Смык Мария Ивановна: другие произведения.

В поисках земли счастья

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 8.42*20  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Приключения. Любовный роман.

     Неожиданное наследство перевернуло привычную жизнь семнадцатилетней Эвелин. Отчего вдруг родственники, некогда сделавшие вид, что девушки не существует, вспомнили о ней? Какая тайна таится за стенами поместья Тирегон? Удастся ли юной баронессе стать герцогиней, сохранить жизнь и стать сильным магом? Приключения происходят в мире книги "Проклятье изумрудного цвета" через год после описанных там событий.

    Прошу меня простить обязательно скоро продолжу.

 ГЛАВА 1

          Старая дорожная карета мерно покачивалась, преодолевала милю за милей. Мимо проносились зеленые и желтые, хорошо возделанные поля. Сразу было видно, что мягкие, непродолжительные, без сильных морозов зимы и щедрая на дожди весна делали эти края сущей благодатью для жителей. Прохладный ветерок теребил шторы, чуть обдувал лица пассажиров и улетал прочь - играть с облаками. Солнце, собирающееся уйти за горизонт, закатом украсило небо и явно предвещало скорые сумерки. Возница, казалось "клевал" носом, но вот он встрепенулся, огляделся и, громко присвистнув, стегнул лошадей. Чувствуя приближение станции резвая шестерка четвероногих прибавила ход.

          Наехав на камень, карета подскочила и дремлющая у стеночки молодая девушка резко ударилась головой о твердую поверхность. Протерев глаза, она быстро оглядела спутников. Все спали, а может быть просто дремали или ехали с закрытыми глазами, долгая дорога хоть кого утомит. Чуть отодвинув пыльную занавеску, путешественница выглянула наружу. За окном был все тот же пейзаж, что и несколько часов назад. За пять суток пути всем уже до оскомины надоели бесконечные поля, похожие друг на друга перелески, маленькие серые деревушки, в которых крестьяне были такие же , как и в родной Ловии. Больших городов миновали всего двое, но разглядеть их и разобраться, как здесь живут люди не удавалось-- приехав туда затемно, (останавливались только на ночлег) выезжали ранним утром, когда чуть начинает светать. Это государство умело хранило свои тайны.

        Заметив, что солнце уже садиться, пассажирка поняла, что конечная цель ее поездки уже близко. Стало страшно. Что ждет ее в имении дядюшки покойной матери? Столько лет родственники делали вид, что Эвелины не существует и вдруг это странное приглашение, переданное приемному отцу - Харису полномочным представителем Бувьера в Ловии. Прижав к себе теснее маленький саквояж, в котором хранились все документы, девушка вспомнила текст, так внезапно изменивший ее жизнь

" Канцелярия Его Величества Георга V с прискорбием сообщает о тяжелой, неизлечимой болезни предводителя Верденских рыцарей - герцога Огюста Боливара ля Гора де Оберон и приглашает Эвелину Ирену де Барет, дочь Мередит Инессы в девичестве - де Оберон в поместье Тирегон для вступления в наследство."

           "Где они были, когда мама медленно, почти два года, угасала после гибели папы?" - думала девушка, вздыхая. Во время службы в одном из пограничных замков Саверии отец был смертельно ранен при прорыве изумрудными деревьями разграничительной стены. Тогда Харис де Отис, боевой побратим отца, позже удочеривший Эвелин после смерти матери, писал этому предводителю, как Главе рода, и просил помощи. О Архимагах Бувьера ходило много разных слухов, подчас страшных и пугающих, но члены пограничной стражи, долгое время служившие рядом с десятником Вильямом де Барет, надеялись, что родственники молодой вдовы смогут что-то предпринять, чтобы продлить ее жизнь или принять в семью маленькую девочку- сиротку. Но на их просьбы никто не ответил.

          Жанин, жена Хариса, не надеясь ни на кого, взвалила на свои плечи и заботу о подруге, вмиг ставшей больной, и о ее ребенке. Когда де Отис ушел в отставку, он захватил с собой на родину уже еле передвигающуюся Мередит с дочерью и ... трехлетнего Мориса де Гая, в одночасье ставшего сиротой. В этой дружной семье, где было и своих шестеро детей, девушка никогда не чувствовала себя лишней. Наоборот, Жанин и Харис одинаково делили родительскую любовь между своими и приемными детьми.

          Только вот с деньгами в семье все эти одиннадцать лет было туго. Хозяйство, как и земельный надел, доставшиеся Отисам, переживали не лучшие времена. Несколько неурожайных лет, неумелое управление предыдущих владельцев, не такие уж и большие пенсии, получаемые Эвелин, Морисом и Харисом... Но дети и родители никогда не унывали и как могли поддерживали друг друга. Сейчас, конечно, те места и не узнать, де Отис стал хорошим хозяином, люди которого живут в достатке и согласии, но все равно приходится считать каждый медный грош. А почти два года назад зеленый ужас был уничтожен и денежное обеспечение двух сирот уменьшилось - многие страны отказались платить необходимый сбор, а в самой Ловии денег не хватало. Но глава огромной семьи не унывал. Эвелине в этом году исполнится 18. Вроде бы и замуж пора и приданное, пусть и не большое, собрано, но девушка пока никем не увлечена, хоть женихов и хватало. Была у нее мечта... Вовсю уже вокруг шли разговоры, что в Саверии, Мелонии и даже Фревиле одаренных представительниц женского рода инициируют и они становятся магинями, учась магии наравне с мужчинами, но до Ловии это веяние пока не дошло. Мужчины- маги только вели разговоры, тем более, что в соседнем Бувьере о таком еще даже не помышляли. Но у Эвелин отец был сильным магом, а у мамы "шар судьбы" обнаружил в свое время - "ленгар", значит и дочери они могли передать способности...

            Девушка тяжело вздохнула. Мечты- мечтами, как вдруг это сообщение о наследстве. Мама-Жанин, прочитав странную бумагу, приглашающую Эвелин, удивилась, что человек еще не умер, а деньги и земли его уже делят. На что папа-Харис ответил

- Насчет наследования в Бувьере все намного сложнее, чем нам кажется! Ты с Меридит больше о делах сердечных разговаривала, а мы с Вильямом у нее интересовались устройством власти. Любопытно, все-таки. Из девяти стран Содружества, это единственное королевство в котором монарх - красивая представительная фигура, в действительности же всем управляют главы родов. А мать Эвелин - дочь одного из глав, пусть и усопшего.

- Так как же она попала в невесты Защитников?-- выкрикнула, не утерпев, юная наследница предводителя.

- Когда твоей маме было десять лет, ее родителей нашли мертвыми в семейной спальне. Мередит говорила, что было следствие, но никаких результатов не озвучили.

- Да, скорее всего этот Огюст-Боливар и убил их, чтобы занять выгодное и почетное место!-- бросила Жанин.

- Там у них все сложнее,-- задумчиво пояснил ей супруг.--Отец Мередит был старшим братом, а нынешний глава - младшим. Когда умирал их отец, он свою силу и атрибуты власти и что-то там еще, что -- знает ограниченное количество людей, поделил между сыновьями, чтобы не ссорились и дружили. Все было завязано на магии и достаточно мощной. Когда тяжело болен владелец такой силы, одновременно и обладатель власти, он не может уйти в мир иной не передав все это НАСЛЕДНИКУ. Причем, зачастую, если преемник выбран неправильно, передача не осуществляется. А после смерти родителей Мередит, младший Оберон остался с тем могуществом, что имел, разве земель и денег прибавилось. Если род этот был тогда самым сильнейшим в стране, то после смерти родителей Мередит оказался почти в самом конце. В Бувьере магическая одаренность предводителя определяет положение семьи и ее статус во властных структурах.

- Значит, этот дядюшка жив только потому, что нет в его окружении достойных родственников?-- опять не утерпела любопытная племянница.

            Оказалось, что приемный отец кое-что выяснил об этом де Обероне и его клане с помощью побратимов. В течении последних семи лет от странных несчастных случаев погибли все носители крови Главы рода, а оставшиеся были женами и, возможно, даже детьми детей, но родовая магия их Хозяевами не признала, поэтому кто-то в окружении короля Бувьера вспомнил об внучке давно умершего предводителя. Ведь все секреты рода, как и его Могущество не может пропасть! А вдруг магия и Эвелин не признает? Но кто не рискует, тот не побеждает! Харис даже отговаривал девушку, ведь ему не разрешили въезд в соседнюю страну, но она, узнав, как богаты родственники матери, решила ехать. Больше всего ей сейчас хотелось помочь приемной семье. Ведь не за горами свадьбы близняшек Веренеи и Талии. Ах, как хочется устроить им грандиозный праздник, после которого поехать бы в Саверию ( а путь в нее не близкий) и стать магом! Но для этого нужны опять - деньги. Тем более, что папа-Харис на прощание сказал

- Вдовы пограничников, все до одной носящие старинные брачные магические браслеты, чаще всего, переживали погибших мужей не более чем на несколько месяцев. Наручи привязаны к аурам супругов и соединяют их судьбы и жизни. Твоя мать сражалась со смертью целых два года! Возможно после смерти родителей, часть их силы перешла к ней. А ты - ее копия! Но будь осторожна и внимательна! К сожалению, только наследнице дали разрешение на въезд и ты окажешься одна среди чужих людей. По приезде осмотрись, не доверяй никому и при первой же опасности постарайся убежать. Деньги - это не главное. Главное - сохранить жизнь!

          Хорошо еще, что до границ родной Ловии можно было добраться порталом, а самое большое счастье - это было как раз по средствам. От родной заставы до пропускного пункта Бувьера путешественники шли пешком, таковы законы, установленные главами родов этой страны. Только здесь уже можно было купить место в дорожной карете, принадлежащей жителям загадочного государства. Чужие транспортные средства в страну не пропускались.

          Непроизвольно девушка пощупала нательный пояс, завязанный под платьем. Конечно, просто так его наличие не ощущалось, но само присутствие тонкого двухслойного хранителя денег "на всякий случай" - успокаивало. Может быть этих средств не так много, но на первое время в тяжелой ситуации их хватит.

          При въезде в город карету остановила стража. Снова проверили документы и бумаги, дающие право находится на территории Бувьера. Только еще один пассажир ехал к родственникам, два других спутника были местными и возвращались из деловой поездки.

- Вам, леди, -- обратился начальник караула, - следует выйти напротив зеленой башни и там нанять повозку до поместья Тирегон. Пол часа и вы будете на месте.

           Поблагодарив участливых блюстителей порядка, девушка попросила возницу остановиться возле указанной башни. Мужчина кивнул головой и вскоре, когда карета остановилась, его зычный голос объявил

- Колокольня Святого Йорка.

            Эвелин выглянула. Напротив возвышалось какое-то строение зеленого цвета и небольшой садик, здесь возле деревьев приткнулись два ландо и одна бричка, запряженные лошадьми, а невдалеке на лавочке изнывали от скуки несколько возниц.

            Забрав небольшую дорожную сумку и поблагодарив извозчика, наследница проследовала к скучающим кучерам. Ехать согласился только владелец четырехместного экипажа с откидывающимся верхом. Цену он, конечно, заломил огромную, как для такого расстояния, но делать было нечего и пришлось согласиться. В кошельке, спрятанном на дне маленького саквояжа, была сумма чуть более названной, а Эвелина так хотела сэкономить... Не получилось. Зато удалось посмотреть город - чтобы доехать до поместья необходимо было сначала пересечь весь Армьен.

            Широкие извилистые улочки с белоснежными домами казалось были бесконечными, двух-трех этажные дома украшали узорные решетки и цветущая герань. Красивые тротуары, выложенные цветным камнем, словно хвастались зелеными зонами отдыха и фонтанами с питьевой водой. Люди были неплохо одеты, шумливы и веселы. Чувствовалось близкое соседство моря. Правда, почти на каждом шагу можно было заметить представителей городской стражи в ярких синих мундирах и с неизменным мечем на боку, либо алебардой на плече. Девушка даже не заметила нищих и убогих, как и пьяных возле трактиров и постоялых дворов.

" Может извозчик специально везет меня наиболее приличными улицами?"-- подумала она. Но спрашивать побоялась. Проехали и мимо нескольких храмов, ступеньки к которым были пусты. Наверное, вечерних служений здесь не бывает. И только на выезде из города встретился целый квартал низеньких, маленьких строений, невзрачных и неухоженных. Мимо них повозка прогромыхала на приличной скорости.

           Начальник караула оказался почти прав. По ощущениям Лины именно от конца города, где была расположена восточная застава, до въезда в поместье Тирегон было как раз пол часа.

         Ворота на территорию Теригона-- огромная металлическая арка, были оплетены цветущими миниатюрными розами алого и белого цветов, по краям громадной конструкции на высоких столбах виднелись изваяния легендарных гарпий. Эвелин поежилась, ей вдруг показалось, что проклятые птицы - живые и меряют приехавших кровожадными взглядами.

- Посмотри ты, нормально проехали, без задержки,-- бросил возница. Впервые за время поездки девушка услышала его голос, но не обратила на эту фразу никакого внимания.

         Ее интерес привлекло четырехэтажное здание, которое возвышалось в конце широкой аллеи из цветущих деревьев. Оно было украшено причудливыми скульптурами странных, невиданных зверей. Подъехав ближе, она заметила, что стены строения отделаны малахитом. Значит, в Бувьере совсем не бояться зеленого цвета и не обращают внимание на запреты, суеверия и негласные традиции?

         Повозка остановилась у широкой малахитовой лестницы. Пока никого не было видно, пассажирка быстро выпрыгнула из коляски, забрала дорожную сумку и поспешила расплатиться за проезд, стоя спиной к особняку. Вдруг она почувствовала чей-то настойчивый и сверлящий взгляд. Развернувшись, Лина увидела спускающегося по ступенькам мужчину, одетого в ливрею двух цветов - зеленого и коричневого.

- Кто вы такие и как проникли на территорию?

          Резкий и напряженный голос словно обвинял в недопустимом деянии, но неожиданно слуга побледнел, стало видно, что он с усилием проглотил что-то мешающее в горле.

--Простите, Ваша светлость, не признал,-- пробормотал лакей и добавил.-- Не ожидали мы столь скорого приезда.

        Эвелина изумилась. Ее с кем-то спутали? Но потом она вспомнила, что папа Харис часто повторял ей, как она удивительно похожа на мать.

Взгляд встречающего переместился куда-то вдаль. Девушка повернула голову. Возле арки замерла повозка, доставившая ее сюда, словно уткнулась в невидимый барьер. Слуга сделал несколько шагов вперед, обогнул наследницу, махнул рукой, что-то прошептал и ландо покатило прочь от странного дома.

   "Неужели магия?"-- ахнула про себя Лина. "Но когда мы сюда ехали извозчик даже изумился беспрепятственному проезду. Значит, защита завязана на кровь хозяина, а я... Вот и первая проверка моего родства..."

         И хотя несколько сот лет назад мужчины - маги запечатали дар женщинам, а способности Эвелины еще никак себя не проявили, приемный отец, узнав каким сокровищем обладает жена, а возможно и дочки, надеясь, что в скором времени король Ловии и магический совет разрешат инициацию, вовсю занимался с дорогими ему представительницами "слабого пола". (Наличие "ленгара", на которое указывали "шары судьбы" при выборе невест для Защитников от изумрудного проклятия, означало наличие магии) Они учились медитировать, зубрили сложные и простые заклинания, вовсю изучали теорию магии по конспектам мужа и отца. Папа-Харис, как и его побратимы, пока терпеливо ожидал решения властей, но вечерами возле камина уже велись разговоры о том, чтобы собраться всем вместе и потребовать хотя бы инициации жен. Магические брачные браслеты, от которых напрямую зависела жизнь и смерть любимых, словно отравленный меч висел над головой каждой семьи.

         А тем временем солнце уже полностью исчезло, стало совсем темно и вдоль аллеи загорелись светильники. Опять проявление магии?

ГЛАВА 2

- Так вы меня ожидали? -- обратилась девушка к дворецкому.-- И с кем мне следует встретиться? Хотелось бы узнать - что мне теперь делать.

- Еще раз простите, ваша светлость,-- начал слуга, но уставшая гостья его перебила

- Мой отец был безземельным бароном, а я унаследовала его титул. Обращайтесь, пожалуйста, ко мне просто -- леди.

--- Простите, леди, уже поздно и в доме сейчас находятся только слуги и врач его светлости. Сам же герцог - болеет и никого не принимает. Завтра к обеду должны подъехать представитель Его Величества и нотариус семьи, но не переживайте, ваши комнаты уже готовы. Мы рады приветствовать вас в поместье Тирегон.

          Мужчина подхватил дорожную сумку юной баронессы и жестом пригласил последовать за ним. Огромные окна большого дома были темны и это производило жуткое впечатление. Правда, несколько ярких желтых шаров, висевших над входом, чуть сглаживали тягостную атмосферу. Холл огромного особняка был освещен множеством магических светильников и тоже отделан малахитом. Если учитывать, что минерал этот был достаточно дорогой и его приходилось доставлять из самой Мелонии, то можно себе приставить как богат род Оберонов. Девушка ощутила злость и раздражение, а потом поняла: она будет наперекор всем препятствиям добиваться наследства. Здесь не задумываясь тратят баснословные деньги на столь отдаленные от столицы постройки (и ведь они не единственные), а в дружной и любящей семье Отисов считают каждый медный грош и девочки, и мальчики наравне с наемными рабочими с утра до вечера заняты огромным хозяйством. Теперь пришла очередь Эвелины помогать родным.

         На потолке был заметен родовой герб - на зеленом поле, заключенном в коричневую рамку сияли золотые меч и щит, а по бокам застыли причудливые животные, названия которых девушка не знала.

- Простите, -- обернулась она к сопровождающему и заметила рядом с ним возникших не понятно откуда мужчину и женщину в фирменной одежде тех же цветов, что и ливрея мажордома.-- Вы не подскажите - какой девиз написан на щите?

- "Мы - первые во всем!" - Вы, леди, принадлежите к древнейшему аристократическому роду и ваши предки были среди создателей этого государства,-- он поклонился и, выпрямившись, продолжил. --Аурика и Дегейр вас проводят.

         Они поднялись по роскошной лестнице на второй этаж, миновали несколько комнат, обставленных старинной, дорогой мебелью из палисандрового дерева, преодолели еще одну лестницу, уже - мраморную, застеленную необычайно красивым ковром и поднялись на третий этаж. Служанка несла огромный канделябр с пятью свечами и шла впереди.--

- Сейчас в поместье гостей нет,-- подал голос мужчина, несший дорожную сумку возможной будущей хозяйки следом за ней. -- Вы будите проживать одна на этом этаже. Над вами - апартаменты его светлости герцога де Оберона. Комнаты слуг в левом крыле. Если мы вам понадобимся - дерните за специальный цветной шнур, он есть в каждой комнате. Аурика покажет.

           Женщина как раз подошла к одной из дверей и открыла их, приглашая Лину зайти. Дегейр, занеся сумку в первую комнату, по виду - гостиную, быстро отправился обратно.

- Чего желаете в первую очередь?-- поинтересовалась служанка, зажигая магическое освещение. Было видно, что она не знает как себя вести. В ее голове крутилось множество мыслей:

"Кто его знает что будет завтра? А вдруг это совсем и не наследница, а простая самозванка. А если и действительно дочь Мередит, о которой тут уже и подзабыли, не известно примет ли ее родовая магия. Соискателей на наследство тут было немало. И где они теперь? Упокой бог смерти их души! Но слишком наглеть не следует, как и гнуть спину."

- Я хотела бы сначала принять ванную, а потом поесть,-- просто ответила Лина.-- Прислуживать при мытье мне не надо, я привыкла очень много делать сама. Вы пока разложите вещи и займитесь ужином.

             Рядом с гостиной была расположена малая обеденная зала, а потом спальня. В спальне было несколько дверей. Одна вела в гардеробную, другая - в ванную. Смыв дорожную пыль и вдоволь поплескавшись в большом круглом зеленом бассейне, наследница радостно вспомнила только что осмотренные прекрасные, огромные личными апартаменты (все же дома она делила комнату с Сюзанной - одной из дочерей Отисов), и поняла, как проголодалась.

              Ужин показался пиром - дома чаще всего довольствовались меньшим. Аурика была молчалива и очень умело уклонялась от расспросов, поведала лишь только, что на этом же этаже, через несколько дверей, есть библиотека. Устроившись в уютной постели девушка думала, что сразу же уснет. Изматывающая дорога, усталость, накопившаяся за время путешествия, расслабляющая ванна и хороший ужин должны были способствовать быстрому засыпанию, но наоборот - нервное напряжение не отпускало и вместо отдыха хотелось куда-то идти и что-то делать.

              Может быть взять книгу и почитать, все-таки недалеко библиотека? А может быть поинтересоваться собственной родословной? Ведь ей ничего не было известно о династии Оберонов.

              Взяв канделябр, поскольку совсем не поняла, как здесь зажигать светильники, Эвелина. стараясь не создавать шума, отправилась на поиски. Скоро ей повезло. За третьей раскрытой дверью оказалось желанное хранилище книг. Разыскивая фолианты, рассказывающие о семье матери, девушка углубилась в лабиринт стеллажей. Кругом стояла странная, тревожная тишина, да и темнота вокруг не способствовала к расслаблению. То в одном углу, скрытом мраком, то в другом, чудилось недавно увиденное на фасаде здания причудливое зверье. И когда дверь в библиотеку неожиданно хлопнула, а потом раздались мужские голоса и громкие шаги, она непроизвольно присела и ... задула свечи. Голоса переговаривающихся незнакомцев были хорошо слышны, скорее всего, они чувствовали себя здесь - хозяевами.

- И чего мы примчались, Бастиан? Девчонка уже спит, не стоит ее тревожить, а слуги наверняка не пропустят предполагаемую наследницу к Огюсту. Ты же только что проверил охрану герцога,-- бархатный баритон был раздражен и не скрывал этого.

- Я знаю, что они подчиняются только мне, вот только предводитель всегда был коварным и скрытным. Что он задумал в этот раз?-- высокомерный, возмущенный бас явно принадлежал высокопоставленному вельможе.

- Ты до сих пор не веришь, что он потерял сознание и держится только за счет силы рода?-- мужчины ходили между стеллажами. Тоже что-то ищут? Эвелина присела и попробовала вжаться в укромный уголок, в котором находилась.

- Не верю!--бросил тот, кого назвали -- Бастиан.-- Рауль, может быть, все же, попробуем провести ритуал с участием Джозефа?

- Ты уже потерял двоих племянников и брата, не считая представителей другой ветви вашей семьи. Неужели сына не жалко? - чуть насмешливый голос Рауля никак не вязался с возникшей напряженной атмосферой. --В зале славы Оберонов мужчины сгорели словно щепки, оставив на память лишь щепотку золы. Магия рода отвернулась от претендентов и наказала за дерзость и желание овладеть ею. А имя девчонки в бреду произнес сам Огюст-Боливар!

- Это-то меня и настораживает!

- Не беспокойся! - незнакомый Рауль казалось наслаждался создавшейся ситуацией.-- Если дочка Мередит не сгорит, а в полной мере примет наследие рода, мы, пока она не осознает какой дар получила, выдадим ее замуж за Джозефа.

- Ты уже все продумал? И думаешь она с таким магическим потенциалом будет послушной женой? Сомневаюсь и не верю!

- А мы во время венчания вместо обычных брачных браслетов оденем на молодых- магические, и вместе с объявленным обрядом проведем еще и ритуал "дарение", после которого вся сила жены переходит к мужу. Не зря королева Эльжбетта в свое время запретила использование этих наручей, а за Мальферо последовали и остальные страны. Эти дураки в Саверии и не подозревают о всех возможностях древнейших украшений.

- Но в случае смерти одного из супругов, другой быстро угасает!-- попробовал возразить Бастиан.

- У меня есть наработки мага Шаварго. Он не раз женился, отбирая не только магию у своих жен, но и жизненную силу. И ничего, прожил достаточно долго, пока не перешел дорогу другому, не менее сильному магу. Тогда еще магини не были вне закона. Да и сейчас утверждение об угасании относится больше к женщинам. Мужчины чаще всего остаются живыми, так что - готовь сына.

- Все, нашел! - раздался ликующий голос владельца высокомерного баса.            

  -- "Введение в генеалогию. История древнейших дворянских семей Бувьера",-- язвительно произнес Рауль.-- Сказки для маленьких девочек о благородстве магов и честности и бескорыстии королей. Неужели в наше время кто-то в здравом уме может верить таким измышлениям?

- Приемный отец нашей наследницы - маг и поговаривают - порядочный и добрейший человек, как и его побратимы, значит денег едва хватает на жизнь. Живут они далеко от столицы и, насколько мне известно, никогда там не бывали, вывод -- дочка Мередит совершенно не разбирается в интригах и чрезвычайно доверчива. А еще девица - молода и, скорее всего, - глупа: в семье столько детей и все наравне с наемными работниками с утра до вечера заняты по хозяйству, значит образованием не блещет, - голос Бастиана сочился презрением и брезгливостью.

- И бедная, счастливая девочка, поверив, что скоро станет богатой, читая этот опус зарыдает от радости, в надежде скоро примерить титул герцогини, -- продолжил развивать тему ущербности наследницы не менее ехидным голосом собеседник.

- Пусть себя потешит надеждами!-- бросил басовитый мужчина. Шаги отдалились, свет в библиотеке погас. Когда хлопнула дверь, Эвелина подскочила и застонала. Занемевшие ноги от долгого сидения на корточках не хотели слушаться, пришлось сделать небольшой массаж и только уж потом сдвинуться с места. На удивление в комнате царил сумрак, а не кромешная темнота. Любопытная луна, заглядывая в огромные, от пола до потолка, окна давала достаточно света, чтобы можно было найти двери, а дальше на ощупь было идти всего ничего. Темнота? Воспитанная военным в отставке, девушка уже давно нашла с ней общий язык и ничуть не боялась, вот только было жалко, что не удалось ничего взять для чтения. А впрочем, свечи уже не горели, светильники Лина зажигать не умела, значит придется ложиться спать...

           Лишь только встало солнце, гостья уже была на ногах, как привыкла дома. Конечно, спать хотелось, но предстоящая встреча с возможными "будущими родственниками" и еще не понятно с кем пугала до икоты.

           Раздвинув шторы, девушка осмотрела комнату. Вчера усталость не дала ей этого сделать, и, если честно признаться, баронесса привыкла довольствоваться малым - несколько домов, да и целое небольшое графство, состоящее из одного маленького городка и уймы деревень, полученных в награду за службу папой Харисом вместе с графским титулом за особые заслуги одиннадцать лет назад, в самом начали были в жалком состоянии. Глава семьи все эти годы был занят налаживанием жизни своей вотчины, а это несколько тысяч людей, отчего обстановка в главном особняке семьи не менялась с времен приезда. Сколько лет ей было до этого знаменательного события, не знает никто, главное - стулья, кровати, диваны и вся остальная мебель прекрасно исполняли свое предназначение.

           Теперь в распоряжении наследницы была не просто большая спальня, обставленная словно для принцессы, а огромная обитель сна с большим свободным пространством посередине. Что откровенно радовало, ведь Лина привыкла начинать каждый день с утренней разминки вместе с братьями и сестрами. Приемные родители с раннего детства приучали своих чад заботится о здоровье. Небольшая пробежка, целый комплекс специальных упражнений, совсем как в военном училище, и водные процедуры.

           Когда девушка вернулась из ванны, то нежданно на небольшом низком столике, где до этого стояла только вазочка с цветами, увидела несколько чистых листов бумаги, но рядом не было ни ручки, ни карандаша. Если бы их положила служанка, она бы непременно зашла в соседнюю комнату и доложила об этом. Тогда кто же это оставил и для чего?

Взяв в руки неожиданную находку, Лина чуть не вскрикнула и не отбросила листки в сторону - на белой и чистой поверхности проявились буквы

- "Милая Эвелина, пусть для тебя мои слова покажутся неправдоподобными, но я всю жизнь мечтал увидеть внучку моего брата и обнять. Не таи зла, прошу, и не пугайся сейчас. Все здесь написанное можешь видеть только ты, а как только прочтешь - послание самоуничтожится. Будь внимательна и постарайся мне поверить.

Если бы в свое время я хоть на минуту показал окружающим, как сильно ты мне дорога, тебе было бы не выжить. Я знаю твои приемные родители, друзья отца, да и ты вините меня в смерти Мередит, но в этом лишь часть моей вины. Здесь ей в свое время была уготована слишком незавидная участь - постельная игрушка короля, а девушкам для забав иметь детей у нас запрещено, да и потом их участь незавидна. Чаще всего, будучи выброшенными из дворца, они находят свое место на погосте.

Я отослал Мередит в Саверию, чтобы сохранить ей жизнь и знаю, что она вышла замуж за достойного человека, но, к сожалению, была счастлива не так долго, как хотелось бы, судьба была к ней слишком жестока. Поверь, мне казалось, что среди изумрудного проклятия намного безопаснее, чем здесь.

Прошу, будь осторожна и не верь любым лживым посулам, из чьих уст ты бы их не услышала. Особенно остерегайся короля этой страны - он всегда хотел завладеть силой и тайнами нашего рода, мы у него, словно кость в горле. По его приказу был убит мой брат и его жена, твоя мать чудом уцелела и ее бы добили, если бы не пол. К женщинам у нас относятся снисходительно, они бесправны и целиком зависят сначала от родителей, потом от мужа.

После обряда передачи силы тебе будет очень плохо. Не отчаивайся, вскоре почувствуешь, как по жилам заструится могущество. Старайся утаить величину полученного наследства, никто не должен знать как быстро ты справляешься с поглощением. Помни - все получится, а самое главное, я - рядом!

Любящий тебя Огюст Боливар де Оберон, не очень хороший дедушка, но надеюсь стать лучшим наставником."

            Лишь только последние слова были прочитаны, бумага вспыхнула и Лина отдернула руку. Пепел закружил в воздухе, но, не долетая до пола, исчез.

Через несколько минут в спальню вошла Аурика и очень удивилась, застав хозяйку апартаментов на ногах. Завтрак был через час. Этого времени как раз хватило, чтобы помочь Эвелине достойно одеться и с помощью горничной привести себя в порядок.

             Идя вслед за служанкой в Голубую обеденную залу, девушка любовалась пасторальными картинами, развешенными на всем пути следования и стенами, оббитыми редким элстинским шелком.

              По дороге Эвелина выяснила, что ее уже с нетерпением ожидают: муж приемной дочери де Оберона - Бастиан де Гелен с детьми и советник короля - Рауль де Фонтенай, а вот нотариус подъедет после обеда.

              Только лишь наследница вошла в комнату, как к ней бросился высокий, широкоплечий, черноволосый мужчина. Оценивающий взгляд его карих глаз пробежал по тоненькой фигурке гостьи.

- Рады приветствовать вас в поместье Тирегон!, -- обладатель громыхающего баса склонился над рукой Лины. Губы его были чересчур горячими и влажными. Девушке стало противно и пришлось приложить громадные усилия, чтобы удержаться от брезгливой гримасы.

               Потом неприятный "родственник" представил остальных присутствующих.

               Молодая красивая девушка, немного похожая на отца пышными, иссиня-черными волосами, глядела так гордо, надменно и свысока, что казалось еще мгновение и Эвелина превратиться в маленькую, никчемную куклу. Это была дочь Бастиана - Илая.

               Рядом с ней возвышался и герой ночного разговора - Джозеф. Лине он почему-то напомнил Рилфа - конюха, выгнанного отцом года два назад за наглые приставания к девушкам. Развязный, слащавый взгляд, круглое, лоснящееся, породистое лицо, огромная квадратная фигура и высоко взбитые вихры, намазанные бриолином. Нет, он, конечно, был красив, только это была порочная красота.

                Девушка тяжело вздохнула, подумав

" И за что мне такое счастье?"

                  Рядом с этой яркой троицой советник короля смотрелся подростком из-за щуплой фигуры, узкого, словно лисья морда, лица и голубых, водянистых глаз на выкате.

Под изучающим и бесцеремонным взглядом четырех пары глаз было неловко и боязно, но, взяв себя в руки, наследница подумала

"Вы уже создали свое мнение? Я - дурочка и деревенщина? Значит, можно не переживать о следовании этикету и вести себя так, как хочется!"

  Но в тот же момент она поймала цепкий и внимательный взгляд герцога де Фонтеная и невольно поежилась. Он смотрел так, словно назначал цену и, скорее всего, не очень высокую, стоящей перед ним провинциалке, поскольку полностью разобрался что она из себя представляет. Интересно, по каким вопросам он советник? Неужели внутренней безопасности? А если он менталист? Но тут Лина вспомнила, что амулет от подобного сканирования, подаренный перед поездкой попой - Харисом, весит на шее. Невзрачный черный треугольник из непонятного камня по уверениям бывших Защитников не в силах пробить даже архимаг.

         Следом чуть потеплевший взгляд невысокого царедворца переместился на элегантно- утонченную дочь представителя семейства Оберонов. Его губы растянулись в лукавой усмешке. Конечно, рядом с наследницей, та выглядела - королевой, которая только из-за недоразумения вынуждена общаться с представительницей низшего сословия.

