Марков Герман Николаевич: другие произведения.

Украина. Двойка по истории

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 1.64*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
       Молодые граждане Украины со школьной скамьи (и даже с детского сада) напичканы русофобской сфальсифицированной историей и имеют лживые представления о том, что украинской нации 140 тысяч лет; что украинское государство существовало ввиде Киевской "Украины-Руси" в IX в.; что "москали" к нему не имеют никакого отношения, поскольку они являются поместью "украинских колонистов" с угро-финскими племенами, т.е. "туранцами"; что сама "Московия" была образована только в XVI в. и по сути являлась колонией Украины-Руси. Эти и другие подобные небылицы, описанные Михаилом Грушевским в многотомном труде "История Украины-Руси" по заказу и за деньги австро-венгерских властей, взяты за основу украинской истории и дополнены современными его последователями из укро-ученых и, особенно, национально-свидомыми политиками с промытыми националистической пропагандой мозгами, исповедующими нацистско-бандеровскую идеологию. Основы исторического сознания молодых граждан Украины вырабатываются изучением в школе истории в чудовищно изуродованном виде, с такими фантастическими мифами, которые психологами вполне могут квалифицироваться как шизофренический бред. Страна, которой неполных 100 лет, в принципе не может иметь самостоятельную историю. Но такое околоисторическое безобразие заполняет школьные учебники "Истории Украины". Анализу их содержания и развенчанию содержащихся в них националистических постулатов посвящена эта книга. Государство Украина было создано большевиками в 1920-х годах, а затем, завершая усилия польских и австро-венгерских "укро-селекционеров", путём политики массовой "украинизации" русского населения был искусственно получен украинский народ, являющийся продуктом политического проекта, а не результатом естественного этногенеза. Украинское государство cейчас существует исключительно благодаря русским царям и российским императорам, которые столетиями собирали русские земли, и большевикам, слепившим Украинскую ССР как лоскутное одеяло из разнородных кусков.
       Книга содержит детальный анализ школьных учебников "Истории Украины" с 5 по 11 класс, реальные сведения по истории древней Руси, о происхождении украинцев и украинского национализма, Гражданской войне на Украине, по проблеме "голодомора", преступлениям бандеровцев, вооружённом перевороте в Киеве с приходом к власти марионеточного правительства и трагическим событиям современной гражданской войны на Донбассе, как результатах Евромайдана и передачи страны под внешнее управление.

   Обложка издательства Алтаспера (Toronto, Canada)
  
   Image 58 []
  
   Обложка издательства Ридеро (Москва), отредактированная по требованию издательства с исключением бандеровских символов.
  
   Image 57 []
  
   Об авторе
  
   Г. Н. Марков - нженер-строитель (ЛИСИ, 1957). В 1996 г., уже пенсионером, спасая семью от украинской разрухи, эмигрировал из Харькова в США, где ещё 15 лет зарабатывал американскую пенсию. Уйдя на покой, написал историю своей семьи. Изданная книга "От Гипербореи к Руси" (2014) задумывалась как пособие для внуков по русской истории. Знание истории и бандеровщины подтолкнули после Киевского Евромайдана 2014 г. к написанию книги "Украина. Двойка по истории" с разоблачением фальшивой истории Украины.
  
   Аннотация в книге
  
   Книга посвящена острой теме бандеровского беспредела после Евромайдана и вооружённого переворота в Киеве с приходом к власти марионеточного правительства и включает разоблачение насаждаемой на Украине чудовищно изуродованной истории путём противопоставления реальной истории Руси, данных о происхождении украинцев и украинского национализма, о Гражданской войне на Украине 1917 г., о проблеме "голодомора" 1932-1933 гг., о преступлениях ОУН-УПА, о трагедии современной гражданской войны на Донбассе.
  
   О книге для магазина
  
   Молодые граждане Украины со школьной скамьи (и даже с детского сада) напичканы русофобской сфальсифицированной историей, насаждаемой в Украине 20 с лишним лет в школьных учебниках "Истории Украины", что украинской нации 140 тысяч лет; что украинское государство существовало ввиде Киевской "Украины-Руси" в IX в.; что "москали" к нему не имеют никакого отношения, поскольку они являются "туранцами", т.е. помесью "украинских колонистов" с угро-финскими племенами; что сама "Московия" была образована только в XVI в. и по сути являлась колонией Украины-Руси. Эти и другие подобные небылицы, описанные Михаилом Грушевским в многотомном труде "История Украины-Руси" по заказу и за деньги австро-венгерских властей, взяты за основу украинской истории и развиты современными его последователями из укро-учёных и, особенно, национально-свидомыми политиками, исповедующими нацистско-бандеровскую идеологию. Книга содержит детальный анализ чудовищно изуродованной истории, с противопоставлением ей реальных сведений по истории древней Руси, о происхождении украинцев и украинского национализма, о Гражданской войне на Украине 1917-1920 гг., о проблеме "голодомора" 1932-1933 гг., о преступлениях ОУН-УПА, о вооружённом перевороте в Киеве с приходом к власти марионеточного правительства, находящегося под внешним управлением, об установлении бандеровской диктатуры и трагических событиях современной гражданской войны на Донбассе.
  

Г. Марков

  
  
  

Украина. Двойка по истории

  
  
  

Предисловие (Заблудившиеся в прошлом)

  

Кто контролирует прошлое, тот

контролирует будущее.А тот, кто контролирует

настоящее, тот всевластен над прошлым.

Джордж Оруэлл.

  

Кто контролирует прошлое, не растеряется

в настоящем, не заблудится в будущем.

Юлиан Семёнов.

  
  Молодые граждане Украины со школьной скамьи (и даже с детского сада) напичканы русофобской сфальсифицированной историей и имеют лживые представления о том, что украинской нации 140 тысяч лет; что украинское государство существовало ввиде Киевской "Украины-Руси" в IX в.; что "москали" к нему не имеют никакого отношения, поскольку они являются помесью "украинских колонистов" с угро-финскими племенами, т.е. "туранцами"; что сама "Московия" была образована только в XVI в. и по сути являлась колонией Украины-Руси. Эти и другие подобные небылицы, описанные Михаилом Грушевским в многотомном труде "История Украины-Руси" по заказу и за деньги австро-венгерских властей, взяты за основу украинской истории и развиты современными его последователями из укро-учёных и, особенно, национально-свидомыми политиками с промытыми националистической пропагандой мозгами, исповедующими нацистско-бандеровскую идеологию. Основы исторического сознания молодых граждан Украины вырабатываются изучением в школе истории в чудовищно изуродованном виде, с такими фантастическими мифами, которые психологами вполне могут квалифицироваться как шизофренический бред. Страна, которой неполных 100 лет, в принципе не может иметь самостоятельную историю. Но такое околоисторическое безобразие заполняет школьные учебники "Истории Украины". Анализу их содержания и развенчанию содержащихся в них националистических постулатов посвящена эта книга.
  Государство Украина было создано большевиками в 1920-х годах, а затем, завершая усилия польских и австро-венгерских "укро-селекционеров", путём политики массовой "украинизации" русского населения был искусственно получен украинский народ, являющийся продуктом политического проекта, а не результатом естественного этногенеза. Украинское государство cейчас существует исключительно благодаря русским царям и российским императорам, которые столетиями собирали русские земли, и большевикам, слепившим Украинскую ССР как лоскутное одеяло из разнородных кусков.
  Книга содержит детальный анализ намеренных извращений истории в школьных учебниках "Истории Украины" с 5 по 11 класс и протипоставляет русофобским выдумкам реальные сведения по истории древней Руси, о происхождении украинцев и украинского национализма, Гражданской войне на Украине, по проблеме "голодомора", о преступлениях украинских националистов, о вооружённом перевороте в Киеве с приходом к власти марионеточного правительства и трагических событиях современной гражданской войны на Донбассе, как результатах Евромайдана и передачи страны под внешнее управление.
  Начиная это исследование где-то в феврале-марте 2014 г., я сначала наивно предполагал этой работой кому-то что-то доказать, помочь разобраться в ворохе обвинений и дерьма, которыми после антиконституционного вооружённого переворота в Киеве пытались измазать Россию и русских эти подонки - захватившие преступным путем власть бандеровские ублюдки и те, кому националистической пропагандой до того задурили мозги, что они не отдают себе отчёт, какую чушь несут и кого они поддерживают. Из передач киевских СМИ, выступлений депутатов Верховной рады, одиозных лидеров националистических партий, продажных журналистов и командиров батальонов Правого сектора то и дело звучали обвинения в угнетении украинского народа на протяжении веков в составе Российской империи, в подавлении стремления украинцев к самостоятельности и свободе со стороны русского народа при Советской власти, обвинения в геноциде украинского народа во время голода 1932-1933 гг., обвинения в оккупации Украины во время Великой Отечественной войны в ходе освобождения от немецко-фашистских захватчиков. Обвинения, обвинения... И злоба, злоба... И ненависть.
  Всем известна бытовая незлобивая вражда "хохлов" и "москалей" с дружескими шутками в хорошей компании. Но и тут мне видится существенная разница. В русских анекдотах о "хохлах" звучит в основном ирония по поводу сала, горилки или галушек. А в украинских устах большинство шуток сводятся к тому, что "спиймалы у садочку москаля и катувалы його цилых тры годыны". Разницу чувствуете?
  Наблюдая по телевизору репортажи с киевской площади Независимости за происходящими там событиями в конце 2013 и самом начале 2014 г., можно было подумать, что мирные демонстрации против олигархического правительства президента Януковича закончатся каким-либо мирным компромиссом, в крайнем случае досрочными перевыборами президента и сменой большинства в Верховной Раде представителей одних олигархов представителями других.
  Нет необходимости подробно разбирать причины противостояния народа и коррупционного клана Януковича. Они детально проанализированы многими политологами и обозревателями, например, С. Аксёненко [7]. Если очень кратко, то во всём виновата недальновидная, непрофессиональная власть Партии регионов и её непоследовательная и беспринципная политика. Эти причины следующие:
   1. Колоссальная коррумпированность президента и поддерживающей его Партии регионов на фоне всё ухудшающегося социально-экономического положения населения и страны в целом.
   2. Отказ Януковича от подписания Договора об ассоциации с Евросоюзом, хотя сама пропрезидентская Партия регионов приложила немало усилий, чтобы с начала 2012 г. провести массированную пропагандистскую кампанию и представить себя в роли локомотива движения за евроинтеграцию. Это при том, что партия пришла к власти как пророссийская, а к тому же население Украины (кроме, может быть, галичан) до этой пропагандистской кампании как-то и не рвалось в Европу. А теперь, когда народу не меньше года во всех СМИ подробно и захватывающе расписывали в ярких красках ожидающие его такие заманчивые прелести, и этот народ уже в массовом порядке в предвкушении "райских возможностей" засобирался без виз путешествовать по Европе и вкусить от "европейских ценностей" (и что греха таить, "срубить бабло"), ему демонстрируют резкий вираж и откладывают подписание желанного соглашения. Да тут у любого народа снесёт крышу от благородного негодования! Даёшь Европу и баста!
   3. А третьей причиной было банальное острое желание конкурирующих олигархических кланов, отодвинутых Партией регионов от жирных кусков ещё окончательно не разворованного народного достояния и оставшихся в стороне от этого дерибана, поучаствовать в "продолжении банкета".
  
   Но события пошли по другому, гораздо худшему сценарию. Сначала собиравшиеся перед правительственными зданиями толпы вели себя цивилизованно и в это время трудно было предположить, что события на Майдане приведут к массовому кровопролитию. Все европейские СМИ убеждали действующего президента Украины Виктора Януковича сохранять сдержанность и не применять к демонстрантам силовые методы. Однако последующее развитие событий показало, что именно силовые действия правоохранительных органов содержались в сценарии закулисных дирижеров. И после того, как Янукович не решился применить силу, её применение пришлось провоцировать авторам сценария и спонсорам-кукловодам путём снайперской стрельбы. А дальше всё пошло по отработанной схеме с выходом на авансцену заранее натренированных в заграничных лагерях боевиков-националистов (не даром было потрачено $5 млрд, по официальному признанию Госдепа США, на "развитие демократизации украинского общества").
   В ходе дальнейших событий на первый план на Майдане вышла оголтелая русофобия.
   Можно было ожидать враждебность к русским со стороны выходцев из Западной Украины, в просторечьи называемых "западенцами" или "бандеровцами". Она вполне предсказуема и объяснима их ненавистью к Советской власти в связи с перегибами во время большевицкой советизации и коллективизации 1939 г., подавлением вооружённого бандеровского подполья в послевоенные годы и депортацией антисоветски настроенных групп населения. И перенос этой вражды на одних русских, из-за их многочисленности олицетворяющих в глазах галичан весь партийно-советский репрессивный аппарат всего Советского Союза, тоже можно объяснить с грехом пополам. Хотя, например, от голода в 1932-1933 гг. умирали не только на Украине, но и в центральных областях, в Казахстане и в Поволжье, и не только украинцы и русские. В это время голод был и в Америке, и в польской Галиции. В голоде конкретно на Украине можно обвинить и этнических украинцев - местных советских руководителей от республиканского уровня до сельских советов. Но об этом намеренно умалчивают. Главная цель - русофобия.
   Объяснима русофобия и со стороны Киевской городской чиновничьей элиты, куда из западных областей (особенно после "помаранчевой революции" 2004 г.) перекочевала и заняла руководящие посты в министерствах и ведомствах многочисленная предприимчивая националистическая прослойка, насаждающая свои идеи как выразителей революционно-патриотического движения. Не удивительно, что большинство отъявленных националистов это выходцы из бывшей Галиции, которые мнят себя "настоящими украинцами", более украинцами, чем жители остальной Украины, которых они называют пренебрежительно "сходняками" (от украинского "сход" - восток), а Галичину бандеровцы высокопарно называют "материнской частью Украины", чётко зная откуда пошло "украинство".
   На Западной Украине традиционно существовал национализм, возникший как естественный протест против векового владычества Польши и Австро-Венгрии над русинским (русским) населением. Другое дело, что правящим кругам Австро-Венгрии, владевшим Галицией с конца XVIII в. после разделов Польши, удалось изменить направленность националистических идей, обратив их себе на пользу путём целенаправленно разжигаемых русофобских настроений среди "новообращённых украинцев", представителей искусственной нации, в начале ХХ в. выращиваемой в пределах Галиции, как в своеобразном инкубаторе.
   Именно там стараниями австрийских властей в преддверии первой мировой войны для противодействия пророссийским настроениям в среде преобладающего русского (русинского) населения были заложены ростки "украинства", старательно поддерживаемые и спонсируемые Веной с целью закрепить обладание этими древними исконно русскими землями. Именно туда, в административную столицу Галиции Львов перебралась во второй половине XIX в. (особено после запретительных Валуевского циркуляра и Эмского указа) радикальная группа российских украинофилов, привлечённая поощрительной для них политикой австрийского правительства, имевшего свои цели их использования. Именно там получил тёплый прием и благоволение властей предложивший им свои услуги молодой амбициозный историк Михаил Грушевский, заложивший своей многотомной "Историей Украины-Руси" "научную базу" для последующих "украинствующих" деятелей и заслуживший за это имя "отца нации" (этим прозвищем националисты косвенно признают, где и когда именно создавалась украинская нация). Именно там зародился, спровоцированный австрийскими властями и расцветший дурным цветом русофобский украинский национализм (слепой или осознанный - не имело значения) антирусской направленности, выразившийся в начале ХХ в. в изуверствах и убийствах людей с активным участием деятелей "украинской партии", т. е. в реальном геноциде русинов Галицкой Руси в 1914-1915 гг., в котором погибло несколько десятков тысяч русинов, "борцов за воссоединение Прикарпатья с Великой Русью". Именно так написано на Монументе жертвам Талергофа (одного из основных австрийских концлагерей) на Лычаковском кладбище Львова.
   Но отравленные ядом русофобии ростки украинского национализма появились гораздо раньше, когда первые украинофилы стали вещать об особости украинства и противопоставлять народ Малороссии русскому народу.
   На Западной Украине, вновь попавшей под власть Польши после гражданской войны, национально-освободительное движение населения против засилья польских панов, в начале 1930-х годов постепенно превратилось в боевую Организацию Украинских Националистов под патронажем германской разведки абвер, руководитель которой адмирал Канарис предполагал их использовать в будущей войне с советской Россией.
   Сегодня их потомки - это по сути фанатики, которые свято верят в то, что вдолбили им в головы в детстве в семьях бывших полицаев, бандеровцев или эсэсовцев дивизии "Галиция". Этим подонкам, зверски пытавшим в 2014-2016 гг. раненных ополченцев Донбасса, расстреливавшим мирных жителей в прифронтовой полосе АТО и занимавшимся мародёрством в домах мирных шахтёрских поселков, нечего пытаться что-то доказывать.
  
   В 2014 г. на Украине "вирус самовлюблённого регионализма", по выражению историка М. Смолина (род. 1971), начал активно переходить в весьма агрессивную стадию зоологической ненависти к России и русским и "зашкалил все разумные пределы". [11] Такое поведение боевиков Правого сектора после захвата ими лидерства на майдане было предсказумо и ожидаемо. Во всяком случае для меня, знавшего о бандеровцах из своего жизненного опыта. Лозунги и призывы против "москалей и жидовни" были не новы. Но то, что их стали поддерживать и остальные участники майдана, в основном состоящие из студенческой молодёжи и школьников - это было сначала непонятно. Первым звоночком прозвучало стихотворение "Никогда мы не будем братьями" (Приложение 1) молодой киевлянки, одурманенной, как можно было подумать, националистической пропагандой Евромайдана. Но когда сотни подростков стали прыгать в такт кричалкам "Хто не скачет - той москаль!" и "Москаляку -на гиляку!", то стало очевидно, что это не майданная пропаганда, а твёрдо усвоенное убеждение, своей массовостью указывавшее на его источник - школу. Для проверки своего предположения пришлось взяться за украинские учебники истории. И их содержание стало для меня шоком. Оказалось, что за время независимости националисты вырастили целое поколение людей, у которых враждебное отношение к русским заложено с малолетства, как говорят, "в крови", с детского сада и со школьной скамьи.
   Украинский политолог Андрей Ваджра об этом искусственно политизированном конфликте поколений на Украине высказался так: "На наших глазах формировалась "Украина", со всей её тупостью и мерзостью. Но для нас, в отличие от сегодняшних двадцатилетних, это не нечто незыблемое, а то, что необходимо изменить. Мы не можем принять систему, в которой подавляющая часть людей вырождается интеллектуально, духовно и физически! Мы видели, как это зло рождалось. Мы не принимаем его как нечто естественное и само собой разумеющееся....Мы должны восстать против этого зла и его уничтожить! Поэтому, только наше поколение может исправить ошибки тех, кто пришел к власти в начале 90-х. Если мы этого не сделаем, то страна обречена на гибель".
   C 1946 г. я был школьником на Западной Украине (в небольшом посёлке при ж.д. станции Киверцы в 12 км от Луцка, затем в Станиславе, совр. Ивано-Франковск, а с 1947 г. во Львове, где закончил 17- ую среднюю школу в 1952 г.) И вот, спустя больше 60 лет, снова засел за учебники, теперь современные учебники по истории Украины, чтобы понять, чему учат сегодня украинских школьников. И был шокирован их содержанием. Стало понятно, что за 23 года независимости украинские власти сделали всё, чтобы воспитать в подрастающем поколении ту злобную вражду к России и ненависть ко всему русскому, которые демонстрирует украинская молодёжь, пропитанная националистической пропагандой галицийского толка. Только там могли сохраниться традиции массового участия населения в бандеровском движении, память о дедах-полицаях, боевиках-бандеровцах, солдатах дивизии СС "Галиция" и печально известного охранного батальона "Нахтигаль", участвовавших в карательных операциях немецких оккупантов против советских партизан и поддерживавших их мирных жителей, в котором служил командиром "герой Украины" гауптман немецкой армии Роман Шухевич.
   К сожалению приходится констатировать тот факт, что широкое распространение пропаганды националистических идей и привнесение их в систему школьного (и дошкольного даже!) образования, было упущено из виду соответствующими спецслужбами и правительством Российской Федерации. Это их грубая ошибка, которую придётся исправлять с большими моральными, финансовыми потерями и человеческими жертвами, что и происходило на Донбассе в 2014-2016 гг. во время современной гражданской войны (названной националистами "антитеррористической операцией" против сепаратистов - АТО).
   Подтверждает это бывший офицер КГБ Украины Георгий Захарович Санников, непосредственный участник ликвидации в 1950-е годы бандеровского подполья на Западной Украине, который в интервью газете "Московский комсомолец" в июле 2014 г. заявил:
   "К сожалению, мы не отслеживали ситуацию с национализмом на Украине последние годы. Мы проспали... В 1990 году во Львове был создан Украинский национальный союз - УНС. Тогда многие жители Украины называли членов этой организации украинскими нацистами. Мы промолчали". И продолжил: "Украинская национальная ассамблея - Украинская народная самооборона (УНА-УНСО) - открыто нацистская и русофобская. Боевики этой организации откровенно хвастаются своим участием в вооруженных конфликтах против российских войск". Затем, вспоминая факельные шествия боевиков Правого сектора по Крещатику, он добавил: "Ведь факелы несли внуки и дети тех, кто был в подполье, кто погиб от рук советской власти, соответствующим образом воспитанные и ненавидящие все, что связано с Россией. Долгие годы они маскировались, стали коммунистами, комсомольцами...Еще Шухевичем была дана команда легализоваться, проникать в органы власти. И они проникли".
  
   Российские официальные власти практически никак не реагировали на провокационные действия западных эмигрантских националистических кругов по возрождению агрессивного национализма в независимой Украине. А об участии в организации "оранжевой" революции 2004 г. американских спецслужб не знает только ленивый. Эта их тайная операция готовилась не один день. И не один день готовили западные спецслужбы Виктора Ющенко на роль президента. Ещё в 1993 г. соседкой тогда главы Нацбанка Украины в салоне самолёта "случайно" оказалась симпатичная американка украинского происхождения Кэтрин-Клэр Чумаченко (служащая офиса Белого Дома по связям с общественностью, ассистент заместителя госсекретаря, служащая Минфина и Конгресса США). После того, как очарованный новой знакомой В. Ющенко, оставил жену с двумя детьми и вступил в 1998 г. в брак с напористой американкой Кэтрин, новая супруга занялась благотворительной деятельностью в различных фондах, основанных с якобы благими целями "развития демократии на Украине", а на самом деле представлявших неправительственные организации, действовавшие в интересах иностранного правительства. Одним из них является международный благотворительный фонд "Украина 3000", который осуществлял масштабную программу "Формирование и реализация современной национальной модели образования и воспитания", оказавшую несомненное влияние на националистический характер школьных программ по истории Украины. А вы думали, это просто так в учебниках напичкано всякой русофобской чепухи?
   Виктор Балога, в 2006-2009 годах возглавлявший секретариат президента Украины Ющенко, так отзывался о Кэтрин Чумаченко: "Эта женщина уникальна в своем роде. У нее не отнять ее сильных качеств: воли, умения вникнуть, всеядности. В силу этих качеств она принимала живейшее участие почти в каждом решении Ющенко". Понятно в чьих интересах. Даже кабинет министров при Ющенко формировался с одобрения Госдепа США.
   Юрий Луценко, министр внутренних дел в правительстве Юлии Тимошенко (арестованный 26 декабря 2010 года Генеральной прокуратурой Украины по обвинению в растрате государственных средств в особо крупных размерах и осуждённый на 4 года с конфискацией всего принадлежащего ему имущества), уже находясь за решёткой, сказал в день рождения Ющенко (23 февраля 2011) : "Ющенко продал Украину, а нас пустил на фарш Януковичу". Кому продал -уточнять не надо?
  
   Наблюдая события на майдане, по продуманному агрессивному характеру организованного нападения боевиков на бойцов "Беркута" было ясно, что основной авангардной силой майдана являются хорошо физически и идеологически подготовленные боевые группы Правого сектора и других националистических объединений, направляемые единым руководством. Всеми действиями на майдане командовали лидер Правого сектора Дмитрий Ярош и комендант Евромайдана, руководитель отрядов Самообороны Андрей Парубий, по данным бывшего председателя СБУ генерала Александра Якименко, напрямую связанный с ЦРУ США (как и его друг Валентин Наливайченко) и ответственный за расстрел снайперами правоохранителей и манифестантов, а также за организацию Одесской трагедии. После Майдана стал секретарём Совета национальной безопасности и обороны Украины. Инициатор создания добровольческих батальонов Правого сектора. В апреле 2016 г. Парубий становится спикером Верховной рады вместо назначенного премьер-министром выдвиженца Порошенко В. Гройсмана. Бандеровец, нацист и агент ЦРУ у власти в стране! Какие к этому нужны комментарии?
  
   Последующие события, когда после вооружённого захвата власти экспедиционные отряды галицких националистов из Правого сектора майдана под лозунгом "Бандера прыйдэ -порядок навэдэ!" стали врываться в города Юго-Востока с целью принуждения к повиновению населения, не признавшего вооружённый переворот в Киеве и отвергающего бандеровскую идеологию, это стало началом гражданского противостояния. Бесчинства и жестокость националистов по разгону антимайданов в Харькове, Запорожье, Мариуполе и Одессе привели к человеческим жертвам и послужили толчком к вооружённому сопротивлению. Своевременно поняли грозящую им опасность жители Крыма, которые обратились за помощью и защитой к России и таким образом избежали участи Донбасса, который стал ареной братоубийственной гражданской войны, окончательно расколовшей украинское общество. И хотя националисты всех мастей твердят о консолидации украинской нации после событий на майдане, никакой консолидации между пробандеровским Западом и пророссийским Юго-Востоком страны, особенно после "Одесской Хатыни" и кровавых событий на Донбассе, быть не может. Между ними стоят несколько тысяч убитых и искалеченных граждан Украины, мужчин, женщин и детей, сотни тысяч беженцев, спасавшихся от войны, целенаправленно разрушенные украинской армией и националистическими формированиями путём воздушных и артиллерийских бомбардировок жилые дома и коммунальные объекты шахтёрских городов и посёлков, руины шахт и заводов и полная экономическая разруха важного для экономики страны региона. Настроения жителей Донбасса обоснованно сводятся к заявлениям: "Никаких переговоров с этими людьми быть не может. Никакие они нам не братья. Это враги. Лютые наши враги".
   К этому необходимо добавить полный финансово-политический крах государственных институтов страны и неспособность националистов, захвативших власть в Киеве, найти способ вывести Украину из того тупика, куда они её загнали. Никакие транши МВФ не могут прокормить страну, неудержимо скатывающуюся к экономической и политической катастрофе. Тем более, что большая их часть оседает в карманах членов киевской хунты.
   Единственным выходом из этой катастрофической ситуации может быть решительная борьба с диктатурой национализма, вплоть до полного его искоренения, всенародное осуждение националистов и суд над их главарями-коллаборационистами, продавшими страну под внешнее управление иностранным хозяевам; установление демократических принципов управления страной на основе всенародного референдума о федеративном устройстве под жёстким международным контролем. Для осуществления этих мер необходима коллективная воля и решительность, которой пока не хватает у здоровых сил украинского общества. Украина, просыпайся и берись за ум!
  
  
   Внимание.
  В соответствии с перечнем на сайте http://minjust.ru/ru/press/news/v-perechen-organizaciy-deyatelnost-kotoryh-zapreshchena-vklyucheno-5-ukrainskih на территории РФ запрещены террористические организации ОУН, УПА, Правый сектор, УНА, УНСО, Тризуб им. Степана Бандеры и т.п. националистические организации и их партии и объединения. Это относится ко всем случаям упоминания этих бандеровских организаций здесь и далее в основном тексте книги и в приложениях.
  
   Примечание:Встречающиеся в тексте книги внутри слов странные знаки '?' или 'к' являются не опечатками, не исправленными автором. Это издержки программы трасформации закачиваемого 'вордовского' текста, которые автор, стремясь сделать текст книги более читабельным, не знает как исправить и не получил от модераторов 'Самиздата' соответствующих разъяснений. Приношу читателям свои извинения.
  
  
  
  

Введение.

  

Состояние исторической науки в Украине

  

Происходящее сегодня на Украине можно

охарактеризовать как процесс зарождения

принципиально новой нации - нации русофобов,

смысл существования которой заключается

во вражде с Россией.

Артем Хачатурян

  
   Сегодня мало для кого является секретом, что традиционная европейская и мировая история, сочинённая поколениями учёных в XVI-XVIII веках, является политической историографией, описывающей историю государств и их правителей. В угоду им искажались не только отдельные исторические факты, но подчас и весь ход истории человечества. Каждый новый король, султан или император, захватив власть в стране, старался представить себя белым и пушистым благодетелем и спасителем нации, и не был заинтересован, чтобы его придворные летописцы упоминали в своих творениях неудобные или сомнительные факты из иногда весьма бурной и не безупречной биографии властителя. Даже отец научного коммунизма Карл Маркс писал: "То, что мы считаем историей, - это всего лишь сказки, рассказанные победителями". Здесь не место подробно рассказывать о многочисленных фактах намеренной фальсификации европейской и мировой истории, ошибках и несуразностях, нагромождённых за века древними летописцами, хронистами и придворными историками, которые основывали свою науку на древних мифах, подгоняя её под желание правителей. Основоположник политологии Никколо Макиавелли по этому поводу сформулировал следующий тезис: "История нужна правителю такой, какой она позволяет ему наиболее эффективно управлять своим народом".
  
   Официальные истории большинства наций содержат эпизоды и факты, происходившие в далёком прошлом, общую историческую ткань которого невозможно изменить, можно лишь несколько иначе интерпретировать события и их результаты в пределах сложившейся исторической традиции.
   История, написанная от лица современной нации, является ретроспективной (впрочем как и любая история во время написания) и представляет собой ту версию прошлого, которую нация хотела бы иметь своей историей. При этом автор такой истории имеет возможность так изменить трактовку тех или иных исторических событий, которая устраивает всю нацию или ту часть, которую историк представляет. Именно таким образом намеренно фальсифицировалась история в прошлом, когда заказчиком историка выступал властелин страны, который желал иметь историю в выгодном для себя свете. Тюменский блогер Алексей Кунгуров по поводу фальсификации истории професиональными историками пишет: "Одни сочиняли фальшивую историю и уничтожали неудобные настоящие документы в угоду правителям. Другие занимались фальсификациями, потому что желали этих правителей унизить и низвергнуть. Третьи продавались за деньги тем или иным политическим силам. Иные просто удовлетворяли столь изощренным образом собственное тщеславие или делали карьеру в "научных" кругах". [34]
   В европейской истории мы сталкиваемся с подобными массовыми фальсификациями прошлого. Интересующимся подробностями исторических фальсификаций и подгонки фактов истории под нужды правящей власти можно рекомендовать многочисленные публикации по тематике так называемой " истории", например:
  А. Бушков. "Россия, которой не было". СПб. Нева. 2005;
   А. Максимов."Русь, которая была". http://albertmaximov.ru/pervaya.htm;
  Л. Шильник. "А был ли мальчик? Скептический анализ традиционной истории". http://www.ereadinglib.org/book.php?book=66533;
  Г. Марков. "От Гипербореи к Руси. Нетрадиционная история славян".Trafford. 2014.
  
   Для любого бывшего гражданина распавшегося в 1991 г. Советского Союза, который мало-мальски знаком с историй страны хотя бы в объёме уроков истории в средней школе, известно, что начало русскому государству (которое стало Российской империей, а затем Советским Союзом и Российской Федерацией) было положено приглашением варяга Рюрика с братьями Трувором и Синеусом на княжение в Новгород. Там и возникло, как считалось до последнего времени, первое государство в восточной Европе, которое по имени варяжского племени русь стало называться Русью. (Не будем затрагивать вообще так называемую "норманнскую" теорию о скандинавском происхождении Рюрика, уже давно похороненную окончательно). Согласно принятой за основу в российской официальной историографии летописи "Повесть временных лет" монаха Киево-Печерского монастыря Нестора, от тех варягов Земля Новгородская стала называться "Русь или Русская Земля".
   Многие известные российские историки и учёные XVIII-XX вв. (А. И. Лызлов, Е. И. Классен, Ю.И. Венелин, Д. С. Лихачев, Б. А. Рыбаков) подвергали сомнению отдельные пассажи "Повести" и критически относились к "норманнской теории", несмотря на то, что писаниям Нестора в России был придан статус непререкаемой истины. Согласно данным русского историка С. Соловьёва, "в 1860 г. по высочайшему повелению Николая I запрещено было подвергать критике вопрос о годе основания русского государства, ибо-де 862-й год назначен преподобным Нестором".
   Но никто из древних европейских или арабских писателей ни единым словом никогда не упоминал государства "Украина" или "украинский народ" по причине их отсутствия в прошлом.
  
   Люди моего поколения, пережившие Великую Отечественную войну в школьном возрасте, видевшие своими глазами перенесённые советским народом жертвы и лишения, сожжённые сёла и разрушенные города, бывшие свидетелями тяжёлых голодных послевоенных лет, когда советский народ напрягал все силы для восстановления после войны народного хозяйства страны, эти люди знали историю такой, какую им преподавали в школах. То была история многонациональной и многоконфессиональной страны. Там не было намёка на вражду между людьми по национальному или религиозному признаку. Мы росли и взрослели в едином государстве, которое считали социалистическим. Только став взрослыми и набравшись опыта и знаний, моё поколение стало понимать, что не всё было так, как мы читали в учебниках истории, в которых на уроках мы иногда по указанию учителей замазывали чернилами портреты "врагов народа", жертв сталинских репрессий, значительно позже реабилитированных. Прошло несколько десятилетий, мы пережили Перестройку, развал Советского Союза и появление вместо него 15 новых независимых государств. Поменялись приоритеты их народов и социально-политические векторы их развития, поменялось их отношение к новейшей истории и её оценка с точки зрения правительств и народов этих стран. Но с древности и хотя бы до такого мирового потрясения ХХ в., как Первая мировая война, русская революция 1917 г. и образование Советского Союза, как некий рубеж развития современного мира, основа истории эволюции этих народов не могла измениться до неузнаваемости. Основная её фабула может пересматриваться лишь при обнаружении неопровержимых письменных или материальных свидетельств и может только интерпретироваться по разному, исходя из политических предпочтений.
  
   Надо признать, что та история, которую преподают сейчас в школах Российской Федерации и в целом соответствующая общей исторической канве, тоже представляется достаточно искажённой и неоднозначной при рассмотрении отдельных переломных моментов (как происхождение уже упоминавшихся варягов, их приоритет в создании Новгородской, а затем Киевской Руси или сомнения в реальности татаро-монгольского ига). По этим проблемам с XVIII в. и до сих пор, то затихая, то разгораясь снова, ведётся ожесточённая полемика в кругах профессиональных учёных и дилетантов-любителей, одержимых здоровым скепсисом и желанием узнать правду об истории своего народа. Эта полемика происходит в форме научного спора и не влияет на социально-политическую жизнь Российской Федерации.
   Но то, что содержится в учебниках истории назависимой Украины, является иллюстрацией сюрреализма в освещении истории, выходящего за рамки здравого смысла, проще говоря, бредом сумасшедших, нуждающихся в обследовании психиатрами и принудительном лечении. В украинских школьных учебниках олицетворением исторической трагедии украинского народа, всех бед, неудач, поражений и национального угнетения является Россия. Оказывается, украинцы в течение всего своего исторического развития с незапамятных времён постоянно боролись с российским гнётом за свою независимость и сохранение своей культуры, самобытности и языка. Они в самые сложные времена трёхвековой "оккупации русско-советской империей" не утратили стремления к свободе, независимости и собственной государственности, что и демонстрируют в настоящее время во время "вооружённой российской агрессии" в Крыму и на Донбассе. Для многих профессиональных историков современной Украины, идейных националистов, характерны наглое извращение исторической истины, иезуитские увёртки, умышленная фальсификация общеизвестных событий. На основе этих бредовых идей ими создана лживая история Украины, которая навязывается молодому поколению. Так предками украинцев назвали придуманных поляком Тадеушем Чацким "древних укров", распространяют выдуманное Грушевским глупейшее словосочетание "Украина-Русь" и утверждают, что когда-то было такое государство. Помесь клоунады и приёмов борьбы, так называемый "боевой гопак", выдают за некое древнее боевое искусство этих самых мифических укров. А некоторые особо "продвинутые" националисты идут ещё дальше. Они даже Христа гуцулом объявили, отождествляя библейскую Галилею с Галичиной. Также заявляют, что древние галлы это чуть ли не карпатские галичане, а германцы вышли с острова Хортица.
   А главное - эти бредовые идеи с 1991 г. стали государственной политикой в области школьного (и даже дошкольного) образования, использовались в 2014-2015 гг. для нагнетания массового психоза у населения страны, директивно обязательны в сфере радио-телевизионного вещания национальных СМИ (после запрета альтернативных русскоязычных и даже части европейских), отслеживаются в высказываниях граждан и влияют на оценку степени их благонадёжности, а также широко используются в международных отношениях для политических деклараций.
   Это практически вполне вписывается в идеи Макиавелли об использовании истории для лучшего управления своим народом с помощью бредовых фантазий, хотя весьма сомнительно, чтобы "свидомые светила передовой украинской мысли" были знакомы с трудами Макиавелли. Скорей всего это бессознательное, слепое следование националистической идеологии галичан (позиционирующих себя "более истинными украинцами", чем остальные) во имя "украинской идеи" о полной и окончательной "украинизации" всех и всего в условиях унитарной Украины "только для украинцев". При том, что всё это подпитывается и поощряется иностранными украинскими диаспорами, состоящими в большинстве из националистов в изгнании и их потомков, и спонсируется зарубежными кругами, разыгрывающими "украинскую карту" в своих интересах.
   Высказывания современных украинских государственных чиновников, политиков и деятелей науки не оставляют сомнений, что для "украинствующих" националистов историческая наука является средством одурманивания народа и искусственного создания нации русофобов, имеющих превратное представление о своей истории, не знающих своих корней и оплёвывающих жизнь и идеалы своих предков, проливавших кровь за русскую землю, и дедов, защитивших советский народ от порабощения нацистами.
   Главными посылами их массовой политики и пропаганды являются постулаты:
   1. Украинский народ, его предки укры и украинский язык существуют с грубокой древности и дали начало практически всем европейским (и не только!) народам и языкам. Латынь образовалась на основе украинского языка. От украинцев произошли русские, белорусы и все остальные европейские народы, а также индусы и египтяне.
   2. Местом зарождения украинской державы была Украина-Русь, известная в традиционной истории как Киевская Русь, власть в которой была предательски захвачена норманнской династией Рюриковичей.
   3. Киевская Русь это государство украинского народа и не имеет никакого отношения к русской нации, которая появилась только в XVI в. путём смешения мигрирующего украинского населения с угро-финскими племенами. Киевская Русь расширялась на северо-восток, колонизируя новые земли и образуя Русь вторичную, названную из-за больших территорий Великой Русью и известную на Западе как Московия. Другими словами, территория современной России это колония бывшей Киевской Руси, т.е. Украины. При этом, на минуточку позабыв о древних украх, утверждается, будто обитатели Киевской Руси были украинцами, но называли себя "русскими", а "москали" украли у "настоящих русских" - жителей Украины-Руси их имя, их богов и веру.
   4. Россия, закабалившая Украину в XVII в., угнетала украинский народ со времён Богдана Хмельницкого и с помощью войск подавляла стремление патриотов Украины под руководством славных гетманов Выговского, Дорошенко, Мазепы и других героев Украины освободиться от русской кабалы и восстановить независимую соборную державу. Нахождение в составе польского государства считается благоприятным периодом приобщения к "передовой европейской культуре".
   5. В советский период "русские империалисты" принудительно отбирали у украинцев продовольствие, чтобы намеренно устроить геноцид украинского народа. Таким образом большевики организовали на Украине голодомор 1932-33 гг.
   6. С началом Второй мировой войны Советы в сговоре с Гитлером оккупировали Западную Украину и, насильственно присоединив её к УССР, насаждали колхозы, а боровшихся за свою свободу украинцев массово депортировали в Сибирь.
   7. С 1941 по 1945 гг. была не Отечественная война советского народа против вероломно напавшего на Советский Союз Гитлера, а русско-немецкая война. Сначала немцы оккупировали Украинскую державу, а потом её оккупировала русская Красная армия. Против немцев и против русской оккупации героически сражалась Украинская Повстанческая Армия (УПА) и Организация украинских националистов (ОУН) под руководством героев Украины Степана Бандеры и Романа Шухевича, пока те не пали смертью храбрых от злодейской руки НКВД. И эта оккупация продолжалась до 1991 г., когда борцы за свободу Украины из украинской Хельсинкской группы и члены Руха в борьбе завоевали независимость.
   8. Самым заклятыми врагами Украины и украинцев являются Россия и русские. Они на протяжении веков грабили и угнетали свободолюбивый украинский народ, присваивали украинские достижения и объявляли русскими деятелей украинской науки и культуры.
   9. Для борьбы с вооружёнными сепаратистами на Донбассе, которых поддерживали войска Российской Федерации, вторгшиеся на Украину в количестве до 200 тысяч солдат (по "точным данным", озвученным президентом Украины П. Порошенко в июле 2015 г.), была организована Антитеррористическая операция силами всей украинской армии и Национальной гвардии в составе добровольческих территориальных батальонов Правого сектора, вооружённых формирований националистов - последователей Бандеры. Доблестная украинская армия, если Америка поможет ей оружием, способна немедленно изгнать русских оккупантов, разгромить Россию и устроить парад на Красной плащади с угощением освобождённых от путинской тирании москвичей галушками, а затем присоединить к Украине всю территорию России до Владивостока, так как Дальний Восток осваивали украинцы.
  
   Это не моя дикая фантазия. Такая ахинея несётся из уст "украинствующих" чиновников, политиков националистического толка, бравых командиров добровольческих батальонов и даже университетских учёных и дипломированных историков национальной Академии наук Украины (НАН), представляя интерес для психиатров, исследующих механизмы возникновения навязчивого бреда. Интересующиеся деталями смогут сами убедиться в разделах, посвящённых школьным учебникам истории.
   Уже в 2014 г. в школьные учебники были добавлены 30 страниц современной лжи о том, что "революция достоинста 2013-2014 годов и война украинского народа против российской агрессии стали центральными событиями новейшей истории не только Украины, но и всей Европы и целого мира". В этом дополнительном разделе без всякого стеснения в виде беспочвенных обвинений ведётся грубая пропаганда межнациональной вражды: "Немало людей осознавали, что подчинение Украины России могло означать физическое уничтожение и геноцид украинского народа". Россия объявлена злейшим врагом Украины, жители Донбасса - это сепаратисты и предатели, а гражданская война, в которой погибли тысячи мирных граждан Украины, это борьба за демократию и независимость. Как понимают "демократию" и "независимость" националисты - подробно разобрано в конце пространного комментария к стр.214, раздела 6, где приводятся реальные результаты действий Украинского народного Руха по претворению в жизнь "высоких" целей из Устава этого движения, вобравшего в свои ряды недобитых бандеровцев и их идейных последователей.
   Что говорить о малограмотных горлопанах-бандеровцах, если бывший президент страны Л. Кучма много страниц в своей многозначительно названной книге "Украина - не Россия" уделил территориальным притязаниям Украины на земли Российской Федерации, заселённые, по его словам, украинцами, и сетовал на обделение Украины территориально в результате несправедливо установленных границ во время гражданской войны и в последующие годы: "мы недосчитались таких больших просторов, освоенных и заселённих украинцами,..". При этом он имел ввиду Кубань, Ставрополье и дальневосточное Приморье.[10]
  
   Есть и совсем уж экзотические выдумки "украинствующих учёных":
   - Чистокровная арийская немецкая раса народилась на острове Хортица, а затем мигрировала в Германию.
  - Овидий это украинский писатель, писавший на древнеукраинском языке.
   - Александр Македонский был на самом деле украинским гетманом Александром Македонченко.
   - В Египте украинцы построили пирамиду Хеопса и хотели было основать на Ниле Нильскую Сечь, им не понравилось только соседство крокодилов. Потом кое кто из украинских казаков остался в Египте фараонить, а остальные погнали на Черкасщину египетского бугая Аписа, от которого и пошла порода серых украинских волов.
  
   Подобные сказки о "великих древних украх" и другая историческая бредятина сочиняются солидными людьми с учёными степенями докторов наук, профессорами и академиками как "научное" подкрепление их же бредовых теорий, получают официальную поддержку властей на самом высоком уровне, финансовую и идеологическую подпитку из эмигрантских центров и широко пропагандируются. Ведь за науку для политики очень неплохо платят. Прискорбно, что высосанные из пальца выдумки и мифы, граничащие с бредом шизофреников и требующие вмешательства психиатров, стали основой украинского школьного образования и больше двух десятилетий калечили души целого зомбированного поколения извращённым миром нездоровых фантазий, диким искажением национального самосознания и откровенного идиотизма. Авторы этих бредней не знают, или придуриваются, что не знают простейших исторических истин. Их деды и прадеды должны перевернуться в своих гробах от такого извращения истории потомками-отщепенцами, предавшими своих русских предков.
  
   От национальных "научных кадров" не отстают, а часто и задают тон зарубежные авторы. Их современные публикации на темы украинской истории (исходящие главным образом из мощной украинской эмигрантской северо-американской диаспоры, особенно из Канады) в основном следуют концепции Грушевского.
   Весь этот бред сивой кобылы, основанный на "Истории Украины-Руси" Грушевского, украинский сатирик Остап Вишня еще в 1946 г. назвал "концепцией ограниченного разума", когда реальность заменяется дикой фантазией, в которой предатели и палачи становятся героями нации, а "свидомые" её представители демонстрируют шедевры "революционно-украинствующей дури", как не очень деликатно назвал использование украинскими националистами надуманных мифов "украинской истории" русский политический и общественный деятель, монархист Василий Шульгин (1878-1976).
   Украинский писатель и политический деятель Центральной Рады В. Винниченко о своих впечатлениях от прочтения "Истории Украины-Руси" М. Грушевского с горечью записал в дневнике: "Вся история - ряд, безостановочный, непрерывный ряд восстаний, войн, пожарищ, голода, набегов, военных переворотов, интриг, ссор, подкупов ... Паршивые властолюбцы, национальные отбросы, паразиты и воры продают на все стороны: кто больше даст. Потомки прадедов поганых повторяют поганые дела дедов-поганцев. И растерзанный, затравленный народ снова беспомощный ждет, какому хозяину его отдадут ..." Написано это около 100 лет назад, а так, как о днях сегодняшних!
   Историческая наука при помощи шулерских манипуляций и подмены понятий превращается в орудие оболванивания масс. Украинские националисты "галицкого разлива", которые, начитавшись фальсифицированной истории Грушевского и опусов эмигрантских кругов, сочиняли сказки о строительстве древними украми египетских пирамид и провозглашали эсэсовцев героями Украины, в 2014 г. в результате фарисейски названной "революции достоинства" с финансовой и информационной поддержкой "западных демократий" вооружённым путём захватили власть в стране. Они установили фактически диктатуру националистов с нацистскими лозунгами и фашистскими символами, фальшивой историей, бредовыми теориями и людоедской пропагандой, замешанной на патологической ненависти к России и всему русскому.
   Профессиональные укро-историки вместе с их единомышленниками-националистами похожи на группу фанатиков-сектантов, пытающихся заставить поверить тому несусветному бреду, который не вписывается в здравый смысл и отторгается добропорядочной и здравомыслящей публикой. А хуже всего то, что объектом их злонамеренных действий являются детские души, в мозгах которых формируется изуродованная историография, искажающая национальное сознание целого поколения будущих граждан страны, отравленных ядом русофобии.
   Нормальное цивилизованное обсуждение с современными апологетами "древней великой Украины" в принципе невозможно, поскольку фанатики, ослеплённые ненавистью, лишаются способности к логическому мышлению. От них нельзя получить вразумительное объяснение почему все сказания о стольном граде Киеве, о Древней Руси и её князьях рождались исключительно на севере России, а в украинском фольклоре в основном только воспевается "шароварная" романтика казацких вольностей; почему жителей Киевской Руси они называют украинцами (хотя убеждают, что те сами называли себя русами), а их язык украинским, хотя он начал создаваться только в XIX столетии и то сначала в виде разномастных новоизобретенных разными украинофилами и ими же отвергнутых надуманных систем (кулишовка, драгомановка, желеховка, ярыжка, скрыпниковка); почему ни один европейский или арабский писатель, ни один иностранный историк ни словом не упоминал о существовании государства "Украина" или "украинцев", равно как и "украинского языка" по причине их полного отсутствия в прошлом Что "украинский народ, его предки укры и украинский язык существуют с грубокой древности" - это досужие домыслы, не имеющие под собой никаких оснований в исторических источниках.
   Реально всё было иначе. Термин "Украина-Русь" появился лишь в начале ХХ в. в трудах богатого на выдумки М. Грушевского, как и измышление, что "обитатели Киевской Руси были украинцами, но называли себя "русскими", а "москали" украли у "настоящих русских - жителей Украины-Руси их имя, их богов и веру".[16] Многие перлы "передовой украинской истории" берут своё начало у этого "отца нации", который придал им наукообразную форму и ввёл в научный оборот, в основном позаимствовав идеи у достоверно не известного автора "Истории Русов и Малой России" и других деятелей с больной психикой, стяжавших сомнительную славу создателей мифов о древней украинской истории. Но даже "История Русов" исходит из общей концепции, что московские князья такие же русские князья, как и великие князья Киевской Руси. Разгромленное татарами и захиревшее Киевское княжество потеряло своё значение как место пребывания великого князя Руси, а великокняжеский престол был перемещён из Киева ставшим Великим князем Андреем Боголюбским в Суздальско-Владимирскую землю, где возвысилось Московское княжество, князья которого стали "собирать" русские земли. С переименованием Московского княжества в Царство Русское, а затем в Российское, оно стало именоваться "Великой Россией", а земли русских княжеств, находившихся вне её, "Чермная и Белая Русь", эти "обе Руси вместе названы тогда Малою Россиею". Не совсем "чокнутый" президент Украины Леонид Кучма в своей книге "Украина - не Россия" пишет: "Наша общность с русскими от Рюрика никак бы не препятствовала бы нашей ассимиляции, напротив - оправдывала бы ее, так что украинская культура слилась бы с русской полностью, не осталось бы даже такого явления, как украинская русскоязычная культура".[10]
  
   В средневековье не существовало никакой Украины и украинцев. Существовали только русские княжества, а разные славянские племенные объединения и их земли носили общее собирательное название "Русь". Даже Галичина, будущая колыбель украинского национализма, долго именовалась Червонной Русью, затем Русским королевством, а в составе Речи Посполитой официально называлась Русским воеводством, потому что там жил русский народ. Татарское нашествие на Русь привело к тому, что раздробленные северо-восточные княжества Руси попали под власть татар, а западные захватило усилившееся к этому времени (как предполагают историки, не без помощи ордынских мурз, татарские имена которых подозрительно совпадают с именами первых литовских князей) Великое княжество Литовское, Жемайтское и Русское. Литовскими тогда называли земли сегодняшней Белоруссии, Жемайтскими - земли современной Литвы, а Русскими - земли бывшей Киевской Руси, входящие в состав нынешней Украины, южную часть которых после объединения Литвы и Польши в Речь Посполитую стали неофициально называть "Украйна" (от польского слова "kraj"), т.е. окраина Польского государства на границе с Диким Полем. В Руси и другие удалённые места называли "оукрайнами (в летописях и народном фольклоре упоминаются псковские, тульские, даурские "во Сибири" и другие оукрайны).
   В Люблинской унии 1569 г. имелась статья о переходе "русских" земель в непосредственное подчинение Польше, что способствовало их ускоренной полонизации. А служилые польские чиновники королевских учреждений в окраинных польских воеводствах (Подольское, Брацлавское, Белзское, Волынское, Русское с центром во Львове и Киевское) назывались "украИнниками" или "укрАинцами", имея ввиду лишь место их службы на окраине Польши, в приграничье, а не этнический смысл.
   В одном из романов классической трилогии польской литературы "Пан Володиевский" польского националиста Генрика Сенкевича, которого трудно заподозрить в симпатиях к русским, польские шляхтичи, происходившие из принявших католичество семей бывшей православной русской знати в "русских" воеводствах, гордо именовали себя "русской шляхтой". Они говорили по-русски, считали своей родиной русские земли и не могли называть себя "украинской шляхтой", а свой язык "украинским", потому что просто не знали, что этот термин появится несколько столетий спустя только в XIX веке, а имея шляхетские привилегии, верой и правдой служили польскому королю.
   Гетманщину времён Богдана Хмельницкого рассматривать как отдельное государство вообще несерьёзно. Это было особое военно-административное образование - Войско Запорожское его Величества русского царя, а позже - провинциальные малороссийские губернии Южнорусского края Российской империи. При этом многие казацкие гетманы (Иван Выговский, Пётр Дорошенко, Иван Мазепа и др.), возведённые сейчас в ранг героев современной Украины, в честь которых ставят памятники, выпускают почтовые марки и переименовывают улицы украинских городов, на самом деле являлись предателями украинского народа, в погоне за личной властью и обогащением призывавшими на родную землю иностранных оккупантов, прикрываясь псевдопатриотическими лозунгами и нисколько не беспокоясь о судьбе своего народа под иноземным гнётом. Таким же образом период вхождения народа Малороссии в состав Литвы, а затем - Речи Посполитой следует рассматривать не иначе, как трагический этап в его истории, разделивший единый русский народ бывшей Руси с единой православной верой между разными государствами с непременным национальным и религиозным гнётом.
   Обвинения в национальном угнетении малороссийского народа Гетманщины в царское время опровергаются многочисленными свидетельствами более мягкого применения для малороссов крепостного права, чем в основной России. Это можно видеть на примере так называемой Слободской Украины. Ещё в 1650-х годах при Богдане Хмельницком часть правобережного народа начала массово переходить от воинских неурядиц, а затем и бедствий Руины на восточную часть Малороссии, на соседние великорусские земли, селилась там, образуя большие слободы. Этот вновь прибывавший народ был организован по правилам Войска Запорожского со своими полковниками и полковыми старшинами в пять Слободских полков в Сумах, Ахтырке, Харькове, Изюме и Острогожске. Грамотами русского царя Алексея Михайловича эти переселенцы были освобождены от крепостного права и наделены казацкими правами. Можно говорить об их социальном угнетении при царизме наравне с остальными народами царской России только значительно позже, уже после ликвидации Гетманщины.
  
   О "закабалении и национальном угнетении украинского народа" во время советской власти вообще странно слышать. Как отмечал в своей книге "Украина - не Россия" президент Леонид Кучма, "система управления народным хозяйством не была колониальной, а наднациональной с региональным разделением труда". [10]
   Профессор Киево-Могилянской академии Наталия Николаевна Яковенко тоже против употребления в учебниках истории Украины утверждений про её колониальный и угнетённый статус в составе России и СССР, поскольку "украинцы были этносом с привилегированным статусом, верой и правдой служили своему государству и вносили большой вклад в строительство и Российской империи, и Советского Союза". [48]
   Реально независимое украинское государство возникло лишь в 1991 г. после распада СССР. Всё, что появлялось после 1917 г. - это голые декларации о создании самозванных "украинских держав и правительств" небольшими кучками грызущихся между собой за власть радикалов. Более того, нынешняя Украина - это лоскутное одеяло, в своё время слепленное большевиками на скорую руку из разномастных кусочков, никогда прежде не бывших частью единого государства, и вошедшее как союзная республика в состав СССР. Всего полторы сотни лет назад российские украинофилы "Украйной" или "Гетманщиной" называли клочок земли на Левобережье Днепра, составлявший ничтожную часть нынешней территории Украины. Всё остальное, к нему пристёгнутое, было результатом трудов тех самых "клятых москалей" и большевиков, которых сегодня на Украине поносят нецензурными словами. К этому клочку присоединяли новые территории то русские цари, то российские императоры, то генеральные секретари ЦК КПСС. Именно большевики из южнорусского населения создали массового "украинца" в результате политики "украинизации" 1920-х годов. Однако единой украинской нацией это население не стало до сих пор. Да и не могло стать.
   Убеждённые деятели украинского национализма позже признавались, что тех интеллектуалов, кто считал себя украинцами и верил в "украинскую идею", было очень мало для создания нации. Они составляли мизерную долю населения Малороссии. Историк и политический деятель член Центральной Рады Дмитрий Дорошенко (1882-1951) писал в своих воспоминаниях: "Нас, сознательных украинцев, было так мало, мы все так хорошо знали друг друга, были так тесно связаны между собой разными связями по общественной работе, что у нас выработалась та "кружковщина", сектантская узость и замкнутость".
   Один из ведущих украинских националистических деятелей Вл. Винниченко о попытках консолидации украинского общества во время гражданской войны в Украине вспоминал: "Воистину мы были подобны богам... пытавшимся создать из ничего новый мир".
   Упомянутые выше националистические постулаты истории Украины подробно излагаются на страницах детских книжек для детей дошкольного возраста и в учебниках истории Украины для 5-11 классов. Для того, чтобы конкретно показать как интерпретируются авторами учебников те или иные моменты такой придуманной истории и разоблачать эту ересь как бред, и предпринят этот анализ украинской истории по школьным учебникам. Сами авторы учебников помогают мне в этом, допуская очевидные "ляпы", разоблачающие их враньё. Этим же страдают и авторы из украинской зарубежной диаспоры, пытающиеся импровизировать на тему украинской истории и допускающие элементарные "проколы", потому что невозможно всё время врать. Ложь не утаишь, как и "шило в мешке". Так, например, канадский историк галицкого происхождения, профессор кафедры истории и политологии Йоркского университета (Торонто) Орест Субтельный (род.1941) в своей книге "Украина. История" называл коренных жителей Галиции, Волыни, Закарпатья и Буковины украинцами (так ведь украинский националист в эмиграции, воспитанный в бежавшей с немцами в Германию семье бандеровцев, и не мог иначе!). Но для Закарпатья в главе "Украинцы в Закарпатье" он сделал всё же исключение и назвал их "карпатоукраинцы" и тут же объяснил "или, как они себя называли, русины".[32] Так и в Галиции, и на Волыни, и в Буковине до ХХ в. они называли себя русинами и те, кто остался верен своим русским прадедам, называют себя так до сих пор! И им безразлично, как он называет предавших своих русских предков -галицкоукраинцами, волыноукраинцами или буковиноукраинцами. Аналогично тому, как "украинцы" древней "Украины-Руси" Грушевского, "которые называли себя русами". И если уж зашла речь о Закарпатье, то Субтельный, рассуждает о "добровольном" присоединении Закарпатья к Чехословакии на основании "соглашения, подписанного в ноябре 1918 г. в Скрэнтоне (штат Пенсильвания, США) лидерами Чехии и эмигрантами из Закарпатья".[32] Как будто эмигранты в Пенсильвании имели право решать за народ Закарпатья его судьбу! Можно ли назвать этого автора адекватным и неангажированным? Что делать, ни у кого из авторов ни школьной истории, ни эмигрантских исторических опусов не получается правду скрыть полностью: то там, то тут вылезают "уши" националистической фальсификации истории. Такова судьба рукотворных мифов фальшивой истории Украины - их авторы и интерпретаторы неминуемо сами себя представляют лжецами и загоняют в угол.
   Когда история уродуется и фальсифицируется с помощью шулерских трюков и подтасовок, историческая наука превращается в словоблудие, орудие оболванивания масс и манипуляции общественным сознанием. Одним из первых авторов, попытавшихся развенчать националистическую пропагандистскую историческую парадигму, был русский дипломат, внук известного декабриста, князь Александр Михайлович Волконский, написавший работу "Историческая правда и украинофильская пропаганда" (Турин. 1920).
  
   Хотя рассматриваемые здесь учебники истории предназначены для украинских школьников и должны быть по идее на украинском языке, большинство из них можно было скачать из Интернета в переводе на русский язык. Это отрадно. То есть практически украинское правительство не ограничивало образование лишь для говорящих по-украински, а заботилось и о русскоговорящих школьниках. При цитировании отрывков из учебников на украинском (для 9 и 10 класса) тексты переведены мной на русский язык с целью удобства для читателей и однотипности изложения.
   Для меня, закончившего среднюю школу во Львове и старательно 5 лет изучавшего наряду с остальными предметами и украинский язык и литературу (они входили в число 13 выпускных экзаменов на аттестат зрелости), не было бы проблемой читать и писать свои комментарии по-украински, хотя с тех пор и прошло больше 60 лет. Хорошо усвоенное в молодости не забывается. Но я посчитал, что мои изыскания в дебрях придуманной националистами украинской истории будут интересны и русскоговорящим читателям, а все украинцы прекрасно поймут русский текст, поскольку могут практически без всякого акцента изъясняться по-русски. Это наглядно показали выступления в 2014 г. "уж очень майданутых", когда они для лучшей доходчивости до "сходняков", "ватников", "сепаров" и "клятых москалей" изрыгали свои проклятья и угрозы на русском языке. Они просто придуриваются, что им противен русский язык, хотя знающие люди советовали при посещении украинских городов остерегаться говорить по-русски, чтобы не вызвать ненависти встречных подонков и непрятностей на свою голову (иногда буквально - в виде бейсбольной биты!) Большинство украинцев прекрасно владеет русским и использует его, когда им не нужно демонстрировать свою "украинскость". И это правильно, так как украинский язык, как всякий диалект, имеет тенденцию к отмиранию, сколько бы ни занимались "украинизацией" большевики в 1920-х годах, или выражал "озабоченность" Леонид Кучма в конце ХХ века, или выкрикивали лозунги и заклинания майданутые на всю голову националисты в 2014-2016 гг. Да и правду сказать, даже многие депутаты так косноязычно выражаются на "ридной мове", что аж противно слушать. Хотя и по-русски мэра Киева "интеллектуала" Кличко трудно понять.
  
  
  
  
  

Анализ украинской истории по школьным учебникам

  
   Перед началом комментирования содержания каждого учебника сознательно приведены их авторы, редакторы и другие очень учёные персоны, принимавшие участие в издании. Страна должна знать своих "героев"!
   Во введении к учебнику для 7 класса приведено совершенно справедливое напоминание: "Запомните: народ, не знающий своей истории, обречен вновь н вновь повторять ошибки прошлого, платить за них изувеченными судьбами и самой жизнью своих дочерей и сыновей". При этом следует уточнить: "народ, не знающий правдивой истории", потому что та фальшивая история, которую изучают украинские школьники, не только не даёт им знания правдивой истории их страны, но хуже того - даёт им лживые знания, которые формируют искажённое представление об истории и приводят к шизофреническим изменениям в сознании школьников. Это явилось основной причиной изувеченной националистической пропагандой печальной судьбы молодого поколения украинцев по всей стране, массового ксенофобского психоза в ходе так называемой "революции достоинства" 2014 г., а также гибели тысяч граждан Украины в развязанной националистами гражданской войне на Донбассе. Факты этой намеренной фальсификации и чудовищного извращения истории Украины в школьных учебниках подробно рассматриваются и комментируются ниже.
  
   В связи с тем, что комментарии к разным страницам учебников для разных классов могут дублироваться из-за сходности тем, для устранения этих повторов ряд основных тем, требующих достаточно объёмных описаний, выделен в отдельные главы. Эти главы помещены среди рядового текста книги, после которых продолжается анализ текстов данного раздела, посвящённого определенному учебнику. Такая структура книги оправдана удобством изложения без необходимости поиска тематической главы и возврата читателя к продолжению последовательного изложения. Аналогичную структуру книг использовали при больших по объёму отступлениях классики мировой литературы, например, Л. Н. Толстой в романе "Война и Мир".
  
   Перед тем, как перейти к детальному анализу текстов, необходимо отметить общие замечания, касающиеся всех учебников:
   Встречающиеся в учебниках термины "национально-освободительный" не могут применяться, пока отсутствует украинская нация, а она стала искусственно создаваться только в конце XIX - начале ХХ века и отсутствует до сих пор. Подробнее об этом см. комментарий к стр. 38 раздела 1 с мнением Н. Н. Яковенко. А в масштабе страны, учитывая события 2014-2017 годов, не может быть консолидирована вообще.
   По этой же причине не может использоваться определение "украинский" по отношению к государству, правительству, войскам, землям, народу и т.п. ранее ХХ в., так как украинский народ начал искусственно создаваться в "районном масштабе" в австро-венгерской Галиции в начале ХХ в. Попытки провозгласить украинское государство были предприняты во время гражданской войны, а реально оно было создано большевиками в виде Советской Украины в 1920-х годах. Тогда же с использованием различных систем письма, предложенных украинофилами в течение XIX в., была разработана и декретами советской власти официально внедрена украинская письменность, используемая в настоящее время как государственный язык Украины.
   Указанные определения встречаются во всех учебниках практически почти на каждой странице. В каждом разделе книги по этому поводу приведены соответствующие комментарии с целью избежать излишних повторов.
  
  
  
  
  

Раздел 1. ИСТОРИЯ УКРАИНЫ. 5 класс

   Власов В.С. История Украины. (Введение в историю) Учебник для 5 класса общеобразовательных учебных заведений. (К. Генеза, 2013)
   Выходные данные не обнаружены.
  
   Как предполагает подзаголовок учебника (Введение в историю), этот подготовительный курс имеет целью ознакомить детей с основными моментами при изучении истории, помочь овладеть историческими терминами и подготовить их к изучению основного содержания истории Украины. Можно было бы ожидать нейтральной, чисто академической позиции автора при создании данного пособия. Однако тенденциозность в подаче материала с националистической точки зрения присутствует и здесь. Если даже не вчитываться в текст, это сразу бросается в глаза.
  
   Стр.4. "Рассказы помогут вам научиться отличать настоящие исторические факты от вы?мышленных".
   Зная о состоянии исторической науки в современной Украине, весьма сомнительно, что рассказы, подготовленные "украинствующими" деятелями, могут помочь детям научиться отличать историческую правду от идеологически вымышленных небылиц. Они могут только воспитать то поколение одурманенных подростков, которые в 2014 г. на улицах украинских городов прыгали под кричалку "Москаляку на гиляку!"
  
   Стр.16. "300 - 400 лет назад в Украине постепенно устано?вилось летоисчисление от рождения (Рождества) Иисуса Христа..."
   Стр.24. "...историю Украины от самых древних времен до нынешнего времени..."
   Ученикам ненавязчиво начинают внедрять в сознание ложь, что Украина была отдельным государством с самых древних времён и летоисчисление в ней установилось само собой "постепенно". В Руси в IX в. летоисчисление велось "от сотворения мира". Переход на новое летоисчисление по юлианскому календарю был осуществлён директивно Петром I, который повелел 1 января 7208 года "от сотворения мира" считать 1700 годом от Рождества Христова, по летоисчислению, которым пользовались в Европе после того, как это предложил римский игумен Дионисий Малый в VI в. К этому времени Войско Запорожское почти 50 лет было в составе Российского государства. А указанная в учебнике верхняя граница "400 лет назад" просто неграмотна. Странно, что это не знает профессиональный историк Власов. Или просто дурочку валяет?
  
   Стр.27. "....Национально-ocвободительной войны под руководством гетма?на Богдана Хмельницкого..."
   Стр.38. "...Национально-освободительной войны и Украинского казацкого государства."
   Употреблённые на этих страницах термины "Национально-освободительная война" в применении к "Украинскому казацкому государству" отдают дань определённым идеологическим тенденциям в националистической направленности всей системы государственной пропаганды, воспитания молодежи и всеобщего образования на основе сфальсифицированной украинской исторической науки. Как отмечала профессор и заведующая кафедрой истории Киево-Могилянской академии, ведущий научный работник НАН Украины, в целом адекватная женщина Наталья Николаевна Яковенко, "не может быть национально-освободительного движения до того, как образована нация". Не идя на сделку со своей научной совестью и зная, что украинской нации в те времена не существовало, она трактует восстание Богдана Хмельницкого как "всенародную войну - казацкую революцию", смыслом которой были социальные притязания казачества, стремившегося стать привилегированным социальным сословием в Речи Посполитой. Первые украинцы стали возникать только в конце XIX в. в Галиции стараниями австро-венгерских властей. И "украинское казацкое государство" в XVII в. - это изобретение украинских фальсификаторов истории.
   Встречающиеся в тексте учебника определения "украинский" по отношению к народу, армии, городам, сёлам или языку далее, как правило, не комментируются. Их употребление в применении к XVII-XVIII вв. и даже к XIX веку некорректно, пока не появилась украинская нация. (См. главу "Происхождение украинского языка, украинского национализма, Украины и украинцев").
  
  

Происхождение украинского языка, украинского национализма, Украины и украинцев

  

"Украинцы" - это особый вид людей. Родившись

русским, украинец не чувствует себя русским,

отрицает в самом себе свою "русскость" и злобно

ненавидит все русское.

