Смык Мария Ивановна: другие произведения.

Обретение семьи . Проблемы выбора глава 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Любовный роман. Фэнтези. ЗАКОНЧЕНО На что способны сильнейшие ведьминские семьи в погоне за силой? Насколько ты можешь чувствовать в безопасности рядом с ними , если ты обычная провинциалка , волей случая заброшенная в жернова мести? Сотрут ли они тебя вместе с силой или, наоборот, помогут обрести семью и любовь? Большое спасибо Стаценко Оксане за кропотливую вычитку текста.

 Присцилла Борголи не просто считала себя самой сильной ведьмой в родном городе Домбари и в стране - она ею была. Вся сила древнейшего ведьминого рода досталась ей. Так уж получилось, независимо от нее, хотя в семье детей было трое.

Сейчас она была крайне раздражена. Ее плохого настроения боялись не только враги, но и друзья. В этом настроении она становилась крайне неуправляемой и изобретательной сволочью.

А все этот молокосос - Золтан из рода Карди. Молодой, еще молоко на губах не обсохло. Сколько ему? Чуть за 90, кажется? А мнит из себя крутого ведьмака. Да куда ему тягаться с самой Присциллой! Она так и сказала ему:

- Хочешь, чтобы я поделилась силой и секретами рода? Стань моим любовником! А потом, если понравишься - то и мужем. Вот тогда-то я и подумаю над твоим предложением.

И что он ответил, абсолютно равнодушно на нее взирая?

-Милейшая, вы уже старуха. И оставьте свои закидоны для других. Я вам изложил предложения моей семьи, подумайте. Время идет, а вы моложе не становитесь. Смотрите, как бы сила не потерялась с вашей естественной смертью. 

Присцилла глубоко вздохнула. Но все равно - хорош, шельмец! Кому-то другому она этих слов не простила бы. А вот ему.... Перед ее глазами предстал молодой Карди. Высокий, светловолосый, с черными жгучими глазами. Широкие загорелые плечи, узкие привлекательные бедра, сильные ловкие руки! Она навсегда запомнила тот миг, когда впервые его увидела на корте без футболки и в коротеньких шортах. Капельки пота блестели на его торсе, так и маня провести по ним кончиком языка. Сладкая судорога в низу живота пронзила ее мгновенно, заставив остановиться. И только сильнейшее заклятие привело в чувство. Каждый раз, встречаясь с ним, она забывала обо всем: о том, что она ведьма, что ей уже 283 года и она умудренная, опытная женщина. Она млела, как 16-летняя девчонка! И так его хотела, как никого в жизни! Но на него никакие привороты не действовали, даже ее фирменные!

 А какие ее годы? Она будет столько молода, сколько она захочет! В этом возрасте многие ведьмы первый раз рожают. Нет, детей Присцилла не хотела. Вечно ноющие и желающие есть, они вызвали у нее только отвращение. Для чего портить фигуру, ходить с громадным животом и пятнами на лице, боясь посмотреть на себя в зеркало? Все равно, никакой благодарности! 

Она создана для прекрасной, насыщенной роскошью жизни! 

Именно так она думала, подходя в крайнем раздражении к своему светло-вишневому Бугатти - единственному в стране, собранному по ее заказу. А какая другая машина могла быть ее достойна?

Вдруг долетевшее до нее детское проклятье Карди было, как назойливая муха. Она отмахнулась от него привычным движением, отработанным до автоматизма, и села за руль.

Ну, что за ребячество, честное слово! 

Через две недели после памятного разговора Присцилла почувствовала странное недомогание. Просканировав весь организм, она ничего не нашла, только небольшие признаки простуды. Но этого не могло быть, она ведь ведьма! И с ОРЗ, и с гриппом справлялась еще в детстве.

Странный сбой организма ее не обеспокоил. Она просто усилила защитные силы организма и впрыснула в тело свое фирменное заклятие"здоровья". 

 Еще через две недели, вечером, у нее отнялись ноги. Сильнейшие заклятия не подействовали. Не вызывать же, в самом деле, скорую помощь?

 Просканировав еще раз, но более тщательно, весь организм, скользнув в подсознание, она с ужасом поняла что это ВСЕ. Ей осталось от силы дней 8-10. Проклятье Мерлина! Сильнейшее, коварнейшее проклятье, поражающее ведьм и ведьмаков хуже саркомы. Оно убивало, пусть не молниеносно, но со стопроцентной гарантией, заставляя мучиться и умирать в полном сознании, но с обездвиженным телом. Заклятье можно было нейтрализовать только в первые минуты попадания в организм. Ее самоуверенность, ее чувство превосходства - сыграли с ней злую шутку. 

 Она вспомнила проклятье Карди, маленькое, немного неправильное, и почему-то болезненное, почти детское колдовство. Да, талантлив, шельмец! Недооценила она и молву, и намеки многих ведьмаков. Его мужская харизма и притягательность, ее увлеченность и похоть, затмили разум и чувство самосохранения. 

Магиня мстительно улыбнулась. Думаешь, тебе достанется вся сила рода Борголи? Как бы не так! Не хотел по-хорошему? Ты еще будешь меня вспоминать, и не раз! Ты не сможешь спать ночами! Ты не хотел быть любовником самой Присциллы Борголи, красота которой воспета в сотнях глянцевых журналов? Ну, что же, будешь, как нищий, увиваться вокруг серенькой, недалекой провинциалки, чтобы получить толику силы!

Только один раз взглянув на фотографию, она все поняла про эту особу. И опять торжествующая и презрительная ухмылка затронула лицо ведьмы. Лицевые мускулы еще ей повиновались. Месть сейчас приносила ей большее удовлетворение, чем оргазм. 

Более ста лет она трудилась над своими фирменными заклинаниями сбережения силы и еще некоторыми - неожиданными, но действенными. Они должны поставить в тупик всех этих завистников. Жалко, что она этого не увидит, но само предчувствие согревало ее душу. 

И вот наступил последний день. Последний день ее жизни. Живыми оставались только глаза и душа. А еще мысли - они способны были бродить в ее голове, но не долго. А сила? Силы уже не было, она распорядилась ею давно. 

Что там за шум в соседней комнате? Сюда пожаловал сам глава семьи Карди с сыночком и женой? Милости просим! 

Присцилла устремила торжествующий взгляд на входящую семейку. Минута, вторая - и все было кончено, только вот ожидаемого всплеска силы не было совсем. Сосуд (тело) - оказался пустой.

Тадеуш Карди и его жена пять дней тщательно обыскивали дом ведьмы и НИ-ЧЕ-ГО. Были проверены все артефакты, были просканированы все стены, мебель. Особенно тщательно была исследована лаборатория. Но там было стерильно чисто. Служанка Присциллы постаралась. Надо было покидать дом. На девятый день после смерти ведьмы печать, наложенная на особняк, захлопнет их всех, как в ловушке. Вот только сорвать ее и открыть двери может лишь истинный Борголи по крови. Да и тело уже начинало попахивать, несмотря на заклинания. Чертова ведьма, с этим тоже что-то намудрила! Допрос служанки ничего не дал. Да и что возьмешь с зомби? Уже уходя, на маленьком столике в прихожей они увидели большой конверт с надписью"Золтану Карди". Еще утром его не было. Опять эти фокусы Присциллы!

"Дорогой Золтан, ты хотел силы? Если ты ее найдешь, то получишь! Но только есть одно НО. Обладать ею будет лишь моя племянница по праву родства и крови. А передать ее кому-то она сможет только по своему желанию. Очень сильному желанию!

Я тут, в преддверии смерти, придумала несколько небольших действенных заклятий. Так вот, знай, и передай другим! При насильственной смерти моей племянницы или при доведении до самоубийства, при смерти от болезни и любой случайности - сила рода Борголи развеется. Она войдет в деревья и цветы, траву и землю, и ни одна капля силы не попадет ни в одного человека или животное. Но если в течении следующих пяти лет ни одна капля силы моего рода не попадет в твое тело, ты умрешь так же, как и я.

Ты проклят моим новым, "фирменным" проклятьем!

С благодарностью за прекрасные последние минуты жизни, с предвкушением мести, ваша Присцилла Борголи."

- Племянница? Да не было у нее никакой племянницы! - возмутился Тадеуш. 

- Но брат-то был, и пропал около ста лет назад, - ответила ему жена

Может, они специально скрывали ее, а может, и хвастаться было нечем. Без силы родилась. А сейчас она ей эту силу и отправила. 

- Выброса силы не было. Я тщательно следил за домом после применения проклятья. К ней приходил только курьер и представитель адвокатской конторы Андрея Буторина.

- Если не было выброса, значит, она всю силу слила в артефакт и отправила племяннице. 

- С простым курьером? Адвоката я проверил, у него были только бумаги.

- Ты прочел завещание? 

- Ты что, издеваешься? У Буторина? Потом в столице нам прохода не будет, и по судам затаскают. Он же тоже ведьмак. А слить такую силу в простой медальон невозможно!

- Ты читал письмо? Что она изобрела - никто не знает! Эта ведьма на все готова ради мести.

- Значит, надо следить за адвокатской конторой!

Моя жизнь была размеренной и тихой до этого дня - понедельника 20 июля. Вернувшись домой с работы, в почтовом ящике на калитке во двор я обнаружила письмо от адвокатской конторы братьев Варагов. Мне предлагалось посетить их контору для ознакомления с письмом моей тети. Тети? Единственную мамину сестру мы похоронили пять лет назад. Других теть у меня не было!

Бабушку и дедушку, маминых родителей, мы похоронили более 20 лет назад. Отец исчез, когда мне было три года. За всю мою 34 -летнюю жизнь я не слышала больше ни об одном родственнике.

Может, это ошибка?

Закинув письмо на стол, я занялась хозяйством. Правда, после смерти матери, забот почти не было. Небольшой домик, доставшийся нам от родителей матери, пара деревьев за ним, и маленький кусочек земли перед домом, засаженный цветами. Да пес Трезор. Вот и все хозяйство.  А где Трезор? Как всегда, у соседей. Он давно облюбовал этот двор - там было весело, трое детей вечно возились с ним, тискали, гладили и кормили - всегда самым вкусным. Я не в претензии. Соседи купили этот дом несколько лет назад. Хорошие, добрые люди. Честно говоря, я им очень завидовала. Елене и Дмитрию было по 35 лет, всего на год меня старше, а уже трое детей.

Я тоже хотела, я об этом мечтала, но не судьба. Восемь лет замужества - и ничего.

Пять лет назад я узнала, что у Романа, моего мужа, есть другая женщина - продавец Роза из продуктового магазина, и она беременна. Я сама настояла на разводе. Ребенок должен жить с отцом. Теперь у Романа уже двое детей, он часто захаживает в магазин готового платья, где я работаю продавцом. С тоской и собачьей преданностью смотрит на меня и с восторгом рассказывает о проделках малышей. Мы до сих пор общаемся, я часто занимаю ему деньги до получки, передаю детям игрушки. Поначалу он хотел хоть изредка заходить ко мне по ночам. Но я отрезала, так отрезала. Что правду таить? Было трудно без мужчины первые два года, но я справилась. Рыдала по ночам, сцепив зубы, разговаривала с жалостливыми женщинами, утверждая, что мне легко и свободно... Но никто не сможет меня ни в чем упрекнуть! В нашем маленьком городке каждый друг друга знает. Кто где работает, кто что ест на завтрак, кто с кем спит и встречается. Обо мне за эти пять лет - никаких слухов. Моя подруга и владелица магазина, где я работаю - Верена, часто смеется, называя меня монахиней. А я просто не могу. Не могу спать с мужчиной, если он мне не нравится, если он женат, не разбивать же семью. А на кратковременную интрижку я не согласна. Мальчики помладше? Ну, сущие дети. Они меня никогда не привлекали. Даже встречаясь сейчас со своим мужем в магазине, я не воспринимала его, как мужчину, не было у меня и того трепета, как раньше. Только сестринское участие и сочувствие. Неужели я когда-то с ним спала? 

А насчет письма надо посоветоваться с Вереной. Она потомственная ведьма. Самая настоящая, зарегистрированная, и налоги платит. Ведьм у нас в городе целых две! Что вообще-то удивительно в таком маленьком городе. А ведьмак всего один, это муж Верены - Павел. Он владелец аптеки и неплохой лекарь. Решено, завтра с утра и поговорю с подругой.

