Лякина Елена: другие произведения.

Князъ

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это небольшое произведение рассказывает о том как простому парню с окраины можно найти своего "инвестора"

  
  - И последний вопрос. Андрей Иванович, наших читателей интересует, что помогло вам стать основателем крупной корпорации, ведь, как известно, вы начинали с нуля?
  Выпалив этот вопрос, верткая худощавая журналистка, чья яркая майка с изображением группы "Король и Шут" и рваные джинсы смотрелись неуместно в роскошно-помпезной обстановке шикарного кабинета, быстрым жестом поправила огромные очки, спадающие с ее длинного носа, и с преувеличенным вниманием уставилась на Берсенева. Ее респондент, крупный, русоволосый мужчина с широким обманчиво-простоватым лицом, усмехнувшись уголком рта, откинулся на высокую спинку дорогого кожаного кресла и аккуратно положил на стопку бланков, украшенных витиеватым вензелем, золотую перьевую ручку.
  - Только упорная работа и терпение мученика, милочка, - нарочито растянутые слова заранее приготовленного ответа, казалось, зависали в приятно-прохладном кондиционированном воздухе просторного кабинета и цеплялись за углы брендовой мебели из мореного дуба. - Без труда, как говорится...
  - Но без серьезных вложений даже самый тяжелый труд принесет мизерные плоды, - легко раскусив фальшь, перебила бизнесмена досужая смишница и тут же, чтобы загладить профессиональную бестактность, поспешила изобразить лучезарную улыбку на своем уродливом личике.
  Бросив на журналистку пристальный взгляд из-под тяжелых век, Берсенев задумчиво провел узловатыми пальцами правой руки, на которой красовались две массивные золотые печатки, по столешнице из мореного дуба.
  - Когда человек видит перед собой цель и знает себе цену, он легко найдет своего инвестора! - и хотя эта фраза хозяина кабинета был произнесена негромким голосом, заключенные в ней твердые нотки дали понять акуле пера, что интервью закончено.
  Едва барышня из известного столичного журнала выскользнула за дверь, Берсенев встал из-за стола, достал из бара бутылку с ароматным Хеннесси. Покачивая в руке бокал с благородным напитком, Андрей Иванович подошел к огромному панорамному окну, занимавшему целиком одну из стен его кабинета, за которым простирался шикарный вид старого центра столицы России. Привычным движением бизнесмен поднес к губам коньяк, когда вдруг неожиданно его память начала открывать одну за другой четкие картины тех дней, что раз и навсегда определили его судьбу, помогая простоватому гопнику с окраины найти своего "инвестора".
  
  Если бы в конце 90-х кто-нибудь, сказал Андрюхе Бересте, парню с района, что через двадцать лет он будет пить дорогое бухло в собственном кабинете - точно таком же, как у миллионеров в американских фильмах - парень бы не задумываясь дал в глаз этому предсказателю. И правильно - нечего над серьезными пацанами смеяться!
  Конечно же, Андрюха мечтал о другой жизни! Много раз парень представлял себя хозяином огромной, понтово обставленной "сталинки", владея которой он бы и носа не показал в родную "хрущобу" с раздолбанной мебелью, грязным потолком и ободранными обоями. Да что Андрей видел-то в этом доме за годы своего детства?! Пьяного буянящего отца, каждый вечер пытающегося выяснять отношения с плачущей и истерично вопящей матерью.
  А как прикольно было бы прокатиться по району на новеньком блестящем бумере! С владельцем такой машины даже бы Машка Смирнова - предмет вожделения всех корешей - не отказалась бы замутить по "взрослому". Да что там Машка - любая модно прикинутая телочка с ногами и грудью завизжала бы от восторга, когда он распахнул бы перед ней дверь своей тачилы. Да и повез бы Андрюха подругу не пить пиво в районной тошниловке, а завалился бы с ней в модный клубешник, куда сейчас его местные охранники и близко не подпускают.
  Вот только где же простому пацану раздобыть денег на такую житуху? Пойти и устроиться на завод, где вот уже второй десяток лет работает его папаша? Но даже закопав у станка все свои юные годы, Андрюха вряд ли накопит денег даже на колесо от вожделенной тачилы. Более заманчивой казалась карьера под началом одного из районных "бригадиров". Однако как-то раз один из знакомых братков проболтался корешам по пьяни, что "подняться" в бригаде не так просто. А пока реальный авторитет зарабатываешь, или на нары, или на ближайшее кладбище загремишь.
