Чернокрылая Мария: другие произведения.

Часть вторая. Глава пятая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ну наконец-то поезд, наконец-то домой!

  
  
  
  Глава пятая.
  
  
  Лучше не спрашивайте меня, как прошла следующая неделя. Конец четверти - это, скажу я вам по секрету, то еще мероприятие. Особенно, если это вторая четверть, на носу Новый год, и нужно что-то коллективно-творческое организовывать. Мой класс плакал с моих идей. Я от их - рыдала. В конце концов сговорились что-то хором спеть, и тем дело закрыли.
  Как мы пели...
  Как говорилось в одном фильме, который я недавно посмотрела: "Дети плачут, директор платит, а мне кайфово...". Только и разница, что нам никто ничего не платил. Думаю, на следующий год вообще не поручат импровизировать...
  Наконец, этот... как сказать-то... моим привычным "дурдом" тут уже не обойдешь. В общем, когда ЭТО наконец закончилось и каникулы можно было считать начавшимися, я была без сил. Правда, моя группа поддержки в лице Ники, Олега, Леши и Нальки мне расслабиться не дала и потащила праздновать нашу маленькую победу. Вернее, победы. Вот, например, Налька у нас сдала первые в своей жизни зачеты на Земле. Почему так рано? Так дядя Алекс ее на наш семейный праздник пригласил.
  Кстати, да. Помните, я упоминала, что наша Таня в уныние впала? Я таки нашла время и поговорила с ней. А после еще два дня ходила в глубокой степени недоумении и с твердой мыслью, что я в этом мире определенно что-то не понимаю. Не только в этом мире. Вообще, во Вселенной. По крайней мере, логику некоторых отдельно взятых существ я понять не могла.
  В тот вечер я уже привычно укладывалась спать в гостиной, стараясь представить план на будущий день. План выходил странный. То есть по нему выходило, что времени у меня нет, а дел - просто необъятный океан. Хорошо еще, что Наника и Олег время от времени с Лешей занимались, вводили в курс событий. Сыночек мой, конечно, мальчик умный и хороший, но иногда как ляпнет что-нибудь под руку, так потом еще час доказывай, что он не прав. Я успела уяснить главное правило общения с ним - его нельзя называть маленьким. А то такое начинается, что потом целый день говорить и слушать что-либо лень.
  Задумчиво прикусив губу, я гладила по голове кошатину, которая так и не надумала становиться более умной, и смотрела в тетрадь с тем самым планом, когда ко мне в комнату завалилась Налька в своей истиной форме. Выглядела недопира вымотанной до невозможного. И трагически мрачной. Кстати, как я заметила, от ипостаси действительно немало зависело поведение - в человеческом теле Налька была все такой же невинной и доброй. Но очень грустной. Потому она предпочитала злиться в облике недопиры.
  Проводив взглядом Нальку до ее любимой балки, все-таки не выдержала и спросила, надеясь, что Леша уже спит:
  - Слушай, что случилось?
  - Ничего, просто зачеты, - заученно пробубнила Налька и запахнулась в крылья по самый нос. Она явно не горела желанием общаться. А вот я - да.
  - А теперь серьезно, - потребовала я, не сводя с нее взгляда. Моему упрямству можно было только позавидовать. - Я же вижу, что что-то произошло.
  - Все нормально.
  Прозвучало это так, словно недопира говорила сквозь сжатые зубы. Мне на миг показалось, что еще немного - и меня банально покусают. Но - нет, не случилось. Вместо этого Налька неожиданно встрепенулась, отцепилась от балки (вернее, попросту с нее свалилась) и подползла ко мне, сверкая глазами. Подобравшись поближе, она до боли вцепилась в мои плечи и притянула к себе, яростно зашипев:
  - Не могу я выйти за него замуж!
  Я от такого поведения, мягко говоря, ошалела. И уже хотела отстраниться, но заглянула в Налькины глаза и поняла - спасать надо. Скорая помощь, к Митиной бабушке по линии отца (да простит меня она!)...