"Да, - подумала Эвелина.-- наши с мамой представления о достойном одеянии очень разнятся со здешней модой. Ну и пусть! Все равно у меня всего два приличных платья и это одно из них. Да, и времени на пошив не было. И к чему было выбрасывать деньги, если все равно мы бы им не угодили? Если здешним ценителям прекрасного моя одежда не нравится, пусть сами заказывают мне туалеты, на те деньги, что остались от малахита!"

          И почему ее так затронула дорогая отделка этого здания? Наверное потому, что мама-Жанин приучала детей с детства считать каждый грош и трижды подумать, прежде чем его потратить.

          Дядюшка Бастиан, как "любезно" попросил он себя называть, пригласил всех за стол.

- И как вам нравится наш Армьен? - наконец подал свой голос молодой соискатель на пост предводителя.

- Вы знаете,-- честно ответила девушка, снова чувствуя себя неловко под изучающими взглядами присутствующих,-- я его не очень-то и разглядела с сидения ландо. Но меня очень поразили чистота и ... отсутствие нищих и бедных.

- Если кто-то в неподобающем виде появится на улицах нашего славного городка, то тот час же очутится в тюрьме. А если позволит оскорбить нарядного жителя, гостя или даже,-- советник поднял указательный палец вверх,-- дворянина, просьбой о подаянии, то будет незамедлительно отправлен на каменоломни. Пусть там поработает, если здесь не хочет!

- А если у него со здоровьем плохо? - вспомнила Лина калек, виденных как-то в поездке к побратиму отца.

- У нас таких очень мало,-- скривился Рауль, словно в рот к нему попала долька лимона.-- И все они находятся в соответствующих заведениях, где о них заботятся.

            Мужчины переглянулись и губы их растянулись в циничной усмешке.

Девушка хотела упомянуть, что карета ехала и через бедный район, и там она не заметила ни одного человека. Неужели здесь их нет? Сразу вспомнились деревенские улицы, тоже не блиставшие роскошью, но вечерами заполненные взрослыми и ребятней. Правда, извозчик гнал лошадей по бедному кварталу Армьена что есть силы. Может быть просто никто не хочет попасть под колеса или под ноги коня, поэтому и ходят в других местах?

              Направляясь сюда, Эвелина ожидала, что ее будут расспрашивать о приемной семье, о жизни в Ловии, но оказалось окружающих это ничуть не интересует, они сами начали наперебой рассказывать о прекрасной стране - Бувьер и о самой лучшей семье - Оберон.

              Еще девушка думала, что под пристальным взором местных обитателей аппетит ее пропадет, но ничего подобного. Кто всерьез может отказаться от паштета из нескольких видов птиц, румяных булочек с какой-то вкусной присыпкой и множеством других кулинарных изысков? Вот и Лина не смогла.

              В конце завтрака, когда уже были сделаны последние глотки чая и все сыто откинулись на спинки стульев, де Гелен, встав и оглядев присутствующих свысока, провозгласил

- Дорогая наша, ново обретенная родственница Эвелина, для того, чтобы ты могла спокойно пользоваться имуществом семьи Оберон, носить это громкое и знаменитое имя, быть полноправным жителем нашего государства и именоваться герцогиней, необходимо пройти магическое посвящение, согласно древнейшему закону. И мы решили назначить столь знаменательное событие на завтра.

              Действительно, чего тянуть дальше? Всего каких-то пол часа и ты имеешь право распоряжаться деньгами и землями. Кто в здравой памяти от такого может отказаться?

             Зная из письма, что это очень болезненная процедура, девушка и словом не обмолвилась, что предупреждена о ее опасности. Глядя на торжествующие лица присутствующих, она думала о своем, веря, что все пройдет так как надо. Иначе быть не может - впереди слишком много дел особой важности.

             А потом "дядюшка" торжественно вручил ей ночью найденную книгу - чтобы наследница знала с какими чудесными людьми она скоро окажется на равных.

ГЛАВА 3

             Когда де Фонтенай зажег странные зеленые, витые, толстые свечи и начал их расставлять по краям пентаграммы, выложенной драгоценными камнями на полу огромной комнаты где-то в подземельях, Эвелине стало немного страшно и чуть холодно. Белая холщовая рубаха в пол хоть и была под горло и с длинными рукавами, но грела слабо. А может быть в ознобе было виновато нервное напряжение? А потом было непонятно: почему здесь пользуются свечками и остальные участники ритуала - вверху висели не активированные магические светильники. Но может быть так и надо?

             Несколько мужчин внесли предводителя. Лицо его было неестественно бледным, а глаза закрыты. Рубаха и брюки Оберона были сродни одеянию Лины. Мужчина, казалось, не дышал. Но когда, положив его чуть в стороне от центра рисунка-узора, рядом попросили прилечь и наследницу, заставив ее взять ладонь главы рода в свою правую руку, девушка ощутила неравномерность тепла, исходящего от чужого тела и ... несколько вялые подергивания его пальцев.

             Советник начал произносить непонятные слова заунывным голосом, потом его бархатный баритон вдруг стал жестким и грубым и заполнил собой все пространство, а свечи, кроме находящихся на пентаграмме, - погасли. Постепенно девушка очутилась в полной темноте и лишь теплая рука рядом лежащего убеждала, что все еще они находится в том же зале. Потом ее тело словно пронзили огненные протуберанцы, Лина закричала и потеряла сознание.

             Все выше и выше над полем поднималась луна, жуткие людские крики и хрипы коней проникли в уши и набатом зазвучали в голове. Перед Эвелиной неожиданно развернулась панорама боя. Над всадниками колыхались знамена с неизвестными гербами и изображениями замков, среди них девушка неожиданно узнала огромное зеленое полотнище, на котором золотом сверкали меч и щит, а так же неизвестные животные - точное изображение рисунка, виденного в родовом замке Оберонов, а одежда большинства конных воинов была тех же цветов, что и ливреи слуг поместья Тирегон. От звона оружия и лязга ударяющихся мечей в воздухе стоял ужасный шум и треск, лошади сбились в один непонятный водоворот, стоны раненных смешались с ржанием лошадей. Девушка изо всех сил пожелала, чтобы это видение исчезло - смотреть на гибель людей и животных не было сил. И словно кто-то внял ее мольбам - внезапно наступившие темнота и тишина ошеломили. Но по чуть-чуть стала проявляться другая картина. Наследница увидела огромное помещение с круглым столом посередине. На память, почему-то, пришли сказания о рыцарях короля Реймунда, особенно в свете того, что вокруг округлого предмета мебели восседали мужчины, мундиры которых были щедро украшены золотым шитьем и позументами. Взгляд Лины почти сразу же уткнулся в статного симпатичного мужчину в зелено-коричневом одеянии. Его огромные, цвета весенней листвы глаза, взирающие из под черных бровей, были удивительно похожи на... мамины, а чуть вьющиеся каштановые с рыжинкой волосы - на гордость Эвелины. Как часто, расчесывая шелковистые, пышные кудри приемной дочери, мама-Жанин ими восхищалась! И даже родимое пятно в форме звездочки над левой бровью было точь в точь, как у Лины. Лишь только девушке удалось рассмотреть незнакомца и возможного -- дальнего родственника, тишина пропала, уступив место мужским голосам.

- Командующий объединенными силами родов, герцог де Оберон, вам слово!

- Я отказываюсь от столь почетного назначения. Какой из меня царедворец и король? - мужчина скривил рот в горькой усмешке.-- Мое место - на поле боя! А разные интриги, заигрывания с вчерашними противниками - не мое! Я же ему за любое не понравившееся слово в рожу дам, не подумав.

В комнате послышались смешки и одобрительные возгласы.

- Это у нас лорд Шанберли имеет хорошо подвешенный язык и словно лис словесами так скрутит, что его оппонент и сам поверит в нам нужное. Да и за модой он следит не в пример многим, а уж как любит всякие балы да приемы, не мне вам рассказывать!

- Ну, так на том и порешим! - ударил по столу ладонями, вставая, высокий, голубоглазый и ярко-рыжий мужчина в одежде красно-оранжевых цветов.-- Все равно править страной по-прежнему будут главы родов! А Его Величество, - он склонил голову в сторону самого ухоженного и разодетого блондина в ярко-голубом, вышитом золотыми узорами, сюртуке,-- будет полномочным представителем нашего государства среди окружающих стран. А мы? Мы всегда ему подскажем и поможем. Главное, чтобы он не забывал: кто в действительности хозяин на этой земле!

            Видение померкло и Лина увидела перед собой еще одного родственника. На это указывали знакомый цвет и разрез глаз, шелковистые, каштановые волосы с рыжинкой и ... особенно -- родимое пятно. Вот только вид у него был -- изнеможденный, а взгляд -- усталый.

- Я уже думал не свидимся,-- жадно разглядывая девушку, произнес незнакомец и тяжело вздохнул.-- Ты так похожа на Мередит!

- А вы кто? - вырвалось у Эвелины.

- Огюст Боливар де Оберон. И наша встреча с тобой происходит в твоем сознании.

- А то, что я видела?

- Кереанская битва? До нее такой страны, как Бувьер, не было. Существовали отдельные герцогства, но благодаря королю Освальду, решившего подмять под себя наши земли, предки, сплотившись, создали это государство. Так род нынешнего короля - Клемента II и очутился на троне. С годами прадеды его только оттачивали свое коварство и увеличивали свое желание властвовать безраздельно. Для этого не брезговали ни убийствами вчерашних друзей и соратников, ни интригами, ни травлей достойных и честных. Сейчас уже не главы родов управляют страной, а единолично король - Клемент II,-- предводитель пытливо посмотрел на наследницу. - Но ведь тебя не это интересует?

--Конечно нет! То, что было - это ваше прошлое, а меня волнует то, что сейчас происходит... и будущее.

- Твое сознание на время отключилось. Так легче и безболезненно произойдет передача всех знаний, какими я владел при жизни. Процедура очень неприятная и длиться несколько часов.

- А,-- Эвелина о многом хотела расспросить внучатого дедушку, но он ее перебил.

- Если бы ты была инициирована, все произошло бы быстрее, но сейчас придется потерпеть. А вот когда очнешься, не пугайся. У себя на груди ты обнаружишь наш семейный артефакт - "зеленое сердце". Снять его с шеи сможешь лишь только ты, но постарайся этого не делать, даже принимая водные процедуры! Он сбережет твою жизнь и здоровье и не даст возможности никому тебя уничтожить или нанести какой-нибудь вред.

- Что-то он вам не очень помог, как и моему деду!

- Мы оба совершили одну и туже ошибку - доверились своим родным и близким, забыв как Его Величество умеет очаровывать и подчинять себе женское сознание. Все дело в том, что все правящие семьи нашей страны со временем утрачивали свое могущество и никто не знает почему. Сильные маги умирали, а дети рождались уже не столь одаренными. Лишь магия королевского рода была по-прежнему сильна, как, впрочем, и нашего. Мой отец сохранил не только наши силу и знания, но и секреты рода. Не знаю какой разговор произошел у него с отцом Клемента, но через некоторое время он слег и разделил то, что имел между мной и братом, прожив после этого не очень много. Потом на престол взошел нынешний монарх. Убить нас с Алесандро никому не удавалось, да и никто не знал, что могущество поделено. Тогда Клемент привлек к исполнению своей мечты наших с братом жен. Женившись по любви, мы им доверяли, как самим себе. Вот только,-- он замялся на мгновение, но потом решительно продолжил.-- Была у нас одна и очень большая слабость - любовь к женщинам, вернее к сладостному наслаждению, которое они дарят. А король пообещал нашим ревнивицам, что поможет им вернуть "ветреных мужей" в лоно семьи, поручив напоить нас "напитком верности". Кто его готовил и где его добыли наши супруги не ведаю, но без Клемента здесь не обошлось. Моя Лоретта прежде чем угостить мужа, попробовала сама это зелье. Когда я пришел в ее спальню из кабинета, где работал, жена уже была мертва. А в следующую минуту в мое сердце как будто воткнули острый кинжал и чувство было такое, словно кто-то вырвал часть души. Я перестал ощущать брата, его сила куда-то исчезла и я понял, что Алесандра нет! Мы тогда жили в одном доме, разделенном на две части. Бросившись на вторую половину, я обнаружил, что брат и его жена мертвы. Очевидно, Дейтра, поняв, что натворила, последовала за супругом. "Зеленое сердце" лежало сверху на одежде рядом с кроватью. В предвкушении любовных игр Сандр всегда его снимал.

           И столько тоски было в голосе предводителя, что Эвелин поняла - он действительно любил брата и до сих пор не может себе простить его гибели.

- А к кому перешла сила, которой он владел?

- Этот секрет не разгадан до сих пор,-- Огюст пожал плечами.-- Все, что я имел, осталось со мной, нового ничего не ощутил, но и Клемент ничего не получил. Его люди практически вместе со мной ворвались в спальню брата. Потом было следствие, которое проводили маги короля, но оно ни к чему не привело. В спальне Алесандро не было следов ритуалов, как и следов любой магии, кроме охранной...

- А что же произошло с вами?

- Илая!

- А, ей-то чего не хватает?-- Лина сразу же вспомнила ухоженную и прекрасную дочь "дядюшки". Эта уж точно не знает откуда деньги берутся и что такое неурожайный год. Нет, наследница не завидовала Илае, вернее завидовала, но только немного, совсем чуть-чуть, скорее из-за того, что ее мама и папа живы. Конечно, приемные родители -- самые чудесные на свете люди и просто необыкновенная удача, что они оказались рядом с Эвелиной более 10 лет назад, но... родные мама и папа... Да и убивать дедушку из-за денег? Девушка тяжело вздохнула.

- В нашем обществе женщина - бесправное существо. Разменная монета во многих играх, Ия - хотела заставить себя уважать и доказать всем остальным свою значимость. Все время агонии девочка стояла рядом и ждала, что сила перейдет к ней. Но я точно знаю, что идея убить меня принадлежит не внучке. В ее красивой головке такая мысль не могла созреть.

- А как же ритуал?

-- Ритуал необходим только в том случае, если сила в момент предсмертного состояния главы рода не перешла ни к кому, ибо не нашла достойного. Тогда начинают искать претендентов. Ритуал передачи - сродни просьбе-принуждению поделиться. А Илая ведь не родная кровь. У моей второй жены - Бритте от первого брака была дочь, именно она произвела на свет эту дурочку.

- А Ия, что не знает о магических брачных браслетах, которые могут нацепить на нее и с их помощью отнять и силу, и власть?

- Скорее всего, нет,-- грустно констатировал мужчина.-- Это ты о них знаешь, потому что столкнулась с действием наручей, а здесь многие до сих пор уверены, что изумрудный ужас придумали маги Саверии - для официального и законного отъема денег у нашей страны, а еще, как у нас заявляют - "баб у них не хватает, вот наших девок и требуют им поставлять!". Лорд де Фонтенай убедил нашу красавицу, что тот кто стоит рядом во время смерти предводителя, тот и получает силу.

- Эта лисья морда?

- Ты тоже уловила некоторое сходство этого королевского лизоблюда с лукавым животным? Он, он. Герцог давно вьется вокруг нашей семьи и все разнюхивает - Клемент ни как не успокоится.

- Я подслушала разговор Гелена с Фонтенаем. Они хотят выдать меня замуж за Джозефа и с помощью брачных браслетов отнять и магию, и силу.

- Твоему организму потребуется некоторое время чтобы приспособиться к новым условиям существования. Для нас теперь очень важно как можно дольше создавать впечатление о твоей недееспособности и слабости.

- А когда,-- Лина замялась. Видя перед собой, пусть даже и в собственном сознании, де Оберона, она никак не могла представить, что он вот-вот умрет, только сила и магия покинут его тело.-- Будет погребение? Я бы хотела проводить вас в последний путь.

- Увы, деточка, ты еще долго проваляешься в постели, прежде, чем сможешь встать, а меня на следующий день после ритуала предадут огню и пепел развеют, так у нас принято. Не знаю на какое время, но дух мой пока поселится в твоем сознании: никто кроме меня не сможет ввести тебя в суть наследства, которое получаешь.

- Как это?

- Я буду смотреть твоими глазами, подсказывать и помогать по мере возможности.

Девушка не успела поблагодарить заботливого родственника: она вдруг спиной почувствовала не твердую поверхность каменного пола, а мягкую податливость чего-то удобного и поняла, что ее уже куда-то переместили.

- Не пугайся,-- успокоил ее предводитель.-- Ритуал уже закончился. Сейчас ты поспишь, а потом мы снова поговорим.

Эвелина не знала сколько времени она провела в бессознательном состоянии, но была уверена, что плодотворно. Именно сейчас пригодились уроки папы-Хариса, ведь новые познания в магии падали на благодатную, подготовленную почву. Одно было плохо: отсутствие практики. Теорию девушка выучила на отлично.

Когда жар спал и организм пришел в относительно удовлетворительное состояние, Оберон разрешил наследнице открыть глаза.

На округлом столике горела одинокая свеча, в просвет неплотно задернутых штор было видно звездное небо. Ночь. Это хорошо. Недалеко на стуле дремала незнакомая служанка

- Это - Медина, любит поспать и чуть глуховата на ухо,-- услышала Лина голос предводителя в голове.-- Осмотрись. Я хочу понять куда тебя поместили.

        Девушка приподняла голову и осторожно обвела взглядом спальню. Это были не те покои, в которые ее поселили при приезде. Тело еще плохо слушалось, а слабость заставила закрыть глаза и откинуться на подушку. Хотелось застонать, но Эвелина постаралась не издать ни звука.

- Это хорошо, даже лучше, чем я ожидал!-- ликующий голос Огюста немного напугал.-- Тебя поместили в гостевую, которая большую часть времени простаивала пустой. Официально отсюда не возможно попасть в тайные проходы, здесь даже нет слухового окна. Гелен никому не доверяет.

- И чем это нам поможет? Ведь удрать отсюда будет очень сложно.

- Деточка, это наше родовое гнездо и то, что подвластно предводителю, не известно больше никому. Твои охранники будут в полной уверенности, что выйти отсюда можно только через дверь, а мы, при благоприятных условиях, уйдем другим путем. Здесь есть выход в старинный, заброшенный узкий коридор. Ты ведь пыли и паутины не боишься?

         Лина задумалась, но ей быстро вспомнились игры с Ричи и Вели - сыновьями папы Хариса в коровнике и на старом сеновале, когда они играли в прятки и ворчание мамы-Жанин вечерами, что дети собрали всю пыль и пауков.

- Нет и темноты тоже не боюсь.

- Тогда сейчас самое главное - сделать вид, что ты не важно себя чувствуешь.

          Но плохое самочувствие даже не надо было изображать: голова кружилась от любого резкого движения, запах еды вызывал рвоту, а тело словно было не родное - абсолютно не хотело слушаться.

 Постепенно состояние здоровье приходило в норму, правда чем дальше, тем труднее было изображать несчастную больную.

         Ночью, благодаря подсказке дедушки, Лина усиливала сонные чары охранниц, сидевших у постели, и в ванной выполняла целый комплекс привычных упражнений. Днем же отсыпалась. Это помогало поддерживать у всех впечатление, что до полного выздоровления еще далеко.

         Потом, пользуясь подсказками Оберона, она побывала в его кабинете, закрытом со дня болезни главы рода, открыла сейф и переложила все деньги, которые там были и артефакты, в небольшую сумку. Туда же добавила несколько комплектов одежды для себя, в основном брючные костюмы, позаимствовав их у кого-то из слуг. Немного великоватые комплекты одежды тем не менее были совершенно новые и из достаточно прочной ткани. В платье бегать по лесам и полям достаточно неудобно. К сожалению, родовая сокровищница находилась в столичном особняке, а здесь девушка обнаружила только одну еще не активированную сумку со свернутым пространством внутри. Все остальные давно были подчинены определенным хозяевам - членам семьи. Неприятность состояла в том, что неопытная Эвелина, инициировав сумку под свою руку, могла теперь поместить туда либо одежду, либо еду. Подумав, она решила, что еда - предпочтительнее. Продвигаясь по незнакомой территории, девушка не сможет ничего покупать, а будет вынуждена постоянно прятаться.

          Они бы еще долго с Обероном оттягивали побег, но все за них решил нетерпеливый де Гелен. Однажды днем девушку подняли на ноги подручные приглашенной модистки, измерили, изучили и пообещали дня через три доставить уже готовое подвенечное платье. Выходить замуж можно и сидя в кресле - решил милый "дядюшка".

           Сумка с продуктами еще была не совсем загружена, но времени не было и, переодевшись, захватив все спрятанные вещи, Эвелина отправилась прочь из поместья. Те проходы, по которым она до этого привыкла ходить, были относительно чисты, но как только девушка свернула в заброшенный узкий лаз, ведущий совсем в другую сторону, чем остальные тайные подземные пути, все изменилось. Хорошо, что на поясе болталась фляга с водой, а в кармане брюк лежало несколько небольших кусков ткани: повесив сумки на плечи, девушка смачивала ткань и, прижимая ее к лицу, упорно шла к выходу - встревоженная ногами пыль забивалась в глаза, волосы и настойчиво лезла в нос и рот.

            Наконец, после нескольких привалов, когда счет времени был потерян, Эвелина оказалась перед металлической дверью. Повернув пару рычагов, она с силой навалилась на препятствие и... раздался скрежет, потом в проем хлынул дневной свет. Наследница оказалась в зеленом овраге посреди леса.

 ГЛАВА 4

        Радость от того, что она наконец видит солнце и голубое небо, неожиданно сменилась осознанием ужасной усталости. Все это время страх преследования постоянно подгонял и не давал отдохнуть в местах привалов. Сколько же она блуждала по извилистым подземным ходам, часто стараясь не касаться макушкой низко нависающего потолка в паутине?

- Почти сутки. Мы вышли вчера после обеда,-- голос предводителя в голове был полон сил и веселья. - Хватит рассматривать окружающую природу, пошли дальше!-- И это почему-то страшно рассердило девушку. Отряхиваясь от пыли и боясь использовать магию, чтобы не привлечь охотников за наследницей, она зло бросила

- Вы, что, залезли в мои мысли? Я хочу спать, давно не ела и... почти сутки на ногах. Мне ... надо отдохнуть!

         Она развернулась, закрыла плотно металлические двери, осмотрелась вокруг и, заметив несколько крупных камней неподалеку, пользуясь найденной палкой, как рычагом, подкатила булыжники к двери и крепко зафиксировала их. Так- то будет надежней. Если есть погоня - им понадобиться некоторое время, чтобы сдвинуть препятствие. А если преследователи используют магию - старый и держащийся не очень прочно потолок в любой момент может обвалиться.

         Дедушка на некоторое время замолчал, но когда Лина села перекусить, примирительно заговорил

- Можешь успокоиться, твои мысли - они только твои. Просто вопрос о том, сколь долго мы выбирались, интересовал и меня тоже. Я знал об этом тоннеле, но никогда им не пользовался. Ты уже решила куда направишься?

         За интенсивными занятиями, обсуждениями что взять в дорогу с собой, экскурсами в историю рода, они пока и не дошли до обсуждения этой важной темы. Не ожидали, что побег так близок?

- Домой - путь заказан. Меня там будут искать в первую очередь. Я уже давно мечтала о Саверии. По рассказам отца в этой стране женщина маг - вполне нормальное явление. Правда, инициируют пока, в основном, жен лордов-командиров. Но ведь я и так уже самый настоящий маг, просто неопытный. А потом, думаю, -- на освобожденных землях будет легче всего спрятаться, ведь там много приезжих и среди них я буду не так заметна.

- Никогда не думал, что внучка Алесандро настолько предусмотрительна. И как ты собираешься попасть в Саверию? Путь туда не близкий, да и границу придется переходить, а там тебя, явно будут поджидать.

- Может быть мне лучше двигаться не в мою родную Ловию, а в Оретано? Эта страна тоже граничит с Бувьером и там проживает Пьер де Кьесано - побратим отца. Папа-Харис заставил меня перед отъездом выучить имена и места проживания многих бывших Защитников, служивших в свое время вместе с ним на границе в Саверии.

- Тогда, - заинтересовано произнес Оберон,-- мы на верном пути. Армьен остается в противоположной стороне, а мы, направившись за солнцем на запад, уже денька через четыре окажемся у границы с Оресано.

          Поев, сидя на стволе какого-то дерева, давно упавшего в траву, Лина на некоторое время закрыла глаза. Дышалось легко и свободно и не надо было изображать из себя ту, кем не являешься, а еще можно уже не вздрагивать, ощущая оценивающие и ненавидящие взгляды.

          Вот бы сюда сводных братьев и сестер и пусть, как это бывало раньше, Ричи и Вели дергают за волосы, а Морис, весело прозываясь, подначивает мальчишек. А, как здорово они вместе играли в салочки, следили за муравьями! А однажды младшенький Вели бросил лягушку за шиворот Талии. Вот визгу то было!

           Эвелина почувствовала, как слезы побежали из глаз и решительно встала, посмотрев на небо. Не облачка. Вспоминать и жалеть себя она решила потом - когда перейдет границу этой чужой, недружественной страны.

             Девушка еще несколько раз останавливалась на недолгие привалы, пока солнце окончательно не спряталось, а потом, наломав веток, устроилась под развесистой драценой, похожей на причудливый зонтик.

             Предводитель помог и ночью ничего не снилось, поэтому, наверное, Лина чувствовала себя отдохнувшей и полной сил. Еще два дня она шла спокойно, без приключений, обходя города, деревни и мелкие селения, избегая людей, но вот на третий день, когда казалось, что еще чуть-чуть и впереди покажется граница, наследница, увидев вдалеке одинокий фаэтон, запряженный парой лошадей, убралась с дороги и спряталась за невысокими кустами. Вокруг раскинулись поля и до ближайшей небольшой рощи, виднеющейся на горизонте, было еще далеко. Следя за дорогой в просвет между ветвями, путешественница заметила, как поблизости от места ее убежища с экипажа спрыгнула небольшая фигурка, упала, вскочила и метнулась почти прямо к Эвелине. Возница, одетый как зажиточный горожанин, натянул вожжи и остановил коней. Спрыгнув, он помчался за беглецом и ... поймал его буквально в нескольких шагах от Эвелины. Та, присев, почти полностью спряталась в кустах. Беглец, отчаянно сопротивляющийся желающему его поймать и утихомирить мужчине, оказался девушкой. Тогда преследователь начал бить ее не только руками и ногами, но и хлыстом. Лина долго не выдержала наблюдаемой картины и, собравшись с духом, отправила в сторону огромного драчуна парализующее заклинание. Вот и подошло время практики! Возница упал, следом за ним на землю осела и его жертва. Когда наследница подбежала к девушке, та лежала на боку и была без сознания. Зрелище оказалось страшным - порванное платье, запекшаяся кровь на лице и ногах, связанные веревкой руки, следы хлыста на теле, но пульс на шее ощущался достаточно четко. Сняв с пояса флягу с водой, Лина брызнула на лицо беглянки, та дернулась и не открывая глаз, простонала

- Пить!

            После того, как спасенная сделала пару глотков, ее взгляд прояснился и... вскрикнув, девушка начала отползать от спасительницы. Наследница оглянулась, оглушенный возница лежал недвижимо.

- Ты, что, меня испугалась? - бросила она вздрагивающей и плачущей потерпевшей. Та, все еще давясь рыданиями, делала попытки встать.

- Не бойся, - тихим, задушевным голосом продолжила наследница и сделала несколько шагов к незнакомке.-- Меня зовут Эвелина. Я удрала от будущего супруга. Как-то, знаешь, мечтаю выйти замуж по любви, а не из-за того, что кто-то польстился на мои способности и деньги.

- Ты тоже в бегах? А что ты сделал с Маркусом?-- постепенно из глаз жертвы уходили страх и растерянность, зато появилось любопытство.

- Я его оглушила заклинанием и да, я тоже в бегах. Хочу поскорее перебраться в Оретано. В Бувьере для меня опасно находиться.

             Почему-то Лина решила открыться незнакомке. Может быть она рассчитывала, что спасенная была местной и поможет в благодарность за помощь перейти границу или хотя бы подскажет что-нибудь?

- Ты владеешь магией?-- подскочила на месте девушка. -- Честное слово? И тебя не запечатали и не посадили в тюрьму?

- Нет, мои способности мне передал родственник вместе с титулом. А вместо запечатывания и тюрьмы меня ждали замужества и отнятие способностей в пользу мужа.

- Как это?

- Расскажу позднее. А пока, может разрежем веревки у тебя на руках?

         Незнакомка согласилась, потом попросила еще воды и призналась, что голодна. А потом представилась

- Камилла.

          Девушки умылись, поели и Лина обратила внимание, что мужчина за это время так ни разу и не пошевелился. Подойдя к оглушенному и обследовав его, она поняла - возница мертв. Догадку внучки подтвердил и дедушка.

- Вот что значит без подготовки швыряться разными заклятиями. Ты столько вложила силы, что можно было и быка прикончить!

         У Лины просто потемнело в глазах и стала плохо. Девушка, конечно, помогала дома работникам разделывать кроликов и баранов, но здесь ведь был человек! Она села и заплакала, стало страшно и почему-то затошнило.

- Быстро закрыла глаза и сосредоточилась!- прозвучал в голове голос. Оберон еще что-то говорил, понятное только ему, а потом заставил наследницу повторить за ним несколько слов. Вихрь эмоций сменили безразличие и спокойствие.

-- Что случилось? - встревожилась Камилла.

           И когда услышала, что ее преследователь мертв, запрыгала от радости.

- Спасибо, спасибо, спасибо! - повторяла она от избытка чувств. А потом рассказала краткую историю своей не очень удачной жизни.

            Убитый оказался отчимом девушки. Пока была жива мама и мамин брат, мужчина умело скрывал свою подлую натуру. Да и замужем бедной женщине удалось побыть всего два года. А год назад единственные родные люди Камиллы утонули в море, поехав кататься на лодке. Еще при жизни жены отчим связался с контрабандистами и помогал переправлять бурштин ( солнечный камень, который очень ценится при изготовлении амулетов и хорошо держит магию) через границу. После смерти супруги он начал заставлять падчерицу, знавшую многих пограничников в округе и все тайные тропки, переносить на себе самые ценные экземпляры, говоря, что в семье почти нет денег. А потом стал приставать, принуждая к сожительству. Все было ничего, пока мужчина не захотел применить силу и тогда... Камилла не знала, что случилось, но на груди насильника появился ожог в виде ладони, да и его самого словно что-то оттолкнуло и бросило наземь.

- Опекун закричал - ведьма и за волосы оттащил в подвал, а потом связал руки специальной веревкой, - зло выпалила девушка.

          Эвелина вспомнила, что ее очень удивили вид и качество шнура. Но ведь в каждой стране может быть разные виды таких изделий. Значит

- Это специальные антимагические путы!-- Оберон тоже решил внести свою лепту в рассказ.-- А твоя подружка - самоинициированный маг.

- А потом эта помесь хорька с боровом закричал, что меня надо запечатать и упрятать в самую страшную тюрьму, чтобы я не могла навредить порядочным людям!

- И как самый порядочный, отходил тебя батогом? - хмыкнула наследница.

- А,-- отмахнулась потерпевшая.-- Первый раз что ли? На мне быстро заживает. Главное - теперь домой нельзя возвращаться. Все видели, как он меня увозил. Да и скандал в доме был изрядный.

            Эвелина, вспомнив, что и сама в бега подалась без документов, потому что не смогла найти свои бумаги, поинтересовалась наличием оных у Камиллы.

              Убитого было страшно обыскивать, да и не стал бы опекун прятать важные записи в карманах, поэтому девочки обыскали фаэтон и под сидением обнаружили искомое. Переговорив, они поняли, что мужчину не под силу перетащить, поэтому, оставив все как есть, все равно с дороги труп не виден ( лежит у самых кустов), сели в экипаж и поехали к границе с надеждой, что скоро в Саверии будет на две магини больше.

  Лошади, подстегиваемые неожиданной подругой Лины, довезли беглянок до небольшой рощи. Здесь, резко натянув вожжи и заставив двойку остановиться, Камилла деловито распорядилась

- Дальше на коляске нельзя, приметная очень. Ты хоть на лошади ездить умеешь?

- Конечно!- бросила обиженно наследница, со вздохом вспомнив, как за любую провинность ее вместе с братьями посылали чистить коней, а чаще всего - конюшню. Да и четвероногих скакунов, что ездовых, что рабочих, дома было достаточно.

- Только седел нет!-- хитро скосила глаза рыжая девчонка, вся в веснушках и синяках.

- Ну, и что? - пожала плечами сероглазая шатенка.-- Можно подумать в ночное кто-то седла берет.

          А еще когда у тебя несколько братьев, что, подначивая, то и дело подбивают на спор: сможешь ли ты сделать так как они, и отец, который (на всякий случай) воспитывает тебя, как мальчишку, научишься многому.

           Дружно  и  быстро  сняв упряжь, девочки тщательно обыскали коляску. Понятно, отчим без денег не мог отправиться в город и кошель, скорее всего, висевший у него на поясе, так и остался там, на дороге. Но то, что мужчина поехал один и больше никого из работников не взял, означало, что задумал он что-то незаконное. Захотел стать не опекуном, а единственным наследником, ведь у дяди Камиллы семьи не было? А провернуть такое дело без достаточно большой взятки невозможно и вряд ли он носил ее на себе.