А.В. Стороженко

  
   Молодое поколение Украины находится в плену мифологической картины национальной истории, навязанной им через систему школьного образования в соотвествии с националистической направленностью политики правительства страны, особенно после прихода к власти в ходе "оранжевой революции" 2004 г. националистического правительства президента В. Ющенко. Они живут в тисках лживой пропаганды, в мире фальшивых представлений и ксенофобии, усвоенных ими в школах и вузах в результате разнузданной националистической пропаганды. Основы исторического сознания вырабатываются изучением в школе истории Украины в чудовищно изуродованном виде. Всё это мифологическое безобразие в школьном образовании началось с получением Украиной независимости и продолжалось все годы, иногда переходя в форму явной шизофрении. Такая история представляет собой преступление против граждан Украины, против русского народа и русской православной церкви.
   Молодые граждане Украины со школьной скамьи (и даже с детского сада) напичканы русофобской сфальсифицированной историей и имеют лживые представления о том, что украинской нации 140 тысяч лет; что украинское государство существовало ввиде Киевской "Украины-Руси" в IX в.; что "москали" к нему не имеют никакого отношения, поскольку они являются поместью "украинских колонистов" с угро-финскими племенами, т.е. "туранцами"; что сама "Московия" была образована только в XVI в. и по сути являлась колонией Украины-Руси, и другие подобные небылицы, описанные Михаилом Грушевским по заказу и за деньги австро-венгерских властей в многотомном труде "История Украины-Руси", принятым за основу украинской истории. Киевский журналист Олесь Бузина, описывая дурацкие выдумки М. Грушевского о происхождении украинцев, с издёвкой писал: "Древние шведы выводили себя напрямую от бога Одина. Поляки XIII века, когда их не бил только ленивый, приписали своим предкам победу над Александром Македонским. Евреи придумали сказку о своей богоизбранности. Что же касается украинцев, то они, по мнению большинства наших историков, существовали как бы всегда". [26]
   Придуманная Грушевским история дополнена современными его последователями из укро-учёных и, особенно, национально-свидомыми политиками с мозгами набекрень, исповедующими нацистско-бандеровскую идеологию. Наивные доверчивые школьники вынуждены заучивать бредятину, заполняющую школьные учебники по истории, впитывают с телеэкранов несущуюся оттуда воинствующую безграмотность и на этой основе формируется их мировоззрение, основанное на русофобии, ставшей основным мотивом внутренней и внешней политики Украины XXI в.
   Происхождению украинцев с научной точки зрения в школьных учебниках уделено немного внимания. В зависимости от предпочтений авторов предками украинцев оказываются то укры, то анты или хазары, а вообще их истоки неясно просматриваются в тумане современной украинской исторической мифологии. Если задать вопрос укро-историкам, когда появились украинцы, они, не моргнув глазом, ответят, что украинцы существовали ВСЕГДА!
   В этнографии рассматривается основная категория - народ (этнос), как общность людей, связанных общим происхождением и историческим развитием (этногенез) и имеющих одинаковые вторичные признаки: язык, культуру, территорию, религию и историческое прошлое. В случае с Украиной всё было шиворот-навыворот. Наименование этой главы не случайно содержит именно такую хронологическую последовательность появления этих понятий: украинский язык - украинский национализм - Украина - украинский народ. А эти темы так переплетены и взаимно связаны, что объединение всех четырёх в одну главу позволяет избежать повторов и лишних ссылок.
   Так исторически сложилось, что сначала в XIX в. появился вторичный признак нации -язык (хотя и в эмбриональном состоянии, различный у разных украинофилов), потом украинский национализм, затем последовательно появилось государство Украина ввиде Украинской ССР, а затем и украинцы. Но украинской консолидированной нации в стране нет до сих пор. Это вынужден был признать бывший президент страны Л. Кучма в своей тенденциозно названной книге "Украина - не Россия".
   И хотя следовало бы так и начать с рассмотрения обстоятельств появления украинского языка (что само по себе неестественно без украинской нации), пока оставим этот лингво-этнический казус в стороне и рассмотрим, какие имеются исторические сведения об украинцах и об Украине в исторических документах. Сразу надо сказать, что НИКАКИХ!
   До ХХ века никаких украинцев на территории современной Украины не существовало. Население русских княжеств IX в. в этническом отношении являлось древними русами. Ни у античных, ни у средневековых писателей и хронистов не упоминается такой народ "украинцы". Не было украинцев ни среди населения Великого княжества Литовского, ни в составе Речи Посполитой, ни в полках запорожского казачества во времена Богдана Хмельницкого. Казаки и всё остальное население Войска Запорожского считали себя русскими и православный московский царь не воспринимался ими как чужой. Вопреки утверждениям националистов о "московитском" гнёте и стремлении превращения Гетманщины в колонию, усилия царского правительства были направлены на полную интеграцию населения Малороссии в состав Российского государства. И народ это чувствовал. Не случайно ещё до Переяславской Рады, а особенно во время Руины население Польского Правобережья Днепра тысячами бежало в русские земли, которые были предоставлены им для устройства поселений по казацко-полковому принципу. Так на территориях Русского царства возникла Слобожанщина, затем вошедшая в состав Малороссии. Коренное население русских земель в составе Речи Посполитой считало себя русским народом, таким же, как и население Московского царства, называясь малороссами, т.е. выходцами из Малороссии, так же, как выходцы из северной части бывшего Великого княжества Литовского, или просто Литвы, назывались литвинами, при советской власти ставшие белорусами. Рассуждая об отличии малороссов от русских, оказавшихся снова в одном государстве благодаря Хмельницкому, Олесь Бузина писал: "...дали друг другу смешные прозвища хохлов и кацапов. Одни носили бороды. Другие - оселедцы. Одни рубашку выпускали поверх портков. Другие ее заправляли в шаровары. Одни привыкли горланить на радах, выбирая гетмана. Другие беспрекословно выполняли все приказы царя батюшки". [26]
   Российские историки и писатели (в том числе и малороссийские) не подвергали сомнению продолжение русской истории от Киевской Руси к Московскому царству (Северо-Восточной Руси), По словам историка М. Максимовича (1804-1873) в "Избранных украиноведческих сочинениях" (К. 1994): "И вот Русская земля дробится на уделы между сынами Владимира; Киев рассеивает в них свою новую жизнь, свою русскую силу: и в каждом из них растет она самостоятельно; и с княжеской кровью Владимира разливается и напечатлевается одна вера, а с ней и один язык, одинакий образ мысли и жизни... Но вот уже и имени великого княжества лишился Киев: в северо-восточной Руси оно усвоено Суздалю, на юго-западе русском Галичу. Киевляне с боярином Димитрием отчаянно защищались, когда нагрянули черные тучи Батыевы; с бою выдали они Киев, и великий город разрушен был до основания, и храбрые русичи погибли со своим митрополитом под саблями поганых Тяжкая мгла татарского ига налегла на Русскую землю.. Светильником Руси был новопоставленный в Никее (1250) митрополит Киевский Кирилл. Найдя Киев в развалинах, он перенес кафедру свою во Владимир, в великокняжескую столицу северо-восточной Руси. С его прибытием туда повеял новый дух жизни в отечестве нашем...Быть сердцем великой России, средоточием его нового бытия и величия, провидение сулило Москве. Величие Москвы создалось на краеугольном камне православия. С самого начала своего великокняжества она стала митрополией Всероссийской церкви и унаследовала от Киева ту церковную власть, по которой принадлежали ей все разрозненные части древнего русского мира, по которой она с самого начала своего уже была средоточием духовного единства всей Руси".[42]
   Какое-то время государственность, утраченная Киевом, продолжала сохраняться в обеих изолированных друг от друга частях бывшей Руси. Но в середине XIV века закончилась самостоятельность юго-западных русских земель: Галичину захватили поляки, а другие юго-западные русские княжества перешли под власть литовских князей и стали провинциями Великого княжества Литовского, Жемойтского и Русского. Таким образом Галицко-Волынское княжество перестало существовать как самостоятельное, а Владимиро-Суздальские княжества разростались и крепли и, сохраняя преемственность от Киева, постепенно превратились в единое Московское великое княжество, ставшее затем Русским царством, Русским государством, Российской империей, Советским Союзом, а после распада СССР - Российской Федерацией. Так распорядилась история и никакие фальсификаторы ничего не изменят. И именно благодаря русским царям, императорам и российским большевикам сейчас существует государство Украина.
   Современная националистическая украинская история стала оформляться на рубеже XIX-XX веков после выхода в свет томов "Истории Украины-Руси" Михаила Грушевского. Этот труд стал определяющим для утверждения и распространения фальшивой истории Украины с националистическим содержанием. В XXI в. "История Украины-Руси" стала той "библией" украинской истории, в которую нужно свято верить и на Украине нельзя оспаривать под угрозой обвинения "свидомыми" в предательстве национальных интересов. Странно читать их бредни, что у Украины, которая образовалась в ХХ в., имеется многотысячелетняя история, а украинскому народу 140 тысяч лет.
   В 1926 г. русский историк, профессор И.И. Лаппо, близко знавший эту тему, писал: "Еще задолго до европейской войны, начавшейся в 1914 году, вниманию Европы был представлен новый, неизвестный раньше народ - "украинский". Уже в последние десятилетия XIX века о нем настойчиво заговорила печать в Австро-Венгрии, особенно в Галиции". При этом новая нация создавалась исключительно на территории этой австро-венгерской провинции, как в своеобразном питомнике. Идея создания "украинского народа" родилась несколько раньше в умах польских политических эмигрантов и её приверженцами были радикальные круги российских и галицких интеллигентов-украинофилов, а австрийские власти воспользовались ситуацией и использовали идею "украинства" в своих целях. Они были озабочены москвофильством преимущественно русинского населения Галиции и желанием противодействовать его пророссийским настроениям для ослабления влияния России в преддверии назревавшей Первой мировой войны. В начале XX в., благодаря поддержке австрийского правительства, заинтересованного в расколе и подавлении пророссийских настроений русинов, а также в ослаблении всё возраставшего польского национализма, Галичина превратилась в оплот украинского националистического движения.
   В современной геополитике история это не только наука, но и средство экспансии, инструмент, активно использующийся западными политиками (в основном англо-саксами) для осуществления своих планов по разобщению славянских народов, которые рассматриваются ими как постоянные противники. В современных учебниках истории Украины декларируется, что украинский народ существует с глубокой доисторической древности. Об этом громогласно и безаппеляционно заявляется в XXI в. украинскими учёными с университетских кафедр и со страниц научных трудов, депутатами разного уровня государственной важности и степени образованности, вплоть до трибун Верховной Рады, галицкими горлопанами на майдане, а также в псевдонаучных трактатах национально озабоченных "свидомых" политиков, украинских и зарубежных апологетов "украинской национальной идеи". При этом разные дилетанты, мнящие себя интеллектуалами, в эссе на заданную тему повествуют то о государстве укров, покорявших Египет и строивших там египетские пирамиды, то о государстве Трипольской культуры V-IV тысячелетий до н.э., то о мифическом украинском государстве династии Киевичей - в зависимости от полёта авторской фантазии. Страдают этим и с виду солидные научные монографии, такие, например, как "Происхождение украинцев, русских, белорусов и их языков" [39] члена-корреспондента НАН Украины, доктора филологических наук, профессора Пивторака Г. П. (род.1935) или "Очерки истории Украины: Формирование современной украинской нации XIX-XX вв." [29] профессора Львовского национального университета им. И. Франко, доктора исторических наук Я. Грицака (род.1960). Выдержанные в русофобском духе, они, как правило, включают в себя практически полный набор ксенофобских исторических постулатов. И главный упор делается на дизинтеграцию русской нации и деформацию её исторического сознания. Западные политические (в основном северо-американские) круги и исполняющие их планы по расколу русского народа украинские националисты пытаются убедить население Украины, что:
   - украинцы - народ отдельный от русского не только в культурно языковом, но и в расовом отношении (якобы украинцы принадлежат к европеоидной расе, а русские к монголоидной);
  - украинцы - народ гораздо древнее русского;
   - русские - извечный враг украинского народа (русские в составе монголо татарских полчищ уничтожили Киевскую Украину, а потом в течение столетий не давали возродиться украинской державности);
   - украинский язык не имеет ничего общего с русским, потому что русские украли у украинцев язык и в результате трёхсотлетней насильственной русификации, которой подвергалась Украина в период "ига московской империи", русский язык стал немного похож на украинскую мову;
   - Русь - это древнее название украинского государства и украинцев, нагло украденное москалями вместе с языком, который они, сильно изуродовав, назвали русским.
   Всё это околоисторическое безобразие кажется с первого взгляда бессвязным бредом душевнобольного. И серьёзно относиться к этому бреду - значит опускаться до уровня невежественных идейных зоологических русофобов. Но и невозможно молча наблюдать как они пытаются навязать населению Украины свой узколобый примитивный взгляд на историю. Но если приглядеться внимательно, это не бред, а злонамеренная дезинформация для оболванивания людей и воспитания зомбированного молодого поколения.
   Это - целенаправленное воздействие на коллективное сознание населения при помощи сознательной манипуляции историческими фактами и фальсификации истории с целью зомбирования народа, в первую очередь молодёжи. Поражает невежественность в знании истории среди политиков и наглость так называемых укро-учёных с их теориями о Будде-украинце, и о том что укры древнее неандертальцев. Не остался в стороне от создания националистической мифологии даже бывший член ЦК КПСС, второй президент независимой Украины Л. Кучма. Сановный автор решил тоже внести свою лепту в распространяемые укро-историками бредни и в книге "Украина - не Россия", не боясь стать всеобщим посмешищем, делится эпохальным открытием, что "в крови украинцев - благородные европейские корни, они потомки ариев", "появились новые доказательства того, что украинцы произошли от жителей Атлантиды, от этруссков, от амазонок и даже от шумеров..." [10] А ведь он являлся в 2015-2016 гг. представителем президента Украины на Минских переговорах в формате "нормандской четвёрки" (Германия, Франция, Украина и Россия) по урегулированию украинского конфликта! Как можно вести серьёзные международные переговоры с человеком, повидимому, давно страдающим старческим маразмом или прикидывающимся слабоумным? Разве можно в здравом уме представлять бандеровскую власть?
  
   Многие националисты в публичных выступлениях и в печати часто демонстрируют комплекс национальной неполноценности, жалуясь на эксплуатацию поляками и религиозные притеснения в Речи Посполитой, страдания от набегов крымских татар (на которых казаки также часто нападали сами), на постоянный гнёт "Московии" после Переяславской Рады, на страдания малороссийского народа в Российской империи, на голодомор и ущемление украинцев при советской власти. Обвиняя во всех бедах Украины Россию, объявляя русских заклятыми врагами украинского народа, похитителями всего святого, идеологи украинского национализма способствуют распространению в украинском населении настроений собственной ущербности, комплекс жертвы, психологию обиженных. При этом приводят смехотворные утверждения и доказательства, противоречащие одно другому. Например, один из укро-дилетантов, бывший бандеровец, приговорённый в 1949 г. к расстрелу, заменённому 25 годами заключения, но который после нескольких лет лагерей был помилован и имел возможность получить высшее образование, львовский филолог Е. Наконечный в своём опусе под названием "Украденное имя: почему русины стали украинцами", отстаивая тезис о том, что у украинцев "москали украли их имя", на другой странице очерка пишет, что "украинцев заставили менять национальное имя", а на третьей утверждает, что "украинским активистам пришлось вводить новый термин украинцы вместо более распространенного самоназвания русины". [38] То есть сам не знает, на что обижаться: то ли украли имя, то ли заставили его менять, то ли сами вводили новое имя. Но излагает всю эту чушь с высокомерным апломбом, который скрывает сожаление, что "в период осуществления процесса замены этнонимии собственного государства не было", отрицая факт кражи и подтверждая отсутствие украинского государства, хотя заявляет о "тысячелетних традициях украинской государственности". В общем, сплошная каша и белиберда по украинской пословице "дэ бузына, а дэ дядько"! Неискушённый читатель вряд ли поймёт, что именно хотел высказать Е. Наконечный, так как из этих вымученных в потугах "жемчужин" его мыслительного процесса можно понять только его зоологическую ненависть к "москалям" и неадекватность самого автора.
   Недаром "отец нации" М. Грушевский описывал антропологический тип украинца как щекастого уродца с недостаточным объёмом мозга: "Голова и абсолютно, и относительно роста - небольшая (то же и внутренность черепа), лоб и нос тоже, нижняя треть лица имеет сравнительно большие размеры. Иногда отмечаются достаточно высокие, выпуклые щёки и широкое расстояние между глазами, чуть низкая переносица..." [16] Субъект по издевательскому описанию Грушевского вырисовывается откровенно малопривлекательный.
  
   Совершенно невозможно понять, как этот народ мог столетия существовать без имени и языка и как в качестве самоназвания он принял прозвище, придуманное поляками и австрийцами в конце XIX в., с энтузиазмом называясь украинцами. А теперь они пытаются доказать всему свету, что существуют 140 тысяч лет! Подобные же фокусы некоторые укро-историки творят и с Великим княжеством Литовским, Жемайтским и Русским, основное русское население которого называлось в просторечьи литвинами только потому, что им правили якобы литовские князья. Но тот же, литовский князь, родоначальник знаменитой польской династии Ягеллонов являлся русским князем Яковом Витебским, сыном княгини Ульяны Александровны Тверской, ставший известным как Ягелло (Ягайло), который после женитьбы на польской королевне Ядвиге и принятия католичества, положил начало новой королевской династии. В результате этого Великое княжество Литовское и Польское королевство в 1385 г. заключили династический союз. После Люблинской унии 1569 г., когда они объединились в общее государство Речь Посполитую, началась усиленная дерусификация и окатоличивание русского населения Великого княжества Литовского. Православная русско-литовская знать постепенно слилась с польской шляхтой и приняла католичество. Крестьянские же массы и городские обыватели в основном сохраняли свою русскую идентичность. Вообще история польского, литовского и русского народов тесно переплетена и может рассматриваться только совместно, на основе единой исторической канвы с взаимно согласованным взглядом на отдельные исторические эпизоды, трактуемые в этих странах по-разному.
   Что касается термина "литвин", то в XIX столетии это был не этноним, а прозвище русских, выходцев из Великого княжества Литовского, которое служило первичным названием "литовцо руссов" и позже "белорусов". Исконная территория современной Литвы называлась Жемайтия, а современные литовцы образовались смешением двух средневековых племён жемайтов и аукшайтов с примесью ятвягов и куршей. Все вместе в русских летописях они назывались жмудь. Современный литературный литовский язык, основанный на одном из западных диалектов аукшайтов, создаётся к началу XX века. Постоянно подверженные агрессии Пруссии жемайты и аукшайты, жившие в глухих лесах и болотах, не имели политико-экономических возможностей создания государства. До сегодняшнего времени жемайты и аукшайты сохранились только потому, что жили в медвежьем углу, не представлявшем интереса для завоевателей. В реальности больщинство населения Великого княжества Литовского было русским по составу, а жмудь составляла национальное меньшинство. Современные литовские историки изменили имена литовских князей на звучащие по-жемайтски, добавив к оригинальным именам характерную приставку "-ас": Витовт стал Витаутасом, Миндовг - Миндаугасом, Ольгерд - Альгирдасом, Гедемин - Гедеминасом, и т.п. Так литовскими националистами на рубеже XIX-XX вв. был создан миф о Великой Литве.
   Никакой самостоятельной древней истории не может быть у небольших прибалтийских народов. Есть лишь история завоевания этих земель германцами, поляками, шведами, русскими и датчанами. Завоеватели строили города и церкви, открывали университеты, развивали ремёсла и искусства. Местное же население представляло собой крестьян, не имевших ни национального сознания, ни письменности, ни интеллигенции, ни аристократии. Поэтому большинство прибалтийских племён просто исчезли. Живые языки некогда многочисленной балтийской группы представлены ныне лишь литовским и латышским. Прибалтийские помещики - в большинстве немцы, частично шведы, в Литве - поляки. Так было веками. Национальное пробуждение балтов начинается лишь со второй половины XIX столетия в составе Российской империи с появлением местной интеллигенции. Тогда же начинают складываться у малых народов литературные языки -эстонский, латышский, литовский. История их государственности начинается с момента развала Российской империи в результате революции 1917 г. А государственности Украины не было до 1920-х годов и поэтому у этой молодой страны не может быть собственной истории. И единого народа у неё нет, есть лишь население с разной ментальностью и разным историческим сознанием, что, естественно, не даёт возможности создать единую нацию. Унитарное украинское государство "только для украинцев" ставят своей целью националисты, в то же время подавлением русских они сами на деле препятствуют консолидации народа страны, большинство которого в 1991 г. считало своим родным языком русский.
  
   Если небольшие прибалтийские племена известны со времён древней Руси и упоминаются в летописях, то украинский народ этнографической науке не известен. Этот этноним входит в оборот лишь во второй половине XIX в., да и то за границей, в австро-венгерской Галиции внутри ограниченной местной группы ренегатов, предавших православную веру и память своих отцов и дедов. Да и украинский язык до сих пор не стабилизировался и находится в стадии постоянных изменений. Люди на улицах столицы Украины и даже депутаты Верховной Рады, когда им не нужно демонстрировать своё "украинство", говорят преимущественно на "клятом москальском" языке или его южном диалекте - так называемом суржике.
   Французский военный инженер Гийом Левассер де Боплан, находившийся с начала 1630 х до 1648 г. на службе у польского короля и ведавший строительством фортификационных сооружений и крепостей, а также занимавшийся топографической съёмкой окраинных польских земель, досконально знал положение местного населения. Боплан, проведший на окраинах Польши почти два десятка лет и составивший карту северного Причерноморья "Общий план пустынных территорий, обычно называемых Украйной" (лат. "Delineatio Generalis Camporum Desertorum vulgo Ukraina". Данциг. 1635), об украинцах ничего не знал. В 1651 г. Боплан издал подробное "Описание окраин Королевства Польши, простирающихся от пределов Московии, вплоть до границ Трансильвании" (лат. "Description des contrées du Royaume de Pologne, contenues depuis les confins de la Moscowie, insques aux limites de la Transilvanie. Par le Sieur de Beauplan"), в котором никаких украинцев не упоминает, для него местное население однозначно русское. В отношении его религии он пишет, что "исповедуя греческую веру", местные жители называют ее русской.
  
   Богдан Хмельницкий в начале восстания против поляков и их политики ополячивания русского народа провозгласил свои цели: "Чтобы имя русское не изгладилось в Малой России! Чтобы на русской земле не было ни жида, ни ляха, ни унии". Даже на территории Западной Украины, где особенно сильны антирусские настроения, в XVII в. жило русское население. В 1648 г., осадив Львов, Богдан Хмельницкий объявлял горожанам: "Прихожу к вам как освободитель русского народа, прихожу к столичному городу земли червонорусской избавить вас от ляшской неволи".
   Даже изменник-гетман И. Выговский согласно Гадячскому договору, подписанному с представителем Польши комиссаром Беневским, должен был стать королём "Великого княжества Русского".
  
   Украинский политолог и публицист, малорос родом с Волыни, редактор информационно-аналитического сайта "Руська Правда" Андрей Ваджра (псевдоним, настоящее имя предпочитает не раскрывать, род. 1971) приводит грамоту Львовского ставропигийского братства 1609 года: "Утяжелени естесмо мы, народ Русский, от народа Польского ярмом... чим бы толко человек жив быти могл, того неволен русин на прирожоной земли своей Русской уживати, в том-то русском Лвове".
   Гетман Брюховецкий в своем универсале в 1664 г. писал, что идёт с казаками на правую сторону Днепра с целью "освободить русский народ в Украйне от ярма иноверных ляхов".
   В вышедшем в Киеве в 1674 г. "Синопсисе" на основе исторической идеи единой России провозглашался единый народ "русский", "российский", "славено-российский", а Киев назывался "преславным верховным и всего народа российского главным градом". Воссоединение Малороссии с Российским государством описывалось как "милость Господня", когда "богоспасаемый, преславный и первоначальный всея России царственный град Киев, по многих переменах своих", вернулся "под руку общерусского царя Алексея Михайловича" как "искони вечная скипетроносных прародителей отчина", органическая часть "российского народа".[18] "Синопсис" стал учебником истории для нескольких поколений россиян и малороссов, которые составляли единый русский народ.
  
   Тут к месту не лишне будет вспомнить ходячее выражение "Киев - мать городов русских". Заметьте, именно русских, а не украинских. Вообще-то это выражение является лингвистическим и историческим нонсенсом. Ну не может Киев быть матерью! Скорее уж отец. Да и стал столицей Руси Киев только после завоевания его новгородским князем Олегом в 882 г., а до этого был небольшим поселением полян. На несколько веков раньше была столица Новгородской Руси, не Новгород (построенный по Нестору Рюриком), а древняя Ладога на берегу Волхова, недалеко от впадения реки в Ладожское озеро. А перед призванием варягов Новгородская Русь имела несколько поколений своих князей, последним из которых был оставшийся без наследников Гостомысл. Так что, какой город является "матерью", должны решить профессиональные историки, но с учётом правил русского языка.
  
   В так называемой националистами "Первой украинской конституции" Пилипа Орлика не упоминалось ни Украины, ни украинцев. В ней обманом склонённые Мазепой к предательству и оказавшиеся на чужбине казаки обращались к "народу русскому", живущему в "нашей Отчизне Малой Руси".
   О малороссийских казаках, которые являются для националистов символом зарождения украинского народа, сотник Киевского полка П.И. Симоновский (1717-1809) писал в 1765 г. в работе "Краткое описание о казацком малороссийском народе и о военных его делах, собранное из разных историй иностранных, немецкой - Бишенга, латинской - Безольди, французской - Шевалье и рукописей русских чрез бунчукова товарища Петра Симоновского", где подчёркивал единство казачества и всех "малороссиян" с единым русским, "российским" народом и что казаки "суть природные россияне".
   Н. И. Костомаров, будучи украинофилом, тем не менее высказывался за близкую родственную связь между южно-русской разговорной речью и русским языком, основанную на "древнем ближайшем этнографическом родстве". И идентифицирует весь народ Руси перед поляками словами, показывающими, что он считал русскими и "москалей", и "хохлов": "Этот странный для нас, русских, взгляд ..." [19]
   Сергей Родин в книге "Отрекаясь от русского имени" приводит слова архимандрита русской православной церкви Преподобного Лаврентия Черниговского (1868-1950, в миру Лука Проскура), который говорил, что это поляки навязали малороссам "понятия Украина и украинцы, чтобы мы охотно забыли свое название русский, навсегда оторвались от Святой и Православной Руси". Преподобный старец завещал: "Как нельзя разделить Пресвятую Троицу, Отца и Сына, и Святого Духа, это Един Бог, так нельзя разделить Россию, Украину и Белоруссию. Это вместе Святая Русь. Знайте, помните и не забывайте". ("Поучения и пророчества старца Лаврентия Черниговского". 1994) [41]
   Н. В. Гоголь вложил в уста своему герою Тарасу Бульбе слова: "Пусть же стоит на вечные времена православная Русская земля и будет ей вечная честь!"
  
   Ни Украины, ни украинцев не существовало до ХХ в., а "вожди украинского народа, гетманы Войска Запорожского" не знали украинского языка. Например, просительные, так называемые "Мартовские статьи", трактуемые националистами как договор между Войском Запорожским и русским царём, который он якобы нарушил, написаны на русском языке. Текст "Мартовских статей" заканчивается словами: "Писано на столбцах белоруским письмом без дьячей приписи. Писал Степан, да Тимофей, да Михайло". Белой Русью в те времена называли Русское царство со столицей в Москве.
   В XII-XV веках название "Белая Русь" упоминалось в отношении земель Северо-Восточной Руси и Великого княжества Московского, в XV-XVII веках - в связи с землями России. Царь Иван III титуловался "царём Белой Руси". Венецианский дипломат Амброджо Контарини, побывавший в Москве в 1475 г., называл его "князем великой Белой России". На одной из европейских карт 1507 г. указано: "Россия Белая, или Московия". Посол Габсбургов в России, автор книги "Записки о Московитских делах", написанной им в ХVI в., барон Сигизмунд Герберштейн замечает, что "некоторые именуют государя московского Белым царем". В книге "Хроника Европейской Сарматии" (1578), в которой итальянцем на польской службе Александром Гваньини описывается 25-летняя (1558-1583) Ливонская война, а также у польского историка Мацея Стрыйковского говорится: "Русь под Московским князем названа Белой Русью, а та, которая принадлежит Польше, - Черной". После объединения Литвы и Польши согласно Люблинской унии 1569 г. поляки стали использовать термин "Белая Русь" применительно к русским землям Речи Посполитой по аналогии с входившей ранее в состав Польши Червоной Русью, и это название постепенно смещается на западные русские земли и, наконец, используется большевиками в ХХ в. как основание для названия республики "Белоруссия" и её населения "белорусами".
  
   В решении Земского собора в Москве 1 октября 1653 г. о принятии Войска Запорожского в русское подданство, никакие украинцы не значатся, а речь идёт о малороссийских казаках, которые по местному прозвищу назывались черкасы, подобно рязанцам, новгородцам или москвичам.
   В книгохранилище Киево-Печерской лавры, считающимся самым полным собранием славянских древностей, вы не найдёте исторических книг на государственном украинском языке ранее XIX в. Это значит, что в те времена такого языка просто не существовало и он был создан позже, как и придуманные "укры". Среди исторических источников единственное упоминание о неких украх имеется у Мауро Орбини. Неопознанные историками "укры или ункраны" входят в перечень племён, произошедших от славян, который приводится этим хорватским историком, родоначальником юго-славянской исторической науки, автором книги "Славянское царство" (издание в Пезаро, 1601 г., переведенной в 1722 г. на русский язык с названием "Историография початия имене, славы, и разширения народа славянского... Господина Мавроурбина Архимандрита Рагужского"). Мауро Орбини пишет о славянах, что "и от сего всегда славного народа в прошедших временах произошли сильнейшие народы: сами Славяне, Вандалы, Бургонтионы, Гофы, Острогофы, Руси или Раси, Визигофы, Гепиды, Гетыаланы, Уверлы или Грулы, Авары, Скирры, Гирры, Меландены, Баштарны, Пеуки, Даки, Шведы, Норманны, Фенны или Финны, Укры или Ункраны, Маркоманны, Квады, Фраки; Аллери были близ Венедов или Генетов, которые засели берег моря балтийского, и разделилися на многие началы; то есть Помераняны, Увилцы, Ругяны, Уварнавы, Оботриты, Полабы, Увагиры, Лингоны, Толенцы, Редаты".[46] Большинство перечисленных автором племён легко идентифицируются, другие науке не известны, и весьма сомнительно, чтобы Мауро Орбини под "украми" имел ввиду древних украинцев. Но этот этноним мог вполне сойти как подсказка будущим "национально озабоченным" украинофилам для создания мифа о древних украх.
   Во все времена в течение 1000 лет, начиная с IХ в., население на территории современной Украины называлось этническим термином "русские". В 1569 г. при создании Речи Посполитой "земля русская и Киевское княжество" было выделено из Великого княжества Литовского и присоединено напрямую к Польше, что было удостоверено королевским документом (привилеем), в котором говорилось: "Землю русскую и княжение Киевское и всех оныя земли жителей вообще и каждаго особливо от послушания, владения, должностей и повелений великаго княжества Литовскаго на вечное время изъемлем, освобождаем и к польскому королевству, как равных к равным, свободных к свободным, и со всеми вообще и с каждым особливо, и ея городами, местечками, селами, поветами и всеми каковыб ни были именьями оную землю и княжение Киевское присовокупляем и присоединяем..."
   В апреле 1848 г. православные священники Львова подали австрийскому императору Фердинанду I жалобу на притеснения польской администрации и, напоминая о существовании средневекового русского Галицкого княжества, обратили внимание, что население Галиции "принадлежит к великой русской нации ... и все говорят на одном языке".
   Даже канадско-украинский националист Орест Субтельный в своей большой по объёму книге "Украина. История", не смея фальсифицировать очевидные общеизвестные факты, пишет, что перед вхождением в состав Польши Галицию называли "Русским королевством", что там "официальное хождение имел "русский язык", равно как и своя "русская монета", а к середине XV в. Галичина была превращена в "Русское воеводство" Речи Посполитой. [32]
   В летописях, средневековых хрониках, географических описаниях путешественников, исторической литературе и художественных произведениях ранее ХIХ в. никаких "украинцев" нет и в помине. Ярослав Мудрый, Юрий Долгорукий, Данила Галицкий, Александр Невский, Дмитрий Донской и все остальные многочисленные Рюриковичи были не только русскими князьями, но и родственниками. До ХIX в. не было и названия "Украина", а территория Войска Запорожского после вхождения в состав России называлась Малая Русь, Малороссия. Таким образом этническое единство населения, живущего испокон веков на берегах Днепра, с остальным русским народом никогда не подвергалось никакому сомнению, тем более, что общими предками всех были русичи древней Руси. Территория современной Украины на протяжении всей тысячелетней истории никогда не существовала как украинская, а всегда только как русская. Часть этих русских земель в разные времена захватывали татаро-монголы, Литва, Польша, Венгрия, Турция, Австрия, но всегда они считали порабощённое население этнически русским.
   Неопровержимым историческим фактом является то, что современные украинцы - это бывшие этнические русские, с точки зрения места проживания называвшиеся малороссами, а в результате русофобской пропаганды "свидомых" националистов принявшие придуманное поляками и австрийцами своё новое название. Это не нация, образовавшаяся в результате естественного этногенеза, а продукт политического проекта. И не может быть у народа Украины отдельной истории, отличающейся от общей истории русского народа.
   В. Г. Белинский в статье "История Малороссии Николая Маркевича" писал: "Малороссия никогда не была государством, следственно, и истории, в строгом значении этого слова, не имела.... Гетьманщина и Запорожье нисколько не были ни республикою, ни государством, а были какою-то странною общиною на азиатский манер...., которая умело только драться и пить горилку.... Много в истории Малороссии характеров сильных и могучих; но один только Богдан Хмельницкий был вместе с тем и государственный ум. Образованием он стоял неизмеримо выше своего храброго, гулливого и простодушного народа; он был великий воин и великий политик. Потому-то и понял он, что Малороссия не могла существовать независимым и самостоятельным государством".
   Академик НАН Украины профессор П. Толочко о роли Хмельницкого в истории украинского народа сказал абсолютно определённо: "если бы не Богдан, то, возможно, украинского народа не было бы и в помине. Все были бы ополячены и окатоличены".
  
   Укро-историки сейчас твердят, что украинцы это потомки древних ариев, а русские являются чуть ли не монголоидами. Теория ариев возникла, когда европейская наука обратила внимание на родство основных европейских языков санскриту (арийскому языку), который использовался в Индии высшими кастами - ариями (др.-инд. "благородный, уважаемый"). Санскрит был признан материнским языком для группы так называемых индоевропейских языков. Этот лингвистический термин национал-социалистами в XIX в. был перенесен в этнографию и использован для создания теории "нордической расы" (лженаучный термин, введённый в оборот автором арийской расовой теории графом Жозефом де Гобино). Позже она легла в основу нацистской идеологии.
  
   С развитием науки сейчас появились способы определения генетического родства и единства происхождения народов. Генетическая характеристика людей определяется "предковой гаплогруппой", или "гаплогруппой рода". Поскольку принадлежность к гаплогруппе определяется совершенно конкретными мутациями в определённых нуклеотидах Y-хромосомы, то можно сказать, что каждый из нас носит определённую метку в ДНК. И эта метка в мужском потомстве неистребима. Одинаковая метка в Y-хромосоме определяет одну и ту же историю миграций, одних и тех же общих предков и ту же предковую гаплогруппу. Y-хромосома - единственная из всех 46 хромосом (точнее, из 23-х, которые несёт сперматозоид) передаётся от отца к сыну, и далее к каждому очередному сыну по цепочке времён длиной в десятки тысяч лет. Сын получает Y-хромосому от отца точно такую же, какую тот получил от своего отца. (А. Клёсов. Откуда появились славяне и "индоевропейцы").
   Все восточные славяне (поляки, русские, восточные украинцы, белорусы) по генотипу, т.е. изменчивости мужской Y-хромосомы чётко попадают в одну группу, характеризующуюся высоким содержанием у населения (до 50%), как и у индийских ариев, Y-хромосомной гаплогруппы R1a1 с мутацией SRY 10831.2. Это свидетельствует об их генетическом родстве и едином происхождении. Для северных групп русских появляется примесь гаплогруппы N1c1 (влияние финно-угорского компонента). Западные украинцы отличаются преобладанием кельтской гаплогруппы R1b (к которой относятся все западноевропейцы), и гаплогруппы I2a (румыны, молдаване), что говорит о значительном содержании у них неславянских элементов и свидетельствует о том, что галичане генетически не являются славянами, имея значительное содержание крови кельтов и даков. Из истории известно, что автохтонным населением археологической "культуры карпатских курганов" были дакийские племена, относящиеся к предкам современных молдаван и румын - фракийским племенам даков, населявших существовавшую на западном побережье Чёрного моря с III в. до н. э. Дакию. Во II в. даки были завоёваны и ассимилированы римлянами императора Траяна, основавшими на территории современной Румынии римскую провинцию Дакию.
   В те далёкие времена Карпаты и Галичину населяли племена карпов, не затронутые римскими завоевателями, которых лесистые горные склоны с редкими селениями дикарей просто не интересовали. Во времена Великого переселения народов в Прикарпатье с запада вторгались кельты, а с Волыни хлынули потоки славян, поглотившие даков, которые переняли славянские верования и язык, но сохранили свою генетическую основу. Покорённые римлянами даки стали румынами и молдаванами, а даки в Прикарпатье стали галичанами. Таким образом галичане являются продуктом смешения и ассимиляции древних даков древними же славянами. Обычаи и культура, например, гуцул с их зажигательными песнями и плясками, неотличимыми по мелодии и ритму от румынских, расшитые кожаные жилетки и суконные плащи (гуня или чуга), близкие к румынским гуцульские говоры и т.п. этнографические особенности являются этому наглядным подтверждением, как отметил Олесь Бузина в книге "Тайная история Украины Руси". [26]
   И завоевание киевским князем Владимиром в Х веке Прикарпатья вместе с Червоной Русью мало что изменило в генетике этого населения. Население Западной Украины наиболее часто обладает гаплогруппой I2a, присущей большинству румынского населения, а также R1b, характерной для Западной Европы, в то время, как половина (48%) жителей остальной Украины относятся к русской гаплогруппе R1a1.
   В то же время исследования британских и эстонских генетиков, опубликованные в журнале "American Journal оf Human Genetics", установили, что в русском народе нет существенной примеси азиатов (монголоидов). Американские антропологи исследовали генетику русских и пришли к выводу, что русские самые чистые индоевропейцы и являются ядром арийской, то есть индоевропейской расы. В свою очередь очень высокий процент (до 70%) содержания арийской гаплогруппы R1a1 у высших каст Индии и Пакистана является доказательством, что в III-II тысячелетиях до н.э. туда произошла массовая миграция населения с территории Русской равнины под влиянием глобального похолодания. Так что укро-теория о "туранском" происхождении русских - наглая безграмотная выдумка. Данные генетической географии свидетельствуют, что зарождение русского этноса произошло 4500 лет назад на Среднерусской равнине, в месте максимальной концентрации R1a1.
   В настоящее время обладатели гаплогруппы R1a1 составляют высокий процент среди мужского населения России (47), Украины (48) и Белоруссии (52), а в старинных русских городах и селениях - до 80%. Таким образом R1a1 является биологическим маркером русского этноса.
   Поэтому сколько бы ни горлопанили националисты, ни твердили укро-учёные и ни убеждал бывший член ЦК КПСС Л. Кучма, прогнувшийся под националистов, о том, что "Украина - не Россия", генетика (наука точная, без дураков) однозначно показывает, что русские и украинцы (кроме западных), как носители гаплогруппы R1a1, являются биологически кровными родственниками, составляющими единый русский народ.
  
   Украинского народа никогда ранее ХХ в. не существовало, он этнологической науке не известен. Этот этноним появляется во второй половине XIX в., да и то за границей, в австро-венгерской Галиции. И для "свидомых" совсем уж печально, что не существует и украинской нации, которая уже более 100 лет находится в стадии создания и до сих пор не консолидирована в пределах собственного государства, что вынуждены признавать и бывший президент Л. Кучма, и даже отъявленные националисты - участники АТО. Единого народа в Украине нет, есть население с разным историческим сознанием, у небольшой группы людей чудовищно извращённым националистической пропагандой на тему украинской истории.
   Когда в 1915 г. на Западе появились сведения о существовании в Галиции "украинского народа", европейская наука и политическая элита не обратили на это никакого внимания, поскольку им такая нация была неизвестна. Они посчитали, что "украинцы" являются просто пропагандистской выдумкой, так как в Европе ничего не знали об Украине и украинцах, создаваемых австро-венгерскими властями в Галиции. Точно так же крестьянское население Восточной Украины, будучи уверенным в своём кровном родстве в этническом и религиозном отношении с русской нацией, не желало принимать новое для них название "украинцев". Это признавали позже в своих воспоминаниях деятели Центральной Рады, объясняя в эмиграции своё поражение в гражданской войне тем, что они пытались создавать украинское государство ещё до того, как усилиями большевиков начала складываться сама украинская нация, а "сознательных украинцев" было слишком мало и они не имели поддержки у народа Малороссии.
   Вообще-то странно говорить об истории страны, созданной несколько десятков лет назад. Естественно, что сейчас укро-историкам приходится использовать ложь и выдумки, у них нет другого способа сочинить историю в угоду националистическому правительству и до сих пор злобствующим националистам зарубежной эмигрантской диаспоры. Точно так же по заказу австро-венгерского правительства националистическая концепция украинской истории была сочинена Михаилом Грушевским в его многотомной "Истории Украины-Руси". Перед Грушевским стояла трудная задача написания истории для искусственной нации, которая практически при нём и начинала создаваться, но не имела ни своей национальной территории, ни государства, ни языка. Украинцы в то время существовали только в воображении немногочисленных радикальных интеллектуалов-украинофилов. Будущий украинский народ пребывал в уверенности, что они русские люди, живущие в южных провинциях Российской империи, и не имел представления, что их скоро будут называть украинцами, изобретают для них новый язык, а за границей в соседней Галиции уже пишется "героическая" история их ещё не существующего государства и нации, задуманной австрийцами и немцами как политический проект.
   Созданная в Галичине австро-венгерскими властями особая "украинская нация" основана на русофобии, греко-католической церкви и польском менталитете. Именно в этом во многом кроются глубокие различия между Западной и Восточной Украиной. Украинские националисты Галиции уверены до сих пор, что они, как более передовые и приобщённые через поляков к "европейству", играют ведущую роль в истории всего украинского народа и поэтому имеют право диктовать свою волю и своё "передовое" мировоззрение остальному населению Украины. Одна из глав книги Ореста Субтельного так и называется: "Восточная Галичина: оплот украинства". Автор отмечает, что росту общественного сопротивления русинского (он называет его украинским) населения против давления австрийских властей препятствовала растущая конкуренция с поляками. И по мере того как польская и русинская общины входили в силу, конфронтация между ними все более обострялась.
  
   В середине XIX в. австро-венгерская Галичина, так же как и Закарпатье с Буковиной, оставались беднейшими регионами Европы, что давало некоторым историкам повод называть их "кладовой экономических абсурдов". Если на восточной Украине происходила бурная индустриализация с появлением большой массы рабочего класса в Донбассе, Криворожье и других районах, Галиция, Волынь и Закарпатье оставались сельскохозяйственными регионами, к тому же не имевшими возможности конкурировать с аграрными областями Австро-Венгрии или Германии. Даже в конце XIX в. большинство населения Австро-Венгерской Галиции (до 80%) было русинское крепостное крестьянство с духовенством вместо интеллигенции, в среде которого родилось русофильское движение. Вена тогда очень нуждалась в идеологах, способных противостоять набиравшему силу движению русофилов и обеспечить для создаваемого украинского народа "научное" обоснование его славного исторического прошлого. И молодой тщеславный и не связанный "мещанскими условностями" в профессиональной этике историк Грушевский, перед этим безуспешно домогавшийся профессорского звания в Киевском университете, оказался как нельзя более кстати. Он получил должность профессора кафедры общей истории Львовского университета, которую занимал с 1894 г. в течение 20 лет. Одновременно Грушевский возглавил созданное в 1873 г. "Научное общество Тараса Шевченко", служившее одним из элементов "украинского проекта" австрийского и немецкого правительств и с самого начала получавшее от них щедрое финансирование. Оно превратилось в подрывной антироссийский центр, имевший целью с помощью сепаратистской литературы пропагандировать независимость Украины с отделением её от России. Издание львовской газеты "Дiло", деятельность львовского "Научного общества Шевченко", Украинского студенческого союза и других львовских националистических обществ финансировала Германия из секретных фондов через советника германского посольства в Вене Дитриха фон Бетман-Гольвега. Информационная и пропагандистская деятельность сторонников украинского сепаратизма в Галиции финансировалась совместно Австрией и Германией. Например, венский журнал "Украинское обозрение" (Ukrainische Rundschau) получил в 1907 г. 5400, а в 1909 г. -12000 германских марок, а черновицкая газета "Буковина" - 24000 австрийских крон. Издание выходившего в Лозанне на французском языке еженедельника "Украина" финансировалось депутатом австрийского парламента, лидером парламентского "Украинского клуба" Евгеном Левицким. (Не путать с Андреем Ливицким, с 1947 г. носившим титул "Президента Украины в изгнании").
   Помимо пропаганды Австро-Венгрия субсидировала и более практические проекты, нацеленные, в частности, на идею создания в случае победы в предстоящей мировой войне Украинского королевства, где формой правления стала бы конституционная монархия. Одним из главных покровителей украинского сепаратизма в Австро-Венгрии и претендентом на украинскую корону был наследный принц Франц-Фердинанд. В 1910 году, согласно оперативным данным российских спецслужб, в его замке Конопиште с его участием состоялось тайное совещание с деятелями украинского движения Галиции и Надднепрянщины, посвящённое именно этой проблеме.
  
   В этнологии любая нация в качестве основного отличительного признака имеет историческое сознание, сформированное общей историей. Поэтому русские, малороссы и белорусы составляют историческую русскую нацию, несмотря на языковые, культурные различия и даже возникшие недавно государственные границы. Но невозможно себе представить славян русских (православных) и славян поляков (католиков) в составе единой нации. Хотя 100 лет поляки жили в условиях многонациональной Российской империи, но в образованной русской среде являлись инородным сообществом, выделяясь шляхетским гонором и всячески обособляя себя от окружающих. Николай Костомаров в биографии писал, что поляки-студенты С-Петербургского университета "держались в стороне от русских и при всяком удобном случае не скрывали национальной антипатии ко всему русскому". Он отмечал среди них наличие связи с польской эмиграцией: "Почти одновременно с студентским волнением стали появляться печатные листки, имевшие смысл прокламаций, призывающих общество к политическим и социальным переменам, иные по своему содержанию были проникнуты умеренным либерализмом, в других делались воззвания к революции и даже к резне".
  И несмотря на известный штамп о родстве славянских душ, историческая память и историческое наследие русских и поляков так различны, что жить в соседних странах они могут, но вместе в одной стране никогда.
  
  Попытки написания истории Малороссии с конца XVIII в. делались рядом интеллектуалов. Среди таких историков-любителей (все они писали по-русски) наибольшего внимания заслуживают Василь Рубан ("Короткая летопись малороссийская", 1777 г.), Опанас Шафонский ("Черниговского наместничества топографическое описание", 1786 г.), а также молодой Яков Маркович ("Записки о Малороссии", 1798 г.)
  Потребность в обобщающем профессиональном научном труде восполнил русский историк Д. Н. Бантыш-Каменский (1788-1850), родившийся в Москве отпрыск молдавского дворянского рода Бантыш, получивший прекрасное образование. В 1816 г., отказавшись от дипломатической карьеры, Бантыш-Каменский, в то время уже автор нескольких исторических и биографических сочинений, уезжает в Полтаву, где состоит при малороссийском генерал-губернаторе князе Репнине, официально в должности правителя канцелярии, фактически же занимаясь в основном своей четырехтомной тщательно документированной "Историей Малой России", которая была закончена и напечатана в 1822 г., сразу завоевав исключительную популярность.
  
   В связи с отсутствием украинцев в древности, в средние века и вплоть до конца XIX в., об естественном характере их этногенеза, как самостоятельного народа, нет смысла говорить. Украинцы создавались искусственно. Впервые идеи об "украинском народе" и новой теории славянской этнографии появились в первой половине XIX в. в умах польских эмигрантов. Они мечтали о возврате независимости Польского государства, вошедшего после третьего раздела Польши в 1795 г. в состав России как Варшавское генерал-губернаторство. От них "украинской идеей" заразилась радикальная часть российских украинофилов, которые были во второй половине XIX в. небольшим по численности сообществом украинствующих либеральных интеллигентов, ограниченным кружком любителей малороссийского фольклора, увлекавшихся исследованиями в этнографии. Они были не в состоянии увлечь за собой малороссийское крестьянство и зарождавшийся рабочий класс и "выпускали пар в свисток" публицистических работ, далёких от того народа, который они собирались "украинизировать".
  Более успешны в этом отношении были австрийцы, целенаправленно пытавшиеся создать в Галиции "украинство" в противовес прорусским настроениям большинства населения. С наибольшим успехом действовали большевики после победы в Гражданской войне, создав впервые стабильную украинскую государственность в виде Украинской ССР. А затем с присущей им целеустремлённостью и настойчивостью они начали в процессе так называемой "украинизации" переделывать миллионы русского населения Малороссии в украинский народ, который как искусственный этнос, появился совсем недавно - только в СССР в 1920-1930 годах. До этого просвещённая Европа не знала такого народа.
  
   В изданном Т. Г. Брэдфордом в 1835 г. "Всеобщем Географическом, Историческом и Коммерческом Атласе" (Bradford, Thomas Gamaliel. A Comprehensive atlas: geographical, historical & commercial) в главе "Физические разновидности человеческой расы" (Physical varieties of the human race) при перечислении ветвей индо-арийской расы среди славянских народов отмечаются русские, поляки, сербы, хорваты, чехи, словаки и венeды (Slavonic Nations: Russians, Poles, Servians, Croatians, Bohemians, Slowacs, Wends). В атласе скрупулёзно перечислены на всех континентах океаны, моря, озёра и реки, все страны, их крупные города, этнический состав населения и много другой очень подробной и детальной информации. Но никаких украинцев не упоминается, т.е. в середине XIX в. о них авторы этого подробнейшего Атласа не слышали и не видели ни в одном источнике, сотни которых были использованы при составлении этой географической энциклопедии тогдашнего мира.
  В этом же Атласе в таблице "Tabular view of languages" (стр.160) перечислены сотни языков всего мира, даже уже вымершие. В разделе Европейских языков в пункте 5. "Славянская языковая семья" указаны три ветви:
  а) Russo-Illyrian: 1. Sclavonic, Servian, Illyrian; 2. Russian; 3. Croatian; 4. Windish.
  b) Bohemo-Polish: 1. Czech or Bohemian; 2. Polish; 3. Sorabian.
  с) Wendo-Lithuanian: 1. Wend; 2. Lithuanian; 3. Lettish; 4. Pruczic.[45]
  Вы видите в этом перечне украинский или белорусский языки? Не думаю, что составитель атласа мистер T. G. Bradford в первой половине XIX в. был подкуплен Путиным. Остаётся сделать крайне неприятный для "укро-свидомых" вывод: в XIX в. ни украинцев, ни украинского языка не было. Это знает любой образованный человек, а новостью может быть только для этих тупых, безмозглых, "майданутых на всю голову", плохо образованных хлопцев, для которых и приведены эти детали. Они подкрепляются свидетельствами авторитетных авторов.
  
   Борец за долю русинов Василий Подолинский (1815-1876), этнический русин и выдающийся деятель галицко-русинского движения, писал: "...только тот мог не видеть в Галичине русинов и не слышать русской речи, кто не видел Галичины". [35]
  Писатель Пантелеймон Кулиш (1819 -1897), которого за попытки создать украинское правописание (так называемую "кулишовку") укро идеологи сейчас считают автором первого украинского алфавита, украинцем себя не называл. Литературное творчество он начал на русском языке, а с 1857 г. изобрёл собственную грамматику для крестьянского языка Малороссии. Но П. Кулиш свой алфавит частично заимствовал у "Русской троицы" (М. Шашкевич, Я. Головацкий и И. Вагилевич), которые первыми использовали в альманахе "Русалка Днестровая" фонетическое правописание на русинском наречии, которое не прижилось, как не прижилась и "кулишовка".
  Интересна судьба бывших единомышленников, создателей "Русской троицы". Яков Головацкий, ставший ректором Львовского университета, встал в дальнейшем на позиции общерусского единства, перешёл в православие и эмигрировал в Россию. Иван Вагилевич же перешёл из унии в протестантство и окончательно склонился к польскому лагерю (он собственно и считается польским писателем). Неизвестно, как сложилась бы жизнь Мариана Шашкевича, если бы он не умер в возрасте 32 х лет в 1843 г.
  Будучи любителем малороссийской этнографии, ранний П. Кулиш - романтик, идеализировавший гетманско-казацкую верхушку, ещё не проникшийся "украинской идеей", в своих "Записках о Южной Руси" в 1856 г. писал: "...Северный и южный русский народ есть одно и то же племя... Во всех русских землях, известных под именем Малой и Червоной Руси, один и тот же южно-русский язык был во всеобщем употреблении.... Название "русский" принадлежит южно-русскому или малороссийскому народу и языку искони. Малороссийский народ и малороссийский язык суть русский народ и русский язык по преимуществу. В русских землях, принадлежавших к Польскому королевству, южно-русский язык не только был языком народным, но и правительственным. Этим языком говорили при дворе великих князей Литовских и в знатнейших южно-русских домах". А в эпилоге своего написанного на русском языке романа "Чёрная Рада" (1857) он отмечал, что своим романом хотел "доказать, не диссертациею, а художественным воспроизведением забытой и искажённой в наших понятиях старины, нравственную необходимость слияния в одно государство южного русского племени с северным".
  В опубликованном только незадолго до смерти очерке "Владимирия" (1894), называя жителей Галицкой земли "ополяченными до потери материнского языка", Кулиш пишет: "Называют этот край по древней великокняжеской столице его, Галициею, иначе Галичиною, Галицкою Русью, называют по расположению вдоль Карпатских гор и Подгорьем. Но Червоная Русь приятнее всех этих имен в слухе Малоруссов, собственно говоря Староруссов, от которых он отторгнут чужеядною политикою, по присоединении их к Великоруссам или Новоруссам, называемым ревниво и завистливо Москалями....Вот чего домогались в Брест-Литовском паписты от наших предков! Они хотели уподобить всю Малороссию Польше и навсегда оторвать нас от великого Русского Мира". Говоря о Брест-Литовском, Кулиш имел ввиду Брестскую унию 1596 г., на которой была образована греко-католическая церковь. Позже в Галиции под влиянием польской пропаганды взгляды Кулиша, одного из первых "украинцев", радикализировались и "Кулиш был главным двигателем украинофильського движения в Галиции в 1860-х и почти до половины 1870-х годов", как писал о нём Иван Франко. Однако непостоянство взглядов Кулиша, заигрывание с русским самодержавием после разгона Кирилло-Мефодиевского братства и резкие высказывания об "Энеиде" Котляревского, баснях Гулака-Артемовского и поэзии Т. Шевченко, которые он называл "музой полупьяных", а также открыто высказанное им в труде "История воссоединения Руси" (1874) твёрдое мнение об идентичности малороссов и русского народа, привели к утрате его популярности среди "украинофилов" и вызвали бурю недовольства со стороны "украинствующих" интеллектуалов. Кулиш им отплатил тем же. Возмущённый использованием своей "кулишовки" для грязной политической игры, направленной на подавление в Галиции русинского большинства, он пообещал отречься "от своего правописания во имя Русского единства".
  Русский филолог-славист Измаил Срезневский (1812-1880) в 1849 г. в труде "Мысли об истории русского языка", утверждая "единство русского языка и народа", об украинском языке писал, что "нет необходимости делать эту письменность самостоятельной, отдельной литературой, принадлежащей как бы отдельному народу".
  Владимир Антонович в статье "Моя исповедь" в 1861 г., называя народ южнорусского края русским, писал: "Польские публицисты хотят доказать, что край между Карпатами и Днепром - есть край польский, навязать народу то, в чем он не нуждается, или то, чего он не хочет". [40]
  Известный русский философ и писатель, участник белого движения Иван Солоневич (1891-1953) так писал о бывших землях Речи Посполитой: "Край - сравнительно недавно присоединенный к империи и населенный русским мужиком. Кроме мужика русского там не было ничего.... дворянство очень легко продало и веру своих отцов, и язык своего народа, и интересы России...".
  Ни Тарас Шевченко, ни Иван Котляревский в своих произведениях никогда не употребляли слов "украинец" или "украинский язык". Шевченко свой дневник писал на русском языке, т.е. он и думал на нём, свою родину называя Малороссией.
  
   До 1922 г. не было и государства Украина. Даже о древнем периоде Киевской Руси и знаменитом пути "из варяг в греки" в малороссийском фольклоре нет ни одного сказания. В малороссийском народном эпосе содержатся лишь думы о похождениях легендарных предводителей казаков. Исследователь русского фольклора, член-корреспондент Императорской Академии наук А. Д. Галахов (1807-1892) в работе "История русской словесности" указывает, что былин о Киевской Руси в Малороссии не обнаружено ни одной, а в северных русских регионах собрано более 400. Вообще термин "Киевская Русь" начал применяться к Руси со столицей в Киеве в трудах русского историка Николая Михайловича Карамзина (1766-1826) в начале XIX в., т.е. сравнительно недавно. Тем более в VIII-IX вв. не могло быть никакой Украины. Это была Русь, о которой во времена князя Игоря, княгини Ольги и князя Святослава узнали греки и начали упоминать византийские писатели и хронисты. В действительности, как теперь постепенно высказываются учёные, Русь и русский народ существовали значительно раньше появления в 862 г. у ильменских словен варягов Рюрика, с которого летописный Нестор считает начало Руси, а также завоевания полян князем Олегом в 882 г. и основания в небольшом полянском городке Киеве новой столицы своего государства, названного Карамзиным Киевской Русью. [15]
  В результате татаро-монгольского нашествия пришедшие в упадок и запустение южные и западные княжества Руси оказались захваченными Великим княжеством Литовским, основу населения которого составляли древние русичи, русины. Затем литовские князья во второй половине XIV в. воевали с Польским королевством за галицко-волынское наследство. После раздела в конце XIV в. древнерусского Галицко-Волынского княжества между Польским королевством и Великим княжеством Литовским Юго Западная Русь никакого самостоятельного политического развития никогда не имела, всегда будучи в составе Литвы, Польши или Австрии. На землях Руси никогда в течение всей тысячелетней истории её жители добровольно не отказывались от своего древнего самоназвания русские и не называли себя другим именем. Даже на землях юго-западных древних русских княжеств, надолго попавших под польское господство, люди продолжали именовать себя русскими и, несмотря на национальный и религиозный гнёт, помнили свои русские корни, сохраняли свой язык и чтили своих предков.
  После того, как в конце XVI века русские земли в составе Великого княжества Литовского стали юго-восточной окраинной частью единого государства Речи Посполитой, поляки начали называть эти территории "украйнами", а их жителей "украИнниками" или "укрАинцами" от польского слова "kraj" (край земли, окраина). Православные подданные Речи Посполитой, насмотря на национальное и религиозное давление поляков, никогда не забывали о том, что они православные русские и говорили на русском языке. Польский правящий класс понимал опасность этнического единства и одной православной веры русских жителей польских окраин с Русским государством, и объясняющееся этим естественное желание русских, проживающих в Польше, к воссоединению с Русским царством. Польские власти противопоставили этому усиленное ополячивание русского населения, в первую очередь его национальной элиты (русской шляхты), насаждение католической веры вместо традиционного русского православия, а затем, уже в XIX в., эту политику продолжали усилия польских политических эмигрантов и учёных доказать, что в Польше не было русских, а была особая "укрАинская" народность, которую поляки трактовали как часть польской нации. Так постепенно возникло название этой территории в составе Польши как "Украйна", наравне с другими историческими географическими названиями (Волынь, Подолия, Брацлавщина).
  
   В современной украинской научной литературе и в школьных учебниках утверждается, что название "Украина" происходит от украинского слова "страна" (укр. "край", "країна"), то есть просто земля, заселённая народом, что наравне с другими многочисленными примерами фальсификации и манипулирования историческими фактами, является намеренным мифотворчеством и сознательным искажением истории. "Украинствующие" деятели в попытках доказать давнее существование Украины, ссылаются на якобы первое её летописное упоминание в Ипатьевской летописи, где описывается смерть в 1187 г. переяславского князя Владимира Глебовича во время похода на половцев и скорбь по нему переяславцев: "всякими доброд?тельми наполнен - о нем же оукрайна много постона", т.е. сожалела. Украинствующие ученые видят здесь слово "Украина", и как двоечник подгоняет нужный ответ, отбрасывают ненужное "о", вводя заглавную "У" вместо прописной, заменяя "й" на "и", меняя ударение и смысл слова как "вся страна". Но в те времена это была просто Русь, Украину ещё не изобрели. И смысловое значение слова была именно "окраина", тем более, что Переяславское княжество, крайнее к "Дикому Полю" было отгорожено от него полосой укреплений, так называемой Посульской оборонительной линией. Да и в этой же летописи в рассказе о князе Ростиславе Берладнике говорится, что он направлялся "ко оукрайне Галичькой", что обозначало граничащую с незаселенными территориями полосу вдоль Днестра. В других русских летописях встечаются "псковские оукрайны", "рязанские оукрайны" и даже "даурские оукрайны во сибирской стороне" из народной песни.
  О происхождении названия Украйна в смысле пограничье, а не земля или страна (как доказывают современные "свидомые" деятели), ясно написано в эмигрантском издании ЕНЦИКЛОПЕДІЇ УКРАЇНОЗНАВСТВА (Мюнхен-Нью-Йорк, 1949), которое невозможно обвинить в антиукраинской направленности: "В конце XV в. и в начале XVI в. широко использовали слово "Украйна" в значении пограничье". Львовский националист Е. Наконечный также вынужден подтвердить этимологию названия страны "Украина" от границы земли.
  Российский историк, д.и.н. Алексей Ильич Миллер пишет: "После казацкого восстания 1648 г. против польского владычества и Переяславской рады 1654 г., когда казацкое воинство гетмана Богдана Хмельницкого присягнуло русскому царю Алексею Михайловичу, вошло в состав Русского государства и стало официально называться Войском Запорожским Его Царского Величества, занимаемую им территорию неофициально стали называть Гетманщиной, Южной или Малой Русью, что позже трансформировалось в полуофициальные названия "Малороссия" и "Украйна", которые с появлением украинофильства в XIX в. стали использоваться и как названия всей территории Юго-Западной Руси в составе Российской империи, в то время имея не этническое, а лишь географическое значение. Ни Хмельницкому, ни другим гетманам Войска Запорожского не приходило в голову ходатайствовать перед царем о создании краевого правительства или какой-нибудь местной автономной административной власти". [33]
  Профессор истории Киево-Могилянской академии Наталия Николаевна Яковенко вопросу названия украинской территории посвятила в 2009 г. целую статью "Выбор времени - выбор пути. Название украинской территории", где подробно исследовала когда, как и почему называли свою землю жители Древней Руси, Великого княжества Литовского и Речи Посполитой. Далее практически сохранена часть текста работы Н. Яковенко. Она пишет, что говоря о названии своей территории, где проживает народ, называют священное имя отечества, полученное в наследство от предков. "Первым наименованием всей огромной территории Восточной Европы, населенной жителями Руси, как земли русов (или "росов" в греческом звучании), было византийское название "Росия" (Rosia), употреблённое в произведении императора Константина VII Порфироносного "О церемониях". В Бертинских анналах этот народ назван "народом Рос", а епископ Кремоны Луидпранд, ссылаясь на греков, называет византийских наёмников "русии" (Rusios). В древнерусских письменных источниках страна называлась Русской землей или Русью, а народ русинами или русичами. И так было до ХVI в. для определения русских земель в составе Литвы и Польши. В северо-восточных русских княжествах к этому времени и даже в ХV в. уже начало применяться греческое название Росия (Rosia) При этом в византийских и римских документах той поры иногда страна называлась "Russia", а её жители рутены (Rutheni), тем более, что ещё Плиний описывал кельтское племя рутенов. Так в европейских источниках слились два фонетически похожие названия народа русины-рутены и даже страну иногда называли Ruthenia. Это сдвоенное название народа, отдавая дань широко употребляемой латыни, стало применяться и в польско-литовской официальной документации, хотя, выводя на бумаге Ruthenia, канцелярист про себя думал "Русь".
  Сохранившиеся книги канцелярии великих князей литовских называют приграничные со Степью окраины "украйнами", а местных жителей, в том числе и литовскую или польскую служилую шляхту "украИнниками" или "людьми укрАинными".
  Постепенно термин "Украйна" как пограничье стал использоваться и для обозначения всех русских земель в составе Речи Посполитой. Наталия Яковенко, исследовав распространение названия "Украйна" в документах польской администрации XVII в. в русских воеводствах, приводит характерную цитату из документа того времени: "Украйна - это польский край, который состоит из трёх воеводств, Киевского, Брацлавского и Черниговского, и лежит с восхода солнца у московской границы, потом у татарской, далее на юг у волошской. И поэтому этот край называется Украйной, потому что имеет своё расположение около чужих границ". Главное здесь - ударение не на И, как принято теперь, а на А - УкрАйна, и тогда становится более чётким смысл слова - это пограничье.
  
   Между тем в Польше гонористая шляхта считала, что её "голубая кровь" значительно благороднее крови простолюдинов и холопов, чему способствовала широкая известность среди поляков так называемой "сарматской этногенетической легенды", которая трактовала происхождение простого народа от Хама, а панов и шляхты от Яфета, потомки которого "воинственные сарматы" дали начало "шляхетскому народу". Орест Субтельный пишет: "Тaк возникaло и утверждaлось предстaвление поляков об их православных согражданах кaк о людях второго сортa, зaведомо уступaющих кaтоликaм кaк в культурном, тaк и в морaльном смысле. Для будущих польско-укрaинских отношений подобные взгляды были основой национально-религиозной вражды". [32]
  А русинскую знать польская щляхта рассматривала как потомков "сарматского племени роксоланов", младших братьев польских "сарматов". Отсюда пошло иногда использовавшееся альтернативное название Руси "Роксолания", в основном применимое к землям бывшей Киевской Руси. С образованием Речи Посполитой шляхта стала по происхождению делиться на "польскую", "русскую" и "литовскую". В Польше активно культивировалась модель "русской шляхетской нации", как братской полякам, русины трактовались как часть польской нации. В противовес этому в Галичине распространяется антилатинская версия "греческих истоков" Руси, а после визитов Московских патриархов во Львов в 1580 гг., разбудивших дремавшее чувство духовного родства с "материнской церковью", в Львовской, Острожской и Луцкой братских школах, а особенно после посещения в 1586 г. Львовского братства антиохским патриархом Иоахимом I, встречается наименование русинов "русским народом".
  После 1654 г. на территории Гетманщины, перешедшей под протекторат московского царя, всё большее распространение получает название Россия на греческий манер. Но на территориях, оставшихся в Речи Посполитой, этот термин употребляется реже. Так члены Львовского православного братства в прошении к русскому царю в 1649 г., перечисляя свои беды, помещают "свой народ" не в "России", а на "всём пространстве Руси".
  Примерно в это время начали использовать греческое наименование прежних галицкой и киевской метрополий Константинопольской церкви как "Малой России". Самым ранним использованием этого термина считается булла 1347 г. императора Иоанна VI Кантакузина про ликвидацию Галицкой метрополии. Ещё раньше этот же термин был применён в 1339 г. на латинском языке в титуле галицко-волынского князя Болеслава Юрия: "князь всей Малой Руси (Russie Mynoris)". После распада Киевской метрополии на московскую и польско-литовскую и признания Константинополем Московского патриархата в "Великой России", вся остальная территория бывшей православной Руси стала называться "Малой Россией". В письме Львовского братства к царю Федору Иоанновичу в 1592 г. с просьбой о материальной поддержке встречаются вместе оба этих названия: "Великая и Малая Россия". В 1620 г. ерусалимский патриарх Теофан посвятил несколько киевских епископов "на престолы Малой России". В 1678 г. иерусалимский патрирх Досифей обращается с пастырьским посланием к православным "Малой России, Полонии и Литвании".
  Новое дыхание в термин "Малая Россия" вдохнуло восстание 1648 г. Богдана Хмельницкого одновременно с лозунгом защиты "святой греческой веры" и в связи с резким увеличением интенсивности связей с "единоверной православной Московией", когда Гетманат стали чаще называть "Малой Россией", придавая внутренний смысл объединению Великой и Малой России. Это стало официальным наименованием с включением в титулатуру московского царя, которая стала звучать как "Великой, Белой и Малой Руси". А в 1662 г. в Москве создаётся специальное административное учреждение "Малороссийский приказ".
  Кровавые события Руины показали, что под Малой Россией казаки стали понимать не только киевскую метрополию, но и все русские территории Речи Посполитой ("куда простирается русский язык и вера"), которые не могут принадлежать ляхам, поскольку они "овладели преступно землями, которые когда-то были освящены не польским королём, а равноапостольным церём Володимиром".
  Невзгоды, страдания и тяготы гражданской войны XVII в. (Руины) постепенно превращают Малую Русь для казаков в "нашу оплаканную мать-отчизну" и начинает проявляться "малороссийский патриотизм" и "малороссийская идентичность". Название "УкрАйна", много раз использованное в прошлом в устной речи, в прозе и в стихах, памятное по происхождению из польского языка (от польского kraj, край земли), во времена Речи Посполитой и после восстания Богдана Хмельницкого имело хождение в частном общении и изредка в исторических документах как географическое понятие для территории Гетманщины, подобно Подолии, Переяславщине, Холмщине и т.д.
  Нет никакой необходимости оспаривать, что со временем название распространилось на все земли современной Украины, но исходный его смысл всегда был пограничье. Это подтверждает канадский националист Орест Субтельный, который писал в начале своей книги "Украина. История". (Торонто. 1988): "Слово "Украина" чаще всего истолковывается как "порубежная земля", "пограничье". Такое название страны весьма точно отражает ее местоположение". [32]
  Ещё в начале XIX в. при Александре I, когда на Правобережье Днепра сохранилось после третьего раздела Польши безраздельное господство польских магнатов, а служилая польская шляхта преобладала в системе государственных учреждений и школьном образовании, там началось внедрение названия "Украина". Составив большинство преподавателей и студентов в польском университете в Вильно и в открывшемся в 1805 г. Харьковском университете, поляки занимали лидирующее положение в интеллектуальной жизни Малороссии и широко пропагандировали малороссийское наречие в качестве отдельного языка от русского, поощряя нарождающихся украинофилов и сепаратистские настроения. [50]
  Для малороссийских земель название Украина окончательно установилось в конце XIX - начале XX века. Но начало этому было положено раньше, что свидетельствовало о зарождении под влиянием польской пропаганды "национальной озабоченности" интеллектуальной элиты сообщества, которому до этого вполне хватало понятия Русь, как территории, где проживали русины в составе польско-литовского государства. Характерной чертой при различных названиях этой территории (в официальных документах, частных письмах или географических описаниях) было многоязычие, изменчивость и податливость на влияние извне, склонность к синтезу разных традиций, связанное с многовековыми контактами с неспокойными и сменяющимися кочевыми народами Дикой Степи.
  
   Некоторые иностранные источники иногда называли Московское княжество (а не всю Северо-восточную Русь) Московией, а Юго-западную Русь Киовией, пытаясь избежать официального названия Московской Руси. Чтобы убедиться в том, что это было намеренное переименование, носившее скорее политический смысл, достаточно обратиться к древнерусским летописям. Например, в Никоновской летописи рассказывается о поездке великого князя Василия Дмитриевича в 1364 году в Орду, в результате которой хан Тохтамыш пожаловал князю владение несколькими русскими городами в Северо-Восточной Руси "и отпусти его на Русь" (заметьте, не в Московию).
  Н. Костомаров в "Правде полякам о Руси" о названии "Московия", пишет: "Никакие хроники того времени не упоминают о московитянах и не могли упоминать о том, чего на свете не было. Если что в те времена было совершенно неизвестно (completement inconnu), так это имя московитян...Когда Мамай собирался идти на Димитрия, он, по известию летописца, говорил: пойдем на русского князя и на русскую землю, а не на московского князя и не на московскую землю... Слово московитяне было совершенно неизвестно у нас; несколько сходное с ним было название Москвичи, но оно означало жителей города Москвы - и в самом обширном смысле - ее земли, ее пригороды, но никогда не имя великорусского народа. Никто бы не назвал суздальцев, владимирцев, нижегородцев - москвичами, но все равно звались русскими". [19]
  Употребляя термины "Московия" и "московиты", западноевропейские географы и историки XVI и XVII веков довольно часто оговаривались, что московитов следует отождествлять с русскими: "Московия получила свое наименование по назва?нию реки и расположенной на ней столице, являясь частью Русии", - писал Цезарь Бароний. В своём ставшем популярным университетском учебнике немецкий географ Георг Хорн подчёркивал: "московиты суть русские, лишь именуе?мые так по названию столицы их государства". В начале XVII века французский наёмник Жак Маржере (служивший в русской армии капитаном отряда наёмных солдат, а затем переметнувшийся к Лжедмитрию I) в своей книге "Состояние Российской державы и Великого княжества Московского", считающейся ценным историческим источником о быте русского народа, о природе и населении России конца XVI - начала XVII в., писал: "Ошибочно называть их московитами, а не русскими, как делаем не только мы, живущие в отдалении, но и более близкие их соседи. Сами они, когда их спрашивают, какой они нации, отвечают: Russac, то есть русские, а если их спрашивают, откуда, они отвечают: iz Moscova - из Москвы, Вологды, Рязани или других городов".
  Название "Московия" с подачи поляков вошло в европейский оборот в связи с польскими претензиями на принадлежность Польше всех западнорусских земель и пропагандой концепции, что русины Речи Посполитой и русские в Московском царстве это разные народы и Россия не имеет отношения к культурному наследию Древней Руси, т.е. не имеет права претендовать на объединение русских земель. В 1900 году в Галиции австро-венгерский дипломат и активный участник "украинского движения", затем представитель Украинской Центральной Рады ЗУНР в США, Лонгин Цегельский опубликовал пропагандистскую брошюру "Русь-Украина и Московщина-Россия", в которой обосновывал единоличные права Украины на наследие Киевской Руси. В 1921 году была издана (в 1936 году переиздана) книга украинского эмигранта в Чехословакии Сергея Шелухина о названиях Украины, где он, частично повторяя Духинского, доказывал, что "Московия" всегда так называлась и "украла" своё название "Русь, Россия" у Украины. Подобные же доводы использовал и канадский эмигрант, украинский националист Павел Штепа, в середине ХХ в. издавший книги "Украинец и москвин. Две противоположности" (1959) и "Московство" (1968). [30]
  Подмена официального названия "Россия" словом "Московия" изредка применялось западными политиками в ХХ в. Кумир современных украинских националистов Адольф Гитлер (его портреты неизменно присутствуют в факельных шествиях бандеровцев по улицам Киева и других городов, а фашистское приветствие вздёрнутой вверх рукой часто используется членами ОУН) неоднократно говорил о том, что такие слова, как "русское" и "Россия" следует запретить, заменив на "московское" и "Московия", а в планах нацистского руководства было создание Рейхскомиссариата Московия.
  Не отстают от националистов-писак и гитлеровцев современные американские лизоблюды - невменяемые политики и деятели киевской хунты. В феврале 2016 г. в Верховную Раду был внесён законопроект о том, чтобы на Украине Россию официально называли Московией. Цирк продолжается!
  Происхождение названия "Украина", ставшее общепринятым с блудливой руки М. Грушевского, "украинствующие" деятели связывают с упоминанием его древним летописцем в Ипатьевской летописи под 1187 г. Это неверная обывательская поверхностная трактовка людей, да и у Грушевского об этом написано достаточно ясно. Те, кто приводят этот довод, не знают существа вопроса, сами в этом не разбирались, а просто повторяют услышанное где-то. На самом деле профессор истории Наталия Яковенко подтверждает, что в слове "оукрайна" отчетливо видно тождество со словом "окраина". В то же время, рассматривая другие возможные интерпретации этимологии слова от "страна, земля", даже с привлечением аутентичных текстов Евангелия на греческом, латинском, чешском и церковнославянском языках, она приходит к заключению, что этимологически его содержание в официальных политико-географических документах по смыслу совпадает с понятием "окраина". Это и понятно: как с точки зрения русских летописцев, описывавших окраинные территории, так и из польской столицы земля будущей Украины воспринималась именно как окраина, далёкое пограничье с Диким Полем.
  С первой половины XIX в. ещё до работ Грушевского начинается широкое использование украинофилами названия Украина в этническом смысле для территории, заселенной русским народом, ещё в массе своей не понимающим, почему городские паны называют их украинцами и заставляют учить язык, которым они разговаривают с рождения, а разные учёные господа пытаются научиться разговаривать так же, как селяне "лаются в шинках", да ещё и записывают их ругань.
  Директор Канадского института украинских исследований, современный канадско-украинский историк, вывезенный ребёнком в Германию родителями-бандеровцами, Зенон Когут (род.1944), исследователь истории Гетманщины XVIII в., в своей работе с характерным названием "Создание Украины: Исследования политической культуры, исторического повествования и идентичности (малорусское дворянство в начале XIX в.)", описывая тенденции малороссийского населения, отмечает его по преимуществу ассимиляционные настроения (ориентированные на слияние с русским обществом) и в гораздо меньшей степени традиционалистские настроения (чтобы сохранить унаследованные от Польши привилегии). В XVIII и начале XIX в. малорусское дворянство и духовенство не просто в подавляющем большинстве своём верно служило царям, но и внесло значительный вклад в формирование того, что сегодня известно под именем русской культуры, от которой сейчас как от чумы открещиваются их потомки, предавшие своих предков.
  