  Можно, конечно же, было и бизнесом мелким заняться, типа купи-продай, но для этого начальный капитал нужен, да и образование посерьезнее, чем с горем пополам законченные девять классов.
  А перемены в жизни Андрюхи начались в тот майский день, когда он отправился в гараж деда, чтобы в очередной раз подшманать старый "Запорожец", приобретенный пращуром еще в годы развитого социализма. Но не успел парень достать инструменты, как дверь каменной коробки распахнулась, и рядом с ним материализовалась низенькая фигурка Сашки Вьюна, закадычного кореша и бывшего однокашника, похожего на тощего домовенка Нафаню из старого мультика. В заросшей вечно грязными и спутанными волосами голове Вьюна всегда было полно множество дурацких идей о том, как можно заработать быстро и не парясь, вот только при воплощении их в жизнь новатор мог огрести не по-детски и далеко не денег.
  Наскоро поздоровавшись с приятелем, Сашка выложил из помятого пакета на кособокий древний ящик, с незапятных времен служивший столом в гараже, полторашку "Клинского" и огромную, пересохшую, пожелтевшую от времени воблу а затем, пошарив на хорошо знакомых полках, извлек из-за валявшегося там хлама мутные от многоразового употребления пластиковые стаканы. Не спеша озвучивать цель своего визита, Вьюн ловко наполнил ветеранов питейной службы пенной мутной влагой и жестом пригласил Андрюху принять участие в лихо организованном застолье.
  - Слышь, Береста, - сопроводив первый щедрый глоток пива громкой отрыжкой, проговорил Сашка, изобразив загадочное выражение на прыщавом лице, - есть реальная тема, как поднять бабла, особо не парясь. Витька Лямой с братаном Мелким, - тут же затараторил он, не дожидаясь ответа приятеля, - нехилую тачку продают, что им от дядьки-моряка досталась. Сам видел - тачила зачетная! Япона мама, полный фарш! Только подшманать легонца, и за полтора ляма загнать можно будет. А они, лошки, всего пятьсот косарей за нее хотят.
  - Ага, красава! - грубо буркнул Андрюха, отставляя пустой стакан и с громким хрустом разламывая тельце воблы. - Возьмем обязательно! Вот только поищу, в какой угол у меня пачка зеленых завалилась, и пойдем к Лямым забирать японку.
  - Да ты не кипишуй раньше времени! - выпучив бледно-голубые глаза, выкрикнул Вьюн, задирая кривой прыщавый нос. - Все продумано, - добавил он, вновь наполняя стаканы. - Под такое дело нам сам Бульдог бабла отсыплет, ведь потом не только все ему с процентами вернем, но и сами при нехилом наваре останемся.
  Еще хлебнув теплого вонючего пива, Андрюха задумался. В отличие от других бизнес-планов Вьюна, этот казался ему вполне исполнимым. Про "Паджеру" Лямых на районе пацаны давно терли - не каждый день безвременно почивший дядька-моряк дальнего плаванья оставлял корешам такое царское наследство. Это вам не раздолбанный "Запор" деда - ударника социалистического труда! Пусть и не новая машина и битая чутка, так ведь если руки из правильного места растут, до ума ее довести не проблема. А Андрюху дед с детства к железу приучил, за пару недель он сам из нее конфетку сделает - это как два пальца об асфальт! А потом и покупатель для такой тачилы быстро найдется, стоит только клич кинуть. Вот только занимать деньги у Бульдога, заправлявшего бригадой местных отморозков, не очень хотелось - про его методы сбора долгов тогда по району немало страшилок ходило.
  Ах, если бы Андрюха знал, что их железобетонный бизнес-план посыплется на его начальной стадии. Хотя с инвестицией проблем не возникло. Бульдог, огромный низколобый амбал с корявым угрюмым лицом, нужную сумму пацанам отсчитал.
  - То, что придумали, как бабла поднять, это красавцы. Уважаю! - прохрипел он густым басом, пряча в карман малинового с искрой пиджака толстый кожаный лопатник. - Только я ведь мужик простой - через месяц долг не принесете, мои ребятишки из вас играючи мясную нарезку сделают. Так что без обид, пацаны!
  Получив вожделенную сумму, Андрей хотел тут же метнуться к Лямым и этим же вечером пригнать "Паджеру" в гараж деда. Но Вьюн его отговорил.