          Так и оказалось. В сидении экипажа было сделано специальное потайное отделение, где лежали несколько мешочков, полных бурштина и ... амулетов из него, в основном, как определил Оберон и подсказал внучке, с лечебными свойствами.

           Юная контрабандистка переоделась в одежду, с удовольствием выделенную Линой из своих запасов, ведь продолжать путь в порванном платье было бы неуместно, тем более, что ростом спасенная была чуть выше Лины да и более плотной комплекции. Пару мешочков с ценным грузом были привязаны на талии и скрылись под широкими рубашкой и жилетом, остальные же перекочевали в карман к Камилле - для оплаты при переходе.

- Не могу понять,-- изумилась наследница.-- На границе с Ловией пограничная стража документы чуть ли не на зубок пробует и не всех пропускает, а тут, заплатив, можно свободно прошмыгнуть на другую сторону.

- Так там верховодит герцог Дорье, у него особые счеты с соседним государством, да и наш король не в ладах с монархом Ловии. А из Оретано нашему венценосному доставляют особую травку, которую он и его окружение бесконечно любят покуривать, а еще наше дворянство с их в хороших отношениях. Да и на кордоне у меня свои знакомые. Я же - местная!

- И все, проживающие здесь, знают такие подробности? Неужели контрабандисты столь осведомлены?

- Еще совсем недавно,-- рыжеволоска тяжело вздохнула,-- начальником нашей заставы был мой почетный отец, друживший с дядей, я часто у него гостила и дружила с его дочкой, поэтому меня все его подчиненные знали хорошо. Только вот после смерти матери, когда опекун первый раз "поучил" меня жизни, Тео поговорил с ним очень жестко. Не знаю уж, что он сказал Маркусу, но тот в бешенстве сорвался в город и ... через некоторое время Тео перевели на другой участок - очень далеко от нас.

             Девочки помолчали, оглядели друг друга, поправили волосы, привели себя в порядок и, сев на лошадей, отправились по маршруту, известному исключительно Камилле. И хотя ехали не быстро, но Эвелина поняла, что езда без седла не для нее. Небольшое баловство это одно дело, а вот путешествие таким образом... сущее наказание. Но признаться в этом было стыдно, вот и морщилась время от времени. И даже с облегчением вздохнула, когда, не доезжая до нужного места, подруги спешились и ведя за узду лошадей, пошли дальше пешком. А Камилла, зорко поглядывая по сторонам, только усмехалась.

- Если кого встретим, молчи, словно немая,-- предупредила одна беглянка другую. - И чтобы я не сказала, только согласно кивай головой!

- Поняла, не маленькая!-- огрызнулась наследница.

               Вскоре наперерез им не понятно откуда поднялись двое мужчин в странной зелено- коричневой форме, с пучками травы на голове

- И куда это племяшка направляется? - подойдя ближе, поинтересовался один из пограничников - высокий, широкоплечий крепыш.

- В гости к тетушке. Они уже там и столы накрыли, а мы все тут прохлаждаемся. Как бы все не остыло!

- А на лице что - подарки любвеобильного папочки? - не утерпел напарник здоровяка, чуть пониже ростом, с квадратным лицом и маленькими карими глазками.

- Да вот свою девку мне навязал,-- рыжая сорвиголова кивнула в сторону Лины.-- Приказал все показать и сводить на ту сторону, да присмотреть, чтобы волосок с головы не упал.

- Это, что же, Маркус надумал жениться?-- продолжал утолять свое любопытство кареглазик.-- А выставляться будет?

- Вот как вернемся, так стол и накроем, такой, что надолго все запомнят!-- весело пообещала Камилла.-- Папенька в город за приданным поехал. Говорят оно у нее не плохое.

- Так наша местная большая шишка решила приумножить свои капиталы? А не сбежит краля?

- Родители и младшие сестры ее под замком в холодной до возвращения сидеть будут. Так что, мы быстро!

- Ох, девки,-- наконец подал голос широкоплечий здоровила, в то время как юная контрабандистка протягивала ему плату за проход,-- вы там на чужой территории поосторожней. С границей - легче. Сегодня смена Палтуса, а он вчера на дне рождения у друга гулял, так если что, с ним лучше шепотом общаться.

             Когда девушки отошли от охранников границы на достаточное расстояние, Мила пояснила

- Палтусом обозвали одного жирного оретанца. Он эту рыбу просто страсть, как любит и на каждое дежурство в течении уже нескольких лет берет только ее - то жаренную, то еще какую. Весь пропах уже. А меня он привечает - говорит на дочку его похожа.

             В это время подал голос, долгое время молчавший, Оберон

- Среди тех лечебных амулетов, что вы изъяли из повозки, найди от похмелья, а лучше - парочку. Думаю, любитель рыбы будет вам премного благодарен.

          Остановившись, беглянки так и сделали. Лина внимательно просмотрела все артефакты и с помощью предводителя нашла целых три. Их присоединили к мешочкам с бурштином и отправили обратно в карман Камилле. Одновременно и выяснили, что никакой тетушки в Оретано нет, а это просто заранее оговоренная фраза, дающая понять - "Все чисто. Это свой человек"!

           Границу пересекли тихо и спокойно, словно не из одного государство в другое путешествовали, а из одного города в рядом лежащий. Пришлось даже познакомиться с Палтусом, очень уж он достал подчиненных и они привели "нарушителей" к нему с радостью. Довелось вытягивать еще один мешочек с солнечным камнем, спрятанный "на всякий случай" в другом кармане огневолоски. Там же на заставе по ее просьбе им подарили и седла. Так сказать - плата за оздоровление.

- А с чего это ты решила, что нам нужны ленчики?- еще не сбросив с себя волнение от столь быстро развивающихся событий и не до конца веря, что находится уже не в Бувьере, поинтересовалась наследница, подпрыгивая на лошади.

- Ты думаешь, я не заметила, как ты морщилась и шла в раскоряку? - хмыкнула Мила. - А теперь нам куда?

             Эвелина вспомнила место проживания Пьера Кьесано, но Камилла даже не представляла где это находится. И тогда снова вмешался "дедушка". Внучка закрыла глаза и Оберон показал ей карту местности, где точками были показаны местонахождение беглянок и искомый адрес. Запомнив показанное, девушка потом на пыльной обочине нарисовала точную копию намеченного пути. Дорога была неблизкая. Что делать? Решили свернуть с этого тракта и искать попутчиков, но когда солнце уже садилось за горизонт, смогли добраться только до небольшого хутора, виднеющегося вдали. Попроситься на ночлег было страшно и подруги устроились среди нескольких деревьев, примыкающих к колее, по которой ехали. Утром им повезло, только путешественницы успели позавтракать и проверить подпругу, как из ворот хутора выехала пустая подвода, на облучке которой был виден одинокий мужчина.

               Девушки поехали ему навстречу. Возница сначала насторожился, но потом завидев двух девиц немного расслабился, правда продолжая крепко сжимать в руке жесткую рукоять кнута.

- Простите,-- проявила инициативу Камилла.-- мы тут заблудились. Не подскажите как проехать в Петанж?-- это был один из городов пути следования.

- Ох, девки,-- презрительно рассмеялся хуторянин,--что, мужик скорый на руку попался? К родителям путь держите?

- Ага!-- с готовностью кивнули беглянки. - Мы уж, от души просим, не выдайте. А батюшка вам благодарен будет по гроб жизни, не этого он ждал от зятя, давая хорошее приданное!

- У самого одни девки растут!-- в сердцах просил мужчина.-- Как посмотришь иногда вот на такие лица, то и совсем не хочется их замуж выдавать. Ладно, чего уж там, еду я в Вильц, а уж от него рукой подать в ваш Петанж. А встретимся, как нибудь сочтемся.

     Но не долго искательницы приключений скакали рядом с повозкой. Мужик от чистого сердца сделал им предложение

- Вы, это, лучше бы присели ко мне на воз, погутарили бы, а то на виду торчите, да внимание на себя обращаете.

         Так и поступили, а лошадей привязали к подводе: у запасливого хуторянина не только длинных веревок было много, но и на дне телеги целый ворох мешков, на которые и уселась Лина, цепко держась за борт, а бойкая Мила заняла место рядом с сердобольным возницей. Любопытный дядько Леон, как он попросил себя называть, повел неспешный разговор с юной контрабандисткой. Та вела себя расковано и смело, зная не по наслышке жизнь в приграничье, поэтому щедро делилась с попутчиком своими наблюдениями. Дядько ехал на ярмарку, которая должна начаться завтра в Вильце, решив прикупить там быка, да и живности понемногу, а жена его -- на сносях и поехать не смогла. Когда разговор зашел о породах кур, тут уже подала свой голос и Эвелина, которая часто прислушивалась к разговорам отца и работников о мясо-яичных и мясных породах хохлаток. А когда она начала перечислять самые популярные и затребованные названия домашних птиц, да еще давая им краткую характеристику, к ней прислушался и Леон.

          Все дело было в том, что папа Харис и не мечтал, что приемная дочь может оказаться богатой наследницей. Уделом любой девушки было замужество, но представить дочерей скучающими дамами высшего света у отставника-пограничника никак не получалось. Презирая всем сердцем пустую болтовню и меланхоличных приживалок, он считал, что настоящая хранительница домашнего очага должна многое знать и уметь, чтобы ее не смогли обмануть ни ушлые управляющие, ни нерадивые работники. С ним была согласна и мама Жанин. Выйдя замуж и попав вместе с супругом в один из охранных замков, она многому научилась за 6 лет. Близость проклятых земель заставляла жен лордов- командиров, не только научиться готовить, стирать, делать всю работу по дому, что в нормальных условиях выполняла прислуга, но и сажать, и выращивать урожай на маленьком клочке земли рядом, и ухаживать за скотом. Кто поедет в услужение в далекие края, зная, что это грозит гибелью? Были, конечно те, кого вынудили обстоятельства или привлекла достойная плата, но их было очень мало и не все смельчаки выживали, заслышав зов зеленых исполинов.

          Несколько часов езды пролетели незаметно, а когда решили перекусить -- выбрали удобную полянку и ... девушки внесли свою лепту в импровизированный стол на траве.

- Ох, девки, смотрю: вы и разумные и работящие,-- Лину представили сестрой мужа- забияки.-- Может у твоего бати, Мила, получится направить этого остолопа-супруга на путь истинный?

           Пока жертва мужа-"длинные руки" обсуждала с возницей возможность исправления "заблудшей" половинки, наследница сидела, ела и думала о том, что подозрительно быстро люди верят в замужество подруг, а ведь на запястьях девушек не видно никакой брачной татуировки. Не выдержав, она поинтересовалась этим у дедушки.

-Многие, особенно не столь богатые люди, и здесь, и у нас - в Бувьере, не идут в Храм. Священнику плати, богатые подношения богам - делай, а потом еще и обязательно в канцелярию наместника денежку вноси - за запись в книгу государственных актов. Вот и ограничиваются только последним, самым дешевым действом. Это уж после рождения первенца можно все узаконить. А пока нет брачной татуировки, жену можно и вернуть родителям, коль не по нраву пришлась, что с божественным благословением так просто не сделаешь. Развод в Храмах стоит очень уж дорого! Запись в канцелярии исправить быстро, ее перечеркнут и печать поставят, взяв копейки. А еще, если нет знаков на запястье, мужчина может в одностороннем порядке расторгнуть брак и чуть строптивая жена начнет скандал, он ей тут же - бумагу. "Чего хочешь, дорогая? Ты мне -- никто и не имеешь в этом доме права голоса!"

- Неужели отцы, выдавая замуж так дочерей, могут спокойно потом спать? - возмутилась девушка.

- В огромной семье - каждый рот лишний. Дочерей отдают за долги, за какие-то привилегии...

- Как товар! - зло бросила в уме Лина.

-- Таковы законы, не нам их обсуждать.

           После небольших посиделок на траве ехали еще несколько часов, а когда повозка въехала в Вильц, возница предложил

- Хочу я вам, девочки, помочь, коль не побрезгуете. Путь домой у вас, хоть и не длинный, но может быть всякое - недобрых людей хватает, а у меня тут знакомых много. Может быть я переговорю со знающим народом, да устрою вас в надежный караван?

           Подруги переглянулись и задумались. С кем бы посоветоваться? Внучка, как всегда, обратилась к деду.

- Повторяй за мной заклинание "Скрытая правда" и направь поток в сторону мужчины,-- с готовностью подсказал предводитель.-- Только опять с силой не переборщи. А потом не своди глаз с Леона.

           Прошло несколько мгновений, девушка почувствовала какие-то отголоски чужих чувств, слов, но разобраться в этом сумбуре не смогла, а вот внутренний наставник успокоил

- Помыслы хуторянина чисты, да и мужик он добрый, о вас как о дочерях думает.

- Хорошо, мы согласны довериться вам,-- ухватив руку подруги и сжав ее, вымолвила Эвелина.

- Тогда, -- облегченно выдохнул хозяин повозки,-- заедем к моему куму. Я вас там оставлю, а сам порасспрашиваю сведущих.

           Кума дома не оказалось: уехал по делам, зато его супруга с радостью ухватилась за возможность помочь девушкам и окружила их заботой и вниманием. Путешественницы, наконец, вымылись, привели себя в порядок, переоделись в чистое, и ... оказались за столом, щедро уставленном разными блюдами. Самое интересное, что женщина, переговорив с Леоном наедине несколько минут, ни о чем не расспрашивала гостей, а только хвасталась какой у нее заботливый, ласковый да работящий муж.

          К середине трапезы вернулся и хуторянин, обрадовав беглянок, что завтра на рассвете нужный обоз выезжает из Вильца. Поскольку все сегодня поднялись рано утром, да и завтра вставать засветло, то решили лечь пораньше.

          Караван возглавлял уроженец Мелонии - Альваро, производивший впечатление лесного разбойника. Он обладал длинной бородой, широкими бровями, огромными черными глазами, исполинской загорелой фигурой, и казалось, мужчина одной рукой может не только шею переломить, но и человека. Но стоило ему только улыбнуться, завидев сопровождающего подруг, как лицо "бандита" преобразилось, он словно стал "добрым дядюшкой".

- Слышал я о ваших приключениях, девочки,-- сразу "сдал" он хозяина повозки.-- Возьму вас вне всяких сомнений, только вот без оплаты не могу. Но говорят у вас две лошадки в пользовании. Думаю, если вы одну нам оставите, будет нормально. С нас тогда и питание, а завтра к вечеру как раз и в Петанж прибудем.

           Ударили по рукам. Куда деваться? А потом, решив попрощаться, Лина и Мила отвели в сторону Леона и протянули ему несколько золотых.

- Большое спасибо вам за помощь,-- сердечно произнесла контрабандистка. - Купите что-нибудь вашей жене или девочкам.

- Но это очень щедрое вознаграждение, за эти деньги можно ту же лошадку прикупить!-- растерянно пробормотал мужчина.

- Без вас мы бы тут заблудились, да и могли попасть куда не следует, а теперь - уже завтра будем дома, -- успокоила его Эвелина.

- Вы не смотрите на внешность Альваро, - вздохнул радостный селянин, уже подсчитывая сколько кур он купит на эти деньги, да еще на сладости меньшиньким останется и жене на платок.-- Он мужик хороший, правильный, но в его караване место дорого стоит - на хорошую охрану деньги надобны, да еще маг сильный их сопровождает, а он за свои услуги - дорого берет. Так что, ничего не бойтесь.

            Заслышав о маге, дочь лорда-командира похолодела, ее всю затрясло, как от холода. А вдруг он разберется кто она и сдаст властям?

--Успокойся! - раздался грозный оклик Оберона.-- И повторяй за мной!

           Камилла о чем-то весело болтала с хуторянином, а Эвелина бормотала под нос слова очередного заклинания.

- Ты чего так побледнела? - не удержался мужчина.

- Магов боюсь!-- честно ответила шатенка.

- Вас девок не поймешь!-- хмыкнул Леон.-- Драчуна, распускающего руки вы меньше боитесь, чем спокойного, уважаемого кудесника. И чего он вам сделает?

            Наследница пожала плечами и мысленно поинтересовалась

- Что я такое произнесла?

- Семейный старинный заговор на сокрытие ауры. Так в древние времена твои предки прятались от врагов, желающих истребить наш род.

             Вскоре раздалась команда на отправление. Девушкам показали подводу, на которую им следовало сесть. Лошадей пристроили тоже.

Когда выехали за город, мимо телег на красивом скакуне медленно прогарцевал задумчивый мужчина в полувоенном мундире. Чуть погодя он вернулся обратно и умело запрыгнул на повозку к беглянкам.

- Это вас Альваро в самый последний момент принял?

Подруги, затаив дыхание, кивнули головой.

- А вы знаете, что одна из вас - самоинициированный маг?

  --Вы нас сдадите властям?-- поежившись, дрожащим и осипшим голосом спросила Лина.

- Меня дома ждет такая же жена, а еще две дочери,-- незнакомец грустно улыбнулся и, отодвинув рукав камзола, продемонстрировал брачный браслет. Наследница по характерным узорам и виду узнала в нем наручь, так и не снявшийся после смерти с руки матери. --С сыновьями проще, их можно отдать в обучение в разные академии. А вот моих девчонок придется, наверное, как только подрастут, послать в Саверию к побратиму. Он поможет их инициировать, если к тому времени у нас в Мелонии не будет принят соответствующий закон. Они у меня смышленые!-- и было столько гордости и любви в его голосе, что беглянки позавидовали малышкам от всего сердца.

-- Так вы один из Защитников от зеленой напасти?-- изумленно прошептала Эвелина.

         Мужчина кивнул и разговор повис в воздухе. Девушкам хотелось расспросить собеседника как можно подробнее о пути следования, узнать разыскивают ли их, а в это время отставник... колебался. Такое с ним давно не случалось. Личные пристрастия боролись с долгом и служебными обязанностями. Пассажирки подходили и к описанию, полученному перед отъездом, и соответствовали указанному в нем возрасту. Наконец, он решился

- Может быть, познакомимся? Меня зовут - граф Ивер де Альтер. А вас?

- Баронесса Камилла де Мэйсер, - выпалила рыжеволоска, решив сразу же узнать кого из них разыскивает подсевший военный. Не просто же так он проехал вдоль каравана, предельно внимательно вглядываясь в пассажиров?---Убежала из Бувьера от отчима, вознамерившегося сдать меня страже, как ведьму, чтобы стать единственным владельцем всего, что осталось от моих родных. Следы его пламенной любви у меня на лице. Если что - могу предоставить документы.

        Почувствовав на себе всепроникающий и заинтересованный взгляд графа, наследница решила открыться. Все равно любая проверка ее выдаст, ведь бумаги были только у подруги. Возможно мужчина и сдаст ее на ближайшей остановке и даже получит за свой поступок вознаграждение, ведь долг превыше всего, но после ее рассказа этого борца с изумрудной нечистью всю оставшуюся жизнь будут терзать муки совести. В этом Лина была уверена.

         Не может быть, чтобы только побратимы отца отличались честностью и порядочностью! Неужели все зависит от того, в каком замке служил Альтер и какие черты характера там были важны и чем гордились его сослуживцы? А потом девушкам был необходим взрослый, знающий, разбирающийся в окружающей обстановке помощник.

         И словно осужденная, которой предоставили последнее слово перед вынесением смертного приговора, совершенно несправедливого и оскорбительного, наследница обреченно открыла рот, хотя в самый последний момент предводитель сделал попытку ее остановить.

- Надо было тебе и внешность поменять!-- прорычал он.-- А сейчас молчи!

          Но Эвелина уже решилась и начала свой рассказ:

о погибшем отце, о матери, два года боровшейся со смертью, о ее стойком характере и ее глазах, полных муки и желания жить даже тогда, когда она уже и ложку не могла держать сама.

--Когда мамочка могла только говорить, она не жаловалась, не стенала, боясь напугать нас, а лишь рассказывала сказки и веселые истории, запомнившиеся с детства.

Беглянка поведала это вовсе не затем, чтобы вызвать жалость у зрелого мужчины, сидящего рядом, просто Лине давно хотелось высказаться, поделиться своей болью, ведь приемные родители, сводные братья и сестры сами все это видели, а вот только недавно обретенные родственники не заслуживали доверия.

Потом она перешла ко дню сегодняшнему

- Семья герцога Оберона не хотела знать ни мать, ни меня до той поры, пока у них не возникла необходимость. Сила семьи, ее секреты могли пропасть бесследно, ведь они передаются от предводителя к наследнику с помощью определенного ритуала. При желании получить наследство сгорели несколько претендентов, в буквальном смысле, и тогда они вспомнили о единственном оставшемся в живых носители крови этого рода - обо мне. По-первых - сиротку не жалко, во-вторых - всегда ее можно выдать за нужного человека, нацепить вот такие брачные браслеты, как у вас на руках, и провести обряд... отняв силу, знания, здоровье и жизнь, а уж последняя церемония для получателя совсем не опасная.

- В сообщении говорится, что служанка похитила важные артефакты и документы, и в момент кражи случайно активировала особый амулет, который подарил воровке кратковременные магические способности. Правда, отчего-то требуется при поимке быть очень осторожными и ни в коем случае не нанести разыскиваемой какие-либо повреждения. Она нужна только живая и невредимая. За поимку обещают баснословные деньги.

- Артефакты? Да, захватила, но они теперь по праву принадлежат мне. А документы? К сожалению, они даже мои неизвестно куда дели!

- Я хотел бы посмотреть на твою ауру.

          Надавив на Оберона, Эвелина заставила его помочь снять маскировку.

- Магическими способностями пока похвастаться не могу, но кое что уже умею. Правда, чересчур много силы в заклинание вливаю, -- что ни говори, а похвастаться очень хотелось, как и предупредить, что так просто она не сдастся.

          Альтер очень долго и молча обследовал наследницу, а потом облегченно проронил

- О Вильяме де Барет, твоем отце, слышал. Мы в академии изучали методы его борьбы с изумрудным проклятием... Талантливый маг был. А вот аура у тебя интересная. Впервые такую вижу. Занятно, те, кто передал сообщение о служанке-воровке нас за дураков считают? Хотя, конечно, не участвующие в военных действиях на границе Саверии маги так досконально глубинные изменения во внутренней сущности не изучают и не знают. Зеленые исполины были слишком коварны и воздействовали медленно, но уверенно. Люди менялись, сам того не замечая, и все меньше в них оставалось человеческого. Сам видел... А твоим способностям скоро будут завидовать все окружающие, необходима только практика.

- Сама знаю, только вот где и как? Женщины маги - вне закона!

- Об этом поговорим потом. А пока, верни ту ауру, что была. Хорошее прикрытие. И постарайтесь, девочки, вести себя как можно незаметнее. По всем дорогам Оретано явно будут скакать разъезды и искать беглянку, слишком большое вознаграждение обещано. Тем более, что в известии сказано, что девица умеет менять обличья. Но Альваро известный караванщик и, хотя, я иду по этому маршруту с ним всего третий раз, меня здесь в стране уже тоже знают, было дело. Значит, если что, нам поверят на слово.

- Спасибо большое,-- почти хором ответили подруги, а Мила поинтересовалась

- А почему вы в свое время не остались в Саверии?

- Папа Харис,-- поддержала ее Лина.-- говорит, что там очень нужны люди, а свободной земли - много.

- Конечно, того, что мы с женой имеем - едва хватает на жизнь, семья большая, а для нормальной пенсии мне не хватает несколько лет, вот и приходится подрабатывать вдали от дома. Альваро же щедро платит. Но остаться по месту службы я не мог. Родители жены, жившие в Мелонии, погибли, остались ее младшие сестры и братья, небольшое поместье и земли. Теперь детей надо поставить на ноги, да и отчие края жена покидать не хочет.

- А ваши родственники? - совсем осмелела Мила.

- Я седьмой ребенок в семье, самый младший. Мне только и оставалось, что стать военным.

Но тут их разговор прервали подскакавшие охранники. Маг сказал еще несколько напутственных слов и занялся своими прямыми обязанностями. А у подруг проснулся зверский аппетит.

  ГЛАВА 5

- Это ты дочка побратима лорда-мага?-- поинтересовался рыжий паренек, бросив деловой и сосредоточенный взгляд на Лину. Выглядел он при этом смешно и нелепо, потому что повадками и внешним видом старался копировать поведение Ивера де Альтера. Нескладная тощая фигурка юноши мало походила на стройную и подтянутую графа, да и выглядеть солидно и значимо у юного 18-летнего охранника не получалось ни капли. Подруги очень удивились вдруг возникшему интересу. За две недели пути этот молодой человек ни разу с ними не пообщался, хотя остальные члены дружного коллектива Альваро за ужином или на недолгих привалах успели перекинуться с девушками хотя бы парой слов.

- Это я. И что? - спокойно и как бы невзначай бросила девушка.

- А то!-- чинно покинув свою лошадку, парень уселся на телеге рядом с Эвелиной. -- Вам велели кое-что передать,-- голос его был полон таинственности и гордости, ведь дело, которое доверили охраннику было не простое. Поэтому следующие слова посыльный произнес шепотом, хотя из-за громыхания колес людям, едущим на ближних подводах, было итак ничего не слышно. - Скоро граница и это вот - ваши документы,-- Юноша отдал Лине скатанный в трубочку пергамент. - А это твое, рыжуха!-- весело хмыкнув, он сунул Камилле точно такой же "подарок".

- Сам - рыжий, а я - золотое солнышко!-- с гордостью ответила бывшая контрабандистка, но документ взяла. Развернув, по примеру подруги, пергамент и прочитав его, она отмахнулась и чуть сморщилась.-- Что за дурацкое имя - Колмер? У меня есть свое!

- Ничего не дурацкое!-- возмутился охранник.-- А даже очень и очень звучное. Ты теперь моя сестра. Тело твоего опекуна нашли и решили, что напали на него на обратном пути из города. Ваши работники почему-то уверены, что он тебя продал. Вот и разыскивают. Неужели кто-то за такую пигалицу мог хотя бы монету дать? Так что, если хочешь из Оретано выехать спокойно - учи новое имя. Мы здешние, ты едешь к своему жениху в Саверию, он там учится в военной академии, а я еду туда поступать! - Мальчишка приосанился, расправил плечи и гордо взглянул на спутниц.

- А тебя хоть как звать, братец?-- ударив парня по плечу, рассмеялась наследница.

- Диней!

        Неожиданный "родственник" оказался компанейским парнем и девочки проболтали с ним до следующей стоянки. Он рассказывал, что уже давно мечтает поступить в военную академию и рад, что лорд- маг дал согласие быть наставником всю долгую дорогу до Мелонии, поэтому молодой человек каждую свободную минуту занимается и повторяет то, что поведал ему граф. А потом рыжик вспомнил еще одно обязательное условия для успешного проезда через границу: все изделия из бурштина, как и сам "солнечный камень" разрешен для вывоза только лицам, имеющим специальные сертификаты. У пограничной стражи есть хитрый артефакт, который очень быстро находит любую контрабанду.

- А что делать, если такой бумажки у нас нет?-- поинтересовалась "сестренка".

- Мы все сдаем месье Альваро. У него есть одна чудесная сумочка, которая блокирует излучение камней и запрещенных для вывоза вещиц.

       Девушки переглянулись и Мила, протянув молодому охраннику два оставшихся мешочка с бурштином, попросила их спрятать. На всякий случай, кроме минералов, наследница решила поместить в такой необычайный тайник и артефакты, прихваченные в поместье Тирегон. Зачем лишние волнения? Оберон стал возражать, намекая, что любопытные новые знакомые могут сунуть свой нос в мешочки и забрать понравившееся, но наследница его не послушалась, резко осадив.

        Лишь только Диней, вскочив на коня, направился к хозяину каравана, Лина, не откладывая на потом все непонятные вопросы, спросила о сертификатах и "солнечном камне". Оказалось, что его добывают, что в Бувьере, что в Оретано. Но на родине "любимых" родственников Его Величество Клемент распорядился все минералы направить на королевские и государственные надобности, поэтому сквозь пальцы смотрит на контрабанду из соседней страны. Ведь престарелые красавицы двора утверждают, что украшения из "солнечного камня" лучше всякой магии убирают их морщины и молодят. В Оретано же добычей минерала занимаются все кому не лень, но вывозить в другие страны, кроме Бувьера, (естественно), разрешено только по особым документам, которые стоят почти столько же, сколько и камешки.

         Все оставшееся до границы время подруги учили новое жизнеописание и ... переживали, боялись и хотели, чтобы все волнения поскорее закончились. Наконец, подводы остановились и отряд стражи стал пропускать через разграничительную линию по одной телеге. Лина закрыла глаза и откинулась на мягкие мешки, чтобы помедитировать и справится с волнением. Вдруг визгливый, неприятный крик заставил ее подскочить и посмотреть в сторону границы.

          Несколько мужчин, одетых в знакомую форму пограничников, стояли возле соседнего воза. А тучная женщина, постоянно ругающая своего, не менее упитанного супруга, била его по спине и приговаривала

- Кто сказал, что на рынке из-под полы покупать намного дешевле?

- Так, - виноватым басом оправдывался мужик,-- продавец сказал, что эти украшения магически защищены и не требуют дополнительных сопроводительных документов.

          Сзади суровых местных стояла охрана каравана и искренне потешалась. Скандальную парочку никто не любил. За время путешествия они по каждому поводу устраивали непристойные выяснения отношений, подозревая всех и каждого в обмане и желании на них нажиться. В конце концов, служивым представление надоело, они заставили нарушителей заплатить штраф и купить разрешение-сертификат. Женщина решила отказаться от столь дорогого приобретения, но ей не позволили. Пронзительно резкие вопли было бы слышны еще долго, но для Эвелин они умолкли с появлением рядом нескольких очень серьезных и внимательных пограничников.

- А у вас, прелестницы, нет, случайно, спрятанных украшений, запрещенных к вывозу? - поинтересовался сероглазый подтянутый мужчина с военной выправкой.

- А нам то зачем?-- сразу же отреагировала бойкая Мила и от души засмеялась, да так, что Лина невольно улыбнулась.-- Мы еще не старые, чтобы на себя их цеплять. Неужели вы у нас хоть одну морщинку на лице заметили? Мне мой будущий супруг- военный не какую-нибудь застывшую смолу подарит, а настоящие драгоценные камни!

- И много вы видели у нас щедрых военных, которые без жен разгуливают?-- пристально рассматривая документы, полюбопытствовал все тот же проверяющий, пока его напарник водил большим жезлом вокруг воза, кучера и девушек.

-- А мой брат скоро в военной академии учиться будет, там же, где сейчас мой жених, к которому еду! - не утихал острый язычок рыжеволоски.

- Помогай вам Гунора, девочки, с хорошими и щедрыми мужьями, - сказал сероглазый и осекся, внимательно разглядывая документы наследницы.-- Дочка одного из Защитников?

- Да!-- волнение, хоть и слышалось в голосе девушки, но его можно было оправдать чем угодно: воспоминаниями об отце, только что виденной картиной, близостью границы. Не секрет, что даже самые законопослушные люди испытывают трепет при переезде через разделительные линии, отделяющие одно государство от другого.

- И как поживает отец?-- серые глаза вопросительно уставились и сузились, словно в преддверии важного открытия.

- Он погиб. Меня удочерила семья его сослуживца. Возвращаюсь домой из гостей. Родственники матери хотели на меня посмотреть,-- ни слова неправды. Если у проверяющего есть артефакт "истины", он лишь подтвердит сказанное девушкой.

           Мужчина как-то странно покачал головой, отдал бумаги, попрощался и уже подходил к следующей подводе, когда Лину чуть-чуть отпустило нервное напряжение и она услышала, что вокруг происходит.

- Считай нам повезло,-- шепнул ей на ухо Диней, плюхнувшись рядом.-- Брайан - сегодня в этой смене - главный. Он тоже служил в Саверии и потерял там младшего брата, детей которого воспитывает. Мужик, не в пример остальным, порядочный.

          Эвелина задумалась. Папа Харис всегда говорил, что зеленый ужас проверял людей на прочность. Подлые, недобрые, корыстолюбивые там не выживали. Только помощь друзей, настоящая армейская взаимовыручка помогали не сломаться. Вот только судьба после службы складывалась не у всех удачливо. Все зависело от окружения, родственников и ... даже жены.

         Караван тихо и не спеша миновал границу и люди въехали на территорию Фероны, а потом, почему-то, не останавливаясь, обоз продолжил путь, невзирая на весело переговаривающихся пограничников в ярко- красных мундирах.

- А что им досматривать?-- хохотнул "братец".-- Это на выезде отсюда нам будут выворачивать душу, а сейчас после магов Оретано поживиться нечем. Здесь на погранзаставе нет ни одного одаренного, и не потому что не положено, а оттого, что на всю страну магов очень мало.

- И откуда ты все это знаешь?- презрительно бросила Мила.

