Мао Льо: другие произведения.

Тихий Омут

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Начат в 2004 году, тогда же оставлен незаконченным до лучших времен, которые, судя по его теперешнему состоянию, так и не наступили


Мао Льо.

Тихий Омут.

Глава 1,

которая начинается самым прозаическим образом-у столба с объявлениями.

  
  
   Дюрхенайнд, город Камталеле, 15 день лета 1400 года.
  
   "Разумное существо очень редкого вида ищет любую работу (кроме тяжелой физической!!!) с любой достойной зарплатой (больше трех монет в день). Личной жизни не имею, все свободное время могу посвятить работе..."
  
   Последнее предложение было очень славно зачеркнуто, но девушка, которая стояла у столба, притопывая ногой и изредка отпуская комментарии в адрес автора объявления, была упрямой натурой и все же расшифровала сокрытое от глаз менее дотошных читателей. Это открытие заставило ее захихикать.
  
   "...Имею одно незаконченное среднее образование и три высших, могу давать профессиональные консультации. Характер спокойный."
  
   -Какой вежливый,-мурлыкнула девушка.-Даже про характер присовокупил фразочку... хотелось бы мне тебя повидать, разумное существо!-она уже более мрачно изрекла:-Мне сейчас кого угодно хотелось бы повидать, хоть с каким разумом, ибо мое теперешнее занятие достало меня по самое нехочу.
   Не было в замечательном объявлении, правда, только одного-самого главного.
   Адреса.
   -Только где ж ты живешь, дружище?-окончила монолог девушка и зачем-то огляделась по сторонам. Маленькая избушка с большими окнами, отделенная от столба полосой дороги, продолжала жить своей жизнью востребованной таверны-ее примеру успешно следовала вереница домов и магазинов; летел, лениво взмахивая крыльями, толстый голубь (с дерева на него облизывалась тощая бродячая кошка); по краю дороги ползла длинная синяя гусеница, волнообразно шевеля тонким станом; пыльное облако на горизонте возвещало о прибытии эрикчи (ударение на второй слог)-великолепного местного аналога нашего автомобиля. Словом, ищущее работу разумное существо ничем не выдавало своего присутствия.
   Многие из нас, наверное, повернулись бы и спокойно ушли,-но только не девушка у столба! Ритм, который она безостановочно отбивала носком давно не щегольского ботинка, участился и как-то повеселел, а в ее великолепных глазах, где в виде крапинок и лучиков нашли отражение все цвета ахроматического спектра, появился азартный блеск.
   -Таинственно,-сочно произнесла девушка, явно наслаждаясь значением этого слова. Засвидетельствовав таким образом свое отношение к сложившейся ситуации, она обернулась к столбу и внимательно исследовала пространство вокруг объявления-пока неожиданное открытие не заставило ее радостно подпрыгнуть с криком:-Ага!
   Девушка, которую, между прочим, звали Астэль, потерла руки и, оглянувшись в поисках блюстителей порядка (таковых замечено не было), начала длинным ногтем указательного пальца поддевать яркое объявление о приезде цирка ("А не сходить ли мне в честь находки?.."), которое было неловко наклеено прямо на записку разумного существа и закрывало, таким образом, его конец.
   К счастью Астэль, клей циркачей оказался некрепким, и продолжение нужного объявления оказалось вполне годным к чтению. За это девушка восхвалила своего бога и принялась искать необходимые сведения. Автор, кажется, не намеревался писать диссертацию, и после краткого описания характера сразу приступил к главному:
  
   "С предложениями прошу обращаться на улицу Южных Облаков, дом четвертый, что возле кондитерской. Заратуштра."
  
   -Заратуштра?-девушка нахмурилась.-Неужто наш брат рэндом?! Однако это кажется мне интересным...
   Крайне внимательно прочитав адрес еще раз, она проговорила его про себя и быстрым шагом отправилась на улицу Южных Облаков.
  
   Здесь надо сделать небольшое отступление от темы, чтобы рассказать вам о нашей героине. Астэль, более известная в качестве Главной Проблемы Дюрхенайнд, неоформленной, но общепризнанной, обходилась без фамилии так же легко, как и яблочный салат-без чеснока. Впрочем, при желании она могла бы покрошить чеснок куда угодно, просто чтобы опровергнуть каноны и лишний раз насолить паре знакомых личностей. Помимо искренней и стойкой ненависти к канонам, она-эльфийка по национальности, а, следовательно, представитель Абсолютно Свободного Народа (они же рэндомз, они же Квестовики, они же-вся богема и мелкая шушера, что обладает хоть минимальной любовью к бродяжничеству)-обладала везучестью, редкостной даже для самого типичного эльфа, так что во многих научных теориях почиталась за Идеального Эльфа, что и давало ей хлеб. Иными словами, она служила наглядным пособием для студентов... До той поры, пока ей не повезло в особенно крупных масштабах.
   Общеизвестно, что доля смешанных и беспорядочных браков в среде рэндомз и эльфов составляет бесспорное большинство-то бишь, никакого другого способа находиться вместе с возлюбленным они не признают, и, как следствие, разнообразные сюрпризы с появлением новых родичей для них такая же обыденность, как для нас с вами чистка зубов по утрам. Поэтому Астэль почти не удивилась, когда в университет, где на живом примере объясняли, как себя ведет эльф обыкновенный в разных ситуациях, пришло письмо от некоего Курмимы Дюрюны. Вдоволь нахихикавшись над столь забавной подписью, эльфийка села читать письмо и открыла для себя новую страницу собственной биографии.
   Не меньшей редкостью, чем смешанные "браки", для эльфов было терять детей в каком-нибудь населенном месте. Так как данный народ вообще очень странно устроен и не особо смотрит, кто ему родители, торопясь быстрее на покорение дорог, дети вырастают совершенно нормальные с точки зрения среднестатистического эльфа. Каково людям содержать существо, которое каждую секунду меняет местоположение в пространстве, еще неизвестно, ибо в добром здравии после этого испытания остаются единицы... итак, обычно эльфы преспокойно пребывают в неведении относительно своих самых близких родственников-но судьба любила Астэль Проблему и подкинула ей прозрение отца.
   Курмима, в юности Курмима Драконоборец (из-за некоей туманной истории со стогом сена, принятым за дракона и торжественно подпаленным на радость крестьянам, которые благодаря этому лишились сена), в той же самой юности умудрился отыскать на Большом Тракте совсем юную-всего триста двадцать лет!-эльфийку, здорово расстроенную актом агрессии со стороны некоего рэндома. Парень поступил как истинный рыцарь: догнал рэндома, отобрал все, что сумел, принес обратно эльфийке и подарил. Зачем ей все это было нужно, неизвестно, но она прониклась, и целых полгода они "делили свой путь на двоих". Потом жажда перемен возобладала над чувствами, и прекрасная странница исчезла в неизвестном направлении, оставив супругу только деньги и предметы первой необходимости. "Ничего не осталось на память, сама понимаешь, какой нрав у твоей матушки был...-писал брошенный Курмима тридцать лет спустя.-Точно такой же, какой и у всего ее племени. Но я-то знаю, что от меня к тебе ничего такого перейти не могло, и не думаю, чтоб тебя очень радовала жизнь в этом институте."
   -Какая проницательность,-вздохнула в этом месте Астэль и смахнула несуществующую слезинку.-И в самом деле, целый месяц гулять только по городу...-То, что это был самый большой город Дюрхенайнд, ее ни в коем случае не смущало. Ее смущало только то, что это был, подумать только, один и тот же город!!!
   "...И потому настаиваю, чтоб ты меня навестила в моем одиночестве, потому что скучно здесь, как, у кита в брюхе. Рыбалка здесь славная, да и дело у меня появилось неплохое, я держу милый домик со всякой всячиной, и люди ко мне заходят совсем замечательные. И, наконец, пора бы познакомиться с собственной дочерью! так что собирайся, а я тебя тут жду."
   Из всего этого стало понятно: Курмима всерьез полагал, что его дочурка-не эльф.
   -Какая глупая надежда...-пробормотала Астэль.
   Эльфам нельзя было отказать только в изредка просыпающемся чувстве такта по отношению к родственникам. Поэтому Аст, чтобы не разочаровать батюшку, просто не поехала к нему, предпочитая верный и экзотичный заработок подопытным материалом.
   Однако через год деться было уже некуда-Курмима неожиданно отдал дыхание звездам. То есть, отбросил тапочки, по выражению более приземленных рэндомз.
   Астэль, как положено примерной эльфийской дочери, стащила с университетской кухни полкило вяленой рыбы ("Они должны мне быть благодарны за избавление от такой вони!"), дополнила это действительно вонючее блюдо несколькими килограммами орехов, сунула про запас бутылку воды и, тепло простившись с немногими друзьями среди грызунов гранита науки, отправилась в путь. К несчастью, по пути было ужасно много всего нового и интересного, так что эльфийка немного подзадержалась... совсем немного. Капельку. Только два года прошло с тех пор, когда она собралась преодолеть пятьсот километров до города собственного папы.
   Естественно, ей было безумно стыдно, но вскоре стыд уступил место глубокому шоку: отец решил оставить ей в наследство ничейный домик, в годы далекой своей юности ведший, кажется, жизнь музея-в бескрайних его подвалах и закромах было обнаружено великое количество всяческих занятных безделушек, от которых ощутимо веяло древностью и тайной. Эльф, имеющий личное жилище, вообще-то случай единичный, вот у друзей они живут с удовольствием (поэтому у них так мало друзей...), точно так же, как и у врагов (поэтому врагов у них нет вообще). Инстинкт же самосохранения у них отсутствовал напрочь-кажется, природа сама поняла, что никто с существами такого рода связываться не станет, если он, конечно, еще в своем уме...
   По сей нехитрой причине можно понять, что Астэль на самом деле была первым украшением своей коллекции редкостей и древностей. Первыми сию истину постигли ее соседи: увидав эльфа, который вот уже неделю возится с домом, они уверовали в лежащее над ним проклятье.
  
   ...Хваленая везучесть Аст помогла ей и на сей раз, на подходе к дому номер четыре по улице Южных Облаков. Это романтическое название вовсе не означало того, что оно будет скрывать за собой дворец... но и такой потрясающей хибары эльфийка, если честно, не ожидала-поэтому она немного затормозила, пытаясь сообразить, не ошиблась ли она адресом. Долго раздумывать ей, правда, не дали: окно на втором этаже распахнулось, визгливый бесполый голос проорал несколько слов на непонятном языке, и в окно вылетел человек.
   Астэль полагалось потерять сознание, но, как мы помним, она ненавидела каноны, а потому только отошла на два шага в сторону, чтобы удобнее было наблюдать развитие ситуации.
   Человек, размахивая несколькими парами рук, явно намеревался попробовать взлететь, но оказался слишком тяжел для неба. Оно отвергло беднягу, но решило смягчить его участь-поболтавшись в воздухе секунд пять, летун рухнул в свежевскопанную клумбу, и, рассмотрев его в более спокойном состоянии, Аст сообразила, что перед нею вовсе не человек, а мотрагор, у сородичей которого восемь рук-совершенно обыденная вещь. Так как они живут в самых труднодоступных местах гор, руки им очень даже нужны...
   -Что ж, если ты отправишься в полет, никакие рукокомплекты тебе уже не помогут!-подытожила Астэль, помогая летучему горцу встать.-Что случилось, дружище?
   Дружище ничего не ответил, потому что им уже вдвоем пришлось улепетывать от полетевшего в их сторону чемодана, двух кастрюль, нескольких комплектов мотрагорской одежды и даже одного валенка. Затем из окна высунулось существо столь же бесполое, сколь и его голос, проорало нечто до крайности неприятное и, с лязгом захлопнув окно, убралось в свое логово.
   Астэль, как и полагалось рэндому, сперва обратила внимание на валенок, как на самый необычный подарок свыше.
   -А это в честь чего?-полюбопытствовала она.-Не холодно же... ну, впрочем, я поняла! если бы было холодно, она бы выкинула и второй, да?
   -Встретите, спросите сами,-буркнул злой на весь свет мотрагор, собрал в чемодан кастрюли и, на ходу надевая второй ботинок, раздраженно зашагал в булочную. Одумался. Остановился:-А скажите мне, девушка, где здесь вокзал?
   -Вокзал?.. там,-в нескольких жестах Астэль описала давно знакомую ей дорогу к вокзалу.-Стойте! А валенок?!
   -Себе возьмите,-проявил великодушность мотрагор.-На память.
   -Спасибо...-растерянно пробормотала эльфийка и посмотрела на валенок оценивающим взглядом.-Таинственно...
   Проводив взглядом удаляющуюся спину мотрагора, недовольно размахивающего на ходу всеми своими руками, Астэль все же решила добраться до цели своего путешествия, которая, судя по всему, должна была находиться где-то в доме. Поэтому она, глубоко вдохнув и прижав к себе валенок, вошла в прихожую...
   ...В первый же миг ей стало ясно-здесь находится не просто дом на несколько жильцов.
   -Гостиница!-воскликнула Астэль, на глазах расцветая.-Все таинственнее!..
   Тут на лестнице, которая, оказывается, проходила прямо у нее над головой, кто-то споткнулся, судя по каскадно ниспадающему грохоту, о дерево гулко бухнулся металлический предмет, затем послышался плеск... эльфийка машинально обернулась, посмотрела на лестницу-и успела как раз к низвержению кастрюли отличного свежесваренного супа на бедовую ее голову.
   -Ой!-воскликнула Аст, когда подарок небес обрушился в валенок и ей за шиворот.-Ооооо... как же я не люблю морковку!-она брезгливо вытащила из прически изрядный кусок оного овоща.-Смотреть надо, дружище, куда летите!
   Грустного вида женщина встала, отряхнула колени и со стоическим видом стала вытирать лестницу подолом собственного халата. Астэль стало стыдно.
   -Простите, сестра,-повинилась она, поднимаясь по лестнице,-вы здесь не видели кого-нибудь, кому позарез нужна работа и еще у него нет личной жизни?
   Новоявленная сестра,-а так у рэндомз называли незнакомых женщин любого возраста, исключая, разве что, самых глубоких старушек,-ненадолго отвлеклась от своего занятия, подобрала с пола кастрюлю и, мрачно посматривая на ряд дверей, выстроившийся по стенке, подошла к эльфийке и непонятно зачем осмотрела ее с ног до головы придирчивым взглядом.
   -Что случилось?-удивилась осматриваемая.
   -Годится,-равнодушно сообщила женщина воздуху.
   -Куда?-вякнула было Аст, но в следующий момент понятно стало абсолютно все...
   Воздух, к которому обращалась, аборигенка, ножиданно обратился огромным количеством разномастных лиц самых разных национальностей, полов и возрастов. Откуда они посыпались на бедную эльфийку, не страдающую очень высоким ростом, для нее осталось загадкой... к ее великому и неизменному счастью, она успела все сообразить задолго до того, как у нападающих появился план действий!
   Заверещав пронзительным дискантом с паническими нотками, Аст выплеснула суп на окружающих и, когда те подались назад, бросилась бежать, прижав к себе валенок-ей было не особо жалко формованный кусок грязного и плохо пахнущего войлока, но сказался многолетний оборонительный рефлекс, который подсказывал: в крайнем случае валенком можно очень удачно запустить в кого-нибудь неповоротливого. Хотя здесь возникли бы определенные сложности: сперва ошеломленные неожиданным отпором, преследователи начали уже погоню за убегавшей добычей, и особой неповоротливости пока не обнаруживали...
   У Астэль не возникло и подозрения того, что ее могли схватить-до сих пор не было такого, и вера в себя придавала ей силы. Вся маленькая проблемка состояла в чересчур хорошей ориентации здесь аборигенов,-эльфийка же с первого взгляда не слишком поняла, что здесь где и куда ей следует бежать. Впрочем, это мы с вами тут такие умные. Ей же даже не пришло в голову подумать о будущем своем в этой погоне-ей было очень интересно нестись прочь от злющей и немного ошпаренной оравы по скрипучему коридору.
   Через пятнадцать минут веселья немного поубавилось, зато ощутимо прибавилось раздражения: да сколько можно?! рэндомз никогда достатком терпения не страдали... У них, как и у любого другого народа, существовали отдельные особенности: одной из них была заповедь любой ценой сохранять жизнь другому существу. В чем мы убедимся впоследствии...
   ...А в темном коридоре гостиницы Аст вполне серьезно начала злиться-ей очень надоело носиться меж дверей и лестниц. И еще ей немного хотелось не успокаиваться после гибели, а остаться здесь милым домашним духом-пугалом. Был, правда, один нюанс... смерть ну просто никоим образом не входила в планы эльфийки!
   Тогда она решила на сей раз поберечь свою жизнь, отбросила валенок и в отчаянном прыжке сиганула на здоровый гардероб, помещавшийся в закутке, который преследователи вполне могли бы не заметить, и прижалась к стене. Из-за угла доносился раздраженный шум, который вы могли бы слышать на пасеке...
   -Залезайте, сестра,-неожиданно прошептал голос снизу, и в потолке гардероба открылся люк диаметром в три четверти крышки-наверное, обычно туда пролезало существо вполовину меньше Аст, так что она имела очень ограниченные шансы спастись этим путем... Но у эльфийки, как всегда, было свое мнение.
   -Таинственно!-восхищенно пробормотала она, ввинчиваясь в люк под нарастающий гул...
   -Цыц!-в сердцах велел ее спаситель и дернул ее за ноги.
   Как пробка из бутылки, вылетела Астэль в нутро гардероба, уселась на что-то мягкое, треснулась о дверцы... и не выпала под ноги подбежавшим аборигенам, к своему немалому удивлению.
   -Замок,-еле слышно прошептал гардеробщик, прислушиваясь к топоту снаружи.-Ну все, ушли,-минуты через две неподвижного сидения сообщил он.-Размораживаем скульптурную группу, сестра!.. давай, давай, слезай с меня сейчас же, ты мне все на свете отсидела, как я работать буду?!
   -Прости, брат,-виновато сказала эльфийка.-Эх, чуть было не погибла!-радостно сообщила она, вслушиваясь в брожение адреналина в крови.-Спасибо.
   -Не за что,-в гардеробе произошло некое движение, и в задней стенке шкафа, среди курток и пальто, открылась небольшая дверца-хозяин гардероба свободно вылез в полумрак, стоящий в помещении за нею, и протянул руку своей гостье. Кое-как, на карачках, но в полнейшем восхищении, Астэль выбралась на вольную волю...
   -Какими судьбами?-спросило учтивое существо.
   -Да вот, объявление на столбе нашла,-пробурчала девушка, приводя себя в относительный порядок, дескать, живет здесь такое замечательное существо без работы и личной жизни... может, думаю, позвать к себе... а меня здесь супом облили и в шкаф загнали,-радостно окончила она.
   На пару секунд воцарилась тишина. Потом хозяин очень тяжело вздохнул, будто у него на легких лежал трехпудовый камень, и громко шмыгнул носом.
   -Ты чего?-забеспокоилась Аст.
   -Значит, и ты меня никуда не возьмешь?-душераздирающим голосом спросил он.
   -Почему это?-удивилась девушка.-Пошли прямо сейчас, хочешь?..
   -Хочу!-обрадовался тот.-Только есть тут маленькая заминка...
   -Надо спускаться по трубам, да?-угадала Астэль.
   -Это тоже...
   -А что еще?
   -Я-кот!
   -Ээ...
   Вряд ли вы поймете, что эта фраза значила в судьбе бедного кота... и любого его сородича, будь он столь же ненужен в жизни пролетариата маленького городка Камталеле. Вы можете триста раз обидеться на меня за дискриминацию семейства кошачьих, но как раз от меня ничего и не зависит. Семейство кошачьих само заработало себе такую славу, потому что они составляли большую часть представителей Абсолютно Свободного Народа, в иерархии которого занимали место гремучей смеси, сочетая в себе хотя бы по признаку от каждой нации Абсолютно Свободных и посему выделяя себя в особый класс. Сами рэндомз-а это название им казалось наиболее приемлемым,-явно предпочитали разделяться на представителей богемы и мелкую шушеру, при этом громогласно обвиняя весь мир в несправедливости, а друг друга-в расовой дискриминации. Все в один голос твердили, что сами Свободные-совершенно невоинственные существа, взять хоть тех странствующих служителей, в них же можно камнями кидаться... как показала история, твердящие камнями кидаться не пробовали. А если пробовали, делали это неумело, ибо не далее чем полвека назад рэндомз решили, что пора показать всем, какие они молодцы, и затеять войну.
   Война получилась отличная, а главное-малометражная. Ровно неделю представители разных кланов совещались на нейтральной территории (что не мешало им активно вести просветительско-пропагандистскую деятельность), после чего целых ДВА ДНЯ (!!!) продолжались активные военные действия. Со стороны рэндомз это было проявлением буквально божественного терпения, ибо больше двадцати четырех часов их ничего интересовать не могло, кроме обмена опытом и переговоров. Именно эта особенность данной замечательной нации послужила причиной издания "Закона мимолетности", который узаконил такие проявления цивилизованности, как гражданские браки, право на бродяжничество и прочее и прочее, потому что всех сажать в тюрьмы-не хватит тюрем. Рэндомз обиделись и вели боевые действия целых восемьдесят семь часов: ровно по числу параграфов закона. Как вы понимаете, они были оскорблены до мозга костей.
   По итогам столь упорной борьбы, которую вели наиболее опытные и прожженные менестрели под аккомпанемент наиболее опытных и прожженных графоманов, "Закон мимолетности" отменили, не успев применить. Это спровоцировало три крестьянские войны-крестьяне хотели узаконить гражданские браки и бродяжничество гораздо больше рэндомз, но в данном случае последние показали себя с лучшей стороны, передвинув линию фронта в восставшие деревни.
   Для усмирения неграмотных людей потребовалось ровно двадцать три часа восемь секунд: после не выдержали коровы, которые обладали более тонким слухом. Они хором взбесились и приобрели ярко выраженную склонность к пению. К несчастью, голосом и чувством такта как их бог обидел, так и не собирался награждать... поэтому на работу пастуха теперь отправляли приговоренных к смертной казни. Как правило, очарованные пением пастухи выдерживали не более одного выпаса-после они становились тише воды ниже травы, примерными отцами и законопослушными гражданами. Родственники же пострадавшего даже думать забыли по кровную месть-буренки пугали гораздо больше неупокоенной души. Ученые же получили новое занятие: искать способы успокоения бедных покойников, если месть становилась неприемлема. Жертв было оптимистично мало-следовательно, работы велись успешно... Впрочем, мы отвлеклись от основной темы беседы.
   Коты в безалаберности и страсти к переменам мало чем уступали эльфам, но, если те были хоть миролюбивы (передалось от дальних родственников-фэйри), любой сородич Заратуштры мог вбить себе в голову и идею кровной мести, и просто разгромить все, что угодно за считанные минуты. Так как блестящей дисциплиной они не отличались и подавали множество поводов злиться на результаты их работы, все нормальные люди сходились на том, что проще их на работу вовсе не брать. Хотя по коэффициенту интеллекта многие четвероногие могли дать людям фору, и еще какую фору!
   И еще у котов была небольшая тайна... так уж и быть, придется раскрыть ее в самом начале рассказа, потому что иначе я никак не объясню, почему это простой и даже не очень опрятный зверь носит гордое имя восточного бога: дело в том, что многие коты умели проживать заодно с теперешней несколько жизней в других местах и в других мирах-наука тонкая и редкая, но чрезвычайно почитаемая. Теперь, надеюсь, все понятно:)
   -Я все понял,-убито сказал Заратуштра и отвернулся.-Окно вон там, труба справа, вылезете и бегите быстро за булочную, а там все уже спокойно.
   -Подождите пороть горячку, дружище!-протянула Астэль.-Кто вам сказал хоть что-то, по чему вы могли бы что-то понять?!
   -А "эээ"?!-вскричал кот, распушив хвост и подскочив от негодования.
   -Эээ... я с таким звуком думаю!
   Кот затормозил.
   -Честно,-закивала эльфийка.-Вот ведь шустрый какой, ничего слушать не хочет... как вас зовут, кот?
   -Заратуштра,-буркнул кот.-Я на столбе писал.
   -А, помню,-спохватилась девушка.-Но так слишком солидно. Нет ничего попроще?
   Заратуштра задумался. Астэль прислушивалась к далекому топоту погони и думала, успеют они выскочить хотя бы через окно, или их неупокоенные души пойдут ученым на эксперименты... но, кажется, ее любовь к жизни разделял и ее невольный спаситель.
   -Потом придумаю!-с досадой сообщил он и, распахнув окно, перепрыгнул через подоконник:-Давайте за мной, дружище!
   -Меня зовут Астэль,-сообщила эльфийка, перелезая последнюю преграду на пути к свободе.
   -Очень приятно,-сознался Заратуштра, распушил хвост еще шикарнее и пополз вниз по трубе, балансируя им с грацией опытного труболаза.-Эх, за комнату не заплатил... у тебя адрес есть?
   -А тебе зачем?-удивилась Аст.
   -А вдруг они узнают!-кот испуганно оглянулся по сторонам, словно ожидая увидеть по лазутчику хозяев в каждом окошке-по счастью, там было пусто, и нарушитель правил понемногу успокоился. Правда, ненадолго... как только его нижние лапы коснулись твердой земли, он немного громче, чем надо скомандовал:
   -А теперь ПОБЕЖАЛИ!!!-хлопнулся на четвереньки и рванул к недалекой булочной с такой скоростью, что Астэль на мгновение захотелось стать летающей-она такое выжать не могла, поэтому присоединилась к отдувающемуся работнику только за углом заветного магазина. Окрестные мальчишки, привязывающие к хвосту котенка здоровую консервную банку (межмировое развлечение подрастающих садистов), замерли, раскрыв рты, и котенок рванул на волю.
   -Хоть одно доброе дело,-вслух подумала Аст. Кажется, думать молча вообще не входило в ее привычки...
   -Тогда давай сделаем и второе, дружище,-предложил Заратуштра, поднимаясь на задние лапы.-Пошли отсюда, а?
   Астэль, с мощным "уфффф..." выдохнув последнюю порцию углекислого газа из легких, тоже отлепилась от стены булочной и взяла кота за лапу:
   -Пошли.
  

Глава 2,

в которой музей знакомится с котом, а кот-с музеем.

  
  
   Камталеле был не настолько большим городом, чтобы эльфийская страсть к перемене мест получила в нем хоть сколько-то приличный размах-но не стоит забывать, что Астэль жила здесь только девять дней, семь из которых безвылазно просидела в доме, а потому ей было интересно практически все, что попадалось по дороге... так что до места назначения они с котом добрались только к поздней-поздней ночи, при свете многочисленных звезд и одного тусклого фонаря, прибитого каким-то доброхотом к ветхому примузейному столбу.
   -Прелесть,-залюбовалась Астэль.-Какой изгиб крышки!..
   -Это не крышка, дружище,-Митрич (а кота теперь звали именно так), в одиночку расправившийся с купленным батоном пшеничного хлеба и небольшой бутылкой теплого чая, был как нельзя более благодушен.
   -А что же?-удивилась его спутница.
   Кот замялся, после чего смущенно сознался:
   -Знаешь, я не силен в фонарной анатомии.
   -Да ты, по-моему, вообще ни в какой не силен,-вздохнула девушка, толкнула дверь и пропустила нового сотрудника в темную музейную прихожую.-Там свечка... где-то там...-послышался удаляющийся шелест шагов, за которым последовал смачный раскатистый грохот.-Ой... кажется, что-то погибло смертью храбрых...
   Глаза Митрича, сверкающие, как две новые монеты, приблизились к месту падения смертью храбрых и на мгновение погасли-кот наклонился, поднял с пола огромный серебряный подсвечник, зажег воткнутую в его нутро свечку... как только трепещущий огонек кое-как осветил спасенный предмет, консультант-историк на мгновение замер, как на охоте,-и выдал на высочайших нотах такую руладу, что у Астэль заложило уши.
   -Да ты, по-моему, псих,-сообщила она, кое-как вылезая из кучи ящиков, куда загремела перед этим.-Чего орать-то?
   -Мрррр...-заурчал кот, гладя подсвечник и сверкая глазами ярче свечки.-Ла-муррррр...
   -Дружище, чего тебе от меня надо?-жалобно вопросила его работодательница.-Что случилось такого, ради чего ты готов пожертвовать своим рассудком?
   -Мррр,-еще немного поурчал Митрич, после чего его увлажнившиеся от непереносимого счастья очи обратились к эльфийке:-Дружище, ты не можешь себе представить, какое у меня сегодня счастье... какое вообще счастье у меня теперь... вот здесь!-он ударил себя лапой в грудь и немного поморщился, потому что забыл убрать коготь.-Знаешь ли ты, что это у меня в лапах?
   -Подсвечник?-весело предположила девушка; радость за ближнего на время преодолела досаждающую боль ушибов.
   -Подсвечник, но какой!..-кот на мгновение прикрыл глаза и замурчал.-О, ла-мурррр... это же настоящий подсвечник восточного народа лесов, подлинная работа мастера Чит Лян, ммм... сто шестой год этого Времени. Сделано примерно в двадцатый день осени, к празднику Дубовых Листьев, но ни разу не использовалось по назначеню, потому что в тот же год мастер погиб, а по традиции использовать это сосуд может только его изготовитель и только один раз...-тут Митрич перевел дух, нежно погладил бок подсвечника и продолжал:-До сих пор мы были знакомы с этими изделиями только по одной гравюре и нескольким рассказам исследователей, но увидеть это вживую!..-голос кота оборвался.-Это же праздник! настоящий праздник!
   -Я... я за тебя безумно рада!-нашлась Астэль; несмотря на ее возрастающее от секунды к секунде обалдение, это прозвучало очень даже искренне.
   -Я тоже изумительно рад за себя,-серьезно уведомил ее историк и бережно поставил подсвечник на полку.-Теперь дай мне что-нибудь, что может служить подсвечником вместо сокровища мировой истории.
   -Что, например?-удивилась Астэль, но вовремя опомнилась:-Постой-ка...-она схватила что-то лязгающее, до сих пор валявшееся в углу, и выбежала на улицу. Митрич, ошалевший от счастья, блуждал по музею в полной темноте (последнее обстоятельство его никоим образом не смущало), сталкивался лбом со стенками, бормотал что-то восторженное, сыпал именами и датами... когда дверь хлопнула, открылась,-и стало очень светло.
   Кот, ослепленный внезапным появлением светила, закрыл глаза лапой,-а когда яркость стала вполне приемлемой для притерпевшихся к теперешней обстановке зрачков, он был уже не один в музее. Еще там были Астэль и фонарь, содранный со столба.
   -Маслом немножко покапает, но в этом ничего особого нет,-благодушно объявила она.-А ну-ка, подержи немножко...
   Кот, искренне недоумевая, взялся все ж за большое кольцо, на котором фонарь всю свою долгую жизнь висел на столбе, и уже с веселым недоумением проследил за тем, как Аст лезет на стремянку и подвешивает к потолку отнятый у помощника фонарь.
   Равномерный теплый свет разлился по прихожей, выхватил из темноты беспорядочно сваленные экспонаты, доски, ящики, клочья ваты, старые ботинки, рукав рубахи, саму рубаху, ранее белую, ныне крапчатую, половники, две сковороды, сервиз, коробку свечей, сумку, яблоко... растерянный кот машинально поднял яблоко и стал его грызть.
   -Оголодал, милый?-участливо спросила эльфийка.-До завтра потерпишь?
   -А что?-довольно равнодушно поинтересовался Митрич, больше занятый мысленным разбором кучи на составляющие.
   -Готовить не умею,-пожала руками Астэль.-Руки не из того места... а-а-а!
   *Бум!*-прогремело в прихожей. Это упала стремянка...
   -Э...-удивленно вопросил Митрич, сообразив, что эльфийки на полу нет-хотя по всем законам гравитации она должна была последовать примеру стремянки...-Чудеса какие-то!
   -Ага,-вымученно согласились сверху.-Загадочно!-последнее было произнесено с неподдельным восторгом.
   Кот поднял голову к небу, отгороженному деревянной плитой потолка,-и увидел держащуюся за края дырки в указанной небопреграде Астэль. В дырке было темно и, кажется, пахло плесенью... но эльфийка совершенно не замечала ничего негативного, в данный момент она уже доломала доску, вися на одной руке, и принялась было за следующую-когда Митрич осведомился:
   -А чего ты делаешь? здесь есть лестница.
   -Я знаю,-работа приостановилась, и Астэль скосила глаза на стоящего внизу помощника.-Но я туда не допрыгну... во всяком случае, живьем уж точно!
   -Я не про то,-возмутился кот.-Здесь есть стремянка, я ее тебе сейчас поставлю...
   -Побыстрее бы!-пожелала Аст, укрепилась на краю доски и легкомысленно поболтала ногами в воздухе.-Мит, а если я не удержусь, то я разобьюсь?
   -В лепешку!-пропыхтел Митрич, едва-едва расставляя стремянку.-Чтоб здесь все звезды погасли, сколько весит эта раскоряка?!
   -Кто раскоряка!?-обиделась эльфийка.-Я?! вот и делай вам всем добро...
   -Не ты,-успокоил ее помощник,-а эта лесенка... я боюсь, не удержу.
   В следующий момент стремянка, подняв тучу пыли, рухнула на пол, а Митрич запрыгал вокруг нее, держась за отдавленную лапу.
   -Я лучше доломаю...-уведомила его девушка, поняв, что долго так не провисит.
   -ДЕРЖИСЬ!-был приказ.-Я сейчас.
   -Сейчас он...-пробурчала Аст.-Между прочим, здесь очень неудобно, и фонарь сбоку печет!
   -Сейчас...-пообещал кот, вслед за чем послышалось шебуршание, сдавленные проклятия и шкрябанье дерева по дереву-значит, стремянка вновь отправилась в путь к перпендикулярности земле... Эльфийка вздохнула и тихо выругалась, начиная втихаря отдирать доску от потолка свободной рукой.
   -Ну ты скоро там?-поинтересовалась она пять минут спустя, когда руки начали затекать, а висячее положение-надоедать обилием неудобств и невозможностью открыть себе путь на второй этаж.
   -Уже готов!-радостно восликнул Митрич.-Прыгай!
   -Ты что, ПОДРУБИЛ МОЮ СТРЕМЯНКУ???
   -Нет, я сделал батут,-поделился новостью изобретатель.
   -Интересно,-созналась Астэль, поневоле возвращаясь в благодушно-приключенческое состояние духа.-И как, далеко я подпрыгну?
   -Я рассчитал, что... на полсантиметра, не больше,-хмыкнул кот.
   -Полсантиметра?-насторожилась девушка.-Ладно, я прыгну,-предупредила она, прыгая.
   Митрич сморщился и даже чихнул, когда поднявшееся пылевое облако начало понемногу рассеиваться, отползая точнехонько в его сторону... батут не пригодился. Умение создавать неточные формулировки-тоже.
   -Кто мне сказал прыгать...-кряхтела Астэль, лежа на полу и пробуя согнуть то руку, то ногу.-Кто?
   -Я,-трагическим тоном сознался Митрич.-А что, были варианты?
   -Нет...
   -Я не знал, что ты умеешь отталкиваться еще и руками!
   -Не знал...
   -И вообще я не предполагал ничего... такого... страшного...
   -Я тоже...
   -А чего ты со мной все время соглашаешься, дружище?!
   -Просто так, нельзя, что ли?-возмутилась эльфийка и встала.-Все обошлось!-возвестила она.-Я рада. А ты рад?
   -Очень рад,-сказал Митрич.
   -Тебе, видите ли, можно со мной соглашаться!-тут же подметила Астэль,-а мне нет?
   -Ладно, ладно, проехали...
   -Мммм... что-то такое у меня было запланировано...-она задумчиво воззрилась на кота.-Только как только я встретилась с полом, у меня все из головы выстукнуло. Ты, между прочим, виноват,-заметила она походя.
   -Я, я...-опять согласился Митрич.-Но я же тебе ничего не сломал.
   -Наше счастье.
   -Ага.
   Оба задумались.
   -Ладно, ты пока походи тут, посмотри, куда попал,-разрешила коту эльфийка.-А я пока вспомню.
   Митрич немного подумал, прикидывая, нет ли лучших вариантов времяпрепровожения, но тут его блуждающий взгляд наткнулся на подсвечник работы мастера Чит Лян,-и кот безропотно двинулся на покорение музейных просторов, надеясь найти что-нибудь подобное в бесконечных завалах, наполняющих практически все пространство...
   -А тут вообще когда-нибудь убирались?-осведомился он, уже в третьей комнате встречая полнейший беспредел.
   -Я-нет, а что было до меня, это уже никто не знает,-пожала плечами Астэль и, не выдержав одиночества, присоединилась к коту.-Это будет... два года!
   -Два года за эти всем никто не ухаживал?!-Митрич схватился за сердце.-Ну вы даете...
   -Понимаешь, мы-то даем, но соседи верят, что здесь проклятье,-объяснила девушка,-они считают, что пускай все это пропадет пропадом, но только не вместе с ними.
   Прошипев что-то невнятное, ее помощник раздраженно пнул ногой стену:
   -Чтоб им звезд не видать!-как видите, он был страшно зол.
   -Зачем так злобно?-меланхолично осведомилась эльфийка.
   -Ну а как еще?
   -Не знаю.
   -Вот и я не знаю...-когтем он выхватил из кучи какую-то безделушку и нежно заурчал:-Драгоценность четырехсотлетней давности, север Дальних Пустынь... кость даже не потрескалась, какое же искусство, подумать только!..
   -Вот ты и подумай,-предложила Астэль, но в следующую секунду раскаялась в собственной резкости.-Кот! поди сюда, смотри...
   -Что?-глаза Митрича мгновенно загорелись.
   -Зеркало!-поневоле театральным жестом указала она на огромное зеркало.
   -Фуу... подделка под древность, и причем некультурная,-сморщился эксперт, явно желая продолжить разгон, покуда хватает познаний и сил,-но в этот самый момент Провидение (о да, здесь тоже существовало Провидение, куда ж без него, родимого...) решило вмешаться в привычный ход дел и довольно неприятным голосом сказало:
   -Не нравится-не смотри.
   Митрич немного растерялся.
   -Загадочно!-отметила за его плечом Астэль.-Зеркало заговорило?
   -Вот она, могучая сила критики...-поддержал кот боевую подругу.
   -Это не могучая сила критики, а совершенно неоригинальное занудство,-проворчал голос.-От вас не то что зеркало заговорит...
   -Короче, мы поняли, что ты гораздо значительнее зеркала,-хмыкнул Митрич, распушившись до совершенно невероятных размеров.-Но жалобщик ты еще тот!..
   -Слушай, кого ты притащила,-укоризненно вопросил голос.-Ну что это такое, объясни ты мне внятно? сплошная критика, ничего особенного... если только завалы разобрать, а так больше ни на что не пригодится, он же все экскурсии распугает!
   -Эээ...-Астэль одолела тяжелая дума, но, будем справедливы, касалась она вовсе не предмета удаления Митрича из музея-вопрос о его здесь дальнейшем пребывании был решен раз и навсегда в пользу рэндома.
   -Я оскорблен,-Митрич распушил хвост и демонстративно отвернулся от источника голоса.-Это бестактность.
   -А на мое личное зеркало обозваться не бестактно!-саркастически расхохотался невидимка.
   -Ты с ним знакома?-спросил кот уже у Астэль.
   -Нет,-она была как никогда лаконична.
   -Тогда почему он тебя ругал?
   -Захотел, вот и обругал,-хмыкнул голос.-Тебе какое дело?
   -Самое прямое! я здесь работаю.
   -В самом деле,-воскресла эльфийка и на всякий случай переспросила:-Ты здесь работаешь, да?..
   -А были варианты?
   -Варианты всегда есть...
   -У меня не было ни одного, можешь себе представить?
   -Нет,-честно ответила Аст.
   -Ну, теперь будешь мочь,-не преодолел спряжения Митрич.
   -Хи-хи-хи!-отозвался ехидный голос.
   -Знаешь, Аст, как же мне хочется задать ему взбучку!-поделился самым сокровенным кот, уже начиная разминать кулаки.
   -Митрич,-скучно произнесла эльфийка,-он невидимый, если ты до сих пор не заметил.
   -Но если разгромить все, где-то он окажется!-начал входить в раж боец-самоучка.
   -Если разгромить все,-гаркнула нежная девушка,-я тебя убью!
   -За что?-расстроился Митрич, приостановив тренировки.
   -Вспомни, дружище, где мы находимся,-вмешался голос, пропитанный приторным ядом,-и найдешь истину.
   -Сначала я найду тебя,-огласил план действий кот, вновь принимаясь за разминку,-а потом уже возьмусь за истину... она, в отличие от тебя, потерпит.
   -Митрич!!!-не выдержала Астэль.-Хватит уже устраивать тут аттракционы суперсилачей, мы в МУЗЕЕ!!
   Митрич, однако, потерял последние останки чувствительности, и уже бросился на зеркало с боевым воплем... эльфийку осенило, как всегда, в последний момент-такой механизм осенения действовал у любого ее сородича и до сих пор не давал сбоев за всю историю данного народа, с чего бы ему начинать это теперь... собственно, за этот механизм эльфы не слишком любили себя, родных, ибо им претила любая форма постоянства... Итак, Аст осенило.
   -Кот, доспех! семьсот лет!-скомандовала она... и не ошиблась.
   Вообще-то, если честно, хорошо она знала только историю этого доспеха, ибо сама же и притащила его откуда-то с дороги (где и как она его нашла на дороге, если доспехи уж полвека как вышли из моды, она никогда не говорила), почистила, отмыла,-и поставила к зеркалу дожидаться своего часа, который вскоре уже должен был наступить. Митрич такое пропустить не мог-но чувство кошачьей гордости гнало его на битву с врагом... На несчастного кота стало жалко смотреть.
   -И еще здесь что-то написано,-лукаво протянула Астэль.
   Чувство долга, вселившееся в безалаберного кота в историческом университете, взяло верх над кошачьим самодовольством-Митрич взял стойку и рванул к доспеху, урча от счастья.
   -А вот надпись вам читать не ко времени...-задумчиво и почти нежно проворковал голос.-Зелены вы еще для надписей, вам доспеха как такового с головой хватит.
   Как видимо, он не страдал страстью к лаконичности-одинокая жизнь и не менее одинокая старость всегда располагают к разговорчивости, не миновало это и невидимку, бестелесность коего тоже, кажется, не оставила без желания поболтать хоть с кем-нибудь. А так как нет никого, кто понимал бы лучше нас самих, легко предсказать, что через пару лет его благополучно настигла бы какая-нибудь болезнь клиентуры желтого дома, которая позволила бы ему странствовать в невиданных мирах... Астэль, как и ее осенение, пришли вовремя.
   Правда, с ней такое случилось впервые (что ее немало обрадовало бы, знай бы она о своей роли в спасении невидимого старичка).
  
