Марач Василий Васильевич: другие произведения.

Чудо-Звон

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Из жизни эзотеричек. Зимняя радуга...


Ч У Д О - З В О Н

   Д.Г.
   ...человек на каждой планете инкарнируется, ну то есть воплощается, значит, семь больших кругов. По семи рас, через семь ответвле­ний. Вот и считайте, девочки. Семь коренных рас, так? Семь субрас. В каждой по семи инкарнаций. Итого, получается... полу­чается... примерно... семьсот семьдесят семь воплощений на одной планете. И это только на одной! А сколько их в Космосе? Воплотиться же необходимо на всех...
   Представляете, девочки? Кошмар! Одна-то жизнь задолбала уже... Ага... А тут вон ещё сколько... Это называется по-индийски "Сансара"! Cлово-то какое противное! Я как об этом обо всём узнала, думаю, да, с такой карусели на ходу не соскочишь... И стало мне, девочки, грустно-прегрустно.
   Но Леонид Христофорыч, гуру мой, меня сразу успокоил. Всё, говорит, Зинаи­да, от человека зависит. Если хочешь, говорит, можно так себя заря­дить, что в рай полетишь просто как из пушки. И погрузишься, гово­рит, ты там Зина в вечное блаженство. Хочешь? - спрашивает. Конечно хочу, - отвечаю. Кто ж откажется?
   А тогда, говорит, надо тебе для начала карму привести в порядок. Каналы открыть. И подсоединиться к правильному эг­регору. Ты, говорит, не бойся, я тебе в этом помогу. У меня ну прямо от сердца отлегло. Поверила ему.
   Христофорыч мне растолковывал что и как. Составил годовой план очистки организма. И начала я его, девочки, выполнять, план этот... Стала над собой не покладая рук работать.
  
   Тут главное - полевая саморегуляция. С этой целью я в храм хожу регулярно. Не реже раза в неделю. Во-вторых, - медита­ция дважды в день по полчаса. В-третьих, - раздельное питание... Мочу пью натощак. Ежемесячно чищусь по Малахову. Ну, там ещё, контрастный душ, холодные купания по Иванову. Короче, девочки, это целая система.
   Вообще, мне в жизни очень повезло, что я с Христофорычем встре­тилась. Как бы случайно. Хотя, конечно, в жизни ничего случайного не бывает. Просто позвонила один раз по объявлению. "Православ­но-кармическая уринотерапия. Коррекция судьбы. Снятие порчи, сглаза и венца безбрачия. Полное исцеление всех недугов. Л.Х.Шпиндель" Я возьми, да и позвони. Прямо на самого попала. Он выслушал, приходите, го­ворит, я, сейчас как раз группу набираю. Ведь это же надо, чтобы так совпало! Это, думаю, рок судьбы...
   Прихожу на следующий день... стесняюсь конечно ужасно... Смотрю, там никто не кусается, а совсем наоборот... Люди сидят, эзотерикой занимаются...
   Так вот. Леонид Христофорыч это его по паспорту так зовут, а на самом-то деле он Падма-Рамачундра-Шри-Лал-Бахадур-Свами.
   Ему такое духовное имя в Тибете дали. В буддийском монастыре. У них там, на Востоке, так положено. Христофорыч чего-нибудь новенько­го хотел в этом монастыре поднабраться. А монахи, как увидели его, сразу говорят, что вы, что вы, это нам у вас учиться впору. Они по ауре определили.
   От него же, девочки, сияние во все стороны идет! Фиолетовое. Сахасрару да­же видно. Это вот тут вот, на темечке. Самая главная чак­ра. Она такая беленькая, наподобие лотоса... Лепестков много-мно­го... Ужас, девочки! Энергетика так и прёт! Ну прямо прёт!
   А монахи в книги свои священные посмотрели и говорят. Ах, так вы оказывается земное воплощение Авалокитешвары. Все признаки нали­цо. Как же мы раньше-то не догадались?! Это у них бодхисаттва такой есть. Не то будда. Ну, не важно.
   Христофорыч человек вежливый, покивал им, конечно, спасибо, мол, на добром слове. ...Но это знаете ли... Не его уровень...
   Они, говорит, люди-то хорошие, монахи эти, только непроработан­ные совсем. Ничего толком не видят. Какой же я им Авалокитешвара, когда я вовсе даже Амитабха. Это если по ихнему, по буддистски. ...Но мы-то не буддисты. Мы эзотерики. Я уже говорила.
   Эзотерика - это что? Это, девочки, тайное учение такое. Только для особо посвященных. Простые люди знать не должны. В прежние времена, если простец услышит, чего мы, эзотерики, промеж себя говорим, ему сразу расплавленный свинец в уши заливали. Чтоб не подслушивал. Сейчас-то так уже не делают. А знания эти очень древние. Еще от Атлантиды идут. Или даже от самой Лемурии. Короче, из Космоса. Я вам потом, если успею, расскажу поподробнее. А Христофо­рыч наш, эти все тайные знания как есть изучил.
   Скажу как на духу, девочки, я только став эзотеричкой поняла, что такое настоящая жизнь. А всё, что раньше было даже вспоминать тошно. И за это Христофорыча, как отца родного уважаю.
   Вот, что, девочки, давайте-ка ещё нальём по одной и выпьем за его здоровье... Грибочков-то накладывайте. Я в этом году двадцать банок закрутила. Да ещё с того - пятнадцать осталось. Не стесняйтесь, девочки, не стесняйтесь...
   У меня всё свое, натуральное. И картошечка, и помидорчи­ки. Из магазина только водка, да красная рыба. И то, водку сама настаивала... На можжевельнике. Слышите запах какой?
   Ну, у всех нолито? Давайте, девочки, за Леонида Христофорыча. За моего дорогого Учителя. И дай Бог, побольше в мир таких людей!..