  Первым делом - надо разобраться в ситуации. Потому, как могла спокойно, спросила в ответ:
  - За кого "за него"?
  На меня посмотрели, как на дуру. Так, я чего-то не поняла? Впрочем, подумать мне не дали. Хорошенько встряхнув меня за плечи, Налька отчаянно зашипела, только чудом удержавшись от крика:
  - За Сашу!
  Вот тут уже я сама себя почувствовала недалекой. Потому что, похлопав глазами, глупо переспросила:
  - За какого Сашу?..
  Нет, ну в самом деле, это ведь не то, о чем я подумала? Дядя Алекс только трем живым существам позволяет себя Сашей называть - своей матери, сестре Зарейне и моей маме. Да и, если разговор идет о нем, о каком "замуже" может быть речь?! Разве убежденные холостяки женятся? Нонсенс. Он ведь даже на матери Чадары не женился, только ребенка забрал на воспитание (та не возражала).
  - Вот не знаю, как у тебя, а у меня в знакомых есть только один Саша, - вкрадчиво зашипела в ответ Налька, зло и отчаянно сверкнув глазами и совершенно забыв, что я все-таки живая (иначе как объяснить, что она мне плечи коготками уже до крови расцарапала?). - Он же Александр. Или, как ты его зовешь, Алекс!
  С моей стороны наступил полный ступор. Я даже боли не почувствовала. Вернее, не обратила на нее внимание. Глядя в глаза Нальке, переспросила терпеливо, как если бы говорила с душевнобольным (хотя это скорее я сама душевнобольная):
  - А причем тут "замуж"?..
  Тихо застонав, недопира отпустила меня и "сползла" на пол. Схватившись за голову, она некоторое время молчала, явно про себя ругаясь на мою тупость, а затем тихо, вкрадчиво обрисовала ситуацию:
  - Саша, который Александр, который Алекс и твой дядя по совместительству, сделал мне, твоей подруге и соседке по квартире, предложение. Как говорят у вас - руки и сердца. А у нас - крыла и опоры... - на секунду, не дольше, Налька замолчала, вздохнув. После снова добавила с полным отчаянием и тоской: - А я не могу выйти за него!
  Немного помолчав, пытаясь уложить услышанное в свою голову, которая для таких новостей была явно маловата, я плюнула на все и решила просто принять, как данность. Потом осмыслю и разберусь. Помолчав, задала самый банальный вопрос в данной ситуации:
  - Почему?
  Вот тут Налька снова "взорвалась". Вскочив с пола, она опять налетела ко мне и принялась горячо шептать на ухо. В точности передать этот монолог я, увы, не смогу, потому что знакомые мне слова путались с чужим наречием (явно родным для Нальки), а сама недопира иногда так меня встряхивала, что я только чудом своего собственного имени не забыла. Все-таки, что не говори, а раса моей подругой не даром славится хорошими воинами - силы им не отнимать...
  Если упрощать, суть сказанного тогда сводилась к тому, что по традициям ее народа у них запрещены такие браки. И дело тут вовсе не в крови (все-таки, дядя Алекс хоть насколько-то, но демон, так что тут вопрос не стоял), а в том, что в этом браке только один муж и одна жена. А у них так - нельзя. Вообще, недопиры старались придерживаться заветов предков (не иначе - еще звериных предков) и обычно создавали небольшие "стаи", в которых был один самец (муж) и несколько самок (женщин) - этакий своеобразный гарем. Но в последнее время (лет сто) девушек среди недопир рождалось мало, поэтому начали появляться и "обратные гаремы", в которых на одну женщину приходилось несколько мужчин. Детей при таком союзе, конечно, рождалось меньше, зато традиции были соблюдены.
