Кургат Мария: другие произведения.

Семь правил выживания с среде магов

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Маги - это сила. Маги - это власть. Маги - это пришел, увидел, победил. И маги - не принимают отказов. Ни при каких обстоятельствах. Никогда. А если этот маг еще и с примесью демонской крови - пиши пропало!
    Но я, Ярина Славская, никогда не сдаюсь, а значит ни за что не отступлю! Мы, ведьмы, народ упрямый, если что решили - идем до конца. И я выстою!
    Обязательно выстою, поборов все поползновения настырных ухажеров в мою сторону, попутно узнав тайну страшного и могущественного ректора, случайно раскрыв ужасный заговор, который не могли раскрыть десять лучших студентов академии, и просто занявшись вопросами выживания... Выживания одной юной ведьмочки в стае голодных волков! Так что держитесь, боевые маги, ведь мне не страшны ни демоны, ни упыри, ни нечисть!
    Стоит ли тогда говорить про рогатого и хвостатого, который слишком поздно понял, что связываться с ведьмой себе дороже?..
    Обновила
    Хэппи-энд!
    Юмор и академия магии =)
    Однотомник




  Мария Кургат
  
  Семь правил выживания в среде магов
  
  Маги - это сила. Маги - это власть. Маги - это пришел, увидел, победил. И маги - не принимают отказов. Ни при каких обстоятельствах. Никогда. А если этот маг еще и с примесью демонской крови - пиши пропало!
  Но я, Ярина Славская, никогда не сдаюсь, а значит ни за что не отступлю! Мы, ведьмы, народ упрямый, если что решили - идем до конца. И я выстою! Обязательно выстою, поборов все поползновения настырных ухажеров в мою сторону, попутно узнав тайну страшного и могущественного ректора, случайно раскрыв ужасный заговор, который не могли раскрыть десять лучших студентов академии, и просто занявшись вопросами выживания...
  Выживания одной юной ведьмочки в стае голодных волков! Так что держитесь, боевые маги, ведь мне не страшны ни демоны, ни упыри, ни нечисть! Стоит ли тогда говорить про рогатого и хвостатого, который слишком поздно понял, что связываться с ведьмой себе дороже?..
  
  ПРОЛОГ
  
  Тусклый свет единственного магического огонька освещал уютный, но какой-то чересчур тесный кабинет для столь щекотливой ситуации, а заодно и его двух посетителей. Меня, упёршую руки в бока и упорно стоявшую на своем, и его - скотину, испортившую мне всю жизнь! Мою тихую размеренную жизнь!
  - Ты будешь моей! - с прежней уверенностью заявил лорд Даорски, преграждая все пути отступления, на что я нисколько не растерялась и со всей серьезностью порекомендовала:
  - Становитесь в очередь -- до вас уже десяток таких занимало.
  -- Подвинем, -- также серьезно ответили мне и вновь принялись за старое: - Яра, я ведь неоднократно предупреждал тебя!
  Предупреждали. Помню. Прекрасно помню. Кто же спорит? Предупреждали с того самого момента, как я впервые посмела сказать: 'Нет!'.
  И сейчас бы сказала... если бы спорить с магами не было таким гиблым делом, а потому покладисто промолчала, решив выслушать, что же ещё скажет, вместе с тем мысленно проклиная тот день, когда впервые перешла этому мужчине дорогу.
  Маги - это сила. Маги - это власть. Маги - это пришел, увидел, победил. И маги - не принимают отказов. Ни при каких обстоятельствах. Никогда. А если этот маг еще и с примесью демонской крови - пиши пропало!
  Но я, Ярина Славская, никогда не сдаюсь, а значит ни за что не отступлю! Мы, ведьмы, народ упрямый, если что решили - идем до конца.
  - Я не могу быть вашей хотя бы по той простой причине, что уже обручена... - все же решила разбавить этот длинный монолог, чтобы тут же пожалеть.
  Пожалеть и оглохнуть от рева:
  - Славская!
  - Да, лорд Даорски, - стараюсь быть предельно вежливой, на что получаю ещё один незаслуженный рык:
  - Кто?
  - Ввиду опасности для оного предпочту не представлять его... - без запинки ответила, невольно касаясь спасительного амулета на шее, ведь в действительности не имела никакого жениха, но надеялась, что это хоть немного остудит не остужаемый пыл лучшего мага королевства.
  - Узнаю. Найду. Убью.
  - Вот и я о том же! - Всё как всегда у этих магов - абсолютно предсказуемо. - Нельзя вам имени знать, нельзя.
  И мне нельзя было вмешиваться в спор двух самых могущественных и вечно враждующих людей нашего небольшого королевства.
  Академия боевых магов и наш ведьминский колледж всегда недолюбливали друг друга. И вроде маги сильные, могущественные лидеры государства, а без нас, ведьмочек, никуда. Мы их главная слабость и в то же время -- сила. Мы используем магию природы и окружающего мира, они - свой собственный резерв. Который, между прочим, строго-настрого регламентирован и может привести к выгоранию. И вот в такие моменты на выручку обычно приходит ведьма. Она может стать неким связующим звеном между резервом мага и природой. Без ведьм ни один маг не может почерпнуть силу леса или воды.
   Тут, наверное, стоит вернуться в день, когда с проверкой в наш ведический колледж явились первые маги королевства. Процедура вроде привычная и обыденная - каждый год всех ведьмочек проверяют на выносливость, умения и способности. Самых лучших, в количестве десяти учениц, а на потоке нас обычно в два-три раза больше, отбирают в академию для старшекурсников. Процессия эта всегда сопровождается девичьими слезами, объятиями и снова слезами, только уже с причитаниями об утраченной свободе. Все-таки ведьмочки, закончившие колледж, имеют право выбора, а отобранные для академии - навсегда остаются расходным материалом. Нет, конечно, с первых курсов государство устраивало необходимую пропаганду о том, какая это честь стать плечом к плечу с великим магом, какие необъятные возможности нам открываются! Только ведьмочки - они ведь не глупые, всё видят и подмечают. Зачем нам какая-то призрачная слава быть тенью великого мага, когда мы по природе своей тесно связаны с окружающим миром и стремимся помогать простым людям. Мы не любим участвовать в очередных войнушках мальчиков или их всяких магических экспериментах.
  Пусть нас уверяют в чести и долге, но мы-то знаем правду! Маги - подлые, бессовестные и жестокие. Наставницы не скрывают своего истинного отношения к сложившейся ситуации и не кормят нас сказками, как бы ни хотели этого вышестоящие. Особенно изменилось отношение к магам в нашем ведическом колледже после смерти дочери нашей директрисы. Погибшей из-за безответственности и беспощадности магов, которые не остановили вовремя обряд. Ведьмы тоже не всесильны. Да, мы не имеем собственных сил, черпая магию из нашего окружения, но если колдун вовремя не прекратит передачу волшебной силы, такая девушка не просто теряет свои способности, как мужчины - она погибает...
  Тем не менее, несмотря на огромный риск, эта традиция продолжается со времен первой войны, когда мы стали стеной между магами и демонами, проникшими из-за грани в наш мир. Много тогда полегло, но именно в том кровопролитном сражении стало известно о наших способностях и возможностях, после чего некоторые личности взяли нас под контроль, красочно расписав все прелести участи такой помощницы для 'великих' магов.
  В тот злополучный день комиссия в лице трех магов, среди которых был тот самый, что ныне предлагал мне быть его 'переходником', впервые встретила сопротивление. Главную ведьму Дариию Розберт можно понять. Понять нельзя было тройку циничных и бесчувственных магов, которые не хотели слушать доводы нашей наставницы. Доводы, что совсем скоро переросли в громкий скандал:
  - Вы не получите девочек! Ни одна ведьма больше не станет вашим проводником к силе!
  Дариия была красивой женщиной. Настоящей ведьмой! Стройная, высокая, черноокая, с иссиня-черными прямыми волосами, достающими до стратегически важной точки. И что самое главное -- великолепная в своей ярости!
  Однако один из троих и бровью не повел. Двинулся вперед. Крепкий, поджарый, широкий в плечах и самоуверенный. С явно аристократической рожей. Рожей, на которой промелькнуло весьма ехидное выражение. Между тем заговорил он спокойным голосом, индифферентно зачитав трехсотый номер пятой статьи закона северного королевства Илириады, не преминув уточнить, что такая-то, ведьма 'номер три' сама виновата в случившемся.
  Сама виновата. 'Сама'! Сказать такое матери! Матери, утратившей единственную дочь, которую даже по имени не удосужились назвать.
  Вот тут-то я и не выдержала! То есть нас было больше, не выдержавших, испуганно выглядывающих из-за угла и наблюдающих за разгорающейся ссорой, но я всегда славилась неумением держать язык за зубами (а что еще ожидать от той, что выросла на улице?), вот и вышла вперед.
  - Да как вы смеете?! Изверг!
  И ведь еще смягчила, как учили нас в колледже: излагаюсь 'с лордами' высокопарно. Не помогло. На какое-то мгновение показалось, что темные глаза мужчины испепелят меня на месте, угрожающе блеснув пламенем. Самым что ни есть настоящим! Но так не бывает! Не бывает ведь?
  - Имя, класс, специализация!
  - Ярина, третий, врачевание.
  - Отлично! - довольно и как-то угрожающе улыбнулся этот лорд. - Будешь первой, ведьмы-целители всегда нужны.
  - Нет! - холодно оборвала я, чувствуя, как теплая ладонь наставницы отводит меня за спину, тем самым желая защитить.
  Только вот ведьмы - они ж упрямы. Вот и я упряма. Упряма и остра на язык. Еще и бесстрашна! До глупости бесстрашна.
  - Нет! - рявкнула я, не совсем ведая, что творю. Мне бы испугаться, задуматься, ан нет. Мой внутренний зверь решительно поднял голову, забывая, что он далеко не хищник и вообще совсем маленький безобидный мышонок. Мышонок, который по меньшей мере возомнил себя гепардом, шипяще выпалив в наступившей гробовой тишине: - Ни одна из нас с вами не поедет! Вы слышали Дариию Розберт!
  А он даже отвечать не стал. Вот просто не стал. Приблизился вплотную и...
  И так началась моя история выживания!
  
  Правило первое
  
  Разжалоби слезами
  
   Я не стала первой. Нет. Я стала единственной! Бог мой свет! Выступила, называется. И чтобы ни говорила наставница, как ни уговаривала и меня пощадить - пустое. Говорливую ведьму наказали за её длинный язык. Чтоб этому языку пусто было!
  В общем, отправили в академию боевых магов. Одну! Одну-одинешеньку в стаю волков! Меня - маленького мышонка, пусть и с коготками гепарда. До сих пор помню день прощания. Объятия девчонок, план по моему высвобождению и слова Дарии Розберт, которая настоятельно уговаривала быть разумной, терпеливой и не забывать то, чему она нас всегда учила. Маги - это мужчины, мужчины - это охотники, а охотники порою могут попасться в собственный капкан. Надо лишь немножечко помочь...
  'Потерпи совсем недолго, -- виновато просили меня, -- чуточку, самую малость, может, луну... от силы две!'.
  Я кивала, обещала быть сильной, а в голове набатом стучала единственная мысль -- промолчала бы, и ехали бы сейчас десяток других ведьмочек! Нет, конечно, меня искренне радовало, что мой длинный язык спас такое количество девчонок, благодаря чему удалось отстрочить сроки экзаменов, тем самым давая возможность нашей директрисе достучаться до общества. Пока безуспешно. Вот уже который год безуспешно. Однако недавно королевский трибунал правосудия все-таки вынес свое решение о деле погибшей ведьмы в академии боевых магов. Дариия Розберт добилась того, чтобы смерть Элаиды была расследована, однако не того, чего так сильно хотела. Никто не понес наказания за свою халатность. Нескольких причастных преподавателей лишили премий и всё, а студентов, проводивших обряд, даже не исключили из академии. Они, видите ли, опора нашего могущественного государства, нельзя исключать столь сильных магов на пороге дипломов. Что-то мне подсказывало, что дело не столько в 'опоре', сколько в их деньгах.
  Разве что трибунал постановил ввести новую должность, в обязанности которой теперь входило наблюдение за процессом перевода сил через ведьму. Между тем Дариия продолжала добиваться большей свободы для своих учениц. Итог - я - залог до следующего визита комиссии.
  Залог! Ничего. Они еще пожалеют о своем решении! Он пожалеет! Пожалеет, когда к едрёной матери снесу всю их академию, а пока...
  Пока я, лишенная хоть какой-нибудь моральной поддержки, моих любимых девчонок и наставниц, уверенным шагом шла по пустому коридору академии, слыша ритмичный цокот собственных каблучков и сжимая в руках краткое пособие по выживанию ведьм в магической академии. Оно было написано несколько лет назад Розалиндой Милославской -- первой ведьмой, которой удалось не просто избежать участи магического 'проводника', а и вернуться из академии в ведический колледж. Вот и я надеялась, что мне тоже удастся.
  Меня не встречали. Не провожали до ворот. Просто оставили одну разбираться в огромной столице. Наш колледж был обособлен и находился в Гроунском лесу, где мы, ведьмы, ближе всего к природе, в то время как боевая академия располагалась в центре нашей огромной столицы. Благо здешнее учебное заведение было самым высоким построением в городе, так что не найти его было сложно, хотя пару раз мне и казалось, что в лабиринте узких улочек свернула куда-то не туда.
  По правде говоря, когда-то давно я уже была здесь. Жила на улицах Рохнара, брошенная своими родителями и судьбой, пока однажды не встретила настоящую ведьму. Мне было семь. Я как всегда попрошайничала, когда некая красивая женщина почему-то остановилась возле меня. Она долго что-то рассматривала во мне, прежде чем предложить отобедать с ней. И мне очень хотелось согласиться, но опыт жизни в сиротском приюте, из которого я с таким трудом сбежала, подсказывал, что это может оказаться очередной ловушкой. Поэтому решительно покачала головой и быстро прошмыгнула в проулок подальше от этой странной женщины, которая, впрочем, каким-то образом оказалась вновь передо мной.
  -- Не бойся, -- сказала она тогда, протягивая мне раскрытую ладонь, на которой вспыхнул маленький светлячок. - Я не причиню тебе вреда.
  Светлячками меня точно не приманивали! Да еще и магическими!
  -- Вы колдунья? - мой внутренний червячок любопытства встрепенулся, вынуждая остаться на месте.
  -- Ведьма, -- поправила женщина, неожиданно смахнув светлячка мне на плечо. - И надеюсь, ты тоже!
  Она не ошиблась - во мне действительно оказался ведьминский дар, благодаря которому я и попала в ведический колледж, где обучались ведьмочки разных возрастов. Этой необыкновенной женщиной, изменившей всю мою жизнь, была Дариия Розберт. Директриса часто находила маленьких девочек, не знающих о том, кто они, и принимала под свое теплое и заботливое крылышко. В общем, можно сказать, мне крупно повезло! Повезло до нынешнего времени...
  Девять лет счастья в любимом ведьминском колледже, последний год -- и вот дернул меня кто-то влезть! Тоскливо оглянулась на многочисленные двери, среди которых пряталась необходимая мне. Дверь кабинета здешнего ректора, что решил испоганить ту самую мою абсолютно счастливую жизнь.
  Поклажа у меня была небольшой, но я изрядно устала, пока добиралась, еще и стражник у ворот не захотел пропускать, несмотря на то, что прекрасно рассмотрел мой академический браслет. Упрямо стоял на своем, требуя нужный листок, который, конечно же, по закону подлости оказался на дне сумки, отчего стояла я в позе 'зю' достаточно долго.
  В первое мгновение, когда я покинула стены родного ведического колледжа, возник большой соблазн просто взять и сбежать. Все, что угодно, лишь бы не ехать в академию! Впрочем, который также быстро исчез, ведь это было совершенно бессмысленно. Меня уже 'пометили' как собственность магов! В тот же вечер защелкнули на левом запястье браслет.
  -- Что же... - горько вздохнула, останавливаясь перед нужной дверью.- Здравствуй, моя будущая тюрьма!
  - Здравствуй, новая заключенная, - неожиданно ответили мне. - А что же так грустно?
  -- Отлично, тут еще и двери разговаривающие?! - пробурчала себе под нос и в той же манере ответила, так и замерев с поднятым кулаком в воздухе, не рискуя постучать по странному дереву:
  - Здравствуй, острослов, войти можно?
  Над ухом раздался заливистый смех, который явно намекал, что что-то не так. Что именно, стало очевидно в тот же миг, однако пасть лицом в грязь не хотелось, поэтому уверенно продолжила, как будто так и надо:
  -- Мужчины! Лучше бы девушке дверь открыл!
  -- Ведьмы! Сначала дверью обзовут, а после режим слабого пола включат.
  Здесь я не выдержала и обернулась, встречаясь лицом к лицу с длинной косой челкой, прикрывающей один глаз. Другой, зеленый, смотрел прямо на меня. Как-то нехорошо смотрел, я бы сказала. И в то же время с интересом.
  - Смелая, - не то спрашивал, не то констатировал челкастый острослов у которого в левом ухе ещё и серьга оказалось, - и симпатичная! Только вот понимаешь ли ты, что единственная? Единственная ведьмочка для десятерых лучших магов.
  И вроде хотела съязвить по поводу избитости данного украшения в виде маленькой руны жизни, когда до меня вдруг дошел весь кошмар случившегося. Я бы сказала даже не кошмар, а огромная такая подстава, отчего язык просто не повернулся, потому что это не подстава... это... это...
  - Мамочки...
  Сползла по стеночке.
  - Нет, 'острослов', - насмешливо напомнили мне, помогая вернуться в стоячее положение. - Между тем интересно было бы понять, чем руководствовался ректор, принимая столь необдуманное решение. Право слово, мы были уверены, что это шутка, не более. - Зеленый глаз задумчиво сощурился. -- Что ты такого сделала?
  - Сделала? Просто сказала...
  - Ярина Славская! - разнеслось громогласное по всему коридору. - Хватит стоять под дверью, заходите уже, а вы, Марко, поспешите на занятия!
  'Одноглазый' Марко бросил на меня сочувственный взгляд и ретировался, а я - я, сглотнув открыла двери, где пожилая секретарь безразлично уточнила, что мне в ещё одни двери.
  Вздохнула. Глубоко вздохнула. Вошла.
  -- Заходи, не бойся, -- с порога подбодрил меня ректор, указывая рукой на высокий стул. - Бояться стоило раньше, до того, как вмешиваться в чужой разговор.
  -- А вам, -- не смогла промолчать чересчур говорливая я, -- стоило проявить хотя бы каплю уважения к утрате Дарии Розберт!
  Черные, как сама бездна, глаза мужчины нехорошо так потемнели, однако нисколько не напугали. Проснувшийся во мне мышонок с характером кошака бодро заявил, что хуже быть все равно не может.
  -- Ничего, академия выбьет из тебя спесь... -- удовлетворительно вынес вердикт лорд Даорски. - И не таких ведьм перевоспитывали.
  -- Не надо меня перевоспитывать, -- запротестовала не перевоспитывающаяся ведьма. - Лучше отправьте обратно и сделаем вид, будто ничего не было. А?
  С надеждой взглянула на непробиваемого ректора и поняла, что жалостливого взгляда будет мало. Тогда решила перейти к следующему пункту краткого пособия по выживанию ведьм и всхлипнула. Тихонько так всхлипнула, чувствуя, как начинает щипать в носу. Даже стараться не надо было! От всей этой ситуации и правда плакать хотелось. Я до последнего не воспринимала всё всерьез. Не могли ведь на самом деле отправить всего одну ведьму?! На десятерых меня просто не хватит!
  -- Это что вы вздумали делать? - растерялся ректор, как и говорилось в той книженции. - А ну немедленно прекратить!
  'И не подумаю!' -- подумала ревущая ведьма.
  Слезы они сами потекли, оплакивая утраченную судьбу.
  -- Да прекратите вы! - в край оторопел лорд Даорски, протянув мне откуда-то взявшийся белый платок. - Вас, ведьм, не поймешь! В конце концов, вы сами виноваты, что здесь оказались.
  Кивнула, приняла платок и высморкалась, однако будучи не в силах остановить предательских слез, которые жили своей жизнью.
  -- Я не могу вас вернуть, -- неожиданно смягчился мужчина, -- у меня десятеро адептов на пределе сил! Однако могу обрадовать, вскоре к нам присоединится ещё девять ведьм, вы же понимаете, что глупая затея Дарии ни к чему не приведет. Никто вас отсюда не вызволит и девочек своих она не спасет, только хуже тебе сделала, так как эту неделю одна справляться будешь!
  -- Хуже сделали только вы, -- все-таки не смолчала, усердно вытирая слезы и одновременно вспоминая следующий пункт выживания. - Только по вашей вине я здесь!
  -- Не ты, так другая, -- спокойно напомнил лорд Даорски, - а теперь будь хорошей девочкой, возьми себя в руки и отправляйся в правое крыло, там у нас Хранилище знаний, где ты возьмешь все необходимые книги...
  'Правило третье - если слезы и жалость не помогли, завоюй ректора ведьмовскими чарами, кои недоступны магам!'
  Рискованно, опасно... но, возможно, мой последний шанс!
  'Ты действительно хочешь приворожить ректора?!' -- ужаснулся мой внутренний голос, напоминая о последствиях.
  Впрочем, я и сама хорошо помнила сноску мелким шрифтом.
  'А что делать, если первые два пункта не сработали? Я обратно хочу, к своим любимым девочкам, добрым наставницам и саркастичным фамильярам! Мне оставался последний год, и я могла бы стать известным врачевателем, помогать другим, уже даже место выбрала, куда ехать на практику, а тут он... этот лорд Даорски со своими магами!'
  -- Вы меня слушаете?! - недовольно напомнил о себе этот самый лорд Даорски, даже не догадываясь о мысленном диалоге в моей голове, решающем его же судьбу. - Жить вы будете в северной башне, там холодновато, но зато она ограждена хорошей защитой от настойчивого внимания магов...
  'Если приворожить надо срочно, а под боком нет необходимых ингредиентов, достаточно страстного ведьмовского поцелуя.
  Не забудьте о трех важных составляющих:
  1. Вашего желания.
  2. Внутренней силы.
  3. Обращения к источникам.
  И всё - он ваш! Выполнит любой каприз. Однако помните о последствиях! Снять приворот можно в течение первых семи дней, а вычеркнуть случившееся из памяти - нет.
  Меры предосторожности внизу главы!'
  Что же... я медленно поднялась, пытаясь заглушить мысленный крик упрямого голоса. Не пожалею! В крайнем случае вернусь в колледж и тогда сниму чары.
  'Да ты даже целоваться не умеешь!'
  -- Что вы делаете? - изумленно выдохнул ректор, когда я, проигнорировав замечания внутреннего противника идеи, наклонилась через стол, чтобы выполнить задуманное.
  Он не успел оттолкнуть или как-то отреагировать, попав под ведьмовские чары сковывающего порошка, который всегда со мной в мешочке на поясе, а мне же надо было только поцеловать. И пусть надоедливый голос прав - да, не умею! Ну и что с того? Не страстный, зато первый!
  Однако первого поцелуя так и не случилось. Неведомая сила разрушила чары, после чего меня обожгли злым взглядом, в то время как крепкие мужские руки схватили за плечи и настойчиво отодвинули:
  -- Ведьмы!
  -- Так, может, избавитесь? - со вновь вспыхнувшей надеждой предложила раздосадованная я. - Ведь хуже будет!
  -- От слез и поцелуев к угрозам, -- слегка вибрирующим голос подействовал на меня странно, отчего-то вынуждая послушно вытянуться по струнке. - Что же, мальчикам придется тяжело, зато незаменимый опыт.
  А мне вдруг стало себя так жаль. До слез жаль. Без какой-либо причины или желания выжить. Вот просто фраза 'мальчикам придется тяжело' тяжелым камнем рухнула где-то в районе груди.
  -- Вы опять?! - ужаснулся ректор.
  -- Не опять, а снова...
  И снова залилась слезами. Слезами несправедливости по отношению к одной бедной ведьмочке, которая израсходовала все свои идеи по возвращению домой.
  -- Ой, все! - махнули на меня рукой. - Идите уже!
  И мне бы уйти, а ноги вдруг ватными стали, предавая в самый неподходящий момент. Кажется, ректор ещё что-то сказал, но я просто не расслышала, сквозь пелену слез пытаясь разглядеть расплывчатое недовольное лицо. Да что там 'недовольное' - злое! Черные глаза так и метали молнии, передавая весь спектр эмоций разгневанного лорда Даорски.
  -- Вон! - в конце концов не выдержал ректор. - Отныне ты - собственность академии и о своем ведьмовском колледже можешь забыть!
  'А вот не забуду! -- промелькнула в голове упрямая мысль после моего громкого хлопка дверью. - Ни за что не забуду!'
  -- Он еще сам подпишет бумаги на моё исключение! - уже вслух сообщила я, натыкаясь на равнодушный взгляд невольного свидетеля.
  -- Все вы так поначалу говорите, -- устало поведала мне секретарь, -- а потом влюбляетесь в какого-то мага и всё - жизнь за него отдать готовы!
  -- Да чтобы я?! - возмутилась негодующая ведьма. - Когда-нибудь?! Полюбила? Да кого?! Мага! Этих подлых, бесстыдных, бессовестных и безжалостных?
  -- Да-да, -- спокойно кивнула женщина, индифферентно разбирая бумаги на столе,-- именно так каждая из вас и реагирует. Вот, кстати, копия твоего дела, дашь в Хранилище знаний мистеру Пипсу, а после найдешь куратора пятого курса, он покажет короткую дорогу в Северную башню.
  -- Не влюблюсь! - оставила я за собой последнее слово и, забрав бумаги, с гордо поднятой головой вышла.
  И лишь оказавшись в коридоре, позволила себе выдохнуть и достать заветную книжку. О том, как магу удалось снять ведьмовские чары, ни слова не было, между тем четвертое правило выживания гласило, что всегда можно попробовать классический приворот.
  -- Всё равно вернете меня! - решительно заявила в пустоту, не собираясь так быстро сдаваться.
  
  ***
  Хранилище знаний покорило меня с первого мгновения, как я вошла под его высокие своды. Длиннющие стеллажи тянулись далеко вперед, где им конца и края не было видно. И вот знаете что? Только ради этих древних книг стоило сюда приехать! У нас, конечно, тоже была своя маленькая библиотека, но она не шла ни в какое сравнение с академической.
  Впрочем, полюбоваться всеми этими сокровищами мне не суждено было. Даже не успела отыскать того самого необходимого мне мистера Пипса, о котором упомянула секретарь, как сзади кто-то лениво протянул:
  -- Так, значит, у нас появилась новая ведьмочка?
  И сколько надменности в голосе.
  -- Вы смотрите, а тут есть за что ухватиться! - присоединился новый раздражительно-сюсюкавший голос. - Ведьмочка-ведьмочка, а поверни-ка личико, порадуй нас.
  Ох, я вас 'порадую'! Так 'порадую', что мало не покажется! Однако на лице не дрогнул ни один мускул, в то время как руки машинально потянулись к заветному мешочку на поясе.
  -- Ну не знаю, -- не согласился третий собеседник, -- предпочитаю худосочных ведьмочек.
  Я продолжила изображать из себя столб, чувствуя, как внутри закипает обжигающая ярость. Ведьминская ярость, которую не остановит ни один маг! Ни один бессовестный самоуверенный маг! Не позволю обсуждать себя как какой-то товар на рынке!
  -- А она мне нравится! - подвел итог очередной парень, помимо воли вызывая внутри изумленный вопрос: 'Да сколько же их там?!'. - Полновата, но личико симпатичное и грудь что надо!
  Только после последних слов я заметила в стекле хищно улыбнувшееся мне отражение аристократически-надменного лица.
  -- Булочка стеснительная? -- подобострастно хохотнул пятый по счету участник, если, конечно, я не сбилась в собственных подсчетах.
  И мне бы за булочку обидеться, но почему-то не тронуло. Совсем. Куда сильнее задевало пренебрежительное 'товарное' отношение. Просто если говорить о моей внешности -- это из серии, когда молодой человек спрашивает родителя о своей будущей невесте, которую должен встречать: 'А как я её узнаю?', и отец такой со всей серьезностью: 'Будет тебе навстречу идти девица... и ты подумаешь: хоть бы не эта девица, так вот это будет она'. Точнее, я -- та самая 'девица', про которую обычно думают 'хоть бы не она': низенькая, пухленькая, круглолицая. Так ещё и с барашками цвета спелой пшеницы! Нет, не скажу, что я толстая, но на фоне наших стройных девчонок, потомственных ведьм, всегда казалась в теле. В свое оправдание могу сказать, что у меня было голодное детство! Я как в ведический колледж попала, доступ к нормальной еде получила, так никогда завтраки, обеды и ужины не пропускала, а иногда ела за двоих, не в силах побороть привычку наедаться впрок.
  Вот и представьте себе эдакую сборную солянку - пухлый милый щекастик, но с демонским характером. Представили? А вот эти несколько магов еще не представляли. Не представляли, что их ждет!
  Развернулась. Ведь просили. И руку занесла со спасительным порошком. Только... только так и не использовала.
  На диванах и креслах расслаблено-вальяжно расположилась группка парней и один позади них у стеллажа, тот самый, с аристократично-надменным лицом и хищной улыбочкой. Вот и сейчас этот аристократично-надменный также мне улыбнулся, слишком нарочито громко захлопнув держащую в руках книгу.
  Улыбнулись и остальные. Также хищно, будто я - мышонок, случайно забредший в логово голодных котов. Красивых котов. Настолько красивых, что перехватывало дыхание, сбивался ритм сердца и опускалась рука с заветным порошочком.
  -- Красивая, -- довольно протянул коротко стриженный брюнет, демонстративно останавливая взгляд в районе моей груди.
  Я тоже смущаться не стала и также нарочито открыто обратила на него свой взор. Что скрывать, обучаясь в ведической школе мы были лишены мужского внимания, особенно внимания столь ярких особей. Такие вообще существуют? Они все словно вышли из страниц девичьих романов и сказок. Какие-то нереально красивые.
  Этот коротко стриженный брюнет волей-неволей притягивал взгляд. Орлиный нос, высокие скулы, тонкие губы и выразительные синие глаза в обрамлении длинных черных ресниц. Да и не только он! Рядом с ним сидел ничуть не уступающий ему рыжий красавец с невероятно бледной кожей, которая ярко контрастировала с черной полурасстёгнутой рубашкой. Или вон тот шатен с красивыми руками, длинные тонкие пальцы которого ритмично постукивали по подлокотнику кресла. Он весь казался каким-то излишне худым и подчеркнуто-надменным.
  -- Интересненько, -- протянул светло-русый конопатый парень, -- а барашка, серые глазки и милый курносый носик кто-нибудь уже целовал?
  И хочу ответить, а не могу. Словно какая-то магия удерживает...
  'Точно! - неожиданно осенило меня, звоном отозвавшись в ушах. -- Магия!'
  Странная, незнакомая, лишающая разума и сопротивления. Иначе как объяснить мой необъяснимый ступор? Пусть мне и не приходилось в своей жизни видеть столь нереально-красивых представителей мужского пола, но я бы ни за что не оторопела на несколько минут, позабыв о том, что собиралась сделать! Это не я! Это на меня не похоже!
  -- Для тебя совершено не 'интересненько', -- перекривил конопатого аристократично-надменный тип у стеллажа, небрежно откинув длинные платиновые волосы за спину. - Эта ведьмочка моя!
  И вот тут все эти непривычные мне мысли просто исчезли. Вот так разом! Мурашки пропали, сердце вернулось к прежнему ритму, а ненормальная магия схлынула, возвращая волю и чистое сознание.
  -- Не ведьмочка, а ведьма! - рассержено выпалила сердитая ведьма, окончательно разрывая чужое влияние. - Не булочка, а девушка, не стеснительная, а очень и очень злая...
  Поднесла ладошку ко рту и изо всех сил дунула на растерявшихся магов. И, пока эти растерявшиеся маги пытались справиться с обездвиживающим на время ведьминским порошком, мне оставалось лишь вовремя смыться.
  -- А против барашка она ничего не сказала... -- донесся в спину мне голос конопатого, но я уже уносила ноги от этой странной компании.
  И ведь это только мой первый день! Бог мой свет! Что тогда потом будет? Я просто обязана заставить ректора вернуть меня назад!
  
