Тетюшева Мария: другие произведения.

Бессмертная. К истокам. (2 часть)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Земля уничтожена. Возвращаться больше некуда, и Петре ничего не остаётся, как отправиться с Уиллом на поиски своей настоящей цивилизации. Куда приведёт их эта дорога? И что ждёт того, кто, по сути, является только копией оригинала? (Советую читать под музыку, которая написана перед каждой главой, чтобы почувствовать атмосферу)

  
  
  1. Космос из мыслей. Мысли из космоса.
  Slender Man (OST) - Faceless Death
  
  Гадко. Противно. Режуще-больно. Невыносимо страшно. Одиноко. Мерзко. Безнадёжно жестоко. Отчаянно скользко и уродливо. Ужасно и болезненно. Удушающее чувство вины и несправедливости, которое режет душу тупым клинком, принося столько боли и отчаяния, что хочется разодрать на себе кожу и сломать все кости, чтобы перебить всё это, гулкое биение сердца в те моменты, когда лежишь на своей кровати и смотришь в окошко, за которым бескрайняя тьма космоса поглощает каждый сантиметр, и обжигающая лёгкие безнадёжность. Яд, проникающий под кожу и расползающийся по всему телу, который даже не собирается продвигаться в сторону сердца, чтобы убить, уничтожить, исковеркать. Сжимающая душу пустота, которая своими костлявыми пальцами стискивает сердце до такой степени, что оно еле трепещет в её руке. Понимание. Понимание того, что всё это реальность. Что всё это было в твоей жизни, что ты потерял всё. Всё, что было тебе дорого. Ты оставил это в прошлом, продолжая существовать с этим грузом, оставил, чтобы помнить и никогда не забывать. Страх. Страх, что эта пытка будет длиться вечность.
  
  Здесь всегда тихо - я почти всё время нахожусь в своей небольшой комнатке, в которой очнулась с самого начала, и смотрю на то, как за небольшим окошком проносится космос. Это успокаивает и завораживает. Это позволяет отрешиться от всего, что происходит вокруг.
  
  Стены гладкие и овальные - на этом космическом корабле я не видела ни одного острого угла - они сверкают своей полированной поверхностью, раздражают своей идеальностью. Иногда мне кажется, что это всё просто моё воображение. Что я действительно умерла, а это глобальная галлюцинация. Вот только я не знаю, когда она закончится. И закончится ли вообще.
  
  Здесь всегда прохладно - в последнее время я не люблю холод, поэтому часто кутаюсь в плед и сижу, рассматривая космос. В этот момент моя голова пустая, заполненная темнотой и дымкой. Я ни о чём не думаю, потому что ни одна мысль не помещается во мне, моментально превращаясь в пыль.
  
  Я бесполезна. Я беспомощна. Я одна.
  
  Одиночество заразно. Оно как скверна, попавшая в идеальное тело, как капля чернил на белоснежной бумаге, как вакуум, окружающий нас. Меня и этого Уилла. Этого ужасного, жестокого, раздражающего, но в тоже время одинокого и печального бессмертного.
  
  Его я вижу редко: стараюсь не встречаться с ним лишний раз, чтобы не вспоминать моего мальчишку. Я вообще ни разу за всё это время не назвала его по имени. Либо "эй, ты", либо вообще никак. Он не имеет права носить имя пианиста. Он вообще прав не имеет.
  
  Я искреннее его ненавижу. Ненавижу всем своим израненным сердцем.
  
  Мы летим уже несколько дней в сторону предполагаемого места, где должен находиться дом Уилла. Там, куда мы направляемся, наверное, до сих пор ничего нет. Вряд ли его народ жив, а если и жив, то ни за что на свете не вернётся в то место, где умирала их бессмертная раса, опасаясь повторения трагедии. Но других зацепок у нас нет - парень предполагает, что сможет отыскать там какой-нибудь знак, куда нам нужно направляться.
  
  Мне совершенно не интересны его намерения, я просто нахожусь на корабле из-за безысходности. Я просто не знаю, что же можно сделать ещё в моей ситуации.
  
  Выпрыгнуть в космос и, наконец, умереть? Запереться в дальней комнате и выкачать оттуда воздух одним единственным нажатием на красную кнопку? Или же надеяться, что я подхвачу эту неизвестную заразу и тоже умру?
  
