Маричева Александра Евгеньева: другие произведения.

Зарисовки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:

  Сон
  Маша Овчинникова - примерная ученица 10 класса, после целого дня, проведенного на улице, заболела. Началось все вполне банально, с обычного насморка и першения в горле, но по прошествии нескольких часов, вылилось в высокую температуру.
  Поначалу Машенька никак не могла уснуть. Бросало в дрожь, а под одеялом становилось жарко. Голова была, словно налита свинцом, мысли путались. Тогда девочка решила почитать, но, едва первая страница была прочитана, сон взял все в свои руки, и Маша уснула.
  Сон, который ей снился, был жутким. Привычная дорога домой казалась совсем другой. Темный переулок казался зловещим. Девочку пронизывала дрожь, а страх сковал волю. Что-то в этом переулке было пугающим, что-то изменилось, но что именно, не представлялось. Маша стояла перед выбором: остаться или идти вперед, в темноту, и, решившись на второе, поспешила вперед. В коленях не унималась дрожь, чувство в животе заставляло вспоминать о качелях, но девочка старалась идти как можно спокойнее, не предаваясь панике.
   Через некоторое время стали слышаться легкие шаги, как будто сзади кто-то шел. Почему-то это чувство никогда Маше не нравилось, хотя манией преследования она не страдала. Девочка обернулась, надеясь увидеть хотя бы очертания человека, но тщетно, сзади была такая же непроглядная тьма, как и спереди. Маша нервно поежилась. Естественно, что ничего не видно. Тогда она решила остановиться, и пропустить шедшего сзади вперед, но когда ее шаги затихли, сзади также наступила тишина.
  Сердце Маши вздрогнуло от страха, но внутренний голос твердил, что все хорошо, и это игра воображения. Простояв еще немного, она двинулась дальше. Сзади звуки тоже вновь пришли в движение. Привычно каждодневный переулок никак не заканчивался, и Маша стала потихоньку терять самообладание. Сама не замечая, девочка ускоряла шаг, все быстрее и быстрее. Поэтому и сзади звук так же усиливался.
   Постепенно Машин страх стал перерастать и панику, и, потеряв контроль над эмоциями, она кинулась бежать. Со всех ног летела девочка вперед, в полнейшую неизвестность так, что тело горело, а сердце стучало, как бешенное. Тем не менее, сзади не отставали. Таинственный преследователь продолжал свою игру. Маша чувствовала себя мышью, загоняемой в угол. Казалось бы, еще чуть-чуть и она окажется в его лапах, но нет, - все продолжалось дальше.
   Наконец, когда воздуха стало не хватать, а грудь щемило, вдалеке, замаячил слабый свет. Маша почувствовала надежду. Очень обрадовавшись, она ускорилась до предела, но добежав, поняла, что впереди нет ничего, кроме большой бетонной стены, которую не преодолеть. А справа находился источник того небольшого спасительного света.
  Им оказалась маленькая оранжевая тыква, с вырезанными глазками и ротиком, какие обычно вырезают, чтобы пугать маленьких детей на Хеллоуин. В любой другой ситуации тыкву можно было бы назвать милой, но сейчас выражение рыжей мордочки казалось ироничным и жутким. Маша напряженно обернулась и стала прислушиваться в темноту.
  Все звуки исчезли, стояла необычайная тишина, поэтому девочка, немного расслабилась. Единственное, что настораживало, это то, что здесь просто не могло быть тупика. Через несколько мгновений стало немного светлее. Сместив взгляд влево, Маша обнаружила еще одну небольшую тыкву, на лице которой застыло изумление. Постепенно у стены стало появляться все больше и больше тыкв, с самыми разнообразными формами и размерами.
   С каждой новой тыквой чувство страха и неуверенности все стремительнее усиливалось. Неожиданно Маша поняла, что загнана в угол: спиной прижавшись в стену, она видела, как тыквы приближаются все ближе и ближе. Можно было заметить, как одна наскакивает на другую, лишь бы быть ближе к девочке.
  Но вот общий рывок продвигает тыквы вперед, и одна из них проглатывает Машу. И вокруг наступает тьма.
  Очнувшись с громким криком, Маша присела на кровати. Смахнув челку со лба и оглядев комнату, она поняла, что все хорошо и это ее квартира. Поднявшись, девочка направилась в кухню, чтобы принять лекарство. Свернув за угол, обнаружила в темноте, как чья-то жуткая морда смотрит на нее. Дрожащей рукой Маша нащупала выключатель.
  Вспыхнул свет. На столе, улыбаясь, красовалась маленькая тыква с небольшой открыткой: "Счастливого Хэллоуина!".
  Облегченно вздохнув, Маша покачала головой и направилась обратно в комнату.
  "-Вот приснится же такое! - подумалось Маше".
  
  Зимняя фантазия
  Был теплый декабрьский вечер. Выйдя на улицу, я замерла от восторга. Ни ветерка! А снежинки тихо падали с неба, аккуратно ложась на землю. Укрывая своим пушистым покрывалом, они преображали все вокруг. Мороз расписал окна и дома, придавая им легкое ощущение загадочности. Началась пора фантазий. Прям, садись в сугроб и фантазируй! Но садиться в сугроб, я, конечно, не стала. Стоя на одном месте, я могла очутиться, где угодно. Снежинки кружили в такт невообразимой музыке, которая появилась, не известно откуда. И вот уже рядом со мной стали происходить просто невероятные вещи! Откуда ни возьмись, появились пушистые зеленые елки, одетые в прелестные зимние шубы, пробежал зайчик, сверху прыгнула белка. И все равно было очень тихо и спокойно. Такой чудесный лес! Мне захотелось остаться здесь и никуда не уходить, но я спешила дальше. Ведь мне хотелось увидеть как можно больше! Сразу за лесом шла тропинка, по которой я благополучно отправилась в путь. Пройдя красивейший мост из всех, что я видела, я попала в город, в котором шел большой праздник. Как же он красиво украшен! Много света, гирлянд, мишуры. А на площади перед замком огромная елка, такая же нарядная, как и весь город. Горожане, которые там собрались, оказались очень милыми и добрыми людьми. Они предложили мне остаться с ними и встретить Новый год. Я, даже не думая, согласилась. Горожане, мило улыбаясь, взяли меня под руки. Мы стали вести хоровод вокруг самой дивной елки на свете. Такой радости я еще не испытывала. Наконец, настала пора бить часам. Я широко улыбнулась, и мы все дружно стали отсчитывать удары...
  Я словно очнулась после долгого и продолжительного сна. Вокруг вновь двор, дома, площадка. Как будто и не было ни города, ни елки, ни праздника. Уныло вздохнув, я повернулась и пошла к подружке.
  - Что это на тебе? - воскликнула она, когда я пришла.
  - Где? - удивленно спросила я.
  Она протянула руку и сняла у меня с уха кусочек мишуры.
  - Вот это!
  Я пожала плечами и невольно улыбнулась. Все-таки волшебство есть, и теперь я это точно знаю. Пусть теперь каждый это знает. Волшебная новогодняя ночь принесет много интересного. И иногда даже очень неожиданного.
  
  Утро
  
  За окном еще было темно. Ветер завывал и бил так, что казалось еще немного, и стекла осыпятся на тысячи маленьких осколков. Где-то за дверью послышалось пронзительное мяуканье кошки. Девушка перевернулась на другой бок и накинула на голову одеяло. Стало тише, и ее беспокойный сон продолжился.
  Через десять минут вновь послышалось мяуканье, а затем шкрябание под дверью. Она, мучительно не обращая на все это внимание, накинула на голову подушку. Малоприятный сон не давал заснуть. Найдя рукой будильник и посмотрев на время, юная особа поняла, что можно поспать еще целый час, поэтому вновь накрыла голову одеялом.
  Пробуждение час спустя, оказалось довольно-таки тяжелым, глаза не желали открываться, а мягкая подушка, словно поддразнивая, звала упасть на нее снова.
  Заставляя себя, девушка, с неохотой встала и направилась в ванную комнату. После десятиминутного умывания, часть сна, наконец-то, испаряется, оставляя на бледноватом лице девушки, свои короткие следы.
  В дверном проеме появилась молодая женщина, светловолосая и сероглазая, на ней были темно-синие джинсы и синий свитер под горло, и сказала:
  - Дорогая, уже начало девятого, ты можешь опоздать в школу.
  Девушка вытерла руки, и, сообщив, что прекрасно все успеет, направилась обратно в комнату, для того, чтобы одеться. Женщина же направилась на кухню, ведь ей еще нужно подкраситься и выпить кофе, перед тем, как отправиться на работу.
  - Ах, да. Свари мне, кофе, пожалуйста, - догнал ее звук из комнаты.
  - Не сварю! - весело пробурчала женщина, наливая воду в турку.
  Через несколько минут девушка появилась в кухне. На ней тоже были джинсы и спортивного стиля светлая кофта с капюшоном. Длинные каштановые волосы были собраны в косу.
  - Не забудь надеть сегодня более теплую шапку, - помешивая ложкой кофе в турке, сказала женщина.
  - Мне не холодно, - девушка передернула плечами.
  Женщина хотела настоять на своем и поспорила бы на этот счет, но переубедить дочь все равно невозможно, а портить утро перед работой совершенно не хотелось.
  - Ваш кофе! - иронично ставя чашку на стол, сказала женщина.
  - Спасибо, - девушка улыбнулась и отхлебнула горячего напитка.
  Но допить ей не дали. В дверь постучали, ибо звонок у них не работал. Кошка с перепугу, побежала прятаться в комнату, а девушка пошла открывать.
  На пороге появилась еще одна девушка, подружка нашей знакомой.
  - Все, мне пора. Пока мама.
  Одетая, она ждала, пока женщина закроет за ними дверь.
  "Вот так и начинается мое утро", - подумала девушка, выходя из подъезда.
  
  Случай в школе
  Девятый класс изнывал от скуки. Внезапная отмена урока информатики всех очень расстроила, ближайшие сорок минут предлагали пустое времяпрепровождения, но чтобы дети просто так не бродили по школе, завуч сказала всем сидеть в пустующем кабинете географии. Так как неподалеку находился кабинет директора, то шуметь никак нельзя было.
  - Что будем делать, ребята? - спросил Игорек, самый компанейский парень в классе.
  Перебивая друг друга все стали предлагать, чем можно заняться: поиграть в слова, в молчанку, в крестики-нолики, но все это не представлялось веселым.
  - Тогда давайте рассказывать ужастики! - предложила Варя с задней парты. - Сейчас как раз еще темно на улице, выключим свет и будем рассказывать по очереди.
  Эта идея всем очень понравилась. Первым взялся рассказывать Игорек.
  - Эта история случилась здесь в восьмидесятые в старом корпусе школы, который сейчас отдан под Дом Детского Творчества, - стояла полная тишина, так что мальчик мог рассказывать полушепотом. - Жил-был мальчик по имени Вася. Был он круглым отличником, выполняющим все домашние задания. Однажды, на уроке географии, учительница поставила ему двойку, хотя он считал, что ответил правильно. Эта первая в жизни двойка так потрясла Васю, что он повесился на задней лестнице школы. С тех пор эту учительницу стали преследовать всякие несчастья.
  - Да ну. Это не может быть правдой, - сказал Толик, самый большой скептик в классе. - Подобных историй знаешь, сколько по школе ходит, к тому же так расстраиваться из-за оценки. Сомнительно как-то.
  - Ну, не знаю, - обиженно протянул Игорек. - Мне это старшеклассники рассказывали. Если такой хитрый, сам что-нибудь расскажи.
  - Да, пожалуйста, - пожал плечами Толик. - Мне рассказали эту историю, когда я ездил в летний лагерь. Поведали мне ее ребята, которые отдыхали там много раз. Сам лагерный комплекс был большим, состоящим из четырех корпусов, чтобы могло отдыхать много детей из разных городов. Естественно, все ходили на пляж. Однажды, на море были большие волны, и, всем сказали купаться осторожно и на мелководье, но один мальчик не послушался, поплыл вперед. Неожиданная волна накрыла его, и он захлебнулся. Все были очень расстроены, и какое-то время нельзя было купаться. Через некоторое время ребята из старшего отряда отправились ночью на пляж, чтобы покупаться. Была тихая лунная ночь. На воде - штиль. Внезапно на воде появилась бледная фигура мальчика, того самого, который утонул. "За то, что купались в запрещенное время, будете прокляты! - прошелестел его голос". Естественно, те ребята не придали этому значения и восприняли все, как шутку, и, вдоволь накупавшись, они отправились обратно. После этого прошла неделя, и всем снова разрешили купаться. Когда эти мальчики купались, одного из них что-то потянуло за ногу, и он, не в силах всплыть, захлебнулся. На следующий день в душе нашли второго мальчика, он был задушен шлангом от душа. Два других мальчика пропали без вести. После этих происшествий лагерь какое-то время не работал, но потом его снова открыли.
  - Ты хочешь сказать, что это правдивее моей истории?! - возмущенно поинтересовался Игорь.
  - Я видел ту душевую кабинку! - воскликнул Толик.
  - Ладно, ребята, не ссорьтесь, - примирительно сказала Варя. - Это ведь давно было. А мне одну историю рассказал дедушка. У них в городе есть два района: один старый, с частными домами, а другой новый, с многоэтажками. Вся молодежь съезжается в новый район, поэтому в старом живут практически одни старики. Был в том районе старый детский садик послевоенной постройки. Так как детей становилось меньше, его решили сносить, здание все равно старое. Но снесли его не сразу, какое-то время голое здание, с обшарпанными стенами, зияло своими пустыми окнами. Когда дети приезжали на лето погостить, они часто любили там лазать, хоть это и было опасно, ведь в любой момент мог обломаться кусок стены. Что однажды и случилось. Два мальчика решили там поиграть, и неожиданно часть лестницы обрушилась, и их прибило насмерть. После этого часто, проходя мимо садика, можно было услышать голоса, смех или просто вой. А после двенадцати часов призрачные фигуры мальчиков зазывали всех играть с ними.
  - Фу, какая жуть, - пискнула Оля, слабонервная по своей сути девочка. - А я слышала, что в полнолуние ведьмы воруют детей, а на кровати оставляют пометку в виде креста кровью.
  Проговорив, она втянула голову в плечи, будто на ее глазах только что кого-то похитили.
  - Нет, ну ведьмы - это уже сказки, - отозвалась сидящая рядом Алена. - Вот у нас, когда бабушка умерла, прошло, наверное, всего три дня, я тогда спала в ее комнате, вернее, я пыталась спать, потому что всю ночь слышала звук, будто кто-то ножницами режет обои.
  - Как же ты продержалась до утра? - спросила Оля.
  - А, не знаю. - Алена пожала плечами. - Просто протряслась под одеялом до утра. Но если честно, было страшно.
  - Да, уж, - сказал Андрей. - Истории о призраках уже не редкость. Вот я бы никогда не поверил, если бы сам не стал свидетелем подобного. Однажды мы ночевали с братом во дворе на большой куче сена. В метрах трех от нас рос большой дуб. Мы долгое время не спали, было тепло, мы приятно беседовали. Не знаю, сколько было времени, но мы вдруг смотрим, а из-за дуба вышел мужчина прозрачный, светящийся, снял шляпу в знак приветствия и скрылся снова. И так несколько раз. Вроде бы ничего нам не сделал, а было жутковато.
  Все замолчали. Стало как-то очень тихо. Внезапно послышался негромкий стук со стороны шкафа для одежды. Сначала на него никто не обратил внимания, но затем стук повторился. Через пару секунд к нему прибавился и скрип. Всем стало как-то не уютно.
  Затем послышался очень громкий стук, все повыскакивали со своих мест, и из шкафа выпал взъерошенный, сонный темноволосый мальчик.
  - Борька! - воскликнул Игорек. - Что ты там делал? Ты нас всех перепугал.
  - А, я хотел неожиданно выскочить из шкафа, но в итоге задремал, - застенчиво улыбаясь, сказал Боря. - Но вы все равно испугались, так что мой план наполовину удался.
  А через пару минут прозвенел звонок, и ребята, щурясь от света, отправились на следующий урок.
  