- Наставник рассказывал. В свое время здешние чародеи слишком хорошо и ответственно ведьм запечатывали, так они называли женщин- магов. Вот теперь и пожинают плоды своей ненависти. Если мужчин с даром найти еще можно, хотя теперь их - кот наплакал, ведь более 30 лет из-за зеленой напасти обязательно требовалось отсылать каждый год несколько способных в военную академию, то с бабами дело совсем плохо... Его сиятельство говорил, что Ферона единственная страна содружества, которая на этот ваш "ленгар" проверяла простых горожанок и даже крестьянок в селах и отправляла их в Саверию в жены лордам-командирам. Своих одаренных дворянских девиц были единицы и их уже в 15 лет замуж пристраивали, чтоб было кому магов рожать.

-- А что же они из других стран чароплетов не приглашают?-- не выдержала Лина.

- Так им же и платить надо поболее, чем в родных землях. А откуда здешнему королю деньги взять? Почвы скудные, полезных ископаемых почти нет, а монарх, как и его окружение, погулять любит, беря пример с соседей.

          Поговорив еще о здешних достопримечательностях и махнув вслед отъезжающему Динею, подруги, откинувшись на мягкие мешки, задремали, убаюканные покачиванием воза и поскрипыванием колес. На привале к ним подошел де Альтер и проделал что-то над головой Камиллы.

- Создавал такую же ложную ауру, как у Эвелины,-- объяснил свой поступок маг каравана.-- Нас предупредили, что на дорогах Ферона вновь активизировались банды грабителей. Теперь у них самая главная желанная добыча, кроме всего прочего, - одаренные девушки и женщины. Тайная канцелярия подозревает в организации разбойничьих нападений кого-то из высшей знати. Придворным аристократам очень хочется получить в наложницы талантливых представительниц слабого пола, которые могли бы родить магически одаренного ребенка.

- А, что, здесь и рабство узаконено?- удивлению наследницы не было конца.

- Но они же девушек приобретают втайне. Кто об этом будет знать, кроме их самих и доверенных слуг? Так что, держитесь по-прежнему в середине каравана и в случае любой опасности ныряйте под воз. Я думал начать с вами занятия, но придется отложить. Не хочется привлекать внимания.

          Подруги, конечно, немного поволновались и первые две ночи спали беспокойно, но потом ... хорошая погода, веселые разговоры с забавным Динеем, меняющиеся виды чужой страны, а для Лины еще и занятия с предводителем во время полудремы, затмили переживания и ожидания неприятностей. Тем неожиданней было стремительное нападение вооруженных людей.

          Болты очень прицельно поразили не только нескольких охранников, выведя их из строя, но и лошадей первых нескольких подвод, что полностью сделало невозможным любое движение по дороге.

- Почему не сработали защитные амулеты? -- закричал "рыжик", только минуту назад весело пихавшийся с девушками на телеге и рассказывающий о смешных приключениях своих друзей. Парень силой отправил пассажирок прятаться под остановившийся воз и, спрыгнув и вытянув меч, стал готовиться к бою.

          Рядом с подругами к земле прижался и возница, Зажмурившись, мужчина что-то неистово шептал, а вот беглянки, напрягая зрение, пытались понять что твориться на дороге, но видно было только мелькание ног.

- Не переживай!-- прошептал Оберон.-- За эти дни ты научилась ставить великолепную защиту, она и сейчас на тебе. Но веди себя тихо. На вас никто не должен обратить внимание.

           Только держать свои нервы в узде наследница смогла до того момента, как на землю почти перед ними упал Диней, раненный в спину. Девушки быстро затянули его к себе. Юный охранник был без сознания.

- Займись его раной!-- крикнула Эвелина и, не помня себя, попыталась выбраться из укрытия.

- Ты куда?- схватила ее за ногу Мила.

-- Не переживай, у меня отличная магическая броня, а еще я хочу исполнить свою давнюю мечту - хорошенько попрактиковаться!

           В это время застонал раненный юноша и Камилла бросилась к нему. А наследница вылезла из под воза и быстро огляделась.

" Здорово, что я не поддалась на просьбы Динея и не надела вместо штанов юбку", - успела только подумать Лина, как увидела несущегося на нее бородатого незнакомца. Нужные слова отлетели от губ, словно сами по себе, а магический посыл произошел так, будто давно ждал повода. Мужчина свалился почти у ног девушки. Проверять его дыхание и пульс времени не было.

- Лучник-маг на дереве слева!-- вмешался Оберон, пока внучка решала, что делать дальше, осматриваясь кругом.

           Девушка послала в ту сторону сильное разящее заклинание, но, наверное, опять переборщила, потому что несколько близко стоящих деревьев внезапно вспыхнули  и за несколько мгновений осыпались пеплом. Вряд ли человек, сидящий на одном из них, мог уцелеть. Он был врагом. Тогда чего переживать? Главное - стрелы и болты перестали разить защитников.

            Внезапно Лина почувствовала одновременно звон   в  ушах  и сильный удар в спину, заставивший сделать несколько шагов вперед. Развернувшись, она встретилась взглядом с ничего не понимающим бандитом, разглядывающим свой меч. Но это было последним, что   мужчина  успел в своей жизни. Прах его даже не успел долететь до земли, как был развеян ветром.

- Эвелин! Дозируй силу!-- прогремело в голове увлекшейся магини. Слышала ли она эти слова? Кто его знает... Потом были еще разбойники и еще... Но пришла в себя Лина лишь от крепких объятий Ивера де Альтера.

- Все закончено, девочка, угомонись! Они уже сдаются.

           Лина оглядела место боя и ужаснулась: трупы, кровь, перевернутые подводы. Сил хватило только на то, чтобы сесть и расплакаться. Но Альтера уже не было рядом, он был занят наведением порядка. В это время из-под телеги медленно вылез "рыжик", поддерживаемый возницей и Камиллой. Раненного пристроили на мягких мешках, а подруга начала утешать наследницу, гладя по голове и говоря множество комплиментов.

- Ты действительно видела, как я швырялась заклинаниями? - хлюпала носом та, что только недавно была смелой воительницей.

- Честно говоря, нет, была занята Динеем,-- правдиво ответила Камилла. - Но ничуть не сомневаюсь, что ты была на высоте, раз маг каравана прибежал тебя утихомиривать. Это как раз я и увидела.

            Постепенно из- под повозок выползли люди и начали наводить порядки. Сдавшихся разбойников связывали и собирали в одном месте, трупы охранников бережно клали на освободившиеся возы, а убитых бандитов - собирали в кучку, возле дороги.

- Скоро прибудут местные стражи,-- поделился известиями возница, оббегавший весь караван и переговоривший с такими же наемными работниками, как сам.-- Альваро ее вызвал, как только начался бой, по специальному амулету, который ему дали на границе.

            Судя по тому, как перевязала "братца" Мила, она хорошо умела обрабатывать раны и совершенно не боялась крови, поэтому вскоре возле телеги девушек собралось несколько легко раненных. Слезы уже высохли на глазах наследницы и она рьяно стала помогать подруге, используя незаметно по чуть-чуть магию. Эти заклинания девушка еще знала плохо, но старалась быть полезной. В составе стражи прибыли и лекари, сразу же взявшие заботу о тяжелораненых на себя. Ивер де Альтеро не успевал справляться со всем. К вечеру, когда разобрались со стражей, пленными и похоронили погибших, двинулись в путь. Никто не хотел оставаться на этом страшном месте.

           Когда до полночи оставалось совсем ничего нашли место для ночлега. Укладывались спать молча, надо было отдохнуть - предстояло еще много верст и дорог.

         Лина проснулась очень рано и сразу же поняла, что больше не может спать. На душе было тревожно и тяжело, сердце колотилось, словно после пробежки, а руки дрожали. Неужели снились кошмары? Но девушка ничего не помнила.

- Огюст, вы что-то сделали с моей головой?-- обратилась она к "дедушке".

- Только помог "не помнить" сон, прости. Ты, как и все женщины, слишком эмоциональна.

--Прощу, больше так не делай!- ругаться и что- то доказывать фантому, бывшему когда-то человеком, выглядело странно и нелепо. Следовало как можно быстрее освоить "наследство" и распрощаться с чужим присутствием в своей голове.

           Стараясь не потревожить подругу, Эвелина умылась, привела себя в порядок и села невдалеке под деревом. Неожиданно к ней присоединился возница

- Вы, это, достопочтенная женщина-маг, простите за назойливость, но я вчера все видел. И как вы этих разбойников в пыль превращали и как они замертво падали, когда вы на них смотрели... Не, не, не, не бойтесь, я никому не скажу! Это ж вы по заданию короля Саверии Малькольма I в Бувьере шороху навели? То-то в Аретано нас на каждом шагу проверяли. Стали бы эти аристократы шум и столько стражей поднимать из-за какой-то служанки! Мы ж не дураки, мы знаем, что магини сейчас только в Саверии и есть, там их шибко уважают!-- мужчина покраснел и схватил Лину за руку. Та растерялась и не знала ни что сказать, ни что предпринять. Потом он опомнился и отпустил ее ладонь, прижав свою к сердцу. -- Так, я че хотел сказать... Если вам потребуется моя помощь, я завсегда! Наш-то воз -- неповрежденным оказался, ни то, что у многих. А будь что, хозяин бы с меня спросил. Так что, я теперь ваш должник. И, кровь из носу, никому... ничего.

- Хорошо, хорошо,-- повторила несколько раз "наследница".-- Спасибо большое за молчание. А сейчас я бы хотела посидеть одна.

              Мужчина подобострастно кивнул и попятился. Она хотела чуть-чуть поговорить с Обероном, но рядом с ней опустился на землю Ивер де Альтер

- Тоже не спится? После первого боя так всегда... Вы молодец! Первый раз вижу, чтобы женщина наравне с мужчинами убивала и была невозмутима.

- Ах, оставьте, граф. Просто я как увидела бездыханного Динея, с которым только недавно шутили и дурачились, словно обезумела и не понимала, что творю. Такая злость взяла! И пришла в себя только от вашего прикосновения и голоса.

- Со стороны мне показалось, что вы действовали достаточно хладнокровно.

- Значит я умею создавать впечатление. Вон возница из меня уже шпионку Малькольма I сделал.

- Я с ним поговорю и он..

--Он поклялся молчать и я ему отчего-то верю.

- В Мелонии сейчас культ женщин-магов. Такие сказки о них рассказывают! Простые люди уверены, что именно жены военных, ставшие магинями, уничтожили зеленый ужас, не в силах терпеть, что их мужья гибнут. А в верхах Мелонии все никак не могут решиться на инициацию отмеченных "ленгаром". Традиции и запреты, гарпии их подери!

- Вы меня искали только затем, чтобы похвалить за вчерашний бой?

- Скорее, немного поругать. Вы совсем не умеете пользоваться своим даром! Никто столько силы не вкладывает в каждое заклинание, можно быстро себя опустошить, да и вообще -- от такой мощи становилось жутко! Лучшие воины моего выпуска на то, что делали вы, не были способны! Что же произошло там, в Бувьере?

--- Ничего необычного. Я лишь приняла наследство рода Оберон.

            Эвелина ожидала увидеть недоумение на лице мага каравана, но заметила там только обеспокоенность и странную задумчивость.

- Я так понимаю,-- вздохнул мужчина,-- именно из-за ваших способностей и случился весь этот переполох...
"Не только",-- грустно улыбнулась про себя наследница.-"Еще тайны рода и королевства, и что-то такое, что помогало укреплению королевской власти. Я, конечно, еще не со всеми секретами разобралась, но, уверена, у меня в мозгах есть много интересного. Но знать об этом не следует никому."

-Я хочу познакомить вас с одним человеком и прошу помощи для него.

- Но чем я могу помочь?

             Странная неловкость только недавно уверенного в себе военного настораживала. Да и в чем могла помочь беглянка сама нуждающаяся в поддержке?

- Вы кажется рассказывали, что за помощью хотели обратиться к побратимам отца... К сожалению, не все отставники после героического прошлого вписались в мирную жизнь, не все были готовы к бюрократии, к мошенникам-управляющим, к недоброжелательному окружению. Не попади вы в этот обоз, могли бы очутиться лицом к лицу с каким-то негодяем или просто опустившемся человеком, который, чтобы поправить свои дела, продал бы вас тому, кто заплатил бы больше.

- Извините, Ивер, я не могу понять... Что вы мне хотите сказать?

- Я вот тоже вчера совершил преступление!

           Эвелина насторожилась и, задействовав щит, приготовила небольшое замораживающее заклинание.

- Как вы знаете, всех задержанных нами разбойников, мы отдали страже этой страны... Всех, да не всех, каюсь. Одного я пожалел... Это был его первый бой и он вскоре сдался, узнав меня.

- Вы вместе служили?

- Да... Я не мог поступить иначе. Его бы лишили магии, а это все равно, что лишиться души. Многие потом кончают с собой, не в силах жить. Мой долг был ему помочь и дать шанс исправиться.

- У него были весомые аргументы для помилования?-- Лина не понимала почему ее не возмущает поступок мага каравана и почему она так бесстрастна. Опять Оберон?

- Мы уходили в отставку вместе. Я выбрал земли в Мелонии, он - здесь, в Фероне. Родина, друзья, счастливые воспоминания. Винсент думал, что ему будут помогать. Но каждый из родственников, почему-то, хотел обманом урвать себе что-то из имевшегося у ветерана. Шельма управляющий, слишком добрая и привыкшая всем доверять супруга. Не сразу, постепенно, они лишились всего. Жена Винсента была вынуждена уехать с детьми к родственникам, а смелому, умеющему пользоваться оружием и владеющему магией отставнику, когда он начал искать работу, сделали предложение, причем люди очень влиятельные в стране, - немножко поразбойничать. Исключительно на благо государства. Но когда началась вот эта бойня, а более поговорив с такими, как сам - ветеранами, понял куда попал и ужаснулся.

- В банде были еще бывшие военные?-- спросила Лина и вдруг вспомнила, как ей кричал "дедушка" - " Лучник-маг на дереве слева!".

- Да еще двое магов-отставников, поэтому мы и не почувствовали засаду. Одного уничтожили вы, другой, когда увидел, что разгром своры близок, сам наложил на себя руки.

- А этих тоже наняли облеченные властью?

-- Об этом разговора не было... Всем известно, что страны Содружества посылали в Саверию по указанию магического сообщества девушек для лордов-командиров, но и здесь Ферона отличилась...

- Большинство из невест были крестьянками или горожанками. Диней рассказывал,-- перебила собеседника Эвелина, не понимающая что же хочет от нее граф. В тоже самое время чувствующая, что весь этот разговор неспроста.

- Да. У обоих погибших магов жены были в прошлом крестьянками. Возможно  поэтому их жизни и пошли наперекосяк.

- Мне уже начать их жалеть? Они людей убивали!

- Речь идет не о жалости. Я хочу сказать, что жизнь это не красивая пасторальная картинка, в ней много всего намешано... Так вот, один из погибших ветеранов приехал сюда в гости к родственникам вместе с семьей. Глава семьи, как и остальные, были слишком высокомерен и чванлив и такое родство считал для них неприемлемым. Братья мага изнасиловали женщину, а потом убили ее и детей. Похваставшись, они объяснили, что сделали доброе дело - освободили мужчину от унижающей его связи. Отставник обезумел и убил всех участников преступного деяния, а когда осознал что натворил, понял, что возврата к нормальной жизни у него нет. Тут очень своевременно и вербовщики подвернулись. Правда, после всего у него психика полностью была нарушена.

--Но погибших магов было двое.

- Второй просто не смог принять спокойной жизни, где нет четких команд и понятий, где нет явного врага и друзей, где каждый сам за себя, да и рядом жена - не очень образованная, с которой он так и не смог найти общий язык. Мужчина начал пить, жена ушла, сказав, что лучше помереть, чем так жить... И опять вербовщики были тут как тут.

- А от меня вы чего хотите?

- Чтобы вы вместе со мной дали оставшемуся заблудшему шанс на счастливую жизнь.

- И?

- Вы направляетесь в Саверию, а я только что узнал от Винсента, что там этой осенью открывается магическая школа для инициированных и одаренных женщин. Ему ведь предложили разбоем заработать деньги на поездку туда... Так что, вы - на верном пути. Я прошу - захватите с собой моего побратима, там ему легче затеряться и найти работу, одному ехать - опасно. Подельники могли страже дать его приметы. Теперь будут искать одинокого мужчину. Сам составить ему компанию не могу - контракт с с Альваро. Только приедем в Мелонию, почти сразу же идем с другим караваном.

- Вы ждете немедленного ответа?

- Нам еще три недели пути. Время есть.

   Эвелине было о чем подумать. Прожив все эти годы в большой и дружной семье, пребывая в гостях и общаясь с побратимами отца, она, действительно, была уверена, что все они, проверенные изумрудным проклятием, -- добрые и отзывчивые. Девушка уверовала, что закаленные в бою мужчины никогда не предадут и всегда придут на помощь, что только им она может всецело доверять. Вероломство родственников матери, их желание использовать Лину, как никчемный, ненужный предмет мебели, ее не удивляло и не возмущало. Чего-то подобного наследница и ожидала. А вот известие о том, что отставники, выжившие в горниле самой ужасной напасти, не найдут себя после службы и станут изгоями и бандитами, отбирающими чужие жизни, ее шокировало. Ведь ехать в караванах могли жены и дети вчерашних сослуживцев, а охранниками могли быть те, с кем еще недавно спина к спине "потерявшиеся в мирной жизни" оборонялись от псевдодеревьев и обезумевших животных, ели за одним столом, мечтали о мире. Мир наступил... Неужели вместе с тем исчезли дружба и честность, человеческое участие и добросердечие?

         Вот теперь она поняла слова папа-Хариса, что человек слаб и очень часто над его душой берут власть жадность и эгоизм, боязнь любых решений и оправдание своим действиям: "другие поступают еще хуже и ничего".

-- Учись отвечать за свои поступки и трезво оценивай возможности и желания,-- много раз говорил ей приемный отец.

             Лина и не могла представить, что рядом со вчерашними военными очутятся люди беспринципные и эгоистичные, подлые и жестокие и станут причиной изменений. Один из сослуживцев папы как-то сказал: "Мир - многолик, оттого извечная борьба добра и зла не утихает" и был прав.

             Теперь девушка ощутила как ей повезло встретить на своем пути людей, не изменивших своим идеалам, и помогающим искренно и от всего сердца. Но ведь везение не бесконечно! Отныне очередь Эвелины прийти на выручку нуждающимся да и веселей будет в дороге. Миле Лина решила ничего не говорить о проступке отставника, ведь тайна Винсента была доверена только ей. Захочет он сам поведать историю жизни - его право.

             Еще день путешественники приводили в порядок возы и себя, подсчитывали убытки, а потом выехали и оставшийся путь преодолели без нападений и горестных потрясений. Правда, на привалах совсем не было слышно смеха, а люди часто с опаской смотрели по сторонам и, устраиваясь спать, жались к подводам и друг другу. В Мелонии прощались долго и сердечно. Ранение Динея не позволило ему участвовать в следующей поездке людей Альваро, и хотя до вступительных собеседований в военной академии оставалось еще почти два месяца, было решено, что он поедет вместе с подругами и Винсентом.

ГЛАВА 6

              В воздухе вовсю властвовал червень (июль-авт.) и возле стоянок выстраивались продавцы спелой черешни, вишни, смородины и ранних абрикос, да и выбор был поистине богатый. Четверо путешественников решили не искушать судьбу и устроились в проходящий караван. К счастью, документы, купленные Ивером де Альтером для Эвелины и Камиллы (за которые они, настояв, вернули деньги), были спокойно приняты пограничной стражей, как Фероны и Мелонии, так и Ренавы и Саверии. У Винсента и Динея документы были свои, настоящие. В банде отставника знали только по кличке, а и в розыскных листах его имя не значилось.

               Все три недели пути не только девушки, но и "рыжик" активно занимались с новоявленным наставником - Винсентом. Он, на удивление, оказался очень терпеливым и немногословным, но достаточно талантливым учителем, хорошо умеющим показать и разъяснить действие того или иного заклинания. Но чуть разговор уходил в другую сторону, мужчина становился косноязычен и молчалив.

               Столица Саверии - Ратор поразила всех без исключения. Мощенные булыжниками улицы были чисты и опрятны, сады на каждом углу притягивали взоры, а людской поток бурлил и был похоже неиссякаем с множеством разных лиц и говоров. Сам же город простирался, казалось, до горизонта, и излучал какую-то невыразимую мощь и энергию.

                День близился к концу и путешественники не сразу нашли постоялый двор со свободными комнатами, а все из-за того, что множество народа стекались в столицу в желании попасть на освобожденные территории. Пропуск туда можно было получить лишь только в недавно созданном Министерстве по переселению.
Так в заботах прошли вечер и утро. Потом Диней направился в военную академию разузнать все о поступлении, а девушки, сопровождаемые Винсентом, в женскую магическую школу, там уже во всю работала приемная комиссия, но желающих поступать пока не было. В комнату для собеседования приглашали по одному. Из-за страха подруги никак не могли решить кто пойдет первой, наконец, Эвелина решилась. За столом в просторном помещении сидело трое - двое мужчин и светловолосая женщина с толстой длинной косой.

              Еще в дороге, раздумывая как поступить, девушка решила предоставить приобретенные документы. А вдруг, узнав кто она такая в действительности, власти Саверии выдадут беглянку Бувьеру, ведь обе страны входят в Содружество или в школу не принимают женщин без бумажки, содержащей информацию о поступающей.

Сейчас же, один из присутствующих, очень пристально рассмотрев кусочек картона, поданный Линой, поднял голову

- Это ведь не ваши документы, а чьи-то умело скопированные!

Сказанное вовсе не было вопросом, это было утверждение и брошенное достаточно твердо. Мужчина точно знал, что документ поддельный.

        Пришлось рассказать о своих приключениях, начав рассказ с родной Ловии. По мере повествования, глаза у членов комиссии "округлялись" и из просто заинтересованных и сочувствующих превращались в изумленные и не верящие. Тут наследница и вспомнила, что фальшивая аура так и осталась на месте истинной. Убрав творение своей магии, девушка почувствовала, как атмосфера в комнате изменилась. Один из мужчин, встав и обойдя стул с абитуриенткой, остановился чуть впереди, задумчиво прищурив глаза и уставившись ей в лицо, теребя в руках какой-то артефакт. Эвелина осеклась и замолчала.

--Продолжайте, продолжайте, - бросил погруженный в раздумья, а женщина добавила

- Вы себе даже не представляете какая чудесная картина нам открылась! Вы ведь инициированы и ваш потенциал огромен!

- Да, -- со вздохом произнес, стоящий рядом.-- Принять вас в свою академию я не могу - она выпускает военных магов соответствующих специализаций, конечно же, только мужчин, а в столичном магическом университете с такими -то данными вам делать нечего - он выпускает лекарей и бытовиков, ну, а здесь ... на фоне начинающих, еще не прошедших инициацию девочек, вам будет скучно и не очень комфортно.

- Но я с подругой и мне негде жить! - растеряно вымолвила Лина. Захваченные деньги заканчивались. Оставалось лишь немного "солнечного камня", но и его на долго не хватит. -- И куда деваться девушке моего возраста в незнакомой стране?

            В комнате повисла тишина. Все искали варианты решения проблемы и тут вмешался Оберон, последнее время пристально следивший за занятиями подопечной и делающий свои замечания и рекомендации.

- Здесь в столице должны быть обязательно банки, связанные обязательствами с Бувьерскими. Я скажу тебе кодовые слова и шифр, благодаря которым ты получишь доступ к деньгам нашей семьи и к лично моим сбережениям.

           Пока Лина обдумывала это предложение, незнакомец, обнаруживший поддельные документы, вдруг предложил

- Если ее подруга будет не менее одаренной, пусть селятся вместе в одной комнате в общежитии. В чем проблема? Пока девочки будут приходить в себя после инициации, мы разработаем специальный план индивидуальных занятий с Эвелиной де Барет. А потом нам не известно сколько будет поступающих, впереди весь серпень. Может произойти и такое, что подобных лиц с выдающимися способностями будет несколько. Главное, что она понимают свою ответственность и хочет овладеть даром!

             Переговорив между собой, члены комиссии выдали наследнице направление в общежитие и небольшой документ, свидетельствующий, что с этого момента она является ученицей Раторской школы магии для девушек.

-- О родственниках в Бувьере не переживайте, пусть и дальше пребывают в неведение о вашем местонахождении. Им полезно получить по носу!

По радостному лицу вышедшей из кабинета, друзья сразу же поняли - принята. Камилла не раздумывая проскользнула в дверь, а Винсент обнял ученицу

- Поздравляю! Сегодня, оказывается принимают желающих стать магинями

ректор столичной академии магии - граф Шанталь,

начальник вашей школы - граф Паргани - сотрудник Тайной канцелярии и

жена одного из лордов - командиров Люсьена де Шамбре.

 - А откуда вы это знаете?

           Но   мужчина  не успел еще рта раскрыть, как раздался мелодичный женский голос

- Это он от меня узнал,-- Лина обернулась и увидела молодую привлекательную девушку в строгой одежде и с папкой в руках.-- Талия де Винтре- секретарь приемной комиссии.

- Но когда мы пришли, здесь никого не было,-- растеряно пробормотала наследница.

        Действительно, на входе троицу встретил охранник и показал куда идти, потом был длинный коридор и эта небольшая комнатка с пустым столом и стулом, и таким же девственно чистым книжным шкафом, а на двери в следующий кабинет было написано "Приемная комиссия".

- Я немного опоздала,-- смущаясь произнесла Талия.-- Дома задержалась. За полтора месяца мы приняли всего трое желающих. Лорды-командиры привезли своих жен. Но господин Шанталь нас заверил, что ближе к вересню (сентябрь-авт.) следует ожидать наплыв желающих. А вы,-- она посмотрела на руку Лины.- тоже не замужем? А...

- Она уже инициирована, а та девушка, что зашла в кабинет, только частично, в результате несчастного случая. Так что, "Шары судьбы" им не нужны, - вмешался Винсент.

          Секретарь извинилась еще раз и, взяв документы Эвелины, заполнила какие-то бланки. Это оказались документы на получение стипендии и бланк приказа на зачисление. Девушкам надо было подготовиться к учебному году и Винтре дала список всего необходимого. А потом она поинтересовалась: кем приходится подругам Винсент. Узнав, что это просто знакомый, который собирается искать работу и считает свою миссию выполненной, устроив спутниц, предупредила

- Если бы у вас на руке был магический брачный браслет было бы легче. В столице исчезают молодые девушки. Что поделаешь, очень большой наплыв народа. Приезжают не только честные люди, но и разного рода искатели приключений и выгодного товара. По ауре они поймут, что вы инициированный маг, а ваша подруга - частично. С помощью ментального воздействия или какой- нибудь дряни вас могут усыпить, надеть брачные браслеты и забрать силу, а потом продадут в веселые дома в Бувьере или Оретано. Городская стража сейчас расследует несколько таких дел, но, сами понимаете, свидетелей этих преступлений найти нереально. Мы вообще всем женщинам и молоденьким девушкам рекомендуем ходить по городу только в сопровождении мужчин,-- секретарь покраснела.-- Я потому и опоздала, что ждала, пока супруг освободится, одной страшно было ехать даже несколько кварталов.

         Пока члены комиссии общались с Камиллой, Талия разговорилась с Винсентом, и узнав, что он отставник и маг, и вспомнив, что он ищет работу, почему-то очень обрадовалась и, не дождавшись Милы, прошла в кабинет к членам комиссии.

         Сначала из дверей показалась раскрасневшаяся Камилла

- Я тоже принята,-- бросила она счастливым тоном и добавила.-- Нас просили подождать.

         Потом, почти следом появились секретарь в сопровождении графа Таргани. Мужчина , познакомившись с отставником, попросил его подойти после обеда, чтобы поговорить более детально о работе.

- А вам в это время, молодые леди, я настоятельно рекомендую отдохнуть на постоялом дворе и ни в коем случае не бродить по улицам одним. Свое любопытство утолите потом, а сейчас постарайтесь побыстрее заселиться в общежитие школы. Оно хорошо охраняется. Вас будут ждать там завтра с утра, я отдам приказ.

        По пути в занимаемые комнаты Винсент неожиданно посоветовал

- Вы поосторожней будьте с графом Шанталем. Его лучший друг - Симон де Ноэль- сильнейший маг -менталист, так что врать ему не рекомендуется, тем более, что вы и не умеете. Все ваши мысли просто на лице написаны. О этих двоих легенды ходят. Ноэль с Шанталем вопреки тогдашнему Конклаву магов инициировали жен Защитников, а потом устроили переворот среди одаренных. Ноэль сейчас занимает пост Великого Магистра, но обязательно посетит и школу. Женщины маги - его заветная мечта.

           Лина вздохнула и подумала, что она правильно поступила открывшись приемной комиссии. Негоже новую жизнь начинать со лжи, тем более, что от этих троих зависит ее будущее.

           А в комнате постоялого двора, когда Эвелина прилегла отдохнуть, ее ждал нелицеприятный разговор с Обероном.

-Ты слишком доверчива. Скоро половина королевств Содружества будет знать кто ты такая!

- Что-то вам не очень помогли скрытность и таинственность! Ни детей, ни семьи, ни друзей, ни доверенных лиц... Лишь никчемная девчонка из захолустья смогла принять дар семьи.

- Если бы была моя воля этого бы не случилось!

- Чего не случилось? - чуть не подскочила на кровати девушка.-- При  более  благоприятных  условиях  вы отдали  дар кому-то другому?

        Сетования 'дедушки' на доверчивость и неразборчивость в знакомствах "внучки", разозлили Лину. Можно подумать, что у нее был широкий выбор среди преданных и именитых представителей высшего дворянства и ее жизни совсем ничего не угрожало. Неужели верных друзей следует искать только среди 'достойных'? Потом посыпались обвинения в не очень усердном обучении и не желании получать знания в полном объеме, следом Оберон упомянул, что мысли девушки летают где-то далеко, и предводитель никак не может добиться от своей наследницы того уровня, который она должна была достичь.

          Эвелина, конечно же, оправдывалась и пыталась доказать, что уже многое знает и усвоила, ей просто не хватает практики и уже готова была обещать все, что наставник потребует, но вдруг остановилась. 
  - Простите, предводитель, а как долго ваш дух будет наблюдать за мной?
  - Пока ты не усвоишь все то, что получила!-- ворчливый и раздраженный голос мужчины вызывал головную боль.
  - А поточнее можно? - казалось Огюст что-то утаивает и все эти претензии высказаны ради одного: потребовать от девушки принятия какого-то важного решения.
  - Никто об этом не знает...
  - А что для этого надо?
  - Пожалуй,-- казалось Оберон задумался, но когда он заговорил, стало ясно - он уже давно знает о чем просить.--Есть одна клятва... После ее произношения в слух я покину тебя тогда, когда ты полностью окажешься готовой к новой жизни.
           Уже прошло более трех месяцев, как Эвелина де Барет переступила порог поместья Терегон. Все то, что было получено во время ритуала, удобно расположилось в голове и уже часто совсем не требовалась помощь 'дедушки', чтобы извлечь из памяти нужное заклинание или сведения о странах Содружества и первых лицах государств, статей законов и указов, касающихся разного вида деятельности. Но это все равно лежало 'мертвым грузом', потому что не было соответствующей практики
  и востребованности того или иного запаса сведений. Освоить же все досконально-- казалось всей жизни не хватит. Неужели ей так долго придется терпеть 'духа-наблюдателя'? Лину невыносимо начал раздражать этот чужой мужчина в голове, придирчиво наблюдающий за каждым ее поступком. А вот теперь какой-то зарок. Для чего?

  - Нет, я не буду давать никаких обещаний, кроме - учиться изо всех своих сил!
           И только прозвучали эти слова, как на девушку обрушился шквал новых обвинений. Но она не очень-то вслушивалась в назойливый словесный поток. Наследнице казалось, что 'родственник' задумал что-то недоброе.
  - Как я понимаю, после клятвы время ухода из моей головы духа предводителя Оберона будет зависеть исключительно от его желания?
  В ответ она расслышала только ворчание и когда потребовала точного ответа, 'дедушка' не смог увильнуть
  - Я знаю, что настала пора уходить, но лишь попав в твое тело, почувствовал вкус к жизни. Пусть я вижу твоими глазами, чувствую тоже, что и ты, но это непередаваемое ощущение свободы и ... Я не хочу его терять!
  Но как Эвелине не было жалко 'дедушку', делить свое тело еще с кем-то совсем не хотелось. 
  - Простите, но это моя жизнь и я хочу совершать свои ошибки и выбирать таких друзей, каких посчитаю нужными. Большое спасибо за дар и помощь, но позвольте мне далее все делать самой.
            Стук в дверь нарушил 'плодотворную' беседу. Камилла, встав с кровати, разрешила войти вернувшемуся из школы Винсенту. Пришлось и Эвелине заканчивать разговор с Обероном и поспешить навстречу 'живому' наставнику. 

      Винсента переполняли яркие чувства и эмоции, а более всего радость от начала новой интересной жизни, которая была связана с тем, что он более всего умеет и любит.