  - Что ты ломишься, как в сортир при поносе, Береста, - хитро подмигивая бледно-голубым глазом, прошипел он, ласково оглаживая раздувшийся от купюр карман заношенной ветровки. - Я слышал, Лямые купца уже давно ищут - того гляди цену сбавят. Полезно будет их еще ночку промариновать, и завтра, глядишь, нехилую скидку нам сделают. Так что сразу в плюсе будем. А бабосы у меня, как в банке переночуют! Будь спок, кореш!
  Сильно сомневаясь в надежности кармана Сашкиной куртки, Андрюха все же поддался уговорам Вьюна и с тяжелым сердцем поплелся домой. Но не успел парень перешагнуть порог родной хрущебы и как следует обрадоваться скоропостижному отъезду на дачу родителей, как его наихудшие предчувствия начали приобретать реальные формы
  Береста снимал в прихожей старые заношенные кроссовки, когда Вьюн бешено зазвонил в расхлябанную дверь Берсеневых.
  - Капец, Андрюха! - заголосил Сашка, вваливаясь в квартиру и зажимая грязной пятерней разбитый нос. - Трое в подъезде встретили, рыло начистили, бабки увели! Это стопудово быки Бульдога нас пасли, чтобы потом не только долг с процентами, а в два раза больше с нас вытрясти!
  Не сильно вникая в суть Сашкиных воплей, Андрей быстро выхватил из них главное: денег нет! Переваривая эту страшную весть, мозг парня с неким садистским злорадством тут же принялся рисовать перед ним картины последствий этого происшествия. Береста уже видел себя, сидящим в подвале Бульдога, пристегнутым наручниками к батарее, в кругу подручных бригадира, которые сжимали в огромных волосатых кулаках пассатижи и ножи с длинными острыми лезвиями, готовясь резать должнику пальцы и вырывать зубы.
  Стараясь не поддаваться нахлынувшему страху, Береста принял простой, верный и древний, как мир, путь спасения - свалить как можно дальше и сидеть как можно тише. Причем крутить педали нужно было очень быстро. Ведь если это братки Бульдога подставу устроили, они могут в любой момент и к Андрюхе завалиться: дескать, передумали, брат, тебя спонсировать - давай, деньги обратно гони!
  Ничуть не задумываясь о судьбе друга, Береста первым делом выставил все еще причитающего Сашку за дверь, а сам начал лихорадочно собираться. Наскоро побросав в старый, порядком потрепанный рюкзачишко нехитрое пацанское барахло и достав из-под родительского матраца скопленную за несколько месяцев матерью заначку, выскочил из дома в сгустившиеся сумерки. Скоротав ночь на вокзале, Андрюха запрыгнул в первую электричку и наконец-то вздохнул свободно. Первое время он решил отсидеться у сестры деда, доживавшей свои дни в деревеньке Старые Ключи Владимирской области. Место это глухое - у черта на рогах - и найти там Бересту будет не так-то просто. Хотя в глубине души Андрюха понимал, что он не такая уж фартовая добыча, чтобы быки Бульдога гонялись за ним по Руси-матушке, но все же рисковать пацану не хотелось.
  Несколько часов спустя Андрюха Береста вышел из душного заплеванного вагона на неприметном полустанке и зашагал по разбитому проселку к конечной цели своего путешествия, до которой еще оставалось верст пять с гаком.
  До Старых Ключей Андрюха добрался к вечеру. Полувымершая деревенька стояла прямо у темной стены соснового леса, который жадно тянул к ней свои хвойные лапы, а некоторые смелые молодые деревца подступали к крайним домишкам. Несмотря на теплый ранний вечер, единственная улица Ключей была пуста, и только лай двух-трех сельских пустобрехов поприветствовал нечаянно забредшего гостя. В детстве Андрей часто приезжал сюда на каникулы и помнил деревню совсем другой. Обычно у домов сидели важные кампании бабушек, обсуждавших последние нехитрые новости, носились и орали приехавшие к ним на лето голопузые внуки, а рядом оживавшими к лету домами возились у машин бойкие дачники. Теперь же Ключи, своей тишиной и множеством заброшенных, серых, с выбитыми окнами, из которых торчали лохмы грязных занавесок, домов напомнили Бересте мертвый поселок из фантастического фильма, кассету с которым совсем недавно подогнал ему Вьюн.
  Старое, покосившееся, заросшее кустами сирени жилище тетки Пелагеи стояло на другом конце деревни. Подойдя к вросшему в землю крыльцу, парень толкнул незапертую дверь и вошел в полутемные, пропахшие сухой мятой сени - пряным запахом из полузабытых дней детства.
