Так мало, что на свои отнекивания убили три часа времени, такого драгоценного времени, для того, чтобы потом подойти, взглянуть, ахнуть и вскликнуть от восторга. Кстати, после этого времени у них вдруг оказалось столько, что они затащили нас за стол переговоров и начали предлагать сотрудничество. Мы-то, конечно, согласились, ведь добивались мы этого два месяца. Результат был следующий: видные кадры из научной обсерватории, имеют прямой доступ к нашей аппаратуре, но, как мы вставили, под наблюдением кого-нибудь из нас. Согласились все. Теперь слушай, как видные деятели науки объясняют "разу". Дело в том, что они ничего не знают о его структуре, о существующих внутри колебаниях. Это мы доказали ученым позже, на что они согласились дать нам беспрепятственный доступ к архивам и имеющимся секретным данным центральной научной обсерватории. То-то было смеху нам! Когда мы узнали, что о "разе" там ничего нет, ну практически ничего, мы поняли, почему они так за нас цепляются. Так вот слушай, что они имеют в виду под словом "разрушитель". Разрушитель - вирус, сходни другим инфекционным вирусам, настолько мал, что не подвергается обнаружению. Был, правда, один трезвый ум, который назвал его "неосязаемой субстанцией". Он был прав. Ну, да ладно. Вот, что дальше: этот вирус имеет способность деления и размножения при попадании внутрь тела. Спрашивается: что мешает ему размножаться вне тела? Притом, что они не считают его разумным существом. Они до сих пор считали, что "раза" действует по тому же принципу, что и СПИД, т.е. - действуя на все органы, убивая иммунитет по порядку, по этапам. Для них это просто очередная стадия мутации СПИДа, от которой стираются эмоции, рушится психика, но не более, не воздействуя ни на какие органы. Откуда они это взяли - неизвестно. Потом мы с Максом долго думали, за что им присваивают такие высокие звания, когда они не в силах понять элементарного. В общем, послушали мы друг друга и тут в нашу сторону посыпались всякого рода обвинения в нерасторопности, в том, что мы слишком поздно приступили к сертификации. Но, как мы не пытались им доказать, что мы не были уверены в полном совершенстве установки до тех пор, пока в этом окончательно не убедились, эти профессора все равно, тупо глядя в стол, стучали по нему кулаком и говорили, нет, орали, что на нашей совести тысячи, а возможно и десятки тысяч обреченных. Макса это так задело, что он чуть не порвал соглашение. Профессора это, правда, тоже задело, и он успокоился.
  -- По-моему обреченные висят как раз - таки на их совести. Что они сделали для того, чтобы хоть как-то прекратить нашествие "разы"? Сложили руки и молча ждали, пока появится какой-нибудь мозговитый парень и не скажет им, что нашел противоядие? А потом взять и облить его помоями за то, что он опоздал?!
  -- Вот-вот. Ну да ладно. Знаешь, почему мы с Максом разразились жутким смехом, высказав требование по поводу доступа ко всему, чем они владеют? Потому что они думают, что чем-то владеют. Мы просто хотели посмеяться над ними, вот и все. В действительности же, они хотели завладеть нашими материалами, посему пожертвовать несколькими бумажками с пустыми умозаключениями для них не составило особого труда. Если бы они владели чем-то действительно стоящим, они бы заняли лидирующую позицию, а так они словно голодные собаки собрались и молили показать им наши исследования, сперва делая лица, по которым нормальный человек понял бы - люди знающие. Знаешь что - они просто гонятся за премией, за деньгами. Зная, сколько почестей может обрушиться им на голову. Их можно понять.
  -- И что будет когда...
  -- Ну, скажут про нас парочку слов, мол, были такие молодцы, которые изобрели чудо-машину. Ты ведь знаешь, как это обычно бывает: эпицентр внимания обычно начинает сползать к краю.