* * *

   У нас тоже одна... Как же, говорит, он на Тибете был, если мы его в Москве видели? Нет, ну вы представляете?! Он же в астрале перемещается. Элементарно. И в Шамбалу наведывается. С Махатмами разговари­вает. Это ему, что нам с вами, девочки, высморкаться.
   На тебя взглянет только, а уж все твои воплощения насквозь ви­дит. Где ты, когда и с кем согрешила в прошлых жизнях. И сколько раз. Про всё знает. Ну вот просто про всё. Он я думаю посильнее самого Ла­зарева будет. Я бы, говорит, уж давно с Брахманом слился... Ну с Абсолютом, то есть... Только вас дураков, говорит, жалко.

* * *

   Я терпела-терпела, а потом и спрашиваю его, почему, мол, мне так с мужиками-то не везет? Вы же, девочки, знаете мою ситуацию.
   Рассказала ему свою беду, а потом говорю, надоело одной быть, спасу нет. И что обидно! Ведь не уродина, не дура какая-ни­будь... А всё как-то не получается хорошего человека найти.
   Да, говорит, женщина ты что надо, Зинаида. Аппетитная. В твоем, говорит, возрасте мало кто так смотрится. Странно даже... Но, говорит, венец безбрачия на тебе. Это сразу видно, в глаза, просто, бросается. А откуда он, смотреть надо... чего ты там такого в прошлых жизнях наколбасила. Жди, говорит, сейчас гляну.
   Сел, глазищи свои чёрные закатил... И такие от него вибрации пошли во все стороны... Мне прямо даже страшно сделалось. А он повибрировал-повибрировал да и гово­рит. А-а! говорит, вот оказывается в чем дело! Ты, Зина, в прошлом воплощении любовь предала. А это самый, что ни на есть, тяжкий грех. За него с тебя строго взыщется. И расплачиваться придётся долго.
   А потом всё в подробностях про прошлую мою жизнь-то взял да и рассказал. Он определил, значит, что я в прежнем воплощении в Бразилии жила. Причем (вы щас умрете, девочки!) оказалась какой-то там герцогиней. А?! Вот так вот! И был у меня муж. Соответственно - герцог. Дохлый такой старикашка. Но зато богатенький. Я его уважала, можно сказать, как отца родного.
   И оказался у нас там ещё слуга, типа. Некрасивый очень. К тому же негр. Но зато умный. Стихи писал замечательные. Вроде как у нас дедушка Крылов. Вот я в него и влюбилась, в негра этого. А он, соответственно, в меня.
   И вот негр мне и говорит, давай, мол, убежим вместе, раз у нас с тобой нежные чувства. Но я отказалась. Потому, что супруга своего пожале­ла. И в нищете жить, конечно, тоже не очень-то хотелось.
   Это, девочки, была моя роковая ошибка. Негр без меня сбежал в другую страну и вскоре стал там всемирно знаменитым поэтом. ...Фамилии я, правда, не запомнила. Но где-то раньше мне попадалось, читала что-то про не­го. Представляете?
   А старикашка мой, герцог, умер. Осталась я тогда одна куковать. А потом у меня от расстройства сделалось размягчение мозга и я тоже умерла. И поделом, девочки. Не предавай любовь!
   Христофорыч-то мне всё выложил и говорит. Ты, говорит, Зина, карму себе этим всю испортила напрочь. Теперь долго отрабатывать придется. А еще, говорит, ты за секс слишком зацеплена. Расцепиться надо. Поменьше об этом думай. Лучше медитируй чаще. На причину вы­ходи. Главное - научись сама себя любить. И урину пить не забывай. А я с тобой индивидуально заниматься буду. Если захочешь, конечно...