  Бабка Пелагея, кареглазая, юркая сухонькая старушка, встретила парня радушно. Не избалованная частыми посещениями родственников, она тут же начала суетиться в тесном чулане - деревенской кухонке, заставляя древний, сколоченный еще прадедом стол чашками и тарелками.
  Прошло несколько минут, и Андрюха, восседая на высоком грубом табурете, уже вовсю уписывал за обе щеки густые, наваристые, истомленные в русской печки щи с тушенкой, закусывая их хрустящим лапшевником и салатом из первой весенней огородной зелени.
  - Как чувствовала, что сегодня гостя ждать, вот и настряпала еды вдоволь, - лопотала Пелагея, доставая из стенного шкапчика графинчик с мутной настойкой. - А так-то, одной старухе много ли надо! Чай, пригубишь, Андрюшенька, с дороги-то, нашего сельского коньячку? Он у меня на шиповнике настоянный, усталость враз прогонит! - и, не дожидаясь ответа гостя, старушка, подсев к столу, поставила перед ним вместительную граненую стопку.
  Быстро заглотав душистую крепкую настойку, Андрюха с интересом принялся рассматривать единственную теплую комнату бабушки Пелагеи, в которой со времени его последнего приезда мало что изменилось. Все те же бревенчатые стены, окрашенные потемневшей от времени голубой краской; та же кровать с железными спинками, украшенная подзором с самодельным кружевом; ситцевые занавески на окнах, узкая деревянная лавка вдоль печки и плюшевый ковер с ревущим оленем - главное украшение дома.
  Немного успокоившись в этой уютной теплой обстановке, разомлевший от вкусной, сытной еды и выпивки Андрей сам не заметил, как принялся рассказывать бабке Пелагее обо всех своих горестях. Та же внимательно, не перебивая, слушала грустную повесть парня, вытирая время от времени морщинистые щеки уголком светлого ситцевого платка.
  - Эвон, в какой переплет ты угодил, милай, - тихо проговорила Пелагея, проводя высохшим пальцем по краю своей тарелки. - Жизнь сейчас пошла непростая, так тебе от нее еще и соленый кус отломился. Пятьсот тысяч - это слыханы ли деньги! У нас во всей округе таких никто отродясь не зарабатывал!
  - Эх, знаю я бабушка! - с горечью в голосе ответил Андрюха, отправляя в рот содержимое очередной стопки. - Видно, из-за этих тысяч проклятых молодым погибать придется!
  - Ишь, какой прыткий, сразу же и погибать, - хитро прищуриваясь, отозвалась старушка, разглаживая на коленях подол цветастого фартука. - И так уж сколько народу деньги коварные в могилу свели преждевременно. Ты вот что, парень, в город не спеши, у меня поживи летышко. И сам отдохнешь, и старухе по хозяйству поможешь. А там к осени, глядишь, и картина твоя прояснится!
  - Прояснится она, как же, - угрюмо буркнул Андрей, поддерживая рукой отяжелевшую голову. - Это если только я под денежный дождь попаду, или у тебя в огороде клад раскопаю...
  - Ну, клад не клад, а по судьбе всякое случается, - усмехнувшись, проговорила старушка. - Вон у нас на деревне дед Савелий жил, этой зимой десять годков было, как его на погост снесли, так он рассказывал, что и у злата свой хозяин есть. Справедливый Князъ, который тому, кто его чтит, жизнь безбедную посылает.
  - Так уж и Князъ, - борясь с зевотой, пробормотал Андрюха, - старые сказки для малышни...
  - А ты и есть дите неразумное! - тут же отозвалась бабка, с укором глядя на парня. - Уж коли, не думая, дел таких натворил, так и сказку-то не грех послушать - авось в жизни пригодится. Да только дед Савелий сказками не занимался - он знающий старик был, на будущее гадал, травами да заговорами лечил, к нему со всей округи люди за помощью ездили. Бывало, привезут к Савелию болящего - тот стонами заходится, родные под руки в дом заводят. А на другой день, глядишь, бедолага с крыльца деда как молодой козлик спрыгивает - забыл, что у него и в каком боку болело. Ну, и стал бы такой человек бабкам на потеху небылицы сочинять?!
  - Нет, не стал бы, - покорно согласился Андрей, протирая кулаком глаза. - И что же там за Князъ денежный был?