  -- А что если заявиться на телевидение, написать книгу, где в качестве хроники было бы описано все?
  -- Зачем, Ева? Бороться за славу? Это ведь не для нас. Мы создали то, что должны были создать. А они пусть тешатся себе, делят деньги, участвуют в программах, дают интервью, пользуясь нашими материалами.
  -- Но это же не справедливо?!
  -- А где ты сейчас видишь справедливость? Рано или поздно все всплывает наружу. Подумай сама, Ева, зачем нам это? Мы не созданы для того, чтобы быть на обложках журналов. Особенно Макс - тихий, скромный парень. Мы-то знаем, что мы - авторы. Они - профессора, выступающие в роли авторов. Плюс то, что свои законные средства мы будем иметь. Нет - суд. Изобретение-то запатентовано под нашими именами.
  -- Тогда и бояться нечего?
  -- Ну, вот видишь.
  -- Да, Эрнест, а как они объясняют появление "разы"?
  -- Я же говорил - для них - это всего лишь очередная вспышка мутационных процессов, проходящих со СПИДом.
  -- Хи, но как, как СПИД, даже и мутационный, может проникать через органы чувств?
  -- Вот, пойди, спроси у них!
  -- Давай, присядем, ноги болят. Эрнест, а ты видел своими глазами зараженного?
  -- Ева, конечно же, видел. И знаешь - зрелище не из легких. Мы проводили опыты над критической стадией. О, Боже! Эти люди, вернее машины, они абсолютно не имеют понятия над теми поступками, которые совершают. Сначала нужно было надеть ему на глаза повязку, чтобы не происходил зрительный контакт. А ведь он постоянно пытается заглянуть тебе в глаза. Слава Богу, все удавалось. Его действия, движения, понимаешь - это нужно видеть. Когда человек не отдает отчета в своих действиях - это ужасно. После процедуры он не помнил, что с ним происходило, где он и что он. То время, которое он находился под действием "разы" стирается с памяти начисто.
  -- И, что он даже не может вспомнить, как его зовут?
  -- Нет, он помнит все, вплоть до вторжения разрушителя. Когда он всасывается в мозг, он забирает память. Всю, всю жизнь он забирает себе. А когда его выводишь, он, словно сито, просеивает сожранное, освежая память, мышление - все.
  -- Как это: освежая?
  -- Во время выхода "раза" испытывает изменение своей сущности. Его материя словно перетряхивается, фильтруется и освобождается. И к моменту выхода это чистейшая субстанция, она просто расщепляется на молекулы и растворяется в воздухе. А вся отрицательная форма разрушается уже внутри мозга, не причиняя никакого вреда подсознанию.
  -- Ошеломляюще. Максу нужно дать все имеющиеся в мире награды. Ты так не считаешь?
  -- Да, конечно, он гений, каких мало на земле.
  -- Эрнест, а какая заслуга на тебе?
  -- Во-первых, я первый понял, что такое разрушитель. Я высказал Максу, который изобрел сам луч, идею - каким он должен быть, этот луч. Потом Марк приступил к его разработке и самостоятельно произвел первый проверочный опыт. Исходя из этого, Макс и создал все, к чему сейчас так стремятся руки ученых. После того, как я подсказал Максу, что "раза" - разумное создание, он начал искать этому доказательства. И нашел.
  -- Спасители человечества...
  -- Еще чего? Кто знает, может быть, мы просто опередили каких-нибудь умных парней, которые изобрели такой же разрушитель "разы" с патентом. Вдруг где-нибудь тоже есть три парня, вникнувшие в биологию "разы" и начавшие свой победоносный путь молча, не высовываясь.
  -- Остается только пожелать им удачи. Может быть, вы когда-нибудь объединитесь и создадите конфессию борцов за право рационального мышления? И все человечество будет спать спокойно, пока вы будете жить. Потом передадите свои сокровенные знания следующему поколению и никакие "ветераны научного труда" не посмеют влезть туда, куда им не следует лезть.
  -- Может быть, так оно все и будет.
  