Утром, протянув Верене письмо, спросила:

- Что делать? 

Она прочла его, пожала плечами и сказала: 

- Поезжай, конечно. Что ты теряешь? Может, узнаешь что-то интересное. Павел тебя на нашей машине и отвезет. Сколько там до уездного города? Часа два? Вот и хорошо. Проветритесь. Знаю я этих братьев, пройдохи еще те. Если что выгодное, так и зажулить могут, а то и просто развести, ты же доверчивая. Так, что - не боись. А вдруг, действительно, привет от беглого папашки? 

- Так тут же пишется, что письмо от тети.

- Может, это в конторе перепутали. Так что, я сейчас вызову мужа и поедешь, как миленькая. Сегодня день спокойный. Могу и сама в магазине постоять, а у Павла две помощницы, тоже ничего не случится.

Встретили нас в конторе подобострастно и приветливо. Улыбки до ушей, глазки так и блестят. Сразу усадили, поставили вазочку с конфетами и печеньем. И не какие-то там подушечки или карамельки, а самые дорогие, шоколадные. И наперебой начали предлагать чай или кофе.

 Павел тяжело вздохнул, сел и рявкнул:

- Мы сюда не пить и есть пришли. Вы пригласили нас для вручения письма. Вот его, пожалуйста, и предоставьте нам. 

Старший из братьев даже покраснел.

- Ну, что же вы так? Вот ваше письмо. Мы к вам со всей душой. У нас таких клиентов уже лет десять не было. 

Я взяла письмо. На нем была странная сургучная печать с оттиском. Павел подержал руку над ней, потом кивнул, разрешая распечатать. Внутри была красивая глянцевая бумага с какими-то вензелями. Вместе с Павлом мы прочли: 

 

"Дорогая племянница. В скором времени меня не станет. Что же тут поделаешь? Только недавно я узнала о твоем существовании и очень обрадовалась хоть одной живой кровной родственнице. Свидеться нам не судьба. Я тяжело больна, и дни мои сочтены. Но очень тебя прошу - по получении этого письма, выезжай в столицу нашей страны, найди там адвокатскую контору Андрея Буторина, расположенную по адресу: Большая садовая, 23, и предъяви свои документы, а также родовой медальон, который прилагается к этому письму. Адвокат тебе объяснит дальнейшие действия. Ты будешь приятно удивлена. Очень прошу - ничего не бойся и сделай так, как я тебе написала. С любовью. Твоя тетя. 

К письму прилагаются:

Чек для адвокатов, братьев Варагов, на сумму 2000 крон 

Чек на сумму 5000 крон для Анель Вареновой 

Родовой медальон. Осторожно. Прикасаться только Анель или кому-то другому по ее разрешению. Проклят.

Билет на поезд Щецин - Фагарда на 24 июля, вагон 4, купе 8."

 

Павел присвиснул:

- Ничего себе! 

Я так и не поняла, к чему это относиться, но решила подождать с вопросом. Суммы на чеках меня впечатлили. Я в жизни таких денег не держала. Мне протянули большую "амбарную" книгу, я там расписалась и приложила оттиск пальца - так принято. После этого Павел вручил чек братьям, и мы поехали в банк, получать деньги по чеку. Сначала Павел был настроен скептически, но, когда в банке нам без проволочек выдали требуемую сумму, задумался. Так он и ехал всю обратную дорогу, погруженный в свои думы, не реагируя на меня. Я, не обижаясь, крутила ручку настройки радио в поисках любимых песен, а он даже не замечал этого.

Вернулись домой мы уже под вечер. Павел категорически заявил, что сегодня я ночую у них и нам надо серьезно поговорить.

Только мы зашли в дом, он попросил показать письмо и медальон Верене. Я с радостью протянула это ей. Может, она что-то объяснит?

Верена долго рассматривала медальон, потом письмо, потом опять медальон. Удивленными глазами посмотрела на мужа и спросила: 

- Это то, о чем я думаю?

- Ребята, хватит загадок. Говорите все, как есть! Сколько вы меня будете мучить? 

Павел взял медальон в руки и протянул его мне 

- Носи и не бойся. Хороший артефакт. В семье рода Борголи плохих не делали. Защищает от всего на свете, даже от карманников. Вот, оказывается, кто был твой папаша. Так всю жизнь дружишь, дружишь - и не знаешь, с кем.

- Ребята, ну не издевайтесь! Эти Борголи из вашего мира, а я к этому миру никакого отношения не имею.

Верена обняла меня и поцеловала в щеку. 

- Да не переживай ты так! Я более чем уверена, что после попадания в тот мир, ты ни капли не изменишься. Письмо запечатано кольцом рода, на бумаге их вензеля, да и медальон так фонит их магией, что ошибиться невозможно. Мы, когда учились, о Присцилле Борголи столько наслушались. Ведьмочка не могла без скандалов и авантюр обойтись. И всегда выходила сухой из воды. Но, очевидно, нашелся кто-то более коварный. А вот некоторые заклинания этой семьи мы даже в академии изучали. Но тебе до этого какое дело!? Тебе достались, скорее всего, деньги рода, силу в момент смерти выпил тот, кто все это затеял. Если бы захотели взять деньги, ты бы не получила это письмо.

В наш разговор вмешался Павел 

- Ты поезжай. У нас в столице есть знакомые. Я им перезвоню и договорюсь, если что - они за тобой присмотрят и помогут. Фагарда прекрасный город. Считай, что у тебя отпуск, сори деньгами, покупай, что нравиться, посещай театры и музеи. Позволь себе шикануть!

- Да за пять тысяч крон я могу купить себе в нашем Тульчине два шикарных дома!

- А зачем они тебе? Ты вон вечно на себе экономишь! - рассердилась подруга, а ее муж добавил: 

- Так она же семью бывшего мужа содержит, весь город об этом знает.

Но заметив, что я насупилась, перевели разговор на тему: что надо брать с собой в поездку и что за наследство меня может ожидать. Вскоре мы веселились вовсю.

Когда мы ехали в Щецин на поезд, Верена вдруг, немного замявшись, начала разговор.

- Ты знаешь, я долго думала о тебе, когда узнала, что ты родственница самих Борголи! Думала и присматривалась. 

- И что? Увидела у меня третью ногу и вторую голову? 

- Ну что ты! Просто раньше я многого не замечала, или это появилось после смерти твоей матери, но сила в тебе есть - маленькая, крошечная, едва заметная, но есть. Не хочу тебя огорчать, но я начинаю догадываться, почему твой отец вас оставил. У ведьмаков и ведьм дети большая редкость. А твоя мама почти сразу же забеременела, как начала жить с твоим отцом. Вот он и ждал определенного возраста, думал, что в тебе его сила проснется. А потом оставил, может, не хотел мешать, может, ушел искать другую женщину для продолжения рода.

- А я и не огорчаюсь. Как можно жалеть о том, чего не знаешь или о том, кого не знаешь?

Она тяжело вздохнула:

- Мы с Павлом посоветовались и решили: тебе лучше снять медальон. Я дам тебе коробочку, повезешь его в ней в столицу, чтобы не фонил. Там после адвоката разберешься на месте - одевать его или нет. В зависимости от того, что окажется в завещании. И сразу же нам перезвонишь. Вот записная книжка. Это телефоны наших знакомых и их адреса в столице. По дороге выучишь их наизусть. Очень прошу - сделай, как я тебе говорю. И каждый вторник с 17-00 до 19-00 мы ждем твоего звонка.

-Вери, в чем дело? Ты узнала что-то новое? 

- Аня, мир, в который ты едешь, совсем не такой, в каком ты жила до сих пор. Мир известных ведьминских семей страшен. Это сплошные интриги и зависть. Здесь тебе с радостью поставят подножку, да еще и подтолкнут, особенно если на тебя, например, несется автомобиль. Я не знаю, что еще есть в этом медальоне. Мы с Павлом не так уж сильны. В магии Борголи может разобраться только Борголи. Никому не верь! Только себе, но иногда - даже своим глазам и рукам не верь.

- Ты меня совсем застращала! Может быть, это просто твои страхи? Кому я, провинциалка, буду нужна? 

- Вот и я о том же. Мы не знаем, почему ты все-таки получила это письмо и что тебе завещано. Не забывай, что мы ждем звонка.

- Отзвонюсь, как только что-то узнаю.

- Ну, вот и ладненько. И не забудь продукты. 

Я из дома, кроме бутылки воды, ничего не взяла, зная подругу. И скорее всего, там наготовлено столько, что мне можно неделю путешествовать, все подвержено заклятью, все постоянно свежее, как только-что приготовленное.

Купе я осмотрела сразу, ведь дальше Щецина никогда не уезжала, а вагоны СВ для меня вообще экзотическая диковинка. Узкий пенал, для одного пассажира нормально, ведь это, оказывается, одноместное купе. Справа довольно просторный мягкий диванчик. Постель на нем застелена ярким цветочным, мягким покрывалом. Прямо напротив двери хорошо укрепленный столик. На столе красивая вазочка с цветами, бутылка воды и стакан. Все это стоит в отдельных металлических ячейках, прикрепленных к специальной стойке, выходящей из левой стенки. К левой стенке прилегает откидной стільчик. Я несколько раз даже попробовала. Никаких усилий, стульчик мягко раскладывался и убирался обратно. Почти при входе дверь налево. Заглянула - туалет и раковина для умывания. Ух ты, разовая зубная щетка, зубная паста, мыло и мягкое полотенце. Все запаковано в прозрачную бумагу. Сервис! Я выложила на стол свои продукты - а то в пакете еще задохнутся, - и с удовольствием оглядела стол: хоть гостей принимай. 

А где чемодан? Приподняла сидение дивана - да, здесь. Пусть лежит. Вещи первой необходимости со мной в сумке. Я села на покрывало, откинулась на мягкую спинку. Хорошо! Что там меня ждет впереди? По крайней мере - приятная экскурсия обеспечена. Я отодвинула занавеску и стала смотреть на убегающие поля, далекие домики. Даже читать не хотелось. Последние два дня я все куда-то торопилась, все бегом, а вот сейчас, когда все уже позади, хочется посидеть, просто отдохнуть, ни о чем не думая. 

Я с интересом наблюдала на остановках за людьми на перроне и сидела расслаблено, пока не начало смеркаться. Солнце уже спряталось за горизонтом, и мои глаза начали закрываться. Чего сидя дремать? Переодеваться и ложиться спать!

Я встала и мой взгляд упал на пустую рамку, висящую на стене. На рамке надпись: "Расписание движения поезда 48 Щецин - Фагарда". Пойду, спрошу проводника, куда это мое расписание пропало, заодно и предупрежу, чтобы не заходил и не будил по разным пустякам. За это время мне уже раз пять предлагали то чай, то печенье, то конфеты. Купе было почти посередине вагона. А вот и купе проводников, в распахнутые двери я увидела пожилого мужчину, очевидно, напарника того проводника, который брал у меня билет и чемодан.

 - Да, госпожа. Чем могу быть полезен? Скоро будет чай. Может, еще чего изволите? 

- Нет, спасибо, чай не буду, как и все остальное. Я буду ложиться отдыхать, очень прошу меня не беспокоить. В купе, почему-то, нет расписания движения поезда - рамка пустая.

- Извините, забыли поставить. Я сейчас быстро. 

- Нет, нет, просто дайте мне, я и сама вставлю в рамку.

- Не хотелось бы вас напрягать. Это наша работа.

- Это не сложно. Просто не будите меня, пожалуйста, мне очень трудно потом уснуть. Я из восьмого купе.

- Тогда, давайте я вас провожу и повешу табличку "Не беспокоить" на двери.

 Он суетливо нашел расписание и табличку и мы прошли к моему купе

- Там у вас над подушкой, в стене есть пульт управления светом, радио и там же - большая красная кнопка - это для вызова проводника. Мы всегда к вашим услугам.

Я зашла в купе, а он остался с табличкой за порогом. Защелкнув дверной замок, чтобы во время сна ко мне никто не смог попасть, я разделась, и, оставшись обнаженной, взяла ночную рубашку и зашла в туалет.

На сидении унитаза сидел молодой симпатичный парень. При моем появлении, он вскинул голову и с интересом уставился на меня.

Я застыла, потом быстро прикрылась рубашкой, но на грудь ее, почему то, не хватило. "Она же короткая"- промелькнуло у меня в голове. "Ну и что? Грудь у меня красивая! Бывший муж говорил - два небольших, но упругих арбузика. 