  Но если вы думаете, что на этом вся Налькина проблема кончилась, то вы очень ошибаетесь. Потому что, оказывается, у недопиры была сестра-близнец, с которой они были неразлучны с самого детства. И когда еще не встали на крыло (то бишь в детстве) дали друг другу клятву, что войдут в одну "стаю", под одно крыло. Не подумайте про них ничего плохо! Если все-таки подумайте, помните - Налька моя подруга, а я очень злопамятная...
  Так вот. Это еще не все. Недавно (до знакомства с дядей Алексом) Налька получила от сестры сообщение, что та влюбилась. И объект ее неземной любви ответил ей взаимностью. И, возможно, дело идет к свадьбе... Сначала подруга радовалась (и за сестру, и, как ни странно, за себя), а с появлением в ее жизни Саши думать забыла о таких новостях. Думала - временно все это, да и я с ней таки говорила на тему того, что мой дядя тот еще бабник. А потом незаметно для себя влюбилась в него, и с концами.
  А вспомнить обо всей сложности ситуации ей пришлось на днях, когда дядя Алекс ни с того ни с сего сделал ей предложение. Слабо представить, в какое отчаяние впала девушка?..
  И теперь у нее было всего четыре варианта выхода из ситуации, каждый из которых был смерти подобен для недопиры. Хотя, нет, два последних ее в принципе устраивали, но... Так, давайте все по порядку. Вариант первый: забыть о сестре (то есть стать изгоем своего народа, нажить себе как минимум двух кровных врагов, и остаться на Земле на ПМЖ). Вариант второй: забыть Сашу (то есть забыть о своей ботанической мечте, покинуть Землю навсегда и выйти замуж за нелюбимого, зато с сестрой). Вариант третий: выйти замуж за любимого сестры, а потом ему нагло изменять со своим любимым. В чем минусы в данном плане? Если муж узнает - убьет. Без всяких шуток, на законных основаниях. Да и сестра прикрывать не будет, если что. Но если бы можно было договориться с обоими... Только вот недопира совершенно не представляла, как можно изменять своему любимому, доброму, верному Сашеньке (я слушала и кивала с умным видом, особенно на последнем эпитете о дяде) с нелюбимым мужем! А ведь в любом случае придется. Вариант четвертый: выйти вместе с сестрой (ту долго и слезно уговаривать) за Сашу, а сестра пусть потом бегает к своему любовнику. Но! Для этого надо как минимум уговорить сестру, а как максимум - Алекса. Который, кстати, совершенно не обязан терпеть из-за нее, какой-то там недопиры, измену жены (это она про сестру) и другие сложности многоженства!
  Под конец этого монолога (перебивать Нальку было просто страшно) я была готова лезть на стену, а сама недопира помрачнела еще больше. Сколько трудностей, сколько трудностей! А еще я еле сдерживалась, чтобы банально не заржать. То ли истерически, то ли просто от сложившейся ситуации, то ли слишком ярко представляла реакцию дяди Алекса на такие перспективы - сейчас уже не помню. Но тогда я держалась исключительно потому, что на подругу было жалко смотреть.
  Кстати, я вам не говорила, что в магическом слое вполне себе разрешены многоженство и многомужье? Что ж, мое упущение. Просто у нас такие браки, в отличие от тех же турецких гаремов, заключаются исключительно по обоюдному согласию. Ну, то есть, например, есть муж и жена. Если кто-то, скажем, муж, хочет привести в семью вторую жену, то первая предварительно должна с этим согласиться. Потому что в магических браках должна царить если не любовь, так хоть подобие мира. А то, вы себе хоть представляете, какими масштабами могут вылиться обычные скандалы между супругами? Спасите боги! Но это правило действует только в нашем мире, за другие я говорить не берусь.
  Некоторое время после рассказа мы молчали. Растрепав собственные волосы и подавив улыбку, я задумчиво изрекла:
  - Дела...
  Налька, услышав мой голос, встрепенулась (вероятно, до этого ушла в свои мысли) и посмотрела на меня, как на последнюю надежду. Еле удержавшись от того, чтобы снова вцепиться в мои плечи (это я поняла по тому, как у нее дрогнули руки), она спросила негромко, глухо:
  - И что мне делать, Эврика?..