  Мечта
  Алла, подперев подбородок рукой, тихонько вздохнула и отвернулась к окну. Шла середина первого урока, но девочка уже испытывала полнейшую скуку. Не потому что она не любила учиться, а скорее потому, что сам способ преподавания не отличался оригинальностью. Хоть оценки Аллочки и были отличные, для понимания математика давалась трудно, особенно утром.
  Румянцева, то есть Алла, слыла первой в классе отличницей, да еще и красавицей. Казалось бы, все ей дается легко - и естественные науки, и гуманитарные, - да и в спорте хороша, но самой ей это никогда не приносило удовольствия.
  Родители девочки мечтали, что девочка станет музыкантом, и поэтому отдали ее в класс фортепиано, с чем Аллочка так же прекрасно справлялась.
  - У тебя ведь скоро конкурс? - спрашивала мама за завтраком. - Что ты будешь играть? Шопена? Я в твои годы любила Шопена и собиралась играть на вступительных экзаменах в училище, но, к сожалению, так и не смогла поступить, поэтому пошла на исторический.
  Про Шопена Аллочка слышала уже много раз, как и про училище, поэтому просто пропускала это мимо ушей. По правде говоря, музыка совсем не интересовала девочку, ей казалось, что мама просто хочет навязать ей свою мечту.
  - Румянцева, ты сегодня где-то витаешь! - внезапно по столу стукнули указкой, и послышался нудный голос Федора Михайловича. - То, что ты отличница еще не значит, что не нужно слушать учителя.
  - Извините, - Алле очень хотелось покривляться, но воспитание не позволяло.
  После уроков девочки оставались, чтобы сделать уборку класса, и Аллочка не была исключением. Когда основная работа заканчивалась, все садились в кружок и обсуждали новости, свои впечатления и планы на будущее.
  - Вот, Алла молодец, даже учителя, почти все, с тобой считаются! - восклицала Алина, полненькая светловолосая девочка. На ее лице всегда была неунывающая улыбка, а на щеках румянец.
  - Все это ерунда, - Алла досадливо отмахнулась. - Все это кажется таким скучным, что даже тошно. Ты зато знаешь, что хочешь от жизни. Ведь так?
  - Да, - Алина мечтательно закатила глаза. - Я собираюсь стать педиатром. Уже даже определилась с учебным заведением. Будет трудновато, но я справлюсь.
  - Вот здорово, да? - подхватила Оля, высокая худощавая девочка в очках. - Я вот пойду в инженеры. Может, придумаю что-нибудь полезное для страны.
  - А я пойду в лингвисты! - подпрыгнула на стуле маленькая Даша. - Очень уж языки мне нравятся. Было бы здорово побывать в разных странах, поговорить с жителями на их языке.
  - Какие у вас замечательные мечты! - протянула Алла.
  - Ты разве еще не определилась с профессией? - удивленно спросила Оля. - Мне кажется, у тебя такой богатый выбор, ведь тебе все дается легко.
  - В этом и проблема, - Аллочка вздохнула. - Все чего-то от меня хотят, не спросив меня, особенно родители. Знаете, моя мечта быть пекарем. И открыть собственную пекарню.
  - Пекарем? - послышался удивленный хор.
  - Да. Знаете, я очень хлеб люблю. Вот только представьте: встаешь рано утром и отправляешься на работу. И, идя по еще пустынной улице, чувствуешь запах свежего хлеба. Так и тянет заглянуть, правда? Я могла бы придумать свою оригинальную выпечку. Люди ели и становились бы счастливее. Разве не прекрасно?
  Девочки дружно закивали в знак согласия.
  - Тогда что тебе мешает? - спросила Алина.
  - Я не могу поговорить об этом с мамой, - Алла мгновенно погрустнела. - Ситуация, когда я просто хлопну дверью и сделаю по-своему, оставлена на крайний случай. Мне хочется донести до родителей, чтобы они поняли, но я человек робкий, а мама довольно требовательная. Поэтому я сейчас в поиске способа поговорить с ней. Хотела сегодня утром это сделать, но она даже слова вставить мне не дала.
  - В любом случае, тебе стоит попытаться, - похлопала Даша Аллу по плечу. - Мы будем за тебя болеть. Ладно, не пора ли домой собираться?!
  Тем же вечером Алла решила обсудить все с мамой. Та выглядела довольно бодрой, поэтому девочка решила, что наступило время.
  - Знаешь мама, у меня не будет музыкального конкурса, вернее, я не буду в нем участвовать! - сдвинув брови, выпалила Румянцева-младшая.
  - Почему? Переживаешь, что не справишься?
  - Нет, мне музыка не интересна. У меня будет конкурс "Юный кулинар", и я хочу, чтобы ты пришла меня поддержать! - Аллочка говорила с жаром, быстро проговаривая слова. - Я собираюсь стать пекарем!
  Мама не злилась, но и не радовалась. Если быть точнее, ее лицо ничего не выражало, и какое-то время она просто молчала.
  - Пожалуйста, я хочу, чтобы ты поняла меня. Я хочу сама решить, чем мне заниматься в жизни. Ты ведь не хочешь мне навредить, правильно? Желаешь мне счастья? Но ведь, если я сделаю неверный первый шаг, то и последующие будут такими же. Все закрутится, как механизм часов.
  - Да, ты права, - женщина вздохнула. - Просто я думала, что ты любишь музыку, но совсем забыла спросить вслух, чего же тебе хочется. Прости, пожалуйста, - мама улыбнулась. - К тому же, я сама виновата в своих ошибках. Я обязательно приду на твой конкурс.
  Аллочка была очень счастлива, что, наконец-то, смогла обо всем поговорить с мамой. Теперь она могла спокойно идти к своей цели, имея моральную поддержку.
  
  Ночной разговор
  Стояла летняя тихая ночь. Огромная яркая луна светила, напоминая прожектор. Все небо усеяли блестящие звезды. На траве, прижавшись друг дружке, расположились мальчик и девочка. На вид лет шести от роду.
  - А ты знаешь, что мне сказала мама? - спросила девочка.
  - Что?
  - На звездах живут ангелы и присматривают за нами. Как ты думаешь, это правда?
  Мальчик на мгновение задумался.
  - Возможно. Но если они там живут, то почему их видно только ночью? - нахмурив лоб, спросил он.
  - Может быть, они прячутся? - спросила девочка и вытянула маленькую ручку вверх, как бы пытаясь дотянуться до звезд.
  - Хм, тогда получается, что они стеснительные, - мальчик тоже вытянул руку. - Интересно, они сейчас смотрят, как мы тянем руки вверх?
  - Было бы здорово! - воскликнула девочка, улыбаясь.
  Они замолчали. Девочка обняла худенькие колени и посмотрела на мальчика.
  - Знаешь, бабушка говорила, что тоже однажды будет жить, там, где звезды. Она отправится туда, когда дедушка позовет.
  - Тебе не будет грустно, ведь больше некому за тобой присматривать?
  - Тогда ты будешь присматривать за мной вместо бабушки? - улыбаясь, спросила девочка.
  - Если ты не против, - ответил мальчик, но было сразу заметно, что она согласна.
  Девочка положила голову мальчику на плечо, и так они продолжили сидеть молча.
  
  Специальный гость
  - Доброе утро, и снова наша еженедельная программа "Утреннее кафе". Это я, Джей, и моя коллега Анна Симонова. Сегодня у нас в гостях очень известный певец. Знаешь, какой?
  В тот день на студии было суетливо. Джей, он же Андрей Польских, поспал всего три часа, и, сидя у зеркала, ругал весь свет. Передача выходила в девять, прямой эфир, и вот теперь стилист старательно замазывал его мешки под глазами.
  Джей считался недоверчивым, суеверным человеком. Трудно сказать, почему именно он стал ведущим этой передачи, но ко всем гостям его отношение находилось на шкале "презрение". И дело вовсе не в завышенной самооценке, просто о знаменитостях Джей был одного мнения: лжецы.
  - Даже не знаю! - удивленно воскликнула Анна. - Наверное, кто-то очень популярный, раз ты так интригуешь нас!
  - Что-то сегодня не хочешь угадывать, да? - Джей весело прищурился. - Ну и ладно. Итак, встречаем его, Май из группы "Ураган"!
  Задняя дверь распахнулась, и пред всеми предстал молодой человек, среднего роста. На вид ему было лет двадцать пять - тридцать.
  - Здравствуй, присаживайся, пожалуйста, - Джей указал на овальный стол в центре. - Как ты? Сегодня мы хотим послушать много интересных историй про вашу группу.
  - Привет, Джей, Анна, - Май слегка поклонился. - Честно говоря, не ожидал, что когда-нибудь буду приглашен на вашу передачу. Я очень рад. Когда у меня бывает время, я ее смотрю.
  - Правда? - недоверчиво спросил Джей, про себя подумав, что это, скорее всего ложь, придуманная для сохранения имиджа. - Кстати, как часто у тебя бывают выходные? Ведь сейчас ваша группа очень популярна, вы даете концерты, и даже, насколько мне известно, ведете передачу.
  - О, да, - гость кивнул в знак согласия. - Ты прав, у нас сейчас очень много работы, поэтому выходных очень мало. Последний мой выходной был два месяца назад. Как раз перед концертным туром.
  - Хм, да, ты очень занятой человек. Расскажи нам подробнее о группе. О ваших взаимоотношениях, - наконец, Анна вставила слово. - Я слышала, что вы никогда не ссоритесь.
  - Да, - Май поправил темную челку. - Этот вопрос очень распространенный, нас часто об этом спрашивают. Мол, вы такие разные, как вы уживаетесь вместе. Но это действительно так. Вот уже на протяжении десяти лет, как мы стали группой, у нас не было ни одной ссоры. Возможно, потому что каждый из нас может идти на компромисс.
  - А как же взгляды на какие-то вещи? Наверняка, они различаются, - Джей скрестил руки на груди.
  - Да, и бывает, что в каких-то вещах полностью различаемся, - Май снова кивнул. - Вот, например, Рой. Мы с ним совсем не похожи, наши характеры полностью различны, но это совсем не мешает нам быть друзьями.
  - О, это удивительно, - сказала Анна. - А теперь прервемся, и продолжим после рекламы.
  Во время перерыва Джей в одиночестве сидел в углу и пил холодную воду. Его голова болела, что мешало нормально воспринимать информацию, а также чувство раздражения все больше увеличивалось. Естественно, как и любой недоверчивый человек, он не верил в то, что сейчас услышал. Он видел, как Анна, большая фанатка группы, любезничала с гостем. Джей испытывал что-то сродни отвращению. Уж слишком слащаво выглядело лицо его спутницы.
  - И мы снова в студии, наш сегодняшний гость Май из группы "Ураган", - пауза окончена, и они приступили ко второй части программы. - Расскажи нам теперь о новых работах. В следующем месяце стартует новая передача Роя, ведь так?
  - Да. - Май закинул ногу на ногу. - "Изучай вместе с Роем". Передача о разных странах, их культуре, обычаях, естественно, и о нашей тоже. Также не обойдется без специальных гостей, думаю, что вам понравится, обязательно посмотрите.
  - Это просто прекрасно! - сказал Джей, про себя отметив, какие звезды транжиры. - Слышал, в театре начинается новый сезон. И ваш Лидер будет играть главную роль. Это правда?
  - О, да. Спектакль по книге Олега Федорова "Преступление за углом".
  - Ну что ж, наше время заканчивается. Спасибо, что пришел. С нетерпением будем ждать ваших работ и песен.
  Наконец-то, съемка окончилась, и Джей смог спокойно выдохнуть. До следующей передачи, в которой он должен был принимать участие, еще пару часов, поэтому у ведущего был шанс избавиться от недосыпа и головной боли.
  - Джей? - кто-то положил ему руку на плечо, и, обернувшись, увидел Майя. - Спасибо за работу. Пожалуйста, приходите к нам на концерт. До свидания.
  Джей какое-то время наблюдал, как молодой человек уходит, отмечая про себя, что, возможно, не все люди лжецы.
  