- А вы кто? И как здесь оказались? Это мое купе! 

Каштановые, чуть отливающие медью волосы, странные большие зеленые глаза в желтую крапинку. Мальчишка был бы вообще красавец, если бы не эта ироничная, ехидная улыбка на лице и мужской оценивающий взгляд.

- Вы не кричите? Не царапаетесь? Не бросаетесь на меня с кулаками?

- А вам, что, не хватает развлечений такого рода, и поэтому вы и проникаете в чужие купе? 

-Нет, что вы! - Он встал, горделиво наклонил голову: 

-Янош Догат. Просто скрываюсь. В этом вагоне только в вашем купе дверь была не заперта.

- И от кого вы скрываетесь? 

Но стоять обнаженный было прохладно и неловко, и я неожиданно сказала:

- Подождите, я сейчас оденусь!

-Да куда я денусь отсюда!- донесся до меня его насмешливый голос. Быстро надев ночнушку и халат, я заглянула в туалет.

- Может быть, вы выйдете и мы здесь поговорим? 

- А дверь в купе закрыта? 

- На защелку, никто не войдет. Кого вы так боитесь? 

Янош вышел из туалета странно смущенный, и мне даже показалось, что это состояние для него не свойственно.

- Маменьки! 

-Кого?

- Да матушки моей! - с надрывом в голосе сказал он. - Надумала меня женить. А главное, что учудила! Пригласила сюда, в поезд, свою подругу с дочерью и завотделом государственных актов.

- А завотделом зачем?

- Чтобы прямо здесь, в поезде, составить договор помолвки и окольцевать меня. За что? За что, спрашивается? - несколько последних слов он произнес сквозь зубы. Потом по-хозяйски прошел к столу, откинул сидение и зло плюхнулся на него.

-Ну что, спрашивается, я ей сделал? А? 

- А, что, девица так нехороша? 

- Да, какое это имеет значение? Оно мне надо, в мои годы окольцовываться? Да, такое ярмо я всегда успею надеть!

Ноздри его затрепетали, глаза странно прищурились.

- Извините, а как вас зовут? 

- Анель 

-Очень приятно. Вы позволите, Анель, немного посидеть у вас, пока вся эта катавасия не уляжется? Я сойду на первой же станции, - и он посмотрел на расписание поездов.

- Нет, в Ветране еще рано. А вот в Дориже можно. Там и остановиться есть у кого. Вы уж простите великодушно, Анель, я не буду вам мешать. Честное слово. Вы можете отдыхать. 

Я вздохнула и кивнула. Попробуй его выгони! Ноздри у Яноша опять затрепетали, зрачки расширились, в странных глазах белка почти не осталось, но я не испугалась. У Верены тоже часто так бывает, когда она волнуется. Он что, ведьмак?

- Анель, вы, случайно, не ведьма?

Я рассмеялась: 

-Я? Нет, нет! Вот моя подруга - да!

- Странно, но я не могу ошибиться! 

- Это просто. Вы сидите возле стола. Посмотрите на него. Вот это, в серебряной фольге - курочка, запеченная ею, вся в приправах, изготовленных и заговоренных, тоже ею. Я ведь из Тульчина, это два часа от Щецина. Эти приправы у нее шеф повар нашего ресторана покупает и переплачивает, чтобы кроме него она их никому не продавала. И за этими курочками, по ее рецепту, с ее приправами, в ресторан из самого Щецина каждый день уйма народу приезжает. Потом, вот эти пирожки. Это с вишней, а вот эти, мои любимые, с черной смородиной в собственном соку. Представляете? Сок не вытекает, даже если их придавишь, только если откусить. Их в нашем городе только она умеет делать, тесто заговоренное. - Я болтала и болтала, потому что знала: в таком состоянии возможен неконтролируемый выброс силы. Чтобы его не было - надо отвлечь парня.

-А вот в руках вы держите бутылочку с настойкой. Ее муж подруги изготовил и заговорил. Она на березовых почках. Вкуснейшая! Но коварная - жуть, пьется, как компот, а вот потом - если хороший человек, то будет веселый и счастливый. А если плохой - сразу отрубится, потом утром ничего и не вспомнит.

- А-а -а -, протянул Янош. - Вообще-то, насчет крови я не могу ошибаться. Но, наверное, я сейчас не в форме. А откуда имя Анель? 

- Это моя мама, когда была беременная, читала книгу, и ей понравилось имя Анелина. Но папа сказал, что ему не нравиться, с таким именем он видит большую толстую женщину. Тогда мама согласилась на более короткое - Анель 

- А где сейчас ваши родители? 

- Умерли. - Почему то я не могла сказать, что отец нас бросил. И какое до этого ему дело?

- Я вам сочувствую. Простите. А сейчас куда вы направляетесь? - Глаза его уже выглядели нормально, значит, успокоился.

- У меня тетя умерла. Вот и еду в столицу. Может, наследство какое-то получу.

- А что, вы очень богатая наследница?

- Не знаю. Но что у тетушки точно есть - это мы с подругой решили, - так это шляпы с большими полями, целая коллекция, они же лет тридцать назад в большой моде были.

- Это, которые с кучей цветов и фруктов? 

- Вот, вот. У нас до сих пор соседка, тетушка Фекла, в такой шляпе на базар ходит, там, на шляпе, еще и овощи есть. Шляпу ей когда-то брат из столицы прислал. А память у нее слабая. До базара она то дойдет, а вот, что купить собиралась - забывает. Так теперь она повадилась спрашивать... - Тут в мой разговор вклинился Янош. Он скорчил рожицу и старушечьим голосом произнес 

- Ой, деточка, что там у меня на шляпке, посмотри. Как ты говоришь? Морковь? Да, да ее родимую, пару штучек. А что там рядом? Яблочки? Нет, яблок не надо...

И настолько он точно изобразил и интонацию старушечью, и выражения лица, что я не выдержала и захохотала, он захохотал следом.

- Я думаю, вы будете очень богатой наследницей с целой коллекцией таких шляп. А что еще вы едете получать?

- А еще целый ворох старых фотографий. Жалко только, что тетя не сможет мне рассказать, кто на них изображен. Статуэтки, они тоже когда-то были в моде.

- Знаю. Такие фарфоровые. У моей бабушки их очень много. Балерина, пастушка с пастухом. Но мне больше всего в детстве нравилась дама в спальне, ожидающая свидания. Такая вся обнаженная, тоненькая, изящная, а какие груди!...

Я кашлянула. Он неожиданно покраснел.

- Извините, Анель. Меня иногда заносит.

- Особенно, когда на горизонте появляется невеста.

- Тьфу, тьфу, тьфу. Об ужасах на ночь глядя не вспоминают.

И тут в дверь настойчиво постучали. Янош прямо подскочил до потолка и закрыл рот ладонью. Я прислонила палец ко рту и взглядом указала на туалет. Он быстро встал и на цыпочках бегом устремился за спасательную дверь. Я встала, сбросила халат, убрала стул на место, разворошила постель и решительно открыла двери.

В проеме двери стоял знакомый проводник, молодая и очень красивая женщина и полицейский.

- Вы одна? - высокомерно осмотрев меня с ног до головы и немного поморщившись, спросила женщина.

- А кто еще здесь может быть? И вообще, по какому праву вы будите меня, если на двери весит табличка "Не беспокоить"? Тем более, с какими-то странными вопросами. Может, еще мое купе осмотрите, туалет? Может, вам и сидение дивана поднять? Там только мой чемодан. Но вы можете проверить. Как только приеду, напишу жалобу. Я ведь предупреждала - меня не будить! - и выразительно посмотрела на проводника. Он побледнел и только открыл рот, чтобы что-то сказать, как дама безапелляционно изрекла: 

- Можете не тревожить себя, милочка! Это сделано по моей просьбе! Так к вам никто не стучался и не заходил? 

- Не заходил, это я точно знаю. А вот стучался или нет... Я уснула и могла не слышать.

 

После моих слов дама развернулась и пошла к следующему купе. Полицейский цепким взглядом оглядел меня, потом купе, и пошел за женщиной. Проводник, извинившись, поспешил следом. Полицейский, догнав женщину, очевидно, что-то спросил шепотом. Она ответила очень громко, надеясь, что я обязательно услышу 

- Эта провинциалка? Не смешите меня! Мой сын, конечно, оболтус, но вкус у него есть. Он и она - это нонсенс!

Я закрыла двери, быстро надела халат и, открыв двери туалета, увидела бледного Яноша. Он смотрел на меня с надеждой.

- Они ушли. Все нормально.

Он вскочил, оттеснив меня с пути, в пару шагов преодолел расстояние до стола, схватил бутылку с настойкой и за пару минут почти опустошил ее. Я скептически посмотрела на него.

- Что, припекло? 

- Это была матушка! И на этот раз мне, кажется, удалось ускользнуть. Благодаря вам. - Он достал стул, уселся и, вытянув ноги, расслабился.

- Вы закусывайте, Янош, закусывайте. Настойка коварная, я уже вам об этом говорила.

Он усмехнулся 

- После моей маменьки чистый спирт будет компотом. Где тут у вас пирожки с черной смородиной? Я их очень люблю!

- Вот эти, кругленькие, - я протянула ему пирожок. - Только осторожно, там много сока.

 Но юноша уже, прикрыв глаза, вовсю поглощал пирожки. И выражение на лице у него было, как у кота Верены, когда он сметану воровал: полное счастья и наслаждения. Наш человек! У меня тоже при стрессе бешеный аппетит проявляется. 

Плюнув на все, я, поправив занавеску на окне, сняла халат и легла под летнее одеяло. Янош посмотрел на меня: 

- Вы приглушите, приглушите свет. Вон та, синенькая кнопочка. А пирожки я и так найду.

Стеснительностью молодой человек явно не страдал, что поделаешь - столичный житель. Сразу видно.

Поезд несколько раз дернулся и остановился. Янош, привстав, отклонил занавеску и посмотрел на улицу.

- Какой-то полустанок. 

В этот момент поезд дернуло очень сильно. Он не удержался и упал на меня, вовремя расставив и выбросив вперед руки, так, что казалось - он меня обнимает. Лицо его было напротив моего, наши взгляды встретились. Неожиданно он наклонился еще ниже и поцеловал меня. Какой это был сладкий поцелуй! Со вкусом черной смородины, шальной, темпераментный, увлекающий. 

Когда я увидела его в туалете, в голове промелькнула мысль о веселом приключении. Кто не читал о таком в женских романах? Он не знает меня, я не знаю его, через несколько дней мы вряд ли вспомним друг друга. Как никогда мне захотелось ласки! А свое благоразумие я решила запрятать подальше. Завтра утром верну его на место.

Я обняла Яноша и ответила так же пылко и темпераментно.

Его горячие руки скользнули по моим обнаженным плечам, снимая тонкие шлейки рубашки. Одеяло полетело на пол, за ним последовала ночнушка. Когда Янош оказался обнаженным, я уже не знала. Желание и непонятный восторг от пылающих губ огненной волной распространились по всему телу. Только одно касание его обнаженных бедер - моих, и в это же мгновение, между ног стало невыносимо жарко и влажно. Янош, будто слыша желания моего тела, решительным движением колена раздвинул ноги и вошел в меня. Обхватив его бедра ногами, так крепко, как только смогла, полностью отключилась от окружающего мира. 

И никаких предварительных ласк, никаких! Я хотела, я невыносимо хотела только одного, и он это понял.

 Каждое его наступательное движение приносило непередаваемое чувство наполненности и упоения. В такт движения тел, мы обсыпали лица друг друга страстными поцелуями.

Вдруг дикая, сильнейшая и сладостная судорога пронзила мое тело, я изогнулась и закричала.

Он на мгновение остановился и шепча 

- Еще чуть, чуть маленькая! Еще чуть, чуть!- снова начал двигаться во мне быстро, уверенно, глубоко. Я захлебывалась криком, мне не хватало воздуха, но в то же самое время, я его умоляла только об одном - не останавливайся!

Сладчайшие судороги часто прерывали меня на полуслове, и я снова кричала.

Когда, уже в изнеможении, мы остановились перевести дыхание, он, уткнувшись в мою шею, прошептал: 

- Спасибо Аннушка, это было прекрасно.

А потом, приподняв голову, посмотрел прямо в глаза своим насмешливым, полным сладострастия, взглядом: 

- Но это еще не все! Ты не против продолжить? 