  Пожав плечами и отметив, что мне ими почему-то больно шевелить (думаю, вы догадались, почему именно), я простодушно ответила:
  - Поговорить с сестрой. Если, как ты говоришь, она тебя любит, то вы должны понять друг друга и найти какой-нибудь выход. А потом уже поговоришь с дядей. И, знаешь, лучше все это сделать уже после праздников, а пока что не заморачиваться. Дяде скажи, что тебе нужно время подумать, он поймет. Да и... - это, наверно, не следовало добавлять, но я просто не удержалась от ехидства. - ...мой тебе совет - не волнуйся ты так об измене. Сама знаешь, сам дядя не ангелок. И вряд ли изменится после вашей свадьбы. Если она состоится...
  На мои сомнения Налька снова скисла и вздохнула. Да и ничего нового она не услышала, так что в полной мере могла убедиться в том, что из меня ужасный советчик. В задумчивости поскребя коготками по полу, недопира плюнула на все и принялась возвращаться на свою балку. Больше она не проронила ни слова. Но я надеялась, что ей стало легче хоть оттого, что она выговорилась.
  
  Так вот. Прошла неделя. Кончилась четверть. Этот разговор с Налькой немного забылся за делами насущными и безумной скачкой по жизни. Шрамы на плечах еще зажить не успели.
  А затем как-то незаметно прошло еще пол недели. Я отсыпалась, отдыхала, наведывалась в ТШ с докладами и попросту заканчивала все дела. Леша в эти дни бегал за мной по пятам, один раз даже попытался приготовить завтрак уставшей мне. С чего такая забота - не признался. Просто улыбался, буквально светился. Кстати, на мою работу он ходил вместе со мной, предварительно клятвенно пообещав не ходить с открытым ртом и круглыми глазами. И ведь все равно несколько минут ходил!
  Вообще, за эти полторы недели сыночек действительно стал выглядеть намного лучше, иногда даже напоминал обычного десятилетнего ребенка. Но в глазах иногда все-таки появлялась тоска, особенно когда мы называли друг друга "мамой" и "сыном" на людях. Наедине или "в кругу посвященных" я попросила его называть меня Рикой. Но... знаете, он у меня чудо. Вредное такое чудо.
  И так же незаметно подобрался день отъезда, а если быть точнее - тридцать первое декабря. Кажется, я уже упоминала, что едем мы в новогоднюю ночь. Поначалу Леша немного скис от такой новости, но, постепенно узнавая наши обычаи и традиции, вынужден был придти к мысли, что Новый год - это еще не праздник. Вот если мы выберемся домой на Масленицу или на день солнцестояния... Впрочем, главный семейный праздник это куда... как сказать... масштабней. Так что Леша вместо Нового года принялся ждать другого дня. Тем более ему от меня подарок был обещан.
  День сборов, пожалуй, я тоже описывать не буду. Скажу лишь - мои домочадцы тихо страдали от моих командований. В итоге которых выяснилось, что брать-то с собой нам ничего и не нужно, потому что дома и так все есть. Ну, только несколько Лешиных вещей. Ничего, скоро там появится его собственная комната. Надеюсь, что рядом с моей, но это уж как решит дом.
  - Все, мы уехали... - раз в двадцатый повторила я, еще раз оглядев комнату и Лешу, который стоял рядом со своим неизменным рюкзаком. Собственно, кроме моей него и ежедневной сумки у нас ничего и не было.
  - Да езжайте уже! Сколько уже прощаться-то можно? - не выдержала Налька и махнула на нас рукой. - Через пару дней встретимся.
  - А если сейчас не поедите, то можете и опоздать, - поддержал ее дядя Алекс, незаметно для всех появившийся за спиной своей "невесты". Положив руку недопире на плечо, ибо обнять ее за талию мешали крылья, он посмотрел на нас насмешливо, и чуть прищурив глаза. Видел он меня с Лешей не впервые, но терпеливо ни о чем не спрашивал, дожидаясь праздников. Налька тоже ему, по моей просьбе, ничего не рассказывала.