          Саверия переживала сложный период: освоение новых земель, перестраивание экономики государства без денежных вливаний со стороны ( многие страны с исчезновением зеленого проклятия прекратили и всяческую помощь, со злорадством поглядывая как Крохобор справляется с все возрастающими трудностями), кадровый голод в институтах власти и учебных заведениях. Многие ученные и отставники ринулись в новоиспеченное герцогство: там можно будет получить престижные должности, плодородные земли, карьерный рост и исследовать что-то новое, до сель неведомое. Желающим почему-то казалось, что обычные магические законы на отвоеванных землях действуют совсем по другому, чем везде, а потом там находились знаменитые ЛАБОРАТОРИИ, в которых было отлажено грозное оружие, уничтожившее ужас последних лет.

          По указу Малькольма I была создана Раторская школа магии для девушек. Но это было не его прихотью, а насущной необходимостью. Инициировать поодиночке жен лордов-командиров, носящих магические брачные браслеты, которые со смертью мужа, быстро высасывали жизнь из женщин, оставляя детей сиротами, а потом еще и обучать каждую владеть своим даром, было слишком накладно и невозможно. И пусть освобождение от печатей, наложенных на женщин- магов в давние времена, дает им право на жизнь, вне зависимости от самочувствия супруга, высвобожденная сила требовала долгого и тщательного освоения. Это возможно было только под должным наблюдением и с помощью наставников. Мужьям было некогда: благосостояние семьи полностью зависело от них, да и многие, к сожалению, не обладали ни терпением, ни временем, ни необходимыми навыками. Ко всему добавилось еще и несогласие с инициацией женщин магов многих стран, почему - то уверенных, что подобные способности - привилегия исключительно мужчин.

          Королю Саверии было не внове нарушать традиции и поступать вопреки привычному укладу. Но оказалось, что отсутствие необходимого количества преподавательского состава может остановить такое важное дело.

           Долгий разговор с Камиллой, никогда до встречи с Винсентом не занимавшейся магией, ее успехи и детское, восторженное восхищение приемами, твердым и спокойным нравом наставника, убедили комиссию предложить бывшему военному работу в школе. Кроме неожиданной преподавательской деятельности руководство нового учебного заведения пообещало и небольшой домик для семьи. Можно было вызывать жену и даже переслать ей немного денег, ссуженных графом Шанталем.

           Трое, окрыленные успехом и неожиданными перспективами новой жизни, долго, перебивая друг друга, сочиняли планы на завтра, а потом, даже не ощущая вкуса пищи, поужинали и легли спать, рассчитывая завтра с рассветом встать и отправиться за покупками. Может и Диней их завтра обрадует? Ведь по приезде в столицу, он, запомнив, где остановились его друзья, сразу же отправился в военную академию. Но даже, если бы эти трое были внимательны и настороже, все равно им не удалось бы заметить испытующий и напряженный взгляд служанки и хозяина постоялого двора, а тем более ощутить в изваре из фруктов наличие местной травки, дарящей чересчур крепкий сон на долгое время. Оберон же в это время, злясь на несговорчивость наследницы, затаился и забыв обо всем, ждал собственного исчезновения. Время пришло.

           Двоих девушек и отставника заметили еще только они миновали ворота города, а уж когда они начали искать свободное пристанище на короткое время, то заинтересованные лица - насторожились.

            Уже год как в столице Саверии действовала целая сеть по выявлению "бесхозных" будущих магинь. Пример главного мага Фревиля и в те еще времена -- Великого Ма, создавшего в свое время из инициированных девушек отряд полностью преданных ему особ, которых никто не мог заподозрить в противоправных действиях, и претворяющих в жизнь любые, самые изощренные желания их "господина", был очень заманчив. Тем более, что одаренные девушки не имеющие на руках брачных браслетов во многих государствах были редкостью. Хотя обладатели болезненной фантазии и для замужних и инициированных магинь находили достаточно дел.

              В свое время Симон де Ноэль считал, что древнейший артефакт " Дар", при прочтении определенного заклятия показывающий присутствие силы вне зависимости запечатана она или нет, скрыто ли ее наличие под фальшивой аурой, остался одним -единственным среди стран Содружества. Но потом нынешний Великий Магистр убедился, что короли и канцлеры сопредельных Саверии держав просто -напросто утаили сведения об наличие важных амулетов. Это стало известно после похищения нескольких шаров судьбы и нескольких артефактов. Пока официально маги затягивали решение о том что делать с одаренными женщинами и девушками, самые "предприимчивые" и "находчивые" начали ими торговать. Тем более, что в свойствах брачных браслетов, не используемых и запрещенных уже не известно сколько веков, заинтересованные люди разобрались очень хорошо. Конечно, не будь изумрудного проклятия, об этих наручах так и не вспомнили, но... Раз уж вспомнили, почему не употребить их свойства полностью?

               В нескольких постоялых дворах существовали "запасные комнаты", которые сдавались только возможным магиням и их сопровождающим. Девушек тщательно и несколько раз проверяли на наличие дара, следили за ними, чтобы потом где-нибудь среди тесных улочек столицы выкрасть. Обращали внимание в первую очередь на девиц, которых сопровождали отставные военные. Мужчины, сумевшие выжить в страшной и ужасной борьбе с сумасшедшими деревьями, более всех ценили своих подруг, щедро делившихся своей силой с мужьями, да и своих дочерей любили не меньше, поэтому заботливо торопились их инициировать. Правда, очень редко приезжали небольшой группой, такой, как сейчас, поэтому и похитители не спешили с ними связываться. Все настраивались на начало учебного года...

              И вдруг такая удача! Но заслышав, что завтра постояльцы собираются покинуть номера, решили рискнуть, похитив всех троих. На вопросы стражи можно будет ответить, что гости, забрав вещи, утром отправились на рынок. Вот пусть и ищут там.

ГЛАВА 7

               Супруги Гранвиль прибыли в Ратор по собственной инициативе, заранее договорившись с герцогами-наместниками других провинций. Близилась знаменательная дата - день рождения Малькольма I, его 50-летие. Крайне прижимистый, прагматичный и рассудительный, он в такие дни делал вид, что никакого праздника не существует и страшно сердился, когда его кто-то поздравлял. Знающие монарха давно, могли бы объяснить окружающим, что неприятие и боязнь этого торжества происходит из детства и только чуть-чуть связано с привычкой экономить на всем. Гранатовый зал, так не любимый королем за помпезность и пышность, был еще и свидетелем унижений и издевательств над маленьким Кольми. Именно здесь устраивались его дни рождения. Все восхищались старшим братом Малькольма - Роджером, а о маленьком принце высказывались нелицеприятно. Он всегда был слишком высок, худощав и некрасив, а еще не очень любим родителями, почему-то считавшим своего второго ребенка не только уродцем, но и сущим "наказанием" для правящей семьи. Поэтому среди детей высшей знати даже приветствовались издевательства и травля малолетнего инфанта. Если в повседневной жизни, погруженный полностью в учебу ( для него в жизни не было ничего интереснее книг и знаний) и увлеченный общением с главным магом королевства, Кольми мог избегать общения с неприятным окружением, то в дни рождения он был обречен становиться мишенью для насмешек и глумливых выходок. Ведь покинуть зал не имел возможности. Как главный виновник праздника, принц был вынужден дожидаться окончания торжества, чтобы поблагодарить присутствующих и попрощаться с гостями.

              Многое изменилось с тех пор... Роджер погиб в расцвете лет от зеленой напасти: охотничий азарт увлек   принца  на зараженную территорию, а чувство превосходства во всем создало стойкое убеждение, что Наследник непревзойденный маг и что ему нипочем какие-то растения. Родители ушли следом за любимым сыном, пав от руки заговорщиков, желающих покончить с царствующей семьей и возвести на трон своего ставленника.

              О Малькольме все забыли вовсе не от того, что он все свое время проводил в библиотеке и магической лаборатории, не принимая никакого участия в светской жизни, а просто потому, что не посчитали его достойным соперником. А зря. Детские унижения дали толчок развитию не только скрытого чувства собственного достоинства, твердого характера, но и хитрости, умению прятать свои возможности, ждать сколько потребуется и использовать любую ситуацию к собственной выгоде.

              Тайная канцелярия была почти у него в руках, а досье на всех важных сановников и представителей высшей знати в последствии заставило многих умолкнуть и поддержать некогда "недостойного" сына венценосных родителей. Дождавшись смерти короля и королевы, Малькольм одним махом уничтожил участников заговора. Было ли ему жалко отца и мать? Однозначно - нет. Они тащили страну в пропасть. Деньги, собираемые другими государствами на борьбу с изумрудным проклятием, шли на балы и бесконечные гулянья. Стыдно сказать, но лорды-командиры и "десятники" часто за собственные деньги покупали провизию и завозили ее в охранные замки. Государство "забывало" об этом, как забывало выплачивать пенсион и зарплаты Защитникам. А собственное крестьянство, доведенное до нищеты бесконечными поборами?

             Первые годы правления были самыми тяжелыми, но после наведения порядка, десятка казней и строгой экономии во всем, в государстве установилась терпимая стабильность. Все было бы вообще хорошо, если бы не зараженные территории, но теперь и с ними было покончено. Наступила пора Созидания.

              Народ обожал своего короля, большая часть знати, сцепив зубы, терпела, а меньшая часть, самая прогрессивная, - поддерживала во всем. К счастью, именно представители этой части занимали ведущие места во власти. Крохобор цепко держал в своих руках страну, но... чем дальше, тем более превращаясь в сухого законника, забывающего о простых житейских радостях.

              И вот теперь семья Гранвилей более всего на свете захотела разбудить во владыке простое человеческое, показать, что и день рождения может быть приятным и радостным праздником. Связавшись с друзьями и такими же владетелями провинций Саверии, как они сами, Велена и Алан приехали в Ротор. Официально для встречи с захваченными год назад в Фревиле магинями (в поимке которых супруги приняли активное участие) и для решения их дальнейшей судьбы, а в действительности - для организации юбилея сюзерена.

             Проезжая по улицам города, стремясь во дворец, они неожиданно стали свидетелями странного скандала молодого человека, одетого в форму военной академии, стражи и хозяина постоялого двора. Участники происшествия перегородили проезжающую часть и вели оживленную дискуссию.

             Герцог Гранвиль вмешался и потребовал объяснить создавшуюся ситуацию. Выслушав полную эмоций невнятную речь молодого человека, его светлость обратил свой взгляд на представительного мужчину в летах, имевшего благопристойный и приятный вид.

- Я уже неоднократно объяснял юноше, что его знакомые съехали рано утром, очевидно устроив все свои дела. Знаю только, что они намеревались направиться на рынок за покупками, а потом в магическую школу для девушек.

- И не оставили для меня никакой записки? Да не может такого быть! - запротестовал Диней.-- Мы же договорились!

- Значит они забыли,-- спокойно, не волнуясь парировал хозяин.-- Идите в школу и ждите их там.

- В любом случае девочки должны были оставить хоть какое-то послание!-- не утихал парень.

            Неоднократное упоминание одаренных представительниц слабого пола напрягло Велену и она выглянула из кареты.

- Вы думаете, что их уже приняли в школу?-- поинтересовалась чуть располневшая герцогиня.

            Лея сразу же вспомнила сводки о странных исчезновениях именно в столице наделенных силой женщин и заинтересовалась.

-- Мы всю дорогу сюда вместе занимались и практиковались!-- гордо ответил молодой человек.

- Я хотела бы осмотреть номер, который занимали девочки,-- повелела герцогиня

- Там уже отдыхают другие постояльцы и они будут крайне возмущены нашим вмешательством.

- Ничего,-- странно улыбнулся Алан.-- Мы с ними договоримся.

             И показав герцогский перстень, распорядился провести их с супругой в нужные комнаты.

- Что ты хочешь увидеть?-- спросил шепотом супруг у Велены.

- Не знаю, но чувствую, что там должно быть что-то интересное. Мне, почему-то не нравится трактирщик.      

Супруг помог выйти жене из кареты, бережно поддерживая и внимательно вглядываясь в лицо любимой. Только перед поездкой в Ратор они узнали, что Велена беременна. Гранвиль, конечно, настоятельно требовал, чтобы герцогиня осталась дома, но Мелинда, преданная подруга Леи и жена военного коменданта освобожденных земель, высмеяла такую предосторожность, напомнив, как сама она с уже хорошим животиком преодолевала не одну милю до нового жилья зимой, да еще и на санях. И все прошло нормально! Супругам же Гранвиль было значительно легче: на улице - разгар лета, только недавно портальную станцию построили почти рядом с имением Гранвилей, к тому же -- ехать в карете было всего-то от портальной площадки, расположенной недалеко от столицы Саверии, до дворца.

        Сейчас же виновница переживаний только поморщилась, недовольно поджав губы

- Алан, со мной все хорошо. Это тогда, в подземельях Фревиля, можно было переживать... А тут мы - у себя дома.

        Герцог   распорядился и несколько стражей сопроводили их до нужного номера, наказав хозяину постоялого двора идти впереди. Диней последовал за всеми, не отставая. Когда "благопристойный" владелец, достав из кармана связку ключей, решил открыть двери, парень запротестовал

- Комната девочек чуть дальше, над ручкой, я хорошо запомнил, был чуть стертый рисунок ромашки. Мы тогда еще пошутили над количеством лепестков, которые никак нельзя было подсчитать.

         Спокойствие начало изменять представительному мужчине, его наполненные злобой глаза так и блеснули из-под нахмуренных бровей. Но, на удивление, в слух ничего не было сказано, он лишь молча прошел дальше.

          Указанный юношей номер был пуст.

- И где же те постояльцы, которые по вашему утверждению, здесь отдыхают?-- не удержался от сарказма Гранвиль

- Очевидно, они вышли так, что никто и не заметил! - огрызнулся мужчина.

- И вещи с собой захватили и следов никаких не оставили?-- бросил один из стражей, быстро обежав глазами небольшую комнатку.

          После внимательного осмотра помещения, Лея села на стул и задумалась. Вокруг было на удивление чисто, очевидно, недавно здесь убирались и вымыли все очень тщательно. Тогда женщина вспомнила о своем даре и, закрыв глаза, осмотрела помещение своим "особым" зрением. Угол под одной из кроватей светился нежным фиолетовым цветом.

- Алан, - шепотом позвала Велена супруга.-- Посмотри,-- и, взяв того за руку, показала, что видит.

- Интересно, интересно,-- пробормотал Алан и, подойдя к кровати и наклонившись, сначала тихо произнес несколько заклинаний, потом смело протянул руку и ... достал небольшую сумку. Развязав горловину, герцог высыпал на стол артефакты и драгоценности.

- Ух, ты, да за то, что здесь лежит, можно купить несколько таких постоялых дворов!Это, наверное, вещи других постояльцев,-- подал голос хозяин.-- Девчонки, что пропали, были нищие. На один внешний вид только стоило посмотреть и все поймешь.

             Но герцог распорядился послать одного из стражей в школу и пригласить кого-нибудь из персонала, вчера принимавшего девушек. Вскоре в комнату вошел граф Паргани, хороший знающий супругов Гранвиль по делу Верховного Ма.

             Осмотрев очень внимательно вещи и артефакты, лежащие на столе, он утвердительно кивнул головой и, наклонившись к уху владетеля недавно созданного герцогства, прошептал

- Это все принадлежит одной из девушек. Видите,-- граф указал назолотое кольцо с выгравированной буквой "О" и на брошь - яркое воплощения герба Оберонов из драгоценных камней. -- Эвелина де Барет только недавно приняла наследие очень влиятельной семьи из Бувьера. Там же она была инициирована, но сбежала. Ей грозила смертельная опасность.

- Да, уж,-- так же тихо ответил ему Алан.-- Шутка судьбы: преодолеть столько стран и за день до спокойной жизни угодить в лапы каких-то негодяев.

- Но почему вместе с похищенными магинями разбойники не забрали и эти вещи? - изумился представитель Тайной канцелярии.

- Эвелина прикрыла вещи несколькими заклинаниями и сумку непосвященные не могли обнаружить,-- выдохнул герцог. В его голосе слышалось восхищение.-- Одаренная девочка, я еле распутал ее творение.

           В это время в комнату вошел один из стражей, дежуривших на улице

- Там несколько слуг пытались дать деру: мы их задержали.

           Гранвиль окинул взглядом хозяина постоялого двора: тот стоял словно завороженный.

- Дорогой, пока вы общались между собой,-- брезгливо улыбнулась Лея, - этот негодяй вздумал улизнуть. Я всего лишь его заставила превратиться в безмолвный столп. Правда, теперь его придется в таком виде доставить для допроса куда распорядится его сиятельство. Сей будущий каторжник отомрет где-то через час.

- Ничего,-- Паргани поморщился, как от зубной боли.-- мы пока допросим его подчиненных.

Вызвав одного из членов городской стражи, директор магической школы распорядился доставить в комнату женщин, обслуживающих этот номер и ключника, который определил приехавших девушек сюда, а так же тех, кто вдруг неожиданно захотел покинуть рабочие места.

          Бравые служивые с готовностью бросились выполнять приказание и были очень рады, что в столь щекотливом деле кто-то имел смелость всю ответственность взять на себя. Да и с самого начала они с облегчением выдохнули, когда, выйдя из кареты, Гранвиль предъявил свой герцогский перстень. Теперь за все, что здесь происходит держит ответ он. А уж когда прибыл Таргани, на мизинце правой руки которого поблескивала печатка члена Тайной канцелярии, стражи поняли - все случившееся не в их компетенции и смирились с участью посыльных и охранников.

          Послышался нестройный шум шагов и в комнату ввели трех служанок и ключника. Все те, кого хотели так видеть и пустившиеся в бега, оказались одними и теми же людьми и даже числом поболее. Пойманные принялись оправдываться, что ни слухом, ни духом не ведают о пропавших девицах, и с небывалым угодничеством стали обещать любую услугу. Их бормотания, всхлипы, клятвы и заверения, как и осторожные и пугливые взгляды на своего хозяина, начали раздражать не только семейство Гранвилей, но и Паргани.

         Граф попробовал применить к ним заклинание правды, но ничего существенного узнать не удалось. Обслуга активно обкрадывала постояльцев, обыскивая их вещи, особенно тех, кто неоднократно напивался и наутро не помнил куда делись деньги, не смущались они и обсчитывать, не сообщая хозяину о дополнительном доходе и щедрых чаевых. Да мало ли какие прегрешения могут быть у нечистых на руку работников? Но вот того, чего от незадачливых беглецов добивались, услышать не получалось. Неужели "благопристойный" владелец все проделывал с помощью посторонних лиц или он здесь совсем не при чем и так же, как его подчиненные, всего лишь занимался мелким воровством?

        Велена встала со стула и, подойдя к мужу, взяла его за руку. Сейчас снова пригодились ее необычайные способности. Вокруг всех слуг супруги увидели странное кружево подчиняющего заклинания и вплетенные в него "Молчаливое согласие" и "Избирательная память". Маг, который над ними поработал, был искусным и, очевидно, людям устроившим все это, было чего опасаться. В обычном гостином подворье такие манипуляции с обслугой были смешны и не к месту.

        Что, что, а разрушать чужие магические плетения чета Гранвилей наловчилась превосходно и быстро. Так произошло и на этот раз. Вот теперь паника охватила и женщин, и мужчину, и они наперебой стали излагать свои версии событий.

         Оказалось, все началось год назад, когда Самуэль Финеро непонятным образом купил этот и еще несколько постоялых дворов за смешные деньги. Почему их владельцы согласились на разорительную по тем временам сделку (народ стал прибывать в столицу и это предвещало расцвет гостиничного дела) не знает никто. Но... с тех пор в некоторых номерах стали останавливаться подозрительные, скрытные личности. А за постояльцами началась слежка. К Финеро сведения стекались со всей столицы, но кому он их передавал не было известно. Зато служащие доподлинно знают, что только отсюда исчезло десять девушек и женщин. Одни из них были с сопровождением, но без знакомств в Саверии и их никто не искал, другие же -- столь молоды, что, скорее всего, сбежали из дома, вопреки решению родителей. Все похищенные обязательно проходили проверку артефактом "дар", поэтому двоих, не прошедших ее, продали в дома увеселений в Оретано.

         По мере чистосердечных признаний глаза слушающих округлялись и становилось понятно: это только верхушка огромной тайной горы. Что там спрятано внутри и кто за всем этим стоит предстояло еще узнать. Тем более, что оцепенение медленно спадало с пойманного на горячем хозяине. Еще чуть-чуть и он тоже запоет более голосисто о своих делах и планах.    

    Когда слуги этого гостеприимного заведения начали давать "интересные" показания, довольно подробно описывая противоправные действия, Паргани отправил особого вестника в Тайную канцелярию. По мере допроса, сведения начали вызывать у него глубокую озабоченность. Судя по болтливости преступников, только в этой гостинице количество похищений намного превышало официальную статистику. А по всей столице? Кто-то перестал исполнять свои обязанности или измена проникла и в столь ответственный орган, как Тайная канцелярия?

            К моменту "отмирания" Финеро несколько сослуживцев графа уже входили в номер и двоих из них Паргани отправил в соседнюю комнату, что бы они запротоколировали все, недавно услышанное. Канцелярист Лабурсо и следователь Мосини были дотошными и въедливыми, поэтому начальник магической школы не сомневался - показания те вытрясут полные и намного в большем объеме, чем было сказано недавно.

            Еще двое представителей чиновников грозной организации в сопровождении стражи отбыли для обхода номеров постоялого двора и проверки всех проживающих. Конечно, скандал, учиненный Динеем, и последующие события с участием вызванной вооруженной охраны города, мало способствовали тишине и скрытности, и лица, участвующие в преступном промысле и проживающие здесь же, возможно уже осведомлены об аресте хозяина, но обход был обязательным действием, согласно протоколу.

Остальные же, расположившись в комнате, приготовились записывать каждое произнесенное слово.

           Супруги Гранвиль, дождавшись пока Самуэля Финеро освободят от всех магических предметов, находящихся на теле и спрятанных в карманах, (на это профессионализма стражи не хватило), начали распутывать защитные заклинания, завязанные на его ауре. Дешевые амулеты слуг не шли ни в какое сравнение с арсеналом их хозяина. Алан с удивлением рассматривал древнейшие охранные обереги. О таких он только слышал и было ясно, что нечто похожее есть только в сокровищнице короля. Отчего какой-то не примечательный домовладелец был увешен такими редкими и сильнейшими артефактами, выглядевшими совсем простыми украшениями? Да и вязь заклинаний, окутывающих Финеро, была столь замысловата, что ни герцог, ни его изобретательная жена никак не могли понять, что следует сделать, чтобы преступник поведал все хранимые им тайны.

           На свой страх и риск супруги произвели необходимые действия, но стало ясно, что прерванное чужое влияние на ауру Финеро, потянуло за собой и его жизненную нить. И хотя, смерть негодяя удалось отсрочить, времени для допроса оставалось мало.

           Непримиримость и ненависть во взгляде владельца постоялого двора исчезли вместе с посторонним влиянием, казалось там промелькнули злость и разочарование, но тотчас же прочно установились безразличие и покорность. Правда, разглядывать преступника было некогда. Его рассказ неожиданным образом всполошил слушателей.

          Всех похищенных девушек и их сопровождающих доставляли в имение герцога Лориц, сына бывшего главного советника короля - отца. Лорд был очень влиятельным человеком в Саверии, даже несмотря на то, что почти 20 лет назад, сразу же после гибели прежнего короля и отставки главы семьи, отбыл из столицы. Мужчина изредка наведывался в Ратор, встречался с ученными и все полагали, что он не только не интересуется политикой, но и полностью поддерживает Малькольма I. А вот теперь такие тревожащие сведения! Что задумал его светлость?

        Но исполнитель вряд ли мог знать намерения герцога, зато имена многих участников преступного сообщества - наверняка.

ГЛАВА 8

         Эвелина никак не могла проснуться, даже чувствуя тошноту и сильнейшую головную боль. Сознание уплывало, не давая возможности ни одной мысли полностью сформироваться в черепной коробке. Потом все тело девушки словно окунулось в обжигающее пламя. Лина не знала сколько прошло времени, но пришла в себя именно тогда, когда неожиданно поняла, что слышит разговор двух мужчин. Но если слова наследница воспринимала и понимала, хотя они и звучали в голове противным набатом, то голоса все были так похожи, что казалось их произносил один человек. Слух еще полностью не восстановился?

-- Не могу разобраться, все они пили одно и тоже... Почему же только этой так плохо?

- А сколько ты сонной травки в напиток насыпал?

- Чуть больше, чем всегда. Там же этот отставной вояка был! А мне приказано и свидетелей забирать с собой обязательно.

- Может у нее повышенная чувствительность к травке или даже непереносимость?

- Зивий смотрел, но ничего не разобрал: у девки кроме того, что сильнейший магический потенциал уже активирован, так еще и амулеты, которые ее охраняют, и не даются в руки.

- Ждем его светлость?

- Кто его знает когда он вернется, а вдруг она помрет? Ты знаешь - что с нами сделают! Давай -вызовем!

- Ты напортачил, ты и вызывай, мне проблем своих хватает.

         Наступившая тишина была подарком, а потом пришло ощущение, что жар спадает, да и дышать становилось все легче и легче. Странно, ведь пить девушке ничего не давали... Или давали, но она не помнит? А может организм сам справился? Главное сейчас: не выдать, что самочувствие улучшилось и она все слышит и понимает. Тишина пугала, а глаза открыть - было страшно. Но когда Эвелина, все же, набралась смелости, поняла, что находится в полной темноте. Похитители ушли?

- Здесь есть кто-то?-- решившись проявить себя, чуть слышно прошептала наследница.

         Вскоре к ее лицу приблизилось что-то  или  кто-то   и девушка узнала голосок Камиллы

- Как ты?-- тоже шепотом поинтересовалась подруга.

- Лучше... А где мы и что случилось?

- Сама не знаю. Очнулась я уже в этой комнате без окон, магией пользоваться не могу - на шее болтается какое-то металлическое кольцо. Рядом ты - горишь, спасу нет. Я орать начала. Мужик какой-то пришел, пригрозил, что если еще раз голос подам - пристукнет и объяснил, что колдовать мне не позволит магический ошейник. Еду приносили раз шесть, только никак не могу понять : как часто они это делают. Вот и лежу в темноте да вспоминаю мамку и наш путь сюда. Правда, время от времени, поила тебя простой водичкой и обтирала ей же твои лицо и руки.

- На меня тоже хомут одели? - всполошилась Лина, не ощущая ничего чужеродного ни на груди, ни на шее.

- Не... Побоялись: вдруг помрешь. Они ж не могут понять с чего ты вдруг болеть надумала и свалилась без сознания.

- А я и не надумала. Сама не знаю отчего было так плохо.

- Зато ты теперь их, как тех мужиков-разбойников при нападении, испепелишь!

         И столько ненависти и надежды было в голосе Милы, что наследница перепугалась. А вдруг болезнь ее была связана с уходом Оберона, и магия вместе с ним покинула тело? А может жар вызвало только исчезновение предводителя? Позвав Огюста, Эвелина не дождалась ответа, но обратившись к своему внутреннему источнику, замерла от восхищения. Тот переливался всеми цветами радуги и выглядел необозримым. Когда он стал таким большим? Чем это вызвано? Воздействием вполне безобидной травки, похищением или освобождением от надзирателя в голове? А если она сейчас начнет пользоваться силой, не вызовет ли это карательных санкций со стороны пленителей?

          Можно, конечно, поставить щит на всю комнату, но хватит ли на это сил? А вдруг стены камеры уже имеют какие-то плетения? Девушка обратилась к запасам знаний, полученным в поместье Тирегон. Не сразу она нашла требуемые, но к этому времени послышался скрежет ключа в двери. Принесли еду.: тарелку с какой-то кашей и стакан с компотом. Свет озарил небольшую комнатушку с двумя кроватями и одиноким стулом, дальний угол полупустых чертогов был отгорожен ширмой. Чтобы не выдать своего состояния, наследница закрыла глаза и обмякла.

Еды на двоих было мало, но сообщать о том, что вторая пленница пришла в себя категорически не хотелось. Это был шанс на освобождение.

          Чуть подкрепившись отвратительным варевом, Лина с помощью магии начала рассматривать стены. Сил для этого использовалось столь мало, что засечь подобные действия было очень сложно, практически невозможно. Странно, но защита была наложена только на двери. Понадеялись на ошейники и на нерешительность представительниц слабой стати? Вряд ли двое подруг были единственными узниками... А может рядом другие такие же камеры, а выход слишком далеко, чтобы злодеям переживать? Чуть-чуть усилив измененное заклинание, герцогиня увидела другие помещения, примыкающие к их комнатушке. Они ничем не отличались от скромной камеры девушек, но там взаперти находилось значительно больше народу, чем здесь и все они имели на шее узнаваемое украшение. Вот теперь Эвелина поняла, как ей повезло. Но пока сюда не прибыл таинственный Хозяин стоило срочно заняться своим освобождением, а может быть и не только своим...    

  До сей поры Лина лежала, боясь встать с кровати. Даже тем немногим количеством еды, что ей досталось, Мила кормила ее с ложечки. Теперь же наследница решила пройтись и , опустив ноги к полу, сразу же ощутила какой-то посторонний предмет на лодыжке. Раньше Эвелине казалось, что она просто запуталась в колючем одеяле, теперь же поняла - ей мешал браслет. Тонкий , из незнакомого шершавого материала, он свободно висел на ноге. Невольно девушка вскрикнула и Камилла бросилась к ней.

- Что случилось?

- Кажется мы поторопились радоваться, у меня на щиколотке что-то болтается, а я, кроме рук, браслеты больше никогда никуда не надевала. Только... Если это украшение антимагическое, как я смогла увидеть внутренний источник и пользоваться заклинаниями?

          Девушки, переплетя руки, сжали их, словно успокаивая друг друга и поддерживая. И каждой в голову пришла мысль, что это какая-то ловушка или "следилка". Неужели они выдали себя и теперь последует наказание? Но сколько они не сидели, так и не услышали ни шагов за дверью, ни скрежета ключа. Лина снова обратилась к знаниям, спрятанных надежно в ее памяти. Путешествуя с обозом и лежа на телеге, она часто просматривала свое наследие, систематизируя подаренные материалы и желая понять чем обладает. Закрыв глаза, девушка словно оказывалась в большой библиотеке, где каждый том имел свое название и хранил много интересного. Сейчас она снова стояла среди полок, только вот привычный вид этого кладезя информации очень сильно изменился. Книг, как и полок стало больше и все они были словно разделены красной чертой.

- Гаргулья меня подери! - вырвалось у нее в сердцах. Что это означает? Предводитель спрятал самое важное и оно стало доступно только с его уходом? Воображаемая рука непроизвольно потянулась к одному из новых фолиантов. О, какие интересные заклинания! Но, к сожалению, такой сложности, что самостоятельно самой не осилить. И отчего это раньше не попадалось? Любопытство заставило Лину лихорадочно просмотреть одну книгу за другой. Неожиданно взгляд девушки упал на " Секреты рода Оберонов", открыв которые она наткнулась на ... "Способы устранения от власти наследников рода Шамберли".

            Находящийся сейчас при власти король Клемент II как раз принадлежал к этому роду. Вот это да! Не даром в видениях после инициации Эвелина видела заседание представителей всех родов, создавших государство Бувьер, на котором герцога Шамберли избрали королем. Оказывается после того знаменательного совета на тайной встрече Глав семей был разработан особый ритуал: при угрозе узурпации власти выбранным монархом, все можно вернуть на круги своя, лишив этот род права занимать трон. Хранителем ритуала и кодового слова, которое в записках было приведено, назначался Глава семьи Оберонов. Но почему Огюст об этот даже не упомянул? Неужели он сам был так предан правящей династии, что даже смерть брата и родных не вынудили его запустить начало уничтожения представителей рода Шамберли? Неужели пропавший из головы дедуля был трусом?

- Нет, девочка, дело не в нем!-- неожиданно Эвелина услышала незнакомый голос.-- Не пугайся. Я отец твой матери - Олесандро.

- Но как? Каким образом вы очутились в моей голове?

- Вместе с пластом информации я пребывал сначала в голове твоей матери. Свойство нашей силы таково, что ее наличие нельзя просто так обнаружить. Мередит так и не была инициированна, поэтому и не смогла воспользоваться знаниями. После ее смерти я постоянно находился в тебе, но не мог об этот поведать.

- Почему же после ритуала я общалась только с Огюстом?

- Таковы правила, установленные нашим отцом. Я смог заявить о себе лишь после исчезновения брата из твоей головы.

- У меня на ноге какой-то посторонний предмет и на что он влияет я не могу понять.

- Забыла о присутствии родового артефакта " Зеленое сердце" на теле? Пока душа Оберонов тебя оберегает ни одно антимагическое приспособление не может нанести вред. Считай браслет простым ножным украшением из редкого металла, кстати, очень дорогого.

             Наследница с облегчением вздохнула, а еще воодушевилась. Теперь они с Камиллой были не одни - дедушка Олесандро более сведущий и опытный.

- А почему у остальных приспособление, запирающее магические способности, находится на шее, а у меня на ноге?

--Хм,-- послышался смешок очередного дедули.-- Прости, из-за меня. Дуралеи пробовали нацепить разные подобные побрякушки то на шею, то на руку, но я вынуждал твое тело реагировать соответственно, имитируя удушье.