  - Не был, а есть и всегда будет, - ободренная интересом гостя, начала рассказ Пелагея. - Некогда он на небесах жил да в совете ангельском заседал. Однако Сатану поддержал и на землю свергнут был. Здесь, за службу свою верную, назван стал одним из Черных Князей, и управляет теперь всем златом мира. Кто его власть признает, у того в кошельке деньги не переводятся. Живут слуги этого князя в холе и неге, с бедностью не знаются, в доме у них всего вдоволь: еды вкусной, одежи дорогой, и никакие войны-революции не задевают их благосостояния.
  - Круто! - воскликнул Андрей, с которого заманчивая повесть бабки начисто согнала сон. - А имя у этого Князя есть?
  - Конечно, имя-то каждому положено, - усмехаясь уголком рта, неспешно ответила старушка. - Помню, Савелий называл его Княже Мафава, а вот в Библии он как Мамона упоминается.
  - Ишь ты, - закусывая нижнюю губу, задумчиво пробормотал Береста. - Даже в Библии про этого хранителя сокровищ написали! А как с ним скорешиться, там случайно не сказано?
  - Ты думай, что говоришь, парень! - всплеснула руками Пелагея. - Скорешиться, слово-то какое глупое! Темный Князъ великую власть и силу имеет - его надо о милости просить!
  - Так это я по незнанию ляпнул, - попытался оправдаться Андрюха, всей душой желая, что бы старушка продолжила рассказ. - И как же его помощь получить можно?
  - Да нет тут ничего хитрого, - бабка поднялась с табурета и принялась собирать со стола грязную посуду. - Савелий говаривал, что в давние времена бывали смельчаки, которые к лесному оврагу в ночи ходили. А там руку разрежут да кровью на землю польют, после чего и зовут хозяина злата. Вот только не каждому он отзывался! Коль достоин человек - помощь окажет, а пустому да негодному Князя не дозваться. Да будет уж об этом говорить, Андрюшенька, - относя в чулан стопку тарелок, проговорила Пелагея. - Вон как развезло тебя с устатку-то, шел бы в терраску да ложился там. Чай помнишь, где раньше ты у меня обретался?
  Кивнув вместо ответа, Береста поблагодарил бабку за сытный ужин и неспешно потопал к месту ночевки.
  Войдя в длинную и узкую как пенал терраску, Андрей тут же, не раздеваясь, юркнул под марлевый полог и удобно растянулся на кипе стареньких тощих матрасов, брошенных на пружинистые ребра железной кровати. Сквозь окно, в грубую деревянную раму которого были вставлены треснутые местами стекла, сочился свет угасающего заката, придавший на несколько минут некрашеным, потемневшим от времени дощатым стенам веранды теплый золотой оттенок. Кроме кровати в терраске стояла древняя резная этажерка, украшенная пыльными кружевными салфетками, скрывавшими за своими ажурными телами многолетние подшивки журнала "Здоровье", ярым поклонником которого был дед Петя, покойный муж бабки Пелагеи. В углу возле двери притаился огромный, обшитый железными пластинами сундук, хранящий в своих недрах наряды, принадлежавшие еще прапрабабушке Андрея. А прямо над этим вместилищем мод XIX столетия висели на гвоздиках пучки свежей мяты и прошлогоднего укропа, от которых шел пряный, приятный аромат, напомнивший Бересте давно ушедшие денечки пролетевшего беззаботного детства.
  С удовольствием разглядывая убранство так хорошо знакомой ему терраски, Андрюха и не заметил, как сами по себе закрылись его глаза и он, уткнувшись носом в вышитую, пахнущую хозяйственным мылом наволочку, провалился в глубокий сон.
  
  Посреди ночи Андрюха внезапно проснулся, будто бы кто-то невидимый присел к нему на кровать и с силой ткнул ему кулаком в бок. В терраске было темно, хотя за окном расстилалась светлая майская ночь, а в треснутое стекло заглядывала жирная луна с "откушенным" правым боком. Промаявшись какое-то время без сна, Береста выбрался из постели и вышел в сени. Окунувшись в густой мрак деревенской "прихожей", Андрей, под аккомпанемент негромкого похрапывания бабки Пелагеи, доносившегося сюда из единственной комнаты дома, на ощупь добрался до входной двери и откинул массивный железный крюк, несколько десятилетий стоявший на охране жилища.