  

* * *

  
  -- Да буду услышан я всеми! И теми, кто в горах, полях, реках, озерах, океанах. И китом, и самкою его, и детенышем, и гусеницей, и орлом белым, парящим в небе, и рыбою немою, невольно съеденной хищником, и змеею мудрою и не ведающем об опасности сурком, кузнечиком малым и царем всех живых - могучим львом. Да услышь меня племя мое Красного Солнца до единого в нем! Слушайте речь мою, внимайте каждому слову, ибо не услышавший, не познает беды. Слышите ли вы, как дрожит земля под вашими ногами, как рассеиваются небеса над головами вашими, как вскипает вода в руках ваших?! Побойтесь, народ мой, ибо не зря это! Грядут большие перемены. Огонь завладеет священным разумом, от которого сложат головы свои неугодившие злому Малуке. Все свои пороки и все грехи свои потребует он. А если хотите видеть свет Солнца, вдыхать воздух - бегите! Раскаяние не поможет! Бегите в город, прячьтесь, уводите себя от этого места! Не сделаете этого - не будете помнить себя! Не будете более говорить, размышлять! Это Малука. Сегодня у меня было видение. Он звал, но сердце мое не обмануло меня. Пойдете на зов его - не вернетесь более! Народ мой, все живое, что имеет око, все, что слышит пение воздуха, призываю вас не погибнуть, будьте благоразумны, коли хотите жить. Ибо коварен враг, лжив, знает, чего хочет. Вашего разума хочет. Докажите, что мудрость ваша не исчерпана, что вы - хозяева, вы - жизнь. А смерть - не в угоду вам. Бегите, народ мой, бегите! Да будете спасены вы от воли злого!
  
  
  

* * *

  
  -- В газетах начали писать, что якобы эпидемия разрушителя пошла на спад. Что вы можете сказать по этому поводу?
  -- Знаете, я не совсем ознакомлен со статистикой заражаемости, но могу смело утверждать, что действительно, в некоторых районах наблюдается странная картина: зараженные выздоравливают сами по себе, без какой-либо посторонней помощи.
  -- Что это, по-вашему?
  -- Ничего. Об этих удивительных случаях пока неизвестно. Известно лишь то, что в день число зараженных уменьшилось на три сотни. Это действительно нечто уникальное, если учесть, что еще полгода назад, люди умирали словно мухи. Но, тем не менее, заражаемость растет, несмотря на то, что число выздоравливаемых растет гораздо быстрее, нежели заражаемость.
  -- Можете ли вы создать свои прогнозы, высказать свое мнение на счет феномена внезапного выздоровления?
  -- Вы верно заметили - выздоровление действительно внезапное. И по этому поводу у меня есть мнение, что если в один день, в один миг сразу несколько человек избавляется от разрушителя, значит, неоспоримым является тот факт, что между зараженными, между самими вирусами существует определенная связь, ибо все они - часть одного целого. Можно предположить, что разрушитель, запуская в каждого человека часть себя, не отрывает ее от себя, а удерживает, благодаря чему сохраняется та связь, посредством которой вирусы ощущают каждого из них. Допустим, создано устройство, благодаря которому уничтожается разрушитель. Уничтожили одного, и тут же начинается цепная реакция. Вслед за одним, посредством связи, уничтожаются еще несколько. То есть мощности одного убитого, если можно так сказать, разрушителя, хватает, чтобы уничтожить еще несколько. В таком случае это является огромным недостатком со стороны главного разрушителя. Если бы связи не существовало, все было бы гораздо сложнее. Все сказанное мною действительно лишь в том случае, если аппарат подобного действия существует реально. Но так это не доказано, то это есть только мое предположение, ничего более.
  -- То есть, судя по вашим словам, если это так, то род человеческий практически спасен?
  -- Практически да.
  -- А как в таком случае быть со СПИДом?
  -- А как с ним можно быть? Это вопрос времени. А пока можно сказать лишь то, что СПИД действительно сильнейший из всех тех вирусов, что может принести человеку нимало хлопот.
  -- Спасибо Вам большое за исчерпывающие ответы на наши вопросы.
  -- Спасибо вам, что не забываете меня, ха-ха!
  -- До свидания.
  -- До встречи!
  