  Домик во дворе
  
  Лето, прекрасная пора. Эта летняя пора выдалась на редкость приятной, не жаркой. Даша всегда проводила каникулы у бабушки. Вместе со своим другом Алешей, которой жил через забор, они целые дни напролет играли в разные игры. Обычно, сразу после завтрака, Даша отодвигала щеколду калитки, и, постучав в окно, дожидалась мальчика во дворе.
  - Чем займемся сегодня? - спросил Алеша, сидя на бревне возле летней кухни.
  - Даже не знаю, - Даша пожала плечами. - Если будем рвать виноград, твоя мама опять будет ругаться. Хотелось сделать что-нибудь интересное.
  - Знаю! - немного помолчав, воскликнул Алеша. - Давай построим наш домик! Мы ведь раньше в летней кухне играли, но теперь там много всего лежит, и места нет.
  - И где мы его построим? - с сомнением спросила Даша.
  - Там возле шлакоблоков! - Алешины глаза горели новой идеей. - К тому же, досок у нас много, они папе все равно не нужны. Гвозди и молотки тоже найдутся.
  - Ну, хорошо! - Даше тоже понравилась задумка мальчика.
  Ребята немедля принялись за дело. Алеша, вооружившись рулеткой, пошел замерять место. Домик, хотя это довольно-таки громкое слово, решили сделать небольшим, три на три метра, чтобы там была одна комнатка-кухня, как в обычной "взрослой" летней кухне.
  Сделав замеры, Алеша отправился в сарай за инструментами, а Даша, в девичьей манере, хвостиком носилась за ним.
  - Я сейчас буду вбивать доски в землю, а ты держи, чтобы не ездили туда-сюда, - на позициях главного распоряжался мальчик.
  Даша кивнула в ответ, и они приступили к работе. Алеша с силой стучал по дереву, так что вибрация передавалась в руки девочки. Одна стена представляла собой большую груду шлакоблоков, закупленных для строительства нового гаража, но еще не применяемых для работы, что значительно облегчало задачу. Остальные стены Алеша планировал сделать из досок, сделав угловой каркас.
  Через несколько часов правая часть была готова.
  - Вот, здорово! - вытирая лоб, сказал Алеша. - Надо будет еще окно сделать.
  - Как же мы это сделаем? - поднимаясь с колен, спросила Даша.
  - У нас в сарае есть маленькое окошко, не знаю, откуда, но оно все равно никому не нужно.
  На этом ребята прервались, решив продолжить на следующий день.
  Едва наступило утро, Даша, покончив с завтраком за десять минут, отправилась в соседний двор. На ее удивление Алеша уже был на месте, и работал в одиночестве.
  - Ну что, продолжим? - спросил он. - Ты подержи тут, а я пока распилю ту доску.
  Мальчик и девочка с большим энтузиазмом продолжали строительство. К вечеру они смогли достроить обе стены, и поставить окошко. Крышу сделали из старого куска забора, постелив клеенку и шифер от дождя.
  После Алеша принес небольшую шторку, и с помощью проволоки, завесил окошко. Вскоре появились: маленький шкафчик для посуды, принесенный Дашей, небольшого размера тумбочка, вместо стола, и, даже ручной водопровод, из бутылки и ведра.
  Замечательный получился домик!
  
  
  
  Песня
  Оля была тихой и робкой девочкой. Ее родители постоянно работали, поэтому ей пришлось рано стать самостоятельной, чтобы присматривать за младшими сестрой и братом. Она умела делать все: уборку, готовила кушать, помогала с уроками.
  Но это и была ее жизнь. В школе девочка ни с кем не общалась из-за своей робости и потому, что не любила навязываться.
  Но у нее был большой секрет. Оля любила петь и писать песни. Отправлялась на заднюю лестницу, - в теплую погоду окно открывали настежь - и спокойно, ведь этого никто не слышал, давала свободу своему голосу.
  - А Оля придет на школьный вечер? - спросил как-то Паша Астапов, самый лучший мальчик класса, своего друга Лешу.
  - Ты про Иванову? - удивленно воскликнул тот. - Хм, вряд ли, никогда не видел, чтобы она ходила на школьные мероприятия.
  В тот день Оля, как обычно, отправилась на свою любимую лестницу. Девочка как раз сочиняла новую песню, которая получалась отличной, с отдельным соло и трехголосием в припеве. Так как Оля была в одиночестве, у нее была возможность беспрепятственно петь за троих сразу.
  Через некоторое время Оля остановилась, чтобы записать ноты в тетрадь, и тут послышались одиноко звучащие аплодисменты. Она обернулась и увидела Пашу Астапова.
  - Здорово! - мальчик радостно улыбался. - Потрясающе, ты так здорово поешь. Ты где-то училась этому?
  Оля смутилась и как-то внутренне сжалась, не ожидая, что кто-то однажды узнает о ее тайне. Она молчала, не зная, что ответить.
  - Сама, - послышалось в ответ.
  После этого мальчик стал приходить постоянно. Поначалу Оля стеснялась, и почти не разговаривала, но через некоторое время ее страхи прошли, и ребята подружились. Паша приносил с собой булочки из столовой, и, перекусив, Оля продолжала заниматься музыкой.
  - Вот было бы здорово на школьном вечере спеть! - мечтательно протянул мальчик.
  - Ты, что! Ничего не выйдет, - тут же запротестовала девочка. - Да и петь, кроме меня некому.
  - Хм, думаю, я смог бы попробовать, - Паша весело подмигнул. - А остальных можно в классе выбрать. У нас ведь половина класса в музыкальной школе учится.
  Но Оля продолжала сомневаться. До этого никто не слышал ее музыки, а из-за того, что она девочка-самоучка, какой-либо объективной оценки своих способностей, не знала.
  - Послушай, ты ведь говорила, что это твоя мечта, - с жаром продолжал мальчик. - Ты сама говорила, что хочешь, чтобы твоя музыка была слышна со всех концов мира. Так давай выступим. Это будет маленький шаг вперед. Если ты боишься поговорить с ребятами, я тебе помогу.
  И все-таки она согласилась. И начались приготовления. До школьного вечера был месяц, и за это время предстояло многое сделать. Им согласились помочь две девочки и Пашин друг Леша, на удивление хорошо поющий. Девочки, - Марина и Катя - обе учились в музыкальной школе на фортепиано и скрипке. Обе оказались очень милыми и общительными, Марина - чуточку энергичнее, шумная хохотушка, Катя - спокойная, рассудительная, но очень открытая.
  Первые две встречи провели на то самой лестнице, а после для репетиций заняли музыкальный кабинет на третьем этаже.
  - Я думаю, что Оля будет петь соло, - весело потянула Марина. И, заметив у той удивленный взгляд, продолжила: - Я знаю, что ты хотела играть аккомпанемент, но мы с Катей подумали, что твое чистое соло запомнится лучше. А я сыграю.
  Через месяц, когда все репетиции окончились, пришел день выступления. Оля нервничала, но благодаря поддержке ребят, смогла с ним справиться. Концерт прошел замечательно, девочка впервые получила столько внимания и аплодисментов.
  Она стала увереннее в себе, и могла бороться дальше.
  
  Путешествие
  
  Лора раздраженно посмотрела на часы. Без четверти пять, время катилось к вечеру, а сестры все не было. Девушка в который раз подумала, что быть единственным ребенком в семье лучше всего. Больше всего ей не нравилось то, что сестра, как две капли воды, похожа на нее. Это тот случай близнецов, когда их никто не может различить, даже собственные родители.
  Сначала Лора и ее сестра Анна возмущались, что их путают, и каждый раз всех поправляли, но, став старше, перестали заниматься бесполезными вещами, и откликались, даже если называли неправильно. Просто после они передавали друг другу нужную информацию.
  Тем не менее, между собой девушки не дружили, и старались как можно меньше общаться. У каждой были свои друзья, интересы, взгляд на определенные вещи, и, естественно, цели и стремления.
  Лора любила уединение, потому что на людях могла проявлять нетерпение. Она занималась танцами, и мечтала учиться в танцевальной школе, а свободное время пропадала на ферме, катаясь на лошадях. Анна же была более общительной, читала много книг, могла читать где угодно, и с кем угодно. Все ее друзья читали.
  Родители сестер много работали и постоянно отсутствовали дома, поэтому у них не было возможности, получше узнать своих детей, хотя, конечно, они считали, что работают и ради своих дочерей. Свою "вину" они заглаживали тем, что девушки на каникулах ездили отдыхать в разные страны.
  Иногда девушки ездили с друзьями, но эта поездка была на двоих, и вот теперь Лора ждала сестру, с которой они договорили встретиться еще полтора часа назад. Анна вполне могла забыть, зачитавшись какой-нибудь очередной выдуманной историей. Она так увлекалась историей, что мгновенно обо всем забывала.
  Лора вздохнула и направилась обратно в гостиницу, все равно Анна рано или поздно туда вернется. Через какое-то время девушка поняла, что где-то свернула не туда, и, в итоге, заблудилась.
  Улочка была узенькая и пустая, но довольно-таки светлая. В конце виднелась вывеска, и, присмотревшись, Лора поняла, что это книжный магазин. Решив, спросить там дорогу, она решительно зашла.
  Посетителей не было, но и продавца не наблюдалось. Магазинчик выглядел уютно: аккуратные темно-коричневые стеллажи, забитые книгами, темно-зеленые шторы и темно-зеленый абажур настольной лампы, небольшая конторка в углу, а справа лестница наверх. Создавалось впечатление библиотеки.
  На удивление, хозяйкой оказалась молодая девушка, очень приятная на вид.
  - Здравствуйте, что-то ищете? - спросила она. Ее голос был очень мелодичен, а улыбка очаровательна.
  - Нет, я хотела дорогу спросить, - смущаясь, пробормотала Лора. - Я не часто читаю.
  - Почему? - хозяйка удивилась. - Не любите?
  - Не в этом дело. Нет заинтересованности читать постоянно, запоем, как у моей сестры.
  - Хм, ясно. Просто Вы еще не нашли "Волшебной книги".
  - "Волшебной книги"?
  - Да, книги, которая открыла бы поистине великолепный литературный мир, тот, который полюбился именно Вам.
  - Разве такое бывает? - с сомнением спросила Лора.
  - Конечно. Почему бы Вам не попробовать выбрать себе книгу? Выбрать ту историю, после которой становится немного грустно, потому что она окончилась, поэтому хочется читать дальше, узнать еще больше таких историй.
  Лора развернулась и оглядела стеллажи. Книг много. В различных переплетах, всех цветов, они стоят нерушимыми томами, призывая заглянуть в себя. Взгляд девушки привлекла книга в черном переплете с золотыми буквами, стоящая на верхней полке.
  - Вот, возьму эту.
  - Это хорошая фантастическая история, тебе понравится. Буду рада услышать твои впечатления.
  Лора радостно кивнула и вышла. В нескольких метрах от входа стояла Анна.
  - Пойдем, сестренка. - Только и сказала она.
  
  Родник
  
  Был тусклый серый день. Низкое небо. Шел дождь, и такой же дождь шел в душе Толика. Казалось, дождь будет идти вечно, словно небо проливало слезы, которые не мог пролить мальчик.
  Пять дней назад умер дедушка Вова, и Толик закрылся в себе. Он ни с кем не разговаривал, мало кушал, и все время смотрел в окно на двор, в котором то и дело текла жизнь.
  Толику было двенадцать лет. По характеру мальчик очень тихий, замкнутый, он любил проводить время в одиночестве, читая книги или просматривая фильмы. Дедушка Вова был едва ли ни единственным его другом. Они часто вместе ходили в лес к роднику.
  Родители не знали, что делать. Бедная мама пыталась разговорить Толика, но все попытки были тщетны. Остальные родственники, собравшиеся в доме, говорили, что это все пройдет, и мальчику нужно время, чтобы прийти в себя. Только сестра матери, Карина, не могла оставить все как есть. Девушке было двадцать лет, и она искренне понимала чувства мальчика.
  Карина не знала, как лучше действовать. Она знала, что Толику сейчас одиноко как никогда. Поэтому девушка просто сидела, прижавшись спиной к двери, и говорила обо всем, и в то же время ни о чем. Карина была студенткой химического факультета. Конечно, мальчик вряд ли понимал о чем она говорит, но получалось забавно и интересно.
  Девушка рассказывала про все свои лекции, задания, экзамены, про то, как ездила на конференцию, про забавного преподавателя Федора , про небольшой взрыв. Она делала это целый день, прерываясь на еду, на что остальные только качали головой.
  После такой недели, когда Карина в очередной раз пристроилась с разговорами, в щель под дверью просунули записку.
  "Я бы сходил в лес. Сходишь со мной?" - гласила бумага. Толик наконец-то пошел на контакт.
  - Да! Конечно, пойду! - Карина тут же вскочила.
  Долго ждать не пришлось, и через десять минут они шли к лесу, который находился совсем близко. Мальчик шел немного в отдалении, постепенно ускоряясь.
  Их местом назначения был неглубокий ручей. Толик присел, и, сложив ладони лодочкой, стал пить.
  И тут его пробило. Чувства, что все время сдерживались, наконец-то, вырвались наружу. Толик долго плакал.
  - Все будет хорошо, - поглаживая мальчика по спине, говорила Карина.
  - Мне очень не хватает дедушки, - всхлипывая, говорил Толик.
  - Я знаю, - Карина обняла его за плечи. - Но ты ведь не можешь все время грустить. Дедушка не хотел бы этого. Я думаю, он верил бы в тебя. Ты должен идти дальше, взрослеть, стать кем-то в жизни, и, конечно, всегда помнить, какой он был хороший.
  - Правда?
  - Да, правда. У тебя впереди длинная и интересная жизнь.
  Толик улыбнулся. Впервые он почувствовал облегчение. И небо, словно вторя ему, наконец, очистилось. Тучи разошлись, и выглянуло солнце, ярко освещая мир вокруг.
  