  Сельская ночь встретила парня приятной свежестью, крупными каплями росы и громким стрекотом кузнечиков. Андрей присел на низенькую лавочку и, выудив из кармана потертых джинсов мятую пачку "Пегаса", прикурил от дешевой китайской зажигалки. Прислонившись спиной к столбу старенького крыльца, Береста вновь и вновь прокручивал в голове свой вечерний разговор с бабкой. Конечно же, ему, городскому пацану с района не очень-то верилось в сказки о каком-то там Князе-демоне, раздающего деньги направо и налево. А даже если и в самом деле существует этот потусторонний ростовщик, то вряд ли он помогает людям бескорыстно. Скорее всего, этот Князъ такие проценты за свои кровные заламывает, что никакому Бульдогу не снились!
  И все же - чем черт не шутит! Почему бы не попросить денег у этого рогатого банкира, все равно же других источников дохода у Бересты не предвиделось. Тем более, идти здесь до леса всего ничего: он сразу за огородом тетки Пелагеи начинался.
  Еще раз взвесив все плюсы и минусы этой отдающей сумашествинкой авантюры, Андрюха поднялся со скамейки. Завернув за угол дома, Береста очутился на "задах" - заднем дворике, чье пространство было ограничено не первый год пустующим хлевом и щербатым дощатым забором, охраняющим усадьбу тетки от коз, курей и прочей вредной для культурных растений живности. Отворив просевшую от времени калитку, Андрей прошагал мимо аккуратных грядок и борозд с недавно посаженной картошкой, затем ловко, как в детстве, перемахнул через покосившийся плетень, приземлившись на узкую тропку, что тянулась вдоль огородных укреплений.
  Лес близ деревни Береста помнил неплохо. Сколько раз он с местными ровесниками и пацанами-дачниками игрался здесь в войнушку или же обследовал окрестные кусты на предмет обнаружения грибов и ягод. Да и овраг подходящий тут недалеко находился - знающий человек минут за пять-семь дотопает. В лесу было гораздо темнее, чем на деревенской улице, а потому как нельзя кстати пришелся старый фонарик, который Береста на всякий пожарный всегда таскал в кармане своей ветровки. Но едва Андрей ступил под мрачную сень первых деревьев, как странная, незнакомая ранее жуть сжала когтистой лапой его сердце. Каждый шаг давался парню с трудом, так как ему казалось, что из-за стволов за ним следят страшные рогатые рожи, строящие насмешливые гримасы. А когда из чащи леса до парня долетел заунывный протяжный вой неведомого животного, Береста был уже готов развернуться и бежать обратно к деревне, чтобы укрыться от злобных чудовищ в безопасности терраски тетки Пелагеи. Вовремя вспомнив, что трусить - это не по- пацански, Андрюха все же продолжил свой путь к заветному месту, хотя все его поджилки тряслись от страха.
  Искомый овраг был неглубок и завален сухим прошлогодним бурьяном, через который по-хозяйски пробивались еще тонкие плети набиравшего силу бастыльника и молодая жгучая крапива. Не без труда пробившись сквозь эти заросли, Андрей спустился вниз и, посасывая обожженные юной порослью пальцы, некоторое время озирался по сторонам. Вокруг было тихо. Тьма, царившая здесь, обступала парня со всех сторон, и только скупой свет луны, хитро подмигивавшей с небес, да хилый луч фонарика-ветерана спасали Андрюху от ее произвола.
  Немного осмотревшись и успокоившись, Береста попытался вспомнить имя Князя, которое называла бабка, но оно начисто вылетело из его памяти. Решив, что это не так уж и важно, Андрей вынул из потайного кармана джинсов складной "пацанский" нож и, проколов подушечку среднего пальца левой руки, капнул кровью на самую большую кучу бурьяна, лежавшую рядом с ним и, старательно подбирая слова, проговорил:
  - Великий Князь, хранитель злата! - голос парня дрожал от подступающей новой атаки страха. - Ты, это, не злись, что я к тебе обращаюсь, просто помощь нужна! С деньгами напряг, а взять негде.
  Выдавив из себя данный шедевр современного ораторства, Андрей стал испуганно озираться по сторонам. Из-за вороха бастыльника, возле которого он стоял, до парня долетел тихий шорох, а затем какое-то быстрое существо, похожее на большую собаку, пронеслось мимо незадачливого просителя и, выскочив из оврага, унеслось в сторону деревни. Береста же едва успел направить фонарик вслед этой загадочной твари, но его трясущийся луч успел выхватить лишь только бок, покрытый густой черной шерстью.
  - Вот, шельма, напугала, - с горечью выругался, Андрюха, карабкаясь наверх по пути, проложенному собакой. - Эх, а я, видно, и впрямь негодный человек, раз этот темный Князъ мне помогать отказался. Так и есть, раз я, как лошок последний, купился на эти бабкины сказки!