  ***
  Кажется, я все-таки заблудилась, оказавшись во дворе на небольшой площади с фонтаном, но главное -- подальше от пятерки ненормальных. Если это те самые 'маги на пределе', коих упоминал ректор, лучше сразу самоубиться и сдохнуть.
  -- Нет, мы, ведьмы, никогда не сдаемся! - напомнила себе вслух известную аксиому, переложила поклажу в другую руку и надела обратно свой старенький, зато теплый плащ, так как погода второй осенней луны хоть и радовала глаз красотой яркой и разнообразной палитры, но теплом уже не баловала. Ко всему прочему моросил холодный неприятный дождик.
  Поежившись и здраво рассудив, что всегда успею поймать мистера Пипса, впрочем, как и куратора, направилась искать ту самую северную башню, в которой мне одной предстояло жить. Только вот что-то явно пошло не так, потому что я вроде как и вошла в нужную по моим расчетам арку, однако очутилась не внутри помещения, а снова на свежем воздухе позади академии. Все-таки не зря наставницы ставили мне 'неуд' по картографии - я могла заблудиться в трех соснах, что и сделала!
   Впереди виднелось огромное загороженное поле, больше похожее на закрытый полигон. Хотя почему похожий? Судя по вспыхивающим заклинаниям, это действительно было какое-то тренировочное место.
  Я уже говорила, что ведьмы не только упрямые, но еще и очень любопытные? Так вот одна любопытная ведьмочка не прошла мимо полигона, нет, она направилась аккурат к нему, где над входом светилась белая надпись 'Проходит занятие - не входить!'.
  -- Ладно, не буду! - покладисто согласилась послушная я, однако оставшись стоять на месте у входа со старым дубом, откуда открывался отличный обзор и полностью закрывался обзор на меня. Привлекать лишнее внимание не хотелось, а вот посмотреть, как тренируются маги - очень даже. Благо, ограждение было решеточное и ничего не скрывало, в то же время защищая от огненных шаров, молний и других боевых заклинаний, вбирая всё в себя.
  Сказать по правде, никогда не видела магов в деле. Да, нам рассказывали теоретическую часть действия заклинаний, но обучали совершенно по другой схеме, поэтому достаточных примеров и демонстраций не было. Сейчас же я могла воочию увидеть, как всё происходит. Это было красиво! Это было необычно! И очень зрелищно! Между тем совсем нечестно! Маги не просто тренировались между собой, а использовали для практики големов!
  И вот стало так обидно за них. Не за магов, конечно, за бедных големов! Обезоруженные, под заклинанием подавления воли, они служили огромными и живыми грушами для битья. Молча сносили удары, яркие вспышки молний и фаерболы, в то время как в потухших провалах темных глаз затаилась боль. Боль от неспособности противостоять, неспособности что-либо сказать.
  Вот тебе и сущность магов на лицо! Правы наши наставницы - это жестокие, беспринципные и самовлюбленные личности. А ещё... ещё я ненавижу несправедливость. В любом её проявлении.
  Присесть. Коснуться ладонями земли. Закрыть глаза. Ощутить силу и мощь мягких пород, одновременно направляя эту 'силу и мощь' в сторону големов, коснуться их закаменелых конечностей, разрушая чужую магию и снимая невидимые оковы.
  В тот же миг глаза големов вспыхнули светом. Ярким. Желтым. Светом надежды и свободы. Маги не сразу поняли, что не так, совсем не ожидая ответной реакции от послушной безжизненной скалы и уж точно не ожидая, что эта 'скала' вдруг отразит атаку и сама пойдет в атаку.
  Между тем, какими бы бессовестными маги ни были, зла я им не желала, только свободы для големов. Големам свободы было мало - они стремились сполна отплатить за свои муки. И вновь я приложила руки к земле, обращаясь к внутренней ведьминской силе, посылая по глине и известняку мысленный зов камням. Меня услышали. Замерли. Мгновение я смотрела на них, они на меня, земля ни на кого не смотрела, а вот маги, кажется, заметили. Заметили в тот момент, когда груды камней под названием 'големы' ринулись в мою сторону, где им дружелюбно распахнулись ворота.
  -- Дура, беги! - предупреждающе заорали мне. - Да не стой же столбом!
  Я и сама не могла понять, отчего так замешкалась. Просто на меня еще никогда не неслись разъяренные големы и маги, а еще никогда не подводил спасительный ведьминский порошок. Хотя нет! Сегодня как раз подводил! Утром в кабинете ректора! Впервые, точнее уже вторично. Однако я была уверена, что големов остановит.
  Големы останавливаться явно не планировали, зато их близкое присутствие быстро отрезвило, напоминая о проспавшем инстинкте самосохранения, который моментально вынудил кинуться прочь. В который раз за сегодня! Наша наставница по физподготовке была бы мной довольна. Всего-то навсего надо было припугнуть, чтобы я побежала быстрее молнии.
  А вот големы довольны не были. Им явно не понравилось, что жертва убегает, а убегая, свернула не туда и попала не в спасительные стены академии, а в лес. В самый настоящий лес! Лес, который я совсем не знаю, лес, в котором сосен явно больше, нежели три!
  'И откуда вообще на территории академии лес?!'
  - Остановись, идиотка! - донесся уже знакомый голос, решивший повысить меня из дур в идиотки, а за ним ещё один голос и страшный топот големов.
  Вот пойми этих магов! Сначала 'беги', потом 'стой'! И они ещё про ведьм что-то говорят. Вранье всё! Маги куда непостояннее.
  'Инстинкт самосохранения' остановил мой бег лишь тогда, когда посчитал, что темный непроходимый лес намного страшнее обозленных големов. Не могла не согласиться, отмечая боковым зрением покореженные ветвистые деревья без единого листочка, одновременно с тем задыхаясь, упершись руками в колени и кашляя. Отдышаться всё не удавалось, давая моему внутреннему голосу лишний повод язвительно напомнить о плохой подготовке и моей слабости к сладкому.
  Только вот мрачная атмосфера вокруг нисколько не способствовала обсуждению моих пристрастий и недостатков. Наконец откашлявшись, приведя дыхание в порядок, я с ужасом поняла, что вообще понятия не имею, куда меня занесло. Во-первых, тут была глубокая ночь! Ночь, мать вашу! Ничего, что мгновением ранее время приближалось лишь к обеду? Во-вторых, мне все еще не давал покоя вопрос на тему леса посреди огромной академии. Как бы академия в центре столицы. Я точно помню, что хоть территория и была немаленькой, но никакой растительности, сравнимой с размерами леса, не было! Более того, рядом располагались другие дома. А тут... тут...
  - А тут магический лес! - неожиданно ответили мне из темноты. - Он просто в другом измерении.
  - Минуточку! - я резво выпрямилась и оглянулась, но рядом никого не было. - Это кто же оставил завесу посреди академии?
  Не говоря уже о том, что открыть её можно только с обратной стороны, а с обратной стороны Изнанка, откуда обычно приходят демоны! Магический лес это нечто наподобие границы между двумя мирами, а завеса - вход. Только вот для нас, ведьм, такой лес опасен, ведь тянет силу похлеще магов, да и без ведома самой ведьмы.
  - Во-первых, маленькая ведьмочка, -- вновь заговорил невидимый собеседник, -- никто в академии целенаправленно вход не оставлял, а во-вторых, силу твою тоже пока никто не тянет.
  'Пока' мне как-то вот совсем не пришлось по душе.
  - И как же я тогда сюда попала, если никто не оставлял завесу?
  - Аномалия, - рассмеялась пустота. - Ты к ректору обратись, он пояснит, почему это тебя втянуло туда, куда не следовало. Должна понимать -- любой сюда не войдет.
  - А ты кто такой? - насторожено спросила, ничегошеньки не понимая и с опаской оглядываясь по сторонам. - И, может, покажешься?
  -- Не покажусь, -- отказали мне, -- но можешь звать Лис.
  - Оригинально.
  - Банально.
  - Ладно, -- не стала спорить, -- а я - Ярина, приятно познакомиться!
  -- М-м-м, Я-ри-на... -- медленно, смакуя, протянули в ответ. - Красивое имя, знаковое, светлая значит, да? Огненная ведьмочка! Солнечная, как сам Светлоликий.
  -- Поэтично, но нет, просто Ярина или Яра.
  - Огненная ведьмочка, - не согласились со мной, -- неисчерпаемая энергия! А знаешь, что самое интересное, солнце?
  -- Что, несостоявшийся интриган?
  Несостоявшийся интриган хохотнул.
  -- То, что твою силу лес просто не может вытянуть! Ты здесь на своем месте, огненная ведьмочка...
  -- Да быть такого не может!
  Все знают, что ведьмы - дармовый источник не только для магов, но и границ Изнанки!
  -- Смотри сама!
  И я посмотрела. Внутренним ведьминским зрением, замечая рядом с собой слабые очертания огромной лисицы с двумя хвостами, которая ныне пыталась вытянуть из моей ауры хотя бы крохи силы, но не могла.
  -- Так это была не метафора, ты правда лис?!
  -- И да и нет, -- скованно и в то же время растерянно улыбнулись мне. - По идее ты вообще не должна была меня увидеть, разве что магические потоки. Ведьминское зрение -- оно неспособно увидеть жителя изнанки.
  Неспособно. Только ведь я же видела!
  -- Странная ты, огненная ведьмочка.
  А мне что-то совсем нехорошо стало. Слишком много информации и переживаний для одного дня! Академия, ненормальная пятерка магов, големы, магический лес, изнанка, чудной невидимый лис. Да и магический лес - это не просто граница, скорее стена между Изнанкой и нашим миром, куда житель этой самой Изнанки не может проникнуть, если ему не помочь, а это значит...
  -- Всего лишь то, что ты слишком много думаешь, - прервал мои размышления Лис. - А ещё... за тобой пришли!
  Прозвучало как приговор. Впрочем, это и был приговор! По-другому никак не назовешь явившегося в свете луны огромного монстра.
  -- З-з-за м-м-ной? В-в-от это? - я некультурно указала пальцем в сторону самого натурального демонюки, не в силах побороть внезапно возникшее заикание, коим раньше никогда не страдала. Хорошо хоть не заорала. А вообще стоило бы...
  Жуткий, рогатый, весь какой-то черный, вдесятеро больше меня маленькой, да еще и с глазищами, отсвечивающими красным!
  - Славская! - пророкотало это чудище, а я все никак не могла отвести взгляда от длинных когтей, хвоста и неестественно просвечивающих ребер, где быстро-быстро билось пылающее огнем сердце.
  -- Солнце, это за тобой! - насмешливо напомнил Лис, легонько касаясь своими теплыми хвостами.
  Я же будто только очнулась. Ведь точно за мной! Даже фамилию знает! Только за что? Светлоликий, чем я уже так сильно нагрешила, что меня и за Изнанку?
  -- Яр-р-р-рина! - вторил демоняка, явно подгоняя, но я и шагу к нему не сделала.
  Во что я только вляпалась?! Сидела бы себе тихонько в колледже, держала язык за зубами и бед бы не знала.
  -- А вот это верно, адептка Славская!
  В этот момент я окончательно осознала весь трагизм ситуации и отдалась в руки своему организму, который решил, что самое время падать в обморок. А я что? Я послушно согласилась, не имея ничего против! Абы не видеть этого страшного красноглазого, рогатого и хвостатого! Не видишь проблемы - нет проблем.
  
  ***
  Очнулась я в незнакомой темной и холодной комнате. Что же, по крайней мере, не чертоги Изнанки с её жуткими подземельями. Это уже хорошо! Только где я тогда? И не демон же меня заботливо укутал в клетчатый пледик, коим я оказалась накрыта?
  Села. Свесила ноги. Нашла на полу свои любимые туфли. Они нашли меня. Стало теплее. Оглянулась.
  Комната оказалась великовата для меня одной, ко всему прочему еще и смежная с двумя поменьше, которые виднелись через широкие арки. Дверей тут не было. Ан нет - две было - одна из которых, видимо, купальня, а другая входная. Количество кроватей тоже удивило и дало наконец ответ, где же я проснулась - в этом помещении явно не хватало ещё девятерых ведьмочек.
  Это что же? Демон просто вернул меня в академию? Или никакого демона вообще не было?! А големы? Тренировка магов?
  -- И почему здесь так темно?
  Встала, совсем не ожидая, что вдруг закружится голова. Закрыла глаза, переждала пока пройдет, после чего распахнула шторы.
  -- Это же сколько я проспала?
  В общем, светлее не стало. За окном шел дождь, а вечернее небо не просто было пасмурным, а казалось черным.
  Пришлось зажечь светильники, которые открыли взору то, чего не было видно в тени. Например, стопку учебников на столе или специальное строгое платье для занятий, висевшее на стуле, а ещё отдельную форму для физических упражнений...
  -- Отлично просто, -- скептично 'обрадовалась' одна совсем не тренированная ведьма, которая приблизительно догадывалась, какие тренировки у магов и насколько они здесь тяжелые.
  И все же сейчас меня куда больше волновало случившееся, а потому я решительно направилась к ректору. Кто-то же должен мне объяснить, что за чертовщина тут творится?! И что за черт... тьфу ты, демон за мной приходил!
  
  ***
  -- Адептка, вы время видели?
  -- Будто у меня было время смотреть на это время... -- пробормотала себе под нос, не ожидая, что у ректора окажется идеальный слух.
  -- Дисциплина у вас явно хромает.
  -- А у вас защита! - перешла я сразу к делу, но лорд Даорски, кажется, не был настроен на долгие беседы и вновь сделал попытку намекнуть о позднем времени:
  -- Со всеми вопросами приходите завтра, Славская, на сегодня рабочий день закончен.
  И передо мной грубо захлопнули дверь.
  -- Однако вы все еще здесь!
  Да, мы -- ведьмы, ко всему прочему ещё и до жути наглые.
  -- Ехидничаем? - уточнил маг, неохотно вновь открывая двери кабинета.
  -- Упрямимся, -- ответила я.
  -- Нахальничаете.
  Именно так. Вот даже спорить не буду.
  -- Надо же, оказывается, вы и молчать умеете, -- глухо и в то же время саркастично подметил ректор. -- Что же, Славская, проходите, раз уж дело не терпит отлагательств, и садитесь.
  Вошла. Однако садиться не стала, памятуя мой утренний провал на этом же стуле.
  -- Садитесь, я сказал!
  Села. А внутри огромное такое чувство дежавю.
  -- И что у вас уже стряслось? - лорд Даорски обогнул письменный стол и занял место напротив, после чего уставился на меня серьезным немигающим взглядом, а для пущего эффекта скрестил руки на груди.
  -- Не у меня, а у вас! - прямо заявила я. - У вас на территории академии завесы открываются и жителей Изнанки в магический лес впускают!
  Мне не ответили, но в кабинете что-то ощутимо изменилось. И вроде поза ректора не поменялась, а сам он будто бы напрягся весь, плечи шире стали, на руках выступили венки.
  -- Что?!
  Вот теперь мне захотелось оказаться за дверью. Никогда я ещё не чувствовала столь близкой опасности. В черных глазах лорда Даорски казалось разгорается само пламя и это была не метафора.
  -- Яр-р-р-рина! - как-то подозрительно знакомо пророкотал мужчина, отчего у меня 'барашки' на загривке приподнялись.
  Не может быть!
  На мгновение из пальцев мужчины вытянулись когти, заставляя меня который раз проклясть свой собственный длинный язык и не сдержанность.
  -- Божечки...
  -- Не совсем, -- клыкасто улыбнулись мне, только сильнее пугая, а появившиеся из темных волос рога окончательно добили.
  -- Да что же это за день такой?! - Усё! Ведьма не выдержала. - Сначала отъезд из колледжа, долгая дорога, блуждание по столице, после полный провал с моим возвращением и ненормальная пятерка магов! Тем не менее и это не всё, впереди снова маги, големы и лес. Магический лес с жителем Изнанки. И вишенка на торте - демоняка! Рогатый, копытятый и хвостатый!
  Рогатый, копытятый и хвостатый, кажется, обиделся, но меня было уже не остановить:
  -- Верните меня в колледж, иначе все узнают, кто вы!
  -- Не узнают, -- уверенно заявили мне, опасно приблизившись.
  -- По-тихому прикопаете? - сглотнула, вжимаясь в стул.
  -- Аж руки чешутся!
  -- А может, просто домой? - с надеждой. - Я никому-никому, честное ведьминское!
  -- Ведьмам веры нет! - отрезал лорд, чтобы в следующее мгновение склониться надо мной, опершись руками в подлокотники стула и криво, даже жутко, улыбнуться. - Вам ли не знать?
  -- Сказал демон!
  Усмехнулся.
  -- Один-один.
  И взгляд такой нехороший-нехороший.
  -- Это что вы собрались делать? - напряглась я, уже просто не зная, куда вжиматься от чересчур близкого присутствия копытятого.
  -- Как что? - неожиданно когтистый палец демонюки коснулся моей нижней губы. - Убивать.
  И этот самый когтистый палец слегка надавил, после провел по всей длине и замер.
  -- Страшно?
  -- Очень!
  А дальше стало ещё страшнее... потому что меня поцеловали! Самым наглым образом украли мой первый поцелуй! Да ещё и без моего на то разрешения. И мне бы возмутиться, но тело почему-то перестало слушаться. В тот же миг ноги и руки словно бы окаменели, не давая возможности пошевелиться, после чего в голове набатом застучал твердый приказ: 'Забудь всё, что сегодня видела!'.
  И уже из чистого упрямства пообещала себе не забыть.
  -- Теперь иди обратно, -- между тем продолжил рогатый и копытятый, -- ложись спать и завтра приступай к занятиям!
  Послушно кивнула. Встала. Пожелала приятных снов и покинула кабинет. Только спать уж точно не собиралась, мысленно повторяя про себя, что не должна ничего забыть. Ни за что! Ни за что не забыть!
  И пока я ещё что-то помнила, решительно направилась в Хранилище знаний. Буду обогащать свои знания о копытятых, рогатых и хвостатых!
  
  ***
  Было тихо. Тихо и поздно. Что неудивительно, если вспомнить время. И мне бы пойти спать, выполняя приказ демонюки, но вместо этого я кралась пустыми коридорами, пытаясь вспомнить, где же было то чертово Хранилище знаний.
  Мне просто необходимо было не забыть увиденное, но, несмотря на всё свое упорное сопротивление, прямо-таки явственно ощущала, как из памяти всё больше стирается образ красноглазого жутика.
  Это вынудило ускориться. Надеюсь, в правильную сторону.
  О демонах известно было не так уж и много, лишь то, что сейчас они приходят из Изнанки, которая ограждает страшные земли проклятых от наших. Единственный раз, когда нам показывали нарисованные картины жуткой обители копытятых монстров, запомнился истерикой трех ведьмочек и недельными кошмарами остальных. В общем, засели надолго в наших впечатлительных головушках.
  Демоны - зло. Они развязали в прошлом столетии войну, после которой погибло так много ведьм. Они ненавидят нас и в то же время хотят нами обладать. Мы имеем то, чего они лишены - яркого огня души.
  Вопрос только в том, что этот демон тут забыл?! Да и как оказался на посту человеческой академии?
  - О, ведьмочка огненная, -- совсем рядом раздался подозрительно знакомый голос, -- наконец-то, ох и тяжело было тебя найти!
  Неожиданно раздался, отчего 'тяжело нашедшаяся' ведьмочка вздрогнула и в то же время не смогла остановить своего вредного и ехидного голоса:
  -- Ну да, нас же таких здесь много! Вон сейчас из-за угла еще одна ведьма появится.
  - Ой, да не о том я! -- из стены выпрыгнул призрачный зверь Изнанки и, не давая мне задать крутившийся на языке вопрос, сам опередил: -- Дык, так ведь с тобой и вышел! Гхаррэн-тхар как всегда ничего не заметил.
  - Г-гхаррэн-тхар? - повторила я на вкус непривычное языку демонское имя. - Так вот как зовут того рогатого, копытятого и хвостатого жутика!
  Лис недоуменно замер, затем округлил свои звериные светящиеся глазища, а после вдруг совсем по-человечески рассмеялся, лапкой вытирая выступившие слезы.
  - Жутик?! Ох, ты и даёшь! Копытятый, рогатый и хвостатый? Гхаррэн-тхар хоть слышал, как ты его прозвала?
  - Ага, - безразлично повела плечами, одновременно с тем вспоминая, что, кажется, 'жутиком' в голос обозвать не успела, то уже потом пришло в голову. - Но ведь правда жуткий! Ты видел те просвечивающиеся заостренные ребра, в которых бьется огненное сердце? И вообще, у демонов разве есть сердце?
  -- У людей же есть.
  -- Так за ним демоны и охотятся!
  -- Вранье! - фыркнул Лис. - Ваши души и сердце совсем не главное...
  -- А что?
  -- Маленькая ещё!
  Уже я фыркнула. И ладно - пойду самостоятельно восполнять знания. Впрочем, что изначально и собиралась делать.
  -- Не обижайся, -- неожиданно мягко попросил странный житель Изнанки, быстро меня нагоняя и вприпрыжку следуя за мной. - В любом случае здесь Гхаррэн-тхар не для того, чтобы красть чьи-то сердца.
  - Так ты знал!
  -- Конечно знал, солнце, ты ведь сообразительная, надеюсь, осознаешь, что жители Изнанки давно среди вас?
  Покраснела. Осознала. Впечатлилась.
  - Ясно-понятно... - прозвучало как вердикт, к слову, совсем неутешительный вердикт, неподдающийся никаким исправлениям.
  Только я таки сообразительная и потому выпалила:
  - Король, он знает, да?
  - Сообразительная, - подтвердил Лис, - демоны давно сотрудничают с вами, просто знают об этом единицы.
  - И что же тогда они получают взамен?
  -- Думала подловить? - запрыгнул на стену двухвостый и усмехнулся. - Сказал же, что не скажу.
  И не надо! Сама докумекаю. Не дура! Хранилище знаний нашла, значит, и ответы найду! Допустим, могу понять, что могло понадобиться монарху. Наше третье королевство территориально располагалось ближе к северу, являясь пограничным между людьми и другими существами, заселяющими наш далеко немаленький мир. На землях Илириады можно было встретить кого угодно, из-за чего коренных жителей становилось все меньше, а кровь со временем смешивалась. Это стало причиной того, что многие мечтали отхватить себе кусок Илириады побольше, в конце концов разорвав когда-то огромное королевство на разные части. С переменным успехом нам удавалось сдерживать набеги близких соседей, дальних и просто союзников, что в наглую нарушали нашу территориальную целостность.
  Однако если предположить, что Викентий Третий попросил военную мощь и защиту, то чего мог захотеть демон? Хотя минуточку! Как давно Гхаррэн-тхар здесь? И, кстати, именно последнее время академия боевой магии вдруг поднялась на первое место среди остальных и стала выпускать действительно толковых ребят, многие из которых и поныне защищали нас. Но...
  Что же тогда за свой опыт, знания и умения получает этот копытятый, рогатый и хвостатый?
  Лис не спешил отвечать, видимо, действительно не собираясь со мной делиться этой информацией, однако продолжал зачем-то следовать за мной. Мы вместе вошли в Хранилище знаний, где оказалось совсем не так пусто, как в коридорах. В общем, я была не единственной сомнамбулой, которая по ночам жаждала знаний. На меня никто не обратил внимания. Что удивительно - на Лиса тоже.
  -- Это что, только я тебя вижу?
  -- Не менее потрясен!
  Вопросительно на него посмотрела.
  -- Люди не могут меня видеть... -- охотно пояснили в ответ.
  -- А я тогда, по-твоему, кто? Нелюд?
  -- Знать не знаю, -- развел лапками Лис, вытирая своими хвостами пол. - К родителям вопрос.
  -- Нет их у меня!
  -- Девушка, потише, пожалуйста, -- с укором зашипел на меня забавный низенький старичок, бодро выкатившийся из-за стеллажа. - Это вам храм знаний, а не лечебница для душевнобольных! Либо идите со своими невидимыми друзьями к ректору - он быстро избавит вас от них.
  -- Не сомневаюсь... -- вполне серьезно согласилась я, стараясь не сильно отвлекаться на своего 'невидимого' друга, который уселся на плечо ничего не подозревающему старику и негодующе щекотал того кончиком хвоста: то одним, то другим - то одно ухо, то другое. Мистер Пипс, а я почему-то не сомневалась, что это именно он, непонимающе отмахивался, впрочем, не переставая подозрительно коситься в мою сторону, видимо, подозревая в происходящем одну совсем неповинную ведьмочку.
  -- Мистер Пипс, -- вежливо обратилась я, незаметно подавая знаки обиженному за 'невидимку' Лису слезть с плеч. - Не подскажите мне, где раздел по демонологии?
  -- Пятнадцатый стеллаж, третий ряд, подраздел 'ЭР' и 'Ха', -- с ещё более явным подозрением ответили мне, после чего вдруг покачали головой и пожурили: -- Стыдно, юная ведьмочка, измываться над пожилым.
  -- Да я же ничего... -- искренне воскликнула я, зло взглянув на Лиса, но мне, конечно, никто не поверил, в который раз приложив палец к губам и призывая к тишине.
  -- Из-за тебя меня теперь будут считать измывательницей над пожилыми, -- попрекнула я Лиса, когда мы отошли на безопасное расстояние от слуха мистера Пипса. - Не делай так больше!
  Лис не ответил. Зафыркал и забрался как можно выше, на самые верхние полки, где вслух стал читать названия, очень мне этим помогая.
  -- О, подай, пожалуйста 'Историю происхождения демонов' и 'Первые следы демонов в человеческом мире'!
  В тот же миг мне в руки упало две книги.
  -- Спасибо!
  И все же одного я понять не могла...
  -- Почему?
  Он моментально догадался, о чем речь, хотя скорее просто услышал в моих мыслях, лукаво улыбнулся, показав ряд острых зубок с передними небольшими клыками, после чего насмешливо заявил:
  -- А просто так, нравишься ты мне, огненная ведьмочка, и тянет к тебе.
  То, что жителей Изнанки обычно тянет к ведьмам, как раз не удивило, скорее удивляло поведение Лиса. Впрочем, сейчас куда больше беспокоило абы не забыть о копытятом жутике.
  -- Поцелуй забвения? - вновь проявил чудеса догадливости Лис. - Демоны частенько им балуются на людях, но тогда ты точно забудешь то, что Гхаррэн-тхар приказал забыть.
  -- Запишу!
  -- Сотрется, -- заверил призрачный.
  -- Набью! - заупрямилась я.
  -- Исчезнет.
  -- Твою ж мать!
  Сдалась.
  -- Не ругайся, солнце, -- вновь зафыркал Лис, -- ты же девочка.
  -- Ведьмочка! - передернула я плечами, ещё со времен первых курсов колледжа раздражаясь от всех этих 'ты же девочка, где твои манеры?', а манер-то не было у семилетней оборванки с улицы.
  Не было, но наставницы очень старались привить. У них это даже вышло, и мне вполне удалось набрать проходной бал по этикету, только это не значило, что иногда привитое воспитание не бросало всё и не уезжало на неделю в отпуск, оставляя всё на самотек... то бишь на меня!
  -- Пальцем щёлк, и нет тебя! - решительно пригрозила. -- Будешь поучать - возьму и изгоню.
  -- Пф, жителя Изнанки только демон изгнать может, а пока этого не случится, могу тебе надоедать сколько душе угодно.
  -- Так у тебя нет души...
  -- Учи матчасть, девочка-ведьмочка!
  И не имеющий души призрачный зверь исчез. Обиделся. Однако было на что. Видимо, я правда чего-то не знаю. Ничего, мы ведьмы не только упрямые и любопытные, а ещё и очень целеустремленные!
  Вот с такими целеустремленными мыслями целеустремленная я раскрыла книгу на первой странице...
  
  ***
  Я заснула прямо там - в Хранилище знаний. Информации было много, очень много, что-то запомнилось, что-то забылось, а что-то перемешалось. Не знаю, хорошо это или плохо, что академия позволяет засыпать студентам прямо над книгами в читальном зале, но когда я разлепила веки и протерла их, то поняла, что ничего не понимаю. Передо мной лежала совершенно незнакомая книга с вполне такими красочными иллюстрациями монстров, рядом самопишущее перо и тетрадь, где было накалякано всего несколько фраз, последняя из которых гласила:
  'Демоны были выдворены за Изнанку всеми объединившимися расами мира много сотен лет назад еще до становления Светлоликого...'
  Всё ещё ничего не понимая, решительно встала, захлопнула тетрадь и спрятала в сумку, одновременно с тем пытаясь вспомнить хоть что-нибудь из вчерашнего дня. И зачем мне нужна была информация по демонам?
  -- Доброе утречко, барашек! - помахал мне рукой какой-то смутно знакомый парень. - С первого дня и уже гранит науки грызем?
  -- Совсем немного и начну грызть окружающих, -- решила на всякий случай предупредить, неожиданно вспоминая, где видела этого конопатого глазастика. - А что же один? Где остальные остряки?
  -- А твоя защита, ведьмочка?
  И зачем-то приблизился.
  -- Бог мой свет!
  У меня и правда нет защиты! Спасительного мешочка на поясе тоже почему-то не оказалось, но я совершенно не помнила, как снимала его.
  -- Барашек, серые глазки и милый курносый носик напуган? - отталкивающе приторно прошептали у самого уха, наглыми ручищами прижимая к себе.
  -- Недоразвитик, вылупатые глазки и конопатый носик, -- раздражительно вторила ему и совсем без страха, мы, ведьмы, даже если боимся, никогда не покажем, что боимся, -- как минимум я под защитой ректора, который отвечает за каждую ведьмочку, принятую в свою академию, не говоря уже о том, что с этого года за процессом нашего здесь обучения наблюдают высшие инстанции!
  -- Это ты повесу Кроноса высшей инстанцией назвала? - насмешливо вопросили меня, даже не собираясь отпускать, а твердо продолжая держать руки на талии. - Думаешь, правда кому-то есть дело до вас -- ведьмочек? Его прислали из Министерства только для формальности, чтобы прекратить лишние возмущения и не нужные слухи. Да и ректор не станет что-либо делать, пока тебе не угрожает опасность. Только тебе ведь она не угрожает...
  И наглая ручища поднялась выше. Замерла в районе груди. Сжала.
  Пора бежать. Срочно бежать. И очень-очень быстро. К ректору! Пусть защиту выдает хоть какую! Потому что... да потому что это как раз опасность! Опасность для моей девичьей чести, ведьминской гордости и душевного ни без того пошатнувшегося здравия.
  Улыбнуться. Прижаться. Удивить ответной ласковой реакцией, а после - взять и неожиданно согнуть колено, ударяя растерявшегося недоразвитика по стратегически важному мужскому объекту.
  Глазастый конопатик замер, потом согнулся, затем пискляво завыл, помянуя всех демонов Изнанки.
  -- Что ты...? - зло и уже совсем без сюсюканья прошипел разозленный маг. - Убью!
  Только я уже бежала. Далеко бежала, абы подальше от опасности в лице опозоренного недоразвитика. Бежала к тому, из-за которого сейчас всё это происходило.
  Миновав первый этаж, я влетела в учебную часть, где находились кабинеты преподавателей и в том числе - ректора!
  Знакомая пожилая секретарь даже не удивилась, на мгновение оторвавшись от кипы бумаг. Понятливо улыбнулась, поправила очки и в привычном безэмоциональном тоне сообщила:
  -- Ректора нет на месте.
  -- А когда будет? - досадливо поинтересовалась, не желая идти в логово магов без должной защиты.
  -- Во второй половине дня.
  -- И что прикажете делать в первой? - риторично вопросила я, особо ни к кому не обращаясь, когда тишину кабинета нарушило громкое бурчание моего голодного желудка.
  -- Начните с завтрака... -- серьезно посоветовали мне. - Вы ещё успеете на него.
  А я вдруг поняла, что последний раз ела вчера утром, перед тем как сюда приехать. И ещё почему-то в моей памяти был явный пробел касательно вчерашнего вечера. Последнее, что вспоминалось - мой побег от големов. Потом лишь какие-то обрывки. Спальня. Книги. Хранилище знаний.
  Да что здесь вообще творится!? Ай, ладно, сначала и правда завтрак! Потом разговор с лордом Даорски, по чьей вине мне приходится все это терпеть.
  
  ***
  В столовую меня проводил куратор, который очень вовремя заглянул к секретарю и получил приказ от этого самого секретаря сопроводить адептку в столовую, где меня усадили за самый дальний стол (скорее похожий на стол изгоев!) и сухо известили, что это отдельный стол для ведьмочек, но так как я пока единственная ведьмочка, сидеть мне тут одной. Нет, ничего против такого огромного стола одинешенькая ведьмочка не имела, а вот косые взгляды магов приятной атмосфере явно не способствовали. Однако радовало то, что преподавательский стол был не так уж далеко, а значит вряд ли ненормальные недоразвитки с гормональным сбоем начнут в мою сторону подбивать клинья. Вот только я никак не ожидала, что ко мне начнут проявлять неприкрытый интерес сами преподаватели. Даже не успела опробовать возникшую на столе ароматную юшку, как поняла, что у меня появился незваный собеседник.
  -- Приветствую в стенах академии, -- начал совсем молодой мужчина в преподавательской мантии и, видимо, самый смелый, -- простите за мою наглость, но не могли бы вы приоткрыть завесу тайны и рассказать причину, по которой в этом году пошло такое резкое сокращение ведьмочек?
  -- Бунт.
  -- Простите? - не понял маг.
  -- Массовое несогласие и неприемлемость народом существующего режима правления.
  -- Я знаю значение слова, -- скривился преподаватель, не скрывая своего нетерпения, -- по какой причине бунт? Ведь столь небывалая возможность выпадает не каждой ведьмочке! Когда она ещё сможет поработать в паре с магом? Увидеть могущество и потенциал настоящей силы, а не каких-то жалких приворотов и заговоров? Уедет в свою богом забытую деревню и даже света не познает.
  И что самое противное - кажется, он действительно верил в то, что говорил! Верил, что для нас это шанс! Что мы - никто! А мне вот как-то и объяснять ничего не захотелось. Просто гадко стало. Между тем одно я знала точно - за 'жалкие привороты и заговоры' ответит. Раз я здесь, то обязана развеять все мифы о ведьмочках и показать, что мы ничуть не слабее, а в чем-то может и сильнее зазнавшихся магов!
  Поэтому улыбаемся и опровергаем.
  -- Спросите ректора, заодно узнаете не только то, что вас так сильно интересует, но и просветитесь на тему, чего хотят сами ведьмочки.
  -- Чего? - вполне серьезно поинтересовался маг.
  -- Свободы...
  Говорить больше не хотелось. Завтракать тоже. В очередной раз натянуто улыбнулась, подхватила сумку и покинула столовую под всё теми же пристальными взглядами.
  Буду откровенна - через минуту я уже жалела о своем решении. Голодный и возмущенный желудок совсем явно стал о себе напоминать. Так явно, что проходившие мимо адепты оборачивались вслед. И нет, чтобы помочь бедной ведьмочке, накормить, угостить чем-нибудь, в конце концов, посоветовать, где найти себе пропитание. Одно слово -- маги!
  И вот что делать? Ректор, скорее всего, ещё не пришел, на занятия идти голодной и без защиты как-то небезопасно. Недолго думая, просто отправилась на поиски еды, то бишь кухни. Должна ж она где-то здесь быть?! И раз тарелка сама на столе появилась, значит, кто-то её принес!
  Маги вообще народ жутко ленивый, что неудивительно, когда у тебя есть сила! Щелк пальцами, и одежда выглаженная. Щёлк - и чистая. Вновь два раза щёлк - постель собранная, пыль убранная. Не то, что мы - ведьмочки. Да что там - они даже почти никогда сами не готовят! Используют чужой труд, подчиняя себе домовых и гоблинов. Маги вообще любители кого-то подчинять... будь-то големы или ведьмочки.
  -- Ведьмочка! - и вновь знакомый голос.
  Ну что за напасть такая?!
  -- Теперь не убежишь!
  В этот момент я почувствовала, как немеют ноги, а ещё руки... стало страшно. Дернулась. Ничего. Нет, какое-то действие моё ставшее очень непослушным телом сделало, отчего я чуть не рухнула, будучи вовремя подхвачена чьими-то крепкими руками.
  -- Как тебе первый день, Ярина? - насмешливо вопросил тот платиноволосый с надменно-аристократичной рожей. - Нравится в академии?
  -- Второй, -- через силу прошипела я, понимая, что губы тоже неохотно слушаются. - И последний!
  -- Вы смотрите, даже сейчас дерзит! - с ужасом осознала, что платиноволосый не один.
  Их было пятеро. Снова. Они взяли меня в круг, отделяя от спешивших по своим делам адептов. И никто даже не смотрел в нашу сторону, словно бы происходящее было в порядке вещей. Только далеко не в порядке! Нельзя подавлять волю и использовать магию против друг друга! Нельзя...
  -- Мы так ждали этого дня, -- вдруг раздосадовано проговорил коротскостриженный брюнет, - а прибыла ты одна! Как прикажешь тебя делить?
  И хочу ответить, а не могу!
  -- Никто её делить не будет, -- холодно напомнил платиноволосый, сжимая меня в объятиях настолько крепких, что даже дышалось с трудом. - Щекастик - мой, я предупредил.
  -- Твой-твой, -- вдруг покладисто солгал вылупатый недоразвитик, который сегодня утром явно демонстрировал обратное. - Только она -- единственный источник силы, а нам всем скоро сдавать экзамены.
  -- Только есть ещё один нюанс -- ведьмочка делится этой силой лишь с тем, кого выберет сама, -- самоуверенно напомнила аристократично-надменная рожа, нежно касаясь губами виска, медленно спускаясь ниже, проделывая дорожку из поцелуев и шепча: -- Правда, щекастик?
  Правда? Честно говоря, я этого даже не знала! Кстати, почему? Почему нам этого не говорили? Да и в талмудике Розалинды этого тоже не было. Или я просто ещё не дошла до данной информации? В любом случае после этих слов приступ паники исчез. Вот вообще. Впрочем, следующие слова быстро вернули на землю:
  -- Всегда можно заставить, -- рыжик пожал плечами. - Велика проблема!
  -- 'Велика проблема' будет сейчас у вас, -- наконец-то хоть кто-то не прошел мимо, -- если не снимите заклятие! Или уже забыли приказ ректора?
  Стало любопытно, но какой приказ никто озвучивать не стал, зато я вдруг ощутила, как ко мне возвращается способность двигаться. С превеликим удовольствием тут же оттолкнула от себя наглого мага и вырвалась на свободу, от души благодаря вмешавшегося 'дверного' острослова, имя которого, стыдно признаться, не запомнила, зато сережку узнала.
  Не знаю, что за магия была в этот раз, но справиться с ней почему-то не удавалось. Между тем парни действительно отступили, однако не преминув уточнить:
  -- Ведьмочка все равно никуда не денется, Марко, и твоей уж точно не будет, можешь даже не стараться.
  Марко! Точно!
  -- Ты как? - мягко поинтересовался челкастый Марко. - Они ничего тебе не сделали?
  -- Попробовали бы только... -- искренне улыбнулась в ответ, после чего также искреннее сказала: - Спасибо тебе!
  Все-таки не все маги сволочи. И лишь сильнее в этом убедилась, когда на очередной возмущенный голос моего голодного желудка мне предложили поесть.
  -- Я уже тебя люблю!
  