  Сомневаюсь, что Уилл позволит мне это сделать, так же, как и на Земле, он спасёт меня, чтобы не оставаться в одиночестве. Он боится. Боится его больше, чем кто-либо другой, потому что в противном случае парень бы не стал мучиться с экспериментами клонирования своей сестры. Он бы отправился один на поиски своей расы. Он бы оставил меня умирать вместе с капитаном сопротивления.
  
  А ещё я часто думаю о том, что если меня не станет, то не станет и моего мальчишки. Он умрёт, испарится, исчезнет. Исчезнет вместе со мной, потому что Уилли существует только в моей памяти. Только в моей голове. И ещё на фотографии, которая спрятана в кулоне - он до сих пор висит на моей шее под сердцем, изредка я открываю его и вспоминаю улыбку парня, изредка я напоминаю себе, что всё это было на самом деле, что я не сошла с ума.
  
  Когда у тебя отнимают всё, ради чего стоило бы жить, ты теряешь желание существовать. Ты теряешь все желания и стремишься лишь к одному. К смерти. Но я до сих пор не знаю, что делать тем, кому не суждено до неё добраться. Что делать мне, раз ждать смерть бесполезно, что делать, когда пустота охватывает сердце, а желчь переполняет его изнутри.
  
  Без эмоций. Без чувств. Без желаний.
  
  Кто я на самом деле? Зачем я живу? Какое моё предназначение? Что мне нужно сделать, чтобы заслужить покоя и смерти?
  
  - Петра, - дверь с тихим шумом отъезжает в сторону - краем глаза я вижу, как на пороге моей комнаты появляется Уилл.
  
  Он заходит внутрь и останавливается недалеко от меня - я продолжаю смотреть на мрак космоса и думать о том, как бы избавиться от этого жгучего чувства внутри меня. Чувства потери и тоски.
  
  - Я не хочу есть, - машинально отвечаю я, надеясь, что парень просто уйдёт и больше никогда не потревожит меня. Эта фраза первая приходит в голову, и я не успеваю подумать над её значением.
  
  - Господи, Петра, - Уилл закатывает глаза и скрещивает на груди руки. - Я сто раз тебе говорил, что Бессмертные не нуждаются в пище. Мы едим просто для удовольствия. У тебя был обычный рефлекс, так как в тебе есть часть от людей. Ты бы никогда в жизни не умерла от голода. Даже не уверен, что ты по-настоящему его испытывала.
  
  Я медленно закрываю глаза, вспоминая о том, как мы с мальчишкой ужинали на крыше, как он таскал меня по кафе и магазинам. Как мы выбирали подарки на Рождество. Горло сжимается, и я пытаюсь взять себя в руки. Не хочу, чтобы этот... человек... видел мои слабости.
  
  - Петра, - он делает пару шагов в мою сторону, и я открываю веки. - Пожалуйста, прекрати избегать меня. Это невыносимо.
  
  Я не отвечаю, скольжу языком по своим губам и сильнее кутаюсь в плед.
  
  Уилл подходит ближе и осторожно дотрагивается до моего плеча, но я дёргаюсь в сторону.
  
  - Не прикасайся ко мне.
  
  Он вздыхает и отстраняется.
  
  - Мы достигли перелома в пространстве, нужно применить гипер-ускорение, - его голос приобретает холодные нотки. - Ты должна пройти со мной в кабину управления экипажем.
  
  Я секунду медлю, затем стаскиваю с плеч плед и поднимаюсь на ноги, медленно направляясь в сторону выхода, игнорируя присутствие Уилла. Я выхожу в коридор и по памяти преодолеваю расстояние до места, где в прошлый раз мне рассказали, что я всего лишь обычный клон. Здесь ничего не изменилось - всё те же непонятные кнопки и рычаги.
  
  Я сажусь в кресло - Уилл заходит следом за мной и решительно подходит ближе. Он склоняется - я думаю, что он хочет что-то сказать мне, но парень лишь нажимает на кнопку с боку моего подлокотника, и цепкие ремни окутывают моё тело - а потом присаживается на место пилота и повторяет то же самое со своим креслом.
  
  - Немного потрясёт.
  