  Пробираясь обратно через лес, Береста уже не боялся его темноты. Он шел, бормоча под нос ругательства и пиная ногами сухие ветки, вымещая на них злость за свою глупость и доверчивость.
  Разгоряченный досадой парень не заметил, как отклонился в сторону и вышел на тропку за огородами через две усадьбы от хозяйства тетки Пелагеи, но понял он это только тогда, когда наткнулся на поваленные полусгнившие доски вместо довольно крепкого бабкиного забора. Сопроводив это открытие забористым матюгом, Андрюха медленно побрел мимо усадеб, стараясь не пропустить знакомую с детства ограду.
  - Эй, добрый молодец, закурить не найдется? - окрикнул вдруг парня звонкий веселый голос, и тут же из темноты к Андрюхе вышел его обладатель. Это был невысокий толстенький мужичок с круглым, гладко выбритым, лоснящимся лицом, огромными темными глазами и мясистыми, похожими на сардельки, губами. Одет нечаянный попутчик был в старомодную зеленую косоворотку, прикрытую длинным пиджаком старинного покроя. Его полы почти касались высоких козловых сапог, в которые были заправлены широкие черные брюки. Мужик был бы очень похож на типичного кулака-мироеда из советских кинофильмов о первых колхозах, если бы не странный головной убор, чем-то напоминающий турецкую феску.
  Немного ошарашенный внезапной встречей Андрюха протянул "кулаку" полупустую пачку "Пегаса".
  - Знатно ругаешься, паря! - все тем же веселым тоном проговорил мужичок, доставая из кармана массивную золотую зажигалку. - Брань из тебя вылетает как по писаному - я просто заслушался! Да, - протянул он, выпуская из огромных ноздрей толстого носа колечки дыма, - ругаться у тебя лучше получается, чем о помощи просить.
  - А вы кто такой?- смог, наконец, пролепетать Андрюха, не отрывая глаз от стоящего перед ним незнакомца.
  - Экий ты любопытный, паря, - широко улыбнулся "кулак", хлопая Бересту по плечу крепкой рукой. - Ну, называй меня пока Матвей Матвеич, да пойдем вон на бревнышко сядем да потолкуем ладком. Чуется мне, разговор у нас долгий будет.
  Не решаясь спорить со странным полуночником, Андрей сошел с тропинки и уселся рядом с ним на широкое бревно, спрятанное в траве.
  - Ну, давай рассказывай, молодец, - с наслаждением затягиваясь сигаретой, произнес Матвей Матвеич, не отрывая от парня пристального взгляда. - Чего ето ты ночью по лесам шляешься да высоких особ своим блеяньем глупым тревожишь? Аль беда приключилась, с которой самому невмоготу справиться?
  "Кулак" говорил негромким приятным голосом, но каждое его слово таило некую тихую угрозу, почуяв которую, Андрей понял, что от ответа зависит вся его дальнейшая жизнь.
  - Верно говорите, Матвей Матвеичь, - набравшись смелости на одном дыхании выпалил он. - Беда у меня! Денег я должен оказался! А сумму мне эту вовек не поднять!
  Проговорив, парень без страха поглядел в лицо собеседнику, который, выбросив в траву окурок, внимательно наблюдал за Андрюхой, склонив набок свою большую голову.
  - Что ж, не подвела тебя чуйка, паря, - ухмыльнувшись, проговорил "кулак", проводя по колену рукой с длинными острыми блестящими ногтями. - Считай, первое испытание выдержал. Если бы я еще трусливый скулеж услышал, врезал бы тебе, нытику, по башке, да тело твое белое в лесу кинул на радость воронью да псам бродячим. Ан нет, ты себя мужиком показал! Да только скажи, с чего ето Князъ Черный тебе помогать должен?
  Прямой вопрос Матвея Матвеича поставил парня в тупик. Действительно кто он такой? Простой пацан с района, без гроша за душой! А любой долг рано или поздно отдавать надо!
  - Так я же понимаю, что все не просто так, - собравшись с духом, отвечал Андрюха. - Что от меня нужно, я все сделаю! Расписку, какую надо, подпишу, работу любую сделаю!
  - Эвон чего выдумал! - прищелкнув пальцами, рассмеялся Матвей Матвеич. - С распиской, паря, тебе по другому адресу следовало обращаться. А вот слуги стоящие мне нужны, только ты своей жизнью доказать это должен. Вот, допустим, я дам тебе денег - что ты ними делать будешь?