  Правда люблю! Я вообще поесть люблю, а тут мне ещё и кухню показали! Главное не забыть, как мы к ней шли. Потом ещё и сладким накормили, отчего все напасти вообще пустяковыми показались. Минут десять, смакуя молочный с орешками шоколад, я была абсолютно счастлива. Пока этой самой шоколадкой чуть не подавилась, замечая пристальное внимание со стороны Марко.
  -- Ш-то? - с набитым ртом поинтересовалась не особо смущающаяся я.
  В академию к ним не набивалась! Авось испугаются позора и назад отправят? Слышала, маги довольно щепетильны и брезгливы в этом плане. Только судя по реакции челкастого острослова -- нагло врут!
  -- Совсем ничего, приятно видеть настоящие эмоции, -- неожиданно удивили меня, -- а не только наигранные восклицания вроде: 'Ой, я такого не ем!', 'Сладкое?!', 'Знаешь, сколько там сахара!' и всё в таком духе.
  Я знала. Прекрасно знала. Далеко ходить не надо было - Меланика, моя подруга детства, постоянно сидела на всяких странных диетах. Как я уже говорила, ведьмочки, они же все худенькие и стройные, как тростиночки, а Меланику природа наделила круглыми формами, которые подружка просто ненавидела, считая себя толстой. И как ни убеждала я её в обратном - ничего не выходило.
  Только...
  -- Откуда опыт? Что-то я у вас тут девочек не заметила.
  Не считая, конечно, преподавательского состава.
  -- Смешная! По-твоему, если это мужская академия, мы не встречаемся с девушками? У некоторых и жены и невесты уже имеются.
  И ведьмочки про запас! Угу. Знаем. Однако вслух ничего не сказала, так как нам принесли ещё десерт. На этот раз только что вытащенный из печи яблочный пирог, щедро посыпанный корицей и распространяющий невероятно вкусный аромат, а ещё навевающий теплые воспоминания о девочках и любимых наставницах, с которыми мы каждые выходные выпекали разные пироги для всего колледжа. Домоводство было одним из основных предметов у ведьмочек. И я любила его! Любила кропотливую работу с тестом, которое всегда зависело от выбора пирога. Многослойное, нежное и тонкое или, наоборот, плотное, способное удерживать тяжелую начинку. Закрытое или открытое? Сладкий пирог или соленый?
  Интересно, пустили бы меня на эту кухню? Она хоть и была намного больше нашей ведической, светлее и чище, а все равно благодаря мягкому свету и аромату готовившегося обеда создавала знакомый родной уют, которого мне так сильно здесь не хватало.
  Свиные ребрышки скворчали на чугунной сковороде, в кастрюлях варилось первое, а за дальним столом пожилая домовая в клетчатом фартучке и чепчике ловко замешивала очередное тесто.
  -- О чем задумалась? - вдруг спросил Марко, видимо, ожидая от меня какого-то ответа.
  А я и скрывать не стала, честно признавшись в своих мыслях.
  -- Не думаю, что тебе разрешат пользоваться кухней, -- задумчиво покачал головой челкастый, в очередной раз машинально потянувшись рукой к серьге, которую частенько крутил над чем-то размышляя, -- домовые достаточно строги в отношении своей работы.
  Эх! Плохо вы домовых знаете. Прочли волшебные слова, и плевать, а хотят ли вообще они вам прислуживать! Но ничего... я ж грозилась сделать всё, чтобы меня отсюда выгнали. Так хотя бы помогу невольным расам, которых вы к себе привязали, абы не убирать и не готовить.
   -- Ярина, -- неожиданно сменил веселый на серьезный тон Марко, нарушая возникшую тишину, -- если Тан со своей компанией вдруг снова начнут к тебе лезть, просто позови меня по имени.
  -- И ты услышишь? - поразилась я, не в силах оторваться от вкуснейшего пирога, который исчезал прямо на глазах.
  -- Где бы ни был! - патетично заявил Марко, словно не замечая моей занятости сладким.
  И, наверное, любая другая девушка растаяла бы от этих слов, но мы ведь независимые, а потому...
  -- Сама управлюсь.
  -- Гордая птица? - совсем не удивились моему ответу, не то спрашивая, не то констатируя.
  -- Не орёл, а орлица!
  Не удержалась.
  -- Воробушек скорее, -- отсмеявшись, не согласился парень, но мой недовольный и угрожающий взгляд тут же заставил его поднять руки. - Ладно-ладно, орлица.
  Только каждый из нас понял, что никакая не орлица.
  -- Слушай, -- все-таки решила узнать, о чем была речь, чувствуя, что если съем хотя бы ещё кусочек пирога, то просто лопну, -- о каком таком приказе ректора ты говорил?
  -- О наказуемом.
  -- Один-один! - признала и замерла, неожиданно чувствуя странное дежавю. Сильное дежавю.
  -- Что такое? - тут же ощутили перемену моего настроения, но отвечать я не стала. Извинилась, подхватила сумку и выбежала из кухни.
  Почему-то я была уверена, что 'один-один' говорил лорд Даорски, а когда и как -- вспомнить не могла!
  
  ***
  -- Славская, снова вы? - искренне и как-то устало удивился ректор, когда я без стука ворвалась в его кабинет, минуя секретаря. - Что на этот раз?
  А я вдруг растерялась. Вот просто все заготовленные слова растеряла, понимая, что лорд Даорски, в общем-то, здесь не один.
  -- Ой...
  -- Поздно 'ойкать', Славская, говорите уже!
  -- Ведьмочка? - проявил чудеса логики молодой собеседник ректора, не скрывая своего интереса ко мне. - Неинициированная?
  -- Йортай! - ректору явно не понравилось, что сказал этот мужчина, а вот мне это наоборот помогло. Я ухватилась за последнее слово, словно за спасательный жилет.
  -- Что значит неинициированная? То есть я знаю, что это значит, -- тут же торопливо добавила, -- но к чему вы сейчас это сказали?
  Тот, кого назвали Йортай, уже был готов ответить, но лорд Даорски не дал ему этого сделать: взмахнул рукой, сложил какой-то пасс, и в следующее мгновение собеседник уже уходил через странный впервые виденный мною подгоравший портал. В буквальном смысле подгоравший -- с самыми настоящими язычками пламени.
  -- Теперь займемся вами, Славская! Во-первых, никаких инициаций ведьмочек в академии не планируется - это запрещено законом, а во-вторых...
  -- А вне стен академии? - перебила ушлая я.
  Ректор скривился, задумался и съехал с темы. Вот совсем.
  -- Это как понимать?!
  -- Да как хотите, -- неожиданно махнул на меня рукой лорд Даорски, -- вы искали меня зачем?
  -- Вы мне защиту не дали! - начала с главного, решив-таки не нервировать нервного мужчину, однако обязательно вернуться к этому вопросу. - У вас неконтролируемые плешивые маги с бушующими гормонами проходу мне не дают!
  -- Так защита вплетена в твою форму, -- невозмутимо выдал ректор, -- надо было надеть сразу, а не разгуливать по академии в своем ведьминском коротком платьице.
  -- Оно не короткое! - демонстративно ладошкой дотронулась колена, где и заканчивалась юбка. - И сразу бы тогда сказали об этом.
  -- Зачем? - вдруг хитро улыбнулся ректор. - Вы, ведьмы, учитесь только на собственных ошибках.
  -- И черт с вами! - теперь я была готова махать на него рукой. -- Лучше скажите, когда это вы мне говорили 'один-один'?
  -- Не говорил, -- спокойно опроверг он.
  -- Но как же... -- я ведь была уверена, что говорил. - Кто тогда?
  -- Мне кажется, вам надо отдохнуть, Славская, а после наконец приступить к занятиям и не отвлекать от занятий других! Смиритесь, наконец - вы теперь часть нашей академии...
  И я смирилась. Конечно, не с тем, что я - какая-то там часть этого жуткого места, нет, лишь со своими странными дежавю. Пусть будет что будет, а я перехожу к плану 'Б'! Лорд Даорски подпишет бумаги и сам спровадит в колледж! Но сперва...
  Сперва я занялась вредительством. За окном стояла глубокая ночь, но вместо того, чтобы пойти спать, поставившая себе цель вернуться домой одна неугомонная ведьмочка возилась на кухне. Благо таки запомнила, где она находится, а улыбчивая домовая по имени Мелания с радостью пустила меня к печи и теперь с интересом наблюдала за моими действиями.
  Пока в казанке закипала вода, я измельчала желуди для порошка Сезара, разрушающего любое колдовство и по идее разрушающего связь домовых с академией, а заодно и других несчастных, коих маги использовали в собственных целях.
  Мелании это идея пришлась по душе, она и мужа привела - эдакого маленького старичка в шляпке и смешных коротких штанишках, подруг, что тоже на кухне трудились в таких же милых клетчатых платьицах, те в свою очередь мастеров-трудяг - серьезных и молчаливых гномов. Затем заглянули саламандры, управляющие каминами на всех этажах, после водяные духи, гоблины и...
  И в общем, вскоре на кухне негде было протолкнуться. Однако и тогда продолжали появляться всё новые и новые гости. Например, призрачный дух лисицы с двумя хвостами. Он посмотрел на всё это дело, удивился, потом нашел глазами меня и улыбнулся.
  -- Яринка, Яринка, -- хвостатый бессовестно запрыгнул прямо мне на плечи, -- солнце мое, а что это ты здесь устроила?
  -- Бунт, -- не стала скрывать,- а ты, собсно, кто и откуда меня знаешь?
  -- Все-таки забыла, -- как-то опечалено вздохнул дух. - Лис я, давеча с тобой знакомились, но поцелуй Гхаррэн-тхара все-таки стер тебе память...
  -- Кого-кого? И подожди, что-что ты сказал о памяти? - что-то мне не хорошо стало. - И о каком таком поцелуе речь? Поподробнее, пожалуйста!
  Я даже забыла о почти готовом порошке. Слова хвостатого духа показались какими-то чересчур сказочными, но в то же время многое объясняли, например, мои странные провалы в памяти!
  -- Поподробнее, конечно, можно, -- не отказал Лис, при этом толком ничего не объяснив, -- да только всё равно ничего не вспомнишь, а все сказанное на завтра вновь забудется - таково действие поцелуя забвения - снять может лишь сам Гхаррэн-тхар.
  -- И хрен с этим твоим непроизносимым именем Гхаррэн-тхара! - а все-таки произнести удалось. -- У меня есть дела поважнее!
  -- Да уж вижу, -- спрыгнул на стол Лис, с любопытством заглядывая в тарелки с ингредиентами. - И по какому поводу бунт?
  -- По поводу неоплачиваемого труда, тяжелых рабочих условий и отсутствия выходных!
  -- Ведьмы... С вами всегда уйма проблем.
  -- А ты разве не хочешь свободы? - удивилась я такой необычной реакции.
  -- Я как бы и так свободен, -- развел лапками Лис и спрыгнул на пол. - Я не принадлежу академии, впрочем, вы как хотите -- продолжайте свой бунт, а мне пора, лично у меня нет никакого желания попадаться на глаза Гхаррэн-тхару, когда он это всё увидит.
  -- Да кто это такой твой Гхаррэн-тхар?!
  -- Один высший и очень злой демон, -- донеслось отдаленное до меня, прежде чем хвостатый дух исчез.
  И вдруг вспомнилось моё сегодняшнее утро. Книги по демонологии, странные записи в тетради и эти непонятные провалы памяти.
  -- Да что за чертовщина здесь творится?!
  -- Он житель Изнанки, -- вдруг пояснила Мелания, легонько и ласково касаясь руки. - Они иногда приходят в наш мир.
  Потеряла дар речи. Однако ненадолго. Не могла же я всё бросить и повернуть назад. Не могла! Тем более раз пообещала свободу. Так что взяла себя в руки и вернулась к работе! Потом буду разбираться со странными жителями Изнанки, демонами и собственной памятью. И вообще... хочу обратно в свой ведический колледж! Там всё родное, любимое и теплое. Никакой тебе тарабарщины, демонов, инициаций или странных магов!
  Вскоре порошок Сезара был полностью готов, после чего я приступила к самому кругу. Необходим был достаточно большой круг, чтобы встали все присоединившиеся к нам расы. Когда с этим управилась, оставалась самая малость - обратиться к Светлоликому с просьбой наделить этот круг своей силой и разрушить чужую магию.
  В тот же час задрожал пол, затряслись стены и заискрился волшебный порошок, впитывая в себя чары, пока в какой-то момент не испарился, забирая с собой все связующие арканы.
  И что тут на радостях началось...
  Домовые накрыли на стол, гномы сдвинули стулья, саламандры зажгли печи, а водники и духи на пару с гоблинами всё вокруг украсили, задавая праздничную атмосферу. Аромат летних полевых цветов и леса помимо воли вызвал щемящее чувство в груди, лишь сильнее убеждая, что я просто обязана вернуться!
  Дымящийся большущий самовар, милые красные с белыми кружочками чашки, на блюдце такого же цвета домашнее варенье, а рядом пирожки с пылу с жару и сладкие плюшки -- стали последней каплей. Вот совсем! Я горько-горько разревелась.
  -- Что же ты, Яриночка? - тут же бросилась ко мне сочувствующая Мелания. - Не печалься так, всё будет хорошо!
  -- Обязательно будет! - решительно ступили вперед гномы. - Ты только скажи, что надобно?
  А в следующее мгновение один из мелких остроухих гоблинов вдруг подскочил ко мне и вложил в ладонь разноцветные камушки.
  -- Выкинь один из них на восток, подумай о нас и скажи: 'Как солнце встанет -- так из пещер гоблинов явит!'.
  -- И мы явимся! - подтвердил другой остроухий маленький житель гор.
  -- А коль наша помощь потребуется, -- вышел вперед улыбчивый супруг Мелании с забавным носиком-картошкой, -- ты перед сном оставь небольшое яблочко, блюдце с молоком и кусочек хлеба с творогом, да скажи: 'Хозяин-батюшка, запечный братушка - приди, пожалуйста!'. И мы с Меланией придем.
  -- Ты не одна, Ярина! -- поддержали меня духи. - Мы все с тобой!
  И так тепло стало на душе. Тепло и приятно. И слезы прекратились. И улыбнуться захотелось.
  -- Спасибо вам!
  
  Правило второе
  
  Приворожи
  
  Предупреждение ?1.
  Если человек женат, имеет детей -- не привораживайте его к себе! Это принесет лишь горе и несчастье той семье, а к вам привлечет Темноликого .
  Вроде не женат. Кольца, по крайней мере, не заметила. Да и о детях ничего не слышала.
  -- Ладно, будем надеяться, что он одинок и бездетен...
  Как-то связываться с Темноликим и гневить Светлоликого совсем не хотелось, но ситуация требовала крайних мер.
  Предупреждение ?2.
  Помните, что приворотное зелье прочнее страстного ведьмовского поцелуя, а значит, снять будет труднее. Хорошо подумайте, прежде чем поить вашего возлюбленного данным зельем - если вы как следует не рассчитаете ситуацию, то можете отравить жизнь ему и себе (последствия внизу главы!).
  Главное, что можно снять, а труднее или нет, по ходу дела разберемся!
  Предупреждение ?3.
  Обязательно прочтите последствия, о которых шла речь в предыдущем предупреждении!
  - Будто я не знаю, какие могут быть последствия...
  Мы это только недавно проходили по курсам ворожбы. О том, что приворот всегда требует взаимности. Не ответишь на чувства - человек со временем лишится разума, а если волей слаб -- повесится с горя или того хуже - топиться к русалкам отправится.
  Только лорд Даорски не впечатлительный юноша семнадцати годков, и что-то подсказывает - волей не слаб. Тем более что я как в колледже окажусь - так сразу отворот сделаю.
  Предупреждение ?4.
  Приворотное зелье только в одном случае делать можно: если любишь человека очень сильно и себя без него вообще не мыслишь и не видишь.
  И чуть ниже приписка мелким шрифтом:
  Или необходимо спастись из академии магов.
  -- Необходимо! Ещё как необходимо!
  Время приближалось к рассвету. Небо за окном постепенно окрашивалось в розовато-голубые оттенки, предзнаменуя скорое появление осеннего светила. На кухне никого не было - мои новые друзья давно ушли.
  И я бы ушла. Спать. Дико хотелось спать! Однако домой хотелось сильнее. Поэтому вместо того, чтобы уйти со всеми, осталась и занялась приворотным зельем. Помогала мне в этом сама Розалинда Милославская. Ну как сама - её выручай-книга, на которую я полагала столько надежд. И что-то подсказывало, что если я и дальше продолжу читать список предупреждений, то до главного никогда не доберусь, а поэтому взяла и просто открыла сразу нужную страницу. Ингредиенты у меня все были, а те, которых не было, помогли достать гномы и домовые под чутким руководством Мелании.
  Казанок с чистой водой уже стоял на огне. Спасибо за это духам! Для приворота лучше всего кристально чистая и свежая.
  -- Итак...
  Способ приготовления:
  Трижды нарванные одуванчики и лепестки роз бросить в кипящую подслащенную воду. Измельчить амброзию, мысленно представляя вашего мужчину. Затем нарезать плоды трех цветущих деревьев. После поочередно кинуть чертополох, полынь и розмарин (ровно столько, сколько прописано выше: переборщите - любовь вашего объекта будет страстной, не доложите - скупой на эмоции). Это важно!
  Прокипятите всё на слабом огне полчаса и только потом бросайте пучок засушенной лаванды, ваниль и корицу для придания сладости его чувствам и обожаемости вас.
  В самом конце бросьте ваш волос, проварите ещё пять минут на слабом огне и остудите зелье.
  Совет от Розалинды:
  Можно заменить волос девичьей слезой - тогда результат будет в разы выше, а любовь по отношению к вам не только крепкой, а терпеливой, нежной и очень трепетной.
  Примечание: подходит только для юных и неопытных ведьмочек.
  Сказать по правде, сначала я слегка растерялась, но на всякий случай решила все-таки попытаться ещё и слезу выдавить.
  -- Что угодно, абы назад вернули!
  Только оказалось это не так уж и легко. Плакать мне не хотелось и ничего грустного не вспоминалось. Сколько бы я не пыжилась, а глаза как назло оставались совершенно сухими.
  -- Вот же!
  Когда не надо текут, а в нужный момент и слезинки не выдавишь.
  -- Соберись, Яра!
  Вспомни день прощания. Вспомни своих девочек. Свой любимый колледж за которым ты так сильно скучаешь.
  Где-то глубоко внутри меня что-то откликнулось. Защемило сердце тоской и грустью. Навернулись слезы...
  -- Наконец-то! - облегченно выдохнула, смахивая долгожданную и вымоченную влажность в котелок.
  Теперь пусть остывает, а мне оставалась самая малость - заставить ректора это выпить. Вопрос лишь в том как? К сожалению, Розалинда об этом умалчивала.
  -- Что же, подумаю об этом завтра...
  Бог мой свет, завтра-то наступило давно! Сонно протерла глаза, понимая, что уже утро. Солнечные лучи проникали в окно, ласково согревая и намекая на то, что пора закругляться. Так что, часто зевая, перелила зелье из казанка в кувшин, убрала все следы своего ночного преступления и поспешила к себе в комнату.
  До комнаты не дошла. Просто потому, что в коридорах оказался самый настоящий конец света! Из-за которого, между прочим, чуть не уронила свой драгоценный спасительный кувшин!
  По коридору бездумно носились полуголые с мокрой головой маги, словно на академию обрушилось самое настоящее возмездие. И лишь через мгновение поняла, что 'возмездие' -- это ведь я! Причиной всему - я! Точнее, моё невинное вредительство, ну, может, не совсем невинное...
  В общем, саламандры не нагрели воду, духи вовсе лишили парней хоть какой-то воды, даже холодной, домовые не приготовили завтрак и не убрали ничего со вчерашнего вечера, а гномы с гоблинами из вредности разрушили свои прежние труды.
  А ещё через секунду 'конец света' грозил уже лично мне. Раздавшийся по академии гневный окрик: 'Славская!' явно не предвещал ничего хорошего, зато ярко демонстрировал просвещенность ректора на тему причастности ко всему этому одной таки причастной ведьмочки.
  Посмотрела на кувшин. Задумалась. Спросила. Кувшин не ответил. Я тоже не придумала, как угостить вот этим ректора, а голос тем временем не утихал:
  -- Славская, я кому сказал - мигом ко мне в кабинет!
  -- Неа...
  -- Что?! - меня каким-то образом услышали. - С кувшином! Ко мне!
  Вздрогнула и уже не так уверенно:
  -- Не...
  Показалось, кто-то где-то зарычал, а в следующую секунду передо мной возник сам ректор. Положил руку на плечо и утянул в открывшийся портал.
  -- Могли бы просто позвать, -- невинно предложила я, узнавая знакомый кабинет и с силой прижимая к себе ещё теплый кувшин. - Зачем же лично?
  Он не ответил. Впрочем, ответа и не требовалось. Потемневшего злого взгляда хватило с головой.
  -- Я это... пойду... -- шаг к спасительной двери. -- У вас там, смотрю, переполох среди адептов, работы, наверное, много...
  -- Стоять!
  Замерла.
  -- Что в кувшине?
  -- Совсем ничего.
  -- Славская, -- неожиданно простонал лорд Даорски, -- вы в самом деле вынуждаете меня пожалеть, что я вас взял!
  Ну наконец-то!
  -- Не радуйтесь раньше времени, -- фыркнул мужчина, -- назад вы всё равно не вернетесь. Однако за то, что сорвали занятия...
  -- Да с чего вы взяли, что я? - без доказательств ведьмы не сдаются, впрочем, с ними -- тоже.
  -- Дедуктивный метод.
  -- Что?
  -- Логическая цепочка, Ярина! - в край разозлился разозленный ректор. - И пока я буду исправлять отношения с восставшими, вы...
  -- А вы попробуйте предложить им более лояльные рабочие условия, -- в который раз за утро перебила я лорда Даорски.
  -- Займетесь уборкой на этажах, -- припечатал ректор, демонстративно игнорируя моё предложение.
  И ладно! Подумаешь! Всяко лучше общих занятий с магами.
  -- После занятий! - догадался о моих мыслях проницательный ректор. - И я всё ещё жду ответа по поводу этого кувшина...
  Он вплотную приблизился, наклонился, а после без спроса одним ловким движением вырвал из рук моё единственное спасение. Принюхался. Кажется, понравилось. Как не понравится, когда пахнет корицей и ванилью.
  И тогда я решилась!
  -- Это древний бабушкин рецепт... -- вдохновлено начала я врать, но почти сразу была перебита скептичным замечанием:
  -- В вашем деле значится, что вы -- круглая сирота.
  -- Сирота, -- согласилась со своим делом, -- так и бабушка мне не родная, а научила многому! Не хотите слушать -- не надо, отдайте кувшин и я пойду... убирать.
  -- Коротко и ясно - что это и для чего вы это сварили?
  -- Бог мой свет, это просто бодрящий напиток! - коротко и ясно солгала. - Сами попробуйте - не отрава!
  А он взял и попробовал! Вот даже не задумываясь. И мне бы радоваться, но почему-то не могла отделаться от ощущения какой-то подставы.
  -- Зельеварение у вас хромает, -- неожиданно вынес вердикт лорд Даорски, отплевываясь моими волосами с ромашками, -- концентрация приворота слишком слабая и амброзия практически не чувствуется.
  Таки понял!
  И сделал большую ошибку...
  -- Потому что амброзия совсем не главное в привороте, -- нисколько не растерялась довольная я, -- главное -- это слова!
  И, не давая оторопевшему ректору опомниться, быстро стала зачитывать выученный на зубок заговор Розалинды:
  Как станешь невольным Светлоликого,
  Показалось, будто где-то рядом сверкнула молния. Рядом! Совсем рядом! Не за окном, а прямо в кабинете! Однако меня это нисколько не испугало, потому что вернуться обратно я хотела сильнее любого страха.
  Пройдешь из врат вратами,
  Из арки арками
  На юг, в южную сторону,
  И будет слово моё сильнее бури,
  И как сказано, так и исполнится:
  Жить не сможешь без меня!
  Лорд Даорски весь подался вперед, словно пытаясь как-то помешать, даже вроде что-то прикрикнул, а я всё равно упрямо продолжала:
  Ни спать, ни есть,
  Ни думать, ни пить...
  Никуда не уйдешь,
  Никого не найдешь.
  Меня попытались банально заткнуть, накрыв губы рукой и вынуждая в самом деле на какое-то время замолчать. Не на долгое время. Я ведь уже говорила, как сильно хочу вернуться? Так вот одна сильно жаждущая вернуться в ведический колледж ведьма укусила ректора за палец и бесповоротно закончила:
  Как мои ноги от меня не отступают,
  Так и ты, слуга Светлоликого, не отступишь!
  Рядом будешь,
  Пока смерть не разлучит,
  Во веки веков -
  Во имя богов!
  Грянул гром. Самый настоящий гром. И пламя. Черное, устрашающее, в округлившихся злых глазах ректора. Очень злых.
  -- С-с-славская! - угрожающе и как-то совсем не влюбленно прошипел лорд Даорски. - Вы вообще имеете представление, что сейчас наделали?
  -- Да! - нисколько не смутилась, хотя и было страшно. Очень! Ректор весь как-то подозрительно побледнел, на лице ходуном заходили желваки, а взгляд... Казалось, ещё немного, и на мне загорится моё любимое ведическое платье.
  -- И? - всё также зло вопросил разгневанный мужчина.
  -- И... вы должны прямо сейчас подписать бумаги на моё отчисление!
  У ректора заметно дернулась щека.
  -- Потрясающе! - взревел в край взбешенный мужчина. - Просто потрясающе вопиющая наглость! И как я понял, вы как раз понятия не имеете, что наделали! Начиная с того, что это запрещенное воздействие на волю...
  -- Серьезно? - да тут я просто не удержалась. - Это говорит мне ректор академии, маги которой за каких-то два дня несколько раз лишали меня этой самой воли?!
  -- И с этим вы должны были идти ко мне, а не...
  -- А я и пошла! - все сильнее злилась уже я. - Или забыли, как саркастично уведомили, что мне просто надо было надеть вашу треклятую форму?!
  Да, знаю, нарушила не одно правило, как знаю и то, что привороты - запрещены. Любое воздействие на разум и волю - карается законом. Только почему-то этот чертов закон распространяется только на ведьм, а магам у нас всё можно!
  -- Только вы даже не представляете, кого именно приворожили, Славская, -- вдруг раздосадовано произнес лорд Даорски. - Не говоря уже о том, что приворот ведьмы снять невозможно!
  -- Так, а оно что, все-таки подействовало? - искренне удивилась ведьма, не понимая тогда, почему ректор не выполняет приказа об отчислении.
  У него же, 'невыполняющего приказа' ректора, теперь не только щека дергалась, а и глаз задергался.
  -- И вообще! - все также непонимающе продолжила я. -- Почему это нельзя? Любой приворот можно снять!
  -- Вон! - неожиданно закричал на меня лорд Даорски. - Вон из кабинета! И чтоб мои глаза вас, Славская, ближайшие несколько дней не видели! Иначе... иначе я за себя не ручаюсь! И книгу Розалинды мне на стол!
  -- Так вы же сказали не попадаться вам на глаза, -- резонно напомнила я, удивленная его осведомленностью о моей 'помощнице'. - Как тогда мне вам её принести?
  -- ВОН!
  Дважды повторять не пришлось. В следующее мгновение я уже была за дверьми, пытаясь отдышаться и справиться с неконтролируемой бурей эмоций. Откуда он о книге узнал? Он что, мысли читает?! И почему приворот так странно подействовал?
  -- Все-таки не отчислил? - догадалась пронырливая секретарь.
  -- Отчислит! - решительно заявила я. - Рано или поздно отчислит!
  