* * *

  
   Нет уже ни веселья, ни восторга от удавшегося... утра. Праздник ушел в историю. Ожидаемый и так широко рекламируемый прилет инопланетян отложен на неопределенный срок. Говорят, они позвонили и сообщили, что прилететь не смогут по причине неимоверных размеров голов по утру. Что поделаешь - праздник - он и на Альфа-Цинтавре праздник. Обещали после буйства заявиться. Ничего, мы ждать умеем. А пока, обиженные и покинутые земляне смотрят свои цветные сны, облизывают языком высохшие за ночь губы, почесывают запущенными ногтями истоптанные пятки и шарят по полу рукой в надежде найти близкую к постели бутылочку с живой водой, чтобы хоть немного смочить пустыню смерти во рту. Нет. Ну и жаль. Новый год принес первые разочарования. Не известно, что он может принести в следующих месяцах. Хотя, разве это должно волновать уставшие полушария в такой момент? Впереди встречи с друзьями, яркие вечера, вкусные блюда в хорошем ресторане. Спим. Только вот, если бы не эти странные картинки перед глазами... То какой-то странный человек, играющий на фортепиано "реквием", то заснеженные просторы горной долины, в сопровождении все той же душераздирающей музыки, то старый священник, машущий кадилом и напевающий заученный псалом, то шайка маленьких деток, идущих в сопровождении чокнутой воспитательницы по цветному полю, то мухоморы с огромной шляпой, то расплавленная Луна, капающая на крыши домов или непредсказанный парад планет, выстроившийся прямо над супермаркетом по ту сторону магистрали, названной в честь воссоединения всех народов и принятия декларации о правах каждого человека и за прекращение ядерных испытаний в Антарктиде.
   Потом они просыпаются, видят жуткий бардак, голые ноги соседа, который заглянул только для того, чтобы взять немного сахара для новогоднего пирога, порванные тапочки красавицы-жены, которая, хвала всевышнему, заночевала у мамы, иначе был бы жуткий скандал, разбросанные по всей комнате таблетки от кашля, чьи-то носки на люстре и..., а это что такое - использованное средство от головной боли, что за дела? Значит сосед здесь - совсем не зря, и мама у жены тоже не зря на свет появилась!
   Недавно выпавший снег, тут же растаял. На улице болото, а туфли, в которых вчера умудрился пойти на речку, обзавелись квартирантами - пара наглых рыбок и куча лягушачьей икры. Куда все это девать, спрашивается? Супермаркет по ту сторону магистрали, названной в честь какой-то белиберды, посерел и осунулся ко всем чертям, так что оросить крайние просторы ротовой полости не удастся. Ладно, говорят засуху можно перетерпеть.
   Глаза, если не соврать, прибавляют в весе примерно втрое. Но не сами глаза, а веки и, кажется, никакими подставками положения не изменить. Все скапливается у бордюров. Они словно созданы для того, чтобы скапливать у себя всякую мерзоту. Теперь понятно, для чего вообще придуманы бордюры. Они несут в себе очистительные свойства. Все, что выше их, скатывается, сливается, сползает к ним. Так уж задумано природой. Может быть, и переводится слово с какого-нибудь санскрита, как "склад мерзости?" Иногда их выкрашивают в белый. Наверно потому, что белый цвет способен скрыть многие недостатки.
   Сейчас особенно не хотелось бы верить в идентичность прохождения года его встрече. Это печально и противоречит всем нравственным нормам. Как хотелось бы использовать такой промежуток времени на подготовку внутреннего духа к новым страницам бесконечной истории. Это куда лучше, нежели вставать каждое утро и видеть все те же ноги любовника-соседа, из-за которого мама никак не может избавиться от своей дочери, которую очень упорно ждет ее муженек, в томном желании разобраться во всем происходившим в новогоднюю ночь. Ну, если не разобраться, то хотя бы спросить, почему на свете происходят такие чудесные совпадения, как внезапное появление голых ног соседа и мгновенное, причем, бесследное исчезновение красавицы-жены?
   Черт возьми! Как часто забывается, что натура-то романтическая! Забыть о голых пятках предателя-соседа! Надеваем туфли, в которых получило прописку уже далеко не одно семейство обитателей матушки Земли, и идем туда, где все кажется таки мелким, незначительным, словно лягушачья икра, где душа испытывает комфорт, подпеваемая маленьким человечком, играющим на фортепиано "реквием", только уже не совсем "реквием", а скорее песня освобождения, скорбь, только в отражении разбитого зеркала. Купив за три золотые монеты огромную арфу и продолжить душевный праздник. И эти страницы картинки начинают казаться такими знакомыми, близкими и, главное неотъемлемой частью всего происходящего. Даже бордюры становятся условными, потому что скапливать возле себя всю мерзость не приходится. Они выстраивают в небе свои, собственные понятия, но с таким углом, что вся мерзость проскальзывает мимо, уходит дальше вверх и растворяется, потому что там вакуум.
   А там, в материи будет искать свои носки сосед, жена с волнением приоткроет дверь, увидит, что мужа заменил какой-то странный мужчина, испугается и выбежит на улицу звать на помощь, ибо будет твердо уверена, что это грабитель, самый натуральный, убивший мужа и спрятавший его в шкаф, где хранятся семейные реликвии. Его поймают, благо на улице найдется крепкий парнишка - джентльмен, скрутят, запеленают и посадят в тот же шкаф, в котором к большому удивлению, муха не окажется. Он, бедолага, начнет рассказывать, что когда вчера он пришел к ним, чтобы взять чуточку сахара для новогоднего пирога, то застал мужа в состоянии "не очень". Жены дома не оказалось и, решив, что муж все равно ничего не соображает, то можно смело пойти и взять жменьку-другую песочка. Однако едва он потянулся за сахарницей, как почувствовал мощный приток перегара где-то сзади. Обернувшись, он увидел ни кого иного как самого мужа, держащего в руке... Вот, что было дальше - он не помнит решительно ничего, вплоть до момента, когда он проснулся и увидел над своей головой парочку закоревших носков.
   Значит, законно приобретенная вторая половинка, ни в чем не виновата! А думал-то!
  