   Проблему, говорит, осознаешь, точку сборки сменишь - всё и наладится. Сама удивишься. Новая жизнь начнется. В общем, готовься, говорит. Скоро полюбишь необыкновенного человека. А он тебя. Но только помни, говорит, Зина, что это будет тебе такой, как бы, экзамен! И ему тоже, кстати. Правильно себя поведёшь - снимешь грех, очистишь карму. А нет, лучше бы тебе и на свет не рождаться!
   Ну, вот. Только это я начала проблему прорабатывать, смотрю, кау­зальное тело у меня меняется ну прямо на глазах, на глазах.
   Мужики в метро приставать стали. Да! Честное слово! В молодости та­кого и то не было! И даже, замечаю, сам Леонид Христофорыч как-то стал на ме­ня поглядывать по-особому. Ну не то, чтобы там чего, но все-таки...
   А у нас в группе в него все тётки были, конечно, влюблены. Он такой... симпатичный... Брюнет. Росточка невысокого, но это же в данном слу­чае неважно... Подвижный такой мужчинка, живчик, минутки не посидит...
   Разумеется, ни о чем таком никто и не мечтал... Во-первых, для него эти глупости - ничто. Не его уровень. А к тому же, ну кто мы рядом с ним? Вот хоть я, например? Тьфу, пустое место. Но всё равно приятно, что внимание обратил. В общем, девочки, очень эффективное средство оказалось. Полевая саморегуляция-то. Всем советую!

* * *

   Так вот. Не прошло недели, помирает в нашем доме старушка. С моего этажа. А в её квартиру вселяют мужичка одинокого. Лет тридца­ти. Симпатичный такой мужичок. Волосы русые. Лицо интеллигентное, с бородкой. Взгляд рассеянный. ...Как профессор из старого фильма. Интерес­ный в общем мужчина. Стоп, себе думаю, вот оно, Зинка, началось!
   И точно. Через пару дней, заходит. Утюга, спрашивает, не най­дется? Ну, вы понимаете, да? Я, говорю, найдется. Только хорошо бы для на­чала познакомиться. ...Слово за слово. Веду его на кухню. Садимся чай пить. Я конечно расспрашиваю что и как. А он застенчивый такой, молчаливый. Но очень обаятельный.
   Из разговора узнаю. Зовут Степаном. Не женат. И не был. Корен­ной москвич. Консерваторию закончил, между прочим, музыкант. Но работает поче­му-то сторожем.
   Что это он, думаю? Странно при его образовании... По разговору вроде человек нормальный. Не пьёт, не курит. Смотрю ауру. Там же вид­но, если чего не так. Она у него пёстренькая такая. Расцветочка приятная. Без проблем. Всё вроде на месте. Ладно, ду­маю, потом разберёмся...
   Сидим, треплемся. Час, второй... Представляете? И вдруг слышу ти­хий такой перезвон. Динь-динь. Ну знаете, как в часах бывает. Или в шкатулках музыкальных. Звук мелодичный такой, приятный. Колокольчик, типа... И притом, довольно громко...
   Смотрю, а Стёпа мой, чегой-то засуетился, засмущался. Покраснел... Ой, извините, мне пора! И ускакал в свою квартиру. Забыл, даже, зачем приходил.
   Я минут через пять несу ему утюг. Звоню. Отпирал-отпирал, выглядывает, лицо, смотрю, озабочен­ное, внутрь не пускает. Я ему протягиваю, утюг-то, а он "спасибо-спа­сибо" и у меня перед носом дверью - хлоп! Невежливо даже как-то. Что бы это значило, думаю? Ой, неспроста... Тут какая-то страшная тайна... Так и оказалось потом.