  ***
  В спальне я все-таки решила надеть академическую форму - черное строгое платье в пол с белым воротничком и такими же белыми манжетами на рукавах, а ещё небольшой эмблемкой академии на правом плече.
  -- Как монашка - ей-богу!
  И от магов далеко не убежишь. Оставалось надеяться, что защита окажется добротной и убегать вообще не придется.
  Затянула потуже пояс и приступила к самому сложному - моим взлохмаченным волосам, которые после переодевания только сильнее растрепались. Ни один гребень этого не выдерживал и в этот раз вновь сломался.
  -- И черт с тобой!
  С горем пополам разделила свои барашки на две части и постаралась затянуть их в тугие косички. После шпильками немного придала аккуратности, дополнительно пригладив рукой упрямые короткие волосинки, которые никак не хотели лежать со всеми.
  В какой-то момент махнула на всё это рукой и вяло улыбнулась собственному отражению в зеркале:
  -- И так сойдет!
  Сейчас куда важнее было спасти книгу. Не отдавать же в самом деле такое сокровище врагу! Это единственное моё и всех ведьмочек спасение.
  Между тем отражение идей не подало, разве что только коварно серо-голубые глаза заблестели. И я хорошо знала этот свой взгляд.
  -- Да, верно, просто переписать может занять слишком много времени, а у нас этого времени элементарно нет.
  И все-таки, откуда он узнал о книге? И почему так странно отреагировал на приворот? Где обещанные чувства? Где преданный взгляд и готовность сделать все что угодно, в том числе отправить одну самонадеянную ведьмочку обратно в колледж?
  Не такой реакции я ожидала от привороженного мужчины, не такой... И раскрытая книга Розалинды только подтверждала это! У ректора не было никаких признаков влюбленности, но судя по его словам - приворот как раз удался.
  -- Ничего не понимаю!
  Мотнула головой, возвращаясь к последним словам лорда Даорски, а именно к тем, что про книгу.
  -- Если можно было бы сделать двойника...
  Точно! Двойник! Как я сразу не догадалась! Окрыленная неожиданно вспыхнувшей в голове идеей, подхватила сумку, столь необходимое мне пособие по выживанию ведьм и бросилась на поиски мага. Вообще можно было и любого, но нацелилась на знакомого острослова, так как он был единственным нормальным магом, которого я тут знала.
  На удивление найти его не составило труда, трудность заключалась в том, чтобы вытащить его посреди лекции. Видимо, с проблемой отсутствия воды и тепла маги все-таки разобрались, а вот как мне разобраться с собственными проблемами?
  -- О, наша новая адептка! - на моё несчастье меня все-таки заметили. - Проходите-проходите, мы все хотим с вами познакомиться...
  Мне знакомиться совершенно не хотелось, а вот сбежать даже очень! Однако вместо этого я сделала свой первый нерешительный шаг в берлогу хищников.
  -- Милое дитя, что же вы так напуганы, -- совсем не мило, а скорее издевательски протянул высокий статный мужчина в преподавательской мантии. - Не съедим мы вас!
  С задних рядов глумливо рассмеялись.
  -- Как раз съедите! - не согласилась я, прекрасно зная аппетиты магов. - Только подавитесь...
  Теперь рассмеялся профессор:
  -- Ведьмочки -- без вас жизнь была бы скучна и неинтересна!
  И дёрнул меня черт за язык:
  -- А без вас, магов, спокойней и счастливей!
  -- Спорное утверждение, -- совсем не обиделся профессор, -- а пока... -- нет, все-таки обиделся, -- садитесь-ка вот сюда!
  После чего магией выдвинул в центр аудитории свой стул.
  -- Может, я лучше к другим адептам? - без особой надежды поинтересовалась, недоверчиво косясь в сторону ничего хорошего не предвещающего стула. - Буду послушно молчать и внимать.
  -- Нет уж, ведьмочка, поздно! - как-то нехорошо улыбнулся мужчина. - И сейчас мы продемонстрируем, почему ведьмы и маги друг без друга не могут.
  Вздохнула. Села. Узнала в дальних рядах смеявшуюся пятерку магов-недоразвитиков. Они меня тоже узнали. И, кажется, с нетерпением ждали бесплатного развлечения. Нашла глазами и Марко. Его блестевшую сережку невозможно было не заметить. Он не ждал представления, но и не предпринимал попыток помешать неизвестной мне демонстрации, которую запланировал профессор.
  -- Кто мне скажет, почему ни один маг не отправляется без ведьмы в бой?
  Поднялось несколько рук, в том числе и рука Марко, который, собственно, и ответил:
  -- Они могут дать нам то, что не можем взять сами - энергию всех живых источников, которыми наделен наш мир.
  -- Если бы я хотел сухую теорию из учебника, то сам бы в него заглянул, а что по практике? - этот профессор всё меньше мне нравился. - Спускайтесь к нам!
  Острослов смахнул с глаза мешающую челку и с явной настороженностью выполнил указание, только сильнее меня этим пугая. Видать, правда от этого профессора не стоит ждать ничего хорошего.
  И, словно бы прочитав мои мысли, этот самый профессор положил руку мне на плечо:
  -- Представим, -- небольшая пауза, - что Аркони истратил весь резерв.
  И тут произошло странное! Бедный Аркони... Марко вдруг весь побледнел, застонал, сжал мигом посиневшие губы и неожиданно рухнул на колени, а что самое противное -- никто не спешил на помощь. Словно такое в порядке вещей! Не было ни сочувствия, ни волнения. Вообще ничего. Только равнодушная и даже слегка насмешливая улыбка профессора.
  -- Что вы делаете?! - невольно поддалось вперед всё моё ведьминское нутро, но твердая рука мужчины легко усадила обратно.
  -- Привыкайте, адептка, это вам не ваш ведический колледж! Маги всегда учатся на ошибках...
  -- Ведьма не только источник, -- сипло прошептал Марко, опираясь кулаками в пол и стараясь из последних сил удержаться на весу, чтобы не упасть. - Она может спасти мага, поделившись добровольно...
  Не договорил. Упал будто замертво, останавливая в страхе уже моё сердце. И только тогда профессор наконец отпустил моё многострадальное плечо, позволяя 'спасти оболтуса'.
  Меня не надо было просить. Я моментально сорвалась с места, прекрасно зная, что делать. Нас обучали этому с малых лет. Приложить одну руку к сердцу мага, другую - ко лбу и почувствовать силу... а она была! Везде. Вокруг нас! В воздухе. В ветвистой кроне дерева за окном. В амулетах, висевших на стенах кабинета.
  Она потянулась ко мне, чтобы через ладони направиться к Марко. Наполнить его тело и душу магией, возвращая прежний цвет лица и выравнивая дыхание. В какой-то момент он пришел в себя, с удивлением глядя на свет от моих рук.
  -- Спасибо...
  -- Впредь, Аркони, когда я задаю вопрос, вспоминайте лекции, -- строго проговорил преподаватель, безразлично наблюдая за тем, как Марко медленно встает, опираясь на моё плечо. - Прозевали - молчите! В первую очередь ведьмочки нужны нам, потому что у них от рождения развито чувство сострадания -- они не смогут оставить в беде. Однако помните, что ни один маг не сможет принудительно заставить ведьмочку делиться силой.
  Здесь профессор посмотрел на меня, отчего захотелось куда-нибудь исчезнуть, лишь бы не стоять под этим тяжелым взглядом абсолютно черных глаз.
  -- Теперь второй вопрос - зачем ведьмочке маг? Почему ни одна ведьмочка не выберет себе место работы без мага? Ну, ведьмочка?
  -- Потому что любой поселок, деревня или город может подвергаться нападениям нечисти, -- с неохотой напомнила всем давно известное, чувствуя на себе заинтересованные и любопытные взгляды. -- Сперва следует очистить от всего плохого место, в котором ведьма планирует остаться, после чего образовать интуитивную связь с магом, чтобы тот в любой момент мог прийти на помощь своему источнику силы...
  -- Верно, -- кажется, моим ответом были довольны, -- это обоюдная взаимосвязь, так как ведьмы не в силах бороться с нежитью и другими опасными существами. Они могут заговорить, отвлечь, но не более, ведьмовским чарам многая нечисть просто не поддается, а говоришь: 'Без магов спокойней и счастливей!'. Так создано природой. Мы зависимы друг от друга, и это не исправить.
  -- А создано ли природой, -- всё никак не выучу главное правило ведьмочек, что 'молчание - золото', -- то, что всё чаще маги, ощущая силу и безнаказанность, не могут остановиться в нужный момент, используя нас не столько для спасения собственной жизни, сколько для дармовой энергии, которая просто убивает ведьму?!
  -- Во-первых, такое было всегда, а не последнее время, -- безразлично пожал плечами профессор. - Во-вторых, дело не в магах, а в самих душах. Плохих людей везде хватает, даже среди ведьм. Думаю, вам рассказывали о Черной вдове?
  Рассказывали. Эту поучительную историю знали даже дети. Только ведь довели ведьму именно маги! Если бы возлюбленный не предал её, она бы никогда не встала на путь Темноликого и не стала мстить, убивая всех своих последующих союзников.
  -- Прошу заметить -- единичный случай! - упрямо возразила в ответ. - И, между прочим, мы давно справляемся без магов и не хотим быть вашей тенью! Лучше погибнуть, защищая людей в деревне от нечисти, чем связаться с вами!
  -- Молодая ты ещё, Яринка, -- неожиданно доброжелательно улыбнулся мужчина. - Слухов нахваталась, а правды не знаешь. В любом случае только нам с вами строить будущее, поэтому давайте не будем копить обиды, а займемся обучением, чтобы отрицательные моменты нашей общей истории никогда больше не повторились.
  С этим я не могла не согласиться. Все-таки что-что хорошее в этом преподавателе было, но что именно пока не нашла, хотя дальнейшая лекция мне понравилась. После того, как нам с Марко разрешили сесть на места, профессор Анлим (я узнала его имя только к концу занятия!) вернулся к изначальной теме, которую вёл, а именно о последствиях связи ведьм и магов. Некоторые вещи я знала, а некоторые услышала впервые.
  Когда же прозвенел колокол и все начали собираться, Марко вдруг с улыбкой сказал:
  -- Анлим строгий профессор, но справедливый, хотя иногда в его присутствии и опасно что-либо говорить -- он любитель учить на наглядных примерах.
  -- Да уж заметила, -- не смогла не улыбнуться в ответ, - жутенькое у вас здесь обучение, но вообще я тебя искала...
  -- Правда? - искренне удивился Марко, на лоб и глаз которого вновь упрямо упала его длинная челка, которую он временами сдувал. - Что-то случилось? Тан снова донимал?
  -- Танар вообще-то был всё время в аудитории, -- скептично протянул тот самый платиноволосый с аристократичной рожей, подслушавший наш разговор, после чего вдруг обратился ко мне: - Может, я смогу помочь, а, барашек? Сдался тебе этот Аркони!
  -- Видимо, сдался, Тан -- холодно оборвал его Марко, -- так что займись своими делами и не лезь в чужие.
  -- Ладно-ладно, -- на удивление покладисто согласилась аристократичная рожа, -- но только сегодня...
  И он в самом деле ушел.
  -- Что это сейчас было?
  -- Не бери в голову - это же Тан! - невразумительно отмахнулся челкастый, подхватывая мою сумку и помогая спуститься, а мне неожиданно понравилось быть девочкой-девочкой и совсем не захотелось проявлять свою ведьминскую независимость. - Так что у тебя приключилось, воробушек?
  -- Мы же вроде пришли к выводу, что орлица? - не смогла не напомнить с улыбкой.
  -- Однако внутренне согласилась с воробушком, -- прекрасно раскусил меня Марко, так и не отпустив мой локоток, даже когда мы вышли из аудитории. - Давай рассказывай, что такое?
  И я рассказала. Ничего не утаивая, поведала свою идею 'двойника'. Ладно, может, немножечко и утаила... или не немножечко.
  -- А что за книга?
  -- Я же просила ни о чем не спрашивать!
  -- Что, если ты закон нарушаешь, а я с тобой под Трибунал? - не то шутливо, не то серьезно спросил Марко, когда мы поднимались по лестнице. - Я, конечно, ради любви на всё готов, но ещё слишком молод для темницы.
  -- Острослов! Как есть!
  -- Главное, что не дверь, -- весело подмигнул острослов, тем самым тонко намекая на нашу первую встречу. - Только я всё ещё жду ответа...
  -- Это память, -- все-таки сдалась, хоть и не до конца. - Книга принадлежала одному очень дорогому мне человеку, а теперь её хотят у меня отобрать, как и всё остальное.
  Главное, когда врёшь, частично говорить правду, тогда никто не заподозрит тебя в том, что ты врёшь.
  -- Сам ведь наслышан, что нам, ведьмочкам, не разрешают ничего лишнего брать с собой в академию, вот и о книге моей узнали! Конечно, если откажешься - пойму...
  И взгляд такой грустный-грустный.
  -- Не проблема, -- согласился помочь Марко, в какой-то момент незаметно свернув в мужское общежитие. - Сделаем!
  Привел меня парень к себе в комнату. Однако куратор не столь радушно отнесся к этой затее и теперь немым надзирателем стоял в дверном проёме, наблюдая за нашими действиями. Оказывается, девочкам нельзя была без присмотра находиться в этой половине корпуса, впрочем, как и парням на этаже ведьмочек.
  С одной стороны меня это даже обрадовало! Это ведь хорошо, что здесь думают о репутации и ставят хоть какие-то определенные рамки. Однако с другой... совсем не хотелось, чтобы куратор был в курсе, что именно Марко будет делать. Вдруг ректору доложит, и моя идея с двойником из-за этого просто не удастся?
  Впрочем, был и плюс - ведьмочки имели право делиться силой с магом, а значит, можно было на этом сыграть, показав куратору то, что необходимо. Вообще, как я поняла со слов челкастого - за этим должен следить лорд Кронос из Министерства, но его обычно никогда не бывает на месте.
  Куратор мне в целом даже понравился, если не считать некорректного и странного вопроса: 'А что это у тебя с лицом?'.
  -- То, что темное и круглое, -- едко уточнила в ответ, -- под глазами от недосыпа появляются -- синяками называются!
  -- И что же ты такое делала, что не спала? - отчего-то продолжил допрос куратор, на что я, и глазом не моргнув, привычно солгала:
  -- Так к новому месту привыкала!
  -- За предыдущую ночь не привыкла?
  'А куратор совсем не глуп! -- поняла я наконец цель его вопросов. - Видимо, понял, кто устроил утренний кипиш...'.
  Марко тоже понял и не дал мне в этот раз ответить, сухо напомнив, что у нас вообще-то много дел.
  Куратор, чье имя оказалось звонким и привычным - Славен, лишь подозрительно прищурился и кивнул, позволяя приступить к этому самому 'нашему делу'.
  Мы оба встали у стола, закрывая его спинами, после чего я достала пособие Розалинды. Марко ничего не сказал. Подал еле заметный знак, который не должен был увидеть куратор. Однако я чувствовала на себе его пристальный взгляд, из-за чего было сложно сосредоточиться. Тем не менее мне удалось повторить то, что сделала сегодня на лекции - совсем немного, лишь бы отвлечь куратора от истинной цели моего прихода.
  Как маги не чувствуют эту силу? Ведь их академия стоит на мощнейшем источнике! Достаточно попросить, и он сполна поделится.
  -- Не затягивайте, -- поторопил нас Славен, все также терпеливо стоя в дверном проеме. - Вам на занятия, не говоря уже о том, что я не имею права позволять магу брать слишком много энергии от ведьмы! И, Марко, ты же помнишь, что после всего необходим отчет о цели данной процедуры. Я ведь обязательно передам о случившемся Кроносу.
  -- Помню, -- безалаберно отмахнулся челкастый, незаметно кидая мне в сумку уже две книжки. - Вот сейчас и займусь этим, а ты проводи Ярину и проследи, чтобы она все-таки отправилась спать.
  Ярина спать не собиралась. Некогда ей было спать. На радостях подпрыгнула, чмокнула неожиданно растерявшегося Марко в щеку, после чего радостно улыбнулась Славену и, не дожидаясь, пока действительно решит, что меня необходимо провожать, по-быстрому сбежала. К ректору.
  -- Ты книгу принесла? - с порога спросила меня секретарь, поправляя круглые очки и не без насмешки рассматривая запыхавшуюся ведьмочку.
  Запыхавшаяся ведьмочка наконец отдышалась и удивленно спросила:
  -- А ректор...
  -- Нет его, -- неожиданно строго припечатала пожилая женщина и с укором добавила: -- довела мужика! Несколько лет отпуск не брал, а тут решил взять.
  -- Как отпуск?
  А как же тогда мой коварный план по возвращению?!
  -- Вот так, -- нехорошо сверкнула глазами женщина, -- давай ту книгу, что просил ректор, и возвращайся на занятия.
  Послушно протянула двойника, внутренне радуясь, что не ректору. С него бы сталось догадаться о подмене.
  Когда же собралась уже уходить, секретарь вдруг остановила неожиданным вопросом:
  -- Это правда ты всех освободила?
  Настороженно кивнула, не зная, что ещё ожидать, а тем временем меня продолжили удивлять. Медленно встали, подошли к шкафчику у окна и достали оттуда чайничек и две чашки.
  -- Все равно ректора нет, -- окончательно поразили меня, на глазах преображаясь из строгой ворчливой старушки в милую приятную женщину, -- посиди со мной, расскажи, как заставила этого сноба Рэнара задуматься об оплате привязанным к академии расам?
  -- Вы о лорде Даорски? - замешкалась всё ещё растерянная я, сильно сомневаясь в действительности происходящего.
  -- О ком же ещё?
  И совсем неожиданным стало появление на столе дымящихся пирожков и печенюшек с благодарностями. Однако появляться домовые не спешили, а то, что это они, я не сомневалась. Секретарь, к слову, тоже.
  -- Мелания... -- с теплотой проговорила женщина, проявляя поразительную осведомленность. - Да ты не стой, Ярина, чай остынет!
  Села. Приняла из морщинистых рук чашку теплого ароматного чая с бергамотом, позволяя себе наконец немного расслабиться. Даже на какое-то мгновение показалось, будто вернулась обратно в колледж, в нашу любимую гостиную, где мы с девочками собирались перед уютным камином, а миссис Урсули, что с малых лет вела у нас этикет, угощала своими фирменными чаями и теплыми сладкими булочками. Она искренне верила, что чашка чая способна разрушить любое недопонимание, вылечить хандру или просто приостановить надвигающуюся простуду.
  Спорить с этим было трудно, ведь после таких вечеров на душе действительно возникало чувство абсолютной защищенности, тепла и счастья. Вот и сейчас стоило мне отпить этого божественного напитка, как внутри всё успокоилось.
  -- Всё будет хорошо, -- точь-в-точь, как часто говорила миссис Урсули, заверила секретарь. -- Не так уж и страшен черт, как его рисуют...
  -- В гневе страшен, -- не согласилась я, вспоминая черные глазища ректора. - И никаких копыт с хвостом не надо!
  -- Про рога забыла, -- вдруг невозмутимо уточнила женщина. - А так всё при нем...
  -- Рога? - рассмеялась в ответ, не сразу понимая, что если есть рога, то есть жена -- конечно, не обязательно жена, но, в общем-то, кто-то да есть.
  Собственно, об этом и спросила.
  -- В своё время слухи разные ходили, но невесту так никто не видел, -- огорошила секретарь. - Да и не об измене речь, Яринка! К слову, совсем невоспитанной с этим чёртом стала, даже не представилась! Зови меня Варварой Савельевной.
  И вроде слушаю, а мысли то и дело возвращаются к словам о невесте. Что, если не слухи? Ведь это значит, чью-то судьбу испортила! Нельзя привораживать того, у кого кто-то есть! Вот просто нельзя! Плохо это!
  'Раньше тебя это не волновало, вот и сейчас не должно, -- напомнил едкий внутренний голос, -- кто говорил - в колледж вернусь и отворот проведу!'.
  Говорить говорила, а теперь совесть взяла и проснулась.
  -- На самом деле не такая я и строгая, -- тем временем продолжала Варвара Савельевна, по своему расценив мое молчание, -- и чисто по-человечески мне вас, ведьмочек, жаль, но в академии ничего страшного не...
  -- Скажите это Элаиде! - грубо перебила женщину, помимо воли вспоминая дочь нашей директрисы.
  Тем не менее секретарь нисколько не смутилась, разве что недовольно покачала головой.
  -- Если бы всё, что писали в Вестнике, было правдой, то и нашего королевства, считай, давно не существовало бы.
  -- Я не читаю Вестник! И если тут так безопасно, как вы говорите, тогда как маги допустили гибель ведьмы?!
  -- А допустили ли? - вдруг грустно улыбнулась Варвара Савельевна. - Ведь никто не называл истинной причины смерти девушки, но поверь, маги всегда до последнего защищают своих ведьмочек и никакой опасности тебе не грозит. Случай с Элаидой особенный и единственный, а будь в академии так страшно, как вас запугивают, то одной смертью явно бы дело не ограничилось.
  Верилось слабо.
  -- Что же тогда на самом деле произошло с Элаидой? Да и какой смысл нас запугивать?
  -- О, -- протянули в ответ, демонстративно игнорируя мой первый вопрос, -- смысл есть, и ещё какой! Думаешь, ведьмам выгодно терять своих лучших учениц? Или правда веришь, будто вся ваша суть -- это только помогать и направлять лишенных дара? Вы могущественная и опасная сила, которую контролируют с давних времен. И речь далеко не об истории Черной вдовы или той войне, когда вы встали стеной между магами и демонами...
  -- А о чем же? - с удивлением спросила я, одновременно задумываясь над тем, кем же на самом деле является сама секретарь, раз в курсе всего.
  Не ведьма -- это точно. Обычный человек? В академии магии?!
  -- Я хоть сама и не имею способностей, -- тут же подтвердили мои собственные мысли, отчего невольно подумалось, что их внаглую подслушали, -- но многое вижу и подмечаю, не говоря о том, что мой профиль - история становления мира и теология. Так что если интересно, могу подкинуть список необходимой литературы.
  Мне даже подмигнули, а я... я, конечно же, захотела! Тем более что читать всегда любила.
  -- Только обещай сегодняшнюю ночь спать у себя в кровати, а не в Хранилище знаний!
  И ведь я даже ещё подумать не успела о том, чтобы туда отправиться.
  -- Откуда вы только всё знаете?
  -- Я секретарь ректора! - улыбнулась секретарь. - Мне положено всё знать.
  А ведь спать хотелось. Дико хотелось. Ночь без сна давала о себе знать, тем более что вчера нормального отдыха у меня тоже не было.
  Так что, распрощавшись с улыбчивым секретарем -- Варварой Савельевной, я все-таки уползла спать. По крайней мере, попыталась, выбрав направление своей комнаты. Только, видать, мне все же не суждено выспаться в этой треклятой академии!
  Академию я все еще знала плохо и, судя по всему, где-то свернула не туда, никак не находя нужную лестницу. Мне казалось, я блуждала невероятно долго, прежде чем заметила приоткрытую дверь, откуда разносились веселые голоса и смех. И мне бы, наверное, пройти мимо, но вместо этого наоборот приблизилась, слишком хорошо узнавая обладателей этих голосов.
  Знакомой пятерке я нисколько не удивилась, а вот Марко, который был вместе с ними - очень даже. Челкастый острослов с серьгой в ухе сидел на подлокотнике одного из кресел и улыбался, что-то живо рассказывая и ярко при этом жестикулируя. В самом кресле вальяжно раскинулся тот самый платиноволосый Танар, который в этой веселой непринужденной обстановке почему-то как раз не улыбался. Недалеко от него, недовольно скрестив руки на груди, стоял высокий коротскостриженный брюнет с надменным взглядом. Ещё двое сидели ко мне спиной на таких же больших бордовых креслах, а тот, который 'недоразвитик, вылупатые глазки и конопатый носик' из Хранилища знаний, располагался на диване у камина, то и дело перебивая рассказчика, дабы узнать подробности. Ко всему прочему, этот сюсюкательный недоразвитик громче всех и раздражительнее смеялся.
  Они не видели меня, продолжая свою беседу, беседу, которую лучше бы я никогда не слышала!
  -- Пока ведьмочка одна - нам ничего не светит, -- недовольно сказал брюнет, предлагавший ещё вчера меня делить, -- а когда прибудут и прибудут ли остальные, так и не ясно! Ректор ничего не говорит.
  Неужели Дарии Розберт все-таки удалось что-то придумать?
  -- Почему же не светит? - тем временем заносчиво ухмыльнулся Марко, которого я просто сейчас не узнавала. - Глупышка только за сегодня уже дважды со мной силой поделилась.
  Внутри враз всё неприятно сжалось, в то время как вылупатый недоразвитик насмешливо фыркнул:
  -- Благодаря Анлиму не считается!
  -- Пусть так, -- сдержанно согласился челкастый, -- однако это не отменяет того, что после она сама пришла ко мне и при Славене поделилась силой, а вы знаете, что это значит...
  Я не знала. И не хотела знать. Всё, чего мне сейчас хотелось - это провалиться сквозь землю, лишь бы не испытывать этого стыда и боли, невидимой рукой сжавшей моё сердце. Просто исчезнуть. Исчезнуть и никогда не возвращаться в эту ненавистную мне академию! Никогда не видеть этих лживых магов... знала ведь, что они сволочи!
  -- Это ещё ничего не значит, -- недовольно отозвалась аристократичная рожа Тана, -- ведьма всегда может изменить свой выбор, не говоря о том, что договор был лишь о силе, а сама ведьмочка моя!
  -- Что, приглянулась тебе булочка? - не удержался вылупатый недоразвитик. - Так Марко с ней наиграется и отдаст тебе. Сам знаешь, пухлые барашки не в его вкусе, не говоря о том, что его невеста не обрадуется этому.
  -- Дамирыч, ты начинаешь лезть уже не в своё дело, -- недовольно поднял руку челкастый, тем самым прекращая все разговоры. - Во-первых, ничего такого серьезного, чтобы расстроило Лиру, между мной и Ярой уж точно не было, а, во-вторых, Тан, -- здесь острослов кинул насмешливый взгляд в сторону платиноволосого, -- Дамир прав - 'Булочка' не в моем вкусе, тем более что такие, как она, быстро надоедают. Ты её добрым словом помани -- и она твоя. Я ведь говорил, что мой план сработает. Анлим прав насчет сострадательности и эмоциональности ведьмочек. Ярине понадобилась помощь, и к кому она пришла? К тому, кто был мил с ней, весел и добр, кто первым протянул ей руку.
  Так противно и больно мне никогда ещё не было! Слезы -- они сами на глаза навернулись, вот-вот норовя сорваться с влажных ресниц. Я чувствовала себя не просто униженной, а растоптанной...
  -- И это должен был быть я! - раздраженно уточнила аристократичная рожа. - Но ты у нас как всегда решаешь за всех.
  -- Позволю себе напомнить, что вы согласились. И вообще, -- недоуменно продолжил Марко, -- чем она тебе так сильно понравилась? Она же страшненькая!
  -- Ничего ты не понимаешь, -- не согласился платиноволосый. - Никто из вас, желая заполучить лишь силу, а в ней есть нечто большее, теплое, притягательное... что-то очень родное.
  -- Ты всегда был странным, Тан, -- заговорил тощий рыжик, -- в любом случае мы все ждем своей очереди, а выходит, что ведьма с Марко лишь делится! Пока остальных девяти нет, нам надо тоже что-то думать, все-таки выпускные экзамены не за горами. Сами знаете, что без дополнительных сил мы просто провалим все задания!
  -- И почему это тебе, Тан, ведьмочка? - вдруг вмешался молчавший до этого шатен. - Мне щекастик тоже понравился.
  -- Ой, не ври, Дар, -- нисколько не поверили шатену другие, -- ты просто всегда хочешь то, что и Танар, а ведьмочка тебе и даром не сдалась, разве что её сила.
  Этот самый Танар, который аристократичная рожа и который платиноволосый, вдруг медленно и как-то угрожающе поднялся, отчего разом все замолчали, а шатен и вовсе вжался в спинку кресла. Только, судя по всему, не шатен был целью, так как аристократичная рожа даже не взглянула в его сторону. Она плавно и хищно двинулась к челкастому острослову.
  -- Моё терпение небезгранично, Марко, -- подошел совсем вплотную, -- думаю, нам пора сменить роли...
  К слову, моё терпение тоже было небезгранично. Не знаю, к чему бы в итоге свелась эта омерзительная беседа, но я просто не была в силах дальше слушать. Резко распахнула двери и вошла. Признаюсь, было острое желание позорно сбежать, но гордость не позволила, тем более что мне в голову пришла замечательная идея, и вдохновили меня на неё сами недоразвитики.
  -- Приветствую, достопочтимые маги!
  Мне даже удалось заговорить бодро и весело, словно минутой ранее не вытирала собственные слезы. Однако их вытянувшие в изумлении лица принесли небывалое удовольствие.
  Пользуясь растерянностью оных, не стала делать вид, будто ничего не слышала и прямо заявила:
  -- Вы бы хоть двери для приличия прикрывали, а то представьте, не я бы мимо проходила, а сам ректор!
  -- На дверях был полог тишины, -- сквозь зубы прошипел побледневший Марко, не подумавший даже отойти от такого же побледневшего Танара. - Ты не могла нас слышать!
  Казалось, будто челкастый сам не верит, что таки слышала, а я лишь снисходительно улыбнулась:
  -- На нас не действует магия такого рода...
  И вот очень хорошо, что им этого не говорят! И что-то мне подсказывает, что о нашей истиной силе им тоже ничего не говорят. О непреодолимой ведьминской силе, с которой не справится ни один маг!
  Сами застывшие маги так и не двигались, не зная, как реагировать. И только двое, что стояли ближе всего ко мне, вдруг отмерли.
  -- Ты не так всё поняла, -- сделал глупую попытку оправдаться челкастый лгун с серьгой, но я уже просто его не слышала. Ни его, ни Танара.
  С невероятным удовлетворением взяла и зашептала древние слова, позволяя чистой энергии, бьющей из-под земли, питать мои слова силой:
  Как буйный ветер гонит тучи,
  Летите, птицы быстрые!
  К месту тайному, к сердцу любимого...
  -- Ты что творишь? - опомнился первым платиноволосый, а затем и Марко:
  -- Яра?!
  Ага... испугались? А вот я не боялась! Наоборот, очень надеялась, что, может, хоть теперь ректор исключит.
  Как уносит течение реки
  Беды, печали и боль,
  Так и счастье догонит,
  Любовь вам подарит!
  Время будто остановилось, и я со стороны могла во всех красках лицезреть вытянутые и вместе с тем с тем злые лица застывших Танара и Марко, в тот час как другие маги позорно ретировались. Впрочем, им как раз ничего не грозило, ведь мои слова были направлены лишь на этих двоих, которые уже ничего не могли сделать - слова сказаны:
  А если не ответите,
  Тоска тоскучая,
  Боль болючая
  Змеей заползет,
  Души ваши разорвет!
  Второй заговор за день! Узнай об этом Дариия Розберт, и не видать мне неделю моего любимого яблочного пирога. Это в лучше случае, в худшем -- одним выговором бы точно не отделалась. Только я совершенно не чувствовала раскаяния. Эти бессовестные маги другого и не заслуживали!
  Гордо вскинула голову и ушла, лишь за дверьми позволив себе вновь расплакаться. Что же я, не человек вовсе? Горько мне. И больно! Только третий день в академии, а уже чувствую себя хуже некуда. Я ведь правда доверилась Марко. Так он теперь ещё и мою тайну знает! Надо думать по новой, как книгу сберечь, а не влажность тут разводить! Тем более что Танар с Марко вскоре поймут, чем их прокляла - и не жить мне тогда.
  Оказалось, не жить мне - куда быстрее. Я и трех шагов не ступила, как меня нагнали Марко с Танаром, чтобы грубо развернуть и изумленно замолчать. Кажется, моих слез никто из них не ожидал увидеть, да я и сама не горела особым желанием показывать истинные эмоции.
  Показывать, что мне на самом деле больно...
  -- Что ещё?!
  Вот же - позорище!
  Первым опомнилась аристократичная рожа, которая совсем неожиданно взяла и обняла меня.
  -- Эй! - опешила испуганная подобным поворотом я. -- Ты что делаешь?
  И вообще, по моим подсчетам в данный момент он Марко уже должен обнимать! Вместо этого меня лишь крепче сжали, лишая любой возможности сопротивления. После совсем обнаглели и вдруг нежно-нежно коснулись губами моего виска.
  -- Ведьмочка... -- шипяще и пугающе протянул Танар. - Моя!
  У меня даже закралось подозрение, ничего ли я не напутала, но Марко, который, наконец, проникся ревностью, доказывал обратное. Не ко мне ревностью, нет, к Тану! Только почему-то сам Тан продолжает обнимать меня.
  -- На меня не действуют внушения ведичек, -- с насмешкой прошептали мне на ухо, -- а вот их розовые нежные губки так и манят...
  И меня поцеловали! Вот так, в наглую, не давая даже ответить на обидное оскорбление. В первое мгновение просто растерялась от этого неприкрытого ничем напора, но упрямо взяла себя в руки и неотступно сжала губы, не позволяя проникнуть дальше. Только аристократичная рожа оказалась куда настойчивее и умелее, в какой-то момент прорывая мою слабую оборону. Одной рукой обняла за талию, не давая вырваться, другой -- властно сжала мою растрепавшуюся шевелюру, вынуждая отклониться, чтобы украсть из моих приоткрытых губ ответный стон.
  Мой стон! Стон, за который стало невероятно стыдно! Как и за собственное распущенное тело, которое вдруг предательски подалось вперед, навстречу настырному магу, желая этих новых неизведанных чувств...
  Чувств, вызывающих жар и одновременно слабость, чувств, что захватывают в тугой ком всё внутри тебя, стирая последние слабые доводы разума о том, что происходящее явно неправильно, чувств, о которых до сего момента читала только в книгах или слышала от наставниц.
  Бог мой свет, куда же он тянет свои вездесущие руки?!
  Вездесущие руки не слышали моих немых упреков, упорно продолжая свой танец страсти, который всё выше и выше сминал подол платья, вместе с тем лаская внутреннюю сторону бедра.
  Это и отрезвило! Однако моя хилая попытка оттолкнуть наглую ручищу попросту провалилась. Ситуацию спас приревновавший Марко. Магия челкастого лгуна оттолкнула меня от платиноволосого бесстыдника, к моей радости освобождая из плена настойчивых рук и губ.
  А вот с собственным изменившим мне телом предстоял серьезный разговор!
  -- Марко! - изумленно, растерянно и зло воскликнул Танар. - Это ведь был первый поцелуй! Он запоминается на всю жизнь!
  -- Твой? - насмешливо уточнила, не в силах смолчать, на что получила раздражительный вздох. - Нет, просто раз не мой, то значит твой...
  -- Не ври, ведьмочка, -- нисколько не поверили мне, -- я в таких вещах разбираюсь.
  -- Видимо, плохо разбираешься! - мне даже как-то обидно стало. - Я успела расстаться с ним, как только переступила порог этой вашей чертовой академии!
  -- Кто?!
  О, мне, кажется, все-таки поверили. Мой позор был слегка отмщен. Впрочем, Танар был на самом деле прав, ведь в итоге я лишь хотела отдать свой первый поцелуй, но ректор слишком быстро раскусил мой план. Только не признаваться же в этом самодовольному магу!
  -- Танар, что же ты делаешь?! - вконец разрядил обстановку бедный Марко, тем самым спасая меня от ответа. - Я ведь люблю тебя, Тан...
  Тан, которого так сильно 'любят', аж поперхнулся и зло посмотрел почему-то на меня. Зато я почувствовала себя ещё лучше, прекрасно понимая, что буду не только отмщена за наглые поползновения в мою сторону, но и повеселю за их счет академию, заставляя на время позабыть о себе.
  -- Ты бы пожалел острослова, -- с самой доброжелательной и сочувствующей улыбкой предложила я. - Знаешь, как больно смотреть на любимого, который целует друго...ую?
  На него-то чары мои подействовали! Понять бы ещё, чего это Танар не воспылал чувствами к Марко.
  Пользуясь тем, что обо мне забыли, тихонько сбежала, оставляя парочку наедине друг с другом.
  
  ***
  На белоснежной скатерти меня ждали самые разнообразные блюда. Фаршированная фруктами утка, с пылу жару горшочки, варенички, разносолы и знакомый уже большой самовар.
  И вроде отказываться некрасиво, а есть совершенно не хотелось. Да и спустилась я на кухню лишь для того, чтобы передать Мелании книжку Розалинды.
  -- Что случилось, Яриночка? - не укрылось от домовых мое состояние. - Кто обидел?
  -- Никто, -- мягко улыбнулась я своим единственным здесь друзьям. - Если вам не тяжело, пожалуйста, сберегите от чужих глаз одну дорогую мне книгу...
  -- Конечно-конечно, -- вперед вышла Мелания с супругом, даже не став спрашивать, что именно за книга, просто молча приняла и спрятала за пояс. - Только нас не обманешь, юная ведьмочка, обидел тебя кто-то, расстроил.
  -- Расскажи, краса девичья, -- поддержал жену хозяин-батюшка, -- в долгу мы перед тобой, свободой своей обязаны.
  -- Да какая же это свобода, коль ректор всех назад вернул?
  -- Так-то оно так, -- согласились со мной, -- да только выходные появились у нас и самая настоящая оплата!
  Надо же, лорд Даорски все-таки услышал меня.
  -- Какой маг посмел расстроить нашу ведьмочку? - не сдавалась Мелания в стремлении узнать правду, а я вот взяла и сдалась.
  Села к столу, да и рассказала о подслушанном разговоре.
  -- Накажу! - разгневанно заявил хозяин-батюшка. - Ох, накажу, накажу этих пройдох!
  -- Они и так судьбой наказаны, -- мягко заверила я, не став уточнять, что 'судьба' эта на самом деле -- одна нарушавшая правила ведьмочка. - Просто обидно, что поверила, а этот челкастый острослов с серьгой в ухе оказался всего-навсего лгуном.
  -- Марко верить можно, -- неожиданно вступилась за мага Мелания, -- он хоть и некрасиво поступил, а опасности никакой не несет.
  -- Да-да! - подержали другие домовые за столом. - Ты второго бойся!
  -- Не простой он, Яринка, -- согласился супруг Мелании. - Ты подальше от него держись!
  Да уж то, что не простой он, я поняла, ещё когда на него почему-то не повлияло моё проклятие.
  -- Он хоть и пытается не выделяться, но с самого первого курса чересчур высокомерен да самовлюблен.
  -- По-моему эта черта как раз всех магов, -- не смогла не подметить я, отламывая хрустящую сочную ножку и вовремя вспоминая, что так сильно хотела спросить. - Между делом, говоря о магах... как они могли допустить, чтобы в академии погибла ведьмочка?!
  В тот же миг стало тихо. Очень тихо. Показалось, даже остановилось время - саламандры перестали поддерживать огни под громадными котлами, домовые -- помешивать готовившиеся блюда, а гномы и вовсе исчезли, покидав свои инструменты.
  -- Это плохая история, -- заговорил первым хозяин-батюшка. - Незачем мертвых беспокоить, Яринка, Свет с ней да покой.
   Меня такой ответ нисколько не устроил, что не укрылось от внимательных глаз домовых, которые разом опечалено вздохнули.
  -- Токмо не серчай, ведьмочка, -- подошла ко мне Мелания, -- а мы не станем тревожить мертвую душу, не отлетела она ещё, рядом ходит, слышит всё да видит.
  -- Но одно могу сказать, -- вдруг вступила в разговор пожилая домовая в теплом платьице и вязаном платке. - Не случайность то была!
  -- Ох, не случайность...
  И все также грустно замолчали, давая понять, что большее вряд ли скажут. Настаивать не видела смысла, а потому просто искренне поблагодарила за вкусное угощение, никак не ожидая, что организм в самый неподходящий момент взбунтуется, решая вновь напомнить о том, что его уже какой раз лишают здорового полноценного сна.
  Стоило только подняться, как в глазах слегка потемнело, а меня саму повело в сторону. Уперлась руками в стол, дожидаясь пока пройдет, но проходить не хотело. Голова продолжила неприятно гудеть, в глаза будто песка насыпали -- так защипало, а тело и вовсе ватным стало.
  -- Не бережешь ты себя, Яринка! - с упреком сказала Мелания, в одно мгновение оказываясь рядом. - Измотала совсем. Не дело это!
  -- Некогда отдыхать мне, -- решительно заявила я, прогоняя сонливость и борясь с собственным организмом. - Надо думать, как ректора заставить все-таки подписать бумаги на моё отчисление. Домой я хочу, в свой родной ведический колледж... к девочкам.
  -- Мы что-нибудь придумаем, -- заверила Мелания.
  -- Обязательно! - поддержали её другие.
  -- Но поспать тебе нужно, -- взял меня под локоток хозяин-батюшка, чтобы в следующее мгновение перенести в комнаты. - Утро вечера мудренее, Яриночка, авось отдохнешь, и придумается новый план...
  