   -Ну как?-тоскливо спросила Астэль, когда ночь уже понемногу стала переходить в предзаревую фазу, а небо слегка полиловело по краешкам, особенно густо-на востоке.
   -Что?-спросил Митрич, возившийся со старым чайником, забитым старой заваркой под завязку.-Вот это,-он потряс чайник,-мне очень, например, не нравится! это надо же, так запустить посуду...
   -Ты мне это уже сказал,-мрачно уведомила его эльфийка, посмурнев от проявления близ нее постоянства и немного оттого, что она не любила, когда ее ругали (как и большинство других нормальных существ).
   -А я не постесняюсь повторить еще раз,-рассеянно отвечал кот.
   -Дружище, я это уже сообразила,-как можно мягче упрекнула его Аст.-Мне интересно узнать, как тебе нравится музей и, в особенности, перспектива в нем служить.
   -У меня был выбор?-меланхолично отозвался вопрошаемый.
   -Только недавно ты уверял меня, что у тебя всегда есть варианты!-эльфийка несколько оживилась в ожидании реванша.
   -А по-моему, это была ты,-с непередаваемым, увы, сарказмом вспомнил кот.-И я даже знаю свидетеля, который подтвердит мою правоту.
   -Невидимого маразматика,-нудно сообщила Аст, которой надоело битый час торчать на одном месте.-Отличный свидетель, а главное, так и тянется к хорошей беседе с последующей разборкой.
   -По-моему, здесь действительно есть проклятье,-воскликнул Митрич и бросил чайник.-Ты испортилась!
   -Попрыгай здесь с мое вместе с досками и гвоздями-посмотрела б я на тебя после этого,-вздохнула девушка.-А ты, кстати, на что именно намекаешь?..
   -На отсутствие хорошей оздоравливающей взбучки,-серьезно уведомил ее кот.-Думаю, моя прямая обязанность перед вашим невидимым маразматиком, в чем я не сомневаюсь,-последние слова были произнесены весьма сочно и звонко,-состоит в оберегании тебя, дружище, от закисания. Мы не капуста в кадушке. Правильно я излагаю?
   -Правильно ты излагаешь!-согласилась Астэль, блестя глазами.
   -Ну, и что из этого следует?
   -Мы уходим!-возвестила эльфийка.
   -Совершенно верно,-важно кивнул Митрич.-Ну, пошли?
   -Пошли... а куда?
   -Придем-увидишь,-пообещал мохнатый историк.
   Какой же эльф откажется от открытия неизвестного места... да еще с последующей взбучкой-не каждый же день попадается возможность заманить целого кота, с лапами и хвостом, на, так сказать, рандеву в целях всеобщего спасения (свихнувшийся от тоски кот, уж вы мне поверьте, хуже атомной бомбы!) и личного удовольствия (если вы не бывали в ночном городе в компании кота-вы не знали, что такое ночной город!). Невозможно понять, что же делает этот поход особенно соблазнительным: наличие в спутниках кота или ценность самой взбучки, ибо эти два критерия настолько сильно зависят друг от друга, что их уже и не принято разделять.
   Так что Митрич был наилучшим лекарством от чужой и своей тоски, и он был сим обстоятельством весьма горд-потихоньку, пока Аст не заметила, расчесал хвост, пригладил усы и рукавом начистил цепочку от давно нерабочих часов в нагрудном кармане старой жилетки в технике пэчворк.
   В окнах музея погас свет,-а в следующий момент, наспотыкавшись вволю обо все предметы, которые только имели несчастье находиться в прихожей, две темные личности выскользнули из дверей старого дома в еще нерассеявшуюся ночь.
  
  

Глава третья,

в которой приводится беседа эльфийки и кота, а так же описание их похода по городу.

  
   Сперва наши герои решили, что добираться до другого конца города-Митрич сделал прямой намек на то, что поход их кончится в местах довольно-таки отдаленных,-пешком, на своих двоих (кот ради такого случая даже ботинки хотел надеть, да они были у него единственными, и он решил пожертвовать природными своими подметками)-кристальнейшей чистоты безумие. Исходя из сего вывода, они, естественно, отправиись в путь пешком. Единственное, что напоследок сотворила Астэль для спасения хрупкой кошачьей жизни,-вытащила из какого-то одной ей известного тайника старые шлепанцы в полоску и шнурками примотала их к лапам боевого товарища.
   -Я похож на... на варвару из кочевой степи времен неолита!-оскорбился он сперва, но, задним умом (а он у котов всегда был сильнее переднего и двух боковых) осознав, что поход в шлепанцах-это что-то новенькое и, похоже, очень заманчивое, умолк. Напоследок он решил смягчить свое первоначальное суждение:-Но, впрочем, в культуре народов кочевой степи существует множество интереснейших особенностей, о которых я тебе, дружище, обязательно когда-нибудь расскажу!
   -Если до того времени не заболтаешь меня до смерти,-ответила Астэль, деловито приматывая подобные шлепанцы и к своим стопам.
   -Нет, я потерплю,-торжественно обещал ей кот.
   Астэль поняла, что отныне не следует приглашать на работу разных существ, не познакомившись с ними перед этим получше... "Но в то время, когда все нормальные люди начинают знакомиться, мы падали из окна по газопроводу,-вспомнилось эльфийке.-Следовательно, познакомиться мы не могли никак! И, оказывается, мы знакомы только вечер...". Дойдя до сего ошеломительного известия, девушка с подозрением воззрилась на Митрича, стараясь вспомнить, не видела ли она его раньше, да и была ли вообще знакома с котами до этого вечера.
   На оба вопроса ответы были почему-то отрицательными...
   -Загадочно!-отметила для себя повеселевшая Астэль, почувствовав нечто великолепно-непонятное.-Послушай, дружище, у меня дежа вю!
   -Правда?-удивился кот.-Какое чудо! я поздравляю тебя,-и он пожал эльфийке руку обеими лапами.-А с чем же это связано, позволь полюбопытствовать?
   -Мне обуревают подозрения насчет того, что мы с тобой знакомы,-созналась Аст.-Ничего не вспоминается?
   Митрич сосредоточенно подумал-видимо, ему было что вспомнить; за этим важным занятием он прошагал по меньшей мере два квартала, настолько погруженный в себя, что если бы не недремлющее око Аст, не избежал бы он личного и очень близкого знакомства со всеми фонарными столбами, которые попадались им на пути...
   -Ну?-поинтересовалась эльфийка, устав ждать и сдвигать друга с пути следования столбов.
   -Ты уверена, что никогда не жила в облике робота модели 31-0-0-ЗАП в космическом кафе и не ломалась где-то между двадцать восьмым и тридцать первым сроками годности? я тогда три отвертки о тебя сломал, пока починил заново, а мне даже не заплатили...-усы кота непроизвольно повисли от такого нехорошего воспоминания.-Кстати, ты знаешь, что такое карма?
   Астэль, немножко сбитая с толку такими обширными сведениями о якобы ее прошлой жизни, чудом увернулась от какого-то ушлого и щепастого столба, чтобы хмуро сообщить о наличии у себя двух вопросов:
   -Первый: с чего ты взял, что это я? И второй: тебе не кажется, что я не разбираюсь в вашей кошачьей терминологии?
   -Мне-то кажется,-начал со второго Митрич,-но ты понимаешь, дружище, эльфы настолько безалаберны, что запоминают все подряд и знают нашу философию гораздо лучше нас самих. И во-вторых, если бы ты знала, что такое карма, ты бы ответила и на первый свой вопрос.
   -Я уже сказала, что не знаю,-сообщила Аст.
   -Карма, дружище, это проступки прошлой жизни, которые просто позарез надо искупить. Я почувствовал, что в этом милом городке у меня живет должник...
   -И поэтому подвернулся мне,-догадалась эльфийка.-Да, зря я отказалась на прошлой неделе поехать к югу.
   -Действительно зря,-расстроился Митрич,-я ведь тоже хотел поехать на юг... Там ТАКОЕ вино! Можешь мне поверить,-он положил лапу на сердце для пущей внушительности,-нигде, даже в замке короля этих ваших... родичей... ("Фэйри,"-подсказала Астэль) Ну да, фэйри! даже у них ты такого вина не найдешь. Так что давай поработаем до какого-то времени, раскачаемся, а потом возьмем, да и мотанем на юг!-зеленые глаза мохнатого историка зажглись теплыми огоньками.
   -А у тебя там друзья?-тоскливо спросила эльфийка.
   -Ага,-кот шмыгнул носом и шумно высморкался в платок.-Жду-ут... год ждут, два ждут, на третий я уже билет купил, а тут... А!-презрительно воскликнул он и взмахнул лапой, пряча платок в карман жилетки.-Вот, пахал полгода, как мотрагор в угольной шахте, пока не выселили на задворки вселенной. Пфф!-он умыл усы и расчесал их когтями. И пояснил:-В гардероб, где ты меня и нашла, дружище... за что тебе огромное спасибо.
   -Не за что,-сказала смущенная Астэль.
   -Какая у тебя интересная система ценностей,-отметил Митрич.-А если бы ты меня в последний момент выдернула из-под горящей балки, это было бы "за что"?
   -Сначала ты там окажись,-предложила девушка.
   -Темный эльфийский юмор,-не оценил шутку кот,-мы, кстати, заблудились четыре поворота назад, а я и не заметил...
   -Откуда такая восхитительная точность, дружище?
   -Просто я уже не в первый раз здесь блужу,-смущенно сознался Митрич.
   -Загадочно,-засвидетельствовала свое почтение к котовьему интеллекту эльфийка.-А почему раньше не сказал?
   -Чтобы мы дорогу не нашли,-проявил нестандартность своего мышления киса, но все же вспомнил, на сколько скандалов нарвался из-за непонимания, и решил пояснить:-Мы же куда отправлялись, дружище?
   -На увеселительную прогулку с последующей взбучкой,-бодро отрапортовала Аст.
   Кота ответ приятно удивил: он встопорщил усы и пару раз мурлыкнул:
   -Вот мы и пришли,-тут Митрич повел лапами в жесте "широка страна моя родная",-плана никакого, дорог... примерно одна, но эта часть города, запоминай, весьма и весьма знаменита своими переулками и подворотнями,-провозгласив это тоном распорядителя на царском балу, он пригнулся, спрятал мятый берет за пазуху, и нырнул в незаметную на первый взгляд дыру.
   Астэль не преминула издать восхищенный возглас, пришедшийся точно в лад загоревшимся ярче фонарей глазам.
   -Котоокая, марш за мной!-скомандовала голова Митрича, высовываясь из дырки,-не то потеряешься, а это пока не к спеху!
   Польщенная столь высоким титулом, девушка в рекордно короткий срок соорудила на своей лохматой голове короткий "хвостик" при помощи загадочного происхождения полосатой ленточки и бросилась в дырку вслед за котом, на ходу надевая на руки перчатки с отрезанными пальцами, срезы на которых были старательно, но криво обметаны зеленой ниткой.
   Великий Поход по закоулкам Камталеле начался.
  
   Сначала отважные приключенцы долго ползли по длинной кишке с неровным дном и стенами, рельеф которых внушал мысли об освежевании тыловой части тела того сумасшедшего, что набрался наглости опробовать сей путь. Митрич, однако, вел себя очень уверенно, шустро продвигался на четвереньках в глубину норы, изредка подавал необходимые команды и успевал по дороге рассказывать провожатой про особенности культуры варваров кочевой степи.
   Астэль, чтобы не потерять окончательно остатки самоуважения на почве излишней тупости, начала проводить параллели с известной ей культурой эльфийского народа. Параллели не проводились-ничего общего не было, и этот факт немало расстроил поцарапанную, но не теряющую оптимизма девушку... так как противопоставления было троить легче, она решила заняться ими.
   -Кочевая степь была заселена несколько раньше других северных уделов,-вещал Митрич, заворачивая за угол и поправляя за пазухой берет,-по причине сравнительной мягкости климата и благоприятности почв для земледелия... теперь направо.
   -Эльфы отродясь ничего не пытались заселить, но существуют свидетельства их существования за-адолго до заселения юга, севера и всех прочих частей света, потому что кому-то надо было проложить первые дороги!
   -Народы степей весьма почитали богов, которые явились некоей девице Элгайтар перед тем, как она объявила себя правительницей и отправилась с немногочисленным народом к северу, пока ее не поймали варвары-соплеменники и не посадили бы в... немного левее, пожалуйста... в каменную вазу. Это наказание такое.
   -У нас не было никаких ваз! пили, пьем и будем пить только из деревянных чаш, а знаешь, почему? Потому что для сотворения любого мало-мальски металлического изделия удавись, но достань наковальню. А нам некогда и тяжело, зато деревьев вокруг...
   -В степи НЕТ деревьев! прямо, прямо!
   -Это ты к чему?
   -Не сворачивай!.. ну вот, поздно...
   -Комета!-возмущенно заорала Аст.-Меня кто-то откусил!
   -Не кто-то, а крыса,-недовольно сообщил кот.-Здесь псиная прорва крыс!
   -Очень приятно узнать... ой... Митрич, а они не бешеные?
   -Если до послезавтра доживешь, то нет,-пробормотал кот.-Ты пить хочешь?
   -Очень.
   -Тогда нет.
   -Успокоил...
   -Так вот,-продолжал кот, выбираясь из кишки и подлезая под решетку, оттопыренную многими спинами,-деревьев в степи сама Элгайтар не найдет... а да будет тебе ведомо, после смерти она, как то водится, стала богиней... и поэтому кочевники все делали из чистой органики,-он задумчиво лизнул поцарапанную лапу.-Кожи, шерсти, рога. Вывели специальную породу лошадей. Изобрели специальные инструменты. А все из-за чего?
   -Очень не хотелось в вазу,-сообразила Астэль.
   -Совершенно верно,-согласился Митрич, вновь надевая берет и резвой трусцой продвигаясь к некоему темному пятну в ночи.-Из чего следует величайшая в мире истина: все движет желание жить.
   -А три опровержения, придуманных монахами ордена Затмения?
   -Верно, но такая чушь!..-кот брезгливо поморщился.-Один живой сделает в три раза больше, чем восемь самоубийц, вознамерившихся кой-кого пошантажировать или...
   -Столб!
   -Спасибо...
   -Не за что.
   -Знаешь, мне уже хочется забраться в горящий дом, посмотреть, наконец, какое спасибо у тебя будет в цене!
   -Эльфы привыкли сами составлять свой словесный курс и держать его при себе.
   -Кочевники были очень скрытным народом, это же проявилось в отличительных чертах их культуры, в ее исполненности символами, тайными знаками и особыми рунами...
   Тут Астэль не выдержала.
   -Митрич!-сказала она и для лучшего понимания добавила:-Дружище мой драгоценный!
   -Что?-спросил кот и получил не очень вежливый ответ:
   -Может быть, ты сделаешь одолжение и заткнешься!?
   Любой другой заткнулся бы и оставил коллегу в покое-но только не Митрич. Его многолетняя жизнь под знаком "Коплю на билет к югу" не могла закончиться просто так, не оставив никаких следов на память основной жизни... к таковым следам относилась и привычка пытаться добиться поворота к лучшему любой ценой.
   Теперь задача была совсем проста: всего лишь воспользоваться богатым словарным запасом, позволяющим коту вести долгую игру со словами...
   -Хорошо,-сказал он и плутовато улыбнулся.-Но когда я в следующий раз заведу с тобой серьезный разговор на профессиональную тему, ты увиливать не будешь. Угу?
   -Угу,-согласилась девушка, внутренне восхитившись котовьей сообразительностью. "Интеллект!"-подумалось ей.
   Тем временем обладатель могучего интеллекта лихо заломил берет на ухо, расчесал усы одним взмахом лапы и сообщил:
   -Теперь мы идем в приличное общество.
   -ЧЕГО?!-возопила Астэль и сама испугалась собственного вопля. Вообще-то, такое бурное проявление чувств с ее стороны было совершенно и безапелляционно обоснованно: в приличном обществе она в последний раз находилась лет шесть назад, да и то-это был профессорский ареопаг, проводящий консилиум по поводу принятия ее на работу в университет.
   -Не чего, а кого,-поправил важный и страшно пушистый Митрич.-Мы идем ко мне в гардероб, забрать некоторые книги и дорогие мне вещи...
   Эльфийка ровно полсекунды была готова к позорному бегству, но полсекунды минуло-и от прежнего настроя не осталось и воспоминаний.
   -Веди меня!-провозгласила она, вознеся руку вперед.-Я не отстану.
   -Уж будем надеяться,-съехидничал Митрич.
   -Послушай, а ты уверен, что пойти туда-настолько уж замечательная идея?
   -У тебя есть какие-то еще предложения?
   -Все в сравнении проигрывают,-сокрушенно созналась эльфийка.-Просто в прошлый раз мне не слишком понравилось бегать от этих демонов. Я простор люблю...
   -А ты откуда знаешь, что это были демоны?-с интересом осведомился Митрич, даже приостановившись, чтобы не распыляться на два дела сразу.
   -Когда в степях была, тоже от пары удирала,-открыла сокровенную тайну девушка.
   -Демонов?!-у кота даже на ушах шерсть дыбом встала.-Нет, это в любом случае были неправильные демоны!
   -Слушай, ну мне на бегу было очень трудно проверить их достоверность,-фыркнула эльфийка, потихоньку натягивая обратно свои перчатки.-Во всяком случае, выглядели они даже слишком демонически.
   -Настоящие демоны бегают быстрее собственных лошадей,-назидательно произнес Митрич,-я сам проверил, когда у них печатку стащил.
   -Историк на раскопках-война не за горами,-хихикнула девушка.
   -Не смешно,-обиделся кот, спрятал берет за пазуху и полез по уже знакомому до последней щелочки газопроводу вверх...
   -Я знаю,-сказала Астэль, провожая глазами удаляющийся котовий хвост.
   -И нечего, вообще, ссылаться на моего великого прапрадеда!
   Проследив и за тем, чтобы кот добрался до подоконника, девушка вскарабкалась следом за ним и, аккуратно поставив ботинки на подоконник, босиком проследовала за ним через всю комнату в незаметную на первый взгляд дыру в стене-она вела в гардероб, к бывшему его обиталищу.
   Здесь надо сделать небольшое отступление в целях объяснить родовую принадлежность незабвенного нашего Митрича...
   Еще в самом начале говорилось, что большинство котов могли спокойно дать фору человеческим ученым диссертации на три вперед. Но если среди их оппонентов попадались как фанатики, так и сторонники теории "спокойствие суть мудрость", то прототипы лукоморского Ученого были безумны поголовно. Величайшим среди них и был Митричев прапрадед по имени Амон-Ра-на-Востоке (а были еще его братья На-Западе, На-Юге, На-Севере и самый младший, Амон-Ра-Где-Нибудь)-как видите, имена солнечных божеств этим котам были не в диковинку! (что Амон-Ра, вы еще Ярилу-Догони-Луч не видели...) Точно так же, впрочем, как и занятия историей... как можно понять по именам, указанному Амону-Ра уделом стал восток, вместе с лесами, степями и переходными зонами, где в приснопамятные времена Амоновой жизни велись большие раскопки некоего стародавнего поселения с названием, которое разучились выговаривать даже потомки его строителей.
   Однажды нашему герою не угодила лопата.
   Лопата была сломана о череп древнего князя Тайнира Второго, захороненного в центре поселения, и отдана на починку кузнецу, которые в изобилии водились вокруг-каждому кузнецу было известно, что о черепа, кости и чаши кочевников чаще всего ломаются хрупкие инструменты, выдаваемые институтами, из чего следует хороший заработок. Тот железных дел мастер, которому повезло на сей раз, оказался слишком рад своей удаче, чтобы выполнить заказ хорошо...
   ...Когда Амон-Ра увидал, что коваль-виртуоз сотворил с его лопатой, у него глаза оказались уже не на затылке, а где-то в районе кончиков ушей, как у улитки. Сохранился крик, который он издал в этот момент-его записал приезжий репортер и после продал за громадную сумму,-сей крик был зарегистрирован как самый громкий звук, когда-либо испущенный живым существом. За него Амону-Ра даже премию дали, но лучшей наградой для ученого стала реакция кузнеца на его серенаду любви и тоски (по лопате).
   В одно мгновение поседев и оглохнув, мастер Левша голыми руками, без каких-либо привычных ему инструментов, распрямил погнутую лопату, вогнал черенок на положенное ему место, в целях проверки прочности раскопал ни в чем не повинного крота, который возле древнего поселения жил, преподнес его грозному Мурчательному Величеству, после чего бросил в речку все свои инструменты и пошел сдаваться в Институт Истории Кочевых Народов. Амон-Ра-На-Востоке, по слухам, остался лопатой очень доволен... однако долго он в покое не находился-на место раскопок явился некий демон, с которым кот очень крепко повздорил и весьма отчаянно подрался, умер, воскрес из мертвых и стал первым в истории котом-демоном.
   Продолжение этой истории окутано мраком неизвестности... точно известно лишь то, что Амон-Ра благодаря своим дипломатическим антиталантам перессорил все кочевые племена на почве раскопок, стащил у вождя Элгайтар Восьмой древнюю реликвию, куда-то ее спрятал, пропал-и с тех пор ни слуху о нем, ни духу. Митрич своим прадедом очень гордился, и потому в своем роду был уникумом-все остальные великого смутьяна особенно не жаловали... Наиболее сильно-демоны и кроты.
   Итак, великий потомок великого кота дернул дверцу...
   -Закрыто!-взвыл он. Вернее, взвыл он первый слог, после чего вспомнил, что здесь кроме него полно народу, по большей части-не слишком благоприятно настроенного, и окончился вопль на очень тихих, интимных нотах.
   -Я уже поняла,-сообщила Аст.-Ззагадочно... а еще дверь есть?
   -Есть,-сказал Митрич,-но тогда придется пробегать весь этаж очень-очень быстро.
   -Очень-очень?-уточнила эльфийка.-Может, легче явиться в штаб-квартиру твоих демонов и сказать "Привет, братья и сестры"?
   -Нет!-решительно отказался от такого сценария ее друг.-Мы побежим. Эльф ты, в конце концов, или полукровка несмышленая?!
   -Эльф!-возмутилась девушка и мгновенно выскочила в коридор, по счастью, пустой.-А ну, поднажмем!..
   -Что люблю в эльфах,-пробормотал Митрич себе под нос, вырываясь вперед и указывая путь,-их так легко взять на слабо...
   -Что уважаю в котах,-призналась самой себе Астэль,-так это их способность поддаться провокации...
   Уважающие и любящие вихрем пронеслись по коридорам, завернули не туда, добежали до следующего этажа, обнаружили промах, хором сказали "Ой", развернулись и рванули обратно, перепугав до обморока старого барабашку, вышедшего на свой обычной ночной вредительский рейд. В этот момент горемыка как раз завязывал узлом восемь выстиранных кальсон, болтающихся на веревках для сушки белья... когда в наполовину готовую работу с размаху влетело нечто большое, многорукое-многоногое, частично мохнатое, частично оборванное и, не извинившись, все разворотило, погребя барабашку под грудой белья и скрещенными столбами,-в этот момент ему страшно захотелось уйти на пенсию.
   Хриплым дискантом сказав несколько обидных слов вредителям, превзошедшим его в этот вечер, барабашка отломал от стены доску, чтобы заменить ушедший куда-то в белье костыль, и заковылял домой, писать родственникам на вокзал, чтоб они подыскали ему подходящее место для его личного дома престарелых.
   Наши же герои, вернувшись к месту заблуждения, вдруг обнаружили кое-что важное...
   -Прячься!-шикнула Аст на кота и метнулась за угол, волоча за собой друга-историка.
   -Мя!-только и успел пискнуть кот. Только за углом ему удалось протянуть:-Уууу...
   -Мяукать будешь когда мы отсюда вылезем,-сообщила ему девушка, только на пол-лица высовываясь из-за угла, чтобы оценить ситуацию в коридоре. Полуметром ниже высунулось ухо, кусок берета и круглый зеленый глаз, составляющие в общей сложенности часть головы Митрича...
   Из-за другого угла показалась примерно такая же композиция-только ничего котоподобного в полуметре ниже не было.
   -Ты кто?-шепотом спросил незнакомец.
   -А ты кто?-поосторожничал Митрич.
   -Я-мотрагор.
   -А мы-кот.
   -И эльф.
   -Очень приятно,-мотрагор смущенно вылез из-под прикрытия угла.-Я тут кое-что забрать пришел, а днем стесняюсь,-он развел всеми руками сразу.-Руки рассматривают, в личную жизнь лезут... будто у вас здесь никогда мотрагора не видели!
   -Я бы не сказала, что они у нас толпами по улице ходят...-сказала Астэль.
   -Я тоже,-поддержал ее кот.
   -Но я не могу быть здесь единственным...-прочти просительно протянул огромный шестирукий иностранец.
   -Ты и не единственный, но если ты не перестанешь стоять на месте, то скоро здесь мотрагоров не останется вообще!-потерял терпение Митрич и тут же бросился бежать к заветному гардеробу, что таился за очередным поворотом. Астэль тоже не смогла устоять, виновато улыбнулась давнему летучему знакомому и побежала лично следить за ходом возвращения Митричу его маленьких драгоценностей.
   Однако она не успела даже подойти к гардеробу-кот уже вылетел ей навстречу, с блестящими глазами, усами торчком и углами губ, лихо загнутыми вверх в совершенно счастливейшей улыбке.
   -Уже?..
   -Ага!-увлекая ее за собой, Митрич вихрем пролетел к лестнице, кубарем загремел вниз, был подхвачен лихо съехавшей по перилам эльфийкой и вытащен на улицу как раз в тот момент, когда обитатели квартир поближе к лестнице начали просыпаться и выпрыгивать в коридор.
   Зато кое-кто удрать не успел...
   -Ты куда?!-взвыл Митрич, увидав, что Астэль запрыгивает обратно в подъезд.
   -Спасать шестирукого!
   -Идиотизм,-грустно сообщил кот, но запихнул что-то себе за пазуху, поплотнее завернув в берет, и с видом обреченно-торжественным бросился следом.
   Подъездная дверь подпрыгнула, распахнулась, большей частью слетела с петель, закачалась, заскрипела... ее щепастая поверхность стала для Митрича последним видением этой несовершенной жизни-у него подкосились лапы, голова надсадно взвыла мерзким дребезжащим тенорком, дом угрожающе накренился... кот попытался что-то сказать тем, кто его еще мог слышать, но тут кто-то схватил его за лапы, поволок по земле-и наступила ночь, хотя, по идее, должно было светать.

Глава четвертая,

в которой рассказывается, что было дальше.

  
   Когда Астэль, вспомнив с какой-то радости о брошенном мотрагоре и вбив себе в голову идею ему помочь (хотя мотрагор был больше ее раза в два и жил здесь дольше раз в двадцать), бросилась обратно в дом, она заблудилась практически сразу. К счастью, неведомый бог удачи хранил ее гораздо лучше топографических познаний-пробеги она лишние пару метров и не наткнись на темный закуток рядом с лестницей, неизвестно, выпала бы мне честь вести рассказ дальше... но бог удачи был как никогда милостив, и на долю забившейся в закуток девушки выпал только порыв ветра, поднятый дюжиной преследователей.
   Дождавшись тишины, эльфийка выбралась на волю и короткими перебежками от тени к тени, где ее заметить было ощутимо труднее, нежели в полосах света (не подвела ощутимо пропылившаяся одежда), побежала вверх.
   На середине лестницы ее настигло стихийное бедствие.
   Как известно (а есть такая категория фактов, как общеизвестные, т. е. принимаемые по умолчанию всем разумным и неразумным обществом), быстрее мотрагоров бегают только напуганные коты, но напуганного кота в последний раз видели лет двести назад, да и то-несся сей экземпляр с такой скоростью, что образованные лица решили, что бедняге зрителю привиделся Глюколов Маковый, существо редкое и пакостное... Но, как бы то ни было, бегун сгинул, как светлый полуденный сон, и на память оставил только воскресшие снова споры, а так же великодушно передал мотрагорам звание самых быстрых существ Дюрхенайнд. За что они были очень благодарны и всячески старались поддерживать свою репутацию.
   Астэль даже не успела понять, что это несется на нее с вершины лестницы... это было вообще время опозданий: в следующий момент она не успела увернуться, а несущийся вниз предмет не успел притормозить, лестница не успела ответить на диверсию хоть чем-то приличествующим случаю, вылезший из угла таракан и усом не успел пошевелить, как оказался раздавлен... Бум! бах! бах! бам!-прогремело в коридоре, и у подножия лестницы оказался ком из десяти рук, четырех ног, двух голов и чемодана, зажатого между двумя приключенцами.
   -Ооооо...-протянули оба и поникли головами на пол; однако доски их временного ложа дрогнули, передав сигнал о начале второго сезона погони, и рассиживаться мгновенно стало некогда. Вскочив и схватив разваливающийся на две половинки чемодан, эльф и мотрагор, не сговариваясь, бросились обратно вверх.
   Лидировала Аст-хотя она бегала гораздо медленнее и ориентировалась в доме гораздо хуже, ей был известен путь к заветному газопроводу...
   "С тех пор, как я стала искать себе подмогу,-с ухмылкой на губах подумала девушка,-за мной только и делают, что гоняются!". Несомненный плюс спокойного одиночества в ее глазах вовсе не приобрел этого статуса... задним умом поняв, что если они не передохнут, погоня начнет дышать и в пятки, и в затылки, и во все остальные тыловые части тела, эльфийка бросилась за угол, вскочила на гардероб-и мгновенно сообразила, что тут дело нечисто, ибо кто-то схватил ее за ногу.
   Издав вопль подбитого эрикчи (нечто между ревом паровозной сирены и школьным звонком, если стоять прямо под ним), эльфийка наощупь лягнула нападавшего, не удержалась на шкафу, провалилась в его пахнущее нафталином и кошками нутро, забилась в угол и укусила нападавшего за палец. Тот хотел ей ответить, но тут сверху, существенно расширив пролом в шкафном потолке, свалились мотрагор и чемодан, и сразу стало очень-очень тесно. Астэль придавило так, что она даже выругаться не смогла... кое-как вывернув руку за спину, она нащупала заветную дверь и даже толкнула ее, чудом не вывернув все пальцы сразу, нечаянно стукнула мотрагора локтем в нос, не менее нечаянно заставила шкафного агрессора несколько минут провести лицом в ее затылке, вывалилась, в конце концов, на пол бывшей Митричевой комнаты...
   ...и поняла, что у бога удачи нашлись другие дела помимо ее сопровождения.
   Милые добрые лица с вертикальными зрачками в потрясающе темной радужке глаз и до сверкания начищенными зубами слаженно, как по команде, улыбнулись. Эльфийке эти улыбки очень-очень не понравились... вернее, они не просто ей очень не понравились. Они вызвали у нее сильнейшие желания а) дать в зубы и б) убежать. Так как ни один эльф еще не считал выполнение естественных потребностей постыдным делом, девушка примерилась и, удружив челюстям двух ближайших агрессоров близким знакомством со своим небольшим, но тренированным кулаком, вскочила на ноги и рванула к шкафу, отчаянно голося "На волю!!!".
   Мотрагор не слишком хорошо понял, где воля, и выпрыгнул прямо под ноги несущимся за Аст демонам-те в сторону отпрыгнуть догадались не сразу, и в следующий момент вынырнувшая из-за спину неожиданного помощника эльфийка обрушила на их головы чемодан.
   Хозяин чемодана застонал: от удара его верный слуга мгновенно лишился всех отпущенных ему лет зараз и рассыпал какие-то старые ботинки, книги и алюминиевый сервиз, что раньше содержал в своем нутре...
   -Потом новый тебе достану,-пообещала эльфийка, довольно шустро надевая свои ботинки, снятые с подоконника.
   -Чтоб их лавина смыла, этих демонов!-в сердцах руганулся мотрагор, бросаясь было к окну...
   -Ой...-эльфийка вдруг затормозила и застыла на месте, схватившись за голову и совершенно позабыв о временно поверженных демонах, которые уже начинали подавать признаки жизни.-Погоди... я что-то пропустила...
   -Потом наверстаешь!
   -Нет, я что-то серьезное забыла!-заартачилась девушка, пихнула ногой особо живучего демона и снова погрузилась в раздумья, бормоча что-то себе под нос и даже пытаясь считать на пальцах.-Чтоб здесь все звезды погасли!-неожиданно осенило ее.-Я же забыла Митрича!!!
  
   -Какого еще Митрича?-удивился мотрагор, но прыгать из окна не стал.
   -Кота...-эльфийка мгновенно сообразила, где могла забыть друга, и заторопилась в шкаф.
   -Куда?-возопил более разумный шестирукий.
   -На улицу, там Митрич...
   -Откуда ж ты взялась, такая балда...-поинтересовался у неба мотрагор.-Ты же двух шагов не сделаешь, тут все заполонили наши клыкастые друзья! Кстати о них...
   -И сам же в шкаф,-обиделась эльфийка.-Я за Мит...
   Мотрагор, ни слова не говоря, перебросил ее через подоконник на газопровод, вытащил из шкафа упирающегося кусачего аборигена и, схватив его одной парой рук, последовал вниз вслед за эльфийкой, вежливо закрыв за собой окно на внешний шпингалет, чтобы не затруднять демонов освоением нового вида спорта в виде лазания по газопроводам-в конце концов, это же опасно!..
   Шестирукий альтруист не сказал бы, что все эти дела заняли очень много времени, но, к его величайшему изумлению, на земле его ждал большой сюрприз. Астэль уже успела куда-то смыться.
   -Митрич!-сообразил мотрагор.-Чтоб его лавиной смыло... где там этот Митрич ошивается?!
   -Я не ошиваюсь,-грустно сказали сверху,-я прячусь.
   Гнусно захихикал похищенный из шкафа абориген, за что тотчас же огреб от шестирукого крепкий подзатыльник, от которого менее стойкая особь немедленно узнала бы скорость вращения звездочек перед глазами.
   -О кого ты там прятаться собрался?-поинтересовался тем временем воплощенное Возмездие.
   -Я до сих пор недостатках в таковых не имел,-мрачно проорал меховой древозаседатель и, вздохнув, попытался слезть вниз, пока его не сбили камнем, в коих недостатка также не было. Потом он подумал и распространился:-Меня треснули по башке и попытались захватить в плен, но я вырвался и сиганул сюда.
   -Ну слезай тогда, наконец!..
   И тут возникло вполне предсказуемое затруднение...
   Митрич в бытность свою юным и набирающимся опыта котом работал исключительно в степях и на кораблях-специализация такая. Деревьев, бывало, и по году не видел, так что при виде леса ностальгически вздыхал и даже всхлипывал в полу жилетки. Следовательно, и особо близких контактов с ними не имел... угадайте, лазал ли он хоть раз по какой-нибудь липе?
   Естественно, нет! и если залезть в состоянии, близком к панике, можно куда угодно, то слезть оттуда, вернувшись к тому же в нормальное состояние,-практически невозможно.
   -Ты что,-заволновался мотрагор,-застрял?
   Митрич проанализировал ситуацию и скорбно покивал головой.
   -Чтоб тебя лавиной смыло!-вскричал бедный горец-аномалия.-Впрочем, редкая лавина сейчас до тебя дотечет... план действий у тебя есть?
   -А у тебя Астэль есть?
   -Кто?..
   -Эльфийка!
   -Нет!!!-вспомнил мотрагор.-Уууууу... встретил бы я ее теперь в узкой подворотне...
   В этот момент окно распахнулось, потому что редкое окно не распахнется, когда в него кидают чьим-то сухопарым телом головой вперед,-и по бедному газопроводу, обдирая штаны и ладони, съехала вниз Астэль, на лету вопя "Бежим быстро, Митрича нет!!!".
   Мотрагор протянул в сторону левую среднюю руку и пресек путь следования эльфийки-та попыталась повернуть на полной скорости, но добилась только очень близкого знакомства с деревом... вокруг ее красивой и бестолковой головы вертелись пыль и жуки, но Аст успела придти в себя и сквозь остатки тумана перед глазами сообразить, что Митрич теперь возвышается над обстоятельствами на добрых полтора этажа.
   -Ну ты даешь,-от души восхитилась она.-Сейчас я за тобой слазаю!
   Эльфийку еще пошатывало, но каждый из немногих ее сопровождающих предпочел с ней не связываться: в крайнем случае ее можно поймать и спасти, а имен героев, удержавших эльфа от задуманного безумства, история не сохранила. И дело вовсе не в памяти истории-балом заправляли эльфы с их характером "расшибись-в-лепешку-но..." (продолжить в зависимости от контекста ситуации).
   Поэтому Аст подпрыгнула, уцепилась за ближнюю ветку, оседлала ее, посмотрела вверх и, опасно раскачиваясь, двинулась дальше. Митрича заела совесть, он стал понемногу спускать лапы по очереди, отчаянно вымучивая каждый шаг... когда они состыковались, и кот получил возможность продолжать путь вниз на шее работодательницы ("Недобрый знак",-сообразила девушка), он уже успел слезть на целых двадцать сантиметров!
   -Молодец,-пропыхтела Аст, когда Митрич, сияя от счастья, поделился с нею своей радостью.-А я, между прочим, сюда залезла за четыре с половиной минуты, во!
   Кот обнял ее всеми четырьмя лапами, и уже спустя две минуты архитектурное сооружение достигло земли. Демоны как раз спрыгивали с остатков газопровода...
   -А почему нас не долбанут магией?-обиженно вопросила Аст, пускаясь наутек вместе со своими последователями.-Они демоны, или кто?!
   -Пост сегодня,-объяснил Митрич.-Дают артефактам подпитаться и отдохнуть... гуманисты.
   -Если бы не их гуманизм, мы бы познали его антипод на собственной шкуре!-рассудил логически мотрагор.
   -Совершенно верно,-согласился кот.-Ну, приумножим же скорость, друзья!-призвал он затем и нырнул в какую-то дырку; Астэль и похищенный абориген немедленно последовали его примеру. Они даже успели немного проползти...
   -А где шестирукий?-спросила эльфийка.-Рыжий дружище, там сзади кто-то есть?
   -Сначала подумай, как он сюда заползет,-саркастически ухмыльнулся ползущий следом рыжий дружище.-У него в эту дырку и пара рук не влезет.
   -Попрошу не выражаться,-донеслось с улицы.
   -Митрич, задний ход!-скомандовала девушка и попыталась выполнить свое указание.
   -Полегче!-возопил рыжий.-Мне мой нос самому нужен! вместе с глазами, плечами и лбом; если вам ваши части тела не дороги, можете проникнуться моими проблемами!..
   -Вылезай, и никому ничем не надо будет проникаться...
   -Я не могу!
   -Аст,-заступил на командный пост Митрич,-скажи ему, чтобы он шел в твой музей и ждал нас там... или на вокзал, чтобы на след не наводил, но когда-нибудь он к нам дойдет обязательно, потому что мы его берем на работу, правда? И хватит орать, потому что над нами люди живут, очень хорошие... насколько они вообще бывают хорошие, дружище,-выдав это мизантропическое суждение, кот опять заработал лапами и пополз дальше.
   На первые секунды Аст онемела, ибо не привыкла не только получать приказания от задних ног и хвоста, но и вообще получать приказы!-по счастью, сзади был рыжий абориген, который сам все передал мотрагору.
   -Хамство,-отметила про себя эльфийка, но тут ее невежливо ткнули пальцем в голую пятку, и ей пришлось догонять Митрича, пока арьегард не устроил восстания.
  