Я только успела улыбнулся, как он снова вошел в меня и все повторилось.

Когда уже не хватило сил ни двигаться, ни говорить, ни дышать, мы провалились в спасительный сон.

Меня разбудил луч солнца, коснувшийся век и щеки. Поезд, уверенно стуча колесами, продолжал свой путь. Я потянулась. Странная усталость тела и нытье некоторых мышц меня насторожили. Какой прекрасный сон! И я снова потянулась, зацепившись взглядом за ночнушку, валяющуюся на полу, отсутствие пирожков с вишней и смородиной и бутылки с настойкой. Значит, это мне не приснилось? И вдруг дикое, сумасшедшее желание, горячим комком возникшее внизу живота, просто ударило в голову. Я застонала и вскочила на ноги. Решительно зайдя в туалет, сунула голову под струю холодной воды, потом, намочив полотенце, растерла все тело.

И где мое благоразумие, когда оно так надо? Я искала и не находила его, хотелось только одного - повторения ночного приключения. Я снова сунула голову под холодную воду.

Если то, что было ночью, это именно тот секс, о котором говорят и пишут, тогда -чем мы с мужем занимались целых восемь лет? 

Жалкой имитацией? 

Я, наконец, начала приходить в себя, в голове появились здравые мысли. Да и вода что-то начала течь маленькой струйкой. Надо хотя бы зубы успеть почистить, а то вода закончится. 

Мне ехать было еще чуть более суток, а сил находится в этом купе не было. Все здесь напоминало о ночном приключении. Я вышла походить по вагону.

Знакомый проводник бросился ко мне с извинениями. Я его остановила и сказала, что его вины не вижу и понимаю, что дама была слишком настойчива. И поинтересовалась, чем же, все-таки, дело закончилось, и кого она искала. Проводник, обрадованный моим великодушием, пересказал все, что знал о ночном происшествии.

Известная светская львица с сыном ехали домой, к ним присоединилась ее подруга с дочерью и представителем власти, чтобы документально подтвердить союз молодых людей. Но юноша воспротивился и сбежал, его так и не нашли. Мать юноши в гневе, девушка в истерике, а подруга матери устроила скандал и заявила, что ей нанесли величайшее оскорбление. Проводник чрезвычайно рад, что все это произошло в соседнем вагоне, а не его. Он же предложил мне поесть: оказывается, хороший завтрак, обед и ужин входят в стоимость билета. Я попросила только чаю, у меня еще оставались курица и бутерброды.

Следующая ночь не принесла мне желанного облегчения. Я думала и не находила ответа на вопрос: что Янош разбудил во мне, что я вся горю желанием, вспоминая его? Я не могла ни есть, ни спать, только зубрила адреса знакомых подруги. Кто его знает, что меня ожидает? 

О, как я была несказанно рада, когда это изматывающее путешествие закончилось! 

У меня был полупустой чемодан на колесиках, подаренный Вереной, и сумка с документами, поэтому я быстро нашла стоянку такси и поехала по указанному в письме адресу.

Секретарша адвоката, услышав мое имя, сразу же доложила Буторину о моем приходе и пригласила пройти в кабинет. 

Невысокий, крепкого телосложения мужчина лет сорока вышел из-за стола мне навстречу. На лице его расцвела добрая, приветливая улыбка. И во время всей нашей встречи я постоянно чувствовала его мягкую доброжелательность. Прожив более пятнадцати лет рядом с Вереной и ее мужем, научилась хорошо отличать оттенки настроения ведьм и ведьмаков.

Особенно тщательно он проверил родовой медальон, а потом меня, спросив, почему я ношу его в коробочке. Я ответила, что пока не знаю - имею ли я право его носить. Он рассмеялся 

 -Вы ведь его надевали? - я кивнула головой

- И до сих пор живы! Так что, не сомневайтесь - вы истинная Борголи!

Он перечислил все, что по завещанию мне досталось. Я была так поражена, что на некоторое время лишилась способности говорить. Все движимое и недвижимое имущество рода Борголи досталось мне. По величине капитала я теперь на втором месте среди женщин в нашей стране, после дочери алюминиевого магната. Империей Борголи руководило специально созданное правление. Раз в год оно присылало свои отчеты адвокату, специальный отдел аудиторов адвоката проверял деятельность правления раз в год и делал свой отчет. Эти два отчета каждый второй месяц года присылались Присцилле. На этом все и заканчивалось. Тетушка ничего в финансах не понимала, полностью доверяя Буторину. Он поинтересовался, буду ли я что-то менять, или всецело доверюсь ему? А что я могла ответить? Я что, разбираюсь в финансах, или в делах крупных и мелких компаний? Вот и ответила, что все остается по-старому. Потом он попросил меня надеть родовой медальон и по возможности не снимать его продолжительное время, хотя бы - год. Его тетушка усовершенствовала так, что с ним на шее мне ничего не грозит, даже если весь мир провалится в бездну, я останусь жива и здорова.

- Присцилла была гением, ее подвела самонадеянность и презрение к окружающим, - произнес адвокат.

 Он предложил мне на некоторое время "приклеить" медальон-хранитель к телу, чтобы ни у меня, ни у кого другого не возникло желание снять и сделать меня уязвимой. Я согласилась. Жить, однако, хотелось и очень, особенно с такими деньгами.

Потом я расписалась в разных "талмудах" адвоката и мы поехали в банк; там, заполнив кучу документов и бланков, оставив отпечатки пальцев, ауры и образцы своего почерка, я в конце концов получила платиновую и несколько золотых банковских карточек. Когда мы выходили из банка, сумерки окутывали город, а я еле стояла на ногах. 

Мы подъехали к родовому особняку. Внешней монументальностью он мне, почему-то, напомнил музей естествознания в Щецине - старинный особняк с колоннами. Поднявшись по ступенькам, подошли к двери, адвокат попросил меня приложить ладонь к определенному ее участку. Я выполнила его просьбу и, почувствовав ощутимый укол, посмотрела на безымянный палец - на его подушечке показалась капля крови. 

- Простите, Анель, это необходимый ритуал. Теперь, кроме вас, никто не сможет открыть эти двери, как и любые другие в этом доме. И только после вашего приглашения желающие смогут войти.

Я потянула за ручку в виде головы льва, двери распахнулись. Только теперь я поняла, что было неправильным во внешней двери - нигде не было видно замочной скважины. Только странной формы дверной звонок справа на стене в виде головы большой зеленой жабы с высунутым светящимся красным языком.

-Чтобы позвонить - надо дернуть за язык - пояснил адвокат.

 Вошла в темный холл, сразу же вспыхнула хрустальная люстра под потолком.

- Может быть, вы и меня пригласите? - раздался насмешливый голос. Я оглянулась. В проеме двери с моим чемоданом стоял Буторин. 

- Проходите, пожалуйста! - сказала я 

- Надо произносить имя приглашенного, можете называть меня Андреем.

Я повторила приглашение, уже назвав адвоката по имени.

- И так каждый раз, когда кто-то будет ко мне приходить? Я что же, и дверь сама буду открывать? - спросила и подумала: особняк огромный, пока добегу из какой-нибудь комнаты, посетитель уйдет.

- У вас есть служанка. Она и будет открывать двери. А впускать только тех, о ком вы заранее ее предупредите. Обо всех других она будет вам докладывать и спрашивать вашего разрешения. Если вы хотите, чтобы кто-то в ваше отсутствие имел возможность пройти в дом и вас дождаться, надо заранее ее предупредить. Она здесь и убирает, и готовит. Когда-то она была прекрасным поваром.

- Как она это все успевает? 

- Она зомби. Не спит, не ест. Мечта, а не служанка.

- Как зомби? 

- Это еще отец Присциллы, ваш дедушка, это придумал и осуществил. Она зарегистрированный и разрешенный к использованию зомби. Сейчас мы произведем привязку, и все будет в порядке.

- Опять через кровь? 

- К сожалению, иначе невозможно. Вы не переживайте, вашу тетушку похоронили на седьмой день после смерти, как только ее нашли. Потом я со специальной группой отдела полиции проверил весь дом. Все в полном порядке. Все на месте. На девятый день, после смерти, печать, наложенная самой тетушкой, закрыла и запечатала дом. Никто не мог проникнуть, вплоть до момента снятия печати и открытия двери вами, как истинной Борголи.

- Если бы я не была истинной Борголи?

- После укола двери, при попытке вскрытия особняка, вы бы умерли. 

- Но это же жестоко!

- Такова жизнь.

- И меня даже медальон бы не защитил?

- Медальон бы убил вас раньше, до двери. Проклятые вещи не любят самозванцев.

У меня уже не было сил возмущаться. Я присела в уютное большое кресло в большой гостиной.

- Я вижу, что вы устали. Посидите, я сейчас приведу Полли - так зовут служанку. Вы не боитесь остаться одна? 

- А надо?

Он только улыбнулся. 

 Вскоре Андрей подвел ко мне когда-то пухленькую, но и сейчас сохранившую благодаря заклятию вечности свои формы, женщину в светло-голубом платье, в белом фартуке и белым чепчике на волосах. В ее глазах не было ни интереса, ни жизни - бесстрастное лицо. Уколов мой палец, непонятно откуда взявшейся иглой, он капнул каплю моей крови на губы служанки. Она их так же бесстрастно облизала, ее взгляд остановился на мне. Адвокат в это время что-то шептал. Наконец, он закончил. 

- Рада вас видеть госпожа. Что изволите приказать? 

- Приготовьте ванну и постель. 

- Хорошо госпожа. - И она, двигаясь бесшумно, с какой-то странной грацией, удалилась. 

- Анель, вы позволите мне вас так называть?

Я кивнула головой.

- Это все ваши вещи? - он глазами указал на чемодан. 

- Я решила, что куплю здесь все, что мне будет надо. Не думаю, что в столице носят то, что я носила дома. Не хочу быть белой вороной.

 Он улыбнулся.

- Я вижу, что вы устали. Разрешите мне вас покинуть? Или провести краткую экскурсию по особняку? 

- Спасибо, я осмотрю его сама завтра.

- В таком случае, рад был с вами познакомиться. Всего хорошего. Мои телефоны и координаты есть в кабинете. Все остальное вам покажет Полли. Можете меня не провожать. Я ничего не взял в этом доме, значит, он выпустит меня. Я сам за собой закрою двери. Еще раз прекрасной ночи и ничего не бойтесь - у вас медальон и родовой особняк, подобный этому медальону. Он любит и оберегает его владелицу.

Я сидела и отдыхала. Тишину особняка нарушил звон телефона. Сил встать и идти искать, где он звонит - не было. Ко мне подошла Полли, в руке ее был звонивший телефон. Я подняла трубку. Оказалось, что звонит адвокат. 

- Простите меня, пожалуйста, что нарушаю ваш покой. Сегодня был такой суматошный день, что я забыл предупредить. У вас есть небольшая сила рода, Анель, очень маленькая. Если, кто-либо, польстившись на ваши деньги, предложит сделать из вас полноценную ведьму, не верьте им. Честное слово, я не лукавлю, в вашем возрасте это не возможно. Развить ваши способности, не удалось бы даже тетушке. Еще раз прошу меня простить. Счастливых снов. 

Потом я по памяти набрала телефон Верены. Несколько минут ожидания, и она ответила мне. Я сразу узнала родной голос, только по одному "да".

- Вири, я на месте. Все нормально, медальон на мне. Особняк меня признал. Завтра иду за покупками, хочу красиво одеться.

Последняя фраза означала, что завтра, под видом прогулки по магазинам, я навещу некоторых ее друзей и расскажу им более подробно обо всем.

Еще немного поговорив о погоде и самочувствии я, положив трубку, вздохнула с облегчением.

- Госпожа, ванна готова; и вам письмо.

 Служанка достала из кармана фартука запечатанный лист мелованной бумаги и протянула мне. Я увидела знакомый сургуч и печать. Распечатав письмо, прочла:

 

"Дорогая Анель, так уж получилось, что твой отец давным-давно, порвав все связи с семьей, сделав все возможное, чтобы мы его не смогли найти, скрылся из родного дома и города. Я ничего не знала ни о нем, ни о тебе до момента смерти твоей матери. Очевидно, что горе от потери родного человека, открыло ту маленькую частичку силы рода, которая в тебе была. По ее всплеску я тебя и нашла. К сожалению, очевидно, это все, что тебе досталось от отца. От Борголи в нем было как раз такое количество силы рода. Все остальное, по собственному желанию, в свое время, он передал мне. Но не унывай! Счастье возможно! Я тебе это гарантирую. Твоей силе позавидуют в скором времени все самые именитые семьи.