   После объединения Великого княжества Литовского с Польским королевством по Люблинской унии 1569 г. и создания Речи Посполитой, часть русских земель была напрямую включена в состав Польши, которая до этого владела землями Галицко-Волынского княжества. В результате Руины и русско-польской войны Левобережная часть Малороссии отошла к Русскому государству. Правобережье Днепра вошло в состав Российской империи после разделов Польши в конце XVI в., а в Галиции и Западной Волыни воцарилась власть Австро-Венгерской империи Габсбургов. По результатам Первой мировой войны Западная Украина вновь оказалась в составе Польши. Таким образом дольше всего под владычеством Польши оставалась Галиция. В начале XIX в. большинство населения Галиции, называвшее себя русинами (синоним "русичи"), было коренным народом, проживавшим на этой территории во времена Киевской и Галицкой Руси, которые считали себя этническими русскими, а свой язык - русским, в результате развития в отрыве от основного массива русского народа вобравшим в свой лексический состав церковнославянские, польские, венгерские, немецкие, румынские и др. элементы. Этот природный естественный язык русинов нарождающиеся "украинцы" стали называть "язычием", а сами стали изобретать новый искусственный "украинский язык", кто во что горазд (кулишовка, драгомановка, желеховка и др.), насыщая его полонизмами для большего отличия от русского. Галицко-русский общественный деятель, историк О. А. Мончаловский (1858-1906) в работе "О названиях "Украина", "украинский"" приводит высказывание известного польского учёного, профессора Берлинского университета, доктора Александра Брюкнера (Bruckner) в львовской газете "Slowo polskie" в октябре 1902 г.: "Сильнее всего отразилось влияние польского языка на малорусский язык. Я употребил термин "малорусский", так как это единственный термин исторический, освященный веками и историей, от которого, однако, наши русины (галицкие "украинцы") совершенно отказались". А добровольный отказ от своего имени - это не кража, как лживо доказывает Е. Наконечный.
  
  В первой половине XIX в. под влиянием идей французской революции и европейского романтизма в российском просвещённом обществе возник интерес к национальной проблематике и к изучению народных истоков культуры, подхваченный любителями этнографии Малороссии и в основном связанный с романтикой украинского казачества. Это движение получило название украинофильства. В среде польской и сильно полонизированной местной шляхты в землях Правобережной Малороссии, вошедших в состав России после разделов Польши, романтизм становится модным течением, а также завладевает умами представителей части либеральной российской интеллигенции.
  Большую часть XIX в. русская "украинствующая" интеллигенция представляла собой крохотную часть образованного общества, часто разделённую непримиримыми интеллектуальными спорами, либерально настроенную, оторванную от масс и всецело поглощенную деятельностью, никому, кроме неё самой, не интересной. Большинство украинофилов признавали свои занятия чем-то вроде хобби, безобидным и весьма романтичным, обусловленным местным патриотизмом, ностальгическим пристрастием к неповторимому исчезающему миру. В этой узкой высокообразованной среде весьма немногие проявляли интерес к социальным и политическим аспектам.
  Малороссийское самобытное народное искусство, в основном казачество и его фольклор становятся объектом живого интереса и своего рода модой среди поэтов, писателей и этнографов. Многие из них даже не были малороссами по происхождению. Например, первый сборник "Опыт собрания старинных малороссийских песней" издал в 1819 г. в Петербурге грузинский князь Н. А. Цертелев (русифицированное из грузинского Церетели). В России середины XIX в. украинская тематика вызывала интерес и симпатию. Но это была симпатия и заинтересованность по отношению к одной из частей русской земли и русского народа. В истории и характерах Южной Руси искали романтических деталей и красок. Поэтому восторженно были приняты образованными российскими кругами окрашенные малорусскими мотивами "Вечера на хуторе близ Диканьки" (1831-1832) и "Тарас Бульба" (1835-1842) Н. В. Гоголя.
  Представители украинофильского движения стремились ближе познакомиться с произведениями устного народного творчества овеянного романтикой казачества, узнать жизнь, народный язык и фольклор малороссийского народа, который всё чаще стали называть укрАинским по географическому названию "Украйна" территории бывшей Гетманщины. Но российские украинофилы практически варились в своей интеллигентской среде, а хождение в сельские шинки переодетых в шаровары, вышиванки или кожухи студентов не могло оказать никакого влияния на пробуждение "свидомого самосознания" у малороссийских крестьян, воспринимавших это как забаву городских господ, которых отделяли от народа глубокие социальные различия.
  Разнообразные кружки украинофилов со временем стали пытаться создать особый алфавит и грамматические правила для народного малороссийского говора, который являлся южным наречием русского языка с примесью специфических малороссийских слов, зачастую позаимствованных из польского языка за время многовекового польского господства в Юго-Западной Руси. С появлением в среде радикальных украинофилов сепаратистских настроений, для доказательства отдельности и самобытности малороссов и вновь создаваемого украинского языка, его создатели пытались как можно дальше отдалить его от русского литературного языка путём использования местной малороссийской лексики и изобретения новых слов. По принципу - пусть коряво и некрасиво, зато не по-русски.
  Наиболее известная группа первых украинофилов-романтиков в 1820-1830-х годах появилась при Харьковском университете. М. Грушевский позже об этих дилетантах-любителях скажет, что "рядом с настоящею великорусскою культурою, к которой серьезно относилось не только правительство, но и местное общество, это украинское течение выглядит мелким провинциализмом, забавою или капризом этнографов и антиквариев".
  Но в среду студентов и преподавателей университета стали постенно проникать и радикальные настроения, вызванные общим подъёмом революционного и народнического движения в России. Тут делал первые шаги в украинофильском движении Николай Костомаров.
  
  В ноябре 1830 г. тайное общество молодых польских офицеров, вдохновленное национальными революциями, разразившимися во Франции и Бельгии, подняло антиимперское восстание в Варшаве. Однако после первого успеха все силы восставших ушли на внутренние конфликты. Руководители восстания надеялись вдохнуть свежие силы в своё выступление в расчёте на поддержку Правобережного населения, где польское дворянство сохранило с времён присоединения к России своё привилегированное положение помещиков и магнатов, а служилая шляхта занимала большинство должностей в системе просвещения и других государственных учреждениях. В то время в усадьбах польских помещиков и земельных магнатов возник повышенный (в основном показной) интерес к малороссийскому народному творчеству, появилась мода на украинскую, а точнее, казацкую романтику, с ностальгией по "старым добрым" временам владычества Речи Посполитой вместе с идеализацией прошлых польско-русинских отношений. Именно в этой среде стали появляться политические нотки, подхваченные и развитые в польской эмигрантской диаспоре за границей, считавших украинскую тему важной для включения Малороссии в сферу "польского мира" и видевших в ней инструмент для пропаганды своих идей об объединении польских и малороссийских земель в новую "Великую Польшу". И со второй половины ХIХ в. населению Малороссии начинают навязывать название "укрАинцев".
  
  Участвовавший в восстании пятитысячный отряд польских шляхтичей, не получив ожидаемой поддержки у населения, был разгромлен российской армией и отступил в австрийскую Галичину. Тогда и появился знаменитый лозунг, обращённый польскими повстанцами к русскому крестьянству, страдавшему под гнётом самодержавия: "За нашу и вашу свободу!". Планы последующего закабаления малороссов в возрождённой Польше, естественно, от своих "холопов" паны скрывали.
  Но малороссийские крестьяне своих польских панов-католиков ненавидели гораздо сильнее, чем православного российского царя. Они иногда и сами своими силами расправлялись с восставшей шляхтой. Даже и в самой Польше многие крестьяне в 1830-1831 гг. отказались поддержать бунтовщиков, тем самым наглядно продемонстрировав, что социальные нужды остаются гораздо ближе и понятнее, чем идеи шляхты о восстановлении польского национального государства.
  Участвовавшая в восстании польская шляхта составила в австрийском Львове ядро наиболее радикальных русофобских украинофилов, а некоторые эмигрировали на Запад.
  
  Наиболее радикальные представители польской эмиграции после поражения восстания 1830 г. пытались привлечь украинофилов как своих потенциальных союзников для борьбы против царизма. Идеологи польского украинофильства эмигранты В. Терлецкий, М. Чайковский, Т. Чацкий, Ф. Духинский противопоставляли бывшие малороссийские "Украйны" Речи Посполитой Русскому государству и утверждали, что украинцы это часть польской нации, а "москали" являются не славянами, а "туранцами". Так в среде польских политэмигрантов, озабоченных поиском способа привлечения в свой лагерь население Малороссии, и родилась "украинская идея". При этом существенное значение имело то, что национальное самосознание щляхты было основано на представлении об исторической мессианской роли Польши, как носителя европейской цивилизации и форпоста Запада, противостоящего "русским варварам" с Востока. Память о прошлом могуществе Речи Посполитой делает поляков беспокойными, черезчур высокомерными, горделивыми и неуживчивыми соседями, непомерные амбиции которых создают проблемы для государств Восточной Европы, а сейчас и для всего Евросоюза. Польские шляхтичи считали себя в расовом отношении и по уровню цивилизованности выше русских, к которым они издавна относились пренебрежительно. Такое положение не изменилось даже после раздела Польши и вхождения её большей части в состав Российской империи, когда эти амбиции и высокомерность поляки сохраняли на фоне их реального бессилия изменить существующие условия.
  В первой половине XIX в. после подавленного царским самодержавием восстания 1830-1831 гг. из польской эмигрантской среды стали проникать в Россию идеи о возрождении Польши, в которых идеологами великопольского "ренесанса" развивались концепции о родственном полякам украинском народе, отдельном от русского, которому отводилась роль потенциального союзника в создании Великой Польши "от моря и до моря". Появилось целое направление польской общественно исторической мысли, вообще отрицавшее славянское происхождение русского народа, якобы имеющего финно тюркское происхождение. О появлении "украинской идеи" в работе "Украинское движение. Краткий исторический очерк, преимущественно по личным воспоминаниям", опубликованной 1925 г. в Берлине под псевдонимом Андрей Царинный, русский славист, вынужденный в 1919 г. эмигрировать в связи с угрозой ареста большевиками, специалист по истории Малороссии А. В. Стороженко (1857-1926) пишет: "В первой четверти XIX века появилась особая "украинская" школа польских ученых и поэтов, давшая чрезвычайно талантливых представителей: К. Свидзинский, С. Гощинский, М. Гробовский, Э. Гуликовский, Б. Залесский и мн. другие продолжали развивать начала, заложенные гр. Я. Потоцким и Ф. Чацким, и подготовили тот идейный фундамент, на котором создалось здание современного нам украинства. Всеми своими корнями украинская идеология вросла в польскую почву". [47]
  Видный канадский деятель украинского национализма И. Лысяк-Рудницкий (1919-1984), ), воспитанный в Галиции в националистической семье, бежавшей в 1940 г. в Берлин, об идеологах польского украинофильства XIX в. писал: "Поляки-украинофилы и украинцы польского происхождения внесли существенный вклад в создание новой Украины... Их влияние помогло украинскому возрождению преодолеть уровень аполитичного культурного регионализма и усилило его антироссийскую боевитость". Что эти деятели усилили "антироссийскую боевитость" украинофильства, - это абсолютно точно.
  
   Украинцев как народ выдумал польский этнограф и писатель граф Ян Потоцкий (1761-1815). Именно ему, российскому тайному советнику, близкому к министру иностранных дел Российской империи польскому князю Адаму Чарторыйскому, принадлежит "честь" изобретения термина "укрАинец". В своем сочинении "Историко географические фрагменты о Скифии, Сарматии и славянах", изданном в Париже на французском языке в 1795 г., Потоцкий сформулировал придуманную им теорию о том, что укрАинцы, населявшие малопольскую Украйну, являются народом, отдельным от русского и имеющим совершенно самостоятельное происхождение, как часть польского народа. Гипотеза Потоцкого базировалась на популярной в то время в Польше сарматской теории происхождения поляков, по которой поляки были прямыми наследниками легендарного племени сарматов, одним из ответвлений которого, по мнению Потоцкого, были украинцы. Что исторически эти идеи не подтверждались фактами и не были результатом научных исследований, Потоцкого беспокоило гораздо меньше, чем оригинальность собственной придумки. Но эти фантазии известного польского писателя легли на благодатную почву радикальной польской интеллигенции, испытывавшей ностальгию по былому польскому величию, и страдавшей от присущего полякам гипертрофированного чувства своего превосходства, известного как польский шляхетский гонор. В этот период создания польских исторических мифов и распространения среди поляков "украинской идеи" появилась значительная плеяда польских общественных деятелей, вообще отрицавших славянское происхождение русского народа, якобы имеющего финно тюркское происхождение. Они составили целое направление польской общественно исторической мысли.
  Творчески развил околонаучные фантизии Потоцкого другой польский деятель - публицист, историк, библиофил Тадеуш Чацкий (1765-1813). Тадеуш Чацкий был в своё время куратором учебных заведений Киевской, Волынской и Подольской губерний, проводя курс на дальнейшее ополячивание русского населения. В 1801 г. он написал псевдонаучную работу "О названии "Украина" и зарождении казачества" (польск. "О nazwisku Ukrainy і początki kozaków"), в которой без всяких на то оснований утверждал, что украинский народ вообще не имеет ничего общего со славянством, а его предками были кочевники из выдуманной им орды укров, пришедшей на территорию современной Украины из-за Волги в VII веке. И эта придуманная им, чтобы перещеголять Потоцкого теория, в современной Украине имеет хождение наравне с другими националистическими постулатами, противореча, например, двум другим основным украинским историческим мифам: что украинскому народу 140 тысяч лет и украинцы постоянно проживали в среднем течении Днепра (называя себя почему-то русскими).
  Последователи Чацкого выводили от этих мифических укров малороссийское казачество, как зародыш украинского народа, ставя, образно говоря, "телегу впереди лошади" и игнорируя возникновение казаческого сословия из среды малороссийского народа со значительной примесью любителей "вольной жизни" и авантюристов разных национальностей. Этот характер казачества ясно понимал Вольтер (Франсуа́-Мари́ Аруэ́), который в "Истории Карла XII" описал запорожских казаков как "самого странного народа на свете. Это шайка русских, поляков и татар, исповедывающих нечто вроде христианства и занимающихся разбойничеством; они похожи на флибустьеров. Они выбирают себе начальника, часто свергают и даже убивают его... Летом они всегда в походе, а зимой спят в обширных сараях, в которых помещается четыреста пятьсот человек".
  В этом и состоял вовсе не научный, а хорошо продуманный политический характер деятельности этих польских "просветителей", мечтавших вновь завладеть обширным малороссийским краем руками тех же малороссов и озабоченных идеей привлечения их в свой лагерь, о чём откровенно писали многие исследователи этого вопроса.
  При русском императорском дворе в то время нашли благоволение царского правительства многие проходимцы из числа поляков. Император Александр Павлович был убеждённым полонофилом, а царский двор и государственные учреждения были заполнены польскими шляхтичами, которые за показным русофильством скрывали стремление при первом же удобном случае предать Россию во имя польской идеи. При Александре I в 1804-1806 гг. министром иностранных дел был откровенный русофоб князь Адам Ежи Чарторыйский (1770-1861), которого польские националисты прочили в короли освободившейся от российской зависимости, возрождённой Польши. И Адам Чарторыйский во время польского восстания 1830-1831 гг. возглавил правительство мятежников, а после его подавления эмигрировал во Францию.
  Интерес к Малороссии польских идеологов, особенно из числа эмигрантов, после поражения восстания 1830-1831 гг. прежде всего был связан с продолжением поиска потенциальных союзников для борьбы с Российской империей. Идеализируя прошлые польско-русинские отношения во времена Речи Посполитой, они будущее Руси (имея ввиду Малороссию) видели в восстановлении Речи Посполитой в её прежних границах, исходя из давних польских притязаний на принадлежность Польше всей Малороссии.
  Польская шляхта, занимавшая со времён раздела Польши на Правобережье доминирующее положение, не оставляла попыток оторвать от России малорусский народ, посеять зёрна сепаратизма в среде малороссийской интеллигенции. Она распространяла идеи польских политэмигрантов о том, что русины - это народ, родственный полякам и порабощённый русскими. Этому в не малой степени способствовала греко-католическая церковь и перешедшие из православия в униатство русины. Они перестали считать себя русскими и старались выглядеть хоть второго сорта, но поляками.
  Генерал Дмитрий Бибиков, назначенный в 1837 г. генерал-губернатором Киевской, Подольской и Волынской губерний, где до этого сохранялись польские порядки (особенно в системе образования), вполне осознавал угрозу, проистекающую от засилья в крае польского дворянства. С целью восстановления русского просвещения и русской народности на ополяченных землях Западной Руси Бибиков закрыл на Правобережье все польские школы, а русский язык стал единственным языком обучения. В это время был закрыт и польский Кременецкий лицей, служивший "кузницей" пропольской интеллигенции в Малороссии. Его профессорско-преподавательский состав был переведен в основанный в 1833 г. Киевский университет Св. Владимира. Около 60 тыс. польских шляхтичей, замешанных в поддержке восставших, были лишены дворянского достоинства, многих выслали в глубь России. Около 3 тыс. имений, конфискованных у поляков, были превращены в военные поселения. На всех постах чиновники-поляки заменялись русскими. В 1843 г. по распоряжению Бибикова была создана Археографическая комиссия, официальная цель которой состояла в том, чтобы, выявив и изучив древние акты, доказать, что Малороссия "с незапамятных времён была истинно русской". В 1847 г. в изданных "Инвентарных правилах" указывались права и обязанности крестьян на "панщине", ограничивалось право помещиков вмешиваться в личную жизнь крестьян и устанавливался размер положенного им земельного надела. Такое отношение к малороссийскому крестьянству также принесло положительный эффект для стабилизации общей обстановки в крае.
  После ограничительных указов российского правительства во второй половине XIX в. часть российских радикальных украинофилов, привлечённых поощрительным для них отношением австрийских властей, перебралась во Львов, где они объединились с местными украинофилами.
  На первом этапе своего развития в Галиции "украинство" было политическим течением под патронажем австро-венгерских властей, использовавших все средства для изменения национального сознания русинов и финансировавших лойяльные Вене украинофильские организации, "украинствующих" деятелей и прессу. В 1892 году в столице австро-венгерской Галиции Львове в газете польской шляхты "Przeglad" было написано: "Если в чувствах малорусского народа существует сильная ненависть к России, то возникает надежда, что в будущем, при дальнейшем развитии этих чувств, будет возможно выиграть против России малорусский козырь... Такой эволюции нам, полякам, нечего бояться, напротив, мы бы допустили ошибки, если бы хотели запереть ей дорогу и добровольно отказаться от союзника в борьбе с Россией".
  Появление ограниченной группы украинствующей интеллигенции в Галиции нельзя считать украинским народом, как этнической общностью. Первоначальные "украинцы", которые стали так себя называть, были русскими, поляками или евреями, пытавшимися в понятие "украинец" внести политический смысл, основными мотивами которого были русофобия и противопоставление русским и России, а целью - ослабление России как стратегического противника Австро-Венгрии.
  Надо было заразить "украинской идеей" малороссов, без отделения которых от России этот проект не мог бы осуществиться. И эти мечты польской эмиграции нашли благодатную почву в головах украинофилов, в первую очередь в австрийской Галиции, где образовалась группа радикальных представителей "украинствующих" интеллектуалов, которые стали активно распространять идеи сепаратизма в среде малороссийской интеллигенции.
  Польские националисты ставили в качестве цели обособление Малой России любым способом, даже если не удасться связать её с Польшей. В этом смысле характерно довольно откровенное подробное высказывание члена польского иезуитского ордена, соратника Адама Чарторыйского, галицкого ксёндза Варфоломея Калинки о плохой перспективе для поляков использовать малороссийский народ в своих целях:
   "Между Польшей и Россией живет огромный народ, ни польский, ни российский. Польша упустила случай сделать его польским, вследствие слабого действия своей цивилизации. Если поляк во время своего господства и своей силы не успел притянуть русина к себе и переделать его, то тем меньше он может это сделать сегодня, когда он сам слабый; русин же стал сильней, чем прежде. Русин сегодня сильнее вследствие сознания своей национальности, расслабления польского элемента и демократического духа проникающего его. Сельский русский люд не сознает еще своей национальности, но не любит ляха, как своего господина, богатого человека и исповедника иной веры. Просвещенные русины ненавидят ляха еще больше, чем простонародье, и в этом нерасположении поддерживают его.
  Все русины вместе состоят материально под властью и нравственно под влиянием России, которая говорит подобным же языком и исповедует ту же веру, которая зовется Русью, провозглашает освобождение от ляхов и единение в славянском братстве, и при этом раздает земли и леса ляхов, где может, и обещает их повсюду, где раздать еще не может. Исторический процесс, начавшийся при Казимире, продвинутый вперед Ядвигою, законченный передвижением католичества и западной цивилизации на 200 миль к востоку, проигрывается настоящими поляками на наших глазах. Контрнаступление Востока на Запад, начатое бунтом Хмельницкого, катится все дальше, и отбрасывает нас к средневековой границе Пястов. Окончательный приговор еще не пал, но дело обстоит хуже некуда..."
  А завершает учёный ксёндз свои рассуждения, что если невозможно ополячить Малороссию, то надо постараться хотя бы отделить её от России: "Если Грыць не может быть моим, то да не будет он ни моим, ни твоим! Вот общий взгляд, исторический и политический, на всю Русь!"
  Историк польского происхождения, член-корреспондент Петербургской Академии наук Владимир Антонович (1834-1908), писавший свои исторические труды на русском языке, твёрдо отстаивал мнение, что Польское государство и польская шляхта на протяжении нескольких веков играли в истории малороссийского народа преимущественно негативную роль. В 1860-х годах Владимир Антонович возглавил группу молодых студентов и интеллигентов, выделившихся из польской и полонизированной шляхты, преобладавшей на Правобережье Днепра, которые отмежевались от польских националистов-радикалов накануне польского восстания 1863 г. Их называли хлопоманами за использование малороссийской одежды, речи и обычаев. В ответ на обвинения поляков в предательстве Антонович, ставший убеждённым народником, опубликовал статью "Моя исповедь" (1862), в которой предлагал польской шляхте прекратить подрывную деятельность в Малороссии и заняться своими сугубо национальными проблемами в Польше.
  
   В 1863 г., когда польское восстание достигло кульминации, правительство и даже русская интеллигенция пришли к выводу, что украинское движение потенциально представляет смертельную угрозу для России, а хлопоманы намерены создать независимое украинское государство, что подрывает устои России. Многие русские рассматривали украинское движение как "польскую интригу", имеющую целью оторвать Правобережье Малороссии. С этой целью во второй половине XIX в. широко использовался контрабандный ввоз и распространение русофобских сепаратистких изданий из австро-венгерской Галиции. В них усиленно насаждалась идея об особой украинской нации, отличающейся от русских, подчёркивалось коренное отличие малороссиян от русских и пропагандировалось очернение "москалей".
  Для противодействия подрывным действиям галицких радикалов на основе доклада специальной комиссии при участии пророссийски настроенных членов Юго-Западного отделения Российского географического общества (персонально украинофила Михаила Юзефовича) Александр II в 1876 г. подписал Эмский указ, которым предлагалось полностью запретить ввоз из-за границы и издание украинских книг и другие запретительные меры. Эмский указ был направлен лишь на ограничение использования украинского языка в политических целях для пропаганды сепаратизма. До этого в 1863 г. появился известный Валуевский циркуляр, который также запрещал не малорусское наречие, как кричат сейчас националисты, а пропаганду южнорусского сепаратизма.
  Инициаторами, идейными вдохновителями и активными пропагандистами "украинской идеи" были в основном поляки или полонизированные "до потери материнского языка" (по выражению Кулиша) малороссы. Киевский публицист, историк Александр Каревин в своей книге "Русь нерусская (как рождалась рiдна мова)", в 2007 г. так описывает начало украинского движения: "XIX век прошел на Украине под знаком борьбы двух культур - русской и польской. Заветной мечтой польских патриотов было восстановление независимой Речи Посполитой. Новая Польша виделась им не иначе, как "от моря до моря", с включением в ее состав Правобережной (а если удастся - то и Левобережной) Украины и Белоруссии. Но сделать это без содействия местного населения было невозможно. И руководители польского движения обратили внимание на малороссов. Поначалу их просто хотели ополячить. Для этого в панских усадьбах стали открываться специальные училища для крепостных, где крестьянских детей воспитывали на польском языке и в польском духе. В польской литературе возникла так называемая "украинская школа", представители которой воспевали Украину, выдавая при этом ее жителей за особую ветвь польской нации. Появился даже специальный термин - "третья уния". По мысли идеологов польского движения, вслед за первой, государственной Люблинской унией 1569 г. (соединившей Польшу и Литву с включением при этом малорусских земель великого княжества Литовского непосредственно в состав Польши) и второй, церковной Брестской унией 1596 г. (оторвавшей часть населения Малороссии и Белоруссии от Православной Церкви и поставившей эту часть под контроль католичества), "третья уния" должна была привязать к Польше (естественно, с одновременным отмежеванием от Великороссии) Украину (Малороссию) в сфере культуры. В соответствующем направлении прилагали усилия и чиновники поляки (их в то время немало служило на Украине, особенно по ведомству министерства просвещения). Как это ни странно, но такой почти неприкрытой подрывной деятельности власти препятствий не чинили. Что такое "психологическая война", тогда просто не знали. А поскольку открыто к восстанию поляки пока не призывали, царя вроде бы не ругали, то и опасности в их деятельности никто не усматривал".
  А. Каревин далее пишет: "Образованные малороссы всей душой любили народные обычаи, песни, говоры, но при этом, несмотря на усилия украинофилов, оставались русскими. Новыми идеями соблазнились единицы. "У нас в Киеве только теперь не более пяти упрямых хохломанов из природных малороссов, а то (прочие) все поляки, более всех хлопотавшие о распространении малорусских книжонок, - сообщал видный малорусский общественный деятель К. Говорский галицкому ученому и общественному деятелю Я. Головацкому - Они сами, переодевшись в свитки, шлялись по деревням и раскидывали эти книжонки; верно пронырливый лях почуял в этом деле для себя поживу, когда решился на такие подвиги". [43]
   Таким образом "украинское национально освободительное движение", при своём зарождении состояло главным образом из русофобски настроенных поляков, идеи которых были восприняты частью малороссийской интеллигенции.
  Даже украинский национальный гимн "Ще не вмерла Украины ни слава, ни воля..." является своего рода калькой с "Марша Домбровского", польского гимна "Еще Польска не сгинела" (пол. Jeszcze Polska ne zginеla), и написан накануне шляхетского восстания 1863 г. группой поляков во главе с Павлом Чубинским в сельском кабаке в пьяном угаре. Галицкий композитор Михаил Вербицкий (1815-1870) - выходец из греко-католической семьи польского священника, в период 1862-1864 гг. написал музыку к словам Павла Чубинского. Первое исполнение состоялось в Перемышле в 1865 г.
  
   Накануне Первой мировой войны Австрия, с конца XVIII в. владевшая землями нынешней Западной Украины, довела тут принцип "разделяй и властвуй" до совершенства. Поляков науськивали на русинов. Русинов - на поляков. Венгров - на тех и других. Кроме того, считалось весьма разумным, с точки зрения высших государственных интересов империи Габсбургов, ещё и разжигать рознь между различными течениями внутри украинства. С одной стороны выдавались государственные субсидии на развитие "Научного общества им. Шевченко" во главе с профессором Грушевским - за то, что труды его носили яркую антирусскую направленность. Но одновременно ставился на полицейский учёт всякий, кто проявлял хоть малейшие пророссийские симпатии. В этом австрийским властям активно помогали новые "украинцы". Украинский депутат Барвинский призывал их: "Каждый украинец должен быть добровольным жандармом и следить и доносить на москвофилов".
  
   Опасность "украинства" в русском мире была осознана давно. Ещё на заре его зарождения, больше сто лет назад, галицко-русский публицист О. А. Мончаловский (1858-1906) писал: "...украинствовать значит: отказываться от своего прошлого, стыдиться принадлежности к русскому народу, даже названий "Русь", "русский", отказываться от преданий истории, тщательно стирать с себя все общерусские своеобразные черты и стараться подделаться под областную "украинскую" самобытность. Украинство - это отступление от вековых, всеми ветвями русского народа и народным гением выработанных языка и культуры, самопревращение в междуплеменной обносок, в обтирку то польских, то немецких сапогов,...идолопоклонство пред областностью, угодничество пред польско-жидовско-немецкими социалистами, отречение от исконных начал своего народа, от исторического самосознания, отступление от церковно-общественных традиций. Украинство - это недуг, который способен подточить даже самый сильный национальный организм, и нет осуждения, которое достаточно было бы для этого добровольного саморазрушения!"
  Такому точному и исчерпывающему определению Мончаловского через столетие вторит современный русский историк, писатель и публицист М. Б. Смолин (род. 1971), квалифицируя это как болезнь: "По своей сути "украинство" является серьезнейшей болезнью Православной цивилизации в целом. Именно эта болезнь явила миру и хорватов, и косоваров - сербов, предавших Православие. Наши южнорусские сепаратисты - "украинцы" - такие же предатели Православной цивилизации, как и русского единства". [11] Лучше не скажешь и добавить к этому нечего.
  Киевский генерал губернатор Драгомиров, слывший большим украинофилом и выпивавший в компании композитора Лысенко и профессора истории Антоновича, говаривал: "Украинские только галушки, борщ и варенуха, остальное выдумала Австрия!"
  
   Начало движения российских "украинофилов", посвящённое этнографическим изысканиям малороссийского фольклора воспринималось российскими властями как увлечение любителей. Но когда отравленные зёрна сепаратизма польско-австрийского происхождения стали заметны властям среди безобидной с виду украинофильской среды, они забили тревогу. В письме руководителя цензурного комитета Новицкого летом 1963 г. указывалось, что явление малороссийского сепаратизма "...тем более прискорбно и заслуживает внимания правительства, что оно совпадает с политическими замыслами поляков и едва ли не им обязано своим происхождением".
  Опасаясь дальнейшего распространения идей опасного сепаратизма путём ввоза националистической литературы радикального свойства, большая часть которой поступала из Галиции, Польши и других зарубежных эмигрантских центров, царское правительство сделало вывод: "Явная работа той же общей пропаганды из Парижа; долго этой работе на Украине мы не верили; теперь ей сомневаться нельзя". Была создана Особая комиссия, которая пришла к выводу, что радикально настроенные украинофилы хотят "вольной Украины в форме республики, с гетьманом во главе". Последовало распоряжение не дозволять перепечатывания прежде разрешённых сочинений Т. Шевченко, П. Кулиша и Н. Костомарова, поскольку "в этих сочинениях авторы стараются выставить прежнее положение Украины в выгоднейшем свете в сравнении с нынешним и возбудить сожаление об утрате старинной вольницы". Было признано, что "поощрять или хотя бы только равнодушно относиться к попыткам небольшой горсти неблагонамеренных личностей, сеющих рознь и смуту среди малороссийского племени, было бы величайшей политической неосторожностью". И в мае 1876 г. появился хорошо известный в националистических кругах как узурпаторский и воспринимавшийся как угнетение украинской культуры, Эмский указ, до сих пор трактуемый как запрещение украинского языка и проявление колониальной имперской политики по отношению к Украине. После Эмского указа многие радикальные украинофилы перебрались в столицу австро-венгерской Галиции Львов, где активно стали пропагандировать "украинскую идею", основным мотивом которой было отделение от России, что совпадало с замыслами австрийских властей. На этой подготовленной почве легко прорастали семена реваншистских идей польской политической эмиграции, которая после поражения польских восстаний 1831 и 1863 гг. не оставила мечты о воссоздании Великой Польши "от моря и до моря" с включением в неё всех ранее принадлежавших до разделов Речи Посполитой русских земель Великого княжества Литовского, Малороссии и других территорий, которые удасться попутно захватить.
  О результатах пропаганды поляками "украинской идеи" по изменению сознания людей в процессе создания "украинцев" в уже упоминавшемся очерке "Украинское движение" Андрей Стороженко (Царинный) пишет: ""Украинцы" - это особый вид людей. Родившись русским, украинец не чувствует себя русским, отрицает в самом себе свою "русскость" и злобно ненавидит все русское. Он согласен, чтобы его называли кафром, готтентотом - кем угодно, но только не русским. Слова: Русь, русский, Россия, российский - действуют на него, как красный платок на быка. Без пены у рта он не может их слышать. Но особенно раздражают "украинца" старинные, предковские названия: Малая Русь, Малороссия, малорусский, малороссийский. Слыша их, он бешено кричит: "Ганьба!" (Позор!) Это объясняется тем, что многие из "украинцев" по тупости и невежеству полагают, будто бы в этих названиях кроется что то пренебрежительное или презрительное по отношению к населению Южной России. Нам не встречалось ни одного "украинца", который захотел бы выслушать научное объяснение этих названий и правильно усвоить себе их смысл".[47]
  Весьма способствовавший выходу в свет очерка Стороженко, князь А. М. Волконский в обстоятельном предисловии, развенчивая лживые националистические мифы, пишет о "четырёх неправдах движения украинских сепаратистов: о неправде этнографической, филологической, хронологической и географической".
  Высоко оценил работу Стороженко в 1958 г. выходец из обрусевшей польской семьи, русский религиозный философ, профессор Санкт-Петербургского университета, высланный из России в 1922 г. за христианское мировоззрение, Николай Лосский (1870-1965), который задолго до возрождения украинского национализма после обретения Украиной независимости, определил его сущность: "Фанатики - сепаратисты, желая доказать, что русские и украинцы - два разных народа, и преувеличивая значительность Украины, распространяют ложные представления о ней. Об этом сказано в книге, которую написал любящий Малороссию и Россию украинец А. Царинный (Стороженко) "Украинское движение"".
  Общее отношение русских образованных слоёв к украинскому вопросу выразил русский философ, славянофил Ю. Ф. Самарин (1819-1876), который, признавая этно-культурную самобытность малороссиян, но не мысля Малороссии вне России, в дневнике писал: "Пусть же народ украинский сохраняет свой язык, свои обычаи, свои песни, свои предания; пусть в братском общении и рука об руку с великорусским племенем развивает он на поприще науки и искусства, для которых так щедро наделила его природа, свою духовную самобытность во всей природной оригинальности ее стремлений; пусть учреждения, для него созданные, приспособляются более и более к местным его потребностям. Но в то же время пусть он помнит, что историческая роль его - в пределах России, а не вне ее, в общем составе государства Московского". [34]
  
   "Украинство", как направленное против России и русских движение радикальных украинофилов, получило мощную подпитку на галицийской почве, восприняв антирусские идеи польских политэмигрантов. Алчная Австро-Венгрия вынашивала планы передела Европы. Австрийцы хотели отторгнуть у Российской империи Украину, посадив на престол "Украинского королевства" одного из отпрысков Габсбургов.
  Императорское правительство Австро-Венгрии в Галиции умело играло на русско польских противоречиях, при усилении активности польского движения, временно заигрывало с русскими и наоборот. Оно было одинаково озабочено как польским, так и русинским национальными движениями. В середине XIX в. с целью противопоставить полякам и одновременно расколоть русинов, в Вене решили сделать ставку на смену русинской идентичности на "рутенскую", название которой происходит от латинского Ruthenen, принятого для отличия от русских подданных Российской империи (нем. Russen), хотя бы по названию. Представителям русинского движения австрийский губернатор Галиции фон Вартхаузен пообещал благорасположение, если галичане будут называть себя рутенами, и пригрозил репрессиями, если они будут продолжать считать себя русскими. Опасаясь массовых репрессий против русского населения, представители русинской, в основном религиозной элиты подписали известное заявление "Мы не русские, мы - рутены".
  С 1849 г. новый наместник императора Франца Иосифа в Галиции граф Агенор Голуховский, проводя правительственный курс Габсбургов на подавление русинов с использованием местных украинофилов, при этом не забывая интересы польского движения, обвинял русинов в провале "рутенского проекта": "Рутены не сделали, к сожалению, ничего, чтобы надлежащим образом обособить свой язык от великорусского, так что приходится правительству взять на себя инициативу в этом отношении". Этим он невольно раскрыл цели навязывания русинам нового языка и нового названия.
  В середине XIX в. правительство Австро-Венгрии начало эксплуатировать выработанную поляками "украинскую идею", так как она лучше, чем "рутенская", отражала именно тот антирусский аспект, необходимый для усиления противодействия чаяниям русинов. При Голуховском пропаганда "рутенизма" во внутренней политике пропольских властей в Галиции сменилась привычной политикой полонизации, основанной на многовековой традиции польской шляхты считать Польшу выполняющей "свою выдающуюся цивилизационную роль по отношению к малоросам". Именно такая роль Польши лежит в основе преклонения галичан перед "польским европейством".
  Поляки, заполнившие при Голуховском большинство должностей в галицкой администрации, сначала отнеслись к рутенскому движению негативно, однако вскоре руководители польского национального движения в Галиции поняли, что в их интересах придать рутенскому образованному слою общества антироссийский курс. Они стали поддерживать украинофильство, завезеное в 1860-х годах из России, которое, имея в основном культурно-этнографическое направление в среде российских интеллектуалов, в Галиции становится политическим движением. Там начинает распространяться подстрекательская литература антирусского содержания, с призывами к сепаратизму Малороссии. Поляки призывали отказаться от русского языка и русской культуры и выработать свой собственный литературный язык, создать свою собственную литературу и искусство, чтобы сопротивляться "русскому гнёту и засилью москалей". Не удивительно поэтому, что в группе деятелей так называемого "украинского национально освободительного движения" с самого начала его зарождения состояли в основном этнические поляки, являвшиеся основными исполнителями "украинского проекта". Незначительное число увлечённых их идеями русинов и малороссов представляли собой подобие новой украинской народности.
  Польские чиновники галицкой администрации и польская шляхта, решили взять под свой контроль русское национальное возрождение русинов в Галиции и в середине XIX в. создали во Львове организацию русинско-польского единства "Русский собор", где ведущую роль играли поляки. Они издавали какое-то время газету "Dnewnyk Ruskij", в котором целью деятельности "Русского собора" декларировалась вражда к России и царскому режиму, а цели по отрыву русинов от России устраивали и поляков, и австрийские власти.
  В 1870 е годы происходит раскол русинского движения. Часть русинов, не устояв под административным давлением, стали именовать себя украинцами. Сторонников же общерусского единства они стали называть москвофилами. То есть в то время слово "украинец" не имело этнографического смысла и не являлось названием народа, а означало принадлежность к политическому течению, направленному против русинов и России.
  В 1890 г. в галицком сейме воспринявшие "украинскую идею" депутаты-русины Юлиан Романчук (1842-1932) и А. Вахнянин, избранные с помощью поляков, выступили с заявлением, что население Галиции - это украинцы, не имеющие ничего общего с русскими. И если уж говорить о появлении украинцев в истории, то годом официального рождения их названия следует считать 1890 год. До этого Романчук в сейме возглавлял депутатское объединение "Русский клуб". Термин "украинец" галицкие украинофилы в то время использовали только в своём узком кругу, на словах выступая в защиту якобы интересов галицких русинов, фактически обманывая своих избирателей. В сейме следующего созыва русских депутатов уже не было, они стали "украинцами", а клуб стал называться украинским. Первыми "украинцами" были переродившиеся украинофилы - ограниченная прослойка польской и малоруской интеллигенции, эмигрировавшая в Галицию и воспринявшая идеи "украинства". А украинофильское движение начинали тоже поляки.
  В конце XIX в. в Галиции начинается тотальная украинизация путём директивного введения фонетического правописания, компилятивно разработанного на базе "кулишовки" финансируемым австрийским правительством "Научным обществом Шевченко", большинство членов которого составляли украинофилы радикальных взглядов, эмигрировавшие из России. Поэтому датой официального рождения украинского языка и унифицированного алфавита можно условно считать 1892 г., когда он начал официально насаждаться в Галиции и его фонетическая орфография была признана министерством народного просвещения официальным правописанием в Галиции и Буковине. До того момента существовали лишь различные системы правописания, которые чуть ли не всякий российский украинофил выдумывал для себя сам. Широкого хождения они не имели, тем более не получили официального признания.
  В открытом противостоянии новых "украинцев" и русинов последние подвергались дискриминации по обвинению в пророссийских настроениях. Усиленная поддержка "украинства" властями и непрекращающийся политический и культурно-бытовой террор привели к тому, что всё большее число русинов в борьбе за выживание стали называть себя украинцами. Кто отрекался от своей русской национальности и называл себя украинцем, тем предоставлялись определённые льготы и благожелательность властей, а противившиеся этому подвергались притеснениям и репрессиям. В это время у русских родителей повзрослевшие дети, впитав отравленные ненавистью к русским идеи поляков и австрийцев, становились "украинцами".
  На цели пропаганды новой искусственно взращиваемой австро-венгерским правительством "украинской народности" использовались все имеющиеся средства: от периодической печати до школьного образования, греко-католической церкви и прямой дискриминации русинов. Каждый молодой русин, желавший поступить в духовную семинарию, должен был написать расписку, в которой обязывался называться украинцем: "Заявляю, что отрекаюсь от русской народности, что отныне не буду называть себя русским, а лишь украинцем и только украинцем".
  Большинство русинов считали новоявленных украинцев предателями за то, что те открыто демонстрировали отказ от своих исторических, национальных корней, от своего кровного родства и веры и предавали своих отцов и дедов. А те платили им ненавистью.
  
   В Галиции, где традиционно существовала польская ментальность, были сильны позиции греко-католической церкви, явственно проявлялось цивилизационное влияние близкой Польши. Негативную роль Польши при этом решительно отстаивал выходец из польской шляхты историк В. Антонович, который, анализируя историю польских восстаний 1830 и 1963 годов, пришёл к твёрдому убеждению, что "причиной всех бед украинского народа была польская шляхта и что она до сих пор является единственным препятствием к возрождению украинского народа". К аналогичным выводам о польских истоках "украинской идеи" пришёл и А. Стороженко: "Исторически совершенно достоверно, что "украинский народ", а затем и политический о нем вопрос сочинили польские ученые и писатели вслед за разделами Польши в 1772, 1793 и 1795 годах и за связанным с ними исчезновением Польского королевства с карты тогдашней Европы". [47]
  В 1880 е годы австрийские власти начинают широкомасштабную борьбу с москвофильством, взяв в союзники созданных ими "украинцев". Составлялись списки и проводились аресты среди активных старорусинов и русофилов. В 1882 г. происходит громкий судебный процесс над русскими галицкими деятелями по обвинению в государственной измене, известный под названием "Процесс Ольги Грабарь", положивший начало целой серии подобных политических судилищ. Особый упор обвинение делало на то, что подсудимые, пропагандируя идею общерусского единства, утверждали, что язык русинов и есть русский язык. Перед самой войной в 1913-1914 гг. были проведены два показательных судебных процесса по обвинениям в измене - Мармарош-Сиготский и Львовский.
  
   Таким образом по мере использования в обыденной жизни австро-венгерской Галиции политики раскола русинского движения, начали появляться "украинцы". Сначала их было до обидного мало, они все находились во Львове и представляли собой небольшую маргинальную партию, типа секты, поддерживаемую греко-католическим духовенством. Например, Католическая энциклопедия 1913 г. так описывает ситуацию в Галиции в то время: "Среди русин Галиции и Венгрии были сформированы политические партии. Они разделены на три основные группы: "Украинцы", те, кто верит в развитие русин по собственной линии, независимой от России, поляков или немцев. "Москвофилы", те, кто смотрит на Россию, как на образец русско-славянской расы. "Угро-русские", или "Венгерские русины", те, кто выступает против Венгрии, против её правил; те, кто не желают потерять своего особого статуса. Идеи "украинцев" особенно неприятны для них".
  Идеи "украинства" из Галиции и из польской эмигрантской среды стали распространяться и в Малороссии. В крупнейших городах Юго Западного края открывались получавшие средства из-за рубежа многочисленные украиноязычные издания, появились сотни пропагандистов. Агрессивная информационная кампания велась путём распространения в России украинофильской литературы подрывного сепаратистского содержания, а в Галиции против народного русинского языка. Славянофилы из так называемой "старорусской" партии стремились приблизить галицко-русинское наречие к русскому литературному языку, а галицкие "украинофилы" хотели сблизить народный язык с польским. Австрийские власти и польская администрация края с целью ослабления протестных настроений активно поддерживали украинофильское движение и старались навязать русинам латинский алфавит. Русинам настойчиво пытались внушить, что они не русские, а украинцы, и что Россия и русские им враги. На самом деле борьба шла не за язык, а за национальное самосознание, а, главным была идея единой "Украины-Руси" от Карпат до Дальнего Востока и враждебность к "Московии". Вот на этом этапе и начал зарождаться украинский национализм, замешанный на русофобии "украинства" как политического проекта, изначально направленного против русских и России.
  
   Вообще национализм - это идеология и направление политики, основополагающим принципом которых является тезис о ценности нации как высшей формы общественного единства, её первичности в государствообразующем процессе. Национализм проповедует верность и преданность своей нации, подчёркивает различия между нациями и зиждется на идее национального превосходства, национальной исключительности и создании образа врага. Поэтому национализм по своей природе неотделим от национальной ненависти к врагам нации, а украинский национализм основан на русофобии, трактующей русских как исконного врага украинской нации. Н. А. Бердяев В работе "О современном национализме" характеризует национализм следующим образом: "Национализм есть прикрытая форма эгоцентризма, гордости и самомнения, чванства и бахвальства. Все, что признается грехом и пороком для отдельного человека, признается добродетелью для национального коллектива".
  Ростки неосознанного национализма проявлялись ещё во времена Гетманщины, хотя они тогда были спонтанными, вызванными стремлением казацкой старшинской верхушки и отдельных гетманов Войска Запорожского к власти и собственному обогащению. Они больше заботились не о народе, а о сохранении своей власти и умножении своего богатства. Им не было дела до нужд и чаяний народа Малороссии. Да и национализмом в полном смысле это назвать нельзя, поскольку не было в то время в Южной Руси какой-то особой нации, отличной от русской. С 1648 по 1654 г., когда шла борьба с Польшей, простой русский народ знал, за что он борется, но он не был в состоянии сформулировать идею и программу движения. Казацкая старшина преследовала не народные, а свои узко-кастовые цели, беззастенчиво предавая народные и национальные интересы. В эпоху Богдана Хмельницкого и много лет позже никаких официальных документов, отражающих дух и умонастроения разных слоёв населения Малороссии, не было создано. Но во второй половине XVII века появились зачатки будущего "украинства" и русофобии, основанные на клеветнических измышлениях, слухах и поддельных свидетельствах, пущенных в ход казачьей старшиной и направленных против царской власти. Социальные притязания старшины стали позже приписываться всему малороссийскому народу, как форма национального сознания, выдаваемого за якобы общий "национальный дух", основанный на протипоставлении русскому народу и пропитанный русофобией.
  Банальное стремление старшины к власти и обогащению, прикрываемое якобы борьбой за "самостийность", приводило малороссийских националистов (даже ещё до появления этого термина) к сотрудничеству с иностранными правительствами в расчёте на их помощь в создании мифической "соборной державы". Характерным элементом укро истории является перечень её "героев", состоящий практически из одних клятвопреступников и изменников. Фактически коллаборационистами были гетманы-предатели, не раз предававшие свой народ иностранным государствам и бесславно закончившие своё правление: Иван Выговский, Юрий Хмельницкий, Павел Тетеря, Пётр Дорошенко, Михаил Ханенко, Иван Мазепа вместе с поддерживавшей их старшиной, вступавшие в сотрудничество с Речью Посполитой, Османской Турцией или Крымским ханством, призывая на свою землю чужеземные войска и принося невзгоды, плен, рабство и гибель своему народу. Выделяется из этого ряда предателей клятвопреступник гетман Мазепа, вступивший в союз со шведами в войне против собственного народа. Сюда же с полным основанием можно отнести и коллаборационистов ХХ века Павла Скоропадского, сотрудничавшего с немецкими оккупационными войсками, Симона Петлюру за сговор с польским правительством Юзефа Пилсудского и пособников немецких фашистов Степана Бандеру, Романа Шухевича и остальную верхушку ОУН. Получается, что "пантеон славы" современной Украины состоит сплошь из предателей своего народа. Виктор Ющенко, уравнявший бандеровцев и эсэсовцев дивизии "Галичина" с ветеранами войны, тоже предал память своего отца-участника войны с фашизмом. Да и киевская хунта с американской марионеткой-президентом П. Порошенко, пришедшая к власти в результате вооружённого переворота, тоже предала свой народ и служит иностранным интересам, уступив право управления страной американскому Госдепу и по его приказу начав гражданскую войну в стране.
  
   Первые попытки противопоставить украинский народ русскому появились в ХІХ веке, дав начало возникновению украинского национализма. Эта идея появилась в среде польской националистической эмиграции, как средство привлечь крестьянство Малороссии к своей борьбе за возрождение Польши. Изменение народного имени русинов на украинцев, и появление нового этнонима "украинец" было вызвано стремлением австрийцев избегать понимания слова русин как русский. Австрийцам и немцам необходимо было сделать из галицких русинов пушечное мясо, способное без угрызений совести воевать в предстоящей войне с Россией.
  
   Факты говорят о том, что украинцы, как результат политического плана австрийских разведки и генерального штаба, появляются на исторической сцене в штучных экземплярах только в 90 х годах XIX в. в Австро Венгрии, когда понятие "украинец" из чисто политического проекта австрийского правительства превратилось в признак кастовой самоидентификации клюнувших на эту приманку украинофилов. Причиной появления "украинской народности" стала политическая необходимость противодействия австро-венгерских властей России и русскому влиянию. Поэтому русофобия есть главная черта украинцев с самого зарождения украинства.
  Важным очагом польского влияния в кругах российской интеллигенции стал Харьковский университет, основанный в 1805 г. В. Н. Каразиным. Первым попечителем Харьковского учебного округа с 1803 г. был младший брат Яна Потоцкого Северин Потоцкий, полностью подобравший профессорский состав из сочувствовавших польским настроениям преподавателей. Этим легко объясняется достаточно широкое распространение маргинальных идей "украинства" Потоцкого и Чацкого в среде южнорусской интеллигенции. Харьковский университет стал настоящей колыбелью идей украинства и украинофилов в России. Его воспитанниками являлись такие известные украинофилы, как считающийся одним из отцов украинской литературы полуполяк П. Гулак-Артемовский (1790-1865), историк Николай Костомаров (1817-1885). Выпускником университета был известный историк Измаил Срезневский, издававший "Украинский альманах" в 1831 г. и "Запорожскую старину" с 1833 г., а чуть позже - русский историк, в последующем ректор Харьковского университета, действительный статский советник Дмитрий Багалей (1857-1932).
  Историк-украинофил Н. Костомаров в обоснование особости малороссов придумал искусственное разделение русского народа на "великорусскую и малорусскую народности". В работе "Две народности" он пишет, что это "два совершенно отдельных национальных типа, с разной судьбой, разной психологией, разным мировоззрением и общественным идеалом". Это постепенно привело в трудах украинствующей интеллигенции к появлению понятия "украинский народ", которое использовалось только в узкой изолированной среде украинофилов, а официально было принято в научном обороте лишь в советское время в соответствии с политикой большевиков в национальном вопросе.
  
   В ХІХ веке, когда возникло противостояние придуманного нового "украинского народа" русскому и пропаганда идеи о том, что украинцы - это народ, порабощённый русскими, возник украинский национализм. Главным теоретиком доктрины украинского национализма с оттенком расизма стал тоже этнический поляк Франтишек Духинский (1816-1893), воспитанный в идеологических традициях Речи Посполитой в униатском училище базилианского ордена в городе Умань Киевской губернии. Учителя-поляки внушили молодому Франтишеку, что Россия - за Днепром, а здесь - Украина, населённая особой ветвью польского народа - украинской. Эмигрировавший с Правобережной Украины в Париж, в своих работах и выступлениях он утверждал, что московиты (так он называл русских) не европейцы, а азиаты-"туранцы", в отличие от поляков и русинов, которые вместе с другими европейскими народами являлись "арийцами". Согласно Духинскому, следовало всячески отгородиться от Московии как угрозы для Европы, а сделать это возможно только путём возрождения Польши в границах Речи Посполитой (включая Украину), которая становилась форпостом европейской цивилизации.
  Духинский считал, что русские являются "неполноценным", не арийским народом, утверждая что "москали не являются ни славянами, ни христианами в духе настоящих славян и других индоевропейских христиан. Они остаются кочевниками до сих пор и останутся кочевниками навсегда". В своей работе "Основы истории Польши и других славянских стран и Москвы", опубликованной между 1858 и 1861 гг., он одним из первых сочинил сказку, что имя "Русь" украдено москалями у украинцев, которые единственные имеют право на него. Эти выдумки затем были восприняты за истину многими националистами, вплоть до современных укро-учёных.
  Но серьёзное научное сообщество не приняло псевдонаучные расистские идеи Духинского. В русской литературе теория Духинского, где отразились политические мечтания и чувства польской эмиграции, принятые большинством польской интеллигенции с восторгом, встретила наиболее серьёзную критику в "Правде полякам о Руси", где Костомаров чётко показал, что судьбу русского народа без его участия решила русская знать, объединившаяся с польской шляхтой после Люблинской унии 1569 г., а народ выразил своё отношение к польскому гнёту восстаниями Косинского, Наливайко, Жмайло, Павлюка, Острянина. Эти же настроения русского народа во время восстания Богдана Хмельницкого не позволили пропольским гетманам и старшине вновь отдать Южную Русь под власть Польши и привели к решению объединиться с единым по крови и православию Русским государством: "масса не пошла за ними, покарала их и заявила себя в пользу московского государя". [19]
  В 1886 г. профессор Дерптского университета Бодуэн де Куртене издал в Кракове брошюру "По поводу юбилея профессора Духинского" (польск. "Z роwodu jubileuszu profesora Duchińskiego"), в которой показал, что теория Духинского не имеет никакого научного значения.
  Весьма критически отнёсся к теории Духинского в статье "Тенденциозная этнография" (журнал "Вестник Европы", 1887 г.) русский этнограф, академик Петербургской Академии наук, историк А. Н. Пыпин (1833-1904), который с издёвкой отметил: "Как будто всё это писалось на смех, или в сумасшедшем доме".
  Научную базу под "сумасшедшие" идеи Духинского подвёл в Галиции Михаил Грушевский. Последователь Духинского террорист Николай Михновский развил идеи украинского национализма до самых радикальных фашистских форм, провозгласив лозунг: "Украина для украинцев. Итак, выгони прочь с Украины иностранцев- угнетателей"! Сформулирован этот призыв был в "Десяти заповедях" Украинской народной партии в 1904 г., когда никакой Украины не существовало. Духинский провозглашал: "Русь - это сильнейшая и доблестнейшая Польша, и польское восстание не будет успешным, если не начнется на Руси". Русью он, разумеется, именовал "Украину, у которой москали украли ее природное имя".
  
   В связи с ужесточением контроля за деятельностью украинофилов в России после Эмского указа 1876 г., радикально настроенные деятели "украинской идеи" перебрались в Галицию и присоединились к усилиям австрийских властей по выведению новой "украинской народности". В начале XX в., благодаря поддержке австрийского правительства, заинтересованного в расколе и подавлении пророссийских настроений русинов, а также в ослаблении всё возраставшего польского ультранационализма, маленькая, нищая и отсталая Галичиина превратилась в оплот движения украинского национализма. В Галиции началось открытое противостояние новых "украинцев" и русинов, которые подвергались дискриминации по обвинению в пророссийских настроениях.
  
   Извечная вражда поляков к России известна любому непредвзятому человеку. Этой враждой заразились и австрийские правительственные круги. Они с двух сторон пытались отравить самосознание населения Галиции. Так галицийский публицист Осип Мончаловский в книге "Литературное и политическое украинофильство", изданной в 1898 году во Львове, пишет: "Под влиянием враждебной русскому народу, но хитрой политики его противников, первоначально чистое, литературное украинофильство выродилось в национально-политическое сектантство, которое, при благоприятствующих для него обстоятельствах, могло бы принести много вреда русскому народу. Зло нынешнего украинофильства в том, что оно, под покровом "народничества", впрочем карикатурно извращенного, каплею по капле отравляет несведущих ложью..."
  В движении украинофилов XIX в. принимала участие только мизерная часть образованного слоя малороссийского общества - студенты и преподаватели университетов, учащиеся средних школ и их учителя, отдельные редакторы, писатели, актеры и представители свободных профессий. Большая часть молодой малороссийской интеллигенции вступала в русские революционные организации. Её привлекала идеология русского народничества, по сравнению с которым украинское движение казалось слишком мелким, аполитичным и ограниченным культурологическими аспектами. Абсолютное большинство потомков бывшей казацкой старшины прочно интегрировалось в имперскую систему, а молодёжь - студенты и молодые выпускники российских университетов массово пополняли ряды российского революционного движения.
  
   В 1846-1847 гг. молодые преподаватели Киевского и Харьковского университетов Н. Костомаров, П. Кулиш, А. Навроцкий, В. Белозерский, Н. Гулак и др. по инициативе Костомарова создали Кирилло-Мефодиевское братство, тайную политическую антикрепостническую организацию, названную в честь славянских просветителей Кирилла и Мефодия. Братство, состоявшее к осени 1846 г. из 12 членов, основывалось на христианских и панславистских идеях и ставило задачей либерализацию политической и культурной жизни в Российской империи, национальное и социальное освобождение (ликвидацию крепостного права, сословных привилегий), а также создание в перспективе конфедерации славянских государств. В программных документах Братства был призыв к народам объединиться в Союз славянских республик, создать славянскую федерацию с демократическими институтами, равенством и братством в основе нового славянского сообщества. Весной 1846 г. к обществу присоединился Т. Шевченко, оказавший существенное влияние на идейное формирование членов общества. В марте 1847 г. по доносу одного из студентов Киевского университета братство было разгромлено жандармами и его члены заключены в тюрьму или отправлены в ссылки.
  Движение украинофилов, существенно пострадавшее при разгроме Кирилло-Мефодиевского братства, стало оживляться только после смерти в 1855 г. императора Николая I. Возвратились из ссылки Н. Костомаров и Т. Шевченко. Они начали объединение вокруг себя молодых малороссиян и создали в Петербурге кружок "Громаду", добились разрешения издавать журнал "Основа". Большинство деятелей "Громады", напуганное репрессиями против Кирилло-Мефодиевского братства, в первую очередь Костомаров и Кулиш настаивали на том, чтобы ограничиться исключительно областью культуры, и избегали любых проявлений радикализма, могущих вызвать недовольство властей, ставя себе целью служение культуре и просвещению народа.
  
   Украинофилы, начиная со второй половины ХІХ века, пройдя романтический период увлечения казацким фольклором и всё больше проникаясь "украинской идеей" особости, привнесенной польскими интеллектуалами с целью оторвать малороссиян от русских, стали склоняться к политической направленности своей деятельности. Параллельно этому украинская тема возникла в умах австро-венгерских политиков как идея о переименовании коренного русского населения провинции Галиция и Ладомерия, со времён Червоной Руси носившего название русинов. Наблюдая усиление и рост международного авторитета Российской империи, австрийские власти забеспокоились, что русины станут идентифицировать себя наравне с русскими Российской империи, основываясь на едином языке и православной вере. В связи с распространением в Галиции прорусских настроений, депутат австрийского рейхстага, один из лидеров галицкого украинского движения Смаль-Стоцкий так высказался о движении русофилов в Галиции: "Это движение является армией России на границах Австро-Венгрии, армией, уже мобилизованной..." Это подтолкнуло австрийское правительство к практическим шагам в осуществлении "украинской идеи" и в австрийском генеральном штабе появился проект под названием "украинский народ".
  Процесс рождения "этнических украинцев", кто их создавал и с какой целью, подробно описан представителями русинской русофильской интеллигенции в опубликованных во Львове работах конца XIX - начала ХХ в. И главную роль в этом играли стратегические интересы поляков, австрияков и немцев, преследующих свои цели, но неизменно направленные против России.
  
   Изменение народного имени русинов на украинцев, и появление нового этнонима "украинец" было вызвано стремлением австрийцев разделить и обособить русинов от русских Российской империи. Так что, если кто и украл настоящее имя у русинов и назвал их украинцами, это были австрийцы, которые на практике, пока в пределах Галиции, произвели замену этнонима "русин" на этноним "украинец".
  Что касается поляков, то выпячивание этнографических особенностей населения бывших польских окраин Российской империи было лишь поводом для пропаганды идей польско русинского содружества в борьбе против царизма за свободу Польши. Поскольку врагом поляки видели всё тех же русских, возникла необходимость как то отличать "своих" русских. Так в пропагандистский оборот вошло польское региональное прозвище малороссов - "укрАинцы", но обозначением национальности оно еще не стало. Не было ещё украинцев как народа, а были украинофилы, то есть ограниченная секта сторонников пропольского политического движения. За пределы узкой замкнутой прослойки полонизированной малороссийской интеллигенции сепаратисткие идеи украинофильства об отделении от России пока не выходили и не могли иметь сочувствия и поддержки в простом народе. Народ не понимал "высоких" целей панов, которые пытались проповедовать "украинские идеи" в сельских шинках. Известен случай, когда подгулявшей в деревенском питейном заведении группе переодетых в крестьянскую одежду "пропагандистов", среди которых оказался автор современного гимна Украины Павел Чубинский, селяне от души накостыляли по шеям за богопротивные речи против царя-батюшки, приняв их за провокаторов. Эпизод попал в историю, так как полицейское начальство возмутилось, что "холопы побили панов", и делу был дан ход. Но в процессе разбирательства выяснилась противоправная деятельность самих панов по подстрекательству селян к сепаратизму и Чубинский загремел в ссылку в Архангельск.
  В конце XIX в. "украинская идея" расцвела дурным цветом в австро-венгерской Галиции, где началось преследование русинов, сопротивлявшихся украинизации. Человек, открыто заявлявший о своем неприятии украинства и придерживавшийся русской культурной традиции, подвергался всевозможным ущемлениям: он не мог устроиться учителем (в школах и гимназиях могли преподавать только украинцы), получить образование, устроиться на государственную службу, подвергался политическим репрессиям. Получить ссуду в банке мог лишь крестьянин, назвавшийся украинцем. Полиция вела обширную картотеку на неблагонадёжных русских, отмечая в специальной графе, что надлежит с ними сделать в случае войны - кого арестовать, кого всего лишь выслать. Депутат Галицкого сейма Барвинский призывал: "Каждый украинец должен быть добровольным жандармом и следить и доносить на русинов-"москвофилов".
  7 февраля 1912 года наместник Королевства Галиции и Ладомерии польский историк права, профессор Михаил Бобжинский (1849-1935) подписал распоряжение местным органам власти: "Составить и через восемь дней прислать списки находящихся в уезде русских - как "умеренных" старорусинов, так и русофилов радикалов", а также списки их руководителей с адресами. С использованием этих списков начались аресты "неблагонадёжных" русинов.
  Перед началом Первой мировой войны более чем трёхмиллионное русское население Австро Венгрии разделилось на две части - новообращённых "украинцев" и русинов. Называвшие себя украинцами верой и правдой служили Габсбургам. В Галиции школьная молодёжь под влиянием псевдопатриотической пропаганды вступала в отряды возникшей ещё в начале ХХ века молодёжной националистической организации скаутского типа "Пласт", основанной в 1911-1912 гг. профессором львовской гимназии А. Тысовским и сыном Ивана Франко преподавателем гимназии Петром Франко, позже во время Первой мировой войны командовавшим сотней украинских сечевых стрельцов в звании поручика австро-венгерской армии. Днём рождения организации, получившей название от казацкого термина "пластун" (разведчик) и являвшейся молодым резервом для националистов, считается 12 апреля 1912 г., когда во Львове была принята первая присяга кружка скаутов-гимназистов.
  Созданные австрийскими властями на базе галицких молодёжных военизированных националистических организаций "Сокол" и "Пласт", воинские формирования Легиона украинских сечевых стрельцов приняли присягу на верность Австро-Венгрии и воевали на Восточном фронте против русской армии. В будущем они стали базой кадров для ОУН.
  
   Входившие в Тройственный союз австрийское и германское правительства, заинтересованные в преддверии Первой мировой войны в ослаблении России, вели подстрекательскую политику по усилению националистических движений среди российских подданных и движение украинофилов с антироссийской направленностью всячески поддерживалось ими. При активном участии австрийской и германской разведок с первых же дней мировой войны был создан Союз освобождения Украины ("Союз визволення Украiни", СВУ) во главе с видным деятелем галицийского украинофильского движения, политическим эмигрантом Александром Скоропись-Йолтуховским (1880-1950), ранее занимавшимся изданием и переброской в Россию украинской литературы сепаратистского содержания. В руководство также входили Юлиан Меленевский, Владимир Дорошенко, Дмитрий Донцов и др. Союз провозгласил своей целью отделение Украины от России и образование самостоятельного монархического государства под протекторатом Австро-Венгрии и Германии, призывая украинцев выступить на стороне Австрии против России. Предполагалось, что члены СВУ вместе с представителями галицких организаций направятся на малороссийские территории, которые будут в результате боевых действий оккупированы австрийскими войсками, и займутся там работой "по слиянию с русской Украиной".
  Современный исследователь из США Марк фон Хаген пишет, что Германия и Австро-Венгрия перед Первой мировой войной активно вмешивались в "местную политику и общественную жизнь" прифронтовых губерний России, финансировали проведение конференций антироссийски настроенных групп украинских националистов и публикацию их материалов. На финансирование СВУ в 1915-1917 гг., по имеющимся данным, германским правительством было потрачено около 1 млн марок, оформленных как государственный долг будущей прогерманской Украины. СВУ пытался без всякого успеха пропагандировать идею независимости Украины во многих европейских столицах, выпустив пафосно названное "Воззвание к общественному мнению Европы", в котором говорилось: "Только свободная Украина могла бы своей обширной территорией, простирающейся от Карпат до Дона и Черного моря, составить для Европы защиту от России, стену, которая навсегда остановила бы расширение царизма и освободила бы славянский мир от вредного влияния панмосковитизма. В это тяжелое по своим последствиям время, когда наша нация по обе стороны границы готовится к последней борьбе с исконным врагом, мы обращаемся с этим воззванием ко всему цивилизованному миру. Пусть он поддержит наше правое дело. Мы взываем к нему в твердом убеждении, что украинское дело есть также дело европейской демократии".
  Одновременно СВУ обратилось с воззваниями за международной поддержкой своих устремлений к болгарскому, румынскому и турецкому народам, а также к Швеции. Но Европу в то время это мало интересовало, начиналась мировая война. В то же время подрывная русофобская политика СВУ вызывала противодействие социал-демократических сил предвоенной Европы. Орган заграничной организации Украинской социал-демократической рабочей партии "Боротьба" в открытом письме "к российской социалистической эмиграции" в 1915 году вскрывал агентурный характер и цели СВУ:
   "Эта организация, состоящая в большинстве из бывших украинских социалистов, назвавшая себя представительницей российской Украины в Австрии и стремящаяся использовать настоящую войну для создания при помощи воюющих с Россией государств самостоятельной украинской монархической державы, находится на денежном содержании австрийского и немецкого правительств... Руководители союза в начале их деятельности старались скрыть даже перед членами их организаций источник и расходование тех громадных денежных сумм, благодаря которым они, люди без всяких личных средств и жившие перед войной на скромные заработки, вдруг стали во главе большого политического предприятия, издающего несколько органов, массу брошюр и книг на различных языках и содержащего целый штат хорошо оплачиваемых помощников, взятых из среды австрийских украинцев, эмигрировавших из Галиции и Буковины в Вену и охотно согласившихся исполнять при союзе роли администраторов, журналистов, редакторов и дипломатов... "Боротьба" оценивает союз как агентурную организацию правительств центральных государств... питающую надежду на возможность создания центральными государствами "королевства Украины". Но в январе 1915 г. австрийское правительство вскрыло факты беззастенчивого прикарманивания средств со стороны руководства СВУ и прекратило его финансирование, которое стало заботой только германских властей.
  