   Так как в сложных ситуациях и коты, и эльфы умеют бегать очень-очень быстро, а их новый знакомый оказался вполне конкурентоспособен, прошел от силы час от момента выполза из трубы до того момента, когда за несущейся во весь опор компанией захлопнулись музейные двери, и Астэль длинной палкой с огоньком на конце зажгла фонарь на потолке...
   -Аст, дружище, мне неловко тебе задавать такой вопрос...-замялся Митрич, безуспешно пытаясь спрятать глаза, увеличившиеся раза в два.
   -Ничего, переживу,-буркнула эльфийка.
   -Ты хоть когда-нибудь смотришь на того, кого берешь с собой, а?
   -А что такое?.. я на тебя невнимательно смотрела?
   -Пожалуй, милая леди, это относится ко мне,-отозвался рыжий дружище.-Отдам вам должное, в темноте меня было трудно разглядеть, и тем более, вы мне зуб выбили...
   -Денег нет! могу позвать стомато...
   -Мне ваш стоматолог,-невежливо сообщил рыжий,-как курице инкубатор. Демон я. Демон.
   -Я и с первого раза поня...-взъелась было эльфийка, но неожиданно до нее дошел смысл ВСЕЙ фразы...-то есть как это, демон!? Комета, загадочно же!..-она зачарованно уставилась на вертикальные зрачки в желтых глазах степного гостя.
   -"Комета",-пояснил кот,-это проклятие такое.-И он предложил демону разделить с ним яблоко.
   -Спасибо,-ответил демон и взял яблоко.
   -Фуууу... долго же мне такое не попадалось,-радостно объявила девушка.-Ты, случаем, не собирался уходить? а как тебя зовут, если ты не собрался? Хемлли (что-то вроде кофе-куда ж без него!-прим. автора) пить любишь? я люблю... могу сварить, но плохо. Впрочем, если ты не боишься отравиться... хммм... А еще что-нибудь любишь, у нас есть какая-то южная хмельная пакость... в общем, ты пока отвечай, а я пойду уберу коробку!-оптимистично окончила она.
   -В следующий раз все вопросы прошу записывать,-осмелел демон.
   -А ты запоминай,-фыркнул Митрич,-тренируй память.
   -Короче...-вздохнул горемыка, попавший в железные лапки Астэль,-никуда я отсюда не уйду, это первое. Зовут меня Фьон...
   -Найденыш?-перевел кот и удивился настолько, что подавился огрызком, и демону пришлось хлопать его по спине.
   -Мне тебя не по спине надо хлопать, а удушить, потому что это оскорбление,-поучал он попутно ученого-энтузиаста.-Так, что там далее по списку?
   -Хемлли пить любишь?-повторила Аст.
   -Люблю, но только изготовленный собственноручно. Никто лучше демонов не умеет варить хемлли,-уже с некоторой важностью добавил он.
   -Хам ты, общепринятым языком говоря,-сделала логический вывод Астэль и, разведя в воде золотисто-буроватый порошок, начала нагревать кастрюльку на фонаре.
   -А ты, видимо, большая оригиналка,-Фьон, очевидно, был ближе к истине...
   -Я-Астэль,-сообщила эльфийка, понимая, что это многое объясняло.
   -Оооо!-вскричал демон,-а я еще думал, почему я тебя не стукнул по башке сразу!..
   -А почему?-поинтересовалась девушка.
   -Помнишь, в университете я профессору с кафедры исследования степной нечисти попался?-ностальгически заулыбался он,-ты меня еще в сундук запихивала вместе с той симпатичной блондинкой, которая воровала с кухни котлеты?..
   -Мальми!-Астэль чуть было не захлопала в ладоши от радости, и содержимое кастрюльки, закипающее какими-то апельсиново-желтыми завихрениями, чудом избежало бесславного конца на голове Митрича.
   -Не помню, я ее не спрашивал...
   -Дружище,-торжественно провозгласила Астэль,-мы просто обязаны выпить на... через ручку,-не смогла подобрать она нужного термина.
   Фьон струхнул: от воспоминаний про университет, помимо суточного созерцания крышки сундука (Аст по рассеянности забыла его выпустить), осталась страшная память о ночной попойке в честь стипендии, по мотивам которой демон всерьез задумывал писать ужастик, оказавшись однажды на улице с ветром в карманах. Пили эльфы редко, но с размахом-счастье университета, что бить казенные стекла Аст побоялась!
   Началось все вполне невинно: Мальми вместе с очередной котлетой притащила целый термос чего-то странного; что было самым странным для демона, пытавшегося принять нормальное положение после утрамбовывания в сундук, так это наличие на термосе печати, ярко-желтой и невероятно толстой. Следовательно, посылка пришла с юга... в посылке было южное вино.
   На юге летом настолько хорошая погода, что виноград вызревает за месяц, а к концу лета вино уже готово к осторожному употреблению. Общеизвестно, что южный климат провоцирует разнообразные мутации в виноградарском промысле-свежеполученный напиток разводят по чайной ложке в стакане воды, чтобы не валиться с ног от первой же порции, зато вино, простоявшее больше пяти месяцев, пьют, как простую воду. Неизвестно, сколько провел в пути этот термос, но явно, скорость почтовой связи на сей раз сыграла не на руку...
   Ярко-алым потоком прошумел дар юга, разливаемый в стаканы, и у Фьона появилось ощущение приближающейся опасности. Он попытался скрыться, но если с Аст и ее рассеянностью такой номер удалось бы провернуть, то Мальми вцепилась в жертву клещами и потребовала брудершафта.
   После первого же брудершафта в состоянии компании произошли грандиозные перемены: Астэль начала вспоминать военно-морской флот, свою службу на каком-то паруснике, нескольких капитанов одновременно, а потом взялась прочитать стихотворение про голубую бригантину, на что Мальми ответила решительным отказом и еще одной порцией южной отравы. Эльфийка обиделась и запела, молниеносно переложив обещанный стих на музыку; вино отрицательно повлияло на ее способности к стихосложению и музыкотворству, а если учитывать, что в эльфийских стихах редкими гостями были рифма и стихотворный размер, легко представить, что получилось из ее затеи.
   Фьон кое-как перенес два куплета, после чего выпрыгнул в окошко, допрыгнул до дерева, слез с него и навсегда зарекся подходить к этому университету со злыми профессорами и крепко пьющими эльфами...
   -НЕТ!-вскричал он, отодвигаясь от излишне гостеприимной девушки.-Я морально не готов!..
   -Что значит, не готов...-расстроилась Аст.-К такому не готовятся...
   -Хватит приставать к человеку,-шуганул ее Митрич.
   -Он не человек, сколько хочу, столько и пристаю...
   Фьон впервые пожалел, что никто не озаботился созданием специального сборника законов для демонов, но заниматься этим сейчас было как-то некогда, да и ни к чему, пожалуй...
   И неизвестно, чем бы это все закончилось, но в этот момент Митрич, до сих пор занятый обследованием собственного одеяния, испустил страшный крик и вознамерился собственными лапами проредить шерсть на своей мохнатой башке. Собирая с полу пыль, он посыпал ею затылок, совершил несколько па странного варварского танца (который, впрочем, не опознали бы лучшие специалисты в этой области, ибо танец кот сочинил сам и только что), упал на пол-и в этот момент котелок, выроненный Аст, достиг, наконец, заветной цели...
   Новая серия леденящих кровь воплей прекрасно дополнила новоизобретенный вариант пляски святого Витта, Фьон, попятившийся было к дверям, решил остаться и спросить, что случилось, но в суматохе его не услышали, зато он сбил стремянку и Астэль. Эльфийка рухнула прямо на демона, тот, в свою очередь, полетел на пол, Митрич описывал затейливые круги с запетлениями вокруг этой скульптурной группы, тускло мерцал и раскачивался спокойный, как скала, фонарь-насколько спокойные скалы способны к раскачиванию...
   Уловив момент, когда кот более-менее успокоился, Фьон набрал воздуху в легкие и со всей накопившейся за годы аскетизма дури заорал:
   -Да что случилось-то, объясните мне, кто-нибудь!!!!
   -Кто?-спросила Астэль.
   -Кто угодно,-разрешил демон.
   -Я ничего не знаю,-мгновенно заявила эльфийка и избежала, таким образом, допроса.
   -А Митрич?..
   Митрич засмущался.
   -Не мнись, ты-не платок в кулаке,-напутственно сообщила ему девушка. Это заставило кота немного осмелеть и позвать ее пошептаться в уголке. В уголок она отойти не смогла, ибо в уголке были коробки и прочая раритетная дрянь, скопившаяся там за полгода, зато пошептаться здесь...
   Фьон демонстративно прохромал в угол и сел на ящик.
   -Аст, я потерял печатку!-полным трагизма шепотом молвил Митрич и посмотрел на нее глазами испуганного страуса.
   -Перчатку?-ослышалась эльфийка.-Ну, это неприятно, конечно...
   -ПЕ-ЧАТ-КУ,-повторил кот по слогам, чтобы на сей раз его восприемница точно не ошиблась в понимании слова.-Ту самую, демоническую,-он отстранился, чтобы посмотреть, должное ли удивление выказано со стороны Аст. Та не подвела:
   -Ух ты!.. загадочно... и где же?
   -Кабы знать...
   Эльфийка подумала и тоже начала рыться в карманах.
   -Ну что, влиятельный ареопаг,-подал голос заскучавший Фьон,-досовещались? я чувствую себя неправедно обойденным...
   Митрич совершил лапой такой жест, будто собрался пить с ним на брудершафт... о, этот кот был великим знатоком чужих сердец!-демон мгновенно присмирел и даже забился поглубже в угол, чтобы его, не приведи звезда, не заметили старые университетские коллеги.
   Тут эльфийка просияла, как солнце на рассвете, цапнула рукой воздух... и в следующий момент что-то блеснуло прямо под носом у мехового растеряхи.
   -Оно?-подмигнула ему девушка.
   Когда музей опять сотряс клич армии мартовских котов, соседи решили, что проклятие воскресло и приготовилось к активным действиям...
  
  

Глава пятая,

в которой Митрич пытается обидеться на весь свет и убить злейшего врага.

   Что такое для взрослого, достаточно крупного кота, целый день занимающегося беговыми упражнениями в компании нескольких психованных друзей, один-единственный батон хлеба и яблоко?.. Большая часть тех, кто будет сейчас читать эту историю, наверняка отметит ничтожность данного пайка-вот и Митричу показалось маловато... Так как кот привык решать свои проблемы сразу по мере их поступления, он перевернулся на спину в своей кровати (по правде сказать, это были два сбитых гвоздями ящика, наспех покрытые двумя одеялами, чтобы бедный не превратился в занозистого ежика), посмотрел в потолок, проводил глазами переселяющуюся паучью семью, почесал за ухом... Потом он встал и отправился в помещение, временно заменяющее кухню, помня об оставленном там бутерброде с рыбой и салатом-это был его любимый вид бутербродов, к которым его приучила недолговечная служба на военно-морском флоте в качестве кока; как это ни парадоксально, обычно именно коки остаются голодными, ибо у них вечно нет времени на уход за собственным желудком. Старый бородатый кок с восемью руками дружелюбно потрепал юного Заратуштру по загривку и произнес: "Учись, сынок, как надо кормиться!". С этими словами он соорудил из булки, рыбьей тушки и пары листов салата отличный обед, посыпал его сыром, поспешно сунул внутрь пару орехов, отломил половину и от души покормил преемника. Сочтя на этом свою миссию выполненной, он сошел на берег в ближайшем порту и оставил на память только кота и книгу рецептов.
   Моряки были, мягко говоря, не совсем довольны-они оказались людьми, не чуждыми предрассудков (кот на корабле-к несчастьям до конца жизни), и, потерпев несколько недель открытого моря и дурной кошачьей стряпни (а Митрич, да будет вам известно, сбегал в это время от демонов, унося свою драгоценную печатку), высадили его на первый попавшийся причал. Кот горевал недолго, скоро отъелся калорийной белковой пищей и снова пошел искать счастья. Наставления кока, однако, даром не прошли...
   ...Когда Митрич увидал, что сталось с его ужином, его чуть удар не хватил-раньше бедный кот полагал, что только он способен есть такую гадость. Иногда открытие может быть весьма неприятным,-дошло до историка, и он сел на собственный хвост, как перепуганный щенок.
   Впрочем, мгновенная растерянность прошла в ту же секунду, и Митрич вновь вскочил на ноги, исполненный злости и намерения указать Астэль на мелкие недостатки музейного хозяйства.
   -Никакой заботы о ценных экспонатах,-раздраженно ворчал кот, на всех парах летя в нужную комнату и наступив по дороге на демона, вознамерившегося узнать, в чем дело.
   -Никакого уважения к разумным особям,-мрачно отметил Фьон, забрался на антресоли и заснул там, в совершенно неудобной позе "кренделем", но в обнимку с душевным покоем, ибо до антресолей Митрич точно не добрался бы.
   Мнение кота польностью совпало бы с этим утверждением, знай он о его существовании... но его занимали совершенно другие дела. Добравшись до Аст, мирно спящей почему-то в сидячем положении и со стаканом воды в руках, он на секунду опешил, но ожесточил свое сердце и громко заорал:
   -Подъем!!!!
   -Упппп!-только и сказала вскочившая эльфийка, с ног до головы в воде из небольшого, в общем-то, стакана.-Ты что, с ума сошел?-укоризненно вопросила она.-Я тбя хоть раз будила среди ночи?
   -Кто тебя знает, что ты могла бы сделать завтра,-разумно предположил Митрич.
   -Зато теперь у меня есть полное право вылить на тебя таз талой воды, а то как-то он застоялся...-тут же отметила Аст, подкованная долгим опытом выступлений с кафедры во время болезни лидера некоей загадочной партии, цели которой она представляла весьма смутно и потому представляла свои личные интересы (за это ее сдали в университет на опыты).
   -Это несправедливо!-возопил кот.
   -С чего бы так?-удивилась девушка, закуталась в простыню и встала в позу древнеримского оратора.
   -Твоя, извини, мышь...
   -...в слове "мышь" нет ничего неприличного,-не осталась в долгу злящаяся эльфийка.
   -А мне какое дело?!-взревел Митрич, быстро успокоился и продолжил:-Твоя МЫШЬ съела МОЙ ужин. Я требую компенсации.
   -Ты же кот? так поймай ее и съешь,-не долго думала Астэль.-Вот когда наш университет осаждали злые поборники отмены экспериментов на живых мышах, мы их целый месяц жареными ку...
   Митрича чуть не стошнило. Мужественно стерпев оскорбление, он заявил:
   -У тебя опыта гораздо больше!
   -Я не ела мышей,-сказала Аст.-От нас тот корпус был закрыт, нам только саранча...
   -Все, хватит,-взмолился кот.-С меня достаточно! Лучше я превращусь в бобра и сгрызу тебе какой-нибудь стул, у тебя их все равно больше, чем народу...
   -Вот чего действительно не надо, так это превращаться в бобра,-с чувством произнесла Астэль.-У нас в университете тоже был бобер...
   -...и вы его в голодный год съели,-буркнул Митрич.
   -Неправда, он сам ушел,-ответила эльфийка.-Ну так вот, когда он у нас еще был, он съел декану кусок кафедры, и тот с нее очень нехорошо упал. Потом нас всех отвели на гауптвахту...
   -Мне очень интересно слушать про ваши порядки, но гораздо больше меня волнует судьба моего ужина,-недвусмысленно намекнул Митрич, почувствовавший нехорошее урчание в животе.
   -Ты же сам сказал, что его съела мышь.
   -А я требую компенсации!
   -А я в таком случае тут при чем?-Аст спародировала оскорбленную добродетель.-Поймай ты эту несчастную мышь и стребуй с нее хоть три ужина.
   Митрич выпустил пары, повернулся на сто восемьдесят градусов и шесть секунд и строевым шагом направился к двери. Аст с интересом наблюдала за его шествием и за бесславным его концом, ознаменовавшимся столкновением лба кота и обратной стороны двери. Тогда она встала, перетащила рассматривавшего звездочки и птичек перед глазами Митрича на раскладушку, села на стул и велела:
   -Рассказывай.
   -Что?-удивился он.
   -Что-нибудь,-предложила эльфийка.-А я послушаю.
   Митрич серьезно обалдел, потому что все его знакомые эльфы слушали его от силы минуты две, после чего зрительный зал стремительно пустел, и единственный зритель благополучно удалялся в неизвестном направлении, которое менялось раз от раза.
   -Ты что, лишился дара речи?-удивилась Астэль.
   -После того, что вы все со мной делаете,-прогнусил кот,-это было бы самым разумным решением.
   -А давай дадим обет молчания!-немедленно выдала идею эльфийка.-Представляешь, как здорово...
   -ЧТО?!-в голос взвыл очнувшийся от ужаса Митрич.
   -В смысле?
   -Что будет такого заечательного, если мы дадим обет молчания?-вынужден был распространиться историк.
   На пару секунд Аст задумалась, ибо о таких пустяках она думать не привыкла, но после уверенно заявила:
   -Но мы же ни разу в жизни не давали обет молчания!
   -Его и дают один раз в жизни!-Митрич почувствовал страшное желание кого-нибудь убить. Учуяв витающие в воздухе флюиды кровожадности, мышь немедленно перестала скрестись в углу и испуганно затаилась, надеясь на то, что беда пройдет стороной. Но кот был зол и хладнокровен, как голодный вампир, и решил, что завтрак из врага он приготовит любой ценой, даже если не сможет его съесть.
   -Почему?-любознательности юной эльфийке было не занимать.
   -Потому что это-как пожизненный контракт,-объяснил Митрич.
   Он подобрал неоспоримые в глазах девушки аргументы... Когда-то давно она работала на некую странную фармацевтическую компанию (странную уже потому, что она согласилась заключить с нею контракт), и работала целых полтора месяца, смешивая травки в своем кабинете и получая головокружительные результаты-пока не сбежала в неизвестном направлении, не оставив, по своему обыкновению, и записки на память... И так-каждый раз, как только работа не могла обеспечить ей достаточное количество перемен.
   Итак, затея Митрича сработала. Астэль испуганно закуталась в одеяло и повторила свой подвиг на поприще фармацевтики, напоследок посоветовав:
   -Если что, коли ее на вилку.
   -Была б у нас целая вилка...-тоскливо вздохнул Митрич, но его слушателя уже здесь не было.
  
   Кот несколько успокоился, пока объяснял Астэль сходство между пожизненным контрактом и обетом молчания, но все же решение его насчет участи бедной мыши было, к ее полному отчаянию, неколебимо. Поэтому, отдохнув вволю, он поднялся на ноги, потянулся, облизал клыки и, заставив себя забыть на время о печально урчащем желудке, отправился проводить ревизию ресурсов местного военно-промышленного комплекса.
  
   ...Эльфийку он оставил в самых расстроенных чувствах-воспоминания о пожизненном контракте самыми приятными назвать было никак нельзя, и всю оставшуюся ночь ей снились кошмары, главной темой которых был маленький кабинет фармацевтов, заколоченная дверь и открытая форточка, куда надо было как-то просочиться, не сорвавшись и не разбив окно (окна ей было не жалко, но бить его оказалось как-то стыдно-эльфы умели сочувствовать тем, кого они покидали). Как только форточка стала волшебным образом увеличиваться (или же Аст-уменьшаться), и узница обстоятельств вздумала выбраться на волю, неожиданно раздался страшный крик, содержание которого определить не представлялось никакой возможности, костный стук, панический писк и удаляющийся топот табуна лошадей.
   Остатки сна покинули голову злой Астэль, она вскочила на ноги и, на ходу заматываясь в простыню, с какой-то пикой в руках помчалась на обезвреживание преступника, преисполненная серьезнейшего намерения его немедленно убить.
   -Кияяяяяяяяяя!!!-вскричала девушка, начиная нагонять жертву; бессовестная пародия на китайских каратистов удалась ей даже лучше, чем у подлинников (возможно, потому, что ее вдохновляло чувство собственной исключительности-еще никто в этом мире до такого вопля не докатился).
   -Ай-ай-ай!-заверещали Фьон и Митрич, поднимая руки вверх, и кот выпустил мышь.
   На мгновение замершая картина (демон у стены, как партизан на расстреле; Аст с пикой наперевес, направленной в нарушителя спокойствия тупым концом) тут же ожила и огласилась страшным криком историка-консультанта, который состоял сплошь из идиоматических выражений и специфических афоризмов, принадлежащим самым разным субкультурам Дюрхенайнд. Тут настал черед вставать по стойке смирно у Аст; при этом она выронила пику и попала Митричу по хвосту.
   Мышь приглушенно пискнула из-за плинтуса.
   Митрич плюнул (Аст удивилась про себя, почему его плевок не прожег пол), подобрал пику, надвинул на лоб глубокий подсвечник и строевым шагом, волоча за собой оружие, вышел из комнаты. И хлопнул дверью.
   -Неприятно получилось, дружище,-молвила пристыженная Аст.
   -Ага,-согласился Фьон.-А что делать?
   -Есть идеи?
   -Спать хочу,-сознался демон.-А ты?
   -Я тоже,-сообщила девушка.
   -Пошли спать тогда,-внес рациональное предложение он.
   Возражений не поступило.
   Митрич, подумав, вернулся назад, чтобы помириться, ибо он вообще-то не любил ссор... но, увидев, что все его обидчики мирно спят и сопят в обе дырки, внезапно вновь обозлился, топнул лапой, бросил пику об пол со всей возможной аккуратностью (потому как это был редкостный образец ритуальной пики варваров южных пустынь), хлопнул дверью еще сильнее и, наконец, пропал.
   Астэль поняла, что ей в срочном порядке пора перевоспитываться (правда, это не значило, что она будет этим заниматься...).
  
   Митрич же, воспылав жаждой мести и желанием показать всем лик Справедливости, выволок все блесны, лески, проволоку, детали, сломанные приборы, доски, гвозди и инструменты на середину комнаты, принялся что-то мастерить.
   У него в голове появился план оборонительно-заградительного сооружения, в которое мышь не могла бы пробраться и уничтожить стратегически ценный запас провианта, который-кроме-их-двоих-никому-не-нужен.
   И кот проявил себя талантливым организатором-главнокомандующим.
   Всего лишь за два часа ночного времени он умудрился соорудить из подручных средств ТАКОЕ, что Астэль, собравшаяся утром безотлагательно помириться с собратом, забыла текст заготовленной речи, раскрыла рот и встала на пороге аллегорией фразы "Мамочки...". Кот прозведенным впечатлением остался страшно доволен, но виду не показал, напустив на себя флер деловитости, полнейшей занятости и обиды нестирающейся.
   -С добрым утром, дружище,-нашлась, наконец, эльфийка и принялась пробираться между переплетением веревочек на полу.
   -С добрым утром,-буркнул кот.
   Не получалась беседа.
   -Как дела?-мужественно продолжала путь Астэль.
   -Так себе,-сознался Митрич.
   -Теперь твоя очередь задавать вопросы!-сообщила девушка.
   -Какого беса?!-тут же задал первый вопрос ее собеседник.
   -По справедливости,-торжественно молвила сообразительная Аст.
   Кот задумался.
   -А что это такое?-нарушила правила игры эльфийка-ей надоело ждать, пока дружище разрешится от бремени.
   -Где?-пожелал уточнить Митрич.
   -Везде!-широким жестом вопрошающая обвела комнату руками.-Мне очень интересно.
   -Это все из-за тебя,-надулся ответчик и принялся мастерить что-то устрашающее из клетки, куска проволоки, игрушечного арбалета и мышеловки.
   -Я спросила не почему это, а что это,-не теряла терпения девушка, и, наконец, ее стратегия увенчалась успехом: кот выстрадал ответ.
   -Это ловушка!-свистящим шепотом сказал он и тут же снова занялся работой.
   Эльфийка поосмотрелась вокруг получше-повышению внимательности немало способствовал выход ее в зону, свободную пока что от проекции на местность военного гения Митрича; ее глазам предстало зрелище, которое уж точно видеть можно было не каждый день... В центре комнаты, неподалеку от кота и довольно далеко от дырявых плинтусов, служивших порталами между большим миром и миром мышиных лабиринтов, окруженные стеклянным колпаком и крепостью из картонных коробок, скрепленных степлером, висели под потолком на веревке три бутерброда (во всяком случае, Аст показалось именно так), которые можно было купить на заказ в любой лавке за полмонеты и там же съесть, не донеся, таким образом, до мыши.
   -Загадочно,-оценила Аст полет творческой мысли товарища и ей тут же стало смешно.
   -Ничего веселого в этом нет,-мрачно буркнул Митрич.
   -А я не смеюсь, дружище!-взвыла эльфийка.-Я плачу!-с этими словами она, как легкая бабочка, перелетела через все веревки, выбежала из комнаты и надежно спряталась на кухнезаменителе, где отсмеялась вволю, напилась воды, чтобы не икать, и отправилась обратно, чтобы успеть предупредить Фьона о грозящей мышам и его психике опасности.
   Она почти успела: демон уже подбирался к комнате, заинтересованный доносящимся из нее мерным стуком.
   -Не ходи!-показала девушка общепринятым языком жестов (иными словами "Не ходи, убьет!"-скрещенные руки и оскаленные зубы), но Фьон уже открыл дверь, заглянул внутрь...
   -Пришел, лихоимец,-мрачно приветствовал его расхрабрившийся кот, окруженный бечевочным бастионом.
   -Говорила я, не ходи...-вздохнула эльфийка.
   -А что это?-тихонько удивился демон.
   -Это он ловит мышь,-объяснила девушка.
   -А зачем ему связанный игрушечный хомяк, я не понимаю?!
   -Эээээ...-замялась Аст.
   -Психическая атака,-молвил Митрич.-Он увидит в клетке мертвого соплеменника и пойдет его освобождать, а в это время дверь... БАЦ!-страшным голосом взревел мститель так, что все вздрогнули,-и закроется...-Таким голосом рассказывают "и тишина..."
   -А сыр уже не в моде?-язвительно осведомился Фьон.
   -Неоригинально и всем понятно,-буркнул историк и занялся своим изобретением.
   В течение последующего получаса между Фьоном и Митричем происходил в высшей степени занимательный разговор...
  
   ФЬОН (скептически): По-моему, он примет твоего хомяка за труп.
   МИТРИЧ (фыркнув): Будет оплакивать.
   ФЬОН: Ты когда-нибудь видел, чтобы мыши оплакивали мертвецов?
   МИТРИЧ: Увижу.
   ФЬОН (безнадежно): По-моему, ты с ума сошел.
   МИТРИЧ (голосом гуру): Если ты этого не видел, вовсе не значит, что этого нет.
  
   АСТЭЛЬ записывает эту фразу на стенку.
  
   ФЬОН (не сдавшись): А ТЫ это видел??
   МИТРИЧ (с нажимом): УВИЖУ.
   ФЬОН: Хорошо. В таком случае не лучше ли положить туда живую мышь? (про себя) чтоб ты хоть чем-то занялся...
   МИТРИЧ: Увы, мой друг, мыши здесь-дефицит. Я и одну-то не сумел поймать... (испепеляющий взгляд) Из-за тебя.
   АСТЭЛЬ: Загадочно! пару минут назад все было из-за меня.
   ФЬОН (кисло): Как мило с твоей стороны пытаться принять на себя мою вину.
   АСТЭЛЬ: Я не принимаю, я констатирую факт.
   ФЬОН: Вернемся к мышам.
   МИТРИЧ (категорично): Не хочу.
   ФЬОН (радостно): Ну и брось ты все это!..
   МИТРИЧ: Я не хочу говорить, я хочу действовать.
   ФЬОН: Тьфу ты!..
   МИТРИЧ (важно): Не плюй на веревку... (провожает глазами демона, стремительно взлетающего под потолок на веревке) Я предупреждал!
   ФЬОН (злобно): Нужны мне сейчас твои предупреждения... (пытается вывернуться и отцепиться)
  
   Астэль схватилась за голову:
   -Не дрыгайся, ты же грохнешься!..
   Потолки в музее были не низкие, и демон тут же про это вспомнил-поэтому в следующую секунду он прекратил изображать гусеницу на нитке и стал смирно висеть "солдатиком".
   -А как же тебя снимать-то?..-пробормотала себе под нос Аст, постояла спокойно несколько секунд, оценила ситуацию и помчалась за лестницей.
   -Стой!-возопил Митрич, бросаясь ее догонять.
   -Че...-только и вымолвила девушка, взлетая под потолок в неудобном положении вверх тормашками.-Загадочно,-восторженно отметила она, раскачиваясь, как маятник, в разные стороны.
   -Хоть кто-то доволен,-философски сказал рядом голос Митрича. Эльфийка повернула голову вправо и с немалым удивлением увидела висящего рядом кота, подвешенного поперек живота.
   -В любой ситуации есть хорошие стороны,-Аст просто сияла.
   -Но есть и плохие,-отверз уста Фьон.-Кто нас будет снимать?
   Ответом ему был общий тоскливый вздох...
   Наверное, вы никогда не пробовали повисеть под потолком вниз головой на веревке, но, несмотря на это, вполне способны оценить все сомнительные преимущества этого положения в пространстве перед привычным стоянием на твердой земле. Во-первых, веревка рано или поздно начинает врезаться в ногу. Во-вторых, угнетает ощущение собственной беспомощности. В-третьих, роль Одина на Мировом Ясене-не самый лучший вариант устроить актерский дебют.
   И, в-четвертых...
   -МЫ-Ы-Ы-Ы-Ы-Ы-Ы-Ы-Ы-ЫШЬ!!!
   Горящими глазами Кота Баскервилей Митрич следил за беззаботно бегающим по полу врагом; душу грело сознание того, что до бутербродов он все равно не доберется, но все равно ему было мерзко, да еще и мышеловка, кажется, вовсе не манила цель ее создания.
   -Мне кажется, труп игрушечной мыши ей как-то побоку,-выдавил Фьон, умудрившийся извернуться и вцепиться одной рукой в крюк на потолке, предназначенный люстре, а второй-ухватить за руку Астэль, благодаря чему они теперь болтались в полулежачем положении, насколько вообще возможно лежать на пустом месте.
   -Может, ты поколдуешь?-вспомнил о существовании демонического элемента кот.
   -Я могу обрезать веревку, но мы грохнемся,-честно предупредил Фьон.-Резать?
   -Не надо!-сказал кот.
   -Почему бы нет!-воскликнула Аст.
   -Но я все-таки не буду,-принял сторону кота демон, и тот облегченно вздохнул...
   -А у меня совсем невысоко,-попыталась защитить право на полет эльфийка.-Лестница...
   -И моя мышь,-трагически всхлипнул Митрич.
   -Я ее раздавлю,-сообщила эльфийка.
   -Именно поэтому мне очень не хочется, чтобы ты на нее падала. Я ее хочу придушить своими лапами.
   -Пожалуйста,-разрешила девушка.
   -Но я не могу!
   -Ничего, мы подождем...
   Она хотела еще сказать, что будет ждать сколько угодно, но желает, чтоб ей обрезали веревку, пока мышь обретается в другом углу... но в это время Митрич неожиданно выпучил глаза, распушился, выпустил когти и страшным голосом возопил:
   -Сюда идут!!!
   На мгновение наступила пауза.
   -Э...-нерешительно пробормотала Аст, похлопав по заложившемуся от крика уху,-кажется, даже если они раньше сомневались, где нас искать, то теперь ты развеял последние тревоги.
   Шаги и в самом деле приблизились... по морде Митрича, хранившей выражение отчаяния и смелости, скатилась крупная слеза.
   -Не плачь, кот,-посоветовал демон,-может, еще обойдется...
   Дверь открылась, все затаили дыхание...
   -А кто орал?-сам себя спросил мотрагор, рассматривая веревки и занося было ногу, чтобы сделать шаг, но в этот момент целых три гласа небесных дико завопили:
   -СТОЙ!!!
   Восьмирукий отпрянул назад, захлопнул дверь со звуком ружейного выстрела и затаился. Мышь рванула под прикрытие плинтуса, оставив Митрича в расстройстве чувств и мыслей.
   -Это мы,-попыталась объясниться Астэль.-Эльф.
   -И кот,-поддержал ее начинания Митрич.
   -И демон,-дополнил информацию Фьон.
   -А я в таком случае-мотрагор,-сообщил мотрагор и вернулся в комнату.-И зовут меня Шивой.
   Если бы Митрич мог, он бы упал с потолка-но веревка держала крепко, и это мешало ему вернуться на землю своим ходом с помощью силы тяжести.
   -Митрич, не погибай,-вмешалась в ход его мыслей Астэль.
   -И в голове не было,-немедленно воскрес кот.
   -Молодец,-дружно сказали все собравшиеся; Митричу сразу же стало невероятно хорошо жить на свете.
   -Я пошел за лестницей...-предупредил всех Шива.-Она у вас тут есть?
   -Есть, конечно,-сообщила эльфийка.-Только мы не знаем, где.
   -Вы что-нибудь вообще знаете?-мрачно вопросил Фьон.
   -Да,-ответили Аст и Митрич.-Мы знаем, что нам скоро надо открываться.
   -Вы же заблудитесь тут вместе с бедными экскурсантами!..
   Они бы и еще поспорили, но тут Шива притащил лестницу и снял с потолка урожай из трех разумных существ, павших жертвой собственного интеллекта.

Глава шестая,

в которой начинается подготовка к рабочим дням и появляется кошачья герцогиня.

   После краткого, но бурного выражения чувств, в течение которого все вместе и каждый в отдельности пообнимались с мотрагором, пожали ему все восемь рук по очереди и рассказали, как было ужасно висеть под потолком ("Особенно когда ты не дикобраз и не можешь бросаться когтями", выразился Митрич), кот вышел на первый план. Он принялся в деталях и с элементами наглядной демонстрации объяснять Шиве, что, как, когда, почему и зачем появилось в этой комнате. А так же-как оно действует и что будет, если вы наступите "вот на эту бечевочку"; наглядная демонстрация последнего элемента программы была большинством голосов отменена, хотя Митрич настаивал на ее проведении. Будь их воля, они бы вообще исключили последний пункт по объяснению действия... но тут кот неожиданно почувствовал настоятельную потребность выговориться, и вмешаться в течение его речи никто не смог.
   Тогда, оставив дружную компанию божьих тезок, Астэль и Фьон решили заняться лестницей и другими проблемами. Сперва они несколько минут ходили по комнате за меховым лектором, уворачиваясь от его лап, совершавших невероятные по пластике жесты, и снимали все веревки, которые могли. Таким образом саперы-самоучки заработали три шишки, два облития водой (все-на одного демона), иголку в палец и град прошлогодних орехов ("Я же их на варенье собирала!"-возопила Астэль, но тут вспомнила, что год назад ее тут не было, и умолкла). На этом комната и, соответственно, беды кончились. Фьон взвалил на плечи лестницу и приготовился ее нести, но посадил занозу в плечо, и Аст собственными ногтями пришлось выковыривать ее оттуда.
   -Одни неудачи,-мрачно констатировал факт демон, повторил процедуру уложения лестницы на спину и, на сей раз оставшись целым и невредимым, понес ее за Аст.
   В итоге лестница была уложена в ванной, дверь ванной-закрыта поплотнее, чтобы никто деревянную драгоценность не стащил, почетные стремянконосцы написали мелом на стенке "Лестница в ванной" пририсовали стрелку по направлению к местоположению диковинного клада, положили мел на полочку и вернулись к ожидавшим их друзьям, донельзя довольные своей полезностью.
   У Шивы и Митрича уж разыгрывалась новая драма... очевидно, испытания какой-то особо хитрой ловушки привели к непредсказуемому результату, ибо на момент явления Аст и Фьона он уже был за хвост прикован к мышеловке. Орал благим матом, к совершеннейшей растерянности мотрагора, который успел отвыкнуть от таких криков и потерял ориентацию в пространстве.
   Модель заколдованного круга работала вовсю-кошачьи вопли и душераздирающий скрежет мышеловки, из которой он пытался освободиться, обращали Шиву в статую Шивы, и даже не танцующего; его неподвижность же вызывала у Митрича желание поорать еще громче, чтобы донести, наконец, до окружающих главную мысль его попыток докричаться до вселенной.
   Астэль показала себя расторопным и отзывчивым эльфом. Она, ловко перепрыгнув через две ловушки и наступив в третью, но слишком быстро прыгнув в сторону, чтобы она успела сработать, добралась до Митрича, уперлась ногой в нижнюю часть мышеловки, оттянула верхнюю и громко велела "Вытаскивай свой бесценный хвост!". Кот и сам бы догадался, но ей очень хотелось отыграться на его ушах за все, что он сделал с ЕЕ ушами.
   -Уууу...-только и сказал вторично освобожденный историк, прижав пострадавший хвост к груди.
   -Сломал?-спросил Фьон.
   -А что?
   -А то кое-кто сейчас сломает...
   Опасливо оглянувшись на совершенно беспомощного и оглушенного Шиву, Митрич замотал хвост пластырем и принялся расчесывать его кончик, чтобы он не выглядел щетинной кистью для особо густой гуаши...
   -Ой,-раздался виноватый голос Аст,-мы же сегодня должны были музей устраивать...
   -Ну и как ты это представляешь в нашем исполнении?-ехидно осведомился Фьон.
   -Тебе честно или оптимистично?
   -Никак не надо, я и так все понял...
   -А что делать-то?-спросил Митрич, бредя к ним какой-то хромающей походкой.
   Демон и эльфийка с крайним удивлением за этим наблюдали.
   -Ты хвост сломал или лапу?-не выдержала, наконец, вторая.
   -Или вообще ничего?-поддержал ее первый.
   -Привычка,-повинился кот.-На флоте научился, потому что там за испорченную кашу ссылали на гауптвахту...
   -А хромых ссылали на самую маленькую гауптвахту?-попыталась угадать девушка.
   -Нет,-гордо ответил Митрич.-Особо хромающих считали воплощением бога моря и заставляли два дня просидеть на мачте!
   -То-то я видел, как ты на дереве сидел,-сыронизировал Шива.
   -На мачту меня доставляли, я туда не лазал!
   -Далась вам эта мачта,-примирительно изрекла Астэль.-Если все здоровы и даже ругаются, то...
   -А может, отпразднуем?-предложил с надеждой Митрич-ему всегда не хватало праздника.
   -Нет,-ответил Фьон,-праздновать будем потом, когда все сделаем...
   Взгляды присутствующих невольно обратились на беспорядочную кучу потенциальных экспонатов, видную из раскрытой двери комнаты...
   -Так что нам требуется сделать?-скрепив сердце, мужественно спросила девушка.
   Три пары круглых глаз медленно переместились на нее...
   -Это ТЫ спрашиваешь?
   -Здесь есть кто-то еще?-попыталась отшутиться эльфийка.
   -Значит, так,-начал Митрич.-Сейчас мы все это разберем и классифицируем...-мрачные взгляды.-Хорошо, МЫ разберем, а Я классифицирую. Хотя я даже не предполагаю, за сколько лет я это сделаю!-ну да ладно, нам же не к спеху...
   -За три года неподвижного сидения здесь я скончаюсь,-честно предупредила всех Астэль.
   -Хорошо, разберу за два с половиной,-легко согласился кот.-Но только если мы наконец-то перестанем попадать невесть во что на каждом шагу!..
   -Кто это тут попад...-попытался бузить Фьон, но неудачный шаг в сторону обрек его на провал. В буквальном смысле слова.
   -Ты еще и подвал выпилил!-возопила Астэль, потрясенная совершенным открытием до глубины души.
   -Я не...
   -А ты думаешь, это сделала Я?!
   Они бы еще поругались, им не хватало простого общения не на рабочие темы... но тут в дырке произошел какой-то вулканический процесс, и оттуда своим ходом, как кенгуру, выскочил Фьон с бешеными глазами, обильно осыпанный пылью.
   -Если бы этот подвал вырубил я,-мрачно отметил кот,-туда бы точно не набралось столько пыли.
   -П-прости...-растерянно ответила Аст.-Обозналась, дружище.
   -Повисишь с наше на потолке...-поддержал ее Митрич.-Прощаю, в общем.
   Взаимное согласие подкрепили крепким рукопожатием и похлопыванием друг друга по спине; Шива же тем временем заинтересовался дырой, взглянул с опаской на забившегося в угол Фьона, похожего на очень некрасивую скрюченную статую укуренного авангардиста, но все же заострил сердце свое мужеством (и не в такие шахты лазали!) и заглянул в новорожденный подвал.
   Там было очень темно, но глаза мотрагора давно привыкли к темноте в бытность его нормальным горняком... сегодня он впервые об этом пожалел.
   -Ты чего?-изумленно спросил Митрич, когда увидел стремительно бледнеющего восьмирукого гиганта.
   -Загадочно,-тут же засвидетельствовала свое почтение к подвалу и Шиве Астэль.
   -Эээ... как бы сказать...-начал было тот, но остановился, ибо не привык приносить всякого рода нехорошие вести.
   -Словами скажи,-предложила Аст.
   -Сложно,-вздохнул мотрагор.
   -У вас, милая леди, как относятся к двойникам?-ожил авангардного облика Фьон.
   -Никак...-пожала плечами девушка.-У нас так не бывает.
   -Что, вообще?!-перепуганно вопросили оба Узревших.
   -Ну... вообще,-подтвердила эльфийка, и ее пестрые глаза немедленно загорелись:-А там что?
   Митрич побелел так, что даже через шерсть стало видно.
   -Может, не надо туда смотреть?..-предположил Фьон.
   Но не было еще силы, способной остановить эльфийское любопытство; встав на коленки, Аст свесилась в подвал до половины и озадаченно повертела головой, будто это могло помочь развитию дара ночного зрения. Те, кто остался на свету, замерли-даже Митрич, который ничего не видел, но уже обо всем догадывался, потому что у котов была очень сильно развита интуиция...
   Тем временем эльфийке удалось, наконец, рассмотреть нутро подвала: две бутылки с водой, кусок недоброй памяти вяленой рыбы, корочка сыра, мышеловка, связанный труп игрушечного хомяка, бутерброд (Митричев; это открытие заставило Астэль возжелать сатисфакции), сапоги, штаны, рубашка, руки, шея, голова... на голове оказались лохматые волосы непонятного цвета и круглые глаза, с изумлением глядящие прямо на нее.
   Обе девушки синхронно захлопали ресницами... потом до них кое-что дошло.
   -Это зеркало,-хором догадались они и треснули по воображаемому зеркалу кулаком; так как зеркала не было, они крепко столкнулись руками, и Аст от неожиданности загремела вниз.
   Теперь настало время пугаться...
   -М-мамочки,-тихо пробормотали отраженцы и, протянув руки, пощупали друг друга за волосы.
   -Митрич, оно живое!-сообщила Астэль.
   -И женского рода,-обиженно добавило "живое".
   -Я счастлив,-искренне отозвался кот.
   -Чему?-с подозрением спросил новый персонаж.
   -Всему счастлив,-объяснился он.-Я думал, там сидит двойник.
   -Мы тоже,-хором сообщили Шива и Фьон.
   -Ну так, может, отпразднуем?-загорелись глаза Митрича.
   -Праздновать будем потом,-не изменил себе Фьон.
   -Когда музей разберем?-затосковал кот.
   -Сначала выясним, что это за новые гости у нас на носу...
   -Я не на носу, а в подвале, если никто не заметил,-саркастически ухмыльнулась девушка и, подтянувшись на руках, выбралась на белый свет вслед за собственным двойником, довольным, как кот, укравший сметану-как же, такой сюрприз специально для нее!..
   Но новенькой никто не ответил.
   Все были сражены наповал.
   Одета она была очень живописно: в мягкие высокие сапожки, украшенные цветной вышивкой "под степь", широкие черные брюки с карманами, заправленные в сапожки; над этим красовался пояс с пряжкой в виде кошачьей головы с янтарными глазами, черная рубашка, опять же вышитая по вороту, рукавам и груди (правда, не до конца...), с полдюжины талисманов на веревочках, крупные нефритовые бусы в форме кошачьих головок и, наконец, бейсболка, лихо сдвинутая на затылок (здесь она именовалась просто кепкой и обычно служила отличительным знаком многочисленных рэндомов и музыкантов-тогда слушатели не видели их лиц, и еще длинные козырьки прекрасно защищали от помидоров и прочей несъедобной уже гадости, которая иногда сыпалась на бедняг вместо почестей). Естественно, черная и вышитая, однако, по мнению знающих, она была девушке ни к чему-изящные, но мозолистые руки выдавали в ней довольно опытного музыканта, и если уж она до сих пор осталась жива, это кое о чем говорит... Экипировку удивительной девушки завершало деревянное колечко с вырезанной кошачьей фигуркой.
   Но даже не экзотичная ее одежда лишила зрителей дара речи, и даже не яркие глаза, состоящие из крапинок разных оттенков зеленого; сенсацию вызывали ее волосы. За такой скальп любой могиканин отдал бы всю коллекцию, даже не поморщившись...
   На лоб девушки свешивалась длинная прядь великолепного ярко-рыжего цвета, к затылку медленно переходящего в канареечно-желтый, кое-где расцвеченный изумрудными перьями. Кончики волос она почему-то сделала кроваво-алыми, что было ей, вообще-то, к лицу, но на хорошие мысли (особенно о душевном состоянии) не наводило.
   Девушка снова надела свою бейсболку и полезла обратно в яму.
   -Жить там вовсе не обязательно,-на всякий случай сообщила ей Астэль.
   -Правда?-обрадовалась она и немедленно выпрыгнула обратно, прихватив, правда, какой-то очень большой предмет в сумке.-Спасибо за информацию!-несмотря на это, она продолжила прыжки туда-обратно, вытаскивая продукты и всякие мелочи, накопившиеся у нее за время жизни в подземельях.
   -Она у нас будет жить?-поинтересовался Фьон.
   Цветная голова высунулась из ямы и удивленно посмотрела на него:
   -А кто-нибудь против?
   -Просто мы еще не до конца поняли, кто мы, зачем мы и что тут будем делать... ("Разве я не сказала?"-изумилась Аст.) Я знаю, но все-таки у нас каждый день появляются новые персонажи. У меня, если честно, голова кружится.
   -Между прочим, я сама не знаю, куда я попала,-ворчливо объявила девушка.-И вообще, какие-то вы мизантропы! нет чтобы спросить, как меня зовут, что я тут делаю...
   -Я еще к этому не подошел.
   -А меня зовут Сельтик. Ну или Сельт... кому как.
   Митрич дернулся.
   -Шива.
   -Фьон.
   -Астэль. Можно Аст.
   -М-митрич.
   -Он же Заратуштра...
   -ОЧЕНЬ приятно!-Сельтик немедленно бросилась жать всем руки.-А где я?
   -В музее,-грустно протянула Астэль.
   -Как видишь, это очень хороший музей,-добавил Шива.
   -Больше похожий на предварительные наброски музея,-пробормотал Митрич.-И вообще, может, отпразднуем?
   -У тебя что, идея-фикус?-поинтересовалась Аст.
   -Чего?..
   -Ф-фикс,-быстро поправилась эльфийка.
   -Давайте отпразднуем,-неожиданно согласилась Сельт.-Я сыграю!
   Митрич расцвел, как майский ландыш, и от избытка чувств немедленно наступил в последнюю из своих ловушек, которая приводила в действие сложный механизм, вызывающий немедленный отрыв трех досок от пола, подбрасывающих врага и выкидывающих его в неизвестном направлении (определить его теперь было невозможно). По несчастливому стечению обстоятельств, нагрузки на доски он несколько не рассчитал, отчего они предпочли не оставаться в комнате, а отправиться попутешествовать. Для этого, как известно, существует по меньшей мере два выхода: окно и дверь (а иногда и крыша... вот у одного из рыцарских орденов был такой милый обычай входить только в дверь, а выходить-только через крышу, все равно, была ли она для этого приспособлена, и существовал ли в ней выход-именно поэтому они очень скоро вымерли, оставалось загадкой лишь то, сами они это сделали, или нашлись помощники).
   До двери было далеко. До окна было рукой подать.
   Когда стих пронзительный звон последних осколков когда-то крепкого стекла, Сельт надела обратно снятую в знак траура кепку, а Шива нижней правой рукой отвесил чересчур изобретательному коллеге подзатыльник-больше, конечно, для формальности, ибо сделать уже ничего нельзя было, а в привычки мотрагоров не входила месть за то, что невозможно поправить.
   -Я в витраж склею,-тут же предложила свои руки и творческие мысли Сельт.-Я умею... ну... если честно, я почти умею, потому что тот стеклодув, под начальством которого я училась пару лет назад, был таким занудой!..
   -Что я не выдержала и трех месяцев,-поддержала ее Аст.
   -Трех недель,-с тяжелым вздохом поправила ее гостья.-Но я попробую! честно!
   -Верим,-ответил за всех Фьон.
   -Тогда давайте все заниматься делом,-голосом палача, очень не желающего быть палачом, предложила хозяйка музея.
   Все признали, что другого выхода в сложившейся ситуации попросту не существует...
  