  ***
  Только новый план так и не придумался. Да и выспаться толком тоже не получилось. Казалось, я только прилегла, как меня разбудил раздражающий звон, оповещающий о начале второй смены. В академии занятия длились до позднего вечера. Если у нас в колледже мы были свободны уже к обеду и после отправлялись на природу, то маги занимались чуть ли не беспрерывно. Да что там, когда их полигон даже на ночь не закрывали!
  Так что все также не выспавшаяся и только ещё больше сонная я села на кровати, от испуга чуть с этой самой кровати не свалившись.
  -- Ты что тут делаешь? - изумленно спросила незваного хвостатого гостя Изнанки.
  -- И тебе привет, солнце! - улыбнулся призрачный дух, нагло умостившийся на моей кровати и нисколько не смущающийся своей наглости. - Проведать решил, посмотреть, жива ли после своего бунта.
  -- Как видишь, живее всех живых...
  -- Вот это-то и странно, -- нервно забил хвостами Лис. - Признавайся, как тебе это удалось?
  -- Наверное, лорд Даорски просто понял, что был несправедлив по отношению к своим подданным...
  -- Лорд Даорски? - Лис громко рассмеялся, хватаясь лапками за живот. - Не прав? Не смеши меня, Яринка! Гхаррэн-тхар за такое прибил бы тебя на месте!
  -- Точно! - ухватилась я за это странное имя. - Почему ты постоянно упоминаешь этого Гхаррэн-тхара? Кто он вообще такой?
  -- Вот опять, -- тяжело вздохнул дух, -- ты снова забыла! Я ещё в прошлый раз сказал, что демон. Толку что-либо объяснять, если в следующее мгновение опять забудешь?!
  -- Демон?!
  В памяти тут же всплыло, как вчера проснулась в Хранилище знаний с книгами о демонах. Не забыть бы снова! За всеми этими событиями я даже и не вспомнила об этом!
  Решительно спрыгнула с кровати, подбежала к столику и зачарованным пером быстро написала на листке:
  'Почему я искала информацию о демонах?'.
  -- Оно сотрется, -- уверенно и даже слегка насмешливо заявили мне.
  -- Это не сотрется, сам взгляни!
  -- Хм... -- таки согласились со мной. - Такая формулировка в самом деле не касается магии забвения и всё же... я удивлен.
  -- Тем, что меня не прибил этот твой Гхаррэн-тхар? - Широко зевнула и потянулась, пытаясь разогнать остатки неудавшегося дневного сна и не до конца воспринимая всерьез информацию о демонах. - Да и вообще, что демону делать в академии среди магов? Думаешь, никто бы не заметил?
  -- А мне? - лукаво подмигнул Лис. - И вообще - это бесполезно! Не хочу повторяться. Всё равно, что о стену глухую биться.
  -- И ладно, -- слегка обиделась обиженная я, впрочем, ненадолго, ведь у меня и без этого Гхаррэн-тхара было немало вопросов. - Тогда, может, хотя бы ты прольешь свет на всю эту историю с Элаидой и расскажешь, что на самом деле произошло?
  Как могли не называть истинной причины гибели девушки, когда Трибунал официально предъявил магам обвинение в халатности? Хотя, может, Дария Розберт просто не всё нам рассказала и не так, как было в действительности?
  -- А кто это? - проливать свет на дело дух явно не торопился. - Тоже ведьмочка?
  -- Да... -- разочаровано кивнула, явственно ощущая, как рушатся мои надежды. - Погибшая дочь нашей директрисы.
  -- А! - вдруг подпрыгнул Лис. - Вспомнил! Да, слышал, но вряд ли смогу помочь. Это ведь благодаря тебе я в академию проник, а до того границ магического леса почти не покидал.
  -- Почти? - ухватилась я за слово.
  -- Гхаррэн-тхар следил за нами, -- пояснил призрачный дух. - Но если тебе правда интересно, что произошло, то я знаю, кто может дать ответ...
  -- Только не говори, что этот твой Гхаррэн-тхар! - устало уточнила я.
  -- Именно он! - окончательно добил меня Лис. - Только он не обрадуется, если приведу тебя, не говоря уже о том, что утром...
  -- Я снова всё забуду, -- индифферентно закончила вместо духа, успев за сегодня выучить эту простую истину. - Может, у тебя тогда есть идеи, как мне ректора заставить подписать бумаги на моё исключение? Он как выгнал меня после приворота, так и не появлялся больше. Поди пойми - подействовало или нет?!
  -- Приворота?! - Лис округлил свои призрачные серебристые глазки, а после ещё и мордочку вытянул в изумлении. - Ты приворожила ректора?!
  -- Да оно, по-моему, даже толком не подействовало, -- махнула я рукой, никак не ожидая дальнейшей реакции Лиса.
  -- Бог ты мой, умора! - протянул он и в буквальном смысле со смеху свалился с моей кровати. - Приворожить? Самого Гхаррэн-тхара?! Ох, и попала ты, солнце! Зато теперь понятно, почему выжила. Он подействовал! Ещё как подействовал!
  У меня же внутри всё похолодело. Похолодело и отмерло. Этот демон -- лорд Даорски?
  -- Что ты сейчас сказал?
  Лис вдруг замер, словно сообразив, что сболтнул лишнего, ойкнул, закрывая лапками свою говорливую мордочку, а после исчез. Вот просто взял и исчез, ничего мне не объясняя!
  -- Так, либо я получаю ответы сейчас, либо... -- вспыхнувшая решимость быстро угасла, стоило только вспомнить о том, что всё сказанное Лисом забудется. - Мне нужен ректор!
  
  ***
  -- Ярина? - искренне удивилась Варвара Савельевна, видимо, не ожидая моего столь быстрого возвращения. - Что уже вновь случилось?
  -- Есть вопросы к ректору... -- уклончиво ответила я, очень надеясь, что он уже вернулся из своего временного 'отпуска', но, конечно же, моим наивным мечтам не суждено было сбыться.
  -- Может, я могу помочь? -- с любопытством взглянула на меня секретарь. - Сказать по правде, Рэнар даже не сказал, сколько времени его не будет, просто заявил: 'Ты на подмене!' и исчез...
  И только мне была известна настоящая причина его исчезновения, как и тайна, которую я завтра даже не вспомню.
  -- Вот же!
  -- Ярина?
  -- Всё в порядке, -- заверила я, -- значит, будем ждать.
  Ждать... и забывать, чего же именно мы там ждали. Кстати, меня тоже ждали, точнее поджидали. Прямо под дверьми ректорского кабинета! Я и выйти толком не успела, как меня уже под локоток подхватили.
  -- Не торопись, Ярина, разговор есть!
  -- Мне с тобой не о чем говорить, -- сухо отчеканила я, пытаясь вырвать свою руку из цепкой хватки челкастого лгуна.
  Мне в ответ зловеще улыбнулись.
  -- Есть, Славская, есть... -- тонкие пальцы жестко ухватили мой подбородок, вынуждая запрокинуть голову. - Например, о том, что ты крадешь сердце моего Тана!
  В тот же миг пустой коридор разразился смехом. Моим собственным. Я честно пыталась сдержаться, чтобы не рассмеяться в лицо серьезному Марко, но просто не смогла. Это было выше моих сил.
  -- Тебе смешно? - а вот острослов не смеялся.
  -- Совсем нет, -- сквозь проступившие слезы смеха выдавила я, -- тут только плакать остается.
  Кто ж знал, что проклятие так однобоко подействует. Кстати, меня всё ещё интересовало почему?!
  -- Плакать сейчас будет один маленький воробушек, который влезает не в свои дела.
  -- Ой, -- нисколько не испугался мой внутренний воробушек, -- да забирай! Мне твой Тан и даром не нужен.
  -- Проблема в том, что ему нужна ты! -- перешел на угрожающий шепот парень, теперь уже по-настоящему начиная пугать. - Только когда тебя не станет, он забудет о своём пагубном влечении...
  Вот теперь мне стало даже жутко. Неестественно ненормальный блеск в безумных глазах Марко явно говорил о серьезности его слов. Шутить или смеяться больше не хотелось. Ситуация не располагала. Тем более что до меня только сейчас начало доходить - это всё моё проклятие! То есть я и раньше это понимала, но вдруг осознала, почему 'молчание - золото', а ведьмино слово бывает опаснее любого боевого заклинания.
  И, как назло, вокруг ни души. Идут занятия. Коридоры пусты. А я одна. Совсем одна против свихнувшегося мага. Добраться бы до своей комнаты, а там смогу сделать отворот и отменить слова.
  -- Воробушек, а, воробушек? - Марко вдруг отпустил, чтобы в следующее мгновение впечатать ладони в стену за моей спиной, тем самым преграждая путь. - Что делать будем?
  -- Разойдемся по-хорошему? - без особой надежды предложила, глядя снизу вверх на нависшего надо мной челкастого острослова и невольно вжимаясь в холодную стену. - Буду тихой и невидимой, как мышка...
  -- Мышка, -- язвительно сменил вдруг 'воробушка' Марко, -- а ты дрожишь.
  -- Так боюсь ведь, -- не стала спорить, помня, что с умалишенными лучше во всём соглашаться.
  -- Это верно! - его руки вдруг заискрились зеленым пламенем, отражаясь в затуманенных пеленой глазах. - Ничего личного, ведьмочка.
  -- Как же ничего личного?! - сделала я последнюю попытку остановить челкастого. - Да ещё и под кабинетом ректора? Вряд ли Тан проникнется чувствами к убийце и захочет навещать в темнице?
  -- А он не узнает, -- с холодной улыбкой заверил маг, -- очень к месту ректора сейчас нет в академии, а нас от чужих глаз скрывает защитный барьер. Не стоит недооценивать меня, воробушек! Тем более кто-то разве говорил об убийстве? Это уже твои личные ненормальные фантазии, а я под Трибунал не собираюсь. Просто помогу тебе исчезнуть...
  Я удивленно заморгала.
  -- Ты ведь хотела этого...
  -- А браслет? - не поверила своим ушам.
  Он не стал отвечать. Вновь улыбнулся этой своей пугающей улыбкой, после чего пустил зеленый импульс к моему запястью. Щелчок - и украшение упало к моим ногам.
  -- Спасибо, -- изумленно поблагодарила я, совершенно не ожидая такого поворота событий.
  Теперь, главное, без приключений добраться до колледжа, а там уж Дариия Розберт защитит. Одну точно не оставит.
  -- Вот и всё! - Марко наклонился и поднял браслет. - Свободна! Был рад знакомству, извини, но Тан должен принадлежать только мне.
  -- Угу, -- согласилась я, -- совет да любовь вам!
  И попросту ретировалась. В сторону северной башни. Забрать свою небольшую поклажу, с которой пришла в академию.
  -- Попрощаться бы ещё с новыми друзьями...
  Только я боялась терять время. Кто знает этого демона-ректора - вдруг явится в самый неподходящий момент? А Меланию с супругом всегда смогу в гости позвать, как и остальных домовых или трудолюбивых гномиков с гоблинами. Благо их дары со мной.
  -- И куда собралась, солнце? - возник на пороге комнаты знакомый Лис. - М?
  -- Бежать! - озвучила очевидное, поудобнее перекладывая сумку. - Подальше из этой треклятой академии, магов и твоего Гхаррэн-тхара!
  -- Надо же, не забыла ещё! - удивился призрачный гость. - Только всё равно бесполезно - найдет тебя.
  Согласиться с этим я не могла.
  -- Не найдет! Завтра я о нём забуду, а ему и выгодно...
  Однако свою запись на листке о демонах спрятала в мешочек на поясе, не желая забывать этой правды.
  -- Было бы -- не сотвори ты приворот! Теперь точно не отпустит.
  -- Это мы ещё посмотрим! - твердо проговорила я, собираясь попросить Дариию Розберт помочь снять все привороты, которые успела наложить за эти три дня. - Надеюсь, не выдашь меня?
  -- Мне и не надо ничего выдавать, -- серьезно сказал хвостатый, -- Гхаррэн-тхар тебя быстро отыщет, где бы ты ни скрылась...
  
  Правило третье
  
  Не удалось сбежать - подожги!
  
  На улице быстро сгущались сумерки. Конечно, не лучшая идея бежать под вечер, но дареному коню в зубы не заглядывают. Так что, пробегая через двор, я ничуть не сомневалась в своём поступке. И с самой доброжелательной улыбкой помахала ручкой стражнику, бессовестно солгав об истинных целях своего ухода. Главное десяти ещё нет, а потом комендантский час и вряд ли меня кто бы выпустил. Да и откуда ж призванному духу знать о том, что больше не вернусь, тем более поклажа у меня не большая, под плащом не разглядишь.
  Улочки Рохнара встретили меня сыростью и покрапывающим мелким дождиком. Сказать по правде, столицу я никогда не любила. И не только из-за своего не особо радужного детства, которое мне в своё время подарил Рохнар. Нет. Мне не нравилась серость здешних стен, грязь и сама атмосфера. Она была какой-то угнетающе пессимистичной. И прохожие здесь никогда не улыбались, спеша по своим делам.
  Если бы не яркие цвета осени, то Рохнар и вовсе бы вогнал меня в тоску, а так желто-красные листья на деревьях радовали глаз. Вот узкие опасные проулки не радовали. Особенно когда в очередной раз натыкаешься на подозрительную компанию троллей или пьяных наемников из людей. Пока мне удавалось оставаться незамеченной, но надолго ли.
  Рохнар был не только мрачным и серым городом, а ещё и опасным, как раз из-за того, что на его улицах можно встретить кого угодно, даже обнаглевшую нечисть, которая временами не стеснялась прорываться через высокие стены города и магический заслон.
  Однако не скажу, что чего-то сильно боялась, скорее просто чувствовала себя в темноте незащищенной. Светильники были только на центральных дорогах, которыми я и старалась идти, пока не увидела знакомое лицо, вынудившее свернуть в первый попавшийся темный проулок.
   Объяснять конопатому сюсюкательному недоразвитику, что тут делаю, совершенно не хотелось. С него станется рассказать о том, что ведьмочка по столице одна бродит. Тем более глупым он не был, то, что не подметил страж на воротах, этот заметит и наверняка сделает правильные выводы.
  Так что я свернула в противоположную сторону и пошла к северному выходу из Рохнара, всё больше сомневаясь, стоит ли покидать безопасные стены на ночь. Не лучше ли переночевать на каком-нибудь постоялом дворе и уже с утра отправиться? Не хватятся ведь меня за одну ночь?
  'А если хватятся? -- не смолчал мой внутренний голос. - Или того хуже - ректор явится!'
  И правда! Высший демон пугал куда сильнее какой-то нечисти. Впрочем, не зря же нам всегда говорили, что самый страшный зверь -- это человек. В голове помимо воли прозвучала эта наставительная фраза строгим голосом Дарии Розберт, когда из тени навстречу мне вышла парочка неровно идущих парней. И также быстро исчезла, стоило рассмотреть в полутьме острые эльфийские уши. Не люди. По правде говоря - лучше бы люди. С ними я хотя бы справиться могла, отвлечь ведьмовскими чарами, а двух изрядно подвыпивших эльфов, которые ещё и смотрят аккурат на меня, все-таки заметив, вряд ли.
  Так ещё и две вечно враждующие расы! Только мне могло так повезти -- встретить светлого и темного эльфов вместе. Не дерущихся, не споривших, а любезно поддерживающих друг друга, дабы устоять в ровном положении.
  -- О, ведьмочка! - опомнился первым светлый эльф, отпуская плечо темного и теперь с трудом стоя на своих двоих.
  -- Неинициированная! - поддержал выровнявшийся второй, элегантно отбрасывая длинные белоснежные волосы за спину и нисколько не шатаясь, хоть взгляд фиолетовых глазищ выдавал немаленький градус в его темноэльфийской крови.
  И ладно! Изумленная неинициированная ведьмочка не растерялась, коротко бросила 'здрасьте', после чего ретировалась.
  -- Куда-то торопишься? - самым наглым образом применили ко мне магию, сковывая по рукам и ногам. - Позволь узнать куда?
  -- Домой! - дернулась я, но невидимые путы лишь сильнее сдавили, вынуждая скривиться от боли.
  -- Эриорх, прекрати! - вдруг встал на мою защиту светлый. - Нельзя использовать темную магию против людей!
  -- А кто запретит? - фыркнул тот, кого назвали Эриорхом, пленительно улыбнувшись и продемонстрировав выступающие слегка вперед клыки.
  -- Я! - серьезно сказал светлый. - Мы не трогаем человеческих детенышей.
  -- А мы трогаем, -- не согласился темный, в один незаметный миг оказываясь рядом и также незаметно скользя рукой на мою талию, чтобы затем прижать к себе. - Да и какой это детеныш? Сколько тебе, ребенок?
  -- Шестнадцать... -- в смятении прошептал рёбенок, который уже вообще-то и не ребенок, вспоминая всё, что знала об эльфах, а знала я немного и не скажу, что хорошее.
  -- Вот видишь, Диаваль, а ты говоришь детеныш! - эльфийская рука легла ещё ниже. - Они в этом возрасте уже по трое детей имеют!
  Вот здесь я поперхнулась и закашлялась. Нет, не стану отрицать, будто такого не бывало, но не среди же ведьмочек! Мы в семнадцать только колледж заканчиваем, а потом ещё и год практики. Какие дети?!
  -- Неужели? - искренне удивился тот, что Диаваль, по-новому меня разглядывая. - Тогда это совсем другое дело, тем более встретить в наше время неинициированную, да ещё и свободную ведьмочку большая редкость!
  И меня обняли теперь уже с другой стороны.
  -- Так я как раз детеныш! - пошел на попятный 'детеныш', не зная, что ещё можно ожидать от этих двоих. - У вас устаревшая информация, никто в таком возрасте сейчас детей не рожает! И совершеннолетие у нас в восемнадцать наступает!
  Рука светлого моментально убралась, а вот темного - не шелохнулась даже, как была чуть ниже талии, так и осталась. Впрочем, ненадолго, вскоре эта самая рука вдруг пробралась под мой плащ и замерла уже там, в тепле. И что самое противное - магия продолжала удерживать меня, не давая оттолкнуть наглеца или просто сбежать.
  -- Эриорх!
  -- Ой, да всё равно, -- пожал плечами Эриорх, -- моя душа в данный момент требует настоящей искренней порочности и немного любви.
  -- Может, наоборот? - попытался облагоразумить приятеля Диаваль. -- Искренней любви и немного порочности?
  Мне же после этих слов захотелось вовсе исчезнуть. Оказаться как можно дальше от этой странной ненормальной парочки. Но, увы, ведьмочки перемещаться в пространстве не умели.
  -- Нет, я имею в виду именно то, что сказал! - и, подтверждая свои слова, наглая ручища сжала мою одну ягодицу. -- Я слуга Темноликого или уже забыл?
  Вашу ж мать! А я ещё наивно полагала, будто моя полнота не только защищает от холода, голода, но и разврата. Вот вам и 'защищает'!
  -- Видимо, забыл... -- с нотками грусти вздохнул Диаваль. - Только я слуга Светлоликого и не позволю обижать человеческое дитя, пусть даже нам никогда больше не повезет встретить неинициированной ведьмочки.
  -- Зануда! - меня все-таки отпустили. - Где мы ещё с тобой найдем свободную ведьму?
  -- А кто сказал, что свободная? - мне на плечо неожиданно легла тяжелая рука ещё одного ночного гостя, чей голос напугал сильнее эльфов. - Во-первых, эта ведьмочка занята, а во-вторых, она собственность академии магии, которой вы в данный момент нанесли оскорбление.
  -- Разве на ведьмочке есть печать? - с хитринкой в фиолетовых глазах уточнил Эриорх. - И что-то вас не особо рады видеть...
  И ведь я правда не была рада видеть ректора. И идти с ним уж точно не хотела.
  -- Ты сняла браслет? - а это уже удивленный вопрос мне. - Как смогла? А, впрочем, неважно, идем, Ярина, а вы... -- он кинул недовольный взгляд на эльфов, -- даже если не знали, что ведьма принадлежит академии, в любом случае собирались нарушить закон Илириады!
  -- Разве он распространяется на 'собирались'? - нисколько не смутился темный, в отличие от светлого, который настойчиво намекал другу убираться.
  -- Сто первый номер третьей статьи о посягательстве на силу ведьмы карается пятнадцатью сутками...
  -- Так, может, спросим саму ведьмочку? - тонко улавливал мои эмоции эльф. - Пока что она с вами и шага не сделала, очень желая оказаться как можно дальше.
  А я не просто желала, я действовала, давно скинув руку и медленно отступая.
  -- Яра, ко мне! - только сейчас заметил лорд Даорски моё отсутствие.
  Однако мой внутренний зверь лишь сильнее взбунтовался после этого оскорбительного 'ко мне'. Ещё б к ноге сказал!
  -- Нет!
  -- Что значит 'нет'?! - прошипел ректор.
  -- То и значит! - не испугалась я. - Никуда я с вами, Гхаррэн-тхар, не пойду! Уж лучше с ними!
  Гхаррэн-тхара перекосило. Эльфов, к слову, тоже. Они вообще странно отреагировали на мои слова. Округлили и без того немаленькие глаза, а темный и вовсе припал на колени:
  -- Простите, ваше высочество!
  -- Эм... -- теперь был мой черед округлять глаза.
  -- Лис ещё пожалеет о своём длинном языке, -- неожиданно зло процедил 'высочество', не скрывая своего раздражения и не торопясь что-либо мне пояснять. Вместо этого он оказался рядом, вновь положил руку на моё плечо, после чего привычно открыл огненный портал.
  Я и воспротивиться не успела, оказываясь в знакомом кабинете. Вот тебе и сбежала! Что теперь делать?
  -- Молчать и слушать! - ответил на незаданный вслух вопрос демоняка, бесцеремонно усаживая меня на стул и нависая надо мной. - Ты уже не просто собственность академии, Яра, ты моя собственность! С того самого момента, как прочитала заговор, ты больше не принадлежишь себе. Ты - моя! Приворот не снять! А я пытался, поверь мне, искал способы...
  -- Почему не снять? - не поверила я. - Давайте вы отпустите меня, а я отворот в благодарность сделаю.
  Темные глаза полыхнули пламенем.
  -- В благодарность?!
  Мне на колени прямо из воздуха упала знакомая книжка, затем раскрылась на предупреждениях.
  -- Читай, благодарная ты наша!
  -- Предупреждение ?5 - будьте осторожны с подавлением воли у демонов...
  -- Нет, -- резко остановили меня, -- ниже, сноска, мелким шрифтом!
  -- Никогда не привораживайте высших демонов... -- медленно прочитала, чувствуя, как неприятный холодок заползает в сердце. - В отличие от полукровок, ведьмовские чары на них не только действуют, а зачастую и не снимаются.
  Сильные пальцы обхватили мой подбородок, вынуждая смотреть в глаза.
  -- Ну?!
  -- Ой?
  А что ещё я могла сказать? Простите, что не прочитала сноску? Так откуда мне вообще было знать, что ректор академии демон?
  -- За 'ой' придется отвечать, Яра... -- коварно улыбнулся лорд Даорски, нежно проводя пальцем от моего виска к губам. - И прямо сейчас!
  И снова огненный портал. Черные стены. Черный пол. Черные гардины. Да тут абсолютно всё было в чёрном цвете! Даже обивка мебели. Кстати, 'тут' -- это где? Вопросительно посмотрела на ректора, который уже не ректор, а медленно, но бесповоротно принимающий облик рогатого, копытятого и хвостатого. В самом деле хвостатого, чей дергающийся хвост нервно бил по полу, а копыта стремительно рвали обувь.
  -- Страшно? - насмешливо вопросил он.
  Страшно как раз не было. Сама не знаю почему. Куда сильнее меня волновал вопрос о том, где я и что дальше.
  -- У меня дома! - огорошил жутик. - Будем с родителями знакомиться!
  -- Что?! - таки стало страшно. Очень. -- А может, не надо?
  -- Надо, -- припечатали в ответ. -- Думать стоило до того, как ворожить, а теперь назад дороги нет, любимая... я даже согласен на 'жутика'!
  Мать моя женщина!
  -- Захочешь, и её найдем.
  -- Хватит читать мои мысли!
  -- Ты так громко всегда думаешь, что это затруднительно, -- с насмешкой ответил копытятый жутик. - Кстати, хочу предупредить, демоны все читают мысли.
  После чего меня взяли под локоток и подвели к дверям, которые я сперва даже не заметила. Мои же любые попытки сопротивления просто игнорировались, а мнение одной глупой ведьмочки тем более никого не интересовало.
  В этот раз мы очутились в полутемном зале со слабо горевшими настенными светильниками, цветовая гамма которого пестрила красным. Если ранее было всё черным, то здесь преобладало несколько оттенков. На полу бордовая вычищенная до блеска плитка, белоснежные стены, гармонично контрастирующие с тяжелыми алыми гардинами на стрельчатых окнах, а на потолке большая не горевшая почему-то хрустальная люстра. Видимо, вот такая мрачная неосвещенная атмосфера нравилась здешним обитателям больше.
  Кстати, их я тоже заметила. Обитателей. Притом сразу, но для своего душевного равновесия уделила внимание окружающей обстановке, так как два огромных демона, восседающих на широкой кровати и удивленно меня рассматривающие, вводили не столь в замешательство, как зарождали какой-то первобытный страх. Что неудивительно!
  -- А может, по-тихому уйдем? - тихо спросила медленно сходящая с ума одна говорливая ведьмочка, которая в данный момент очень сильно жалела о том, что влезла в разговор взрослых.
  Сидела бы сейчас в колледже, пекла свой любимый яблочный пирог и бед не знала!
  -- Жаль, что только сейчас поняла, -- насмешливо посмотрел на меня Гхаррэн-тхар, а потом взял и без подготовки представил тем двум жутким обитателям. - Отец, матушка, позвольте познакомить вас с моей невестой!
  -- Что?! - к слову, это выкрикнула не только я, а и удивленные родители.
  Рогатый, копытятый и хвостатый нисколько не удивился такой реакции. Широко улыбнулся клыкастой улыбкой, а после опустил руку, что лежала у меня на талии. На самое драгоценное! И ущипнул! Взял и ущипнул!
  -- Что, любимая? - издевательски повторил свои манипуляции демоняка.
  -- Тебе не кажется, что заявляться в спальню родителей в твоём возрасте, -- мстительно улыбнулась в ответ, -- по меньшей мере неуместно и некрасиво...
  А то, что вот этот огромный мрачный зал - спальня, никаких сомнений не вызывало.
  -- Языкатая, -- неожиданно вынесли мне вердикт, после чего появилось сильное желание спрятаться за копытятого, рогатого и хвостатого жутика. Пусть он тоже выглядел не менее устрашающе этих двух, но просто был родным, что ли, знакомым, а вот чета Гхаррэн-тхаровых родителей рассматривала меня с таким вниманием и странным опасным блеском в черных провалах глаз, что хотелось как можно дальше убежать.
  -- Сын, но она же человек, -- басисто и недоуменно поднял брови краснокожий огромный демон, прикрытый тонкой простынкой.
  -- И такой невинный человек... -- вдруг алчно и угрожающе протянула рогатая демоница, отчего я невольно сделала шаг назад за спину ректора. - Совсем ещё ребенок.
  Честное слово, появилось стойкое ощущение, что меня хотят в буквальном смысле съесть!
  -- Я на диете, -- серьезно уточнили в ответ, -- с недавних пор людей не ем.
  -- А даже если бы и ела, -- поддержал супругу самый натуральный дьявол, -- то не избранницу нашего горячо любимого сына, -- быстрый взгляд жутких глаз на меня и вновь на Гхаррэн-тхара. - Ты знаешь правила, Рэн!
  -- Тем более, -- вклинилась демоница, -- девочка не так проста, как может показаться на первый взгляд. Думаю, это будет интересно... Получи из этих миленьких уст согласие, и тогда церемония состоится!
  -- Какая ещё церемония?!
  Скажите мне, что я сплю и всё это страшный сон.
  -- Конечно, сон, милая, -- услышала мои мысли демоница, -- хотя и не такой уж страшный.
  -- А насчет твоего вопроса, -- глядя лишь на сына, проговорил краснокожий, -- ответ неутешительный - отворот не поможет, потому что ты - высший. Будь в тебе хоть капля смешанной крови, тогда можно было бы что-нибудь сделать, а так ты сам виноват, что был столь беспечен. Я неоднократно предупреждал тебя, когда ты во всё это ввязывался. Однако ты ведь у нас весь в деда - такой же самоуверенный и упрямый, вот и пожинай плоды, раз не подумал о полноценной защите.
  -- Понял, -- сухо ответил жутик и...
  Повернулся ко мне, чтобы неожиданно и резко захватить губы в плен. Опять!
  -- Не опять, а снова, сладкая моя, -- ехидно вернули мне мои же слова и снова поцеловали, но уже нежнее, мягче, отчего закружилась голова.
  Сознание стало каким-то вязким, словно желе, и туго соображающим. Я только ощутила, как длинный хвост поднялся по ногам, закрутился вокруг талии, словно боясь, что убегу, только убегать почему-то совсем не хотелось.
  Меня притиснули сильнее к мужскому телу, после чего с придыханием прошептали:
  -- Ты вновь всё забудешь, Ярусик, а если Лис хоть слово скажет, будет изгнан навеки, так и передай этому несносному духу!
  