- Вы можете управлять моим организмом? - перепугалась Лина.

- Уже нет. Только во время открытия пласта знаний. Но мне кажется, что наше общение стоит продолжить позднее. А сейчас лучше заняться освобождением. Не переживай, я помогу и подскажу.

   Лина читала в какой-то книге, что первоочередная обязанность любого узника - сбежать, так что дедуля был прав. Но следовало еще тщательно подготовится к побегу. Девушка снова, но теперь уже под руководством старшего родственника, осмотрела прилегающее к этой камере пространство. За дверями вправо простирался длинный, узкий коридор, стены которого по обе стороны были испещрены дверями, ведущими в такие же комнатенки, как эта. Но заселены были только некоторые из них. В одних -- в полной темноте лежали и дремали девушки, уже, очевидно, смирившиеся со своей участью, в других же - находились те, кто их сопровождал. Антимагические ошейники украшали только некоторых, но все без исключения мужчины носили ножные кандалы.

- А еще особые амулеты, - шепнул Олесандро.-- Они подавляют всякое желание к сопротивлению.

            Слева была еще одна камера, а потом шел коридор, перпендикулярный ранее осматриваемому. Впереди и сзади были узкие длинные проходы, в которых тоже имелись комнатушки, в основном - пустые.

- В общем - классический пример тюрьмы для знати в имении Предводителя,-- хмыкнул дедушка.-- Только не могу понять для чего здесь столь много клетушек. Хотя по старым обычаям более одного высокородного в такую камеру не принято садить - урон чести.

           Да и половина помещений использовалась для хранения всякой, уже не нужной, всячины. Очевидно, местный Хозяин был человеком рачительным, скупым, но достаточно предприимчивым, раз так скрупулезно отладил похищения нужных людей.

           Под руководством Олесандро девушка достаточно долгое время провозилась с ошейником Камиллы и, о (!), счастье, ей удалось справиться. Правда, сил и терпения ушло немало, следовало тщательно и сознательно дозировать свои способности.

Потом пришла очередь и дверного замка, но с ним можно было не церемониться.

           В высоком со сводчатым потолком коридоре была слишком хорошая акустика. Это девушки поняли сразу, лишь ступили на странные серые плиты пола. Радостные, уверенные шаги Милы тотчас же отозвались глухим отголоском. Зато на стенах, хорошо освещая все вокруг, висели магические факелы. Перепугавшись эха, дверь камеры постарались закрыть как можно тише, а идти стали осторожно и крадучись. Но только подруги отошли от своей камеры заключения, как услышали вдалеке хорошо различимый топот нескольких человек и поскрипывание чего-то непонятного. Неужели Хозяин? Но возвращаться обратно в темный каземат не хотелось. Под руководством дедушки и его очень ощутимом вмешательстве Лина набросила на себя и подругу заклинание невидимости. Девочки прижались к стене и застыли. Может быть заклинание и вышло не совсем идеально, но Лина не собиралась ждать и наблюдать, она жаждала действий. Чужие шаги очень быстро приблизились и, наконец, из-за поворота показались двое охранников, толкающих впереди себя тележку с несколькими ведрами, испускающими знакомые запахи отвратительной, пригоревшей каши и чуть более приятный - варенных яблок, исходящий, очевидно, от компота. Эвелина, выпустив уже однажды отработанное заклинание в злодеев и дождавшись, когда они упадут бездыханно на пол (силу в этот раз наследница рассчитала почти правильно - когда девушки подбежали к поверженным, те были - мертвы), забрала с пояса одного из них две огромные связки ключей и подруги поспешили открыть ближайшую камеру. Первым делом следовало снять с мужчин ужасные, подавляющие волю амулеты. Их отсутствие в первое мгновение ошеломляло представителей сильного пола, потом воздух свободы заставил начинать мыслить и что-то предпринимать для дальнейшего полного освобождения. А дальше... стоило только одного мага избавить от шейного антимагического украшения, как дело пошло быстрее. Магические способности к мужчине, конечно, возвращалась медленно, но для освобождения от оков, связывающих ноги, тем более при наличии ключей, его умений должно было хватить, как и помощи не одаренных. Прошло совсем немного времени и все завертелось с непредсказуемой скоростью. Мужчины взяли на себя двери камер, амулеты и кандалы, освобожденные девушки - разливали компот. От каши пленники отказались: слишком долго сей неприятный продукт пришлось употреблять. Убитых вертухаев занесли в свободную камеру и бросили, туда же заволокли и тележку. Наследница сосредоточилась теперь только на помощи наделенным даром. Олесандро лишь в первый раз было трудно распутать тайну ошейника, а потом все было проще и проще, ведь "украшения" имели одно и то же запирающее заклинание и в свое время дедушка занимался чем-то подобным.

--Ой, -- вдруг всполошилась Эвелина.-- А там наверху не поднимется тревога, что охранники так надолго застряли?

- Не переживай, - небрежно бросил какой-то мужчина.-- Эти двое были страшно медлительны. Сначала развозили еду, потом ждали пока мы поедим, уж не знаю где у них тут должна быть комната отдыха, но там активно играли в карты, следом собирали посуду, а только после этого возвращались к начальству.

             Наконец, все были освобождены и, выломав из кроватей железные палки, организовано направились на выход.

ГЛАВА 9

            Двое подчиненных герцога Лориц, посовещавшись возле непонятно отчего заболевшей девицы, поднялись обратно в верхнее строение - дом для охраны. Вызвать его светлость не хватило духу, очень уж патрон был скор на расправу, даже не разобравшись. Но все же, посоветовавшись между собой, обратились к старшему - барону Фельде

- Немощной ошейник нацепили?

- На шею не получилось - задыхаться начинала, на ногу пристроили,-- подобострастно отвечал один из охранников.

- Проверяли: не слезет?

- Хорошо сидит! - с готовностью закивал головой второй "полкан"-- Но она вся горит, как бы не померла.

- А его светлость лекарь что ли? Приказа о том, чтобы с товаром нянчиться - не было. Вы две привезли? Значит, хоть одна выживет. Вот и ладненько. А ребята ужин повезут - проверят: померла или нет.

           Все с чистой совестью разошлись. Двое  охранников  - в общую комнату, где уже собрались их "друзья по оружию" для игры в карты, а барон - на кухню. Его зазноба Мирта грозилась приготовить что-то вкусненькое персонально для ухажера, вот мужчина и хотел лишний раз приударить ( вернее потискать сдобную, как булочка,  повариху) и проследить, чтобы все на кухне было в порядке: герцог Лориц в настоящее время принимал важных гостей из нескольких стран Содружества.

Столица Саверии -- Ратор

         Если бы не активное участие супругов Гранвиль, имеющих право беспрепятственного прохода к королю, бюрократические проволочки с организацией отряда для обследования имения важного представителя высшего дворянства продолжались бы едва ли не декаду. Согласования, планы, разрешения от всех, начиная с начальника Тайной канцелярии до канцлера, были обязательны. Но лишь один указ Малькольма I, его грозное распоряжение и ... подобный отряд за несколько часов был собран и отправлен с помощью портальных станций поближе к необходимому поместью.

          Паргани особо оговорил собственное присутствие, так же, как и неожиданно чета Гранвиль, по настоятельной просьбе Велены.    

3.07  Из тридцати членов команды двенадцать еще недавно носили гордое звание - лорд-командир или "десятник" и имели за плечами не одно боевое сражение с изумрудным безмолвием и сумасшедшими животными. Даже пару лет "спокойной" жизни не забрали ни быстроты реакции, ни умения постоянно быть настороже и владеть магией и оружием инстинктивно. Остальные были магами-боевиками, за многие годы обогатившими своей арсенал не только изощренными заклинаниями и уловками, испытанными на дружеских дуэлях, но и опытом, приобретенном в вооруженных столкновениях с лесными разбойниками, при ликвидации магов-отступников и в отражении набегов степняков.

      Человек, затеявший похищения девушек и людей их сопровождающих, был не простым нарушителем закона, не обыкновенным увлеченным магом-экспериментатором, потерявшим голову, а коварным врагом. Возможно обнаруженное сейчас это только толика его прегрешений.

       Рассмотрев карту поместья, принесенную Паргани, совещающиеся поняли, что планировать операцию по освобождению пленников и задержание нарушителей придется на месте. На карте искомое загородное имение выглядело, как обыкновенное поместье с примитивной магической охранкой от недобросовестных людей и бесхитростных взломщиков.

        И это было естественно: уже давно негласно все постройки хорошо защищенных замков и крепостей внутри страны были запрещены, потому что это означало, что хозяин укреплений готовит государственный переворот. Вот и возводили легкие и изящные дворцы с прекрасным благоустроенным парком вокруг.

        Имея специальный пропуск на все портальные станции королевства, группа под предводительством герцога Гранвиля, без очереди преодолела огромное расстояние и уже на рассвете была на месте.

         В то время, как решался вопрос о создании отряда, свидетели пленения Самуэля Финеро, хорошо осведомленные о характере его деятельности, решали что предпринять. Несколько вестников, посланных в имение герцога Лориц, вернулись обратно и никто не мог понять что это означает. Направится напрямую в нужное поместье, чтобы предупредить Хозяина о произошедшем? А вдруг маги королевства уже пристально наблюдают за всеми портальными станциями? Решили двигаться в обход.

          В это же время в гости к герцогу съехались некоторые представители магических сообществ стран Содружества, не согласных с политикой Малькольма I и ненавидящих деятельного Симона де Ноэля, пока исполняющего обязанности Главы Ковена магов. Поэтому Лориц и выставил особую защиту, которая непроницаемым куполом накрыла все его поместье. Теперь пока присутствующие не придут к определенному мнению и не подпишут согласительные документы, ни одно извещение ни только не проникнет внутрь пространственного магического покрытия ( Кто его знает какого содержания будут указания. А вдруг они будут направлены против герцога Лориц?), но и не даст людям, находящемся на территории земельного владения, связаться со своими сторонниками.

         Когда отряд, посланный королем Саверии, подошел к имению, люди увидели красивую, невысокую, кованую ограду с необъятными воротами, запертыми на магическую цепь. Далее хорошо просматривались величественные деревья, цветники, дорожки , посыпанные желтым и белым песком, обвитые плющом беседки и где-то там вдали белело высокое, изящное здание - резиденция наследника знатного рода. Сначала магов обрадовало отсутствие множественной охраны: в небольшом домике при въезде дрыхло двое караульных, а в магическом кружеве, окутывающем изгородь, хоть и было много заклинаний высшего порядка, но одной части военных они были хорошо знакомы, а другой части - на один зуб. Только вот радовались они недолго. Рассмотрев своим особым зрением ограду и магическое плетение, Велена де Гранвиль сначала протерла глаза, думая, что небольшой туман, окутавший территорию усадьбы, ей привиделся, но потом она предположила какой-то дефект внутреннего зрения.

- Алан, - позвала она супруга и взяла его за руку, чтобы, как это было у них принято, поделиться своими наблюдениями. -- Посмотри вокруг. Ничего не замечаешь необычного?

- Какая-то белесая дымка хозяйничает на нужной нам местности. Странно, но там, где мы только что проехали, ничего подобного не было. Или ты не обращала внимания?

- Я боялась, что на нашем пути могут быть спрятанные ловушки. И время от времени смотрела по своему обыкновению вокруг. Все было спокойно

- Ты думаешь, что кроме тех ухищрений, которые наши маги видят достаточно хорошо, герцог приготовил для непрошеных гостей что-то особое?

- Финеро обладал странными и сильными старинными амулетами, назначения которых даже ты не знаешь, а вся афера с похищениями была хорошо продумана и устроена. Кто мог предположить, что мы с тобой, попав в столицу, тотчас же наткнемся на этого милого и упорного мальчика и он устроит целый скандал с привлечением стражи, да еще одна из пропавших девушек оставит вещи, не замеченные прислугой гостиницы, доказывающие, что все же, как не отнекивался хозяин постоялого двора, похищение произошло? Если бы не наши с тобой способности видеть то, что сокрыто от других, и не настойчивость Динея... никто бы никогда не вышел на эту усадьбу. Но маг, придумавший такое изощренное преступление, никак не мог с легкостью в сердце столь просто защитить свое логово.

- А если у него действительно в закромах были припрятаны древнейшие обереги и артефакты, то почему бы не вспомнить, что когда-то одаренные мужчины и женщины совместно создавали "особые" амулеты? С исчезновением магинь заряжать их было некому, вот бесполезные "игрушки" большинство и выбросило, а "запасливые" и "предприимчивые" - сохранили.

- А теперь,-- подхватила мысль супруга Велена,-- когда понятие "особой" женской магии вернулось, артефакты и заработали.

      Супруги попробовали соединить свои усилия и ... увидели красивый, искусно сплетенный охранный купол. За разгадыванием его тайн прошло несколько часов. Солнце взошло и проснулись двое караульных, но к этому времени участники отряда активировали артефакты "невидимости".

       Наконец, сложное пространственное заклинание было уничтожено, как и кружево, окутывающее ограду. Все остальное было по силам и студентам магической академии: снятие заколдованной цепочки с ворот и усыпление новых охранников, пришедших на смену старым.

      Лошадей члены отряда по приезде оставили неподалеку - в ближайшем лесочке и теперь как можно бесшумней продвигались по территории поместья.

      Чертоги главного заговорщика были подобны невесте, ожидающей обряда: необычайно красивые, высокие, стройные и белоснежные. Слева, почти в сотне шагов, стояло приземистое двухэтажное здание стражи, похожее на старого слугу, ждущего указаний, невдалеке от него виднелась конюшня, через открытые двери которой слышалось пофыркивание нескольких десятков лошадей. Отряд, продвигающийся по широким мощенным дорожкам, остановился. Перед дворцом раскинулась зеленая лужайка, украшенная мелкими, желтыми цветочками, а вот тропинок, на удивление, не было никаких. Идти по траве? Но опять обратившись к своему, "особому", зрению герцогиня Гранвиль обнаружила новые замысловатые охранные заклинания, извещающие о непрошеных нарушителях, и с помощью супруга достаточно быстро их уничтожила. Далее все было намного легче. Изнуренные ночными переговорами участники заговора еще спали и были взяты "еще тепленькими". Маги, охранявшие герцога Лорец и его гостей, часть гарнизона, находящийся в господском доме, оказали сопротивление, но опыт ведения боя пришедшего отряда был на несколько порядков выше. Конечно, не обошлось без ранений, но всеобщая уверенность заговорщиков в превосходстве забытой магии сыграла с ними злую шутку - они расслабились и слишком обрадовались подписанному договору, устраивающему все стороны. Успеху операции добавило еще и то, что стены дворца были окутаны глушащими заклинаниями и все, что там происходило так и оставалось неведомо окружающим.

        Когда супруги Гранвиль с частью отряда остались в главном здании, оставшиеся воины отправились в здание стражи. Именно там в подземных камерах были упрятаны похищенные. Каково же было удивление Паргани и его людей, когда им навстречу вышли обозленные узники, захватившие это строение.

5.07 Столица Саверии. Королевский дворец

        Здесь не было никакой показной роскоши: ни россыпи самоцветов по стенам, ни яшмовых колон в три человеческих роста, ни фонтанов из малахита, ни золоченых дверей, так поражающих воображении посетителей в присутственных местах королевского дворца. В этой комнате все было функционально, строго и "казарменно" просто, и это была совсем не обитель обыкновенной канцелярской крысы, судя по множеству папок и бумаг, а, к удивлению многих, самый настоящий королевский кабинет. Да и двоих мужчин, ведущих неспешный, серьезный разговор отнюдь не расстраивала эта неприхотливая обстановка, у них были дела поважнее. И хотя разговор, очевидно, шел уже долгое время, собеседники не замечали этого, как и собственной усталости, им было не только приятно общаться друг с другом, но и радостно чувствовать рядом единомышленника и союзника.

- И все равно, герцог, это был первый и последний раз, когда я поддался на ваши с супругой уговоры! Огромный конклав, являющийся для нашей страны сейчас - наиглавнейшим и приоритетным делом мог остаться без своего Предводителя. В вашем представлении это был всего лишь визит вежливости, а оказалось,-- Малькольм I сурово уставился на Гранвиля, но Алан и не думал изображать полное раскаяние.

- Все - таки, герцог Лорец не зарвавшийся мальчишка и не какая-то мелкая сошка, а потом наше предположение могло быть ошибкой, вызванной специальной дезинформацией. Вы же знаете, его отец когда-то был вторым лицом в государстве и до сих пор этот род не утратил ни своего высокого положения, ни связей и веса в обществе.

- К сожалению,-- сквозь зубы прошипел монарх.-- Неужели Ренольд надеялся, что после того, как его родитель пользовал Саверию, как собственные угодья, я позволю ему разорять страну и дальше?

- Не знаю, Ваше Величество, на что надеялся Лорец-младший, это вам доложит начальник Тайной канцелярии, ведущий допрос вышеназванного заговорщика, но наше с Веленой участие было удачным решением.

- Вы имеете ввиду этот древнейший артефакт? Герцог де Ноэль мне уже доложил, что на черном рынке начали появляться магические изобретения 300-летней давности.

- Еще агранцы убедили меня, что женская и мужская магия нашего мира имеют разные векторы сил и по своей природе очень сильно отличаются.

- Я уже дал распоряжение ректору столичной магической военной академии о начале обязательного содружества с женской школой магии. Разные силы должны научиться, сочетаясь, создавать и решать необходимые задачи. Пока не начались занятия, пусть пишут планы. Мне не нужны в столице и в стране опасные магические игрушки, в которых никто не может разобраться!

-- К сожалению, Ваше Величество,-- тяжело вздохнул Алан,-- мне как-то недосуг заниматься этими исследованиями, хотя и очень интересно , и тянет: слишком много лет отдано науке. Успеть бы хоть половину того, что запланировано. Герцогство мы начали поднимать буквально из ничего.

- Была бы моя воля,-- грустно улыбнулся Малькольм.-- я бы тоже спрятался где-то в глуши и занялся выращиванием персиков. Очень их люблю, знаете ли... Но мы с вами, Гранвиль, люди государственные и ответственные, а посему...

- Я совсем другое имел ввиду, Ваше Величество,-- твердо возразил Алан.-- Только объединив с Веленой наши усилия мы заметили охранный купол. Начни наш отряд прорываться, неизвестно сколько воинов полегло бы и выбрались ли из подземелья похищенные живыми и невредимыми, да и посланники "дружественных" стран при возникновении малейшего шума могли уничтожить подписанные ими меморандумы, которые красноречивее всяких слов указывают на заговор с целью свержения законной власти. Но я хотел не столько доложить вам о прошедшей операции по спасению верных нам людей, сколько рассказать о чрезвычайно важной информации, которую моя супруга совершенно случайно получила от Эвелины Барет де Оберон, одной из тех двух девушек, которые и были виновницами начала  всей этой истории.

- Паргани докладывал, что она чрезвычайно талантлива и говорит что-то о наследстве рода Оберонов. Но это было еще до вашей поездки

- Совершенно верно. Но там не просто магические знания, переданные Главой рода, там полностью архив рода. Девушке его еще осваивать и осваивать. Но она отличилась и в застенках: сумела снять антимагический ошейник, а потом, добыв вместе с подругой ключи от камер, освободила остальных заключенных. Предусмотрительный Лорец на всех нацепил, в добавок к ошейникам, подавляющие волю артефакты. Мы всех пострадавших доставили сразу же в столичный военный лазарет: последствия от воздействия этих отвратительных игрушек слишком опасны для здоровья.

- Вы хотите сказать, что на эту де Оберон магический "отсекатель" не подействовал? Но такое на моей памяти в первый раз.

- Ей было плохо и ошейник одели на ногу. Конечно,  часть силы они так и отделили, но преступники рассчитывали, что способности у Эвелины обычные, только разбуженные, поэтому и этой предосторожности хватило бы. Я думаю   девушкуь  должен осмотреть Симон де Ноэль. Ее дар особенный и чрезвычайно огромен. Но самое главное даже не в этом. Я знаю какие у Саверии сложные отношения с Бувьером. Это государство является организатором большого противодействия нашим планам по восстановлению освобожденных земель и инициации женщин, да и среди задержанных   представителей других государств есть и послы Клемента II. Так вот, Эвелина де Оберон является сейчас не только Главой самого сильного рода Бувьера, но и носительницей особого знания - в ее памяти есть ритуал, который может устранить от власти род Шамберли.

- Вы хотите сказать, что пользуясь этими знаниями, мы можем надавить на моего венценосного брата и начать диктовать свои условия?

- Вы очень точно выразились, Ваше Величество!

-- А эта Оберон не слишком предана своему сюзерену?

- Девушка из Ловии, ее удочерил и воспитал побратим отца. Она дочь - одного из наших Защитников. Это мать ее была Оберон, но ее с удовольствием в свое время выставили из рода и страны.

- Любопытно, любопытно,-- Малькольм постучал пальцами по столу, заметно повеселев. Если весь архив рода Оберонов у девушке в голове, значит многие тайны загадочного Бувьера скоро станут известны в Саверии. Об этом обязательно позаботится Паргани. Он хоть уже и начальник магической школы для девушек, но чиновники Тайной канцелярии никогда не оставляют своей службы.-- А кто ее воспитывал?

- Харис де Отис - отставной "десятник" из замка Сиар, известный в Ловии, как активный приверженец борьбы за справедливость, возглавляет союз ветеранов, поддерживает тесную связь со всеми сослуживцами.

- Значит и приемную дочь воспитал в том же духе,-- задумчиво произнес король.-- Гранвиль, а устройте-ка вы мне с ней встречу. Если мы сейчас продавим Бувьер, многие вопросы о финансировании ваших земель можно  будет решить очень просто.

   7.07 ГЛАВА 10

    Столица Саверии. Женская магическая школа.

    Эвелина проснулась рано утром и в первые минуты боялась даже пошевелиться, чтобы никто не узнал, что она уже не спит. Ей казалось, что вокруг простирается страшное подземелье с конвоирами и антимагическими ошейниками, а побег и чудесное спасение, да и дорога обратно в Ратор это как раз и есть сон.

         Воспоминания наслоились и захотелось вскочить и куда-то бежать. Куда? Девушка не знала. Но потом лихорадочное состояние мгновенно пропало, лишь только она услышала мерное посапывание и бормотание Камиллы где-то рядом, а перед открытыми глазами предстала большая светлая комната с вазонами на подоконнике - их новое жилище. Вчера вечером им с Милой сил хватило только на водные процедуры, а еще - дойти до кровати. Огромное общежитие магической школы было пустым, поэтому именно сюда заселили  людей, спасенных  в имении герцога Лореца. А уже сегодня всем мужчинам предложат переехать. Все - таки, общежитие - женское.

       Лина потянулась и счастливо вздохнула: она в Саверии, инициирована и скоро начнутся занятия, а еще можно   спокойно полежать и никуда не спешить. Вот теперь можно и домой написать: похвастаться родным, что удачно избежала ужасной доли в Бувьере,  стала  магиней  и даже успела близко познакомиться с самим герцогом Гранвилем, а так же с его женой! Об этой семейной паре восторженно говорили побратимы папы Хариса, как только приезжали в гости. И совсем Велена не заносчивая, хоть героиня, герцогиня и магиня, а наоборот - очень добрая, простая, совсем, как мама Жанин, и умная. А как много она знает! Ведь именно эта женщина вместе со своим супругом стояла у истоков создания секретного оружия, уничтожившего Изумрудное проклятие!

        Постепенно девушка вспомнила и путь в столицу, и долгий разговор со своим кумиром. И вдруг ее щеки загорелись и она чуть не всплеснула руками. Пытливая леди Гранвиль выудила у Эвелины все, что хотела и даже то, что в нормальной обстановке девушка ни за что бы не рассказала. А во всем виноваты радость, свобода и известие о том, что никто не погиб.

        Лина вспомнила, как ее постоянно, за каждый неверный шаг, за каждое не так сказанное слово отчитывал Огюст и всполошилась. Неужели пропал и Олесендро? И вообще: нужны были ей эти тайны рода Оберон? Век бы о них не слышать! Нет, вот магия и знания, с помощью которых можно быстро овладеть своими способностями - самое важное и главное! Во всяком случае - для нее.

        И именно это время-  время  счастливых  утренних  воспоминаний  выбрал только что упомянутый дедушка, чтобы объявить о своем присутствии. Эвелина даже подскочила на кровати!

--Я здесь. Жду когда ты придешь в себя. Не терзайся. Сейчас только Малькольм может поставить на место зарвавшегося Клемента. Я тут пока сидел просмотрел воспоминания Огюста... Да, совсем выродилась высшая знать Бувьера. Никакой чести и достоинства. Забыв о стране, они ударились в разгул и стяжательство. Оттого так легко и манипулирует всеми нынешний монарх, что его вассалам и дела нет до государства, в мыслях лишь собственные удовольствия.

- Так вы меня не будете ругать?- с трепетом поинтересовалась наследница.

- А за что?-- удивился дух.-- Это у нас Огюст был приверженцем идеи: конфликты и разногласия надо решать в кругу семьи, без вмешательства извне. Дорешались! И где теперь лучшие представители не только рода Оберонов, но и других семей славного, сильного королевства? Ты уж, девочка, прости, порылся я и в твоей памяти, чтобы понять кто есть тут кто... Достойные люди эти Гранвили. Если им твой приемный отец доверял, значит и ты можешь.

- А чего вы в моей памяти рылись? Вы же сами говорили, что все время были в моей голове! Значит должны были тоже слышать, что побратимы папы Хариса рассказывали.

- Бесполезным был я эти все годы, только и очнулся после ритуала в родовом замке. А потом, знаешь, Линочка, чувствую, что скоро с тобой захотят познакомиться и люди из Тайной канцелярии, а может быть кто-нибудь и повыше. Привыкай. Ты все-таки Глава одного из самых сильных родов большой страны! Конечно, учиться тебе еще и учиться... Но я пока с тобой, то всегда подскажу, что следует говорить, если будет такая надобность.

        Они бы еще поболтали, обмениваясь впечатлениями о супругах Гранвиль, но проснулась Камилла и надо было вставать, чтобы узнать о планах на ближайшее будущее. После завтрака в большой, прямо таки огромной, трапезной перед бывшими пленниками выступил Паргани, вкратце объяснив, что их ожидает в скором времени, а потом несколько представительных мужчин с серьезными и озабоченными лицами, прибывших вместе с начальником школы, разошлись по кабинетам и секретарь Талия Винтре стала вызывать по одному участников зловещих событий и отправлять их  для беседы, указывая номер комнаты.

       Эвелина попала, конечно, к уже хорошо знакомому главе своей школы. Тот ее долго не мучил, только поинтересовался ритуалом, в результате которого девушка приобрела такие выдающиеся способности, и предупредил, что им предстоят еще долгие и долгие беседы.

- Сами понимаете, ваша светлость, столь важны  сведения, которые вы получили при инициации, и  они  обязательно  этой стране пригодятся, ведь Бувьер сейчас наш противник. А вы, я так думаю, свою жизнь и судьбу уже решили связать с Саверией. Или я не прав?

- Почти во всех остальных странах женщины-маги вне закона, было бы смешно утверждать обратное. А потом, родители мои положили жизнь за это государство и думаю, они были бы счастливы и горды, если бы  и я смогла   внести свою лепту в его могущество и процветание. 

       Мужчина внимательно всмотрелся в раскрасневшееся девичье лицо. Артефакт у него на груди за все время беседы не разу не подал знак, что герцогиня лукавит и информация, которой она щедро делится, - лжива. Вопросов, конечно, у Паргани к наследнице было много, но не стоило показывать всем остальным спасенным вчера, сколь важна для Саверии эта .девушка. Пусть она придет в себя, немного освоится, а уж... завтра он продолжит ее расспрашивать и не какие-нибудь жалкие 20 минут, а несколько часов.

- А еще, я вас настоятельно прошу, Эвелина, пока воздержаться от походов в город. Запишите на бумаге все, что вам потребуется и отдайте госпоже Талии.

          Когда наследница вернулась в выделенную для них с Милой комнату, она чувствовала себя, как выжатый лимон. Бывший представитель Тайной канцелярии умел быть въедливым, настырным и убедительным.

10. 07          Камиллы еще не было и уставшая наследница прилегла отдохнуть. Интересно, почему она себя так чувствует, ведь разговор был не очень длинный?

- Надо меньше нервничать,-- добродушно отметил Олесандро.-- А потом ты уйму щитов создала, каких только знала, да еще следила за ходом беседы и старалась ни о чем лишнем не проговориться. Распылила все свои силы - вот и результат. Хватило бы одной защиты - ментальной, тем более, что никто на тебя нападать не собирался.

               "Да, учиться еще и учиться" - подумала Лина.

- Но Паргани тот еще затейник!-- продолжил дедушка.-- проверил тебя на правдивость... Да, не нервничать ты так! У него после вашей встречи остались самые лучшие впечатления...Потом он еще тебя прощупал на предмет отношения к королю Савериии..

--И? - подпрыгнула на кровати девушка, злясь, что дух в ее голове тянет с ответом.

- А чего "И"?-- ворчливо бросил собеседник.-- Ты же сама знаешь как относишься к монарху этой страны... Вот и артефакты начальника школы не подали тревожный сигнал. Прошла ты проверку на преданность! С чем тебя и поздравляю.

-- Подожди, - вдруг опомнилась Эвелина. - Но Паргани ни разу не упомянул Малькольма I и вроде бы о нем не спрашивал.

- Это потому, что ты не привыкла общаться с представителями Тайной Канцелярии. Было несколько вопросов очень хитро поставленных. А сейчас может лучше книжку какую-то почитаешь или еще чем займешься? Чего без толку-то нервничать?

            Девушка осмотрела комнату и увидела книги, лежащие на столе. Вот за их просмотром ее и застала подруга, вернувшаяся с собеседования. Мила тоже имела усталый вид, как будто пробежала несколько кругов вокруг школы, видно и ей попался ответственный чиновник. Теперь девушки вдвоем листали учебники и обменивались впечатлениями. Потом был обед и опять своя комната: еще шел опрос жертв похищения.

            Когда на следующий день Эвелину вызвали снова в кабинет к начальнику школы, она и не удивилась. Паргани был немногословен и, задав пару ничего не значащих вопросов о самочувствии, извинившись, вышел из комнаты. На скрип открывающейся двери Лина инстинктивно оглянулась и подскочила. В дверном проеме стоял сам Малькольм I, очень походивший на свой портрет, висящий здесь же на стене. Разве только одежда была другая, да отсутствовали королевские регалии. Все же на картине было парадное изображение.

             Девушка неловко поздоровалась и склонилась в поклоне, в который раз жалея, что совсем не изучала придворный этикет.

- Не утруждайтесь, леди, это не официальная встреча и меня как-бы здесь нет.

             Пока Его Величество шел к креслу, на котором еще недавно сидел Паргани, Лина жадно рассматривала человека, о котором так много слышала. Король был высок и худощав, и возможно для кого- то казался совсем не красавцем, но для наследницы он был прекраснее всех мужчин когда либо встреченных ею и олицетворением почти сказочного героя. Его изречение

"Я всегда буду делать все, что в моих силах, чтобы принести моему народу счастье"

висело в учебной комнате в поместье, где она выросла. Лина сразу же обратила внимание на его огромные умные и проницательные глаза, на невероятно горделивую осанку, на твердые, решительные шаги.

           Когда король устроился за столом, он разрешил сесть и девушке. Эвелина же от смущения смотрела в пол, боясь показать свое безмерное восхищение и обожание. Ведь именно этот человек поставил на место зарвавшихся магов, проворовавшуюся знать и высоко поднял имена Защитников страны.

- Говорят, что после одного тайного ритуала вы теперь считаетесь предводителем одного из самых древних родов Бувьера - семьи Оберон?

             Наследница кивнула, потому что голос почему -то пропал.

- Возможно вам вместе с магическими знаниями и историей рода передали и тайну расстановки сил на политической арене этой страны? Буду с вами откровенен: нам чрезвычайно важны такие секреты Клемента II и верхушки знати, которые не только помогут вынудить их помочь Саверии в освоении освобожденных земель, но и заставят монарха и его приближенных раз и навсегда прекратить всякие действия против нашей державы.

          Лина задумалась. Кроме странного ритуала, который мог лишить короля Бувьера права на трон, она не заметила в голове ни одной темы, упомянутой Его Величеством.

- Нужна помощь? - поинтересовался дедушка.-- Не знаю как ты, но я прямо горю желанием устроить для Клемента незабываемые деньки. Пусть теперь он почувствует как горит земля под ногами и все задуманное становится прахом. Давно я не чувствовал такого предвкушения реванша!

Девушка судорожно вцепилась в бахрому скатерти, покрывающей стол и под диктовку Олесандро стала излагать наиболее убийственные и интересные сведения из жизни высшего общества страны, из которой ей удалось сбежать совсем недавно. Малькольм же, теребя неприметный артефакт на груди, активировал записывающий кристалл. Конспектировать за девушкой он не успевал бы, а переспрашивать не хотелось. Мужчина видел как была напряжена наследница и боялся одним неосторожным словом сбить ее с мысли. Король, конечно, и не догадывался, что Эвелина не вспоминает информацию, которую так бойко излагает, а пересказывает ее  вслед  за  духом  родственника. 