   -Митрич, кувшин!-радостно сообщил Фьон.
   -Какой кувшин?..-пролепетал Митрич. За день работы он увидел по меньшей мере тридцать кувшинов разного цвета, размера, формы, материала, авторства, старины, фольклорного наполнения (от засохших фиников кувшина из могильника северного народа момиров до колонии ос-по счастью, осы убрались в отпуск, и историк остался цел), глубины закопанности в кучу себе подобных и других параметров. За всю свою жизнь он не видел более широкого ассортимента (это не считая других раритетов!.. и лучше бы никогда не видел, как он от всей души полагал, ибо у него уже начинала кружиться голова.
   Как только кто-то что-то выуживал из кучи (а все подходили к ней с разных сторон), он считал своим долгом потереть находку тряпочкой, будто это могло кому-то помочь, поставить ее куда-нибудь в сторону, громко позвать Митрича (указав еще и обобщенное наименование предмета) и тут же закопаться обратно в кучу. Возникающие артефакты тоже отставлялись в кучу (другую), и если кот долго не уделял внимания кому-то одному, образовывали маленький филиальчик большого бардака.
   Убегавшись таким образом и намахавшись лапами до беспамятства, Митрич пал духом.
   -Кот, да ты жив ли?-удивился демон.
   -Не уверен,-счастливый уже дружеским участием, кот тяжело плюхнулся на пол и уставился на кувшин съезжающимися к переносице глазами.
   Смотрел он долго, но, судя по всему, улучшения в положении кувшина в мировой истории не наблюдалось. Обеспокоенные отсутствием верного помощника Шива и Астэль подобрались поближе, выглянула из-за плинтуса мышь, приоткрылась дверь в комнату, где Сельтик клеила витраж, и в щелку высунулся любопытный нос со свешенной на него рыжей челкой...
   -Ми-итрич!-тихо позвала Аст.-Ты еще жив? если нет-хоть пискни.
   Митрич хранил гордое молчание.
   -Жив,-радостно констатировала Сельт и убралась было к себе, но уже через секунду вернулась к обществу:-Может, сыграть?
   -Или отпраздновать?-предложил Шива.
   Тут кот шевельнулся.
   -Митрич!-возмущенно взвыли все.-Шантажист!..
   Чистыми блестящими глазами обвел он коллег и тихо промолвил:
   -Ничего не понимаю.
   -Ты о чем?-удивилась Аст.
   -Странный какой-то кувшин...-он повертел указанный предмет в лапах.-Как-то подозрительно великолепно сохранился, ни трещинки, ни дырочки... даже глазурь цела, что в наших условиях быть не может! И, что пугает меня больше всего,-голос Митрича понизился до мистического шепота,-он опередил свое время! Когда бы он ни был сделан, он-точная копия тех, что производились в заводе, где я зарабатывал на билет на юг!
   Расширенные ужасом глаза кота наполнились еще и горьким возмущением, когда он увидел хохочущую во весь голос Астэль. Обняв кувшин обеими руками, она повалилась на спину, улегшись таким образом на ноги бедного демона, совершенно переставшего понимать здешние нравы, и смеялась, как шаман племени Ы. В этом племени шамана начинали щекотать и кормить какой-то травкой, после которого бедняге становилось очень легко и весело жить на свете, а по его смеху другой шаман, чуть менее веселый, читал будущее, после чего хором смеялось уже все племя; эти предсказания в кругу явившихся туда миссионеров (ставших впоследствии очень жизнерадостными и остроумными людьми) получили названия анекдотов, а оттуда уж получили всемирную популярность...
   Итак, если бы эльфийку увидели в тот момент хорошие люди Ы, ее бы ждала карьера великого предсказателя; но ни одного ценителя ее веселья поблизости не наблюдалось, а Митрич и вовсе решил уйти на все четыре стороны.
   Фьон кое-что понял и тоже начал подхихикивать-тогда Аст очнулась, ибо она любила быть первопроходцем, а быть поддерживаемой-не очень, и приступила к объяснению. Оно вышло коротким:
   -Митрич, дружище, не обижайся... он именно там и сделан!
   Митрич полюбовался на кувшин еще немного, чтобы понять, не стоит ли с ней поспорить-но внешний вид проблемного сосуда говорил о правоте девушки, и кот неожиданно почувствовал в себе задатки неплохого шамана племени Ы... не в силах противостоять зову крови, он опять плюхнулся на пол и захохотал хриплым мявом.
   Минут через пять, когда даже мотрагор насмеялся вдоволь, внимание доблестных рыцарей культуры обратилось на непривычную тишину в комнате (а эльфы были одной из самых шумных рас Дюрхенайнд, особенно когда им не надо было прятаться), внушавшую недобрые подозрения... На цыпочках Фьон подобрался к двери и заглянул в замочную скважину.
   -Ну?-хором спросили остальные.
   Бедный демон с благоговейным ужасом в глазах сообщил:
   -Там творится что-то жуткое. Нутром чую,-добавил он чуть погодя для пущей мистичности.
   -Я не понимаю,-простонал Митрич, которому в данный момент было совершенно наплевать, что творится хоть в соседнем королевстве, хоть в соседней комнате,-меня будут кормить?! Я скоро скончаюсь, и все ваши богатства останутся без учета, расчета, оценки и комментария...
   -Уже испугал,-буркнула эльфийка, но спорить с ученым котом не стала, видимо, потому, что добавить было нечего. Тогда она сунула ноги в ботинки и радостно заявила:-Пошли!
  
   Так как ни коты, ни эльфы, ни, тем более, горцы в еде не привередливы, а демоны способны не кушать по месяцам (что очень выгодно, особенно если учесть, что при этом вы не рискуете подвергнуться террористическому акту, так как демоны вечно наполовину не здесь, почти так же, как и коты...), особых проблем с обедом не возникло-его добыли у старого друга Астэль (оказалось, что, несмотря на свое трехнедельное пребывание в городе, у нее уже едва ли не сотня старых друзей-странные у эльфов представления о времени!), работавшего поваром в какой-то столовой. Туда все равно почти никто не ходил, а продукты зачем-то посылали...
   -Один из приятных парадоксов нашего несовершенного мира!-отметил Митрич, отгрызая от предложенной ему рыбы изрядный кусок.
   -Философия за столом,-сообщил повар,-прямой путь к несварению.
   -За него не пугайся,-ухмыльнулся Фьон,-он-очень многопрофильный специалист, да еще и многофункциональный...
   Кот обиделся и запустил в него вишневой косточкой, за что был сильно обруган, но нисколько не расстроился, ибо общественное мнение было ему по барабану.
   Зато Сельтик, с нетерпением ожидавшей хозяев, было очень интересно, что они скажут о ее витраже...
   Они вернулись достаточно скоро; по старой эльфийской (и новой хозяйской, ибо ни одному эльфу не принадлежало что-то помимо его самого и сумки, где можно было найти практически все, что угодно, кроме, разве что, слона-а может, слон пока не требовался ни одному эльфу?..) традиции, Астэль всех обогнала и, первой переступив порог дома, приобрела статус первого ценителя полета художественной мысли своей неожиданной близняшки. Правда, ей как-то не по себе стало, когда она услышала, что делается в доме...
   Судя по всему, там драли за хвосты по меньшей мере пару тысяч синих попугаев с острова Малахитового неба (ничего подобного там не было, потому что радиацию еще никто не изобрел, но открывали остров моряки, которые перед этим побывали на острове Страшных Глюков-nomen, как говорится, est omen...)-а эти существа были единогласны признаны самыми голосистыми в мире, исключая, разве что, достославного Амона-Ра-На-Востоке. Самыми лучшими певцами, их, к сожалению, не назвали (мнение аборигенов острова не учитывалось), и это успокоило Аст-звуки, раздирающие ей уши, некритичный слушатель мог бы назвать вполне приятными. Следовательно, нашествие попугаев ей пока не угрожало, точно так же, как и потеря любопытства.
   Эльфийка тихонько подкралась к комнате. Не скрипнув ручкой, открыла дверь. Заглянула внутрь...
   Любой нормальный гомо сапиенс или иной нерэндом давно бы завопил страшным голосом и рванул бы отсюда куда подальше-но только не Аст! хотя сердце у нее задрожало (скорее, от азарта первооткрывателя, чем от ужаса), как старый эрикчи на проселочной дороге, девушка убегать не стала. Она остановилась немножко подумать-не каждый же день видишь, что твоя комната, которую ты своими руками обоями оклеивал, неожиданно становится красной, а по полу еще и что-то плещется!
   На всякий случай Аст сперва принюхалась, но ничего страшного не учуяла, осмелела окончательно и громко спросила:
   -Сельт, если тебя убили, можешь не отвечать!
   -Не дождетесь,-язвительно фыркнула блистательно живая Сельт.
   -Чего?-спросил подоспевший Митрич, заглянул в комнату и все сразу понял; это было слишком сильным для него потрясением, и он упал на Фьона.
   -Что за мода использовать демонов вместо койки!-возмутился тот.
   -А на кого мне еще падать?-пробормотал кот, приоткрыв один глаз.
   -А зачем тебе вообще падать?
   -Дверь открыта, посмотри.
   -М-мама...
   -Не нравится?..-шмыгнула носом Сельт, вышла в коридор в обнимку с волынкой и расстроенно дунула в нее.
   Аст вздрогнула, услышав знакомый крик синего попугая.
   -Что Это?..-благоговейно вопросил Шива.-А ЭТО что?..-удивился он, посмотрев на витраж, выкрашенный ярко-алым.-Еще полчаса назад этого не было.
   -А теперь есть,-резонно возразил Фьон.
   -Я искала желтую краску,-весело объяснила Сельт,-но желтой не было, а бесцветный витраж-лучше уж стекло выбить...
   -Кое-кто поможет,-сказал демон, и Астэль немедленно наступила ему на ногу.
   -Больно!-возмутился он.
   -Радуйся, что я отняла право на твою ногу у Шивы,-назидательно сообщила Аст.
   -...я взяла, что есть, и покрасила,-кончились объяснения.
   -А на полу что?-спросил Митрич.
   -Вода!
   -Утешила...
   Сельтик, похоже, была рада помочь своим неожиданным друзьям; праздник на душе она отметила короткой и витиеватой руладой, выведенной на жуткой волынке.
   -Глупый вопрос, конечно...-начал кот,-но что там делала вода?
   -Глупый ответ... но мне пить захотелось, а тут из-под плинтуса вылезла...-интригующая пауза.-Мышь!
   Митрич сделал такое лицо, будто ему только что сообщили о начале мировой войны против музеев.
   -Я швырнула в нее кружкой... и попала.
   Теперь кот стал походить на себя самого, но обильно покушавшего сметанки.
   -Не знаю уж, что с нею стало...-задумчиво пробормотала Сельт.
   -Послушайте, господа, если уж у нас задают глупые вопросы,-начал Фьон,-то я тоже приму участие. Откуда ты взялась, а?
   Видно было, что эльфийка к такому исходу дела морально готовилась... вопрос прошлого перед среднестатическим эльфом не стоит никогда-откуда он приходит, куда он уходит, что он при этом делает и чем живет, обычно никого, кроме специализированный университетов, не интересует, да и те уже повывелись... Сельтик же почти не растерялась. Сыграв на волынке грустную мелодию, она положила ее в знакомую уже сумку, повесила ту на гвоздик, запретила кому бы то ни было тревожить инструмент и решительно направилась к куче будущих музейных экспонатов. Остальные безропотно отправились за ней.
   Эльфийка выудила откуда-то из-под металлолома длинную скамейку и один стул, осмотрела все, села на пол и душевно молвила:
   -А начиналось все вполне прекрасно!
   -Мы тоже так думали,-отозвалась Астэль.
   -Три с половиной года назад,-продолжала Сельт, нисколько не обеспокоенная тем, что ее перебили,-я служила в одном университете.
   -Надеюсь, не наглядным пособием?-дернулась Аст.
   -Нет,-удивленно ответила эльфийка.-Водителем при кафедре лесоводства и изучения уникальных лесных существ. И однажды нас осадили какие-то беглые мутанты из соседнего института биологических испытаний, они все требовали каких-то прав... Сидим мы в этой осаде, сидим, киснем со скуки... А я, вообще-то, волынщица,-отметила она походя.
   -Мы уже заметили,-фыркнул Фьон.
   -Отлично,-не растерялась Сельтик.-Ну, значения это не имеет, я их только распугивала иногда, когда они, знаете, на приступ лазали. Им тогда траву жр... есть надоедало, они пытались кухню обворовать, так что на время я была на полставки сторожем. А еще у нас было перемирие. Обязательное, каждые три дня, чтобы нам почту успели принести, ну знаете...
   -Закон 759 года,-сообщил Митрич.-Принят при короле Минке X Ученом, после того, как он оказался в осажденном учебном заведении, и к нему не попало ни одно из писем других университетов по милости осаждающих, которые почтовых голубей ели...
   -Правильно,-Сельт пожала коту лапу.-И сижу я себе на подоконнике, смотрю, как мутанты наши бутерброды с одуванчиками лопают, а ко мне заходит наш почтальон и говорит, что мне, мол, какой-то Дюрюна написал.
   Астэль вздрогнула.
   -Я, естественно, посмеялась, пока время есть,-продолжала, хихикнув, эльфийка.-А потом мне уже не до смеха стало, памятью о забытой любви я еще никогда не бывала и не особо хотела быть, однако дедушка... папочка, то есть, расшумелся, сообщил, что младшую свою дочь еще не нашел, но меня уже приглашает к себе, дескать, связать свою жизнь с музеем... Я, естественно, никуда не поехала! Ну... в первые месяцы, пока нас освобождали,-смущенно добавила она,-а потом мне скучно стало, забрала я свою волынку и пошла сюда. Как видишь, за три года добралась!
   Слушатели улыбнулись.
   -И тут началось Нечто!-воскликнула Сельт, взмахнув руками и привстав с места.-Иду я по улице соседнего городишки... ну и мерзкое место, не находите? впрочем, неважно! Иду спокойно по его улице, завтрак доедаю, прикидываю, где можно еще выступить и заработать на билет на поезд до цели своих поисков. И тут мне под ноги со второго этажа дома валится-кто бы вы подумали!-КОТ!
   Тут уже вздрогнул Митрич.
   -Вообще-то, я о него чуть не споткнулась и разозлилась страшно, потому что каюк бы был волынке,-доверительно сообщила девушка.-А потом остыла, смотрю-маленький такой котик, дохлый совсем; подобрала его и принесла к себе на чердак. За пару дней нормальным котом стал, хвостом шевелит, ушами прядает, когти выпускает, два раза меня за горячий хемлли оцарапал. Выпустила его на все четыре стороны с добрыми напутствиями, только пинка за царапину под глазом не дала на прощание... думала, навсегда избавлюсь, уже и билет в кармане был, так что вечером-на вокзал. Иду, значит, на вокзал... вечером... А тут-со всех сторон-южные звезды!-коты!!! Куча котов! Навалились со всех сторон и потащили куда-то, хорошо хоть, волынку не испортили...-расстроенно посопев носом и устроившись поудобнее, Сельтик продолжала увлекательную повесть:-Утро следующего дня: просыпаюсь где-то на матрасе, смотрю-юж... прошу прощения, повторяюсь, но деваться некуда... итак, южные звезды и лесные озера!-опять коты! Тьфу ты, думаю, что за наваждение... Однако, пока я про наваждение думала, умудрилась грохнуться с кровати-пришлось поверить, что все тут настоящее. Гораздо более настоящее, чем мне бы хотелось... В первый раз,-с искренним восхищением в голосе молвила она,-увидела эльфа, которому расхотелось приключаться!
   -Я тоже,-хором заявили все остальные.
   -Отлично,-не потеряла прекрасного расположения духа Сельтик.-Привели меня в чувство после этого приключения, накормили, напоили и притащили пред светлые очи какого-то котушки. Усы, знаете ли, такие седы-ы-ы-ые, пышные... роскошные усы, была бы котом, черной завистью бы завидовала; оказывается, там как раз кое-кто собирался помочь котушке обрести в моего лице первейшего завистника!
   На Митрича смотреть стало жалко.
   -С необыкновенно важными лицами рассказывают они мне, что была какая-то старая легенда, дескать, воплотится в теле человеческом герцогиня... баронесса... чтоб моя звезда погасла, не помню...
   -Княгиня,-подсказал полушепотом единственный кот в теперешнем ее окружении.
   -Княгиня!-радостно подтвердила Сельтик.-Княгиня некая Сельтик Ким-Рианн де ла Мур. Фамилия, главное, какая хорошая... ну и, дескать, найдется эта княгиня как раз в строго установленное время, когда красная Ларна встанет перпендикулярно Ларне зеленой, а в одиннадцатый день зимы прольется сиреневый дождь. Вам еще надо говорить, что они меня за княгиню приняли, или вы сами умные?
   -У-у-у-мные!-был ответ большинства; Митрич молчал с таким видом, будто его сейчас расстреляют без суда, следствия и права на последнее слово-вот что было самым страшным в его положении!..
   -Я рада, что вы умные, хоть у кого-то будет голова на плечах...-неожиданно она с подозрением покосилась на Астэль:-Аст! а он,-кивок на Митрича,-меня не выдаст?
   -Митрич, не выдашь?-спросила по цепочке Аст.
   -Не выдам,-убито вымолвил кот.
   -Он не выдаст,-оптимистично передала адресату девушка.
   Сельтик облегченно вздохнула:
   -Это замечательно! потому что тем же вечером мне было вполне доходчиво сказано, дескать, чтобы превратить меня обратно в кошку де ла Мур, надо мне отрубить голову. И если я не соглашусь на это по своей воле, меня еще и в очистительный ритуал на главную роль запишут... хоть подумать дали до утра,-сарказм,-с жизнью проститься!-тут на Сельт напал страшный зверь Лирическое Возмущение.-Нет, я прекрасно помню эту идиотскую сказку про принцев-лягушек и какую-то дурацкую принцессу, которая его поцелуями лечила... все мы знаем, что в то время не было зубного порошка, так что в лучшем случае она его могла только удушить... Но дело не в этом! Когда ему в конце сказки голову рубили, он, может, согласился потому, что его эта гадская жизнь достала по самое нехочу, лучше уж сдохнуть красиво и для сказки, чем в пузе какого-нибудь ужа!.. Справедливо?
   -Справедливо,-согласился Митрич.
   -Вот и я так думаю,-кивнула Сельт.-А мне от себя избавляться ни к чему, я не лягушка, я-абсолютно типичный двуногий, и довольно симпатичный... В общем, я очень добросовестно подумала, только не над тем, чем нужно, изобрела себе план побега, и как только меня из комнат вывели-давай стрекача через двухметровый забор и дальше!.. Там река была замерзшая за забором, и гонщик на упряжках тренировался... да не погаснет его звезда!-провозгласила эльфийка.-С ветерком меня прокатил, еще бы повернул куда надо, и совсем хорошо бы было, а так затаиться пришлось и три месяца сюда топать. Прихожу, вижу, никого нет... потом вы пришли, с котом, я перепугалась до синих попугайчиков и давай в подвал! Ну, а сегодня вы меня оттуда вытащили. Все.
   Фьон задумчиво поаплодировал.
   -Большое спасибо,-учтиво поблагодарила Сельт.-Ну что, вы меня не бросите?..
   -А есть альтернативы?-устало буркнул Митрич.-Будешь нам пользу приносить, раз ты уж здесь...
   -Какую?-поинтересовалась эльфийка, отзывчивое, в принципе, создание.
   -Будем завтра составлять план размещения экспонатов в зале музея и подробный инвентарный список!-голосом акулы, почуявшей кровь, провозгласил кот.-А то я нас, рэндомз, знаю... опять заблудимся в трех кувшинах и будем под потолком болтаться. Или кто-то хочет под потолок?!
   Под потолок никто не хотел... И еще все боялись, как бы у предприимчивой и гипершустрой Сельтик не воплотилась в реальность идея переделать под витражи все окна музея, чего, судя по ее алчным взглядам на банку краски, вполне следовало опасаться.
  

Глава седьмая,

в которой Сельтик воскресает, не успев умереть, а Митрич проявляет себя неплохим ясновидящим.

   Если бы ранние посетители заглянули в музей ночью и, пытаясь отыскать хотя бы предпосылки образования экспозиции и комнаты, где она должна располагаться, заглянули в комнатку с витражом, они бы убежали оттуда без оглядки, ибо даже непосвященный мог бы понять своим задним умом, что здесь творилось Страшное.
   Во-первых, возле стенки, эффектно облитое багровым светом фонаря, стоящего перед витражом, лежало в позе эмбриона (а именно в такой позе хоронят своих вождей большинство кочевых народов, не отошедших от примитивизма и традиционности) тело девушки.
   Во-вторых, рядом валялась куча ручек и одна большая тетрадь, раскрытая ближе к середине и исписанная очень-очень густо очень-очень мелким почерком. Некоторые органы контрразведки в государствах продвинутых увидели бы в этих надписях элементы своей тайнописи (например, сокращения "вз", "тпр", "скмк", "дрбкр. ммн!" и так далее), так что даже если бы девушка оказалась жива, долго бы она не протянула.
   В-третьих, в углу сидел кто-то третий; сидел он тихо и неподвижно, но что-то неуловимое-то ли запах, то ли легкий шелест его шерсти, трущейся о стену при вдохе и выдохе,-выдавало его присутствие здесь...
   В-четвертых, в северном углу комнаты скреблась мышь.
   Вернее, она только начала скрестись... потом, осмелев, показала один усик из-за плинтуса, и третий нелишний даже затрепетал от едва сдерживаемого желания кинуться к ней, сжать когтями и...
   "Стыдись,-мысленно велел себе Митрич,-что за невыдержанность..."
   Он застыл; мышь выбралась из-под плинтуса, обманутая ложной тишиной и расслабленностью самого ночного воздуха, и побежала по гладким доскам пола к спящей девушке-у Митрича захолонуло сердце от ужаса, но Сельтик даже и не думала просыпаться, пугаться или ловить грызуна. Теперь кота охватил охотничий азарт-он слышал шуршание короткой бархатной шубки, легкое клацанье коготков, шуршание тянущегося по полу хвоста, похожее на шелест змеиного тела...
   Бедная мышка остановилась возле носа Сельт, закрытого рыжей челкой, понюхала его,-и Митрич не выдержал. За секунду он успел прикинуть расстояние до жертвы, силу толчка лапами о стену, поправку на ветер (равна нулю) и прочие нюансы, необходимые дла настоящего, красивого прыжка; выполнив эту ювелирно-точную работу, он открыл глаза, сияющие во тьме, как угли,-и бесшумно, как демон, бросился на недавнего вора.
   Мышь издала страшный писк, оказавшись в стальных Митричевых когтях; Митрич взревел голосом саблезубого тигра (которые в Дюрхенайнд еще жили, и превосходно жили), попытался сжать когти и покончить, таким образом, со всеми печалями одним ударом...
   Все бы было хорошо, если б у него двигались лапы.
   Сообразив, что он стал паралитиком, Митрич опять заорал-почти над ухом у Сельтик, в тайном расчете на то, что она ему поможет; но эльфийка, заморенная ночным составлением инвентарных списков, дрыхла, как убитая, и, судя по всему, собиралась так же бездарно провести не один и не два часа...
   Зато Аст, как всегда, откликнулась на отчанный призыв со свойственной ей оригинальностью.
   -Держись, Митрич!-раздалось в коридоре, и кот воспрял было духом, но, как выяснилось буквально секунду спустя, сделал он это напрасно. Топот ног эльфийки, бегущей по лестнице вниз, слился с жутким грохотом, который получается от соприкосновения позвоночника и других костей с лестницей, не слишком хорошими словами, воззваниями к звездам, лунам, богам и духам, лязгу каких-то доспехов, глухому удару о ковер в прихожей-и когда эта какофония достигла своего апогея, мышь вырвалась из когтей отчаянно смелого кота. И наступила тишина.
   По щеке Митрича скатилась на пол тяжелая слеза. Не отрывая лап от пола (по той простой причине, что они, слишком глубоко вонзившись в доски, не отрывались), он упал на Сельтик и затих.
   -Митрич!-Аст ползком пробралась в комнату, волоча за собой здоровенное копье, давно и печально знакомое всем ее соратникам. Следом следовал Фьон-на плече Шивы, несшего зачем-то и громадный двуручный меч, по сравнению с мотрагором казавшийся длинным кинжалом.-Это мы, Митрич...
   -Я вижу,-скорбно согласился он.
   -А что тогда орал?-пробормотал не своим голосом Фьон.
   -Молчи, дурень,-посоветовал ему Шива.-Я же тебе говорил, нет на втором пролете перил!..
   -Надо было лучше говорить,-возразил демон, но замолчал, и мотрагор спокойно свалил его с плеча на пол, как тюк сена.
   -Митрич, а что случилось?-участливо спросила Аст, с громким стуком и скрежетом бросая копье и латную рукавицу.
   Кот посмотрел на нее глазами больного страуса-только у страусов бывает такой взгляд глубоких, блестящих черных глаз, свидетельствующих о том, что его, бедного, ни в чем не виноватого, прекрасного и доброго, совершенно забили все три сестры-судьбы, да еще и вы подкузьмили, и что же вы тут вообще такое творите, и я всегда против, но вы постоянно все делаете по своему и так далее и то прочее...
   -Ты что,-настигло эльфийку прозрение,-мышь упустил?
   -Да-а-а-а-а-а-а!!!
   Все вздрогнули от неожиданности, и Шива уронил меч в паре миллиметров от носа Фьона.
   -Убьет и не поморщится,-огорчился демон.
   -Кстати...-начал Шива, на глазах меняясь в лице и превращаясь в некое подобие известной статуи "Разумный лемур с острова Золотистых Ив, впервые в жизни увидевший матроса с корабля "Ди Тан Мин и все-все-все" (да будет вам известно, именно матросы с этого корабля открывали остров Синих Попугаев и, что более важно, Остров Страшных Глюков) в состоянии несколько необычном". Автором статуи был один из матросов, бывший художник-авангардист, которого в обычном состоянии видели только в дестве... произведение его искусства привело его коллег в неумеренный восторг-боцман после этого вообще бросил все свои вредные привычки и стал священником; с остальными судьба обошлась милостиво, за ними осталось только странное стремление читать молитвы над любым произведением искусства и покупать талисманы в неограниченных количествах. К этому все отнеслись довольно терпимо-мало ли среди нас людей со странностями...
   -Кстати об убийствах,-продолжал мотрагор.-Что вы с разноцветной-то сделали?
   -А что с ней возможно сделать?-буркнул Митрич.-Мы писали инвентарный список.
   -Сколько переписали?-с энтузиазмом поинтересовалась Аст.
   -Все, что нашли, исписали...-вздохнул кот.-Потом я отыскал еще тетрадку и сказал ей, что можно продолжать, а она бухнулась в обморок-и все.
   -Дышит?-деловито спросил Фьон.
   Аст посмотрела на тело близняшки и вынесла утвердительный приговор.
   -Отлично,-повеселел кот.-Давайте ее будить и писать дальше!
   -Садюга!-хором отозвались остальные.
   -Сами садюги,-не остался в долгу кот.
   -Комета!-воззвала Астэль.-Долго же я буду поминать эту мышь...
   -А ты тут при чем? мышь упускаю я...
   -Но потом вымещаешь все неудачи на нас,-фыркнул Фьон.
   -Может, перестанем уже орать и беситься?-предложил разумную альтернативу Шива.
   -А тебя не спрашивали,-Митрич распушился и стал похож на демона-дикобраза, что водятся на островах архипелага Брион.-Когда я через стенку от тебя жил, вы с той малоизвестной личностью ночами напролет орали...
   -Попробуй не поори, когда в тебя супом запустили,-резонно возразил мотрагор.
   -Супом нельзя запустить, он жидкий,-подал голос Фьон.
   -Зато кастрюлей супа очень даже можно.
   -И сгубят его неточные формулировки...-вздохнула Аст.
   -Может, хватит уже?-предположил Фьон.
   -Вы и покойника разбудите...
   -Я не кричу,-возразил Шива.
   -А я кричу!!!-Митрич подкрепил это высказывание уже в процессе его распространения по ушным раковинам окружающих.
   -Тогда переставай ОДИН!-взревел кто-то пятый.
   Кот схватился за сердце.
   -Я же говорю,-гордо заявила Аст,-что они вполне могут разбудить покойника.
   -Я не покойник,-заметила Сельт и кашлянула, прочищая горло.-Но такими темпами я с легкостью охрипну... а меня надо охранять, я очень редкий и раритетный.
   -Ты еще не знаешь, на что идешь,-хмыкнул Фьон.-Сейчас опять будешь писать инвентарный список.
   -Какой ужас...-пробормотала Сельт, не чувствуя, судя по выражению лица, особенного ужаса.-Подумать только, мы вчера не сумели записать целых два горшка из пустыни Кум-Кум-Хум!
   -Не язви,-обиженно буркнул Митрич.-Сейчас это будут два горшка из пустыни Кум-Кум-Хум, между прочим, очень интересные экземпляры, ритуального характера, изготовлены для свадьбы дочери эмира племени Ххум и сына падихаша империи Кхе...
   -Самое интересное то, что в каждом из этих племен было максимум сорок человек...-добавила Сельтик.
   -А ты откуда знаешь?..
   -Да пока нас осаждали, пришлось неделю в библиотеке посидеть за дезертирство,-сообщила эльфийка, и это отнюдь не было чем-то выдающимся-обычно эльфов в армию не брали, ибо легче сосчитать тех, кто служил хотя бы три года, чем тех, кто благополучно дезертировал через пару месяцев-обычно представители этого народа несколько рассеянны и мечтательны, но если дело касается их личной свободы, остановить сие существо может разве только большой поход со множеством сражений... Благо, что эльфы убиваются только с огромным трудом-по поводу их мнимой неуязвимости уже разгоралось множество споров, доказываемых экспериментами на местности. Известен пример ученых братьев одного очень рьяно спорящего с кем-то монастыря: они привлекли к участию в работе трех эльфов, которых подвергали самым разнообразным испытаниям-в итоге же получилось примерно то же, что и у их коллег. Через полторы недели заточенный в подземную темницу с тремя замками эльф куда-то просочился и пропал; его соотечественник, буквально сутки назад отравленный цианистым калием, ушел своими ногами из лазарета, закутавшись в простыню и сделав эффектный грим под зомби (монахи решили, что он пошел умирать и не препятствовали этому шествию, но компетентные свидетели заявляли впоследствии, что подопытный жив-здоров и фокусы показывает); третий же и последний, нашпигованный пулями и страдающий неизлечимым насморком с детства, напился каких-то таблеток, украл древние свитки с описаниями традиций лечения шаманов Ы и, говорят, до сих пор где-то практикует вычитанные технологии. Монастырь же с тех пор сделался решительным сторонником аскезы и уединения, вследствие чего тихонько вымер где-то на двухсотом году своего существования. Сейчас там находятся биологические лаборатории по изучению эльфийской физиологии и анатомии, а рядом живут несколько психологов-мистиков, утверждающих, что в этой местности существуют какие-то злые чары, заставляющие бедняг зацикливаться на эльфах, на что им всегда отвечают "Вы же не зацикливаетесь? вот и молчите!".
   Итак, Сельтик тоже не миновала общеэльфийская участь беглеца; Митрич продолжал:
   -Ну вот, сегодня-два горшка, а завтра будет какой-нибудь артефакт, а потом его кто-нибудь активизирует, и придет к нам какой-нибудь демон...
   -Ну ты и фантазер,-хмыкнула Аст, серые глаза которой загорелись, однако, искренним интересом:-А если придет демон, то какой он будет?
   -А ты что, ни разу демона не видела?
   -Почему, видела...-протянула разочарованная в лучших ожиданиях эльфийка,-но разве ж это-демон?-она бросила тоскливый взгляд на Фьона.
   -А чем тебе не нравится такой вариант?-удивился Шива.-Нормальный демон...
   -Нормальный демон,-назидательно произнесла Сельтик,-должен бесноваться, все обращать в песок и руины, читать заклинания... в общем, поступать по-демонически.
   -А он под потолком недавно болтался,-припомнил Митрич,-целую ловушку мне разрядил, мало, что ли?
   -Откровенно говоря, маловато,-сокрушенно покачала головой Аст.
   -Все вы тут фантазеры,-фыркнул Шива.-Нисколечко не удивлюсь, если вы музей откроете году в четыреста десятом!
   -А я удивлюсь,-сознался Митрич,-особенно если мы встретим эту дату в полном составе и без артефактов со всеми вытекающими последствиями...
   Никто даже не подозревал, что помимо шамана племени Ы кот может оказаться и просто очень хорошим шаманом...
  

Глава восьмая,

рассказывающая об обустройстве музея.

  
   Ударным трудом Митрича, в итоге передвигавшегося по музею на роликах, выкопанных Астэль где-то в углу музея, и потому вечно залетающего не туда, и Сельтик, покрывшей чернилами не только сорок листов тетрадки, но и себя, и немножко остальных, музей был готов к разработке дизайна помещений уже на третий день после начала раскопок... Археологи-дилетанты по этому поводу были счастливы, как медведь на пасеке, сидели вокруг раскопанного журнального столика (причем Шиве места ощутимо не хватало) и с блаженными лицами смотрели друг на друга.
   Неожиданно Астэль приспичило высказаться.
   -А нам не надо, случаем, разработать дизайн?-поинтересовалась она у потолка.
   Очевидно, потолок и музейщики были дружны, ибо этот вопрос последние приняли и на свой счет-наверное, потому, что потолок упорно безмолствовал.
   -Ты уверена, что он нам нужен?-ничто, кроме этой фразы, не могло расстроить Митрича в данный момент...
   -Нет,-ответила Сельтик.
   -Да,-возразил Фьон.
   -Не знаю,-вздохнула Астэль.
   -Мне варианта не осталось,-отметил Шива.-Пойду-ка я дров порублю...
   -Каких дров?-удивилась Сельт.-Лето же.
   -А я на зиму порублю,-буркнул мотрагор.
   -Дезертир,-грустно подытожил Митрич; Шиве стало стыдно, и он сел обратно. Ладно, эльфийка-она его на работу взяла,-но КОТ! вслушайтесь в это слово, поймите, что значил среднестатистический КОТ в истории Дюрхенайнд-и вы поймете, что ничего страшнее упрека от КОТА ни один нормальный житель этого мира в жизни не слышал.
   -Тогда давайте что-нибудь придумывать,-Астэль мужественно пыталась сделать вид, что сохранила остатки оптимизма, но вместе с ними она, увы, потеряла и все свое актерское мастерство. На музейщиков стало совсем жалко смотреть, и они друг от друга быстренько отвернулись, чтобы не сбежать.
   -А может, бросим все, пока не поздно?-предложила непосредственная, как истинный эльф, Сельтик.
   Тут совершенно скисла Астэль:
   -А для чего я здесь вкалывала без перерыва две недели?
   -Да, это было не самым мудрым времяпрепровождением,-великодушно согласилась девушка.-Может, на волынке сыграть?-неожиданно загорелась идеей она.
   -НЕ НАДО!-дружно отказались присутствующие.
   -Спасибо, конечно,-добавил Фьон,-но я ночью уже наслушался.
   -По-моему, я тоже,-сокрушенно сознался Митрич.
   Сельт расстроенно отложила волынку в сторону.
   -Так...-кот решил искупить сегодняшнюю бестактность,-где список?
   -Вот список,-эльфийка, однако, поторопилась с ответом, ибо списка нигде не было-ни в одном из карманов, куда она заглянула прежде, чем Фьон обиделся на покушение на его карманы и треснул ее по затылку.
   -Ладно, не надо список,-смирился Митрич.-Лучше пускай все живы будут.
   Не было, правда, смертного или бессмертного существа, которому суждено было переспорить эльфа, загоревшегося какой-то идеей... мудрый не по годам кот молча проводил глазами боевую подругу, понесшуюся в кладовку, и вновь обратился к своим тяжелым думам, посвященным, правда, вовсе не проблеме организации музейного хозяйства.
   -Рассортируем все по эпохам,-предложил Фьон.
   -Только после того, как ты достроишь недостающие залы,-фыркнула Аст.
   -Тогда по древности... не зал на эпоху, а просто по порядку... ну... ну ты поняла!
   -Я поняла,-согласилась эльфийка.
   -Но это не пойдет,-продолжила Сельт, высунувшись наполовине из кладовки и сдувая со лба оранжевый чуб.
   -Почему?-удивился демон.
   Митрич стремительно покраснел под шерстью и поник усами.
   -Не все классифицировали по древности,-избавила его от позорного признания Сельтик.
   -Приборы нужны,-шепотом оправдался кот.
   -Будут тебе приборы,-утешил его Шива.-Потом.
   -А мне надо сейчас,-заканючил историк.
   -А сейчас скомпонуем по видам,-проявил себя могучий интеллект Фьона.-В оду комнату посуду, в другую-оружие, в третью-предметы культа... Сельт, давай сюда список!
   Митрич собрался уже удивиться единичному случаю демонического склероза и тактично напомнить коллеге о том, что список, возможно, найдется только в следующем году, а, может, и вообще не найдется... Эльфы и фэйри (вот то единственное, что их сближало, помимо древней генетической путаницы!) теряли все, что имели и не имели, с восхитительной легкостью. Известен был пример фэйрийского королевства где-то в лесах-буквально пару сотен лет назад они где-то умудрились потерять собственного короля... вернее, потеряли-то они его давно, благо, бессмертны!-но история всплыла на поверхность только в 1198 году, во время религиозной войны. Воевали две школы: сторонников смертности и сторонников бессмертия (умирали они все одинаково неохотно...), причем первые старались привести в пример какую-то деревушку, где все прекрасно живут и на смерть не жалуются, а вторые-несколько полудохлых представителей бессмертного народа, которые живут мерзко, но жить хотят (самым ярким подтверждением было то, что они целыми днями о чем-то молились, и монахи утверждали, что о ниспослании жизни; откуда им было знать, что демоническое заклинание "разнос в молекулы" плетется долго, но действует быстро и непоправимо-это открытие было сделано только на развалинах монастыря). Война привела к обострению памяти у бессмертного народа: его представители неожиданно вспомнили, что у них был король, которого они звезды знают когда потеряли. Помог совершению сего великого открытия некий предприимчивый юноша, подружившийся с фэйрийским канцлером и рассказавший ему однажды за кружкой пива историю появления у демонозаводчиков какого-то супер-довода в виде найденного в трущобах канцлерского сородича. С первого взгляда он напоминал гоблина-великана, со второго-на эльфа-горняка (такие удивительные вещи попадались встарь!), и только после шестой санобработки стал приобретать черты сходства с самим собой. Когда юноша рассказал о его характерных приметах, канцлер протрезвел и изменился в лице; на следующий день в подопытном замухрышке был узнан король, и дело запахло межрасовой усобицей... Войну быстренько свернули, не в меру шустрым монахам учредили строгий выговор, а двух особенно активных выдали оскорбленному королю. Что с ними сделали, так и осталось тайной. К счастью. Потому что через несколько месяцев по монастырям стал ползать некий таракан, орущий голосом музыкальной коровы... С тех пор оба монастыря посвятили свои научные изыскания учению о скрытой сущности.
   ...Сельтик вывалилась из кладовки, пропыленная, как старый чехол, но сияющая ярче солнца; она потрясала в воздухе пухлой растрепанной тетрадью. Митрич тихо вздохнул, Аст расстроилась (пропал повод не заниматься делом и пошататься по дому), Фьон приободрился, Шивы же и вовсе на месте не было и, судя по отдаленному грохоту, он локализовался в коридоре. Сельт нежно посмотрела на тетрадь и положила ее на стол с благоговейным "Список!".
   -Значит, на вооружение берем четвертый план,-решил Фьон.
   -Почему?-задумчиво буркнул Митрич.
   -Дефицит пространства,-высказалась Астэль и записала что-то на краешке стола.
   Сельтик быстренько умостилась на подоконнике, пытаясь собой загородить вылезшую на солнце мышку... но тут в комнате раздался крик Митрича, мало чем уступавший всемирно известному мяву его великого деда, и бедная эльфийка едва не сиганула в окно, мгновенно сообразив, что случилось нечто ужасное: она стала прозрачной.
   Все почтили минутой молчания воскресшую память о почившем Амоне-Ра-на-Востоке... ее прервало, правда, появление у Фьона желания спросить:
   -Митрич, ты что, с ума сошел?
   Аст быстро зажала обеими руками котовью пасть, и тем самым спала престиж музея, десять лет жизни каждого коллеги и голосовые связки историка...
   -Что случилось?-осторожно спросил Шива.
   Кот совладал с собой и ткнул когтем в тетрадь, проткнув три листа.
   -Осторожно,-буркнула Сельтик.-Труд трех суток же...
   -Как я теперь разберусь,-всхлипнул Митрич,-сколько здесь чего?
   -Порядковые номера присутствуют.
   -А сколько здесь горшков? доспехов? мечей?
   -Мечей восемь, я считал,-отозвался Шива.-И доспехов двое.
   -Вчера был один,-отметил Фьон.-Они что, размножаются?
   -Нет, просто только что я еще один нашел.
   -Покажи!-загорелась Астэль.
   За неделю общения с девушкой мотрагор уяснил, что, если ей не покажут доспех, она найдет его сама... он вздохнул и сказал:
   -Пошли.
   -Какая красота...-потрясенно вздохнул Митрич, увидав золотую филигрань на серебристом мерцающем металле.-Ритуальный доспех королей Срединного королества, дата изготовления-около пятисотого года, времена рыцаря Акиры... изготовлено на востоке мастерами-Драконами.
   -Дай подержать, а?-попросила Аст.
   -А может, не надо?-засомневался мотрагор, держа доспех обеими средними руками.
   -Дай ребенку поиграться,-посоветовал Фьон.
   Шива дал. Эльфийка взяла доспех за руки и с громким лязгом упала на пол, растерянно обняв металлическое чудо.
   -Сколько они весят?-уважительно поглядывая на панцирь, спросила Сельтик и записала что-то в тетрадке-списке.
   -Килограммов пятьдесят,-сообщил Шива, поднимая доспех и ставя его у стены.
   -Какой красавец!-задушенно просипела Аст, влюбленными глазами глядя на доспех.-А как в них ходят?
   -В них не ходят,-отозвался Митрич.-Короля в доспехе помещали в повозку и везли, а он стоял...
   -Думаешь, стоять в них легче?-саркастически хмыкнул Фьон, похлопывая доспех по груди.
   -Нет, но в повозке статуи были, он опереться мог.
   -А бедные лошади надрывались, волоча эту фиговину!-оскорбленно добавила Сельт и решительно сообщила:-Не люблю королей Срединного королевства!
   -Я, пожалуй, тоже,-согласилась Аст, держась за бока.-Но стоять он будет на самом видном месте.
   -Зачем?
   -Попробуют украсть-узнают, почем фунт лиха!
   Это была знаменитая эльфийская логика... любой эльф считал, что стоит устроить одну-единственную ловушку на самом видном месте, чтобы полагать оставшейся в безопасности всю оставшуюся комнату. Что самое удивительное, в большинстве случаев эта тактика срабатывала... вся трагедия была в том, что обычно у эльфов было нечего воровать, ибо у них ничего вообще не было, и потому множество великих изобретений так и не пустили в ход.
   Митрич страдальческим взором осмотрел экспонатские завалы...
   -Давайте все считать!-сказал он.
   -Кош, да ты с ума сошел!-ответил на это Фьон.-Еще три дня перекапывания всякого пыльного барахла я не переживу! У меня вообще на пыль аллергия...
   Судя по лицу Сельтик, она полностью разочаровалась в его демонических качествах, но тактично промолчала, помня из рассказов бывалых музейщиков, что это сокровище они нечаянно украли из чужого шкафа. Под руку подвернулся-не пропадать же добру... В этот момент у эльфийки появилось желание написать трактат о вреде клептомании.
   -Лучше растащим все по комнатам,-решила Аст.-На месте решим, что куда и в каком порядке.
   -И световой режим установить надо,-вякнула было Сельт.
   -Никаких витражей!-тут же последовал крик душевный (Астэль в его издании участия не принимала).
   -Хорошо, не витражей,-согласилась девушка.-Но витраЖ? один? ма-аленький такой, пестренький...
   -Ну, сделай пестренький,-вылезла ее близняшка.-Но только один! а то устроишь тут... потеху...-радостно закончила она, не оставив сомнений в том, что ее душа совсем не противится организации светового сопровождения...
   На ночь Сельтик оставили в комнате с горшками-Митрич рассудил, что если поставить красный витраж в комнату с доспехами, это будет напоминать камеру пыток, а если к посуде-за вино сойдет...
   -Или за ритуальное жертвоприношение,-буркнул Фьон, но ему велели помолчать (в менее приятной форме), и его предсказание осталось, таким образом, без внимания.
   Утром выяснилось очень и очень многое из посвященного творчеству Сельтик и ее вкладу в устройство музея. Первооткрывателем, конечно же, стал Митрич-ему не спалось по утрам в связи с началом летнего сезона раскопок; кот лет пять прокопался где-то в степях, и настолько привык подниматься в пять часов утра каждым летним днем, лишь бы светило солнце и не было дождей, что сохранил эту привычку до сих пор... коты вообще хорошо помнят свои привычки, и это отличает их от большинства рэндомз, у которых привычек нет вовсе (если не считать привычкой склонность все время меняться). Например, один из дальних-дальних родственников Митрича (друг троюродного деда младшего двоюродного брата Амона-Ра-Где-Нибудь; а понятие друга и родственника коты не разделяли вовсе) имел привычку в середине каждого сезона года выходить на улицу, плясать, кричать и вообще радоваться жизни. Сыну привычка не передалась, внуку-тоже... зато Амон-Ра-Где-Нибудь где-то ее подхватил и давай будоражить весь город! причем в его роду она по наследству очень даже хорошо передавалась-с тех пор его потомкам запрещают находиться в городе по неделе каждый сезон года... но они уже перестраиваются, ибо какая же радость плясать, если тебя никто не видит!
   Впрочем, оставим эту трагедию.
   Итак, Митрич поднимался каждое утро в пять часов, кушал бутерброд, пил хемлли и бежал искать свою лопату, мотивируя стремление побыстрее ее обрести тем, что его "кочевники ждут". Бывший археолог был сообразителен и умен не по годам-уже на второй день побудок он понял, что его друзьям не совсем приятно быть разбуженными перед рассветом вопросом "ты стащил мою лопату?!", и с третьего дня он стал пускаться на поиски молча. И не в добрый час переступил он порог "посудного зала", надеясь там обрести пропавшую подругу юности... беднягу даже на "мяу" не хватило-он немедленно лишился дара речи и махнул звать всех на помощь.
   Уже через пять минут Сельти опять попало.
   -Что, и теперь не нравится?-жалобно вопросила эльфийка, хотя все эмоции и так были написаны на лицах критиков...
   Шива замялся-он не любил никого обижать; восхищенную Аст в воспитательных целях быстро запихали за спину Фьону, из-за которой ей и пришлось наблюдать дальнейшее развитие сюжета, изредка совершая попытки вылезти на волю. Митрич, вздыхая, рассматривал цветные пятна, бегающие по стенам, и с огромнейшей любовью прорисованную на стекле фигуру дракона "под Йоэндиэ" (это остров такой)...
   -Таинственно!-сообщила Астэль, голова которой только что вылезла из-под локтя демона, чтобы засвидетельствовать почтение своей владелицы ее сестре.
   -Спасибо,-просияла та.
   -Но теперь мы опять будем таскать эти кометские экспонаты!-просветил всех расстроенный кот.-Это же не музей гномьего искусства, посуду с драконами вместе ставить...
   -Они и не рисуют никаких драконов,-ввернула Сельт.
   -Здесь не рисуют, а где-нибудь, может, и рисуют...
   -Я не видел,-сообщил Шива.
   -А я видел!-огрызнулся Митрич.-В общем, или надо отсюда уносить раму с витражом, либо уносить горшки и тащить доспехи. Как будем поступать?
   -Уносить...-начал было Фьон, но Сельтик молитвенно сложила руки и возопила:
   -Не трогайте витраж!..
   -Ну и таскай сама свои доспехи,-Митрич плюнул наземь, отвернулся и сел в угол, распушив хвост.
   Все примолкли-сварливого кота было, все же, за что любить...
   -Может, ты новый нарисуешь?-предложил Шива.-А этот-ну его...
   -Ни фига не ну его!-оскорбленно вскричала девушка.-Хороший витраж, красивый...
   -Витраж красивый,-согласился мотрагор,-но горшки же не к месту.
   -Да перетащу я вам эти доспехи,-насупилась Сельт.-Дайте сейчас вспомню...-она погрызла кончик пера и, уткнувшись в тетрадку, принялась что-то рисовать с сакраментальным бормотанием "Д... бу-бу-бу... арьямус... с... ш... пшшш... пшшшшшшшш...".
   -Ты там не увлекайся,-посоветовал демон.
   -Пш!-очнулась Сельт и тряхнула челкой.-Все, теперь помню.
   -Что?-спросила Аст.
   -Все помню!-девушка со странным блеском в глазах уставилась на Фьона.-Скажи "Ариамуш!".
   -Ариамуш,-сказал он.-Ну и что дальше?
   -Думай про доспех,-тоном гуру посоветовала она.-И повторяй, пока язык не отсохнет...
   -А можно, я его сразу откушу?
   -Нельзя! "Ариамуш", говорю, говори... повторяй... Ариамшу, то есть.
   -Реши сначала, чего тебе от меня надо,-вздохнул Фьон.
   -Ариамшу,-уверенно произнесла эльфийка.-И думай про доспех.
   -Ариамшу,-очень мрачно произнес демон.-Ариамшу... ариамшу... Митрич, отойди оттуда... ариамшу...
   -Вот все и нормально,-радостно провозгласила Сельт, глядя на доспех, приплывший по воздуху в самый центр комнаты.-Я ведь вправду молодец?
  