  Состроив по-детски обиженную мордашку, спросила в ответ:
  - А "подкинуть" нас слабо?
  - Легко, - бодренько отозвался дядя Алекс и напоказ щелкнул пальцами...
  Ну, собственно, так мы и оказались на вокзале. Невольно выдохнув: "Вот это я понимаю - первоклассная работа", я огляделась по сторонам и попыталась сориентироваться. Нашего появления, разумеется, на вокзале никто не заметил - дядя был бы не дядей, если бы не скрыл нас отводящими чарами. Да и сложно в таком людном месте заметить новых участников событий.
  Заметив вдали табло с приездами-отъездами, я уже было хотела направиться туда, теня за собой Лешу, но неожиданно заметила, что мальчик никуда не тянется. То бишь банально выпал в осадок, удивленно хлопая глазами. Наконец, немного очухавшись, мальчик посмотрел на меня этак философски и спросил шепотом:
  - Рика, это всегда происходит... так?
  Немного помолчав, припоминая свой скудный опыт, я задумчиво кивнула:
  - Ну... примерно. Я, правда, не знаю, как это происходит, если телепортируешься без чужой помощи, но нам с тобой это все равно не светит узнать.
  Задумчиво кивнув, Леша поправил лямку рюкзака и бодро зашагал куда-то. Еле успела развернуть и потянуть в другую сторону. А между тем на табло значилось, что нас поезд уже прибыл на путь и идет погрузка. Сии новости меня немало удивили, потому что я была в твердой уверенности, что даже своим ходом (то есть часа полтора как минимум) мы должны были успеть. Может, дядя Алекс нас и через время немножко "перекинул"? При встрече - поинтересуюсь.
  - Что, Леш, едем?.. - как-то неуверенно поинтересовалась я, глядя в сторону поезда. Почему-то мне на миг показалось, что стоит сесть в вагон, и что-то навсегда изменится. Но грусти от этого чувства не было. Ведь я возвращаюсь домой.
  - Угу, - отозвался мальчик, оглянувшись назад, как будто кто-то мог за нами следить. А после улыбнулся и первым направился к поезду. - Прощай, Москва!
  Негромко хмыкнув, я пошла следом.
  
  Оказывается, наше купе уже было занято. Женщина, на вид лет двадцати-тридцати, хозяйственно раскладывала вещи по полкам, а девушка, лет тринадцати, лежала наверху справа и читала какой-то модный журнал, спрятав за ним свое лицо. Мне была видна только ее розово-черная макушка, вкупе с одеждой намекающая, что девочка относится к какой-то молодежной субкультуре. В этих течениях я так и не научилась разбираться, хотя материала для изучения в школе было предостаточно. Заняться этим в третьей четверти, что ли? Хоть какое-то дело будет.
  В отличие от девушки, женщина выглядела милой домохозяйкой, которая и слова поперек не скажет своему мужу. У нее были светлые волосы, которые она собрала в незатейливый хвостик, и светло-голубые глаза. Почти что серая мышка - незаметная, непримечательная, незапоминающаяся. Пройдешь мимо такой в толпе, а потом вспомнить не сможешь - была она или не было. А ее мягкий характер легко читался в чертах лица, в глазах, в осанке. Тихоня. В авантюры вряд ли полезет. И сейчас, скорее всего, ехала с дочерью к родственникам на праздники. Почему именно с дочерью? Было в них что-то общее - не то хрупкость сложения, не то что-то еще, неуловимое глазу. Да и стала бы кому-либо с подобной внешностью эта женщина так заботливо вручать теплую кофту в руки? На сестер они по возрасту упрямо не подходят. Впрочем, всякое бывает. Вот у нас, например, с Осей разница в возрасте почти в сто лет. Но внешне это заметить невозможно, разумеется.