  ***
  Открыла глаза, некоторое время смотрела на потолок, пытаясь вспомнить этот самый потолок. Почему-то не вспоминался. Только когда села, узнала знакомую комнату. Расстроилась. Я снова в академии. Ректор все-таки нашел меня! Закрыла глаза, силясь восстановить картины моего вчерашнего побега, но отчего-то всё расплывалось и моё возращение сюда вспоминалось как-то смутно.
  Что за чертовщина тут творится?! Это ведь уже не первый раз! Однако не успела я додумать сформировавшуюся мысль, как раздался раздражающий звон утреннего колокола.
  Сонно потянулась, неохотно вылезла из теплой постели и прошлепала босыми ступнями в купальню, чтобы неожиданно замереть от громогласного:
  -- Славская, только вас ждем!
  Изумленно подошла к окну, откуда это 'громогласное' раздалось. На стадионе бодро расхаживал ректор, а за его спиной стояла шеренга пошатывающихся сонных адептов.
  -- Бог мой свет! - с безысходностью выдала я, понимая, что первым занятием сегодня физическая подготовка.
  Да ещё и так рано! Даже позавтракать не дали.
  -- Славская, сколько времени вы будете нас задерживать? Учтите, ребята после будут также задержаны по вашей вине.
  Сонные ребята разом подняли головы, чтобы прожечь меня ненавидящими взглядами. А я взяла и спряталась за шторку! Не видят - не убьют. И с неохотой потопала переодеваться, даже не успевая забежать в душ. Придя к здравому выводу, что могу принять водные процедуры и после, тем более что всё равно после пришлось бы отмываться, натянула неудобную форму.
  Через пару минут я уже была возле тренировочного поля. Подрагивая на холодном осеннем ветру (форма совсем не защищала и была очень легкой), встала в конец длинной шеренги.
  -- Наконец-то вы порадовали нас своим присутствием, -- отчего-то с язвительностью поздоровался лорд Даорски, после чего перевел тяжелый взгляд на понурый строй. - И ладно ведьма не в форме, но вы?! Адепты королевской академии магии. Посмотрите на себя! У вас в этом году государственные экзамены! Выпускная группа!
  Маги смотреть на себя не особо хотели, они вообще никуда не смотрели, в буквальном смысле стоя засыпая, и что-то мне подсказывало, не особо внимая ректорской речи.
  -- И это будущие лучшие маги?
  Я не маг! И в плохой форме. Можно, пойду дальше спать?
  Меня прожгли таким злым взглядом, словно я в голос озвучила свои мысли, а не просто про себя подумала.
  -- Если вы не сдадите норматив, я лично прослежу, чтобы вас никуда не взяли!
  Маги тяжело вдохнули, а я решительно подняла руку вверх.
  -- Что, Славская?
  -- Мне тоже нормативы сдавать?
  -- Конечно! - сказал как отрезал ректор. - Вы больше не просто какая-то там деревенская ведьма, которая всю свою жизнь просиживает на одном месте, нет, теперь вы напарник боевого мага и должны соответствовать, чтобы в нужный момент не подвести!
  Вот теперь уже вздохнула я... безнадежно.
  -- Как обычно, начинаем с бега, вас это тоже касается, Славская! Налево! Шагом марш!
  В следующее мгновение я бежала сзади всех, понимая, что подготовка у магов не такая уж и плохая, коей попрекал их лорд Даорски. Бегали маги быстро. И также быстро стали пробегать мимо меня, которая даже полный круг ещё не добежала. А я что? Я всегда знала, что не особо спортивная. Големов и нечисти за спиной нет, стимула бежать быстрее тоже, тем более что таки добежав до второго круга, я стала чувствовать стук собственного сердца в ушах!
  После третьего вовсе начала задыхаться и резко замедлилась, пытаясь справиться с болью в боку.
  -- Плохо, Славская, очень плохо! - донесся до меня недовольный голос ректора. - Продолжайте шагом, но не останавливайтесь.
  А я уже и шагом идти не могла, переплетая кое-как ноги и думая лишь о том, чтобы позорно не упасть.
  -- Привет, булочка! - поравнялся со мной вылупатый сюсюкательный недоразвитик. - Куда вчера пропала? Обиделась, небось?
  У меня же даже желания разговаривать с ним не было. Вообще с кем бы то ни было из этой бесящей пятерки. И как назло, с другой стороны к нам присоединился ещё один участник этой самой пятерки!
  -- Дамирыч, свободен, -- коротко бросил Тан, пристраиваясь справа от меня и подстраиваясь под мой шаг, -- даже не смотри в её сторону!
  А за Таном тут же нарисовался Марко, ревностно и в то же время недоуменно покосившийся в мою сторону. Он занял место ускорившегося недоразвитика, взглядом спрашивая меня: 'Почему ты всё ещё здесь?'. Попыталась также мысленно ответить, скосив глаза в сторону ректора. Вроде понял. И не только он! Танар каким-то образом явно тоже догадался о нашем немом разговоре.
  -- Так это он снял с тебя браслет?!
  -- Нет, не он! - встала я на защиту своего так называемого спасителя. - И вообще, если вы не заметили, то отстали от остальных, так что не задерживаемся, ускоряемся!
  Между тем ни Марко, ни Тан и не подумали прибавить скорости, продолжая медленно бежать вровень со мной.
  -- Сними с него своё проклятие! - неожиданно прошипел Тан, хватая меня за руку. - Это ведь поэтому он помог тебе, да? Не говоря уже о его странном поведении!
  -- А что тут странного? - невинно заморгала я глазками, смахивая чужую руку. - Когда человек любит - для него в порядке вещей обнимать и целовать свою половинку.
  Да, я была уже наслышана о том, что происходило в стенах академии то недолгое время, пока меня не было. Слухи здесь разлетались быстрее молнии. Маги сплетники похлеще ведьмочек!
  -- Так давай я начну тебя, щекастик, целовать и обнимать! - начал было Тан, но я грубо его перебила, напомнив, что он как раз так и поступал.
  -- Тем более что это никакое не проклятие, -- вмешался Марко, не скрывая обиды в голосе. - Я люблю тебя, Тан, и это не исправить! Люблю с того самого момента, как ты впервые ступил под своды академии, когда солнце заиграло в твоих длинных золотых волосах, а губы тронула счастливая улыбка...
  Ого! Кажется, сама того не зная, я затронула нечто глубокое и личное в душе Марко. Ничего себе! Просто так уж точно не должно быть! Однако вслух ничего не сказала, просто резко и неожиданно остановилась, облегченно глядя вслед удаляющимся парням, которые не сразу заметили мой маневр, а когда поняли - я была уже далеко позади. Только легче от этого не стало, потому что освободившееся место тут же заняли.
  -- Достают тебя, барашек, да? - рыжий маг с худощавым шатеном из пятерки встали рядом со мной. - Они в последнее время оба себя странно ведут...
  -- Я тоже заметил, -- поравнялся с нами коротскостриженный брюнет, а мне же завыть захотелось. В голос! Громко и отчаянно.
  -- Признавайся, твоих рук дело?
  Да сколько можно?!
  -- Лорд Даорски! - громко позвала я ректора. - Я не могу больше, честное слово, мало того, что сердце из груди выскакивает, в боку колет, так ещё ваши маги проходу не дают и мешают, вновь и вновь отвлекая!
  И что вы думаете! Мой план по спасению просто провалился. Ректор не сделал никакой попытки мне помочь. Только улыбнулся и приказал дальше бежать.
  -- Деспот! - зло и обиженно выкрикнула в ответ, продолжив еле волочить ноги, которые уже просто отказывались бежать. - Тиран!
  И почему-то в голове вдруг всплыло странное 'жутик'...
  -- Эйсар, Донченко и Санти, чего встали?! - меж тем прикрикнул на парней лорд Даорски. - Бегом марш на поле! И если вновь замедлитесь, накину ещё десять кругов и лично для вас удвою нормативы!
  Подействовало. Рядом со мной больше никто не притормаживал, обгоняя по несколько раз, в то время как я чувствовала себя всё хуже. Голова кружилась, перед глазами мигали звездочки, казалось, ещё немного и упаду. И таки упала! Точнее, потеряла сознание. Толком даже не поняла, как это произошло, просто в какой-то момент совсем потемнело перед глазами, а в следующее мгновение я уже сидела на скамье возле бегового поля. Так ещё и не одна, а вместе с ректором, который невозмутимо поддерживает меня за талию.
  -- Кошмарная у вас подготовка, Славская, -- вынес вердикт лорд Даорски, -- чувствую, надо отправить к вам комиссию с проверкой. Если все ведьмочки такие неподготовленные, то необходимо менять ситуацию, пока не поздно.
  -- Н-не надо никого отправлять, -- тихо попросила я, высвобождаясь из хватки мужчины, который сделал вид, будто не заметил моей попытки освободиться и также невозмутимо вернул руку на место.
  -- Мне не надо, чтобы вы вновь свалились в обморок, но уже с лавки!
  -- Да не свалюсь я, -- заверила впервые в своей жизни свалившаяся в обморок ведьмочка, -- правда, не надо никого посылать! Девчонки наши -- они ведь как тростиночки, а наставница хорошо вела физическую подготовку, то я никогда бегать не любила, а поесть очень даже...
  И стало вдруг так стыдно. Впервые за шестнадцать лет!
  -- Что же, -- понимающе сказал ректор, -- сейчас можете идти, а к следующей тренировке я подумаю, что с вами можно сделать. Вы своё здоровье совсем не бережете. Не дело это!
  -- Зато от големов я быстро убегала, -- не удержалась, чтобы не припомнить и тут же пожалеть, после фразы:
  -- Возьму на заметку.
  Вот чёрт! Зря сказала.
  -- И, Славская, снимите, наконец, с Аркони ваш заговор или что вы там на него наложили! Над ним уже половина академии смеется, не говоря о том, что это сводит его с ума! Сами знаете побочные действия вашей ведьмовской магии.
  -- Он заслужил!
  -- Значит, я тоже?
  Растерялась.
  -- Что же вы молчите, Ярина, или мне необходимо напомнить о вашем приворотном зелье?
  -- Если бы оно сработало, вы бы уже давно подписали бумаги на мое отчисление!
  -- Вы правда так наивны или просто не знаете людей? -- перешел на шепот мужчина. - Мы все разные, и ваша ведьмовская магия тоже влияет на нас по-разному. Да, бывает, она подавляет волю, вынуждая слепо следовать приказам возлюбленной, но я никогда не относился к этой категории мужчин, Яра. Вы совершили ошибку - я наоборот ни за что не отпущу свою любимую, как бы сильно она ни просила! Так что - да, Славская, приворот работает!
  Сниму к чертовой матери!
  -- Пробуйте! - огорошил меня ректор и поднялся. - Однако прежде душ, легкий завтрак и лекция лорда Валорусса, и... я очень надеюсь, что вы усвоили урок, чтобы прекратить баловаться своими ведьмовскими штучками.
  Вот чего-чего, а этого обещать не могла. Надо же мне как-то от магов беречься!
  -- Позволю себе напомнить, что ваша форма прекрасно защищает вас от любых воздействий извне...
  -- Знаете, лорд Даорски, -- не выдержала я, -- с каждой минутой вы всё больше убеждаете меня в том, что внаглую читаете мои мысли!
  А он взял и не ответил! Вот просто промолчал, легонько улыбнулся, затем ушел. И расценивай, как знаешь. Впрочем, ждать пока он вдруг передумает, не стала, больше всего на свете мечтая о теплом душе. Мало того, что сперва я вспотела, так сейчас, отдыхая на скамье, наоборот, начала подмерзать.
  Недолго думая поспешила к себе в северную башню. Однако войти в неё не смогла, так как у дверей встали двое незнакомых магов, преграждая мне путь. Хотя нет, вполне себе знакомых, стоило одному из них заговорить. Это был тот самый голос, что четыре дня назад обозвал сперва дурой, а после идиоткой. И что-то подсказывало, встречали меня здесь не для приветствий и радостных объятий.
  -- Ты смотри, Дан, Дамирыч не обманул, жива!
  Я не сразу провела параллель, кто такой Дамирыч, пока память услужливо не напомнила, что так зовут того самого недоразвитика с вылупатыми глазками.
  -- И ножки что надо!
  Невольно оправила штаны спортивной формы, натянув их как можно пониже, но ниже колен они натягиваться не хотели и открывали достаточно бесстыдный взор магам. Так ещё и жутко холодно было в них! Осень у нас начиналась рано и так же быстро заканчивалась. Резким приходом снегопадов. Благо снег пока не выпал, а вот пасмурная дождливая погода вынуждала вздрагивать от каждого порыва студеного ветра.
  -- Может, ну его наш договор? - неожиданно заявил низковатый щуплый парень, продолжая свой монолог. - Девчонка-то ничего, простим ей големов, а Дамирыч пусть сам разбирается со своими проблемами.
  -- Вы вообще о чём? - насторожилась я, не зная чего ожидать от этих двоих.
  -- Ни о чем, -- заговорил наконец тот знакомый мне голос, -- ты сорвала нашу тренировку, если вдруг забыла, да ещё и големов выпустила на свободу!
  -- Знаешь, как тяжело магически связать эти каменюки? - поддержал второй.
  -- Аааа... -- догадливо поняла я, -- так вы, маги, ещё и злопамятные.
  -- Нет, просто тяжело прощаем и имеем отличную память.
  -- А недоразвитик тот вылупатый, значит, тоже из мести с вами договорился о чем-то, да? - воспользовалась я дедуктивным методом ректора. - Свое униженное самолюбие потешить решил?
  Правду говорили наставницы - никогда не бей мужчину ниже пояса, не забудет, а я, выросшая на улицах столицы, так и не смогла в себе укоренить этот спасительный метод.
  -- Знаешь, я не удивляюсь Дамирычу, -- холодно проговорил маг со знакомым голосом, -- такое пренебрежение со стороны ведьмы расценивается как личное оскорбление.
  Ага, значит, истинной причины недоразвитик говорить не стал!
  -- Так я могу и вам придумать клички, -- сама не знаю, зачем это сказала, но меня было уже не остановить: -- Вот ты будешь зломордушкой, а твой паж - щупликом.
  -- Хм... и почему же я зломордушка? - проявил интерес парень.
  -- А потому что! - припечатала в ответ. - Глаза большие, раскосые и черные-черные, как у демонюки какого-нибудь! Искры разве что не метают.
  -- Вообще-то темно-карие, -- поправила зломордушка, -- а ты и правда до жути болтливая. Тебе кто-то говорил, что язык твой - враг твой?
  -- Зачем говорить? Мне это давно известно.
  -- Вот и держи ответ за слова, -- сухо добавил щуплик, -- и за действия свои!
  -- Так ведь правда! - невозмутимо пожала плечами. - Ты вон какой щуплый и невысокий, а големов вы несправедливо закляли! Мы, ведьмы, не приемлем силу и принуждение!
  -- Ты хоть понимаешь, что у големов нет разума? - раздраженно поинтересовалась зломордушка. - Они почувствовали твою силу и тут же забыли о том, что именно ты подарила им свободу!
  -- Это всё равно не даёт вам право использовать големов в качестве собственных игрушек! Вы, маги, самые опасные существа в мире!
  -- Дуры вы, ведьмы! - вернулся к прежнему выводу парень. - Потому и не можете без мага. Погибнете из-за своей наивной сердобольности!
  -- Как-то раньше выживали, -- не согласилась я, -- и если вы закончили, то, может, наконец пропустите меня, а? Холодно в одной тоненькой форме на сквозняках стоять!
  И каково же было мое удивление, когда зломордушка вдруг накинул на меня свой разогретый и пропахший красками плащ. Я не могла не узнать масло, которым часто писала картины моя соседка по комнате, моя Меланика - лучшая подружка, сидевшая вечно на диетах.
  -- Дан, ты чего творишь?! - удивлена была не только я, а и щуплик. - Ты не забыл, ради чего мы пришли?
  Дан, то есть зломордушка отвечать не стал, вдруг подошел ко мне и шепнул:
  -- Будь осторожна, дурочка, опасайся Дамирыча, этот двуличный хитрец умеет носить маски.
  -- Спасибо, -- растерянно поблагодарила, не преминув уточнить: -- Только я не дурочка!
  -- А я не зломордушка!
  На том и порешили. Второй маг попытался возмутиться, но Дан не дал ему этого сделать, взял под локоток и увел, оставляя меня в замешательстве. Сказать по правде, я не знала, как на это реагировать. То ли радоваться, то ли опасаться теперь еще и первокурсников. Эмблема фиолетового цвета на их форме выдавала, что им не больше шестнадцати-семнадцати.
  Впрочем, одно я точно усвоила - права была моя интуиция, что недолюбливала того сюсюкательного недоразвитика. И ведь не сам мстит, а других подослал, договорился. Противно. Не академия, а логово гиен!
  -- И как же все-таки холодно! - Я плотнее укуталась в чужой плащ и забежала в башню.
  Там долго стояла под горячим душем, попросив саламандр нагреть воду как можно сильнее. Я вообще с детства любила подолгу стоять под струями кипяточка, так чтобы вокруг всё запотевало, ничего не было видно и очень-очень тепло становилось. Особенно в холодное время года. Зимы у нас вообще суровые, снежные и морозные.
  На само купание у меня от силы уходило минут десять, может, пятнадцать, пока голову намылишь и смоешь, а вот остальные полчаса я просто стола под водой, погружаясь в какие-то собственные мысли. Вот такая странная была у меня привычка, притом девчонки больше предпочитали принимать ванну, а я вот наоборот.
  Вот и сейчас долго стояла, расслабляясь под душем и пытаясь придумать, как справиться со всей навалившейся на меня ситуацией. Маги ведь просто так не отстанут. Повезло, что зломордушка пожалел, если, конечно, искренне. После челкастого лгуна я бы не стала вообще кому-то здесь верить! Не говоря уже о ректоре, который вёл себя совсем не так, как предполагалось. И вот что с ним делать? Снять приворот, а потом? Как заставить все-таки вернуть меня? Глянуть бы, что там дальше говорилось в книге Розалинды...
  Прикрыла глаза, подставляя лицо под воду и чувствуя, как согреваюсь. Выходить совершенно не хотелось, и, наверное, я бы еще столько же простояла, если бы не вспомнила, что сейчас вообще-то утро и мне пора на лекцию.
  Однако стоило вернуться с мокрыми волосами и в одном полотенце в комнату, как холод вновь напомнил о себе.
  -- Привет, солнце! - напомнил о себе не только холод, а и знакомый хвостатый дух, явившийся из ниоткуда. - Ого! - вокруг меня ещё и пробежали, с удивлением рассматривая. -- В этот раз защита мощнее! Кстати, Яринка, ты бы оделась, мерзнешь ведь, а комнаты пока не обогреваются.
  И только он это сказал, как в камине моментально затрещал яркий огонь.
  -- Подружилась с саламандрами, -- догадался Лис. - Это правильно!
  -- О какой ты защите говоришь? - непонимающе спросила, кутаясь в полотенце.
  -- А скажу, если поможешь! - неожиданно предложил дух. - Тут такое дело, что я не могу тебе всего сказать из-за предупреждения на твоей ауре, которая ясно символизирует предостережение для меня, однако если ты освободишь меня, то никакой демон не вернет назад.
  И почему-то вспомнилось, как сегодня утром, собираясь на тренировку, нашла в своем мешочке мятый лист с одной-единственной надписью моим почерком. Только я в упор не помнила о том, как что-то искала о демонах! Да и когда писала это - тоже. Утром у меня не было времени хорошенько над этим обдумать, а сейчас вот Лис своими словами заставил задуматься.
  -- Вспомнила что-то? - с любопытством поинтересовался хвостатый. - Хоть что-нибудь?
  -- Неа... -- разочарованно призналась, чувствуя, будто забыла нечто очень важное. - Но ты, как я понимаю, знаешь что-то?
  Мне усердно закивали.
  -- Почему я искала информацию о демонах?
  -- За просто так не скажу!
  -- И что тогда от меня требуется?
  -- Сделать меня своим фамильяром!
  А я просто взяла и растерялась. Совсем. Даже немного смутилась. Просто потому, что в колледже у меня был уже фамильяр, которого пришлось оставить из-за этих чертовых правил.
  -- Меня никто не увидит, -- по своему расценил Лис моё молчание, -- а значит ничего и не скажут! Зато никакой демон не сможет выгнать за Изнанку, так как я буду принадлежать уже тебе и только тебе решать мою дальнейшую судьбу...
  Это всё я и так знала. И тем сильнее была удивлена предложением духа.
  -- Яринка, послушай меня, -- вдруг запрыгнул мне на плечо хвостатый, -- ты как яркий свет, та, кто отпустит, стоит только попросить. Я верю тебе, солнце, и хочу быть рядом. Честно и откровенно - возвращаться за Изнанку совершенно не горю желанием! И подчиняться демону тоже!
  -- Спрыгивай тогда, -- мягко и с теплой улыбкой попросила своего будущего фамильяра, намереваясь сперва одеться. Просто потому что все равно холодно было.
  -- Ты не пожалеешь! - радостно запрыгал вокруг дух, обрушивая на пол своими призрачными хвостами мои вещи.
  Спорное заявление на самом деле. Мои фамильяры отчего-то оказывались вредными, говорливыми и жутко язвительными. Меланка всегда объясняла это тем - какая ведьма, такой и фамильяр. И вот даже не поспоришь.
  Натянула учебное платье, расчесала мокрые волосы, точнее, попыталась, пару раз чихнула и приступила к выполнению просьбы Лиса. Требовалась совсем немного: прочитать привязку, после чего закрепить обетом.
  Слова сами полились из уст, в то время как призрачный дух послушно встал передо мной. Сила заискрилась в воздухе, отзываясь на мою просьбу. Мне искренне хотелось помочь Лису и подарить свободу от Изнанки, о которой он так сильно мечтал. И сила услышала меня, разрывая невидимые оковы призрачного зверя. Однако мало было просто прочитать обряд с привязкой, чтобы у тебя появился фамильяр. Это всегда должно идти от души - желание защищать ведьму, а не потому, что жаждешь свободы. Поэтому, когда оковы были разрушены и Лис мог больше не бояться зова демона или самой Изнанки, я слегка устало сказала:
  -- Теперь ты свободен...
  Как бы маги ни завидовали нашей способности черпать силу извне, а заклинания давались нам с большим трудом. Одно дело -- сделать просто заговор, и другое -- обратиться к силе с серьезной просьбой. И теперь я чувствовала себя как выжатый лимон, однако улыбнулась и сказала:
  -- Никакой демон теперь не сможет вернуть тебя против воли.
  -- Но... -- растерянно склонил мордочку Лис, -- почему я ничего не чувствую? Солнце, разве я не должен был ощутить связь с тобой?
  -- Не должен, -- солгала я и в то же время призналась: -- Фамильярами не так становятся.
  -- А как?
  И я уже хотела ответить, когда в дверь вдруг резко постучали.
  -- Славская, у тебя сейчас лекция с магами! - узнала я голос куратора. - Учти, лорд Валорусс не любит опозданий.
  Бог мой свет, совсем забыла! Да и не хочу я никуда идти. И вообще, может, правда не идти? Я-то не навязывалась к ним.
  Вопросительно посмотрела на Лиса, тот на меня, развел лапками, я тоже, только руками, а за дверью вновь заговорили, видимо, догадываясь о моем сильном желании прогулять занятие:
  -- Учти, ведьмочка, пропустишь -- хуже будет! Преподаватели у нас злопамятные.
  -- Конечно, они же маги! -- вспылила я и все-таки открыла дверь, чтобы озвучить последний аргумент в лицо Славену. - Я только из душа! У меня даже голова ещё не высохла.
  -- Точно, как я мог забыть, что ведьмы сами ничего не могут.
  И такая злость взяла. Захотелось разом всех магов проучить с их высокомерными замашками, но вместо этого подхватила свою учебную сумку и вышла, лишь напоследок выкрикнув удивленному куратору:
  -- Да чтоб ты хоть раз побывал на нашем месте, маг плешивый!
  Главное -- ровная осанка и гордость в глазах. Кажется, он что-то выкрикнул мне вслед, но я проигнорировала. Тоже мне! Нашел чем кичиться! Лучше бы волосы высушил одной бедной ведьмочке взамен унижений.
  Невольно передернула от холода плечами и вновь чихнула. В коридорах академии гуляли кошмарные сквозняки! Не то, что у нас в колледже. Здание небольшое, старое, зато теплое и обогревается с первого дня осени.
  -- Эх, Яринка-Яринка, -- привычно возник рядом Лис, -- дитя ещё совсем! Вместо того, чтобы кусаться и огрызаться, лучше бы мило улыбнулась тому магу, а он бы и волосы высушил тебе. Заболеешь ведь!
  -- Да ни за что! Лучше заболею, чем стану у этих магов помощи просить. И вообще ты обещал мне рассказать о той моей записи! Зачем я искала информацию о демонах? Хотя куда сильнее меня пугает, что я не помню, когда и как это писала...
  -- Только ты так и не сделала меня своим фамильяром! - обиженно фыркнул Лис, привычно запрыгивая мне на плечо и явно не собираясь отвечать на мои вопросы.
  -- Нельзя взять и щелком пальцев сделать себе фамильяра, -- раскрыла я очевидное, -- им становятся, когда действительно этого хотят, а ты жаждал именно свободы.
  -- Да нет же! - покачал лисьей мордочкой дух. - Меня правда тянет к тебе, солнце.
  -- Так 'да' или 'нет'? - подмигнула в ответ, заходя в аудиторию, которая на удивление оказалась совсем небольшой. Да и студентов в этот раз немного.
  И преподавателя нет, что не могло радовать.
  -- О, щекастик, иди к нам! - крикнул с заднего ряда знакомый голос, принадлежавший рыжему конопатому парню из пятерки.
  -- Садись лучше со мной, барашек! - позвал тот самый двуличный хитрец с вылупатыми глазками.
  И понеслась...
  Даже заговоренный Марко, блеснув сережкой, вдруг помахал рукой, приглашая сесть с ним и Танаром, а после вообще какие-то двое незнакомых парней.
  -- Какая ты милая, кудряшка, -- обратился ко мне с первого ряда зачесанный блондин, которого я видела впервые. - Буду рад составить компанию.
  После чего указали на скамью рядом. И хоть бы один по имени назвал! Так что я просто демонстративно прошла мимо знакомой пятерки, хотя вместе с челкастым лгуном -- шестерки, двух схожих чем-то парней и того зализанного блондина, усевшись у первого свободного окна.
  -- Эх, Яринка, повезло тебе, столько внимания, а ты носом воротишь! - пожурил воротившую носом ведьму Лис и, махнув на меня лапкой, прыгнул прямо на преподавательский стол.
  И как раз в этот момент вбежал запыхавшийся взлохмаченный долговязый парень в мятой форме. Испуганно оглянулся, смахнул пот со лба, громко выдохнул и, не глядя, развалился за первой партой у окна. То бишь рядом со мной!
  -- Фух, успел!
  -- Спешу разочаровать вас, Тихон, -- раздался вдруг низкий мужской с хрипотцой голос, -- вы опоздали! И снова в неподобающем виде! Или вы к последнему курсу разучились пользоваться разглаживающим заклинанием?
  Бедный парень от неожиданности вздрогнул всем телом. Да и не только он. Я вообще-то тоже. Однако стоило обернуться, как никого, кроме студентов, не заметила. И каково же было моё удивление, когда обладателем голоса оказался вазон на подоконнике! Точнее кактус в вазоне.
  -- Выдохните уже, -- невозмутимо заговорило растение, одновременно с тем стреляя вдруг своими иголочками в смутившегося парня. - Я сегодня в хорошем настроении, так что вы ещё легко отделались.
  Легко отделались?! Серьезно? Однако весь исколотый непричесанный маг не спорил с этим утверждением, кивнул, скованно улыбнулся, после чего начал не особо аккуратно вынимать иглы и складывать перед собой, временами кривясь от боли, хоть и стараясь не показывать этого.
  И мне так жаль его стало. Что это за учеба такая?! Сперва челкастый, теперь этот взлохмаченный. Ей богу, не академия, а какая-то пыточная! Появилось острое желание встать, подойти к вазону и выкинуть из окна, но вместо этого достала из своей сумки лечебную мазь на травах, которая была у каждой ведьмы, как и мой бесследно пропавший ведьмовский порошок, после чего протянула парню.
  -- Возьми... она обезболит и быстрее затянет кожу.
  -- Тихон, а ведь тебе вдвойне сегодня повезло, -- насмешливо проговорил тот самый едкий кактус, -- сама ведьмочка помощь предлагает!
  И вроде ничего забавного не сказал, а сзади раздались знакомые смешки вместе с оскорблениями, в которых можно было разобрать 'слабак'. Между тем парень совсем не растерялся, взял мазь, вежливо поблагодарил и громко фыркнул, даже не оборачиваясь:
  -- Завидуйте молча!
  Я же всё больше ничего не понимала, борясь с диким желанием таки выкинуть этот чертов вазон за окно. Даже встала, намереваясь это сделать, когда кактус словно ощутил мое желание и исчез в странном расплывчатом тумане.
  -- Ну-ну, ведьмочка, не кипятись! - произнесли из тумана, чтобы в следующее мгновение выйти из него человеком. - Лучше представься и расскажи о себе. Как так вышло, что ты одна? Мы давно вас ждали, да, ребята?
  Точно! Этих магов ровно десятеро! Десятеро! Именно к ним отправляли ведьмочек и именно мне ныне одной отдуваться.
  -- Ярина -- я, -- всё ещё слегка будучи растерянной, назвала имя и отчего-то честно заявила: -- А одна, потому что после смерти Элаиды ведьмочки боятся сюда ехать!
  -- А ты, значит, смелая? - проницательно прищурился мужчина.
  -- Языкатая... -- весело подсказал Лис, которого, конечно же, никто не услышал.
  -- Ведьмочки, -- довольно протянул преподаватель, так и не дождавшись моего ответа, -- наивные и глупые ведьмочки. Всё равно приедете, а Элаида погибла по собственной вине, когда ослушалась ректора.
  -- Что вы имеете в виду? - я даже не обиделась на наивную и глупую, невольно подавшись вперед в надежде хоть немного пролить свет на всю эту историю.
  Да и не только я! Лису явно тоже стало любопытно. Он склонил свою призрачную мордочку и с интересом навострил ушки, продолжая внаглую сидеть на преподавательском столе, пользуясь своей невидимостью.
  -- Ой, кого угодно спроси! - ответил вместо преподавателя мой взлохмаченный сосед. - Многие помнят, как после исчезновения трёх самых сильных выпускников прошлого года закрыли все входы и выходы.
  -- Тихон, вы у нас переквалифицировались в ведьмочки?
  -- Нет! - вспыхнул парень, пытаясь за возмущением скрыть свое недоумение.
  -- А такой же языкатый! - припечатал мужчина, почему-то глядя аккурат на меня. - Правда, Ярина?
  И я поняла! Поняла, что он, возможно, слышал Лиса! Иначе как объяснить этот странный взгляд вместе с повтором хвостатого оскорбления.
  -- Вам лучше знать, -- сдержанно ответила и вновь упрямо повторила: -- Так что же все-таки произошло?
  -- То, что и со всеми ведьмами происходит - упрямство и непослушание! Вместо того, чтобы сидеть в защищенной академии, глупая девчонка бросилась на поиски своего пропавшего мага. Вот и скажи, Ярина, кто виноват в случившемся?
  -- Маги! - не раздумывая ответила. - Это же вы не уследили за собственными студентами! И что значит пропали?
  -- То и значит, -- пожал плечами мужчина, -- впрочем, другого от ведьмочки я и не ожидал, между тем это дело давно закрыто, так что давайте вернемся к сегодняшнему занятию. Можешь обращаться ко мне лорд Валорусс. Я веду у ребят иллюзорное искусство. Кактус, который тебе довелось видеть, всего лишь облик, не более, ни один маг не способен изменить законы природы или наделить неживой предмет душой, в то время как иллюзия помогает отвести взгляд противника, а иногда спасти чью-то жизнь.
  -- Но как же... -- не согласилась я, вспоминая занятия в колледже. - Мы способны оживлять неодушевленные предметы.
  -- Поэтому вы и не маги, -- с насмешкой напомнил профессор, -- тем более что природа вашей силы так до конца и не изучена. В давние времена, до того, как ведьмы встали стеной между демонами и магами, было найдено немало доказательств их тесного сотрудничества с представителями Изнанки. Многие до сих пор верят, будто вы сами являетесь порождением другого мира. И это многое объясняет...
  -- Например, то, что вы сами с ними тесно сотрудничаете?! - ляпнула от злости я, не сразу сообразив, что именно. - Нас, ведьмочек, с детства учите тому, что демоны - зло, а за спиной нанимаете тренировать магов демона?
  Лис за спиной преподавателя отчаянно замахал лапками, но меня уже было не остановить. Слова они сами полились, неожиданно разрушая чужую магию и возвращая все воспоминания.
  -- Если у вас во главе академии рогатый копытятый жутик, то тогда понятно, чего это вы все сразу на студентах показываете! Тоже демоны, да? И ещё что-то нам говорите? Обвиняете в чем-то? Используете, не задумываясь о последствиях, а потом рассказываете сказочки - ой, она сама виновата?! Да за кого вы нас держите?
  А в голове уверенный голос Гхаррэн-тхара:
  'Ты вновь всё забудешь, Ярусик, а если Лис хоть слово скажет, будет изгнан навеки, так и передай этому несносному духу!'
  Только я, наоборот, словно просыпалась. От долгого туманного сна. Всё четче постигала жуткую ситуацию, в которую проваливалась, словно муха в паучьих сетях. И стало так тихо. Очень-очень тихо. Казалось, никто не дышит, ловя каждое моё слово. Даже сам профессор застыл в неестественной позе, и только напуганный Лис подбежал ко мне, что-то пытаясь сказать, но отчего-то его призрачная мордочка не издавала ни звука.
  -- Что же ты творишь, щекастик? - вдруг спросили за спиной. - Представляешь, что будет, если Гхаррэн-тхар узнает?!
  -- Танар? - не поверила я, почему-то не желая оборачиваться, а лучше и вовсе застыть, как все остальные, однако вместо этого все-таки посмотрела в лицо собственному страху.
  Собственный страх в лице получеловека не принес облегчения. Танар вроде и оставался собой, но удлинились пальцы с когтями, утончились кисти и покрылись странными рисунками. Платиновые прямые волосы стали ещё длиннее, а аристократичные черты лица нехорошо так заострились, пугая своей не человечностью. Особенно глаза. Да, глаза! Сейчас они казались абсолютно черными.
  -- Так вот отчего на тебя не подействовал заговор! - поняла я, облегченно вздыхая и тем самым успокаивая свой страх. - Бедный Марко! Кто ж знал, что ты тоже демоняка!
  -- Демоняка? - а кто-то разозлился. - Во-первых, полудемон, а во-вторых...
  -- Нашел чем хвастать, -- удивленно перебила, не понимая, чем могло обидеть этого полудемона возвышение до чистокровного. Как будто я там разбираюсь. И вообще, не могу молчать в стрессовых ситуациях. Это у меня реакция такая защитная. Много и не всегда уместно говорить, чтобы скрыть волнение и растерянность, а потому без страха продолжила:
  -- И много вас таких здесь?
  Однако ответа не дождалась, так как в сознании вдруг всплыла страшная мысль, до боли сжавшая сердце:
  -- Это вы ведьмочек убиваете, да? Крадете их силу и сердца?
  -- Что за глупости?! - искренне поразился Танар. - Откуда это только в твоей голове берется?
  -- Сама не знаю, -- честно пожала плечами. - А что, не правда?
  На меня посмотрели так, что захотелось исчезнуть. Вот насовсем. Но я же ведьмочка! В конце концов, орлица! На крайний случай бесстрашный гепард...
  'Ага, конечно!' -- скептично пискнул мой внутренний испуганный воробушек на пару с мышонком, которым я мысленно пообещала любимого пирога в любимом колледже.
  Если выживем...
   - Слушай, -- медленно отступая к дверям, начала я, -- а почему ты тогда на чувства Марко не ответил? Вы же, демоны, не имеете никаких предубеждений.
  Демон -- то бишь полудемон -- завыл. В буквальном смысле. Разве что за голову не схватился. И на том спасибо.
  -- Ты меня боишься? - удрученно подметил моё отступление Тан.
  -- Что ты, нет, -- заверила одна растерянная и застывшая ведьмочка. - Ты вообще лапочка на фоне ректора!
  -- Что?! - черные глаза стали еще чернее. - Ты видела его настоящую сущность?
  -- Угу... -- невозмутимо ответила. - Страшный, жуть просто! Копыта, рога и хвост! А глазища! Хотя у тебя глаза не менее пугающие
  А он вдруг взял и зарычал. Угрожающе так. Зло. После чего на его пальцах вспыхнули огоньки. Самые настоящие огни синего цвета, искры которых падали на пол, оставляя прожженные дыры. Только Тан не замечал этого, спокойно переступая их и двигаясь прямо на меня.
  -- Да что ты так разозлился? - попыталась я достучаться до полудемонского сознания. - Я не хотела тебя обидеть. Честно. Комплимент это!
  Танар не был с этим согласен. Или может полудемоны не любят комплиментов? В любом случае, шутить или смеяться не хотелось. Хотелось поскорее сбежать. И всё моё внутреннее естество просто вопило об этом. Я прямо слышала в голове: 'Беги, Ярина, беги!' Так ещё и Лис своими призрачными лапками пытался меня оттащить. Но стоило мне дернуться к спасительным дверям, как они вспыхнули. Тем самым синим огнем.
  К окну. И там синее пламя.
  -- Ты же всех сожжешь! - испуганно закричала я, замечая, что пламя стало подбираться к замершему профессору. - Остановись!
  Не услышал. Вот просто не услышал. Росписи на руках засияли ярче, захватывая всё большие участки кожи и постепенно превращаясь в целые горящие рисунки, медленно расползавшиеся по его напряженному телу. Мантия давно сгорела. Впрочем, как и остальная одежда. Обнаженный и страшный в своей ипостаси полудемон пугал куда сильнее жутика с его ненормальной семейкой.
  -- Тебя правда так сильно задело моё замечание о глазах? - вновь перевела на себя его внимание, замечая, что это синее пламя тонко реагирует на эмоции Тана.
  Не ответил. Рывок в мою сторону. Неожиданно и быстро. Плечи больно сдавили обжигающие ладони. Сама не знаю, как не закричала и не вздрогнула, чувствуя лишь брызнувшие слезы. Может потому, что черная бездна в глазах полудемона пугала намного сильнее боли, вынуждая мои собственные в страхе закрыть.
  Не сбежать. И не шевельнуться. Любое мимолетное движение только усиливало боль, вынуждая до крови закусывать губы. Учебная форма не защищала от демонского пламени, неожиданно наводя на определенные мысли. Наверное, Элаида так и умерла! Потому-то вокруг её смерти столько тайн. И я умру. Также. От демонской руки.
  Однако смерть не спешила за мной приходить, а боль в какой-то момент ослабла. Медленно приоткрыла глаза, замечая между собой и полудемоном своего призрачного друга. Он увеличился в размерах, своим телом пытаясь оттолкнуть от меня обезумевшего Тана.
  У него получилось. Лис переключил внимание полудемона на себя, давая мне возможность уйти. И я ушла... метнулась к дверям, чтобы позвать на помощь, когда пронизывающий до костей стон, остановил. Переметнувшееся синее пламя не должно было причинить вреда призрачному зверю, но дух больше не был жителем Изнанки. С того самого момента, как Лис защитил меня, он по-настоящему становился фамильяром, а значит не имел больше защиты. Он медленно обретал плоть, которую тут же сжигало синее пламя.
  Не раздумывая, припала коленями к полу. Закрыла глаза. Мысленно обратилась к источнику. Меня услышали. Тепло побежало по венам, чтобы в следующее мгновение невидимой стеной стать перед Лисом.
  -- Прекратить! - громогласным эхом разнеслось от стен, и я впервые порадовалась голосу ректора.
  И что самое удивительное, Танар в самом деле остановился. Послушно замер. И пламя вместе с ним. Воспользовавшись этим, рванула к Лису, стараясь абстрагироваться от жуткого запаха паленой шерсти. За моей спиной выругались. Но всё моё внимание было занято Лисом, который совершенно не проявлял интереса к собственным ожогам и моим попыткам исцелить его. Этот неугомонный фамильяр никак не мог усидеть на месте, искренне радуясь новому положению. Обратно уменьшившись, он всё пытался вырваться из рук.
  -- Да погоди же ты!
  Я наконец смогла коснуться подпаленной шерсти успокоившегося Лиса, чтобы силой безграничного источника исцелить раны. Не обращая внимания на собственную неприятную и тягучую боль в плечах от рук Танара, удовлетворенно наблюдала, как под моими светящимися ладонями на Лисе затягиваются ожоги и возвращается цвет его обновленной шерсти.
  Жуткий запах паленого исчез, как и мои слезы, что мгновением ранее предательски текли по щекам. С Лисом всё хорошо. Ректор здесь. И с остальными будет всё хорошо!
  А будет ли? Сквозь дым практически ничего не видно. Кажется, отступившее на время синее пламя вспыхнуло с новой силой. Танар куда-то исчез и его магия вместе с ним. Замершие студенты с профессором ожили, пытаясь справиться с этим странным нечеловеческим огнем.
  -- Светлоликий... -- в ужасе прошептала, понимая, что магам не удается обуздать пламя.
  -- И не с таким справлялись, -- попытался успокоить знакомый голос, еле слышно касаясь теплым дыханием волос. - Всё будет хорошо и с фамильяром твоим тоже теперь всё в порядке.
  Лис, выпрыгнувший из рук, тоже заверяет, будто ничего страшного не происходит. Мне же в ответ хочется только истерично рассмеяться? Не происходит? Серьезно? То есть для них вот это всё нормально?
  Бог мой свет, как же я хочу домой! В уютный, теплый и добрый колледж! Туда, где не используют учеников для демонстрации новой темы, туда, где полудемоны не сжигают аудиторию, а ректор не является рогатым, копытятым и хвостатым!
  Почему? Почему всё это происходит со мной?
  -- Пусть бы Танар не аудиторию спалил, а к чертям всю эту академию!
  Сказала и замерла, понимая, что именно ляпнула. В тот же миг вокруг что-то изменилось. Будто приближающееся нечто невидимой тихой поступью. Я и понять толком не успела, что именно, как меня внезапно оглушили крики, а могучее тело ректора придавило к полу. Всего лишь миг - и из-за спины лорда Даорски торчат под немыслимым углом тлеющие деревяшки треснувшей балки, что ныне валялась вокруг.
  -- Как же с тобой трудно, Ярусик! - скривившись, досадливо прошептал он. - Когда же ты запомнишь: молчание - золото.
  А я будто и не слышала, не отводя взгляда от его спины, с липким страхом понимая -- только что меня прикрыли от удара. И что кровь, проступающая через ректорскую рубашку --моих рук дело. И что вновь возобновившийся вокруг кошмар тоже моя вина!
  -- Выведи её и остальных! - поднялся как ни в чем не бывало Даорски, будто никакие доски ещё секунду назад не торчали из его спины. - После отыщи Танара, сейчас ему нужен кто-то рядом!
  Лис кивнул, а я... я с ужасом наблюдала как на глазах рушится аудитория, сгорая под очередным пламенем, но уже не синим, а ярко-зеленым. Ведьмовским пламенем. Пламенем, что было вызвано моими словами.
  -- Яра, возьми себя в руки! - мои мысли как всегда были нагло прочитаны. - Тут нет твоей вины!
  Как нет? Ведь именно после моих слов огонь усилился, приобретя знакомый зеленый оттенок. Оттенок, который преследовал меня с самого детства.
  Я лишь успела сквозь слезы заметить удивленное лицо ректора, когда Лис с неожиданной силой для маленького фамильяра потянул меня за собой, уводя подальше от огня. А в ушах слышится треск рубашки. Рык. После чего закрученные рога прорываются ввысь из темных волос лорда Даорски.
  -- Солнце, потом налюбуешься, ты слышала его - надо уходить!
  -- Но...
  Это всё из-за меня! Из-за меня пламя никак не утихомириться. Зачем? Зачем я озвучила это?! Ведь желала я вовсе не этого. Мне просто хотелось вернуться...
  -- Он наследник всего Темного царства. Неужели ты сомневаешься, что он справится? Гхаррэн-тхар приведет ещё академию в порядок, а нам надо отсюда быстрее убираться.
  -- Прости... простите... -- шептала, чувствуя как ведет меня Лис. Вокруг все плыло в зеленом мареве. Стоял удушливый запах гари. Я не видела, куда мы идем, пытаясь хоть немного отвлечься от криков, треска и вспышек магии. Пытаясь вспомнить отворот для собственных слов. Желая остановить огонь. Сделать хоть что-нибудь полезное.
  Вместо этого мой взгляд вдруг зацепился за блеснувшую в дыму знакомую серьгу.
  -- Марко!
  Он лежал без сознания, придавленный длинным столом и обугленными досками, а рядом кто-то ещё. Дым был настолько густой, что невозможно было рассмотреть. Не задумываясь, вырвалась из цепкой и крепкой хватки своего фамильяра. Лис тут же всё понял, но его окрик: 'Остановись, я сам!' просто проигнорила. Он действительно кинулся к ребятам и попытался самостоятельно вытащить парней из-под обвала. Только стоило ему хоть немного подвинуть Марко, как тот застонал, и в глаза бросилось то, что не заметила раньше.
  -- Не трогай!
  В тот же миг припала коленями и ладонями к горячему полу, чтобы дотянуться до источника.
  -- Ярина?! - изумленно воскликнул Лис, когда моё же собственное пламя перекинулось мне ладони. Между тем я не сдвинулась с места, в очередной раз мысленно обращаясь к силе академии. Меня услышали. Сквозь боль пламени ладони заискрились ярким светом, поднимая тяжесть груза и давая возможность Лису вытащить Марко и Дамирыча, что был рядом.
  И лишь когда ему удалось, я убрала руки, только тогда ощутив дикую боль, которая под силой источника будто бы притупилась, а сейчас вспыхнула с новой силой. С такой силой, что из глаз вновь брызнули слезы, но уже от боли.
  -- Яра, к дверям! - скомандовал Лис, стремительно подхватывая парней и срываясь на бег.
  Только я не сдвинулась с места, пристально вглядываясь в пламя. Не шелохнулась, пока не убедилась, что больше никого не осталось. Только Гхаррэн-тхар в своём истинном обличии, пытающийся удержать огонь и не дать распространиться на всю академию.
  -- Яра! - уже громче позвал мой фамильяр.
  -- Да что Яра?! - я вдруг сама вспыхнула, как то пламя. - Я больше так не могу! Просто не могу! Это слишком!
  Воспоминания, которые постоянно стирались, ныне вихрем засасывали в свой водоворот. Мысли крутились в голове беспокойным морем, только сильнее запутывая. Я уже ничего не понимала. И не хотела понимать. Просто хотела домой. К своим сестрам. К ведьмочкам с которыми росла.
  И вдруг накатила такая усталость. Кажется, кто-то что-то сказал или позвал? Не знаю. Я благополучно отдалась в объятия подкрадывающейся темноте, позволяя измотанному сознанию покинуть тело.
  