  Парень начинает нажимать на кнопки, затем опускает два рычага, что-то выводит на экран, и, наконец, откидывается на спинку стула. Я невольно смотрю на него - его профиль красивый и до безумия родной, но в тоже время такой чужой и далёкий, что хочется взвыть от беспомощности.
  
  На экране появляется цифра 3, затем она превращается в 2, а потом и в 1. Что-то пикает, и томный женский голос произносит:
  
  - Гипер-ускорение включено.
  
  Меня за мгновение вжимает в спинку кресла - мне кажется, что чья-то гигантская невидимая рука придавливает меня, сдавливая все мои органы и превращая их в кровавое месиво, - и я хватаюсь за подлокотники, стискивая их с такой силой, что немеют пальцы. Я не могу дышать, я не могу говорить, я не могу думать.
  
  А когда в глазах начинает темнеть, и кружится голова, я понимаю, что всё закончилось. Закончилось так же резко и внезапно, как и началось.
  
  Меня немного мутит, но я сдерживаю всю желчь в себе, потому что я даже не знаю, что вообще в данный момент может вылезти из моего организма, потому что я не ела уже давно.
  
  Я осматриваюсь и замечаю бледного уставшего Уилла, который лежит в своём кресле с закрытыми глазами и пытается прийти в себя.
  
  - Ненавижу такие ускорения, - шепчет парень, и мне на мгновение становится его даже жаль.
  
  Но потом я вспоминаю, что именно из-за него я пережила всю эту боль и отчаяние, из-за него я была обречена на вечное существование без пианиста, из-за него я вообще обречена на все эти муки и одиночество, и плотная пелена отвращения снова появляется в моей душе, отрезая все зачатки сочувствия. Я не хочу думать о том, что этот парень точно в таком же положении, что и я. Он потерял сестру, он потерял своих друзей и свою расу. Он в одиночестве жил на этом корабле несколько сотен лет.
  
  Я отстёгиваю ремни безопасности и снова ухожу в комнату, чтобы не видеть бледное лицо Уилла. Чтобы вообще его больше никогда не видеть...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  2. Сияющие звёзды лишь для него одного.
  
  
  Denny Schneidemesser - Wolfsong
  
  
  Пространство давит, и я понимаю, что не могу больше находиться в этой удушающей и маленькой комнате и смотреть на бескрайние просторы космоса, незнакомые планеты и звёзды. Я не вставала с кровати уже несколько дней, хотя, признаться, время для меня давно потерялось. Здесь нет часов, здесь нет дней и ночей, здесь нет минут и даже лет. Просто одно сплошное бесконечное ощущение пустоты. Тело немеет и затекает, именно в эти мгновения мне отчаянно хочется уснуть и больше никогда не просыпаться. Отдохнуть от всех эмоций и мыслей, просто перестать думать.
  
  Я могу смотреть на космос вечно.
  
  Но иногда меня начинает тошнить от одной лишь мысли о нём.
  
  Я устало свешиваю ноги с кровати и осторожно встаю - всё покалывает из-за того, что я не двигалась довольно долгое время, всё сводит и не слушается меня.
  
  Я сглатываю и выхожу в коридор - свет тут же включается, чтобы осветить мне дорогу, и теперь я могу спокойно передвигаться по этому кораблю. Здесь тихо и до сумасшествия спокойно, словно и не было вовсе тех ночей под умирающим небом, тех отчаянных попыток сохранить себе жизнь, чтобы какие-нибудь мародёры не присвоили мой кулон с фотографией Уилла себе, пока я буду восстанавливаться. Словно и не было ничего до того, как я попала сюда. Не было ни командира, ни конца света, ни Рождества с мальчишкой, ни игры на рояле.
  
  Я прохожу до конца коридора и прислоняюсь плечом к стене, обнимая себя руками. Сердце сжимается, и я закрываю глаза, чтобы прийти в себя.
  
  Я думаю о зеркальной комнате, куда меня приводил Уилл на первом свидании, я думаю о том, что мне катастрофически нужно куда-то деть свою боль. Мне жизненно необходим рояль, которого здесь нет и никогда не будет. Я теперь уже и не уверена, что когда-нибудь снова прикоснусь к белоснежным клавишам, чтобы сыграть одну из забытых мелодий, чтобы вернуть себе способность делиться болью с помощью музыки.
  