В моей спальне есть книжный шкаф. Я оставила тебе свои записи по развитию и овладению силой. Читай, учись. С честью продолжи старинный род Борголи! 

Маленькая просьба. Моя дорогая племянница, ночуй всегда в моей большой зеленой спальне. Там очень много действенных охранных заклинаний, заклинаний здоровья и молодости. Они тебе очень пригодятся и сохранят надолго твою жизнь. Ручаюсь. Будь счастлива и выполни свое предназначение! 

Присцилла Боргони."

 

Как только я дочитала письмо, оно вспыхнуло и пропало. Удивляться у меня уже не было силы. Раз тетушка просит, надо ее уважить. Не все ли равно, где спать.

Ванна была прекрасна. За ее прозрачными стенами плавали диковинные рыбы, росли целые заросли невиданных водорослей, были видны небольшие полуразрушенные замки из мелкого камня. Вон разноцветная стайка маленьких рыбешек спряталась в таких развалинах от большой, почти в три раза больше их, темно-синей рыбы. А вон всевозможные актинии, смешные коньки, светящиеся медузы. Осмотреть сегодня всех обитателей трех стен-аквариумов - не было сил.

Приняв ванну и надев новую красивую ночную рубашку, оставленную мне Полли, я попросила ее отвести меня в большую зеленую спальню.

Спальня была не большой, она была огромной, скорее, это была оранжерея-спальня. Что было хорошо - здесь не было цветущих растений, только вечнозеленые. В кадках и маленьких горшках, иногда подстриженные в форме животных, но все живые, сверкающие ярко-зеленой листвой.

Кровать тоже поражала своими размерами. Такое впечатление, что ее делали для великана. Я легла. Очень удобно, но непривычно.

- Когда захотите, скажите: "Свет убрать", будет светиться только ночник. 

Я кивнула головой и велела ей уйти. Оставаться в полумраке с зомби мне не хотелось. Пока она шла к выходу, я посмотрела на потолок и чуть не вскрикнула. Увиденная картина вогнала меня в краску. 

На огромной постели, намного больше той, что лежала я, была нарисована запрокинувшая голову женщина-великан да так, что белокурые волосы касались пола. Были хорошо видны ее прекраснейшее лицо, закрытые глаза, широко открытый рот и огромные, роскошные груди.

Над ее головой стоял обнаженный великан, держа рукой свое орудие так, что было видно его большая часть и белые капли, падающие в рот женщины. Между ног женщины сидел другой великан, прижимая ее левую ногу к своему бедру. Я могла лицезреть только его напряженную спину.

 Правую ногу женщины, прижимая к своему лицу, целовал третий обнаженный великан, одним коленом упирающийся в кровать. Он был так нарисован, что прекрасно было видно его орудие в полной боевой готовности, и полные похоти глаза, устремленные, почему-то, на меня. 

 Вот как тут заснешь?

Особняк семейства Карди. Семейный совет.

- Племянница прибыла и вступила в права наследства. Мои люди сделали фотографии. - Старший Карди бросил целый ворох на стол. Мать и сын начали рассматривать, передавая просмотренные снимки из рук в руки.

- Я думала, что будет хуже. От Присциллы тут абсолютно ничего нет. Ты точно уверен, что это наследница?  

- Илона, если женщина приходит к адвокату, ведущему дела семейства Борголи, потом едет с ним в банк, а потом в особняк Борголи, спокойно открывает парадные двери и проходит внутрь, приглашая адвоката, то кто это, если не истинная Борголи?

- Я уже, Тадеуш, ничего не знаю. Не знаю, что в действительности задумала Присцилла, и что в действительности вообще происходит. А все ты виноват! Тебе все силы было мало! Теперь нашему сыну осталось всего пять лет жизни! Целую неделю отдел академии магии обследовал его и, наконец, нашли-таки "проклятье Мерлина" в часовом коконе. И они, академики, не знают, как его удалить! Они такого никогда не видели. Целая свора старых маразматиков! "Оставляйте его у нас, и мы будем его исследовать. Но положительный исход не гарантируем"! Только и умеют, что деньги из нас тянуть!

В это время сын рассматривал фотографии, перебирал, опять рассматривал, а потом со злости бросил их на стол. Часть фотографий оказалась на полу. 

- Я с вот этим спать не буду! Пара минут общения с Присциллой, и меня уже тянуло на рвоту. Но там хоть рожа была, а это? Из какой деревни ее вынули?

- Дорогой сын, ты сам знаешь, что последнее десятилетие на нас и так официальные власти постоянно косятся из-за родного брата твоей мамочки. Нам не доверяют, с нами не любят иметь дела удачливые бизнесмены. От некогда громадного состояния осталось чуть меньше половины. Если так и дальше дела пойдут, тебе нечего будет передать своим детям.

- Их у него может и не быть, как и будущего. Кто говорил, что это беспроигрышный вариант? Самоуверенный старый идиот, ты думаешь, я не знаю, что ты хотел жениться на Присцилле, а когда она над тобой посмеялась и прогнала, ты женился на мне, соблазнившись приданным? Ты хотел ей отомстить, а подставил единственного сына! 

- Илона, свои претензии ты выскажешь мне наедине. Сейчас надо продумать план действий.

- Дорогие мои папочка и мамочка,- с сарказмом произнес Золтан. - Как вы себе представляете, что вот с этим,- он ткнул пальцем в снимок, - я появлюсь в людном месте? Меня полстолицы знает, для многих девочек появиться со мной в обществе, это как общенациональная премия.

- Ты забываешь, что она теперь самая богатая невеста страны! Это еще хорошо, что никто не знает, кому достались богатства рода Борголи. А как только пронюхает пресса, ее фотографии появятся во всех газетах и журналах. Тогда отбоя от желающих ввести ее в светское общество не будет. Ты должен всех опередить. Не хочешь спать, подсунь ей кого-то, но только верного тебе, но силой рода она должна поделиться! Мы даже не знаем, куда эта чертова ведьма дела силу! Вдруг эта девка ее найдет, а тебя рядом не будет! Я вот что придумал...

Но тут отца перебил сын.

- Знаешь, папочка, ты уже один раз спланировал. Я что тебе говорил? Но ты же лучше всех все знаешь! Я сам решу, что и как делать. Мне нужны только твои "топтуны", которые будут за ней ходить. Что там у нее завтра по плану? 

- Походы по магазинам,- насупившись, произнес отец.

- Вот и прекрасно. Завтра с утра ты меня с ними познакомишь. А уже все остальное - это моя забота.


На удивление, я спала не просто хорошо, а прекрасно. Когда я произнесла кодовую фразу "свет убрать", большая люстра под потолком погасла, и зажглись маленькие, скрытые в стене, лампочки. В полумраке высокий потолок был совсем не виден, в спальне стало уютно и потянуло на сон. Проснулась я около семи часов утра, так, как всегда просыпалась дома. Сквозь щель между тяжелыми шторами пробивалось солнце. Подойдя ближе к шторам, я никак не могла понять, как их раздвинуть. Шторы были вдоль всей громадной стены, и только посередине был стык. Я позвала Полли, она показала мне небольшой пульт управления спальней. Здесь были кнопки управления кондиционером, шторами и освещением. Что-то для освещения было слишком много кнопок, но с этим надо будет потом разобраться. Она нажала на кнопку "убрать шторы", и темно-бордовая ткань автоматически поехала в разные стороны. Передо мной оказалась стеклянная стена, а за ней терраса, вся в цветах.

Я открыла двери и вышла на воздух. Спальня располагалась на втором этаже особняка. На террасе стояли милые плетеные диванчики, стол и кресла-качалки. Под террасой был виден довольно большой внутренний двор с фонтаном. 

- Полли, а в какой ванной я вчера купалась?

 Если не думать, что она зомби, и не обращать внимания на отсутствующий взгляд (глаза как у куклы - застыли в одном положении), то спокойно можно общаться.

- Вчера вы мылись в большой ванной, есть еще большая купальня, или бассейн, и малая ванная для вас. В гостевой части - там свои ванные.

- Тогда, проведи меня, пожалуйста, в малую ванную.

Я подумала, что, если она меня сейчас отведет в ту же ванную-аквариум, я полдня проведу, рассматривая рыб. Малая ванная была вся в цветном узорчатом кафеле и устлана коврами. Я быстро приняла душ, умылась. Полли ждала меня за дверью.

- Госпожа, я ваши вещи выгладила, разложила и повесила в гардеробной.

Я прошла за ней. Огромная комната была практически пустая. Только в одном шкафу на вешалке висели несколько моих брючных костюмов и блузок, да на одной полке, среди уймы пустых полок, лежало мое нижнее белье. Пара туфель сиротливо потерялись в обувном отделе. Еще на мне были шлепки. Это была вся обувь, которую Верена разрешила мне с собой взять. Все остальное придется купить здесь. Я замерла в предвкушении. Давно я себя не баловала! Позавтракав и вызвав такси, я отправилась за покупками.

Расположение магазинов, владельцами которых были знакомые Верены, было удачным. Вся улица, носившая название Вишневая, была сплошным раем для женщин - торговый центр столицы. Чтобы не вызвать подозрений, я вышла из такси почти в самом начале этой улицы, договорившись с таксистом, что он будет следовать за мной. Оказалось, что совершать покупки, абсолютно не ограничивая себя суммой расходов, просто прекрасно! Какие туфли были в одном из магазинов! Когда продавщица сказала, что она не уверена, по карману ли мне хоть одна пара, я купила целых пять! Какие были у нее глаза, когда я вынула золотую карточку, прямо бальзам на сердце! Но туфли того стоили - удобная колодка, мягкая кожа. Конечно, если подумать, что одна пара стоит чуть больше моего месячного оклада... Но это уже в прошлом. Наслаждаемся настоящим!

Свои покупки я складывала в такси. Наконец, я подошла к магазину "Женский секрет". Я долго бродила среди стоек с одеждой, примеряя платья и блузки, наконец, выбрав одно платье, сделала вывод, что оно великовато. Продавщица сказала, что моего размера нет, тогда я потребовала владелицу. Когда женщина вышла и представилась - Петра Войнович, - я поняла, что попала правильно. Петра извинилась, что таких платьев больше нет, но специально для меня она достанет новый товар, еще не оформленный, и предложила мне пройти в примерочную.

Когда я представилась, она предложила пройти к ней в кабинет, он изолирован и прослушка исключена. 

Я кратко рассказала о том, что получила в наследство. Она - все, что удалось собрать о семье Борголи, начиная с дедушки и бабушки. 

Дедушка Вольдемар привез бабушку Верджинию из путешествия по близлежащим странам. Она владела странной магией, но не афишировала ее, редко появлялась в обществе, оправдывая свою изоляцию болезнью. Что не мешало ей иметь множество любовников. Правда, это всего лишь слухи. Вскоре, после приезда молодой пары, Вольдемар изготовил зомби из своей преданной служанки, вызвав очень большое удивление в академии магии. Как ему удалось замять ажиотаж и интерес академиков, история умалчивает. Сейчас зомби уже не вызывает такого интереса, их можно встретить во многих богатых семьях, а триста лет назад это была диковинка. Всю информацию общество привыкло получать через слуг. А какую информацию можно получить от зомби, всецело преданного хозяину? Никакой. Странности начались после смерти десятилетней младшей дочери. Где и как она умерла, не знает ни кто. Только избранные присутствовали на ее похоронах.

После смерти дочери Верджиния начала рисовать. Ее картины стали выставляться в модных галереях. Говорят, что весь родовой особняк полностью украшен ее полотнами.

Через пять лет после смерти сестры исчез старший из детей - сын Казимир. После его исчезновения Присцилла, до этого ведьма с очень посредственными данными, вдруг становится одной из самых сильных. Характер ее и до исчезновения брата был отвратительный, а уж после возросшей силы, совсем испортился. У нее не было ни подруг, ни друзей. Коварная, злопамятная, слишком высокого мнения о себе самой - тем не менее, она пользовалась большим успехом в обществе и среди мужчин. Но слишком часто их меняла, причем, мужчин бросала она. И они еще долго добивались ее расположения. 