  ***
  За окном уже был поздний вечер. Только лунный свет хоть немного освещал незнакомое помещение и высокий силуэт напротив. Я не сразу узнала в нем лорда Даорски, только когда он спросил:
  -- Как ты себя чувствуешь?
  А чувствовала я себя паршиво.
  -- Странно, -- задумчиво протянул в ответ на мое мысленное заявление ректор, -- обезболивающие должно ещё действовать...
  -- На душе паршиво! - озвучила очевидное, не обращая никакого внимания на легкое покалывание в ладонях и уже тише продолжая: -- Превращение Танара. Синее пламя. Потом зеленое. Мое собственное. Я не хотела этого. Правда не хотела!
  Не хотела никому причинять вред.
  -- Не волнуйся, никто не пострадал, -- здесь он улыбнулся, -- разве что одна чересчур сострадательная ведьмочка.
  Только я слишком хорошо помнила в том ярком зеленом пламени бледное лицо Марко и Дамирыча, как помнила и штыки, торчащие со спины Гхаррэн-тхара.
  -- Пустяки, -- отмахнулся ректор, -- и не с таким сталкивались, а с ребятами все хорошо, благодаря тебе, Яра.
  -- А Танар... -- запнулась я, вспоминая вырвавшегося на волю полудемона.
  Лорд Даорски ответил не сразу. Приблизился. Сел на край кровати.
  -- Вот с ним не все так просто, впрочем, как и с тобой. Никто не знает о нас и я хотел с тобой об этом поговорить. О том, что ты выкрикнула в аудитории. И что сказала Танару. Я стер воспоминания остальных, но с тобой это почему-то больше не работает. С тобой вообще все не так с самого начала, Ярина! И кровь полудемона пробудилась из-за тебя. И приворот твой меня тянет силой. Ты ведь понимаешь, что теперь я не отдам тебя никому из магов? - его рука легла поверх моей забинтованной. - Было бы намного проще получить из твоих уст согласие в неведенье, но раз так, то я сделаю все, чтобы ты сказала 'да' уже моей настоящей сути!
  -- То есть, -- с облегчением поняла одна уставшая ведьмочка, -- без моего согласия я как бы от вас защищена? Да?
  Он не ответил, да мне и не требовалось ответа.
  -- Вы никогда этого от меня не услышите! - я победно убрала руку. -- Более того, хотите вы или нет, а я вернусь в колледж!
  -- Нет, Яра, -- руку вернули на место, -- ты вернешься разве что невестой в мой дом! Я тебе больше скажу - уже сегодня ночью в академию прибудет десять ведьмочек.
  -- Как десять? - я напряглась. - Почему? И почему сегодня? Еще ведь не прошла даже отведенная им неделя!
  -- Потому что отныне ты - моя! - ответили мне лишь на один вопрос. -- Все видели, как вчера, чтобы угомонить пламя, мне пришлось потянуть из тебя силу. Если огонь Танара подчиняется мне, то ведьмовский - нет. Я предупредил остальных, что выбрал тебя в пару. Все знают, что у меня не было связующей ведьмы и после вчерашнего не станут вмешиваться.
  -- Только я ни за что не дам своего согласия, будь вы хоть последним магом на земле!
  -- Я -- демон, Ярусик.
  -- Тем более!
  -- Что же, -- предвкушающе улыбаясь, сказал ректор, -- тем интереснее...
  Только мне совершенно не было интересно.
  -- И вообще, ведьмы с демонами не сотрудничают и уже тем более не влюбляются! - решительно напомнила я, не понимая отчего он продолжает улыбаться. - Вы - зло! Чтобы кто не говорил!
  -- Вот как, -- улыбка все-таки исчезла с его лица, -- не веришь ни Лису, ни профессору Валоруссу, зато то, что столетиями вам навязывалось слушаешь? Тогда мне ничего не остается, как продемонстрировать насколько сильно ты ошибаешься...
  В этот раз я была умнее и решила просто помолчать. Хочет что-то доказывать пусть, а я обязательно сниму это чертов приворот, верну свою книжку и спасу ведьмочек!
  -- Во-первых, не снимешь, во-вторых, если у Дарии не вышло защитить своих подопечных, то и у тебя тем паче, а в третьих, книгу эту ты не получишь. Ты и так с ней натворила немало бед, тем более что Розалинда ничего разумно тебе не посоветует. Я бы вообще не стал верить той, что пишет такие книги. В действительности все было не так и ей не удалось избежать своей участи, как она утверждает, просто Милославская ведьмой была слабой, которой ни на что не хватало сил, кроме как ворожить и гадать. Ни один маг не мог с ней работать в паре.
  -- То есть вам верить стоить? - я скептично прищурилась. -- Что же ее тогда выбрали, раз она такая слабая? В академию отбирают лучших из лучших.
  -- Это в последнее время, -- от скромности он не умрет, -- а раньше другие критерии отбора были, тем более что не всегда ведьм хватало. Насколько мне известно, ведьма о которой речь, училась здесь тридцать лет назад, хотя ее 'литература' до сих пор ходит среди молодых ведьмочек и запудривает мозги ненужным материалом.
  'И все равно... -- упрямо подумала я. -- Суть от этого не меняется - она свободна!'
  -- Потому что никчемная ведьма! - разозлился ректор.
  -- Хватит читать мои мысли! - я тоже начала злиться.
  -- То есть то, что Лис нас подслушивает, тебя не смущает? - решил сменить тему лорд Даорски, проводя рукой по воздуху, после чего у моих ног появляется знакомый силуэт. - Доволен, что теперь не в моей власти?
  Мой наглый фамильяр ничуть не смутился. Немного пофыркал, дернул хвостами и умостился мне под бок.
  -- Смотри хорошо защищай ее! - вдруг серьезно сказал Гхаррэн-тхар. - За ней нужен глаз да глаз...
  -- Само собою!
  Я даже не успела возмутиться их сплоченности, как лорд Даорски наклонился, легким поцелуем коснулся моего лба и исчез в своем демонском огненном портале.
  -- Говорил ведь, что попала ты, Яринка, ох попала...
  -- Это вы плохо меня знаете!
  -- Скорее ты не знаешь Гхаррэн-тхара, -- покачал мордочкой умник. - В любом случае я на твоей стороне! Надо будет -- горою стану перед тобой!
  -- Спасибо... -- благодарно улыбнулась я, закрывая устало глаза. - Еще бы мысли свои скрыть от этого наглого демона.
  
  ***
  Проснулась я ночью. Будто бы от толчка. Как оказалось не зря, потому что меня ждал сюрприз. И даже не один! Стоило мне открыть глаза, как я увидела на постели деревянный амулет в виде полумесяца на тонкой цепочке. Подозревая неладное, сразу брать не стала, пока Лис радостно не сообщил:
  -- Не бойся, надевай, сама же просила!
  И тогда я поняла, что это, хотя не поняла откуда.
  -- Какая разница откуда, -- небрежно махнул лапкой фамильяр на мой вопрос. - Главное, что спрячет от нежелательного вторжения в твои мысли!
  -- И все же...
  -- Ой, не хочешь, не бери!
  -- Хочу! - тут же схватила я амулет и нацепила себе на шею, пряча под теплую махровую рубашку. - Спасибо!
  -- Не за что, -- подмигнул Лис, -- только всегда носи под одеждой! Если Гхаррэн-тхар увидит, то поймет, что это, а так он просто будет слышать какие-то незначительные девчачьи мысли.
  Не успела я как следует порадоваться подарку и отблагодарить своего невероятно умного и шустрого фамильяра, как в палату тихонько приоткрылась дверь. Кто-то словно не решался войти, проверяя, сплю ли. Лишь когда я прямо спросила, сколько можно мяться у входа, ко мне зашли. Ночным гостем оказался не кто иной, как челкастый острослов. Он медленно приблизился к моей кровати и встал на том самом месте, что еще совсем недавно стоял ректор.
  -- Если сможешь, прости меня, -- начало было неожиданным, -- это была не лучшая моя идея, но когда стало известно, что приедет только одна ведьмочка, выбирать не приходилось. Да и времени особо у нас не было, отчего тогда и родился весь этот спор. Глупо. Эгоистично. И несправедливо по отношению к тебе. Но, несмотря на это, ты не выдала меня, когда я снял твой браслет и...
  -- Конечно, я же сама этого хотела!
  -- Все равно, -- покачал он головой, -- я знаю, что это ты вытащила меня из огня. Меня и Дамирыча. Хотя имела полное право бросить!
  -- Не имела, ты же знаешь, тем более что из-за меня все это и произошло...
  -- Не произошло, если бы не Тан.
  Вот здесь я даже поддалась вперед. Интересно было, как именно подменил память Гхаррэн-тхар. Как объяснил всё случившееся?
  -- Профессор Валорусс неоднократно говорил, что иллюзия опасное оружие и может нанести такой же вред, как истинный предмет. Танар перегнул палку с демонстрацией огня, впрочем, не впервые, он у нас любитель покрасоваться, но сейчас речь не об этом, Ярина, а о том, что я за винил перед тобой...
  -- Подожди, -- до меня вдруг начало доходить, -- с тебя сняли мой заговор?
  -- Да, хотя я вполне заслужил его...
  -- Кто? - вновь перебила я, понимая, что из магов никто бы не смог.
  -- Ваша ведьма, -- сконфуженно ответил челкастый, -- директриса.
  -- Дариия Розберт была здесь?!
  Была и даже не зашла ко мне?
  -- Да, она сопровождала своих учениц...
  И всё. Вот абсолютно всё. Лишь одна фраза и я уже вскочила с кровати, быстро нащупывая тапочки. Девочки здесь! Дария Розберт здесь!
  -- Ты куда?
  -- Очевидно же, -- уже у двери ответила я, -- и вообще, Марко, не злюсь я на тебя и уж точно не обижаюсь. Вы же маги!
  Кажется, он что-то ответил. И даже не один. Я отчетливо расслышала женский возмущенный голос, обрушившийся на Марко:
  -- Как ты ее отпустил?! Маги! На вас никогда нельзя положиться! Вот так пускай к больным посетителей!
  На какое-то мгновение мне стало совестно, но желание увидеться с девчонками было настолько сильное, что совесть быстро замолчала. Более того, благодаря этому самому сильному желанию, впервые за прошедшие пять дней, что я в академии, не заблудилась! Притом, что до этого ни разу не была в здешнем больничном крыле.
  Даже порога спальни не успела переступить, как меня захватили в крепкие объятия. В тот же миг знакомый аромат полевых цветов, сладкой выпечки и сирени на какое-то мгновение словно вернули меня обратно в колледж.
  До того мгновения, пока девочки не отступили, возвращаясь обратно в спальню магической академии.
  -- Как же я переживала! -- Меланика повторно кинулась мне на шею. - И скучала!
  -- Не ты одна, -- сухо напомнила Доминика, которая на курсе у нас всегда была за главную. - Теперь надо решать, как нам быть?
  -- А почему в этот раз одиннадцать ведьмочек? - изумленно обратилась ко мне Мирослава, нервно теребя свою длинную до пола косу. - У них же на курсе магов десять.
  -- Кстати, да... -- поддержала ее родная сестра Святослава, что на пару месяцев была старше.
   И главное все смотрят на меня, а я... я... у меня... у меня просто язык не поворачивался признаться, что это моя вина, что если бы не тот чертов приворот ничего бы не было.
  -- А ты похудела, -- привычно спасла меня от ответа кудрявая и белокурая Велена, которая частенько говорила что-то не в тему или невпопад, но при этом умудрялась точно подмечать то, что другие порой не видели.
  Впрочем, не в этот раз.
  -- И правда! - подхватила самая младшая из нас тростиночка Роззи, внешне похожая на робкую дрожащую лань, а в действительности являющаяся не менее сильным лидером, чем Доминика, только в отличие от строгой и временами едкой Доминики, Роззи пользовалась своими внешними невинными данными с теми, кому не довелось с ней познакомиться поближе.
  - Только щечки все те же... -- робко подметила наша скромная и тихая Святозара.
  -- Это все маги эти, да, Яринка? - решительно сделала ко мне шаг Доминика, выпячивая свою немаленькую грудь вперед. - Ты только скажи, мы им покажем! Правда, девочки?
  Девочки закивали. И даже молчавшая до этого четверка из Любомиры, Милады, Василены и Лианы, что удобно расположилась на одной из кроватей.
  -- Эх... девочки, если бы только маги! - тяжко вздохнула я и села на свою кровать под окном. - Вы бы знали, что тут творится!
  Они навострили уши, но я не спешила говорить правду, замечая за спинами подруг Лиса, который отчетливо покачал головой.
  -- А где Дариия Розберт? - спросила я другой, не менее интересующий меня вопрос. -- Она ведь была с вами.
  Сестры по несчастью синхронно отвели взгляд.
  -- Почему не повидалась со мной?
  -- Да потому что зла на тебя была! - ответила за всех Доминика, а Роззи еще и добавила:
  -- Ты недели тут не пробыла, а уже четыре заговора успела сделать!
  -- Почему четыре? - искренне удивилась я, припоминая лишь три.
  Ректор, Марко с Танаром и зеленое жуткое пламя.
  -- Тебе лучше знать.
  -- И правда... -- задумалась. - То, может вместе с домовыми?
  Не говоря уже о том, что если Дариия Розберт сняла приворот с Марко, то значит и с ректора? И тут же в памяти всплывают слова лорда Даорски: 'Никогда не привораживайте высших демонов...'
  И все равно! Наша главная сильная ведьма! Уверена, она бы что-то придумала.
  'Придумала, если бы хотя бы увиделась с тобой...'
  -- Тут есть домовые? - нарушила тишину Велена, не обращая внимания на суть беседы и как всегда тонко чувствуя внутреннее состояние окружающих ее людей, а я даже ответить не успела, как в спальне появились домовые, видимо, услышав наш разговор.
  -- Как хорошо, что вы приехали! - радостно развела своими маленькими ладошками Мелания. - Будет нашей Яриночке помощь, а коль что надо, говорите, поможем!
  -- Друзья Ярины, наши друзья! - подтвердил хозяин-батюшка, низко кланяясь ведьмочкам.
  -- И мы кое-что принесли... -- вышла ко мне молоденькая домовая вся в веснушках и с двумя коротенькими соломенными косичками под платком в горошек. - Ты просила сберечь, а мы не смогли.
  Мне в руки легла до боли знакомая книжка.
  -- Лорд Даорски забрал её у нас, -- виновато пояснила Мелания. - Мы хорошо скрыли, да только все равно отыскал.
  -- Как же вам удалось вернуть? - удивленно спросила, с теплотой рассматривая спасительный сборник Розалинды.
  -- Он оставил книгу в кабинете... -- как само собою разумеющееся ответил домовой. - И пока ректора нет в академии, мы туда проникли, но будь осторожна, родная, рассерчает ведь, когда пропажу заметит.
  -- Не может быть! - ахнула Мирослава, вырвав из моих рук ценную книжку, однако в следующее мгновение этот маневр повторила её сестра.
  -- Откуда у тебя она? - Святослава неверяще уткнулась носом в страницы, чтобы беззвучно зашевелить в немом чтении губами. - Их же не осталось! Последнее пособие по выживанию ведьм в магической академии конфисковала комиссия.
  -- Видимо, не последнее... -- резонно подметила Любомира. - Откуда оно у тебя? И почему никогда не говорила?
  -- Вообще-то говорила! - встала на мою защиту Меланика, а с ней и Роззи, которым я действительно не просто рассказывала, показывала на свое пятнадцатилетие этот подарок. - Слушать надо, а не в облаках летать!
   -- В любом случае, -- спокойно вмешалась Василена, умеющая одним лишь словом и взглядом на корню оборвать начинающуюся ссору или спор. - Это книга, возможно, станет нашим спасением. Не зря ведь маги ликвидировали их. Розалинде удалось сделать то, что не выходило другим, значит, выйдет и у нас. - Здесь Василена внимательно посмотрела на меня. - Яра, тебе удалось разузнать, что же на самом деле произошло с Элаидой?
  На меня тут же все перевели взгляды, вынуждая помимо воли смущенно отвести глаза. За эти пару дней столько произошло событий, что толком заняться главным даже не успела. И стало так стыдно. Жутко стыдно. Я думала лишь о том, как вернуться обратно, а стоило все-таки больше разузнать о случившемся.
  От позорного ответа спасли меня домовые:
  -- Яриночка спрашивала уже, но мы ей сказали и вас просим, не стоит бередить умерших.
  Домовые прекрасно знали, на что мы способны. Девочки ничего не сказали. Промолчали. Между тем все всё прекрасно поняли. Поняли и также синхронно без слов решили. Вместе мы сильнее. Вместе мы можем создать круг призыва. Раз уж маги не хотят расследовать это дело или точнее просто прикрывают правду. Тем более, что с нами Розалинда! Чтобы не говорил Гхаррэн-тхар, а она смогла обрести свободу. И книга ни разу не подводила! Это моя ошибка, что не знала на кого насылаю заговор. И... я еще никогда и ничего не скрывала от девочек. Вот только подвергать их опасности тоже не хотелось. Кто знает, чем обернется для них эта правда. По крайней мере, точно не сейчас.
  -- Ты снова завела фамильяра? - совершенно без удивления вновь легко переменила тему Велена, конечно же, первой замечая Лиса, которого остальные пока что за всеми этими разговорами не обнаружили.
  -- А разве можно заводить больше одного? - задумчиво спросила Святослава, на что недовольно ответила Мирослава:
  -- Снова ты в облаках витаешь?! Нам ведь не раз уже говорили, что можно, хотя и нежелательно... -- здесь младшая из сестер посмотрела на меня, сощурив ярко-зеленые пронзительные глаза. - Это чревато последствиями.
  -- Мирослава права, -- кивнула Меланика, -- тяжело питать силой сразу двоих, не говоря уже о том, что Остряк обидится.
  -- Остряк? - а это уже Лис, которые не смог сдержать любопытства и привычно прыгнул мне на плечо, обвив своими пушистыми и теплыми хвостами.
  -- Это один вредный и очень говорливый кот, которого я не смогла взять с собой, -- с теплотой вспомнила я своего любимца. - Да и не планировала я делать фамильяра здесь, -- это уже к девочкам, -- так вышло, но я ничуть не жалею.
  -- Ой! - махнула на меня рукой безразличная ко всему Милада. - Сделала и сделала! Давайте лучше думати, как рятувати ситуацию!
  
  Правило четвертое
  
  Перехитри
  
  Мне снилось, что я иду длинным-длинным коридором, который, кажется, никогда не закончится. Вокруг бесконечные двери. Вроде и близко, но в тоже время, когда хочешь прикоснуться - будто бы отдаляются.
  В какой-то момент коридор, словно по чьему-то велению неожиданно обрывается, и я оказываюсь в полукруглой пещере, окруженной знакомым зеленым пламенем. Тем самым, что вижу с детства, тем самым, что недавно вырвался из-за моих необдуманных слов.
  Пламя не причиняет мне боли. Легонько касается, словно лаская, а где-то совсем рядом, за проходом, раздается показавшимся знакомым низкий с хрипотцой голос:
  -- Опять неудача?!
  -- Простите, господин, но кто мог знать, что та ведьма бросится на помощь...
  Конец предложения оборвался хриплым криком боли. Я лишь и успела, что испуганно отскочить, когда на дальней стене за аркой брызнула кровь. И мне бы уйти, но вместо этого ноги сами ведут туда...
  -- Я надеюсь, ты справишься лучше? - все тот же низкий голос. - В академию вновь прибыли ведьмочки, одной больше одной меньше, думаю, ты догадываешься, что от тебя требуется?
  -- Да, господин... -- а это уже новый собеседник.
  Шаг. Еще один. В поле зрения попадает оторванная демонская голова и лужа крови. Жутко. Страшно. Так страшно, что из-под ног уходит опора и мутит. Хватаюсь за стену. Это было неправильно. Неестественно. То, что я видела. И дело не в убитом демоне. Внутри все сковало от осознания, кто именно стоит рядом...
  Высокий. С закрученными рогами. Копытятый. Хвостатый. Я слишком хорошо знала, кого увижу, стоит чудищу обернуться. И эти неестественно просвечивающие ребра, где быстро-быстро бьется пылающее огнем сердце.
  -- Гхаррэн-тхар...
  Меня услышали. Время замедлилось. Неторопливо. Очень. Словно насмехаясь. Демон все-таки повернул голову. И...
  Я проснулась. Резко. Больно. С жутким воспоминанием красных демонских глазищ. Даже не сразу поняла, что это был сон. Или не сон? В груди все еще неприятное чувство страха, а руки мелко дрожат, словно я, в самом деле, там стояла. Стояла и видела, как лорд Даорски бездушно избавляется от демона за то, что тот не выполнил приказ.
  Приказ! Это словно отрезвило, напоминая суть разговора. Они же говорили о Элаиде! И о нас! Внутри все похолодело.
  -- Что случилось? - обеспокоенно спросил Лис, тихонько запрыгивая ко мне в постель.
  Было раннее утро. Первые солнечные лучики только-только проникали к нам в спальню. Я была несказанно счастлива ночевать в своей кровати, а не в больничном крыле, куда меня хотели вернуть. Благо удалось убедить этого не делать, тем более что благодаря вовремя сделанным усилиям здешней целительницы на руках даже ожогов не осталось.
  Девочки еще спали. Даже Доминика с Роззи, которые всегда вставали ни свет, ни заря до сих пор видели сны.
  -- Как хорошо ты знаешь Гхаррэн-тхара? - прямо спросила, не зная, что и думать.
  То есть я знала, что он демон, а демоны никогда не отличались добрым нравом, но все-таки на какое-то мгновение, в самом деле, поверила его словам. Поверила, что он не несет опасности, а мир не делится на абсолютно черное и белое. Дура!
  -- Достаточно хорошо, -- на меня удивленно взглянули, -- хоть и не так уж давно...
  Только этого было мало. Это не просто сон. Я знала это. Ведьмы обладали врожденным чувством эмпатии и способностью видеть незримое. И судя по всему это явно не будущее.
  -- Это он убил Элаиду! - как можно тише прошептала я. - И собирается использовать нас!
  -- С чего ты взяла?
  -- А с чего демонам вообще тут быть? Им одно нужно - сила.
  На удивление в этот раз Лис спорить или что-либо доказывать не стад. Он вообще ничего не сказал. Просто закрыл глаза и замолчал, а я... я вспомнила одну важную вещь.
  -- Теперь ты мой фамильяр и можешь, даже не так, должен рассказать все, что знаешь! Для чего демоны внедрились в академию? Что они получают взамен?
   -- Право слов, -- вдруг стал серьезным Лис в одно мгновение утрачивая всю свою легкость и озорство, -- я сам многого не знаю, кроме того, что дело в проклятии. Скажу даже больше, до встречи на Изнанке с Гхаррэн-тхаром я словно погряз в пустоте. Кем я был при жизни? Что случилось? Кто я? Именно он вернул меня в этот мир. Он дал возможность вырваться из небытия. И одно я знаю точно - ведьмочки ему не нужны. Гхаррэн-тхар - высший. У него другие цели. Находясь во главе магической академии, он получает возможность быть ближе к источнику и тем самым жить.
  -- О чем ты? - я нахмурилась. - Что за проклятие?
  -- Контракт с человеком... -- сипло ответил Лис. - Ты ошибалась, думая, будто король что-то дает взамен Гхаррэн-тхару. Это просто условие сделки.
  -- Я поняла! - громче, нежели надо воскликнула я. - Ведьмочки дают возможность ему брать силу источника, ведь демоны не могут напрямую питаться им. Ни демоны, ни маги! Только мы!
  -- Ты меня не слышишь...
  -- А ты меня! Говорю, я видела и слышала, как он говорил об этом! И ты сам сказал, что источник дает возможность ему жить, но без ведьмы, источник - ничто!
  Рядом зашевелилась Доминика, вынуждая нас тут же замолчать. Однако последняя фраза была все же услышана.
  -- Кому жить? - ухватилась за последнее слово моя соседка по кровати. - О чем ты, Яра?
  -- Да сон приснился, -- вновь солгала я, понимая, что долго не смогу так. - Кстати, душевых здесь только две!
  И, не давая ей очнуться, подскочила с кровати и босиком бросилась в ванную комнату, расслышав укоризненный комментарий Лиса:
  -- Эх вы девчонки! С мальчишками куда проще!
  -- Конечно, проще, -- уже из-за двери выглянула я, замечая, что Роззи бежит на опережение Доминики, -- мальчишки ведьмаками не бывают! Пальцами щелк и чист!
  И закрылась, расслышав рядом победный крик Роззи, которая обманным путем достигла цели первой.
  -- Ничего! - пробурчала в ответ Доминика. - Рано или поздно ты оттуда выйдешь -- и уж тогда я тебе устрою утренний забег!
  -- Ой, -- а это уже проснулась Меланика. - Вы с Роззи постоянно за что-то соревнуетесь - уже даже не смешно.
  Дальнейший разговор я уже не слышала. Горячий душ заглушил голоса и возню девчонок. Да и мысли мои были заняты сном и словами Лиса. Я чувствовала себя обманутой. Обманутой и глупой! И с осознанием того, что даже Дариия Розберт не сняла приворот с демона. Будь иначе, она бы наверняка повидалась со мной. Я просто уверенна!
  А знает ли она о том, что ректор - демон? Ведь, если пробовала снять мой приворот, то должна была заметить неладное. Или может она так разозлилась, что даже и не пыталась исправить мою ошибку? Хотя с Марко исправила же!
  Я не понимала директрису и что таить - была обиженна на столь открытое пренебрежение. Пусть даже действительно провинилась.
  С такими не особо веселыми мыслями закуталась в банное полотенце и вернулась, чуть ли не будучи сбитой Меланикой. Подруга вихрем проскочила рядом, намереваясь занять мое место в ванной.
  Доминика все еще пыхтела под дверьми Роззи, упрямо желая вытащить оную оттуда, но та словно назло тянула время. Мирослава со Святославой привычно обменивались платьями, пытаясь выбрать, что кому надеть. Валена безмятежно стояла у окна, что-то пристально разглядывая. Милада с Любомирой как всегда лежали до последнего, даже, если уже не спали. Василена поглядывала на Валену, но, видимо, ленилась подняться с кровати и подойти посмотреть, что же она там такого увидела. Валена словно специально игнорировала вопрос Василены. Не выдержала Лиана. Свесила худенькие ножки. Всунула в пушистые тапочки. И неспешно подошла к тому самому окну.
  -- Ммм... -- загадочно протянула Лиана и тоже не стала ничего объяснять.
  -- Ну ладно! - сдалась Василена, чье непомерное любопытство все-таки победило лень. - Что вы там такое увидели?
  Догадываясь, что именно они могли увидеть, даже подходить не стала. Тем более что комментарии девочек только подтвердили догадки.
  -- Ой, а тот с краю ничего такой!
  -- Неа, -- не согласилась зоркая Лиана, -- первый симпатичнее и мужественнее.
  -- Тот, что первый - это преподаватель, -- огорошила подруг наблюдательная Велена. - И, по-моему, недоволен нашим наблюдением. Мы отвлекаем их от занятия.
  -- И всё-то она знает, -- пробурчала Василена, первой отходя от окна. - Откуда она всё знает? Он ведь к нам спиной стоял!
  Я улыбнулась. Велена и правда порою нас удивляла. Зато Роззи, которая все-таки вышла из ванны, получив по шее от сильной руки Доминики, теперь тоже с любопытством поглядывала в окно, попутно потирая ушибленное место.
  -- Это они и есть, да, Яра? Маги, которым мы должны помогать?
  Кивнула, на что Роззи довольно и коварно улыбнулась.
  -- Что же... будет весело! Покажем им, кто такие ведьмочки!
  -- И не только им! - предвкушающе подхватили Святослава с Мирославой, наконец, определившись с нарядом. - Кто там нашу Яринку обижал?
  -- Кто из профессоров назвал нашу работу жалкими приворотами и заговорами, а?!
  Вчера я рассказала всё, что произошло со мной за эти пять дней. Почти всё. Про всех недоразвитиков с которыми девочкам предстояло иметь дело. Отдельно о Марко и его плане. Вот не могла не пожаловаться, хоть и добавила, что приходил, извинялся. Надеюсь, искренне. И про несправедливость к големам, домовым, гномам, саламандрам и другим волшебным расам поведала. Про преподавателей, что прямо на магах демонстрируют практику. Лишь об истинной сущности ректор и Танара ничего не сказала. Не хотела подвергать их опасности, но в то же время сомневалась правильно ли поступаю. Предупрежден, значит вооружен. Особенно после сегодняшнего видения.
  Тем не менее, пока решила повременить. Сперва надо все-таки узнать, что скажет дух Элаиды. Знала ли она о демонах?
  