          Исповедь началась с подробного рассказа о взаимоотношениях и строении внутреннего дома короля Бувьера и его служб, о серьезной борьбе разных фракций, объединивших те или иные древнейшие рода. Правда, это были воспоминания не самого Олесандро, а жизненные наблюдения его брата, которые дедушка нашел запрятанными в укромном уголочке памяти внучки.

         Король Саверии и не надеялся на столь подробную и убийственную для венценосного Клемента информацию. Теперь он знал с кем можно напрямую сотрудничать, кого поддерживать, а кого остерегаться. Ни один осведомитель не в силах был разузнать столь важные сведения. Уже шел второй час разговора, а поток слов не иссякал. Вот только и записывающий кристалл имел свои ограничения. О своей заполненности артефакт сообщил теплом, исходящим от него. И как ни хотелось Малькольму продолжать слушать столь насыщенный монолог, он был вынужден попросить девушку остановиться, пожалев, что взял из сокровищницы всего один амулет. Кто же мог предположить, что наследница окажется столь информированной?

         Залетев к себе в комнату, Эвелина первым делом прошмыгнула в ванную, чтобы окунуть горевшее лицо в холодную воду и еще раз вспомнить встречу со своим кумиром.

- Почему противный Паргани не предупредил  о  встрече!-- топнула она ногой.-- Я бы одела самое лучшее платье, сделала прическу. А то выглядела , как пугало. Что обо мне подумал Его Величество?

- Со стороны безопасности все было сделано правильно,- подал голос Олесандро.-- Если бы у тебя были сообщники, они бы не успели среагировать и напасть, да и ты невольно выдала бы свои намерения. А потом, король, скорее всего, вплоть до кабинета шел под личиной. А чтобы вызвать  на откровенность, только увидев тебя принял свой настоящий облик.

- Ты думаешь мы еще встретимся?-- с тревогой поинтересовалась внучка.

- Надеюсь,-- хмыкнул дедушка,- ты же его заинтриговала. Во всяком случае в его глазах я видел неподдельный интерес и завороженность. Он не хотел тебя останавливать, но по каким-то обстоятельствам был вынужден это сделать. Не отчаивайся! Это только начало.

14. 07             ГЛАВА 11

           Может быть будь Его Величество хоть чуть-чуть сентиментальным или романтичным, он бы думал о сияющих восхищением глазах Эвелины, о ее милом, но бледном от переживаний и волнений личике, о ее чудесной фигуре, но венценосный владыка Саверии всегда был прагматичным и деловым. Поэтому спроси его сейчас, когда он, задумавшись о своём, едет в карете, чуть прикрыв глаза и откинувшись на спинку сидения, в каком платье была девушка,поведавшая много интересного или какого цвета были ее волосы, монарх бы не ответил.

           Эти незначительные детали вылетели из его головы тотчас же, как закрылись двери кабинета, где происходила встреча. Зато имя... И какое! Самого яростного противника политики Клемента II словно редкий артефакт грело королевское сердце.      

           Малькольм думал о том, о чем должно думать настоящему королю:

как использовать только что полученные сведения и кого необходимо срочно вызвать в королевский кабинет, чтобы обсудить предстоящие тайные операции. Важная информация, никогда и не при каких обстоятельствах не имевшая возможности оказаться в руках не предводителей древнейших родов Бувьера (даже рядовые члены семей не могли об этом догадываться), была невыносима ошеломляющая  и заставляла монарха Саверии действовать незамедлительно и решительно.

           Подойдя к собственному кабинету Его Величество уже решил кого следует вызвать на срочное совещание и уже вознамерился дать указания секретарю, когда в приемной увидел Алана де Гранвиля.

          " Ах, да, он же просил о встрече и я назначил время, но охваченный мыслями о противостоянии с Бувьером совсем об этом забыл"

- Простите герцог, но неотложные дела требовали моего присутствия.

           Конечно, короли никогда и ни перед кем не извиняются, особенно перед своими вассалами, но с некоторых пор Малькольм именно этого мужчину воспринимал как младшего брата, о котором мечтал всю жизнь, хотя бывший ученый, а ныне владетель огромных территорий, был лет на двадцать старше своего сюзерена.

          Считал братом, уважал, доверял и прислушивался, и было за что: мало в Саверии людей столь преданных, храбрых и знающих. И не только потому, что молодой профессор не убежал, испугавшись изумрудного нечто, а наоборот -- возглавил эвакуацию жителей пораженных территорий, а потом и поиски оружия против ужасного врага, а от того, что не опустил руки, когда более именитые и важные маги, занимающие высокие посты, приняв помощь и подсказки Гранвиля, палец о палец не ударили, чтобы добиться не просто сдерживания напасти, а полного ее уничтожения. Здесь на свободной и счастливой земле самоуверенные маги только делили власть и занимались интригами. Но нынешний герцог в своем стремлении добиться победы пошел еще дальше- отдал себя в руки другой потерпевшей стороны, которая ненавидела этот мир, значительно больше зеленого проклятия. И как результат такой самоотверженности - освобожденные и вновь заселенные земли, где сейчас царит закон и порядок.

- Я понимаю, вы хотели о чем-то со мной поговорить, но надеюсь, это подождет. Мне надо с вами посоветоваться.

          Гвардеец, невозмутимо вытянувшись, открыл двери перед королем и пропустил в кабинет сначала Его Величество, потом Гранвиля. Усевшись за огромный стол, покрытый темно-синей бархатной скатертью и дождавшись, когда посетитель тоже займет свое место, монарх продолжил.

- Вы были правы: надо срочно намекнуть послу Бувьера, что мы знаем о ритуале лишения власти ныне царствующей династии. Знаем и имеем все возможности провести его, но... если Клемент II пойдет нам навстречу в некоторых вопросах, мы готовы отложить проведение такого обряда. Как не прискорбно говорить об этом, но пока сей король единственный, кто способен сдерживать свору недоумков Бувьера.

- А маги, Ваше Величество, задержанные нами, и меморандумы явно указывающие на заговор?

- С этим очень просто,-- искренне улыбнулся Малькольм.-- они изъявили желание выкупить свои жизни и уговорили нас пойти им навстречу. Все-таки подданные другого государства, да и бумажки, подписанные ими, уже не имеют никакого значения. Зато суммы, которые они желают вложить в развитие освобожденных земель, - впечатляют.

- Как вам удалось добиться таких результатов? - удивился Алан, зная насколько горделивы и напыщенны были представители Бувьера.

- Всего лишь доброе, вовремя сказанное слово, и ... пребывание этих субъектов двое суток в камере с антимагическими стенами. Еще сутки и им бы пришлось забыть о даре и способностях. Но у меня возникла еще одна идея:

Многие младшие сыновья правящих домов Бувьера очень обижены: их Предводители, обладая силой, столь же небольшой, как и у них, последнее время постоянно нарушают законы чести и указы, действующие не одно столетие.

- Простите, Ваше Величество, но отчего некогда сильные маги, какими всегда были Главы семей в этом государстве, вдруг оказались в таком ужасном положении? Неудачные браки, гибель более одаренных, что?

- Как я понял, в этом виновен опять наш неугомонный Клемент II,-- глаза Малькольма сузились, а крылья носа затрепетали от гнева.-- Долгое время он баловался с пыльцой черного ириса.

- Но это грозит полной утерей способностей, хотя и дарит, говорят, незабываемые впечатления.

- Не знаю до какого состояния довел себя монарх Бувьера, но чтобы вернуть былое могущество он задействовал такой артефакт древности, как "Сердце демона".

              Гранвиль охнул и побледнел. Этот камень ярко- красного цвета и непонятного происхождения лет пятьсот назад стал причиной магических войн. Небольшая секта поклонников "Сила любой ценой", добыв непонятно откуда странный артефакт, начала похищать магов и перекачивать их силу в себя. Так появились первые сверх-архимаги без совести и с безумным желание править. Люди без дара для них были скотом, а более слабые волшебники - рабами. Годы борьбы с сумасшедшими одаренными получили название - "Черное десятилетие". Потом неожиданно все прекратилось - камень пропал и... вот он снова появился.

- Мой венценосный брат не подозревает чем владеет, а его главный маг так боится за свою жизнь и возможности, что, очевидно, давно потерял память и знания. Но! Клемент с помощью "Сердца демона" уже вернул себе и былой уровень магии и даже повысил его. Правда, за счет талантливых представителей правящих родов.   

- И как вы хотите это знание использовать?

- Я хочу   подарить младшим сыновьям самых значимых родов  могущество. Потом мы им поможем захватить власть и получим в итоге преданного, пусть не соседа, но члена Содружества.

- Неужели вы хотите послать кого-то похитить артефакт и воспользоваться им, так же, как и Клемент II?

- Во времена юношества, когда я подвергался унижением от детей царедворцев, обласканных моим коронованным отцом, то часто находил убежище в лаборатории учителя. Там мне посчастливилось найти очень интересный трактат. Благодаря ему я стал столь сильным, хотя все считали меня тогда - слабаком на всю оставшуюся жизнь. Действительно, во мне была всего лишь искра, словно кто-то запечатал способности. Отпрыск сильных магов и древнейшего королевского рода не может создать даже маленького светлячка? Позор и унижение! Да, я лучше всех знал теорию, умел без запинки произнести сложнейшее заклинание, но напоить его силой, применить его ... не мог. Все изменилось, когда я прочел записи Эурела Смелого и нашел в сокровищнице "Свет надежды".

Через два года весь двор был потрясен - я победил на магической дуэли сына герцога Крайна- одного из сильнейших учеников придворной школы для одаренных.

" Свет надежды" собирает магию, разлитую вокруг нас в воздухе, а не отбирает ее у донора и постепенно заполняет вновь образованные каналы своего обладателя. Эта магия немного другого рода, чем мы привыкли, но она столь же действенна. А Эурел Смелый учит как эти каналы создавать усилием воли. Через несколько лет я научился обходиться без артефакта.

17.07 Так что, сами понимаете, такое получение силы является не только более гуманным и цивилизованным, но и честным. Если бы мои люди могли украсть "Сердце дьявола", я бы его уничтожил. А еще существует прекрасный, но трудоемкий ритуал "Дружественное пожатие". Почему-то в последние годы я не слышал о его применении.

- Вы имеете ввиду обряд добровольной передачи части силы кому-то? Это действительно поступок, подверженный большому риску. Даже если донор захочет прервать дарение своих способностей, он не сможет: точку в ритуале ставит получатель. От его добропорядочности зависит даже жизнь владетеля.

-- Что-то мы с вами, герцог, уже зашли в дебри, облюбованные нашими магами. Эти их прерогатива - обсуждение нравственности того или иного поступка. Для нас сейчас главное: найти действенные рычаги давления на страны еще недавно поддерживающие Саверию, а сегодня состоящие полностью в конфронтации к нашим начинаниям. Так что подумайте над своими предложениями в свете того, что я вам поведал, а вечером будьте добры пожаловать на совещание по этому поводу здесь же. Еще я хотел переговорить с вами о завтрашнем дне.

- Ваше Величество имеет ввиду собственный день рождения? Очевидно, нам не удалось утаить подготовку к празднику от вашего всевидящего ока. Тем лучше.

- Я повелеваю вам отказаться от своих планов!

- Простите, но семь из одиннадцать владетелей герцогств Саверии настаивают на торжествах и желают их провести со всей пышностью, как положено при чествовании Главы государства.

- А остальные?

- Остальные?-- глядя в насупленное лицо монарха Алан искренне улыбнулся. - В их число вхожу и я, Ваше Величество. А мы -- ТРЕБУЕМ исполнения всего запланированного в обязательном порядке! Народ любит своего короля. Подарите людям праздник, да и себе -- один день отдыха и счастливого простого общения в кругу тех, кто вам предан и поддерживает во всех начинаниях.

                 Глядя в серьезное и чуть растерянное лицо своего сюзерена, Гранвиль понимал, что этот "свирепый самодур", как его называли недоброжелатели, просто не умеет отдыхать и расслабляться. Привыкнув жить в постоянном напряжении, Малькольм боится остановиться и перевести дух, предполагая, что в этом случае может произойти что-то непредсказуемо- ужасное.

-- Не переживайте, Ваше Величество, герцог Кодар завтра рано утром огласит вам план мероприятий и уж, простите, придется ему подчиниться.

-Верю вам на слово, Гранвиль и понимаю, что у меня нет другого выхода. Еще сегодня просил аудиенции Глава старейшин нашей дворянской ложи, но , к сожалению, весь этот день был расписан и я перенес встречу с князем на послезавтра. Вы, герцог, случайно не знаете из-за какой важной проблемы такая срочность?

- Князь уже неоднократно озвучивал ее на приемах и личных встречах.

- Отсутствие рядом со мной королевы?

- Более всего нас беспокоит отсутствие наследников.

- Вы же знаете, как я отношусь к принцессам стран Содружества, да и вы не сможете меня убедить, что они разделят со мной любовь к этой стране и ее народу. И не только не разделят, а и не поймут их чаяний и забот. Да еще и притащат с собой кучу приживалов, верно служащих отнюдь не мне. Нет, ни во дворце, ни в государстве мне чужих ищеек не надо!

А жениться на одной из своих подданных я тоже не могу. Остальные представители дворянства будут против возвышения, как им кажется, одного рода над другими. И вы знаете к чему это может привести.

- Но это один из вопросов, которые тревожат нашего старейшину. Второй связан с его любимым сыном и наследником. В Саверии сейчас находится Предводитель одного из древнейших родов Бувьера - герцогиня Оберон. Дочь Защитника, воспитанница отставника, с честью защищавшего нашу страну от зеленого нашествия, сильнейший, пусть еще и не обученный, маг. Именно она причина волнений князя.

- А откуда Ролейн узнал о Эвелине де Оберон?

- Его старший сын входил в отряд, который освобождал похищенных герцогом Лорецом. Узнав имя одной из спасенных, очень заинтересовался ею.

- Он, кажется, еще не женат?

- Он был помолвлен со старшей дочерью графа Калье, но после той истории...  упорно     отказывается    расставаться  со  свободой.

- Вы о скандале, в котором был замешан посол Ферона?

- Именно о нем. Вот поэтому, как я понял, Ролэйн и хочет с вами переговорить. Сын узнал имя, рассказал отцу, а князь курирует как раз государство Бувьер в Тайной канцелярии, значит знает весь расклад сил. Как и то, что недавно скончался старый Предводитель рода Оберонов и  о  том   какая там сейчас творится суматоха. Вот он и сделал вывод... Если вы не заинтересованы в женитьбе на наследнице столь знатного и древнейшего рода, то его светлость хотел бы попросить о такой милости для своего сына. Герцогиня поразила всех своей решительностью и героизмом. Спасенные пели ей такие панегирики, словно казалось - это она всех вытащила, а мы тут ни при чем.

- И какие выводы сделал князь из услышанного?

- Что герцогиня может стать достойной матерью будущим наследникам Вашего Величества. Она смела, предана Саверии, Защитники нашей страны для нее настоящие герои, перед которыми она преклоняется. А потом князь Ролейн в силу своего положения и возраста хорошо помнит историю короля Фревила - Карла IV и его сына -Филиппа, воспитанного матерью-оретанкой.

- Но там был замешан Орден Заката, клирики которого столь сильны были в Оретано.

- А королева была преданной фанатичкой и  и  по  наущению  святош  именно она вложила нож в руку своего несовершеннолетнего сына и заставила его убить отца  .

- Ох, и умеете вы меня, Алан, озадачивать. Я сегодня встречался с Эвелиной де Оберон по причине далекой от озвученной вами и, честно говоря, даже не помню, как она выглядит.

- Тогда, Ваше Величество, у вас будет еще один повод для встречи с ней.

24 .07              ГЛАВА 12

          Столичная женская магическая школа Саверии.

       Конечно, ни на следующий день после заселения, ни после, спасенные из плена коварного герцога никуда не переехали. За один день допросить всех не удалось, а потом страна и особенно столица с размахом начали отмечать юбилей Его Величества. Все постоялые дворы, даже на окраине, оказались забиты гостями Ратора, охочими до зрелищ. А может это привлекла людей в столицу развернувшаяся с размахом   в  городе  Ярмарка, впервые за столько лет организованная по всем правилам? Со скоморохами, уличными музыкантами и актерами, с изобилием фруктов и овощей, сукна и шерсти, пушнины и изделий народного промысла, красителей и специй.

       Эвелина лежала на кровати и перебирала в памяти наиболее яркие моменты встречи с Малькольмом I.

Вот это он вдумчиво внимает ее рассказу, а вот так, проведя ладонью по волосам, изогнув в изумлении левую бровь, подобрался, как зверь перед прыжком, -- что-то из услышанного его очень поразило.

И самое главное - сейчас никто и ничто не сможет ей помешать наслаждаться воспоминаниями: все остальные обитатели школы, поддавшись всеобщей атмосфере массовых праздничных гуляний, с удовольствием ринули на улицу. Вот только наследницу несколько раз предупредили, чтобы она за порог ни ногой. Да, и девушка сама не желала повторного похищения, ей и одного раза хватило.

        Лина с улыбкой вспомнила, как все утро к ней приставала Мила

- Ты точно на нас не будешь сердиться?-- раз за разом повторяла она и добавляла.-- А тебе не будет скучно? Может быть мне остаться?

         Но по глазам подруги, а более по нервному постукиванию ее правой ноги, было видно, как Камилле не терпится вместе со всеми отправиться туда, где гремит музыка, призывно кричат зазывалы и так чудесно пахнет жаренными каштанами, сахарными леденцами, пирожками и еще непонятно чем.

- Да, иди уж! Ты же знаешь - мне нельзя!-- весело развернув и подтолкнув в спину подругу, бросала наследница.

- Опять учиться будешь! - понимающе вздохнула на пороге бывшая контрабандистка и быстро прошмыгнула в дверь.

         Но она ошиблась, Эвелине учиться не хотелось, она желала снова и снова вспоминать подробности встречи, о которой не смела даже мечтать.

- Дурочка,-- услышала она в голове голос Олесандро.-- Ты теперь не простая баронесса из захолустья, а наследница знатного рода, почти ровня королям, да и в маленьком заплечном мешочке, хоть и нет твоих документов, зато присутствуют другие - на земли за пределами Бувьера да маленький плотный свиток, разделив с помощью магии листы которого, увидишь чеки на предъявителя. Обратившись в любой банк здесь, в столице, сможешь прикупить не только хороший домик, но и поместье, да не одно. Вот только срочно этого делать не стоит, слишком уязвима и беспомощна.

- Папа Харис меня тоже раньше убеждал, что удел любой женщины - замужество и только супруг ее может защитить, но потом он вместе с друзьями решил, что магиням и своей силы хватит, да и замуж надо выходить по велению сердца, а не по приказу родителей.

- Уж не на Малькольма ли ты замахнулась?-- Олесандро, конечно удивился, но в голосе его не было того превосходства и высокомерия, каким постоянно грешил Огюст. Дедуля номер два был более терпелив и покладист, да и объяснял ритуалы и методы произношения заклинаний более доходчиво и вразумительно.

-Но можно же хотя бы помечтать? - неожиданно даже для самой себя призналась Лина. Как любой девушке, ей хотелось хоть с кем-то поделиться вдруг возникшими желаниями, но мамы Жанин и сестер рядом не было, а откровенничать с Камиллой не получалось. Та, хоть и была подругой, но лишь недавно обретенной, а тайны сердечной привязанности были для наследницы слишком дороги.

- Отчего же, - как-то странно протянул дедушка.-- Можно и нужно стремиться свои чаяния осуществлять. Его Величество холост, хоть и завидный жених, порядочен, не гуляка какой-нибудь, о государстве радеет. Нам подходит.

- Ой!-- расхохоталась Лина.-- Я же не принцесса какая-то, а обыкновенная..

- Не обыкновенная!-- прервал ее сердито Олесандро.-- Ты наследница древнейшего рода, носящая имя - герцогиня Оберон! Предки Малькольма I еще в простых рыцарях бегали, когда твой прадед Объединенными войсками еще не провозглашенного Бувьера командовал. Да и сейчас в твоих руках будущее моей родины. Не забывай об этом!

           Кто его знает до чего договорились бы эти двое, если бы не стук в двери. Это оказался дежурный маг. Эвелину просили подойти в кабинет директора. Там ее дожидалась ... герцогиня Гранвиль

- Я очень рада,-- после приветствия сказала  женщина, -- что вы не последовали за своими друзьями. Для вас у меня будет другое, более интересное предложение. Как все  уже  знают, сегодня не только открытие большой Ярмарки, но и юбилей Его Величества.  Подданные и друзья   Малькольма  I  желают устроить во дворце незабываемый праздник. Я думаю, что вам, как будущей ученице этой славной школы, хотелось бы там поприсутствовать.

- А это допустимо?-- голос Лины дрогнул. Казалось она заснула, ведь подобное предложение вряд ли могло быть произнесено в действительности.

         Уверенная, красиво одетая, такая величавая и в то же время простая, Велена рассмеялась и взяв за руку вмиг покрасневшую девушку, заверила ее, что это правда и Эвелина завоевала свое право на посещение торжеств своим героическим поведением во время недавних приключений.

        Карета с двумя дамами проследовала во дворец и вскоре дежурные служанки занялись прической и нарядом потерявшей голову девушки. Строгое, но дорогое платье, украшенное прекрасным Феронским кружевом и расшитое алмазами, с роскошным высоким воротником, особая прическа сделали Эвелину чуть старше, но в то же время оттенили и подчеркнули ее естественную красоту и обаяние. Перед служанками стояла чуть побледневшая представительница знатного рода, от волнения и переживаний поднявшая высоко подбородок. Оттого казалось - она смотрит на всех сверху вниз и столь горда своим положением, что редко кто может поспорить с ней знатностью.

26 .07           Идя вместе с супругами Гранвиль по коридорам дворца Лина ловила разные взгляды: то задумчиво- завистливые, то наполненные презрением и ненавистью, но чаще всего - угодливые и подобострастные. Она понимала, что вся эта палитра не имеет к ней никакого отношения. Главные объекты внимания - Алан и Велена. Но все равно, что-то мерзкое и противное словно ползало по спине и вызывало дрожь и панику.

" И чего это я боюсь?"- думала про себя девушка. "Какое мне дело до всех этих незнакомцев? Пугаться можно было милых родственничков в поместье Тирегон. А в Раторе я уже завтра снова буду в магической школе и ни с кем из этих вельмож , возможно, больше никогда не встречусь. Главное - сейчас увижу Его Величество!".

- Не переживай!-- шепнула наследнице герцогиня.-- Твое имя не будет оглашено.

            И правда: при входе Гранвилей и Эвелины в главный зал - прозвучало

- Владетель освобожденных земель, Глава ордена Защитников - герцог Алан Дениаль де Гранвиль с супругой и воспитанницей.

             Еще герцогиня попросила быть очень осторожной

- Я не всегда смогу быть рядом с тобой, поэтому никому не доверяй, в каждой фразе ищи скрытый смысл и холодно ставь зарвавшихся хамов на место. Алан потом с ними разберется.

             Несмотря на то, что до появления короля был еще целый час, в голубом приемном зале уже было довольно много именитых гостей. Многие надеялись, попав на глаза королю, напомнить о себе и возможно получить какие- либо привилегии. Сегодня ведь - знаменательный день и ожидалось, что монарх не только будет в хорошем настроении, но и рад, и благодарен, что о его юбилее не забыли.

             Супруги Гранвиль, кивая головой и здороваясь с окружающими, прошли почти через весь зал к креслам у левой стены. Усадив Велену и Эвелину, Алан, попросив извинения, тотчас же куда-то направился. А к Лее устремились те, кто хотел ее поприветствовать и перекинуться парой слов.

             Сначала Лина чувствовала себя зажато и смущенно, но потом, освоившись,  начала слышать и воспринимать все происходящее, как обыкновенный зритель. Девушка даже и не старалась запомнить имена тех, с кем ее знакомила Велена

- Не напрягайся!-- шепнул внучке дедушка.-- Моя память лучше, я не так волнуюсь, и если надо - подскажу.

              Она просто любовалась красивыми платьями, стараясь запомнить фасон и детали, восхищалась бесподобным и роскошным интерьером зала, чтобы завтра поделиться своими наблюдениями с Камиллой. Разговоры герцогини Гранвиль и ее собеседников вертелись вокруг незнакомых Лине особ, дел на далеких землях и только последнее еще как-то было интересно наследнице.

- Ах, милая Вели,-- вдруг услышала она высокий манерный женский голос.-- Вас так давно не было в Раторе! Я и не знала, что у вас появилась столь милая воспитанница.

               Непонятно откуда появившаяся женщина, одетая слишком вызывающе для своего возраста - в яркое малиновое платье с глубоким декольте, с массой золотых побрякушек, сопровождаемая молодым щеголем, чертами лица напоминающем спутницу, окинула приветливой улыбкой совсем не ту, с которой разговаривала, а ее юную соседку. Правда, за невиной улыбкой скрывался нешуточный интерес, а во взгляде пряталось желание точно оценить величину приданного и размер угодий, принадлежащих молоденькой девице.

- Мне так много надо вам рассказать, вот только жаль, что это не для младых ушей. Я присяду рядом с вами, не возражаете? А Леоний, мой сын, покажет вашей воспитаннице здешние достопримечательности.

              Представляя наследницу, герцогиня произносила вслух лишь имя - "Эвелина", давая возможность собеседникам фантазировать о ее состоянии и положении возле Главы ордена защитников как им будет угодно.

               Молодой человек, дождавшись разрешения герцогини Гранвиль, подал руку и с галантной усмешкой представился

- Мое полное имя Леоний виконт де Мондери и я к вашим услугам.

               Наводящими вопросами юноша изо всех сил пытался выяснить имя девушки, а так же ее степень родства со столь знаменитыми представителями высшего дворянства. Но все было тщетно. Он узнал лишь, что отец спутницы - давно погиб и был одним из Защитников. Задавать вопрос о матери после такого известия, было бестактно. Правда, его несказанно обрадовало известие о том, что Эвелина никогда не бывала в Раторе, а тем более во дворце короля.

- А я здесь вырос,-- гордо бросил провожатый, казалось, возвышаясь даже в своих глазах.-- Мой отец - начальник канцелярии Малькольма I и мне здесь известны самые укромные уголки.

- Вы знаете, я бы хотела увидеть Его Величество, все остальное не столь важно и интересно.

28. 07  - Вы наверное совсем недавно из провинции и совсем не знаете, что Малькольм I всегда появляется после Главы Тайной канцелярии, следуя негласному протоколу. А Главы - то до сих пор и нет! Так что, мы смело могли бы пройти в зеленую гостиную и осмотреть коллекцию фиалок и бегоний, украшающую...

- Спасибо, но мне и здесь интересно!-- невежливо перебила его Лина.

          Она уже жалела, что согласилась покинуть Велену, и вертела головой, чтобы определить обратный путь к "опекунше". Но молодой человек не обиделся, а с таким же жаром стал рассказывать о дворце и людях, стоящих неподалеку, как только что предлагать полюбоваться цветами.

" Вот болтун и дурак!"-- подумала наследница, а виконт ломал голову над тем, чем же все-таки заинтересовать строптивую девицу. Он сразу же понял задум матушки и решил ей подыграть. Герцогиня Гранвиль бывала в столице наездами и не проявляла любопытства к местным сплетням и пересудам, а посему совсем не ведала, что Леоний - знатный картежник и последняя помолвка его расстроилась из-за этой прискорбной и неизлечимой слабости. Нет, мужчина, конечно, свою увлеченность недостатком не считал, ведь и выигрывал немало, но последнее время что-то не везло... И как на грех, отец отказался платить. А карточные долги - это святое! Вот если бы... хотя бы на время ... была оглашена помолвка с воспитанницей герцога Гранвиля! Под это сообщение можно в очередной раз занять большую сумму денег и отыграться! Лишь бы друзья из ближнего круга не узнали о столь лакомой невесте.

           На удивление Мондери, Глава Тайной канцелярии так и не появился, а вот Его Величество - да, и к тому же его дорога пролегла мимо застывших Леония и Эвелины. Только слепой не заметил бы как засверкали глаза девушки, как она напряженно и восхищенно глядела на своего кумира.

" Неужели эта деревенщина надеется на то, что король обратит на нее внимание?- хмыкнул про себя виконт.

          А Малькольм I, проходя мимо, поймал девичий взгляд и непонятно отчего даже пожелал оглянуться, что бы еще раз встретиться с чистым и откровенным взором. Но не судьба. Может быть потом? Монарху отчего - то глаза эти казались знакомыми и с ними было связано что-то очень интересное.

           Еще только король шел к своему месту на возвышении, как слуга отыскал Эвелину и препроводил к супругам Гранвиль. Его Величество вот-вот должен был начать принимать поздравления.

           Лишь только юный виконт понял, что желанная добыча ускользает, он настойчиво вопросил.

- Ах, леди, ваш уход разбивает мое сердце. Но я надеюсь, вы не откажете мне в нескольких танцах?

            Лина сказала "Да." и кивнула головой, совсем не сознавая на что соглашается: все ее помыслы были уже возле самой значимой фигуры в этом зале.

Вскоре огромная река желающих поздравить венценосного   правителя  потекла к возвышению, на котором Его Величество восседал на троне. Когда чета Гранвиль и Эвелина подошли к королю, неожиданная догадка осветила его лицо, монарх встал и подойдя к герцогине, прошептал ей на ухо

- Ах, Велена, умеете вы устраивать сюрпризы! Я и не думал, что мадмуазель Оберон посетит это торжество в качестве вашей воспитанницы. Находчиво и остроумно. Никто не знает имя, оттого и находятся в неведении. Приглашать вас на тур танца - не рискну: его светлость итак слишком сурово поглядывает из-под бровей, а вот юную леди, пожалуй. Оставьте третий танец  мадмуазель Оберон  для  меня.

              Конечно, Его Величество и не ожидал ответа. Кто бы мог ему отказать? Зато   наблюдающие  эту  беседу   все торжество терялись в догадках: о чем поведал король герцогине с таким загадочным лицом и что предложил?

               Когда начался бал, Эвелина немного растерялась, но благодаря папе Харису, в свое время пригласившего к дочерям учителя прекрасных манер и танцев из самой Мелонии, воспряла духом. Здешние  "па" лишь немногим отличались от изученных. Первые два танца девушка танцевала со знакомыми Алана - преподавателями здешней академии магии, а вот когда зазвучали начальные ноты третьего, напряглась. И ... вместо ожидаемого Малькольма I увидела перед собой ненавистную фигуру виконта Мондери. Но не успел он произнести положенную фразу, как его оттеснила долговязая, худая фигура монарха.

- Разрешите вас пригласить!

              Зал замер, что уж тут говорить о лице соискателя выгодной невесты.

ГЛАВА 13

 2.07         Танцевать с Его Величеством было намного интереснее, чем с предыдущими кавалерами. Те отчего-то своими вопросам напоминали девушке гостей папы Хариса: узнав, что отец Лины был Защитником и погиб при прорыве зеленого ужаса все без исключения сразу же интересовались

- Вы, наверное, тоже хотите быть похожей на отца и, став магом, сражаться с ужасами, оставшимися на освобожденных землях?

- А вы не боитесь, что однажды не справитесь с разбуженной силой и пострадают дорогие для вас люди?

                Такое впечатление, что все они считают -- девушкам замуж пора и они уже вполне созрели, чтобы рожать детей, а вот овладевать магией... нет! Не доросли! Эвелина давно поняла, что мнение, которое складывалось годами и столетиями очень трудно перебороть. Побратимы отца поняли это, когда увидели, как умирают женщины, уходя из жизни вслед за своими мужьями. Это страшное зрелище. Оно сначала заставило задуматься, а потом понять, что все зависит не от пола магически одаренного, а от его моральных качеств.

                 А вот Малькольм I просто поблагодарил девушку за интересные сведения, полученные им ранее и всего несколькими словами успокоил ее волнение ( после того, как она, затаив дыхание пару раз повернулась не в ту сторону)

- Честно признаться, я на балах предпочитаю не танцевать: надо постоянно следить за ногами и думать о следующем движении. Так что уж простите, если буду неуклюж.

- Ну, что вы, это я немного,-- сконфузилась Лина.

- Ах, вы, скорее всего, оттого, что в первый раз под прицелом стольких недоброжелательных глаз. Ваше беспокойство понятно. Не переживайте и так мило не краснейте! Уверено делайте вид, что так и надо, это все остальные ошибаются. Вы ведь танцуете со мной!

                Последнее утверждение рассмешило   наследницу  и она весело улыбнулась. Усмешка преобразило ее лицо и король невольно залюбовался искренностью и молодым задором.

- А вы не хотели бы взглянуть на редкую коллекцию фиалок и бегоний?-- неожиданно вырвалось у монарха. Он некстати вспомнил еще несколько вопросов, касательно высшего дворянства Бувьера, которые срочно требовалось выяснить у девушки. Вчера на заседании кабинета именно они стали камнем преткновения. Почему бы с непонятным не разобраться сейчас? Это во всяком случае интересней, чем стараться уподобиться членам королевского балета, тщательно вырисовывая ногами очередные "па". Незаметно для партнерши и остальных, наблюдающих за своим сюзереном, король сделал знак доверенному лицу.