  

* * *

  
  
  -- Добрый вечер, дамы и господа! Меня зовут Рафаил, вы это знаете. Сегодня мы с вами поговорим о достоинствах и недостатках личности человека. Это объемная тема, но я постараюсь не отнять у вас много времени. Итак, я считаю, что главный недостаток личности - слабоволие. Человек, который не в силах управлять своими слабостями, инстинктами, желаниями, уподобляется лошади, которая вырвалась на волю и несется, куда глаза глядят. Это очень плохо, поэтому одной из важнейших задач человечества следует считать выработку волевых качеств. Добрая воля находит средства и возможности. Однако прошу вас запомнить фразу великого французского писателя Онере де Бальзака. Он говорил: "Человек действительно сильный сознает свои слабости". То есть очень важно иметь волю сказать всем, что я - скромен или я - не могу отказаться от покупки понравившейся мне сумочки. Хотя это тоже проявление слабости характера, правда? Что такое воля, как не мысль, переходящая в дело! Мудро звучит, не правда ли?
  -- Я уже когда-то говорил, что спасовать перед трудностью - проиграть самому себе. И только себе. Представьте, что вы - это огромная гора, на вершине которой лежат блага, которые только можно себе представить: материальные и духовные. И вот чтобы заполучить это все, вам нужно только забраться на вершину. Так вот забравшись на свою вершину, вершину себя, вы получаете все это. Но в первую очередь вы преодолеваете себя. Со временем число благ на вершине уменьшается, но вы все равно идете, преодолеваете, будучи уже твердо уверенным, что вы сможете. И когда, наконец, вершина пуста, когда нечего брать вы, убедившись в своей воле, силе, продолжаете постигать себя и достигаете неимоверных высот в деле формирования волевых качеств. Стойкий дух прочнее всякого клинка, сказал Гейбель.
   Очередное препятствие, которое может появиться на вашем пути - чувства, когда кажется, что вся работа сделана, я стал сильным. Не слушайтесь такого утверждения. Это говорит импульсивная медуза, которой это все надоело. По сему вы тут же убедитесь, что работа еще не окончена. Труднее всего предъявить требование самому себе. Но весь смысл состоит даже не в том, чтобы предъявить себе что-либо, но в том, чтобы это требование воплотить в жизнь. Это самое трудное. Поверьте, настоящее сокровище человеческой натуры - умение владеть собой. Вы должны посмотреть на себя так, как смотрит хозяин на свою верную собаку, готовую в любой момент придти на помощь. Не отпускать себя, не давать ни малейшего намека на уступки в адрес вашей импульсивности. Иначе она засосет вас с ногами и руками, и выбраться обратно будет очень сложно. Ваша выдержка подарит вам стойкость характера. Стойкость характера подарит вам воплощение в жизнь ваших идей и планов. Ведь как часто человек, думая о чем-то с надеждой, теряется при обнаружении того количества проблем, которые должны встать на его пути в процессе достижения желаемого. Характер - это способность действовать согласно принципам. Это слова Канта, ибо в характере гораздо больше изъянов, нежели в уме.
   Дамы и господа! Я призываю вас владеть собой, почтенные. Это было мое последнее посещение, прошу вас задавать мне вопросы.
  