  Друг по переписке
  
  Над домами царствовала ночь. Уже взошла луна, морозный воздух пропитал все вокруг, словно масло. Стоял ноябрь.
  Она всегда возвращалась поздно, так как работа занимала большую часть ее жизни. Приходилось делать много того, что не входило в ее обязанности. Дописывать документы за каждым начальником, исправлять ошибки каждого третьего, потому что, русский язык не входил в число их любимых предметов.
  Так продолжалось уже несколько лет. Чтобы не пресмыкаться, приходилось работать много часов каждый день, без выходных, и почти без отпуска.
  Она устала. Личной жизни никакой не было, и в ближайшее время не светило. Все мечты студенческого периода разбились о стены реальности. Зачем она закончила ВУЗ? Чего хотела в жизни? Чего добилась? Эти вопросы постоянно вертелись у нее в голове, не давая отдохнуть даже дома.
  Наверное, она ждала его.
  По вечерам она приходила домой, включала компьютер, и блуждала по просторам Интернета. Однажды такое блуждание принесло ей его.
  Он был доволен своей жизнью. Или почти доволен. На работе у него никогда не было проблем, так как, занимая должность среднего звена, он мог позволить себе жить хорошо. У него была жена, которая каждый день готовила ему, делала уборку, была милой и отзывчивой, и даже никогда не ругалась с ним, но почему-то все это не приносило никакого счастья.
  Приходя домой, он не чувствовал радости, и только посиделки в Интернете, которым научил его сын, скрашивали его внутреннее одиночество.
  Однажды они встретились.
  Это была простая социальная сеть. Он написал первый, случайно увидев ее комментарий. Он сам не знал, чем его задело ее высказывание, но почувствовал, что не может проигнорировать.
  Сначала она не отвечала, сколько бы он сообщений ни присылал. Но как-то раз, по-видимому, ей это надоело, и ответила: "Оставьте меня в покое! Я не желаю с Вами общаться, я не доверяю подозрительным людям".
  Он был рад, к тому же, эта реакция показалась ему забавной. Впервые ему говорили, что он подозрительный, при этом даже не видя.
  "Вы меня не знаете, тогда почему утверждаете, что я подозрительный?" - писал он.
  "Я не верю людям, потому что они лицемерят и используют других. Если таких много вокруг, то сколько их в сети?!"
  "Тебя обидели?"
  "Да, постоянно обижают. Чтобы оставаться собой, надо много заплатить. Либо ты честный, либо тебя продвигают по карьерной лестнице".
  "Ты такая молодая, а говоришь, что жизнь уже закончилась. Ты ведь даже не пыталась исправить то, что тебе не нравится!"
  После этого она несколько дней не писала, и он как-то огорчился. Беседа с неизвестной двадцативосьмилетней девушкой, у которой проблемы на работе, была ему интересна.
  Но через несколько дней она написала сама.
  "А ты доволен жизнью и доверяешь другим?"
  "В целом, доволен. Доверять стоит. Конечно, попадаются мошенники, которые пытаются обмануть других, но если никому не доверять, то как тогда жить?"
  С каждой их виртуальной встречей, она постепенно открывалась. И через какое-то время он знал про нее все. Что любит, что читает, какой кофе предпочитает, ему казалось, что они знакомы вечность.
  Однажды он предложил ей встретиться, на что она быстро согласилась.
  В назначенный час он ждал ее в кафе. Ждать пришлось недолго, она появилась, все сияющая и прекрасная.
  - Ты такая, как я и представлял! - воскликнул он, поднимаясь.
  - Ты тоже, - она улыбнулась.
  Теперь они встречались часто, и их дружба длилась вечно, несмотря на то, что началась так странно.
  
  Счастье
  
  Андрюше было пять лет. Он сидел на полу и рисовал на большом ватмане свою семью. Вокруг мальчика было разбросанно множество карандашей и фломастеров, которыми то и дело игралась Дашенька, младшая сестра.
  Недалеко за столом сидела мама, печатавшая статью для газеты.
  - Мама, мы пойдем за Алешей? - спросил Андрюша, как раз рисуя старшего брата.
  - Конечно, пойдем, - отвечала мама, выглядывая из-за компьютера. - Что ты рисуешь, дорогой?
  - Нас! - воскликнул мальчик, подскакивая и усаживаясь к матери на колени. - Мамочка ведь любит нас?
  - Да, конечно.
  - А кого больше?
  - Я всех очень-очень сильно люблю, - сказала мама, и обняла сына покрепче.
  - А почему ты полюбила папу?
  - Потому что он самый лучший.
  Они вместе пошли рисовать папу. К ним присоединилась и Дашенька. В итоге папа получился большой и бородатый.
  - Разве он похож на папу? - засомневался Андрюша.
  - Конечно, похож, - кивнула мама. - Ведь мы рисовали его вместе. Когда папа вернется, покажем ему.
  - А как вы познакомились? - спросил мальчик. В это время Дашенька начала рисовать маму, отобрав себе ватман и все карандаши.
  - Папа любит фотографии. Однажды он меня сфотографировал, и решил подарить фотографию. В тот момент я пила кофе, и ему удалось поймать мою улыбку. Так он говорил.
  - А он молодец, - похвалил Андрюша. - Мамочка, ты счастлива?
  - Конечно, ведь у меня есть вы и папа, - ответила она, возвращаясь к работе. - Большего счастья и не надо.
  Андрюша радостно кивнул и вернулся рисовать с сестрой рисунок.
  
  
  Рандеву втроем
  
  Дело велось поздно ночью. После полуночи, когда все мирское затихает, и в свои полноправные владения вступает Её Величество Ночь. Её бравый напарник Сон окутывает своими чарами всех людей, давая отдых и покой.
  Совет строили Словарь Русского Языка, Карандаш и темно-коричневый мягкий медведь по имени Мишут. Обеспокоенные нынешними детьми, а в частности, своим хозяином Колей, который променял их на нового Короля комнаты - Компьютер, решили обсудить сложившуюся ситуацию.
  - Я предлагаю принять самые тяжелые меры! - сокрушался Товарищ Словарь, шелестя страницами. - Только суровая дисциплина поможет Николаю.
  - Ну, может, не стоит? - пискнул Мишут. - Он ведь ребенок.
  - Нет, нет, и еще раз нет! - протестовал Товарищ Словарь. - Вы, Господин Мишут, слишком добры и мягкотелы, поэтому Ваши методы не имеют толку!
  - Можно подумать, Ваши имеют, - обижено сказал Мишут.
  - Ах, так...
  - Друзья, давайте, не будем горячиться, - наконец-то вставил слово Месье Карандаш.
  - Я не могу успокоиться! - все продолжал бушевать Товарищ Словарь. - Ведь согласитесь, Месье Карандаш, что Ваш голос уже не слышит никто. И Николай, в первую очередь.
  - Но и Ваши причитания, Товарищ Словарь, мало помогут решить проблему! - ответил Месье Карандаш.
  Словарь негодующе замолчал, понимая, что Карандаш прав, но вслух этого признавать не собирался. Их разговор превращался в спор, отодвигая от главной проблемы. Товарищ Словарь был консерватором, и на все новое смотрел очень скептично, особенно видя, как Король комнаты влияет на Николая, и ему подобных.
  Месье Карандаш считался прагматичным, но в последнее время он говорил все тише и тише, ведь у Короля комнаты так много способностей! Даже рисовать он мог! Поэтому постепенно Месье Карандаш все чаще оставался в Пенале, всеми брошенный и покинутый.
  Мишут же выступал в роли защитника Николая, считая, что он ребенок, а, следовательно, ему простительны какие-то вещи. Мишут всегда был рядом с Николаем, и наблюдал, как тот осваивает Короля комнаты. Ну и что, что они больше не читают вместе. Все равно Мишут оставался лучшим другом Николая.
  - Так что же все-таки будем делать? - уже спокойнее спросил Товарищ Словарь. - Такими темпами Николай забудет про нас совсем.
  - Да, я согласен с Вами, - Месье Карандаш согласно закивал. - Я думаю, что мы должны с ним серьезно, по-взрослому, поговорить.
  - Только никакого давления! - вклинился Господин Мишут.
  - Так как Товарищи родители не замечают, что Николай только играется с Королем комнаты, мы возьмем все в свои руки! - Товарищ Словарь поднял руку вверх. - Начнем с правил! Если Николай будет знать основы языка, то сможет много знать, говорить четко и красиво!
  - Хорошо, тогда я займусь рисованием, - взял слово Месье Карандаш. - У Николая всегда были способности к живописи. Будем их развивать.
  - А я, а я... Я буду оказывать моральную поддержку! - просиял Господин Мишут.
  На том и порешили. Её Величество Ночь только, молча, слушала и качала головой. Скоро ей нужно будет уйти, и передать эстафету Его Величеству Дню, который со своими помощниками будет следить за успехами милой троицы и Николая.
  
  Happy Xmas
  
  - Ну, сколько можно? - воскликнул Олег, выдергивая руку.
  Был вечер. Шел снег. Стояла прекрасная зимняя тишина, предвещая столь же замечательный Рождественский праздник.
  Олег и Аля находились в центре города, на освещенном проспекте. Вокруг витрины сияли новыми товарами: одеждой, книгами, сувенирными безделушками.
  Все шло замечательно, пока речь снова не зашла о будущем. Олег периодически поднимал эту тему, потому что и Аля хотела это обсудить, но в итоге все заканчивалось ссорой.
  - Пожалуйста, давай обсудим все спокойно! - взмолилась Аля, хватая юношу за рукав куртки.
  - Сколько можно это обсуждать? - Олег раздраженно отвернулся. - Я не изменю своего решения!
  - Почему ты такой упрямый? - Аля бессильно остановилась и опустила руки. - Неужели ты хочешь, чтобы мы расстались?
  Олег какое-то время молчал. Естественно, он не хотел расставаться. Он любил Алю. Они встретились первого сентября на торжественной линейке, на первом курсе университета. Несмотря на разные специальности, - Аля была чистым гуманитарием, а Олег любил химию - очень скоро молодые люди подружились. На третьем курсе стали встречаться, насколько это позволяла загруженность учебой.
  Теперь оба заканчивали магистратуру. Впереди имелись хорошие планы и перспективная работа: Олегу предложили работу в Англии, через полгода нужно было ехать. У Али же было несколько вариантов - остаться на кафедре или поехать в Норвегию преподавателем.
  Аля уже много раз все взвешивала, но никак не могла прийти к решению.
  Они, молча, шли вперед. Олег впереди, засунув руки в карманы и немного сгорбившись, а за ним Аля.
  - Давай, зайдем, выпьем кофе, и спокойно поговорим, - вдруг остановившись, сказал Олег.
  Они вошли в маленькую, уютную кофейню, которую с большого проспекта трудно было заметить. Внутри было светло, тепло, повсюду присутствовали теплые тона в интерьере, стоял запах кофе. Несмотря на ранний вечерний час, посетителей не было, только моложавого вида женщина сидела за стойкой, и, читая книгу, пила кофе.
  Везде еще были признаки зимних праздников: в правом углу стояла средних размеров, живая зеленая елка, украшенная яркими игрушками; мишура и гирлянды украшали стены и потолок, а недалеко от стойки размещался большой камин, в котором потрескивали дрова.
  Когда ребята вошли, хозяйка (должно быть, что эта женщина была хозяйкой), подняла голову, и, приветливо улыбнувшись, пригласила их к столу.
  - Что тебя останавливает от принятия решения? - когда они присели, произнес Олег. Он сказал это шепотом, потому что и вся атмосфера кофейни состояла из тишины.
  Они заказали по чашке ароматного, черного кофе с корицей.
  - Я не уверена, что справлюсь, - мучаясь, ответила Аля. - Поехать в Норвегию проще, чем остаться на кафедре. Мне кажется, мои идеи иссякли.
  - Похоже, что ты просто занимаешься самоедством! - вздыхая, сказал Олег. Он отхлебнул горячего напитка, с удовольствием отметив, что он очень вкусный.
  - Простите, - послышалось рядом. Хозяйка подошла очень незаметно. - Я невольно услышала ваш разговор. Вы не против, если я кое-что скажу?
  Аля удивленная кивнула.
  - Отбросьте сомнения! На самом деле, сейчас, вы просто неуверенны в себе, и боитесь сделать шаг вперед. Если вы знаете все плюсы и минусы, то можете выбрать решение. Есть более легкий вариант, но вы его не выбираете, так как хотите выбрать более трудный и более интересный, но боитесь, потому что это что-то новое. Трудности нас закаляют. Извините, что вмешалась.
  Высказав все это, женщина вновь вернулась за стойку к чтению.
  Аля какое-то время молчала, ошарашенная, и пила кофе.
  - Отлично, я решила! - поднимаясь, сказала она.
  Прошло полгода. Аля успешно работала на кафедре, получала письма из Англии, писала кандидатскую.
  