   Ещё в 1912 г. руководство трёх украинских партий Галиции (национал-демократы, социал-демократы и радикалы) выразило желание участвовать в военных действиях с Россией на стороне австро-венгерской армии. В августе 1914 года эти три партии создали политическое объединение под названием Главная украинская рада (укр. Головна Українська Рада, ГУР), в руководство которой вошли Кость Левицкий, Михаил Павлик и Михаил Ганкевич. В Манифесте ГУР говорилось, что украинский народ принадлежит к тем народам, на которых более всего отразится война и её последствия, что "войны хочет Царь Российский, самодержавный властелин Империи, которая является историческим врагом Украины", что царская империя 300 лет ведёт политику угнетения Украины с целью сделать украинский народ частью русского; что победа России грозит украинскому народу Австрии лишь гнётом, а победа австро-венгерской монархии будет освобождением Украины. Во Львове ГУР создал "Украинскую боевую управу", объявившую набор добровольцев в Легион украинских сечевых стрельцов (УСС). Сформированный из националистов и воспитанников "Пласта" легион напутствовал митрополит униатской церкви, поляк Андрей Шептицкий, выдавая себя за радетеля украинцев: "В очень важное время ведется война между нашим цесарем и московским царем, - война, справедливая с нашей стороны. Московский царь не мог перенести, что в Австрийской державе мы, украинцы, имеем свободу вероисповедания и политическую волю. Он хочет забрать у нас эту свободу, заковать нас в кандалы. Будьте верны цесарю до последней капли крови".
  С возникновением в Европе в конце XIX - начале XX столетий двух противостоящих военно-политических блоков (Антанты и австро-германского) власти Германии и Австро-Венгрии рассматривали Россию как вероятного противника в будущей войне и, естественно, уделяли внимание всему, что могло содействовать ослаблению России, в том числе развитию украинского сепаратизма в Российской империи. Тогда и появились у "европейски образованных" немцев Германии и Австро-Венгрии планы использовать "украинскую идею" для своих стратегических целей. В это же время в Австро-Венгрии на этнических русских землях королевства Галиции и Ладомерии (бывшего Русского воеводства Речи Посполитой) возникло движение русского возрождения, за право говорить и писать на русинском языке. Чтобы пресечь распространение русофильских настроений среди населения Галиции, германскими и австро-венгерскими властями большое внимание уделяется "украинской идее" в расчёте на украинофилов как на своих агентов влияния, а в "украинскую идею" привносится откровенный сепаратизм. Задолго до начала боевых действий Первой мировой войны ими была развёрнута идеологическая война против Российской империи и русского народа в Галиции и Малороссии.
  
   Накануне Первой мировой войны бо́льшая часть современной территории Украины входила в состав Российской империи. Часть Западной Украины (кроме Волыни), Закарпатье и Буковина находились в составе Австро-Венгерской империи, и граница между двумя государствами проходила в районе стыка регионов Волыни и Прикарпатья и далее по реке Збруч. Власти Австро-Венгрии издавна придерживались "украинофильской" ориентации в своих пограничных с Российской империей областях, очевидно рассчитывая, что Галиция сможет втянуть всю Украину в русло австро-венгерской политики или, по крайней мере, создаст максимальные затруднения для потенциального противника - России.
  Планы австро-венгерского правительства строились в расчёте на расширении империи за счёт славянских территорий. Русский дипломат, полковник Генерального штаба, военный атташе посольств в Дании, Швеции, Норвегии и Франции, перешедший на сторону советской власти и ставший высопоставленным военным специалистом Красной армии, граф А. А. Игнатьев в своих мемуарах "Пятьдесят лет в строю" писал об этой опасности: "Если Австро-Венгрии удастся когда-нибудь прибрать к рукам Сербию и Болгарию, приблизить поляков, естественных союзников мадьяров и чехов, - то Вена станет во главе враждебной нам славяно-католической федерации ... Польша будет отстроена и втянута в австро-славянскую федерацию, потребует автономии Литва, остальные балтийские провинции, а также Украина".
  
  Собственные интересы относительно украинских земель имела и тогдашняя Германия. С целью ослабить самодержавную Россию путем вытеснения её из Приднепровья и Северного Причерноморья, германский канцлер Отто фон Бисмарк всячески приглашал к сотрудничеству с Берлином и подстрекал к сепаратизму сторонников независимости Украины. Бисмарку приписывается высказывание: "Могущество России может быть подорвано только отделением от неё Украины... необходимо не только оторвать, но и противопоставить Украину России. Для этого нужно только найти и взрастить предателей среди элиты и с их помощью изменить самосознание одной части великого народа до такой степени, что он будет ненавидеть всё русское, ненавидеть свой род, не осознавая этого. Всё остальное - дело времени".
  Один из следующих германских канцлеров Бернхард фон Бюлов, развивая идеи Бисмарка, заявлял в 1906 году: "Россию можно низвести до уровня второстепенной державы лишь в случае её социального разложения либо в случае утраты ею Украины". Это реализовал в 2014 г. Госдеп США.
  В Министерстве иностранных дел Германии был организован специальный информационно-аналитический отдел по проблемам Малороссии. При германском генеральном штабе был образован "Отдел по освобождению Украины" во главе с польским графом Богданом Гуттен-Чапски, который координировал деятельность организованных при помощи Германии сепаратистских организаций Галиции. "Украинская идея" получила практическое воплощение в планах генеральных штабов Германии и Австро-Венгрии с идеей использовать сепаратистские настроения в укранофильских кругах либеральной интеллигенции царской России как идеологический инструмент для морального разложения и ослабления потенциала Российской империи.
  
   В конце XIX в. началось объединение украинских националистов в политические союзы и партии. В 1890 году в Галиции Иваном Франко и Михаилом Павликом была создана Русско-украинская радикальная партия. В 1891 году Б. Гринченко вместе с В. Боровиком, И. Липой и Н. Михновским основывает в Киеве "Братство тарасовцев", первую организацию, провозгласившую своей целью создание независимой Украины. В 1900 году в Харькове на съезде националистических студенческих групп была создана Революционная украинская партия (РУП), программа которой включала в основном социал-демократические преобразования, но также требования автономии и национального самоуправления. Первичные организации ("громады") имелись в некоторых губернских городах Малороссии и Заграничный отдел во Львове (руководители В. Антонович, А. Скоропись-Йолтуховский и др.) В 1902 году в результате внутренних противоречий из РУП выделяется националистическая Украинская народная партия, основанная Н. Михновским и братьями В. и Н. Шеремет, в основу которой были положены радикально-националистические идеи. Программа партии, сформулированная Михновским в "Десяти заповедях УНП", была ксенофобской: "Украина для украинцев", "москали, поляки, венгры, румыны и евреи - это враги нашего народа", "не бери жену из чужаков" и др. подобные заповеди.
  В 1912 году во Львове на съезде спонсируемого австрийским правительством Украинского студенческого союза Галиции было принято решение об организации военной подготовки украинской молодёжи. Накануне войны в Галиции была учреждена уже упоминавшаяся Украинская боевая управа (укр. Українська боєва управа) (руководители К. Трильовский и Т. Рожанковский), провозгласившая формирование Легиона украинских сечевых стрельцов для австрийской армии. Финансируемый и заботливо взращиваемый австрийскими властями украинский национализм начал оформляться как политическая доктрина и приобретать необходимый идеологический и организационный опыт.
  
   Одним из активных деятелей украинского национализма в начале XX века был выходец из семьи русского торговца сельхозмашинами в Мелитополе, в молодости член Украинской социал-демократической партии (1905-1907), публицист, печатавшийся с критикой "буржуазного национализма" под псевдонимом "Дм. Закопанець", будущий идеолог украинского интегрального национализма Дмитрий Донцов (1883-1973). Донцов взял за основу принципы, сформулированные в начале ХХ в. французскими реакционными националистами монархического толка публицистом Шарлем Моррасом и писателем Морисом Барресом, которые позже были изложены им в программной работе "Национализм" (1926). Характерными чертами интегрального национализма являются национальная исключительность, агрессивный нациоцентризм, призыв к решительной бескомпромиссной борьбе, монополизация всех сторон жизни нации, крайняя нетерпимость к инакомыслию, готовность считать врагом любого, кто не разделяет их взглядов. Эта идеология смыкается с тоталитаризмом и фашизмом. Перед Первой мировой войной Донцов перезжает во Львов, переходит на позиции радикального украинского национализма и становится в Галиции видным деятелем националистического движения. В 1913 г., выступая во Львове на Втором украинском студенческом съезде с докладом "Современное положение нации и наши задачи", Дмитрий Донцов заявил, что в грядущей войне следует ориентироваться на Германию и Австрию и что не стать на сторону врагов России будет "преступлением перед нацией и будущим".
  Донцов провозглашал, в частности: "... Актуален не лозунг самостоятельности. Актуальным, более реальным и быстрее достижимым является лозунг отделения от России, уничтожения всякого объединения с нею, - политический сепаратизм".
  В связи с наступлением русских войск в Галиции, вместе с другими членами руководства СВУ Донцов переехал в Вену. В конце 1914 года он вышел из СВУ и оказался в Берлине, где возглавил Украинскую информационную службу (УИС). В Берлине Донцов издал брошюру на немецком языке "Украинское государство и война против России", в которой доказывал, что Россию нельзя остановить на пути к всемирному господству иначе, как разделив её. Отделяемые от Московской империи территории должны представлять собой достаточно сильные автономные единицы, способные сдержать российскую экспансию. Такая, как Украина с населением в 30 миллионов, по мнению Донцова, - самая подходящая территория для Германии и Австрии, которая даст им возможность навсегда избавиться от панславистской угрозы. Для этого нужно оказать покровительство этому новому государству и окончательно обеспечить политическое равновесие в Европе. Как это в обычае у предателей своего народа, опять ставка делалась на иностранные военные силы! В 1918 г. Донцов в Киеве возглавлял Бюро прессы и Украинское телеграфное агентство при гетманском правительстве П. Скоропадского. В 1919 году примкнул к Директории, а в 1922 г. получил разрешение Польши на переезд во Львов, где проживал до сентября 1939 года. Донцов переводит на украинский язык книгу Гитлера "Майн Кампф", а в 1926 году под влиянием германских фашистских идей сам пишет нечто подобное и публикует работу "Национализм". В ней он определяет основные цели и идеи интегрального национализма и утверждает, что во главе нации должен стоять особый слой "лучших людей", задачей которых является применение "творческого насилия" над основной массой народа, а вражда наций между собой естественна и в итоге должна привести к победе "сильных" наций над "слабыми". Ксенофобские звериные принципы интегрального национализма Донцова аналогичны человеконенавистнической расовой теории германского нацизма, откуда он и черпал свои идеи. По мнению Донцова, во главе нации должен находиться вождь, возглавляющий правящую касту (элиту), которая управляет массой, или чернью. Члены правящей касты "не знают ни милосердия, ни человечности в отношении личности". По Донцову националисты должны руководствоваться принципами насилия сильного над слабым, превосходства физической силы перед знанием, расизма и фанатизма, ненависти и беспощадности к врагам нации. Исследователи идей Донцова отмечали его пропаганду насилия и аморальности. В книге "Дух нашей старины" Донцов призывал к ненависти и недоверию к своим соратникам и даже членам семьи, требовал вносить "раздор в родной дом", Впоследствии взгляды Донцова легли в основу идеологической платформы ОУН.
  С началом Великой Отечественной войны Донцов находится в Берлине, затем в Риге, в 1943-1944 гг. сотрудничает с немцами во Львове, а в 1945 г. скрывается в американской зоне оккупации. Советские власти внесли Донцова в список военных преступников и требовали его выдачи. После 1945 г. Донцов переезжает в Великобританию, а вскоре после этого в США. С 1947 года и до смерти прожил в Канаде, где активно сотрудничал с украиноязычными националистическими изданиями и преподавал литературу в Монреальском университете.
  
   Украинские националисты после революций 1917 г. и во время гражданской войны в России приняли активное участие в попытках создать Украинское государство, враждуя между собой в сменявших друг друга Центральной раде, правительстве гетмана Скоропадского и в Директории. По этому поводу Орест Субтельный писал: "Постоянные крушения попыток укрaинцев достичь сaмостоятельности - один из ключевых aспектов их исторического опытa". [32] Хорошо известно, что эти попытки закончились поражением из-за недоверия народа Малороссии к сборищам интеллигентов-самозванцев, озабоченных выпячиванием своей личной "выдающейся роли" в украинском движении и готовых предать кого угодно. В этом отношении характерно мнение о Д. Донцове его коллеги по службе у гетмана Скоропадского, историка, происходившего из старинной польской дворянской семьи, Вацлава Липинского (1882-1931): "...предал своих состоятельных родителей, стал социальным революционером. Затем изменил московским революционерам и пошел к украинским эсдекам, принял кличку "Ржавый Гвоздь". Потом предал эсдеков и...стал крикливым самостийником...В начале войны предал "Союз освобождения Украины"...пропагандировал присоединение Украины к Австрии... Затем изменил Австрии. Воспользовавшись революционной метелью, перевернулся в гетманца, стал начальником пресбюро, в котором не занимался ничем, кроме интриг. Затем подлым образом изменил гетману, написал на него пасквиль, за который получил выгодную должность в швейцарской миссии Директории, где занимался в основном интригами против своих товарищей". К этой характеристике иуды не нужны никакие комментарии.
  
   Кроме Донцова "революционная метель" увлекла и других наших "героев". Один из будущих руководителей ОУН Евген Коновалец, полковник корпуса "украинских сечевых стрельцов", воевавших против русской армии на стороне Австро-Венгрии в Первой мировой войне, во время Гражданской войны командовал ими и в армии Директории. В 1920 г. с привлечением офицерских кадров "сечевых стрельцов", он создал в Галиции Украинскую военную организацию (УВО). УВО с самого начала сотрудничала с немецкой разведкой, которая обеспечивала финансирование. Коновалец ещё в 1921 году дал руководителю абвера полковнику Гемппу официальное обязательство передать свою организацию в полное распоряжение немецкой военной разведки. В 1923 году были организованы курсы разведчиков абвера для украинских националистов в Мюнхене, а затем в Данциге.
  
   Окончательное размежевание населения Галиции и открытый террор против карпато-русского населения происходит в 1914 г., когда с началом войны начинается поощряемая властями русско украинская резня, в результате которой погибло несколько десятков тысяч русинов. Все, кто осмеливался называться русским, или кого подозревали в симпатиях к России, становились жертвами погромщиков-украинцев, которых не случайно называли "мазепинцами" по имени предателя своего народа гетмана Мазепы.
  Галицкий литературовед, историк, русофил Юлиан Яворский (1873-1837) так описывал в своих воспоминаниях то ужасное время: "Пошел подлинный живой погром. Без всякого суда и следствия, без удержу и без узды. По первому нелепому доносу, по прихоти, корысти, вражде. То целой гремящей облавой, то тихо, выборочно, врозь. На людях и дома, на работе, в гостях и во сне. Хватали всех сплошь, без разбора. Кто лишь признавал себя русским и русское имя носил. У кого была найдена русская газета или книга, икона или открытка из России. А то и просто того, кто был лишь отмечен мазепинцами как "русофил". Хватали кого попало. Интеллигентов и крестьян, мужчин и женщин, стариков и детей, здоровых и больных. И в первую голову, конечно, ненавистных им "русских" попов, доблестных пастырей народа, соль галицко русской земли".
  Многие русины были отправлены в первые в Европе концентрационные лагеря смерти. Более 20 тысяч русинов, заподозренных в симпатиях к России, прошли через концентрационный лагерь Талергоф, из них три тысяч погибли. Несколько тысяч русинов было отправлено в концлагерь Терезин. Об этом политолог Андрей Ваджра говорит: "Причем отправляли на основе доносов, прежде всего, новоиспеченных "свидомых украйинцив". Именно последние были главной движущей силой массового террора австрийцев. В то время человека могли повесить на ближайшем дереве, забить до смерти или расстрелять лишь только за то, что он русский!" Жертв было бы гораздо больше, но в 1914 г. в результате успешного наступления русская армия заняла большую часть Галиции. При отступлении в 1915 г. с русской армией ушло и множество русинов, опасавшихся мести австрийцев и украинцев. И их опасения подтвердились. По подозрению в пособничестве русской армии казнили священников, женщин и стариков, толпами вешали крестьян. После войны выжившие узники австрийских концлагерей стали выпускать во Львове "Талергофский Альманах. Пропамятная книга австрийских жестокостей, изуверств и насилий над карпато-русским народом во время всемирной войны 1914 - 1917 гг.", где были собраны свидетельства геноцида карпатских русинов. В первом выпуске Альманаха писалось: "С первых же сполохов бури [Первой мировой войны], заранее обреченная на гибель, вся верная национальным заветам, сознательная часть местного русского населения была сразу же объявлена вне всякого закона и щита, а вслед за этим и подвергнута тут же беспощадной травле и бойне... Все наличные средства и силы государственной охраны и власти, вся наружная и тайная полиция, кадровая и полевая свора жандармов, и даже отдельные воинские части и посты, дружно двинулись теперь против этих ненавистных и опасных "тварей"... А за их грозными и удобными спинами и штыками привольно и безудержно засуетился также, захлебываясь от торжествующей злобы, вражды и хулы, и всякий уж частный австрофильский накипень и сброд, с окаянным братом-изувером - Каином несчастного народа - во главе......свой же, единокровный брат, вскормленный и натравленный Австрией "украинский" ренегат... возвел все эти гнусные и подлые наветы, надругательства и козни над собственным народом до высшей, чудовищной степени и меры, облек их в настоящую систему и норму, вложил в них всю свою пронырливость, настойчивость и силу, весь свой злобный, предательский яд....досыта, вволю - доносами, травлей, разбоем - над ним надругался, где мог... Хватали всех сплошь, без разбора. Кто лишь признавал себя русским и русское имя носил. У кого была найдена русская газета или книга, икона или открытка из России. А то просто кто лишь был вымечен как "русофил".
  По оценкам некоторых исследователей так было уничтожено до 200 тысяч мирных людей.
  
   Росло влияние украинских националистов в межвоенное время и в Закарпатье. Руководимые греко-католическим священником Августином Волошиным (1874-1945), украинофилы основали общество "Просвита". Украинские националисты из ОУН не оставили без внимания Закарпатье и стремились распространить свои идеи среди местной молодёжи. Ими были организованы отряды скаутской организации "Пласт" в количестве 3 тыс. человек. Оуновцы особенно старались привлечь в свои ряды гимназистов и студентов университетов. Из их числа была создана военная организация "Карпатская Сечь", вскоре насчитывавшая 5 тыс. бойцов. Впоследствии многие из них стали боевиками ОУН.
  Когда после Мюнхенского пакта к нацистской Германии отошли населённые немцами чехословацкие Судеты, лидеры закарпатских политических партий объединились и также выступили с требованием автономии. Закарпатье объявило самоуправление и премьер-министром автономной Подкарпатской Руси 26 октября 1938 года был назначен Волошин. Опираясь на свою партию "Украинское национальное объединение" (УНО), а также созданный немецкими колонистами местный филиал НСДАП (нацистская партия Германии), Волошин установил в Закарпатье авторитарный националистический режим и в марте 1939 г. объявил чисто символическую независимость края под названием Карпатская Украина. Это квазигосударство просуществовало всего 3 дня, с 15 до 18 марта 1939 г., когда венгерские войска профашистского диктатора Хорти уже начали оккупацию Закарпатья с согласия Гитлера. Волошин пытался жаловаться фюреру, а после нападения Германии на СССР в письме к Гитлеру предлагал себя на должность президента оккупированной немцами Украины. В мае 1945 г. арестован советской военной контрразведкой и вскоре умер в тюрьме.
  После освобождения Закарпатской Руси от немецких захватчиков 18 ноября 1944 года в Мукачеве состоялся Православный съезд русинов Закарпатья. Его делегатами были 23 православных священника, известные учёные и общественные деятели Георгий Геровский и Пётр Линтур. Съезд принял обращение к Сталину, в котором просил принять Карпатскую Русь в состав СССР как Карпато-Русскую Советскую республику и высказался "решительно против присоединения нашей территории к Украинской ССР". 29 июня 1945г. был заключён договор между СССР и Чехословакией о Закарпатской Руси и русинах. При этом Правительством СССР была проигнорирована просьба общественно-религиозной делегации русинов о принятии в состав Союза Подкарпатской Руси как субъекта федерации и под именем "Закарпатская Украина" она была включена в состав Украинской ССР. Во времена СССР русины официально рассматривались властями как этнографическая группа украинцев. Это дало повод украинским националистам сочинить очередной миф, что, русинов вообще нет - это просто "старое самоназвание всех украинцев". Сегодня русинов официально не существует, так как советская власть поголовно превратила их в украинцев, чего не удавалось даже австро-венгерской монархии.
  В результате этого все русины в одночасье стали украинцами, которых заставили учить украинский язык. Спрашивать мнение населения по этому вопросу в СССР было не принято. Между тем сами русины до сих пор упорно не желают признавать себя украинцами. В июне 1999 г. в Ужгороде состоялся 5 й Всемирный конгресс русинов, потребовавший от киевского правительства признать русинов, численность которых на Украине - 978 тысяч, равноправным этносом, открыть русинские школы, кафедру русинского языка при Ужгородском университете. Правительство Украины отмолчалось.
  Ещё в декабре 1991 г. в Закарпатье был проведен местный референдум о предоставлении краю статуса автономии. "За" проголосовало 78 % населения, но Киев к тому времени был во власти торжествующих русофобов самостийников, которые, не обращая внимание на волеизъявление народа, торжественно объявили, что будут строить "европейскую демократию".
  
   К чему привело "строительство демократии", наглядно видно по состоянию украинской экономики, которое постоянно ухудшалось при националистических правителях страны, по плачевной социально-политической обстановке, по ужасающей коррупции государственных чиновников, а главное - по общей бандеризации внутренней и внешней политики. В результате страна в 2014 г. потеряла свой суверенитет, попала под внешнее управление США с местной диктатурой нацизма бандеровского толка, и неудержимо скатывается в пропасть общегосударственного краха. В нынешнем виде при правительстве Порошенко Украина, обслуживающая геополитические интересы США, является фашистской человеконенавистнической, ультранационалистической страной, которая не имеет права на своё существование в современном мире.
  
   С окончанием Гражданской войны и созданием Украинской Советской Социалистической республики большевики ударными темпами продолжили начатый австрийцами в Галиции интенсивный процесс создания украинской нации путём организованной со всей революционной решительностью большевицким правительством с активным участием националистов тотальной кампании "украинизации", объявленной на VII конференции КП(б)У в 1923 г. Она состояла в директивном внедрении новосозданного украинского языка во все сферы жизнедеятельности республики, начиная со школьного образования, хотя имелись многочисленные факты сопротивления украинизации. Украинизировалось всё - от вывесок до прессы. Это была самая масштабная в истории человечества насильственная кампания по изменению этнической принадлежности населения. Все обязаны были изучать украинский язык, за незнание которого могли уволить с работы. В украинцы записывали, не спрашивая согласия. В школах украинский язык заставляли учить в обязательном порядке, при этом русские школы переводили на обучение на украинском языке. Преподавателей украинского языка было недостаточно и поэтому их привлекали из националистов Западной Украины, вошедшей в состав Польши по Рижскому мирному договору 1921г.
  Местные русские газеты на Украине были закрыты и началось распространение периодических изданий только на украинском языке даже в тех областях, где украинцев отродясь не водилось. Под угрозой увольнения с работы всех заставляли учить украинский язык, но поскольку лексика и грамматика его не были ещё окончательно созданы, какому языку учили будущих украинцев - сказать трудно. Сергей Родин по этому поводу пишет: "После разгрома деникинцев и установления в городе Советской власти в гимназию пришел приказ украинизироваться. Родительский комитет высказался единогласно против украинизации. Члены комитета указали на то, что они считают русский язык своим и что даже нет учебников, написанных на "украинском" языке. Вскоре был прислан ящик с учебниками, напечатанными в Австрии для галицких школ". [41] Можно представить, какой "украинский язык" и какую историю должны были осваивать ученики по австрийским учебникам!
  Осенью 1920 года нормативными актами УССР было введено обязательное изучение украинского языка в учреждениях по подготовке работников просвещения и в школах. В каждом губернском городе было предусмотрено создание вечерних школ для обучения украинскому языку советских служащих. Летом 1923 г. были изданы два постановления, одно из которых предусматривало, что вновь поступающие на государственную службу должны изучить украинский язык в течение 6 месяцев, а те, кто уже находится на госслужбе - в течение 1 года.
  Историк и политический деятель, член Центральной Рады Дмитрий Дорошенко (1882-1951), имея ввиду успехи советской власти в "украинизации" 1920-х годов, писал в своих воспоминаниях: "Теперь понятие нации безмерно расширилось, и собственно сама нация украинская только теперь начала формироваться и выкристаллизовываться". В этих словах звучит признание, что реально украинская нация начала складываться только после революции 1917 года стараниями большевиков, которые приложили к этому делу всю свою революционную страсть, настойчивость и марксистскую волю. Но даже в наше время бывший президент Украины Л. Кучма, доказывая, что "украинцы искони были отдельным народом от русского", в то же время признаёт: "процессы "консолидации украинской нации пока еще далеки от завершения" и даже "мы до сих пор не до конца поняли, кто мы такие". [10]
  Какая может быть "консолидация" между националистическими батальонами Правого сектора, сформированными из бандеровцев Галиции, и уничтожаемым ими населением Донбасса? Да и разве поймёшь, кто ты действительно есть при такой фальшивой историографии! Разве можно современному националисту-бандеровцу из Правого сектора втолковать, что малороссийские крестьяне всего-то 100 с небольшим лет назад считали себя русскими и удивлялись, почему это городские паны, вырядившиеся в селянскую одежду и распивающие горилку в сельском шинке, называют их украинцами. Ведь они ничего не украли!
  Иосиф Сталин в 1921 г. на X съезде РКП(б) о национальном вопросе высказался предельно откровенно: "Ясно, что если в городах Украины до сих пор еще преобладают русские элементы, то с течением времени эти города будут неизбежно украинизированы".
  В постановлении в январе 1925 г. ВУЦИК и СНК УССР "О мерах срочного проведения полной украинизации советского аппарата" указывалось: "сотрудники государственных учреждений и государственных торгово-промышленных предприятий, у которых замечено будет отрицательное отношение к украинизации, выражающееся в том, что за истекший период они не принимали никаких мер к изучению украинского языка, могут быть администрацией этих учреждений и предприятий уволены без выдачи выходного пособия".
  В решении Луганского исполкома объявлялось: "Подтвердить сотрудникам, что неаккуратное посещение курсов и нежелание изучать украинский язык влечет за собой их увольнение со службы".
  Президиум Сталинского [совр. г. Донецк] исполкома принял решение "привлекать к уголовной ответственности руководителей организаций, формально относящихся к украинизации, не нашедших способов украинизировать подчиненных, нарушающих действующее законодательство в деле украинизации". В 1931 году Наркомпрос УССР предписал всем поступающим в вузы подавать письменные работы на украинском языке, а также ввёл обязательное изучение украинского языка для студентов. Всё это дало основание князю А. М. Волконскому в предисловии к очерку А. В. Стороженко "Украинское движение" назвать кампанию советской власти по созданию
  украинского народа "большевистской беспощадно-насильственной украинизацией в Малороссии".
  Наиболее влиятельные деятели европейской революционной социал-демократии, резко критиковали национальную политику русских большевиков. Так Роза Люксембург (1871-1919) обвиняла их в создании искусственного "украинского народа" и сознательном расчленении России: "Украинский национализм в России был совсем иным, чем, скажем, чешский, польский или финский, не более чем простой причудой, кривлянием нескольких десятков мелкобуржуазных интеллигентиков, без каких либо корней в экономике, политике или духовной сфере страны, без всякой исторической традиции, ибо Украина никогда не была ни нацией, ни государством, без всякой национальной культуры, если не считать реакционно романтических стихотворений Шевченко.... И такую смехотворную шутку нескольких университетских профессоров и студентов Ленин и его товарищи раздули искусственно в политический фактор своей доктринерской агитацией за "право на самоопределение вплоть" и т. д. Первоначальной шутке они придали значимость, пока эта шутка не превратилась в самую серьезную реальность, впрочем, не в серьезное национальное движение, которое, как и прежде, не имеет корней, но в вывеску и знамя для собирания сил контрреволюции!"
  Но украинизация продолжалась ударными темпами. Самая агрессивная фаза советской украинизации проходила под руководством главы Советской Украины Лазаря Кагановича. В результате этой жёсткой политики большевиков миллионы русских в Украине были превращены в украинцев, насмотря на сопротивление украинизации на местах. Простой русский народ на Украине, как мог сопротивлялся навязыванию сверху непонятного для них украинского языка и названия "украинец". Об этом свидетельствовал нарком просвещения УССР с 1922 г. Владимир Затонский (1878-1938): "Широкие украинские массы относились с... презрением к Украине... Не только рабочие, но и крестьяне, украинские крестьяне не терпели тогда "украинцев"... крестьяне писали нам: мы все чувствуем себя русскими и ненавидим немцев и украинцев и просим РСФСР, чтобы она присоединила нас к себе". Несмотря на это сопротивление и откровенный саботаж решений партии и правительства, таким способом из русского населения Малороссии был искусственно создан украинский народ. Михаил Смолин обоснованно отметил: "Именно большевики создали массового "украинца".
  Украинский политолог и публицист Андрей Ваджра говорит: "Украина" это сугубо советский проект. Если бы не железная воля большевистской партии, ни "Украины", ни "украинцев" просто не было. Все эти годы Украина существовала за счет безумного и бездумного потребления тех материальных ресурсов, которые ей достались от Советского Союза и не полностью разорванных "союзных" связей с РФ".
  
   То же касается и Белоруссии, белорусов и белорусского языка. Украинцев и белорусов просто не существовало, пока их не стали искусственно создавать. Понятия "Малая Русь", "Белая Русь", "Червоная Русь" обозначали лишь географические и исторические регионы. В Галицкой Руси жили галичане, на Волыни волыняне, на Смоленщине смоляне, в Белой Руси белорусы, но все они до недавнего времени считали себя русскими, такими же, как и в Московском царстве, которые делились на вятичей, новгородцев, суздальцев или ярославцев. Уже упоминавшийся русский религиозный философ Николай Онуфриевич Лосский (1870-1965) в очерке "Украинский и белорусский сепаратизм" писал: "...называние себя белорусом имеет географическое значение, а этнографически для белоруса естественно сознавать себя русским, гражданином России. Распространенные на западе Руси диалекты использовались только в устной речи. На мове можно было общаться на бытовые темы да песни петь. А писать на ней нужды не было никакой, ибо в делопроизводстве использовался литературный русский язык. На русском языке велось обучение в гимназиях и университетах. Не потому, что правительство не любило белорусов и белорусский язык, а потому что никакого белорусского языка не существовало".
  Это же мнение Н. Лосского справедливо и для украинцев и украинского языка.
  Как постепенно происходило создание искусственной украинской нации описывает доктор исторических наук, член-корреспондент НАН Украины Алексей Петрович Толочко (род.1963), один из профессиональных украинских историков, которые не поддерживают веру в непогрешимость постулатов историографии Украины, принятых в капитальном труде "отца нации" М. С. Грушевского "История Украины-Руси", придерживаются классической историографии и даже осторожно (что очень предусмотрительно при поощряемой правительством бандеровской идеологии на Украине после 2014 г.) высказывают своё отрицательное отношение к этому труду. В аннотации к работе профессора А. П. Толочко "Киевская Русь и Малороссия в XIX в." указано: "На рубеже XVIII-XIX вв. мало кому пришло бы в голову, что такие разные регионы, как "казацкая" Малороссия, "запорожская" и "татарская" Новороссия, "польские" Волынь и Подолье и "австрийская" Галиция имеют общую историю и заселены одним народом. Напротив, по все стороны "культурных границ" считали, что на этом пространстве произошли (и продолжают происходить) разные истории. Пространство, которое сегодня называют Украиной, еще только предстояло "вообразить" из разнородных элементов".[17]
  И её сначала так умозрительно и представляли в виде "воображаемой географии" в головах украинофилов-интеллектуалов на протяжении практически всего XIX века и только в начале ХХ в. после революции 1917 г. и Гражданской войны эти представления, пройдя этап декларативных провозглашений никем не избранных, враждовавших между собой и не имевших власти в стране украинских правительств (Центральная Рада, УНР, Украинская Держава Скоропадского, петлюровская Директория) в конце концов усилиями большевиков приобрели реальную форму государства в виде Украинской ССР.
  
  Теперь можно суммировать изложенные факты.
  
  Главная идея "украинства" состояла в антирусской направленности. Украинцы - это не нация, образовавшаяся в результате естественного этногенеза, а так называемое "украинское движение" никогда не являлось этническим, это продукт политического проекта, сначала австро-венгерского правительства на территории Галиции, а в последние годы - инструмент западных (главным образом американских) так называемых "демократий" и планов их спецслужб по удушению России и разобщению русского мира.
  Это становится ясным, если понять, что "украинство" присуще не всему народу Украины, а лишь националистам-галичанам, использующим презрительный термин "малороссы" (или "сходняки") для остальных своих сограждан, которых они считают "недоукраинцами". Следует отметить, что в украинском Майдане и "революции достоинства" 2014 г., направленных против России, под нажимом США (из лакейской "солидарности") приняли участие и правительства европейских стран даже в ущерб своим национальным интересам, что до их сознания с трудом начало доходить лишь спустя два года.
  
  Украинцы, сначала как политическая партия, а не этническая общность, появляются на исторической сцене только в 90 х годах XIX в. в Австро Венгрии. Затем постепенно понятие "украинец" из чисто политического начинает превращаться в признак этнической самоидентификации. Причиной появления термина "украинский народ" стала политическая конъюнктура, а именно необходимость противостояния России и русскому влиянию. Поэтому русофобия есть главная черта украинца с самого зарождения украинства. Открытая демонстрация ненависти к русским необходима самим украинским националистам для осознания себя неким сообществом, которое им нужно сплотить против врага с помощью ненависти, как новичков в банде преступников "повязывают кровью".
  Украинские националисты-отщепенцы вновь в XXI в. пытаются разрушить тысячелетнее общерусское национальное единство, в упорной борьбе завоёванное нашими предками, столетиями собиравшими Русскую землю в мощное Русское государство. Под псевдопатритизмом своих лозунгов "украинство" галичан демонстрирует приверженность к западничеству, видя свой привычный идеал в польско-католическом мировоззрении, и стремлении к европейской, прежде всего польской культуре, католической церкви и немецкой государственности. Поэтому по своей сути "украинство" является дезинтегрирующим явлением православной цивилизации в целом, это национальная болезнь. В результате таких же инспирированных извне процессов в своё время появились хорваты и косовары - этнические сербы, предавшие православие и ставшие мусульманами-манкуртами. Такими же предателями своих предков и своих этнических русских корней являются воинствующие украинские националисты. Народная мудрость говорит, что народ, который не хранит верность своим предкам, обречён на вымирание. Украина с националистами у власти, презревшими свои этнические русские корни и открыто глумящимися над памятью своих отцов и дедов, боровшихся с фашистской чумой, обречена и её крах предсказуем, исходя из реального глубокого политического, экономического и социального кризиса после событий 2014-2017 гг.
  Пропитанное преклонением перед "западной демократией", население бывшей Галиции, стремящееся вопреки экономической целесообразности в Евросоюз, противостоит желанию остальной (во всяком случае Юго-Восточной) Украины не рвать связи с Россией. Это не способствует общеукраинской консолидации, являющейся необходимым условием успешного развития общества и сохранения государства. Главная вина за это лежит на националистах, представляющих собой небольшой процент населения страны, но взявших на себя право диктовать всей стране свои идеи, не содержащие созидательных планов, а направленные лишь на отрицание и разрушение, к тому же приправленные неонацизмом, неприемлемым для подавляющего большинства населения.
  В своё время общественный деятель Галиции И. И. Терех (1880-1942) в своей статье "Украинизация Галичины", написанной сразу после присоединения заподнорусских земель к СССР в 1939 г., отмечал: "Весь трагизм галицких "украинцев" состоит в том, что они хотят присоединить "Великую Украину", 35 миллионов, к маленькой "Западной Украине"... - 4 миллиона, то есть, выражаясь образно, хотят пришить кожух к гудзику (пуговице)". После евромайдана 2014 г. это маниакальное стремление галичан привело страну к трагедии общенациональной.
  
   Заканчивая эту главу, можно подвести итоги и определить время первых попыток внедрить украинский язык в директивном порядке в Галиции в 1892 г., когда он начал официально насаждаться небольшой партией русинов-ренегатов, своего рода политической сектой. Ранее этого существовали лишь различные системы фонетического правописания, которые чуть ли не всякий украинофил выдумывал для себя сам. Широкого хождения они не имели, тем более, не получили официального признания.
  Параллельно постепенно зарождался украинский национализм и началом его проявления следует считать русинские погромы в Галиции в 1914-1915 гг., затем последовало создание Организации Украинских националистов (ОУН) в 1929 г. и её преступления в период перед, во время Второй мировой войны и после неё.
  Государство Украина было создано после гражданской войны в России в 1920-1922 гг. Украина в современных границах была скроена как лоскутное одеяло из разнородных кусков коммунистическими правителями Советского Союза и к ней затем были присоединены даже те земли, которые никогда в истории не считались малороссийскими (Южная Бессарабия, Закарпатье и Крым).
  Впервые о появлении украинского народа было сделано заявление в политических целях депутатами Галицкого сейма в 1890 г., а затем в результате политической кампании властей было задекларировано в Австро Венгрии в 1915 г. Но этот "народ" в то время состоял из небольшой кучки политических авантюристов и русинов-отступников в качестве новообращённых "украинцев". В то время в австро-венгерской Галиции большинство населения (до 80%) было русинское крестьянство.
   До этого наука в просвещённой Европе не знала такого этноса и не обратила внимание на это сообщение. Реально украинская нация начала создаваться усилиями советской власти во время насильственной "украинизации" русского населения Малороссии, но её консолидация, не завершённая до настоящего времени, вряд ли может рассматриваться реальной даже в перспективе из-за разной ментальности групп населения. Одновременно происходило становление современного украинского литературного языка, который директивно внедрялся в Украинской ССР советской властью в ходе "украинизации".
  Вот так кучка авантюристов-украинофилов и маргинальная группа русинов, принявших по политическим мотивам "украинскую идею", после того, как в Галиции австро-венгерские власти в конце XIX в. начали из них выводить украинцев-мутантов как цыплят в инкубаторе, через несколько десятков лет превратилась в отдельную галицко-украинскую нацию, позиционирующую себя в качестве "передового революционного отряда". Она противопоставляет себя остальным жителям Украины, которых презрительно называет "сходняками" и "упряжным скотом". Галицкие националисты реально заявили о себе во время "оранжевой революции" 2004 г., в результате которой при поддержке Запада президентом Украины стал ставленник Госдепартамента США Виктор Ющенко. В результате так называемой "революции достоинства" 2014 г. к власти пришли галицкие националисты - последователи бандеровщины. То, что в этом участвовало не всё население Украины, а только её "революционная" галицкая часть, а большинство жителей остальной Украины не разделяют националистической идеологии "революционеров", свидетельствует о расколе населения на относительно небольшую часть воинствующих национал-фашистов, исповедующих бандеровскую идею "унитарной Украины", и остальных граждан Украины, не желающих иметь с ними ничего общего и жить вместе с ними в одной стране.
  Таким образом создание украинского народа происходило в несколько этапов, но не завершено до сих пор. Вначале украинцев начали выводить в Галиции в конце XIX в. австро-венгерские власти. Миллионы русских в Украинской ССР превратили в украинцев в процессе советской украинизации в 20 - 30 - е годы большевики. Роль советской власти в завершающем этапе процесса создания "украинца" огромна. А в ХХI в. националисты-бандеровцы вновь пытаются перекрестить в украинцев русское население страны, волею судеб оказавшееся после развала СССР в роли нацменьшинства в независимой Украине с националистическим правительством, декларирующим своей целью создание унитарного государства "только для украинцев". Они осуществляют геноцид миллионов русских, грубое подавление их права на родной язык и национальное самовыражение, не упуская случая продемонстрировать свою враждебность к России. Оголтелая русофобия и враждебность к России составляют главный стержень внутренней и внешней политики националистического правительства Украины XXI в., находящейся с 2014 г. под внешним управлением и исполняющей волю своих заокеанских хозяев. * * *
  
  Продолжение раздела 1.
  
  Стр.38. 2. Титульный лист летописи Самийла Величко. 1720 г. Летопись начинается словами: "Сказание о войне казацкой...". А даль?ше определена оcновная тема (Освободительная война под руководством Богдана Хмельницкого)..."
  Недосказанность или намеренное умолчание - это характерный приём фальсификаторов истории. В данном случае на титульном листе летописи легко читаются русские слова "Сказание о войне казаков с поляками", а дальше идут слова о страданиях "от ига лядского" и помощи русского царя Алексея Михайловича. (Cм. Приложение 2). Но вместо исторической правды целью современных украинизаторов является формирование у школьников, даже младшего возраста, сознания, что "Украина -не Россия", и всё используется для такого, пока ещё мягкого идеологического воздействия. Здесь даже для характеристики войны применяется нейтральное определение "освободительная", но вместо недописанной фразы "против польского ига" подразумевается "против московского царства"(вероятно, предполагается, что это на уроке разъяснит учитель).
  
  Стр.47. "Название Украина впервые употреблено в летописи под 1187 г. по отношению к Киевщине, Переяславщине и Чер?ниговщине. Оно происходит от слова страна, что значило род?ной край, страна, земля".
  Происхождение названия "Украина" до сих пор вызывает споры, в основном связанные с тенденциозным подходом к определению его этимологии. Упоминаемая в учебнике летопись 1187 года - это Ипатьевская летопись, в которой упоминание этого названия приведено как "оукрайна" и связано с оплакиванием гибели переяславского князя Владимира Глебовича жителями окраинной территории Переяславского княжества, так называемой Посульской линии укреплений против набегов кочевников на границе с Диким Полем: "о нем же оукрайна много постона". Во-первых, распространение этого названия на Киевщину, Переяславщину и Черниговщину является произвольным и используется только "украинствующими" авторами.
  Во-вторых, это же название используется в русских письменных источниках в значении "пограничные земли" без привязки к какому-либо региону, а также к районам, лежащим далеко от границ современной Украины (например, "псковская оукрайна", или совсем уж далёкая восточно-сибирская "даурская оукрайна" и т.п.) Слово "оукрайна" в значении "окраина" встречается в старинных хрониках довольно часто. Отбросить "О" и переделать первую букву на заглавную - дело пустяшное. Но это подлог!
  В третьих, когда Южная Русь в составе Великого княжества Литовского в XVI в. вошла в Речь Посполитую, это же название использовали поляки для обозначения своих окраинных территорий. Польский историк Самуил Гронский писал: "Латинское margo (граница, рубеж) по-польски kraj, отсюда Украйна - как бы область, расположенная у края (польского) королевства". Такой смысл названия подтверждается тем, что "украИнниками" или "укрАинцами" называли и служилую польскую шляхту королевских административных органов на этих территориях.
  Наконец, можно привести, как еще одно свидетельство, генеральную карту 1648 г. французского инженера Гийома Левассера де Боплана (1595-1673), выполненную по заказу короля Владислава IV и названную "Общий план безлюдных земель, обычно называемых Украйной, прилегающих к густо заселенным провинциям". И хотя во времена Богдана Хмельницкого название "Украйна" использовалось в рукописных источниках, разговорной речи и устном народном творчестве, оно не имело этнического оттенка, не распространялось на все южно-русские земли и не стало названием государства, а лишь географическим понятием, относящимся к территориям, подконтрольным Войску Запорожскому. В официальной переписке Б. Хмельницкого и последующих гетманов эти земли назывались "малороссийскими" или "укрАинными". Отсюда становится ясно, что этимология этого названия от украинского "країна" в смысле "страна", является позднейшей националистической спекуляцией и сознательным мифотворчеством, проникшим в школьные учебники по воле украинских властей, озабоченных насаждением в украинском обществе ксенофобских настроений, культивируемых в антисоветских и русофобских кругах украинской эмиграции.
  
  Стр.115. "Притеснения церкви, судопроизводства, обра?зования, языка ощущало все украинское население".
   "...украинцы и в дальней?шем оставались на собственной земле бесправными".
  Речь идет о XVI-XVII вв. под властью Польши. В те времена понятия "украинского населения" не существовало. Южно-русские земли Великого княжества Литовского, вошедшие в состав Речи Посполитой, были заселены православным этническим русским населением, которое называло себя русичами или русинами, а представители местной русской знати, перешедшей в католичество и претендовавшей на равное положение с поляками, именовали себя "русской шляхтой".
  
  Стр.115. "Историки называют эту войну Национально-освободительной. Возглавил Национально-освободительную вой?ну Богдан Хмельницкий".
  Если какие историки и называют так, то "прогнувшиеся" под националистов. По поводу определения "национально-освободительный" на этой странице и далее в тексте учебника см. мнение профессора Натальи Яковенко в комментарии к стр.38.
  
  Стр.118. "Казацкое государство - Гетманщина, созданная в результате Национально-освободительной войны, - просуществовало боль?ше 100 лет. В 1760-1780 гг. российские цари (тогда Гетманщи?на подпала под власть России) ликвидировали гетманство, а казацкие полки превратили в полки российской армии".
  Автор учебника этими строками внедряет в детское сознание школьников, что после восстания Богдана Хмельницкого 1648 г. Гетманщина существовала как самостоятельное казацкое государство до 1760 г., пока не "попала под власть России". Современные украинские историки, идя в русле государственной националистической идеологии, насаждают неприязнь своих граждан к "поработившей" их России и трактуют Гетманщину как государство украинского народа. Это наглая ложь в первую очередь потому, что украинского народа ещё вообще не было как такового, а отдельные признаки устройства гетманского управления (как, например, наличие клейнодов разного состава и достоинства) были просто символами гетманской власти и не служат свидетельством государства. Украинское казацкое государство - это националистический миф.
  На самом деле после Переяславской рады 1654 г. Войско Запорожское, присягнув на верность русскому царю Алексею Михайловичу, фактически находилось под юрисдикцией Российского государства и было отдельной провинцией Малороссией, которая сначала управлялась совместно гетманом и царскими воеводами, а позже Малороссийской коллегией вплоть до отмены института гетманов Войска Запорожского указом Екатерины II в 1764 г., а затем была разделена на малороссийские губернии.
  Против стремления современных "украинствующих" историков представить государственный характер "казацкой державы Богдана Хмельницкого" и идеализировать её также, как и самого Хмельницкого - символического "борца за свободу Украины", выступает профессор Киево-Могилянской академии Наталия Яковенко. Она считает, что это была "сословная военная диктатура", представляющая собой вооружённое казачество в качестве политического ядра - "казацкого народа". (Н. Яковенко. "Между правдой и славой. К юбилею Богдана Хмельницкого".)
  На самом деле признаки государственности Войска Запорожского существовали только ввиде гетманской булавы и наличии казачьей старшины. Обоснование ряда историков якобы непрерывности политической истории на территории Гетманщины не выдерживает критики в связи с отсутствием правящей династии. Выборность гетманов аналогична выборности главаря банды, как очередного лидера военной диктатуры. О таком же характере Гетманщины ещё в XIX в. писала русский историк Александра Яковлевна Ефименко (1848-1918): "Малороссия после своего освобождения от Польши представляла по типу своей социальной организации военный лагерь на демократической подкладке". [57]
  Надо также учитывать, что на это время приходится период гражданской войны (т.н. Руины) 1657-1687 гг. О функционировании государства во время всеобщей смуты, гражданской войны, когда казацкие полки разных гетманов воевали друг с другом, говорить вообще не имеет смысла.
  Это же замечание относится к встречающимся и далее выражениям "украинское казацкое государство". С учетом ранее высказанных соображений это банальная фальсификация. Идеализация "казацкой державы" из казацких летописей и документов войсковых писарей усилиями романтиков-украинофилов плавно перекочевала в кабинеты учёных историков.
  
  Стр.133. "В начале 19 в. в той части Украины, которая находилась в составе Россий?ской империи, высших учебных заведе?ний не было".
  Справедливости ради надо уточнить, что Харьковский университет не является первым высшим учебным заведением на входивших в состав Российской империи землях Малороссии. В Киеве при Киево-Печерском монастыре с конца XV в. существовали духовные школы. При кружке Киевского Богоявленского братства в 1615г. образовалась Братская духовная школа, первыми ректорами которой были Иов Борецкий (1615-1618) и Мелетий Смотрицкий (1619-1620). На её основе архимандритом Петром Могилой в 1631 г. была основана школа Киево-Печерской лавры, которая в 1632 г. переросла в Киево-Братскую коллегию при материальной поддержке и под покровительством гетмана Петра Сагайдачного. Она и стала высшим учебным заведением с продолжительностью обучения до 12 лет. В коллегии изучались церковнославянский, русский (с 1651), греческий, польский языки, а основным языком обучения был латинский. Здесь преподавались элементарная теория музыки и пение, катехизис, арифметика, риторика, богословие.
  С 1658 г. в честь киевского митрополита Петра Могилы коллегия стала называться Киево-Могилянской академией.
  
  Стр.133. "Новое учебное заведение стало центром украинской культу?ры. Оно сплотило вокруг себя деятелей украинской литерату?ры, истории и народоведения. Именно в Харькове возник пер?вый кружок ученых и художников, которые целенаправленно принялись изучать культуру и историю украинского народа. При университете работали типография и книжный магазин, издавались газеты и журналы. Так, с 1816 по 1819 г. выходил первый в Украине литературно-художественный и научный журнал "Украинский вестник".
  Снова недосказанность и замалчивание, которое предполагает иллюзию широкого полномасштабного развития украинской культуры и украинского языка. Ведь "Украинский вестник" выходил преимущественно на русском языке, в том числе статьи ректора университета П. Гулака-Артемовского и исторические обзоры Г. Квитки-Основьяненко. Только отдельные фольклорные произведения, собранные украинофилами, печатались на малороссийском народном диалекте русского языка. Об этом вспоминал сам Н. Костомаров, описывая своё стремление познакомиться с самим народом и собрать этнографический материал: "С этой целью я стал делать этнографиче?ские экскурсии из Харькова по соседним селам, по шинкам, которые в то время были настоящими народными клубами. Я слушал речь и разговоры, записывал слова и выражения, вмешивался в беседы, расспрашивал о народном житье-бытье, за?писывал сообщаемые мне сведения, и заставлял петь для себя песни. На все это я не жалел денег, и если не давал их прямо в руки, то кормил и поил своих собеседников".
  Для меня, прожившего 36 лет в Харькове и бывавшего в местных сёлах, легко себе представить какой именно "украинский язык" изучал в то время Костомаров в "соседних сёлах по шинкам". Пантелеймон Кулиш тоже был не в восторге от такой "кабацкой украинской" речи. Хотя и подвергшееся большевистской насильственной "украинизации" 1920-х годов, в Харьковской области во второй половине ХХ в. сельское население всё равно разговаривало на местном слободском суржике с примесью украинских слов, основой лексики которого являлся русский язык. И даже сейчас это не украинский язык, а южное наречие русского языка. А в времена Костомарова единого алфавита и правописания украинского языка не существовало вообще и каждый украинофил писал, и вещал как ему хотелось. Именно в Харькове возник пер?вый кружок учёных и художников, которые принялись целенаправленно изучать этнографию, культуру и историю малороссийского народа. Но это не было проявление национализма, а увлечение интеллектуалов - любителей малороссийской этнографии.
  А Пантелеймон Кулиш (1819-1897), впоследствии автор "кулишовки", откровенно признаётся, как он доработывал народные сказания и песни бандуристов: "не опасаясь исказить ее [думу] неудачными вставками, дополнил здесь лучшими местами из списка г. Неговскаго".
  
  Стр.138. "Вскоре положение в Украине обострилось из-за войны с пра?вительством большевиков, которые пришли к власти в Рос?сии".
  Речь идет о времени после большевицкой революции 25 октября (7 ноября) 1917 г. Эти широко распространённые среди украинских историков и от них попавшие в школьные учебники домыслы о подавлении в 1917-1920 годах украинской свободы Россией и что "русский империализм" уничтожил Украинскую народную республику, являются фальшивкой. Основой этих взглядов является оценка революционной ситуации с точки зрения украинских националистов-радикалов, подчёркивающих национальные аспекты исторического процесса, как благоприятного момента для осуществления своих сепаратистских планов. Как происходили события на Украине в период после революции и во время Гражданской войны описывается в главе "Гражданская война на Украине в 1917-1920 гг."
  
   Глава книги

Гражданская война на Украине в 1917-1920 гг.

  

Проект Украина это что-то вроде мебельного

набора "Сделай сам", но как не собирай, всё

время гроб получается.

Андрей Ваджра

  
   Историк-националист Ярослав Грицак так характеризовал различие между стремлениями украинских политиков и народных масс в 1917-1920-е годы: "украинское движение переживало роздвоенность между антироссийской - антисоветской ориентацией его политической верхушки и антинемецкими настроениями большинства украинского населения". Грицак ограничился антинемецкими настроениями, но украинское население хотело свободы от царизма и помещиков, оно хотело землю и мир. А это всё обещали большевики, которые в конце концов одержали победу в гражданской войне, выгнав из страны националистов, белогвардейцев и интервентов Антанты.
   Поэтому выдумки о подавлении в 1917-1920 годах украинской свободы Россией являются фальшивкой. В украинской историографии события на Украине в этот период именуются "Украинской национально-демократической революцией". Такая интерпретация происходивших на территории Украины событий, связанных с революциями 1917 года и Гражданской войной, как обособленной "Украинской революции", основанная на представлении, что украинская национальная революция развивалась параллельно российскому революционному процессу и, в отличие от него, выдвигала на первый план не социальные, а национально-освободительные цели, что национальные интересы украинского народа имели основополагающее значение в историческом процессе того времени на Украине, сформировалась в 1920-е годы в среде украинских политических эмигрантов (приверженцев Центральной Рады, Скоропадского, петлюровцев, белоэмигрантов и других противников советской власти). В первую очередь, в мемуарах самих участников революционных событий, которые, естественно, не могли быть беспристрастными в оценке этих событий и своей роли в них. Это нашло отражение также в мемуарах украинских политических деятелей, занявшихся в эмиграции историческим анализом попыток реализации своих планов, программ и личных амбиций.
   Современный украинский историк, до марта 2014 г. директор Украинского института национальной памяти, член-корреспондент НАН Украины, лауреат международной премии им. Винниченко профессор В. Ф. Солдатенко (род.1946) признаёт, что "украинские историки и публицисты в диаспоре далеко не всегда удерживались на позициях объективности и всё больше впадали в крайности, субъективизм, что, естественно, не умножало научности их трудов, делало их уязвимыми и малопривлекательными".(Доклад на международном семинаре. 2008г.)
  
   В основу изложенной ими в книгах и статьях концепции была положена трактовка происходивших событий как исключительно национальной революции, главной целью которой должно было стать возрождение национального независимого украинского государства, якобы существовавшего при Богдане Хмельницком (или даже раньше!) и порабощённого Московским царством. Это отрицает историк Н. Д. Полонская-Василенко (1884-1973), во время оккупации немецко-фашистскими захватчиками работавшая в Киевской городской управе и бежавшая с отступающими немцами в 1943 г. в Германию, которая отмечала, что в первые послереволюционные месяцы "устремления украинских деятелей всех партий ограничивались автономией Украины в федеративной Российской державе. Про самостийность, про создание независимого государства думали только единицы".
   Но в независимой Украине именно такая концепция украинской историографии стала преобладающей в среде учёных-историков при официальной государственной поддержке со стороны националистического руководства страны. При этом в общественном мнении усиленно культивируется представление, что "украинская революция" была подавлена российскими большевиками.
   Однако невозможно отделить логику и события революции в отдельных регионах Российской империи (при наличии определённых местных особенностей) от единого целостного революционного процесса, характер которого определялся не национальными особенностями, которые он принимал в отдельных регионах, а исключительно общими закономерностями социально-политической обстановки тех лет.
   Фальшивый характер обвинений России в намеренном удушении украинской свободы признаёт и президент Л. Кучма в книге "Украина - не Россия", который пишет, что это был "единый революционный процесс, затронувший все национальности Российской империи". [10] Мало кто из исследователей этого периода истории считает, что поражение украинского национального движения в 1917-1920 гг. произошло просто из-за того, что оно было слабым, не охватывало широкие массы крестьянского населения Малороссии, а ограничивалось избранной интеллигентской средой. Историк и политический деятель, член Центральной Рады Дмитрий Дорошенко (1882-1951) писал в своих воспоминаниях: "Нас, сознательных украинцев, было так мало, мы все так хорошо знали друг друга, были так тесно связаны между собой разными связями по общественной работе, что у нас выработалась та "кружковщина", сектантская узость и замкнутость".
   Об отсутствии поддержки сепаратизма кучки малороссийских националистов со стороны народа писал в 1906 г. киевский социал-демократ П. Тучапский: "Жизнь украинского народа слишком тесно сплелась с жизнью русского народа не только политически и экономически, но и культурно... Украинские крестьяне и пролетариат не выступают с требованием автономии. С этим требованием выступает интеллигенция, а украинским массам прививает это требование".
   И нравится кому-то это или нет, но после революции 1917 г. и гражданской войны история большинства народов бывшей Российской империи (кроме Финляндии, Литвы, Латвии, Эстонии и Польши) пошла по социалистическому пути, на который их увлекли большевики. Что из этого получилось - другой вопрос.
   После бурной революционной эйфории 1917 г. последовала кровавая и беспощадная гражданская война, сопровождавшаяся жестоким террором и зверствами, с помощью которых многочисленные претенденты на власть в бывшей Российской империи решали, какая партия победит и чьё правительство будет править страной. Не обошла эта доля и Украину. Этот период на Украине был связан с рядом острых конфликтов в борьбе за власть и национально-государственное устройство между различными политическими, национальными и социальными группами на территории Украины (а главным образом в столичном Киеве), ставших следствием Февральской и Октябрьской революций 1917 года в Российской империи, её распада и выхода из Первой мировой войны, а также вспыхнувшей на её территории Гражданской войны. Эта борьба завершилась установлением советской власти и образованием Украинской ССР на бо́льшей части территории современной Украины (кроме Западной Украины, территория которой была разделена между Польшей, Чехословакией и Румынией).
   Если более подробно рассмотреть ситуацию на Украине в 1917-1920 гг., то документы говорят о том, что после февральской буржуазной революции в Петрограде к власти пришло Временное правительства Керенского, а в Киеве представители городских учреждений сформировали Исполнительный комитет, как местный орган Временного правительства. Номинальную власть временного правительства в городах Украины представляли губернские комиссариаты, а фактической властью являлись советы рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. В Киеве леворадикальные силы образовали Киевский Совет рабочих и солдатских депутатов, а сторонники украинских либералов, социал-демократов и украинофилов в марте 1917 г. создали буржуазную "Центральную Раду". По свидетельству членов Рады выборы в Центральную Раду не проводились, самозванно организованная группа интеллектуалов формировала Раду по принципу случайной кооптации на основании командировочных удостоверений или частных обращений к известным деятелям. Инициативная группа Товарищества украинских прогрессистов (ТУП) считала, что именно их организация должна стать ядром Центральной Рады, но после возражения социал-демократов решено было формировать состав Рады на коалиционной основе. В организации и работе Центральной Рады активное участие принимали Сергей Ефремов, Дмитрий Дорошенко, Владимир Винниченко и Симон Петлюра. Председателем Рады стал вернувшийся из ссылки Михаил Грушевский. Члены Рады в выступлениях требовали автономии Украины. 16 мая в Петроград по требованию Керенского, обеспокоенного сепаратистскими настроениями в Киеве, была направлена делегация во главе с Владимиром Винниченко для переговоров с Временным правительством о признании Центральной Рады высшим органом власти на Украине и предоставлении Украине автономии в составе федеративной России, о создании украинской армии и украинизации государственного управления и образования. Временное правительство опубликовало сообщение, что "отрицательное решение по вопросу об автономии Украины принято правительством единогласно", и что "вопрос о национальных войсках вносится на рассмотрение Временного правительства".
   Такое решение не удовлетворило стремившуюся опередить события Центральную Раду и 10 (23) июня 1917 г. она обнародовала Первый Универсал, провозгласивший Украинскую Народную Республику и объявивший в одностороннем порядке национально-территориальную автономию Украины в составе России, в то же время призывая поддержать Временное правительство.
   Временное правительство затем согласилось, что основные проблемы, стоящие перед страной, могут обсуждаться и решаться только Учредительным собранием. Центральная Рада 3 (16) июля провозгласила Второй Универсал, в котором подтверждалось, что она выступает решительно против самовольного объявления автономии Украины до Всероссийского учредительного собрания, а Генеральный секретариат является "органом Временного правительства". Однако руководители Центральной Рады начали настаивать на своих требованиях по автономизации.
   Несмотря на кажущуюся поддержку отдельных, на скорую руку собранных, "всеукраинских" солдатских или крестьянских съездов и "национальных" конгрессов, вдохновлённая ими Центральная рада реально представляла из себя небольшую группу мелкобуржуазных националистов-самовыдвиженцев, обладавших реальной властью только в Киеве и его пригородах. Значительная часть городского населения Украины, составлявшее значительные этнические группы русских, евреев и представителей других национальных меньшинств, не признавала ни Центральную Раду, ни власть вскоре образованного Генерального Секретариата во главе с Винниченко. А массы крестьян Малороссии, считавших себя южнорусским народом, связывали буржуазную революцию с надеждами избавления от экономического гнёта помещиков и не думали, и не мечтали стать "украинцами".
   Очень скоро обнаружилась вообще неспособность Центральной Рады быть руководящей силой общества при решении насущных вопросов обеспечения законности и порядка, снабжения городов, восстановления железнодорожного сообщения, распределения земли среди крестьян и пр. В Украине началась анархия и безвластие, усугубившиеся массовым наплывом сотен тысяч вооружённых и озлобленных солдат из деморализованных юго-западных фронтов русской армии.
   По словам видного члена Центральной Рады Дмитрия Дорошенко, в 1917 г. "во всех крупных центрах власть правительства Центральной рады существовала к концу года лишь номинально". А журналист газеты "Киевская мысль" С. Сумский в своей книге "Одиннадцать переворотов" писал: "Рада, лишенная опоры в широких слоях населения, была уже властью призрачной".
   Необходимо отметить, что весной 1917 года события на Украине в основном развивались в русле общероссийской революции. Высшим органом власти обновлённой демократической России считалось Временное правительство, которому официально подчинялись гражданские и военные власти. В Киеве оно было представлено губернским комиссариатом. Что касается Центральной рады, то она позиционировала себя как территориальный орган, проводящий на Украине революционную политику Временного правительства.
  
   Непоследовательная политика Центральной Рады летом 1917 г. вызвала недовольство только что сформированного полка, ожидавшего отправки на русско-германский фронт, солдаты которого потребовали переформирования его в отдельный украинский полк имени гетмана Полуботка и после отказа командования подняли бунт, обвиняя Центральную Раду в равнодушии к нуждам солдат и угодничестве перед Временным правительством. В ночь на 5 (18) июля солдаты разоружили юнкеров и комендатуру Киева, захватили интендантские склады и ряд других городских учреждений. Лишь угроза вооружённого столкновения с другими войсками, получившими приказ подавить мятеж, вынудили полуботковцев вернуться в казармы, сдать захваченное имущество и отправиться на фронт.
  
   В течение лета продолжалось напряжение между Центральной Радой и Временным правительством по вопросам организации Всероссийского учредительного собрания и деталям автономизации. При этом сама Центральная рада в этот период являлась не полноценным государственным органом, а лишь своеобразной общественной организацией, которая игнорировалась государственными учреждениями Временного правительства, её деятельность не финансировалась, а налоги, как и прежде, шли в российскую казну. Попытки Центральной Рады и Генерального секретариата заявить о своих правах на автономию вызвали негодование в Петрограде. Временное правительство, ссылаясь на отсутствие официального постановления об учреждении Центральной рады, приняло решение считать саму Центральную раду и её Генеральный секретариат "несуществующими". В Киеве по распоряжению Верховного прокурора Временного правительства П. Малянтовича должно было быть возбуждено уголовное преследование членов Центральной Рады за сепаратизм. Их спасла от суда Октябрьская революция.
   25 октября (7 ноября) 1917 года в Петрограде произошло большевицкое вооружённое восстание, в результате чего Временное правительство было свергнуто. Призывы киевских большевиков на совместном заседании исполкомов советов рабочих и солдатских депутатов поднять восстание и захватить власть успеха не имели. После октябрьской революции Центральная Рада высказалась против большевицкого восстания в Петрограде и призвала "упорно бороться со всеми попытками поддержки этого восстания на Украине" . 7 (20) ноября по решению Малой рады в чрезвычайном порядке был принят Третий Универсал, в котором провозглашалось создание Украинской Народной Республики при федеративной связи с Российской республикой. Но Центральная Рада отказывалась признавать большевицкое правительство в Петрограде. Более того, войска Цетральной Рады стали препятствовать передвижению большевицких частей для борьбы с Калединым на Дону, блокируя ж.д. сообщение.
   26 ноября (9 декабря) Совнарком РСФСР выступил с обращением ко всему населению "О борьбе с контрреволюционным восстанием Каледина, Корнилова, Дутова, поддерживаемым Центральной Радой": "В то время, как представители рабочих, солдатских и крестьянских депутатов советов открыли переговоры с целью обеспечить достойный мир измученной стране, враги народа империалисты, помещики, банкиры и их союзники - казачьи генералы предприняли последнюю отчаянную попытку сорвать дело мира, вырвать власть из рук советов, землю из рук крестьян и заставить солдат и матросов и казаков истекать кровью за барыши русских и союзных империалистов. Каледин на Дону, Дутов на Урале подняли знамя восстания... Буржуазная Центральная Рада Украинской Республики, ведущая борьбу против украинских советов, помогает Калединым стягивать войска на Дон, мешает советской власти направить необходимые военные силы по земле братского украинского народа для подавления Калединского мятежа".
   Отказ руководства УНР признавать советское правительство привёл к тому, что между Совнаркомом и Генеральным секретариатом наметился серьёзный конфликт. В период с 4 по 11 (17-24) декабря по приказу Петлюры и командующего Украинским фронтом генерала Щербачёва войска, верные Центральной раде, захватили штабы Румынского и Юго-Западного фронтов, армий, вплоть до полков, произвели аресты членов Военно-революционных комитетов и комиссаров-большевиков, при этом некоторых из них расстреляли. За этим последовало разоружение румынами тех частей, в которых было сильно влияние большевиков.
   2 (15) декабря калединские войска после ожесточённых боёв с ростовской Красной гвардией и отрядом черноморских матросов выбили их из города и разгромили ростовский Совет, что открывало дорогу для дальнейшего наступления калединских сил в глубь Донецкого бассейна и далее на север.
   6 (19) декабря 1917 г. СНК РСФСР образовал Южный революционный фронт по борьбе с контрреволюцией. Наркомом Крыленко командующим войсками фронта был назначен В. А. Антонов-Овсеенко. Петлюра, со своей стороны, 5 (18) декабря приказал украинскому комиссару Северного фронта "никаких распоряжений прапорщика Крыленко, ни его комиссаров, ни большевистских комитетов не выполнять. Все украинцы Северного фронта подчинены Вам и Войсковой фронтовой раде".
   В течение нескольких дней советской стороной предпринимались попытки наладить контакты с украинским руководством и разъяснить свою позицию: советское правительство готово признать УНР и не вмешиваться в её самоопределение, но поддержка Центральной радой калединской контрреволюции, создание препятствий для продвижения советских войск на Дон были абсолютно неприемлемы.
   Нарком военных дел СНК Крыленко направил директиву Военно-революционному комитету Юго-Западного фронта, армейским Советам и комиссарам армий Юго-Западного и Румынского фронтов: "Ввиду обострения отношений с Украинской народной республикой, не остановившейся перед разоружением наших полков в Киеве, захватом имущества, систематической дезорганизацией фронта, прошу принять экстренно меры к приостановке украинизации, в случае необходимости - обезоружения враждебно настроенных частей и к немедленному снаряжению войск для обеспечения тыловых учреждений фронта. Я не остановлюсь перед самыми решительными мерами для охраны целости фронта и защиты интересов рабочих и крестьян и солдат вверенной мне армии на Юго-Западном и Румынском фронтах".
   В связи со складывающейся безотлагательной ситуацией, 4 (17) декабря 1917 г. Совнарком в ответ на явно недружественные действия Центральной Рады отправил в Киев подготовленный комиссией в составе Ленина, Троцкого и Сталина "Манифест к украинскому народу" с ультимативными требованиями к Центральной раде, которым подтвердил "право на самоопределение за всеми нациями, которые угнетались царизмом и великорусской буржуазией, вплоть до права этих наций отделиться от России", и заявлял о безусловном признании всего, что касается национальных прав и национальной независимости украинского народа, и о признании УНР и её права "совершенно отделиться от России или вступить в договор с Российской Республикой о федеративных или тому подобных взаимоотношениях между ними". С другой стороны, в "Манифесте" заявлялось о непризнании Украинской Центральной Рады из-за её "двусмысленной, буржуазной политики" - подавления Советов, дезорганизации фронта несанкционированным перемещением украинизированных частей и поддержки кадетско-калединского заговора. В документе содержалось требование к Украинской Центральной Раде прекратить дезорганизацию единого общего фронта и пропустить через подконтрольную ей территорию войсковые части, уходящие с фронта на Дон, Урал, в другие регионы России, прекратить разоружение советских полков и рабочей Красной гвардии на Украине, а также "оказывать содействие революционным войскам в деле их борьбы с контрреволюционным кадетско-калединским восстанием". Совнарком заявлял, что в случае неполучения удовлетворительного ответа на предъявленные требования в течение сорока восьми часов он будет считать Раду в состоянии открытой войны против Советской власти в России и на Украине. Генеральный секретариат в тот же день подготовил свой ответ, который заканчивался словами: "Если народные комиссары Великороссии... принудят Генеральный секретариат принять их вызов, то Генеральный секретариат нисколько не сомневается, что украинские солдаты, рабочие и крестьяне, защищая свои права и свой край, дадут надлежащий ответ народным комиссарам". Фактически это было равносильно объявлению войны.
   В тот же день 4 (17) декабря в Киеве открылся Всеукраинский съезд Советов, в работе которого приняли участие более 2 тысяч делегатов. У большевиков ещё оставалась надежда на мирный переход власти в их руки через вотум недоверия Центральной Раде. Но украинские деятели путём манипулирования квотами делегирования обеспечили на съезде подавляющее большинство своих представителей и большевики оказались в меньшинстве. В результате съезд поддержал Центральную Раду, а большевики вышли из неё и попытались поднять в Киеве под руководством киевского комитета РСДРП(б) во главе с Л. Пятаковым, старшим братом Георгия Пятакова, позже секретаря ЦК КПУ (1918), большевицкое восстание, пресеченное войсками Рады, вдвое превосходившими по численности большевизированные части гарнизона. Через несколько дней, 11−12 (24-25) декабря в Харькове состоялся альтернативный киевскому 1-й Всеукраинский съезд Советов, который провозгласил Украину Республикой Советов и объявил "решительную борьбу гибельной для рабоче-крестьянских масс политике Центральной Рады, обратив все силы на создание полного единения украинской и великороссийской демократии". 19 декабря 1917 (1 января 1918) года Совет народных комиссаров РСФСР признал Народный секретариат Украинской народной республики советов (УНРC) единственным законным правительством Украины.
   Как реакция на попытки Центральной Рады сговориться с поднявшим белогвардейский мятеж на Дону войсковым атаманом Калединым о совместной борьбе с большевиками, В. Ленин и Л. Троцкий от имени Советского правительства России направили Центральной Раде телеграмму, в которой указывалось, что "прикрываясь национальными фразами, она ведет неопределенную буржуазную политику, которая давно уже определяется непризнанием ... Советов и советской власти в Украине". Телеграмма ставила Центральную Раду перед выбором: или поддержать борьбу российских большевиков против Каледина и вернуть оружие разоружённым частям, или она будет признана незаконной. В ответ Центральная Рада 12 (25) января 1918 года своим IV Универсалом провозгласила полную независимость УНР от России. В январе 1918 г. делегация УНР во главе с В. Голубовичем самостоятельно участвовала в переговорах о Брест-Литовском мирном договоре наравне с делегацией большевиков во главе с Л. Троцким и вела сепаратные переговоры с представителями Тройственного союза (Германия, Австро-Венгрия).
  