* * *

   На следующий день опять заходит. Вроде утюг вернуть. Я его сно­ва чаем угощаю. Смотрю, а он сконфуженный какой-то, печальный сов­сем. Потом ничего, отошел. Стал книжки мои рассматривать. Чтой-то, говорит, никак я не пойму. Кастанеда, Иоанн Кронштадтский, Вивекананда, астрология, антропософия, уринотерапия? Как это у вас всё совмещается?
   Так мол и так, говорю. Совмещается. И давай ему про эзотерику вкручивать. Он слушал-слушал. Смотрю, глазки засветились, ин­тересно ему стало... Я тоже вдохновение какое-то чувствую... Это же очень ценно, когда человек озабочен познанием Космоса. Это, девочки, в нём, в человеке, самое основное. Потому, что все беды от нашего незнания. Или, ещё хуже, от ложного знания.
   Просидел он у меня до полуночи. Когда уходил, книжки взял почи­тать. Вижу, человечек-то славный. И чувствую - нравлюсь я ему. Но главное - такой умный... Всё вопросы задавал... В общем вечер у нас получился замечательный. ...Вот что, девочки, эзотерика с людьми-то делает.
   Он ко мне приходил... раз наверное двадцать. И мы с ним такие разговоры замечательные разговаривали. Прямо обнаружилось какое-то родство душ. Чувствую, нравится он мне всё больше и больше. Сниться каждую ночь стал. Вот до чего дошло.
   Всё бы ничего, только он периодически убегал. Вот как в пер­вый раз. Что-то там у него позвонит в кармане, фьюить - и нет его! Потом возвращается с виноватым видом... Что, думаю, такое? Я уж и так и этак подъезжала. Молчит, как партизан.
   Но главное, про эзотерику слушает открыв рот. Все книжки мои перечитал. Попросил гороскоп ему построить. Я сделала. Он у него оказался не простой. Представляете? Водолей. С сильным двенадцатым домом. А там - Солнце и Сатурн. Это, девочки, очень опасно... Хоть у кого спросите...
   Заодно прикинула насколько мы подходим друг другу. Астрологичс­ки. Невооруженным глазом видно, что не подходим. Я-то - Лев. Мы - как бы противоположности с ним. Но проработать и это возможно. И результат, в случае успеха, мог оказаться выдающимся. Ладно, думаю, поглядим что дальше будет...
   Смотрю, Стёпа раз от раза стесняется все меньше. И уж такие у нас шуточки двусмысленные пошли... Потом, как-то за ручку он меня взял. Будто невзначай. И смотрит всё так нежно. Только уж больно какой-то робкий, нерешительный. Короче, русский интеллигент, да и только.
   Я терпела-терпела... А тут у меня как раз подходит день рожде­ния. Я его возьми да пригласи. Мол, гостей не звала, а так посидим по-соседски, и всё. Он обрадовался. Приходит.
   Розы принес, шампанского бутылку. Книжку подарил про композитора Баха. А я... приоделась так... эффектно. Накрасилась... со вкусом. Обстановочку создала. Свечи там, благовония, музычку соответствующую...
   Короче этой атаки он не выдержал. Не прошло и часа - обниматься полез. Целовать начал... Но все так вежливо, уважительно... А потом разошелся! Раздевать стал. Ой... Ну, я, конечно, сопротивляюсь... И вдруг!
  