  Странная лавка
  
  Это был необычный, старый и очень пыльный магазин. Все полки были забиты потертыми книгами и самыми разнообразными предметами. Прямо на витрине, на подставке стояла небольшая сушеная обезьянья лапка, на стене красовалась коллекция древних кинжалов, на потолке виднелось много паутины, а прямо на входной двери висел скелет. Конечно же, он был не настоящий!
  - Я бы подумала, что это обычная сувенирная лавка, если бы все это не выглядело так жутко! - сказала Эли, рассматривая медный амулет в виде свернувшейся в клубок змеи.
  - Ох, неужели, юная леди, Вы испугались? - за прилавком появился старикашка, с редкой козлиной бородкой и бегающими глазками. На его голову был намотан платок, напоминающий об арабах. То и дело он потирал ручонки.
  - Что Вы, конечно, нет! - смутившись, сказала Эли, и еще раз огляделась. - Просто все здесь выглядит, немного странно.
  - Ох, это просто атмосфера! - старикашка сладко улыбнулся и внимательно посмотрел на девушку, отчего та невольно поежилась.
  Эли забрела сюда совершенно случайно. Она бродила по улице, пытаясь унять беспокойные мысли. Девушка желала исправить свои глупости, но, естественно, это было невозможно, а затем, как из ниоткуда, вырос этот магазин. Даже не зная зачем, Эли вошла внутрь.
  - Наверняка, юная леди что-то хочет?! - старикашка хитро прищурился, словно читая мысли. - Я могу Вам помочь.
  Эли сначала молчала, оценивая ситуацию - этот старый плут, наверняка, лгал, и хотел выманить побольше денег, но ситуация была просто отчаянной, а искушение слишком велико, что она все-таки ответила:
  - Допустим, но я не думаю, что вы сможете мне помочь. Ибо есть вещи, которые нельзя изменить.
  - Ну что Вы, что Вы! - лицо старикашки вовсю выражало участие. - Юная леди, Вы пришли по адресу! Здесь Вы сможете получить, что угодно! Ну, кроме воскрешения мертвых, естественно, - это нам, к сожалению, не под силу.
  Старик исчез в проеме, и не появлялся несколько минут. Затем он вышел с какой-то подвеской в руках. Эли увидела, что это зеленое сердечко, причудливо сплетенное с черными бусинками.
  - Что это?
  - О, это волшебный амулет, исполняющий желания! - лицо старикашки выражало полнейшую серьезность, безо всякого намека на шутку.
  - Как-то это неправдоподобно звучит,- засомневалась Эли. Он бы еще сказал, что она волшебница, и ей пора на учебу в школу волшебства!
  - Ой, какая же Вы невежественная! - сказал старик снова, словно читая мысли. - Попробуйте что-нибудь загадать.
  Эли, качая головой, взяла в руки подвеску, и, закрыв глаза, задумалась. Через минуту открыла, пожала плечами, и выжидающе посмотрела на хозяина магазина.
  - Доставка для мисс Эли Рокмид, - дверь звякнула колокольчиком, а затем крякнули кости, и в магазинчике появился мужчина в униформе. В руках он держал небольшую коробочку, завернутую в подарочную упаковку. Девушка расписалась за доставку, затем, после того как человек удалился, развернула. В маленькой коробочке лежало старинное кольцо бабушки Эли, которое было утеряно несколько лет назад.
  Эли удивленно выдохнула. У нее даже навернулись слезы, ведь она не надеялась уже найти его.
  - Как это возможно? - повернувшись, спросила девушка.
  - О, ничего серьезного, просто воспринимайте это, как чудо, - улыбаясь, ответил старик. - Теперь Вы можете пользоваться им. Этот амулет Ваш.
  - И сколько я должна за него?
  - О, ничего особенного! Он стоит всего сто пени, но помните, что лимит желаний - пять. И если Вы пожелаете что-то невыполнимое, например, мира во всем мире, желание обернется против Вас.
  Эли, расплатившись и поблагодарив хозяина, пошла домой.
  
  Сидя на полу по-турецки и положив перед собой амулет, Эли сидела, подперев подбородок и рассматривая его. Девушка размышляла, не решаясь пожелать что-нибудь еще. Бабушкин перстень лежал здесь же, рядом с амулетом, как доказательство того, что все реально и вовсе не приснилось.
  У Эли были проблемы. Недавно, устроившись на работу, она успела допустить глупую ошибку, и теперь была на грани увольнения; мама из-за слабого сердца и переутомления попала в больницу, личная жизнь девушки тоже не складывалась, конечно, все это не конец света, но Эли была очень огорчена и не находила выхода из ситуации.
  А теперь перед ней лежал легкий способ избавления от проблем, но все равно выглядело все это очень сомнительно. Наконец, вздохнув, Эли решила попробовать.
  Все началось с желания, чтобы мама выздоровела.
  Почувствовав, что все хорошо, и, обретя уверенность, девушка пошла дальше: исправила ситуацию с работой, улучшив ее, тем самым получив повышение; там появился и некий молодой человек, который стал оказывать ей знаки внимания.
  Эли была очень рада.
  - Осталось последнее, - улыбаясь, лежа на диване, пробормотала девушка. Она держала амулет в руке, и чувствовала себя прекрасно, даже не замечая, что в нем что-то изменилось: цвет стал темнее, ближе к темной яшме, а некоторые бусинки пропали.
  Она думала, что ей загадать еще, теперь, когда ее жизнь направилась в благополучное русло.
  - А, знаю! - воскликнула Эли, вскакивая с дивана. - Пожелаю себе много денег, тогда я смогу купить, что захочу! Это ведь вполне выполнимо.
  Загадала она и услышала негромкий хлопок - это лопнул зеленый камень в виде сердечка, и сгорел черный шнурок, и пропали все бусинки.
  Эли вскрикнула, а через минуту успокоилась, потому что ничего не происходило, но через следующую минуту на кухне что-то взорвалось, потом послышался шум воды, звук разбитого стекла. И стала квартира рушиться кусочек за кусочком: обои отклеивались, из кухни и ванны хлестала вода, окна зияли пустотой, впуская холодный воздух внутрь.
  И стояла Эли, не зная, что делать, и как на это реагировать. Не знала она, что и работу потеряла.
  И только в старом пыльном магазине одинокий старикашка омерзительно хихикал и потирал ручонки.
  - Вот что бывает, за жадность! - только и сказал он.
  
  Воспоминания
  
  Алина пришла первой. Сегодня девушка освободилась раньше обычного, поэтому пришла на полчала раньше. Местечко, в котором она сидела, было популярным, в центре города, но сейчас, не многолюдным и спокойным. Естественно, к вечеру станет шумно, голодные люди, после работы или просто что-либо отметить, наводнят ресторанчик.
  Для Алины это место встречи было очень удобным, так как работа была совсем близко. Она прождала десять минут, и появились Марина с Кристиной, оставалась только Наташа.
  - Здравствуй, дорогая! - воскликнула Марина, так и светясь дружелюбием. - Давно не виделись! Тебя не было на встрече выпускников, все про тебя спрашивали.
  Алина улыбнулась, и они обнялись. Кристина тоже улыбнулась, несколько скромнее, но излучая радость. Алине не верилось, что кто-то интересовался ею, разве что ради сплетен, но решила воздержаться от замечаний.
  Еще через десять минут появилась Наташа. Она была немного в мрачноватом настроении, но в целом дружелюбна.
  - Сколько лет, сколько зим! - сказала она, тут же заказывая двойной американо. - Вы не очень и изменились. Конечно, одежда выглядит лучше, но, в общем, все так же.
  - Ну, неправда! - возмущенно воскликнула Марина. Было заметно, что она забавляется. - Моя жизнь хороша, и, естественно, отличается от школьной жизни.
  - Но ты всегда была шумной задавакой! - парировала Наташа, отхлебывая горячий напиток. - А вот Кристина была скромницей. Чем ты сейчас занимаешься?
  - Я работаю преподавателем английского языка в университете, - ответила Кристина, изображая что-то, вроде улыбки. - У меня прекрасный муж и сын.
  - О, это так на тебя похоже! - почти пропела Марина. - Я работаю в туристической компании, побывала во Франции, Италии, Испании, а скоро собираюсь в Аргентину. Алиночка, а ты чем живешь?
  - Я живу работой, - вздыхая, сказала Алина. Ей принесли горячий шоколад. После нервной работы хотелось чего-то сладкого. - Это совсем не то, что я хотела, но выбирать не приходится, ведь именно благодаря такой работе, я могу позволить себе ходить в такие ресторанчики. А ты, Наташа?
  - Я работаю в дизайнерском отделе, - сказала Наташа, доставая из сумки журнал. - Здесь есть некоторые наши интерьеры. Квартиры обустраиваем. Я довольна. Работы много, конечно, но зато по специальности.
  Алина помрачнела. Она ведь тоже так хотела.
  - Давайте, не будем грустить! - сказала Марина, видя, что все замолчали. - Прошло столько времени, может, стоит вспомнить что-нибудь приятное? Забудьте о своих заботах, предадимся же прошлому.
  - Мне вспоминается школьное время домом, - начала Алина. - Мы жили с мамой. В доме по утрам и в обед стоял запах кофе; Новый год ощущался мандаринами с елкой (как и у всех), подарками, а за окном холодный зимний пейзаж, на улице сугробы по колено, и ветер завывает так, что стекла дребезжат. На День рождения торт с чаем, и опять подарки. Много книг дома было. Можно было читать, сколько угодно, запоем, погружаясь в произведение целиком. Да и забот было меньше. Сейчас времени на себя намного меньше.
  - Я и не знала, что ты такая сентиментальная! - сказала Марина, выбирая чай в меню. - Я вот думала тогда, что высокомерная, потому что ты почти ни с кем не общалась. Мне все-таки школа вспоминается всякими шалостями. Ты не была на встрече, а могла бы увидеть, во что все превратились - вся прежняя легкость исчезла, и все стали очень унылыми.
  - Ну, знаешь, жизнь - не сахар, - пожимая плечами, сказала Наташа. - Все уже успели на разных граблях побывать, поэтому и забыли о прошлом. Оно ведь было в прошлом. Кристина ведь тоже почти ни с кем не общалась?
  - Да, я стеснялась разговаривать с другими, - ответила Кристина, и откинула челку со лба. - Помню, мальчики часто дразнили меня, не злобно, но все равно практически все время. До старшей школы точно. Однажды они обкидали меня снегом, что я вся мокрая была.
  - А меня на физкультуре раскачивали, а потом на мат кидали! - улыбаясь, сказала Марина.
  - Ага, а потом ты вскакивала, догоняла их и колотила! - подхватила Наташа.
  - Еще они просто всякие глупости делали, типа опрокидывания горшка с цветком или лягушки в формалине. Потом они всё судорожно убирали.
  Все дружно засмеялись. У каждого имелось много таких историй про школу. Сначала, кажется, что школа - это такая своеобразная каторга, особенно, если скучно на уроках, или просто все шумят, мешают слушать, и у самого сразу же пропадает желание слушать, или неинтересно, а тебя все равно заставляют что-то делать. Но потом понимаешь, что было весело, что все знания отложились, что-то запомнилось, а твои учителя - самые лучшие.
  Они разговаривали еще несколько часов, вспоминая все истории, которые приходили в голову. Это была приятная встреча, спустя десять лет.
  
  Встреча
  
  Все было странным: сплошной белый цвет, яркий, чистый, как лист бумаги. Создавалось ощущение ящика. Конечно, это не могло быть настоящим. В реальности такого нигде не встретишь, разве что в какой-нибудь фотостудии. Но она помнила, как легла спать у себя дома.
  Естественно, это был сон. В этом ящике было дерево, должно быть, дуб, но она была не уверена. За самую крепкую ветку были закреплены двухместные качели. Интересно для кого?
  Она осмотрела себя с ног до головы - босая, в простом белом платье, только темные волосы дают контраст всему белому.
  Было тепло, точнее, холода совсем не ощущалось, как и чего-либо еще.
  Слева появился человек. Он. Так же в белом - это был темноволосый, темноглазый мужчина среднего роста. Вид его выражал недоумение, но, похоже, что он понимал, что находится во сне.
  Они одновременно сели на качели. И тут ящик стал обретать краски: дубовые ветки обрели ярко-зеленые листья, под ногами расстелился ковер из мягкой травы, а качели приобрели приятный медовый оттенок.
  - Какой приятный сон, - произнес он, переводя взгляд на нее. - Наверное, впервые мне такое снится.
  - Да, - она кивнула, и откинулась на спинку.
  Он и она чувствовали комфорт, то чувство уединения, когда возвращаешься домой, к чему-то родному. У обоих создавалось впечатление, будто это встреча не первая, а одна из многих.
  - У тебя что-то произошло? - спросил он, пристально смотря ей в глаза.
  - С чего ты так решил?
  - Это видно по твоему лицу.
  - Кажется, я устала, - вздыхая, сказала она. - Столько всего навалилось, даже не знаю, справлюсь ли я с этим всем.
  - Хочешь убежать?
  - Нет, просто новое немного пугает, и я волнуюсь. Как ты с этим справляешься?
  - Наполняю жизнь чем-то радостным, песнями, например, - ответил он, и пропел: - Чтобы прожить жизнь, что единожды нам дана, смейся, плачь, живи, детка!
  Она заулыбалась, и, подскочив, принялась кружиться. Он, продолжая сидеть, наблюдал за ней.
  - Если вдруг оступишься в темноте, я обязательно тебе руку помощи протяну! - пел он снова.
  А она все кружилась и смеялась. Потом стянула его с качели, и они кружились вместе.
  - Если тебе будет грустно, мы всегда можем увидеться здесь, - сказал он.
  - Точно! Наше тайное место!
  Сон закончился внезапно. Она открыла глаза, и поняла, что видит потолок собственной комнаты. Ей было жаль, что она проснулась. Но она даже, и не подозревала, что на другом конце планеты, он тоже проснулся.
  