  Оценив все это и отметив про себя, что звук открывающейся двери никто почему-то не услышал, я неуверенно и максимально вежливо спросила:
  - Извините, это третье купе?
  Испуганно прижав кофту к себе, женщина оглянулась и удивленно посмотрела на меня. Девочка наше появление проигнорировала. Леша за моей спиной неуверенно потоптался, пытаясь и меня не втолкнуть в купе, и проходящего мимо человека пропустить. В итоге действий моего сыночка мы, разумеется, ввалились в купе, а наша будущая соседка едва успела отойти с нашей траектории и сесть на одну из полок.
  Выбравшись из-под Леши, который почти что упал на меня, я сипло выдавила, потерев много страдальный лоб (и в кого я, convolvulus arvensis*, такая высокая уродилась?):
  - Извините...
  - Ничего, - неуверенно улыбнулась в ответ женщина, глядя на нас удивленно, но в то же время по-доброму. Мне от такого поведения даже немного стыдно стало - вот, напугали бедняжку, а она на нас даже и не сердится...
  Виновато улыбнувшись и устроившись на полке, как положено, а не как мы с Лешей упали, вежливо повторила вопрос:
  - Так это все-таки третье купе?
  - Да.
  - Значит, вместе поедим, - философски заключила я и еще раз огляделась. Ничего нового в купе, кроме нас, не появилось. Даже девушка со второй полки не соизволила взглянуть на нас. Леша внимательно смотрел на нее, словно пытался притянуть ее внимание. Или, что вернее, не доверял.
  От созерцательного процесса отвлек меня голос соседки по купе:
  - Меня Лидой зовут, - негромко и мягко представилась женщина, глядя на нас. Руку она протягивать не стала, только убрала кофту, которую до сих пор держала на коленях, себе за спину. - А это моя дочь, Галя.
  С этими ловами женщина кивнула наверх. Мы, поддавшись чужому влиянию, тоже посмотрели. Нас встретил неизменный журнал. Ну да, игнорировать - это очень удобно.
  Мысленно покивав этой мысли, я с улыбкой представила и представилась:
  - А это Леша. Меня саму Эврикой зовут.
  Вот не знаю, почему, но мои последние слова таки привлекли внимание девушка - на меня из-за журнала показались два голубых, как у матери, глаза, которые с интересом посмотрели на меня. Впрочем, ответ на вопрос "Почему?" последовал довольно быстро вместе с удивленными словами Лиды
  - Ой, а случайно не Ворожбитова?
  Я пригляделась получше сначала к девочке, затем к ее матери. Хоть убей, но этих двоих мне вспомнить никак не удавалось. Нет, стоп. Они едут на одном с нами поезде, в одну и ту же сторону. На свете бывают, конечно, совпадения, но вот в поезде тебя явно не каждый день узнают.
  Сопоставив все это, поинтересовалась осторожно:
  - А вы не из семьи случайно?
  - Точно! - прямо таки просияла женщина, всплеснув руками. - Меня на самом деле Лидерия зовут. Моя ветка пошла от дочери двоюродной сестры Беатричи. А мою дочь зовут Герида, мы феи...
  - То есть полукровки, - беззастенчиво перебила мать девочка. - Вернее, она полукровка, а я квартерон. На две четверти человек, ха...
  На этих словах Герида напоказ поморщилась, для чего пришлось отложить журнал, который буквально за пару мгновений из какого-то модного среди людей превратился в обычный "Котелок". В этом журнале пишут всякое разное для юных ведьмочек и нелюдей. Кстати, судя по ее тону, девочка явно недовольна выбором матери, то есть отцом.
  Ах, да, если кто не знает: Беатричи - это мать бабушки Регины. Так что Лида мне довольно таки дальняя родня... Но все равно - родня!