  Я зажмуриваюсь сильнее, пока перед глазами не начинают мелькать круги, и прислоняюсь затылком к стене. Могла ли я знать, что правда о моём происхождении окажется такой ужасной и несправедливой? Знала ли я, что окажусь на одном корабле один на один с оригиналом моего любимого пианиста?
  
  Хотя нет. Не так.
  
  Мальчишка - оригинал, а это существо, которое находится где-то поблизости, - это просто фальшивка. И пусть это совсем не так, но для меня Рейген, парень, который заставил меня любить, который принёс в мою жизнь самые счастливые воспоминания, который ничего кроме них не оставил; этот мальчишка будет для меня настоящим.
  
  И находиться с Уиллом рядом после всего, что со мной случилось, до боли несправедливо. За что меня наказывают таким жестоким образом? Что я сделала не так?
  
  - Ты в порядке? - тихий голос заставляет меня вздрогнуть, и я приоткрываю веки.
  
  Рядом стоит Бессмертный и внимательно смотрит на меня, словно надеясь понять, почему я стою посреди коридора с таким болезненным видом. Парень внимательно разглядывает меня, и мне становится не по себе от его глаз. Они идентичны пианисту. Даже взгляд. Даже он такой же понимающий и уставший от одиночества. Если бы я не знала правды, я бы решила, что это и есть мой мальчишка, чьё фото я ношу под сердцем в небольшом золотом медальоне.
  
  - Да, - я отхожу от стены и прячу руки в карманах.
  
  На мне серебристый комбинезон и чёрная футболка - эту одежду мне дал Уилл и, как мне кажется, она принадлежала его сестре. На парне такой же комбинезон, плотная повязка на лбу и майка. Выглядит он утомлённым.
  
  - Я хочу показать тебе кое-что, - говорит он, внимательно наблюдая за мной и, надеясь, что я не пошлю его в очередной раз, как делаю это последние несколько дней. Или месяцев. Я уже сбилась со счёта, сколько мы находимся здесь.
  
  Я неохотно осматриваюсь - тишина давит с такой силой, что я буквально чувствую её цепкие пальцы, сжимающие мою голову. Мне хочется упасть на колени и взвыть от бессилия, мне хочется всё забыть и больше ничего не чувствовать.
  
  - Что? - спрашиваю я, поднимая на парня непроницаемые глаза.
  
  Уилл неуверенно дёргает плечом, опускает голову, проводит ботинком по полу и переступает с ноги на ногу, начиная перекатываться с пятки на носок. Я внимательно наблюдаю за ним, пытаясь встретиться с ним взглядом, но Уилл усердно игнорирует меня.
  
  - Иди за мной.
  
  Парень разворачивается и медленно направляется в ту сторону, откуда пришёл. Мы проходим по узким коридорам мимо рубки капитана, оставляем позади несколько отсеков и, наконец, оказываемся в месте, где я ещё ни разу не была. Признаться, я вообще почти нигде не была, кроме своей комнаты.
  
  Это просторный коридор со стеклянной стеной. Слева большие окна, уходящие к потолку по всей части прохода, и несколько дверей справа. Мы идём дальше, а потом Уилл останавливается посередине проёма и смотрит в окно на бескрайний тёмный космос.
  
  Я торможу рядом с ним и перевожу взгляд в ту же сторону. Отсюда вид гораздо лучше, чем из моего маленького окошка в комнате, но этот однообразный пейзаж всё равно больше не привлекает меня. Мы стоим долго - Уилл не двигается и пристально смотрит в одну точку, словно разглядывая своё отражение, - я тоже смотрю на свой размытый силуэт и понимаю, что выгляжу бледной и потухшей.
  
  А потом я вижу, как моё отражение начинает блестеть, и перевожу взгляд на космос, замирая от удивления: мимо нас проносятся яркие стрелы комет, исчезая где-то позади. Сначала одна, потом ещё две, а затем и остальные. Их так много, что перехватывает дыхание. Я приоткрываю рот и прислоняюсь ладонью к стеклу, чтобы оказаться хотя бы немного ближе к этому спасительному яркому свету.
  
  Они летят так быстро, так стремительно и красиво, будто огненный дождь. И мне хочется протянуть руку, чтобы потрогать их, мне хочется подставить лицо под их капли, хочется смыть с себя все плохие воспоминания, всю боль и отчаяние.
  