  Волшебные дни
  
  Море. Она сидела на песке в ситцевом, кремового цвета платье, с томиком произведений Пастернака, изредка отрывая взгляд на плещущие волны и бегающих людей.
  Был вечер, жала спала, солнце уже не слепило в глаза, ветерок приятно обдувал лицо. Рядом бегала девочка лет пяти, темноволосая, с яркой улыбкой на лице, подбирая камушки и ракушки, она бежала к воде, кидала, и бежала обратно к матери.
  Это выглядело мило, девочка сияла жизнерадостностью, и вся светилась, занимаясь этим причудливым занятием.
  Аня наслаждалась такими днями, когда ты можешь не спеша за чем-то наблюдать. Отпуск выпадал нечасто, поэтому она убегала куда-нибудь, где будет тихо и спокойно.
  Девочка подбежала к Ане. Возле того места, где она сидела, валялось много камушков самых разных размеров.
  - Хочешь покидать со мной? - неожиданно спросила девочка, протягивая маленькую ладошку.
  - С удовольствием! - ответила Аня, подымаясь и сгребая кучку камней.
  Теперь Аня бегала вместе с девочкой. Они кидали камушки и радостно кричали, когда те долетали дальше, чем предыдущие.
  Потом они решили бегать от волн: когда волна уходила, они шли к воде, а когда волна приближалась к ним, убегали к сухому песку.
  Они стали видеться каждый день. Строили песочные замки, бегали от волн, кидали камушки. Девочка очень привязалась к Ане.
  - Почему ты здесь одна? - спросила девочка, когда они, набегавшись, присели.
  - Мне нравится быть одной, - ответила Аня.
  - Но это ведь неправда! - воскликнула девочка. - Никто не любит быть один, я так думаю. Вот у меня есть мама. Мы отдыхаем вместе.
  - Понимаешь, на моей работе очень шумно, и всегда очень людно, поэтому я люблю отдыхать одна в тихом и спокойном месте, наедине с книгами.
  - Разве у тебя нет кого-то дорогого, с кем можно отдыхать? - удивленно спросила девочка.
  - Нет, но я рада, что встретила тебя, - улыбаясь, ответила Аня. - Теперь мы друзья.
  - Ура! Ты мой первый взрослый друг. Но ты ведь завтра уезжаешь?
  Девочка выглядела огорченной.
  - Ничего страшного. Тебе не стоит грустить, - сказала Аня. - Я подарю тебе свою книгу. Сейчас ты не сможешь ее понять, но когда-нибудь обязательно прочтешь, и вспомнишь обо мне. Если мы помним друг о друге, то всегда будем оставаться друзьями.
  На следующий день девочка провожала Аню. Она махала долго, пока автобус не скрылся из виду. В руках она держала подаренный томик Пастернака. Раскрыв книгу на середине, девочка увидела сушеный василек.
  
  Петушок
  
  Школа триста восемьдесят четыре находилась в маленьком закрытом городке. Городок настолько был небольшим, что практически все друг друга знали, если не по имени, так в лицо точно. Девятый "А" был самым шумным и непоседливым классом в средней школе. Это было удивительно, ведь ходило мнение о том, что это класс самых умных детей, которые только и делают, что учатся.
  В тот день в классе, как всегда, стояла веселая атмосфера. Ребята развлекались перед уроком химии, а так как это был их кабинет, они вытворяли все, что вздумается.
  - Что же такое сделать? - раздумывая, произнес вслух Игорек. Самому главному шутнику класса не попадалось ничего интересного.
   Игорек стоял за кафедрой у доски, над которой висела дневная лампа, с торчащим слева проводом. Вокруг Игорька собралась кучка ребят, которым тоже не терпелось что-нибудь сделать.
  - Может, нам как-то использовать провод? - спросил Санек, кладя руку на плечо Игоря.
  Мальчик задумчиво посмотрел на него, затем перевел взгляд на стол Марины Олеговны - классной руководительницы - и тут его осенило.
  - Давайте, используем того петуха! - воскликнул он, указывая на небольшую статуэтку в виде петушка, в тельняшке, брюках, фуражке, со штурвалом в руках-крыльях, подаренную учительницей истории - подругой их классной руководительницы.
  - Отличная мысль! - подхватил Санек, догадавшись, что задумал Игорек.
  Пошептавшись, мальчики взяли статуэтку, перекинув провод через голову, подвесили его на лампе, подписав предсмертную записку: "Прошу во всем винить Марину!".
  Сделав все это, мальчики, хохоча, встали с другой стороны, чтобы налюбоваться своей работой.
  - По-моему, весело! - сказал Игорек.
  - У меня есть еще одна идея! - воскликнул Дима, наблюдавший за их действиями.
  Он и его лучший друг Витек, взяв толстую черную нитку, привязали один ее конец к лампе, а другой к ручке шкафчика, который находился в противоположном конце кабинета. Таким образом, получилась своеобразная горка.
  Ребята взяли петушка, прицепив его головой к нитке, и стали катать его с этой горки. Было весело. Петушок лихо скатывался, не производя ни звука. Если бы Марина Олеговна увидела, что они творят, то очень разозлилась бы, но перемена была длинная, поле для деятельности большим.
  Но вот петушок не выдержал: скатившись, он упал на пол, и его голова откололась. Послышалось общее "ах!", и наступила тишина.
  Мальчики разглядывали случившиеся, не зная, что делать.
  - Это все ты виноват! - воскликнул Санек, после оцепенения приходя в себя, указывая на Диму.
  - Но ведь первый Игорь все начал! - в свою очередь крикнул Дима.
  - Конечно, чуть что, так Игорь виноват! - надулся тот.
  - Ладно вам, парни, - пытался образумить их Витя. - Нам нужно что-то сделать, чтобы его голова встала на место, и никто ничего не заметил.
  Мальчики опять задумались.
  - Точно, можно сбегать в кабинет труда, там должен быть клей! - сказал Игорек, и тут же выбежал из класса.
  Его не было несколько минут, а когда мальчик вернулся, в руках у него был полный тюбик "Момента".
  Они приступили к работе. Витек держал туловище, Дима голову, а Игорек мазал клеем. Санек в конце все скреплял.
  Через несколько хитрых действий петушок выглядел, как и прежде. Ребята поставили его на место, и сделали вид, что никогда не трогали.
  
  Праздник
  
  Катя сидела на диване, поджав ноги и читая учебник по истории. Ее длинные волосы были собраны в пучок на голове, а на носу красовались очки в темно-красной оправе. Они то и дело съезжали, поэтому рука девушки периодически отрывалась от книги, чтобы поправить их.
  Все суетились: слышно было, как мама на кухне гремит посудой, из комнаты брата доносился шум пылесоса, часто хлопала дверь отцовского кабинета. И только Катя не принимала участия в общей суматохе. Она поднимала голову, прислушивалась, морщила лицо, и вновь возвращалась к чтению.
  Завтра у Кати День рождения. Только одной ей было все равно. Всем нужен был праздник больше, чем ей самой.
  Шум в комнате брата прекратился, и через минуту Юра показался в комнате Кати.
  - А что ты не готовишься? - спросил он.
  - Я готовлюсь, - раздраженно бросила Катя. - К контрольной по истории. Мне некогда заниматься всякими глупостями.
  - Но это ведь твой День рождения! - воскликнул брат. - Такой веселый день.
  - Что в нем веселого? - пожимая плечами, спросила Катя. - Все равно нет никакой радости от праздника, но все вокруг бегают, лицемерно бросают свои поздравления в лицо, как будто мне это надо. Противно.
  - Может, у тебя нет ощущения праздника, потому что ты сама такая?
  - Что ты имеешь ввиду? - Катя сощурилась.
  - Твой настрой плохой, поэтому все кажется плохим. Может, тебе попробовать воспринимать все по-другому?
  Катя промолчала, только кинув в брата подушку, таким образом, сказав ему, чтобы он ушел.
  На Дне рождения всегда собиралась толпа родственников. Они говорили стандартный набор поздравительных фраз, дарили ничего не значащие подарки, и, улыбаясь, садились за накрытый стол в гостиной. Начиналось поедание еды, и пустые родительские разговоры о том, как дети повзрослели, что пора замуж, что принесут еще много разных сюрпризов.
  Катя поежилась. Каждый год было одно и то же. Никакого разнообразия. Вместо того чтобы пойти гулять с друзьями, она должна была сидеть дома.
  Она сидела и читала, но поняла, что совсем не воспринимает текст уже несколько минут, и перечитывает одну строчку. Слова Юры задели ее. Она ведь сама просто возмущалась, но не пыталась хоть как-нибудь изменить ситуацию.
  Но теперь Катя решила, что завтрашний день пройдет по-другому. Она еще не знала, как именно, но собиралась исчезнуть из дома пораньше, прежде чем кто-либо заметит.
  
  Так она и поступила. На следующий день, встав в девять часов, Катя, быстро собравшись, вышла из дома. Катя родилась двенадцатого декабря, поэтому на улице было темно, но уже оживленно. В будний день жизнь в большом городе начиналась рано, и множество людей спешили по своим делам - кто на работу, кто на учебу.
  Обычно в День рождения, Катя пропускала занятия, и с утра начинала готовиться к встрече гостей.
  Девушка поехала в центр города, освещенный яркими огнями, и окруженный множеством магазинов. У Кати были деньги, которые она заработала, подрабатывая по выходным в небольшом ресторанчике. Конечно, немного, но ей хватит.
  Весь день она гуляла одна: зашла в книжный магазин, провела там целый час, осмотрев каждую полку, купив себе пару книг, сходила в кино, посетив перед этим кофейню, где приятно пахло круассанами и кофе, а под конец зашла в парикмахерскую.
  Когда Катя вернулась домой, все сидели в большой комнате, и с шумом праздновали. Играла музыка, слышались разговоры.
  - Как дела, дорогая? - спросила мама, когда Катя появилась в коридоре. - Хорошо отдохнула?
  Катя удивленно распахнула глаза.
  - Да, было отлично! - ответила она.
  - Хорошо, - мама улыбнулась. - Тебе идет эта прическа. Ладно, пойдем кушать. Тебя ждут подарки.
  Катя радостно кивнула и пошла к гостям. Почему она раньше не решала за себя? Но теперь все будет по-другому. Ведь, если самому не захотеть, то ничего не будет меняться.
  
  Новичок
  
  Варя зевнула и натянула на нос шарф. Декабрь полностью властвовал над природой, и, несмотря на яркое утреннее солнце, мороз стоял приличный. Девочка шла в школу уже около одиннадцати, и с нетерпением ждала сегодняшних занятий. За неделю больничного она соскучилась по веселым школьным дням.
  Хрустя снегом под ногами, Варя спешно пересекла площадь, поднялась по лестнице и забежала в школу. Там было тихо. Шли занятия, за закрытыми дверьми кабинета истории слышался голос Антонины Владимировны.
  Варя подошла к кабинету химии и с удивлением отметила, что оттуда не доносится ни звука. Ребята должны были уже придти, а значит, должно было быть шумно.
  Войдя в кабинет, она обнаружила ребят, собравшихся в кружок, возле кафедры, на которой восседал Игорек.
  - О, Варинтина! - радостно воскликнул он. - Какая встреча!
  - Молчи, Шут! - в шутку сказала Варя, стягивая с себя ярко-зеленый шерстяной шарф. - Что-то случилось?
  - У нас будет новенькая, - поворачиваясь, ответил Дима. - Я только что слышал, как завуч об этом говорил с Мариной Олеговной.
  - Хм, ясно, - промычала Варя.
  - Что-то ты плохо реагируешь на новости, - пробурчал Игорек.
  - А вас смущает наличие нового ученика?
  - Да, в общем-то, нет.
  - Ну, тогда посмотрим, кто это будет.
  После перемены, когда собрался весь класс, и прозвенел звонок на урок, появилась Марина Олеговна - высокая, худая блондинка в очках - и с ней среднего роста, рыжеволосая девочка.
  Это и была новенькая. На вид обычная девочка четырнадцати лет, одета была опрятно, в обычных джинсах и свитере, создавая в целом приятное впечатление.
  Ее звали Леной. Лену посадили с Варей, потому что та всегда сидела одна или, когда Игорек был один, садилась с ним. Во время урока девочки переписывались маленькими записочками, и только на перемене смогли поговорить нормально.
  - Вы очень дружные? - спрашивала Лена. Она приехала из большого города из-за работы отца, но совсем не была заносчивой или высокомерной.
  - Да, - Варя кивнула.
  - Все сидят в телефоне - это нормально?
  - А, это они аськой пользуются. Понимаешь, в наш городок все приходит запоздало, и тогда это становится популярным во всей школе. Просто так удобнее переписываться. Особенно на контрольной. Помню, два года назад у нас было популярно одно гадание на желание, так вся школа этим занималась. Было весело.
  Лена, пораженная, молчала. Она впервые видела такую дружную школу. Они шли в столовую, когда Игорек вклинился между девочками.
  - Эй, Варежка! - воскликнул мальчик, кладя руку Варе на плечо. - Давай придумаем что-нибудь веселое! Для Лены.
  - Например? - спросила Варя, пропуская "варежку" мимо ушей.
  - Заберемся на четвертый этаж, возьмем колбу из практического кабинета и убежим!
  - Что за детский сад?!
  - Поставим колбу в кабинете истории. Там как раз урок у восьмого класса будет.
  - Почему ты предлагаешь это мне? - Варя возмущенно скинула его руку.
  - Я уже предложил остальным! Будет весело, если ты тоже будешь участвовать.
  Варя некоторое время сомневалась, но все-таки согласилась. Лена же, как человек еще не освоившийся на новом месте, позволила ребятам свободу действия.
  Быстро позавтракав булочками с кофе, девятый класс в лице мальчиков и Вари с Леной поспешили наверх. Оля и Алена, которые тоже часто принимали участие в совместных шалостях, в последний момент отказались. Все-таки Оля была трусишкой и не хотела рисковать понапрасну, Алена же почему-то была не в настроении.
  На четвертом этаже было тихо и спокойно. Дверь практического кабинета была открыта настежь. Марина Олеговна была еще в столовой, а значит, в кабинете был ее ассистент Кирилл - после университета, приехавший работать в родной городок.
  Он гремел колбами и пробирками, промывая их в раковине. Соображать нужно было быстро. Кабинет разделялся на две части: в одной проходили занятия, а в другой находились все реактивы и прочая утварь.
  Кто-то должен был отвлечь молодого преподавателя, пока Игорек будет брать колбу. Ребята некоторое время спорили, кто же это будет. Спор затягивался. Нужно было что-то срочно решать, иначе перемена кончится, и ничего не выйдет.
  - Давайте, я! - вызвалась Лена. Ей решила помочь и Варя.
   Игорек согласился, и они втроем вошли внутрь. Кирилл их не заметил, продолжая мыть приборы.
  - Кирилл Александрович! - обратилась Варя, и ассистент повернулся. - Вот в нашем классе новенькая, мы бы хотели взять материал по практическим занятиям.
  Кирилл закрыл воду, вытер руки, и, поправив очки, сползавшие ему на нос, пристально посмотрел на девочек.
  - Хм, ну что ж, - казалось, он был не уверен, стоит ли давать им материал. - Верните завтра.
  Он подошел к письменному столу, стал собирать нужные учебники и файлы, а в этот момент Игорек проскользнул во вторую часть кабинета.
  Там, взяв первую попавшуюся колбу, он так же быстро выбрался обратно.
  А через несколько минут они бежали с этой колбой вниз, к кабинету истории. Благо он был пуст, и ребята беспрепятственно вошли, оставив колбу прямо на учительском столе, перед этим разболтав в ней немного марганцовки.
  А потом они просто направились на алгебру.
  - Поздравляю с переводом в нашу школу! - по дороге крикнул Игорек. - Надеюсь, нас ждет еще много веселых приключений.
  И со звонком они залетели в кабинет.
  