Глава девятая,

в которой экспонаты таскаются сами собой и очень быстро.

   -Ничего не понимаю,-растерянно сообщил Фьон, с подозрением глядя на собственные руки.-Здесь, кажется, что-то не то творится...
   -Удивил,-отозвался из угла Митрич.-Вот если бы творилось что-то то, вот это было бы удивительно и достойно упоминания. Но до такого мы, хвала звездам, не доживем.-Тут внимание кота плавно переключилось на более высокие материи:-Сельт!-заорал он.-Твоя волынка сейчас упадет и придавит мне лапу!
   Слово "волынка" действовало на эльфийку потрясающе: где бы она ни была, в следующий момент ее лохматая голова непостижимым образом материализовалась возле своего музыкального инструмета-может, у нее со временем выработалась реакция-телепорт (и такое с эльфами бывает...), а может, дело просто в очень тонком музыкальном слухе. Так или иначе, не подвела она и на этот раз-правда, к своему же расстройству, ибо у Фьона тоже выработался условный рефлекс: если что-то не то, лучше сразу спросить Сельтик, ибо в большинстве случаев зачинщиком и исполнителем удивительных метаморфоз являлась она.
   -Сельти!-вкрадчиво начал он.-А ты не могла бы мне кое-что сказать..
   -Могла бы,-пробормотала эльфийка и сыграла на волынке нечто короткое, но веселое, с целью проверить, не испортили ли инструмент враги в ее отсутствие (эльф никогда не знал точно, что взбредет в голову окружающим, ибо он не знал даже, что взбредет в голову ему самому...). Удостоверилась в обратном, обрадовалась.-Ну, что тебе объяснять?
   Фьон, несмотря на виртуозность исполнения рулады, большой любовью к волынкам не страдал, и потому сначала пришел в себя, и только после того, заметив, что сейчас девушке надоест стоять и ждать вопросов, выпалил:
   -Я готов понять, почему у ВАС все идет через три орбиты, потому что вы-рэндомы, привыкать ли вам...
   -А ты присоединяйся,-от всего сердца предложила Сельт.
   -Н-не надо, спасибо... но почему у МЕНЯ-то все кубарем пошло?
   -Повторяю: я не в философском институте работала, а в лесном,-сообщила девушка голосом больного попугая и собралась уже унестись в неизвестном направлении, когда демон сцапал ее за рукав и пресек, таким образом, все попытки к бегству.
   -Однако же это тебе не мешает устраивать всевозможные бедствия,-логично заметил он.-Мне хочется понять, когда ты, наконец, доведешь начатое до конца, и мы мирно расстанемся с руинами музея.
   -Это-природный талант,-объяснилась эльфийка.-А природное на ингредиенты не разбирают.
   -Между прочим, правда,-кивнул Митрич, уворачиваясь от бегущего по полу чайника.-Эй! сюда нельзя!-он вооружился брошенным поблизости веником и побежал выгонять из музейного зала довольно новый еще чайник.
   -Да пускай его стоит,-сказала Астэль.-Ему уже тридцать лет, можно считать, ветеран.
   -Действительно, ужас какой,-уважительно пробормотал Митрич, отпихивая чайник от себя.-Ни разу в жизни не видел вещь, прослужившую тебе больше года... А ты видел?-спросил он Фьона.
   -Издеваешься?
   -Нет...-кот бы еще поговорил, ему не хватало общения, но тут в зал доспехов постарался незаконно проникнуть древний посох бедуинского шамана, и он поскакал туда.
   -Ни за что не поверю,-устало объявил демон,-что вот эта вся беготня-не твоих рук дело.
   -Еще и твоих,-обидчиво буркнула Сельт, к несказанной радости собеседника, вешая все же волынку на стенку.-Кто за мной слова говорил?
   -Грешен,-был ответ.
   -Какой ужас,-пробормотала Астэль.-В первый раз виду согрешившего демона.
   -И еще это дело доспеховых рукавов,-заметно повеселела Сельт, увидав некое раскаяние виноватого.-Потому что он всем пример показал. А вещи-они же как дети, им только скажи, они...
   Тут в зал проклацала старая закопченная буржуйка, и всем мгновенно стало не до разговоров...
   -А эта прелесть здесь откуда? Я ее не видела!-обалдела от счастья Астэль.-Нет, это все же таинственно!..
   -Кто-то думал по другому?-задал риторический вопрос Фьон.-Эта красавица только что примчалась с улицы.
   -А...-начал Шива и замолчал.-То есть...
   -Говори, пожалуйста, точнее,-попросил Митрич.
   -А что это вы тут наколдовали?-внял просьбе запыхавшийся мотрагор.-Иду себе по улице, никого не трогаю, и вдруг слышу, что кто-то сзади за мной скребет по дороге. Оборачиваюсь-здравствуйте!-чешет за мной корыто. Расписное такое, на лодку очень похоже...
   -Погребальная ладья!-возопил Митрич и бросился в коридор.-МЯУУУУ!!-донесся оттуда второй ликующий вопль, свидетельствующий о его правоте; кот обнял корыто всеми лапами и замурлыкал.
   -Кот,-позвал его Шива,-давай, слезай оттуда, сейчас сюда хозяева придут.
   -Какие хозяева?-оторопел кот и еще крепче вцепился в корыто.
   -Хозяева ко...-тут Астэль крепко пихнула его в бок.-Л-ладьи. Погребальной.
   -А откуда они ее вырыли?-тут же поинтересовалась Сельтик.
   -Надо спросить,-загорелся идеей Митрич, соскочил на пол, отряхнулся и кинулся было к двери.
   -Митрич, стоять!!!-вскричали все хором, но как только кот притормозил, музейщики резко разошлись во мнениях:
   -...я с тобой,-заявила Сельтик.
   -Я тоже,-поддержала ее Аст.
   -...коры... ладью с собой возьми,-посоветовал Шива.
   -...что ты им скажешь?-ехидно поинтересовался Фьон.-Здравствуйте, дорогие мои, ваше корыто ко мне пришло в гости, а я его возвращать не хочу, потому как это-погребальная ладья?
   -Нет, еще я спрошу, где они ее откопали,-растерянно сообщил кот.
   -Митрич, ау!-демон постучал себе по лбу костяшками пальцев.
   -Меня там нету,-буркнул кот.
   -Все равно. Кош, ты что, не понимаешь? тебе же не поверят, что корыто к тебе...
   -ЛАДЬЯ!
   -Хорошо, замечательно, ладья... но никто же не поверит, что она к тебе своими ногами пришла... тьфу ты, что я порю, у нее и ног-то нет! Тебя, кош, за вора примут, и в тюрьму еще посадят...
   Тут Астэль начала проникаться и очень задумчиво, будто ни к кому не обращаясь, сообщила:
   -Лет на десять, в одиночную камеру.
   У Митрича усы повисли.
   -Правда?..
   -Правда,-уверенно ответила Астэль.-Так что не ходил бы ты никуда...
   -Тем более что они сами уже сюда идут,-мрачно вымолвил Шива, пихнув в сторону красный горшок.
   -Зачем?-совсем потерял способность делать выводы кот.
   -Уж точно не пить на брудершафт,-высказался демон.
   -Они что,-прозрел Митрич,-отберут у меня... ладью?!
   -Скажи спасибо, что не жизнь,-неудачно сыронизировал Фьон.
   -Сам и благодари,-огрызнулся, чуть не плача, Митрич.-Мне эта ладья-дороже жизни!
   -В ней тебя,-сказал Фьон,-и похоронят.
   -Выше нос, дружище,-неожиданно расцвела Астэль.-У нас идея.
   -У кого?-пожелал уточнить демон.
   -У нас,-не пожелала в ответ распространяться эльфийка, но все же ткнула пальцем сначала себе в грудь, а потом-в Сельтик.
   Фьон ужаснулся; Митрич был совсем другого мнения-он не понаслышке знал способность эльфов разруливать безвыходные ситуации... никто точно не мог определить, в чем тут дело-в наследном/генетическом таланте, приобретенных способностях, эльфийском обаянии (вот про это мало кто не знал...) или какого-то пункта национальной философии-и пока ученые всего мира бились над разрешением сего вопроса, как и большинство эльфоведов, предметы ожесточенных споров и трех войн преспокойно продолжали проявлять свои необыкновенные качества.
   Похоже, настало самое время пустить их в ход...
  
   Господин ван Миффюн только неделю назад купил своей жене подарок на блошином рынке,-ванну. Ванна оказалась на редкость дешева, почтенного возраста, и при всем при этом-изящно украшенная, не потрескавшаяся и в целом пригодная к употреблению (так что ее не могла постигнуть участь древнего самовара, развалившегося в момент кипения и превратившего всю комнату в подобие гейзера); жена была в восторге, но опробовать покупку все никак не удавалось-дела, дела... наконец, на сегодня был объявлен день первой эксплуатации, и хозяин нового купального сосуда пошел покупать мыло в соседнюю лавку. Там, однако, мыла не оказалось-по словам продавца, "все забрал восьмирукий чудик"-неудачливый покупатель принял извинения-"что ж делать, восемь рук, мыться надо..." (хотя зачем ему столько мыла, если он в шахте не работает?)-и пошел за два квартала в другую лавку. Там мыло было, но только без запаха; только в третьей лавке, в центре города, нашлось необходимое, и счастливый до безобразия купальщик пошел домой. Через полтора, а то и два часа после начала великого похода за мылом он застал свой дом с раскрытой дверью, без жены (ушла к подруге), без кота (решил погулять и гулял на дереве) и, что самое жуткое,-без ванны!
   Господин ван Миффюн едва сознания не лишился.
   К счастью (кому как, может, и к несчастью...), он в юности довольно долго служил в детском садике воспитателем, а это развивает внимание, координацию, сообразительность и умение быстро приходить в себя, даже если ушел надолго-поговаривали, что воспитатели особо трудных детей становятся бессмертными, ибо им ничего не страшно становилось, но я сейчас не об этом, хотя это тоже очень интересный вопрос. Ван Миффюн пришел в себя со скоростью света-он был очень хорошим экс-воспитателем,-огляделся по сторонам и сразу же заметил, что дверь скорее не открыта, а выбита. Причем изнутри, что очень удивительно... далее-странный след корыта, больше похожий на след от одного и очень большого конька; следов же человеческих или чьих-то еще ног не было. Не было!
   Господин ван Миффюн на мгновение оторопел-это вам не детский садик... "Это что же,-подумал он,-у меня в доме самозародился великан-инвалид на одном коньке, выбил дверь и утащил мою ванну?? Тьфу, белиберда какая!". Он, присев на крылечко, немного подумал и пришел к выводу, что ничего логичнее сказать не может-следовательно, все дороги должны вести к таинственному месту! Это открытие его немало обрадовало, и, предположив, что наиболее близким и опасным (по причине своей молодости) объектом будет проклятый музей, отряхнулся, взял с собой пакетик перца, чтобы чем-то ответить на неизбежное, по его понятиям, пускание пыли в глаза, и отправился нанести визит новым соседям.
   Когда несостоявшийся банщик переступил порог музея, его поразила царящая там необычайная тишина... только по полу, вальяжно переваливаясь с одного круглого боку на другой, шествовал в комнату чайник, а за ним неспешно трусила расписанная цветами сахарница.
   "Мистика..."-подумал господин ван Миффюн и прочитал экзорцизм (не спрашивайте, откуда воспитатели знают экзорцизмы, это секрет цеха!), но это не помогло-чайник повернулся к нему носиком и плюнул кипятком, а сахарница, поддерживая коллегу, звонко бряцнула ложечкой. Гость так и сел... впрочем, он сразу же овладел собой, встал, попятился и прислонился к стенке, чувствуя себя героем дешевой пьески-чертовщинки.
   Сварливая утварь тем временем протопала себе в комнатку, где кто-то сразу начал чем-то лязгать, и в соседней комнатке, словно в ответ, раздались заунывные пронзительные звуки странного металлического оттенка. Господин ван Миффюн хотел уже пройти куда-нибудь и спросить о своей ванне, но потенциальный информатор неожиданно вылез на видное место сам, приняв облик... кота. Не то, чтоб гость никогда не видел котов... он просто не ожидал его увидеть-настолько не ожидал, что шарахнулся в сторону и стукнулся спиной и затылком о стенку.
   -Осторожнее,-поморщился кот, шествующий, почему-то, на задних лапах,-стены хлипкие, того и гляди, рухнут.
   -Летние звезды...-пробормотал господин ван Миффюн.
   -А вам что, собственно, нужно?-вежливо спросил кот, прищурив плутоватый умный глаз.
   -Кто там?-спросил мерзкий ехидный голос из лязгающей комнаты.-Никогда не дадут как следует выпить хемлли...
   -Да ладно тебе,-пробасил кто-то еще.-Мы же-музей! привыкай к гостям...
   -Ну, что нужно-то?-нетерпеливо переспросил кот.-Мне еще знаете, сколько оприходовать надо!
   -Чего?-растерялся ван Миффюн.
   -Горшков, мечей, доспех,-начал выпускать когти по одному кот.-Эээ... что дальше-то?..
   Гостю за глаза хватило и тех трех природных кинжалов, что торчали из пушистой кошачьей лапки, и он быстро сказал:
   -Мне бы хозяина!
   -А хозяйку?-хамовато осведомился ехидный голос.
   -Или хозяйку,-сдался он без боя.
   -Туда,-кот махнул лапой на комнату с музыкой, вынул из-за уха ручку и, на ходу записывая что-то в книжке с кожаным переплетом, прошествовал к пьющим хемлли. Господину ван Миффюну не оставалось ничего, кроме как направиться в указанное место...
   -И дверь закройте, пожалуйста!-крикнул кот, обернувшись.-Дует!
   Но в это время гость уже находился на пороге заветной комнатки и даже открывал дверь, отделявшую его от хозяйки страшного заведения...
   Музыка стихла. В следующую секунду ван Миффюн увидел девушку с разноцветной головой, с крайне недовольным видом отнимающую от губ волынку, доспех посреди комнаты, цветовые пятна по стенам, дракона на окне, кучу тетрадок на полу, пару черепков... он сразу понял, что здесь живут рэндомз и очень пожалел о своем решении вернуть ванну-сидел бы лучше дома, в старой мылся, благо, ее и выбросить не успели...
   -Что случилось?-ворчливо осведомилась девушка, и уже по интонациям ее богатого оттенками голоса, очаровывающего с первого слова, господин ван Миффюн осознал, что перед ним-эльфийка; она сидит возле его ванны, играет звезды знают что, а а ванне, нисколько никого не стесняясь, лежит вторая эльфийка, очень бледная, накрытая узорчатым черным плащом. Пару секунд он сосредоточенно раздумывал, не оставить ли эту компанию в покое... но старый инстинкт "свое отберу!" работал безукоризненно.
   -Извините меня, конечно, но это,-он решительно ткнул пальцем в сторону погребальной ладьи,-моя ванна. Я ее забрать пришел.
   Эльфийка недоверчиво уставилась на него.
   -А где вы ее взяли?-спросила она затем таким голосом, будто это был самый идиотский поступок в жизни бедняги; что страшно, он был с нею полностью согласен...
   -На рынке,-сознался он, жалея об этом и обо всем другом, что с ним произошло, не исключая самого факта его рождения...
   -На рынке!-повторила девушка.-Ужас какой! послушай только,-обратилась она к бледной,-бедная моя сестренка, ты двести лет искала его по всему миру, а он гнил на рынке!.. что я говорю, ты же меня не слышишь,-неожиданно дошло до нее.-Умерла!-трагически воскликнула она.-Двести с лишним лет назад умерла моя бедная сестра, ее похоронили...
   -Я уже готов отказаться от прав на эту ванну!-выпалил напуганный господин ван Миффюн, но Сельтик уже ничто не могло остановить.
   -Ее похоронили,-продолжала она немного громче и с упором на слово "похоронили",-а потом пришли бессовестные грабители, вытащили ее тело из ладьи и бросили, а ладью утащили неведомо куда...-Тут она совершенно сбилась на баллады:

-И душа ее беспокойная

из царства вернулась бессветного,

и, природой своей бессмертная,

устремилась она на поиски.

Пять десятков лет юг манил ее,

там искала она обиталище,

но пустыни лишь, но барханы лишь,

и на север она отправилась.

Пять десятков лет север звал ее,

там искала она дом посмертный свой,

но лишь снег да ночь, лишь метелей вой-

и ушла она на восток, домой.

Пять десятков лет был восток судьбой,

там шел поиск ладьи украшенной,

но не знала о нем гладь лесных озер-

и дорога стремила к западу.

Пять десятков лет запад душу звал,

обещал ей покой, заманивал-

но ученые лишь на опыты

не словили чуть... черти, вандалы...

в общем, в центр она собралась идти,

и тут нате-нашла пристанище!

   -М-мне очень понравилось,-господин ван Миффюн, как человек вежливый, быстренько развернулся и собрался уйти, но тут виршеплетчица оскорбленно возопила:
   -А благодарность!?
   -Спасибо,-машинально выпалил гость, нащупывая дорогу к отступлению, но девушка радушно произнесла:
   -Это вам спасибо!-схватила его за шкирку и, подтащив к ладье, ткнула лицом в лицо покойной.
   Аст умела, конечно, терпеть, но не до такой же степени...
   -Мы так не договаривались!-заорал недавний труп и подскочил в своем "обиталище", как чертик на пружинке.-Я тебя сейчас в этот гроб вместо себя уложу!
   Сельтик с визгом рванула по стенке на потолок, но ниндзя из нее получился плохой, и она с грохотом вернулась обратно на пол, ощутимо соприкоснувшись с ним спиной и другими уязвимыми частями тела.
   -Нет, я не настолько серьезно...-пролепетала Астэль.
   -Ну,-встал на пороге памятником укора Фьон.-Вы ему заплатили за ванну?
   -Не-е-е...-расстроенно протянули обе эльфийки.-И хотели бы, не заплатили,-они посмотрели в окно и сообщили:-Мы так быстро бегать все равно не умеем!
  

Глава десятая,

в которой музейщики усиленно готовятся к экскурсионному сезону.

  
   По поводу, недусмысленно указанному в названии главы, все члены славной музейной братии страшно волновались. Чтобы волноваться было легче, они собрались вместе в свободном от экспонатов жилом зале, уселись вокруг треугольного стола (один край в незапамятные времена откололся) и, глядя друг на друга и на угол, где скреблась полулегендарная мышь, нервничали. Шива едва не сходил с ума, Митрич достал где-то литр рома со льдом и методично им напивался, что ему не удавалось по каким-то врожденным особенностям организма; рядом сидел Фьон и меланхолично скреплял скрепки в ожерелье, пользуясь вместо манекена шеей Аст. Что самое странное, не находили себе места и обе эльфийки: Астэль-потому, что была гипотетическим директором музея, а Сельтик-из сочувствия сестре и желания вспомнить ощущение беспокойства.
   -Восхитительно,-вынесла вердикт она и немедленно успокоилась до состояния льдинки в стакане Митрича; на ее эльфийской физиономии было написано глубочайшее удовлетворение, как у кошачьего дегустатора сметаны, только что побывавшем в новом ресторане.
   -Что именно?-отвлеченно поинтересовался Фьон.
   -Все,-она оглянулась и уточнила:-Ну, почти все...
   -Мне можно выступить с планом действий?-теперь демон кое-как воскрес для общения со внешним миром и даже оставил скрепочное колье, медленно вырастающее до размеров кольчуги (Митрич подозревал, что дело было оставлено только потому, что Фьон не знал, как плетутся рукава, и немедленно пересел поближе к скрепочным залежам, чтобы продолжть начатое).
   -Выступай,-обрадовалась разрядке Астэль.
   -Э...-судя по всему, такого быстрого согласия он не ожидал и решил собраться с мыслями.
   -Митрич, а что ты делаешь?-полюбопытствовала Сельтик.
   -Не знаю,-ответил Митрич, начиная правый рукав скрепочной кольчуги.
   -А что он там делает?-очнулась Аст.-Эй! хватит меня щекотать!..
   -Сиди смирно,-буркнул историк.-Я доспех плету.
   -Какая прелесть,-вяло молвил Фьон.
   -Ты план действий обещал?-пробубнил Шива.-Давай, рассказывай.
   -Первый пункт,-объявил демон.
   -Ура-а-а-а!-закричала Сельтик таким голосом, что Митрич вздрогнул и уронил скрепку, по причине чего очень расстроился и полез под стол.
   -Что случилось?-удивился мотрагор.
   -Ничего...
   -Первый пункт,-с нажимом произнес Фьон, обвел глазами всю компанию и обиженно молвил:-Ну что это такое? куда я попал?..
   -В музей,-объяснила Сельт, дергая ногой, на которую Митрич наступил лапой с выпущенными когтями.
   -Это неправильный музей!
   -Вот-вот,-высказался Митрич, на пару секунд высовываясь из-под стола и тут же ныряя обратно-потеря скрепки в данный момент стала для него слишком большой трагедией, чтобы оставить ход событий без своего личного вмешательства.
   -Совершенно неправильный,-согласился Шива.
   Теперь расстроилась Сельтик, и еще посильнее Митрича, но, к сожалению, ее личного вмешательнства было бы совершенно недостаточно, да и она могла ручаться, что максимум через три дня забудет, что собиралась делать, а если вдруг начнет вмешиваться в дела музея, то просто их забросит-чего, скажите, пожалуйста, интересного в методичном перекраивании мира по своему образу и подобию, в нем же будет неинтересно жить!.. Собственно, эта общеэльфийская аксиома и служила причиной того, что эльфы в политическом и социальном смысле были самой пассивной нацией-им просто казалось удовлетворительным наблюдать за построением облика мира под чьей-то другой рукой и потом его редактировать-так работы хватит еще на пару тысячелетий... Коты придерживались примерно таких же позиций, но, к сожалению, все это так и оставалось гипотезами-коты относились к самой скрытной нации Дюрхенайнд. О них вообще никто ничего точно не знал.
   -А я про что говорю,-возмущался тем временем Фьон.-Здесь никто никого не слушает, через раз понимает слова и вообще разгильдяйски относится к своим обязанностям!..
   Обеих эльфиек и кота прошиб холодный пот: слово "обязанности" вызывало в них желание сбежать немедленно как можно дальше.
   -Один под столом сидит...
   -Я не сижу, я делом занимаюсь,-пробурчал Митрич и сейчас же наступил Шиве на ногу.
   -Второй на полу лежит...
   -Во всем прошу винить кота!-пожелал мотрагор, исследуя пораненную через тапочек ногу.
   -Третья странствует где-то в запредельном...
   -А?-удивилась Сельтик.
   -А четвертая вообще неизвестно где!-закончил разбор полетов Фьон.
   -Как так: неизвестно где?-голова Аст появилась у него из-за плеча.-Тебя благодарю.
   -Не понял...-сознался демон, которого еще ни разу в жизни никто не благодарил. Потом его взгляд упал на бывшее месторождение скрепок... теперь там не было Ни Одной Скрепки, и, прикинув, сколько мог использовать Митрич за недолгое время своей кольчуготворной работы, он все понял.-Эй! так нечестно!..
   Половина скрепочных ресурсов уже была превращена в аккуратный передник задом наперед, и Астэль заканючила:
   -Ну посиди еще... сейчас цветные пошли!
   На цветные скрепки Фьон не соблазнился, но так просто расплетать передник Астэль не собиралась, и поэтому оставалось только одно: искать помощи у третьего лица. Шива был для такой ювелирной работы великоват, Сельтик смеялась, зато Митрич был совсем не у дел...
   -Кис,-произнес Фьон.-Помоги, а?
   -Что?-спросил Митрич, посмотрел на коллегу через стол, не увидел скрепок и ужаснулся:-Ой! я столько не ронял, я точно помню!
   Астэль, чтобы не волновать ценного историка, высыпала все оставшиеся скрепки под стол, и кот немедленно полез их собирать на магнит. Фьон истолковал это как сообщение о том, что ближайшие сутки он проходит с передником, или уж, лучше сказать, наспинником... Его несколько утешило бедственное положение самой эльфийки, ибо у нее половина спины, грудь и предплечье были полностью закованы в панцирь Митричевой работы, который никто, кроме Митрича, пожалуй, уже и не расплетет...
   -Мы остановились на разговоре о первом пункте плана,-напомнил из-под стола приглушенный голос Митрича.
   -Какой ужас,-воскликнула Сельтик и приготовилась слушать.
   Тут заупрямился Фьон, совершенно несправедливо оскорбленный. Он потребовал снять с него скрепки, и только после этого гуманного мероприятия обещал начать говорить.
   -А давайте сначала выберем экскурсовода,-вдруг предложил Шива.-Я тут слышал, что в любом порядочном музее должен быть свой экскурсовод!
   -Какой ужас...-хором пробормотали Аст и Сельт.
   -Я же говорил, что это непорядочный музей,-подал голос Фьон.
   -Я даже представляю себе его личность,-мелодично пропела Астэль, которую, очевидно, беды постигали максимум на полминуты.
   Все стали понемногу выдвигаться из ее поля зрения...
   -Кот!-воззвала девушка тоном явившегося господа.
   -Я?-удивился кот и чихнул.
   -Будь здоров, дружище,-хором пожелали все, после чего Астэль умильно наклонила голову и изрекла истину:
   -Ты же-единственный, кто более-менее знает историю!
   Митрич икнул, сел на хвост и глазами, выражение которых варьировалось между тоской, беспомощностью, ужасом и отчаянием (а то и всем вместе), обвел своих коллег.
   -Институт изучения лесных народов,-напомнила Сельт.
   -Университет эльфоведения,-пискнула Астэль.
   -Шахта,-сконфуженно признался Шива.
   -Степная школа имени Тайнира Пятого Злобного,-отчитался Фьон.
   -Университет Древней истории Востока и Варварских племен...-пробормотал Митрич таким голосом, будто сам не ожидал от себя такой подлости.-А-а-а-а-а-а-а...-протянул он тоненьким голосом, уронил голову в лапы и затих.
   -Митрич, ты чего?-забеспокоилась Сельтик.-Пал духом? поднимайся давай!..
   -Ага,-с горьким сарказмом ответил Митрич.-Счазз!
   -А почему бы нет?
   -Потому что бессовестно сваливать все дела на одного бедного представителя расового меньшинства!-сообщил кот.
   -Почему все...-задумалась Аст.-Половину мы делаем сами...
   -Предварительно заставив сделать это меня.
   -Отстаньте от кота,-посоветовал Фьон.-Не видите, у него хандра.
   -У кого тут хандра?!-немедленно подскочил Митрич, бодрый и счастливый, как тридцать восемь Митричей в лучшие дни своей жизни.-У меня? нееет! не дождетесь.-И на радостях кот показал всем "фигу".
   -Это был ПЕРВЫЙ провокационный вопрос,-иезуитски сообщил демон.-Теперь второй. Что будет, когда мы выбе... выбрали,-поправился он, заметив на морде кота выражение надежды скрыться,-экскурсовода?-Митрич стремительно скис, все задумались.
   -Наверное, будем проводить экскурсии,-ехидно молвила Астэль.
   -Неплохая идея,-оценил Шива.-Коротко и ясно.
   -Кот!-обратился к вышеназванному лицу Фьон.
   -Чего тебе?-невежливо осведомился кот, совсем выбитый из привычной колеи.
   -Да ладно, не расстраивайся, мы тебе помогать будем,-опрометчиво, на первый взгляд, пообещала Сельтик, но, к удивлению остальных, Митрич презрительно покосился на нее и фыркнул:
   -Нет уж! сидите в подсобке со своим лесным институтом!
   -Институтом изучения Лесных Народов,-мрачно поправила эльфийка, но, судя по искоркам в ее глазах, своего она добилась: кот взял на себя полную ответственность за организацию и ведение экскурсий...
   Поневоле все, кроме Митрича, вздохнули, отпраздновав разрушение горы, лежащей у них на плечах.
   -Скажи мне, как ты будешь проводить экскурсии?-поинтересовался Фьон с фирменной поддевкой в голосе.
   -Объясняю для тебя,-не остался в долгу Митрич,-буду ходить лапами по полу в разных комнатах и рассказывать достопочтенным гражданам, что, как, откуда и зачем появилось здесь и что все это значит.
   -А вы: программа, программа,-пробормотала Астэль.
   -А если кто-нибудь потребует свободного просмотра?-не остался в долгу Фьон, немного все же сбитый с толку.
   -А что это такое?-спросила Сельт.
   -Это когда все без экскурсовода бродят по залу и смотрят, что хотят,-объяснила Астэль.
   -А вдруг они свистнут доспех?-испугался Митрич.
   -Не переживай, мы встанем рядом и будем за ним смотреть...-выпалила эльфийка, перехватив задумчивый взгляд кота-таким он делался в те моменты, когда он строил планы по изобретению еще одного вида ловушек и прикидывал свои возможности по их длительному производству.
   -Тем более что все равно делать нечего...-начал было Шива.
   -Как это нечего!-аж подскочил Фьон, но тут ему под ногу попала скрепка, и дальнейшую речь он держал в неудобной позе сам-на-полу-ноги-на-стуле:-А в-вывеска?.. а объвления?..
   Малахитовые глаза Сельтик немедленно замерцали, как созвездие летней ночью:
   -Ой, а давайте я вывеску нарисую!
   -Не-е-е-е-ет!-вскричали все.
   -Да!-дождавшись конца восклицания, пискнула Астэль.
   -Витраж,-напомнил демон.
   -Но вывеска-это не витраж!-резонно возразила Сельтик.
   -И к тому же, интересно, как получится...
   -Знаешь, а мне нисколечко не интересно, я уже наперед знаю, что, увидев, что за красота висит у нас над дверью, сюда никто не рискнет зайти,-выдал Фьон.
   -А увидев тебя, и тот смельчак, что добрался сюда, в ужасе сбежит,-парировала Астэль.
   -Но меня можно спрятать, а вывеску ты не спрячешь...
   -Почему это?
   -Потому что, чудное ты существо, вывески для того и рисуют, чтобы все видели, что здесь-музей!
   Тут Сельтик не сдержалась. Поймав момент (а она умела и не такое ловить-что вы скажете допустим, о летящем с пятого этажа коте-про этот случай она особенно любила вспомнить), она интеллигентно и немного громковато, как показалось ушным раковинам слушателей, молвила:
   -А может, на сегодня хватит объявлений?!
   -Табличку с адресом,-радостно и гораздо тише, что было огромной радостью прежде всего для ушей Митрича, помещавшегося между двумя эльфийками, поддержала сестру Астэль,-вроде, пока никто не отрывал...
   -Действительно, никто,-согласился Фьон, и миролюбивый Шива съежился, предчувствуя очередную битву,-но только потому, что ее здесь сроду не висело.
   -А ты что, долго сюда ходишь?-хмыкнул Митрич.
   -Да, порядочно,-сознался демон.
   -А зачем?-поинтересовалась Сельтик.
   -Собственно, просто так, ради удовольствия. Штуковину одну искал.
   Кот стал потихоньку отодвигаться от него подальше...
   -Пойду-ка я похожу по улицам,-неожиданно высказалась Сельт.-Вы тут пока поругайтесь, я вижу, сражение в самом разгаре!
   -Ага!-возмущенно вскричала Астэль.-Я тоже на улицу хочу!
   -Объявления клеить?-насторожился Фьон, не заметив ни в чьих руках ни ручки, ни бумаги, ни, тем более, клея.
   -Зачем клеить? на заборе напишу, тут недавно новый построили...
   -Чтобы владелец этого забора, взалкав возмездия, прошу заметить, справедливого, нас долго не искал...-тоном "как дети малые" произнес Фьон.
   -Наши методы борьбы ненужными посетителями зарекомендовали себя более, чем отлично,-не без самодовольства напомнила Астэль.
   -И вообще, ты, по-моему, зануда,-добавила Сельтик.
   -Зато я-реалист,-провозгласил демон.-И, в отличие от вас, понимаю, чем грозит незаконное использование чужих заборов.-В этот момент ему страшно захотелось хоть в одиночку и за сто лет, но выстроить специальный эльфийский город где-нибудь в труднодоступном месте, чтобы каждый эльф мог совершить туда паломничество или заглядывать время от времени отвести душу: порисовать на заборах, песенку спеть...
   -Может, он сам нам разрешит написать?-спросил Шива, вызвав в Фьона резонные подозрения в том, что восьмирукий горец под влиянием мелкого рэндомского посольства уже испортился.
   -Забор?
   -Хозяин!
   -А с чего это ему ради чьих-то прекрасных глаз давать портить свой новый забор?
   -В таком случае,-сказала Аст,-придется выдать ему бесплатный пропуск в музей в любое время дня и ночи.
   -Чтоб он что-нибудь еще и украл!-не сдавался демон.
   Сельтик, склонив разноцветную голову набок, пристально воззрилась на коллегу и глубокомысленно сообщила:
   -Южные звезды и лесные озера, как же ты меня достал!
   После этого у нее, видимо, стало легче на душе, но не в привычках Фьона было уступать оппонентам, кем бы они ни были...
   -Именно сейчас?-педантично вопросил он.
   -Нет, я за собой это уже да-авно замечаю!
   -Второй вопрос,-оповестил мир нудный демон.-А почему созналась именно сейчас?
   -Потому что раньше тебя еще вполне можно было потерпеть...
   -Да-а?-удивился Фьон.
   -Ну... бывало и хуже,-тихо созналась Аст.
   -Вот и я про то,-кивнул тот.-Давай, выкладывай, что тебя подвигло на сей великий поступок.
   Сельтик покраснела:
   -Желание дать тебе когтями по... ф-физиономии...
   -Когти у тебя есть?
   -Это что, допрос?!
   -Значит, будут,-обреченно молвил Митрич и неожиданно взвыл в голос:-Никогда не думал, что я такого дожду-у-у-у-у-у-у-усь!!!
   Все вздрогнули и потихоньку распрямили свернувшиеся в трубочку уши. Соседи вернулись к своим обычным делам, успев поинтересоваться друг у друга, не знает ли кто-нибудь, за что музейщики мучают кошек; ответы везде были отрицательные, господин ван Миффюн молчал, как убитый,-волей-неволей приходилось верить в подконтрольность ситуации.
   -Даже не спрашивай, чего он там ждал,-прошипел Фьон.-А то опять закричит!
   -Я подожду,-согласилась Астэль, но по ее лицу было видно, что она уже прикидывала, как бы выпытать, кого там ждет ее верный товарищ. Лицо Сельтик было красным, как помидор-она все еще чего-то стеснялась.
   -Ладно, бес с вами,-неожиданно смилостивился Фьон.-Идите, расписывайте чужой забор... только под охраной Шивы. Я-не врач, если мне приволокут ваши бездыханные тела, я вас не откачаю, а Митрич мне потом и голову еще оторвет.
   -А помимо головы что?-поинтересовалась Сельт.
   -Руки,-буркнул кот.
   -Зверство какое-то,-пробормотала эльфийка.
   -А давай, ты будешь директором!-ни с того ни с сего выдала идею Астэль.-Потому что ты реалист,-тут же пояснила она свой выбор,-а я буду твоим замом, чтоб тебе не скучно было!
   Сельтик засияла: ей такой выход, непонятно, почему, понравился.
   -А кем будет Митрич?-на всякий случай спросил демон.
   -Историком-консультантом, тебе уже, по-моему, это должно было быть известно,-фыркнул Митрич.
   -А я,-начала Сельт,-буду музыкальным сопровождением!..
   -Не-е-е-е-ет!-вскричали все, кроме, как обычно, Аст.-Музыкальным сопровождением ты будешь как-нибудь в другой раз.
   -В другой жизни,-себе под нос добавил кот.
   -Ну, только изредка,-смягчила заявление Астэль.
   -Ладно,-согласилась девушка, ничуть не растерявшись.-Тогда возьмите меня привидением. Я буду жить на втором этаже и всех пугать!
   -А чего-нибудь менее травматичного у тебя в голове нет?
   -Вполне вероятно, что есть...-задумалась Сельтик,-но я его где-то потеряла. Может, в котовьем клане?
   -Сходи, поищи,-предложил Фьон.
   Эльфийка на такое предложение соглашаться даже не собиралась, то, что никто особенно на нем не настаивал, ее немало порадовало...
   -В таком случае Шива у нас будет...
   -Собой,-мрачно закончил мотрагор.-Ну, мы пойдем уже, или будем здесь торчать до полуночи?
   Фьон понял, что неделя в обществе эльфов не может перевернуть с ног на голову только его порядок мыслей... ну, во всяком случае, не настолько радикально!
  