  - Отдам Бульдогу долг! - не задумываясь, выдохнул Андрюха.
  - А дальше что? - прикрыв глаза, в которых отражался свет клонящейся к закату луны, протянул Князъ. - Опять будешь слоняться по району с пустыми карманами, занимать копейки у корешей на пивандрий да пускать слюни на крутые тачки и красивых телок. Тьфу! Мне даже представлять такую жизнь противно!
  - Можно подумать, мне это все нравится! - с вызовом в голосе крикнул Андрюха, уставившись на носки своих растрепанных кроссовок.
  - А вот и подумай, паря, как из копеечки две сделать. Денежки, они же компанию любят, да друг к дружке тянуться! У умного да верткого человека их всегда много!
  Замолчав, Князъ подбросил на ладони свою тяжелую золотую зажигалку со странным вензелем на боку.
  - Вот что, добрый молодец, глянулся ты мне! Есть в тебе стержень, хоть и не стальной. Помогу я тебе чутка, да только, если обманешь мои ожидания, пеняй на себя. Бульдог со своими братками тебе тогда добрыми ангелами покажутся. А если по-умному себя поведешь, стержень твой окрепнет да золотым мясом оденется. Вот тогда ты и меня, старика, порадуешь! И тем самым мне долг вернешь...
  Еще раз, подбросив на ладони зажигалку, Князъ с силой сжал ее в руке, а затем протянул ее Андрюхе.
  - Вот тебе подарочек на память, - ухмыляясь, проговорил он. - Он тебе ответы на все вопросы даст, если, конечно бережно хранить его будешь!
  Обхватив пальцами холодный металл, парень по странному наитию, поднявшись с бревна, крепко прижал руку с зажигалкой к груди, и в пояс поклонился Матвею Матвеичу.
  - А вот и второе испытание выдержал! - расхохотался Князъ, глядя на Андрюху довольным взглядом. - Видно и впрямь толк из тебя выйдет, паря! Сейчас домой к тетке ступай да под ноги смотри внимательно - вдруг чего интересное пропустишь.
  Не смея поверить в реальность ночной встречи, Андрюха поспешил к знакомому забору, не решаясь оглянуться назад, и, только перебравшись через ограду, он боковым зрением заметил, как по тропке пронеслась знакомая черная собака. Петляя среди грядок, парень спешил побыстрее добраться до крыльца, когда его нога уперлась в шуршащий сверток. Машинально подобрав находку, Андрюха положил ее во внутренний карман ветровки, после чего, влетев в сени, со вздохом облегчения запер за собой дверь.
  Когда Андрей проснулся, полуденное солнце уже вовсю заливало узенький пенал терраски. Первым делом он развернул найденный в огороде сверток и увидел новенькие хрустящие купюры, лежащие на пожелтевшей, еще советской, газете.
  
  Вынырнув из пучины воспоминаний, Андрей Иванович Берсенев подошел к своему столу и достал из его потайного ящика заветную зажигалку. Сколько раз сжимал он в руках ее благородный металл, и каждый раз она вселяла в него силы и уверенность. Именно благодаря ней он без страха вернулся в город и купил на найденные ночью деньги заветную "Паджеру". Отремонтировав машину и выгодно загнав ее удачно подвернувшемуся лошку, он вернул долг так и не предъявившему претензий Бульдогу, затем на оставшиеся от продажи деньги открыл свой первый автосервис.
  Вот так подарок Князя сделал из Андрюхи Бересты человека, ведя уже много лет его через коварный фарватер русского бизнеса и оберегая от разорения его многочисленные мастерские и автосалоны. Помня об этом, бывший гопник с окраины Береста назвал построенную им корпорацию "Князъ", пытаясь хотя бы таким образом вернуть часть долга странному мужичку Матвею Матвеичу. Однако, что там долг... Андрей Иванович, не задумываясь отдал бы все свое движемое-недвижемое имущество по приказу строгого Князя, дабы даказать ему свою педанность.
  - Огромное спасибо тебе, Черный Княже Мафава, мой мудрый и справедливый инвестор! - чуть слышно прошептал мультимиллионер Андрей Иванович Берсенев.- Надюсь, я не разочаровал вас и стал вм стоящим слугой как и все остальные. Договорив это Андрюха Береста ласково проводя пальцем по блестящему боку зажигалки, где были выгравированы латинская буква M и необычная корона с девятью зубцами.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"