  - Это путь чистоты, - говорит Уилл, и я даже вздрагиваю, потому что на какое-то время забываю о его присутствии. - Мы называем это дорогой чистоты. Это значит, что мы скоро прилетим к тому месту, где мы жили. Помнишь, Петра, когда мы...
  
  Я кошусь на него и вижу лёгкую улыбку на губах, но потом парень осекается, и его глаза тускнеют.
  
  - Извини. Я совсем забыл, что ты не моя сестра.
  
  Парень отступает и прикрывает глаза, чтобы не смотреть в мою сторону. Он уходит, оставляя меня здесь смотреть на этот метеоритный поток. Я смотрю ему вслед, и мне действительно становится его жаль.
  
  Я облокачиваюсь предплечьями о стекло и упираюсь в них лбом, продолжая наблюдать за дорогой чистоты и думать о том, что пианисту бы это понравилось.
  
  Эти сияющие звёзды. Такие прекрасные звёзды...
  
  
  
  
  
  3. Времени не подвластны воспоминания. Часть 1.
  
  Keiko Matsui - Be With Me
  
  
  
  Проходит ещё какое-то время в пожирающем одиночестве, прежде чем Уилл снова приходит ко мне и говорит, что мы, наконец, прилетели. Мне требуются усилия, чтобы привести непослушное тело в движение, встать на ноги и понять, что сил перемещаться у меня совсем нет. На то, чтобы думать и вспоминать что-то, чтобы вдумываться в смысл фраз парня и вообще существовать.
  Этот корабль забирает у меня все силы, забирает безвозвратно, словно гадкий пылесос. Хочется выбраться отсюда, хочется, наконец, вырваться из гладких отвратительных поверхностей, которые преследуют меня попятам, поэтому мысль о том, что мы, наконец, выйдем из этого места наружу, вселяет в меня некую надежду на что-то большее, чем просто путешествие в клетке этого космического корабля.
  
  Я следую за Уиллом - мы приходим в рубку управления и садимся в кресла. Как только я опускаюсь и откидываюсь назад, моя рука машинально тянется к кнопке, чтобы освободить ремни, сковывающие моё движение. Это происходит на автомате - я стараюсь не смотреть на то, что делает Бессмертный.
  
  Через стекло я вижу мелькающие звёзды и какие-то планеты, о существовании которых я даже не имела ни малейшего понятия. Они все так близко, так нереально близко, что хочется кричать от восторга. Если бы я не была занят своими страданиями, я бы так и сделала.
  
  Наверное, Уилли бы здесь понравилось...
  
  Бессмертный выключает автопилот и крепко хватается пальцами за штурвал - на мгновение корабль встряхивает, но парень быстро выравнивает его. Мы плавно пикируем вниз, словно скользя по гладкой ровной горке, и направляемся в сторону небольшой планеты, которая мелькает впереди нас серым безжизненным пятном.
  
  Мне хочется спросить, почему мы летим именно к этой маленькой "звезде", когда вокруг расположены целых три огромные планеты в несколько сотен раз превышающие размер того места, куда мы направляемся, но я молчу. Я сжимаю зубы и замираю, когда корабль увеличивает скорость. Мне приходится вцепиться руками в подлокотники кресла и молча наблюдать за тем, как мы приближаемся к поверхности планеты.
  
  Мы замедляемся, зависаем в воздухе и плавно опускаемся на твёрдую поверхность. Только после этого Уилл глушит двигатель и отстёгивается.
  
  - Прилетели, - улыбается парень, и я понимаю, что это первый раз, когда он искренне улыбается при мне.
  
  Я неуверенно отстёгиваю ремень и смотрю в стекло, где виднеются заброшенные улицы и здания. Какие-то непонятные камни и что-то похожее на скульптуры. Отсюда я не вижу почти ничего.
  
  Парень направляется к выходу, и я поспешно иду за ним, не в силах сдержать своё любопытство. Это первый раз за долгое время, когда меня накрывают такие сильные эмоции. Всё-таки, что бы я не говорила, мне до чёртиков интересно, как жили Бессмертные.
  
  Мы идём к главному выходу и останавливаемся - я жду, пока Уилл введёт пароль и откроет дверь, и только после того, как преграда перед нами с шипением открывается, я понимаю, что мы можем выйти.
  