   У эльфов, впрочем, всегда имелась свое мнение на любой счет-и это было единственной сближающей их с демонами чертой. Наиболее ярким примером на данный момент было суждение о роли мелкого эльфийского клана в жизни маленького городка Камталеле; когда по улицам чуть ли не строевым шагом промаршировали две эльфийки, похожие друг на друга, как близнецы, всем, кроме цвета волос, а следом за ними прошагал огромный мотрагор с коробкой мела, торчащей из кармана, никто даже особенно не удивился. А когда девушки начали, встав на валявшееся поблизости бревно, малевать нечто загадочно-буквенное на бесхозном (вроде как) заборе, остановился посмотреть на них только недавно приехавший из соседнего городка мальчик.
   -Вот и принесла первые плоды наша культурно-просветительская деятельность,-высказалась Сельтик.
   -Судя по всему,-буркнула Аст,-она им на пользу не пошла...
   -Зато нас перестали замечать,-с некоторым облегчением произнесла ее сестра.
   -Тогда и объявление не заметят,-обеспокоилась главный редактор текста оного.
   -Хозяин точно заметит,-уверенно отозвалась Сельт.-А остальные после его криков-и подавно.
   -Ой, задаст мне Фьон...
   -Подумаешь!-фыркнула разноцветная девушка.-Потом я ночью приду и все замалюю.
   -Не проще ли было,-взвыл мотрагор, которому приходилось подпирать своей ногой тяжелое бревно,-наклеить бумажные листики?!
   Эльфийки переглянулись.
   -Но это же так неоригинально!-выдвинули неоспоримый, с точки зрения любого эльфа, довод они.
   Шива сдался без боя, хотя в этот момент подумал, что, скорее всего, они максимум через двое суток все-таки дооригинальничаются, обнаруживая в этом удивительное сходство с Фьоном-разве что последний считал, что это знаменательное событие случится немного позже, лет, этак, через сто-когда народ привыкнет к врожденному эльфийскому обаянию, испокон веков служащему им панацеей...
   -Ой!-неожиданно Сельтик хлопнула Аст по плечу и быстро ткнула пальцем куда-то наверх.-Смотри, звезда прилетела!
   Астэль оказалась не слишком привычной к резкий движениям и возгласам, а потому поступила по сценарию, веками разрабатываемому истеричными барышнями в соавторстве с разбойниками и мышами: взмахнула руками, как умирающий лебедь, зачем-то подскочила в воздух, несколько метров прокатилась на бревне (Сельтик с него уже грохнулась-у нее всегда были проблемы с вестибулярным аппаратом), после чего интуитивно почуяла опасность и, оттолкнувшись от бедного бревна, с залихватским воплем полетела в лопухи, а бревно с негодующим грохотом-под гору, в кучу какого-то металлолома.
   -Да ты что,-послышалось одновременно из канавы у забора и из пыльных лопухов,-с ума сошла?..
   Дальше объснения разошлись:
   -Разве можно так орать?-спросила Астэль.
   -Как ты с такими нервами живешь-то?-удивилась Сельтик.
   Ответов друг от друга они так, впрочем, и не дождались: Шива вытянул обеих из их временного пристанища, ворча "звезды летают... днем... а краску с собой я не брал, мела они, что ли, нанюхались...", поставил на дорогу, всеми восемью руками сразу стряхнул пыль и мелкий мусор и погнал домой.
   Фьон и Митрич страшно сердились; поэтому Сельти никому не решилась сказать о своем полуденном видении-отправят еще куда-нибудь, или, что самое страшное, на волынке играть запретят... Так что до поры до времени Астэль машинально приобрела статус предмета особо нервного и потому опасного, а Сельт-чересчур взбалмошного, и потому опасного чрезмерно. На этом и порешили.
   Экскурсий в этот день так и не было, зато кое-что интересное происходило на другом берегу реки, несколько восточнее и севернее, в пустынном месте, где раньше стоял город-краса и слава Западных Земель, но судьба его не сложилась, зато сам город потихонько сложился, скукожился, поразрушился, жители ушли... И там поселилось племя несколько иного рода, вида и семейства, о котором речь пойдет в следующей главе.
  

Глава одиннадцатая,

в которой происходит обещанное знакомство с нечеловеческим племенем, заселившим старый город, и с тем, как они докатились до жизни такой.

   Не лишне в связи с упомянутой темой осветить поподробнее вопрос о расовой принадлежности данного племени и, наверное, даже истории несчастного, всеми покинутого на произвол судьбы, города...
   Итак.
   Наверное, многие уже догадались, коль скоро речь здесь постоянно переводится на котов, они были, есть и останутся нацией с очень красочной историей, по которой надо не летописи писать, а рисовать комиксы; среди многих себе подобных выделялось население Старого Города с таким смешным названием, что его из уважения к науке и упоминать перестали лет триста тому назад. Короче говоря, с тех самых времен, как от местных жителей стали поступать первые указания на "чертовщину" (поговаривали, будто там завелся маленький черный призрак о четырех лапках и ко всем прохожим пристает с вопросом, не видели ли они его расколдовывалку, как только кто-то помянет Смешное Имя Города)... с тех пор район медленно стал переквалифицироваться в зону проведения зимних гонок на собачьих упряжках, осенних гонок на своих двоих, весенних заплывов на замерзаемость и летнего сбора грибов. В общем, курортный район, только пустынный очень. На первый взгляд.
   Коты, на самом деле, были народом предприимчивым, и знай историки об их сегодняшнем месте жительства, на сто лет хватило бы споров по вопросу об их роли в массовом переселении коренного населения. Однако, не поленюсь еще раз добавить, что эти мохнатые скрытничали, как шпионы, и без их согласия за стены города ничего не просачивалось, кроме шерсти в пору линьки, да и та-по строго отмеренному нормативу. Не думайте, что коты строили социализм! у них творились дела похуже. Исполнялось Пророчество.
   Вспомните любой мир, где кто-то (т. н. Волшебник/Бог/Ведьмак/и т. д) кому-то (Королю/Королеве/Злому Волшебнику/Другу/Врагу/продолжить список по своему усмотрению) что-то (без комментариев) когда-то (преданья старины глубокой как нельзя кстати!) предсказал-разве после этого кому-то стало лучше? Если уж откровенно, то сюда очень даже подходит знаменитая фраза знаменитого, но неприятного человека "Жить стало веселее". Правда, многолетние наблюдения и сравнения показали, что у Судьбы очень плохое чувство юмора, скорее, у нее лучше получается черный юмор, и потому бедные смертные расплачиваются за кратко- или долговременное веселье не только исполнением пророчества и парой масштабных сражений, без которых, как известно, никакой истории не получится, но и парой метров собственных драгоценных нервов. А коты по природе своей были довольно эгоистичны и предпочитали заварить кашу, немножко поковыряться в ней и после с легкой душой и чистой совестью (о наличии которой у них до сих пор шли споры) отдать на откуп кому-нибудь другому. Эльфы, пожалуй, были бы рады такому подарку, но Котам почему-то больше нравилось наблюдать за тем, как будут расхлебывать заваренное представители расы человеческой или любой другой, не приспособленной к такому эксперименту. Они бы с удовольствием объяснили это теорией врожденной приспособленности организма к тяжелым условиям и следствием из нее-если человека вернуть в первобытное состояние опасности, он будет жить и дольше, и лучше,-но
   а) их никто не желал слушать
   б) вряд ли бы это кого-то убедило.
   Короче говоря, сплошное столпотворение, а Пророчество опять неожиданно и не ко двору. Удивлены в данном случае были даже коты.
  
   Молодой кот, серебристый, как речная гладь, бочком прокрался в комнату, где давно уже не было ни дверей, ни стекол в окнах, ни куска потолка, а был только стол и сидящий на нем (прямо под уцелевшим куском потолка) кот, очень пушистый, седоусый и вида довольно солидного. Молодой нерешительно замялся у того места, где раньше обреталась дверь, и от смущения даже попытался ее закрыть, отчего едва не потерял равновесие и не покатился по лестнице обратно на улицу.
   -Не стоит облегчать мне задачу по спусканию с лестницы нежелательных гостей,-мрачно посоветовал седоусый.
   -В моем случае,-сказал кот,-легче спрыгнуть прямо сейчас, иначе вы меня убьете.
   -А ты мне не подсказывай,-после этого застольник принял выжидательное выражение лица и отвлеченно воззрился на потолок, чтобы не оттягивать момент объяснения.
   Смотреть на визитера стало совсем жалко. Прошло полминуты.
   -Ладно, попробуем иную тактику!-сдался кот.-Нас что, нашли?
   -Хуже,-отозвался молодой.
   -На опыты отправляют?
   -Еще хуже!
   -На исследования?
   -Нет.
   -Просят прочитать доклад, а Серый опять указал на заику?!
   -Хуж-же...-заикнулся молодой.
   -Значит, дом обрушился?
   Отрицательное покачивание головой.
   -Что, раскопки сорвали? забой пал смертью храбрых от рук коллег твоих, археологов?-на ум седоусому пришло самое страшное.-Или... что-то украли прямо из музея?!
   -Еще хуже.
   Старый кот встал в тупик, серебристый кот практически воочию узрел, как он топчется в окружении рыжеватых кирпичных стенок, расписанных диковинными узорами, объявлениями и надписями... но неожиданно стенка, преграждающая путь, с чудовищным грохотом обрушилась, а за ней стоял, смущенно переминаясь с ноги на ногу, Правильный Ответ. И седоусый не нашел ничего лучше, кроме как сообщить самому себе горькую правду:
   -Звезда упала. Трижды Великая все-таки явилась,-но до последнего в его голосе звучала нотка надежды, которой вы никогда не услышите ни у одного живого существа...
   Серебристому совсем не хотелось отвечать, но он себя пересилил и кивнул; в следующую минуту, уловив стремительные мимические метаморфозы на аристократичной мордочке старого кота, он развернулся и очертя голову рванул по лестнице, чудом не катясь по ней кубарем. Это его, собственно говоря, и спасло. Возле мохнатой лапы заседателя буквально пару секунд назад красовался довольно симпатичный пресс для бумаг-для красоты, ибо бумаг кот не писал, даже не потому, что не умел писать, а из-за никчемности данного занятия. В общем, он нашел, наконец-то, применение бедной болванке: сцапал ее и со всей дури запустил в стенку рядом с дверью!.. услышав треск, с которым бедная безделушка разлетелась на составляющие, серебристый мысленно возблагодарил своих звездных покровителей и, несколько замедлив ход, свернул за угол, оказавшись, таким образом, в безопасности.
   Коту, оставшемуся наедине с дурными новостями, было не настолько хорошо, как его юному соратнику... откровенно говоря, ему было во много раз хуже, ибо все тумаки за неподготовку, бестолковость и прочие статьи возможного на девяносто девять процентов обвинения посыпались бы исключительно на него одного. Весь ужас его положения был в том, что этот кот был не просто котом (конечно же...), а Верховным Котом, и звали его Аристархом. А если просто, то Ариком, но дело не в имени, а в той, которая двигалась уверенным широким шагом по направлению к его резиденции и от которой коту отчаянно хотелось сбежать или уж, на худой конец, вернуться в детство и стать маленьким безответным котенком, кроме "мяу", ничего не знающим...
   -Имей мужество, князь Аристарх,-подбодрил себя кот и попытался расправить усы, но только один-единственный ус согласился поддержать намерения своего хозяина; остальные были под влянием его настроений, и по-прежнему указывали кончиками на пол. Кот нашел некоторое успокоение в своих попытках совладать с собой и прилагал все усилия к их претворению в жизнь, чтобы ожидание не казалось таким долгим.
   Оно и не показалось.
   На порог мягко ступила высокая женщина-для бедного кота роста вовсе гигантского, особенно если начать смотреть снизу. Сначала в поле его зрения попали босые ноги, потом-узкие брюки, потом-подол широкого халата, когтистые руки, палевый хвост, узорчатый пояс, ворот халата-безрукавки, кошачья голова, уши, в одном из которых красовалась маленькая желтая сережка, потом глаза... желтые... Нет, зрительные рецепторы у нее не висели над ушами-просто Князь не набрался храбрости сразу посмотреть ей в глаза.
   Правда, у котов была замечательная черта характера-как только их припирали к стенке, они сразу превращались в тигров. Саблезубых.
   С полминуты оба молча таращились друг на друга, оценивая стратегии собственного поведения, после чего кошка неожиданно вскричала:
   -Аристарх!!!
   На это кот, выпрыгивая из кресла, ответил:
   -Трижды Великая!!!
   -Сколько лет, сколько зим...-прочувствованно удивились оба, хлопая друг друга по разным местам спины-куда удавалось дотянуться.-Как котята? как шерсть? хвост на дебатах не оторвали?..-то и дело раздавалось из клубка, образованного встретившимися.-Ну, видно, все в порядке!-на этой оптимистичной ноте (коты верили, что, если верить в лучшее, оно сбудется в обязательном порядке), приветствие кончилось, и коты уселись на подоконник, свесив лапы на улицу.
   -Как дорога?-учтиво начал расслабившийся кошачий князь.
   -Да паршиво,-наморщила нос кошка.-Метеориты докучают.
   -По-моему, мы скоро изобретем антиметеоритный порошок,-похвалился Аристарх.
   -Ух ты!-восхитилась Трижды Великая.-А вам он зачем?
   -Ни за чем,-радостно ответил кот,-зато изобретем.
   -Тоже логика,-признала кошка.
   Немножко они посидели молча, болтая ногами и изредка перекусывая цветочком в горшке с соседнего балкона: триста лет назад его так и бросили в городе, но коты были народом добрым, они бедное растение не оставили, несмотря на то, что кактусы, вообще-то, не любили, и стали поливать, как только вспоминали. И кушать иногда не брезговали-благо, рэндомзские желудки можно было набить практически чем угодно, все, что не переварится, отправится в запас. У одного древнего чудика после вскрытия целый клад нашли: он наградную орденскую цепь нечаянно съел (как можно не заметить два метра золота в процессе глотания, никто не смог спросить просто потому, что клиент уже был не в состоянии ответить-а было интересно...). Ну да речь не об этом... Плюясь колючками, коты съели веточку кактуса, запили экзотическое блюдо (за секрет его приготовления любой шеф-повар съел бы собственный колпак, а все гениальное просто...) хемлли, обсудили международные отношения и историческое развитие этносов за время отсутствия Трижды Великой, после чего та дала Аристарху право звать ее просто по имени: Чжань-цян У Дель Сельтик-ла-Мур.
   На князя стало совсем неприятно смотреть: кот, пытающийся что-то запомнить и осознающий свое в данном вопросе бессилие-не самое приятное существо во Вселенной; но, к счастью, леди Чжань-цян была сегодня добра, как никогда.
   -Если сложно, зови просто У,-смилостивилась она, обрадовав тем самым Аристарха до такой степени, что от излучаемой им положительной энергии чудом не расцвел обгрызенный кактус.
   -Ну, о чем сначала?-решила взять быка за рога У, и голос ее стал пакостен:-О делах или так, просто?
   Аристарх сглотнул и стремительно помрачнел. Приближалось Страшное.
   -Давай о делах,-решился он наконец, но уже в следующую секунду решил, что ничего бы особенного не стряслось, пожелай он сперва отдохнуть за светской беседой, но его нервы уж точно были бы гораздо целее! ибо над его ухом прозвучал Самый Наболевший Вопрос века:
   -Где наместница моя на земле, княжна де ла Мур?!
   -Урожденная Дюрюна,-машинально ляпнул кот и сам смутился, испугался и в итоге хихикнул.
   У-нян, кажется, не хотелось говорить о делах весело (портит хороших котов звездная жизнь...), но первоначальный вариант княжеской фамилии заслуживал комментариев; чтобы не пугать друг друга, коты отвернулись в разные стороны и прыснули в кулачки.
   -Ну и где она в итоге?-поинтересовалась гостья уже веселее.
   -Мы бы тоже дорого дали за правильный ответ,-ответил кот Аристарх.
   -Она что, сбежала?!..
   -Это заметно,-обнародовал печальную истину он.
   В редком согласии коты издали безнадежное "мя-я-я-я-яу!". Помолчали, глядя на небо.
   -Красивая какая башенка!-мимоходом воскликнула У-нян.-Жалко, сейчас рухнет.
   -Не надо!-взмолился Аристарх, чуть не упав с подоконника.
   -Чего не надо?-выпучила глаза кошка.
   -Б-башенку...-пробормотал Аристарх, понимая, что в девяноста девяти процентах из ста место башенки, если У-нян сильно злится, займет он.
   -А я тут при чем?-хмыкнула кошка.-Там раскопки под фундамент зашли... ой!
   Очень медленно и красиво, теряя на лету черепицу, башня накренилась и, словно подумав, не вернуться ли ей в прежнее положение, пока не поздно, и все-таки решив, что возвращаться-плохая примета, последовала намеченным путем. Вниз-сообразно силе тяготения. В воздух поднялась туча пыли, Аристарх возмущенно закашлялся.
   -Кому я говорил,-громко и негодующе заорал кто-то с земли.-Камушки из фундамента на память НЕ ВЫКОВЫРИВАТЬ!!!
   Из-под завалов, как тараканы, полезли во все стороны бравые коты-археологи, пропыленные, помятые и несколько пострадавшие, но блистательно живые: живучестью эти милые зверушки немногим уступали эльфам.
   -Вернемся к нашим делам...-решила У-нян, удостоверившись в том, что среди жертв-только башенка.
   -Дела плохи,-сообщил Аристарх.-Сбежала, как я говорил, наша княжна.
   -Ку... а, вы же не знаете...-кошка пригорюнилась.-А поискать не судьба?
   -Где?!
   -Где-нибудь, где всегда ищут!-рявкнула нежная дева.-У вас что, народу мало?!
   Аристарх смущенно потупился и объяснил:
   -Наука...-если бы кто-то, кроме гуманоидной кошки, услышал, как он произносит это слово, он бы немедленно умер с тоски по научной работе.
   -От вашей науки уже башни рушатся,-упрекнула его У-нян.
   -Да ничего,-оптимистично хмыкнул кот.-У нас их-просто завались!
   -Такое впечатление, что они этому и следуют...-Аристарх вздохнул и ничего не ответил; в глазах У-нян неожиданно блеснуло что-то студенческое, кошачье...-Пойду-ка я посмотрю,-заявила она,-что у вас тут за наука такая башнедробительная!
   В общем, так о делах и не поговорили...
  

Глава двенадцатая,

в которой экскурсия все-таки происходит, и немедленно активизируется Эльфийское Хаотическое Начало.

   Митрич за ночь сумел несколько успокоиться и даже начал часам к четырем утра подумывать, что экскурсии-вовсе не так уж плохо, а при воспоминании о нескольких неделях заключения в одной тюрьме за какие-то неизвестные ему преступления под названием "халатность" и "самонадеянность" (он не думал, что в неукрепленную шахту полезет кто-то, кроме него, если там и лежала-то одна ваза!), теперешний удел казался ему просто раем. Кошачьим. А в кошачьем раю, как известно, без приключений-никуда... поэтому некоторые считают, что коты бессмертны, и их рай-ни что иное, как земля, на которой они так замечательно живут и сейчас.
   Итак, обитатель райских кущ успокоился, взял книжку и, решив, что прямо на следующий день после создания объявления никто не придет, за исключением, разве что, хозяина порченого забора, уселся ее читать. Постепенно зачитался-книжка попалась интересная, она освещала некоторые доселе неизвестные вопросы происхождения народа рэндомз и его самоопределения как нации. И, хотя коту было глубоко фиолетово, как он там самоопределялся в прошлых воплощениях, он все равно решил дочитать до конца. Коты считали, что все в жизни пригодится в свой срок-полезное, между прочим, убеждение!
   Ничто не предвещало беды. День обещал быть солнечным, на ветке липы заливался одинокий воробей, где-то возле соседнего дома драли глотки два примитивных митричевых собрата, живущих там уже два года (так говорил Фьон), но до сих не смогших определить, кому же принадлежит привилегия первым отдохнуть на подоконнике веранды. Что было самым неприятным для ученого кота в этой истории-наличие на этой веранде еще трех подоконников примерно такого же строения, только гораздо просторнее и светлее; почему-то коты ни на один из этих выигрышных вариантов не польстились. Это говорило Митричу о том, что примитивно организованные коты ничем не лучше мышей.
   -Неутешительно,-отметил он.-Как же все-таки запутаны пути эволюции!..
   Это высказывание он на всякий случай записал на полях книги и хотел было продолжить чтение... но в этот момент дверь хлопнула, и вслед за этим он услышал шаги Фьона в коридоре. Правда, сопровождало его, почему-то, по меньшей мере человек пятнадцать...
   "Демоны!"-промелькнуло в кошачьей голове, и усы историка встали дыбом. Он почувствовал, что пропал.
   Однако не тем он был котом, что будет пропадать бездеятельно!-Митрич мгновенно сгруппировался, не успев додумать предыдущую отчаянную мысль, взял книгу в зубы и юркнул под журнальный столик в самый дальний угол. Там было пыльно и неуютно, но коты ценили жизнь гораздо больше обстоятельств, которые в этой жизни сложились... В другом случае Митрич, конечно же, попытался бы выпрыгнуть в окошко, но сейчас времени его открыть не было, а демоны неумолимо приближались...
   Дверь открылась, на пороге появились ботинки и штанины-выше кот видеть не мог, но пока вся экипировка была узнаваема, и она принадлежала в обиходе новоиспеченному музейному директору. Остальные двадцать четыре ботинка кот не узнал, но радости ему это не прибавило.
   -Митрич!-растерянно окликнул кота Фьон.-Ты здесь?
   "Так я тебе и ответил,"-мрачно подумал кот.
   Ботинки постояли на пороге еще пару секунд, после чего подошли к столу... Митрич зажмурился, а когда набрался смелости и открыл один глаз, на него уже таращились два желтых демонических ока, больше похожих в данный момент на два больших медных пятака (в этот момент историку стало по-кошачьи интересно, как они вообще поместились на лице непрошенного гостя).
   -Ты что здесь делаешь?-вполне по-человечески обалдел демон.
   Кот попытался спросить, а что это он тут делает и почему мешает ему читать, но что-то мешало... Фьон заметил, что общение у них не получается, и посоветовал:
   -Ты бы книжку-то выплюнул...
   Митрич разжал зубы и стеснительно плюнул в сторону несколькими бумажными огрызками.
   -Уже лучше,-отметил его просветитель.-Вылезай давай. Экскурсия пришла...
   Если бы кот мог (а он не мог, потому что в комнате было еще двенадцать человек), он бы заорал. Но он мужественно сдержал себя и тихо спросил, до последнего надеясь на ошибку произношения или расхождение в диалектах (с чего бы так, если они целую неделю превосходно друг дружку понимали?.. вот и я не знаю-прим. Мао):
   -Что?
   -Не что, а кто! экскурсия пришла!
   -Мама...-пискнул экскурсовод.
   -Я тебе не мама, а злой директор, и они уже меня задолбали,-интимным шепотом сообщил демон, пытаясь посмотреть на экскурсантов, не поворачивая головы, что у него, естественно, не удалось по причине крайне несовершенной физиологии шейного отдела позвоночника.-Так что ты вылезай, а то они меня порвут...
   -Ты что, я же не одет!-вякнул кот.
   -Извини,-быстро ответил Фьон и попытался отвернуться.-Ты долго будешь одеваться?
   -Нет,-коротко отозвался Митрич, поняв, что экскурсия неизбежна.-Там на столе лежит жилет, передай сюда...
   Демон хотел передать, но выяснилось, что среди первых гостей музея были дети (а дети чем-то сродни Духу святому, они вездесущи и неуловимы...), и они, увидев разноцветную тряпочку, решили ее посмотреть поближе, раз ожидаемое предприятие еще не наступило... вы пробовали когда-нибудь отнимать у детишек игрушки? Труднее этого-только сбросить татаро-монгольское иго! а здесь было нечто похожее, только иго даже сбрасывать не пришлось-кочевники были народом непосредственным, вскоре им надоел захваченный Запад, и их потянуло в родные степи; мирно распрощавшись с местными жителями, они спокойно удалились. Перед этим они терпели наследство своего воинственного хана целых шесть месяцев... На основании этого ученые выдвигали многочисленные гипотезы происхождения рэндомз от кочевников. Или наоборот. Ни одну подтвердить не удалось, ибо подопытные экземпляры в степи отыскать не удавалось, а рэндомз с упорством обреченных сбегали, все время выискивая для исполнения этого замысла новые и новые планы. Зато приводить в пример его стало невозможно-найдите-ка что-нибудь лестное в том, что твоя родина даже захватчикам надоела!..
   Фьон был демоном приличным, бегать за пятилетними сорванцами с криком "Отдай коту жилетку!" он постеснялся (хотя знал, что ни сам кот, ни тем более его прекрасные эльфийские коллеги стесняться бы не стали, а мотрагор бы вообще не тормозил ни секунды, да и вряд ли при нем кто-то осмелился "увести" предмет обихода), и вместо того едва не сбился на привычные методы сдерживания агрессии. На половине заклинания бедняга спохватился, покраснел и встал посреди комнаты, сложив руки за спиной, чтобы никто не увидел сыплющихся с них искр.
   -Ничего тебе поручить нельзя,-донеслось из-под стола, и, ко всеобщему изумлению, оттуда на своих двоих вышел кот. Мохнатый. С обрывками книги вокруг талии и того, что пониже.
   -Отдай на место!-грозно велел серый академик, вырвал из цепких ручонок вора свою парадную одежду и удалился обратно под стол походкой победителя (грудь колесом, шаг балетный).
   -Это что,-спросил голос из толпы,-экспонат?
   -Нет,-гордо ответил демон.-Это экскурсовод.
   -Получил образование в УДИВИВп,-подтвердили из-под стола.
   Никто ничего не понял, но многие расслабились-раз с образованием, значит, не царапается. Ошибались, конечно... но не разуверять же теперь.
   Тем временем нервное напряжение заставило образованного кота возжелать беседы.
   -Фьон,-шепотом начал он.-А откуда вы всех их выкопали?..
   -Тут Астэль приспичило сделать что-то на благо музея,-отозвался демон, и Митрич уже приготовился выслушивать истории о том, как она стояла на крыше и во всеуслышание провозглашала преимущеста их музея перед всеми другими музеями (хотя в городе их больше не было).-Тогда она вышла на порог и стала помогать Сельтик нарисовать вывеску.
   Если раньше Митрич полагал, что ему в голову пришел наихудший вариант развития событий (потому что он считал, что именно его поступки-самый худший вариант, а он в указанной ситуации поступил бы точно так же), теперь он понял, что переоценил свою фантазию...
   -Ты что, запутался?-поинтересовался Фьон.
   -Да!-ответил в отчаянии кот.
   -А в чем?-Митричев оппонент мыслил логически, даже если с лету у него это не получалось.
   -В мыслях,-нашелся кот.-Даже не знаю, что подумать...
   -Они знали, что подумать,-вздохнул демон.-Сижу я спокойно в комнате, а тут врывается команда этих художников-самоучек и начинает жаловаться на неправильную мыслительную работу у населения города. Что, спрашиваю, случилось? Ты не представляешь...
   -Они что, просились смотреть ужастики?-представил Митрич.
   -Нет... решили, что мы вводим смертную казнь через сожжение, взятки принесли. Пришлось всем билеты выдать...
   -А дети-тоже со взятками?!-вот что показалось историку страшнее вывески Сельти...
   -Сельт сказала, что их тоже пустить надо,-в этот момент один из пущенных по наводке Сельт цапнул его за ногу, желая убедиться, что это-вполне нормальные человеческие ноги, и демон вынужден был отвлечься на мелкого мародера и объяснения с его родителями.
   Митрич вздохнул, поправил жилет и вылез на свет ясный.
   В природе человеческой любовь к чудесам... несмотря на то, что у всех было время свыкнуться с персоной экскурсовода и самим фактом его иной физической природы, второе явление кота народу все равно не осталось без восхищенного "Оооо...". Маленький мальчик, недавно выступивший в роли клептомана, осторожно потрогал пальчиком мохнатую шкуру ученого и, неожиданно сообразив, что ее обладатель вполне себе жив и даже двигается, восторженно уставился на его хвост. Митрич занервничал-никогда не предскажешь, что приспичит подрастающему поколению стибрить на сей раз...
   -Ну что...-начал он не самым лучшим образом, но это было начало, и кот несколько расслабился: если еще не побили, значит, бить уже не будут, а то всякое бывает...-Я-эскурсовод.
   -Кот-экскурсовод,-подтвердил кто-то из толпы.
   -Совершенно верно,-степенно кивнул титулованный кот и прошествовал к первой комнате.-Заходим. Здесь у нас зал...
   Не успел Митрич договорить, как его настигло необыкновенно мерзкое чувство... он понял, что забыл, ЧТО именно находится в этом зале.
   -Ой, какой у нас тут интересный зал,-затараторил кот, пытаясь открыть дверь и соображая, что ее кто-то держит ("Демоны... добрались..."-только колоссальное самообладание не позволило ему оповестить об этом удивительном открытии всех окружающих).-Только вот... по-моему, не та это дверь...-он прокашлялся и возвысил глас:-Это не тот зал! недавно работаю, путаюсь еще...-прежде, чем позвать публику в другой зал он, однако, незаметно подергал дверь, и только заглянув внутрь, решился провозгласить:-Здесь у нас зал предметов обихода наших предков. О-очень важный!
   Пока кот соловьем заливался на предмет важности предметов обихода в жизни наших драгоценных предков, их потомков, нас... то есть, нас-их потомков и так далее и то прочее, Фьон решил проверить, что за демоны окопались в Зале Неудачного Дебюта. Вернее, сначала он подумал, что неплохо бы ему проверить его на наличие сверхъестественных элементов... потом испугался. Он был все-таки еще очень молодым демоном, зато где-то в районе второго этажа околачивались две сестры-эльфийки, которым сам черт был не брат (и никто другой, кстати, тоже).
   Потихоньку прикрыв дверь за Митричем, сопровождаемым по пятам вежливо охающими горожанами, Фьон рванул наверх рыжей белочкой.
   Аст, конечно же, сидела на полу, в куче книг, с горящими глазами и растрепанными пыльными вихрами на голове вместо привычной прически, и копалась в оных книгах с таким воодушевлением, какое присуще только эльфам, ни разу в жизни не побывавшим библиотекарями. Сельтик присутствовала рядом, косилась любопытным оком на свою близняшку, но занималась отнюдь не трудами неизвестным авторов-ее привлекала, как всегда в одиночестве (сестра не в счет), только ее ужасная волынка. Фьон понимал, что с ее точки зрения это-искусство, но...
   -СЕЛЬТИК!-вскричал он, намереваясь отвлечь хотя бы ее от теперешнего дела.
   -И?-издала волынка.
   -А словами?
   -Чего?-спросила на сей раз Астэль, крайне неохотно оставляя толстый том "Как сделать дом пригодным для жилья за 24 часа".
   -А где Шива?-сразу сдался демон.
   -Найди и спроси,-ответила Сельтик, уставшая от занятий музыкой.
   -Значит, ты не знаешь?-решил уточнить он.
   -Почему же не знаю?-удивилась эльфийка.-Очень даже знаю.
   -Но искать в уже обозначенном месте неинтересно,-поддержала ее Аст.
   Фьон тихо удивился собственному самообладанию, позволившему ему относительно спокойно сообщить девушкам, что у него, к сожалению, сейчас нет ни секунды на поиски пропажи, и он просто умирает от желания тут же узнать, где же она-он околачивается.
   -Много теряешь...-дала ему последний шанс развлечься поисками Аст, но, поняв, что на сей раз ее коллега непреклонен, сообщила:-На кухне он.
   -То есть, там, где по общему решению находится кухня,-уточнила Сельтик не без примеси ехидства.
   -Значит, не в том зале, где... этот... эти...-мучился беспамятством демон.-Какой у нас зал прямо перед посудой?-так и не вспомнил он.
   -Военно-снарядительный,-ответила Сельтик, прекрасно помнившая, где именно в доме помещаются витражи ее работы.-А там что?
   -Точно не Шива,-хмыкнула Астэль.
   -Нечто очень тяжелое, и оно держит дверь,-сознался Фьон.
   -Тяжелое?-загорелась Сельт.
   -И держит?-бросила книгу Аст.
   "В принципе, я и не сомневался..."-подумал демон, плетясь вниз по лестнице вслед за эльфийками, скачущими через три ступеньки.
   -Ой, а как мы сюда залезем?..-спасовала Сельтик.
   -Может, в окно?-предложила Аст, но ее сестра издала негодующий вопль, ясно говорящий о том, что она свой витраж будет защищать до последнего; Фьон вздохнул:
   -Видно, Шива хемлли не допьет.
   -Почему?
   -Звать его надо, вот почему!
   -Зачем?
   -Дверь ломать.
   -Ой, не надо дверь ломать!-воспротестовали обе девушки.
   -Жалко,-прибавила Аст.
   -И вдруг мы что-нибудь сломаем...-справедливо усомнилась в собственной аккуратности Сельтик, на всякий случай пряча руки за спину.-Ну, кроме двери!
   -А что делать?-спросила воздух Астэль и села на ступеньку лестницы.
   -В таком случае, мыслить логически,-решил Фьон, приземляясь прямо на пол.-Что у нас в этом зале такого, чтоб оно могло припереть дверь и ее держать?
   -Или из-за чего...-подумалось Аст.
   Сельт, видимо, из-за недавних упражнений с волынкой, пришла в отменно хорошее состояние и даже была способна логически мыслить-она мгновенно выпалила:
   -Доспех!
   -Думешь, его могли украсть?-не сумел последовать за ходом ее мыслей инициатор процесса.
   -Нет, я думаю, что он решил выйти и проветриться...-такой вывод могла сделать только Аст...-Вы же сами не знаете, что на него наколдовали!
   -Зато знаем, к чему это привело,-очень радостно сообщила Сельт.
   Заметив столь необычное в создавшемся положении состояние эльфийки, демон стал подозревать неладное; наверное, именно из-за стресса некие винтики, управляющие безупречно отлаженной работой его разума, свинтились, и на мгновение ему стала доступна вся путаница, царящая в сознании Рэндома Обыкновенного, и весь ход его мышления-тоже... кажется, сделанные сим путем выводы его не обрадовали.
   -Тебе идет зеленый цвет лица,-задумчиво отметила добрая Сельти.-Слушай, Аст, а может, его покрасить?
   -Не надо меня красить!..-именно на этой фразе лекция Митрича о собранной в музее коллекции горшков и кастрюль закончилась, и все экскурсанты получили возможности лицезреть сразу двух эльфиек с пакостными лицами и целого демона, старающегося замаскироваться под стенку. К несчастью, хамелеоном он не был, умел только краснеть (ну и зеленеть в исключительных случаях), а стенка была не красной и даже не зеленой-поэтому свои эмоции ему скрыть никак не удалось.
   -Нет, это не экспонат, нечего на него любоваться,-пришел ему на помощь отважный Митрич в полосатой жилетке.-Это всего лишь наш директор, и он сейчас очень злой... так что мы сейчас пройдем в зал, где выставляются предметы культа...-однако в толпе оставались упрямые социальные элементы, которым демон был гораздо интереснее предметов культа.-ЭТО даже НЕ предмет культа!-очень раздраженно заорал кот, не переносивший невнимания.-А того, кто считает иначе, я... он... мы... сейчас поцарапаем!
   Последнее обещание возымело должное действие, и толпа экскурсантов в полном составе отправилась осматривать предметы культа. Шива же, допивший все-таки хемлли, вылез из кухни, на цыпочках подкрался к неизвестного происхождения дитяте, очень занятому тарелкой, чье происхождение было ничуть не яснее, и, согнувшись впополам, как можно вежливее прорычал:
   -Ребенок, не трогай Икспонат!
   Ребенок, который по всем правилам должен был бежать прочь, призывая маму, обернулся, похлопал глазками и как схватит бедного мотрагора за нос!
   -Ай!-однообразно напугались все, и обе эльфийки, в душе большие оригиналки, немедленно смутились-их расстроило столь огромное сходство с остальными. Шива, однако, самообладания не потерял и мрачно прогнусавил:
   -Бедя тоже бе бадо твогать. Са-авсем бе бадо!
   У мальчика сдали нервы, и он испарился с такой скоростью, что растерянный мотрагор с тоской во взгляде посмотрел ему вслед-ставилась под сомнение репутация его народа как самого бегучего народа Дюрхенайнд... правда, спросить было уже не с кого, а свидетели, судя по лицам, потеряли дар речи, и эти обстоятельства несколько утешили обиженного.
   Зато Фьон, отвлекшись от новой напасти, тут же вспомнил свои выводы.
   -Нет, ну какой же ты все-таки симпатичный, когда зеленый...-умилилась Сельт.-Шива, посмотри...
   -Ничего особенного,-буркнул Шива, проверяющий, не стряслось ли чего с его носом, ибо мотрагор без носа, по его понятиям, был совершенно неправилен. И другое дело, если он оттяпал себе нос в шахте-а в сражении с малым дитятей?..
   -Коллеги,-Фьон даже не обратил внимание на поползновения исправить его внешность,-а вам не кажется, что они могут все ломануть за ним?
   -Кто?-удивился Шива.
   -А ты не... а, ты не!-догадалась Астэль и приступила к объяснениям:-Там стоит доспех...
   -В пятьдесят килограмм,-добавила Сельтик.-Ритуальный.
   -Королей Срединного королевства!
   -Этот доспех я никогда не забуду,-с чувством заверил их мотрагор.-А дальше что?
   -А дальше вот он...-сообщила Аст, тыкая пальцем в директора.
   -Я,-согласился Фьон.
   -Пришел утром сюда,-продолжала эльфийка.
   -С Митричем,-добавил демон.
   -А он ушел с экскурсией,-молвила Сельт.
   -Митрич.
   -Ну?!-не прояснялось в голове восьмирукого.
   -А этот зал оказался закрыт!!!-громко сообщили все посвященные сразу и замерли в ожидании фразы "Так это я сам его вчера закрыл..."; мотрагору их было нечем порадовать.
   -Загадочно,-объявила Астэль.
   -Паршиво,-возразил Фьон.
   -Давайте я в окошко посмотрю, кто там,-предложил Шива.
   -А бить не будешь?-насторожилась Сельт.
   -Нет!-возмутился такому подозрению тот.
   -Окно,-уточнила девушка, сообразив, что оказалась непонятой.
   -Н-не буду,-выжал мотрагор; ему витраж очень не нравился, он вообще был не поклонник драконов, потому что они постоянно лезли именно в те горные районы, где на данный момент обретался он. Будто специально следили. (Собственно, именно потому он сейчас не копался в любимых рудниках, а сидел в этом несчастном городе и работал в музее собой.)
   -Пойдемте тогда смотреть,-расслабилась девушка.-Я всеми лапами за!
   -Кстати о лапах,-вздохнул Фьон.-По-моему, мы несправедливо забыли Митрича, а он, между тем, вполне достоин тоже пойти посмотреть, что ж такое у нас творится.
   -У него экскурсия...-напомнила Аст, с подозрением косясь на нео-директора.
   -А у нас-доспех,-Сельтик очень рвалась узнать, наконец, судьбу указанного экспоната.
   -Ничего, я его сейчас позову,-решил было Шива, не поклонник споров.
   -С твоей стороны, конечно, очень мило... но кто тогда будет за него работать?!
   -Сам недавно рассказывал про свободное время,-буркнул мотрагор.
   Демон немедленно вспомнил детишек, и его прошиб холодный пот.
   -А пусть с ним звезды пребудут, с Митричем!-быстро сообщил он, начиная скоростное продвижение к выходу,-мы как-нибудь сами, а потом уже расскажем, мало ли что, испугается... Окно еще поколотит,-применил он последний аргумент, заметив тени сомнения на лице Сельтик, очень привязанной к коту.
   -Эх...-тяжело вздохнула последняя и сдалась.-Ну, пошли смотреть!
   Маленький отряд спасателей доспеха и репутации музея бодрым строевым шагом прочесал двор, перелез через собственный забор, почему-то выросший поперек дороги ("Аст, это еще что такое?!"-"Сносить было жалко!"), свалился в кусты и клумбу ("Аст, откуда у тебя кактусы?!"-"Ничего больше не росло..."), вытащил все колючки из наиболее уязвимых мест (и менее уязвимых тоже, потому что они тоже не были лишены нервных окончаний), кое-как поднялся и, продираясь через экс-аллеи, заросшие черной смородиной, потащился к окну.
   -Вот оно?-спросил Шива.
   -А почему не красное?-засомневалась Астэль.
   -Может, отсвечивает?..-засуетился Фьон.
   Сельт обошлась без восклицаний. Она вскарабкалась Шиве на шею, кое-как устроилась там поудобнее, чтобы не грохнуться, и, вцепившись в оконную раму, заглянула в окно.
   -Ой,-громко сообщила она,-это вовсе не то окно!
   К несчастью "не то окно" скрывало (весьма неумело по причине своего химического строения, подразумевавшего абсолютную прозрачность) зал, где помещались Митрич и экскурсанты. И они как раз повернулись к явившейся Сельтик, чтобы взглянуть, впрочем, не на нее, а на стоящий рядом макет алтаря в храме Срединного королевства времен религиозных реформ...
   -...так что на нем помещались статуэтки всех-всех-всех богов и богинь, придуманных к тому времени разными фантазерами,-упоенно бормотал кот, вошедший в роль.-Но их было настолько много... ээ... по приблизительным подсчетам, около двухсот двадцати пяти только к первому году реформ, а они длились, как известно, три года-с 993 по 995. Из создавшегося положения был найден весьма оригинальный выход, все статуэтки делались всего в сантиметр высотой и прятались внутрь алтаря. Видите, он внутри полый,-с этими словами Митрич аккуратно подергал за одну из стенок алтаря; Сельт съежилась-это была ее работа, а то, что было сделано ее руками, долго на свете не заживалось...
   "Комета!"-обреченно подумала она, наблюдая за Митричем, растерянно пытавшемся незаметно приклеить дверцу на ее природное место.
   -Ну... э...-протянул он и обернулся к слушателям, придерживая дверцу задней лапой и хвостом.-Э!-неожиданно сменил интонацию он.-Человече в синем свитере, хватит дергать за руку бога, он не железный! И даже не золотой, а вполне себе деревянный, крашеный, наши эльфы делали...
   Человече суеверно попятился от бога. Сельт обиделась.
   -В общем, там внутри алтаря прятались эти боги...-затрещал Митрич. Поправился:-Статуэтки! и доставались по мере надобности. Вроде как присутствуют, но если кому-то чего-то видеть не следует, не видят. Вот бог войны, например, враждовал с богом воды, доспехи от нее ржавели, по логике вещей... А теперь поднимем глаза немного выше...
   Очевидно, он считал залогом успеха синхронность действий экскурсовода и экскурсантов, а потому поднял глаза только вместе с ними; удивленное-напуганное-расстроенное-круглоглазое лицо Сельтик в окружении растрепанных цветных кудрей произвело на него неизгладимое впечатление.
   -А сейчас мы видим,-пролепетал он,-явление на землю древней богини бардака, имя которой в суматохе позабылось... прошу любить и жаловать!
   Богиня бардака была очень польщена оказанной ей честью, но тут Шиве надоело работать подпоркой, и он, дернув ее за ногу, осведомился, не собирается ли она тут всю оставшуюся жизнь прожить. Сельтик немедленно почувствовала себя очень виноватой, попыталась развернуться и объясниться с неправедно пострадавшим за доспех, но не удержалась, взмахнула руками и полетела вниз.
   -Ой, лови ее быстрее!-вскричала Астэль, отважно бросаясь наперерез сестре.
   С другой стороны примерно в ту же точку устремился Фьон-сообщить, что нашел нужное окно,-но не рассчитал расстояния инерционного движения, проехал пару лишних метров... совсем немного-но этого хватило с головой для того, чтобы врезаться в Аст, грохнуться на землю и послужить, таким образом, амортизатором для пикирующей эльфийки.
   -Ооооооо...-дружно протянули все...
   -Скажите спасибо, что не рухнул я,-попытался утешить товарищей Шива.
   -Спасибо, дружище!-выразила общие настроения Аст. И это была ОЧЕНЬ искренняя благодарность...
   Шива поднял всех с земли, поставил на ноги, отряхнул, как маленьких детишек и, с интересом уставившись в следующее окошко, произнес:
   -А не это ли окно нам нужно?-задумчиво так...
   -Давайте теперь будет кто-нибудь другой показывать на окна!-выпалила Сельтик, которой очень не понравилось падать, особенно на Фьона-уж очень он был костляв. Фьону свершившееся не понравилось еще больше, но он пострадал гораздо больше, и оттого временно лишился дара речи. И, хотя не так уж он ценил этот самый дар речи, демону было немного обидно-"Хоть бы спросили, хочу ли я, чтоб меня отдали в подушки..."-примерно такие мысли его и занимали.
   -Я, по-моему, знаю, где наше окно,-выдавил он полминуты спустя.-Это немного подальше...
   -Подальше, так подальше,-примирительно пробормотала Сельтик.-Веди!
  