  

* * *

  
  -- Ну и где же Макс?
  -- Опаздывает, хотя знаешь, это в его характере, вечно опаздывать.
  -- Он что, такой рассеянный или забывчивый
  -- Да, он рассеян. Но знаешь, даже великие люди были рассеянными.
  -- Расскажи мне о нем.
  -- Хм. Полную биография?
  -- Нет, ну зачем же всю биографию. Каков он из себя?
  -- Парень, как парень, только уж больно гениален для своих 25-ти лет. Он родился в очень богатой семье, но учился в обычной школе с обычными детьми. Когда ему стукнуло пятнадцать, ощутил прилив мощного желания изучать биологию, физику, химию и астрономию. За два года он выучил физику, еще за год - биологию, еще за три химию и астрономию. В двадцать лет - это уже чемпион по этим наукам среди студентов колледжа, где он учился. Потом в его жизни начинается полоса исполнения желаний. В двадцать один ему дарят мощнейший микроскоп, через год - комнату, обставленную всевозможными вычислительными системами, какие только могут быть. Спустя четыре месяца он закупает груду исследовательской литературы, и создать свою маленькую обсерваторию, куда никто не мог бы пролезть без его разрешения. В двадцать три он задумывается над созданием гомункула. До сих пор думает.
  -- Но ведь гомункул - вымысел оккультистов?
  -- Он так не считает. Тогда я и встретил его. Как он мне сказал, я заинтересовал его своими трудами по медицине. И предложил мне партнерство. Год мы бились над создание андрогина, но ничего не вышло. Потом к нам подключается Марк, который был лауреатом какой-то премии в области квантовой физики. Потом появляется "разрушитель" и мы с Максом понимаем, что Марк - просто сокровище. Вот так мы и живем, в вечно поиске чего-то нереального.
   Знаешь, Макс, как говорят, парень "не от мира сего". У него никогда не было девушки, жутко закомплексованный парень. Марк - другое дело.
  -- Эрнест, а кто такой Мариел?
  -- А-а, Мариел. Это близкий знакомый Марка, он прилетел с Тибета, чтобы забрать с собой наши знания, ибо был твердо уверен, что такая же участь ожидает и народа Тибета.
  -- И что, ожидания оправдались?
  -- Не знаю, мы ничего от него не получали. Пойдем, прогуляемся.
  -- А как Мариел умудрился узнать, что на свет появился "раза"?
  -- Почему бы ему не знать? Он часто ездит по миру, знаком со многими людьми из многих стран мира.
  -- А зачем ему знания? Неужели он обладает столькими же средствами, чтобы создать уничтожителя?
  -- Да, он богат, даже очень.
  -- Вы с ним сотрудничаете?
  -- Нет, лично я видел его тогда первый и последний раз.
  -- Эрнест, а мог ты показать мне эту установку? Я бы очень хотела взглянуть на машину, которая спасла жизни стольких людей.
  -- Возможно, Ева, возможно. Скоро придет Макс, и мы с ним об этом поговорим. Вообще-то Макс очень щепетильно относится к такого рода визитам, но я ведь тоже член Совета, в придачу ко всему я принимал в этом участие.
  -- Он боится за свое детище?
  -- Да, очень цепко держит и оберегает его. Иногда это доходит до слепой замкнутости и фанатизма. Это как ребенок, которому подарили красивую игрушку, а потом начинают ее отбирать.
  -- Но его можно понять. Ведь его изобретение не имеет цены. А он отдал этому делу всю свою душу. Поэтому он так дорожит ею. Ты бы ведь поступил также, согласись.
  -- Да, ты права.
  -- А кто все же считается главным мыслящим центром?
  -- Нет у нас какого-то центра. Мы - команда. И делить места в таком деле как спасение людей - кощунство. Представь - человек умирает, а мы стоим и спорим, кто из нас будет присутствовать при вручении Нобелевской премии. Мы вроде бы всего два года с ним, но друзьями мы стали большими.
  -- А он в самом деле очень рассеянный парень?