* * *

   Остановился. Отпрянул от меня. Головой вот так вот дёрнулся и го­ворит. Я, говорит, хочу тебя предупредить об одной моей особеннос­ти. Странности, можно сказать. Не знаю как ты к этому отнесёшься. Может потом и знаться со мной не захочешь. А сам бледный стоит, взволнованный. Я перепугалась конечно, что же, думаю, он мне такого ужасного скажет....
   У меня, говорит, есть страшная тайна... Понимаешь... как тебе сказать... В общем у меня... у ме­ня... Короче погоди, я с духом соберусь... и ска­жу.
   А я стою и чувствую, как у меня у самой коленки дрожат. Его волнение передалось. Мялся-мялся, бедолага, но всё-таки раскололся.
   Я сперва даже не поняла. Потом дошло! Оказывается! Представляе­те, девочки? У него звенит... это самое! Ну, как в том анекдоте. Серьезно! То-то оно всё звякало...
   Я засмеялась, сперва, думала, шутит... Говорю, так вы батенька, оказывается не феномен... Стёпа чуть не в слёзы. Ты, говорит, такая же как все... И за дверь. Ну я как была в неглиже на лестничную клетку выскочила за ним... Вцепилась. Еле затащила назад.
   Прости, говорю, пошутила неудачно. Не обижайся. Это я от неожи­данности. Потому как, говорю, ситуация очень уж невероятная. ...Он посте­пенно оттаял, разговорились. И вот что выяснилось.
   У него с детства такое дело. Почему - не понятно. К каким только врачам ни обращались. Всё без толку. Слышат звон, да не знают где он. Никаких отклонений от нормы ни в чём не нашли. Представляете, девочки? Всё как у людей, а эти... динь-динь! Причем, по разному. То, самопроизвольно. То - от движения. И высота звука может быть раз­ная... Ритм, там, тембр и прочее...
   Я, говорит, даже научился мелодии некоторые выводить. "Чи­жик-пыжик" например чисто получается. А вот "Вечерний звон" не идет пока. Сложно.... Фальшивлю, говорит.
   Поэтому и работать ему бедному приходится не по специальности. А то коллеги смеются, да и во время концертов звон этот мешает. Пробо­вал преподавать, и здесь не получилось. Ученики издеваются. Клички глупые придумывают. Он уж место службы сто раз менял. Везде та же проблема. В конце концов устроился сторожем. Платят мало, конечно, зато никаких сложностей. Сидит себе по ночам один одинешенек... И репетирует.
   В общем и смех и грех... Я ему говорю, ну сыграй, чего-нибудь для души. Он мне "Чижика" и отзвонил. Я даже не ожидала. Так красиво, слов нет! Звон просто прекрасный. Мелодичный. Нежный. Чудо! Ну что вы смеётесь? Ничего смешного... Узнаете, чем дело кончилось, будет вам не до смеха. ...Вы кушайте, кушайте, пока...
   Ладно. Сидим дальше. Слово за слово... Опять стали обниматься. Ну и... сами понимаете. ...Ой, девочки, я с ним такое испытала! Даже не думала, что так бывает... Одно слово - счастье. Не знаю как и рассказать...
   Во-первых... это было красиво... Знаете, чувство такое... будто летишь... на тройке... с бубенцами. На душе так весело... А как мужчина... он... М-м-м! Даже выразить не могу! До сих пор... снится каждую ночь... Представляете?
   Во-первых, нежный-нежный. И си-и-льный такой! Ну просто... просто чудо. А заводно-о-ой! Знаете, сколько у нас это продолжа­лось? Вы не поверите! Я сама себе не верю.
   Значит так... Начали мы... в пятницу вечером... А в понедельник утром он собрался уходить... Поцеловал меня на прощанье... И не ушёл. Не смог. Всё по новой началось...
   Расстались мы только в среду. И то, потому, что с работы уже отп­рашиваться стало невозможно. Ни мне, ни ему. Отвела душу, за всю, можно сказать, предшествующую жизнь. Я на пять килограмм похудела, верите? Джинсы спадали... Представляете? Не зря Христофорыч предупреждал, что я за это дело слишком зацеплена... Оба как с цепи сорвались, прости Господи!

* * *

   Да! Он мне сразу потом предложение сделал. Я естественно обрадова­лась. Только, думаю, надо с Гуру посоветоваться. А Стёпа мне как раз и говорит. Ты бы меня отвела к своему Христофорычу. Очень мне с ним пообщаться хочется.
   Зачем, спрашиваю? Да как же, говорит, насчет этого моего чудоз­вонства... Это ведь всё не просто так. Ты же эзотеричка, понимаешь. Вопрос жизни. Понять хочу, зачем дано? Почему, все люди, как люди, а я вот такой урод? Должен же в этом быть какой-то смысл! Дар это? Знак? Проклятье? Или что?..
   ...Ведь твой Гуру всё насквозь, говоришь, видит. Может он и объяснит? Пусть посмотрит меня. Расскажет, что это за карма такая смешная? Что звон сей значит? И как мне с ним дальше жить?
   Ну что ж, говорю, это хорошая мысль. А сама давай Христофорычу названивать. Так и так, объясняю. Следуя вашим ценным указаниям об­рела большую и чистую любовь. Предложение получила даже. За что ог­ромное вам спасибо. Но обнаружилась такая вот промблема. Нуждаюсь в срочной консультации.
   Он чего-то похмыкал. Помекал... Тащи, говорит, его к нам на семинар. Поглядим, что за феномен такой.
   На другой день приходим. Степа стесняется, конечно. Сели в са­мый последний ряд. Христофорыч, как обычно лекцию читает. Про кос­мическую трансмутацию. На нас, вроде, ноль внимания. Сам какой-то встрёпан­ный весь, напряженный. Видно предчувствовал что случится. А случился, девочки, скандал.
  