  Фантастика! Как бы, наверно, радовалась тетушка Талицэ, если бы кто-нибудь ей рассказал об этой встречи в купе. Ведь, можно сказать, это еще одно подтверждение ее теории о том, что случайности возможно. Ну, в самом деле, вы ведь не думаете, что продавец в кассе был в курсе нашего родства и специально поселил в одном купе? Если вы так думаете, то у вас, как ни прискорбно, мания преследования.
  Между тем Лидерия продолжила говорить, радушно улыбаясь. Это отличительная черта всех фей - разговаривать без остановки. Только кто-то говорит о хорошем, как Лида, а кто-то - сгущает краски, как ее дочь.
  -...Мой муж не смог оторваться от работы...
  - Папочка просто не признает традиций семьи, - лениво перебила Герида мать, занявшись весьма интересным делом - создавала маленькие смерчики и пускала их в потолок. По деду она была воздушным магом, так что этой магии я не удивлялась. - Он так и не взял мамину фамилию и не хочет приезжать на семейные праздники, потому что свою семью считает важнее нашей. Человек.
  Лида только виновато улыбнулась, не желая перечить дочери.
  Ну вот так мы и отправились в путь. А впереди нас ждало два с половиной дня пути, затем пересадка и еще несколько часов в поезде. Кстати, Новый год для нас наступил немного раньше, чем для москвичей - часовые пояса, что с ними сделаешь? Только мы его всем купе благополучно проспали.
  
  
  Отступление одиннадцатое.
  
  
  Главный семейный праздник длится неделю.
  Строго говоря, этот праздник является чем-то вроде Нового года для отдельно взятой семьи. Главным событием является шабаш в ночь со второго дня празднования на третий. В эту ночь подводятся итоги прошедшего года, и начинается год новый.
  Дни условно можно назвать так:
  Первый день - день сбора, отдыха и подготовки.
  Второй день - мужской.
  Ночь - шабаш, подвод итогов.
  Третий день (первый день нового года) - день памяти и тишины.
  Четвертый день - день костров.
  Пятый день - небольшой "передых".
  Шестой день - день обещаний.
  Седьмой день - день свободы.
  
  В первый день все, кто откуда-либо приехал (особенно - из других миров), отдыхают. Те же, кто живет в доме, занимаются украшением дома и приготовлением праздничного шоколада на вторую ночь, ночь шабаша. Особое дело в этот день имеется у Старшей ведьмы. Вместе со своей предшественницей и наследницей (если таковых нет, их заменяют две другие ведьмы, одна из которых по возрасту и умениям превосходит или равна Старшей, а другая - наоборот, слабее и младше) они готовят место для будущей ночи итогов.
  Во второй день женщинам категорически нельзя появляться на кухне, и за поварешку берутся мужчины семейства. Если все выживут (в чем иногда при виде кулинарных шедевров сильного пола невольно сомневаешься), наступает главное событие праздника - ночь перед новым годом семьи.
  На праздник, помимо членов семьи, приглашаются так же и близкие друзья, названные братья, и все, кого только захотят видеть и кто сможет придти. Но ночь со второго дня на третий - это сугубо личное дело, исключительно семейное. Тем, кто не входит в семью - появляться на шабаше нельзя. Так же нельзя приходить тем, кого еще не успели официально принять (мужья, дети, женихи и так далее, которые появились за прошедший год). Раньше до этого собрания не допускались и мужчины, но со временем стало ясно, что без них - уже никуда.
  Шабаш проходит вне дома. Где именно - знает только три главные ведьмы, которые все организовывали. Обычно место, где проводится шабаш, похоже на большую поляну, в центре которой разжигается большой костер, который не гаснет до самого конца.
  Со стороны, наверно, это похоже просто на посиделки вокруг костра. Но корни этого ритуала уходят очень глубоко как в семейные хроники, так и в обряды поклонения старым богам. Старшая ведьма садиться ближе всех к костру. Ее предшественница сидит по ее правую руку, наследница - по левую. Все остальные члены семьи садятся в произвольном порядке, но женщин пропускают ближе к огню, чтобы огненные духи не гневались на ведьм, которые пустили мужчин к своему очагу.