Более 20 лет назад Вольдемар и Верджиния были убиты. Поговаривают, что в их смерти замешан брат Илоны Карди. Он тогда входил в банду ведьмаков, промышляющую в столице. То были страшные времена. Как уцелела Присцилла, не знает никто. Вот уже десять лет в полиции существует отдел, занимающийся только преступлениями ведьмаков и ведьм. С тех пор и в столице, и в стране стало спокойно.

Семья Борголи полна тайн и загадок. Почему все деньги этой семьи достались мне - никто не знает. Куда делась сила рода, тоже. Теперь ее ищут все знатные семьи страны.

- Будь осторожна, Анель. Присциллу явно убили. Кто и почему - неизвестно. Я разговаривала со многими, все те, кто ее знал, уверены - она замыслила какую-то очень большую подлость. Возможно, тебя она выбрала орудием мести. Будь особенно внимательна с теми, кто как будто случайно захочет с тобой познакомиться. В этом мире ничего случайного не бывает.

Я ее поблагодарила и попросила выбрать мне несколько модных костюмов на каждый день, с юбкой и брюками. Это заняло целый час, но результатом я была довольна. 

Оставив все вещи в такси, я решила посетить еще модный салон Светланы Рыбиной, дальней родственницы Павла. Вот здесь я застряла надолго. Стрижка, укладка, маникюр, косметические процедуры для лица... 

Светлана ничего нового мне не сказала, кроме того, что последнее время перед смертью тетушка обращала слишком пристальное внимание на Золтана Карди, хотя с этой семейкой у нее были не лучшие отношения. А вот Золтан Присциллу не переваривал. В период тетушкиной смерти вся семья Карди была замечена в районе особняка Борголи. Ведь даже точная дата этого события не известна.

Когда я, уставшая, но окрыленная покупками и собственным преображением, спешила к такси, какой то бегущий придурок сбил меня с ног. Помог мне подняться очень симпатичный парень. Спортивная фигура, светлые волосы, выразительные черные глаза и доброжелательная улыбка. Я хорошо разбила ногу. Он помог мне дойти до машины, взял аптечку и обработал раны перекисью водорода и залил какой-то бесцветной жидкостью. Кожа на ноге была содрана, а колено сильно разбито. Я подумала про себя - до свадьбы заживет, А вот платье было внизу порвано и все в пыли. Дома переодену. Потом мы услышали страшные ругательства таксиста - два колеса в машине были пробиты. Золтан, так звали нового знакомого, предложил свою машину для возвращения домой. Я, расплатившись с водителем, с удовольствием пересела в прекрасную машину. Таксист все мои покупки перенес в багажник машины Золтана. Приехав домой я, естественно, пригласила его на чай.

Мы прошли в дом. Золтан все покупки перенес в холл, а Полли я попросила накрыть стол в гостиной. Когда она спросила - в которой? - я растерялась, так как думала, что вчерашняя гостиная - одна в этом доме, завтрак ведь прошел на террасе спальни. Побежав по магазинам, совсем забыла познакомиться с домом. 

Золтан, поняв мою заминку, вмешался:

- В сиреневой, Полли, и, если можно, ваши фирменные круассаны. Она их готовит просто восхитительно! - последнюю фразу он уже произнес, обращаясь ко мне.

- Так вы здесь бывали?

- Одно время - довольно часто. А вы племянница Присциллы, ее наследница? 

- Да. Может, в таком случае, вы проведете для меня экскурсию? А то я могу и заблудиться здесь, с непривычки. Только, простите, я сменю платье - это при падении порвалось.

- Вы еще и поранились. Я так растерялся, что и забыл, что я ведьмак. Давайте, я залечу вашу рану. 

Я приподняла платье. Колено и нога, поврежденные при падении на асфальт, были целы. О недавней травме напоминал только небольшой рубчик на колене, да грязные разводы вокруг бывших ран. 

- О, так вы тоже ведьма?

- Ну, что вы. Это, скорее всего, родовой медальон, подаренный тетушкой.

- А можно взглянуть? 

Ну, что делать? Этого мне не избежать. С самого начала нашего знакомства, я почувствовала фальшь и странную напряженность Золтана. Еще работая у Верены, мне удавалось продать платья и блузки таким дамам, с которыми она не могла найти общего языка. Подруга смеялась, что я чувствую эмоции людей, и часто умею ими управлять намного лучше, чем она, дипломированная ведьма. Вот и теперь я чувствовала, как нервничает Золтан: его прямо лихорадило, отвращение ко мне внутри него перемешалось с острой злостью, только вот на что, я не могла понять. Мысли мне были не доступны. 

С самого начала нашего знакомства я решила прикинуться бедной, простоватой провинциалочкой, которой нужна поддержка и помощь. Таких всерьез не воспринимают. Я, конечно, была провинциалкой, абсолютно неискушенной в интригах, тем более ведьмаков, но я не была дурой, а здравый смысл и внутренняя уверенность, и еще какое-то непонятное чувство поддерживая меня, говорили, что все будет хорошо. 

 - Адвокат Буторин приклеил его к телу каким-то заклятьем. Так что вам придется посмотреть на медальон вот так. Мне, конечно, неловко, но может вы, как ведьмак и незаинтересованное лицо, точно скажете - носить его не вредно?

Я расстегнула платье и, ничуть не стесняясь, подошла к мужчине. Медальон висел между грудей. Соски, конечно, я не обнажила, но большая часть груди оказалась на обозрении.

Глаза Золтана, как завороженные, остановились на медальоне. Руки его непроизвольно потянулись ко мне, но не прикоснулись ни к телу, ни к вожделенному предмету. Он долго производил какие-то манипуляции, а потом произнес странным, чуть хриплым голосом, при чем, сильнейшее разочарование и еле скрываемое раздражение прямо хлынули на меня: 

- Прекраснейший охранный артефакт, такого чуда нет ни у кого. Смею вас заверить. Вы просто счастливица! 

- Спасибо вам большое. Мне так повезло сегодня. Спасибо тому юноше, что меня толкнул и дал возможность познакомиться с вами. А сейчас, я прошу прощения, пойду, переоденусь.

Когда я выходила из комнаты, меня достиг вздох облегчения. 

Быстро приняв душ и переодевшись, уже на выходе я застыла от мысли, возникшей у меня в голове.

 Тогда в вагоне страсть и желание Яноша были подлинные и настолько сильные, что передались мне и зажгли мою кровь. Но я не была такой красавицей, чтобы вызвать все это. Может быть, это действие большого количества настойки и его нервного состояния? Все, забыли, это все в прошлом - одернула я себя.

Сейчас разговор с милым Золтаном. И что только ему надо?

Круассаны, действительно, оказались вкуснейшими. Но мне больше нравились пирожки Верены. Когда я ее увижу? Вот с кем не надо лицемерить и притворяться!

Сиреневая гостиная ошеломляла, но, если Золтан надеялся, что я все чаепитие просижу пунцовая, то он ошибался. Я не малолетка, и обнаженной натуры повидала достаточно. Шторы и оббивка старинной мебели, действительно, были сиреневыми. А вот живопись на стенах.... По-моему это называется фреска - роспись по сырой штукатурке. Множество картин почти от пола до потолка - обнаженные парочки, увлеченные друг другом на природе, в красиво убранных комнатах, в спальне. При чем мужчины были разные, а вот женщина одна и та же. Прекраснейшая блондинка с идеальным телом.

Видя, что я совершенно спокойно пью чай, ведьмак не выдержал: 

- И как вам ваша бабушка? Это ее картины, и на них она изобразила себя. Правда, кто эти мужчины - поведать не могу, сам не знаю.

 - Изумительно красивая женщина.

- Вы правы. Присцилла была почти полная ее копия. А вот глядя на вас, я не вижу даже малейшего сходства.

- Я очень похожа на свою маму. Вы знаете, мне не терпится посмотреть остальные творения моей бабушки, если вы не против, мы можем начать экскурсию.

- Вы торопитесь ознакомиться с наследством? 

- Боюсь однажды потеряться в этих комнатах и не дозваться Полли.

- Не переживайте, зомби прекрасно слышат свою хозяйку, даже если вы позовете шепотом. Ну, что же, откуда начнем? Может, с прихожей? Вам так легче будет ориентироваться.

 Проходя по всем богато убранным комнатам, и напоминающим, скорее, музей старинной мебели, я вспоминала наше с Вереной шутливое представление о наследстве - шляпки, фотографии, фарфоровые статуэтки, разные безделушки, такие милые сердцу каждой женщины. Но комнаты были какие-то безликие. Единственное, что указывало на владельцев - портреты. Огромные, в позолоченных тяжелых рамах, помпезные, торжественные, никакой сентиментальности или фривольности. Пока это были дедушка, бабушка и, чаще всего, Присцилла. Изображена она была, почти как королева. Не хватала только трона, короны и скипетра. Бабушкина фантазия только в сиреневой гостиной разгулялась? И тут я вспомнила спальню. Значит не только. Надо потом Полли расспросить, если она, конечно, ответит и о бабушке, и о дедушке. 

В комнатах были статуэтки, но тяжелые - чугунное литье. Напольные, украшающие камины, стоящие на специальных полках - животные, люди, целые композиции праздничных торжеств. Темные, черные, какие-то сумеречные.

Мы остановились возле большого портрета всей семьи, пока единственного, встреченного нами. Дедушка, бабушка, мой отец, очень молодой и похожий на своего отца, милая белокурая девчушка лет 7-8 и "принцесса" Присцилла. По-другому я не могла ее назвать.

Я не помнила своего отца. Что в три года может запомнить ребенок? Но сейчас, глядя на портрет, мне казалось, что я узнаю его черты. Только взгляд был чужой и незнакомый. Темно-русые волосы, голубые глаза - также, как и у меня. У бабушки и "принцессы" глаза были редкого темно-сиреневого цвета. Я смотрела и не могла насмотреться. Почему он нас покинул? Жив ли он? Но акцентировать свое внимание именно на этом портрете мне не хотелось. Мы продолжили экскурсию.

Золтан шутливо рассказывал о Присцилле, о ее пристрастиях в одежде, в еде, частых шумных компаниях в этом доме. Когда мы оказались в огромной оранжерее, он неожиданно предложил сходить завтра вечером в театр, на выбор - то ли на балет, то ли в оперетту. Я выбрала оперетту. По крайне мере, хоть повеселюсь.

Хорошо еще, что по спальням ведьмак отказался проводить экскурсию, мило заметив, что "в личных покоясь вы разберетесь сами или с Полли".

Очевидно, его еще не припекло. Или брезгливость его столь сильна, что одолеть ее он, пока, не в силах. Не очень-то и хотелось!

После его ухода я вздохнула с облегчением. Кто следующий? 

Выйдя в прихожую провожать гостя, думала забрать купленные вещи. Но ничего не нашла, позвала служанку и она, проведя меня в гардеробную, показала все вещи, уже заботливо развешанные и расставленные на места. А я ведь ей ничего не говорила. Вот это дедушка! Что же я надену завтра? Перемеряв все приобретенные вещи, я отобрала наиболее удачный вариант и повесила в сторону.

Потом решила разобраться со спальнями. Полли была тут как тут. Бесцветным и безэмоциональным голосом она поведала, что я ночевала в спальне бабушки. На вопрос "а где их с дедушкой убили", она ответила, что во внутреннем дворике. Я попросила ее показать остальные хозяйские спальни. Дедушкина спальня была вся в черно-коричневых тонах, со сценками охоты на стенах. На главной стене над кроватью был изображен дедуля с ружьем, одной ногой стоящий на теле убитого оленя. Не люблю, когда убивают животных.

Следующая - спальня тетушки, - была вся в розовом цвете, даже мебель. Все стены были в ее миниатюрных портретах, на них тетушка была в разных позах и с разными прическами. Меня чуть не стошнило, и я поспешила уйти. Следующая спальня была вроде ничего, правда, вся в цветущих и сильно пахнущих растениях. Но после фразы - "А здесь она умерла", я поспешила покинуть и эту комнату.

В той спальне, где я ночевала, по крайней мере, только рисунок на потолке меня смущал. Милые в бордовый цветочек обои и темно-бордовые шторы меня устраивали. А верхний свет можно и не включать. Тем более, мне понравилась терраса. Завтрак на свежем воздухе в окружении цветов навевал воспоминания о родном доме. А еще странная просьба тетушки. Возможно, пока я ей нужна, пока не совершилась месть, я действительно там буду в безопасности?