- Конечно! - выдохнула Эвелина. Предложи ей Его Величество полететь на солнце, она ответила бы также, не задумываясь и, почти не слыша предлагаемого.

                 Они еще немного поговорили о цветах, хотя оба чувствовали, что эта тема их мало волнует и напоследок Малькольм шепнул

- Не смею похищать вас на виду у этой болтливой толпы. Я буду ждать в зеленной гостиной. Вас туда проводит мой секретарь герцог Равинье. Он как раз сейчас стоит возле герцогини Гранвиль.

                  Мондери снова не повезло. Герцог Равинье по статусу был намного выше не только какого-то виконта, но и отца Леония, да и обладал несносным характером. Недовольно поджав губы и нервно постукивая рукой по ноге, молодой человек остался стоять недалеко от герцогини Гранвиль, надеясь, что хоть со следующим танцем ему повезет.

                  Зеленая гостиная была уютная и небольшая, но главным ее достоинством были вовсе не цветы, а удаленность от зала приемов и запутанная дорога к этой достопримечательности, которую знал только определенный круг вращающихся во дворце. Поговаривают, что устроена гостиная была по приказу королевы-матери, принимавшей близко к сердцу неустроенную личную жизнь своих фрейлин, чтобы им было где уединиться с предметом страсти. Поэтому и диванчики здесь были достаточно удобны и мягки.

                    Герцог Равинье препроводив девушку в означенное место, откланялся и скрылся в неприметную дверь. Пока не было ее кумира, Эвелина, все же, отдала дать разноцветным, ярким, маленьким цветам, напоминающим мотыльков, облепивших зеленые листья.

- Надеюсь, я не заставил вас долго ждать! - раздался голос монарха за спиной у Лины, она обернулась и в то же мгновение непонятно откуда в гостиной возникли двое мужчин и бросили в Его Величество несколько странных артефактов и активированных заклинаний.

                 Олесандро, до этого сидевший тихо, не произнеся ни одного слова, быстро прокричал какую-то особую фразу, наследница машинально ее повторила и... нападающие осыпались пеплом на пол, как впрочем и артефакты. Куда делись заклинания Лина так и не поняла, но никакого воздействия не почувствовала, да и Малькольм I стоял как ни в чем ни бывало - целый и невредимый, лишь успевший поднять брови и удивиться.

4.08 - Мне только так кажется или это было покушение?

          Лину привели в чувство его слова, заданные спокойным, чуть озадаченным тоном. Его Величество подал собеседнице руку и пригласил присесть.

- На мне неимоверное количество артефактов, а каждую комнату дворца за последние несколько дней опутали до такой степени охранными заклинаниями, что будь они видны, смело заменили бы гобелены и картины, украсив все стены.

- Значит я напрасно уничтожила людей?-- еле заставив себя открыть рот, дрожащим голосом произнесла девушка.-- Возможно они просто хотели вам что-то подарить?

- Не думаю,-- король снисходительно улыбнулся.-- Лица у них были отнюдь не приветливые. А, впрочем, мы сейчас все выясним! Он провел рукой по груди и в воздухе вдруг проявился позолоченный свисток, дунув в который, монарх удовлетворенно кивнул головой. - Я вызвал тех, кто и должен заниматься подобными разбирательствами. Не беспокойтесь, люди эти не из болтливых, по долгу службы положено, и в своем деле - достаточно компетентные.

              Наследница, конечно все понимала, но страх сковал и мышцы, и мысли. А, вдруг, действительно, она не сориентировавшись, применила запрещенные заклинания и убила подданных этой страны?

- Не волнуйся, дурочка,-- примирительно бросил дедушка.-- Они кинули в вас старинные артефакты "Путь в бездну", а еще успели их активировать. Эту часть дворца смело бы, как карточный домик. Еще бы и приглашенным досталось. Не знаю, кто бы выжил! Нечего смертников жалеть!

               Олесандро, конечно, хотелось верить. А вдруг он обознался?

--Я думаю, - вздохнув тяжело Малькольм,-- наш разговор придется отложить. Это не сиюминутное дело, ведь хотелось бы расспросить вас обо всем поподробнее.

               Девушка кивнула, но радоваться следующей встречи со своим кумиром не было сил, хотелось поскорее разобраться с дарителями-нападающими. Правда, прошло совсем немного времени и небольшую гостиную заполонили люди в ... в форме лакеев.

- Они, что, здесь прибраться решили?- подумала наследница.

                Но в руках незнакомцев сверкнули необычные приспособления и они засуетились, разойдясь по комнате, а один доверительно склонился к лицу Его Величества. О чем говорил король слышно не было, скорее всего, "лакей" поставил "Сферу молчания", но вскоре неприятный человек сказал что-то в бляху, висевшую на груди и подошел к Эвелине.

- Как вы поняли, что непрошеные гости задействовали неположенные предметы?

                 Обманывать представителя власти не хотелось, но и говорить правду - тоже, поэтому "скрепя сердце", пришлось произнести

- Я наследница древнейшего рода и при особом ритуале вступлении в семью получила память предков. То, что летело в Его Величество было не простым розыгрышем, а артефактом "Путь в бездну", тем более активированным. Для раздумий времени не было, лишь только предметы, несущие смерть попали бы в нас  или  встретились  с  каким-нибудь  препятствием, произошел бы взрыв.

- А вы уверены, что правильно опознали артефакты и не было ли среди нападавших ваших знакомых? Может быть с одним из этих людей недавно вышла размолвка и вы решили таким образом наказать нахала? -- интонация  дознавателя  была  презрительно- унижающая  и  Лина  еле  себя  сдержала,  чтобы  не  нагрубить.

- Нет, ни с кем из уничтоженных мной я не была знакома.

               Эти слова дались очень трудно, хотелось заплакать и пожаловаться хотя бы маме Жанин на несправедливость всего случившегося.  Наследница  ведь так желала и радовалась аудиенции с королем, а встречу подло превратили в какое-то ужасное разбирательство! А еще эти пронизывающие насквозь глазки-буравчики непонятного "слуги". Признаваться ни в чем противозаконном не хотелось, но дознаватель напротив - ждал именно этого. Во всяком случае, такое выражение было на его лице. Пришлось, сжав руку в кулак, сдерживать молча свои нервы и метания души.

                Но терпеть  пришлось  недолго, вскоре в комнату вошел еще один мужчина в серой неброской одежде, он, поклонившись Его Величеству, попросил всех замолчать и отойти в сторонку, хотя бы к цветам. Сам же, непонятно взмахнув руками, как-то напрягся, словно к чему-то прислушиваясь и застыл, подобно статуе.

--Чтец,-- шепнул дедуля,-- снимает слепок событий за последнее время в этой комнате. Уважаю вашего короля, такие специалисты чрезвычайная редкость!

                Необычайную, пронзительную тишину через некоторое время нарушил еще один гость.

- Наконец-то!-- подскочил Малькольм I и направился к представительному, высокому, чуть седоватому мужчине. Они о чем-то переговорили, потом неожиданно только вошедший несколько раз не веря провел рукой возле пояса Его Величества и что-то быстро проговорил. Король немного побледнел, но остался стоять столь же гордо и независимо. Затем мужчины устремились к Эвелине

- Симон Бланшар де Ноэль - Главный Магистр Ковена магов,-- чуть наклонив голову, новое действующее лицо пристально разглядывало виновницу происшествия.

- А он - менталист, но мы его обломаем!-- радостно возвестил Олесандро.

                  "Точно!"-- вспомнила разговор в школе при поступлении Лина и очень обрадовалась, что, хотя один дедушка уже ушел в небытие, другой - вот: и помощник, и подсказчик, и промолчать может, когда надо, а главное - оберегает денно и нощно.

                  Понимающе чуть улыбнувшись, главный среди магов покачал головой

- А вы не так просты, девушка, как кажетесь!.

                 В это время к ним подошел "чтец"

- Снял слепок, можете убирать пепел!-- коротко бросил он.

- Посмотрим?-- Малькольм I переглянулся с Бланшаром, и всех остальных попросили удалиться в соседнее помещение. Осталось только четверо. Наследнице стало ужасно интересно:

"Неужели все, что здесь произошло можно повторить и точно разглядеть что действительно произошло? Вот сейчас все и выясниться!"

                Неприметный маг взмахнул руками и невдалеке возникла огромная картина:

пустая комната, дверь открывается, заходят двое - Эвелина и герцог Равинье, после исчезновения сопровождающего девушка подходит к цветам и рассматривает их, очень бережно, почти невесомо касаясь маленьких соцветий. С появлением монарха прорезался и звук

- А вот с этого момента помедленнее!-- приказал де Ноэль.

                   Из той же двери, за которой скрылся герцог, появились,  заторможено  плывя по воздуху, двое мужчин. Сделав несколько шагов, они синхронно достали из внутренних карманов темные камни замысловатой конфигурации и метнули их в сторону монарха.

--Стоп!-- снова подал голос Бланшар. Подойдя ближе к картине, он очень пристально начал разглядывать загадочные "подарки". - У них шевелятся губы, вернись чуть назад и сделай громче, но только их!-- обратился маг к "чтецу".

                      В гостиной послышался шепот. Лина не понимала слов, но услужливый дедуля помог

- Заклинание активации, древний язык эрунов - дословно: "Уйти туда, откуда никто еще не возвращался и забери с собой все, что тебе дорого!" Идиоты! Так можно было уничтожить пол страны. Хорошо, что хоть магии хватило бы только на пол дворца. Тот, кто их посылал знал этих смертников и их ненависть к монарху.

                     Досмотрев до момента уничтожения пришедших, Бланшар уставился на Эвелину

- Значит знания семьи де Оберон... Занятно. Может быть вы мне и переведете, девушка, что произнесли эти двое?

                  Великий Магистр был именно тем человеком, с которым хотелось подружиться, ведь папа Харис рассказывал, как мага поддержал король,  кроме  того, именно он был инициатором снятия с женщин-магов блокировки способностей. Поэтому Лина дословно пересказала все, что ей сообщил дедуля. Магистр, выслушав, почесал отчего-то затылок и хлопнул рукой по ноге

- О артефактах "Путь в бездну" я только слышал, а вот язык эрунов, спасибо уже покойному наставнику, выучил досконально. Элозио, наш многоуважаемый "Читальщик",-- он кивнул в сторону зардевшегося мужчины,-- непревзойденный мастер своего дела и умеет передавать малейшие нюансы. Я настроен на его чувствительные рецепторы, а вы нет, поэтому мы единственные, кто ощутил магию смерти, которую несли камни. Нам очень повезло, Ваше Величество, что рядом с вами в такой момент очутилась эта талантливая девушка. А вот кое кто в скором времени получит отставку!

- Я думаю, мы это обсудим чуть позже, - уклончиво произнес монарх. - Мадмуазель де Оберон пора возвращаться в зал. Ей не следует столько времени пропадать неизвестно где. Такой юной девушке  слухи не нужны.

- Если вы не против,-- наклонил голову де Ноэль.-- Я проведу Эвелину к ее опекуну.

ГЛАВА 14

7. 08            Лина, естественно, была против, но ее мнением никто не поинтересовался. А как было бы интересно выяснить откуда неизвестные "мстители" узнали о местонахождении короля, как проникли в королевскую резиденцию, ведь сегодня допуск на праздник имело ограниченное количество людей, и как они пронесли во дворец, так тщательно опутанный защитными заклинаниями, эти страшные артефакты!

              По крайней мере, это было намного интереснее, чем дурацкое "мнение света"! Какое ей дело, что думают о девице Оберон веселящиеся напыщенные дворяне! Их фантазии ее не интересуют, ведь Эвелина не собирается после обучения остаться в Раторе, а скорее всего, уедет к папе Харису или к чете Гранвиль. Там же непочатый край работы для магини! А может быть снова эти мужчины считают, что все произошедшее не женского ума дело?

             Всю обратную дорогу Главный Магистр просто задумчиво шагал рядом, в зале же, молча раскланиваясь со знакомыми, быстрым шагом довел Лину до Велены, тепло с ней поздоровался и, извинившись, сразу же покинул. Возможно такая его сдержанность была следствием громкой музыки? Наследница очень обрадовалась, что танец уже  начался и никто не делал попыток подхватить ее тотчас же, увлекая в веселящуюся толпу. Рядом с герцогиней Гранвиль по-прежнему маячила жена начальника королевской канцелярии, а рядом с ней, словно на страже, переступая с ноги на ногу, маялся виконт де Мондери. Пока мамочка что-то эмоционально вычитывала сыночку, Лея жестом попросила девушку наклониться к ней и прошептала на ухо

- Все прошло нормально? Отчего Бланшар такой встревоженный?

             Девушка удивилась: ничего такого она за своим провожатым не заметила -- спокойное лицо, никаких суетливых движений. Если посмотреть вон на того несносного нахала - Леония, сразу видно - нервничает.

- Отчего вы так решили?

- Кроме поимки герцога, узницей которого вы были, и его людей за последнее время в столице больше ничего не случилось. Но эту новость мы уже с де Ноэлем обговорили. Поэтому сегодня его светлость обязательно остался бы возле меня и рассказал бы пару смешных историй, случившихся когда-нибудь. Но он так поспешно нас покинул, что создалось впечатление - что-то произошло.

- Было нападение на короля.

           Велена нервно сжала кисть псевдовоспитанницы.

- Не беспокойтесь, - сразу же поспешила утешить женщину девушка,-- все закончилось благополучно.

            Эвелина еще хотело кое-что добавить, но в разговор вмешался осмелевший виконт

- Смею напомнить, дорогая мадмуазель Оберон, что вы мне обещали танец.

      Лина с тоской посмотрела на "опекуншу", но та, пожав плечами, показала, что не в силах отказать столь навязчивым людям. А потом... Что такое один танец? Но положение спас Алан, спешно подошедший к жене и распорядившийся

- Прошу меня простить, но я вынужден похитить супругу и воспитанницу: нам пора домой. Завтра утром рано вставать - мы государственные люди и себе не принадлежим.

- Но смею ли я надеяться? - вмешался Мондери.

- Смеете, смеете! Надейтесь, сколько угодно,-- бросил ему Гранвиль, подхватывая жену под руку и дергая Лину, показывая, что следует спешить. Бал продолжался, но наследнице нисколько не было жалко покидать дворец: главное она успела совершить. Возле мраморных ступенек уже дожидалась карета. Лишь только они заняли свои места и отъехали, его светлость ухватил руку девушки и поцелован

- Большое спасибо за то, что вы сегодня совершили! - и, повернувшись к жене, добавил. -- Ты была абсолютно права настаивая на присутствии мадмуазель Оберон на сегодняшнем празднике! Она, так же, как и ты, попадая в центр важных событий, прекрасно вмешивается в их ход, ломая напрочь чьи-то злые замыслы!

- Что ты имеешь ввиду? - изумилась Лея.

- Отправной точкой нашего знакомства и полного разгрома зеленой напасти стали -- приезд девицы де Бранж в замок Кремис и шкатулка, попавшая именно ей в руки. А сегодняшнее спасение Его Величества началось с нашего приглашения этой чудесной девушки на бал и ее желания посмотреть на обычные цветочки вдали от празднующей толпы.

- Я все еще ничего не понимаю!-- возмутилась Велена.-- Объяснись подробнее!

            Но герцог ничего не ответил, а остановив карету, произнес

- Прости, но мне необходимо вернуться во дворец, вы же, сейчас направитесь в наш особняк и отдохнете там. А утром мы с вами поговорим.

            Но супруга не желала так просто отпускать Алана и удержала его за руку

- Расскажи в двух словах и побыстрее.

            Чуть улыбнувшись, герцог деланно вздохнул

- Проникнув во дворец, смертники стали сразу искать местонахождение Его Величества и, двигаясь навстречу сигналу, который издавали специальные артефакты пришли к зеленой гостиной, но вошли туда не основным ходом, возле которого дежурили гвардейцы, а секретным. Тайная канцелярия сейчас работает со слугами - кто-то же дал преступникам подробный план дворца, объяснив как и куда можно пробраться, минуя охрану.

- Но как они могли обнаружить Малькольма I? Они, что, за ним следили?-- не вытерпела Лина.

- На поясе у Его Величества, скрепляя брюки, сверкает родовая драгоценность из сапфиров и изумрудов. Пару камней в ней не так давно заменили на почти подобные, подвергнув специальному ритуалу, и с помощью особых амулетов следили за местонахождением хозяина  реликвии, ведь кроме короля больше никто не имеет право носить это мужское украшение. Вам, Эвелина, удивительно вовремя удалось увести Малькольма I подальше от толпы. Думаю, этих фанатиков не смутили бы многочисленные жертвы и они предприняли бы попытку убийства при любом раскладе. А потом... на  замененных кристаллах есть еще одни странные метки. Де Ноэль уверен, что между артефактами "Путь в бездну" и этими отметинами есть связь. Скорее всего, указывающая на цель воздействия.

- Но почему охранная магия дворца не среагировала на столь мощные убийственные артефакты? - воскликнула Велена.

- Камни до активации не представляли угрозы. Почти булыжники, которыми вымощены дорожки в саду, древнейшая выдумка талантливых магов.

- А,-- только снова открыла рот герцогиня.

- А обо всем остальном завтра утром,-- бросил ей супруг, выскакивая из кареты.

             Всю оставшуюся дорогу Эвелина рассказывала что произошло в маленькой зеленой комнатке, а когда, наконец, экипаж остановился возле особняка Гранвилей, девушка почувствовала, что еле стоит на ногах. Переживания и стрессы сегодняшнего дня и вечера отняли много сил. Горячая ванна немного помогла прийти в себя, а мягкая и удобная постель была самым лучшим призом.

11.08                За завтраком Велена извинилась и сказала, что их с Аланом присутствие необходимо во дворце - запланировано обсуждение дел в герцогстве

- Мы не знаем на сколько затянутся дебаты и какие вопросы выплывут в процессе разговора,-- виновато пояснила она Лине.

- А может мне не стоит вас ждать, а лучше отправиться в магическую школу?-- ничуть не огорчившись, ответила девушка.-- Там уже Камилла, наверное, изнывает от любопытства.

- Но ты же сама понимаешь,-- начал таинственным тоном герцог.

- Понимаю, понимаю,-- весело перебила его наследница.-- О Его Величестве ни слова.

                 Вот так после завтрака гостья и хозяева разъехались в разные стороны: супруги Гранвиль - во дворец короля, а Эвелина -- к новым друзьям. Сидя в карете, девушка с любопытством смотрела в окно. Как-то так получалось, что постоянно, путешествуя по городу, она была чем-то занята и совсем не рассмотрела столицу Саверии. Вот поедет она домой, мама, папа и домочадцы будут ее расспрашивать, а сказать нечего.

              Ратор бурлил - много людей съехалось на ярмарку, кой-чего прикупить, но более узнать как дела идут на освобожденных землях. А вдруг там горы золотые да молочные реки с кисельными берегами? Ведь сейчас на огромном базаре за городом, который оборудовали специально для этого, была целая площадка для купцов и крестьян из  когда-то занятой зеленым проклятием земли. Интересно же все узнать из первых рук! Вот поэтому и трудно было проехать по запруженным уличкам.

             Лина, конечно, когда жила в Ловии, выезжала с папой Харисом в близлежащий маленький городок. Но разве можно сравнить небольшое местечко из нескольких десятков улиц с этим людским морем? 

             По широкой, выложенной булыжниками, мостовой, карета Лины катила не в одиночестве: рядом спешили куда-то люди и ехали всадники. Почти на каждом углу были слышны звонкие голоса зазывал и пронзительные крики уличных торговцев. Дома были добротные, двух-трех этажные, потом их сменили богатые винные лавки, магазинчики и харчевни, следом дома расступились и Эвелина увидела огромную площадь, залитую солнцем, посредине которой был расположен фонтан  -  оленья  семья   на  водопое. В центре, высоко подняв голову, красовалась  скульптура  самца, из его разветвленных рогов высоко били струйки воды, поблескивающие под лучами светила,  рядом  лежала  олениха,  уткнув  морду  в  образовавшееся  озерцо,  а чуть поодаль от   родителей  стояло несколько маленьких животных, повернув головы так, чтобы вода, льющаяся из их пасти, создавала феерический каскад брызг. На спинах маленьких оленей   прыгали  какие-то мальчишки, с визгом стараясь увернуться от рукотворного дождя.   За  площадью   начался  квартал  богатых  горожан.  Их   огромные   хоромы  были  хорошо  видны  за  высоким  забором  и  деревьями.  Потом  был  парк,   за  которым  располагалась  школа.

             В своей комнате девушка застала не только подругу, но и еще несколько новеньких, приехавших поступать. Они все набросились на наследницу. Шутка ли - Эвелине удалось попасть в королевский дворец и не только увидеть Его Величество, но и полюбоваться на представителей высшего света! Всех девушек волновал только один вопрос:

Что сейчас носят в столице и как были одеты все прекрасные дамы на балу?

              И хотя вчера этот вопрос Лину почти не интересовал: сначала она хотела увидеть короля, а потом... потом было не до направлений в моде, девушка, все же, предчувствуя страстный допрос Камиллы, постаралась запомнить фасоны и новомодные  штучки, тем более, что снова помог Олесандро. Дедушка оказался глазастым и откуда-то умеющим замечать любые нюансы! С его помощью наследница стала бодро описывать разнообразие платьев, расцветок, особо останавливаясь на интересных деталях украшений. Девочки ахали и охали, в частности при перечислении драгоценностей, а Лина с грустью вспоминала.

             Дома для  девочек  их  семьи  Отис  праздничной одеждой было новое, но недорогое платье, для повседневного ношения - чистое, пусть и неоднократно перешитое. Как-то Нивея, всего на год младше Эвелины, после поездки в гости горько расплакалась, вспоминая одежду какой-то дочери графини, сказав, что рядом с ней она выглядела оборванкой, а папа Харис ответил просто

- Мы отвечаем не только за себя, вокруг живут и работают люди, которые поддержали семью Отис в самые трудные годы, это наши друзья и крестьяне. Так неужели мы отнимем у них заработанное, заставим голодать только для того, чтобы потешить чей-то развращенный взор? Новомодное платье на один раз, диадема и ожерелье, которые потом некуда деть... Неужели надевать на скотный двор? Те, кто кичиться богатством, нажитом на горе другого, не достоин уважения.

            И наследница была с ним абсолютно согласна, потому что на всю жизнь запомнила слова покойной мамочки

- Благодаря природной грации и совершенству осанки можно и в старой одежде выглядеть королевой. Главное - главенство вкуса, выдержки и характер!

            И девочка после смерти матери старалась во всем на нее походить:

так же уверено и грациозно ходить и держать голову, не обращая на подколки и обидные слова, когда надо - хранить гордое молчание или с достоинством давать положенный ответ. Основное в жизни - уважение и любовь близких и тех, кто дорог.

           На память почему-то пришла мадам де Мондери, ее вызывающе яркое платье с глубоким декольте, куча драгоценностей на пальцах и шее, и ее змеиный оценивающий взгляд. Казалось, дама вырвалась из какого-то балагана, где представляла на сцене отсутствие вкуса. Вот у кого в деньгах нет недостатка... А на что она похожа? Нет, даже если бы у Эвелины были бы деньги, она бы их истратила на другое. В мире слишком много бедствующих, и не только многодетных семей. Судьба не всем может предоставить шанс ни в чем не знать нужды. Вот Лина выучится, закончит школу, разберется со своими знаниями и наследством и станет помогать тем, кто голодает, но слишком горд, чтобы об этом попросить!

14.08     А вот насчет нарядов... Почему-то теперь вспомнились не горделивые, презирающие всех вокруг, дамы высшего света, встреченные на балу, а Велена де Гранвиль. Ее пышные, оригинальные, подчеркивающие красоту женщины, платья и изящные, тщательно подобранные украшениями и драгоценности. А может быть это и неплохо наряжаться со вкусом, но не делать из одеяний культа?

          А еще просто необходимо что-то решить с семьей папы Хариса. Нечего сидеть им рядом с Бувьером. Опасно. Теперь, когда у Лины есть знакомства ( и какие!) в столице Саверии можно будет все решить и с безопасностью приемной семьи, и со свадьбами девочек, и с деньгами. Только надо попросить герцога Гранвиля о помощи, а то можно остаться и без наследства, и без головы.

ГЛАВА 15

           Прошло два дня и Алан сам заехал за наследницей, чтобы отвезти ее сначала к Велене - поболтать, а потом в королевский дворец на аудиенцию с монархом. Эвелина сразу же попросила помочь ей перевести часть денег на счет приемного отца . Заехав в банк, герцог переговорил с его главой и Лину обслужили быстро, ни о чем не спрашивая, лишь уточнив нужные данные, и не задавая лишних вопросов, очень уж высокое положение занимал ее сопровождающий, да и близость его к королю всем была известна.

- Не переживай, - уже в карете успокоил ее Алан.-- Представительства этого банка есть и в Ловии. Я договорился, что один из банковских служащих съездит к твоему отцу и предупредит его о новом счете, а так же узнает о состоянии дел и переговорит о возможном переселении. На обыкновенного клерка никто не обратит внимания: они там часто ездят и договариваются с купцами и арендаторами о поставках продовольствия, банк выполняет и такие услуги.

                Вот теперь хоть на время можно было вздохнуть свободно. Но...оказывается герцогиня ее не просто так пригласила.

- А ты знаешь, мне так кажется, - шепнула женщина Лине, когда они выбирали в гардеробной в чем же стоит показаться на глаза монарху,-- Его Величество тобой заинтересовался. Наконец, кроме интересной информации, он разглядел в тебе девушку : очень уж дотошно он меня допрашивал вчера.

- Не может быть,-- ужаснулась наследница, веря и не веря таким словам. Мальколм I был для нее сказочным героем, победившим самое страшное зло, и полубогом, которому можно поклоняться и которым следует восторгаться. Но подумать о том, что он - обычный мужчина, это было невозможно.

- У тебя есть жених?

- Нет, что вы! - чуть не выкрикнула Эвелина.-- Просто , Его Величество он такой, он такой!-- она вздохнула глубоко и подняла глаза кверху.-- У нас в семье все им восхищаются.. и подумать о том, что, - она мотнула головой.-- Нет, нет, об этом даже думать страшно!

                Велена только улыбнулась, а когда девицей Оберон прочно занялись цирюльник и горничные, зашла к супругу в кабинет

- Знаешь, милый,-- доверительно произнесла Лея, сев на подлокотник кресла мужа, погладив его по голове и прижавшись,-- девочка как никто другой подходит нашему монарху. Может сосватаешь?

- Насколько я помню,   наш  монарх  тебе делал предложение?-- обняв жену за талию, бросил он чуть усмехнувшись.

- Вот поэтому я так и думаю. Она ему понравиться. Умненькая, сильная магиня, мечтает об учебе и службе на благо страны, абсолютно равнодушна к драгоценностям и мишуре двора, а о короле говорит с придыханием и благоговением. Ты бы видел как сияют ее глаза только при произношении одного его имени!

- Я еще никогда в жизни не был свахой,-- от души рассмеялся мужчина.-- Но рациональное зерно в твоем замечании есть. Тем более, что о наследнице рода Оберон у нас уже был разговор с Его Величеством. Князь Ролейн присмотрел ее для своего старшего сына, но в приватном разговоре высказался, что и королевой она бы тоже смотрелась. Под дудку иностранцев девочка плясать не будет и приемные родители воспитали ее в уважении и восхищении Защитниками Саверии, а более всего князя прильщает ее детородный возраст и то, что она выросла в многодетной семье, значит может захотеть родить не одного ребенка, а несколько. Ролейна более всего волнуют наследники Малькольма. Не будь их, начнутся распри и борьба за престол, монарх уже совсем не мальчик.

- Значит ты поговоришь с ним? Только так, чтобы он прочувствовал! Скоро занятия, которые будут вести преподаватели из университета. Думаешь они не обратят внимания на такой алмаз? А еще князь Ролейн... Восхищение, восхищением, а увлечется она каким-нибудь молодым человеком, вот как я тобой

- Нашла молоденького, - поцеловал жену Алан.- - Спасибо за комплимент.

- Не сбивай меня с мысли! - надула губки Лея.-- И побыстрее проверни это, пожалуйста, я совсем не хочу ездить туда-сюда и очень соскучилась по дому и нашим!

21. 08       КОРОЛЕВСКИЙ КАБИНЕТ

           Разговаривать с Его Величеством для Эвелины сегодня было вдвойне волнительно, особенно после слов герцогини Гранвиль Неужели такой (!) мужчина мог заинтересоваться невзрачной девчонкой? Лина, забывая о событиях последних дней, краснела и бледнела, ловя на себе изучающий взгляд короля и если бы не спокойный и размеренный голос Олесандро в голове, девушка давно бы растерялась и замолкла.

         Как все-таки ранее было проще...- глупое сердечко не замирало от предвкушения, а перед глазами не мелькали непристойные видения. Словно вот эти немного узкие губы касаются ее лба, щек, а потом... возможно шеи и верхней части груди. О! Такие мысли были верхом бесстыдства! Но наследнице так хотелось в это поверить!

         И девушка заливалась пунцовым румянцем каждый раз встречаясь с внимательным, задумчивым взглядом сидящего напротив мужчины. Хорошо еще, что рот не закрывался, а язык послушно и неустанно повторял сказанное дедушкой. А то стыда не оберешься! Но кто заподозрит такую невинную девушку в столь крамольных мыслях?

- Значит в руках герцога Торве сосредоточены все нити управления королевским дворцом и именно он знаток всех тайн короля Бувьера?-- монарх Саверии нервно постучал ногой по полу.-- А ведь прибывает он всего лишь на должности постельничего Его Величества... Кто бы мог догадаться о столь широких полномочиях распорядителя спальни? Да и главный казначей отчего-то совсем не распоряжается всеми доходами королевства, а только почетная ширма для более важного лиса - начальника птичьего двора. Занимательная должность у маркиза Стамни. А я-то недоумевал, что такой прожженный негодяй делает среди курочек и петухов... Оказывается отвечает за правильным поступлением доходов государства и их распределением. Умно. Лица, занимающие высшие придворные должности, лишь отвлекают на себя всеобщее внимание и утверждают иностранных наблюдателей в мысли, что королевство Бувьер управляется не очень умными людьми, а недооценка противника - источник поражения.

         Честно говоря, Эвелина хорошо понимала лишь маленькую толику того, что произносила, но по время от времени загорающимся глазам Малькольма I, прекрасно видела сколь занимательна и важна эта информация.

          Может быть оттого, что она больше была занята разглядыванием хозяина кабинета, Лина и не вслушалась в последние слова, которые невольно произнесла вслед за Олесандро и повернула голову по просьбе дедушки к левой от себя стене.

 - Прошу меня простить, Ваше Высочество, но нашу беседу с неусыпным вниманием слушают еще не менее трех человек. Интересно, вы в курсе этого?

          Король неожиданно рассмеялся и бросил

- Можете выходить, князь, как и вы, канцлер, девушка вас раскусила! Часть деревянной оббивки стены отодвинулась и из тайного прохода вышло трое мужчин, весело переглядываясь.

- Простите, ваша светлость,-- наклонил голову самый представительный с поседевшими висками.-- Мое имя князь Ролейн и мне бы очень хотелось узнать как вы нас обнаружили.

- Женская магия очень просто проникает сквозь мужские защитные заклинания,-- чуть запинаясь произнесла Эвелина. Ведь не признаешься же, что подслушивающих обнаружила не она.

- Вот я теперь я точно убедился, что просто край как необходимо срочно инициировать всех одаренных женщин! - проговорил высокий брюнет и представился - Начальник Тайной канцелярии лорд Ральдо

            Мужчины еще немного времени наперебой расспрашивали Эвелину, но потом, увидев, что она слишком устала, отправили ее обратно в школу.

           Пока карета неспешно катилась по уличкам Ратора, наследница немного отошла от напряжения и перипетий столь насыщенного дня. Через час она уже входила в их с Камиллой общую комнату. К счастью, Мила там находилась одна, множество любопытствующих глаз девушка сейчас бы не вынесла. Увидев усталый вид Лины, рыжеволоска быстренько принесла горячий отвар из душистых трав и заставила подругу выпить его, а потом насильно уложила в кровать.

- Что это у нас так тихо? - не утерпела наследница.

- Сегодня школу посетил Главный Магистр - Симон Бланшар де Ноэль и, увидев кроме учениц еще и мужчин, страшно рассердился и всем, кто не имеет право находиться в этих стенах, нашли место проживания. Сейчас он обходит школу и проверяет состояние всех помещений, попутно знакомясь с будущими магинями. С утра, кстати, к нам поступило более десятка одаренных, в основном - жены Защитников. Они здесь ненадолго - дома остались семьи, поэтому хотят договориться о скорой инициации, а учить их уже будут мужья.

- А ты откуда все это знаешь? -- удивилась Лина.

- Использую старые контрабандистские навыки!-- гордо бросила Камилла.

           Настойчивый стук в дверь заставил подруг встрепенуться.

Приятного чтения!


Оценка: 8.42*20  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"