   Привел.
   -Аст,-решил высказаться Фьон,-смотрю я на этот музей, а в особенности на то, что находится вокруг него, и меня не оставляют подозрения в том, что ты где-то здесь рыла карьеры. Причем очень большие и глубокие!
   -Пару холмиков нашел и...-вякнула было эльфа, но полученные производственные травмы явно не настроили демона на миролюбивый лад.
   -ПАРА ХОЛМИКОВ?!-вскричал он.-Ты ЭТО называешь парой холмиков?!
   -Ну, посчитай,-не сбилась с мифического панталыку Астэль.-Раз, два...
   Неизвестно, до чего они досчитались бы, но тут в головы Шивы и Сельтик одновременно пришла одна и та же единственно верная мысль, направленная на избавление музея от очередной ссоры между директором и экс-директором. Они оба ткнули пальцами в сторону окна и хором выпалили:
   -Ой, посмотрите, как интересно!
   Прямо в цель! Сельтик даже почудился упругий звук удара стрелы в деревянную мишень, в самое твердое место-в сердцевину...
   -А что там?!-Аст немедленно полезла в самый авангард, и даже Фьон вытянул шею, пытаясь заглянуть в окошко.-Таинственно...-прозвучала в тишине оценка происходящего, и наблюдатель, умерив пламя, горящее в серых глазах, скромно отошел в сторонку. Вид доспеха, исполненного достоинством и караулящего дверь, поразил ее в самое сердце, точно так же, как и вид баррикады, образованной всеми остальными экспонатами-созерцая такую картину, трудно остаться равнодушным.
   -Ну и что делать будем с этим таинственным?-осведомился Фьон.
   -Как это что?!-остолбенел Шива.-Ты заколдовал, ты и расколдуешь!
   -Э?-встрепенулась Аст и уставилась на директора.
   -Сельт!-вспомнил автора заклинания тот.
   -Ой!-откликнулась Сельт, и в сердцах ее друзей поселилось такое странное мерзкое предчувствие...
   Судя по всему, она всегда оправдывала ожидания.
   -Я его забыла,-сообщила она.
   -СЕЛЬТИК!!!-взвыл Митрич, сваливаясь с забора и исполняя несколько па танца "Гнев богов или Спасите-Помогите".-Ну как ты могла!.. впрочем, я и не сомневался в твоих способностях.
   -Митрич,-с замиранием сердца задала ответный вопрос эльфийка.-Ты что, оставил там экскурсантов?..
   -Ну как ты могла так подумать!-возмутился кот, принимая очень оскорбленный вид.-Я их выгнал и дверь запер... только вот...
   -Предчувствий сегодня-через край,-пробормотал Шива.-И все плохие.
   -...ключ потерял...-на морде кота как-то неуловимо сменилась расстановка мимических мышц, и в следующую секунду на нем застыла покаянная гримаса.
   -Как мы могли сомневаться в ваших способностях...-пробормотала безгрешная на сегодня Астэль, но, чтоб не расстраивать остальных, осведомилась:-А никто не помнит, чем я вчера печку топила?
   -Ты намекаешь на список?-странным голосом поинтересовался Митрич.
   Ответ был положительный.
   Кот исполнил начатый танец до конца, упал на травку и скрестил лапы на груди.
   -Не горюй!-подбодрил его Шива.-В крайнем случае дверь сломаем...
   -Жа-а-а-а-алко...
   -Ну, тогда будем сидеть на улице,-сделал обоснованный вывод мотрагор, сел на холмик и пригорюнился.
   -А я не хочу на улице,-брякнула Сельт.
   -Давайте разобьем окно,-предложила Аст.
   -Счаз!!!
   -На втором этаже,-поправилась эльфийка.-Я в той его части ни разу не была...
   -И таким путем не будешь,-отрезал Фьон и тоже сел на холмик-благо, их было предостаточно, чем и воспользовались все остальные.
   -Хорошо сидим,-отметила Сельтик.-Только бестолково.
   -Доспех наш тоже хорошо сидит,-буркнул Митрич.-И сейчас кое-кто за подстрекательство по... в общем, получит.
   -Опять я?-обиделся Фьон.
   -Да давайте я дверь сломаю...
   -Никаких дверей!-распорядилась Астэль.-Сейчас Митрич...
   -Да, давайте все шишки на меня валить!-не полез в карман за словом Митрич-пожалуй, только потому, что у него уже все карманы были забиты, и приходилось брать слова прямо с поверхности.
   -...мы с Митричем,-поправилась эльфийка.-Мы пойдем к забору искать ключ.
   -Комета!-воскликнула Сельтик, радостно хлопнув себя по коленям.-Какая идея!
   -Давно я хороших идей не слышал,-изрек Фьон.
   -Чем реже слышишь, тем больше ценишь,-изрекла Астэль.
   Демон хотел сказать, что философствующих эльфов видел еще реже, но вспомнил, что эльфа, не нашедшего в бездонных карманах достойного выпада в ответ, не видел вовсе, и решил помолчать до лучших дней. Митрич же неожиданно понял, чем ему грозит такая спутница, как Аст, чем это грозит ключу и музею...
   -Нет, я лучше сам, один,-страдальчески вымолвил он. И вздохнул, воздев очи горе:-Я так полюбил одиночество за последние полтора часа!
   -Бедный Митрич,-пожалела кота Сельтик, опасливо покосившись на объект жалости-вдруг ему придет в голову задействовать в лекциях и ее?..
   Кот был прозорлив, а мысли на мордочке Сельт отражались так ясно, что не прочел бы их только слепец; он буркнул:
   -Ничего, ты полностью обезопасила себя сегодняшним выходом!
   -Порядок там, где нас нет,-фыркнула девушка, расслабившись.
   -Бедный наш мир!-неожиданно взвыл Шива.-Бедный наш музей! бедный этот город! бедные мы! Столько эльфов на квадратный метр площади!!!
   Астэль очень не любила доставлять кому-то неприятности; она виновато потупилась и сложила руки перед грудью с таким видом, будто сейчас начнет исповедываться во всем содеянном и несодеянном за недостатком времени. Эльфы вообще любили рассказывать про то, что они не сумели сделать-им казалось, что рассказанное уже наполовину свершилось, хоть бы и в чьем-то разуме. Мысли, как известно,-всего лишь отражение сущего! точно так же и Сущее-отражение мыслей; эльфы преспокойно существовали в созданной ими же модели замкнутого круга, на жизнь не жаловались и творили бардак, как могли, называя это "всемирной развлекаловкой". Только в последнее время в отдельные головы начала закрадываться мысль о том, что это не всем нравится... ну да это не важно.
   -Не плачь, Шива, мы от них все равно не избавимся,-пробормотал Фьон.
   -Совершенно верно,-подтвердила Сельтик.-От меня еще никто не избавлялся.
   -А от меня-да,-вздохнула Аст.-Как только он мне надоедал, так сразу и избавлялся...
   -И от пары килограммов провизии, да?-неудачно съехидничал демон.
   -Не-е-е-ет!-взвилась эльфийка.-Да как ты мог про меня такое подумать? больше пятисот граммов ни в жизнь не брала!
   -Какая молодец,-пробормотал Митрич, удаляясь потихоньку к забору.-Кхм... странная у них физиология! Интересно, и сколько ж ты проживешь на полкило орехов?..
   Уж через пять минут не сильный в математике кот, пытаясь рассчитать дневную норму продуктов, воды, составляющих продуктов, количества придорожных родников, городов, колодцев и километров, на которые хватит энергии, полученной от продуктов, совершенно выдохся, уселся на камушек и с полминуты был занят тем, что наводил привычный беспорядок в голове. Когда цифры опять были растеряны, и все пришлось бы начать сначала, возжелай он этого испытания, Митрич облегченно вздохнул "Умррр!", вытер лапой лоб (совершенно бестолковый жест, но ему нравилось, ибо выглядело очень солидно), встал с камушка и отправился завершать поиски ключа, преисполнившись желанием обрести итоговый успех.
   Тем временем эльфам, Шиве и Фьону надоело ждать исхода котовьего квеста, и они по старой дружбе решили ему помочь... вернее, решила Аст; Сельтик, по старой привычке и родству духовному, ее поддержала, Фьона они не послушались, заявив, что он в музее директор, а здесь они себе сами директора, короли и ханы-басурманы... "Или хановья?.."-неожиданно переклинило Сельт. Этот вопрос очень увлек ее сестру, а вместе с нею-и всех остальных, обрадовавшихся возможностью несколько сбить с них участливость; минуты две все дружно решали проблемы склонения существительных, пока не выяснилось, что слово "Хан"-прилагательное, и обозначает оно на восточном диалекте дерево дуб...
   -Ой, нет, это-не прилагательное!-испугалась сама себя Аст.-Это существительное.
   -Но что же тогда получается?-обалдела Сельтик.-На каком языке мы его начали обсуждать?
   -Тъё-эйли,-сообщила ее сестра.
   -Ар-р!-решительно возразила та.-Тин-рэ чиу эрл...
   -Фоанних!-назидательно объявила Астэль, тыкая пальцем на восток.
   -Разве?-перешла на общее наречие Сельтик.
   -Уверена!
   -Нет, по-моему, все-таки это-степное слово,-не сдалась девушка.
   -Кто у нас специалист по степям?
   -Митрич...
   -Митрич!!-воззвала Сельтик, решительно направляясь к забору.
   -Говорил же я тебе,-печально вздохнул Фьон.-Надо было сразу вязать и сложить у стенки штабелем. А теперь хлопот не оберешься...
   Митрич, твердо решивший с сегодняшнего дня взять себе титул Многострадального, все еще искал ключ, когда его самого нашли две озадаченные лингвистически неподкованные эльфийки.
   -Митрич,-с места в карьер вопросила почетная делегация,-а как будет склоняться правильно "ханы" или "хановья"?
   -Ханы,-буркнул сердитый Митрич.
   -Зря спорили,-отметила Астэль.
   -Воистину зря,-согласилась Сельтик.
   Обе девушки с извинениями пожали друг другу руки и душевно сообщили, что зла ни на кого не держат. Это Митрича порадовало, но, кажется, этот день был не в его честь... Неожиданно гости вспомнили, зачем они к нему собирались еще перед ханской дилеммой, и решили, не откладывая в долгий ящик, приступить к исполнению задуманного. Разделившись на два отряда по одной эльфийке, они попрощались и отправились прочесывать призаборные территории.
   -Пути эльфийские неисповедимы!-горестно вздохнул кот, оставляя их на произвол судьбы за полным бессилием помешать.-Неужели я настолько большой, чтобы упасть одновременно со всей поверхности забора?!
   Он-то точно помнил, откуда упал! поэтому, не найдя ни намека на ключ по эту сторону забора, кот вздохнул, поплевал зачем-то на лапы, вцепился когтями в доски ограды и неторопливо полез наверх, чтобы спуститься на другой стороне...
   -Аааааааа!!!!-неожиданно заорали откуда-то снизу два подозрительно знакомых голоса, и Митрич, не успев отдать себе отчета в том, что же это такое и что следует делать, уже пробежал три метра по тонкому забору, одним прыжком преодолел еще метра полтора-и очутился на крыше музея.
   -Оййййй...-хором отреагировали эльфийки. Три заборных доски рядом с ними обрушились, и в сопровождении адского грохота и тучи пыли перед ними возник Шива с выглядывающим из-за него Фьоном (он в образовавшуюся щель не пролез).-Мы не нарочно!
   Девушки переглянулись, желая удостовериться, не соврали ли они друг дружке, но нашли в лице каждой из них полное соответствие своему представлению о ходе мыслей подруги, и уже с железобетонной уверенностью заявили:
   -Мы совершенно не хотели!
   -Вам никогда ничего не хочется, но именно это у вас в итоге и получается!!!
   Митрич, сидя на крыше, обнял обеими лапами трубу и обреченным взглядом уставился в одну точку.
   -Вы его скоро совсем уходите,-укоризненно сказал Шива.
   -Давайте его лучше оттуда снимем,-предложила Астэль.-А что все на меня смотрят?!
   -У тебя в таких делах очень большой опыт,-коварным тоном отозвался Фьон.
   -И вообще, я по деревьям лазать не умею,-открестился Шива.
   -А я умею, но высоты боюсь,-сморозила Сельтик.
   -Если ты высоты боишься, то как же лазаешь?!
   -А я не лазаю,-объяснила девушка с подкупающей улыбкой,-я сначала научилась, а потом уже бояться начала. С тех пор, как на меня кот с пятого этажа упал...
   Беседуя таким образом, они подобрались к самому дому, и последние реплики Митрич уже мог слышать, и оттого не замедлил откомментировать:
   -Если меня не снимут, сейчас на тебя еще и я упаду!
   -Уже иду,-быстро объявила Астэль и вскарабкалась на забор, где застыла в нерешительности, стоя в балетной позе и нерешительно покачиваясь, подперев рукой щеку.
   -Ты чего там тормозишь?-забеспокоился Митрич и вытянул шею, пытаясь не оторваться от трубы и выяснить в то же время, почему его не спасают.
   -А я не запрыгну...-покаялась эльфийка.
   -Разбегись,-посоветовал Фьон, на что ему ехидно ответили:
   -Сам разбегись!
   -Места не хватит...-попытался оправдаться демон.
   -Думаешь, мне места хватит?-фыркнула эльфийка.-А! ты в этом смысле!-прозрела она.-Я сейчас спрыгну!
   Спрыгнула. Фьон никуда не полез-оказалось, он тоже высоты боялся.
   -Как только я-на дерево, все сразу-высоты бояться!-пробурчал оскорбленный до глубины души Митрич, и Астэль с горьким вздохом снова отправилась покорять забор больше для того, чтоб показать ему, что о нем еще думают...
   -А можно я поколдую?-неожиданно взмолилась Сельти.
   -А Фьон на что?-удивилась Аст.
   -Да пусть делает, что хочет...-махнул на все лапой кот.-Хуже уже не будет.
   У остальных было другое мнение, но они возражать не стали.
   -Ариамшу,-сказала Сельтик, и все машинально попятились к забору; Аст пятиться было некуда, и она стала примериваться к крыше дома, намереваясь спастись там... адреналин-великая сила, что бы там ни утверждали всякие!..
   Раздался душераздирающий грохот, а он может быть и таким, проверьте сами, ибо это просто-разрешите какой-то цветной девице вызвать из вашего дома, прочно закрытого, некое громадное существо, сотканное из пятидесяти килограммов металла, не знающего преград на пути к повелительнице. На бедных музейщиков сей опыт был горек... Из тучи пыли, заклубившейся на месте, где раньше были двери, выпорхнул легкой ласточкой огромный доспех и, клацая отдельными составными частями, полетел над зеленой травкой к месту котобедствия.
   -А менее травматично... никак?-пролепетал Фьон.
   -А менее травматично сам не захотел,-ответила Сельтик и пальчиком поманила доспех к себе.-Кис-кис-кис!
   -Мне кажется, это лингвистически неверно,-вякнул с крыши Митрич.
   -Мне тоже,-согласилась Астэль, обнимая здоровенную иву всеми руками и ногами.
   -Логически было бы звать его...
   -Бряц-бряц!
   -Или дос-дос...
   -Бряц-бряц мне нравится больше.
   -Впрочем, мне тоже,-вздохнул кот.-Бряц-бряц-бряц!-от нечего делать замурлыкал он.
   Сие нехитрое открытие произвело умопомрачительный эффект:
   -Митрич, да ты колдун!-восторженно возопила Сельтик, открыв рот.
   -Ай-яй-яй!-дурным голосом заверещал новоиспеченный колдун.-Убери его отсюда, я его бою-у-у-усь!
   -А я-нет!-отважно молвила Астэль, но доспех развернулся на голос автора его имени, и эльфийка, отшатнувшись, с невнятным писком рухнула в сад.-Таинственно...-послышалось откуда-то из-за забора.
   -Ты жива?-заволновался Шива.
   -Логично полагать, что да,-обрел контроль над собой Фьон.-Если да, вылезай обратно!-он решил все же заручиться поддержкой запрашиваемой.
   Ответа не было, но через полминуты из-за забора показались волосы вперемешку с листьями, довольная физиономия Астэль со ссадиной на скуле и ее туловище, облаченное в рубаху самого плачевного образа. Все это биологическое сооружение воздвиглось на заборе монументом приключенцам, подмигнуло землянам и гордо сообщило:
   -Отличный был полет! Митрич, я иду тебе на помощь!!!-неожиданно сбило ее с намеченного курса вниз по эту сторону забора, и храбрая эльфийка, выпрямившись, начала разбегаться. На кромке забора. На ширине двух сантиметров.
   -АСТ!!!-заорали хором Митрич, Шива и Фьон, причем первый орал громче всех.
   -Не бойся,-похоже, для эльфийки в этот момент существовал только кот.-Сейчас я тебя спасу!
   -А я помогу,-воодушевленно провозгласила Сельтик, засучила рукава и вскарабкалась на забор.-Держись, усатый дружище!
   Усатый дружище, еще кое-как выдержавший атаку доспеха и добрый акробатический почин Аст, вообразил, чем ему грозит нашествие второй эльфийки, и чем это грозит забору... недостатком фантазии коты никогда не страдали, но если раньше Митричу это даже нравилось, сейчас он препочел бы участь самого приземленного шивиного сородича; картины, представившиеся ему, ввергли его в отчаяние. Кот обмяк, отвалился от трубы, и если б не верный доспех, шлепнулся бы на землю; Аст попыталась замедлить разбег, ибо потеряла из виду цель и очень на оную цель обиделась-эльфы помогать любили, а отказы от помощи-не очень, но было уже поздно.
   -Чтоб их всех лавиной смыло,-флематично пожелал Шива, увидав, как Астэль вцепилась в облюбованную котом трубу.
   -Впрочем, редкая лавина до нее теперь доплеснет,-процитировал его Митрич, несомый к земле доспехом.
   -Ничего, сейчас я побью ее рекорд!-не к месту высказалась Сельтик, оповестив тем самым всех о своих намерениях, и рванула вперед...
   -Стой, балда!-воззвал к ее гипотетическому Здравому Смыслу Фьон.-Сейчас...
   -Вот и я про то же...-страдальчески сморщился Митрич.
   -Про что?-не понял Шива; правда, долго его счастливое неведение не продолжалось. Забор под ногами Сельтик неожиданно нзаходил ходуном, начал кряхтеть, скрипеть, крениться...
   -Лечу-у-у-у-у!!!-восторженно завопила она, в прыжке оттолкнулась ногами от старой ивы и, замахав руками, полетела к крыше; задуманный трехметровый прыжок оказался неудачен только к самому концу-до заветной цели не хватило пары сантиметров, и Аст пришлось втягивать сестру на крышу за руки и за шиворот. Когда барахтающаяся Сельтик и руки Астэль скрылись где-то наверху, все вздохнули с облегчением...
   ...чтобы в следующий момент разразиться проклятиями.
   Забор лежал, поверженный, на ложе короткой зеленой травки, присыпанной пылью и опилками, и выглядел очень несчастным, еще несчастнее, нежели столпившиеся вокруг музейщики, хотя это казалось невероятным...
  

Глава тринадцатая,

в которой Сельтик делает всем подарок.

   В первые минуты после заборокрушения в душах музейщиков происходила ожесточенная борьба между чувством справедливости и чувством дружественности; после того, как ко Фьону вернулся дар речи, и он смог всем рассказать, что думает по поводу отдавления его родной левой ноги, первое одержало победу. Следуя его указаниям, несчастливое ограждение оставили лежать где пришлось, а эльфиек-сидеть на крыше, чему они не особо огорчились, ибо ни у одной из них не было достаточного опыта сидения на крыше, и им было очень интересно, что же теперь делать. Оставив их занятыми по уши, более разумные сотрудники музея благополучно удалились осматривать место гибели двери.
   -Неэстетично как-то...-горестно пробормотал Митрич.
   -Сложно с этим не согласиться,-отозвался Шива.-А делать-то что будем?
   -Мы совершенно точно будем что-то делать!-заверил его Фьон.-Только я не знаю, что.
   -И я не знаю,-сознался кот и пихнул дверь лапой.-А если ее сюда обратно прислонить?
   Шива немедленно выполнил предложенную операцию, немного покраснев от натуги, и после этого вежливо поинтересовался, с какой мельницы они сперли этого монструма; к сожалению, никто ситуацию без Аст прояснить не мог-а Аст сидела на крыше и, судя по отсутствию позывов о помощи, не собиралась покидать новое место жительства по меньшей мере до завтрашнего дня.
   -А как же мы теперь войдем?-поинтересовался у какого-то бога Митрич, попытавшись просочиться в щелку между дверью и дверным проемом, но потерпев позорную неудачу.
   -Вот так,-ответил Шива и спихнул дверь на землю.
   Не успех стихнуть поднятый ею грохот, как двор огласил страшный по содержанию и исполнению вопль за авторством Фьона, чья правая нога оказалась сегодня не в выигрыше по сравнению с левой...
   -Дверь легче,-попытался успокоить его добросердечный кот, но нарвался на такую речь, что почел за лучшее отстраниться от дел. Просеменив по пыльной двери на коготках, он вошел в музей и затерялся где-то во мраке; за ним смущенно прогрохотал доспех, чувствовавший, что остается целым только благодаря своей большой исторической ценности. Отказать ему в проницательности было невозможно...
   -А та дверь...-пробормотал демон,-которая была первой... в зале... ну, ТА ДВЕРЬ, хотя бы, цела?..
   -Сам подумай,-предложил возникший ниоткуда Митрич и чихнул.-Ну вот, и я про то же...-скорбно кивнул он пушистой головой, заметив выражения отчаяния на лице директора.-Но ты не расстраивайся! Подумаешь... дверь... можно выломать все остальные и сменить, наконец-то, обстановку...
   -И получить от Сельти по шее, ты это хотел сказать?-фыркнул Шива.-Кажется, это ее работа на той дверце?
   Взгляды его товарищей медленно переместились ко второй жертве отважного доспеха, покоящейся на полосатом коврике, тщетно старавшемся выползти из-под нее и занять почетное место посередине коридора... ("Всякая тварь жить хочет",-мрачновато откомментировал это Фьон)
   -О да, дружище!-возопил Митрич.-Это-ее работа!-потом он заинтересованно свесил голову набок и отметил:-Поразительно быстрое развитие художественной памяти! надеюсь, ты не обиделся?..
   -Нет,-ответил Шива.
   -Какое счастье...-вздохнул с облегчением кот и, поняв, что его поведение малопонятно окружающим, пояснил:-Когда я работал в одном институте, у нас тоже был один мотрагор, и я однажды заметил, что он стал поразительно восприимчив к предметам старины... Да-да, представьте себе, через месяц умел отличать древнюю керамику от керамики нового времени! но речь не о том,-на лицах собеседников в это время появилась тень гнева, и кот поспешил окончить прежде, чем кончится их терпение:-Ну вот, я при всех это сказал, а он чего-то обиделся, встал и по шее меня треснул...
   -Митрич,-проникновенно произнес Шива,-я тебя уважаю, но шел бы ты со своими байками знаешь, куда...
   -Уже знаю,-ответил Митрич.-Мне по секрету рассказали.
   С этими словами просвещенный кот ссутулился и удалился, сложив лапы за спиной, на хлястике жилетки; попутно он выдернул из-под двери коврик и унес его с собой.
   Шива и Фьон провожали спину историка глазами, от секунды к секунде становящимися все круглее и круглее...
   -Обиделся?-вопросил первый.
   -Наверное,-вздохнул второй.
   -Митрич!-воззвал мотрагор,-ну чего ты сразу обижаться...
   Митрич, забившийся в уголок и накрывшийся благодарным ковриком, хранил скорбное молчание.
   И тогда в головы его друзей пришла единственно верная мысль:
   -Сельт!
   Правда, как большинство верных мыслей последнего времени, она была обречена на постановку под сомнение: Фьону неожиданно стало стыдно обращаться к девушке за таким пустяковым делом, как утихомиривание кота. Шива же, в свою очередь, почувствовал себя ущемленным, ибо обычно автором подобных идей был он; поэтому он запротестовал. Тут уже ущемили копирайты демона-это он привык выступать за индивидуализм в ущерб здравому смыслу...
   Оказавшись одновременно плагиаторами и сплагиаченными, оба очень растерялись, и теперь уже решили точно позвать эльфов-если не выманят Митрича, то хоть помогут разобраться в хитросплетениях новоявленных юридических отношений, ибо анархия в голове любой из сестер-музейщиц самым чудесным образом упорядочивала бардак в чужих мозгах. Наверное, это было проявлением известной истины о вышибании клина клином, но у эльфоведов совершенно не было времени на изучие этого феномена, так как раньше они были заняты проблемами эволюции, а теперь эльфы убегать наловчились. В общем, потеря для психологии-находка для практики...
   ...Но верная идея опять оказалась на грани невоплощения-помните ту степень занятости прекрасных героинь этой повести, с которой мы их оставили? А вспомните еще темпы, с которой возрастало увлечение их новым мероприятием, прикиньте, сколько незадачливые их коллеги сражались с дверями и с Митричем, сопоставьте эти факты... если вы не запутались (а если запутались, не следуйте примеру нашего кота, мне же легче-я все вижу в режиме он-лайн,-прим. Мао), то поймете, что же с ними сталось теперь. Короче говоря, теперь их оттуда снять было невозможно. Если, конечно, не желать конца света... как раз его никто и не желал, а потому и Фьон, и Шива застыли возле дома с вознесенными к небу лицами и тяжелыми мыслями в голове, которые, видимо, и оттянули их черепа куда-то к спине.
   Тем страннее казалось подозрительная малошумность...
   -Отойдем,-предложил Фьон.-П-посмотрим, что они там уже натворили...
   Отошли. Посмотрели.
   По лицу Аст, сидящей на краю крыши, было видно, что ей очень нравится созерцание лиц с отвисшими челюстями, хотя всем остальным такие эстетические понятия были не только непонятны, но и не близки-во многом потому, что удивляли по большей части их, и заставали в таком жутком положении опять же их, эльфийки же постоянно выходили сухими из воды...
   Фьон собрал остатки самообладания и спросил:
   -А Сельт где?!
   -Не знаю!-с невероятным равнодушием ответила Астэль, болтая ногами. Спустя несколько секунд она приняла выражение несколько заинтересованное и отметила:-Таинственно...
   -И тебя ее судьба нисколько не волнует?-воззвал к ее совести Шива.
   -Если бы волновала,-буркнул демон,-там бы сейчас такое творилось...
   -Действительно,-вздохнул мотрагор.-Как-то я забыл...
   Его товарищу тем временем вспомнилась цель их визита сюда, и он громко попросил эльфийку слезать.
   -Как?-с обезоруживающим изумлением спросила она, после чего на ее лице появилось задумчивое выражение, обычно предшествующее очередной милой выходке; одновременно на зеркалах душ стоящих внизу музейщиков отразились все дурные предчувствия, роящиеся в их душах... Потом демону вспомнилось, что не смертельное для одного эльфа не убьет и второго.
   Он предложил:
   -Как она слезла, так и ты попробуй.
   -Я не знаю, как,-с сердитой ноткой в голосе отметила девушка.-Я отвернулась, а когда повернулась обратно, ее уже тут не было...
   -Может, в трубу прыгнула?-шепотом спросил Шива; говорить вслух он не решался-вдруг Аст придет в голову опробовать этот метод избавления крыши от своего присутствия.
   -Может,-был краток Фьон.
   -Давайте вы отвернетесь,-неожиданно осенило Астэль,-а я попробую тоже куда-нибудь исчезнуть.
   -Нет-нет-нет!-затараторил демон, видя, что его компаньон уже собрался развернуться, и опасаясь исчезновения эльфийки навеки.-С некоторой поправкой!-девушка не собиралась никуда исчезать, и он заговорил спокойнее:-Мы отворачиваемся, а ты не пропадаешь, а мирно спускаешься на землю. Так?
   -Так!-согласилась Аст.
   Обещавшие отвернуться отвернулись, напряженно прислушиваясь к звукам, доносящимся с крыши; слышалось шуршание, шаги, бормотание, свист... потом что-то неожиданно проскрежетало по металлу, взвыло и с грохотом рухнуло наземь!
   -Аст!!!-вскричали оба, мгновенно поворачиваясь к дому лицом и готовясь к ужасному зрелищу...
   Предвкушаемое ужасное зрелище, крайне обиженное, стояло на крыше на четвереньках и свешивалось вниз, чтобы лучше видеть нарушителей обязательства.
   -Так нечестно,-заявила, наконец, эльфийка.-Я не успела!
   -Ты чего, здесь же третий этаж!-прошипел Фьон.
   -Не третий,-тихо поправил его Шива,-а второй высокий.
   -Да мне-то какая разница,-услышала его Аст и совершила вторую попытку прыгнуть, но в это время Фьон опять заорал, но на сей раз-по делу. Он обещался принести ей батут. И принес бы... но в это время необходимость в решительных мерах отпала-из-за угла, в полосатой жилетке и с ковриком на плечах, со смесью удивления и недовольства в глазах, вышел полный решимости со всем разобраться Митрич.
   -Что это вы здесь творите?-спросил он, непроизвольно вытягивая шею, будто готовясь поднять всех на рога (вернее, на уши).
   -Мы?-зачем-то переспросил Фьон.
   -Не я же,-справедливо отметил кот.
   -Между прочим, здесь еще есть Астэль,-беззастенчиво свалил все на эльфийку демон.
   -Но я еще не настолько глух,-обидчиво буркнул историк,-чтоб не разобрать, что орал здесь именно ты.
   -Рассекретили,-хмыкнул он.-Ладно, это мы здесь все творим... но мы хотели ее оттуда,-он указал пальцем на крышу,-снять, а она вместо того, чтобы сниматься, стала на нас что-то сбрасывать. Мы напугались и решили, что она собралась прыгать...
   -А я собралась,-подала голос девушка,-но не вниз, а на дерево!
   -Да ты что,-с честным обалдением поинтересовался кот,-с ума сошла? ты же разобьешься!
   -Мда... я еще ни разу не разбивалась,-размышляла на сей счет Астэль,-но как-то меня не тянет...
   Все вздохнули с облегчением.
   -Эээ...-неожиданно затянул Митрич,-мне, может, память изменяет, но вас же двое было... ты что,-осенило его,-с крыши Сельт сбросила?!
   -Нет!-возмущенно вскричала эльфийка и едва не грохнулась с крыши.-Просто я отвернулась, потом повернулась обратно,-а ее уже нету.
   Митрич обнаружил некоторое сходство с Шивой в образе мышления (если б он об этом узнал, то непременно высказался бы насчет "необыкновенно быстрого окультуривания простых горных жителей", но все милосердно промолчали), но, в отличие от него, скрытностью не страдал и тут же поделился своими идеями с остальными и в первую очередь-с проблемой, которая живет на крыше.
   -А может, она в трубу прыгнула?-выдал сенсационную гипотезу он.
   -Может!-загорелась Астэль и скрылась где-то на просторах крыши; Фьон попятился, чтобы не просмотреть дальнейшее развитие сюжета, и врезался в липу, подло растянувшую по земле узловатые корни; это событие временно вывело его из игры.
   -Да, она определенно могла вылезти в трубу!-донесся с крыши очередной отчет о предполагаемых событиях.-Я сейчас тоже попробую...
   -А если ты застрянешь?!-заволновался Шива, с трудом подавив желание высказать Митричу все, что он про него думает-это было бы крайне нелестно для кота и могло спровоцировать новый конфликт, а мотрагор был в душе неплохим дипломатом-миротворцем.
   -Вы меня снимете,-ответила девушка.
   -КАК?!
   На несколько секунд воцарилось молчание-только Фьон воскрес и заворочался в объятиях липовых корней, но всем было не до него. Потом голова Астэль опять появилась у края крыши-в глазах девушки проявлялась некоторая оторопь.
   -Вот уж действительно-как...-протянула она, ложась на крышу на живот и подпирая ладонями щеки.-А может, мне тут пока пожить?
   -И к чему это приведет?-ворчливо осведомился Митрич.
   -Ну, во-первых,-начала она загибать пальцы,-вы от меня отдохнете. Во-вторых, я от вас отдохну... немножко... В-третьих, провизии больше сохранится. В-четвертых, меня можно демонстировать вместо музейного экспоната...
   -А мы пока придумаем, что делать?-хмыкнул Фьон.
   -Ну, пока мы придумаем, я уже похудею, и меня отсюда ветерком сдует,-широко улыбнулась девушка.-Представляете, как приятно будет: просыпаетесь утром, а тут-я...
   Некоторое время предполагаемые ее спасатели пытались осознать, что за план действий им был представлен-ошеломительного характера план, между прочим,-но вскоре им он очень не понравился. Митрич фыркнул. Шива нахмурился. Фьон вздохнул (трогая шишку на затылке).
   -Нет, так не пойдет!-наконец, выжал из себя кот.-Лучше я, знаете, что сделаю?-пойду и позову сюда доспех! И он тебя снимет.
   -Лучше ладью,-посоветовал Фьон.-В ней удобнее, а доспех скользкий, еще свалится... мне на голову.
   -До тебя она не долетит,-вступил в спор кот.
   -В отношении эльфа ни в чем нельзя быть уверенным!-воздел к небу перст указующий демон.-Ты мне сам рассказывал, как вы мимо батута летали.
   -Ну, предположим, не мы, а Аст...-педантично поправил пушистый индивидуалист.
   -Суть одна.
   -Эх!-выразил свое бессилие не согласиться кот.-Колдуй уже, гость заморский!
   -А как же Сельт?-подала голос Астэль.
   -И Сельт спасем,-заверил ее Фьон и завел свое "Ариамшу"...
  
   Вторично прогрохотала упавшая-на сей раз хоть не с петель-дверь, из музея рысью выскочил доспех, на ходу изящно воспарил над земной твердью и, балетно вытянув ногу, устремился к крыше.
   В голове Аст, видно, хранились кое-какие остатки здравого смысла-достаточные, чтобы рассчитать свои шансы остаться в живых после того, как отважная махина весом в полсотни килограммов, сохраняя теперешнюю скорость, к ней прилетит. Шансы были соразмерны с самым маленьким микробом; эльфийка, недолго думая, оглянулась по сторонам, молниеносно наметила путь отступления, разбежалась-и в решающий момент сиганула на дерево.
   Снизу донесся такой вой, что она едва не застыла в полете, как спецэффект "Матрицы", но все-таки ей приходилось слышать и кое-что пострашнее... так что все обошлось. Доспех, выглядящий очень растерянно, уселся на крышу и уставился на небо пустым забралом; пушистый хвостик разноцветных перьев на его шлеме развевал шаловливый ветерок.
   -Ну, вы, верно, смерти моей желаете!-сказала Астэль, вниз головой слезая с липы.
   -Если кто-то ее и желает, то только ты сама,-огрызнулся Фьон.
   -Это еще почему?-беспечно удивилась девушка.
   -Да потому что ты сейчас...-слово "грохнешься" так и осталось за кадром, но воплощение этого понятия в реальности видели все: эльфийка каким-то образом перевернулась, совершила великолепный переворот через голову, одной ногой уцепилась за ветку (согнув ее под острым углом), бестолково замахала руками... таким образом она и продержалась в воздухе до того момента, когда все оправились от мгновенного столбняка, рванули к липе и подставили ей дружеские плечи. Не миновал участия в общем деле даже доспех: поэтому на всех дружеских плечах остались здоровенные синяки, ибо чрезмерно усердное обмундирование скорости как не умело рассчитывать, так и не научилось...
   -Ооооо...-протянули все.
   -Спасибо,-душевно молвила эльфийка.
   -Не за что, дружище,-мило улыбнулся Митрич прежде, чем рухнуть наземь под объединенным весом спасенной Аст и рукава доспеха, весьма и весьма тяжкого.
   Девушка знала, что помощь оплачивается бескорыстной помощью в нужный момент, и умела ловить такие моменты. Она подняла кота, не слишком аккуратно перекинула его через плечо и, соблюдая, однако, правила транспортировки раненых (отказаться от привычной походки вприпрыжку-прежде всего...), потащила его в музей.
   Доспех, Шива и Фьон молча последовали за ними.
   В музее Митрича с величайшими предосторожностями свалили в уголок на кресло-качалку, прикрыли ковриком, повздыхали на всякий случай-если он слышит, ему приятно будет,-уселись на порог комнаты в бессмертную позу Аленушки, уставились на пол... потом два больших серых глаза с неизъяснимой печалью уставились на наблюдающих за всем этим представлением Шиву, Фьона и доспех Бряц-Бряц.
   -Вот знаете, что самое противное?-спросила эльфийка, дождалась проявления интереса и продолжала:-А в трубе я Сельт так и не поискала... Может, обратно влезу?
   С ее точки зрения идея была неплохой, но настроенные более приземленно коллеги ее не приняли, замахали руками (при этом Шива заехал нижней шуйцей доспеху в лоб, и тот обиженно загудел), отгородили от двери и решительно заявили (вернее, заявил один Фьон, а остальные разбирались со своими проблемами), что никуда ее не пустят.
   -Еще не хватало, чтоб ты пропала!-сказал демон.
   -Да, мне пропадать нельзя,-скромно молвила Астэль,-вы без меня тут совсем закиснете.
   "А с вами обеими мы скоро с ума сойдем...-подумалось обморочному Митричу.-Может, не стоит нам никого искать, будет судьба, сама найдется?.."
   -Значит, будем ждать до вечера,-постановил многомудрый демон,-твоей сестры. К тому времени прятаться ей надоест, а вернуться она успеет в любом случае.
   -Не в любом,-встряла Аст,-только если ей неинтересно гулять будет.
   -А чего здесь интересного?-удивленно уставился на нее демон.
   -Вот и я говорю, что ничего,-выступила против собственной логики девушка.
   Митрич вдохнул и свернулся в клубочек под своим ковриком.
  