  Первым делом звучит приветствие и поздравление Старшей. Затем слово поочередно предоставляется каждому члену семьи. В это время можно сказать все, что накопилось за год. Но обязательно - рассказать главные события уходящего года. Что считается главным? Появление в семье новых членов (мужья, жены, дети), смерть кого-либо из родственников, новости о тех, кто не смог придти. И, конечно, информация о себе, которая может пригодиться другим членам семьи (например, новое место работы или предупреждение о надвигающейся угрозе). Не редко во время речи рассказывают планы на будущее, или благодарят за что-то, а так же высказывают все претензии и прощают. Единственное, чего нельзя делать - о чем-либо просить. Это, конечно же, помимо вранья. Солгавший перед семейным огнем понесет страшное наказание.
  Обычно в эту ночь произносится столько всего, что кажется, будто у ночи нет конца, или что она уже давно прошла, и на дворе как минимум следующий день. Но, как уже было сказано однажды - приятную полночь можно немного задержать. Все-таки, Ворожбитовы - семья ведьм и магов. Когда они возвращаются домой, часы картинно отбивают двенадцать.
  Третий день - день памяти. Вспоминают в этот день всех умерших, покинувших навсегда. Никому нельзя разговаривать. Но все стараются быть ближе друг к другу, потому что именно в этот день особенно остро не хватает тепла. Только в третий день праздников можно отступить от традиции не плакать об умерших...
  Четвертый день - день костров. Семья и все остальные, кроме пятерых ответственных за праздничные угощения женщин, уходят подальше от дома и разжигают большие костры. Этот день напоминает чем-то русскую Масленицу. И начинается настоящий дурдом. Потому что есть традиция, что чем шумнее будет, и чем ярче будут гореть костры, тем чище будет новый год. В огне четвертого дня сгорают все невезения и печали.
  Третий день праздника... Просто день. Время, чтобы вдоволь наобщаться, подарить что-либо друг другу, рассказать о себе, о других послушать. В общем, маленький передых.
  Шестой день - это день обещаний. Помимо того, что на шестой день заключаются различные договоры, даются друг другу клятвы, плетутся заговоры внутри семьи и друзей, еще в этот день... заключаются браки. Старшая ведьма, чья сила достигает своего пика, обращается к богам, чтобы Они заключили союз между решившимися. Самые прочные связи, какие только можно представить - закрепленные богами перед лицом тех, с кем связан кровью и духом. Такие браки нерушимы.
  В ночь с шестого дня на седьмой, ближе к полночи, когда все самые важные дела утихают, проводится еще один важный ритуал - официальный прием в семью и знакомство с домом. Члены семьи представляют Старшей ведьме новых родственников, та говорит ритуальную фразу, а затем... маленькая ранка, и пара капель падает на каменный пол (ибо ритуал проводится в особой комнате) - своеобразная плата древней магии. Таким образом дом принимает нового члена, признает за ним право изменять.
  А на седьмой день... просто праздник. Снимаются все запреты, расправляет крылья дремавшая последние дни сила. Четвертый день нового года - день свободы.
  Сказать по секрету - потом мало кто помнит, что происходило на седьмой день. И это совсем не от выпивки, как вы могли подумать, нет. Просто сама атмосфера этого дня пьянит, кружит голову освободившая из-под контроля магия, и... и этого всего не передать словами. Это как новое рождение.
  Таким образом, главный семейный праздник для семьи Ворожбитовых - это не просто неделя гуляний, а сложный и важный ритуал, который несет в себе намного больше, чем можно подумать со стороны.
  
  
  
  
  
  ---------
  Convolvulus arvensis* - вьюнок полевой (лат.)
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Я.Ясная "Муж мой - враг мой"(Любовное фэнтези) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 3."(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Hisuiiro "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Емельянов "Тайный паладин в мире боевых искусств"(Уся (Wuxia)) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"