   После лекции у нас как обычно индивидуальная диагностика. Он смот­рит, что у кого с чакрами, с каналами, с органами. Какие где зажимы. По очереди все подходят. ...Нас человек двадцать в группе.
   А выглядит это так. Ложишься на пол. В одежде, разумеется. При группе-то мы не раздеваемся, обычно. А он снимает ботинок и начинает нам спину как бы топтать. Это он так информацию снимает. Там, девочки, в ступнях очень точек много. Поэтому ноги энергетику так хорошо чувствуют.
   Потопчет он тебя, потопчет, а потом и говорит что к чему. Напри­мер, у тебя, мол, в канале печени избыток энергии ян, тонкий кишеч­ник, значит, зашлакован. Поэтому слишком много о деньгах думаешь.
   Или, например, скажет, что в сорок первом воплощении твоя пра­бабушка любовника отравила мышьяком. Вот ты и мучаешься теперь из-за этого поносом. Представляете как видит?
   Не успеет объяснить - уже легче становится. Сразу. Или лечение про­пишет. Скажем, каждое утро под холодным душем "Символ веры" читать на четыре стороны света. Или мантру какую-нибудь. Очень девочки по­могает. Очень.
   Ну, мы сидим, ждем своей очереди. Только смотрю, мой Степа поблед­нел и говорит: пошли отсюда! Я ему: не поняла! Ты же сам напросил­ся. Я специально человек упросила. Думаешь легко? Желающих-то пол-Моск­вы. Он из уважения ко мне только. Чего ты вдруг взбеленился?
   А Степа грит, козел ваш Христофорыч, вот что. Голову людям морочит. Глумится. Он свои вонючие ноги... Представляете? Так и сказал "во­нючие ноги"! Я прямо вспыхнула от возмущения. И от стыда. Он, грит, их об вас вытирает. Унижает нарочно. А вы... Что "вы" сказать не успел, пото­му, что Гуру меня как раз вызвал на ковер. Не дожидаясь очереди.
   Я подошла к нему, легла. Только он ногу на меня возложил, этот как подскочит, да как Христофорычу пощечину влепит. По лицу! А меня за руку схватил и поволок на улицу. Я еле вырвалась. А он кричит, ну и целуйся с ним! И дверью базгнул.
   Кто бы мог подумать? Таким спокойным всегда казался. Интелли­гентным. Вот что с людьми ревность-то делает. Да. Наши все, конечно, онемели. Шок! Руку на самого Учителя поднять! Да такого никто даже представить себе не мог. Христофорыч стоит, за щеку держится. Потом говорит: ну чего уставились? Продолжаем занятие...
   Я опять легла, он меня потоптал маленько. Больно даже сделал два раза. Вот здесь. Я чуть не заорала. Потом говорит, подойдешь ко мне отдельно, разговор есть...
   А тётки наши на меня навалились. Ты кого привела? Это же бандит с большой дороги. Я сквозь землю готова была провалиться.