   В это время в руководстве Центральной Рады назревал скандал. Премьер УНР В. К. Винниченко считал, что в конфликте с Совнаркомом виновен Петлюра и что его отставка позволит избежать войны. В киевских газетах была опубликована статья Сталина "К украинцам тыла и фронта", в которой автор прямо указывал на Петлюру как на главного виновника конфликта между УНР и Советской Россией. На заседании правительства УНР 15 (28) декабря 1917 г. выяснилось, что Украина не готова дать отпор наступлению советских войск. 18 (31) декабря решением Центральной Рады Петлюра был отправлен в отставку, назначенный вместо него экономист Николай Порш был абсолютно не компетентным в военных делах. Затеянная им реорганизация армии деморализовала войска УНР.
   Совнарком РСФСР признал советское правительство Украины, которое 4 (17) января 1918 г. приняло решение о наступлении на войска Центральной рады. Винниченко не верил в реальность начавшейся полномасштабной войны и предлагал потребовать от СНК РСФСР прекратить военные действия и отозвать войска.
   Тем временем в Киеве большевики, эсэры и рабочие завода "Арсенал" 16 (29) января
   1918 г. подняли восстание против Центральной Рады, а в это время продолжалось наступление советских войск из Харькова на Киев. Это была не агрессия России, как твердят украинские националисты, а начало полномасштабной гражданской войны, которая охватила всю территорию бывшей царской России, в которой революционные массы рабочих, солдат и крестьян всех национальностей воевали за свою свободу и идеалы большевицкой революции против враждебных им таких же рабочих, солдат и крестьян, боровшихся против большевиков. Весь народ тогда делился на красных (за большевиков и советскую власть) и остальных - белых, зелёных и пр. (против большевиков) без различия по национальностям.
   После блокирования узловых ж.д станций, чтобы не допустить сношения Центральной Рады с Добровольческой армией на Дону, войска Антонова-Овсеенко начали наступление на белых от Харькова и в течение января установили советскую власть в большинстве крупных городов восточной Украины (Екатеринославе, Таганроге, Мариуполе, Одессе).
   Наступление советских войск на войска Центральной Рады развивалось в направлении от Харькова на Полтаву при дальнейшем движении на Киев. 6 (19) января 1918 г. Полтава была взята войсками большевиков под командованием начальника штаба Южной группы войск М. Муравьёва, который располагал войсками численностью около семи тысяч штыков, 26 пушками, 3 броневиками и 2 бронепоездами. Другая группа советских войск заняла в начале января 1918 г. Сумы и Конотоп, а 14 (27) января 1918 года после двухдневных боёв взяла станцию Бахмач. Наступление советских войск по направлению к Нежину на Киев прикрывала небольшая группа украинских войск у ст. Круты. Туда из Киева Центральная Рада направила свои последние резервы - только что мобилизованных необстрелянных студентов и гимназистов. Там 16 (29) января 1918 г. и состоялся бой под Крутами, получивший широкую известность в украинской историографии своими мифами и преувеличенными оценками с чудовищным искажением реальных событий. Этому частному бою, рядовому столкновению в общей военной кампании, украинские историки приписывают громадное значение, выставляя его как пример героизма украинской молодёжи, сложившей свои головы во имя независимости Украины. Бой закончился разгромом украинских частей и бессмысленной гибелью необученной молодёжи, посланной Центральной Радой на убой.
   Вот как описывал эти события бывший член Центральной Рады УНР Дмитрий Дорошенко в своих воспоминаниях "Война и революция на Украине": "Когда со стороны Бахмача и Чернигова двинулись на Киев большевистские эшелоны, правительство не могло послать для отпора ни единой воинской части. Тогда собрали наскоро отряд из студентов и гимназистов старших классов и бросили их - буквально на убой - навстречу прекрасно вооруженным и многочисленным силам большевиков. Несчастную молодежь довезли до станции Круты и высадили здесь на "позиции". В то время, когда юноши (в большинстве никогда не державшие в руках ружья) бесстрашно выступили против надвигавшихся большевистских отрядов, начальство их, группа офицеров, осталась в поезде и устроила здесь попойку в вагонах; большевики без труда разбили отряд молодежи и погнали его к станции. Увидев опасность, находившиеся в поезде поспешили дать сигнал к отъезду, не оставшись ни минуты, чтобы захватить с собой бегущих... Путь на Киев был теперь совершенно открыт".
   Сами лидеры Центральной Рады, во главе с Грушевским, Петлюрой и Голубовичем так же подло поступили, как и бросившие своих солдат под Крутами офицеры. Убегая от большевиков в январе 1918 г., они не оповестили о необходимости эвакуации рядовых членов Рады и других политических деятелей. Об этом пишет в своих воспоминаниях их соратник Д. Дорошенко. Он боялся, что большевики расстреляют всех оставшихся в городе националистов, включая его самого. Большевики не расстреляли, но факт позорного поведения верхушки Центральной Рады налицо. Так поступают только трусы и предатели! Даже Гитлер не бросил Берлин при крахе своего рейха. А вот деятели Центральной Рады - бросили и подло сбежали. А перед этим послали на убой несчастных студентов, чтобы те прикрывали у станции Круты их позорное бегство. Склонность к предательству со стороны вождей украинских националистов - их отличительная черта.
   После возвращения с помощью немецких оккупационных войск Центральной Рады в Киев был и создан миф о сотнях погибших героев, которым прикрывалась некомпетентность и преступное равнодушие руководства Центральной Рады к судьбе посланной на смерть молодёжи. Так писала об этом одна из киевских газет 16 марта 1918 г. в статье "Трагедия в Крутах": "Мы хотим обратить внимание общества и украинской власти на ту страшную трагедию, которая произошла около ст. Круты во время приближения большевиков к Киеву. В Крутах погиб цвет украинской учащейся молодёжи. Погибло несколько сотен лучшей интеллигенции - юношей - энтузиастов украинской национальной идеи. Такая утрата для культурной нации была бы тяжёлой; для нашего народа она неизмерима. Виновата в этой трагедии вся система нелепости, всё наше правительство, которое после блестящего социального законодательства, после полугодового администрирования оказалось оставленным народом и армией, и в таком безнадёжном положении решило защититься от хорошо вооружённой большевистской армии несколькими сотнями учащейся молодёжи. Вооружив на скорую руку эти жертвы правительственной легкомысленности, без всякой военной подготовки отправили их в Круты..."
   После заупокойной службы 19 марта 1918 г. состоялись многолюдные похороны в присутствии родных, студентов, гимназистов, солдат и духовенства. С проникновенной траурной речью обратился к собравшимся Михаил Грушевский, скорбя о "сотнях погубленных жизней". В братскую могилу на Аскольдовом кладбище, по данным тогдашней прессы, было опущено 17 гробов. Именно перед траурной церемонией были обнародованы сведения о "сотнях погибших", которые так и не были документально подтверждены. Но этот миф послужил моральным оправданием для инициаторов этой авантюры. Не очень удивлюсь, если со временем станет известно о ведущей роли в этом председателя Центральной Рады Грушевского, который на похоронах семнадцати жертв весьма убедительно изображал сочувствие родным и близким "сотен погибших". Это вполне вписывается в нелестную характеристику жизненного стиля "отца нации", данную его соратниками.
   25 августа 2006 года "Мемориал памяти героев Крут" на железнодорожной станции Круты был официально открыт президентом Украины Виктором Ющенко. В его состав входит монумент, символическая могила-курган, часовня, озеро в форме креста, а также музейная экспозиция, расположенная в старинных железнодорожных вагонах.
   Вот что пишет доктор исторических наук Валерий Солдатенко: "В новейшей Украине стало уже обычаем в конце января каждого года привлекать общественное внимание к эпизоду, случившемуся в разгар революционного перелома, - бою под Крутами... Приобретя определённую инерционную самодостаточность, в украинской историографии событие под Крутами получило гипертрофированные оценки, обросло мифами, стало приравниваться к известному подвигу спартанцев под Фермопилами, а погибшими все чаще стали называть всех 300 юношей, из них 250 студентов и гимназистов. В отсутствие других ярких примеров проявления национального самосознания и жертвенности, к этому событию всё активнее обращаются, реализуя воспитательные мероприятия, особенно в среде молодёжи". Кстати, численность "сотен героической молодёжи" примерно составляла 120 чел. (четыре взвода по 28-30 солдат). Это указано на стр.136 учебника 11 класса (см. раздел 6).
   В январе 1918 г. для обороны Киева Украинская рада располагала не более 1200 солдат надёжных войск, остальные сохраняли нейтралитет либо проявляли враждебность Раде. Тем временем в Киеве 16 января (29 января) 1918 г. большевики, эсэры и рабочие завода "Арсенал" подняли восстание против Центральной Рады, к которому присоединились рабочие других предприятий и часть солдат местного гарнизона. Против них выступило несколько разрозненных частей Центральной Рады, а большинство войск киевского гарнизона сохраняли нейтралитет. В Киеве в это время находилось до 20 тысяч солдат и офицеров бывшей Русской армии, которые остались сторонними наблюдателями. 22 января восстание было подавлено после кровопролитного штурма завода "Арсенал".Через несколько дней в Киев вошли красные отряды под командованием Муравьёва, состоявшие из украинских красногвардейцев, остатков царской армии и отряда матросов-выходцев из Украины. Это была не агрессия России, а начало полномасштабной гражданской войны, которая охватила всю территорию бывшей царской России. А бой под Крутами был мелким эпизодом гражданской войны между вооружённым народом, сражавшимся под разными знамёнами.
   В день подавления большевистского восстания на заводе "Арсенал", 22 января (4 февраля) 1918 г. войска Муравьёва подошли к городу и закрепились в Дарнице. 27 января (9 февраля) Киев был взят, а накануне по соглашению о перемирии правительство УНР и трёхтысячный отряд гайдамаков ушли из Киева по Житомирскому шоссе. Войска Муравьева и другие революционные отряды начали преследование войск Рады, чтобы не допустить закрепления отступающих в Житомире, после чего их остатки собрались в районе небольшого посёлка Сарны на р. Случ.
   27 января (9 февраля) 1918 года делегация Центральной рады подписала сепаратный мирный договор с блоком Центральных держав и обратилась к Германии и Австрии с просьбой направить на Украину свои войска для защиты своей власти. Вся территории Украины переходила под юрисдицкию германских и австро-венгерских войск. Во исполнение этого договора большевики были обязаны освободить территорию Украины. В феврале на территорию Украины вступили немецкие и австро-венгерские войска. К концу апреля территория УНР оказалась под контролем немецкой и австро-венгерской армий. Генерал-фельдмаршал фон Эйхгорн в Киеве возглавил администрацию большинства оккупированных областей Украины, за исключением частей Волынской, Подольской, Херсонской и Екатеринославской губерний, оказавшихся под управлением австро-венгерской военной администрации.
   1 марта 1918 года передовые отряды армии УНР - гайдамаков, сечевых стрельцов и запорожцев, под командованием Симона Петлюры вступили в Киев, оккупированный немцами. В Харьков, занятый немцами 7-8 апреля, вместе с ними вступил Запорожский корпус под командованием полковника УНР П. Болбочана. Начальником оккупационного гарнизона в Харькове был назначен генерал Менгельбир.
   9 марта в Киев вернулись Рада Народных Министров и Центральная Рада. В столице их встретили сдержанно. 12 марта весь состав кабинета подал в отставку. Новый состав не улучшил ситуации, потому что его члены подбирались келейно по партийному признаку, и "компетентных специалистов в нём насчитывалось не более трёх". К концу марта 1918 г. германское и австро-венгерское командование и иностранные дипломаты убедились в бесперспективности сотрудничества с Центральной Радой, сборищем краснобаев и болтунов.
   В период конфликта между СНК Советской России и Центральной Радой в противовес призрачной власти Центральной Рады, не имевшей поддержки широких народных масс, на юге России появились региональные советские республики. На IV областном съезде советов рабочих депутатов Дон-Кривбасса (27-30 января 1918) в Харькове было провозглашено создание Донецко-Криворожской Советской Республики и присоединение её к Советской России. Территориально ДКСР охватывала современные Сумскую, Харьковскую, Донецкую области, частично Екатеринославскую, Херсонскую губернии и Область Войска Донского. Столицей новообразованной республики стал Харьков. После появления в Харькове немцев правительство Донецко-Криворожской советской республики эвакуировалось в Луганск, а затем в Таганрог.
   На части Херсонской и Бессарабской губерний с января по март 1918 г. существовала Одесская народная республика. 19 марта 1918 года состоялся 2-й Всеукраинский съезд Советов в Екатеринославе. Съезд постановил объединить все советские образования на территории Украины в единую Украинскую Советскую Республику в составе Российской советской республики, которая создавалась как федерация Советских национальных республик. При этом ряд представителей Донецко-Криворожской республики (большевики, часть левых эсеров и несколько социал-демократов) сначала не хотели даже признавать, что относятся к Украине, считая свой край исключительно частью России. К маю в связи с оккупацией большей части Украины германскими войсками Украинская Советская Республика прекратила существование.
   23 апреля трёхсторонняя комиссия подготовила хозяйственный договор между УНР, Германией и Австро-Венгрией. УНР обязалась поставить Центральным державам 60 млн пудов зерна, 400 млн штук яиц, другую сельскохозяйственную продукцию. Впоследствии в Германию даже вывозились эшелоны украинского чернозёма. Командование немецких и австро-венгерских войск, декларировавшее своё невмешательство во внутренние дела УНР, было разочаровано неспособностью правительства УНР обеспечить вывоз продовольствия в Германию и Австро-Венгрию.
   25 апреля по приказу фельдмаршала Г. Эйхгорна в УНР были введены немецкие военно-полевые суды. Центральная Рада выразила протест. 28 апреля немецкий военный патруль захватил здание, где заседала Центральная Рада, арестовал несколько членов Центральной Рады и закрыл заседание. Участник этого заседания Центральной Рады Алексей Гольденвейзер так описал разгон Рады немецким патрулём: "....с лестницы донёсся шум, дверь в зал растворилась, и....немецкие солдаты...тотчас вошли в зал. Какой-то фельдфебель подскочил к председательскому креслу и на ломаном русском языке крикнул: "По распоряжению германского командования, объявляю всех присутствующих арестованными. Руки вверх!" Всем депутатам было предложено, предварительно пройдя унизительную процедуру личного обыска, перейти в соседнюю комнату, где они просидели около часа, а затем "кто-то грубым и насмешливым тоном крикнул нам: "Вон! Расходись по домам!"
   29 апреля практически устранённая от власти Центральная Рада утвердила "Статут о государственном устройстве, правах и вольностях УНР", уже к тому времени не существовавшей даже формально. В тот же день на Всеукраинском съезде хлеборобов, который собрал около 6,5 тысяч делегатов, Павел Скоропадский (1873-1945), бывший генерал-лейтенант царской армии, флигель-адьютант царского двора и крупный землевладелец, был провозглашён гетманом Украины. Государственный переворот с утверждением власти режима Гетманата, поддержанный немецкой военной администрацией, совершился почти бескровно. Страна была переименована в Украинскую Державу.
   Перед марионеточным правительством Скоропадского германское оккупационное командование основной задачей поставило обеспечение бесперебойного снабжения продовольственными и другими стратегическими товарами (фураж, уголь) германскую армию и репарационные поставки их в Германию (вплоть до вывозки украинского чернозема). При Скоропадском были отменены достигнутые в ходе революционного процесса социальные преобразования. По всей стране отмечались факты сопротивления селян, недовольных оккупационными порядками. 3 июня 1918 года по призыву украинских эсеров вспыхнуло восстание в Звенигородском и Таращанском уездах Киевской губернии, подавленное карательными отрядами гетмана и оккупационными войсками. 30 июля 1918 года командующий немецкими оккупационными войсками в Украине генерал-фельдмаршал Герман фон Эйхгорн был убит в Киеве эсером Б. М. Донским, бросившим бомбу.
   Режим Скоропадского был скомпрометирован зависимостью от немцев, стремившихся к экономическому грабежу Украины. Гетман был тесно связан с имущими классами, стремившимися повернуть вспять перемены, принесённые революцией. Киевское чиновничество не скрывало своей неприязни к украинской государственности и высказывало желание восстановить единую неделимую Россию. Всё это привело к ослаблению из без того шаткого положения гетмана, власть которого держалась лишь на немецких штыках. Недовольство населения, главным образом крестьян, вылилось в организацию сельских отрядов самообороны, крестьянских армий и крупных вооружённых бандитских формирований. Всё это привело к анархии, хаосу и общей дестабилизации обстановки в стране, контроль над которой гетман был не в силах установить.
   Генерал Деникин в своих воспоминаниях описал так ситуацию в 1918 г. на Украине: "Украинский хаос как можно лучше характеризуется состоянием дел в несчастном Екатеринославе (совр. Днепропетровск). О нём сообщалось в середине ноября следующее: Город разделён на пять районов. В верхней части расположились добровольческие дружины, в районе городской думы - еврейская самооборона, далее - кольцом охватывают немцы; добровольцев, самооборону и немцев окружают петлюровцы и, наконец, весь город в кольце большевиков и махновцев".
   И Деникин, и реалистически мысливший заместитель Грушевского в Центральной Раде В. Винниченко (в отличие от честолюбивого председателя, способного только барственно покраснобайствовать перед депутатами и обожавшего в окружении высших офицеров армии покрасоваться своей окладистой бородой перед шеренгами солдат) лишь в эмиграции ясно поняли, что создание реального государства на Украине возможно было только с введением единовластия, путём подавления всякого сопротивления и консолидации украинского общества вокруг понятной народу идеи, каковой ни Рада, ни Грушевский, ни Петлюра не могли предложить, а украинский национализм, исповедуемый кучкой самозванцев, простому русскому народу был неинтересен. Народ пошёл за большевиками, предложившими мир, свободу от помещиков и землю.
   Осенью 1918 г. после поражения Германии в мировой войне начался вывод немецких войск с Украины, и Скоропадский фактически не мог уже рассчитывать на немецкие штыки. В этих условиях гетман Скоропадский 14 ноября 1918 г. назначил новый кабинет, почти полностью состоящий из русских монархистов, и провозгласил Акт Федерации, по которому обязался объединить Украину с будущим небольшевистским российским государством в федерацию. Но это ему было не суждено осуществить. Позже в своих воспоминаниях П. Скоропадский, когда уже не надо было демонстрировать "свидомые" настроения, так объяснял его разногласия со сторонниками самостийности: "Разница между мною и украинскими кругами та, что последние, любя Украину, ненавидят Россию; у меня этой ненависти нет. Во всем этом гнете, который был так резко проявлен Россией по отношению ко всему украинскому, нельзя обвинять русский народ; это была система правления; народ в этом не принимал никакого участия".
   Слабостью правительства Скопадского воспользовались бывшие деятели Центральной Рады, которые в Белой Церкви в ноябре 1918 г. образовали Директорию вновь объявленной Украинской народной республики во главе с В. Винниченко, наиболее влиятельным деятелем которой в дальнейшем стал Симон Петлюра. Уже 14 декабря 1918 года войска Директории, на сторону которой перешли воинские части Скоропадского (сечевые стрельцы Евгена Коновальца и Андрея Мельника, а также сформированная австро-венгерской армией "Серожупанная дивизия"), заняли Киев. Скоропадский бросил своё правительство и позорно бежал с немцами из Киева, переодетый раненным немецким офицером.
   Политика взявшей власть в Киеве Директории отличалась своей непоследовательностью и отсутствием единой программы. То она пыталась копировать систему советов большевиков, то использовала органы администрации, оставшиеся от Скоропадского. Похоже, что лидеры Директории не знали, что им делать и чем заниматься. В основном они дискутировали по политическим вопросам, не уделяя внимания насущным проблемам. Симон Петлюра, как военный министр, полностью утратил контроль за армией. Крестьянская армия УНР, собранная в конце 1918 года для ликвидации режима Скоропадского, вскоре разбежалась по домам. В январе 1919 года Днепровская повстанческая дивизия атамана Зелёного, бравшая Киев с петлюровцами, перешла на сторону советской власти. В связи с разногласиями среди членов Директории, её председатель В. Винниченко подал в отставку. С февраля 1919 года фактическим руководителем Директории становится Петлюра. Вскоре Петлюра утратил контроль и над Запорожским корпусом Болбочана. В начале 1919 года армия УНР, потеряв большую часть своих формирований, по боеспособности не представляла в военном отношении какого-нибудь значения. Правительство Директории, понимавшее своё шаткое положение и, готовое в любой момент "дать дёру", размещалось в штабных железнодорожных вагонах и не обладало никакой реальной властью в стране. В то время была популярна шутка: "В вагоне Директория, под вагоном территория". Винниченко позже вспоминал: "Все наши широкие массы солдат не оказывали большевистским отрядам никакого сопротивления или даже переходили на их сторону, почти все рабочие каждого города были за них, в селах сельская беднота явно была большевистской, словом, огромное большинство именно украинского населения было против нас".
   В это время на арену гражданской войны вступил ещё один участник: началась интервенция войск Антанты. Ещё в декабре 1917 года Великобритания и Франция разделили территорию России, через которую проходили фронты Первой мировой войны, на сферы влияния. Юг России отошёл к Франции. 2 декабря 1918 г. в Одессе появился первый французский военный корабль, а 15 декабря началась высадка 15-тысячного десанта англо-французских войск. 18 декабря белогвардейские отряды при поддержке французских войск вступили в бой с украинским гарнизоном в Одессе и заставили его покинуть город. Союзники оказывали военную помощь Добровольческой армии Деникина, занявшей к тому времени территорию Кубани, Ставрополья и Северного Кавказа. В январе - начале февраля 1919 года войска Антанты заняли Николаев и Херсон, но в марте под давлением частей Красной армии, которые состояли преимущественно из перешедших на сторону большевиков повстанческих отрядов атамана Григорьева, союзники оставили Херсон и Николаев, а в начале апреля 1919 года были эвакуированы все войска Антанты из Одессы.
   С лета 1918 г. активизировались действия против большевиков донских бело-казаков и белогвардейцев, вставших под знамя Добровольческой армии и Донского Войска. Против них действовал Южный фронт красногвардейцев под командованием Антонова-Овсеенко.
   В такой сложной и непредсказуемой ситуации петлюровское правительство установило контакт с националистическим правительством Западно-Украинской Народной Республики, провозглашенной 3 ноября 1918 г. во Львове Украинским национальным советом на землях бывшей австро-венгерской Галиции. Но уже 6 ноября восставшие поляки контролировали более половины города, а 21 ноября подошедшие регулярные части польской армии полностью захватили Львов. Правительство ЗУНР (Государственный секретариат во главе с К. Левицким) сначала расчитывало на автономию в составе Австро-Венгрии, а когда та распалась, только что образованное правительство ЗУНР под ударами польской армии бежало в Станислав (ныне Ивано Франковск). Тем временем Румыния оккупировала Буковину, а чехословацкие части заняли территорию Закарпатья. К июню 1919 г. Галицкая армия ЗУНР полностью потеряла контроль над территорией республики и 50 тысяч бойцов были вынуждены перейти через р. Збруч на территорию УНР. Правительства обеих украинских республик были на грани катастрофы, и оба надеялись друг на друга.
   1 декабря 1918 года делегаты Западно-Украинской Народной Республики и Украинской Народной Республики подписали в Фастове договор об объединении обоих украинских правительств. 22 января 1919 года в Киеве состоялось провозглашение Акта о формальном объединении УНР и ЗУНР на федеративных началах (так называемый Акт Злуки). Эта дата с большим энтузиазмом празднуется сегодня в Украине, как слияние в единой Соборной Украинской Народной Республике двух по сути самозванных Директории УНР и Национального совета (Державного секретариата) ЗУНР. Их никто не избирал, как и Центральную Раду. Попытки их хотя бы формально узакониться посредством каких-то временных, собранных на скорую руку и недееспособных "Трудового Конгресса" для УНР или "Украинского Народного Совета" для ЗУНР, не были доведены до конца в условиях военных действий. Оба правительства потеряли свои территории и висели на волоске.
   Правительство ЗУНР, потеряв всю свою территорию, представляло собой группу изгоев с министерскими портфелями, но без народа и без страны, расчитывавших на военную помощь Петлюры. Директория УНР с Петлюрой во главе сидела в Киеве в вагонах поезда, готовая в любой момент дать сигнал к отъезду, в ожидании наступления или большевиков, или Деникинской Добровольческой армии, или войск Антанты, высадивших в декабре 1918 г. десант в Одессе, и с небоеспособным сбродом вместо армии расчитывала на помощь Галицкой армии. Поэтому правительства только что объединившихся "государств" стремились надуть друг друга.
   В конце 1918 г. рабоче-крестьянское правительство Украины, учитывая сложную военно-политическую обстановку, предложило Директории союз с целью объединения усилий для противодействия десанту Антанты и белогвардейцам формируемой на Дону Добровольческой армии генерала Деникина. Директория не согласилась на мирные предложения и объединение с Временным рабоче-крестьянским правительством Украины во главе с Г. Пятаковым и 16 января 1919 года с перепугу объявила войну Советской России. В январе 1919 г. началось наступление войск большевиков на Директорию силами двух украинских повстанческих дивизий, сформированных ранее для борьбы против режима Скоропадского. В январе-апреле 1919 года основные вооружённые силы Директории были разгромлены украинскими советскими войсками. 5 февраля советские части вошли в Киев, а в марте 1919 г. выгнанный большевиками из Киева Петлюра, прижатый к реке Збруч, начал переговоры с польским правительством, которому в обмен на военную помощь против Советов обещал отдать Галицию и Волынь (т.е. продавал поляккм население ЗУНР). Со своей стороны командующий Галицкой армией генерал Мирон Тарнавский начал переговоры о переходе на сторону белогвардейских Вооруженных сил Юга России с главнокомандующим генерал-лейтенантом Антоном Деникиным, который не признавал независимости Украины и УНР, а воевал за неделимую Россию. По этим соглашениям (Зятковские соглашения, ноябрь 1919 г.) командующий Галицкой армии генерал-четарь Мирон Тарнавский передавал армию ЗУНР в полном составе в подчинение Добровольческой армии и таким образом предал своих партнёров в УНР, которые вскоре предали ЗУНР, заключив петлюровский договор с поляками. Таким образом оба украинских "правительства" в склонности к взаимному предательству стоили друг друга. Поэтому День Злуки на самом деле является днём национального позора, хотя и празднуется в современной националистической Украине с большой помпой. Это у националистов такая традиция праздновать позорные поражения за неимением побед!
   Но на этом дело не закончилось. Прибывшие 7 ноября 1919 г. в ставку Галицкой армии представители ВСЮР узнали, что подписанный в Зятковцах генералом Тарнавским договор руководством ЗУНР и УНР не признаётся. На следующий день на совещании главного атамана УНР Симона Петлюры, президента ЗУНР Евгения Петрушевича и других высших политических руководителей обеих республик было решено предать военно-полевому суду Тарнавского и других участников переговоров с Добровольческой армией.
   Но через 2 дня части Добровольческой армии нанесли удар на Жмеринку и прервали связь правительства ЗУНР в Каменце-Подольском с петлюровской армией. Петлюра при этом сообщил новому командующему Галицкой армии генералу Осипу Микитке, что в отместку за договор ГА с ВСЮР он заключил перемирие с поляками. Взбешённый Петрушевич потребовал отстранить Петлюру от руководства УНР и разрешил командованию ГА продолжать переговоры с Добровольческой армией. Петлюровцы восприняли заключение галичанами соглашения с белыми как акт национальной измены.
   Полевой суд над Тарнавским и его соучастниками 13 ноября закончился частичным оправданием подсудимых, а уже 17 ноября 1919 г. делегация ГА подписала аналогичный первому договор с командующим Одесского белогвардейского гарнизона генералом Николаем Шиллингом, наотрез отказавшимся вести переговоры с петлюровцами. 16 ноября польские войска согласно договору с Петлюрой подошли к крепости Каменец-Подольский и Петрушевич во главе правительства ЗУНР под охраной сотни стрельцов бежал в Румынию, а затем в Вену.
   Описание последовательного хода событий Гражданской войны, которое мы прервали отступлением, связанным с Актом Злуки, продолжаем с марта 1919 г., когда потерявший контроль над ситуацией Петлюра начал переговоры с польским правительством Пилсудского о помощи против Красной армии и в конце концов бежал в Варшаву. К маю 1919 года почти вся территория Украины в границах бывшей Российской империи контролировалась войсками Красной армии. Но окончательно добить петлюровские войска Красной армии помешало наступление белой армии Деникина.
   Политика военного коммунизма и особенно продразвёрстка, начатая большевиками, в скором времени вызвала массовое недовольство крестьян. Весной 1919 г. всю Украину охватили крестьянские волнения, поддержанные партизанскими отрядами Никифора Григорьева и анархиста Нестора Махно. Одновременно перед большевиками стояла нелёгкая задача сдержать белые армии ВСЮР, которые к февралю 1919 г. разгромили на Северном Кавказе 90-тысячную 11-ю армию РККА и в мае 1919 г. стали захватывать юг России в ходе борьбы против Южного фронта Красной армии. Они прорвали фронт красных и перешли в наступление, нанося главный удар на Харьков. В мае-июне белыми был полностью занят Донбасс и Крым. Нависла угроза взятия Харькова, где в марте состоялся Третий Всеукраинский съезд Советов, на котором было провозглашено создание Украинской советской социалистической республики (УССР) как самостоятельного государства. Председателем ЦИК УССР был избран Григорий Петровский, председателем СНК УССР - Христиан Раковский. В июне Добровольческой армией были взяты Екатеринослав и Харьков. Дальнейшее основное наступление белых планировалось на Москву. В то же время южная группировка войск ВСЮР продолжала наступать в направлении Херсона, Николаева и Одессы, которую белые взяли в августе 1919 г. Общее катастрофическое положение советской власти усугубляло восстание Чехословацкого корпуса в Поволжье и на Урале - вооружённое выступление бывших пленных австро-венгерской армии в мае - августе 1918 года, а в Сибири - наступление армии Колчака.
   Добровольческая армия превосходила по составу Красную армию и над советской властью нависла угроза военного поражения на всех фронтах гражданской войны. Войска белых к осени 1919 г. составляли около 270 тысяч штыков (600 орудий, 38 танков, 72 самолёта). Пятитысячной группе белых войск генерала Николая Бредова была поставлена задача взять Киев. 18(31) августа группа войск Бредова, продвигаясь с юга вдоль берега Днепра, достигла Киева, выбила из города части остатки Красной армии и вытеснила вошедшие в Киев одновременно с частями ВСЮР объединённые остатки Галицкой армии и армии УНР. Конфликт в Киеве привёл к объявлению 11 (24) сентября 1919 г. Директорией войны белогвардейцам ВСЮР, которые нанесли ряд ощутимых поражений петлюровской и галицийской армиям, в результате чего они утратили всякую боеспособность. Петлюровское руководство Директории, отказавшееся договариваться с белыми, бросило свой правительственный поезд на станции Гречаны (у г. Проскуров, совр. Хмельницкий) в конце ноября, и перешло на нелегальное положение. Армия УНР перестала существовать, а её остатки пытались пробиваться на юг через белогвардейские тылы.
   Военные победы Добровольческой армии в ходе её наступления в 1919 г. привели к тому, что к ноябрю 1919 года бо́льшая часть территории Украины в границах бывшей Российской империи контролировалась силами белого движения. В мае-июне ими был занят Донбасс, Екатеринослав, Харьков. Войска Деникина рвались к Москве, 6 октября они взяли Воронеж, 13 октября - Орёл и угрожали Туле. Большевики были близки к поражению.
   Летом 1919 г. на юге Украины активизировалась крестьянская армия Нестора Махно, заключившего военное соглашение с Красной армией по совместной борьбе с войсками белогвардейцев. В середине июля Махно возглавил Реввоенсовет армии Украины. Это способствовало перелому в гражданской войне и успеху Красной армии, усиленной переброшенной с польского фронта латышской стрелковой дивизией. Поздней осенью 1919 г. началось контрнаступление Красной армии на орловско-курском направлении, начавшей теснить белых.
   Начавшееся в октябре-ноябре 1919 года наступление большевиков развивалось стремительно. В конце ноября-начале декабря 1919 года войска РККА, преследуя отступающие части Деникина, вошли с севера на территорию Украины. 12 декабря 1919 года советские войска взяли Харьков, 14 декабря ими был взят Киев.
   Зимой 1919/20 года деникинские войска оставили Донбасс, Ростов-на-Дону. В феврале - марте 1920 года они понесли поражение в битве за Кубань, после чего казачьи части Кубанской армии разложились окончательно и стали массово сдаваться в плен красным или переходить на сторону "зелёных", что повлекло за собой развал фронта белых и отступление Белой армии к Новороссийску. Остатки белых армий весной 1920 года, были эвакуированы из Новороссийска в Крым, где были сформированы в апреле в Русскую армию под командованием генерал-лейтенанта Петра Врангеля. Генерал Деникин ушёл в оставку и покинул Россию.
   Среди частей Галицкой армии, оставшихся на юге Украины, солдаты открыто высказывались о необходимости мира между ЗУНР и Россией. В середине января 1920 года в Виннице, в месте расположения руководства Галицкой армии, произошло восстание революционного комитета, который выступил за сотрудничество УГА с большевиками. Комитет наладил связи с местными большевиками и в марте 1920 года из бывшей Украинской Галицкой армии были сформированы три самостоятельные бригады, которые вошли в состав Красной армии.
   Восточная Украина почти полностью перешла под контроль большевиков к концу декабря 1919 года, центральная и правобережная Украина были заняты в начале 1920 года. Осенью 1920 года Красная армия ворвалась в Крым. Под её ударами белая армия и множество гражданских беженцев на кораблях Черноморского флота с крымского побережья отплыли в Константинополь. Общая численность покинувших Крым белых составила около 150 тысяч человек.
   В начале 1920 г. согласно договору Петлюры с Польшей польские войска оккупировали Галицию и Волынь и угрожали Советской Украине. После длительных безуспешных дипломатических усилий большевиков польско-петлюровские войска 5-6 марта 1920 года перешли в наступление, взяв Мозырь и Калинковичи и отрезав железнодорожное сообщение с Украиной, куда массово перебрасывались большевицкие войска.
   17 апреля 1920 года Юзефом Пилсудским был утверждён план наступления на Украине, конечной целью которого было занятие Киева. 6 мая 1920 года польские войска вступили в Киев, а 8-9 мая захватили плацдарм на левом берегу Днепра.
   2-3 июня 1920 года началось наступление советских войск с продвижением в тыл польским войскам из района Белой Церкви, а также форсирование Днепра у Киева. 12 июня большевики взяли Киев. Активно развивая наступление, войска Юго-Западного фронта к 10 июля вышли на рубеж Сарны - Ровно - Проскуров - Каменец-Подольский, а к августу достигли Вислы. На подступах к Варшаве советские войска были остановлены и разбиты, после чего поляки к 18 августа 1920 года перешли в ответное контрнаступление на всём протяжении фронта. Во второй половине сентября 1920 года советские войска, отступая, отошли за пограничную реку Збруч.
   18 марта 1921 года был подписан Рижский мирный договор, согласно которому была завершена советско-польская война, а граница между УССР и Польшей была установлена по реке Збруч. На этом в основном закончилась гражданская война на Украине.
   Таким образом период 1917-1920 гг. на территории современной Украины был острой борьбой за власть с калейдоскопической сменой национально ориентированных самозванных правительств при вооружённых конфликтах между различными политическими, национальными и социальными группами, ставших результатом Февральской и Октябрьской революций 1917 года в Российской империи, а также вспыхнувшей на её территории Гражданской войны. На Украине свирепствовала безграничная анархия, жесточайшее гражданское противостояние и безвластие. Почти одновременно действовали шесть армий, принадлежавших разным силам: украинская, большевицкая, белая, польская, войска Антанты и повстанческие крестьянские формирования разной численности и ориентации, включая анархистов и мелкие бандитские шайки деклассированных элементов. Менее чем за год Киев переходил из рук в руки пять раз. Города и целые районы были отрезаны друг от друга многочисленными фронтами. Голодающие города опустели, их жители рассеялись по деревням в поисках продуктов. Сёла в буквальном смысле слова забаррикадировались от непрошеных гостей. Тут и там появлялись вооружённые банды и целые никому не подчинявшиеся крестьянские армии со своими атаманами-батьками типа Григорьева около Херсона или Нестора Махно в районе Гуляй-Поле, которые поддерживали то одних, то других. Все эти события братоубийственой войны завершились установлением советской власти и образованием Украинской ССР на бо́льшей части территории современной Украины.
   Учёный, критик, публицист и историк Михаил Драгоманов (1841-1895) в своих воспоминаниях, возможно, с запоздалым сожалением признавался: "Мы, украинские демократы, были искренне и безоглядно влюблены в московскую демократию. Мы твердо ей верили. Верили, что ее идеалы, идеи, интересы тождественны с нашими. Таким образом российская демократическая революция является также и украинской, и поэтому украинцы должны ее защищать. Любое отделение Украины от демократической России считали мы бессмысленным, предательским, губительным для самой же Украины. Лозунг украинской государственной независимости мы единодушно и с возмущением отвергали, отрицали".
   Драгоманову противоречат другие националисты в эмиграции, которые считали причиной неудачи попыток создать Украинскую народную республику в 1917-1919 гг. предательство украинских демократов, ориентировавшихся на действия российских революционеров: "Катастрофа 1917-1922 годов была наказанием Украины за то, что ее национальные вожди отреклись от украинских национальных интересов". Это справедливо в отношении буржуазных Центральной Рады и Директории, чьи лозунги о национальной автономии были продиктованы главным образом стремлением их оторванных от народа мелко-буржуазных лидеров к личной власти и не имели ничего общего с национальными интересами подавляющей массы крестьянского населения, считавшего себя единым народом с русскими остальной России и не ведавшими, что их называют почему-то украинцами. Ну что могло быть общего у "отца нации" Михаила Грушевского или других его соратников по Раде или Директории и селянина любой на выбор малороссийской волости? Не было никакой связи с кучкой интеллигентских деятелей и у всего народа Малороссии. Симон Петлюра в своих эмигрантских воспоминаниях, когда уже не надо было кривить душой и проявлять "национальное сознание руководителя украинского народа", путая народ и "национально свидомое общество", откровенно писал: "В идеалах и практических постулатах украинского общества, начиная с Кирилло-Мефодиевского братства и вплоть до наших дней, национальное развитие части украинского народа, вошедшей в состав России, всегда мыслилось в пределах последней и в тесном союзе с народом, населяющим ее".
   Фактически такой же гражданской войной, аналогичной гражданской войне в России после революции 1917 г., является так называемая Антитеррористическая операция на Донбассе 2014-2016 гг., вопреки трактовке узурпировавшего власть в начале 2014 г. националистического галицкого меньшинства, которое рассматривает ополченцев Донбасса бандитами и недочеловеками. В то же время, даже при поверхностном сравнении, бросается в глаза характерное отличие в вовлечённых в военные действия социальных групп населения. Во время гражданской войны начала ХХ в. против основной массы населения, поддерживавшей советскую власть, воевали сравнительно небольшие группы населения Российской империи, стремившиеся сохранить монархический или буржуазный строй в России - белогвардейцы, белое движение. В то время на Украине на социальную революцию наложились лозунги национальной автономии и самостоятельности, выдвигавшиеся одержимыми "украинской идеей" буржуазными националистами, не имевшими поддержки у народных масс. В начале XXI в. против не желавшей терять связи с Россией основной массы населения Украины действовали заранее подготовленные и поддержанные западными антироссийскими политическими кругами агрессивные националистические отряды последователей бандеровской идеологии, установившие по сути националистическую диктатуру в стране. Прикрываясь лживыми ультрапатриотическими лозунгами, они служили орудием заокеанских хозяев по "сдерживанию" возрождавшейся и всё более восстанавливавшей свой статус мировой державы Российской Федерации. Современная гражданская война на Донбассе, являясь показателем национально-политического противостояния среди населения самой Украины, служит просто инструментом давления на Россию Запада, использующего народ Украины как разменную монету в многовековом стремлении англо-саксов подавить Россию и завладеть её громадной территорией и природными богатствами. Все остальные призывы (часто высосанные из пальца и иногда граничащие с истерикой) западных политиков и СМИ к "демократизации, свободе слова и борьбе за права человека" в России, служат просто дымовой завесой и прикрытием этой главной цели.
   * * *
  
   Продолжение раздела 1.
  
   Cтр.139. "Грушевский уже 27 марта прибыл в Киев, и с его прибы?тием украинское движение в Киеве сразу ощутило опытную и авторитетную руку своего рулевого. Никто в тот момент не подходил больше для роли национального вождя, чем Грушев?ский, никто даже и сравниться не мог с ним по авторитету и тому уважению, которым окружало его все украинское обще?ство". (Дмитрий Дорошенко).
   Михаил Сергеевич Грушевский (1866-1934) - украинский историк, политический деятель, один из лидеров украинского национального движения, завоевавший себе среди украинских националистов репутацию "отца нации" своим многотомным трудом "История Украины-Руси", где были заложены основы сфальсифицированной истории Украины и который послужил важной вехой в истории украинского сепаратизма в XX веке. При этом тот, кто читал этот труд в оригинале на украинском языке, которым Грушевский, по собственному признанию, владел плохо, не мог не отметить, что язык его произведения выглядит как намеренное издевательство над украинским языком. Форменная белиберда! (по отзыву современника).
   Спрашивается, зачем писать научный "эпохальный" труд на языке, которого не знаешь?
   Киевский историк, славист, археограф А. В. Стороженко считал, что заказчиком трудов Грушевского в период его деятельности на посту профессора Львовского университета были власти Австро-Венгрии. Вена тогда очень нуждалась в идеологах, способных противостоять набиравшему силу движению русофилов и заложить "научные основы" истории ещё только создаваемого украинского народа. И его заказчики не приняли бы историю Украины, написанную на русском. Вот и пришлось Грушевскому как умел выкручиваться.
   Бывший заместитель Михаила Сергеевича по Центральной раде Сергей Ефремов, просто за голову хватался, жалуясь на "безмежну нудоту, яка охоплює, коли читаєш його праці. Фактів навергало силу силенну, а серед них жодної Аріадниної нитки.. До того ж розволіклість, пережовування десятками разів (буквально!) одного і того самого" (рус. "безграничную скукоту, которая охватывает, когда читаешь его труды. Фактов накрутил множество, а среди них ни одной ариадниной нити.... К тому же разбросанность, пережевывание десятками раз (буквально!) одного и того же".)
   Грушевский всю свою жизнь был не очень разборчив в средствах, обладая манией величия, стремлением к славе и не страдая от скромности. В возрасте 28 лет тщеславный молодой историк, спекулируя на враждебных отношениях к России австрийских властей, предлагает им свои услуги и получает кафедру истории в Львовском университете, где в 1904 г. ему сооружается прижизненный бронзовый бюст. Он принимается за наукообразное обоснование бредовой исторической концепции первородности "украинства", необходимой австрийцам в их идеологическом противостоянии Российской империи. Вся эта концепция сводилась в сущности к трём голословным утверждениям:
   - Украинцы ведут своё происхождение от древних укров и под именем антов существовали ещё в VI веке нашей эры.
   - Варяжского пришествия в Киев не было.
   - В старину украинцы назывались "руськими", а Украина - Русью, но во времена политического упадка это имя "было присвоено великороссийским народом", который не имел отношения к древней Руси, а появился на исторической сцене гораздо позже. Грушевский обнаружил "украинские племена" и "украинских князей" в те времена, когда ни русских, ни австрийцев ещё и на свете не существовало. Вот откуда пошли сказки про "египетские похождения казаков под руководством славного гетмана Александра Македонченко"!
   Выполняя этот щедро оплачиваемый австрийцами политический заказ, "корифей украинства" нагло использовал наработки своего учителя В. Антоновича и анонимную "Историю Русов". Этот, приписываемый то архиепископу Конисскому, то Григорию Полетике труд, многие профессиональные историки характеризовали как прекрасное художественное произведение или политический памфлет, имеющий мало общего с историческими фактами, т.е. банальный художественный вымысел. Грушевский добавил к этой основе свои придумки истории "древних украинцев" и, в надежде выцыганить у австрийцев побольше денег, "разбавил" свой труд до 8 томов.
   Используя щедрое австрийское финансирование, он без стеснения увеличивал своё материальное благосостояние, приобретая особняки и доходные дома во Львове и Киеве. Не случайно в 1914 г. М. Грушевский, сохранявший связи с австрийскими властями, был арестован в Киеве царской охранкой по обвинению в австрофильстве и за участие в создании легиона украинских сечевых стрельцов для австрийской армии был сослан в Симбирск. В 1917 г. Грушевский был избран председателем Центральной Рады. После поражения Директории в марте 1919 г. Грушевский бежал в Австрию под крылышко своих хозяев. Но он всегда следовал политической конъюнктуре и, когда послевоенная лишившаяся имперского достоинства Австрия потеряла интерес к Грушевскому, по окончании Гражданской войны он позорно запросился в Россию, раскаиваясь в своих прежних заблуждениях, лакейски признавая ошибки и заверяя в любви. Советская власть, стремившаяся расколоть враждебную себе украинскую эмиграцию, поманила бывшего "отца нации", сыграв на его тщеславии и корыстолюбии. После нескольких обращений Грушевского к украинскому советскому правительству, в которых он осуждал свою контрреволюционную деятельность, ВУЦИК в 1924 году разрешил ему возвратиться на Родину для научной работы и предложил занять пост президента Всеукраинской академии наук. Клюнув на это предложение и возвратившись в Советскую Украину, Грушевский предал своих бывших друзей по украинской державной идеологии, для которых стал политическим трупом, как охарактеризовал этот шаг экс-председатель Центральной Рады бывший министр УНР Никита Шаповал. С тех пор украинские националисты считали его подлым предателем национальной украинской идеи.
   После назначения завкафедрой украинской истории в ВУАН он трудоустроил туда свою жену и племянника. Будучи непомерно тщеславным, договаривался с руководством страны с каким пафосом и размахом отпраздновать 40-летие своей научной деятельности. Неприглядные поступки Грушевского и его сомнительные личные качества отмечали многие его современники. Известный историк Сергей Ефремов писал в своем дневнике о закулисных интригах Грушевского в ВУАН: "Клубок гадюк какой-то завелся. Клоака вонючая, которая отравляет вокруг себя воздух".
   В. Винниченко о научной работе своего коллеги в дневнике записал: "Написать 8 томов истории Украины - вещь, разумеется, важная. Правда, ни ничуть не гениальная, даже не талантливая. Читать ее можно в наказание ..". А о самом Грушевском отозвался откровенно: "Завистливый, нечестный старичок". Украинский поэт Александр Олесь аналогично охарактеризовал личность М. Грушевского: "Лукавий, хитрий був дідок".
   Cовременный украинский публицист, дочь известного писателя и правозащитника Александра Бердника (1926-2003), Мирослава Бердник называет М. Грушевского мифотворцем и интриганом. [12]
   После ареста в 1931г. М. Грушевский в ГПУ признался в антисоветской деятельности Украинского национального центра и, как его идейный вождь, сдал всех участников, которые были репрессированы. Сам "корифей" отделался лёгким испугом и отличился способностью перешагивать через трупы. В конце 1930 х годов его антирусские псевдоисторические труды, написанные по заказу венского двора, были изъяты из обращения. Грушевский не знал, что в XXI в. продолжатели исторических фантазий автора "Истории Украины Руси" отряхнут с них пыль и доведут до абсурда, приписав "древним украм" все достижения человечества, вплоть до создания египетских пирамид и изобретения колеса.
   Имя Грушевского стало снова восстанавливаться в сомнительном пантеоне "героев украинской нации" с возрождением национализма в независимой Украине. С фактами необъективной идеализации и неумеренного восхваления так называемых "борцов за украинскую идею" нам ещё предстоит не раз столкнуться в учебниках и дальше.
  
   Стр.140. "...Старик с большой серебряной боро?дой - живой символ несокрушимой воли украинского народа к национальному возрождению, профессор М. Грушевский шел в первых рядах манифестантов".
   Какой же это старик? "Живому символу несокрушимой воли" было всего 51 год. А "несокрушимая воля" использовалась главным образом для приспособленчества и личного обогащения молодого тщеславного и циничного бородача.
  
   Стр.145. "Сколько времени прошло от создания Украинской Центральной Рады и объединения ЗУНР и УНР в одно государство?"
   И здесь выдается желаемое за действительное. Ни о каком государстве в этот период не может быть речи. Провозглашение государства может служить фактом его основания только, если государство начало свое функционирование как реальный организм. Центральная Рада УНР не обладала всей полнотой власти на Украине, находившейся в хаосе продолжавшейся гражданской войны. По словам главы Генерального секретариата Дмитрия Дорошенко, в 1917 г. "во всех крупных центрах власть правительства Центральной рады существовала к концу года лишь номинально". В конце апреля 1918 года Центральная рада была разогнана немецкими оккупационными властями, а власть перешла в результате государственного переворота к немецкому ставленнику гетману П. П. Скоропадскому.
   Точно так и формальное провозглашение объединения УНР и ЗУНР (так называемый Акт Злуки) не может рассматриваться как создание государства. Это была просто политическая декларация, и не более того. Помпезное празднование "Акта Злуки" в современной Украине не соответствует значению самого договора между самозванными правительствами УНР и ЗУНР, руководители каждого из которых пытались обмануть друг друга. Подробнее см. главу "Гражданская война на Украине в 1917-1920 гг."
  
   Стр.146. "Почему голод 30-х годов в Украине называют словом "голодомор"?"
   Это название придумано в независимой Украине для квалификации голода 1932-1933 гг. как "геноцида украинского народа большевиками", с переносом вины на русский народ или "российский империализм" согласно идеологии украинского национализма. Подробнее см. главу "О голодоморе".
  
   Глава 3 книги

О голодоморе

  

Ложь успевает обойти полмира,

пока правда надевает штаны.

Уинстон Черчиль

  
   Вокруг страшной трагедии - голода в Советском Союзе в 1930-х годах на Украине не прекращаются политические спекуляции. Украинские националисты яростно доказывают, что это был геноцид украинского народа. Истреблять работников снабжавших страну хлебом - такую чушь могли выдумать только люди со злобными намерениями, поскольку рабочих рук в стране тогда не хватало. Это наглое враньё, имеющее единственную цель: возбудить ненависть к советской власти для успеха десоветизации современной Украины и усиления антироссийских настроений в националистических кругах украинского общества. О том, что голод был устроен намеренно, как спланированный геноцид украинского народа, документальные свидетельства отсутствуют, а о предпринимаемых мерах по спасению голодающего населения - имеются многочисленные.
   Сергей Аксёненко в книге "Украинский национализм", описывая обвинения националистов в намеренном характере голода, замечал: "Сталин был прагматиком. Мог ли этот человек в напряжённый период индустриализации всерьёз желать того, чтобы было уничтожено население региона, где производится большая часть продовольствия страны? Чтобы Украина стала безлюдной?.... Может Сталин хотел уничтожить украинцев и "быстренько" заселить освободившиеся территории новыми хлеборобами?... а кем Сталин хотел заселить, освободившиеся от украинцев, территории? Кем - русскими, грузинами, евреями, казахами?... ... националисты намекают на то, что это русские.... но такого количества людей, чтобы заселить новые территории, в стране просто не было. Рабочих рук и без того катастрофически не хватало".
   И Аксёненко на простых примерах показал, что у руководства СССР не было никаких причин устраивать геноцид украинского народа. Более того, спасать от голода стали в первую очередь украинцев. Сталин писал Л. Кагановичу в пик голода в августе 1932 г.: "Как видно из материалов, о сокращении плана хлебозаготовок будут говорить с ЦК не только украинцы, но и северо-кавказцы, Средняя Волга, Западная Сибирь, Казахстан и Башкирия. Советую удовлетворить пока только украинцев, сократив им план на 30 миллионов и лишь, в крайнем случае, на 35-40 миллионов. Что касается остальных, разговор с ними отложите на самый конец августа". В других письмах Сталин давал указание: "...Нужно взять лишь пострадавшие колхозы, скосив им в среднем 50% плана. Индивидуалам скосить лишь 1/3 или даже 1/4 плана... Ввиду тяжелого положения на Украине считаем совершенно необходимым срочное привлечение войск, как к уборочной, так и прополочной работе". [9]
   Если замена развёрстки продналогом в начале 1920-х годов в своё время способствовала заинтересованности крестьян в результатах своего труда и, как результат, вызвала увеличение сельско-хозяйственного производства, то директивное сворачивание НЭП и курс большевиков на коллективизацию к концу десятилетия привели к обратному эффекту, к существенному уменьшению объёма государственных закупок сельско-хозяйственной продукции, что усугубилось снижением урожайности из-за неблагоприятных пару лет погодных условий.
   В XX веке в России голодные годы, вызванные периодическими неблагоприятными погодными условиями, приходились на 1901, 1905, 1906, 1907, 1908, 1911 и 1913 гг. Они объяснялись кроме неурожая также низким общим уровнем продовольственной безопасности, сильно зависящим от урожайности зерновых культур. Неустойчивость русских урожаев - прежде всего результат неблагоприятных климатических условий. При этом наиболее плодородные районы отличаются особой неравномерностью осадков. К этому добавилась общая экономическая разруха и убыль мужского населения на селе в результате Первой мировой и в ходе Гражданской войны.
   На нехватку зерна повлиял и недостаток тягловой силы для посевных работ в результате реквизиции и гибели лошадей во время Гражданской войны, а отсутствие транспорта для перевозки собранного зерна в приспособленные хранилища приводило к большим потерям зерна при хранении. Всё это вместе с засухой в южных районах привело к тому, что сбор зерна в 1931 г. сократился в целом на 30%, в том числе примерно на 9% на Украине, на 10% на Северном Кавказе, на 27% в Казахстане, на 40% в Поволжье и на 50% в Приуралье.
   В связи с тем, что в 1927 г. произошло резкое снижение объёма хлебозаготовок, на XV съезде ВКП(б), проходившем со 2 по 19 декабря 1927 года, было принято решение о проведении коллективизации сельскохозяйственного производства в СССР - ликвидации единоличных крестьянских хозяйств и объединении их в коллективные хозяйства (колхозы). Коллективизация сопровождалась кампанией против "кулацких элементов", сопротивлявшихся обобществлению единоличных хозяйств. В начале процесса коллективизации распространились слухи о том, что крестьяне придерживают хлеб, желая взвинтить цены на сельхозпродукцию, что подтверждалось завышенными цифрами статистики, свидетельствовавшими о наличии у крестьян припрятанных запасов зерна. Кроме того в 1926-1927 гг. группа ответственных работников партийного аппарата ВКП(б), так называемая "левая оппозиция", затем "объединённая оппозиция" во главе с Львом Tроцким (Лейба Бронштейн) и позже присоединившимися Григорием Зиновьевым (Овсей-Гершен Аронович Радомысльский) и Львом Каменевым (Розенфельд) требовала обратить внимание на кулацкую опасность и ввести для зажиточных крестьян принудительное изъятие хлеба по твёрдым ценам. На практике это привело к значительному увеличению масштабов изъятия излишков хлеба и усилению репрессий не только против крепких "кулацких" хозяйств, но и против середняков, что выполнялось местными органами власти на основании постановления Политбюро ЦК ВКП(б) от 30 января 1930 года "О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации". Эта кампания была названа "раскулачиванием" и сопровождалась "перегибами", политическими репрессиями, кровавыми расправами с несогласными, принудительным выселением целых семей в отдалённые районы Сибири, кулацкими бунтами и крестьянскими восстаниями. Принудительная коллективизация привела к массовому сопротивлению крестьянства. В одном только марте 1930 года ОГПУ насчитало 6.500 бунтов, восемьсот из которых было подавлено с применением оружия. В целом в течение 1930 года около 2,5 миллионов крестьян приняли участие в 14 тысячах выступлений против коллективизации. В ответ власти применили жёсткие меры подавления и усилили репрессии. Согласно приказу ОГПУ ? 44.21 от 6 февраля 1930 года, началась операция по "изъятию" 60 тысяч кулаков "первой категории". Всего за 1930-1931 годы, как указано в справке Отдела по спецпереселенцам ГУЛАГа ОГПУ, было отправлено на спецпоселение 381 026 семей общей численностью 1 803 392 человека. За 1932-1940 годы в спецпоселения прибыло ещё 489 822 раскулаченных.
   В 1931 году в пяти регионах СССР - Западной Сибири, Казахстане, на Урале, на Средней и Нижней Волге и на Украине - был неурожай вследствие засухи, что значительно сократило хлебные ресурсы страны. Некомпетентная политика в сельском хозяйстве сделала положение критическим. В 1932 году последовал ещё больший спад производства продуктов питания, прежде всего за счёт основных хлебопроизводящих районов СССР - зерновых районов УССР и Кубани. К началу осени 1932 года страна испытывала трудности с обеспечением городского населения продовольствием. К началу весны 1933 года голодали Западная Сибирь, Казахстан, Урал, Средняя и Нижняя Волга, Центрально-Чернозёмный Округ, Украина и Северный Кавказ.
   В результате коллективизации и раскулачивания резко упало сельско-хозяйственное производство, а насильственная экспроприация запасов зерновых под видом "изъятия излишков" привела к тому, что в 1932-1933 гг. в зерносеющих районах страны (Украина, Среднее Поволжье, Кубань, Северный Кавказ, Белоруссия, Южный Урал, Западная Сибирь и Казахстан) разразился массовый голод, который унёс жизни миллионов советских граждан (по разным оценкам, от четырёх до восьми миллионов человек). В независимой Украине это было названо "голодомором" и трактуется как искусственно созданный советской властью голод с целью намеренного уничтожения украинского народа (геноцида).
   Однако имеющиеся документы опровергают намеренный характер действий советского руководства по целенаправленному уничтожению украинского населения. Так, 2 марта 1930 года Сталин опубликовал в "Правде" статью "Головокружение от успехов. К вопросам колхозного движения", в которой он возлагал ответственность на чрезмерно ретивых исполнителей. А начиная с лета 1932 года, государство выделило голодающим районам обширную помощь в виде так называемых "продовольственных ссуд" и "семенных ссуд", планы хлебозаготовок неоднократно снижались, но даже в сниженном виде были сорваны. В архивах находится шифротелеграмма секретаря Днепропетровского обкома Менделя Хатаевича от 27 июня 1933 года, с просьбой выделить области дополнительно 50 тыс. пудов хлеба, с резолюцией Сталина: "Надо дать. И. Ст."
   В публикациях, изданных непосредственно сразу после произошедшего, основными причинами возникновения массового голода указываются: конфискация всех продуктов питания у крестьян; повторный значительный неурожай; катастрофическое положение сельского хозяйства; отсутствие полной объективной и своевременной информации о состоянии дел на местах; несостоятельность системы планирования, учёта и контроля; неэффективность системы снабжения и распределения. Эти объективные причины не предполагали какого-либо намеренного плана по уничтожению именно населения Украины, а влияли абсолютно одинаково на все пострадавшие от голода регионы страны, приведя повсеместно к значительным человеческим жертвам.
   Количество крестьян, погибших от голода на Украине, по данным энциклопедии "Британника", составило от 4 до 5 млн, а всего в СССР в этот период от голода умерло от 6 до 8 млн человек. Энциклопедия Брокгауза приводит цифры жертв голода от 4 до 7 миллионов человек. Исследователь Н. Ивницкий указывает, что, помимо Украины, голод имел место также на Северном Кавказе, в Поволжье, Центрально-Чернозёмной области, Урале, Сибири. Л. Кучма в книге "Украина - не Россия" свидетельствует: "Так было во всех хлебосеющих районах СССР". Л. Кучма без надрыва враждебности к русским взвешенно и откровенно описывает реальные события голодомора 1932-1933 гг. и на Украине, и в центральных областях России, и в Поволжье, одинаково страдавших от общего несчастья, по всей стране вызванного силовой конфискацией хлебопродуктов, организованном местными советскими и партийными органами и проводившейся местными заготовителями и их активными помощниками на местах. Тяжёлый голод имел место в Казахстане и многие местные жители были вынуждены массово откочевать на сопредельные территории. Писатель Михаил Шолохов напрямую обращался к Сталину с просьбой помочь продовольствием голодающим Северо-Кавказского края и Молотову было дано указание оказать помощь. При этом Сталин в ответном письме писателю признавал, что "иногда наши работники, желая обуздать врага, бьют нечаянно по друзьям и докатываются до садизма".
   Об успехах коллективизации и раскулачивания секретарь ЦК КП(б) Украины Станислав Косиор в декабре 1932 г. докладывал Сталину, упоминая и о негативных моментах этой кампании. Политбюро ЦК ВКП(б) 4 июля 1933 г. приняло постановление, признавшее "перегибы" в ходе коллективизации. Один из наиболее ретивых исполнителей, Пашинский, был исключён из партии и приговорён к расстрелу. В том же году, несмотря на людские потери от голода, снижение престижа крестьянского труда, массовую миграцию сельского населения в города, в том числе и в связи с трудовыми потребностями начинавшейся индустриализации страны в первой пятилетке, в результате коллективизации посевные площади увеличились и, хотя объём сельскохозяйственной продукции снизился, но продовольственное обеспечение населения в целом к 1933 г. выправилось и последствия голода были преодолены, когда погодные условия благоприятствовали и удалось собрать неплохой урожай хлеба.
   На XVII съезде ВКП(б) (1934) руководители УССР выступили с резкой критикой своих методов руководства республикой, "подменой эффективного управления голым администрированием и репрессивными методами", утрате контроля над ситуацией на местах, перекосе в сторону технических культур и несоблюдении базовых принципов ведения сельского хозяйства, приведших к значительному снижению урожайности. Сталин писал в шифровке Кагановичу и Молотову 2 июля 1932 г. о неудовлетворительной деятельности украинских руководителей: "Чубарь своей разложенностью и оппортунистическим нутром и Косиор .... преступно-легкомысленным отношением к делу - загубят в конец Украину. Руководить нынешней Украиной не по плечу этим товарищам. У меня создалось впечатление (пожалуй, даже убеждение), что придется снять с Украины обоих, - и Чубаря и Косиора". К руководству СССР и лично к Сталину во всяком случае не может относиться обвинение в преднамеренной организации голода, выдвинутое Верховной радой в 2006 г. Да и остальных указанных при этом советских и партийных руководителей СССР и УССР могут обвинять в сознательном планировании голода только украинские националисты. Документы свидетельствуют, что в связи со сложной ситуацией в сельском хозяйстве УССР, запланированные в 1931 году заготовки по крестьянскому сектору в размере 434 млн пудов были снижены до 356 млн пудов (5831,3 тыс. тонн). На совещании Политбюро КП(б)У 6 июля 1932 года, все члены Политбюро, включая Скрыпника, высказались за снижение плана хлебозаготовок, ссылаясь на недосев зерновых на 2,2 млн га и гибель озимых на 0,8 млн га. И 21 июля было выполнено перераспределение плана хлебозаготовок по предложению Любченко и Чубаря со уменьшением по единоличным хозяйствам. А 25 июля Сталин направляет Молотову и Кагановичу телеграмму о необходимости дополнительного снижения плана хлебозаготовок для наиболее пострадавшего от неурожая Правобережья УССР на 30-40 млн пудов. 29 октября 1932 года выходит Постановление Политбюро ЦК ВКП(б), в котором указывалось: "Согласиться с предложением т. Молотова и ЦК КП(б)У о дополнительном снижении плана хлебозаготовок по Украине на 70 млн пудов". (Википедия. Голод на Украине (1932-1933). Эти данные, разоблачающие беспардонное враньё обличителей в голодоморе руководства страны, никогда не приводились в украинских публикациях.
   Во время каждой годовщины голода 1930-х годов (как будто можно определить чёткую дату его начала!) украинские телеканалы показывают кинохронику с худыми детьми и бессильно лежащими на дорогах голодающими. И этими постановочными съёмками пытаются доказать зрителям, что это было снято в 1930-е годы, когда реально киносъёмки могли выполняться только профессиональными журналистами, да и то только с ведома и по заданию государственных органов информации. Даже фотоаппараты у простого населения в то время были фантастикой. Поэтому обилие кинокадров при крайне ограниченном количестве фотодокументов (большинство сомнительного происхождения) свидетельствует о намеренной фальсификации и злостной спекуляции на людском несчастьи, не брезгуя подлогом и ложью.
   Необходимо отметить, что в те же годы голод был не только на Украине и других, указанных выше регионах Советского Союза, но и в других странах. Голодало население Западной Украины в составе Польши, о чём в то время писала западная пресса и о чём предпочитают молчать националисты, так как это не вписывается в их идею о "геноциде". Голод 1930-х годов во многих странах был результатом великой депрессии - всемирного экономического кризиса, усугублённого неурожайными годами из-за неблагоприятных погодных условий во многих регионах мира. Причём в США в конце 1920-х годов голодали американские рабочие и безработные, которых погибло гораздо больше, чем в Украине. Оттуда и была взята часть фото-кино-"доказательств" о голоде на Украине, опубликованных в украинских СМИ.
   Таким образом обвинение в целенаправленном голоде только на Украине является фальшивкой, т.е. миф о "голодоморе" 1932-1933 гг. является злостной фальсификацией современных украинских националистов по разжиганию патологической ненависти к России и советской власти. По их версии, начавшей усиленно муссироваться после получения независимости, голодомор 1932-1933 годов был организован Москвой специально, чтобы "подавить волю украинцев к независимости".
   В 2006 году, во времена президента Ющенко, Службой безопасности Украины было рассекречено более 5000 страниц государственных архивов о Голодоморе. Однако, реальных документов, удостоверяющих факты массовой смертности населения, найдено не было, несмотря на "усиленные поиски" крайне заинтересованных в этом украинских исследователей, в том числе непосредственно занимавшегося этой темой историка Владимира Вятровича. В украинских архивах практически даже не было найдено бесспорных фотографий голода 1930-х. На Украине не найдено и массовых захоронений умерших от истощения стариков и детей, которые должны были бы быть в случае массовой гибели людей. И в ход пошли спекуляции на эту тему, а также фальсификация документальных свидетельств. Для обоснования факта голодомора украинские власти и ангажированные укро-учёные использовали много фальшивок. Иногда вместо "обнаруженных списков" жертв голодомора публиковались старые списки избирателей тех времён или "воспоминания" пожилых людей, якобы свидетелей, переживших голод в младенческом возрасте, которые не могли вообще помнить то время.
   Спекулируя на "голодоморе",националисты утверждают:
   - В украинских сёлах люди умирали от голода, а в русских областях крестьяне голода не ощущали. Это враньё. Русские крестьяне, как и казахи, и крестьяне других национальностей в пострадавших от голода регионах СССР также умирали голодной смертью.
   - Для предотвращения миграции массы сельского населения в города украинские сёла огораживали колючей проволокой с оцеплением из солдат. Эти сочинённые для большего впечатления мифы являются просто банальной выдумкой.
   - У крестьян отбирали паспорта, чтобы не допускать их в города. У крестьян вообще не было паспортов, ни при царизме, ни при советской власти.
   пока правда За неимением достоверных демографических данных того периода, численность потерь среди украинцев оценивают очень по-разному: от 1,8 млн до 7,5 млн. Среди учёных также нет единого мнения относительно общего числа смертей от голода в СССР в 1932-1933 годах. Некоторые иностранные историки говорят о 5,5-8 миллионах погибших, утверждая, что более половины из них были украинцами.
   По оценкам современных демографов из Национального института демографических исследований (франц. INED, Institut national d'études démographiques), вероятный размер сверхсмертности для Украинской ССР в 1933 году составил 2,2 миллиона человек. В публикациях и фильмах североамериканской диаспоры, а также с трибун отдельных украинских политиков озвучиваются цифры в 7, 8, 10 миллионов. Демографы из INED отмечают очевидную завышенность цифр 3,5 и 5 миллионов.
   Американский историк Тимоти Снайдер возмущался враньём президента Виктора Ющенко, который в одном из выступлений говорил о "10 миллионах смертей и втрое завысил количество погибших украинцев". По подсчётам Института демографии и социальных исследований Национальной академии наук Украины, жертв голода было 3,2 млн.
   Согласно заключению специальной комиссии при ГД РФ от голода в СССР погибло около 7 млн человек.(Википедия)
   Доктор исторических наук украинский профессор Станислав Кульчицкий в 1988 г. возглавлял специальную комиссию по расследованию голода 1932-1933 гг. В вышедшем в результате работы комиссии докладе "1933: трагедия голода", опубликованном в марте 1988 года в "Украинском историческом журнале", Кульчицкий писал, что представление об организованном голоде на Украине не только глубоко ошибочное, но и "иррациональное", то есть антинаучное, и что, хотя с продуктами питания в 1932-1933 годах были серьёзные проблемы, но усилиями властей смертность от голода была минимизирована. В докладе говорилось, что осенью 1932 года в Украине было почти 25 тысяч колхозов, которым власть выдвинула завышенные планы хлебозаготовок. Несмотря на это, 1500 коллективных хозяйств сумели выполнить эти планы и не попали под карательные санкции, поэтому смертельного голода на их территориях не было. Как отмечал С. Кульчицкий, "Едва ли можно утверждать, что в национальной политике в СССР не было ошибок или отклонений. Имели место серьёзнейшие, широкомасштабные и трагические ошибки. Однако, несмотря на это, все попытки выделить страдания украинского народа путём затушевывания или преуменьшения тягот, выпавших на долю других наций (а именно этот способ избирается украинскими националистами, особенно когда речь заходит о русских), несут на себе отпечаток недостатка сознательности со стороны исследователей, а также их очевидной склонности к фальсификации". Выводы комиссии снимали с правящей коммунистической партии обвинения в организации голода.
   После 1991 года Кульчицкий коренным образом изменил направленность своих историко-идеологических работ, став руководителем рабочей группы историков при правительственной комиссии по изучению деятельности ОУН-УПА. Современные работы С. Кульчицкого преимущественно посвящены попыткам обоснования героизации и реабилитации ОУН-УПА и теории о "голодоморе-геноциде украинского народа". Канадский историк Джон-Пол Химка сказал о нём: "Кульчицкий облачает в академическую оболочку вожделения и стремления власть имущих". А академик НАН Украины Пётр Толочко высказался о Кульчицком ещё точнее, что он "скользит по верхам, обслуживая современную политическую конъюнктуру, живя по принципу: чего угодно? А сегодня "угодно" провозгласить голодомор геноцидом украинского народа - и он это делает".
   пока правда Большинство работ исследователей голодомора написаны в США и Канаде в 1960 1970 е годы украинскими эмигрантами-националистами и основаны на устных рассказах нескольких "чудом выживших очевидцев". Тогда же в печатных трудах украинских эмигрантов впервые и появился термин "голодомор" для голода 1932-1933 гг., который якобы устроили "клятые москали", чтобы уморить несчастных украинцев. В тот период советские газеты регулярно публиковали списки районов, сёл, колхозов, предприятий или даже отдельных лиц, не выполнявших планов по заготовке продовольствия. Право вносить сёла и коллективы в такой список имели областные комитеты ЦК Компартии Украины по представлению районных и сельских ячеек. Иными словами, формально это была инициатива снизу. А партийное и советское руководство УССР тех времен в основном состояло из лиц коренной национальности. Именно эти люди стояли во главе республики и её областей во время голода.
   В 2006 году украинская Верховная рада официально признала голодомор геноцидом украинского народа. Количество погибших от голода на Украине (3 миллиона 941 тысяча человек, неизвестно как подсчитанные научно-демографической экспертизой, проведенной Институтом демографии и социальных исследований им. М. В. Птухи НАН Украины) легло в обвинительную часть приговора Апелляционного суда г. Киева от 13 января 2010 года по делу в отношении организаторов массового голода 1932-1933 годов в Украинской ССР - Иосифа Сталина и других представителей власти СССР и УССР. Признаны лично виновными в голодоморе были Сталин, Молотов, Каганович, Косиор, Чубарь, Хатаєвич, Постышев. Решения принимало руководство партии, их выполняли все уровни партийно-советского аппарата вплоть до сельских, но эти решения, конечно, не могли содержать каких-то преднамеренных планов по организации голода именно для истребления украинского населения. Это несусветная чушь! А количество жертв, как выразился профессор Кульчицкий, "было взято с потолка".
   Организованные украинскими властями "выставки фотодокументов Голодомора" использовали фотографии голода в Повольжье в начале 1920-х годов или в США во время великой депрессии, выдавая их за съёмки на Украине в 1930-х годах. А. Бушков писал, что "иные снимки "умирающих от голода украинцев" на самом деле запечатлели голодающих Поволжья (1922 г.) и даже... изможденных американских безработных времен Великой депрессии (1929 г.)" И это не выдумки современных критиков. В 1935 году американская газета "Нью-Йорк таймс" писала: "В германской и австрийской прессе развязана голодоморная пропаганда о несчастных жертвах Советского голода. ... некоторые фотографии были сделаны раньше в 1921 году во время голода на Волге. Это излюбленный приём антибольшевистской пропаганды". То есть снова разыгрывание "украинской карты" австро-германскими правительственными кругами. Например, фото с выставки СБУ (ноябрь 2006 г.) с надписью "Они собирались в Харьков за хлебом. 1933" сделано в Поволжье в 1921 г.
   После обнаружения подлога с фотографиями из Поволжья и Америки остались только фотографии из коллекции кардинала Теодора Инницера, бывшего в 1930-х годах пастырем украинцев-католиков в Австрии, который имел тесные связи с нацистским руководством Германии. Фотографии из коллекции Инницера сделаны австрийским инженером А. Винербергером в Харькове и являются единственными настоящими фотографиями, сделанными в 1932-1933 гг. во время голода. Сейчас его 23 фотографии доступны на сайте госархива Украины (http://www.garethjones.org/soviet_articles/thomas_ walker/~muss_ russland_hungern.htm) и показывают мёртвых людей на улицах Харькова, что служит доказательством реальности голода. Снимки Винербергера впервые опубликованы в Вене в 1935 г. в книге доктора Эвальда Амменде "Должна ли голодать Россия?". Их оригиналы (около 100 негативов) до сих пор хранятся в Архиве Венской епархии в коллекции кардинала Теодора Инницера. В Украине эти снимки были впервые опубликованы в 2007 г. Все остальные, которые появлялись на организованных СБУ фотовыставках 2006 г. или ранее, являлись обычно фотографиями голода в Поволжье в 1921-1923 гг., принадлежащими, как правило, норвежскому полярному исследователю Фритьофу Нансену, посетившему голодающие районы России по заданию Красного Креста в 1921 году, а другие - фальшивками СБУ.
   О мёртвых и умирающих людях в 1931 г. на улицах Харькова и Сталино (бывшая Юзовка, совр. Донецк) сообщал также английский консультант по советской индустриализации Гарет Джонс, контролировавший доставку машин и оборудования на советские стройки. Наиболее часто он бывал на востоке Украины, где английские компании оборудовали угольные шахты и паровозоремонтные депо. В архивах советской разведки он значился как шпион, были зафиксированы несколько его контактов с лидерами троцкистской оппозиции в СССР - с Христианом Раковским, Карлом Радеком.
   Странным в фотографиях Винербергера является более всего то, что он единственный человек из сотен иностранцев, посещавших столицу УССР Харьков, кто сфотографировал покойника на улице и которому попались несколько десятков таких покойников, а другим не попалось ни одного. Так не бывает. Скорее всего инженер Винербергер выполнял спецзаказ кардинала Инницера, а фотографии являлись поддельными или постановочными. Иначе о трупах на улицах одного из крупных городов СССР трубил бы весь мир, а журналисты не упустили бы случай сделать фоторепортаж на этой сенсации. Да и Сталин бы не допустил, чтобы столица Украины была усеяна трупами людей. Использование этих фотографий Винибергера как раз дезавуирует утверждение националистов о том, что голодомор был геноцидом украинцев, так как Харьков - это в основном русскоговорящий город с преимущественно русским населением. А это единственные реальные "свидетельства голодомора", другие давно разоблачены как фальшивки.
   В конце 1932 и начале 1933 г. правительство СССР начало кампанию по выявлению вредителей в высшем руководстве сельского хозяйства, в результате 75 человек были осуждены за "левацкие перегибы" заготовительных кампаний 1931 и 1932 годов. 19 марта 1933 года выходит Циркуляр Главного Политического Управления УССР ? 65/СПО "О мероприятиях в связи с продовольственными затруднениями в некоторых районах", в котором указывалось, что "ЦК партии вынес ряд решений об оказании немедленной продовольственной помощи нуждающимся..."
   Публикацию материалов с обвинениями руководства СССР и клеветой по поводу голода в стране осуществляла в основном немецкая пресса. 18 августа 1933 выходит немецкая нацистская газета Voelkisher Beobachter с фотографиями кардинала Инницера, иллюстрировавшими якобы продолжающийся голод в СССР. В связи с тем, что в западной прессе набирала обороты информационная истерия по этому поводу, в начале сентября 1933 г. советская сторона организовала ознакомительные поездки для журналистов и известных персон западного мира в регионы, пострадавшие от голода начала 1933 г. Отчеты побывавших там журналистов подтверждали официальную советскую информацию о том, что голода действительно нет и урожай действительно высок.
   Тем не менее в конце декабря 1933 г. в Вене под председательством кардинала Теодора Инницера состоялась "Межнациональная и межконфессиональная конференция по вопросу голода в СССР", где в очередной раз было провозглашено о продолжающемся в СССР голоде и звучали фальшивые призывы к оказанию помощи. В то же время в США "делегация украинцев Америки" пыталась добиться направления комиссии в СССР с целью изучения имевшегося в текущий момент голода. Тема намеренно организованного голода ешё долго продолжала использоваться как украинскими эмигрантскими кругами в США и Канаде, так и нацистской Германией. Так, в 1934 и 1935 годах в прессе был инициирован ряд публикаций о голоде в СССР, якобы в то время продолжавшемся.
   В 1950-1980 гг. время от времени появлялись западные публикации на тему голодомора, "намеренно организованного Москвой для подавления сопротивления Советско-Русскому угнетению и Русскому империализму" и "унесшего жизнь более 7 миллионов этнических украинцев". Выходили десятки статей в различных изданиях, организовывались симпозиумы, проходили демонстрации под лозунгами, обвиняющими "Кремль в геноциде". 21 марта 1984 года в сенат США был внесён законопроект о создании комиссии по расследованию массового голода на Украине со стороны "империи зла" с финансированием более 3 млн долларов из госбюджета США. Шабаш продолжался!
   Между тем Международная комиссия по расследованию голода на Украине - инициированная и фактически финансируемая "Всемирным конгрессом свободных украинцев" (создан в 1960-х годах для формирования "единого антибольшевистского фронта" при поддержке различных спецслужб западных стран), в результате рассмотрения в 1988-1989 гг. материалов и документов пришла к выводу: "Комиссия на основе представленных доказательств не смогла обнаружить и подтвердить существование плана по организации голода на Украине". Казалось бы уже можно было поставить точку и прекратить инсинуации на тему голодомора. Но украинским националистам неймётся и они то и дело оживляют похороненные мифы.
   Неуклюжие попытки их воскресить показывают всю несостоятельность бредовой теории голодомора, как "геноцида" и политических спекуляций на смертях погибших и страданиях выживших и их потомков. Но украинский национализм не может существовать без идеологической подпитки своих апологетов постоянными антироссийскими акциями, без чего он начинает выдыхаться. В интервью главному редактору "Полярной Звезды" Дмитрию Родину украинский политолог Андрей Ваджра сказал: "Государственный культ голодомора это духовно-психологическая агония украинства". Всё труднее поддерживать старые и придумывать новые ксенофобские мифы, поэтому "украинская идея" постепенно деградирует и теряет в глазах своих сторонников прежнюю привлекательность. А эти мифы рушаться один за другим, оставаясь инструментом националистов-фанатиков.
   В отчёте Международной конференции "Историческая и политическая проблема массового голода в СССР 30-х годов" (2008 год, Москва) сказано: "Мало сказать, что не обнаружен ни один документ, подтверждающий концепцию "голодомор-геноцид" в Украине или хотя бы намёк в документах на этнические мотивы случившегося, в том числе на Украине. Абсолютно весь массив документов свидетельствует о том, что главным врагом советской власти в то время был враг не по этническому признаку, а по признаку классовому".
   пока правда Наряду с жульническими подлогами с кино- и фотодументами на тему о голодоморе исключительно на Украине, тенденциозности "демографических расчётов" количества погибших и замалчивании такого же голода в других районах СССР в 1932-1933 гг., ряд исследователей считает, что на голод в те годы повлияли крайне неблагоприятные объективные условия, совершенно не зависящие от какой-либо злой воли тогдашнего руководства СССР или Украины, обвинённых националистами в создании искусственного голодомора. Эти условия естественного характера, возникшие не сразу, а назревавшие многие годы и даже десятилетия, подробно описаны в работе С. Миронина и С. Покровского "Голодомор? - Предупреждение!". [63]
   Коротко они сводятся к следующему:
   1. Голод, сопровождавшийся болезнями, затронул в основном производящие пшеницу районы и обошёл стороной нечернозёмные области России, в основном специализирующие из зерновых культур на ржи из-за менее благоприятных региональных погодных условий (меньше солнца, больше влажности).
   2. Система сельского хозяйства Правобережной Украины XIX в. с сохранившимися в значительной мере крупными латифундиями польских магнатов, применявших научные приёмы в хозяйстве под наблюдением европейских агрономов, но использовавших рабский труд безземельных крепостных крестьян, не способствовала традиционно-наследственной передаче крестьянских навыков рачительного хозяйствования на земле, что привело после отмены в 1861 г. крепостного права к наделению крестьян землёй, которой они не умели правильно распорядиться и обеспечивать сельско-хозяйственное воспроизводство, применяя примитивные приёмы обработки почвы, что без севооборота сильно обедняло даже чернозёмы с падением урожайности главной зерновой культуры южных районов - пшеницы.
   3. Такое же примитивное земледелие с массой беглых крестьян с Правобережья стало распространяться и в районах Слобожанщины, чему способствовало массовое оказачивание пришлого населения и миграция коренного крестьянства в более северные русские области. Приёмы рачительного хозяйствования в Малороссии были утрачены.
   4. Способствовал экстенсивному земледелию и экспортный пшеничный бум конца XIX века, когда крестьянские хозяйства южных производящих пшеницу районов не уделяли внимания севообороту, стремясь извлечь больше выгоды из отощавшей земли, применяли обмолот зерна в полевых условиях и не строили хозяйственных помещений для его долговременного хранения. Пшеница превратилась в монокультуру при отсутствии средств борьбы с сорняками. Всё это привело к уничтожению на чернозёмном юге России крестьянского уклада жизни и грамотного крестьянствования на фоне массы малоземельных и безлошадных хозяйств на Украине, не располагавших необходимым инвентарём и хозяйственными постройками.
   5. Аналогичное положение сложилось и в Области Войска Донского после ликвидации в 1917 г. крупных помещичьих хозяйств и отсутствии навыков товарного производства в казачьих станицах с основной функцией ввиде военной службы казаков в русской армии.
   6. Это не затронуло традиционных, сложившихся веками приёмов хозяйствования на землях русского крестьянства центральных регионов России, где погодные условия позволяли вместо пшеницы выращивать лишь рожь с сушкой сжатых снопов в овинах и лучшей сохранностью зерна, а также регулярным севооборотом с использованием посевов бобовых или гречихи для борьбы с сорняками и поддержания урожайности полей. А гречиха опыляется только пчёлами и правильное хозяйствование требовало развития пчеловодства с устройствами для содержания ульев в зимний период, т.е. многоотраслевого земледелия.
   7. В центральной России земельная реформа 1861 г. привела к разрушению общинного уклада жизни и появлению более слабых молодых хозяйств, где до некоторой степени также утрачивались сохраняемые стариками знания рачительного хозяйствования.
   8. Ситуация в конце 1920-х годов осложнилась привычкой защиты от постоянных реквизиций продовольствия и лошадей во время Гражданской войны и последующей революционной продразвёрстки путём повсеместного припрятывания зерна в ямах в земле, где от сырости зерно приходило в негодность с развитием гнилостных процессов с образованием спорыньи и грибковой плесени.
   Высокий процент спорыньи в хлебе в прошлом регулярно вызывал массовые отравления, которые списывали на эпидемии, о чём регулярно сообщали дореволюционные газеты. Причём небольшое содержание спорыньи в зерне и муке крестьянами считалось полезным для лучшего сбраживания теста и подъёма квашни. По заключению авторов исследования, наблюдавшийся повсеместно характер состояния опухших трупов умерших людей свидетельствовал не о голодной смерти, а об их отравлении при повышенном содержании спорыньи, что явилось главной причиной смертей крестьянского населения во время голода 1932-1933 гг.
   9. Сырую среднюю полосу России ржаная спорынья преследовала постоянно. На более сухом и тёплом юге эпидемии спорыньи (эрготизма) случались реже, но никто не считал до этого спорынью опасной, кроме образованных людей типа земских врачей, которые от невзгод военного времени покинули сельскую местность. Помочь заболевшим было некому. А токсичность спорыньи на пшенице гораздо выше.
   10. Для создания условий развития эпидемии эрготизма необходима влажная погода и существенный объём заражённых ею посевных площадей. В 1931-1932 гг. повсеместное засорение земель стало реальностью. Выдались эти года с повышенной против среднего влажностью. А массовый саботаж вступавших в колхозы крестьян привёл к позднему севу, что и дало возможность успешного заражения спорыньей молодых ростков пшеницы. А затем процесс развился в земляных ямах, куда прятали зерно про запас. Алкалоиды спорыньи поражают в первую очередь печень. Она перестаёт вырабатывать белок, который препятствует выходу воды из кровеносных сосудов в брюшину и под кожный покров, способствуя опуханию. В ямах с подопревшим зерном развивались и другие грибки, одним из продуктов жизнедеятельности которых является афлатоксин, поражающий печень и вызывающий нарушение координации движений, судороги конечностей, отёки и водянки. По сообщениям органов ГПУ, нередки были случаи, когда в доме с трупами хозяев находили существенные запасы подпорченного плеснью, но вполне с виду пригодного для питания зерна. Значит, дело было не в голодной смерти, а в отсутствии медицинского обслуживания и широком распространения микотоксикозов (отравлении спорыньей и афлатоксином), о чём свидетельствовали вздутые животы и скрюченные гангренозные конечности трупов.
   Далее авторы работы утверждают, что правительство страны в 1932 г. предпринимало усилия именно по борьбе против спорыньи: "В августе 1932 года Наркомзем выпустил предписание принять срочные меры по борьбе с спорыньей. Это предписание отражало секретные распоряжения и доклады ОГПУ о том, что имеются массовые случаи заражения зерна спорыньей, сопровождающиеся заболеваниями и смертями среди крестьян, употреблявших зараженное зерно".
   А за этим следует главный вывод о причинах голода. Ими было массовое припрятывание зерна крестьянами. Но такая массовая повсеместная кампания по сокрытию зерновых запасов не могла охватить такие громадные пространства без намеренных слухов, распускаемых неким заказчиком. И авторы монографии считают таким заказчиком широко разветвлённое сословие хлебозаготовителей и хлеботорговцев, озабоченных увеличением своих прибылей, значительно упавших после свёртывания НЭП и курса на коллективизацию сельского хозяйства, которое грозило вообще лишить их барышей в связи с прямой сдачей хлеба государству. Они и распространяли провокационные слухи, которые привели к массовому припрятыванию зерна.
   пока правда Таким образом, миф о том, что голод на Украине в 1932-33 годах был искусственно спровоцирован правительством СССР для намеренного уничтожения украинцев, как о том твердит националистическая пропаганда, является наглой ложью. Используя архивные документы можно убедиться в обратном, что советское правительство и лично Сталин сделали всё возможное в то непростое время, чтобы предотвратить голод на Украине, даже в ущерб другим районам СССР, также пострадавшим от голода. Не имеют под собой никаких оснований обвинения в массовой продаже за рубеж зерна и другого продовольственного сырья для обеспечения индустриализации страны, что якобы вызвало необходимость реквизиции зерна у крестьян. Наоборот, если взять данные по экспорту зерна из СССР в материалах Лондонской конференции 1933 г. стран-экспортёров пшеницы, то окажется, что при установленной норме экспорта в 50 млн бушелей, т.е. 1430 тысяч тн (1 бушель = 28,6 кг), в 1932 году было вывезено лишь 17 млн.бушелей, т.е. 486 тысяч тн., а поставки муки в Палестину, Кипр и др. страны, составлявшие в 1931 г. 714 тонн, в 1932 г. были вообще прекращены на 3 года. В то же время в 1932 г. в связи с неурожаем было закуплено в других странах 138 тысяч тонн зерна и 67 тысяч тонн риса (против импорта в 1931 г. 172 тонн зерна), по сравнению с 1931 годом импорт крупного и мелкого рогатого скота увеличился в 2,4 раза и 3,8 раза соответственно, импорт мяса и мясопродуктов увеличился в 4,8 раза.
   Голод 1930-х годов - это великая трагедия советского народа, поэтому очень кощунственными выглядят грязные инсинуации на эту тему, когда эту общегосударственную катастрофу объявляют геноцидом против украинцев, сея рознь между украинским и русским народом, умалчивая, что от голода пострадали не только украинцы, но и русские, казахи и люди многих других национальностей.
   * * *
  