   Был вечер. Митрич варил хемлли, Фьон раздавал руководящие указания, Шива даже не думал их слушаться, а Астэль машинально огрызалась, надраивая до блеска волынку Сельт-она надеялась, что когда-нибудь блудная эльфийка вспомнит если не музей, то хотя бы любимый инструмент, и непременно за ним вернется. Главное в таком деле было ее дождаться... в желающих дождаться недостатка не было, а потому Аст была совершенно уверена в успехе своего предприятия, и это придавало ей сил.
   Это был совершенно обычный музейный вечер, обещавший вскоре перерасти в некий необычный вечер, ибо в противном случае эльфы бы тут не зажились, а кот-со временем загнулся в отсутствие разнообразия.
   И он исполнил свое обещание.
   На очередном ценном совете у Митрича лопнуло и без того невеликое терпение; кот подскочил, бросил кастрюльку, распушился, топнул лапой, отступил, чтобы освободить место для маневра, сам же в свою кастрюльку наступил, обжегся, сдулся, взвыл, запрыгал на одной ноге, наступил в кастрюльку ею, споткнулся, покатился по полу, налетел на Шиву, сбил его с ног; Шива взмахнул руками, опрокинул в тартарары столик вместе с Аст и волынкой (инструмент чудом не погиб). Эльфийка молча неприятности не принимала и громко, но пристойно, выразила свое возмущение. Фьон ее поддержал и хотел уже помочь разобраться в ситуации (поднять, например, кого-нибудь с пола), но тут ему под ноги подвернулась горячая лужа и злополучная кастрюлька...
   Вскоре на полу, в разных позах и по разным причинам, валялись все. Стояла удивительная тишина, которая, казалось, сама способна была рассказать обо всем том, что творилось на сердце у музейщиков; правда, она свято блюла извечный обет молчания, почитая честь и совесть как работников, так и их соседей (то, что думал Митрич, могло лишить их сна и покоя на ближайшие пару недель). Это служило лучшему.
   Однако долго тишь да гладь не продержались... похоже, это место по определению не подходило для таких ужасных понятий; чем дольше мы здесь пробудем, тем больше доказательств получим. На сей же раз аргументом послужила, конечно же, главная пропажа дня-она, похоже, нюхом чуяла, где ей сейчас надо находиться, и оттягивала момент своего там появления до последнего-например, до маленького несчастного случая, когда никому не придет в голову ее ругать. Зато мысль о том, что можно придти вовремя и даже не бояться нагоняя, в голову Сельтик вовсе не приходила.
   Так или иначе, она прибыла как раз вовремя. Не хлопнув дверью по причине отсутствия последней, не скрипнув половицей по причине крайне незначительного веса, но активно выражая свое здесь присутствие разглагольствованиями в стиле гида-экскурсовода ("С ума она, что ли, сошла без нас?"-удивился Шива), она триумфально прошествовала через музей, на секунду приостановилась у места падения второй двери, вежливо поздоровалась с доспехом и, наконец, показалась на глаза своим коллегам.
   Глаза эльфийки медленно округлились, а голова-заинтересованно склонилась к плечу, будто в таком ракурсе интерьер комнаты выглядел более занимательно. Она могла бы не стараться-как раз в этот момент кипяток из кастрюльки, несколько остывший, но все еще способный на пакости, подполз к котовьим лапам. Кот просто не мог не среагировать! он взвыл страшным голосом, подскочил в воздух шутихой, отчаянно заработал лапами, начал падать, и, совершив в полете какое-то жуткое сальто-мортале, благополучно приземлился на кресло. Даже успел облегченно вздохнуть... но креслу было уже лет тридцать, если не больше (а если больше, то никто и не решался сказать, во сколько раз), а Митрич, несмотря на худобу, был котом увесистым, да еще и ускорился знатно. Короче говоря, не выдержало бедное сиденье, и в следующий же миг незадачливый историк оказался там, откуда пришел-на полу, в обломках кресла, лоскутках и отдельных комках пуха.
   -Пфффу!-фыркнула Астэль, шустро отползая подальше от центра распространения перьевой волны.
   -А чего это вы?-на минуту теряя самообладание, поинтересовалась Сельт.
   -Да ничего...-ответил Митрич, пытаясь принять вертикальное положение и терпя сокрушительное поражение.-Слушай, чем стоять сложа руки, лучше подними меня!
   -Нет, я сам тебя подниму!-воспротивился Шива, подползая к коту.-У нас тут еще столик целым остался, а я в последнее время так его полюбил...
   -Ты думаешь, что я в одиночку могу сломать такой стол?-удивилась эльфийка, явно намекая на собственную хрупкую комплекцию, но мотрагор не растерялся:
   -А разве кто-то думал, что вы вдвоем можете обрушить целый забор?
   Согласия с этой сентенцией никто не выразил, Митрича отсадили подальше от травмоопасных предметов, Фьона послали за новым стулом на чердак, дав ему в помощь Астэль, а Шива в это время принялся вытирать с пола еще довольно горячую воду, обильно посыпанную заваркой, пылью и перьями.
   -Ой!-неожиданно донеслось из коридора.-Что это?
   -Сельтик!-возмутился Фьон, до половины всовываясь в комнату,-тебя что, в детстве не учили, что на улице подбирать... разное... нехорошо?!
   -Может, и учили,-задумалась Сельтик.-Я вам просто совсем забыла сказать...-сокрушенно вымолвила она, не в силах дольше хранить тайну,-я же вам подарок принесла!.. привела...
   -В общем, идите смотреть,-позвал демон, исчезая в коридоре.-В комнату его все равно пускать нельзя, а пропустить появление еще одного эльфийского элемента мы не можем.
   -ЕЩЕ?!-вскричал мотрагор, и у него отвисла челюсть.
   -Нет,-проворчала Сельт.-Это-фэйри. Очень, кстати, колоритный персонаж...
   Вся компания выбралась в коридор, где, осторожными шажками пробираясь к двери, сконфуженно жался к стенке колоритный персонаж. Он явно чувствовал себя не в своей тарелке, что и заставило Шиву, к его великой радости, усомниться в принадлежности презента к эльфийскому роду.
   При разборе его внешности сомнений подобного сорта быть не могло... Одет гость был очень и очень живописно: первым в глаза бросался полыхающе-рыжего цвета плащ, укутывающий его с головы до пят, с капюшоном, богато расшитым блестками. Из-под плаща высовывались более скромные, серенького цвета, рукава, черные носки ботинок и нечто, долженствующее означать брюки-почему-то они были разрезаны внизу на аккуратную бахрому. Особо стоило отметить лицо субъекта, тщательно прикрытое капюшоном, но не полностью-и вообще, такой великолепный нос, которым его наградила природа, трудно было бы закрыть даже вдвое большим головным убором...
   -А ты говоришь, фэйри,-протянул Фьон.-У фэйри такого носа не бывает.
   -Зато эльфы-обаятельные, а я его при первой встрече чуть не испугалась!-вступилась за эльфийские носы Сельтик.
   -И еще для нас он подозрительно чистый,-высказалась Аст.-Я вовсе не утверждаю, что мы никогда не моемся, но не пылиться не умеем!
   -И понаглее,-высказался, наконец, Шива.
   -Митрич,-тоскливо вымолвил демон,-а ты-то как считаешь?
   Митрич был прирожденным дипломатом. Он не долго думая сказал:
   -А я считаю, что это-полукровка.
   Правда, здесь его дипломатические таланты дали сбой-все единодушно отрицали возможность такого выхода, о чем громко и заявили; только Астэль, неожиданно умолкнув, пригляделась к пришельцу и изрекла:
   -А почему бы нам не спросить его?
   -Интересная мысль,-вздохнул с облегчением затюканный кот и обратился к указанному лицу.-Дружище, а ты, в самом деле, кто?
   -Я-это я,-не слишком вежливо ответил дружище.
   -Вот видите,-воздела руки к небу Сельтик,-это-фэйри! Эльф бы сказал, что он-кот в пальто.
   -А фэйри назвал бы имя,-фыркнул Митрич.-Полукровка он.
   -А вам не кажется невежливым при нем обсуждать его расовую принадлежность,-поинтересовался очень не любящий споры Шива.
   -Может, спросим его...-завела Аст.
   -Уже спрашивали,-вынужден был признать мотрагор.
   -Нет, спросим, как он к этому относится...
   Предмет дискуссии дожидаться вопросов не стал и выразил свое отношение к повышенному к себе вниманию в лаконичном:
   -Плохо!
   -Фэйри!-хором заорали эльфийки.
   -А вот и неправда!-не задержался с ответом гость; его, наконец-то, вывели из себя.
   -Говорил же я вам...-завел свою песню Фьон.
   -Нет,-отрезал спорный предмет,-это он говорил,-и указал пальцем на кота.
   -Я?!-вытаращил глаза Митрич.-Я молчал!
   -Нет, насчет полукровавости...
   -...полукровости...
   -Говорил?
   (Три вышеуказанные строки проговаривались эльфийками.)
   -Ну,-согласился кот.-И что?
   -Угадал,-гордо сказал полукровка.
   -А имя мы тоже угадывать будем?-подал голос Фьон.
   После первого знакомства с музейными угадайками полуфэйри вовсе расхотелось иметь дело с такими взбалмошными существами, а потому, чтобы поспеть до несогласованного старта и обеспечить себе еще пару лет психического здоровья, выпалил:
   -Нет, я сам скажу!
   Все приняли выжидающий вид.
   И сказал же...
   -Прости, конечно,-выдавила в ответ на это выступление Астэль,-но такое мне с ходу не повторить. Я пару лет потренируюсь...
   -Я понял, что тебя зовут как-то на "Ш",-отрекомендовался Шива.
   -Родные звуки,-прокомментировал это Митрич.
   -Ну да...
   -Не знаю, король ты или не король,-выступила, наконец, и Сельтик,-а все шансы быть им у тебя имеются,-но я собираюсь называть тебя Шушей. Мне мой язык еще слишком дорог для того, чтобы его ломать.
   -По стилю твоей речи этого не скажешь,-подал голос Фьон.
   -Да и о тебе не могу сказать ничего лестного,-не осталась в долгу девушка.
   -Не вышло,-отметил демон.
   -Вы еще переругайтесь,-фыркнул Митрич.
   -Не хочу!-мгновенно сообщила Сельтик и отвернулась.
   Новоиспеченный фэйри Шуша по-прежнему с трудом соображал, где он находится и что в таком положении следует делать, если бежать нельзя, а побег представляется самым лучшим выходом из ситуации...
   -Почему он такую нехорошую рожу скрючил?-спросил Митрич, с интересом поглядывая на фэйри.-Ты его точно на земле нашла, или он откуда-то упал?
   -Нет, такое я не забываю,-ответила компетентная Сельтик.-Я его с лавки забрала.
   -Может, ты пить хочешь?-поинтересовался Шива.-У меня что-то должно оставаться...
   -Ты про заварку?-поинтересовался Фьон и получил согласие.-Вынужден тебя разочаровать, вся заварка вышла. Я сам только что выпил...
   -Ну ты и...-начал Шива, смутился и шепотом окончил:-Подлец.
   -Откуда я знал, что сюда гости ходят?! я думал, в этот дурдом никто добровольно не сунется!-попытался оправдаться демон, но добился только того, что обе эльфийки и кот скроили точные копии лиц гостя. Он к тому времени вовсе стал похож на грозовую тучу, увидавшую самолет.
   -Когда-нибудь,-задушевно произнес Шива,-я тебе собственноручно рот зашью. Потери большой не будет.
   Неожиданно в канцелярию поступил протест.
   -Ой, не надо!!-заступилась за демона Сельтик, в последнее время мирно колупавшая обои на стене.-А с кем же я тогда ругаться буду?!
   -И я...-поддержала ее Астэль.-К тому же, даром мы его из шкафа тащили, что ли?
   -Южные звезды,-вздохнул про себя Митрич,-что я вижу: эльф размышляет о практической стороне дела!..-с этими словами он вытянул из-под стола старую штанину, личность бывшего владельца которой теперь не поддавалась установлению, и, волоча ее за собой, поплелся вытирать сотворенную общими усилиями лужу остывшей воды.
   -Давай ты сходишь и купишь заварку,-налаживать дипломатические отношения между разными народами в составе одной команды Астэль начала с Фьона,-а мы пока разберемся, куда его посадить и что дальше делать.
   -Может, меня спросить?-предложил Шуша, вполне смирившийся, видимо, со своей участью.
   -А ты скажешь что-нибудь дельное?-спросила Сельт.
   -Ага,-ответил он.
   Все снова приняли выжидающий вид; голова Митрича высунулась из-за двери и пошевелила усами-коту тоже было интересно послушать суждение фэйри о будущем его в музейном хозяйстве.
   -Вопрос первый,-сказал тот.-Зачем я вам здесь нужен?
   Аст и Сельт переглянулись, но ничего не ответили. На лице Фьона только что красной краской не написали, что он так и думал; Шива от комментариев воздержался.
   Митрич остался единственным, кто мог выразить народную волю.
   -Пригодишься,-сказал он.
   -Я тоже думал, что мне эти чудики не нужны,-послышалось откуда-то из угла.-Однако же...!
   -У вас тут призраки водятся?!-вскричал Шуша.
   -Нет, это просто кто-то что-то сказал,-быстро сообщила Астэль.
   -Ты?-обратился к ней Шива.
   -Н-нет...
   -И не я,-буркнул Фьон, натягивая ботинок.
   -Ну и не мы с Митричем...
   -Значит, это призрак,-сделал логичный вывод Митрич.-Барабашка-ба...
   -Неправильно, надо звать его дедушкой-суседушкой,-поправила Аст.
   -Или Тъор-Фай Раднаром,-пробормотала Сельт.
   -Барабашка-барабашка,-упорствовал кот,-стукни в стенку!
   Барабашка рад был услужить... Фонарь качнулся и капнул маслом, стаканы вздрогнули и зазвенели, с потолка посыпалась штукатурка.
   Митрич не нашел ничего лучше, кроме как пискнуть:
   -Спасибо!
   -Не за что,-ответил барабашка.
   -У вас тут все такие добрые?-осведомился Шуша.
   -Да!-сказал Фьон.
   -Не-е-ет!-замахала руками Аст.
   -Ну, жить можно,-добродушно отрекомендовал Шива.
   -Здесь же музей,-произнесла Сельт таким тоном, будто это что-то объясняло.
   -Неправильный,-фыркнул кот.
   -Все вверх дном,-развил тему Фьон; при взгляде на Шиву он почему-то заторопился, надел не свой ботинок и выскочил на улицу, сопровождаемый растерянным "А деньги?".
   Шива-самое быстроногое существо в музее-взял деньги и бросился его догонять, но впоследствии выяснилось, что демон куда-то ОЧЕНЬ спешил, и мотрагор так и не сумел его догнать.
   В музее же продолжалось разбирательство.
   -Митрич тебе сейчас покажет музей,-тараторила Астэль, дорвавшаяся до культурно-просветительской деятельности.-Митрич, покажешь?.. (Митричево двусмысленное "Я ща покажу-у...") А мы так, за компанию прогуляемся. Давно мы здесь не были, однако!-это уже к Сельт.
   -Ага,-отвечает Сельт.
   -Вот висит Сельтова волынка,-неожиданно обнаруживает эльфийка,-ужжасная вещь! Сельт, сыграй, а?
   Сельт-существо безотказное, а как только дело касается ее любимой волынки, она готова обсуждать эту тему целыми днями, перемежая лекции наглядными демонстрациями. Она немедленно хватает инструмент с гвоздика и выдает песнь подбитого истребителя.
   -У-уух!-комментирует ее сестра, пока Митрич прочищает уши и трясет головой.-А покрасивее ничего нет?
   Конечно же, есть, отвечает Сельт, и ее волынка издает душераздирающий вопль, после которого краткое время хрипит предсмертным хрипом, отдувается и, наконец, уверившись в полнейшем устрашении и благоговении, принимается за дело-играет длинную песню "Романс для весны". Все в восторге, особенно от того, что теперь их не сопровождает аккомпанемент к сцене убийства; музыкант-в трансе, поэтому, как только песня кончается, Митрич незаметно пихает ее под локоть, чтобы привести в чувство.
   Все благодарят Сельтик и минут пять уговаривают ее отдохнуть от упражнений, беспокоясь о ее здоровье и легких. Астэль даже припоминает какой-то старинный случай с загадочного происхождения волынщиком, который однажды играл на своей волынке целый день и в итоге лопнул... Нет, возражает Митрич, он онемел! Астэль упорствует. Сельтик выдвигает свою версию: сперва лопнул, а потом онемел,-по старшинству предыдущих гипотез. Нет, отвечает кот, здесь что-то нелогичное. Ну и что?-спрашивают эльфийки.
   Наконец, все сходятся на том, что он сначала онемел, а потом лопнул со страху-но к тому времени основная цель уже достигнута, Сельтик вешает волынку на крючок и бредет дальше.
   А вот, говорит Митрич, доспех стоит, но если его как-то раз не окажется на месте, это его не украли (Да, добавляет Астэль, его невозможно украсть, он очень тяжелый,-и предлагает попробовать поднять...), а он просто погулять вышел (Аст, хватит ерундой маяться!!!). Он привык к ежедневным прогулкам на свежем воздухе, от ржавчины и плесени... Аст, пусти доспех!!! *Страшный грохот* Чтоб тебя лавиной смыло, куда ты лезешь? куда ты все время лезешь, я спрашиваю?-негодует Митрич, но ему никто не отвечает. Доспех прикидывается дурачком и не желает вставать, в то время как эльфийка барахтается под ним, как майский жук, и пытается выползти на волю.
   В итоге Сельт и Митрич поднимают доспех и пинками подгоняют его на место, а Шуша с широко открытыми глазами наблюдает за этими мистериями. Видно, это ему не нравится, но делать уже нечего, цепкие лапки эльфийских сестричек так просто его не отпустят; ему рассказывают историю Митрича и погребальной ладьи. На протяжении рассказа первый очень смущается, а последняя переминается с ножки на ножку.
   Из залов военно-оружейного и религиозно-оккультистского (с непременной демонстрацией витражей работы мастера Сельтик де ла Мур) компания переходит в зал посудно-инвентарный, где, оказывается, горшки тоже ожили и давай готовить обед из старой калоши. Сельтик кричит "караул" и бросается отнимать калошу, но получает ухватом в пятую точку, по счастью, несильно. Зато Митричу везет меньше-ему попался какой-то большой и ушлый котел, подкравшийся сзади и накрывший его с головой.
   Замогильный крик "В алебарду переплавлю!" приводит Шушу в состояние нервическое; ему не приходит на ум ничего, кроме как вооружиться лежащей поблизости поварешкой и броситься на кочергу шестивековой давности, подражающую древней старухе-этот антикварный божий одуванчик подкрадывается к котлу, чтобы прикончить либо его, либо Митрича.
   Поварешка отважно кидается на кочергу, ломается, и ее черпалка отскакивает в сторону Астэль. Та, напугавшись, пригибается, и экс-поварешка попадает по затылку Сельтик. В следующую минуту зал затопляет поток красноречия травмированной эльфийки-она на проклятия не скупится, но умудряется выражаться метафорически, ничего непридетского... Под шумок Митричу удается скинуть котел и юркнуть в буржуйку, а Астэль и Шуша прячутся под стол.
   Когда кочерга, опомнившись, ковыляет к столу, в зал входит вернувшийся Шива, желающий сообщить, что Фьон бегает быстрее его, а он скороходом работать не нанимался, но, оценив представшее ему зрелище, забывает обиды и кидается ловить кочергу.
   Спустя десять минут кочерга прикреплена к какому-то поручню в стенке пятью ремнями, Шива клеит монетку к синяку на месте третьего глаза, а все остальные конфузятся и пытаются объясниться.
   -Ничего не хочу слушать,-объявляет мотрагор и уходит.
   Возвращается Фьон, цвет кожи которого лишь немногим отличается от цвета его волос, и перво-наперво интересуется, не имеет ли кто видов на его убийство, "а то я обратно убегу". Все бросаются его держать и оставлять в музее, даже Шуша, решивший, что он-единственное вменяемое существо в компании. Демон решает остаться. Ему объясняют, что случилось в его отсутствие, хотя он ничего знать не хочет-эльфийкам просто позарез надо с кем-то пообщаться. Исповедник проникается. Его оставляют в покое.
   ...-А с тобой-то что делать?-вспоминает Митрич при взгляде на Шушу.
   -Утром подумаем...-бурчит Астэль, которой страшно хочется спать.-По музею поводим... все покажем... да?
   -Нет!-твердо отвечает кот и украдкой совершает охранный знак. Его поддерживает и предмет дискуссий, он говорит:
   -Я лучше просто так останусь.
  

Глава четырнадцатая,

в которой происходит межнациональный конфликт.

   Что делают рядовые сотрудники музея в шесть часов и восемь минут утреннего времени?..
   Митрич, как всякий уважающий себя кот, спал в очках, бухнувшись мордой в книжку с интригующим названием "Керамика и роспись по дереву в странах Тин-Рэи-дал в I веке до Времени Знаний как показатель морального и культурного развития племен указанных территорий и предпосылки появления рэндомз". Книжка была большая по размеру-чтобы вместить на обложке название,-но маленькая по объему, потому что набиралась в издательстве "ТРд-пресс" для сородичей автора, древесных эльфов аруну, которые все поголовно страдали дальнозоркостью, но полагали, что мелкий шрифт им будет читать удобнее. Имя автора этой теории благоразумно не указывалось.
   Астэль сидела на чердаке и ковырялась в книгах, старательно пряча те, что были изданы приснопамятным "ТРд-пресс", подальше: ее очень впечатлила вчерашняя тирада Митрича, подробно разобравшего всю родословную главного редактора и неизвестного гада-теоретика; но больше ей такого не хотелось, и она поспешно зачислила себя в службу безопасности-ну и принимала должные меры...
   Сельтик спала в одной комнате с Митричем, в углу, и вокруг нее витали крепкие валериановые фимиамы-она пыталась спасти кота подручными средствами. Даже спасла!.. но одновременно и сама удалилась в сонное царство.
   Шива дрых в саду, где не слышны были вопли кота и волынки-Сельт и ее считала подручным средством, сродни валериане,-и являлся, таким образом, единственным обитателем музея, который нормально выспался...
   А что же Фьон и Шуша? о, у этой парочки были свои проблемы! Вернее, одна. Маленькая размерами, не великая масштабами. Рыжая (но не человекообразная). Усатая. Восьминогая.
   В общем...
   -Таракан!-сообщение такого содержания разбудило демона далеко заполночь, буквально через несколько минут после усыпления Митрича.
   -Идиот...-начал усталый Фьон, но фэйри мгновенно рассказал в ответ, что не давал таракану тестов на проверку его умственных способностей, и если у Фьона есть желание проверить его на сей счет, пусть занимается этим сам, так как он, Шуша, тараканов не любит и откровенно жаждет его смерти. И это все-в сложных распространенных предложениях, в ответ на единственное слово, за которым должна была последовать просьба отвязаться и связываться вновь ближе к утру... Фьон обалдел и проснулся.
   -Что случилось?-спросил он.
   -Я же говорю: таракан,-терпеливо разъяснил Шуша и нервно обернулся.-Вон он сидит!
   Демон посмотрел на место обитания насекомого, но никого не увидел, о чем и сообщил. В следующий же миг он об этом пожалел: Шуша изъявил желание поведать ему свои мысли относительно здоровья его глаз и головы, душевных качеств, склада характера и эпитетов, ему присущих. Фьону тоже хотелось кое-что ответить, но он сдержался и опять воззрился на гипотетического таракана.
   -Ну?-требовательно вопросил Шуша.
   Демон в ответ свесился под кровать, вытянул из-под нее сандалию, сдул с нее верхний слой пыли, вручил недумевающему фэйри и напутствовал его:
   -Вот, возьми и прихлопни его.
   Он уже переворачивался на бок, чтобы заснуть, когда Шуша протестующе возопил:
   -Я не могу!
   -Почему?-флегматично осведомился демон.
   -Он же живой...
   -А что ты предлагаешь сделать мне?-тут Фьон начал злиться.-Посадить его за стол переговоров и, запротоколировав беседу, посоветовать пойти на его тараканью территорию, предварительно установив ее морские и сухопутные границы?!
   -Ну, если по-другому нельзя...-"Или он-тупица,-подумал демон,-или издевается."-То можно и так.-"Издевается,"-был вердикт.
   -Вот сам и разговаривай,-мстительно бросил он.
   -Я его боюсь,-напомнил фэйри.
   -Я тоже,-ответил Фьон.
   -А что же делать?
   -Тапком стукни-и все!-это восклицание должно было дать Шуше понять, что разговор окончен, но либо демон не умел убеждать, либо у фэйри отшибло понималку.
   -Боже мой!-взмолился Фьон, когда его опять вызвали к жизни.
   -Я не боже, и, тем более, не твой,-ответил Шуша.-Слушай, а давай его выпустим!
   -Кого?!
   -Чего орешь?-невинно поинтересовался фэйри.-Конечно же, таракана.
   "Точно не тупица,"-мрачно подумал демон и выразил свое согласие с предложением, думая избавиться от настырного подарка Сельтик, которой днем, кстати, отменно попадет и по первое, и по последнее число...
   Не тут-то было.
   -А сачок у тебя есть?-спросил Шуша.
   -Зачем?-Фьон почувствовал, что теряет силы; он нарвался на лекцию о живых существах, милосердии к ним, фэйрийском кодексе чести, личных Шушиных соображениях на сей счет о еще-о судьбе таракана, которому руками можно помять крылья. В конце вместо вывода был рефрен "а еще я его боюсь".
   -Но его боюсь и я! а сачка у меня нету. В музее есть, поищи на первом этаже...
   -Пошли со мной, я темноты боюсь.
   "Лучше б ты меня боялся,"-искренне пожелал демон, но встал и поплелся искать сачок. Это было достаточно трудной задачей... к пресловутым шести часам восьми минутам утреннего времени поиски продолжались уже более десяти минут, но ничего, хотя бы отдаленно напоминавшего палку с тканным капюшоном на конце, найдено не было. Фьон лично облазал все свалки, кладовки и даже заглянул в комнату, где обретался Митрич (не рискнув зайти внутрь, чтобы не спровоцировать кота на продолжение дискуссии), но это тоже не дало результата...
   -Поймай его кружкой,-предложил он.
   -Негигиенично,-возразил Шуша, кочергой вороша какие-то тряпки.
   -Я потом вымою,-внес некоторые уточнения демон.-И выброшу.
   -Непрактично,-был ответ.
   И Фьон понял, что осталось последнее...
   -Сейчас я позову Сельтик,-предупредил он.-Она сейчас нам что-нибудь придумает и тотчас же приведет в действие.
   Имя разноцветной эльфийки оказывало на ее трофей влияние магическое: он бросил кочергу, отступил на несколько шагов назад и с невыразимой мукой в лице взмолился:
   -Не надо!!!
   -Вот и не выдумывай, чего не надо!-огрызнулся Фьон.-Скоро уже день, а ты все ко сну готовишься, тараканов гоняешь...
   Словно в целях подтверждения правдивости его слов, в дверях возник знакомый восьмирукий силуэт, в полной дневной экипировке, и это явление как нельзя лучше говорило о начале рабочего дня.
   -Каких еще тараканов?-удивился Шива.-С добрым утром, кстати...
   -Спасибо, тебе того же,-буркнул Фьон, впервые в жизни осознавший, как он любит своего могучего коллегу...-Я спать хочу, а этот... ммм... Ш-шуша... не дает! Ему приспичило таракана из комнаты выгонять, будто он-отбойный молоток, долбящий стену.
   -Что-то мне не нравится, как ты разговариваешь,-сознался мотрагор.-Наверное, в самом деле не выспался.
   -Мы ищем сачок,-вступил в беседу Шуша.
   -Зачем?-удивился в свою очередь Шива.
   -Поймать таракана,-истерически всхлипнул демон,-и выкинуть его на улицу!
   Вот что бы вы подумали о человеке, который вам расскажет о таких планах?..
   -Ребята,-оторопело вымолвил мотрагор,-знаете, в обществе, где я провел большую часть жизни, с тараканами поступали несколько... э... отличным образом...
   -Мне кажется, что я знаю эту технологию,-ухмыльнулся демон,-но его милосердности угодно выматывать нас ради этого восьминогого чудища!-он раздраженно пихнул ногой котелок; бедная посудина громыхнула и, неожиданно перевернувшись вверх дном, рвануло прочь, шустро перебирая ручками и отчаянно звеня.
   -Ой...
   -Ты, главное, успокойся,-рука Шивы похлопала демона по плечу.-Не нервничай, валерьяночки попей... а я сейчас поднимусь и при... проверю,-"Уфф, кажется, не слышал!" при быстром взгляде на Шушу,-там ли это насекомое.
   -Только ты смотри повнимательней,-посоветовал Фьон, садясь на пол и утыкаясь головой в колени.-А то я все глаза проглядел, но так ничего и не заметил...
   Шиве на мгновение захотелось дать волю чувствам и пристукнуть кого-нибудь из этих двоих; вместо этого он поинтересовался:
   -А вы вчера ничего не праздновали случайно?
   -Что нам с ним праздновать?-удивился Шуша при слабом фьоновом одобрении своевременности этого вопроса.
   -А возле Сельт не околачивались? в подвалы, на кухню не лазали? в гости или в кабак не ходили?..
   Шуша, как правильно заметил Фьон, тупицей не было, он просто отличался от остальных ходом мышления... поэтому он почти сразу понял, на что намекает его новый товарищ.
   -Ты что, считаешь, что мы глюки ловим?!-возмущенно спросил он.
   Сегодня у Шивы было не такое настроение, чтобы скрывать правду, и он ответил утвердительно.
   -Я уже ни в чем не уверен,-простонал Фьон.-Может, я болен? может, мне лечиться пора?!
   На это Шива ответить ничего не смог... но не в обычаях музейщиков было оставлять друг друга без поддержки: словно почувствовав, что сейчас внизу не обойтись без врожденного эльфийского оптимизма, Астэль запихала под ковер последнюю книжку для орлиного ока, удовлетворенно вздохнула, отряхнулась и потопала по лестнице к остальным. Она подоспела как раз вовремя, чтобы услышать столь провокационный вопрос и последовавшее за ним молчание... эльфы не слишком любили тишину посередине увлекательного диалога и стремились ее всячески заполнить, если возможно-так, чтобы диалога хватило надолго. Врожденное чутье подсказало девушке единственную фразу, удовлетворявшую этим параметрам:
   -Давайте попробуем!-предложила она.-С добрым утром, кстати...
   -Кого с добрым,-начал Фьон.
   -...а кого-с не очень...-продолжил его мысль Шива.
   -Что случилось?-немедленно поинтересовалась эльфийка; по ее мнению, в такое хорошее утро, которое выпало на их долю сейчас, мрачнеть и ссориться было нельзя.
   Ей с подробностями и поправками пересказали историю тараканьей трагедии, смутив под конец предположениями о глюках, вызвавшими бурное словоизвержение фэйри, до глубины души оскорбленного такими подозрениями, в то время как он полностью компетентен в вопросах описаниях увиденного, здоров психически и физически, но боится тараканов...
   -Если ты чего-то боишься, ты уже не полностью здоров,-пробормотала Аст.-Сейчас я позову Сельт, и мы это проверим!
   -Мне это уже приходило в голову,-кивнул Фьон,-но...
   -Пожалуйста, не надо!!!-молитвенно сложил руки фэйри.-Я ее тоже боюсь!
   -Больше тараканов?
   -М-меньше...
   -А ты говоришь-психически здоров,-укоризненно протянула Астэль.-Любой знает, что двуногих стоит бояться гораздо больше, чем их предшественников по эволюционной лестнице.
   -Ты еще лекцию прочитай,-буркнул Фьон.
   -И прочитаю!-пообещала было эльфийка, но вовремя осознала свое бессилие в плане составления монолога на одну тему, достаточного для того, чтобы быть лекцией.
   К Шиве неожиданно вернулось его природное добродушие, и он решил покончить со всем одним махом.
   -Сейчас я пойду в комнату,-предупредил он остальных,-и разберусь с этим тараканом по-свойски... если он, конечно, еще существует. А если нет, то вернусь и начну разбираться с другими.
   -А я с тобой,-немедленно вызвалась Аст.
   -А я-то что сделал?-обалдел мотрагор.
   -Я с тобой пойду...
   -Нет, не надо,-решительно отказался от помощи Шива.-Я сам. А ты лучше последи здесь за... Митричем. Он сейчас проснется, ему нужна будет моральная поддержка, а Сельт сейчас, боюсь, самой бы на ногах удержаться...
   Астэль вспомнила, что моральной поддержки котам, расстроенным проблемами книгопечатания, еще не оказывала, и легко согласилась на предложенный бартер. Мотрагор вздохнул и поплелся вверх по лестнице на обитаемую часть второго этажа, примерять на себя роль героя-тараканоборца.
   Он осторожно приоткрыл дверь комнаты и просочился внутрь бесшумно, как благовоспитанный призрак, стремясь не потревожить хитрое насекомое; внимательно осмотрел комнату на предмет нахождения там живых существ... не было никого, если не считать его самого, а именно себя он считать и не стал, ибо почувствовал, что при жизни такой долго точно не протянет. Ему захотелось позвать Шушу и рассказать тому несколько интересных фактов его биографии, но только после того, как он поведает ему, Шиве, историю таракана, его появления и, по возможности, установления контакта с ужасным насекомым...
   В общем, обстоятельства требовали присутствия Шивы внизу; он опять поковылял на первый этаж.
   -Я же говорил, нет таракана!-победно возопил Фьон сразу по окончанию истории бедного мотрагора.
   -А я говорил, что есть,-упорствовал фэйри.
   -Я предлагаю отвести вас туда и показать, где он обитает,-повторил Шива.
   -Кто?
   -Таракан!!
   -Я не пойду,-мгновенно отозвался демон и затравленно оглянулся.
   За его спиной открылась дверь, из-за двери показалась физиономия Астэль и сказала:
   -А можно я-за него?..
   -Нет,-отрезал сердитый Шива.
   -Почему?-расстроилась эльфийка.
   -Потому что ты до сей поры никаких глюков не ловила, ни к чему...-"Куда уж тебе дальше!".
   -А знаете, я вот читала, что были в старину такие артефакты, которые оказывали приблизительно такое действие... может, у нас там артефакт лежит?-пробормотала она.-Загадочно!
   -Ничего загадочного,-буркнул Шива,-такие артефакты во всех лесах растут, мухоморами называются.
   -Мухоморы я бы заметила,-фыркнула девушка, выбралась из комнаты и заявила:-Я с вами пойду, там скучно! Митрич дрыхнет, как невыспавшийся праведник, Сельти тоже в какой-то стране снов путешествует...
   -А их что, много, стран снов?-поинтересовался Фьон, которому сейчас жизненно необходимо было хоть чем-то поинтересоваться.
   -Порядочно,-важно ответила Астэль, но не удержалась от распространения ответа:-Лично я видела уже примерно восемь.
   -Все, ребята, пойдемте быстрее кончать с этой историей!-скомандовал Шива.
   Второго приглашения не потребовалось... даже Фьон, ко всеобщему удивлению, не стал спорить, но это было только к лучшему-утро медленно переходило в день, а это означало наступление сезона боевой готовности ко встрече с любопытными горожанами, для посещения которыми музей и существовал. Следовательно, кончать надо было как можно быстрее.
   К несчастью, с компанией ликвидаторов было такое недоразумение, как Астэль... она не успела нормально шагнуть на лестницу, как уже угодила ногой в дырку и провалилась куда-то по колено, зацепилась за Шушу, потянула его за собой-и в следующую секунду Шива, отчаянно ругаясь, уже тащил их из огромной дыры в ступеньке, ради прикрытия которой Фьон волок откуда-то из кладовки здоровенный и тяжеленный палас. Палас было решено пустить по лестнице, его приволокли наверх и попытались раскатать, но не удержали и едва не упустили вниз доброхота-директора. Палас частью развернулся, частью просто съехал по ступеням... и оказался короток.
   -По-моему, он был длиннее,-вспомнила Аст.
   -Конечно, он был длиннее!-вскричал Шуша.-И пребывал бы ныне в добром здравии и полном протяжении, если бы кое-кто не завел себе моль!-и показал всем обгрызанные края бедного паласа.
   -Пожалуйста,-сдавленно просипел Шива, странно позеленев,-ни слова о насекомых!
   Фьон скатал палас в трубку и уволок в угол; дырку накрыли старой фанерой и для надежности прибили по углам два гвоздя. Пошли наверх.
   У комнаты Астэль неожиданно созналась, что упустила в дырку свой тапок и хочет его достать; то, что сказал в ответ на это Фьон, было вежливым, но категоричным отказом. Потом он, правда, несколько смилостивился и разрешил ей, если очень нужно, оторвать фанерку и прибить ее обратно, но счел нужным предупредить, что никто из ныне присутствующих в этом ей не поможет. Все согласились. Эльфийка решила, что сошьет себе новый тапок-из паласа.
   Шуша стал подозревать, что моль тут ни при чем-слишком уж много в этом музее было тапочек...
   -Так ты умеешь шить?-зачем-то спросил Шива.
   -Я много чего умею,-гордо ответила девушка.
   Тут беседу пришлось прервать-Фьон попросил прикончить быстрее таракана и идти обратно, желательно завернув по пути на кухню, потому что он (Фьон) очень хочет есть.
   Все понимали, что голодный демон способен натворить все, что угодно, и во избежание совершения каких-то страшных деяний было постановлено начать карательнуюоперацию сейчас же. Шива выдвинулся в авангард, потеснив отчаянно смелую Астэль, и распахнул дверь...
   -Вот он!-страшным голосом вскричал Шуша и ткнул пальцем в пространство.
   -Где?-нехорошим тоном поинтересовался Шива.
   -Вот,-прозвучало вторично, и палец указал на пол.
   -Но там никого нет...
   -Зато в углу сидит зеленый мышь!-провозгласила Аст.-Загадочно...
   На мгновение все замолчали.
   -Где?-у Фьона дергался глаз.
   -В углу,-сообщила эльфийка.
   -Если это шутка, то мне не смешно,-предупредил демон.
   -Но я же не прошу от нее избавиться,-логично заметила эльфийка,-следовательно, за проблему ее можно не принимать.
   -И на том спасибо,-вздохнул Шива.-Лично я не вижу ни того, ни другого. Шуша, дружище, сам как-нибудь разбирайся со своим тараканом...
   -Может, это какой-то вирус? может, он только на эльфов действует?-размышлял Фьон.
   -Но я же не эльф,-подал голос Шуша.
   -Только наполовину,-возразила Аст.
   -Эх...-раздалось в комнате.
   Музейщики выбрались в коридор, уселись на верхнюю ступеньку лестницы и пригорюнились-им очень хотелось друг другу помочь, но никаких идей не было. Разве что позвать Сельтик...
  
   Сельтик была все еще временно недееспособна; зато Митричев организм взбунтовался и подал мозгу сигнал о том, что пора прекращать дышать типографской краской, пылью и клейстером, а вместо этого хорошо бы встать, прогуляться на кухню, перекусить и начать трудовой день... Кот открыл глаза, отшвырнул подальше книжку, потянулся-и принялся выполнять первоначальный план проведения утра.
   Утро внесло в него поправки практически сразу-как только Митрич вышел из комнаты, ему в глаза бросилось необычное образование на вершине лестницы.
   -С добрым утром,-нестройным хором пожелало оно.
   -С добрым...-отозвался кот. Слух у него был хороший, компенсировал обострившуюся после книги близорукость, и потому он сразу понял, кто это тут сидит и какое у них у всех настроение. Оставалась загадочной только причина этого уныния... не в его привычках было откладывать выяснение обстоятельств.
   -С добрым утром,-приветствовал он всех вторично, подобравшись поближе.-А кто это лестницу порушил?
   Астэль подняла руку.
   -Я не сомневался,-заверил ее кот и тоже сел на ступеньку, прежде чем задать главный вопрос:-А что вы тут делаете?
   Ответом, а точнее, прелюдией к нему, был тяжелый, как свинцовая чушка, вздох всей компании... столь редкая солидарность свидетельствовала о серьезности ситуации; Митрич несколько пожалел о том, что не отобрал у Сельт валерьянку, но отступать было поздно.
   -Рассказывайте!-мужественно разрешил он.
   И рассказали же... в три захода, с переправками, дополнениями и урезаниями, но рассказали, причем рассказывали в основном Астэль и Шива, Шуша в этом светопреставлении участие принимать отказался, а роль Фьона свелась к глубокомысленным, но кратким комментариям, ценность которых заключалась единственно в интонации, с которой они были произнесены. К сожалению, интонация средствами письменными не передается.
   Когда рассказ кончился, и музей снова стал тих и покоен, первым вопросом Астэль было:
   -Митрич, ты чего?..
   А первым ответом стало тихое:
   -Нет-нет, ничего!.. просто я еще не уверен, живые ли те маленькие розовенькие бабочки, которые порхают в окне...
   Тут уже всем стало понятно, что что-то вокруг не то.
   -Может, это вирус?-уже настойчивее повторил Фьон. Ему казалось, что так капитально закружить головы полудюжине вполне здоровых персонажей может только какой-нибудь новый вид заразы, а вот какой, это он намеревался спросить у Митрича.
   -А я тут причем?-удивился кот.-Я-историк, а не лаборант!
   -А я,-вовремя перехватила его взгляд Астэль,-не лаборант и даже не ученый, а наглядное пособие для всяких бестолковых студентов. И вообще,-добавила она,-мы вирусы не изучали, я только до физиологии дотянула...
   -А Сельтик?-вспомнил Фьон.
   -Я вижу, ты жить без нее не можешь,-мрачно сострил Шуша-в его списке незаменимых существ эльфийки точно не было.
   -На данный момент,-не стал протестовать он,-не могу.
   -Только придется тебе потерпеть,-фыркнул Митрич,-пять минут назад, когда я ее видел, она не подавала признаков жизни и признаков того, что начнет их подавать в ближайшие пару часов.
   -Ничего, я терпеливый,-сама возможность позвать на помощь кого-то вроде Сельт подействовала на демона благоприятным образом; он успокоился и, устроившись поудобнее, решил ждать.
  
   Нос Сельтик почувствовал некоторые интересные изменения в составе атмосферного воздуха, связанные прежде всего с медленным исчезновением привычного, хотя и несколько резкого, запаха валерианы лекарственной (спиртовой раствор). Этот запах уже довольно долго поддерживал ее в полусонном состоянии, щедро даря возможность путешествовать по разным мирам и планетам, но, к сожалению, ничто в мире не вечно, пузырек стал высыхать, воздух комнаты, улицы и коридора перемешался, и мир обыкновенный предъявил свои права на полное обладание головой эльфа обыкновенного. Итак, Сельтик пришлось открыть глаза и, удостоверившись, что зрение ничего нового и непонятного не регистрирует, вновь положиться на обоняние. Обоняние было уверено в том, что валерьянки больше нет. Нервы заныли.
   Эльфийка на мгновение погрузилась в состояние безысходной депрессии, но вскоре природная жизнерадостность взяла вверх и заставила ее признать несколько простых истин: во-первых, мир прекрасен; во-вторых, кое-что интересное может происходить за дверью, так как Митрича в комнате больше нет, а там, где он есть, наверняка что-то да найдется; в-третьих, раз уж так, то закрывать глаза и спать дальше просто нет смысла!
   Сельтик встала, выбросила пустой пузырек за окошко, посмотрела в зеркало на свою прическу, отметила появление у нее нового облика, но ничего исправлять не стала, вместо чего отправилась проверять, не случилось ли чего за время ее отсутствия за пределами комнаты...
   ...-Сельтик!!!-послышалось с лестничных вершин.
   Надо отдать ей должное, она себя ждать заставляла редко... и своих вопросов-тоже; сегодня, правда, программа сбилась-рассмотрев хорошенько постные лица коллег по музейной службе, девушка только и сумела спросить, что они тут делают. Неоригинально, конечно, зато отражало ее главный интерес на тот момент лучше всего, а про неоригинальность ей решили ничего не говорить.
   -Мы ищем здесь тараканов,-сказала Астэль.
   -Каких еще тараканов?!-обалдела Сельтик.-Я прекрасно помню, как Митрич скакал здесь по всему дому, как, прости меня, сайгак степной, и разбрасывал повюду тараканью отраву.
   -Если бы они ели эту отраву,-мрачно молвил Шуша,-то их бы в мире давно не было.
   -Не знаю, как в мире,-возразила эльфийка,-но здесь их нет. Вон в углу стоит могила, и на ней написано, что это-памятник последнему таракану...
   Музейщики разом побледнели и приняли такой вид, что их захотелось немедленно отправить в реанимацию, от греха подальше.
   -А теперь-то вы чего?!-обиделась эльфийка.
   -Ты действительно видишь эту могилу?..-пробормотал Шива, делая ударение на определении действительности.
   -По-моему, с вами что-то не то творится!-заметила, наконец, Сельтик.-С чем угодно готова смириться, но если вы шутки перестаете понимать!.. нет там никакой могилы, конечно, я вас повеселить хотела...
   -Знаешь, Сельт,-проникновенно молвил Фьон,-я целое утро бегаю по всему дому и ищу этих несчастных тараканов, которых то видят, то не видят, а что до меня, так я уверен, что их вообще здесь нет. И поэтому все шутки на тараканью тематику воспринимаю довольно болезненно. Больше не надо.
   -Не надо-так не надо,-легко согласилась девушка.-А зачем вам отсутствующие здесь тараканы, если не секрет?
   -Не секрет,-ответил демон.-Вот сидит твой вчерашний подарок. Видишь?
   -Вижу, конечно,-был ответ.
   -Вот ему по утрам тараканы мерещатся. Ты бы хоть предупредила...
   -А он мне не сказал!-оправдалась Сельтик.
   -А нечего таскать домой незнакомых... людей!
   Это было ошибкой. Эльфийка умела придираться к словам, как никто другой, за исключением, разве что, самого демона:
   -Я людей и не вожу!-вскричала она.-Они меня боятся!
   В этот момент Фьон почувствовал, что люди не такая уж глупая нация-они иногда что-то правильно делают. Правда, на их месте он вовсе бежал бы от эльфийки без оглядки...
   -Вернемся к тараканам,-призвал всех к порядку Митрич.-Как это ни прискорбно, надо что-то делать!..
   -Что делать, что делать,-нехорошо заулыбалась Астэль,-выпить валерьянки и работать дальше.
   -Валерьянки нет,-ответила Сельтик.
   -Можно выпить еще что-нибудь...
   -А если я не хочу пить?-вмешался Шуша.
   -А ты вообще нишкни!-цыкнули хором Шива и Фьон.
   Фэйри совету последовал, но сохранил оскорбленное выражение лица.
   -Все!-неожиданно сообщила всем Астэль,-мне надоело здесь сидеть! Я пошла работать.
   Благой пример заразителен; вскоре на лестнице остался один Шуша, наедине со своими тяжелыми раздумьями о судьбах музея, насекомых и его личной судьбе, причем последняя тема была наиболее трагичной и волнующей, так как здесь все восстает против него... остальные встали и гуськом потянулись работать.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   - 85 -
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"