* * *

   И вот когда все ушли, Гуру мне сурово так и говорит. Да, гово­рит, хорошо меня твой Чудозвон отблагодарил! Спасибо! За то, что я всю сегодняшнюю ночь на него потратил. Я, грит, энерго-информацион­ное поле сквозь перепахал... На такие планы вышел, с такими сущнос­тями связался! Но зато теперь всё ясно стало.
   Понимаешь, говорит, в прежних воплощениях он такого начудил, что даже рассказывать к ночи не хочется. Просто какой-то половой бандит. И ещё, говорит, гордыня у него непомерная. А бубенчики эти - знак проклятья. У него сейчас только один способ есть спастись. Очистительную жертву принести надо.
   Какую такую, спрашиваю, жертву? А такую, говорит, отрезать - и дело с концом. Иначе не миновать ему беды. Ни в этой жизни, ни в следующих. Это и для тебя, между прочим, важно. Ты у нас тоже человек зацепленный. Потому так всё и получилось. Не того ты нашла кого надо. Пожертвовать придется этим чувством. Нечистое оно.
   Ты, главное, ухажера своего уговори. А мужика мы тебе найдём, не сомневайся. За этим дело не станет.
   У меня всё так и упало внутри. Иду домой, реву. Ужас! Не успела встретить приличного человека... И вот тебе на. Но тут умничать-то не к чему. Надо - значит надо. Ничего не попишешь. Плачу, а иду. Плачу, а иду.
   Ой, давайте, девушки ещё по маленькой. А то что-то я разволно­валась. Вот просто заново всё переживаю... Ладно... Дай Бог не последнюю...

* * *

   Н-да. Прихожу домой и сразу к Степе. Он весь из себя такой обиженный. Бледный. Но пустил... Выслушал молча, а потом спрашивает. Ты чего, говорит, умом тронулась вместе со своим межеумком? Ты не понимаешь, что он Гитлер? При чем здесь, спрашиваю, Гитлер? А при том, отвеча­ет, что ему кроме власти ничего не нужно. Хотя бы над такими вот дурочками как ты. Он же кайф ловит. Он же на этом помешан, разве не видишь?!.
   И правда, говорю, гордыня тебя обуяла. Человек ради него всю ночь не спал, а он такие слова. Да ещё - по морде! Хулиган ты, го­ворю, и больше ничего. А сама опять в слёзы.
   Вдруг у него глаза затуманились, голос задрожал... Бух передо мной на колени. За ноги обнял. Миленькая, говорит, я тебя люблю. Брось эти глупости. Будем с тобой вместе всегда. Я для тебя что хо­чешь сделаю. Только оставь это...
   Как же, говорю, оставь? Я же ради тебя. Это же тебе нужно! Ду­маешь мне самой легко? Мне, между прочим, ещё хуже, чем тебе.
   Ну на что тебе звон этот сдался? На что? Живут же люди без не­го. И хорошо живут, между прочим. Купи, говорю, себе металлофон и играй на здоровье. Раз без этого не можешь. Или в церковь устройся. Звонарём. А мы с тобой в другом воплощении встретимся. Поженимся. Детишки у нас будут...
   Он тогда вскочил, да как заорёт. Ты соображаешь, что несёшь, кричит?! Это же бред! Бред! Уходи! Не могу тебя больше видеть! Не могу!
   ...Я и ушла.

* * *

   Ночью, конечно, глаз не сомкнула. А утром, часов в шесть, он в дверь звонит. Стоит, под глазами круги черные, волосы всклокочены. Жалко его так стало. Прости, говорит, погорячился.
   -Ладно, говорю, с кем не бывает. Надумал чего-нибудь?
   -Надумал, - говорит. - Смысл жизни понял. Вот что. Инсайт, - говорит, - у меня ночью случился. ...Не инсульт, девочки, а инсайт. Это - просвет­ление такое мгновенное. Потом объясню. Да... Ну, я его тогда спрашиваю: и что же ты такого, мол, понял?
   Он и рассказал. Будто ночью, от тоски, стал как всегда музицировать. На этих своих ...колокольчиках. И у него звук вдруг получился какой-то необыкновенный. Вибрации там какие-то особенные. И мозги от этого по-другому как-то заработали. Осенило его в общем. Что этими вибра­циями, мол, можно весь мир спасти и преобразить. Представляете?
   Надо только научиться правильно их извлекать, звуки эти. И тогда, значит, такая музыка польется, что всё станет другим. Законы природы изме­нятся. Лето среди зимы наступит. Ночью радуга взойдет. Люди летать научатся... Он ещё много чего говорил, я не запомнила всего... Да! Ещё, говорит, любиться все будут с утра до ночи. Как вам? Ничего? И мне нравится. Не зря Христофорыч говорил, что все мы зацепленные.
   Послушала я его и думаю, всё, конец. "Уехала навсегда. Твоя крыша". Грустно, девочки! До чего мне было грустно. Жалко его. А чего ещё и ждать с таким-то гороскопом? У Водолея Солнце с Сатурном в двенадцатом доме! Это же не дом, а просто дурдом какой-то получается. Любой астролог подтвердит...
   Что, думаю, делать? А что тут сделаешь? ...Сердце болит. Так болит, что и сказать не могу. И чувствую, люблю его. Сил нет! Люблю и всё! Ой, девочки, это такой ужас. Такой ужас! Плакала потом столько...
   -Ну что, - спрашивает, - остаешься со мной или как?
   -Останусь, - гово­рю. - Но при одном условии. Если сделаешь, как Христофорыч велел. Или если мы вместе в психдиспансер сходим. Потому, что у тебя, извини, что-то с головой не в порядке.
   ...Он тогда заплакал и ушел.