  Он
  
  Паша сидел на полу в комнате. Вернее, это напоминало его комнату, так как мебель почему-то отсутствовала. Это был просто пол и голые стены. Даже привычные плакаты и пазлы, которые юноша очень любил, исчезли. Испарились, словно никогда не существовали.
  Но теперь это не имело значения. Если не обращать внимания, то можно представить, что все хорошо. По крайней мере, так казалось.
  Паша сидел, обхватив колени руками. Мыслей в голове не было, стояла полная пустота, такая же, как и в воздухе, и чувство бессилия.
  - Ну, и? Так и будешь ныть? - послышался голос, и появился он. Он - черный ящик, имеющий ноги и руки, и даже, что-то вроде лица, нарисованного белым цветом, - остановился рядом.
  - Я либо сплю, либо схожу с ума, - равнодушно бросил Паша, рассматривая это Нечто.
  - Ни то, ни другое! - в голосе Ящика послышалось что-то сродни обиды. Его лицо изображало обычный смайлик, какой дети часто рисуют: глаза - две точки, рот в виде дуги, а носа не существовало совсем.
  - Тогда, не знаю! - ответил юноша, явно собираясь оставить это событие без внимания.
  - Что ты нос повесил? - спросил Ящик, не оставляя бедного Пашу в покое. - Что случилось?
  - Я не поступил в университет, и теперь все пропало, - всхлипнув, ответил юноша.
  - Хм, и поэтому, ты, целый час, рыдал так, будто твоя бабушка покинула сей мир? - иронично спросил Ящик, морща нарисованное лицо. - Ты что, малыш?
  - Ты просто не понимаешь! - воскликнул Паша. - И, вообще, почему я должен выслушивать упреки от коробки, которая почему-то заставляет вспоминать о кефире?
  - Не нравится, да? - Ящик возмутился и округлил глаза. Эти маленькие точки разрослись, и теперь заполняли половину лица. - И это мне говорит человек, который сам сидит в "коробке"! Почему эти стены такие скучные и серые? Почему пусто? Куда делось твое воображение?
  - Не учи меня! Мир не справедлив! Я так старался, вложил много сил, а теперь получается, что все напрасно. Ты не представляешь, как это обидно.
  Паша опустил голову, не желая, чтобы этот Ящик видел, как слезы снова наворачиваются.
  - Подожди, я сейчас за слюнявчиком сбегаю! - насмехаясь, бросил Ящик. - Что ты знаешь о мире? В мире войны и голод, болезни, катастрофы, погибают люди, в конце концов, а он, ноет. Подумаешь, не хватило ему нескольких балов. У других нет даже одного раза. Если взять себя в руки, то можно сделать все.
  Паша поднял голову, на миг заинтересовавшись. Можно сделать вид, что слушаешь.
  - Знаешь, в чем беда? - продолжал Ящик, явно любивший поговорить. - Когда человек не знает, что ему нужно. Какая цель его жизни?! Что он должен из себя слепить? Мы к чему-то стремимся, преодолеваем трудности. Если падаем, то поднимаемся. И, в конечном итоге, достигаем того, чего страстно желаем.
  - Значит, я буду жить бесцельно, - слабо улыбнувшись, ответил Паша.
  - Ужас, это говорит человек, которому семнадцать лет, у которого отменное здоровье, никаких проблем, и вся жизнь впереди!
  - А ты что, никогда не огорчался? - спросил юноша. - Такой себе развеселый ящик?
  - Конечно, у каждого в жизни есть такие моменты, когда кажется, что проблема не разрешима, и выхода нет. Один мой друг считает, что нет ничего невозможного. А моя матушка всегда говорила, что есть много путей для достижения цели. И если одним не получилось, всегда можно пойти другим. Главное - идти вперед и не опускать руки!
  Незаметно комната приобретала краски: потолок посветлел, став кремового цвета, стены начали обретать своих друзей - картинок. На полу появился темно-коричневый ковер.
  - О, твое воображение возвращается! - радостно воскликнул Ящик. - Послушай, если верить, и быть уверенным в своих силах, то все получится!
  Проговорив, Ящик неожиданно исчез. А комната продолжала и продолжала проявлять себя. Вот уже и стол встал на место, а за ним и кровать со шкафом. Паша поднялся, несколько раз подпрыгнул на месте, и, сделав глубокий вдох, подобрал документы, и выбежал на улицу.
  Он не представлял, что за Ящик ему привиделся, откуда он взялся, и куда исчез, но это ему помогло. Теперь он мог откинуть сомнения, и приложить максимум усилий, чтобы поступить на ту же специальность в следующем году. Главное - когда есть цель в жизни.
  Ведь если самому не меняться, то и вокруг ничего меняться не будет. Каждый сам решает, что у него внутри - ящик или целая Вселенная.
  
  
  О любви
  
  - Что вы думаете о любви? - задавал вопрос лектор - бородатый пожилой человек в очках, высокого роста, в опрятном светло-сером костюме. Внешность его заставляла вспоминать о Фрейде, навязчиво подавая образы сознанию.
  Ребята, казалось, задумались и некоторое время молчали, не зная, что ответить. Видя, что они никак не реагируют, лектор решил спросить по-другому:
  - Хорошо, давайте, просто приведем некоторые ассоциации. Что возникает у Вас в голове, когда Вы слышите это слово?
  Его аудитория оказалась на редкость организованной, чему лектор был приятно удивлен, - все отвечали по очереди, не перебивая, чем создавали приятную атмосферу для диалога.
  То тут, то там следовали разные предположения: один говорил, про взрыв чувств, другой про нежность, третий про маму, видимо, такова была его ассоциация. В верхнем ряду даже слышно было слово ревность, оно встретилось еще раза три. Где-то в первом ряду, девушка тихого вида сказала про уважение.
  Это было новое для лектора. Ассоциации были разнообразными, что делало лекцию не такой скучной.
  - Я рад, что Вы можете так много сказать, - он поправил очки, падавшие ему на нос. - Давайте задумаемся вот о чем. Если мы испытываем такую гамму эмоций, особенно, при первом опыте, то почему же, так называемая "любовь" быстро проходит? Возможно, не очень быстро, но по прошествии определенного времени, мы начинаем понимать, что ошибались.
  Аудитория снова окуталась тишиной. Слушающие, явно несколько озадаченные, пытались осмыслить, что же хотел сказать лектор, но нужных слов подобрать не могли.
  - Конечно, Вы не хотите выслушивать нудные истории и научные рассуждения, - продолжал "Фрейд". - Но ведь все Вы тратите так много времени на эти эмоциональные переживания. Разве, когда человек любит, он зацикливается на каждой мелочи?
  - Но это ведь и есть то, что мы чувствуем, даже, если другим это кажется мелочью, для нас это очень важно! - с верхних рядов послышался голос, но кто говорил, увидеть было совершенно невозможно.
  Лектор прекрасно понимал, что имелось в виду.
  - Но почему Вы такие вещи называете любовью? - спросил он, предлагая аудитории еще немного поразмыслить. - Не кажется ли Вам, что все, что Вы переживаете, - это просто новые эмоции и чувства, которые к любви не имеют никакого отношения. В первую очередь, вы должны уметь разделять эти понятия. Если Вы отвлекаетесь на все эмоции вокруг, и они мешают главному делу - учебе, например, то разве их можно назвать любовью?
  На весь, погрузившийся в тишину зал, прозвенел трескучий звонок.
  - Так как наша лекция окончилась, а Вам всего по шестнадцать лет, - лектор вздохнул, и продолжил: - Хочу сказать напоследок. Любовь - это знание, уважение, ответственность и забота. Так говорил мой старый друг Фромм, и я с ним согласен. Спасибо, за внимание.
  Лектор поклонился, и ему зааплодировали. Несмотря на такое короткое выступление, оказавшееся весьма занимательным, он сумел покорить сердца всех присутствующих.
  
  Напутствие
  
  Повернув ключ и толкнув дверь, Лиля вошла внутрь. В комнате стояла серость, какая обычно бывает ранним утром, когда ночь плавно уступает свои владения. Все было таким же, как и предыдущим днем, как она оставила. Стол был завален учебниками вперемежку с тетрадями, ручками, различными брошюрами из учебных заведений. На кровати кучей валялась одежда, дверцы шкафа оставались открытыми настежь.
  На кухне картина была несколько иной, но, в общем-то, такой, же пустой. На обеденном столе лежала вчерашняя записка от родителей, что у них много работы, и ночевать они не явятся. Это было обычным делом, так что Лиля не предавала этому большого значения.
  Включив чайник, она достала хлеб и сделала бутерброды. Ночной завтрак или ужин, как тут посмотреть, она собиралась провести в тишине за чтением.
  Она принесла книгу и, когда раскрыла на нужной странице, оттуда выпал белый конверт, подписанный черной ручкой. Судя по почерку, от старшей сестры.
  " Что ты думаешь о проблемах? - начиналось оно. - Тебя когда-нибудь посещало чувство бессилия и отчужденности? Одиночества? Ты смотришь на многолюдную улицу, но не можешь почувствовать себя ее частью. Что для тебя мир вокруг? Что для тебя радость?
  Почему простые вещи, такие приятные в раннем детстве, теперь кажутся далекими, забытыми? Почему в таком молодом возрасте ты либо задаешь эти вопросы, либо просто убегаешь от них?
  Все производит размытое впечатление. Вокруг обман, сплошная бессмыслица, однообразные вещи и поступки.
  Возможно, ты думаешь, что все это ерунда, и сейчас твои чувства формируются нормально, вполне естественно, и ты от этого не страдаешь. То есть, в большей степени, я просто преувеличиваю. Или выдаю свои мысли за чужие, мол, у меня все плохо, поэтому так и говорю.
  Так говорит каждый, когда не хочет смотреть правде в глаза. Да и зачем? Так ведь намного легче и проще живется, когда не задумываешься. Особенно, когда есть кто-то, кто поддержит.
  Родители, например. Даже если ты сейчас попытаешься сказать, что я сочиняю, - это будет лукавство. Потому что оно сидит где-то в подсознании. Эта неосознаваемая привычка, что ты защищен, что всегда подскажут, помогут.
  Хочешь сказать, раз скоро поступишь, что будешь учиться в ВУЗе, то определилась? Что не такая, как все? Ха, и еще раз ха!..
  Как бы ни высокомерно это не звучало, то, что ты будешь учиться, и даже закончишь, вовсе не означает, что ты все решила, и жизнь будет правильной. Могу поспорить, ты даже не задумывалась, зачем будешь учиться, что будешь делать после окончания. Зачем?
  Благодаря усердию ты окончишь, а что потом?
  Такие вот вопросы я хотела тебе поставить сестренка, чтобы ты подумала. Сейчас ты оканчиваешь школу, готовишься к экзаменам, тратишь много сил. Я хотела, чтобы ты все хорошо продумала, прежде чем выберешь свой путь.
  Поэтому будь внимательна, и не обижайся на родителей".
  Лиля совсем забыла про чай, и все перечитывала письмо. Вот уже третий раз пошел. В свое время сестра перевелась из одного института в другой. Сначала, потому что ей очень хотелось стать самостоятельной, как ей тогда казалось, и сбежать из дома от нотаций родителей, она поступила на историка со своей подружкой. Но потом, после полугода обучения, поняла, что это совсем не то, что ей нужно. И теперь не хотела, чтобы сама Лиля повторяла то же самое.
  Лиля взяла письмо, приняв к сведению написанное, выключила свет и направилась спать.
  