   Продолжение раздела 1
  
   Стр.146. "Вспоминают ли в вашей семье события Великой Отечественной войны? Нужно ли помнить о трагических страницах исто?рии? Почему? Как надо относиться к лю?дям, которые пережили войну?"
   Значит не всё усвоили школьники из учебников! Скорей всего учителя не обратили их внимания на эти вопросы. А их очень уместно задать современной украинской молодёжи, поддерживающей бесчинства националистов-бандеровцев против ветеранов Великой Отечественной войны, особенно в Западной Украине. Во время всенародных праздников Дня Победы 9 мая молодчики из националистических организаций срывали гергиевские ленточки с ветеранов и осуществляли против них насильственные действия с целью препятствовать посещению ими мемориальных комплексов и возложению цветов к памятникам погибшим советским воинам. Зато указом Порошенко в 2014 г. установлен альтернативный "День памяти и примирения", который будет отмечаться 8 мая, когда будут чествовать бывших полицаев, бандеровских бандитов УПА и эсэсовцев дивизии "Галиция". Это ли ни глумление над памятью погибших советских воинов, надругательство над их могилами и издевательство над немногими ещё живыми ветеранами?
  
   Стр.150. "В лесах Сумщины и Черниговщины действовали сотни партизанских отрядов, крупные партизанские соединения под командовани?ем Сидора Ковпака, Алексея Федорова и др. На Волыни и в Полесье развернулось широкое повстанческое движение само?обороны. Была создана Украинская повстанческая армия (УПА)".
   А вот и первая ложь об УПА. Сначала говорится о партизанском движении против немецких оккупантов, а следом - информация о националистической Украинской Повстанческой Армии, которая якобы тоже боролась с немцами. На самом деле УПА вместе с немцами боролась против советских партизан. Она была создана летом 1943 г. на базе боевиков ОУН и существовавшей на Западной Украине с 1920 г. нелегальной Украинской войсковой организации (УВО), которая с начала 30-х годов входила в состав ОУН как военная резидентура. Целью УПА являлась вооружённая поддержка немецкой оккупационной армии на территории СССР и борьба с Красной армией путём шпионажа и диверсий. Даже в немецких военных архивах не содержится сведений о вооружённой борьбе УПА с немцами. Всё, что распространяется в националистической литературе на этот счёт, является чистейшим вымыслом. Несколько небольших стычек связано со случайным нападением бандеровцев на немецкие обозы с целью грабежа. Наоборот, до войны руководство УПА старалось скрыть от рядовых боевиков свою тесную связь с германским руководством и немецкими разведслужбами. Бандера понимал, что сотрудничество с нацистами бросает зловещую чёрную тень на "светлые идеалы национализма" и украинский народ может это не принять. Таков удел всех предателей, втихую продающих свою страну за спиной народа, прикрываясь ультра-патриотическими лозунгами. Правду о зверствах УПА читайте в главе "ОУН во Второй мировой войне".
  
  

ОУН во Второй мировой войне

  

Вы с поганцем своим Бандерою,

Мы ж - с Отчизной святой и верою!

Вы скулите, правды не ведая,

Вы - с войною, а мы - с победою!..

Из ответов Насте Дмитрук.

  
   Для правильной оценки роли украинских националистов в преступлениях против народа Украины полезно рассмотреть истоки и становление ОУН, как инструмента австро-немецких спецслужб, заинтересованных в использовании её для подрывной антисоветской деятельности. Без этого сложно понять то, что происходит в XXI в. на Украине.
   Самые ранние предпосылки к украинскому национализму появились в написанном в середине XIX в. Николаем Костомаровым программном документе Кирилло-Мефодиевского братства "Закон Божий. Книга бытия украинского народа", когда такой народ существовал только в головах членов братства, состоявшего к осени 1846 г. из 12 человек и ко времени их ареста находившегося в стадии организации. При общей прогрессивной направленности программы на отмену крепостничества, сословного неравенства и создание конфедеративного панславянского объединения в противес "онемеченной династии Романовых" и засилью иностранцев в России, кирилло-мефодиевцы выступали за национальную независимость Малороссии, по выражению П. Кулиша, "от владычества Москвы, убивающей народность Украины". Поэт, публицист, философ, член-корреспондент Петербургской академии наук А. С. Хомяков (1804-1860) в письме к Самарину от 30 мая 1847 года писал: "Малороссиян, по-видимому, заразила политическая дурь. Досадно и больно видеть такую нелепость и отсталость... Не знаю, до какой степени преступно заблуждение бедных малороссиян, а знаю, что бестолковость их очень ясна".
   Учитывая отсутствие реальных противоправных действий "заговорщиков", царская власть постаралась приуменьшить опасность намерений членов Кирилло-Мефодиевского братства, а Третье жандармское управление выдало осуждённым на ссылку по 200 рублей "подъёмных" каждому и компенсации приехавшим в Петербург их родственникам за оплату дорожных расходов в оба конца и даже жалование Костомарова и Кулиша за время заключения. Такие царские жандармы были "кровожадные"!
  
   Украинское националистическое движение, реально проявившееся на территории Западной Украины к началу ХХ в., в Галиции же и получило естественное развитие, где после завершения гражданской и советско-польской войн воцарилась власть польской администрации, которую коренное русинское население, вынужденное после геноцида в 1914-1915 гг. принять название украинцев, не признавало законной, надеясь на получение автономии, зависившей от решения послов Антанты, заседавших в Версале. Этому способствовало также зарождение фашизма в Западной Европе и развитие "украинской идеи" в трудах эмигрантов-интеллектуалов из Украинского свободного университета в Праге, позже в Мюнхене и в канадской школе украинистики. После 1920 года в зарубежье находилось много украинских политических эмигрантов, воспринявших идеи украинского национализма. В это время наиболее радикальные националистические круги Галиции начали тактику саботажа польских государственных учреждений и террор против польских правительственных чиновников, игнорировавших интересы коренного населения, при декларировании их прав в конституции и на международном уровне. Положение ещё больше обострилось, когда был признан суверенитет Польши над Восточной Галицией.
   В 1920-е годы в Западной Украине были распространены просоветские настроения как реакция на поддержку западными государствами польской репрессивной политики. Народ привлекали успехи украинизации и положительные тенденции в общем улучшении социально-экономической жизни в Советской Украине. Параллельно с этим многие образованные галичане проникались воинственной антипольской пропагандой и пополняли радикальную оппозицию, откуда прямая дорога приводила их к вступлению в ряды националистов. Школьная молодёжь под влияние этого вступала в отряды созданной офицерами австро-венгерской армии Романом Сушко и Петром Франко (брат Ивана Франко) ещё в начале ХХ века молодёжной националистической организации "Пласт" скаутского типа, которая являлась молодым резервом для националистов.
   Сразу после начала Первой мировой войны в августе 1914 г. в Вене был создан Союз Освобождения Украины ("Союз визволення України", СВУ) во главе которого стояли Скоропис Йолтуховский, Донцов, Дорошенко, Жук. Члены СВУ на австрийские средства выполняли некоторые агентурные функции, а впоследствии под немецким руководством вели пропаганду и агитацию в лагерях среди военнопленных-украинцев. Редакция органа заграничной организации Украинской социал-демократической рабочей партии "Боротьба" в открытом письме "к российской социалистической эмиграции" в 1915 году прупреждала о продажном характере СВУ и её связях с секретными службами: "Эта организация, состоящая в большинстве из бывших украинских социалистов, назвавшая себя представительницей российской Украины в Австрии и стремящаяся использовать настоящую войну для создания при помощи воюющих с Россией государств самостоятельной украинской монархической державы, находится на денежном содержании австрийского и немецкого правительств... Руководители союза в начале их деятельности старались скрыть даже перед членами их организаций источник и расходование тех громадных денежных сумм, благодаря которым они, люди без всяких личных средств и жившие перед войной на скромные заработки, вдруг стали во главе большого политического предприятия, издающего несколько органов, массу брошюр и книг на различных языках и содержащего целый штат хорошо оплачиваемых помощников, взятых из среды австрийских украинцев, эмигрировавших из Галиции и Буковины в Вену и охотно согласившихся исполнять при союзе роли администраторов, журналистов, редакторов и дипломатов... "Боротьба" оценивает союз как агентурную организацию правительств центральных государств... питающую надежду на возможность создания центральными государствами "королевства".
   После военного переворота в 1926 г., когда к власти в Польше вернулся маршал Пилсудский, начала проводиться политика польской колонизации захваченных земель, щедро субсидированной польским правительством. По оценке разных источников в период до 1938 г. в Восточную Галицию и Волынь переселилось около 200 тысяч поляков. Началась национальная и религиозная дискриминация русского православного населения при доминировании местного чиновничества и польских националистов. Под разными предлогами закрывались существовавшие ещё с времён Австро-Венгрии русинские школы. Возрастало недовольство, особенно среди молодёжи, не имевшей работы, поскольку небольшое количество мест, предоставляемых государством, неизбежно занимали поляки. Это привело к тому, что радикальные украинские националисты призвали к активному сопротивлению господству поляков. Летом 1930 г. по Галичине прокатилась волна налётов на польские поместья и усадьбы, обычно заканчивавшихся поджогами. В ответ польское правительство обрушило на бунтующие сёла карательные воинские и полицейские подразделения, которыми было разгромлено и ограблено около 800 сельских населённых пунктов, с избиениями протестующих и арестом до 2 тысяч гимазистов, студентов и сельской молодёжи.
   Эта внутриполитическая обстановка привела к тому, что в среде радикальных украинских националистов к концу 1920-х годов стала шириться популярность идеи об объединении усилий в борьбе против польской администрации. Отдельные разбросанные группы националистов в Галичине и среди украинских эмигрантов в Чехословакии стали объединяться. Ещё в 1920 г. в Праге небольшая группа офицеров австро-венгерской армии основала "Украинскую войсковую организацию" (УВО), действовавшую подпольно и ставившую своей целью борьбу против польской оккупации. В создании УВО активное участие принимали известные националисты Евген Коновалец, Андрей Мельник, Василий Кучабский, Роман Сушко, Емельян Сеник и другие. Курировавшая УВО германская разведка пресекла возникшую было борьбу за руководство организацией и командиром УВО вскоре стал известный деятель украинского националистического движения, бывший прапорщик австро-венгерской армии, полковник "сечевых стрельцов" в армии Центральной Рады, затем казачий атаман при Петлюре, Евгений Коновалец (1891-1938). Первоначально УВО была чисто военной организацией с соответствующей структурой командования. Она при финансовой поддержке эмигрантских украинских политических партий тайно готовила демобилизованных ветеранов в Галичине и интернированных солдат в Чехословакии к антипольскому восстанию, а также проводила операции, направленные на дестабилизацию положения поляков на оккупированных землях. Они включали саботаж и организацию террористических актов в 1921-1922 гг.
   С момента организации УВО была под покровительством Галицкого митрополита Андрея Шептицкого, заручившегося благословением Ватикана и имевшего давние связи с германским генералитетом. Именно по его совету Коновалец сразу установил тесные контакты с германской военной разведслужбой, только начавшей заново создаваться Фридрихом Гемппом, бывшим заместителем полковника Вальтера Николаи, начальника разведслужбы вермахта во время Первой мировой войны. Ушедший якобы в отставку Николаи тайно, в обход Версальского договора, занимался восстановлением германской военной контрразведки, которая к 1921 г. организационно оформилась ввиде отдела "абвер" в составе военного министерства. Коновалец обязался предоставить в распоряжение абвера всю свою организацию националистов, которые стали проходить обучение диверсионно-разведывательной деятельности в учебных центрах абвера. Евген Коновалец не брезговал одновременно вступать в связь и с разведками других стран: австрийской, литовской, финской, английской, итальянской, японской, предлагая им свои услуги в организации агентурной и диверсионно террористической деятельности против СССР.
  
   В 1921 г. Коновалец во Львове начал организацию "повстанческого штаба" под руководством генерала-хорунжего армии УНР Юрия Тютюнника. Из местных боевиков по указанию Симона Петлюры были сформированы две войсковые группы численностью 900-1000 человек под командованием полковника Палия и генерала Янченко, которые в октябре 1921 г. вторглись с двух направлений на территорию Тернопольской области с целью захвата власти в Советской Украине. В состав групп входили начальник разведки УВО Роман Сушко и несколько офицеров польской разведки для организации шпионской и диверсионной сети на советской торритории. Правительства Польши и Франции были готовы направить на Украину свои регулярные войска при успехе операции. Об этой операции советской контрразведке стало известно благодаря внедрённому в штаб Тютюнника сотрудника ВЧК Сергея Карина-Даниленко. Вторгшиеся банды националистов были встречены и разгромлены советскими войсками под командованием Виталия Примакова и Григория Котовского, о чём в газете "Пролетарская правда" было написано: "17 ноября банда Янченко была нашими группами окружена со всех сторон. Рискуя быть полностью уничтоженной, банда была вынуждена сложить оружие. Нами захвачен штаб армии, штаб дивизии, 22 пулемета, большой обоз, свыше 250 человек убиты и 517 взяты в плен... Захвачен начальник гражданского управления Куриленко, министр торговли и промышленности Красовский... Часть командного состава, видя свою гибель, застрелилась или подорвалась на гранатах. В числе тех, кто покончил жизнь самоубийством, был кандидат в министры внутренних дел М. Белинский. Сам же Тютюнник со своими ближайшими соратниками позорно бежал к своим хозяевам в панскую Польшу".
   Бывшего офицера русской императорской армии, атамана "вольного казачества" в армии УНР, Юрия Тютюнника, члена Центральной Рады, через пару лет с помощью упомянутого сотрудника ВЧК удалось выманить на Украину и склонить к сотрудничеству с советской властью, что позволило раскрыть враждебные советской власти планы националистов. Он в своих воспоминаниях писал: "Национальные герои" типа Петлюры и Левицкого (президента УНР) торговали землями украинской нации, душами миллионов украинских рабочих и крестьян, торговали, скрываясь, как воры от народного глаза и никого не спрашивали. Они же себя считали призваннымосвобождать украинский народ. Вот и "освобождали", отдавая Галичину и Волынь с Холмщиной под господство польского магната".
   В 1920 е годы советская контрразведка сумела обезвредить целую сеть подпольных националистических организаций, созданных петлюровцами с финансированием их польским генштабом.
   После этой военной авантюры и предпринятых Советской властью дипломатических шагов Польша отказала Петлюре в убежище, он перебрался в Париж, где в 1926 г. был убит Самуилом Шварцбардом, отомстившим бывшему "гетману Украины" за бессмысленные жертвы еврейских погромов в 1918 г.
   Деятельность УВО на территории Польши сводилась к актам саботажа (поджоги, повреждение телефонной и телеграфной связи), организации взрывов, "экспроприации" имущества и политическим убийствам. В ноябре 1921 года члены УВО совершили попытку покушения на Ю. Пилсудского. В течение 1922 г. ими было проведено 2300 поджогов поместий, военных складов, правительственных и полицейских помещений, совершено 38 диверсий на железной дороге, около 40 убийств польских полицейских, их агентов, военных и гражданских чиновников польской администрации.
   Помимо этого, члены УВО совершали расправы над коммунистами, людьми левых взглядов и вообще простыми жителями, не разделявшими националистической идеологии. Боевики УВО в октябре 1922 г. убили поэта и журналиста Сидора Твердохлиба. Одновременно с этим члены УВО на территории Галиции занимались обычным бандитизмом: грабили почты, кассы и другие учреждения с целью получения денежных средств.
   Наладив сеть организаций УВО, состоявшую из организационной, боевой, политической и разведывательной референтур, Коновалец назначил своего заместителя Андрея Мельника руководителем УВО в Галиции и весной 1922 г. выехал в Германию для установления постоянной связи с германской разведкой. Летом 1923 г. Коновальцем было организовано в Праге совещание руководства УВО, на котором, по словам одного из его сподвижников М. Кураха, "Коновалец сказал, что, находясь в Берлине, он заключил соглашение с германскими правительственными кругами и генеральным штабом германской армии о помощи украинским националистам в осуществлении ими планов по созданию самостоятельного украинского государства... Германия готовится к предстоящей войне с целью сбросить с себя тяжесть Версальского договора и планирует в недалеком будущем агрессию против СССР и Польши... Правительственные круги Германии, завершил Коновалец, согласны оказать помощь украинским националистам, если они примут активное участие на стороне Германии в борьбе с ее врагами".
   В 1923 г. польским органам безопасности удалось арестовать практически всё боевое ядро УВО, но сохранившаяся часть руководства УВО перешла к использованию террористов-одиночек. Глава боевой референтуры УВО в крае Роман Шухевич в 1926 г. совершил убийство во Львове куратора польского школьного образования Я. Собинского. В течение 1928-1929 гг. были произведены нападения на полицейских и взорвано несколько бомб в разных местах. Весной 1930 г. референтуру разведки и связи УВО возглавил Рихард Ярый.
   В трофейных немецких документах после Великой Отечественной войны была обнаружена справка 1933 г., в которой приводятся сведения о связи УВО с контрразведкой Германии в 1920-е годы: "Около 10 лет тому назад было заключено соглашение между прежним начальником контрразведки Германии и нынешним руководителем ОУН полковником Коновальцем. Согласно этому договору, украинская организация получила материальную поддержку, за которую она поставила контрразведке данные о польской армии. Позднее организация взяла на себя также подготовку боевых и диверсионных заданий. Ежемесячные выплаты достигли 9000 рейхсмарок".
   В агентурных донесениях берлинской имперской службы безопасности в августе 1928 г. Евген Коновалец фигурирует как бывший командир украинского легиона, "зачисленный в чине полковника в германскую армию", который, "вероятнее всего, будет командовать украинскими вооружёнными силами". Ряд других источников сообщал, что Коновалец, будучи официальным агентом пропагандистом рейхсвера и абвера по украинским вопросам, в 1935-1936 гг. посещал Австрию, Францию, Бельгию, Чехословакию и Японию для установления контактов с официальными кругами этих стран и получения дополнительных средств за предоставление услуг разведывательного характера.
  
   Не остался в стороне от австро-германских планов в отношении Галиции и Малороссии также и Ватикан. Католическая церковь давно мечтала об окатоличивании православного населения России. Галиция виделась Ватикану подходящим стратегическим плацдармом для этого. Папа Лев XIII нашёл достойного кандидата на роль папского резидента в Галиции в лице графа Романа Шептицкого из знаменитого аристократами- священниками семейства Шептицких. И молодой офицер-улан, пожертвовав блестящей карьерой военного, неожиданно для окружающих в конце XIX в. становится монахом. Граф Роман-Мария Александр после долгих переговоров с папскими представителями-иезуитами переходит из католичества в униатство, удостаивается аудиенции у папы, принимает монашеское имя Андрей и, быстро продвигаясь по церковной иерархии от простого монаха к магистру ордена василиан и епископу, становится в 1900 г. предстоятелем Украинской греко-католической церкви и Галицким митрополитом.
   В дальнейшем митрополит Андрей Шептицкий (1865-1944) "прославился" организацией шпионской сети в России с помощью ранее завербованного Ватиканом студента духовной академии агента Фёдорова, своим покровительством легиона Украинских сечевых стрельцов в Первую мировую войну и украинских националистов ОУН-УПА во Вторую мировую войну, сотрудничеством с немецкими оккупантами, участием в формировании дивизии СС-"Галичина" и неприглядных поступках, присущих поведению дешёвой проститутки, но не духовному пастырю такого высокого ранга. Незадолго до войны он отправлял заверения своей верности русскому императору Николаю II, затем призывал украинских сечевых стрельцов в бой против русской армии "за святую веру", после взятия Львова русской армией в сентябре 1914 г. и высылки Шептицкого в Россию он снова обращается к царю с верноподданическим посланием, на котором Николай II ставит короткую резолюцию "Аспид". А в 1915 г. в тайнике собора Святого Юра (резиденции Шептицкого во Львове) русской контрразведкой был обнаружен составленный митрополитом секретный план превращения российской Малороссии в австрийскую провинцию "Королевство Украины". Найденные секретные документы безусловно подтверждали "связь Шептицкого с Берлином и его деятельность в интересах австрийского гентаба". На докладе об этом двурушничестве Николай II написал, имея ввиду Шептицкого: "Какой мерзавец!"
   Шептицкий причастен и к призыву массового уничтожения "схизматиков", как он называл православный русский народ. В газете "Мета" (укр. "Цель"), печатном органе созданной им Украинской католической народной партии, в 1932 г. писалось: "Украинский национализм должен быть готов к любым средствам борьбы с коммунизмом, не исключая массовой физической экстерминации, хотя бы и жертвой миллионов человеческих физических экзистенций". Если туманные латинские термины перевести на обычный язык, то речь идёт о "массовом физическом уничтожении" миллионов "человеческих жизней". Этот "божий пастырь" в ранге митрополита напрочь игнорировал христианский завет о любви к ближнему и заповедь "Не убий!"
   Двурушничество присуще этому чудовищному оборотню в митрополичьей мантии, который в 1939 г., не прерывая контактов с ОУН, заверял в своей лойяльности И. Сталина, а в первые дни войны направлял приветственные послания Гитлеру. После вступления германской армии во Львов митрополит Андрей Шептицкий приютил в своей резиденции группу абвера и во дворе собора Святого Юры провёл богослужение в честь "непобедимой немецкой армии и её вождя Адольфа Гитлера". А после освобождения Львова от немецких захватчиков снова слал благодарственные письма "великому вождю советского народа Иосифу Сталину".
   В завершение характеристики Андрея Щептицкого можно привести мнение царского генерала А. Брусилова об элементарном отсутствии чести у митрополита Шептицкого: "Униатский митрополит граф Шептицкий, явный враг России, с давних пор неизменно агитировал против нас... Я его потребовал к себе с предложением дать честное слово, что он никаких враждебных действий против нас предпринимать не будет; в таком случае я брал на себя разрешить ему оставаться во Львове для исполнения его духовных обязанностей. Он охотно дал мне это слово, но, к сожалению, вслед за сим начал опять мутить и произносить церковные проповеди, явно нам враждебные. Ввиду этого я его выслал в Киев в распоряжение главнокомандующего".
  
   Вообще надо отметить, что Ватикан приветствовал приход в Германии к власти гитлеровского фашизма. В июле 1933 г. в Риме представитель Гитлера министр фон Папен подписал с кардиналом Эудженио Пачелли (в 1939 г. ставшим папой Пием XII) соответствующий договор. Папский посланец кардинал Инницер при встрече с митрополитом Шептицким накануне начала Первой мирой войны сказал: "Великая Германия приступает к осуществлению взятой на себя святой миссии - уничтожения безбожной России. Фюреру нужна помощь или, может, и жертва со стороны других государств во имя осуществления им большой святой миссии. Такая помощь и жертва была нужна фюреру от Польши...Польша препятствует осуществлению фюрером своих планов по России. И это препятствие фюрер должен смести. Можно считать, что Польша как государство доживает свои последние дни. Для успешного осуществления большой святой миссии фюреру нужно иметь непосредственную границу с Россией. Иначе говоря, мы накануне войны". Это тот кардинал Инницер, чья коллекция поддельных фотоснимков о Голодоморе легла в основу "доказательств Голодомора" на Украине.
   О поддержке греко-католической церковью и её Львовским митрополитом Андреем Шептицким украинских националистов, сотрудничестве с немецкими нацистами, роли униатов в преступной деятельности ОУН и создании эсэсовских подразделений германской армии из украинских националистов говорил на допросе взятый в плен советскими войсками, бывший начальник церковного отдела 4-го управления Главного управления имперской безопасности, штурмбаннфюрер СС Карл Нейгауз: "После начала Восточного похода и в течение всей войны германские правительственные органы имели тесный контакт и полную поддержку со стороны униатской церкви в Польше и на Украине. Главой этой церкви был львовский архиепископ граф Шептицкий. Он и его церковь являлись передовым отрядом Ватикана на Востоке для осуществления давнишней цели Рима - подчинения себе всей православной церкви... Шептицкий и его ближайшие сотрудники... играли активную роль в создании из украинских националистов дивизии СС "Галиция".
  
   В 1927-1928 гг. на нескольких конференциях украинских националистов решались вопросы объединения их в единую организацию. В начале 1929 г. на съезде в Вене, названном позже Первым Великим Сбором украинских националистов, была создана единая политическая "Организация украинских националистов" (ОУН) с руководящим органом "Проводом украинских националистов" (ПУН) во главе с Евгеном Коновальцем, ставшим "вождём нации". Т.е. именно члены ОУН считали себя украинской нацией.
   Коновалец, постоянно информировавший митрополита Шептицкого о деятельности УВО, так обосновывал необходимость создания политической организации: "УВО надо превратить в такую организацию, которая будет в состоянии пользоваться в борьбе за массы и для своей политики всеми, а не одним террористическим средством. Украинскую проблему следует брать в целом. В решении этой проблемы ни одно государство не заинтересовано так, как заинтересована Германия ... Итак, из этого следует второй вывод, а именно: украинская организация, которая борется за решение украинской проблемы в целом, должна действовать в полном согласии с соответствующими политическими факторами Германии и идти в фарватере ее политики..."
   Молодые энергичные члены разных до этого националистических организаций влились в УВО, которая сохранила несмотря на общее руководство, формальную самостоятельность от ОУН и стала её боевым отрядом. На пражской конференции в 1932 г. УВО вошла в ОУН как референтура по военным делам Краевой Экзекутивы ОУН на западно-украинских землях.
   С самого начала Организация украинских националистов, как созданная в основном на базе Украинской войсковой организации (УВО), сохраняла связи и продолжала оставаться в сфере интересов немецкой военной разведки абвер. Сотрудничество украинских националистов со спецслужбами нацистов продолжалось ещё с тех пор, когда были установлены контакты УВО через её германский отдел, руководимый Рихардом Ярым (полное имя Рихард Франц Марьян Яри, бывший офицер австро-венгерской армии, с 1932 г. представитель ОУН при руководстве нацистской НСДАП), с главой штурмовиков Эрнстом Ремом, другими функционерами Рейха и с самим Адольфом Гитлером.
   ОУН претендовала на руководящую роль во всех галицких общественно-политических организациях, не останавливаясь перед физическим устранением своих политических противников. Одновременно привлекала в свои ряды молодёжь. Крупным центром националистической молодёжи стал Львовский университет. Ячейки ОУН вербовали в свои ряды студентов и учеников старших классов школ, увлекая их призывами к революционным действиям, радикальному решению социальных вопросов и воспитанию "суперукраинца", готового фанатично бороться за идеалы национализма и свободного от моральных принципов. Оставаясь на нелегальном положении, при сохранении жёсткой конспирации и суровой дисциплины, ОУН вобрала в себя боевиков от УВО и, продолжая тактику политического террора против польского государства, одновременно работала на германскую разведку на территории Польши, Румынии и Чехословакии. В Чехословакии ОУН имела мощную поддержку со стороны властей, поскольку у президента Бенеша с Коновальцем были личные отношения ещё со времён Первой мировой войны. После прихода к власти Гитлера сотрудничество ОУН с немецкой разведкой ещё более усилилось. В начале 1930 х гг. Коновалец дважды лично встречался с фюрером, который предложил, чтобы несколько сторонников Коновальца прошли курс обучения в нацистской партийной школе в Лейпциге. Один из сотрудников немецкой разведки писал, что "отношения между ОУН и Германией становятся еще теснее. С 1934 года резиденцией ОУН делается Берлин. Под влиянием существовавших в то время в Германии условий идеологически ОУН все больше становится фашистской организацией...Германия экипирует украинских националистов, снабжает их оружием, боеприпасами, взрывчаткой...".
   По согласованию с Коновальцем, в предместьях Берлина были построены казармы специально для украинских националистов, обучение которых велось по немецким образцам. Эти отряды имели свою форму и приравнивались к гитлеровским штурмовым отрядам. Руководил ими офицер гестапо по кличке "Карпат", известный среди членов ОУН как Рико Ярый.
   В статье английского журнала "Нешнл" о взаимоотношениях нацистского руководства и ОУН в середине 1930-х годов говорилось: "Имеется много доказательств, что Гитлер весьма интересуется украинским вопросом: 1) он подобрал себе ближайших советников, которые очень хорошо знают Украину и издавна выступали за то, чтобы Германия ее аннексировала; 2) в Берлинском университете создан специальный отдел, который изучает украинский вопрос; 3) Германия помогает финансовыми и другими средствами группе украинских авантюристов, которые ей служат и охотно готовы отдать свой край под ее господство, как только им будут гарантированы выгодные посты. Им безразлично, какая власть будет над ними".
   С июня 1934 г. ОУН начала получать по 40 000 рейхсмарок в месяц от нацистской партии НСДАП (помимо выплат от германского генштаба и гестапо). С этого же времени при оперативном штабе УВО постоянно находился офицер связи из немецкого генштаба - майор Кнауэр, начальник отдела военной разведки.
  
   О важности привлечения ОУН к разведывательно-диверсионной деятельности против СССР обсуждалось на двух специальных совещаниях высшего германского руководства в конце 1938 г., организованных штандартенфюрером гестапо Г. Мюллером и рейхляйтером Альфредом Розенбергом. На втором присутствовали адмирал Вильгельм Канарис (руководитель абвера с 1935 г.), его заместитель Э. Лахузен, курирующий ОУН майор Штольце и др. Обсуждалась тактика использования украинских националистов. При этом Розенберг, выросший в Прибалтике, владевший русским языком как родным и прекрасно знавший менталитет русского населения, отметил, что не стоит полностью полагаться на эффективность действий ОУН, поскольку она родилась и состоит из специфических галицких украинцев и распространить свои действия на Большую Украину ей весьма затруднительно", так как она не будет там иметь большого влияния.
   В 1958 году в США были изданы воспоминания участника одной из "походных групп" бандеровцев Льва Шанковского, который в книге "История походных групп ОУН" пишет: Мировозренчески политические и философские положения западноукраинского национализма с его аморальностью, макиавеллизмом, исключительностью и жаждой к власти были просто противны народным массам Восточной Украины".
   Это подтверждает украинский историк, профессор Ярослав Грицак, что "бандеровцы, которые вели во время оккупации свою пропаганду среди рабочей среды крупных промышленных центров Восточной Украины, испытывали трудности, поскольку жители восточно-украинских городов не воспринимали идеологии украинского национализма с его тоталитарными принципами этнической исключительности, монопартийности и вождизма". [29]
   Видный бандеровец Стахив свидетельствует, что "OУH Бaндepы, столкнувшись с украинцами с "Большой Украины", т. е. той, что на восток от речки Збруч, чepeз "походные группы", a тaкже чepeз теx, что попали в окружение или убежали из немецкого плена, убедилась, что они не желают присединяться к их националистическому, тоталитарному в своих основах, движению". [44]
   По заданию немецкого генерального штаба ОУН организовала разведывательные центры на территории балканских и прибалтийских стран, в Швейцарии и США, где боевики ОУН получали от немцев конкретные разведзадания. В это же время устанавливаются контакты руководства ОУН с итальянским фашистом Муссолини. Посредником в них выступал представитель ОУН при итальянском правительстве, глава украинской националистической украинской диаспоры в Риме, бывший посол УНР в Италии, друг и доверенное лицо митрополита Шептицкого Евгений Онацкий, имевший давние связи с Ватиканом и Муссолини. К организации переговоров привлекался поддерживавший в своё время финансами приход Гитлера к власти мюнхенский политэмигрант "гетман" Полтавец-Остряница (1890-1957), бывший в 1917 г. наказным атаманом украинского казачества, затем адъютантом гетмана Скоропадского. В результате этих контактов Коновалец в 1935 г. получил возможность обратиться к итальянскому правительству за финансовой поддержкой, а четверо высших руководителей ОУН, в том числе Бандера и Бачинский, прошли обучение в военном училище в Болонье. Коновалец также вступил в переговоры о совместных действиях со "специалистом по СССР", высокопоставленным представителем итальянской разведки доктором Майнарди, планировавшим диверсии против СССР с использованием националистов. Сам Муссолини имел интересы в Украине, о которой ещё в 1919 г. в фашистской газете "Иль Попполо д"Италия" писал: "Украина в будущем может стать главным стратегическим союзником Италии в Европе".
   Коновалец в поисках союзников и финансовых доноров ОУН вступил в 1935 г. в контакты даже с японскими спецслужбами, о чём в одном из документов, рассекреченных в 2003 г. службой внешней разведки РФ, говорится: "На основе сотрудничества между Германией и Японией, контроль над украинской колонией [в Маньчжурии] был доверен немцам, а они на этой территории используют для своей работы также группу Коновальца".
   Неизвестные ранее документальные материалы ОГПУ - НКВД - КГБ и спецслужб некоторых зарубежных государств рассказывают об использовании иностранными разведками националистической "диаспоры" для дестабилизации обстановки на Кавказе, в Средней Азии и других регионах СССР до и во время Великой Отечественной войны. Так советская внешняя разведка внимательно отслеживала враждебные выступления "правительства УНР в изгнании" в Варшаве во главе с преемником убитого в 1926 г. Симона Петлюры Андреем Левицким (1879-1954), который называл себя "Президентом Украины в экзиле". В одном из донесений указывалось: "С разгромом петлюровской армии и интернированием ее на территории Польши "правительство УНР" во главе с А. Левицким продолжает существовать в Варшаве до настоящего времени на субсидию правительства Польши и является орудием МИД Польши... и 2 го отдела Польского генерального штаба, использующего генералитет и аппарат разведки УНР в повстанческой, диверсионной деятельности на территории УССР".
  
   Украинская политическая эмиграция в Европе не была однородной, состоящей только из радикальных националистов ОУН. Она делилась в зависимости от идеологических программ на три основные группы: республиканцы-демократы образовывали окружение "Президента УНР в изгнании" Андрея Ливицкого в Варшаве, националисты подчинялись преемнику Коновальца Андрею Мельнику (позже - Степану Бандере), монархисты - гетману Павлу Скоропадскому. Эти три основные группы враждовали между собой за право считаться представителями народа Советской Украины и финансовую помощь.
   В начале 1930-х годов в Брюсселе появляется "Европейская федерация украинцев за кордоном", которая организует "Украинский Красный крест" и "Комитеты спасения Украины" во многих странах с украинской диаспорой. Средства, собираемые якобы для помощи голодающим на Украине, шли отнюдь не на закупку продовольствия. В одном из документов ОУН об этом говорилось: "Собранные деньги должны в первую очередь идти на пропагандистскую деятельность, на издание соответствующей пропагандистской литературы, а также на пропагандистские поездки соответствующих деятелей за границу". [12]
  
   УВО, став частью ОУН, продолжала свою прежнюю диверсионную и террористическую деятельность против польских властей, совершая налёты на правительственные учреждения и почтовые конторы с целью захвата средств для своей деятельности, осуществляя акты саботажа и политических убийств. В одном из националистических изданий 1930 г. так объяснялась тактика поддержания галицкого общества в состоянии постоянной борьбы: "Средствами индивидуального террора и периодических массовых выступлений мы увлечем широкие слои населения идеей освобождения и привлечем их в ряды революционеров... Только постоянным повторением акций мы сможем поддерживать и воспитывать постоянный дух протеста против оккупационной власти, укреплять ненависть к врагу и стремление к окончательному возмездию. Нельзя позволить людям привыкнуть к оковам, почувствовать себя удобно во враждебном государстве".
   В начале 1930-х годов члены ОУН осуществили сотни актов саботажа, диверсий, десятки "экспроприаций" государственного имущества, организовали свыше 60 террористических актов против чиновников польской администрации. Покушения осуществлялись и против украинцев, которые были противниками ОУН. По всей Западной Украине развернулось острое противостояние украинских националистов из ОУН и польских правительственных структур.
   В конце 1932 г. после неудачного налёта на одно из почтовых отделений проводник Краевой Экзекутивы ОУН Кордюк, недавно сменивший Ивана Габрусевича, вынужден был скрываться за границей. Его должность унаследовал молодой амбициозный заместитель Степан Бандера, ставший главой Краевого Провода ОУН в Галиции. Под руководством Бандеры террор против Польши стал более продуманным и действенным. В школах абвера были организованы курсы для военных инструкторов ОУН, в Берлине функционировали курсы для разведчиков и телеграфистов, в Кракове работала лаборатория по изготовлению бомб. Степан Бандера, исповедовавший крайне радикальный интегральный национализм, активизировал деятельность военной референтуры ОУН по осуществлению бандитских налётов на польские государственные учреждения для получения денежных средств и организации террористических актов.
   Участились террористические нападения на коммунистических и славянофильских членов галицкого общества и советских дипломатов. Неудачное покушение с целью убийства было совершено на советского консула во Львове, вместо него пострадало несколько рядовых сотрудников консульства. Бандера сам участвовал в подготовке нескольких убийств польских полицейских, пытавшихся завербовать агентов в среде ОУН. По его указанию был убит за предполагаемую связь с полицией студент Бачинский. При нападениях на местных коммунистов и им сочувствующих уничтожались и члены их семей. Большой отрицательный резонанс в обществе с осуждением террора ОУН вызвало убийство директора львовской украинской гимназии И. Бабия. А после подготовленного Степаном Бандерой и Мыколой Лебедем убийства боевиком УВО Григорием Мацейко в июне 1934 г. министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого, польская полиция провела широкомасштабную акцию возмездия, в результате которой было схвачено всё краевое руководство ОУН в Галичине, в том числе организаторы покушения Степан Бандера и Мыкола Лебедь. На какое-то время в 1934-1935 гг. низовые организации националистов остались без руководства и свернули свою деятельность. После серии публичных процессов многие лидеры и сотни рядовых членов ОУН оказались в польском концентрационном лагере Берёза Картузска и польских тюрьмах.
   Прогрессивный украинский поэт Ярослав Галан, свидетель преступлений бандеровцев на Западной Украине, писал: "1935. Агентура гитлеровской разведки - ОУН ... тесно сотрудничает с "двуйкой" [контрразведка польского генштаба]. Проинструктированная гитлеровцами, польская полиция действует теперь в полном согласии с ОУН, она выискивает революционных деятелей, оуновцы убивают их ... Террор набирает чудовищные размеры. Людей извлекают из кроватей и тут же на глазах родственников зверски убивают ... Западную Украину придавила пята стопроцентного фашизма".
  
   Перед войной ОУН имела свои резидентуры во многих странах Европы и Америки. Резидентами ОУН были: Бойко в Париже, Сушко в Вене, Онацкий в Риме, Андриевский в Брюсселе, Рогозный в Люксембурге, Мищура в США, Примак в Аргентине. Уполномоченный Бандеры Мыкола Лебедь в начале 1941 г. гарантировал представителю Вермахта, что "бандеровцы дадут необходимые кадры для школ подготовки диверсантов и переводчиков и что бандеровцы согласны на использование немцами всего их подполья в Галиции и Волыни в разведывательных и диверсионных целях против СССР". После этого Бандера получил от немцев 2,5 млн марок на эти цели, а в ряде польских и немецких городов были созданы школы "украинской полиции", возглавляемые офицерами гестапо Мюллером, Ридером, Вальтером и др., подготовившие до 400 украинских полицаев. В специальных тренировочных лагерях из украинских националистов готовили шпионов (Квинцгут) и диверсантов (Химзее, Германия и Винер-Нойштадт, Австрия).
   Бывший руководитель референтуры связи и СБ центрального провода ОУН Мирон Матвиейко писал: "Уже тогда Бандера, Лебедь, Стецько, Шухевич, Ленкавский продали свои души, а тем самым и всю ОУН гитлеровскому абверу. Все тогдашние "освободительные" акции, которые проводились под руководством Бандеры, щедро финансированы гитлеровской военной разведкой".
   В 1935 г. ОУН по заданию абвера готовило покушение на И. В. Сталина руками завербованного националистами одного из работников Компартии Западной Украины, направлявшегося в июле 1935 г. в Москву на VII конгресс Коминтерна. В последний момент "террорист", который понял, что скрыться после покушения ему не удасться и организаторы послали его на верную смерть, отказался от задуманного и покушение не состоялось.
   Весной 1941 г. ОУН планировала покушение на Президента США Франклина Рузвельта, исполнителем которого был намечен убийца польского министра Бронислава Перацкого, подручный Бандеры и Лебедя, проживавший в эмиграции в Аргентине Григорий Мацейко. Американские спецслужбы, получившие информацию об этом, усилили меры безопасности и теракт не состоялся. В документах этого дела ОУН называется как "украинская террористическая организация", которая сотрудничает с нацистской Германией против США. Американские спецслужбы уже тогда располагали информацией о Степане Бандере и его руководящей роли в убийстве Перацкого, а также о связях ОУН в Латинской Америке с представителями немецкой разведки.
   После покушения в 1934 г. на советского консула во Львове руководство ОГПУ СССР начало кампанию по нейтрализации террористов и руководства враждебных советской власти заграничных организаций. С этой целью в ближайшее окружение ПУН (Провод - центральное руководство) был внедрён агент Павел Судоплатов (позже ставший руководителем советской внешней разведки), который в мае 1938 г. в Роттердаме ликвидировал вождя ОУН Коновальца. В августе 1939 г. в Риме на Втором Великом Сборе новым главой организации был избран близкий соратник Евгена Коновальца, полковник армии УНР во время гражданской войны Андрей Мельник (1890-1964), лидер умеренного крыла ОУН.
  
   Андрей Мельник был в период 1938-1939 гг. завербован абвером как активный националист, близкий к Коновальцу. Вербовка проводилась в присутствии начальника берлинского отдела абвера майора Эрвина Штольце, в конце войны ставшего полковником, начальником подразделения "абвер-2", ведавшего подготовкой агентуры и её действиями в других странах. Штольце рассказал на допросе в 1945 г., что "Лахузен организовал встречу с Мельником, во время которой последний был завербован и получил кличку "Консул"... Мельник изложил свой план подрывной деятельности. В основу плана он поставил налаживание связей украинских националистов, проживавших на территории тогдашней Польши, с националистическими элементами в Советской Украине, проведение шпионажа и диверсий на территории СССР, подготовку восстания. Тогда же по просьбе Мельника абвер взял на себя все расходы, необходимые для организации подрывной деятельности".
   Во время следующих встреч Мельник договорился с абвером об организации при ОУН отдела разведки, руководителем которого немцы поставили своего агента полковника петлюровской армии Романа Сушко.
  
   В 1938 году в Берлине было создано Украинское бюро под руководством Романа Сушко, основными задачами которого были вербовка украинских эмигрантов и наблюдение за ними. На озере Химзее под Берлином и в Квенцгуте под Бранденбургом абвером были созданы тренировочные центры по подготовке "пятой колонны" из числа украинских политических эмигрантов для будущих действий на территории Польши и СССР. В 1939 году в учебно-тренировочном лагере под Дахштайном прошли специальную подготовку 250 украинских националистов. Из них было сформировано специальное подразделение "Военные отряды националистов" под руководством всё того же Романа Сушко.
   Вербовка украинских "добровольцев" осуществлялась во всех крупных городах Польши через "Украинский центральный комитет". В лагерях украинских беженцев у городов Бяла-Подляска и Холм сотрудники абверштелле проводили их опрос и вербовали в разведывательно-диверсионные школы. Действовавшая с 1940 года при учебном центре абверштелле "Краков" школа подготовки разведчиков и диверсантов, комплектовалась из украинцев − жителей Польши, после раскола ОУН отдельно - из членов ОУН Бандеры и ОУН Мельника. Школа была разбита на четыре лагеря (отделения): село Криница − в 100 км на юго-восток от Кракова, Дукла − 125 км на юго-восток от Кракова, Барвинек - в 15 км от Дукла, Каменица − в 50 км севернее Дукла. Школа была законспирирована под лагеря трудовой повинности и часть её курсантов участвовала в сельскохозяйственных работах. В каждом отделении школы одновременно обучалось 100-300 человек. В местечках Дукла, Каменица и Барвинек обучались члены бандеровской ОУН, в Кринице − мельниковцы. Руководили школой обер-лейтенант Арендт, капитан Вольф и лейтенант Эггерс.
   Украинские агенты занимались военной подготовкой и изучали специальные предметы: разведку, диверсионное дело и организацию повстанческого движения. После окончания учебного курса часть агентуры направлялась на прежние места работы и использовалась в качестве контрразведчиков. Другие агенты несли охрану заводов на территории Польши в составе "веркшутца" и принимали участие совместно с Тайной полевой полицией (Гехайме фельдполицай) в операциях по разоружению польского подполья. Выходцы из западных областей УССР проходили дополнительный четырёхнедельный курс обучения при соединении "Бранденбург 800" в г. Алленцзее и по его окончании перебрасывались с заданиями в Советский Союз. Переброску таких агентов осуществляла специальная резидентура через переправочные пункты в Венгрии и Словакии.
  
   После нападения 1 сентября 1939 г. Германии на Польшу, ставшего началом Второй мировой войны, из польских тюрем стали освобождаться радикальные националисты и между их лидером Степаном Бандерой, освободившимся из Брестской тюрьмы, и Мельником разгорелась грызня за власть в ОУН, которая в начале 1940 г. в результате раскололась на две фракции: ОУН(м) во главе с Мельником и ОУН(б) во главе с Бандерой и его ближайшими соратниками Мыколой Лебедем и Ярославом Стецько. Причины раскола сводились к расхождению взглядов на тактику действий и к борьбе за монопольное право выступать перед фашистскими властями в качестве единственных представителей украинского движения, которое обеспечивало максимум финансовых вливаний. Несмотря на то, что Мельник доказывал, что он является преемником Коновальца в руководстве националистическим движением, сторонники Бандеры в апреле 1941 г. в Берлине (по другим источникам в Кракове) организовали "свой Второй Великий сбор" и, объявив римский Сбор недействительным, избрали вождём Степана Бандеру. Сторонники Бандеры объявили Мельника предателем дела ОУН, неспособным далее возглавлять "национальную борьбу за независимость Украины". А группа Мельника, в свою очередь, приняла решение об исключении С. Бандеры, М. Лебедя, Я. Стецька, Р. Ярого из ОУН. Мельниковцы даже издали "Белую книгу ОУН", где описывалась "диверсия Бандеры".
  
   В 1951 г. спецгруппой МГБ Украины при заброске с английского военного самолета группы эмиссаров ОУН, был захвачен начальник службы безопасности Бандеры Мирон Матвиейко, который затем участвовал в оперативных играх советской контрразведки с зарубежным центром ОУН и спецслужбами НАТО. На допросах он показал: "Уже давно не было тайной, что главной причиной несогласий, которые привели к расколу националистического лагеря, были не какие то там идейно программные или политические разногласия. Камнем раздора была борьба за право стать первым и единственным представителем интересов Украины, в том числе и в отношении к американской разведке". А, значит, и единственным получателем дотаций. То есть во главу угла ставились шкурные интересы. Это подтвердил и сам Бандера, который о моральном разложении ОУН-овской эмиграции после войны говорил, что "они перегрызлись из-за куска хлеба" от западных разведок и "погнались только за собственными амбициями, без серьезных патриотических целей и мотивов". Позже, после публичного раскаяния в своих преступлениях, Матвиейко в 1960 г. был помилован и в 1962 г. выступил с обращением к своим бывшим соратникам с призывом прекратить враждебную деятельность против украинского народа (см. Приложение 6). О бесперпективности враждебной деятельности националистических зарубежных организаций в своём покаянном письме к эмигрантам-националистам, рассказывая о своём жизненном пути, связанным с ОУН, бывший оуновский проводник Василий Галаса писал: "Деятельность, которую осуществляют за рубежом националисты против украинского народа - политическое безумие". (Приложение 7).
  
   В дальнейшем ОУН(м) Мельника использовала германская тайная полиция - гестапо, а ОУН(б) Бандеры сотрудничала с абвером, что не мешало обеим фашистским службам пользоваться услугами и тех, и других. Заместитель руководителя диверсионного управления абвера полковник Эрвин Штольце в своих показаниях в 1945 г., которые были затем приобщены Нюрнбергским трибуналом к акту "Агрессия против СССР", заявил, что он лично отдавал указания и Мельнику, и Бандере "организовать сразу же после нападения Германии на Советский Союз провокационные выступления на Украине с целью подрыва ближайшего тыла советских войск, а также для того, чтобы убедить международное общественное мнение в происходящем якобы разложении советского тыла".
   А генерал Эрвин фон Лахузен на Нюрнбергском процессе свидетельствовал, что Канарису было дано задание, затем подтверждённое Риббентропом в ходе последующей встречи с ним Канариса, инсценировать в западных областях Украины повстанческое движение с целью истребления евреев и поляков: "Канарису было поручено Кейтелем в виде директивы от Риббентропа... организовать на Галицийской Украине повстанческое движение, целью которого было истребление евреев и поляков".
  
   Сотрудничество ОУН с германскими спецслужбами продолжалось в течение многих лет. Особенно эти отношения оживились весной 1939 года, в процессе подготовки нападения на Польшу, и активизировались после оккупации немцами польских территорий. Перед этим начальник штаба главного командования Вермахта фельдмаршал Кейтель в соответствии с указаниями Риббентропа поставил задачу начальнику абвера Канарису: "...организовать восстание при помощи украинских организаций, работающих с Вами и имеющих те же цели, а именно поляков и евреев". Под "украинскими организациями" имелась ввиду организация украинских националистов. Затем именно в Кракове, столице Генерал-губернаторства, располагалось руководство ОУН(б).
   Боевики ОУН оказывали значительную помощь в наведении германской авиации: подавали световые и визуальные сигналы. Проводились нападения на мелкие отступающие польские подразделения. В состав немецко-словацкой группировки, наносящей удар на Польшу со словацкой территории, вошли отряды националистов, действовавшие в качестве вспомогательных (диверсионных) подразделений.
  
   Руководитель радикальной фракции ОУН Степан Бандера исповедовал принципы интегрального национализма. Основой украинского интегрального национализма является фанатизм, террор, ненависть и аморальность. На основе этих принципов строилась деятельность ОУН, руководители которой задались целью создания нового "суперукраинца", фанатично преданного единственно своей нации и идее создания унитарного украинского государства во главе с вождём, который имеет абсолютную власть. Наиболее полно эти идеи (культ силы и насилия, расизм, фанатизм, ненависть к врагам, отрицание морали) были сформулированы идеологом интегрального национализма украинского типа, известным украинским одиозным политическим деятелем Дмитрием Донцовым (1883-1973), который использовал в своей доктрине элементы фашизма и тоталитаризма.
   Документы ОУН провозглашали нацию наивысшей ценностью человека. Этим одобрялись и героизировались самопожертвования украинцев во имя нации и любые действия для "победы над врагом". "Враг" же должен предстать перед "борцами за свободу Украины" в образе, который заслуживал наибольшей ненависти. В агитационных материалах националистов в 1929 г. содержался призыв: "Требуется кровь, дадим море крови! Требуется террор - сделаем его адским! Не стыдитесь убивать, грабить, поджигать, в борьбе нет этики!"
   Во время зверств вояк УПА её командующий Роман Шухевич говорил: "Не надо бояться, что люди проклянут нас за жестокость. Пусть из 40 млн. украинского населения останется половина - ничего страшного в этом нет". Степан Бандера провозглашал: "Наша власть должна быть страшной! Террор для чужаков - врагов и своих предателей!"
  
   С началом войны, одновременно с многочисленными попытками доказать немцам свою "уникальность" и "незаменимость", ОУН(б) устраняла своих конкурентов и, прежде всего, членов ОУН(м) - как на "материнских украинских землях" (Галиция), так и на Правобережной Украине. 30 августа 1941 г. в Житомире бандеровцы убили О. Сеника-Грибовского и М. Сциборского, работавших в немецкой военной администрации. В Галиции ещё сотне мельниковцев "вынесли смертные приговоры". Мельниковцы обратились с просьбой о защите к немцам, жалуясь, что бандеровцы стали совсем неуправляемы. Несмотря на это, бандеровцы обвинили во всём мельниковцев и продолжили издавать директивы о формировании на западноукраинских землях "союзной немецкому вермахту" "Украинской Национальной Революционной Армии" (УНРА).
   Бывший адъютант Романа Сушко Иван Бисага, который находился в Кракове с первых дней раскола, вспоминает об этой борьбе за лидерство в ОУН: "Только гораздо позже я понял, что и Мельник, и Бандера служили Гитлеру с собачьей преданностью, но грызлись между собой за ведущее место ... Члены ОУН бандеровцы убивали членов ОУН мельниковцев, убивали друг друга, братьев по крови, ради высокого кресла, в которое должен был сесть один из двух, Мельник или Бандера. Не знаю почему, сейчас трудно объяснить, я стал на сторону Мельника и позже узнал, что около 400 человек с нашей стороны было убито бандеровцами. Мельниковцы не остались в долгу и, в свою очередь, истребили сотни две с лишним бандеровцев.
   В партийном ослеплении и в ненависти к верным Проводу националистам, вооруженные отряды Степана Бандеры уничтожили предательским способом тысячи украинцев. Жертвами бандеровского террора пали О. Сеник-Грибивский, Н. Сциборский, Р. Сушко, Я. Барановский, В. Соколовский, И. Шубский, два брата Пришляки, сотни низшего организационного актива и около 4000 рядовых членов, сторонников и бойцов. Ответственность за смерть этих людей лежит на Степане Бандере и его помощниках".
   Убийства "своих предателей" - руководящих членов фракции Мельника планировались и руководились Мыколой Лебедем, руководителем службы безопасности (СБ) бандеровского крыла ОУН, который лично определял будущие жертвы и организовывал их ликвидацию. Вместе с заместителем М. Арсеничем они детально обсуждали каждую "истребительную операцию".
   Сторонники Мельника со своей стороны планировали и проводили терракты против бандеровцев. По словам агента абвера, члена ОУН(м) Александра Куца, арестованного советской контрразведкой: "Физическому уничтожению подлежали Бандера, Лебедь, Улитка, Старух и Габрусевич. Они должны были выглядеть как осуществленные сотрудниками НКВД или польскими террористами".
  
   В преддверии войны украинские националисты готовились для использования немецкими спецслужбами в разведывательной и террористической деятельности на территории СССР. В 1977 г. один из бывших оуновцев, некто Косановский в своих воспоминаниях рассказывал об одной из подобных школ для подготовки националистов из ОУН к засылке в качестве диверсантов на Украину: "Украинским комендантом этой школы был Николай Лебедь, начальником школы - немецкий офицер Крюгер. В школе было введено приветствие "Хайль Гитлер". Эта школа называлась "Украинская учебная сотня". После окончания этого заведения выпускники должны были работать на немецкую службу безопасности". Бывший курсант школы В. Кистев сообщил: "На собрании в школе Лебедь объявил, что немцы ее переименовали в "СС школу" и что выпускники будут использоваться для повстанческой работы на Западной Украине".
   По заданию немцев для подготовки к приёму диверсантов в западные области Украины в 1939-1940 гг. было нелегально заброшено через границу несколько членов руководящего Провода ОУН, большинство которых было захвачено советскими органами контрразведки. Один из арестованных, член Краковского провода Владимир Креминский (настоящая фамилия Гринёв) на допросе в апреле 1940 г. показал: "Организация украинских националистов тесно сотрудничает с немецкой разведкой и выполняет ее задания. Всеми связями с гестапо на территории Польши, оккупированной немцами, руководит участник ОУН Ребет Левко ("Лысый"). Он занимается вербовкой людей для шпионской работы, в первую очередь участников ОУН, которых забрасывает для выполнения шпионских заданий в СССР".
  