 Как-то незаметно за всеми заботами и экскурсиями наступила ночь. Я уснула так же быстро, как и вчера. Может, это место такое - хорошее для сна?

На следующее утро я сообразила, что мое нижнее белье совсем не соответствует выбранному наряду. Вызвав такси, я поехала дальше "распускать" деньги, по дороге заехав в близлежащее отделение банка и взяв в банкомате немного наличных. За такси надо было расплачиваться наличными, да и привыкла я всегда иметь их под рукой.

Из пяти тысяч, полученных в Щецине, четыре я оставила Роману. Детей надо было одеть, они ведь растут и не виноваты, что папа мало получает. Остальные как-то незаметно были истрачены вчера.

Снова пройдясь по магазинам и не удержавшись от покупок, я попала к еще одной знакомой Верены - Ренате Захарко. Она владела магазином нижнего белья -"Модница", и как раз сегодня стояла за прилавком. Мы познакомились, она меня одела на очень кругленькую сумму, но оно того стоило, и пригласила попить чаю. Сидели мы в ее кабинете - так безопасней. Рената повторила почти все уже известное мне. За столь короткий срок собрать более подробную и правдивую информацию было невозможно. Она попросила меня подойти на следующей неделе. 

 Я вернулась домой на том же такси, что и уезжала. Больше попыток познакомиться со мной никто не совершал. В газете, которую я купила, обо мне не было ни строчки. Значит, кратковременная передышка? Но я все равно спиной чувствовала чей-то внимательный взгляд.

Как-то быстро и незаметно подошло время визита Золтана. Я во всеоружии - одетая, причесанная и благоухающая новыми духами, - уже его ждала.

Странно, но нежный, ненавязчивый запах, судя по реакции, ему понравился, хотя он ничего не сказал.

Театр был полон, оказалось, что сегодня премьера. Мы приехали почти перед началом и сразу же прошли на свои места - отдельная ложа недалеко от сцены. По дороге Золтан то и дело раскланивался со знакомыми, но никому меня не представил и меня ни с кем не знакомил. 

Мое внимание сразу же привлекла сцена - яркие красочные костюмы, красивые декорации, великолепные голоса артистов, хорошие внешние и артистические данные - я получила полное удовольствие, сразу же забыв обо всем на свете. В антракте ведьмак предложил погулять в фойе. Назревало что-то интересное. 

Я захотела пить и он, оставив меня на некоторое время, поспешил за соком. Рассматривая портреты артистов театра, я невольно вздрогнула, когда возле моего плеча пролетело несколько странных предметов и воткнулись в холст на стене. Это были небольшие дротики. Рука невольно потянулась, чтобы достать их и рассмотреть ближе, но Золтан ударил по руке и прошипел чуть слышно: 

- Не тронь!

Достав платок, вытянул один дротик и рассмотрел.

- Так я и знал - яд тарги.

Я недоуменно на него посмотрела 

- Змея с дальнего юга Цетеи. Водится только у них в пустыни. Очень редкий и дорогостоящий. Кому-то ты уже успела перейти дорогу.

Я пожала плечами. Кто бы мне еще объяснил - кому.

Золтан кивком головы подозвал какого-то мужчину, тот опрометью бросился в сторону и скоро привел кого-то из администрации. Стрелы быстро исчезли. Мужчина, оправдываясь, что-то шептал на ухо моему сопровождающему, потом исчез, так же незаметно, как и появился. По поведению ведьмака я поняла, что никакой важной информации им получено не было. Я машинально выпила сок, и мы вернулись в нашу ложу. Действие на сцене уже началось, я поспешила сесть, но непонятная тревога меня остановила. Внимательно посмотрев на кресло, поняла, что обивка сидения чем-то отличается от обивки спинки. Я шепотом обратила внимание Золтана на это. Он не отмахнулся от меня, а очень тщательно проверил обе поверхности, а также обивку барьера, на который я облокачивалась. Выругавшись сквозь зубы, так, что я хорошо слышала каждое из произнесенных слов, поспешил меня увести из ложи. За дверью повторилось все, что было в фойе. Как я поняла, никто ничего не видел и не знал. Весело, но главное - я живая!

Золтан предложил мне вернуться домой. Пока мы не поймем, в чем дело, лучше оставаться в знакомых стенах. А оперетту еще можно будет посмотреть.

Кто бы с ним спорил?

Доставив меня домой и убедившись, что я благополучно вошла в двери, ведьмак отбыл в неизвестном направлении. Всю дорогу домой я чувствовала его напряжение, злость и растерянность. Очевидно, что создавшаяся ситуация его вывела из себя, что-то не просто пошло не так, а полностью вышло из-под его контроля.

Будем ждать развязки и предоставим Золтану действовать? А что остается делать?

Нельзя сказать, что меня трясло и я очень перепугалась - странное спокойствие, исходившее от медальона, уняло взбудораженные нервы, а водные процедуры совсем привели в порядок. Только голова моя коснулась подушки, как уже пришло время вставать - семь часов утра.

Дома меня часто мучила бессонница, а если что-то будило, то уснуть дальше было проблемой. Может, это спальня "спящей красавицы"? И это не последняя загадка этого дома?

За завтраком, когда я с удовольствием поглощала салат из свежих овощей, отбивные с картошкой фри, а на десерт свежие ягоды малины и клубники, в голову закралась мысль: а откуда все это берется? Полли из дома не выходит, поставщиков продуктов я как-то не наблюдала.

Задав этот вопрос служанке, получила неожиданный ответ: 

- Из подвала. Там еще более, чем на полгода осталось, вы ведь не устраиваете, почти каждый день, вечеринки.

Оказывается, Присцилла закупала продукты на долгий срок, все тщательно проверяя. На проверку уходило довольно много времени, его ей было жалко, поэтому подвал под домом забивался до отказа. Мне стало интересно взглянуть на, теперь уже мои, запасы продовольствия. Я попросила Полли меня проводить.

Спустившись в подвал, увидела длинный узкий коридор. Справа три двери, а слева одна. Справа продукты, слева винный подвал. 

Сначала посетим продукты. Открыв первую дверь, тем самым я зажгла свет в первой длиннющей комнате, и, сделав несколько шагов, уткнулась в прозрачную стену. Полли объяснила, что дальше магический барьер пропускает только ее одну. Это, в целях безопасности, сделал еще дедушка. Слева сырое мясо в разных видах, справа готовые изделия из него. Это даже не морозильная камера, а стазисное помещение. Продукты, вынимаемые оттуда, как только пересекают прозрачную стену, становятся опять такими, какими были в момент помещения туда. Следующая дверь - овощи. Но здесь, как и в следующей, третьей комнате, был совсем другой принцип. Прозрачные стены с двух сторон от прохода отгораживали вдоль всего огромного подвала овощи, фрукты, молочные изделия, зелень так, что, двигаясь между этими стенами, можно было выбирать все, что душе угодно. Все, что находилось там, за стеной, пребывало в стазисе. Я попросила Полли вынести мне черной смородины и винограда. Почему бы себя не побаловать? Только мы вышли из фруктово-молочного рая, раздался странный звук.

- Звонят в двери - сказала Полли

Я никого не ждала, но мне стало интересно, кто пришел, и я последовала за служанкой.

Она, подойдя к двери, скомандовала:

- Двери открыть. 

На пороге стоял молодой человек в форме посыльного.

- Вам пакет, - сказал он и протянул большой квадратный пакет в синей красивой обертке вперед, тот уперся в прозрачную преграду.

- Мне еще надо, что бы кто-то расписался. Так вы будете брать или нет?

Я ни от кого не ждала ни подарков, ни каких либо известий. Из магазинов, по старой привычке, все покупки я забрала домой.

- А кому и от кого данный пакет? 

- Анель Вареновой от Петры Войнович.

Странно, что она не предупредила меня о посыльном. Я сделала шаг вперед и странная волна страха и паники, исходившая от проема двери, достигла меня. 

- Знаете, молодой человек, я как-то передумала. Передайте - как вы сказали?

- Петра Войнович - машинально сказал парень 

- Так вот, этой Петре, что мне ничего не надо. Можете вернуть это обратно.

- А вы кто? - напряженно спросил посыльный. 

- Анель Варенова.

 Молодой человек развернулся, размахнулся и бросил в меня пакет. Тот, долетев до прозрачной преграды, на несколько секунд завис в воздухе, а потом полетел обратно с той же скоростью. Раздался взрыв. Когда дым рассеялся, на месте молодого парня лежала небольшая кучка пепла. Подувший ветер разнес его в разные стороны.

- Что это было? - вырвалось у меня 

- Опасный и ненужный посетитель,- ответила Полли и добавила совершенно спокойным тоном:

- Вам вымытые фрукты куда подать? 

- В кабинет, Полли, в кабинет.

Я решила позвонить и поговорить с адвокатом Буториным. Слишком много за двое суток странных происшествий произошло со мной. В кабинете было уютно, темно-зеленая обивка мебели, ковер на полу с интересным геометрическим узором в разных оттенках зеленого, тяжелые зеленые бархатные шторы, удобный большой письменный стол и мягкое кресло, а самое главное - телефон. Интересно, а почему их всего два, в прихожей и здесь? В большой записной книжке, лежащей на столе, я нашла телефон Буторина и набрала номер. После второго гудка, мне ответил Андрей.

 - Здравствуйте, Анель. Я вас слушаю.

- Здравствуйте, Андрей. Мне срочно надо с вами переговорить. Произошли странные события, может быть, вы подскажите мне что-либо.

- Я сейчас буду. 

В это время Полли, как раз, принесла мне фрукты. Когда я нервничаю, начинаю много есть, и, что самое странное, не толстею. Девочки дома мне всегда завидовали, мне не надо было после праздников и застолий сидеть на диетах, как им. А сейчас мне захотелось просто любимых фруктов.

- Полли, скоро придет адвокат Андрей Буторин, проводите его сюда, в кабинет.

Полли только кивнула головой и вышла. А я решила просмотреть книги в шкафу. В зеленой спальне на полке были только любовные романы. Я их читала лет до двадцати, потом перешла на детективы и фантастику. В книжном шкафу, какую бы книгу я не взяла, обложка сразу же открывала тайны внутреннего содержания. Томные парочки, бесконечные красавицы и красавцы. Мое внимание привлек ярко-голубой корешок книги, рука непроизвольно потянулась к нему, на блестящей верхней обложке я увидела несколько обнаженных тел и прочла: "Жар страсти". Неужели порнушка? Ай да тетя! Я открыла книгу посредине и прочла несколько фраз. Мало того, что книга, действительно описывала пикантные сцены, ее язык напоминал базарно-подзаборный сленг. У меня аж скулы свело. Я решила закрыть книжку и убрать ее подальше, но машинально несколько раз провела по странице, убирая непонятно откуда взявшиеся хлебные крошки. На моих глазах текст книги поплыл, и через минуту я могла прочесть совсем другой текст:

"Охранные заклинания четверного порядка и действия по их взламыванию."

Закрыв книгу, я несколько раз провела рукой по обложке и прочла:

"Учебник охранной магии для 1V курса Академии магии".

После этого я стала лихорадочно брать книжки с полки и тщательно протирать их рукой. Почти каждая вторая книга оказалась учебником. Вот это тетя!

Через некоторое время после того, как я выпускала книгу из своих рук, она принимала прежнее оформление.

Услышав странный звук, поняла, что это дверной звонок, и быстро вернула книги на место. Вскоре в кабинет входил адвокат. Мы еще раз поздоровались. Потом я кратко рассказала о происшествии в театре и сегодня. Андрей молча выслушал меня, а потом позвал Полли. 

- У вас сегодня был странный посетитель? Покажи.

Служанка как-то необычно сложила ладони вместе, потом разъединила и развела в стороны. Между ладонями возникло изображение посыльного, потом появился звук, и мы прослушали полностью разговор у двери.

Адвокат задумался.

- По-моему, данный субъект из семьи Богарских. Довольно посредственная семья по силе. Им исчезновение силы вашей семьи на руку. Из посредственных они вскоре могут выйти в средненькие. А вот сила, исчезнувшая в результате смерти вашей тети, при обнаружении, может очень нарушить баланс сил в обществе. Слабая семья может занять одно из первых мест и потеснить лидеров, сильнейшая же семья станет слишком сильной, чего допустить многие не хотят. Сейчас ходят упорные слухи, что в результате вашей смерти, сила рода Борголи не достанется ни кому, она развеется. Проще говоря, ее не станет. Вот поэтому вам так необходимо постоянно носить охранный медальон. А за год, я надеюсь, вы все-таки обнаружите ее и станете настоящей Борголи!