  Меня тут же ослепляет яркий свет, и мне приходится прикрывать ладонью веки, чтобы не ослепнуть. Я моргаю - фигура парня двигается вперёд и спускается на землю - и осторожно выхожу из корабля. Мне требуется время, чтобы привыкнуть к свету и к температуре, потому что здесь жутко холодно. Я ступаю на замёрзшую землю и осматриваюсь - солнце так близко, что кажется, будто оно вот-вот сожжёт меня и превратит в пепел, но ничего такого не происходит.
  
  - Это не солнце, - говорит Уилл, замечая мои непонимающие взгляды. - Мы называем её мёртвой планетой, потому что она наполнена сияющими камнями. И свет от неё холодный.
  
  Я с трудом отвожу взгляд от искусственного солнца и начинаю рассматривать местность. Здесь разрушенные покосившиеся здания, заброшенные улицы и сплошной серый цвет. Здесь холодно и страшно. Не удивительно, что все они начали вымирать.
  
  - Что это за место? - спрашиваю я, догоняя Уилла, который медленно направляется вдоль по заброшенным улицам.
  
  Парень не отвечает. То ли думает над ответом, то ли не может понять, что именно я хочу узнать о его доме.
  
  - Это спутник, - парень поднимает голову и смотрит на три огромные планеты, застилающие половину неба. - Все Бессмертные жили там. Там катастрофически не хватало места, поэтому мы расселились на них. Они в несколько сотен раз больше Земли. А этот спутник в пять раз меньше Луны. Здесь собралась элита, основные люди, которые управляли всем. Что-то типа правительства, так вы называете своих главных, - Уилл оборачивается и смотрит на меня, чтобы убедиться в том, что ответил на мой вопрос. - Петра всегда говорила, что мы изгои. Что нас сослали в эту дыру, подальше от всех остальных. Ей хотелось обратно, - парень снова смотрит на небо и немного улыбается. - Ей хотелось домой...
  
  Мы двигаемся дальше - я осматриваю дома и какие-то магазины (хотя я понятия не имею, что это), разглядываю витрины и всякие непонятные предметы. И все они гладкие, никаких углов, ничего острого, как на шаттле. А потом вижу их. Вижу статуи, которые заметила ещё из корабля.
  
  - Что это?
  
  Уилл оборачивается и следит за моим взглядом. Его лицо мрачнеет.
  
  - Это Бессмертные. Я же говорил, что они умерли от болезни, - парень прячет руки в карманы. - Твоя кожа начинает покрываться коркой, начинает твердеть, вскоре ты не можешь двигаться, а потом полностью превращаешь в камень. Точнее, это даже не камень, а какой-то странный материал. Твёрдый, безжизненный. И ты умираешь. Медленно, в мучениях, чувствуя свою скорую смерть. Иногда это происходит быстро. Наверное, с этими Бессмертными так и случилось.
  
  Я не отвечаю, бросая взгляды на силуэты. Женщины, мужчины, дети, все они застыли прямо на улицах города. Кто-то у домов, кто-то на скамейках или качелях. Кто-то в панике, а кто-то даже и не понял, что с ним происходит.
  
  Это больше смахивало на ужасную картину, чем на реальность. Картину, на подобии гибели Помпея. Этот мир погиб так же печально, как и мой. Мы с Уиллом похожи даже больше, чем я думала. У нас одинаковые шрамы, одинаковые потери и воспоминания.
  
  Всё это так печально, так до безумия печально...
  
  
  
  
  
  4. Времени не подвластны воспоминания. Часть 2.
  
  
  Brand X Music - Innocence Of Youth
  
  
  Заброшенные улицы, пустые дороги и разрушенные здания. Печаль, тоска, отчаяние, смерть, тлен, безжизненные серые цвета и странный осадок под ногами. Словно пыль. Словно пепел. Холодно - изо рта вырывается пар и исчезает в пространстве - мои руки немеют из-за низкой температуры, и мне приходится обнять себя, чтобы не начать стучать зубами. Ветра нет, но мороз обжигает. Безоблачное небо и ослепительный холодный свет искусственного солнца пугает меня больше, чем мысли о том, что вокруг нас тысячи погибших Бессмертных. Они повсюду, они на каждом углу, они даже у меня в голове.
  