   Воссоединение Западной Украины в 1939 г. и включение её в состав УССР, без сомнения, было событием большой исторической значимости, поскольку впервые за несколько столетий население Малой Руси объединилось в едином государстве. Первые же мероприятия советской власти принесли западным украинцам конкретные улучшения. Много было сделано для украинизации и развития системы просвещения. К сентябрю 1940 г. количество начальных школ в Западной Украине выросло до 6900, из них 6 тыс. были украинскими. Львовский университет, эта цитадель польской культуры, получил имя Ивана Франко, перешел на украинский язык преподавания и открыл свои двери украинским студентам и профессуре. Значительно улучшилась система здравоохранения, особенно в сельской местности. Были национализированы промышленные предприятия и коммерческие фирмы, в большинстве принадлежавшие полякам и евреям, и создавались новые промышленные предприятия, обеспечивая трудоустройство населения, издавна хронически страдавшее от безработицы. Однако наиболее популярным мероприятием стала экспроприация советской властью польских крупных землевладений и перераспределение земли между крестьянами. С этими положительными преобразованиями стала бороться подпольная сеть ОУН, довольно много членов которой осталось на территории Западной Украины, когда она была присоединена к Украинской ССР летом 1939 г. Многие оуновцы старались легализоваться и скрыть свои преступные деяния и враждебное отношение к советской власти. Во время местных выборов в 1939 г. на Западной Украине оуновцам удалось провести в состав органов самоуправления немало членов ОУН. Член Львовской экзекутивы Луцкий сумел стать руководящим работником одного из райисполкомов Станиславский области и даже был избран депутатом в Народное собрание. Когда советские органы власти спохватились, только по Станиславской области в результате "чистки" были исключены из состава органов самоуправления более 150 оуновцев.
   Руководство ОУН требовало от членов националистических молодёжных ячеек с целью легализации вступать в комсомольские и другие молодёжные организации и в западных областях Украины в комсомоле оказалось значительное количество националистов, а отдельные организации ЛКСМУ целиком состояли из оуновской молодёжи. Не удивительно, что среди галичан так распространена ненависть к "москалям", привитая им с детских лет в семьях бандеровцев и наставниками из ОУН. Этому способствовала и оуновская пропаганда по распространению разного рода слухов среди местного населения с целью вызвать у него недовольство любыми инициативами властей, агитируя за "своих" кандидатов на выборах и дискредитируя альтернативных кандидатов, иногда с их запугиванием.
  
   Зимой 1940−1941 года подготовка членов ОУН(б) на территории оккупированной немцами Польши продолжалась усиленными темпами. Спецподготовку по диверсионной работе в лагерях абвера Закопане, Крыницы, Команчи прошло несколько сотен бандеровцев, которые забрасывались на территорию УССР с целью выбора объектов для диверсий, подготовки мест высадки немецких диверсантов и шпионажа. Член ОУН Богдан Степишин рассказывает: "Руководители ОУН Лебедь, Стецько, Ленкавский, Кравцов и другие уже тогда знали, что Гитлер готовится к нападению на СССР.... Мы готовили топографические карты, на которых в подробнейших деталях были обозначены места для высадки немецких десантов".
   В период 1939-1941 гг. ОУН широко применяла на Западной Украине саботаж советских и хозяйственных мероприятий, распределение промышленных и продовольственных товаров народного потребления и выполнение госзакупок, а вызванные этим перебои в снабжении использовала для разжигания ненависти к "жидам" и "москалям".
   Бандеровцы использовали и террористические акты с целью запугивания населения и для расправы над неугодными. Они осуществляли убийства не только присланных коммунистов и руководителей, но и тех местных, кто выказывал хоть малейшее сочувствие мероприятиям Советской власти. Проводя в жизнь бандеровский лозунг "Наша власть должна быть страшной", "борцы за свободу" стреляли в окна хат, рубили из за угла топорами, стреляли из лесных зарослей в спины участковым и активистам, сжигали хаты с "врагами нации".
   Попавший в руки советской контрразведки после войны заместитель Шухевича в 201-ом батальоне охранной полиции, агент абвера Луцкий на допросе рассказал, что перед ОУН(б) немцами была поставлена задача "подготовить до конца лета 1940 года по всей территории Западной Украины восстание против Советской власти. Мы провели срочную войсковую подготовку членов ОУН, собрали, сконцентрировали в одном месте оружие. Предусмотрели захват военно стратегических объектов: почты, телеграфа. Составили так называемую "черную книгу" - список работников партийных и советских органов, местных активистов и работников НКВД, которых немедленно надо было уничтожить, когда начнется война..."
   Органами НКВД в западных областях Украины перед войной были обезврежены сотни членов боевых групп ОУН, осуществлявших диверсии и террористические акты. Летом 1940 г. погранвойсками было уничтожено почти 500 боевиков и обезврежено 38 банд.
   Сотрудниками НКВД было задержано 1108 оуновцев с большим количеством стрелкового оружия и боеприпасов в ходе ликвидации 96 националистических групп.
   Только в январе-мае 1941 г. во Львове и Дрогобыче перед судами предстали до 200 оуновцев, обвиняемых в диверсиях и террористических актах. Следственные материалы свидетельствуют, что на сентябрь 1940 г. Краевая экзекутива ОУН во Львове располагала 5500 боевиками, готовыми к действиям против советской власти. У них имелись планы совершения диверсий, были подготовлены скрытые базы для боевых отрядов с вооружением, снаряжением и запасами продовольствия, готовая информация о расположении, составе и вооружении советских воинских частей с фамилиями и личными данными командиров, данные о важных стратегических и народно-хозяйственных объектах с целью организации на них саботажа и диверсий. В течение первых месяцев 1941 г. боевым подпольем ОУН было совершено 65 убийств и покушений на работников советских и государственных органов, хозяйственных руководителей и сотрудников НКВД, произведён целый ряд актов саботажа.
  
   Активное силовое обезвреживание бандеровских банд не давало ощутимого результата из-за поддержки их сочувствующим националистам местным населением и семьями боевиков. Поэтому весной 1941 г. было проведено выборочное выселение семей скрывавшихся в лесах бандитов, выдаваемое сейчас националистами как массовая депортация миллионов украинцев. Митрополит Андрей Шептицкий настаивал на 400 тысячах депортированных. Реальные цифры выселенных были установлены комиссией под руководством одиозного "историка" Кульчицкого, которая в своём тенденциозном "Выводе о деятельности ОУН-УПА" указала: "комиссия экспертов, которая по заданию Министерства юстиции Польши обработала российские архивы, пришла к выводу, что в 1940-1941 гг. с Западной Украины было депортировано не более 192 тыс. человек, в основном пришлых поляков и евреев беженцев". Из этого общего числа, по данным Виктора Полищука, 98% составляли поляки, 2% - евреи и только 3% - украинцы, т.е. около 6 тысяч человек. Вот и вся арифметика "массовой депортации"! Уже в процессе этих мероприятий советских правоохранительных органов активность бандеровцев резко снизилась и часть боевиков стала выходить из леса и сдаваться властям, поскольку в таких случаях их семьи освобождались от выселения.
  
   Перед началом Второй мировой войны руководитель Краевой референтуры ОУН в Галиции Степан Бандера с 1935 г. находился в польской тюрьме, осуждённый за серию террактов к смертной казни, которая по амнистии была заменена на пожизненное заключение.
   Степан Бандера родился в 1909 г. в селе Старый Угринов в Королевстве Галиции и Ладомерии Австро-Венгерской империи (ныне Ивано-Франковская область) в многодетной семье греко-католического священника Андрея Михайловича Бандеры, убеждённого украинского националиста. В доме часто появлялись видные деятели украинских националистических организаций, которые оказали значительное влияние на формирование мировоззрения будущего лидера ОУН. В раннем детстве Степан стал свидетелем боевых действий Первой мировой войны, в которой многие украинцы Галиции принимали участие на стороне Австрии. После поражения и распада Австро-Венгерской империи в Галиции начался подъём национально-освободительного движения против поляков, в котором активное участие принимал отец Степана, организовывая сельские вооружённые отряды самообороны, а затем став депутатом Национальной рады самопровозглашённой Западно-Украинской народной республики (ЗУНР), просуществовавшей два с половиной месяца (с 1 ноября 1918 по 22 января 1919 г.) до формального объединения ЗУНР с Директорией УНР, возглавлявшейся Винниченко и Петлюрой.
   13-летним подростком Степан Бандера вступил в подпольную молодёжную националистическую организацию и в члены скаутского объединения "Пласт". Его школьный товарищ вспоминал, что для выработки силы воли Степан руками душил кошек и проявлял садистские наклонности, избивая младших школьников и подвергая их издевательствам сексуального характера. Отец одного из опозоренных им школьников поймал Степана и наказал его аналогичным образом, совершив над ним насилие гомосексуального характера.
   После окончания гимназии Бандера занимался просветительской работой и в 1927 г. стал членом нелагальной националистической Украинской войсковой организации (УВО), специализируясь в разведывательной и пропагандистской деятельности. Став в 1928 г. студентом Львовской Политехники, большую часть своей энергии Бандера отдавал революционной деятельности, быстро завоевав влияние своим энтузиазмом в Союзе украинской националистической молодёжи (СУНМ). Свою террористическую деятельность Степан Бандера начинал с убийства украинского учителя, который не разрешал националистическую пропаганду в школе.
   Став одним из первых членов ОУН, Бандера распространял подпольные националистические брошюры и листовки, числился корреспондентом подпольных изданий, организовал нелегальную доставку националистической литературы из-за границы. В начале 1930-х годов Степан Бандера выдвинулся на руководящие позиции в Краевой экзекутиве на западноукраинских землях, поддерживая связь с заграничным руководством. За его активность в период с 1930 по 1933 год Бандеру в общей сложности 5 раз арестовывала польская полиция (за нелегальный переход границы). В 1931 г. краевой проводник ОУН Иван Габрусевич назначил Степана референтом отдела пропаганды Краевой экзекутивы - руководящего центра ОУН на Западной Украине. В 1932-1933 годы он - заместитель краевого проводника, а с ноября 1933 г. - краевой проводник ОУН и краевой комендант УВО, которая в это время вошла в состав ОУН как военная референтура.
   В польской Галиции в 1930-х годах ОУН с участием боевиков УВО осуществляла акты саботажа с нападениями на государственные учреждения, поджоги владений польских помещиков и колонистов и грабежи почт и банков для пополнения своих средств, боролась против просоветской Коммунистической партии Западной Украины (КПЗУ), парализуя её влияние. В это время члены ОУН осуществили сотни актов саботажа и "экспроприаций" государственного имущества, организовали десятки террористических актов против чиновников польской администрации.
   Общее руководство движением из-за границы осуществляли Евген Коновалец и его соратники по 1917-1920 гг. Дмитро Андриевский, Николай Сциборский и Роман Сушко, входившие в Центральное руководство ОУН (Центральный провод, ПУН), связанное с германской военной разведкой. После того, как краевую экзекутиву ОУН в Галиции, в которую входили Мыкола Лебедь, Ярослав Стецько, Иван Клымив, Мыкола Клымишин и Роман Шухевич, возглавил Степан Бандера, он стал проводить более независимую от Центрального провода политику. Посредством массовых акций, направленных на пробуждение национальной и политической активности украинцев, ему удалось значительно расширить деятельность ОУН, охватившую многие круги галицкого общества. ОУН чаще стала проводить террористические акты. С именем С. Бандеры связано несколько убийств польских полицейских, пытавшихся завербовать агентов в среде ОУН. Степан Бандера одновременно расширил террористическую деятельность, направив её против украинцев, которые были противниками ОУН, и местных левых и славянофильских элементов галицких политических кругов, в ходе которой не щадились и их родственники. Сам он так описывал свою деятельность в это время: "Кроме революционной деятельности против Польши как оккупанта и угнетателя Западноукраинских земель, был создан ещё один фронт антибольшевистской борьбы ... Этот фронт был направлен против дипломатических представителей СССР на Западноукраинских землях....против большевистской агентуры, компартии и советофильства".
   Большой резонанс вызвали попытки покушения на убийство польского чиновника школьного образования Гадомского и советского консула во Львове. Но самое большое возмущение польских властей вызвало политическое убийство в июне 1934 г. министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого, спланированное Романом Шухевичем и Бандерой по поручению конференции ОУН, признавшей Перацкого виновным в организации польской политики насильственного подавления "украинских свобод" в виде плана так называемого "уничтожения Руси" (название однозначно показывает, что поляки считали Галицию русскими землями). Перацкий был убит молодым боевиком Григорием Мацейко, сумевшим скрыться с места преступления и бежать за границу. За день до покушения Степан Бандера со своим товарищем Подгайным был арестован на польско-чешской границе при попытке контрабанды нелегальной литературы. Следствием была выявлена его причастность к организации покушения и он полтора года провёл в одиночной камере Варшавской тюрьмы. В ноябре 1935 г. в Варшаве состоялся широко освещавшийся в печати судебный процесс над двенадцатью националистами, на котором Бандера страстно обвинял в моральной ответственности за действия боевиков польские власти, "поработившие украинский народ", и пытался превратить суд в трибуну для пропаганды идей ОУН. В январе 1936 г. Степан Бандера, Мыкола Лебедь и Ярослав Карпинец были приговорены к смертной казни через повешение, остальные к тюремному заключению на срок от 7 до 15 лет. Осуждённым преступникам повезло, что смертная казнь по объявленной во время процесса амнистии была заменена на пожизненное тюремное заключение.
   Во время варшавского процесса боевики ОУН совершили во Львове убийство профессора Львовского университета Ивана Бабия и студента Якова Бачинского. Следствие выявило участие в подготовке этого преступления Бандеры и во Львове в мае 1936 г. состоялся второй громкий процесс над 27 боевиками ОУН по обвинению в терроризме, на котором Бандера был второй раз приговорён к пожизненному заключению. В 1936−1939 годах Бандера отбывал заключение в польских тюрьмах. Несколько раз боевики ОУН составляли планы побега своего руководителя, но их не удалось осуществить. Тем временем в Галиции нарастала волна усиления деятельности боевиков ОУН. В период с 15 сентября 1938 по 15 марта 1939 года польская сторона зафиксировала 397 антипольских выступлений, 47 актов саботажа и 34 акта террора.
  
   Оценки личности Степана Бандеры в опубликованных материалах, если не принимать во внимание его восхваление в трудах его бывших соратников и героизацию в работах современных националистов и укро-историков типа В. Вятровича, колеблются от бандита до садиста. Согласно краткой характеристике, данной высокопоставленным сотрудником абвера майором (в конце войны - полковником) Эрвином Штольце, непосредственно отвечавшим за работу среди украинских националистов и имевшим частые неформальные контакты с их лидерами, Бандера был "карьеристом, фанатиком и бандитом". Бандера в картотеке военной разведки Германии числился под кличкой "Серый", что вполне соответствовало его малоприметной серой внешности.
  
   После нападения 1 сентября 1939 г. Германии на Польшу Бандера, незадолго до этого переведенный в тюрьму Брестской крепости, воспользовавшись бегством тюремной администрации, вместе с другими заключёнными вышел на свободу и скрытно пробрался во Львов. Некоторое время он находился нелегально на советской территории, наладил старые связи со своими сторонниками и пришёл к выводу, что всю деятельность ОУН на советской территории следовало переориентировать на борьбу с большевиками, против советских властей. В период после воссоединения Западной Украины в 1939 г. ОУН активно боролась с принудительной коллективизацией, в основном применяя террор против советских работников.
   Уйдя на Запад, Бандера окунулся в закулисную борьбу с Андреем Мельником, заменившим во главе организации убитого в мае 1938 г. Коновальца. С момента раскола лидеры ОУН(м) и ОУН(б) грызлись между собой за право получать финансовую помощь от абвера. Разногласия Бандеры с Мельником при общем стремлении получить финансовую и организационную помощь Германии сводились к тактическим вопросам. Бандера выступал "за то, чтобы поставить немцев перед фактом - признать Украинское Самостоятельное Государство". Мельник, напротив, считал, что нужно ориентироваться на сотрудничество с нацистской Германией без вооружённого подполья.
   Летом 1939 года в Вене прошла встреча А. Мельника с руководителем абвера адмиралом Канарисом. В рамках подготовки ОУН к участию в боевых действиях на территории Польши из галичан-эмигрантов было сформировано специальное подразделение под руководством полковника Романа Сушко - "Военные отряды националистов" (ВВН).
   После раскола ОУН в начале 1940 г. на две фракции - ОУН(м) Мельника и ОУН(б) Бандеры, организованный в Варшаве (по другим источникам в Берлине или в Кракове) в апреле 1941 г. Большой Сбор бандеровской фракции провозгласил Бандеру проводником ОУН(б). Бандеровская ОУН(б) доминировала затем в националистическом движении на Западной Украине, которую оуновцы называли "материнской частью Украины", и создали там в 1943 г. организованную вооружённую подпольную Украинскую повстанческую армию (УПА) на базе существовавшей с 1920 г. Украинской войсковой организации (УВО). ОУН(б) установила для себя монополию на идеологию и организацию политической жизни в будущей "Украинской Суверенной Соборной Державе", государственное строительство которой планировалось на принципах нациократии в форме "политико-военной диктатуры ОУН" согласно программе, представленной на съезде Степаном Бандерой, который многие положения её позаимствовал из гитлеровской "Майн кампф". Главе ОУН предоставлялись права Вождя Нации, который подчинялся только "богу нации и собственной совести".
   Тогда же были утверждены цвета флага ОУН - красный и чёрный, а официальным приветствием членов ОУН(б) стала вытянутая выше головы рука со словами "Слава Украине!" - ответ "Героям Слава!". Так же, как и основные идеи национализма, которые Бандера перенял из книги Гитлера "Майн кампф", приветствие "Слава Украине!" в сочетании с римским салютом было принято по образцу нацистского приветствия "хайль Гитлер!" в Германии. Это бандеровское приветствие с 2014 г. стало навязываться как гражданское приветствие на улицах городов современной Украины, и уже не воспринимается там как что-то из ряда вон выходящее, так же, как факельные шествия украинских нацистов в дни националистических праздников. Народ свыкся с бандеровской реальностью и пока терпит националистическую диктатуру. На долго ли этого терпения хватит?
  
   Однако ни Донцов, ни другие идеологи украинского интегрального национализма не имели чётких представлений о типе государства и характере общества, которые будут установлены после создания "Украинской державы". Они не имели и планов по её социально-экономическому устройству. В основу политической системы закладывался принцип правления одной националистической организации - диктатуры ОУН при верховном вожде нации, имеющем неограниченную власть. Их планы не шли дальше мечты о захвате власти и объявлении унитарного государства. В этом они видели цель своей борьбы, планируя сплотить нацию в единый монолит, отказавшись от деления её на классы, партии или региональные группировки. Интегральный национализм содержит идеи монополизации всех аспектов жизни нации, нетерпимости к инакомыслию и стремления проникнуть "во все области национальной жизни, в самые ее глубины, во все учреждения, общества, группы, в каждый город и село, в каждую семью". Интегральные националисты готовы объявить войну любому, кто, по их мнению, имеет другие взгляды. В доктрине Донцова отсутствовало понятие общечеловеческих ценностей, христианских заповедей и морали, которые он отрицал. А для манипуляции сознанием "плебса" следовало мифологизировать украинскую историю, создав культ борьбы, самопожертвования и национального героизма.
   Украинский публицист, настоящая патриотка Украины Мирослава Бердник, дочь известного писателя и правозащитника, участника войны в рядах Красной армии Александра (Олеся) Бердника (1926-2003), в книге "Пешки в чужой игре. Тайная история украинского национализма" [12] подробно рассказывает об истоках и зарождении украинского национализма, о создании в 1920 г. УВО, о её трансформации в ОУН под патронажем немецкой разведки, о террористической деятельности ОУН на Западной Украине в предвоенные годы, о военных преступлениях бандеровцев из ОУН-УПА и эсэсовцев дивизии "Галичина" во время Второй мировой войны, о зверствах бандеровского подполья после войны, о героизации палачей и преступников в XXI веке. Мирослава Бердник приводит высказывание об украинском национализме известного польского журналиста Марианна Калуски в статье "Поговорим об Украине откровенно", опубликованной в 2005 г. в "Еженедельнике Всеобщем" ("Tygodnik Powszechny", Польша): "....это примитивный и чрезвычайно агрессивный национализм XIX века. Этого национализма справедливо опасаются все проживающие на Украине национальные меньшинства".
  
   22 июня 1941 г. гитлеровская Германия вероломно напала на Советский Союз. В связи со слепой верой Сталина в соблюдение Гитлером германо-советского пакта о ненападении, советское руководство игнорировало многочисленные предупреждения разведки о готовящейся агрессии и в результате Красная армия была захвачена врасплох. К тому же, как считают многие исследователи, сталинские генералы допустили грубейший стратегический промах, сосредоточив вблизи границы слишком большие массы войск. Это сосредоточение советских армий у западной границы не выглядит такой ошибкой, если принять достаточно обоснованное убеждение бывшего советского разведчика, писателя Виктора Суворова (псевдоним офицера резидентуры ГРУ в Женеве Владимира Богдановича Резуна, бежавшего в 1978 г. в Великобританию), что Сталин сам планировал нападение на Германию в начале июля 1941 г. и войска были сосредоточены для наступательных действий в Европе. Они не были готовы к обороне и при внезапном нападении Гитлера в первые дни войны были разгромлены. Их остатки с напряжёнными кровоприлитными боями отступали в глубь страны. Группа немецких армий "Юг" через четыре месяца захватила всю Украину. Германские войска оккупировали громадную территорию СССР, захватили в плен почти 4 млн солдат Красной армии. Если следовать идеям Виктора Суворова, получается, что Гитлер просто опередил Сталина по срокам начала агрессии.
   Советские власти вывезли на Восток страны оборудование около 1500 предприятий вместе с рабочими для организации производства военной продукции в тылу. Многие производства были уничтожены (взорваны заводы, затоплены шахты), чтобы они не использовались врагом. Гражданское население по мере возможностей военного времени эвакуировалось из зоны военных действий.
   С началом войны гитлеровской Германии против СССР подготовленные в школах разведчиков и диверсантов абвера боевые группы оуновцев развернули в тылу Красной армии диверсионную и террористическую деятельность по нападениям на отдельные группы красноармейцев, убийству местного военного и советского руководства, дезорганизации транспортного сообщения и связи, по уничтожению охраны военных объектов, захвату стратегически важных узлов обороны, мостов и переправ через реки, распространению паники среди гражданского населения.
   В советских документах о действиях оуновских диверсионных групп в июне - июле 1941 года, после начала войны с нацистской Германией, говорится: "Они создавали диверсионно террористические банды, которые разрушали коммуникации в тылу советских войск, затрудняли эвакуацию людей и материальных ценностей, наводили световыми сигналами вражеские самолеты на важные объекты, убивали партийных и советских работников, представителей правоохранительных органов. Переодетые в красноармейскую форму оуновские банды нападали с тыла на мелкие подразделения и штабы Красной Армии, обстреливали их с чердаков домов и предварительно оборудованных огневых пунктов".
   28 июня 1941 года вблизи города Перемышляны на Львовщине несколько оуновских банд напало на небольшие отряды Красной Армии и на автомашины, которые эвакуировали женщин и детей. Над красноармейцами и беззащитными людьми бандиты учинили жестокую расправу. В Луцке действовал отряд из 300 оуновцев. Сумев захватить стратегически важные мосты и железнодорожные станции, он удерживал их до подхода немцев.
   Население Западной Украины, где многие пострадали от принудительной коллективизации и репрессий советской власти после 1939 г., а также в результате бандеровской пропаганды, с воодушевлением приветствовало немецкие войска, встречая их как освободителей. С энтузиазмом восприняли приход немцев украинские националисты, имевшие общего врага в лице советской власти.
  
   На Западной Украине действовала глубоко законспирированная сеть боевых групп ОУН, перед которыми стояла задача дестабилизировать ситуацию в приграничных районах. Немцы предполагали использовать боевиков ОУН для диверсионной деятельности и в тылу Красной армии. В условиях противостояния между двумя ветвями ОУН, руководимыми Мельником и Бандерой, немцы отдали предпочтение более радикальным, активным и агрессивным бандеровцам. Ещё до нападения Германии на Советский Союз Бандера начал создание "Легиона украинских националистов" при немецких войсках из пробандеровски настроенных украинцев из числа эмигрантов, ранее служивших в частях австрийских формирований украинских сечевых стрельцов (УСС) и в Галицкой армии ЗУНР, а также из военнопленных-украинцев, служивших в бывшей польской армии. ОУН планировала использовать национальный легион как орудие борьбы "против большевистской Москвы" и для "восстановления и защиты независимой соборной Украинской державы". Накануне вторжения в СССР из бойцов "Легиона украинских националистов" в марте апреле 1941 года были сформированы два батальона - "Нахтигаль" и "Роланд" под руководством немецких офицеров, номинально входившие в состав созданного абвером полка "Бранденбург-800", предназначенного для шпионско-диверсионной деятельности. Немецкие названия этих батальонов говорят о том, что немцы их в первую очередь предполагали использовать в интересах Германии. Солдаты батальонов носили стандартную армейскую униформу вермахта.
  
   Специальный батальон абвера "Нахтигаль" имени Степана Бандеры был сформирован в марте апреле в 1941 года в Нойгаммере (Силезия). Немецким командиром батальона был представитель абвера, обер лейтенант Альбрехт Герцнер, а политическим руководителем - представитель НСДАП, обер лейтенант Теодор Оберлендер. С украинской стороны батальон возглавлял гауптман Роман Шухевич.
   Батальон "Роланд" имени Евгения Коновальца, был сформирован в Зауберсдорфе около Вены. Командиром с немецкой стороны был представитель СС Рико Ярый, а с украинской - майор Евгений Побигущий ("Рен"). (Кстати, до сих пор неизвестно на сколько разведок работал Ричард Ярый, эта "мата-хари" в мундире офицера СС, который уже после войны чувствовал себя достаточно уверенно в советской оккупационной администрации Вены. Его биографию см. на сайте http://cbandera.blogspot.com/2010/10/blog-post_28.html.
   Незадолго до нападения Германии на СССР Бандера обсуждал с адмиралом Канарисом вопросы участия украинских националистических подразделений при вермахте по подготовке и заброске диверсантов (которые выполняли на территории УССР задания как абвера, так и ОУН) и, по словам Стецько, "очень чётко и ясно представил украинские позиции, найдя определённое понимание... у адмирала, который обещал поддержку украинской политической концепции, полагая, что лишь при её осуществлении возможна победа немцев над Россией". Вероятно, собеседники пришли к общему согласию, потому что в первых числах июня 1941 г. руководство абвера сообщило руководителям ОУН дату начала войны и места основных ударов вермахта, перечислило для оуновцев объекты для возможных диверсий и поставило перед ними задачи:
   - уничтожение на территории будущего противника важных объектов,
   - нагнетание нестабильности,
   - инсценировка восстаний,
   - создание "пятой колонны" на территории противника.
  
   Руководство ОУН связывало с войной огромные надежды, намереваясь при поддержке Гитлера создать "Украинское государство", а подразделения националистов должны были явиться основой её вооружённых сил. В работе одного из главных теоретиков ОУН предвоенного периода Михаила Колодзинского "Украинская военная доктрина", опубликованной в 1938 году, отмечалось: "Мы хотим не только обладать украинскими городами, но и топтать вражеские земли, захватывать вражеские столицы, а на их развалинах отдавать салют Украинской Империи ... Хотим выиграть войну - великую и жестокую войну, которая сделает нас хозяевами Восточной Европы". Вот такие были аппетиты у этих "патриотов Украины"!
   Ещё до начала масштабных военных действий абвер нелегально вооружал группы ОУН и фольксдойче на территории СССР, направляя им оружие через границу. С 1940 г. руководство ОУН совместно с абвером забрасывало диверсионные группы для проведения саботажа и акций гражданского неповиновения во Львов и на Волынь. Накануне второй мировой войны, по приблизительным оценкам специалистов, членов ОУН было около 20 тыс. человек при значительной массе поддерживавшего их сельского населения Западных областей, являвшегося базой и резервом националистического подполья.
   С целью дискредитировать советскую власть и вызвать к ней устойчивую ненависть населения Западной Украины, во время войны фашисты состряпали листовку - поддельное распоряжение Г. Жукова и Л. Берии, о том, что украинцев в массовом порядке собирались депортировать. Эту фальшивку распечатали и сбрасывали с самолётов. Тот факт, что листовка сделана немцами, подтвердили историки, но националисты до сих пор ссылаются на неё, как на подлинный документ советской власти, частично объясняющий отношение украинцев-галичан к оккупантам как к освободителям. Такова же цена и всех остальных их "исторических" фактов!
   После начала Великой Отечественной войны большая часть прошедшей подготовку в школах абвера агентуры была направлена в Нойхаммер в полк "Бранденбург 800", в который входила украинская рота, проходившая военную подготовку в Бадене Венском. Впоследствии рота влилась в батальоны "Роланд" и "Нахтигаль". Оставшиеся "курсанты" были переданы на укомплектование фронтовых команд и групп абвера.
   С началом войны боевикам-оуновцам на территории УССР руководством ОУН ставилась задача: "Убивать командиров и политруков, саботировать действия администрации, распространять дезинформацию и сеять панику, срывать мобилизацию, нападать на воинские казармы и гарнизоны, склады и узлы связи, обеспечить нарушение телефонной и телеграфной связи, уничтожение мостов и создание завалов на дорогах, уничтожение транспорта". Пленные русские должны были передаваться немецкой администрации или ликвидироваться, а "евреев, политруков, коммунистов и энкаведистов" предписывалось ликвидировать на месте. Сохранившиеся отчеты ОУН(б) показывают, что данные указания выполнялись с большим рвением.
  
   Добровольно и сознательно ОУН встала на сторону немецких нацистов, оккупировавших украинскую землю, и все действия этой преступной организации были вместе с оккупантами направлены против украинского народа, которому Вторая мировая война принесла неисчислимые страдания, лишения и колоссальные человеческие жертвы. И не последнюю роль в этом сыграли злодеяния националистов из ОУН-УПА, которые наравне с нацистскими преступниками заслуживают суда международного трибунала.
   7 августа 1941 Краевой Провод ОУН(б) на западноукраинских землях издал Декларацию, в которой, в частности, указывалось: "Украинские националисты примут активное участие в общественной работе на всех участках национальной жизни. ОУН не идёт - вопреки провокационным сведениям вредителей украинскому делу - на подпольную борьбу против Германии". Вопреки утверждению современных "свидомых" историков, что бандеровцы боролись против немцев, они против Германии не предпринимали никаких враждебных действий. Но немцам не понравилась агрессивная пропаганда националистических идей среди населения оккупированной советской Украины. В отчёте службы безопасности (СД) по рейхскомиссариату "Украина" в конце 1941 г. отмечалось, что бандеровцы, выполняя полезные и необходимые немцам вспомогательные функции по организации полиции, уничтожению коммунистов и евреев, также занимаются активной пропагандой своих националистических идей, что враждебно воспринимается местным населением и "негативно отражается на авторитете единственно возможной немецкой власти". Немецкий оккупационный режим старался исключить все потенциальные риски, связанные с идеями национальной независимости.
  
   После вторжения немецких войск на территорию СССР руководство ОУН начало создавать украинскую вспомогательную полицию для помощи немецкой армии в организации местной администрации и оккупационного режима в захваченных районах и призывала вступать в её ряды: "украинская национально-сознательная молодёжь должна массово добровольно записываться в кадры украинской полиции". Ярослав Стецько в своем письме-отчёте С. Бандере 25 июня 1941 г. писал: "создаем милицию, которая поможет убирать евреев".
   Украинская милиция и отряды, организованные местными лидерами ОУН(б), действовали в конце июня - августе 1941 года во многих местах на территории Волынской, Ровенской, Житомирской, Львовской, Станиславской, а также некоторых других областей. На этой территории милиция, созданная ОУН(б), выполняла вспомогательную роль в массовых казнях, проводимых нацистами, а также в облавах и убийствах военнопленных и местных жителей, которые их укрывали.
   Украинские полицаи делали для немцев всю "грязную" работу по выявлению и уничтожению подпольных групп антифашистского сопротивления в городах и по борьбе с советским партизанским движением в сельской местности. Они же принимали участие в облавах, арестах и казнях подпольщиков и "неблагонадёжных" лиц, вывозе в Германию на работу трудоспособной молодёжи. Украинская полиция широко использовалась немцами в уничтожении советских граждан, и прежде всего евреев, цыган и коммунистов. Так, к концу 1941 г. эти формирования приняли активное участие в убийстве от 150 до 200 тысяч евреев только на территории оккупированной УССР. Они осуществляли создание и охрану концентрационных лагерей для военнопленных и еврейских гетто и последующее уничтожение их обитателей. Эти подразделения затем стали важной составляющей частью формирования УПА весной 1943 г.
   Из бандеровцев были сформированы несколько "походных групп" ОУН общей численностью около 5 тысяч боевиков, следовавших за передовыми немецкими частями по мере наступления немецкой армии, захватывая руководящие посты в формируемой немецкими властями администрации, создавая местные органы полиции и помогая немцам устанавливать на оккупированной территории "новый немецкий порядок" с надеждой в будущем создать украинское правительство. Они выявляли и устраняли отдельные группы сопротивления, уничтожали советских и партийных работников и проводили массовые облавы на евреев, а также участвовали в операциях против советских партизан.
   Эти подразделения являлись "своеобразной политической армией", в состав которой входили националисты, имевшие опыт борьбы в условиях глубокого подполья. Маршрут их движения был заранее согласован с абвером. Средняя "походная группа" в составе 2500 человек двигалась по маршруту Луцк - Житомир - Киев. Северная, из 1500 оуновцев, - в направлении Полтава - Сумы - Харьков. Южная "группа" в составе 880 человек следовала по маршруту Тернополь - Винница - Днепропетровск - Одесса.
   В одном из документов ОУН отмечались такие задачи боевых "походных групп", следующих на Украину "вместе с наступающей германской армией":
   "Организовать и возглавить все националистические силы на борьбу с Красной Армией и Советской властью, главным образом методами террора, а именно:
   а) введением террористического оуновского режима;
   б) выявлением и ликвидацией советских партизан;
   в) созданием ложных партизанских отрядов для провокаций;
   г) уничтожением сельского советского актива и лояльно настроенного населения к Советской власти;
   д) проведением массовых убийств и грабежей еврейского населения..." [14]
  
   Гауляйтером оккупированной Украины Гитлер назначил известного своей жестокостью и ненавистью к славянам Эриха Коха, который в сентябре 1941 г. обратился к сотрудникам своего управления в Ровно: "Господа, я известен как злой пес. Именно поэтому я назначен райхс-комиссаром Украины. Наша задача состоит в том, чтобы высосать из Украины все соки, невзирая на чувства украинцев или состояние их имущества".
   При этом Западная Украина была включена в состав Генерал-губернаторства Польши, а на территории Советской Украины был создан Рейхкомиссариат "Украина". Немцы ясно показали, что Украина для них как государство не существует, а является просто оккупированной территорией. Назначение на важные административные посты в Украине исключительно немцев было воспринято руководством ОУН как явное к ним пренебрежение, вызвало горькое разочарование и крушение надежд на создание собственного националистического государства.
   У немцев были совершенно другие планы по использованию территории Украины и её населения. Гитлеровское руководство предполагало украинские чернозёмные земли заселить немецкими колонистами, а славянское население (по нацистской расовой теории "унтерменши" - "недочеловеки") подлежало уничтожению, кроме 30-50 тысяч наиболее лойяльных, которых предполагалось использовать как рабов господствующей германской расы. Тем не менее украинские националисты и разделяющие их идеологию антисоветски настроенные украинцы (особенно галичане) в массовом порядке сотрудничали с нацистами и преданно служили оккупационному немецкому режиму. Среди причин, способствовавших отношению галичан к оккупантам как к освободителям, находятся жесткий тоталитарный сталинский режим, раскулачивание и насильственная коллективизация, репрессии и память о раличных видах дискриминации, которым население края подвергалось в период нахождения в составе Австро-Венгрии, Польши, Румынии или Чехословакии. Уже после получения независимости в 1991 г. укро-историки к этому стали приплетать трактуемый как геноцид украинского народа голодомор 1932-1933 гг., "трёхсотлетнюю оккупацию" Россией и "угнетение Украины" при советской власти.
  
   По сравнению с европейскими странами, где население рассматривало немцев однозначно как врагов своего государства и сотрудничество с ними как предательство, украинские националисты считали своё участие в немецких карательных формированиях, работу в немецкой администрации или в качестве полицаев по идейным соображениям и не видели в этом ничего зазорного. При этом националистами умалчивается, что члены ОУН помогали немцам в угоне молодёжи на работы в Германию, принимали активное участие в уничтожении евреев, разгроме групп европейского антифашистского сопротивления, борьбе против советских партизан не только на территории Украины, но и в оккупированных районах России и Белоруссии и массовому уничтожению населения, заподозрённого в содействии советским партизанам. Достаточно украинских националистов служило и в регулярных немецких войсках. По оценкам российских историков и данным немецких военных архивов количество украинских легионеров (в основном галичан) в немецких формированиях разного типа составляло порядка 250 тысяч человек.
   В качестве одной из причин коллаборационизма галичан, кроме враждебности к советскому строю вообще, в работах Института Истории АН Украины приводится их желание получить в свои руки хоть какую-нибудь власть и отомстить хоть кому-нибудь за долгие века унижения и обид. Так, вступившие в дивизию СС "Галиция" члены бандеровских формирований и полицаи вымещали "вековую обиду", упиваясь своей властью и жестоко издеваясь над своими жертвами. В современной Украине националисты почитаются как ветераны войны, и даже "более ветераны", чем боровшиеся с фашистами и освобождавшие страну воины Красной армии, которых сейчас называют оккупантами, а могилы погибших солдат и памятники советским воинам оскверняют.
  
   В программном документе "Борьба и деятельность ОУН во время войны" указывалось:
   "Во времена хаоса и смуты можно позволить себе ликвидацию нежелательных польских, московских и еврейских деятелей, особенно сторонников большевистско-московского империализма; национальные меньшинства делятся на:
   а) лояльные нам, собственно члены все ещё угнетенных народов.... имеют одинаковые права с украинцами...,
   б) враждебные нам - москали, поляки и евреи... уничтожать в борьбе, в частности тех, которые будут защищать режим: переселять в их земли, уничтожать, главным образом интеллигенцию, которую нельзя допускать ни в какие руководящие органы, вообще сделать невозможным "производство" интеллигенции, доступ к школам и т. п. Руководителей уничтожать... Жидов изолировать, убрать из управленческих структур, а также поляков и москалей. Если бы была непреодолимая нужда, оставить в хозяйственном аппарате жида, поставить ему нашего милиционера над головой и ликвидировать при наименьшей провинности ... Ассимиляция евреев исключается".
   В этом документе подробно описывались мероприятия, которые были обязательны для действий новых органов власти, боевых групп и организаций ОУН. В частности в упомянутой инструкции предписывалось начать террор против "врагов и предателей": "Следует помнить, что существуют активисты, которые, как главная опора силы НКВД и советской власти на Украине, должны быть, при создании нового революционного порядка на Украине, обезврежены. Такими врагами являются:
  - Москали, посланные на украинские земли для закрепления власти Москвы на Украине;
   - Жиды, индивидуально и как национальная группа;
   - Чужинцы, преимущественно разные азиаты, которыми Москва колонизирует Украину с намерением создания на Украине национальной чересполосицы;
   Поляки на западноукраинских землях, которые не отказались от мечты о Великой Польше..."
  
   Идеологи ОУН напрочь забыли, что это польские реваншисты стояли у истоков рождения украинского национализма и были их первыми учителями!
  
   Здесь стоит привести цитату из ставшего весьма популярным среди современных украинских националистов эссе "Украденное имя: Почему русины стали украинцами?" львовского филолога, историка-дилетанта Е. Наконечного, который пытается утверждать, что "антисемитизм никогда не был на Украине официальной идеологией - его не исповедовало ни одно более-менее влиятельное политическое, национально-освободительное движение". [38] И такое самозабвенное враньё характерно для всей современной украинской действительности с националистической ксенофобской окраской.
  
   Находясь до этого в Галиции в глубоком подполье и действуя как банды грабителей и террористов, сначала против польской администрации, а затем, после воссоединения Западной Украины с Украинской ССР в 1939 г., - против советской власти, с приходом германских оккупационных войск ОУН вышла на открытую политическую арену. Как проявила себя эта преступная организация украинских националистов, декларировавшая до этого свои претензии на главенство в представлении интересов украинского народа и выступавшая за создание независимой Украинской державы?
   Обратимся к фактам.
  
   30 июня 1941 г. вместе со стремительно продвигавшимися немецкими войсками во Львов вошёл батальон "Нахтигаль" во главе с Романом Шухевичем, вооружённые отряды националистов, вышедшие из подполья, и группа руководящих деятелей ОУН во главе с заместителем Бандеры Ярославом Стецько. В этот же день перед наскоро собранной толпой националистов Ярослав Стецько по приказу Степана Бандеры, нагло узурпировав право действовать от имени украинского народа, зачитал "Акт возрождения Украинского государства", сообщавший о создании "нового украинского государства на материнских украинских землях", которое в союзе с Великой Германией готово устанавливать новый порядок в мире.
   По признанию бывшего солдата Украинской Галицкой армии времён гражданской войны, участника бандеровского подполья, члена Краевого войскового штаба ОУН(б) и командного состава дивизии СС "Галичина" Льва Шанковского, ОУН "готова была к сотрудничеству с гитлеровской Германией для совместной борьбы против Москвы".
   В течение нескольких дней представители ОУН сформировали "правительство" ввиде Украинского государственного правления (УГП) во главе с председателем Ярославом Стецько и объявили о намерении созвать Национальное собрание. В декларации "правительства державы" говорилось: "Новая Украинская Держава, базируясь на полной суверенности своей власти, становится добровольно в рамки нового порядка Европы, который создает вождь Немецкой Армии и немецкого народа - Адольф Гитлер. Мы получили возможность провозгласить Акт создания нашей государственности именно благодаря победам Славной Немецкой Армии, которая под руководством своего вождя вышла на борьбу за этот новый порядок".
   Декларация националистов о создании Державы была поддержана греко-католическим духовенством во главе с Галицким митрополитом Андреем Шептицким, который чествовал командование немецких частей и руководство ОУН в своей резиденции в соборе Св. Юра и провёл богослужение в честь "непобедимой немецкой армии и её главного вождя Адольфа Гитлера". Эти мероприятия сопровождались вывеской праздничных транспарантов на ряде зданий Львова и других городов Галиции, в которых провозглашалось: "Хайль Гитлер! Слава Гитлеру! Слава Бандере! Да здравствует независимая Украинская соборная Держава! Да здравствует вождь Ст. Бандера! Слава непобедимым немецким и украинским боевым силам! Хайль Гитлер! Да здравствует Бандера!" (см. фото транспарантов на воротах замка в г. Жолква на странице Википедии "Украинский коллаборационизм").
   И весь этот фарс происходил в то время, когда гитлеровское руководство ясно провозгласило свои цели о расширении на восток своего "жизненного пространства", а большинство украинского народа, ясно понимая какие бедствия несёт этот "новый порядок" народам СССР, готовилось сопротивляться немецким захватчикам.
   Когда Гитлеру, в чьи планы не входила передача в оккупированной Украине какой-либо власти националистам, доложили об этой "самодеятельности" бандеровцев, а также об их зверствах во Львове, он был взбешён и приказал Гиммлеру "навести порядок с этой бандой". Во Львов была послана спецгруппа СД и гестапо для ликвидации "заговора" украинских националистов. Стецько с другими членами провозглашённого "правительства" был арестован и этапирован в Берлин, куда из Кракова под конвоем доставили и главу ОУН(б) Бандеру. От него потребовали отказаться от "Акта возрождения Украинского государства", потому что ни о какой независимой Украине немцы ничего не хотели знать, а планировали сделать Украину немецкой колонией.
   В результате проведенных "воспитательных мероприятий" 3 августа 1941 г. Бандера и Стецько направили Гитлеру свои верноподданнические письма, в которых пытались оправдаться за своё самовольство и клялись в верности фюреру Великой Германии. Бандера к своему письму приложил меморандум, в котором писал, что "украинство борется против всякого угнетения, будь то еврейский большевизм или российский империализм", "ОУН желает сотрудничества с Германией не из оппортунизма, а исходя из осознания необходимости этого сотрудничества для добра Украины", "нет лучшей основы для украинско-немецкого сотрудничество, чем та, при которой Германия признает Украинское Государство".
   Как "воспитывали" немцы руководителей ОУН, конкретных сведений не сохранилось. Но после этого Бандера полтора года отсидел в немецкой полицейской тюрьме в Кракове, а затем был переведён в 1942 г. в концлагерь Заксенхаузен, где содержался в привилегированных условиях в специальном блоке "Целленбаум" для "политических персон", вместе с националистами из других стран, которых немцы предпочитали держать под рукой, "на коротком поводке", для использования в нужный момент. Бандера имел разрешение на регулярные свидания с женой, через которую держал связь со своими соратниками. В начале 1944 г. в том же блоке оказался и его "заклятый друг" А. Мельник.
   Решив использовать лидеров националистов, в сентябре 1944 г. немцы выпустили несколько сотен украинских националистов из концлагеря Заксенхаузен. В ответ на предложение со стороны немцев о сотрудничестве, Бандера выдвинул условие - признать "Акт возрождения..." и обеспечить создание украинской армии как вооружённых сил отдельного государства, что немцы отвергли. Фактически Бандера, находясь за пределами Украины, мог руководить деятельностью ОУН только номинально, но его репутация среди рядовых членов позволяла считать его идейным вождем украинского национализма, что привело в дальнейшем к идеализации и "обожествлению" его личности.
  
   Организация украинских националистов с самого начала предусматривала вооружённые методы борьбы за создание украинского государства. В тексте формального провозглашения Ярославом Стецько 30 июня 1941 г. во Львове "Украинской державы" говорилось и о создании армии: "Украинская национальная революционная армия создаётся на украинской земле, будет бороться дальше совместно с союзной немецкой армией против московской оккупации за Суверенную Соборную Украинскую Державу и новый порядок во всём мире".
   В одном из обращений краевого провода ОУН(б) на "материнских украинских землях", как высокопарно бандеровцы называли Галичину, о роли этой армии говорилось: "Главная роль на первом этапе войны на Востоке принадлежит Немецкой Армии. Пока немцы будут биться с москалями, мы должны будем создавать свою сильную армию, чтобы потом приступить к разделу мира и его упорядочиванию". Прямо наполеоновские планы!
   Несмотря на "нагоняй" от немецкого руководства за самовольное объявление "самостийной Державы", националисты втихую от немцев начали формирование Украинской народно-революционной армии (УНРА). В документах ОУН(б) указывалось, что "все боеспособное население должно встать под знамена ОУН для борьбы против смертельного большевистского врага". 27 июля 1941 в г. Ровно принял присягу "Первый курень (батальон) Украинского Войска имени Холодного Яра" под командованием С. Качинского (ставшего впоследствии одним из командиров УПА). Аналогичный курень УНРА был сформирован в Луцке, а также ряд более мелких формирований в различных районах Галиции и Волыни. Немецкое командование не могло допустить создание неподконтрольных вермахту воинских частей и осенью 1941 г. они были переформированы в отряды вспомогательной полиции и использованы при создании из украинских националистов, а также частично из военнопленных украинцев, батальонов охранной полиции (шуцманшафт-батальоны) общей численностью порядка 35 тыс. человек. Командирами батальонов были офицеры СС, а главным их назначением была борьба с советскими партизанами.
  
   Во время Второй мировой войны из сотрудничавших с немцами групп населения завоёванных стран германскими нацистами создавались охранные батальоны ваффен-СС, призванные помогать немцам "окончательно решать" национальный вопрос по планомерному уничтожению "неполноценных" народов. Форму они носили немецкую, говорили на родном языке, попы, пасторы и муллы у них были свои местные, а присягу украинские, латвийские, эстонские, фламандские, венгерские и прочие эсэсовцы приносили лично фюреру германского народа Адольфу Гитлеру и воевали они не за свободу своих народов, а за великую Германию там, где немцы не хотели марать себе руки кровью жертв массовых экзекуций.
   После своих "геройских подвигов" во Львове "соловьи"-эсэсовцы из батальона "Нахтигаль" оставили свои кровавые следы во многих местах на Украине. В книге Е. Шафранского "Восемь тайн - восемь этажей "Верфольфа" описывается часть их преступлений. Специально для вооружённой борьбы с белорусскими партизанами из числа легионеров "Нахтигаля" и "Роланда" в конце октябре 1941 года был сформирован 201-й шуцманшафт-батальон, которым командовал майор Побигущий, а заместителем был гауптман Роман Шухевич. В середине марта 1942 года батальон был переброшен в Белоруссию. Здесь он стал именоваться подразделением 201-й полицейской дивизии, которое вместе с другими бригадами и батальонами действовало под руководством обергруппенфюрера СС Эриха фон дем Бах-Целевски против белорусских партизан. На счету 201-го батальона - десятки сожжённых белорусских хуторов и деревень. Это националисты-бандеровцы стёрли с лица земли белорусскую деревню ХАТЫНЬ, волынское село КОРТЕЛИСЫ, в котором убили и сожгли свыше 2800 мирных жителей, в основном детей, женщин и стариков.
   Другие охранные батальоны, сформированные в Галиции из галичан-украинцев, участвовали в борьбе против партизан и казнях советских граждан в Золочеве, Тернополе, Сатанове, Виннице и в других городах и сёлах Украины и Белоруссии. В приведенном ниже перечне даны примеры "подвигов" оуновцев из этих подразделений.
  
   Украинская полиция Ратновского района во главе с Логвинским и М. Зенюком, совместно с 3-м шуцбатальоном 15-го полицейского полка (рота "Нюрнберг"), 23 сентября 1942 г. полностью сожгла волынское село Кортелисы. Одновременно были уничтожены соседние сёла Бирки, Заболотье, Борисовка. 2892 мирных жителя стали жертвами карателей (в том числе 1620 детей).
  
   50-й украинский охранный батальон участвовал в антипартизанской операции "Зимнее волшебство" (нем. Winterzauber) на территории Белоруссии в треугольнике Себеж - Освея - Полоцк, проведенной в феврале-марте 1943. Во время этой операции было разграблено и сожжено 158 населённых пунктов, в том числе вместе с людьми сожжены деревни: Амбразеево, Аниськово, Булы, Жерносеки, Калюты, Константиново, Папоротное, Соколово.
  
   54 украинский полицейский батальон под командованием майора Хэннифельда в октябре 1942 года совместно с зондеркомандой Дирлевангера участвовал в "усмирении района" вдоль дороги Белыничи-Березино, а затем - вокруг Червеня. В 1943 году участвовал в карательной операции "Коттбус", по окончании которой был включён в состав 31 полицейского полка.
  
   57 украинский полицейский батальон в мае 1943 года принимал участие в карательной операции "Молния" против населения деревни Застаринье Новогрудковского района. Всех жителей деревни загнали в дома и сожгли. Было уничтожено 287 человек и 108 домов. Та же участь постигла деревни Заполье и Ятра. В июне 1943 г. батальон был направлен в Барановичи "для уничтожения появившихся там банд".
  
   Украинская полиция Рейхскомиссариата "Украина" неоднократно участвовала в массовых карательных акциях - таких, как ликвидация ровенского еврейского гетто, расстрелы в киевском Бабьем Яру и др. Украинские шуцман-батальоны участвовали в охране 50 еврейских гетто и 150 крупных лагерей воннопленных, созданных оккупантами на Украине, принимали участие в ликвидации еврейского населения в Чуднове (500 человек, 16 октября 1941 года), в Радомышле и Белой Церкви. Украинские полицаи участвовали в депортации в июле 1942 г. евреев из варшавского гетто, а 5 октября 1942 года в Дубно расстреляли 5 тысяч евреев.
  
   22 сентября 1941 г. в Киев прибыл "Буковинский курень" (около 500 человек), созданный с началом Великой Отечественной войны агентом абвера, членом Черновицкого областного провода ОУН(м) Петром Войновским (1913-1996). Начиная с 28 сентября, националисты-каратели приняли участие и были главными исполнителями в массовом убийстве ни в чем не повинных людей разных национальностей в БАБЬЕМ ЯРУ. Там были лишены жизни 350 тысяч человек, в том числе 160 тысяч евреев, включая 50 тысяч детей! Из 1500 карателей было только 300 немецких солдат и офицеров, а остальные были украинские полицаи-националисты из ОУН(м) и ОУН(б). За усердное служение немецким фашистам Войновский получил звание штурмбаннфюрера СС и участвовал со своим подразделением в карательных акциях в Киеве, Черновцах, Каменце, Проскурове, Виннице, Житомире. В гестапо числился под кличкой "Максим".
  
   Проявления антисемитизма со стороны членов ОУН с акциями в виде поджогов и избиений евреев происходили и ранее, ещё в период 1935-1936 гг. на основании решения краевой экзекутивы ОУН о том, что "жиды вредны для украинской нации, нужно от них освободиться". К концу 1930-х годов отношение к еврейскому вопросу радикализируется и ОУН уже планирует их изгнание или уничтожение. К началу Второй мировой войны антисемитизм стал важной составной частью политики Организации украинских националистов на землях Западной Украины.
   Ярослав Стецько, один из главных идеологов ОУН, арестованный нацистами и привезенный в Берлин, в покаянном письме Гитлеру, заверяя в своих верноподданических чувствах, излагал и отношение ОУН к еврейскому вопросу: "Считая главным и решающим врагом Москву, которая фактически держала Украину в неволе, а не жидовство, я тем не менее отдаю себе отчет в неизменно вредной и враждебной роли жидов, которые помогают Москве закрепостить Украину. Поэтому я стою на позиции уничтожения жидов и целесообразности перенесения на Украину немецких методов уничтожения жидовства и исключаю их ассимиляцию и т. п." Сейчас хорошо известно как осуществлялось гитлеровской Германией "окончательное решение еврейского вопроса", ответственным за которое был глава РСХА Рейнхард Гейдрих.
   Другой видный бандеровец Степан Ленкавский в еврейском вопросе тоже был категоричен: "Относительно жидов примем все методы, которые приведут к их уничтожению".
  
   Канадский историк украинского происхождения Джон-Пол Химка отмечает, что в инструкциях ОУН перед войной содержались указания уничтожать "нежелательных польских, российских и еврейских активистов".
   "Позиция оуновцев по еврейскому вопросу" претворялась в жизнь с самого начала немецкого вторжения. В инструкции ОУН(б) "Борьба и деятельность ОУН во время войны", выпущенной в мае(!) 1941 г. в числе прочих задач для руководящего актива значилась "нейтрализация жидов" с исключением ассимиляции, причём "как индивидуально так и как национальной группы".
  
   Национализм неотделим от антисемитизма. Следует подчеркнуть, что антисемитизм на бытовом уровне весьма распространён среди украинского, в основном сельского населения. А в среде украинских националистов ненависть к евреям зашкаливает и сравнивается с такой же ненавистью к "москалям". Не случайно в лозунгах даже современных националистов во время событий 2014 г. евреи и русские упоминались вместе (например, "Бей жидовню и москалей!") А иногда русские даже декларировались как самые злейшие враги. Например, в 2014г. ПриватБанк олигарха Игоря Коломойского размещал на громадных рекламных щитах "Выгодное предложение от ПриватБанка: 10 000$ за москаля". (См. http://uapress.info/ru/news/show/22003).
   В 1930-х годах на Западной Украине оуновцы стали распространять листовки, в которых содержались призывы объявлять бойкот торговцам-евреям, увольнять работников евреев, поляков и других неукраинцев. В 1935-1936 годах члены ОУН проводили в ряде сёл акции, в ходе которых били стеклa и поджигали дома евреев. Такие действия основывались на принятом решении руководствa местного отделения ОУН о том, что "жиды вредны для укрaинской нaции, нужно от них освободиться" и лучше всего это делать, разрушая их жилища. К концу 1930-х годов ОУН полностью отказывается от планов предоставления евреям равных прав с украинцами и начинает планировать их изгнание или изоляцию. К началу Второй мировой войны антисемитизм стал важной составной частью политики Организации украинских националистов, действовавшей, в основном, на землях Западной Украины. Украинцы, по словам Ярослава Стецько в 1939 г. в канадском националистическом журнале "Новый путь", "первыми в Европе поняли разлагающую деятельность еврейства, и отмежевались от евреев столетия назад, сохраняя чистоту своей духовности и культуры".
   ОУН придерживалась в отношении евреев теории, так называемого, еврейского коммунистического заговора и убеждения о "еврейской сущности коммунизма", что ещё более утвердилось после присоединения Западной Украины к СССР в 1939 году, в трактовке евреев как "помощников большевистской Москвы в закабалении Украины".
   По данным современного канадского историка Джона-Пола Химки, ОУН начала планировать этнические чистки в преддверии возможного нападения Германии на Советский Союз. 7 июля 1941 года во Львове состоялось совещание руководителей ОУН(б), на котором было принято решение применять по отношению к евреям "все методы, которые приведут к их уничтожению".
  
   Еврейский погром во Львове
  
   Сразу после вступления во Львов немецких войск, вошедшими вместе с ними украинскими солдатами батальона Романа Шухевича "Нахтигаль" и вышедшими из подполья бандеровскими бандами, 30 июня 1941 года был организован массовый еврейский погром. В нём приняли активное участие группы созданной Ярославом Стецько бандеровской "народной милиции", которая с 1 июля перешла в подчинение СС. К 1939 г. население Львова составляло 340 тысяч, из которых более 100 тысяч были евреями. А также в городе скопилось около 35 тысяч еврейских беженцев из оккупированной немцами Польши. ОУН призывала население убивать евреев, которых считала своими врагами наряду с "москалями". В начале июля 1941 года ОУН выпустила воззвание, где были слова: "Народ! Знай! Москва, Польша, мадьяры, жиды - это твои враги. Уничтожай их; ляхов, жидов, коммунистов - уничтожай без милосердия".
   С утра 30 июня начались облавы на евреев, якобы, с целью выявления сотрудничавших с советской властью. Задержанных отводили в участки, некоторых там забивали насмерть. Большое количество евреев заставляли выполнять унизительные работы по уборке улиц голыми руками. Часть евреев загоняли во дворы тюрем и заставляли под градом ударов вытаскивать из подвалов трупы растрелянных заключённых. (В связи с отступлением советских войск, спешно бежавшим персоналом местных тюрем были расстреляны заключённые, среди которых было много украинских националистов, осуждённых за вооружённые нападения и убийство советских работников). Оуновцы организовывали отряды националистов, устраивавших облавы на евреев, которых рассматривали виновными в еврейско-коммунистическом заговоре и в гибели своих соратников в тюрьмах Львова. Кроме того, поскольку Бандера формировал националистическую идеологию на основе гитлеровской "Майн кампф", националисты разделяли нацистский план "окончательного решения еврейского вопроса", популярный в Западной Украине.
   Жажда мести и ненависть к евреям вылилась на следующий день в массовый еврейский погром, в котором участвовали украинские националисты-бандеровцы из состава "украинской милиции", солдаты батальона "Нахтигаль", толпы местных жителей - маргиналов и антисемитов, а также военнослужащие немецкой армии и военной жандармерии, одобрительно наблюдавшие за действиями озверевшей толпы. Ослеплённые ненавистью группы националистов, некоторые в немецкой форме, и носившие нарукавные сине-жёлтые повязки полицаи, выискивали евреев, выволакивали их из домов, ловили во дворах, избивали и гнали их к местам убийств, подвергали издевательствам, мучениям и унижениям на улицах города. В частности, их заставляли руками чистить тротуры и улицы, например, одного еврея принудили убирать конский навоз с улиц с помощью своей шляпы. Захваченных погромщиками еврейских женщин били ногами и палками, раздевали догола и гнали по улицам. Большинство попавшихся в руки погромщиков евреев было забито до смерти или растреляно после издевательств в тюрьмах, где их принуждали раскапывать трупы расстрелянных.
  
   Погром продолжался несколько дней. Согласно показаниям Марии Гольцман, "на третий день после вступления немецких оккупантов в город Львов группа украинских полицейских во главе с немецкими офицерами привели в дом ? 8 по улице Арцышевского около 20 граждан Львова, среди которых были и женщины. Среди мужчин были профессора, юристы и доктора. Оккупанты заставили приведенных собирать на дворе дома губами мусор (без помощи рук), осыпая их градом ударов палками".
   Жертвами погрома стали несколько тысяч львовских евреев. Частично сообщение о львовском погроме находится в донесениях полка "Бранденбург-800", где отмечается, что 1 июля во Львове были крупные проявления насилия против евреев. Сведения об участии военнослужащих "Нахтигаля" в убийствах львовских евреев в дни погрома содержатся и в докладной записке командира батальона полка "Бранденбург-800": "Это те же самые подразделения, которые вчера беспощадно пристреливали еврейских грабителей". Те же сведения содержатся в документах Нюрнбергского процесса о фактах плохого обращения местных украинцев с львовскими евреями и указано, что в результате еврейского погрома 1-3 июля 1941 г. погибло около 4 тысяч евреев, из них одна тысяча была убита в ходе "тюремных акций" в львовских тюрьмах. Другие цифры приводятся в донесении айнзатцгруппы полиции безопасности и СД ? 24 от 16 июля 1941 года, где говорится об уничтожении айнзатцгруппой "C" 7000 евреев во Львове при активном содействии украинского населения. Фотодокументы первых дней оккупации Львова служат неопровержимым подтверждением этих трагических событий. Показания пережившей войну во Львове еврейки Рузи Вагнер, данные ею в 1945 году для Еврейского исторического института, про принуждение евреев-мужчин, сопровождаемое издевательствами, выполнять работу по выносу трупов из тюрем, причём некоторые из них "не возвращались домой" (то есть были расстреляны), про издевательства и надругательства над женщинами, про уборку тротуаров и улиц руками евреев, подтверждаются кино- и фотодокументами из архивов антифашистских организаций. Познакомиться с фотоматериалами Львовского погрома можно на сайте, посвящённом теме "Погромы во Львове в 1941г.": http://fotohistory.livejournal.com/2472515.html.
   Однако, учитывая, что не все читатели могут иметь доступ к Интернету, а также то, что материалы иногда просто исчезают из доступа или блокируются, копии фотодокументов "Погромы во Львове в 1941 г." и связанные с этим материалы даны в Приложении 8. Замечание о блокировании некоторых сайтов - не пустые предположения и не выдумки: после повторного поиска указанного выше сайта оказалось, что к фотоматериалам на нём доступа уже нет. Пришлось воспользоваться перепостингом на похожем по содержанию, но уже другом сайте http://foto-history.livejournal.com/2472515.html или http://tribunanaroda.info/content/view/3774/1/.
  
   Несмотря на эти факты, причастность членов ОУН и военнослужащих украинского батальона "Нахтигаль" к еврейскому погрому в июле 1941 г., к резне львовских профессоров, к репрессиям и убийствам мирного населения на Украине и в Белоруссии, в настоящее время оспаривается современными украинскими "свидомыми" историками - прислужниками почитателей бандеровщины. Они голословно отвергают документальные свидетельства и неоспоримые факты этих преступлений, главным образом на основании того, что конкретно о военных преступлениях "Нахтигаля" не говорилось на Нюрнбергском процессе. Но эти преступления против человечности не имеют срока давности. По данным ряда историков и антифашистских еврейских организаций, украинские националисты и лично руководитель УПА Роман Шухевич причастны к убийствам и издевательствам против еврейского и польского населения, которые начались сразу же после вступления во Львов батальона "Нахтигаль". Процесс против бывшего офицера батальона "Нахтигаль" Теодора Оберлендера в 1959 г. показал, что часть второй роты "Нахтигаля" "перешла к актам насилия против согнанных евреев и виновна в гибели многочисленных евреев".
   А вот документальное свидетельство участия в погроме бандеровской, так называемой "милиции", с информацией о должностных преступлениях (копия из сборника "ОУН в 1941 г.", 2006):
  
   ? 82/п
   г. Львов 28 июля 1941
   Службе безопасности ОУН во Львове
  
   Нас уведомляет протоирей отец Табинский: наша милиция проводит теперь с немецкими органами многочисленные аресты евреев. Перед ликвидацией евреи защищаются всеми способами, в первую очередь деньгами. В соответствии с информацией отца Табинского, среди наших милиционеров есть те, которые за золото или деньги освобождают евреев, которые должны быть арестованы. У нас нет никаких конкретных данных, но мы передаем вам для информации и дальнейшего использования.
  
   Слава Украине!
  
   Организация украинских националистов
   Главный отдел пропаганды
  
   По свидетельству пережившего погром Леопольда Иваньера, узнавшего некоторых из погромщиков-полицаев, "это были те же украинцы, служившие в советской милиции. Они заменили звёзды на своих фуражках трезубцами. Мы их знали, потому что они патрулировали в нашем районе".
   Большинство фотографий сделаны профессиональными немецкими фотографами, сопровождавшими немецкие войска. А немецкая кинохроника была заранее организована и подготовлена министром пропаганды Германского рейха Геббельсом для немецкого еженедельного кинообозрения "Die Deutsche Wochenschau" с ведущим Гарри Гизе (выпуск 8 июля 1941г.), в котором были показаны якобы "зверства НКВД над заключёнными украинцами". В этих кадрах "хроники", вместе со "свидетельствами" немецких солдат, якобы видевших своими глазами эти ужасы, явно виден постановочный характер провокационных немецких "документальных" киносъёмок, иллюстрировавших "зверства НКВД в тюрьмах Львова", подготовленные Романом Шухевичем, батальон которого в львовской тюрьме готовил "декорации" для съёмок геббельсовских операторов из Вохеншау. Реальные факты изобличают националистов в зверствах в тюрьмах непосредственно после бегства тюремного персонала и затем во время погрома на улицах города.
   Имеются документальные свидетельства, что до начала массового еврейского погрома немцы в провокационных целях уродовали тела заключённых. Потом это варварство выдавалось за "зверства НКВД". Так, в книге "Холокост евреев Украины" написано: "Уничтожение евреев в Львове началось с первого дня прихода немцев, то есть 30 июня 1941 г. Однако на первых порах немцы проводили это уничтожение провокационно. Пользуясь уходом советских войск, некоторую часть еврейского населения немцы завели в тюрьмы и там расстреляли, причем этот расстрел производился в сопровождении экзекуции, с тем чтобы нельзя было узнать замученных. Вместе с тем преследовалась и другая цель, подать это как пример "зверств" НКВД ... "
   В этой провокации участвовали и вояки Романа Шухевича, на что указывает явно демонстрационный характер уродования людей, аналогичный многочисленным примерам зверств бандеровских изуверов.
  
   Последнее советское подразделение оставило Львов в ночь с 28 на 29 июня, а первые немецкие войска вступили в город 29 июня, около 11 часов утра. Ещё ранее 29 июня 1941г. украинские националисты, по заранее составленным спискам, хватали на улицах и в квартирах поляков, коммунистов, евреев любых возрастов. Убивали на месте или тащили в львовскую тюрьму. В тюрьме уже хозяйничал батальон СС Шухевича, зверски убивая доставляемых в тюрьму, разделывая жертвы, развешивая их декорациями для съёмок "Вохеншау" Геббельса, раскапывая расстрелянных. Об этих днях в дневнике Геббельса записано: "Я организую большую поездку журналистов и дикторов в Лемберг (Львов) и на бывшие русские территории. Надо ковать железо, пока горячо. - 8.7. Вечер. Вохеншау, включающее бросающие в дрожь сцены большевистских зверств в Лемберге. Грандиозно! Звонит фюрер: это лучшее Вохеншау, которое мы когда-либо сделали!".
   В условиях поспешной эвакуации, бомбёжек и артобстрелов, НКВД не имело времени, разумеется, и указаний на зверства. Нужно было просто уничтожить осуждённых бандитов. Из документов того времени в архивах МО СССР известно: "Красноармеец Терентьев Алексей Сергеевич 24.6.41 г., будучи в карауле по охране тюрьмы ?1 в г. Львове, проявил мужество и самоотверженность. В результате обстрела тюрьмы бандитскими группами в тюрьме создалась паника, надзирательский состав тюрьмы сбежал. В тюрьме остался один тов.Терентьев, который отражая нападающих, продолжал выполнять задачу охраны и обороны тюрьмы до подхода подкрепления. Попытки побега заключенных через взломанные ими двери камер, были предотвращены".
  
   Таким образом, из Вохеншау Геббельса выходит, что 24 июня 1941 г. именно красноармеец Терентьев, а не ШУХЕВИЧ со сворой, развлекался прибиванием живых детей гвоздями к стенам. Пропагандистская фальшивка Геббельса даёт "свидетельства" немецких солдат, якобы видевших эти ужасы своими глазами:
   "Рассказывает Фред Фанбигль: "Я видел во Львове тюрьмы и видел вещи которые меня потрясли! Здесь были люди с отрезанными ушами, носами, и т.п. Они приковывали живых детей гвоздями к стенке, подвергая их пыткам! Кровь доходила до лодыжек! Не имело большого значения были ли они живыми или мертвыми. Они заливали груды тел бензином и поджигали! Вонь была ужасной! Я видел подобные вещи в Тернополе и Требовле". Надо при этом знать, что немецкие войска вошли в Тернополь только 2 июля 1941 г. (а Трембовль, совр. Теребовля, находится в 40 км юго-восточнее Тернополя), т.е. уже после Львовского погрома. А теперь представьте только, как бравый немецкий солдат ходил по "крови, доходящей до лодыжки". Ясно, что "свидетельство" солдата Фреда Фанбигля состряпано геббельсовской пропагандой. Как и другие подобные россказни.
   "Другой солдат, Поль Рубелт, в письме домой пишет: "Я был во Львове вчера и видел кровавую баню! Это было чудовищно! Со многих была снята кожа, мужчины были кастрированы, их глаза выколоты, руки и ноги отрублены! Некоторые были прибиты гвоздями к стене. 30-40 человек были замурованы в маленькой комнате и задохнулись. Около 650 человек на этой территории погибли подобным образом. Спрятаться от зловония можно было только куря сигарету и держа платок у носа... Многие уже умерли из-за удушающего зловония. В этом городе большевики вскрывали могилы и оскверняли трупы! Это ужасно! Трудно даже поверить, что подобные люди существуют!"
   Эти вымыслы не вяжутся с нормальной логикой: чтобы расстрелянных и похороненных преступников большевики зачем-то "раскапывали и оскверняли трупы"! Вероятно, для того, чтобы Геббельсу было легче сочинять сказки.
   "Лейтенант Лоренц Вахтер пишет: "Я действительно не могу описать то, что мы видели во Львове! Это намного, намного хуже того, что могли описать немецкие газеты. Это нужно было видеть! Даже зловония от трупов, которое можно было почувствовать на большом расстоянии от тюремных стен, было достаточно, чтобы сделать человека больным. И сама сцена: сотни убитых мужчин, женщин, детей, ужасно изувеченных! У мужчин были выколоты глаза, у священника был вспорот живот и туда помещено тело убитого младенца! Я мог бы рассказать еще более страшные вещи, но даже эти меня потрясли!" А вспоротый живот жертвы с засунутым туда телом младенца или кролика - это "фирменная фишка" бандеровцев! Их коронный номер, своего рода опознавательный знак, который они оставляли во многих местах своих преступлений.
   "А вот какая картина предстала перед глазами немецкого солдата К. Саффнера в том же Львове: "Когда мы прибыли, надо Львовом висела серая туча. Зловоние было почти невыносимым. Русские были вытеснены из города после тяжелой битвы. Двумя часами позже я обнаружил источник этого запаха. Большевики зверски убили 12000 немцев и украинцев. Я видел беременных женщин, подвешенных за ноги в тюрьме! Большевики отрезали людям носы, уши, языки, пальцы руки и кисти рук, ноги, выкалывали глаза! У некоторых были вырезаны сердца! 300 сирот в возрасте от двух до семнадцати лет, были прибиты гвоздями к стене и безжалостно убиты! После пыток они бросили людей, в том числе еще живых, в подвал глубиной 3 метра, облили бензином и подожгли! Это было ужасно! Мы не могли поверить что существуют такие чудовища! Наши пропагандисты недостаточно говорят об истинном лике большевизма. Душераздирающее зрелище - смотреть на женщин оплакивающих своих мужей и мужчин, сжимающих кулаки, с горестными бледными лицами. Эту ужасную сцену невозможно описать словами! Это то, что грозило бы немецкому народу, если бы большевизм достиг нас!". (http://oun-upa.org.ua/articles/evakutur.htmlrn)
   Здесь у Саффнера уже появились 12 тысяч немцев в качестве жертв! Которых невозможно разместить во всех львовских тюрьмах! А 300 прибитых гвоздями сирот он считал сам! Кому в тюрьме НКВД нужны были дети, да ещё в таком количестве?
   А в кирпичные стены тюрьмы предварительно надо было установить (иначе гвоздь не вобьёшь) деревянные пробки в сверлёные отверстия! Если здраво разбираться в таких "технических" деталях, от глупейшей геббельсовской фантастики не остаётся даже мокрого места!
   Со взглядом на эти события канадско-украинского историка Джон-Пола Химки, которого трудно заподозрить в благосклонности к СССР, можно познакомиться на сайте http://www.academia.edu/1314919/The_Lviv_Pogrom_of_1941_The_Germans_Ukrainian_ Nationalists_and_the_Carnival_Crowd.
   Джон-Пол Химка пишет: "Уже 30 июня ОУН начала формировать организованные отряды из националистов, которые затем ловили евреев и проводили облавы. Они носили на руке сине-желтые нарукавные повязки (цвета украинских символов). Националисты ходили по домам в поисках евреев, водили их по улицам и сопровождали к местам убийств. 1 июля в городе начался масштабный погром. Евреев ловили и арестовывали, избивали и унижали. В частности, их заставляли чистить улицы, например, одного еврея принудили убирать конский навоз с улиц своей шляпой. Женщин били палками и различными предметами, раздевали догола и гнали по улицам, некоторых насиловали. Били также и беременных.
   Затем часть евреев отправили в тюрьмы эксгумировать трупы расстрелянных заключенных, во время работ их также избивали и унижали. Один из евреев, Курт Левин, особенно запомнил украинца, одетого в красивую вышиванку. Тот избивал евреев железной палкой, срезая ударами куски кожи, уши и выбивая глаза. Затем он взял дубину и пробил голову одному еврею, мозги жертвы попали на лицо и одежду Левина".
   Погромы, подобные львовскому, происходили и в других городах Западной Украины. Так, в книге "Летопись УПА" в отчёте шефа полиции Тернополя от 6 июля 1941 года написано: "Около 70 евреев согнано украинцами и уничтожено. Других 20 убито на улице войском и украинцами..."
  