- Что-то моей тетушке этот амулет не очень помог. 

- Этот амулет она закончила делать почти перед смертью. А сама она пользовалась охранными артефактами только до двухсот лет. Потом отказалась. С ними она не ощущала остроты жизни. Однажды обнаружив, что забывает многие охранные заклинания, отказалась от всех артефактов, занялась изобретением новых заклинаний. Она любила жизнь на грани, часто затевала опасные приключения, чтобы побаловать себя заслуженной победой.

Последнее приключение стоило ей жизни.

 - Так до сих пор не известно, кто ее убил? Мне в письме она написала, что умирает от болезни, но ведь она была сильнейшей ведьмой. Как такое возможно?

- Она умерла от проклятия Мерлина. Была настолько уверена в себе, что не заметила его проникновения. Вам, пока, это не грозит. В вашем медальоне есть и от него заклинание. 

- Но позавчера я упала, и у меня было несколько ран, болело довольно ощутимо. Потом, правда, раны зажили.

- Медальону требуется пара дней, чтобы полностью слиться с вами. Еще день, и вы сможете садиться на любой яд спокойно, он вам будет не страшен. Только вот одежду придется выбросить. 

 

- Андрей, а что, полиция забрала все вещи Присциллы после ее смерти? Все шкафы пустые.

- Нет, это Полли убрала их по приказу самой тетушки, и куда - знает только она. Мы искали и не нашли, а она не говорит. Но это не принципиально. Сила где-то на самом видном месте в доме. Присцилла любила такие загадки.

- Скажите, а мой отец покинул дом из-за тетушки? Она его вынудила? 

- Нет, что вы. Несмотря на ее конфликтный характер, они с братом хорошо уживались, даже дружили. У них разногласий не было, в отличие от матушки, вашей бабушки. Вот с той они друг друга не переносили. Бывало, даже и посуду на голове друг друга били. Почему дочь так невзлюбила мать - не знаю, но, после странной смерти младшей сестры, это только усилилось. Мне кажется, и исчезновение вашего батюшки как-то с этим связано.

- Со смертью младшей Борголи?

- И со смертью, и с тайной вашей бабушки. До смерти она почти не бывала в обществе, слыла затворницей. А после смерти - стала завсегдательницей всех светских салонов. Так что ищите, Анель. Может быть, вам повезет, и вы станете не только самой богатой, но и самой сильной ведьмой. И еще один маленький совет. Золтан Карди - известный юноша, избалованный женским вниманием. В вас, скорее всего, его привлекает либо будущая сила, ведь вы всегда сможете поделиться ей с кем угодно, но только по вашему большому желанию. Либо деньги - последние годы их семье странным образом не везет. Будьте осторожны и внимательны. А так, я всегда к вашим услугам. 

После ухода адвоката, я позвала Полли и прямо спросила: 

- В письме тетушки были рекомендации - изучать ее конспекты по овладению силой. Ты не знаешь, где ее тетради и учебники времен обучения в академии магии? (Раньше Анель к Полли на "вы" обращалась)

- Мне было указано отдать их вам по первому требованию. Если вы не спросите, о них не упоминать. Сейчас принесу. 

Очень интересно! Ну, да, я ведь провинциалка, дорвавшаяся до денег, до очень больших денег, с минимальным присутствием силы. По логике, кроме походов по магазинам, меня ничто не должно интересовать. И это странная рекомендация адвоката - "если, кто-либо, польстившись на ваши деньги, предложит сделать из вас полноценную ведьму, не верьте им. Развить ваши способности не удалось бы даже тетушке". А если я сама себя попробую развить? Почитаю учебники, немного позанимаюсь, и станет ясно.

Вот и целая стопка литературы и конспектов. Куда идем? В кабинет - там деловая атмосфера.

Тщательно протерев рукой каждую книгу и тетрадку, разложила их по мере изучения. Итак, первая: "Практика развития силы ведьмы. Техника формирования и концентрации внимания. Обнаружение силы".

Что делаем? Слияние самосознания и силы, поиск источника внутри себя. Знать бы, как это сделать. Попробовала отключиться от окружающего, закрыла глаза и представила маленький огонек внутри себя. Не знаю, сколько я сидела, но ничего не получилось. Может, на кровати это делать лучше? Не найду источник силы, так хоть посплю. Взяв некоторые конспекты, поднялась в спальню. Легла, расслабилась, закрыла глаза и вдруг в темноте, где-то там, вдалеке, увидела маленький зеленый огонек. Я старалась приблизиться к нему, но сначала это не получалось, потом, в один миг, очутилась рядом. И мне он так понравился, что я захотела его погладить. 

Мне он, почему-то, показался маленьким щенком, желающим поиграть и приласкаться. Представила себе, что беру его на руки, глажу, тискаю его, играю с ним.

Когда я открыла глаза, была глубокая ночь, и мне ужасно захотелось есть. Запихнув в себя такое количество пищи, какое никогда не съедала раннее, я увидела лежащие на столе бананы. Рука сама потянулась. Съела один, второй, третий. Какая вкуснятина! И почему я их раньше не любила? А вот теперь - спать, а завтра за учебу.

Золтан Карди покинул наследницу и отбыл домой в крайней степени раздражения. В прессе о появлении Анель не было ни строчки, топтуны отца, наблюдающие за домом рода Борголи, ничего не докладывали о еще чьем-то внимании к дому, в театре они тоже ничего не заметили. Так откуда таинственные убийцы узнали о ее приезде и как ее вычислили в театре? Отец опять набрал самых дешевых непрофессионалов? Нет, вот даже этим надо заниматься самому!

Фирма, доставшаяся еще от деда, работала сама по себе, принося постоянный и стабильный доход. Ее работу надо было только время от времени проверять. Денег ему хватало. Всеми остальными и акциями, и компаниями семьи, заправлял отец, Золтан никогда не интересовался этим. Жизнь полна стольких соблазнов и интересных женщин!

Сейчас не приключения и модные тусовки были в его голове, а проблема выживания. Сила такой мощи не могла не фонить, если она оставалась в доме, и после обыска все надежды были на медальон. А он оказался простым оберегом! Так где же, все-таки, Присцилла спрятала это сокровище? И племянница, и погоня всех семейств за мифической силой Борголи - это насмешка "принцессы", ее вызов им всем?

 Племянница. Совсем другого он ожидал. Простушка-провинциалка? Вроде бы да, но, в то же самое время, что-то в ней было, что вызывало множество вопросов. Его внимание она приняла благодушно, но общалась с ним, как с обычным старым знакомым. Он, привыкший к постоянному вниманию женщин, их обожающим взглядам, ощущал при общении с ней простое, человеческое любопытство, и не более. По характеристике, полученной по своим каналам, с ориентацией у нее было все в порядке. Тогда почему она на него не среагировала? А события в театре? Она что, привыкла к покушениям и это обычное развлечение у них в провинции? Она даже в обморок не шлепнулась, когда увидела стрелы с ядом и услышала его характеристики! 

Надо срочно звонить, знакомому еще по академии, Томасу Фарди, владельцу детективного агентства. Если розыск силы - это головная боль Золтана, то розыск несостоявшихся убийц надо поручить профессионалам.

Ненависть к Присцилле сжигала его, не давала дышать. Его обычный мир рухнул, превратив некогда блистательного завсегдателя светских салонов и показов мод, любимца женщин - в детектива-любителя и экскурсовода-сопроводителя для провинциалки. И еще не известно, от чего лучше умереть: сейчас от рук незнакомого убийцы или чуть позже, в страшных мучениях, от проклятия. 

Да, Присцилла всегда использовала людей, как ничего не значащие вещи. Она была похожа на путника, идущего вдоль дороги к только ему известному месту назначения. Сорвет понравившейся цветочек или веточку с дерева, понюхает, полюбуется - и выбросит за ненадобностью, а то и втопчет в грязь. На привале может и сломать красивое дерево, только потому, что оно заслоняет солнце. Чувства ей были недоступны, казалось, ей доступны только самолюбование, огромнейшая самоуверенность и презрение к окружающим.

Эту ночь, как и предыдущую, Золтан не смог заснуть. Пришлось, меряя спальню шагами, строить планы и перебирать варианты будущего. 

Утром, не дожидаясь завтрака, он помчался в детективное агентство. Томас выслушал его очень внимательно. Естественно, Золтан рассказал только о покушениях, обойдя причины собственной заинтересованности.

- А ты там каким боком? Тоже силы захотел, или опять папик решил наставить тебя на путь истинный?

- И то, и другое.

- То-то он засуетился последнее время. С биржи не вылазит. Я еще помню два твоих побега от златокудрых невест и думал, что он, наконец, успокоился. Он, что требует твоей женитьбы?

- На этот раз, решил только силой удовлетвориться. Так ты поможешь или нет?

- Вноси аванс в кассу, и мы займемся твоим делом. Сам понимаешь - дружба дружбой, а служба - службой. И если у нее есть, как ты говоришь, хороший охранный медальон, то вам надо засветиться на какой-нибудь вечеринке. А мои ребятки выяснят - кто вами больше всего заинтересуется, и проследят. Что-то ты выглядишь не очень. Но для провинциалки сойдет. У тебя фотография ее есть?

Золтан протянул несколько. Томас внимательно их просмотрел.

- Да, скажи спасибо папику, что еще на женитьбе не настаивает. Очевидно, тоже впечатлился ее внешностью. Ты узнай, какие там ближайшие большие приемы. Лучше всего у кого-нибудь из наших, ведьмаков. Перезвони мне, и я все организую.

 

Золтан, действительно, чувствовал себя не лучшим образом, поэтому решил поехать домой и отоспаться. Но прежде, чем лечь, обзвонил всех знакомых. Через два дня Федор Завьялов будет устраивать большой прием по поводу скорой женитьбы, так сказать, прощальная вечеринка. Договорившись о нескольких пригласительных, Карди предупредил Томаса и лег спать.

Утром, позвонив Анель и пригласив ее на прием - мотивируя необходимостью знакомства со многими представителями молодежи столицы - встретился с топтунами отца. Те доложили о странном взрыве посыльного на ступеньках дома Борголи и о возможной причастности к этому семейства Богарских. Не откладывая дел на потом, снова съездил в агентство, не желая такую информацию доверять телефону. 

По хитрым глазам друга понял, что тому уже все известно.

- Золтан, угомонись, ты доверился профессионалам. Мы сами этим займемся. Ты лучше силу ищи, а то еще родитель озвереет и жениться заставит. И, кстати, твой Федор Завьялов, по последним сведениям, водит тесную дружбу с Ласло Богарским. Будь предельно осторожен.

Заранее заехав за Анель, чтобы проверить ее внешний вид - кто его знает, что провинциалка учудит - был несказанно удивлен. 

Одетая в великолепный брючный костюм из легкой ткани от известного кутюрье, как будто сшитый персонально для нее; благоухающая тонкими, изысканными духами; с маленькой, элегантной сумочкой; со стрижкой и прической, изменившей до неузнаваемости ее вид - она выглядела леди из высшего общества, а не девушкой-провинциалкой. 

Золтан облегченно вздохнул и, взяв спутницу под руку, проводил ее до машины. 

 Особняк Завьяловых встречал гостей громкой музыкой и радостным смехом девушек, обливающих друг друга у фонтана. Очевидно, они здесь уже с утра праздновали знаменательное событие. Вырвавшись от них, хозяин дома, весь мокрый и хорошо навеселе, поспешил навстречу Карди со спутницей. Обменявшись ничего не значащими фразами, Федор заметил:

- Там с вами хотели поговорить, пройдите ко мне в кабинет, а потом возвращайтесь обратно. Мы сегодня знатно потусим!

 Золтан, решив, что это Томас хочет ему что-то сообщить, быстро проследовал на второй этаж особняка. Дверь в кабинет была приоткрыта. Он пропустил вперед спутницу, шагнул следом и провалился в "переходник".

 Когда темнота отступила, он увидел перед собой озеро и развалины какого-то дома. Рядом стояла ничего не понимающая Анель.



Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"