  Детектив
  
  - Я тут кое-что услышал! - медленно и задумчиво произнес Игорек, появляясь в кабинете.
  Девятый класс отдыхал на перемене перед уроком химии. Уже давно ничего интересного не происходило. Никаких шалостей, никаких шокирующих событий.
  Ребята шумно переговаривались, кто о чем. Алена с Олей сидели на первом ряду, у окна, и жарко спорили, кто лучше - Булгаков или Пушкин. Спор явно был глупым, так как сравнивать их было невозможно, но каждая исходила из собственных предпочтений, напрочь забыв о логике.
  В конце класса, у шкафчиков, Толик и Санек рассматривали какие-то журналы.
  - Что, опять ищешь приключений, Шут? - спросила Варя, заходя следом.
  Видя, что затевается что-то интересное, все побросали свои дела, и собрались возле кафедры вокруг Игорька.
  - Ну, Варежка, ведь мне будет помогать? - мальчик подмигнул. - Знаете, Кеша пропал!
  - Кеша? - спросила Лена, представляя большого зеленого попугая, вечно говорящего всякие глупости.
  - Да, чучело зайца нашего завхоза, - просветил ее Дима.
  Лена брезгливо поморщилась. Ей тут же подумалось, что этот завхоз изверг, раз мучает бедных зайчиков.
  - Когда? - тут же вклинился Санек, который не мог пропустить ничего веселого.
  - Они не говорят, но Палыч закрылся у себя в коморке и ни с кем не разговаривает! - ответил Игорек. - Я вот подумал, может, нам найти его чучело?
  - Зачем? - спросила Оля, почему-то выглядевшая напуганной. Хотя она боялась всего на свете, начиная от тараканов, и заканчивая ядерной войной. Эта неглупая девочка помимо страхов, верила в инопланетян, и часто говорила, что те скоро захватят Землю.
  - Как зачем? - Игорек чуть не подпрыгнул. - Это ведь весело! Новое приключение. К тому же, Палыч будет рад.
  Ребята сомневались и молчали. Искать зайца - значит, набрать себе кучу неприятностей. Ведь у них нет никаких идей, подсказок, и даже предположений.
  - Давайте, сделаем это! - подхватил Андрей, обычно не занимаясь такими вещами.
  Видя, что Игорька поддерживает Андрей, остальные нехотя тоже согласились. Теперь появлялось несколько вопросов. Где искать? Как искать? Они ведь не сыщики, и ничего не понимают в расследованиях. К тому же, искать зайца среди четырехсот человек довольно проблематично.
  - Твои предложения? - спросила Варя, пытливо оглядывая Генератора Идей.
  Игорь хитро улыбнулся и, подойдя к девочке, сказал:
  - У меня есть кое-какая информация, которая поможет нам в поисках. Я видел, как десятиклассники шушукались возле туалета на третьем этаже, сразу после того, как пропал заяц, и Палыч поднял крик.
  - Ты уверен, что это они? - спросила Алена.
  - Да.
  Это несколько меняло дело, но связываться со старшеклассниками никто не хотел, потому что те смотрели на своих младших братьев снисходительно, как обычно бывает у детей. Возраст играет важную роль. Раз ты хоть чуть-чуть старше, значит, немного опытнее, больше попробовал, больше узнал, да и программа школьная, якобы сложнее.
  - Ну, тогда, это вовсе не расследование, раз ты все знаешь! - хмыкнул Толик, глядя на Игорька.
  - Так это козырь! - воскликнул тот.
  - Ладно, давайте просто сделаем это, - быстро сказала Варя, видя, что еще немного, и ребята поссорятся.
  Они разделились на группы, чтобы легче было опросить весь десятый класс. Первая группа во главе с Игорьком, в которой были еще Варя, Лена, Санек с Андреем, направилась к кабинету английского языка, где находилась часть десятиклассников. Вторая группа, состоящая из Толика, Алены, Оли, Димы, отправилась к кабинету информатики - ко второй части десятиклассников.
  Генератора Идей, то есть Игорька, зачем-то дернуло посоревноваться с Толиком. Варе казалось это глупым, и теперь шла игра, - кому же повезет.
  - Не волнуйся, мы выиграем! - сказал Игорек возле кабинета английского. Дверь была открыта, и было видно всех, кто был внутри. Это были в основном мальчики. Девочек было пять.
  Ребята остановились, чтобы обдумать план действий. Тут просто так не отвлечь, как лаборанта. Но Игорек догадывался, кто именно стащил зайца, потому Варина с Леной задача была позвать трех ребят в коридор.
  Одного из них Варя знала хорошо. Это был Коля - внук завхоза. Николай, как тот любил, чтобы его называли, был высоким мальчиком заученного вида. Учился он прилежно и никогда не доставлял проблем ни учителям, ни ученикам. Трудно было поверить, что он мог как-то нашалить. Да и весь его, несколько высокомерный вид, говорил обо всем. Варя часто видела его в библиотеке, в которой девочка подрабатывала на каникулах.
  Девочки вошли в кабинет и решительно подошли к Коле.
  - Тебя ждет завуч! Срочно! - резко выпалила Варя, думая, что такая старая, как мир, причина не сработает. Но Николай только кивнул и первый направился к выходу. За ним направились и Варя с Леной.
  По дороге к кабинету, возле туалета, его поджидали мальчики. Андрей считал, что это глупо, но переубедить Игорька было невозможно. Едва Николай показался на горизонте, его схватил Игорек, и, прижав к стене, произнес:
  - Ну, что, попался голубчик! Мы знаем, что это ты украл зайца!
  Николай поправил очки, и, сохраняя спокойствие, ответил:
  - Что за ерунда? Где твои доказательства?
  - Я видел, как ты прятал его в рюкзак своей Марины! Вот Толик скоро вернется, и ты увидишь, что я прав.
  Николай промолчал.
  - Ну, выкладывай, зачем он тебе? Это ведь твой дедушка! Палыч совсем извелся. Как тебе не стыдно?!
  Николай смутился, и, немного подумав, ответил:
  - Я ничего не крал. Просто починить хотел. Там его моль поела, да и пылится он только в дедушкиной коморке. А Маринин папа мог бы это исправить.
  Игорек опешил и отпустил Николая. Он был несколько удивлен и огорчен одновременно. Ведь он надеялся на приключение, а получается, что нарвался на хороший поступок, причем чужой.
  - Но все равно нужно что-то сказать Палычу, а то он даже не разговаривает!
  Николай ответил, что поговорит с дедушкой. Ребята поплелись обратно в кабинет. Игорек - все еще подавленный, а девочки - довольные, что все так хорошо закончилось.
  
  Улыбка
  
  Он бежал. Просто бежал по улице, не запоминая названий, поворотов, номеров домов. Останавливался, шел, потом снова бежал, не давая мыслям заполнить голову, пытаясь забыть разговоры и ссоры.
  Это происходило уже месяц. Неожиданное решение родителей развестись, превратило все во что-то грандиозное. Они спорили, с кем ему остаться, и пытались доказать, почему отец лучше, чем мать, и наоборот. Кирилл отнесся к разводу спокойно. До восемнадцатилетия оставалось полтора года, и там он свободен.
  Юноше надоело все, и он просто шатался по улице, чтобы просто не находиться дома. Приходил поздно, но и тогда начиналось все сначала. Мать попрекала, кричала, где он бродит, что ее нервы на пределе. Отец же, сначала отмалчивался, потом говорил, что женщина не должна вмешиваться в мужские дела, и пытался сам поговорить с сыном.
  Их Кирилл не слушал. Но все это лишало привычной радости, да еще со своей подружкой расстался, потому что она выбрала его друга Митьку.
  Так и протекал месяц. Потом Кирилл встретил ее - Веронику. Он, как обычно, прогуливался, и, задержавшись на мосту, долго глядел на воду. Она заговорила первая.
  - Ты очень хороший, - сказала девушка. И это очень поразило Кирилла. Конечно, ведь они виделись впервые. Он повернулся, хотел что-то ответить, но не смог, потому что его поразила улыбка, с которой та смотрела. Казалось, что эта улыбка заполняет все ее существо. От нее веяло чистой, светлой радостью.
   Вероника была слепая. С рождения. Она не знала, как выглядит солнце, небо, улица, собственное лицо, но ее жизненная энергия бурлила, у нее были цели и стремления, а ее позитивизм удивлял многих. Ее внутреннее зрение было очень хорошо развито, благодаря чему девушка прекрасно пользовалась компьютером, и очень легко передвигалась по городу.
  Кирилл не знал, почему она подошла тогда, но думал, что не зря. Возможно, это была судьба. Они стали часто видеться, и гулять вместе.
  - На что похоже солнце? - спрашивала Вероника.
  - На тебя! - отвечал Кирилл, и она улыбалась.
  Вероника часто задавала разные вопросы, хотя многое знала, и задавала их скорее, просто, чтобы услышать, что ответит Кирилл.
  Однажды девушка рассказала ему о своей семье. У нее была большая семья: мама - филолог, папа инженер-конструктор, дедушка - доктор. Они жили в большой квартире где-то в центре города, читали книги, вели домашние беседы и устраивали воскресные вечера, на которые приезжали брат отца - тоже доктор, как и дедушка, его жена с сыном, и сестра матери - местная поэтесса, пишущая исключительно о любви.
  Родители Вероники хотели вернуть дочке зрение. Но Вероника этого не хотела, говоря, что ее все устраивает. Дедушка поддерживал внучку, считая, что та может решать сама.
  - Понимаешь, может, я не просто так слепая, - сказала Вероника Кириллу. - Я думаю, что смогу жить так.
  Кириллу нравилась Вероника. Ее яркий, открытый характер вдохновлял его, улыбка вселяла счастье, то, как она смотрит в лицо трудностям, удивляло, и настраивало на борьбу. Он перестал обращать внимание на ссоры родителей, сказав, что поживет с отцом, а потом будет жить один. Решил, что будет твердо следовать своей цели, и поддерживать Веронику. Ведь хороших людей нужно оберегать, особенно, если они такие хрупкие.
  
  Привычка
  
  Марина разглядывала небо. Чистое, голубое, прекрасное небо, с легкими, как мазки художника, облаками. Она просто смотрела, ни о чем не думая, представляя, как здорово было бы сейчас взлететь. Рядом сидел Петька, читая Жюль Верна, при этом замечая все вокруг и не теряя смысла прочитанного.
  Они всегда были вместе. С самого первого класса, когда завязалась их дружба, ребята ходили везде вместе. Читали книги, смотрели фильмы, кидались снежками, делились новостями. Это настолько стало привычно, что по-другому просто не воспринималось.
  Недавно в класс перевели нового ученика, в которого Марина сразу же влюбилась. Его звали Дима. Этот мальчик был полной противоположностью ее друга: веселый, общительный, неглупый, остроумный, по крайней мере, так казалось самой девочке. Конечно, и добрый. Ведь такой популярный мальчик просто не мог быть недобрым!
  Теперь Дима не выходил у Марины из головы. Это была первая тема, которую они с Петькой не обсуждали. Ведь Марина знала, что Пете Дима почему-то не нравится. Поэтому ей оставалось только недоумевать, что так злило мальчика.
  Постепенно их общение все больше сходило на "нет". Марина стала гулять с Димой и его друзьями, не вспоминая про Петю, и не понимая, почему он перестал ее замечать. Девочка даже не догадывалась, что все начала именно она.
  Через некоторое время, когда Дима не пришел в школу, Марина решила поговорить с Петей.
  - Скажи, что происходит? Разве мы не друзья?
  Петька посмотрел на нее, и ответил:
  - Друзья, но ты только сейчас заметила, что привычный Петька отсутствует. Поэтому, когда твое пустое общение закончится, и ты останешься одна, ты побежишь искать свою привычку. Извини, но мне это не интересно.
  Петька уходил, а Марина осталась стоять, так и не поняв, что он имел в виду.
  
  
  絆
  
  Она сидела на широком подоконнике в гостиной, согнув ноги в коленях. В стекло било яркое мартовское солнце, попадало на белый лист блокнота, отчего девушке приходилось щуриться. Он же сидел на диване, стоящем у противоположной стены, пытаясь запомнить нужный материал. Отсюда он прекрасно видел всю ее маленькую фигурку, худенькие плечи, светлые волосы, собранные в хвост, и серьезное выражение лица, словно она сочиняла поэму.
  Они встретились полгода назад, и он понял, что знает ее целую вечность, что ее улыбка, такая светлая и легкая, словно созданная из самого солнца, знакома ему с самого детства; будто весь мир в ней, но она одна такая. Ведь она всегда улыбалась и излучала тепло.
  Она любила книги, и говорила, что их любовь взаимна. А иначе быть не могло, ведь то, что не взаимно - не любовь. Она могла читать, где угодно, целый день, погружаясь в книгу, словно в океан, полностью, с головой.
  Когда она читала, то периодически останавливалась, чтобы что-то записать. Поэтому возле нее всегда лежал блокнот с карандашом. Любимые фразы, понравившиеся фрагменты, реплики - все записывалось в заветную тетрадь, и запечатлевалось там навсегда.
  Он пел ей песни. Тихонько. На ушко. Особенно магия пения проявлялась по утрам. Когда нужно было рано вставать, песни помогали ей проснуться. Сначала она улыбалась, лежа с закрытыми глазами, но, уже показывая, что не спит, а затем подхватывала, и они пели вместе.
  Когда у него было свободное время, он рисовал или лепил из глины. В это время она обычно читала рядом, но так, чтобы не мешать. Сидя за мольбертом, он видел, как она пытается скрыть тот факт, что наблюдает. Она пыталась побороть в себе чувство любопытства.
  Было, обычно это случалось под вечер, он приглашал ее порисовать вместе. Это была вольная импровизация красок и фигур, и, как правило, из такого никакого шедевра не получалось, но она все равно сияла от счастья, что смогла нарисовать, хоть что-то.
  Часто, почти каждый вечер, они говорили. Много, запоем, всегда находя новые темы, но бывало, что и молчали. Просто сидели, прижавшись, спинами друг к другу, и молчали. И было что-то особое в этой тишине, какое-то особое волшебство, доступное лишь двоим.
  - Знаешь, часто говорят: "Они жили долго и счастливо, и умерли в один день!", - сказала как-то она, когда они любовались луной, так редко замечаемой в большом городе. - А мы с тобой никогда не умрем. Мы будем вечность вместе.
  - Это ты о том, что душа бессмертна? - спросил он, не задумываясь.
  - Что-то, вроде.
  - С тобой многие не согласились бы.
  - Ну и что, - она пожала плечами. - Зато ты согласен. Давай просто думать в одном направлении.
  Она положила ему голову на плечо, они замолчали, в воздухе вился приятный маслянистый древесно-ореховый запах краски, и только звук часов напоминал, что время движется вперед, а за ним и весь мир.
  
  
  絆 - узы
  Xmas - Рождество
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Юраш "Призрак самого Отчаяния"(Постапокалипсис) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) Д.Черепанов "Собиратель Том 3 (новая версия)"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Неярова "Пустая Земля. Трофей его сердца"(Боевое фэнтези) Deacon "Черный Барон"(Боевая фантастика) Л.София, "Как вылететь из Академии за..."(Любовное фэнтези) LitaWolf "Жена по обмену"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Предсказание на донышке. Инна КомароваМир дворцам. Наталья РакшинаЛюбовь на острове Буон. Olie-Ты была плохой девочкой. ЭнкантаПризрачный остров. Калинина НатальяНедостойная. Анна ШнайдерНевеста на уикенд. Цыпленкова ЮлияАкадемия магии: о чем молчат зомби. Оксана ИвченкоВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиОсобенности драконьего хобби. Сезон 1. Яна Черненькая
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"