  В отличие от меня, Уилл идёт ровно и не смотрит по сторонам. Его руки всё так же находятся в карманах, но парень не дрожит от холода. Такое чувство, что ему вообще плевать на низкую температуру, он, наверное, не замечает её. Или уже привык, ведь они тысячелетиями жили в таких условиях. Хотя, возможно, всё дело в том, что я просто клон, не оригинал. Возможно, все Бессмертные приспособились к такому холоду, и для них нет ничего особенного в этом.
  
  Мы идём медленно, уходя вглубь этого незнакомого мне города, сворачиваем в сторону небольших домов и оказываемся на неприметной улице. Здания здесь невысокие, одноэтажные, сделанные в виде обычной прямоугольной коробки с округлёнными углами. Уилл ведёт меня к одному из покосившихся домов и решительно сворачивает прямо к нему - я поспешно следую за ним, стараясь не подавать виду, что замёрзла.
  
  Так я буду казаться слабой и беспомощной. Так он получит превосходство надо мной.
  
  Парень открывает дверь и осторожно входит внутрь - придерживая преграду для меня. Я торопливо захожу в помещение, надеясь, что здесь будет хотя бы немного теплее, но я ошибаюсь. Здесь едва ли на несколько градусов больше, чем снаружи.
  
  Бессмертный вздыхает и кладёт руки на стену - только через несколько секунд я понимаю, что это какая-то панель, которая сканирует его отпечатки. Она мелькает зелёным, а потом от небольшого квадрата по стенам начинают расходиться странные кривые линии, словно вены. Свет загорается, и приятный голос разносится под потолком:
  
  - Добро пожаловать домой, Том.
  
  Я с ужасом понимаю, что это мой голос. Точнее не мой, а его брата.
  
  - Надо же, ещё работает, - шепчет парень и нажимает на какую-то кнопку.
  
  Что-то начинает вибрировать, и меня неожиданно обдаёт горячим воздухом. Температура в комнате начинает повышаться до нормальной, и я с облегчением вздыхаю.
  
  - Это твой дом? - спрашиваю я, прекрасно зная ответ.
  
  Уилл кивает и проходит вглубь, скользя рукой по стене рукой и очерчивая путь в какую-то комнату. Здесь всего несколько дверей, да и дом небольшой. На стенах начинают загораться проекции, очень похожие на обычные фотографии, вот только такое ощущение, что здесь где-то встроены проекторы и теперь фиксирует изображения, словно слайд шоу. Почти на всех изображён Уилл и его сестра, они улыбаются, обнимаются, смеются. Я нахожу всего одно изображение, где настоящая Петра грустит. Её взгляд непроницаем и наполнен болью.
  
  Я отвожу взгляд от фото и захожу вслед за Уиллом в комнату. Здесь не так много вещей, только кровать и несколько столов с какими-то документами и непонятными приборами - парень сидит за столом и перебирает какие-то бумаги, однако, когда я подхожу к нему и встаю за спиной, я понимаю, что это не бумаги. Это голографические изображения в виде настоящих листов, и Уилл легко держит их в руках.
  
  Я не хочу отвлекать его - проходит какое-то время, прежде чем он говорит:
  
  - Они покинули это место почти сразу, как только я с сестрой отправился на поиски новой цивилизации, - его голос тих и печален. - Кажется, двинулись в сторону девятой галактики.
  
  Я отрываю взгляд от небольшой шкатулки и поворачиваюсь к нему.
  
  - Сколько всего галактик? - непонимающе спрашиваю я.
  
  Уилл медленно поднимается с места и подходит ко мне, снова пряча руки в карманах.
  
  - Много. Но жизнь мы нашли только на Земле, хотя, возможно, другие тоже нашли что-нибудь похожее, - он опускает взгляд на шкатулку и какое-то время смотрит на неё.
  
  Его брови сдвигаются, и мне кажется, что он думает о чём-то не очень приятном. А потом его рука тянется к предмету и открывает крышку - теперь я понимаю, что это вовсе и не шкатулка. Это что-то на подобии видеокассеты, куда люди записывали свои моменты из жизни. Из коробочки появляется небольшое изображение, и я вижу, как сестра Уилла ровной походкой идёт куда-то, а кто-то, наверное, идя позади него, снимает это на камеру. (Или как это у них называется). Петра прячет руки в карманах и идёт, опустив голову. Медленно, безразлично. А потом она останавливается и оборачивается через плечо.
  