  ***
  Первое знакомство ведьмочек и магов началось с общей лекции. Так еще и с тем самым преподавателем, который пару дней назад составил мне компанию в столовой. Он вел у магов именно то, чего мы с девочками от рождения лишены - заклинания. О чем не преминули подметить сидевшие справа от нас парни. Тут надо отметить, что аудитория сама по себе была небольшой, но мы, не сговариваясь, постарались отдалиться от студентов и заняли ряд у окна. Вплотную. Чтобы маги и не подумали к нам подсаживаться. Знакомая мне уже пятерка, но почему-то без Танара, явно хотела. Марко и вовсе двинулся в мою сторону, но на свое счастья я оказалась зажата между Доминикой и Меланикой.
  Оказалось, впрочем, что не ко мне. Подошел он к Роззи. Демонстративно положил перед ней белую лилию, улыбнулся, а затем сел рядом с рыжим приятелем. Роззи не растерялась. Мило улыбнулась. Встала. И также демонстративно выбросила дар в окно.
  -- Вот пойми их! - недовольно пробурчала себе под нос Доминика. - Сперва унизят одним взглядом, видите ли, не умеем заклинания творить, а после 'на тебе цветочек'?
  'На тебе цветочек' после этих слов появился еще у троих. Любомира, Милада и Василена повторили судьбу предыдущего. И именно в этот момент явился тот молодой преподаватель.
  -- Из года в год одно и тоже, -- с порога подметил он, проследив за ведьмочками, что вернулись на свои места. - Никакой фантазии.
  А это явно был камень в огород магов, что не могло нас не порадовать. Только мы слишком хорошо помнили, что из себя представляет этот мужчина. И его слова, которые он столь необдуманно мне сказал. Нам с девочками даже сговариваться не надо было. Лишь один взгляд - и мы уже решительно настроены показать этому снобу свои 'жалкие' привороты и заговоры!
  -- Самое потешное, -- продолжал тем временем преподаватель, насмешливо рассматривая пустой ряд между нами и магами, -- что к концу года расстановка мест в аудитории подвергается значительным переменам.
  -- Угу... -- скептично подтвердила дотошная Любомира. - Это если выживают.
  -- А вы знаете много случаев смертей? - сухо поинтересовался мужчина, остановив свой внимательный взгляд на Доминике, которая впрочем нисколько не смутилась и уже собиралась ответить, когда вмешался Дамирыч.
  -- Кроме случая с бедняжкой Элаидой...
  Не знали. Вот правда не знали.
  -- Только что сейчас с теми, кто выпустился, -- тут уже я встряла, -- нам тоже не особо известно.
  -- Так это поправимо, -- снисходительно улыбнулись нам, -- они до сих пор числятся в нашем реестре вместе со своим магом и если потребуется, думаю, ректор сможет устроить встречу и развеять ваши сомнения в их счастливой жизни.
  -- Абы не пусти балачки, -- тихо шепнула Милада, нервно поправляя выбившие прядки рыжих волос, но у препода оказался отменный слух.
  -- Я сегодня же обсужу это с лордом Даорски, а теперь, пожалуй, давайте приступим к лекции, -- он повернулся лицом к доске и повел рукой, делая незаметный пас, после чего перед нами высветилась тема. - И начнем с того, что мои адепты уже знают, а вы -- нет...
  -- Так и мы знаем о заклинаниях подавляющих волю, -- не стала молчать Любомира, удивленная столь избитой темой. - Другое дело, что мы используем другие средства для этого.
  -- Заговоры и привороты, -- пренебрежительно уточнил он, -- знаем-знаем, но вообще речь не об этом, а всего лишь об имени.
  По аудитории прокатился смешок, который был быстро оборван приподнятой преподавательской рукой:
  -- Можете обращаться ко мне профессор Фольски и, прежде чем мы перейдем непосредственно к теме занятия, скажите мне, ведьмочки, чем же все-таки отличаются заклинания от заговоров?
  -- Заговор - это сила слово, а заклинание - сила магии, -- ответила за всех умница Любомира.
  -- Верно и...
  -- Однако, -- продолжила она, не давая сказать профессору, -- это не совсем так. Если маг направляет свою силу через определенные жесты и формулу, то мы, ведьмы, неосознанно тянем силу источника. И чем он сильнее, тем могущественнее будет наше слово. Так что со стороны магов глупо недооценивать заговоры.
  -- Это все прекрасно, но у нас в академии принято спрашивать разрешения высказаться и не перебивать, -- вроде спокойно сказал профессор Фольски, но во взгляде светло-голубых глаз сквозило неприкрытое недовольство, а еще он в упор глянул на меня, словно говоря, что понял, откуда ноги растут.
  И глазом не моргнула. Что с того? Вот нечего было заявлять, будто ведьмочки без магов ничто!
  -- В любом случае, -- самоуверенно улыбнулся маг, -- заговоры уступают заклинаниям, не так ли, адепты?
  Адепты кивнули, а мне вдруг отчетливо стало понятно, откуда такое унизительное отношение к нам у магов. Что тут удивляться, раз сами преподаватели нас ни во что не ставят и еще поощряют это!
  -- Только ваши заклинания не помогут вам снять ведьмовский приворот, так ведь, Марко? - не удержалась я от жирного намека, который, к слову, понял ни он один.
  -- Брать в примеры всего лишь адепта я бы не стал, -- не растерялся преподаватель, видимо, будучи тоже наслышанный о позоре челкастого. - Маги умеют защищать себя от ваших ведьмовских штучек, в то время как на вас заклинания действуют безотказно. У ведьм банально нет магических сил для контрзаклятий.
  -- У нас есть амулеты! - не сдержались девочки, гневно сжимая под столом кулачки.
  Ох, чувствую, еще немного профессор Фольски пожалеет о своих словах.
  -- Которые, позволю себе напомнить, созданные руками магов?
  -- Так давайте проверим! - решительно поднялась Доминика, а за ней и остальные ведьмочки. - Заговор против заклинания!
  -- Давайте... -- хитро улыбнулся мужчина, словно только этого и ждал, а мне почему-то вспомнился профессор Анлим, который в противовес Фольски пытался показать, что ведьмы и маги - одно целое.
  И вот как тут кому-то или чему-то верить, когда каждый говорит то одно, то другое, а в колледже и вовсе третье. Это лишь еще раз убедило меня, что наше решение с девчонками призвать вечером Элаиду - верное.
  -- Кто из магов хочет поучаствовать? - мне все больше не нравился этот самоуверенный индюк.
  Куда больше порадовало, что вызвалось не так уж и много. Всего-то двойка незнакомых похожих друг на друга парней, тот зализанный блондин и Дамирыч. Вот последний удивил. Почему-то я наивно полагала, что у него, как и у Марко, проснется хотя бы чувство благодарности, но, видимо, удар по его мужскому достоинству оказался слишком личным.
  Зато остальные недоразвитики, которые не давали мне все эти дни прохода, урок с проклятием усвоили. Вот только отсутствие Танара мне совсем не нравилось. И не спросишь ведь, чтобы не привлекать внимание. Что-то мне подсказывало, что это связано со случившимся вчера.
  -- А как же то, что брать в примеры адептов не стоит? - напомнила профессору его же слова Любомира. - Покажите, как справитесь с ведьмовским заговором!
  Девочки улыбнулись, прекрасно понимая, что делает Любомира, ведь мы были настроены проучить именно этого зазнавшегося преподавателя.
  -- Одиннадцать против одного?
  -- Но вы же маг! Преподаватель! - а это уже я. -- Что вам какие-то жалки заговоры и привороты?
  Пасть лицом в грязь он не мог, хотя, наверное, уже и понял, что попал. Только вот в тот самый момент, когда профессор Фольски вышел вперед, чтобы продемонстрировать все возможности мага, в дверь постучали.
  -- Славскую вызывает ректор! - в аудиторию заглянула чья-то кудрявая голова.
  По правде сказать, даже не сразу поняла, что Славская вообще-то я, а когда поняла... на душе мигом похолодело.
  -- Что же, Ярина, идите, -- разрешил мне профессор Фольски, небось радуясь тому, что на одну разозленную ведьмочку меньше.
  Между тем я совершенно не горела желанием уходить. Как минимум потому, что видеть ректора совсем не хотелось, а как максимум - пропущу всё самое интересное!
  -- Так лекция же!
  -- Не страшно, -- дружелюбно улыбнулся профессор Фольски, -- думаю, девочки неплохо справятся без вас и обязательно потом дадут вам конспект.
  -- Пожалуйста... -- только не к этому копытятому демоняке, -- я даже не буду участвовать в демонстрации ведьмовских заговоров.
  Он удивленно приподнял брови, но не стал что-либо говорить или оставлять. Сухо напомнил, что меня ждут и попросил поторопиться. Ничего не оставалось. Поднялась. Медленно. Сложила учебные принадлежности, а после направилась к дверям, да с таким лицом, будто на казнь и было отчего, стоило только вспомнить сегодняшнее видение.
  -- И правильно, что боишься! - по своему расценил мои эмоции провожатый, неожиданно сворачивая не к кабинету ректора, а в больничное крыло. - Наказание может наконец понесешь!
  Я непонимающе на него посмотрела, но он не ответил. Открыл передо мною двери и пропустил внутрь четырехместной палаты. На дальней кровати лежала девушка, а рядом с ней стоял ректор. Лицом к окну. И даже не обернулся, когда я вошла, только руки сложил за спиной.
  -- И что это такое, Славская?!
  -- Вы о чем? - я растерялась, помимо воли касаясь рукой подарка Лиса и надеясь, что моих мыслей неслышно.
  -- Вот о ней! - он все-таки обернулся, рукой указывая на незнакомку.
  -- Так девушка это...
  -- Не язви, Яра! Ты прекрасно поняла вопрос.
  Вот если честно уже перестала понимать, рассматривая стыдливо прикрывающуюся одеялом девушку. Судя по всему, она меньше всего хотела, чтобы к ней наведывались посетители.
  -- Это Славен! - решил все-таки пояснить лорд Даорски.
  Я повторно растерялась, по-новому глядя на девушку. И как я раньше не заметила? В ней действительно было немного от нашего куратора. Те же серые глаза, разрез глаз, губы. Разве что лицо приобрело более женственные черты, да и волосы удлинились. Насчет остального не могла сказать, так как Славен прикрывался.
  -- Так, а я тут причем? - все еще не понимая, спросила, честно глядя в глаза ректора.
  -- Заговор с него сними.
  И я вспомнила. С холодным липким ужасом вспомнила. Никаких заговоров я не делала, вообще не пыталась, только вот фраза... всего одна фраза и желание, отразившееся в словах. Но разве такое возможно? Какой же тогда силы здесь источник, если мои слова куратору 'побывать на нашем месте' превратили его в девушку? Да и вообще я не это имела в виду!
  -- Не превращала я его в девушку!
  По крайней мере, специально.
  -- Да и невозможно это! Заговор не может сделать из парня - девушку!
  -- Только перед нами сейчас именно девушка!
  -- Так может это ваших рук дело? - прямо намекнула я. - Или Танара? Вы как раз можете...
  -- О чем это ты? - а это уже Славен или правильнее будет Славена, вылезла из-под одеяла. - Зачем Танару такое делать?
  -- Если бы это было моих рук дело, то Дариия Розберт сняла бы проклятие, как и с Марко!
  Кстати, а почему не сняла? Я вдруг поняла, почему девочки говорили о четырех заговорах. Домовые тут не причем, речь наверняка о Славене! Но...
  -- Проблема в том, что он, -- взгляд ректора скосил на девушку, -- точнее она, не придумала ничего лучшего, нежели притвориться больным и не выходить из комнаты. Мне только сегодня стало известно об этой ситуации!
  Конечно, наверное, просто за убийствами проваливших ваши задания демонов времени не было! И что самое приятное - кулон действовал - Гхаррэн-тхар явно не слышал этих моих мыслей. Только вот его следующий вопрос совершенно мне не понравился:
  -- О чем ты думаешь?
  -- Вам не кажется, что мысли это личное пространство?
  -- Яра, я задал вопрос! - и быстрый взмах рукой, после которого Славен словно замирает, также как тогда, когда стал превращаться Танар.
  -- Это у демонов такая привычка людей замораживать?
  -- Это не заморозка, -- машинально ответил демон. - И ты не ответила!
  -- Как будто вы и так не слышите?
  -- Слышу, но совсем не то, что всегда... -- он прищурился. - Так о чем ты думаешь?
  О том, что вы наглый лжец и убивец ведьм!
  И смотрю главное прямо в глаза.
  -- Ты сейчас назвала меня копытятым жутиком?
  -- Ага! - без угрызения совести соврала я, радуясь тому, что кулон не просто укрывает мысли, что было бы слишком заметно, а еще и неплохо так их фильтрует. - Вы мне другое скажите, Дариия Розберт сняла с вас проклятие? Она ведь не могла не заметить его на вас...
  Хотя мне почему-то начинало казаться, что директриса много чего нам не говорит. Или как еще объяснить, что она не повидалась со мной? С каких пор обычные заговоры могли заставить вот так ее уйти? Или...
  -- Это вы не дали Дарии Розберт со мной повидаться, да? - неожиданное осознание озарило.
  -- Я уже говорил, что проклятие снять с высшего демона невозможно! - ответил ректор на предыдущий вопрос, демонстративно игнорируя следующий, а мне вдруг пришла еще одна мысль:
  -- Но пыталась? Не могла не заметить на вас моего приворота, а если не смогла снять, то наверное задалась вопросом отчего. Дариия Розберт она умная ведьма и наверняка поняла, что вы демон! Или почему же приворот не снялся? Как вы объяснили это?
  -- Слишком много вопросов...
  -- И далеко ещё не все, -- призналась я, вновь вспоминая свой сон, но решаясь спросить на прямую.
  -- Директриса ваша не столько умная, сколько хитрая, -- недовольно сообщил демон, -- она и не попыталась снять твой приворот, конечно, с одной стороны мне это на руку, а с другой, ты слишком превозносишь её, в то время как она готова пожертвовать тобой, лишь бы узнать правду о смерти дочери и наказать виновных. Она уверена, что мои чувства к тебе вынудят пойти на уступки, но Дариия ведь не знает всей правды, верно, Ярусик? Не говоря уже о том, что пару дней назад тобой легко пожертвовали, отправив одну в академию магов, а ты все еще защищаешь ее?
  -- Да! - не поддалась я на провокации, между тем сильно сомневаясь в своей уверенности, -- вы потому и не дали мне увидеться с ней, чтобы подорвать моё доверие. Только чтобы вы ни говорили -- веры вам нет!
  Теперь уж точно.
  -- Я знаю, что здесь вы из-за сделки с королем! - не стала скрывать. - Заключили с ним контракт, чтобы спастись от проклятия и теперь пользуетесь силой источника. Вот почему Элаида погибла, да? Без ведьмы не только маг не может черпать энергию, а и демон. И заметьте, что умерла она как раз с вашим здесь появлением!
  Показалось, кого-то убьют на месте. Сразу. Здесь и сейчас. На меня смотрели с неприкрытым бешенством. В воздухе отчетливо повисла угрожающая атмосфера. Жуткая я бы сказала.
  -- Иногда я просто поражаюсь твоему отсутствию инстинкта самосохранения, -- холодно поразился ректор, делая ко мне шаг. -- Но самое паршивое, что я даже злиться на тебя не могу!
  Подошел вплотную. Навис надо мной, словно та громадная скала, что граничила с нашим Гроунским лесом, а после до боли сжал плечи. Усмехнулся. Жестоко, опасно, я бы даже сказала хищно.
  -- Ты даже не имеешь представления, что говоришь, Яра! Проклятие? Контракт? Правда думаешь, что всё дело только в этом? Лис не помнит своей прошлой жизни, так откуда же ему знать о моей?
  Руки на моих плечах сжались, сдавливая сильнее. И голос такой, ядовитый, с нотками немого упрека:
  -- Давай же вместе взглянем на источник, Ярина, сила которого так мне необходима для выживания!
  В тот же миг вокруг нас вспыхнуло знакомое пламя переноса. После такое же знакомое чувство и мы оказываемся в открывшемся сумрачном пространстве. Вопросительно приподняла брови, ожидая хоть каких-либо объяснений, но вместо этого, лорд Даорски просто развернул меня к себе спиной, а лицом к...
  -- Не может быть!
  И даже то, что я стою недопустимо близко к демоняке, сейчас меня не волновало. Оно словно ушло на задний план, а все о чем я могла думать - это слабо-горевший источник света в небольшой выемке.
  -- Когда-то сердце этой академии, -- между тем тревожно заговорил ректор, -- ярко билось и озаряло своих студентов, теперь же от него почти ничего не осталось. Источник силы питал эти стены ещё в те времена, когда маги не знали о способностях ведьм, когда маги умели использовать волшебные ресурсы самостоятельно. Они неспроста построили академию на этом месте. Всё изменилось, когда мы пришли к власти и лишили магов их сил, отчего на защиту пришлось встать ведьмочкам. В одном ты права - демоны никогда не могли без проводника испить сил источника, который манит нас к себе...
  И вроде слушаю, а в то же время не могу отвести взгляд от источника, точнее от того, что от него осталось. Только чью же силу я тогда чувствовала? Чью призывала? И как тогда смогла одним словом проклясть Славена?! Без силы источника это просто невозможно!
  -- Мы были готовы идти на многое, чтобы получить доступ к человеческим ресурсам сил. Ты не права, думая, будто я питаюсь им, нет, наоборот, чем он слабее, тем и я. То проклятие, о котором упомянул Лис как раз завязано на данном истоке. Я плачу за свои ошибки, однако, когда источник погибнет, исчезну и я. Я - защищаю его, а король... -- не понимаю зачем он мне всё это говорил, но как реагировать на эти слова, просто не знала, -- так уж вышло, что ему известна моя тайна, -- холодно продолжал Гхаррэн-тхар, -- и он также заинтересован в сохранении данного источника - можно сказать мы помогли друг другу.
  И мне бы хотелось верить, действительно хотелось, но...
  -- Как же тогда так вышло, что погибла ведьма?!
  -- Она нарушила приказ и...
  -- Вот опять! - не дала даже договорить. - Сама виновата, да?!
  -- Да, -- и глазом не моргнул. - Есть вещи, которые придуманы не просто так и если была опасность покидать академию, то следовало прислушаться к словам других.
  -- Следовало сделать так, чтобы она вообще не смогла покинуть академию! Или чтобы этой опасности не возникло и маги не исчезли! Между прочим, а их нашли?! И куда они пропали?
  -- Нашли... -- уклончиво ответил ректор, -- только они уже сделали свой выбор и пути назад не было.
  -- О чем вы?
  -- Магов легче склонить на свою сторону, маги стремятся к власти и силе, так же как и демоны. В этом мы с ними похожи и именно поэтому вы так нам необходимы. Ведьмочки не просто ресурс, который способен передавать силу источников, нет, вы тот самый барьер, что не дает магам перейти черты. Вы видите то, что не могут увидеть маги. Ваша внутренняя способность к состраданию, эмоциям и переживаниям притягивает магов и делает их человечнее. Ты ошибаешься, полагая, что демоны используют ведьмочек, куда больше пользы нам от магов. Ведьмы сгорают от нашей любви. Раньше они словно бабочки летели на манящий их свет, но со временем маги и сами ведьмы постарались внушить новому поколению, что мы не просто опасны - мы зло. У них это вышло. Нас изгнали. Только люди так заигрались в своё вранье, что ныне сами себя загоняют в ловушку. Маги считают, что вы никуда не денетесь, и позволяют себе вести необдуманно, забывая иногда, что принудить вас делиться силой не могут. Только и вы не сможете не делиться, когда кому-то будет угрожать опасность. Замкнутый круг связи, который действительно очень сложно разорвать. И я здесь еще, чтобы не дать этому случиться.
  -- И поэтому силой меня забрали? Поэтому позволяете преподавателям и магам так к нам относиться?
  -- Нет... -- он все также стоял за моей спиной. - Не позволяю!
  Рядом. Совсем близко. Настолько, что я боялась развернуться, зная, что окажусь лицом к лицу с ним.
  - Однако не стану отрицать, что необдуманно поступил, когда забрал тебя. Признаюсь, не ожидал, что Дариия так легко тобой пожертвует.
  -- Иногда приходится жертвовать одним ради множества.
  -- Дура, -- в сердцах выплюнул демон, после чего случилось неожиданное: руки лорда Даорски скользнули по моей спине, остановились на талии и нагло притянули к себе. - Твои поступки один за другим тянут тебя на дно. С того самого момента, как ты посмела выступить со своим мнением, а после приворожить высшего демона! Лучше бы ты никогда этого не делала...
  Вот не могла тут не согласиться, однако вслух произнесла другое:
  -- И зачем же вы мне сейчас все это говорите?
  -- Потому что, -- меня вдруг властно развернули лицом, вынуждая смотреть в глаза... нет, не ректора, демона, красные глазища которого трансформировались вместе с телом. - Потому что я не хочу, чтобы ты думала обо мне плохо.
  И невольно перед глазами всплывает моё ночное видение.
  -- Тогда отпустите!
  -- И не проси даже, -- с болью произнес красноглазый копытятый демоняка все крепче прижимая к себе, словно боясь, что в любой момент могу исчезнуть. - Ты очень мало знаешь о демонах, Ярусик, и хранилище знаний никак не поможет тебе в пополнение этих знаний, - кто-то вновь проявил чудеса осведомленности. - Там лишь избитые фразы и сведения времен первой войны. Демоны не распространяются о себе, а те, кто узнают больше, чем следуют, чаще всего не выживают.
  -- Так значит, Элаида узнала то, чего не следовало? - тут же предположила я, развернувшись в крепких руках и попытавшись вырваться из хватки, но держали меня цепко.
  Даже перестала дышать, в страхе глядя на жуткого монстра, глаза которого сейчас словно налились кровью, настолько красными они стали. Между тем заговорил он совсем не зло, как я почему-то ожидала:
  -- Тебе бы очень этого хотелось, да? Ты даже не представляешь, как твоя слепая ненависть меня убивает. И ты вновь ошибаешься. Это было сказано вовсе не для того, что бы ты вновь пришла к неверным и каким-то своим сказочным выводам. Нет. Я вел к тому, что демоны влюбляются лишь раз в своей жизни. И если это происходит - они уже не могут жить без своей половинки. Некоторые сходят с ума, другие погибают, а третьи исчезают. Если высший демон выбрал себе пару - это навсегда...
  -- Но ведь вы не выбирали! - отчаянно напомнила я. - Это всего лишь приворот! Не любовь! Не настоящая!
  -- Настоящая, -- его когтистая ладонь поднялась, пальцы задержались на моих губах. - Это было понятно ещё с твоей первой фразы, дерзкого взгляда, решительности в серо-голубых глазах и милых барашек на голове, что так сильно контрастировали со всем остальным. Ты притягивала. Твои живые эмоции! Перед ними невозможно устоять. Особенно нам, демонам, которые лишены этого. И чем сильнее ты сопротивлялась, тем больше зарождала во мне интерес. Твой же приворот лишь усугубил дело, но даже не будь его, я бы все равно был бы тобой заворожен...
  -- Заворожен? Пять дней всего прошло! Пять! О чем вообще может идти речь?
  -- Иногда и дня достаточно, чтобы понять, хотя с тобой как раз ничего не понятно, -- меня наконец все-таки отпустили, давая призрачную свободу. -- Танар тоже чувствует, как его тянет к тебе, однако он полудемон, он не может себя контролировать. Для всех Танар уехал на несколько дней домой, а на деле пытается вернуть себе человеческий облик. Полудемоны очень податливы эмоциям и внешним переменам. Они от рождения двойственны и впадают в крайности демонского или человеческого сознания. Ты запустила механизм демонского, который успешно спал на протяжении долгих двадцати лет. Полудемоны редкость. Отношения между человеком и демоном никогда ни к чему не хорошему не приводят, но Танар выжил, Танар стал изгоем среди тех и тех, поэтому он скрывает свою сущность. О ней знают единицы.
  -- Где же он тогда на самом деле?
  -- У меня... -- как само собою разумеющееся ответил рогатый и копытятый. - И сейчас...
  -- Я могу его увидеть? - не дала закончить этому жутику фразу. - Помочь?
  -- Не думаю, Яра, все не так просто, как...
  -- Значит, теперь вы меня убьете? - и снова перебила, действительно давно растеряв инстинкт самосохранения.
  Лицо Гхаррэн-тхара на мгновение исказила столь сильная ярость, которой я в жизни своей не видела.
  -- Знаешь, Ярусик, -- прошипел он, -- иногда мне действительно этого очень хочется, но позволь спросить, отчего такие выводы?
  -- Дедуктивный метод! - язвительно вернула ему же его слова. -- Демоны не распространяются о себе, а те, кто узнают больше, чем следуют, чаще всего не выживают. Кажется, это тоже ваши слова.
  -- Вредина же ты, Яринка! - куда более беззлобно заявил демоняка. - Невоспитанная вредина!
  -- Пусть так! - не стала спорить, возвращая тему в нужное мне русло. - Тогда отпустите остальных, раз меня не можете, тем более что без источника ведьмы все равно вам не пригодятся.
  А я уж выживу как-нибудь. Зато другим не придется отдуваться за мой длинный язык. Может, хотя бы они смогут исполнить свои мечты...
  У нас с девочками у каждой она была. И с магами никак не связана.
  -- Не могу, -- спокойно ответил копытятый упрямец, -- источник хоть всё ещё и слаб, но он есть, а своим присутствием вы также питаете его. Вы нужны нам. Нужны академии. Магам. Как же ты не понимаешь?
  -- Это вы не понимаете! - теперь был мой черед злиться, -- Несколько дней назад я и представить себе не могла чем обернутся мои слова. Мы с девочками просто мечтали о будущем. С предвкушением представляли скорый выпуск и кто куда потом пойдет. У нас даже план был - как избежать магической академии. Мы вместе выросли. Вместе хотели помогать тем, кто не имел ни сил, ни возможностей. Знаете, какая смертность от простых болезней в деревнях? Не от руки нечисти, нет, а просто от банальной простуды или при родах. Маги думают только о себе, ежегодно забирая ведьм, из-за чего множество отдаленных поселений остаются без нашей помощи. И это не имеет никакого отношения к тому, что нам, как вы говорите, навязывали, будто демоны плохие, а маги лишь использует ведьмочек. Потому что именно всё так и есть! Маги даже не пытаются относиться к нам иначе, зная, что закон на их стороне, что нас давно лишили право выбора. И это несмотря на то, что без нашего желания никто с ними силой не станет делиться...
  Тут я на миг запнулась, вспоминая, что это единственное, чего нам почему-то никогда не говорили, что заставляло задуматься о мотивах директрисы. Она ведь не могла этого не знать. Видимо, в чем-то Гхаррэн-тхар прав, хоть ему я этого никогда и не скажу. Старшим ведьмам тоже есть, что от нас скрывать.
  -- Станет, -- вдруг мягко напомнил ректор, -- это внутри вас. Даже пожелай ты не делиться силой, а в критический момент остаться в стороне не сможешь. И, предугадывая твой вопрос о выпускных экзаменах, где магам необходима ваша поддержка - это и есть причина, по которой вас отбирают на целый год. Вы не просто обучаетесь тому, что в будущем вам пригодиться в работе с магом, вы выбираете мага, неосознанно привязываетесь и влюбляетесь. Так было всегда. И это лишь вначале маги проявляют характер, а пройдет месяц и они тоже определятся со своим выбором.
  -- Только вот невесты некоторых вряд ли порадуются такому обстоятельству... -- вспомнила я слова Марко, будучи прекрасно наслышана о полигамии, которая почему-то вполне спокойно принималась в отношении магов.
  -- Среди людей такое бывает, -- с жирным намеком уточнил демон и усмехнулся, -- но тебе повезло - я не человек.
  -- Отлично! - язвительно хлопнула в ладоши. -- Только вот незадача - людей вы любите убивать. Так что пока есть шанс -- я буду бороться за своё будущее, за то будущее, которое я сама себе построила!
  И обязательно узнаю правду об Элаиде, впрочем, как и о самой Дарии Розберт, которой много чего предстоит мне рассказать.
  -- К слову, лучше бы нам вернуться к Славену, боюсь, он мог заметить наше отсутствие.
  -- Славен ничего не заметил, -- серьезно объяснил лорд Даорски, -- для него время шло иначе.
  -- Я рада.
  Хотя в действительности радоваться нечему было. Наоборот. Грустно. Очень грустно осознавать чего меня лишили и что меня в итоге ждет. До слез грустно. Грустно и обидно.
  -- Что же... -- глухо произнес Гхаррэн-тхар, -- жаль, что мне так и не удалось до тебя достучаться. Я ведь не просто так показал источник, не просто так открыл тебе правду. Мне хотелось взаимного доверия, но, видимо, слов мало, нестрашно, я не привык сдаваться, но прошу хотя бы одного - попробуй уступить своей предвзятости, посмотри на вещи под другим углом.
  -- Обязательно, -- заверила я, -- сразу как подарите свободу.
  Он не ответил. Вздохнул, а в следующее мгновение мы стояли уже у койки Славена, который словно только очнулся и теперь с удивлением смотрел на нас.
  -- А о чем мы говорили?
  -- Мы остановились на том, -- хитро улыбнулся ректор, словно между нами и не было того разговора, -- что Ярина извинялась за свои слова и обещала снять с тебя проклятие.
  Только я совершенно не знала, как оно вообще у меня получилось, тем более теперь, стоило увидеть источник. И как нельзя кстати всплыли слова лорда Даорски о Танаре. Что он имел в виду, говоря: 'я не такая как остальные'? Что со мной не так? Я что какая-то бракованная?
  И что самое обидно -- даже спросить не у кого. Ведь я не знаю ничего о своих родителей, не знаю, кем они были, живы ли? И вряд ли уже когда-нибудь узнаю, а просить помощи у копытятого демоняки точно не стану. Или все-таки уступить своей гордости? Он ведь обещал, что сможет их отыскать. Демонам и правда это под силу.
  Когда-то, когда я только-только попала в ведический колледж, то пыталась найти, применяла поисковые заговоры, но почему-то это ничего не дало. Или их уже нет в живых или они сами этого не хотели. А может я просто плохая ведьма.
  Но...
  -- Ярина, хватит летать в облаках, -- напомнил о себе этот самый копытятый демон, -- просто пожелай также от всей души Славену стать мужчиной!
  -- Легко сказать... -- пробурчала себе под нос, -- то ведь неосознанно было.
  Попытаться все равно стоило, а потому я в самом деле пожелала. Но либо не так искренне, как в прошлый раз, либо не с теми эмоциями. Не знаю. Мне правда было стыдно перед Славеном. Он же по сути ничего плохого мне не сделал.
  -- Что же, будем думать, -- вынес вердикт ректор. - Можете возвращаться на лекцию, Славская, вы еще успеет к концу.
  -- А... -- начало было я и решила, что нет, все-таки не настолько я ему доверяю, чтобы просить разыскать родителей, скорее попрошу магов, может их заклинания в данном случае окажутся сильнее. - Ничего, пойду...
  -- Ярина!
  Однако задерживаться не стала и быстро прошмыгнула под рукой ректора, повторно извинившись перед Славеном. Хотя вряд ли мои извинения ему нужны. Мы часто в ссоре или в гневе выкрикиваем обидные слова, но только они обычно не превращаются в реальность.
  Надо будет у девочек спросить, может они что-то подскажут или у Лиса. И если честно я уже ничего не понимала. Правду ли рассказал о себе Гхаррэн-тхар? Или просто хорошо играет? Или это мое видение ошибочное? Но пророческие видения никогда не врут. Хотя источник действительно слаб, притом, что слишком хорошо помню, как в первый день здесь ощутила его мощь.
  Чья же тогда это была сила?
  Вопросы, один за другим, как клубок нитей только больше нарастал! Впрочем, стоило мне вернуться в аудиторию, как они мигом ушли на задний план. Уж очень необычная сцена предстала моим глазам. Профессор Фольски сидел неподвижно на стуле, а над ним возвышалась Доминика.
  -- Профессор, вы просто признайте, что были не правы, извинитесь и Доминика снимет заговор... -- мягко предложила Роззи, не забывая улыбаться своей теплой и сногсшибательной улыбкой. - Мучиться ведь будете, а она у нас барышня железная, неуступчивая, еще и страдать заставит.
  -- Ой, да что ты с ним разговариваешь?! - раздраженно перебила Доминика. - Он сам виноват, вот пусть посидит и подумает над своим поведением, а я подумаю, не заслать на него ли чего мощнее!
  Ага, значит, девочки включили нашу любимую игру - хорошая и плохая ведьма. Зато вот маги удивили. Это да. Они не пытались помочь своему руководителю или как-то встать на его защиту, нет, знакомая мне пятерка мило общалась с Василеной, Миладой и Лианой. К слову девочкам явно нравилось это общество, в то время как остальные ведьмочки с интересом наблюдали за игрой Роззи и Доминики.
  -- О, Яринка! - заметила меня Меланика с задней парты, привычно занятая рисованием. - Давай, садись ко мне!
  Я и села. Только сначала поднялась по ступенькам на третий ряд, а после села, замечая в тетради зарисовки творившегося здесь безобразия.
  Подруга слегка порозовела и стеснительно спрятала свое творчество. Притом, что я и похуже у нее видела. Чего только стоила карикатура на прошлогоднюю комиссию. Между тем она почему-то уверена в том, что ужасно рисует, хотя это не так. Однако как не пытались мы с девочками доказать обратное, упрямая Меланика ни в какую не хотела этого замечать.
  -- Кстати, пока тебя не было, -- вдруг весело сказала она, -- мы тут демонстрировали магам свои способности, но кажется преподаватель не очень доволен...
  К слову он, не очень довольный преподаватель, явно пытался мне то-то сказать. Кажется, даже замычал, привлекая мое внимание.
  -- Проглоченный язык? - тут же я узнала знакомый заговор. - Смотрю, вы всерьез за него взялись.
  -- А то! - довольно вмешалась Любомира. - Вместе - мы сила! Да и он не ожидал от нас подставы. Никто не ожидал.
  Я вопросительно на нее взглянула, а она лишь весело указала рукой на ту самую тройку ребят, что вызвалась в начале занятия и о которой я успешно успела позабыть. Они сидели между сестричками Святославой и Мирославой словно оглушенные.
  -- Их даже связывать не пришлось! - прокомментировала очевидное Велена. - А вот профессор оказался крепким орешком.
  -- Так, а что все-таки произошло? - не могла понять я. -- Что использовали?
  -- Непреложный обет Дарии Розберт, -- как само собою разумеющееся продолжила всезнающая Велена, не сочтя необходимым уточнять какой именно. Впрочем, долго гадать не пришлось - Любомира не смогла долго тянуть и охотно мне помогла:
  -- Маги - это мужчины, мужчины - это...
  -- Охотники! - улыбнулась я, неожиданно начиная осознавать, отчего парни могут быть такими ошеломленными, а профессор Фольски и вовсе сконфуженным.
  -- А охотники порою могут попасться в собственный капкан, -- закончила Роззи, -- надо лишь немножечко помочь.
  -- Знали бы, тоже вызвались! - с наигранной обидой выступил челкастый острослов. - Так нет же -- нас целовать отказываются.
  -- У тебя невеста есть! - спалила я его, тем самым лишая хоть какого-либо внимания со стороны ведьмочек и по-новому глядя на ситуацию. - Неужели Доминика поцеловала этого... -- я не стала уточнять кого именно, просто одарив оного взглядом. Мне сложно было представить, что именно она на это решится. Хотя крайние случаи требуют крайних мер.
  -- Ага! - весело подтвердила Меланика. - Жаль, ты всё пропустила! Это надо было видеть. Маги приготовились. Напыжились как ежики. Пальцы заискрились. Щиты возвели. Да так и застыли, когда мы сделали к ним шаг и просто-напросто поцеловали. Вот так и сидят. Доминика еще и привязать его успела. Все говорила, что не целовалась никогда, а на деле самой умелой оказалась! Кстати, а тебя чего вызвали? Зачем?
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"