* * *

   Я места себе не нахожу. Мучилась-мучилась и решила всё-таки позвонить в неотложную психиатрическую помощь. Выручайте, говорю, человека. С ума съехал. А в чём, спрашивают, дело? Да вот, говорю, мир собрался спасать. Ну это, говорят, имеет право, лишь бы на лю­дей не кидался.
   Спрашивают: а вы кто ему собственно будете?
   -Соседка.
   -Надо, - го­ворят, - чтобы заявлял близкий родственник.
   -А если, - говорю, - он убьёт кого? Тоже родственника искать?
   -Нет, - говорят, - тогда сами позвоните. Тогда приедем.
   .... А? Класс! Ничего не изменилось.
  

* * *

   Вечером звоню Христофорычу. Приходи, говорит, ко мне домой. Пришла. Рассказала ему всё. А сама плачу, плачу. Он меня обнял. Го­ворит: успокойся. Ты свой экзамен выдержала. Расцепилась. Молодец. А Чудозвону твоему уже ничем всё равно не поможешь. Он сам так выбрал. Это, говорит, называется "свобода воли".
   И начал меня успокаивать. Слезы утирать. Слова ласковые гово­рить. Гладить... Ну в общем... утешил. ...Хороший он всё-таки че­ловек. Добрый. ...Несчастный только.

* * *

   Вот и всё... Этим дело и кончилось. Леонид Христофорыч потом уехал. В Новосибирск, что ли... Не то в Новороссийск. Там группа новая образова­лась. Его пригласили вести.
   Стёпа стал меня избегать. Увидит, глаза вытаращит и в сторону шарахнется... Потом, вообще, исчез куда-то. В квар­тире другие люди поселились. ...Я думаю, может он в психушку угодил? Или где в другом месте "Вечерний звон" репетирует? Жалко его, конечно...
   ...Большие деньги, между прочим, мог бы зашибать по нынешним-то временам. Если б захотел. Публика валом бы валила...
  

* * * * * *

   ...Проводив подруг до станции, Зина возвращалась домой. Шла леском, улыбалась...
   ...Солнце закатилось. Над деревьями всплыла луна. Снег скрипел под ногами. Она вдруг сообразила, что через несколько дней Новый год. И стало отчего-то грустно...
   ...Сзади явственно послышался звон колокольчика. Зина вздрогнула, оглянулась. И увидела совсем рядом маленькую мохноногую лошадку соткавшуюся вдруг из вечерних сумерек. Лошадка везла дровни, а в них сидел печальный такой мужичок с большущим топором за поясом. А звенели бубенцы под дугой...
   ...Зина вдруг расхохоталась, будто маленькая... До того сильно расхохоталась, что даже в сугроб села. ...У неё от смеха в груди закололо. Да так больно, что она подавилась ледяным воздухом и перестала дышать...Сани же тем временем настигли её. И страшный мужик замахнулся топором... Тогда Зина наконец догадалась, что это смерть за ней пришла... Смерть...
  
   ...В этот момент раздался удар колокола. Мощный, плавный, певу­чий... Потом ещё один... Ещё... И ещё...
   ...Вдруг запело много колоколов. Такой начался перезвон... Такая музыка полилась...
   ...И Зина с радостным ужасом поняла, что это - оно! Это - Стё­па! Научился-таки... Достиг... А она и не сомневалась никогда... Верила в глубине души...
   ...Сани вместе с лошадью и возницей взмыли вдруг к небу и чёрной тенью исчезли среди звёзд...
   ...Вспыхнула радуга. Птицы запели. Рассеялась грусть. Стало видно море и зелёные холмы...
   ...И так сильно захотелось воплотиться семьсот семьдесят семь раз на каждой планете...

...Зина вздохнула полной грудью, раскинула руки...

...И полетела...

  
  
  
   7
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"