  -- Знаешь, я на такие опоздания стараюсь уже не обращать внимания. Это - в порядке вещей. Зато если он начинает о чем-то размышлять, то отбить от мысли его очень трудно.
  -- А что собственно он должен принести?
  -- Результаты последней экспертизы. Вчера мы проводили эксперимент, включив в него наблюдения за несколькими зараженными. Мы взяли одного и сунули его в уничтожитель. И как только "раза" из него вышел, датчики остальных, вернее, трех из семи, показали результат, от которого мы пришли в восторг. Эти три индивидуума начисто лишились действия "разы".
  -- Что это значит?
  -- Это значит, что как только "раза" вышел из зараженного, те три мгновенно в тот же миг, покинули тела зараженных.
  -- Это значит, что...
  -- Скорее всего, именно так все и произошло. А вот и Макс.
  -- Где?
  -- Вот идет.
  -- Это он? Хи.
  -- В чем дело?
  -- Не знаю, а он ничего.
  -- Привет, Эрнест.
  -- Привет, Макс. Познакомься, это - Ева, Ева - это Макс.
  -- Очень приятно.
  -- Мне тоже.
  -- Рассказывай, что там у тебя.
  -- Вообще, это просто фантастика. Смотри: это показатели еще одной порции зараженных. Это - их первоначальное состояние. Вот это мой подопытный. Я совершаю операцию. Смотри - это вышедший "разрушитель". А это - результаты, показывающие, что из двадцати зараженных у тринадцати обнаружилась полная стабилизация центральной нервной системы. То есть - мы, убивая одного, убиваем еще нескольких, понимаешь? Ты был прав: связь действительно существует. Но только порциями, в отдельных участках, но все они - связаны в одну небольшую агломерацию, в которой гибель одного ведет к гибели всей группы. Да, группы, все они разделены по группам. Их около миллиона, но если продолжать такими же темпами, то скоро миллион превратится в тысячи, затем сотни, потом десятки, единицы - и мы спасены.
  -- А ни способствует ли заражение появлению новых групп, более совершенных? Может быть те, выжившие, и есть доведенные до абсолюта разрушители? Может, нет вовсе никаких групп?
  -- Макс, что ты думаешь по этому поводу?
  -- Исключено. Уж насколько я знаком с разрушителем - можете мне поверить: скоро мы вздохнем свободно.
  -- А я думаю, Ева права, нам нужно пойти в лабораторию, все тщательно пересмотреть и дать окончательный вердикт. Уничтожен он или нет, он ведь разумный, Макс, интеллект при нем.
  -- Хорошо, пойдем, выпьем по чашке кофе, а потом пойдем в лабораторию, идет?
  -- Идет. Макс, я считаю, Ева должна пойти с нами.
  -- Хорошо, какие проблемы.
  
  
  
   07.01.2000 г.
  
   СПИРАЛЬ
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   61
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ф.Вудворт, "Эльф под ёлкой"(Любовное фэнтези) С.Юлия "Иллюзия жизни или последняя надежда Альдазара"(Научная фантастика) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) М.Олав "Мгновения до бури. Выбор Леди"(Боевое фэнтези) О.Герр "Заклинатель "(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Боевая фантастика) А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая"(Боевая фантастика) Н.Волгина "Один на один"(Любовное фэнтези) L.Wonder "Ветер свободы"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Поймать ведьму. Каплуненко НаталияОсвободительный поход. Александр Михайловский��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-Офисные записки. КьязаКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаЧудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф ИрПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаНевеста двух господ. Дарья ВеснаМалышка. Варвара Федченко
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"