  - Перестань, Уилл, - тихо говорит Бессмертная. - Уходи.
  
  "Камера" опускается и снимает дорогу, а потом изображение и вовсе пропадает.
  
  Уилл закрывает крышку и прикрывает глаза.
  
  - Она была не в настроении, - его губы поднимаются в лёгкой улыбке, точно такой же, когда ребёнок не знает, плакать ему или смеяться. Я не отвечаю.
  
  - Возьми, если хочешь, - он кивает на шкатулку. - Там много воспоминаний. Возможно, ты хотела бы узнать больше о моей сестре.
  
  Я неуверенно смотрю на Уилла, а потом киваю. Да, я хочу. Хочу знать, каким она была человеком, каким был мой оригинал, чтобы убедиться в том, что я бездарная копия. Чтобы ещё больше страдать от своих мыслей.
  - Мы отправимся к девятой галактике, - говорит парень - он разворачивается и уходит, а я хватаю шкатулку с его воспоминаниями и следую за ним. - Будем посылать сигнал о спасении и надеяться, что остальные всё ещё живы.
  
  Я прижимаю вещь к груди и вздыхаю. Как только мы подходим к двери, голос сестры Уилла снова раздаётся под потолком.
  
  - До встречи, Уилл.
  
  - Прощай... - шепчет парень.
  
  Мы выходим на улицу, и меня снова обхватывает ледяной воздух, отчего по телу пробегает дрожь. Я думаю лишь о том, как бы поскорее вернуться на корабль в тепло и запереться в своей комнате. На этот раз Уилл идёт быстрее, решительно направляясь в сторону шаттла.
  
  - Я хочу показать тебе кое-что, - говорит парень, и я чувствую в его голосе холодную решительность.
  
  Мы возвращаемся на корабль - Уилл поспешно идёт в сторону дальней части, туда, где я ещё ни разу не была, а потом мы оказываемся в грузовом отсеке. Парень останавливается перед дверью и медлит. А потом открывает её и заходи внутрь - я следую за ним, смутно догадываясь о том, что скрывает на своём корабле его капитан.
  
  Здесь такая же небольшая комната, как и у меня. На кровати кто-то лежит, накрытый плотным стеклянным куполом. Я нерешительно топчусь на месте, а потом подхожу ближе; я чувствую, как моё сердце сжимается и падает вниз.
  
  В этой капсуле находится окаменевшая сестра Уилла. Она лежит ровно и красиво, словно специально готовилась умереть в такой позе. И Петра улыбается. Улыбается до последнего, как улыбался мой мальчишка.
  
  - Она умирала долго, - тихо говорит Уилл, смотря на сестру. - Она умирала мучительно долго...
  
  Я сжимаю пальцами шкатулку и сглатываю. Я не знаю, что сказать. Я не знаю, что говорить в таких ситуациях.
  
  Перед глазами мелькает море и последняя улыбка пианиста, и я зажмуриваюсь, прогоняя навязчивые мысли.
  
  - Мне жаль.
  
  Уилл качает головой.
  
  - Что будет, если мы никого не найдём? - спрашиваю я, пытаясь отвлечься. - Что будет тогда?
  
  Парень молчит, и я понимаю, что он не знает. Он ничего не знает.
  
  - Ты не одинок, если рядом кто-то есть, - зачем-то тянет Уилл.
  
  Я сжимаю зубы и разворачиваюсь, поспешно выходя из этой комнаты и оставляя парня одного. Двое - уже не один. Мы останемся вдвоём. Навсегда. Если никого не найдём. Вот, что он имеет в виду.
  
  Я не вынесу этого, это слишком больно. Это слишком отчаянно невыносимо...
  
  
  
   Продолжение: https://www.litres.ru/marsiya-andes/
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Мороз "Эпоха справедливости. Книга вторая. Рассвет."(Постапокалипсис) П.Роман "Земли чудовищ: падение небес"(Боевое фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) В.Палагин "Земля Ксанфа"(Научная фантастика) И.Борн "Удар. Книга 4. Основной Лифт"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"