   В "Энциклопедии Холокоста", опубликованной в 1990 г. израильским центром Яд-Вашем (Yad Vashem), приведены данные, что из общего числа традиционно считающихся погибшими 6 миллионов евреев погибло до 3 миллионов польских евреев, 140 тысяч евреев Литвы, 70 тысяч евреев Латвии; 560 тысяч евреев Венгрии, 280 тысяч - Румынии, 140 тысяч - Германии, 100 тысяч - Голландии, 80 тысяч - Франции, 80 тысяч - Чехии, 70 тысяч - Словакии, 65 тысяч - Греции, 60 тысяч - Югославии. В Белоруссии было уничтожено более 800 тысяч евреев. Из 2,7 миллиона евреев, проживавших на Украине до войны, оккупантами и украинскими националистами было уничтожено около 1,5 миллиона человек, включая 50 тысяч беженцев из соседних стран, пытавшихся после 1939 г. спастись на советской территории от геноцида евреев. На Западной Украине погибло 977 тысяч евреев. В том числе, Львовская область - 260 тысяч, Закарпатская - 125 тысяч, Дрогобычская - 120 тысяч, Тернопольская - 125 тысяч, Черновицкая - 102 тысячи человек. В одном только Станиславе с июля 1941 по июль 1942 гг. гитлеровцы вместе с оуновцами уничтожили 26 тысяч евреев. Это подтвердил в Мюнстере (ФРГ) суд над бывшим руководителем полиции безопасности и СД в Станиславе Г. Кригером, состоявшийся в 1966 году.
  
   В архиве израильского мемориального комплекса "Яд-Вашем" хранятся документы, свидетельствующие о причастности командира батальона "Нахтигаль" Романа Шухевича к массовым убийствам львовских евреев, что нагло отрицал специально посетивший комплекс представитель СБУ, кандидат исторических наук Владимир Вятрович. Канадский историк Джон-Пол Химка не верит в беспристрастность Вятровича, обеляющего ОУН и манипулирующего с недостоверными источниками. Это характерный пример, когда научный работник, специализирующийся в исследовании "освободительного движения Украины" и защитивший кандидатскую диссертацию на тему "Зарубежные рейды УПА в контексте реализации антитоталитарной национально-демократической революции народов Центрально-Восточной Европы" (укр. "Закордонні рейди УПА в контексті реалізації антитоталітарної національно-демократичної революції народів Центрально-Східної Європи"), беспардонно брешет (укр. сленг - врёт) и отрицает документальные свидетельства, выполняя социальный заказ современных украинских нацистов. Что с него взять? Урод и фанатик, которому бесполезно что-то доказывать.
   Американский автор Кристофер Симпсон в исследовании "Откат: вербовка Америкой нацистов и её влияние на холодную войну" пишет: "Какими бы ни были ее конфликты с нацистами, собственная роль ОУН в антисемитских погромах, таких, как массовые убийства во Львове в 1941 году и ликвидация по образцу Лидице целых сел, обвиненных в сотрудничестве с советскими партизанами, полностью установлена".
   Характерным признаком ОУН был зоологический антисемитизм. Согласно идеологу украинского национализма Дмитрию Донцову "ментальность и политика мирового жидовства вредны для украинской нации и государственности. Борьба с жидовством − в интересах и традициях украинской нации". И эта "традиция" поддерживается украинским национализмом, особенно его самым радикальным течением - бандеровщиной, с самого начала его становления.
   Через пару дней во Львове в ночь на 4 июля 1941 г. по заранее составленным спискам немцы и украинская полиция осуществили аресты и массовые убийства представителей польской интеллигенции города (в том числе, около 70 польских учёных с мировым именем) и преподавателей, в основном Львовского университета, с членами их семей. Как указывает польский историк Зигмунт Альберт, жильё расстрелянных заняли высокопоставленные чиновники гестапо и украинской полиции. В октябре 1943 года тела расстрелянных польских учёных были эксгумированы, перевезены в Кривчицкий лес и сожжены вместе с сотнями других трупов, в ходе мероприятий по сокрытию следов нацистских и бандеровских преступлений.
  
   8 ноября 1941 года по приказу немцев было организовано Львовское гетто. Евреям предписывалось переселиться в гетто до 15 декабря 1941. За это время было убито 5 000 старых и больных евреев. К началу 1942 года в гетто насчитывалось более 100 000 евреев. Зимой 1941−1942 годов нацисты начали отправлять евреев из Львовского гетто в лагеря уничтожения. За март месяц 1942 года было вывезено в концлагерь Белжец (Люблинское воеводство) 15 000 человек. Большинство из них были старые и религиозные люди, женщины, дети. Официально это называлось "акцией против антисоциальных элементов". После этой "акции" в гетто официально оставалось около 86 000 евреев. Были созданы цеха, в которых евреи работали на вермахт, люфтваффе и немецкую администрацию.
   8 июля 1942 г. 7 000 евреев было вывезено в Яновский лагерь. За август месяц в Белжец было отправлено более 50 000. К началу сентября 1942 г. в гетто оставалось около 65 000 евреев. Некоторые евреи прятались в канализации города, где им помогали львовские поляки и украинцы.
   В ноябре 5 000 евреев были отправлены в Янов и Белжец. Систематически уничтожались неработающие евреи. Между 5 и 7 января 1943 года Львовское гетто официально стало Еврейским рабочим лагерем. До 20 000 евреев, включая членов расформированного Еврейского совета, были расстреляны. Немцы объявили, что в гетто могут находиться только евреи с "рабочей картой". Во время зачисток гетто немцы сжигали дома, в которых прятались евреи. Многие сгорали заживо.
   Рабочий лагерь в гетто просуществовал до 1 июня 1943 года. При ликвидации лагеря евреи оказали вооружённое сопротивление, убив и ранив несколько полицейских. В ликвидации участвовали подразделения СС и немецкой полиции, гитлерюгенд. Около 7 000 евреев было вывезено в Янов, большинство из них было расстреляно в Песках. 3 000 евреев было убито при ликвидации самого гетто.
   Львовское гетто по величине было третьим после Варшавского и Лодзинского гетто. Когда 27 июля 1944 г. советские войска освободили Львов, в нём оставалось менее 300 евреев, прятавшихся в городе и в подземной канализации.
  
   Истории участия ОУН-УПА в целенаправленном уничтожении евреев посвящена монография А. Дюкова "Второстепенный враг. ОУН, УПА и решение "еврейского вопроса", где автор на основании документов из украинских, российских архивов и зарубежных источников подробно рассматривает эту проблему. В книге приводятся показания военнослужащих батальона "Нахтигаль" Григория Мельника, Ярослава Шпиталь и др. об отобранных по приказам Оберлендера и Шухевича группах легионеров, которые вместе с другими националистами принимали участие в актах массового террора и убийствах жителей Львова еврейской и польской национальностей, в частности из научной и профессорской среды по заранее имевшимся у Шухевича спискам. Этими свидетельствами подтверждено также участие легионеров батальона "Нахтигаль", носивших немецкую форму и говоривших на украинском языке, в массовых расстрелах евреев.
   В книге также приводятся показания солдата разведывательной роты батальона "Нахтигаль", записанные им в дневнике, об уничтожении евреев в Винницкой области: "Во время нашего перехода мы воочию видели жертвы еврейско-большевистского террора, этот вид так скрепил ненависть нашу к евреям, что в двух селах мы постреляли всех встречных евреев. Вспоминаю один эпизод. Во время нашего перехода перед одним из сел видим много блуждающих людей. На вопрос отвечают, что евреи угрожают им и они боятся спать в хатах. Вследствие этого мы постреляли всех встретившихся там евреев". [14]
  
   Отношение немцев к населению Украины как к людям второго сорта, зверства фашистов и их пособников-националистов по отношению к военнопленным, представителям еврейского и других народов привели к гибели в лагерях под открытым небом более 3 млн военнопленных советских солдат, в еврейских гетто и концентрационных лагерях погибло около 850 тысяч евреев. Только в киевском Бабьем Яру их было истреблено по разным данным от 100 до 150 тысяч. В "Волынской резне" погибло от 40 до 100 тысяч поляков. Все эти жертвы в большой степени на совести украинских националистов из ОУН-УПА. Всего на Украине от рук фашистов и их пособников-бандеровцев погибло 5 млн. 300 тыс. мирных граждан.
   Помимо вывоза из Украины в Германию основного объёма продовольствия и прямого уничтожения украинского населения, нацисты с помощью украинской полиции в массовом порядке угоняли на работу в Германию молодых украинцев, как современных рабов (остарбайтеров) для промышленных предприятий и фермерского сельского хозяйства Германии. Для этого использовались облавы и принудительная отправка людей в товарных вагонах, набитых под завязку. В Германию было угнано 2 млн. 300 тыс. трудоспособных украинцев. (http://gorod.tomsk.ru/index-1299053021.php)
  
   УПА
  
   Как уже описывалось, для борьбы с советскими партизанами и антифашистским подпольем немцами в 1941 г. в основном из украинских националистов были сформировали батальоны украинской охранной полиции (шуцманшафт-батальоны). Осенью 1942 года, когда руководство ОУН пришло к выводу, что Германия проигрывает войну и приближается момент собственного вооружённого выступления, лидеры ОУН(б) решили начать формирование Украинской повстанческой армии (УПА), командующим которой затем стал Роман Шухевич. Укро-историки официально считают дату образования УПА 14 октября 1942 г., но эту ложь разоблачает Нью Йоркский оуновский журнал "Миссия Украины" (? 1 за 1964 год), в котором недвусмысленно указано: "Никаких датированных документов, которые бы подтверждали существование УПА, созданной ОУН Бандеры в 1942 году, историки не представляют, поскольку таковых и не могло быть.....Вся мемуаристика, а равно задокументированная борьба УПА, начинается только со второй половины 1943 года".
  
   Стоит отметить, что само название "Украинская Повстанческая Армия" (УПА) было придумано не бандеровцами, которые нагло "умыкнули" это название у другой националистической группировки, так называемой "Полесской сечи" под командованием Тараса Бульбы-Боровца (настоящее имя Василий или Максим Дмитриевич Боровец, 1908-1981), создавшего ещё в 1930-е годы в родном селе Быстричи на Ровенщине группу ОУН. В 1941 году УПА Боровца насчитывала порядка 2-3 тысяч бойцов, сформированных, согласно заявлению самого Боровца, "по приказу немецкого командования в Сарнах" против "большевицких регулярных и партизанских частей". Бульбовская УПА нападала на отступающие части Красной армии, а затем проводила карательные операции против партизан. После отказа Боровца по приказу СД участвовать в ликвидации евреев в Олевске, он распустил своё войско по домам, а с оставшимся отрядом в 300 человек затаился в лесах и проявлял чудеса дипломатии и изворотливости, пытаясь то лавировать между немцами, требовавшими его участия в карательных акциях в родных сёлах его бойцов, и попытками советского партизанского отряда Медведева привлечь его на свою сторону, то отбиваясь от принудительной мобилизации в бандеровскую УПА. Весной 1943 г. Бульба-Боровец, имевший уже 5-10 тысяч бойцов порывает связь с бандеровской ОУН и переходит на сторону мельниковцев, то отказываясь сотрудничать с немцами, то выговаривая себе условия. В это время бульбовцы изредка нападают на полицийские украинские участки и местную администрацию с целью получения провианта, но стараются не причинять вреда ни землякам, ни немцам.
   Всё заканчивается в августе 1943 г., когда его войско было разоружено отрядами ОУН(б), а командный состав уничтожен. Сам Боровец попытался заручиться защитой немецкого командования в Ровно, но добился только отправки в знаменитый барак "Целленбау" концлагеря Заксенхаузен. На этом история бульбовской "Полесской Сечи" закончилась. С 1948 г. Тарас Боровец жил в эмиграции в Канаде, где нашло прибежище много украинских националистов всех мастей и оттенков. Он автор воспоминаний с говорящим названием "Армия без государства".
  
   Роман Шухевич фактически возглавлял ОУН(б) в отсутствие Бандеры, имея связь с ним через посещавшую мужа в концлагере жену Бандеры Ярославу, которая поддерживала контакты "вождя нации" с функционерами ОУН. Командование и боевики УПА, как и многих других националистических формирований, связывали свою борьбу с именем Бандеры, которого прочили в вожди будущего "Украинского государства". Даже в феврале 1945 г., хотя Бандера и находился вдали от основных действий ОУН и жил постоянно в Германии, по инициативе Шухевича конференция ОУН(б) вновь избрала Бандеру главой всей организации. Ближайший помощник Бандеры Ярослав Стецько стал и главой Антибольшевистского блока народов (АНБ), образованного ещё в 1943 г. по инициативе немцев, как координационный центр антикоммунистических политических эмигрантских организаций.
  
   В марте 1943 г. немецкое командование, испытывавшее острый недостаток в живой силе, особенно после разгрома под Сталинградом 6-ой армии фельдмаршала Паулюса (только пленных немцев было 110 тысяч), приняло решение о формировании стрелковой дивизии из украинских националистов и в апреле во Львове ОУН торжественно опубликовала "Манифест к боеспособной молодёжи Галиции" с призывом вступать добровольцами в германскую армию. Уже к июню 1943 г. записалось, по данным националистов, около 80 тысяч добровольцев, из которых были сформированы первые подразделения дивизии СС "Галиция", состоящие целиком из украинцев Галиции и Польского Генерал-губернаторства. Вербовка в дивизию (официальное название 14-я ваффен-гренадёрская дивизия СС "Галиция", нем. 14 Waffen-Grenadier-Division der SS "Galizien") шла через униатскую церковь и Украинский центральный комитет в Кракове. Набором украинских добровольцев в дивизию в Польском Генерал-губернаторстве активно занимались и члены ОУН Мельника. Малограмотным сельским хлопцам популярно объясняли, используя сходное звучание абравиатуры "СС": "Дивизия СС "Галичина" - это не эсэсовцы, а сечевые стрельцы!"
   Вызывает сомнение непомерно большое число добровольцев. По сравнению с тем, что те же украинские источники называют 20 тысяч всех членов УПА, то 80 тысяч для дивизии, в состав которой требовалось набрать от силы 10-15 тысяч., выглядит явной "хлестаковщиной" писак от укро-истории. Тем более, что сомнение в "добровольности" всех 80 тысяч кандидатов в солдаты дивизии подтверждает бывший мельниковец Степан Касьян (литературный псевдоним - Зиновий Кныш), который пишет: "Тем временем началась агитация, имеющая целью привлечение добровольцев в дивизию СС-Галичина. Проведена встреча общественности в Снятыне и решено создать отряды пропагандистов.... В обществе были сформированы такие настроения, что, если кто-нибудь не явится в дивизию, то того считать почти дезертиром с украинского фронта или предателем национального дела".
   Более конкретно как поступала с "добровольцами" СБ ОУН описывает бывший член ОУН Максим Скорупский: "Кто уклонялся от их курса на мобилизацию, того расстреливали вместе с семьей и сжигали дом ..". Вот это уже реалистичнее. Другой участник событий В. Верига пишет: "...весной 1944 года в принудительном порядке мобилизовали в дивизию "Галичина" в прифронтовых уездах Галиции, в Бучацком, Подгаецком, Бережанском уездах. Будущим солдатам СС казалось, что они не несут ответственности за то, что их мобилизовали вопреки их собственной воле, а, следовательно, они не были добровольцами". Получается почти анекдот: и не 80 тысяч, да и совсем не добровольцы. Добавьте к этому и явный обман запуганных до смерти "добровольцев", которых пропагандисты ОУН уверяли, что дивизия СС это не эсэсовцы, а сечевые стрельцы. Ну, а когда дело дошло до присяги перед строем фюреру "Великой Германии Адольфу Гитлеру", то немецкая форма и оружие в руках не позволяли уже "сосклизнуть" со службы без обвинения в дезертирстве. В общем хлопцы попались как "кур во щи", в любом случае измена, или "украинскому делу", или Адольфу Алоизовичу. Вопреки распространённому заблуждению, Гитлер (род. 1889) никогда не носил фамилию Шикльгрубер, девичью фамилию своей бабушки, матери-одиночки, которую до 1876 г. носил её сын, отец Адольфа Алоиз, пока своё отцовство не признал Иоганн Георг Хайдлер (Johann Georg Heidler). Алоиз после того стал носить изменённую фимилию отца Hitler, которую унаследовал его сын Адольф. (http://www.nytimes.com/1990/05/06/opinion/l-hitler-never-really-was-schicklgruber-016390.html).
   Уже в 1943 г. подразделения дивизии стали принимать участие в боевых действиях против партизан во Франции, Польше, Югославии и на Западной Украине. Затем части дивизии выполняли карательные операции в Польше и Галиции. "Подвиги дивизии" в польских сёлах "со знанием дела" описывает участник УГА в Гражданскую войну, затем член войскового штаба УВО Краевой экзекутивы ОУН, с 1943 г. в командном составе дивизии СС-"Галичина" Лев Шанковский в своей книге об украинской армии, изданной на польском языке (Ł. Szankowśkyj. "Istorija ukrajinśkoho wijśka"):
   "1.II.1944 г. отряды жандармерии, СС и СС-Галичина в количестве около 3 тысяч солдат в ночное время вошли в село Боров, гмина Аннопол, и с применением танков полностью уничтожили село, насчитывающее 280 хозяйств, а население истребили ... Карательная операция была возмездием за деятельность партизанских отрядов, которым население близлежащих сёл предоставляло укрытие и помощь. Подсчитано общее количество убитых - около 300 человек ... установлены фамилии 229 убитых ... После уничтожения Борова те же самые гитлеровские подразделения провели карательную операцию в селе Щецин, гмина Госцерадов.... погибли несколько сот жителей .....
   2.II.1944 отряды гитлеровской жандармерии, СС и подразделения СС-Галичина с применением танков провели карательную операцию в селе Волка Щецка, гмина Госцерадов. Гитлеровцы убили более 200 человек ...
   III.1944 солдаты украинской дивизии СС-Галичина и украинская полиция, состоящая на немецкой службе, провели карательную операцию в селе Гоздов, гмина Вербковице, фашисты расстреляли около 30 жителей села, в том числе несколько детей и женщин.... Воеводство Келецкое.
   28.VII.1944 село Каменка, гмина Козлов, было окружено немецкой жандармерией и отрядом из дивизии СС Галичина....убили 7 человек и сожгли 15 построек...".
   "Геройство" дивизии впечатляет?
   Но когда в июле 1944 г. после пополнения дивизии в Нойхаммере немцы бросили её на усиление 13 корпуса 4-ой танковой армии вермахта против войск 1-го Украинского фронта Красной армии, освобождавших Западную Украину, геройство резко пошло на убыль. По воспоминаниям оставшихся в живых участников, "многие не знали, за что, собственно, пойдут они погибать. Полковник Бизанц еще в Нойхаммере кричал: "Идите, сражайтесь и не спрашивайте, за что, как и мы не спрашивали в 1918 году!"
  
   В стратегической Львовско-Сандомирской операции принимали участие части 3-ей гвардейской и 13-ой советских армий, после прорыва которыми двух полос обороны немцев на глубину до 20 км в прорыв на рава-русском направлении была введена 1-ая гвардейская танковая армия генерала Катукова, к концу операции вступившая на территорию Силезии. На львовском направлении немцы упорно оборонялись, даже переходя временами в контратаки. Их сопротивление было сломлено вводом в прорыв севернее Тернополя 3-ей и 4-ой танковых армий генералов-украинцев П. С. Рыбалко и Д. Д. Лелюшенко, которые форсировали с ходу р. Западный Буг и, взяв "в клещи", окружили в районе Броды 8 немецких дивизий, в том числе и 14-ую гренадёрскую дивизию СС "Галичина". В "котле" размером 8 на 10 км оказалось 65 тысяч немецких солдат, в том числе и дивизия "Галичина", которая в ходе ликвидации окружённой группировки противника была полностью уничтожена. Из 11 тысяч солдат дивизии из-под огня советских "катюш" смогли выбраться только 500 солдат-украинцев, которые с ужасом вспоминали пережитый кошмар. К ним присоединились позже остатки тыловых подразделений, составив 1500 человек спасшихся. Немцы в целом потеряли в окружении около 30 тысяч солдат только убитыми и 17 тысяч было взято в плен. В дальнейшем переформированная дивизия участвовала в борьбе против антифашистских партизанских отрядов в Словакии и Австрии, а в конце войны её остатки пробились на Запад и 10 мая 1945 г. в Австрии сдались в плен британским войскам, которые закрыли глаза на принадлежность дивизии к войскам СС. Командир дивизии генерал Фрайтаг перед этим застрелился.
   При содействии Ватикана солдат (большинство греко-католиков) перевезли в Великобританию, а затем, как описывает Мак-Кензи: "Около 2.000 солдат, которые сражались на стороне Германии, получии разрешение на эмиграцию в Канаду ... Речь идёт о бывших солдатах-украинцах, членах дивизии "Галиция". Они существенно пополнили украинскую националистическую диаспору в районе Торонто.
  
   До настоящего времени много авторов, в том числе польских, американских и даже еврейских, принимают на веру мистификацию, что дивизия СС-"Галичина" в конце войны была переименована в "1-ю Дивизию Украинской Национальной Армии", сокращённо "1-я Дивизия УНА". Но это результат мошенничества со стороны украинских националистических авторов, в том числе историков. В действительности название "1-я Дивизия УНА" появилось после 1949 года, т.е. является позднейшей фальсификацией.
  
   Весной 1943 г., когда стало ясно, что Германия, увязшая в затяжной войне с Советским Союзом, войну проигрывает, параллельно с дивизией "Галичина" руководство ОУН приступило к формированию собственных вооружённых отрядов, из которых начала создаваться Украинская Повстанческая армия (УПА). По мере комплектования отдельные подразделения УПА, в которых участвовали и бандеровцы, и мельниковцы, начали использоваться против активно действовавших в лесах Полесья советских партизан: на территориях Волыни - с конца марта 1943г., Холмщины - с осени 1943г., Галиции - с конца 1943 г., а также приняли участие в планомерном уничтожении польского населения Волыни, сопровождавшимся чудовищными зверствами и названном позднее "Волынской резнёй", в которой было умерщвлено несколько десятков тысяч поляков, евреев, венгров и людей других национальностей, ставших жертвами изуверов ОУН-УПА.
  
   Волынская резня
  
   Весной и летом 1943 г. только что сформированные из ушедших в леса полицаев-бандеровцев отряды УПА проходили "боевую выучку" в так называемой "Волынской резне", массовом уничтожении поляков и скрывавшихся по сёлам евреев. К давней вражде украинцев к полякам и евреям примешивалось стремление подавить польское антифашистское сопротивление и отомстить местному населению за поддержку советских партизан. Особенно жестокое и тотальное уничтожение людей началось в июле 1943 г., когда практически одновременно было подвергнуто нападению бандеровцев более 150 польских сёл с небольшими отрядами самообороны, созданными Армией Крайовой, польским националистическим антифашистским движением. Имеется множество свидетельств очевидцев злодеяний бандеровцев, в которых погибло по разным источникам от 60 до 120 тысяч человек. Руководил массовым уничтожением поляков Волыни правая рука Бандеры Мыкола Лебедь, которого член Центрального провода ОУН(м), автор ряда книг по истории УВО-ОУН Зиновий Кныш (1906-1990) назвал: "Лебедь - палач Волыни". Каждое убийство бандеровцы превращали в изощрённую пытку, соревнуясь друг перед другом в своём зверстве. Позже, когда следственные бригады НКВД расследовали преступления бандеровцев, они составили список из 135 наиболее часто применявшихся боевиками ОУН-УПА к мирному населению пыток, приведенных на сайте http://rugraz.net/index.php/ru/pamjat/1742-istorija-ukrainskogo-bandero-fashizma. Этот перечень здесь не включён из этических соображений.
   Свидетель тех событий 1943 г. на Волыни Даниил Шумук и другие авторы описывают ужасы геноцида польского населения и отмечают: "Правящий проводник Максим Рубан (всевдо Мыколы Лебедя) требовал от Главной Команды УПА ... очистить всю повстанческую территорию от польского населения".
  
   По условиям Рижского мирного договора 1921 года, после советско-польской войны восточная часть Волыни вошла в состав Украинской ССР, а западная - в состав Польши, где продолжилась политика полонизации местного населения. Польские власти принялись заселять территорию Волыни так называемыми "колонистами", которые и стали массовыми жертвами украинских националистов в т.н. "Волынской резне", в результате которой, по данным польских историков, было уничтожено 40-60 тысяч поляков. Жертвами этих этнических чисток стали и семьи евреев, спасавшихся от нацистских карателей и находивших приют в польских и украинских семьях, а также и тысячи украинцев из смешанных семей.
  
  Вот только несколько эпизодов.
   29-30 августа 1943 года по приказу командующего так называемого военного округа ОУН "Олега" на территории Ковельского, Любомльского и Туринского районов Волынской области несколько сот человек УПА под верховодством Стельмащука Юрия вырезали всё польское население. Всё их имущество они разграбили, а хозяйства сожгли. Всего в этих районах за 29 и 30 августа 1943 года бандеровцы вырезали и расстреляли более 15 тысяч человек, среди которых было много престарелых людей, женщин и детей. Они сгоняли поголовно всё население в одно место, окружали его и начинали резню. После того как не оставалось ни одного живого человека, рыли большие ямы, сбрасывали в них все трупы и засыпали землёй. Чтобы скрыть следы этой страшной акции, на могилах разжигали костры. Так они полностью уничтожили десятки небольших сёл и хуторов.
   В середине сентября 1943 года бандами УПА в Гороховском и бывшем Сенкивическом районах Волынской области было убито и зарезано около 3 тысяч жителей польской национальности. Характерно, что одной из групп УПА руководил священник автокефальной церкви, находившийся в составе ОУН и отпускавший грехи своей пастве за учинённые злодеяния. Людей клали на землю рядами, лицом вниз, а затем расстреливали. Укладывая в очередной раз людей для расстрела, бандеровец выстрелил в 3-4-летнего мальчика. Пуля снесла верхнюю часть его черепа. Ребенок поднялся, начал кричать и бегать то в одну, то в другую сторону с открытым пульсирующим мозгом. Бандеровец продолжал стрелять, а ребенок бегал, пока очередная пуля не успокоила его... 11 ноября 1943 г. по приказу командира Лайдаки одна сотня (рота) во главе с сотником Недотыпольским идёт на ликвидацию польской колонии Хващевата. "Вся колония сожжена, убито 10 поляков... забрано 45 лошадей.."
   Как свидетельствует западный исследователь Александр Корман, осенью 1943 г. вояки УПА убили десятки польских детей в селе Лозовая Тернопольского уезда. В аллее они "украсили" ствол каждого дерева трупом убитого перед этим ребёнка.
  
   Во время "Волынской резни" пострадало и много украинцев, которые пытались спасти поляков - соседей или родственников, или за негативные высказывания были уничтожены бандеровской службой безопасности (СБ). Очевидцы рассказывали, что один из украинцев после истребления польского населения сказал: "Так мы Украину не построим". Через два дня его тело нашли в колодце с проволокой на шее, там же нашли его жену 24-25 лет.
   Имеются многочисленные свидетельства зверских расправ боевиков ОУН с особой жестокостью, с членовредительством и изощрёнными пытками над людьми, которые вызывали у бандеровцев ненависть лишь своей национальностью, своим отличным от них мировоззрением, своим нежеланием разделять с ними националистические взгляды.
   Вот одно из показаний очевидцев: "В ночь на 18 марта [1944 года] украинские националисты-бандеровцы учинили массовое убийство поляков в с. Могильницы. Они под видом советских партизан, в масках, врывались в дома поляков и производили самые жестокие издевательства над ними, резали их ножами, рубили топорами детей, разбивали головы, после чего с целью скрытия своих преступлений − сжигали. В упомянутую ночь бандеровцы замучили, зарезали и расстреляли до 100 чел. советских активистов, евреев и поляков".
   Жертвами бандеровцев становились и бывшие советские военнопленные, бежавшие из немецких лагерей и осевшие в сёлах Западной Украины, которые могли раскрыть систему и методы бандеровских организаций. Поэтому краевой провод приказал их всех уничтожить.
   "Убийства носили самый зверский характер, − пишет историк Арон Шнеер. − Только в одном Гощанском районе Ровенской области было замучено и убито около 100 пленных. Трупы погибших, а в ряде случаев и живых людей с привязанным на шею камнем бандеровцы бросали в реку Горынь. Так были уничтожены тысячи пленных бойцов и командиров Красной Армии, в том числе и из украинцев восточных районов".
  
   Современные польские исследователи описывают многочисленные свидетельства массового истребления поляков и евреев украинскими националистами. Это же подтверждают донесения партизан в штаб партизанского движения, что украинские националисты "на собраниях крестьян призывают уничтожать коммунистов, жидов и поляков". В показаниях свидетелей, жертв и участников расправ боевиков УПА вырисовывается жуткая картина изуверской жестокости бандеровцев, которые связывали людей колючей проволокой, отрезали пальцы, уши и языки, насиловали и затем забивали женщин железными прутьями, загоняли стариков, женщин и детей в хозяйственные постройки и сжигали их заживо. При этом уничтожали практически всех жителей села без разбора: и поляков, и украинцев, и прятавшихся у них евреев. Свидетельства очевидцев и чудом выживших жертв бандеровских зверств, и не только на Волыни, нельзя читать без содрогания даже людям с крепкими нервами. Щадя чувства впечатлительных читателей, эти жуткие описания вынесены в Приложение 4.
   Постепенно отряды УПА превратились в самые жестокие украинские подразделения антисоветской направленности и немцы активно использовали их для карательных операций против партизан. Попытка немцев ввести подразделения УПА в непосредственное противостояние с Красной армией на фронте успехом не увенчалась, поскольку националисты в связи с низким моральным духом и присущей бандитам трусливостью не могли сопротивляться регулярным советским войскам. Сжигать беззащитных женщин, стариков и детей в деревнях, было значительно безопаснее, чем воевать с Красной Армией.
   Подручные Р. Шухевича из СБ вели беспощадную борьбу с советскими партизанами и подпольщиками. В одном документе из Ровенского архива говорится:
   "21.10.43 г. ...схвачено 7 большевистских разведчиков, которые шли из Каменца-Подольского на Полесье. После проведенного расследования получены доказательства, что это большевистские разведчики, и они уничтожены...
   28.10.43 г. в селе Богдановка Корецкого района уничтожена учительница-доносчица...
   В селе Тростянец сожжен 1 дом и живыми брошена в огонь семья... Ставка. 31.10.43 г. Шеф Р. 1 В. Зима".
  
   Подобным образом расправлялись бандеровцы и со "своими предателями". Женщина белорусско-литовского происхождения была свидетелем, как дезертира из УПА, который "нe умел убивать", CБ схватила, мучила, сломала ему руки и ноги, отрезала язык, уши и нос, и наконец убила. Этому украинцу было 18 лет.
  
   В августе 1943 г. после разгрома немецких войск в сражении на Курской дуге, руководство ОУН поняло, что Германия войну окончательно проиграла, а надежды на создание с помощью немцев самостоятельной "соборной украинской державы" не оправдались. Бандеровские формирования так же, как до этого, продолжали ожесточённую борьбу с советскими партизанами и антифашистским подпольем, а после войны - с советской властью, но начали понимать её бесперспективность. Участились случаи сдачи боевиков УПА в плен с оружием.
   Одно время вооружённые подразделения ОУН(м) и ОУН(б) пытались наладить совместные диверсионные действия против тылов наступающей Красной Армии, но результатом были лишь единичные случаи объединения - взаимные неприязнь и подозрительность членов или сторонников ОУН(м) и ОУН(б) были известны даже НКВД, что и использовалось впоследствии в операциях по ликвидации националистического подполья.
  
   Численность УПА на 1944 год, согласно украинским источникам, составляла 20 тысяч человек. Командирами ряда объединений УПА были Васыль Ивахив, Дмитро Клячкивский и Василь Кук. Командующим УПА являлся гауптман немецкой армии Роман Шухевич. После смерти в 1950 г. Шухевича в перестрелке при попытке его захвата спецгруппой МГБ Украины действия крупных объединений УПА прекратились. Националист с большим стажем, соратник Евгена Коновальца, член УВО с 1925 г., Шухевич служил в вооружённых подразделениях Третьего Рейха в качестве заместителя командира в батальоне специального назначения "Нахтигаль", а также в 201-м батальоне охранной полиции, участвовавших в карательных акциях на оккупированных землях Украины и Белоруссии. В 1926-1928 гг. прошёл обучение диверсионной работе в германской разведшколе, принимал активное участие в террористической деятельности УВО на Западной Украине, застрелил во Львове польского школьного куратора Я. Собинского. Один из первых членов ОУН. С 1930 г. руководитель боевой референтуры Краевой экзекутивы ОУН на западноукраинских землях (кличка "Дзвін"), руководивший террористической антипольской деятельностью. По обвинениям в участии в покушении на министра внутренних дел Бронислава Перацкого провёл несколько лет в польских тюрьмах. В 1938 г. прошёл курс военной подготовки в военной академии в Мюнхене и стал офицером вермахта. По информации полковника абвера Альфреда Бизанца, в 1940 году Шухевич был инструктором в диверсионно-разведывательной школе абвера в селе Криница (Польша). После раскола ОУН Шухевич вошёл в руководство бандеровской фракции ОУН и участвовал в создании разведывательно-диверсионного батальона "Нахтигаль", печально известного своими зверствами. В интервью радиостанции "Немецкая волна" руководитель иерусалимского мемориального комплекса "Яд-Вашем" Йосеф Лапид заявил: "У нас есть целое досье, из которого следует, что Шухевич был одним из причастных к массовым убийствам".
  
   Василий Кук (1913-2007), возглавивший УПА после смерти Шухевича, был арестован в 1954 г. По характеристике офицера КГБ Украины Г. З. Санникова, лично принимавшего участие в ликвидации бандеровского подполья и допрашивавшего В. Кука, "это был умный, матерый враг. Блестящий конспиратор, поэтому дольше всех главарей продержался". В 1960 г. освобождённый по амнистии В. Кук притворно отказался от своей приверженности бандеровским идеям и написал обращение к своим бывшим соратникам "Открытое письмо к Ярославу Стецько, Николаю Лебедю и всем украинцам, которые живут за границей" (см. в Приложении 5), где отрёкся от ОУН-УПА, призывал сложить оружие, признать советскую власть и вернуться на родину. Сам Кук, отсидев всего 6 лет, получил квартиру в Киеве, а в 1964 г. закончил аспирантуру и занимался научной работой в институте истории Украины. А после 1991 г. в постсоветской Украине, когда началось восхваление УПА, похвалялся тем, что он был её последним главнокомандующим, умалчивая о своём отречении и предательстве. Все "герои" националистов обычные приспособленцы. В 2002 г. Леонид Кучма хотел наградить В. Кука званием Героя Украины, но Кук отказался, сказав: "Не за эту Украину мы сражались". Не дожил Кук до 2014 г., когда он мог бы сказать, что он хотел именно такую Украину, которая оказалась во власти бандеровцев.
   В одном из интервью Василий Кук с пафосом утверждал, что "тысячи бойцов и подпольщиков ОУН-УПА погибли в неравных боях с гитлеровскими захватчиками", а чуть дальше, отвечая на вопрос о советском подполье в Днепропетровске, проговорился, что "они больше занимались террористическими акциями против немцев, а мы пропагандой". Кук не уточнил какого рода была эта пропаганда, но вместо "неравных боёв с гитлеровскими захватчиками" (где хлопцы-бандеровцы могут и жизни лишиться!) ячейки ОУН на оккупированной Украине вели пропаганду не против немцев, а исключительно за "национальную идею независимой Державы под протекторатом Великой Германии", одновременно помогая немцам в борьбе с беззащитным местным населением, в облавах, угоне молодёжи на каторгу в Германию и в подавлении антифашистского подполья. Но даже немцы были недовольны зверствами бандеровцев против населения оккупированной Украины, что, по мнению немецких властей, дискредитировало немецкий "орднунг" и "нарушало нормальное функционирование оккупационной администрации".
  
   По мере освобождения Красной армией территории Украины от немецких оккупантов боевые отряды УПА уходили в леса, где были заранее созданы их базы с бункерами, запасами оружия и продовольствия. Они фактически превращались в лесных бандитов, имея своих осведомителей в окрестных сёлах. Вся Западная Украина была в бункерах, называвшихся схронами. Схрон - это разных размеров убежище под землёй, сверху люк или другие лазы. Националисты старались сами строить бункеры, а если привлекали евреев или пленных, то потом уничтожали их прямо на месте. УПА действовала путём вылазок и нападений на отдельные мелкие группы военнослужащих Красной армии, внутренних и погранвойск НКВД СССР, сотрудников правоохранительных органов и служб безопасности, советских и партийных работников, колхозных активистов, представителей технической и творческой интеллигенции, приехавших "с востока", а также на сельские населённые пункты для уничтожения местного населения и отдельных лиц по подозрению в лояльности советской власти или враждебности к ОУН. Свидетель событий того времени, украинский евангелический пастор вспоминал: "3a любое сопротивление крестьян карала СБ, которая теперь была таким же ужасом, как когда-то НКВД или Гестапо".
   Гражданскому населению достаточно было пустить на постой или накормить солдат и офицеров Красной Армии, сдать зерно фронту и т. п. Порядок ликвидации "предателей" был регламентирован соответствующими письменными инструкциями, содержавшими тексты наподобие: "В ходе ликвидации указанных лиц не жалеть ни взрослых членов их семей, ни детей". В это время бандеровцы в сёлах всех собак перестреляли, чтобы не лаяли и не выдавали их появления. По рассказам бывших разведчиков Службы безопасности ОУН, она состояла из разветвлённой сети, располагавшей в каждом селе своими агентами и боевиками ОУН, так называемыми "боёвками" из 10-12 человек, выполнявшими, кроме полицейских функций по выявлению и расправам с "врагами" (поляками, евреями, коммунистами, бойцами и командирами Красной армии, работниками милиции и симпатизирующими Советской власти местными жителями или семьями лиц, уклонявшихся от службы в УПА), уничтожение любых лиц по заданию руководства ОУН, а также контроль за своевременными поставками сельско-хозяйственных продуктов для отрядов УПА.
   Оуновец Максим Скорупский о преступлениях службы безопасности ОУН говорит: "СБ начала массовую чистку среди населения и в отрядах УПА. За малейшую провинность, даже за личные счеты, население каралось смертной казнью. В отрядах в большинстве СБ придиралось к "сходнякам" ... Вообще СБ и ее деятельность - это была самая чёрная страница истории тех лет". "Сходняками" называли выходцев из восточных областей.
   Как организовывала СБ "ликвидацию", свидетельствует один из бывших боевиков: "Пришел приказ уничтожить весь ненадёжный элемент, следовательно началась охота за всеми, кто казался тому или иному станичному [старосте] подозрительным. Прокурорами были бандеровские станичные, а не кто другой. Итак, ликвидация "врагов" проводилась исключительно по партийному принципу ... Станичный составлял список "подозрительных" и передавал СБ ... Обозначенные крестиками - должны быть ликвидированы ...".
   Участник исполнения приказа СБ о ликвидации "вражеского элемента" рассказывал: "Приехав в село, с помощью местных жителей я установил, где проживают лица, занесенные Макаром в список. Мы начали заходить в дома, которые нас интересовали, и выстрелами в упор расстреливали людей. Вместе в течение двух дней в с. Грушевиця Ровенского района мы убили 36 человек, трупы которых оставили в деревне. Ни одного из убитых я лично никогда не знал ни в лицо, ни по фамилии. В чём их вина, также ни я, ни остальные участники боёвки не знали. Это нас не интересовало. Мы выполняли приказ".
   Свидетельствует медсестра военного госпиталя Ященко Д. П.: "Вскоре мы стали свидетелями того, как оуновцы вырезали подчистую целые госпиталя, которые поначалу оставляли в тылу как раньше - без охранения. Они вырезали у раненых на теле звезды, отрезали уши, языки, половые органы. Глумились над беззащитными освободителями их земли от фашистов как хотели. А сейчас нам говорят, что эти так называемые "патриоты" Украины воевали только с "карателями" НКВД. Все это враньё! Какие они патриоты?! Это бешеное зверьё".
   В уголовном деле (хранится в Управлении СБУ по Волынской обл.) содержатся признания одного из организаторов геноцида на землях Западной Украины, районного командира УПА бандеровца Фёдора Горобца: "...Я не отрицаю, что под моим руководством совершено большое количество злодеяний против... мирного населения, не говоря уже о массовом уничтожении участников ОУН-УПА, подозреваемых в сотрудничестве с органами Советской власти... Достаточно сказать, что в одном Сарненском надрайоне, в районах: Сарненском, Березновском, Клесовском, Рокитнянском, Дубровецком, Высоцком и других районах Ровенской области и в двух районах Пинской области Белорусской ССР подчиненными мне бандами и боевиками СБ, согласно полученным мной отчетам, в одном 1945 году уничтожено шесть тысяч советских граждан..."
   Руководство УПА прекрасно понимало преступный характер своих действий и пыталось представить эти злодеяния как совершённые советскими партизанами. Участник УПА Данило Шумук приводит в своей книге рассказ одного из этих вояк: "Под вечер мы вышли вновь на эти самые хутора, организовали десять подвод под видом красных партизан и поехали в направлении Корыта... Мы ехали, пели "Катюшу" и время от времени ругались по русски..."
   Исследователь преступлений ОУН УПА из Канады Виктор Полищук в книге "Горькая правда. Исповедь украинца" пишет: "Читая материалы, присланные свидетелями убийств, можно засомневаться в христианской вере, в том, что человека создал Бог. В украинском национализме нет места таким христианским добродетелям, как добро, милосердие, любовь к ближнему, благородство, уважение человеческого достоинства, жалость. Зато доминируют ненависть, кровожадность, пренебрежение человеческой жизнью. Больно мне, украинцу, писать о методах убийств, используемых ОУН УПА. Но промолчать об этом невозможно. Для предостережения последующим поколениям".
   Бандеровцы, совершенствовавшие мастерство палачей в подразделениях немецкой полиции и войсках СС, буквально изощрялись в искусстве мучить беззащитных людей. Примером им служил главком УПА Чупринка (Р. Шухевич), всячески поощрявший подобные зверства: "... ОУН должна действовать так, чтобы все, кто признал советскую власть, были уничтожены. Не запугивать, а физически уничтожать!"
   В работе одного из польских исследователей (Prus E. Holokost po banderowsku. Wroclaw, 1995) приводится приказ главного организатора геноцида поляков и евреев Романа Шухевича: "К жидам относиться так же, как к полякам и цыганам: уничтожать беспощадно, никого не жалеть... Беречь врачей, фармацевтов, химиков, медсестер; содержать их под охраной... Жидов, использованных для рытья бункеров и строительства укреплений, по окончании работы без огласки ликвидировать..."
   Осенью 1944 г. немецкая пресса публиковала многочисленные статьи об успехах УПА в борьбе с большевиками, называя членов УПА "украинскими борцами за свободу". Для поставок вооружений и снаряжения в районы действий ОУН-УПА использовались самолёты, которыми также перебрасывались деятели ОУН и немецкие диверсанты.
   Фальшиво и издевательски выглядят попытки современных националистических писак и укро-историков обелить и оправдать бандеровцев, с пеной у рта доказывая о вооружённой борьбе ОУН с немецкими оккупантами. Они делают вид, что им неизвестна правда о реальной роли и преступных деяниях ОУН, которая видна во всех документах. На этот счёт существует хорошая украинская пословица: "Хоть сци в глаза - ему всё божья роса!"
  
   В послевоенное время участники ОУН(б) старались отрицать свою причастность к массовым убийствам и сотрудничество с немцами, а некоторые документы даже были фальсифицированы. Особенно старались националисты переписать многие обличающие преступный характер ОУН документы из архива бывшего КГБ Украины, ставшего достоянием СБУ, которым в 2008-2010 гг. заведовал отъявленный русофоб и националист В. Вятрович. После 2014 г., когда во властных структурах и в Совете Безопасности Украины возобладали майданные вожди, их деятельность вообще сосредоточилась на интересах националистов. В этом смысле прав журналист С. Аксёненко, который считал, что "СБУ... давно уже превратилась в комиссию по реабилитации бандеровцев". Ряд исследователей выражают опасения о сохранности рассекреченных материалов из архивов КГБ Украины. А сотрудник РАН А. Миллер прямо обвиняет Вятровича в подлогах и фальсификации документов с целью искажения данных, дискредитирующих националистов.
   Все потуги современных националистов доказать, что ОУН сражалась с германскими захватчиками, как утверждал Василь Кук, являются напрасными перед лицом неопровержимых фактов их коллаборационизма. В официальных документах ОУН вы нигде не найдёте призывов к вооружённой борьбе с немецкими оккупантами, только указания о тесном взаимодействии с немецкими войсками и сотрудничестве с оккупационной администрацией. В "Акте возрождения Украинского государства", оглашённом Ярославом Стецько 30 июня 1941 г. во Львове, ясно говорилось, что украинская армия "будет бороться дальше совместно с союзной немецкой армией". В меморандуме, направленном Гитлеру, Бандера писал: "ОУН желает сотрудничества с Германией.... для добра Украины".
   Чтобы поставить точку в этом вопросе, достаточно привести свидетельство самих немцев. В официальном письме канцлера ФРГ Ангелы Меркель на основании заключения Мюнхенского института истории сообщается, что "воины УПА никогда не воевали с Германией, и Вермахт не потерял ни одного убитым или раненным в боях с УПА". Вот так то!
  
   Хорошо известно, что большинство имеющихся исследований по истории ОУН сделаны людьми, так или иначе связанными с националистическими кругами, оправдывающими или обеляющими националистов. Они делают вид, что им неизвестна правда о реальной роли пособников немецких оккупантов и преступлениях ОУН, которые описываются многими свидетелями и чудом выжившими жертвами бандеровцев. К сожалению, нет ни одной работы беспристрастного и нейтрального автора, в которой были бы собраны вместе многочисленные имеющиеся документальные доказательства злодеяний бандеровцев, заслуживающих наравне с нацистскими преступниками суда международного трибунала. Многие свидетельства приведены в книге Ю. Туровского и В. Семашко "Злодеяния украинских националистов, совершенные против польского населения Волыни. 1939-1945", но она не охватывает другие районы Украины и Белоруссии, где бандеровцы оставили свои кровавые следы. Часть свидетельств бандеровских зверств содержится в книге канадского эмигранта Виктора Полищука "Горькая правда. Исповедь украинца" и трудах других авторов. Читать эти жуткие описания можно только тем, у кого крепкие нервы. Чтобы не травмировать психику впечатлительных читателей, свидетельства выживших жертв и очевидцев этих событий с рассказами о зверствах бандеровцев, приведены в Приложении 4, где собраны описания, найденные на страницах использованных здесь публикаций. Эта тема ещё ждёт своих добросовестных исследователей. К этому призывает память о многочисленных жертвах этих злодеяний и неутихающая боль их потомков.
   Украинский политолог Андрей Ваджра в очерке "Некрофилия и культ голодомора" с сарказмом пишет о характере преступлений ОУН-УПА: "Убивали "воины" УПА, как истинные украинские "сверхчеловеки", в основном мирное население, включая стариков и грудных детей. Причем нередко делали они это в самой изощрённой, садистской форме. С армейскими частями и подразделениями НКВД повстанцы предпочитали не связываться, принимая бой лишь тогда, когда малая численность противника и внезапность нападения на него делали успех акции предопределённым".
   Ряд оправдывающих и обеляющих националистов авторов отмечает отсутствие антисемитизма у оуновцев и ссылается на участие в бандеровских бандах евреев. Хотя в это верится с трудом, возможно, и были такие единичные случаи: в семье не без урода. Но присутствие в бандеровских бункерах евреев-врачей, удерживаемых в бандах в качестве заложников, было необходимо самим бандеровцам, мирившимся с этим "неудобством" из-за необходимости ухода за раненными боевиками.
  
   В послевоенный период бандеровцы ещё долго пытались терроризировать советские, в основном, сельские организации и вели безнадёжную партизанскую войну с войсками НКВД, окончательно превратившись в бандитов, совершавших вылазки для террактов и саботажа, частично опираясь на поддержку националистически настроенных групп сельского населения Западной Украины. СБ ОУН создавала "камуфлированные группы" из персонала СБ, переодетого в форму Красной Армии или частей внутренних войск. В их задачи входило уничтожение "сотрудничавших с советской властью лиц" и дискредитация органов правопорядка посредством террора гражданского населения. Известно о существовании групп "Касьяна", "Морозенка" и других. Так, при ликвидации одного из руководителей СБ в Карпатах у него было найдено 28 орденов и 150 красноармейских книжек, принадлежавших убитым солдатам, офицерам и сержантам Красной Армии.
   В 1948 г. в конюшне Львовского государственного университета было обнаружено множество отрубленных человеческих ног. В ходе расследования советские оперативники обнаружили 18 обнажённых и изуродованных трупов, которые были идентифицированы как 17 женских и один труп подростка. Все убийства совершались группой СБ отряда УПА, базировавшегося под Львовом. Один из членов отряда, занимавшегося "ликвидацией", был завербован бывшим офицером дивизии СС "Галичина".
   К 1950-1952 гг. крупные формирования УПА были ликвидированы или сдались, но отдельные мелкие группы действовали до начала 1956 года. Общие потери УПА за годы борьбы по данным украинских исследователей составили 20 тыс. человек.
  
   Естественно, что селяне, уличённые в сотрудничестве с бандеровцами, осуждались в зависимости от тяжести преступлений, а их семьи подвергались депортации в отдалённые восточные районы. Это были не беспочвенные массовые репрессии советской власти против украинцев Западной Украины, как любят это представлять националисты, а справедливая кара за военные преступления перед советским народом. Вопреки утверждениям националистов о массовом характере депортаций, этому виду социальной защиты подверглось всего несколько тысяч человек из семей, оказывавших пособничество бандеровцам.
  
   В июле 2014 г. бывший офицер КГБ Украины Георгий Захарович Санников, непосредственно участвовавший после войны в разгроме бандеровского подполья, в интервью одному из журналистов рассказал о зверствах бандеровцев. Вот выдержки из этого интервью:
   - Георгий Захарович, сегодня украинские СМИ пишут, что никакого кровавого прошлого у Западной Украины нет и что бандеровцы в действительности не были жестоки. Это правда?
   - Зверства были страшными. Но этому феномену было и свое объяснение - ненависть нагнеталась из поколения в поколение столетиями.
   - Подождите про объяснения. Вы видели зверства своими глазами?
   - Конечно. И видел станок для пыток, который изобрёл известный в подполье эсбист Смок (он же Мыкола Козак, Вивчар). Человек подвешивался таким образом, что выкручивались все суставы. Боль дичайшая. Один из последних руководителей украинской повстанческой армии Васыль Кук (он же Лемиш) мне в тюрьме сказал так: "Если бы я попал в этот станок, то бы признался не только в том, что я агент НКВД, но что я эфиопский негус". Всё, что было связано с Советской властью, даже косвенно, подлежало уничтожению оуновцами. И достаточно было, чтобы какой-то украинец выразил симпатию Советам, чтобы на следующее утро вся его семья была уничтожена. За вступление в колхоз голосовали только вечером при выключенном свете, чтобы не было видно, кто первым поднял руку. Потому что таких "активных" ночью вешала Служба безопасности ОУН - СБ. В каждом селе были её информаторы, которые тут же сообщали всё подполью. А когда националисты приходили карать, то делали это по-бандитски, тихо, да и берегли патроны: людей они в основном душили. Для этого у оуновцев всегда были закрутки - верёвочки такие... Оуновцы их нежно называли "мотузочки"...
  
   После разгрома фашистской Германии оказавшиеся "генералами без армии" вожди ОУН и УПА начали искать новых хозяев. С середины 1946 года руководство ОУН пыталось наладить связи с французскими, британскими и американскими спецслужбами. Оторванный от реальной деятельности, Бандера начал сотрудничество с британскими спецслужбами и, по некоторым данным, даже помогал им в поиске и подготовке шпионов для засылки в СССР. C 1948 года руководство ОУН получало поддержку от ЦРУ.
  
   Характерной особенностью является разница в отношении украинского населения к сотрудничеству с нацистами. Если на бывших польских территориях для немецких войск строились торжественные арки, большинство галицкого населения приветствовало их как освободителей, то в населённых пунктах Советской Украины подобного практически не происходило. Настроения украинского населения к оккупантам колебались от недоверия и предчувствия угрозы существования до скрытой ненависти. Лишь немногие оставшиеся на оккупированной территории участники и сторонники различных антибольшевистских формирований и партий 1917-1921 годов, озлобленные против советской власти, поддерживали происходившую оккупацию страны. Великая Отечественная война показала, что большинство украинцев, за исключением небольшой части галичан-отщепенцев, сохранили верность Советской власти и мужественно боролись с фашистами.
  
   Сотрудничавшие с гитлеровскими нацистами во время Второй мировой войны члены ОУН-УПА однозначно могут быть названы коллаборационистами, помогавшими захватчикам в порабощении своего народа. А разве иначе можно квалифицировать сотрудничество с США президента В. Ющенко или захватившую власть в 2014 г. в результате вооружённого переворота незаконную киевскую хунту с американскими марионетками порошенками, яценюками, турчиновыми, порубиями и прочими кличкАми? Они передали страну под внешнее управление Госдепу США, что равносильно её оккупации иностранными войсками.
   В работах Института Истории НАН независимой Украины ясно прослеживается тенденция оправдания ОУН и в качестве одной из основных причин коллаборационизма украинских националистов указывается желание галичан получить в свои руки хоть какую-либо власть и отомстить за долгие годы унижения и обид. Это весьма характерно для менталитета западных украинцев считать себя веками униженным и второсортным народом, что в сочетании с идеями интегрального национализма ОУН и родила такое патологическое явление, как бандеровщина. Вообще-то странно выглядит то, что одна сравнительно небольшая группа морально неполноценных озлобленных галичан ввергает в невзгоды и бедствия весь народ. В этом кроется одна из причин трагических событий на Украине в 2014-2016 гг.
   В материалах дела канадской комиссии по военным преступникам в декабре 1986 г. в качестве аргументации причин вступления значительного количества "добровольцев" в ряды дивизии СС "Галиция" и других немецких формирований указывалось: "Они добровольно записывались в дивизию не потому, что они любили немцев - но потому, что они ненавидели русских и коммунистическую тиранию". Несмотря на явно оправдательный тон документа, ключевое слово здесь "русский", ненависть к которым насаждалась всей многовековой историей Западной Украины под господством Польши и Австро-Венгрии, впитывалась по каплям и вылилась в националистическую заразу, которая поразила большинство галицкого общества. Считая себя "истинными украинцами", они на самом деле являются раковой опухолью населения Украины, его отбросами, которых необходимо предать всенародному осуждению и с презрением от них избавиться. И история со временем это докажет.
  
   В завершение этой главы можно привести оценки личности Степана Бандеры и его роли в преступлениях бандеровцев.
   После войны Степан Бандера, как боготворимый националистами руководитель Центрального Провода ОУН, не имевший возможности реального руководства из-за границы продолжавшими сопротивление остатками бандеровских формирований в лесах Западной Украины, был их идеологическим "знаменем и вождём". В 1959 году он был убит агентом КГБ Богданом Сташинским.
   Следует признать, что националистические идеи Степана Бандеры пустили глубокие корни на землях бывшей Галиции и потомки боевиков УПА, бывших полицаев и эсэсовцев карательных шуцман-батальонов и дивизии СС "Галиция" чтут преступные "подвиги" своих отцов и дедов. Это наглядно видно любому непредвзятому, свободному от идей национализма наблюдателю при оценке внутриполитического состояния на Украине после "оранжевой" революции 2004 г. и государственного переворота 2014 г.
   Главарю преступной ОУН Степану Бандере и кровавому палачу, гауптману германской армии и командующему УПА Роману Шухевичу присвоили звание Героев Украины, в городах Украины устанавливают памятники Петлюре, Бандере, Шухевичу, придали статус ветеранов войны головорезам из эсэсовских батальонов "Нахтигаль" и "Роланд" и выродкам дивизии СС "Галиция", которые печально прославились массовым террором против партизан и мирного населения.
  
   Точки зрения на личность Степана Бандеры в опубликованных материалах крайне полярны. В наши дни большой популярностью он пользуется главным образом среди жителей Западной Украины (по данным недавнего опроса в Львовской, Тернопольской, Ивано-Франковской и Ровенской областях более 75 % оценивают его фигуру положительно). После распада СССР для многих западных украинцев его имя стало символом борьбы за независимость всей Украины, что навязывается всему остальному населению. В свою очередь, многие жители остальных областей Украины, а также Польши и России относятся к бандеровщине и лично к Бандере, в основном, негативно, обвиняя в фашизме, терроризме, зверствах, сотрудничестве с немецкими фишистами, радикальном национализме (включая антисемитизм и геноцид польского и еврейского населения). Всего по результатам опроса, проведённого социологической группой "Рейтинг" в апреле 2014 года, 31 % украинцев положительно относятся к Степану Бандере, 48 % негативно, а почти каждый пятый - уклонился от оценки своего отношения, опасаясь за своё здоровье и свободу выражать мнение, отличное от диктуемого националистами. Понятие "бандеровцы" в СССР постепенно стало нарицательным и применялось ко всем украинским националистам, независимо от их отношения к Бандере и ОУН(б).
   "Проблема в том, что в Украине не существует серьёзной и признанной биографии Бандеры, - отмечает доцент кафедры политологии национального университета "Киево-Могилянская академия" Андреас Умланд. - Бо́льшая часть литературы об украинском национализме написана украинскими националистами. В свою очередь, не хватает исследований людей, не втянутых в эту идеологию".
   Но в современной Украине, особенно после т.н. "революции достоинства" 2014 г., стало печальной тенденцией навязывать большинству народа решения и идеологию агрессивного националистического галицкого меньшинства, прикрывающегося псевдопатриотическими лозунгами и пропагандируемой на государственном уровне русофобией, присвоившего себе роль главной передовой революционной силы в стране.
  
   Члены ОУН, соратники, близко знавшие Бандеру, характеризуют его только с положительной стороны, как человека начитанного, имевшего широкий круг интересов, способного убедительно говорить, имевшего феноменальную память и выдающиеся организаторские способности. Понятно, что современные украинские националисты стараются изо всех сил представить положительный, героизированный образ Степана Бандеры для оправдания спорного решения президента-националиста Виктора Ющенко о присвоении 20 января 2010 г. Бандере звания Героя Украины. Помимо того, что, признав героем Украины явного предателя украинского народа и фашиста, сам Ющенко предал своего отца - участника войны против фашистской Германии, это решение вызвало негативную реакцию и в соседних странах, население которых пострадало от агрессивного воинственного национализма бандеровцев, и неоднозначно воспринято в самой Украине, большинство населения которой (даже с учётом мнения западных украинцев) считает Бандеру недостойным этого звания, а само решение позорным.
   В этой связи интересно мнение о Бандере его соперника по руководству организацией украинских националистов Андрея Мельника. Когда возмущённый убийством Перацкого в 1934 г. митрополит Шептицкий вызвал для объяснений руководителя ОУН, тот отрицал своё участие и высказал уверенность, что это было самоуправство Бандеры: "Это его свойство. Бандера - садист, от которого невозможно требовать соблюдения дисциплины и реального взгляда на перспективы нашей борьбы. Своей дикой акцией он не только нарушил дисциплину, но и сорвал налаженный было нами контакт с польскими правительственными чиновниками в деле беспрепятственной переброски наших людей через польскую границу на Радянщину... Дикий поступок Бандеры приведёт к тому, что он закончит на виселице".
   Прогрессивный украинский писатель-галичанин, антифашист Ярослав Галан, свидетель преступлений бандеровцев на Западной Украине, писал: "1935. Агентура гитлеровской разведки - ОУН ... тесно сотрудничает с "двуйкой" [контрразведка польского генштаба]. Проинструктированная гитлеровцами, польская полиция действует теперь в полном согласии с ОУН; она выискивает революционных деятелей, оуновцы убивают их ... Террор набирает чудовищные размеры. Людей вытаскивают из кроватей и тут же на глазах родственников зверски убивают ... Западную Украину придавила пята стопроцентного фашизма". За его непринятие варварской идеологии бандеровщины, как преступления против украинского народа, Ярослава Галана, этого честного человека, талантливого писателя и истинного патриота, бандеровские ублюдки зверски зарубили гуцульским топориком на пороге его дома по ул. Гвардейской во Львове в 1949 г. Мы жили в это время недалеко, на улице Грабовского и я в школе изучал на уроках украинского языка его творчество, проникнутое любовью к Украине.
   Многие историки, такие как профессор Анатолий Чайковский, исследователь из Гамбурга Гжегож Россолинский-Либе, политолог Андреас Умланд и венгерский историк Борбала Обрушански, обоснованно считают Степана Бандеру сторонником фашизма.
   Известный американский историк, профессор Йельского университета Тимоти Снайдер вполне справедливо назвал Бандеру "фашистским героем" и приверженцем "идеи фашистской Украины".
  
   Фашистский характер последователей бандеровцев наглядно виден в декларациях, лозунгах и действиях боевиков Правого сектора в ходе событий на Украине 2014-2017 гг. Об этом однозначно говорят факельные шествия подобные фашистским, нашивки и флаги с фашистской символикой, нацистские приветствия вскидыванием рук и возгласом "хайль", лозунг "Украина - понад усе!" по аналогии с фашистским лозунгом "Deutschland uber alles!", т.е. "Германия - превыше всего!" и т. п. Современные националисты стремятся любыми способами обелить Бандеру и ОУН и отрицают определение националистических партий типа "Свобода", как пропагандирующих фашистскую идеологию и бандеровские символы ввиде красно-чёрного флага и приветствия "Слава Украине - героям Слава!", понимая, что народ Украины в целом против этого.
   Россия назвала "событием одиозного свойства" указ Ющенко от 20 января 2010 г. ? 46/2010 о признании воинов УПА ветеранами войны и присвоении Степану Бандере звания Героя Украины. МИД РФ в специальном заявлении сообщал, что в России "СМИ и общественные структуры по этому поводу высказались исчерпывающе, тональность оценок варьируется от едкой иронии до жесткой критики, что в полной мере отвечает настроениям общественного мнения".
   С осуждением присвоения Бандере звания Героя Украины выступил Центр Симона Визенталя. В письме послу Украины в США Олегу Шамшуру представитель этой организации Марк Вейцман выразил "глубокое отвращение" в связи с "позорным" награждением Бандеры, которого обвинил в сотрудничестве с нацистами.
   Президент Польши Лех Качинский в феврале 2010 г. резко осудил решение президента Украины Виктора Ющенко: "Оценка деятельности организации украинских националистов и УПА остается в Польше однозначно негативной, - отмечалось в сообщении. - Эти объединения повинны в массовых убийствах польских граждан на востоке Второй Речи Посполитой. Их жертвами стали более 100 тысяч человек лишь за то, что были поляками". Эти преступления вызывают однозначный протест в польском обществе, - подчеркнул Лех Качинский.
   Тогдашний министр канцелярии президента Польши Мариуш Гандзлик отметил, что Польша "с недоумением восприняла решение президента Украины", поскольку "для поляков Степан Бандера - фигура чрезвычайно неоднозначная".
   Польская газета "Выборча" в 2009 г. о нём заявила: "Для поляков - бандит, а для украинцев - герой". В памяти поляков живы воспоминания о Волынской резне, учинённой бандеровцами в 1943 г., когда украинскими националистами были зверски уничтожены десятки тысяч поляков. Газета дала взвешенную объективную характеристику Бандере: "В памяти поляков Бандера - это террорист и радикальный националист. В тридцатых годах он возглавил в Галичине Организацию украинских националистов, которая утверждала, что политические методы представлять украинское меньшинство в польской межвоенной державе безуспешны. ОУН предлагала террор и радикальные мотоды борьбы не только против поляков, но и против украинцев, которые поддерживали мирный диалог двух народов". Далее в газете напоминалось, что ОУН сотрудничала с немецкой разведкой в 1930 годы с целью получения поддержки Германии в своей борьбе за независимую Украину, но это не совпадало с планами Гитлера по колонизации украинских земель. Газета, не желая раздувать межэтнический конфликт, призывала своих читателей понять, что "драма Украины заключается в том, что украинцы должны выбирать, кого чествовать как ветеранов Второй мировой войны, между культом Красной армии, советских партизан или УПА". Но в коллективной памяти поляков члены ОУН всегда останутся убийцами и палачами.
  
   Действия бандеровцев нельзя иначе назвать, как ГЕНОЦИД против человечества и необходимо помнить, что руки бандитов из УПА были обагрены кровью сотен тысяч евреев, цыган, поляков, белорусов и русских, убитых при установлении в Украине "немецкого мирового порядка". Во многих польских, украинских, белорусских и российских городах должны быть установлены памятники жертвам бандеровского ГЕНОЦИДА! Необходимо издать книгу "Памяти жертв ГЕНОЦИДА, погибших от рук украинских националистов-бандеровцев".
   Спустя 73 года в соответствии с исторической правдой Волынская резня, устроенная членами ОУН, наконец, получила справедливую оценку. 22 июля 2016 года Сейм Польши проголосовал за резолюцию об установлении 11 июля "Национальным днём памяти жертв совершённого украинскими националистами геноцида граждан Польши" во время Второй мировой войны.
  
   Украинские националисты настаивают на чествовании бандеровцев УПА, немецких прислужников-полицаев и эсэсовцев дивизии "Галиция", скрывая тёмные страницы их деятельности: радикального интегрального национализма, фашистской идеологии, зоологических зверств, сотрудничества с Гитлером, антипольских этнических чисток на Волыни, откровенного антисемитизма в духе фашистского "окончательного решения еврейского вопроса", участия в карательных акциях немцев против украинских, белорусских, чешских, словацких партизан и жестоких расправ над украинцами, которые не воспринимали идеологию бандеровщины. Факты говорят о том, что ОУН никогда не служила украинскому народу. Наоборот, она всегда несла ему горе и страдания. Прикрываясь лживыми псевдопатриотическими лозунгами, она служила иностранным правительствам: австрийскому во время 1-й мировой, немецкому - во время 2-й мировой и всем, кто больше заплатит, - после войны. А сейчас, как проститутка по вызову, прислуживает американскому. Националисты-бандеровцы, исповедуя нацистские идеи интегрального национализма Донцова, стремятся создать государство с абсолютной диктатурой национализма. Ещё в августе 1939 г. по поручению Андрея Мельника Николай Сциборский разработал проект Конституции Украины, предусматривавший тоталитарный, авторитарный режим, при котором "избранная каста лучших людей" должна с помощью применения "творческого насилия" управлять большинством народа страны, который они, называя презрительно "плебсом" и запугав до потери сознания, хотят сделать послушными и безропотными рабами и беззастенчиво эксплуатировать: "Опорой этой диктатуры будет ударный, боевой легион революции - организованный национализм". Но не имея экономической базы и реалистического плана создания действенной социально-экономической модели такого государства, они не могут претворить свои утопические идеи без спонсоров и руководителей. Поэтому всегда ищут себе хозяина, кому бы продаться и, желательно, подороже. Именно в этом деструктивном характере австро-немецкого "проекта Украина", который разрабатывался с единственной целью разрушить единство русской нации, искусственно создав из её отщепенцев "украинцев", и состоит трагедия малороссийского народа, галицкая часть которого до сих пор слепо идёт на поводу у врагов русского народа в Европе и за океаном. И сколько бы ни говорили о различии между русскими и украинцами, это различие в действительности существует только в отношении тех, кто заражён бандеровской заразой галицкого типа. Остальные граждане Украины, которых большинство, не отделяют себя от России и вопрос только в том, когда они найдут в себе силы и решимость прекратить у себя в стране произвол национализма, эту отрыжку бандеровщины середины ХХ века.
  
   Если в оценке личности Степана Бандеры встать на совершенно нейтральную позицию и учитывать только его идеи о самостоятельности Украины, то он только с очень большой натяжкой может считаться борцом за независимость. Если разобраться, для какой группы населения Украины Бандера хотел независимости, то окажется, что только для самих националистов, потому что остальной народ они рассматривали (по Донцову) как "упряжный скот". Поэтому политические решения и тактика Бандеры в части сотрудничества с немецкими нацистами и оккупантами должны быть квалифицированы как предательство своего народа, которому гитлеровцы готовили судьбу рабов германских господ. А если учитывать его морально-этические качества (сексуальные преступления и садизм в юности), а также зверства УПА именем Бандеры против советских партизан и подпольщиков, против мирного населения Польши, Белорусии и Украины и целенаправленное истребление поляков, русских и евреев, он должен быть обвинён в преступлениях против человечности наравне с нацистскими военными преступниками. Такой человек не может быть героем Украины, а только её позором.
  
   Объективное исследование украинского интегрального национализма и истории ОУН-УПА в начале XXI в. выполнил поляк украинского происхождения, юрист по образованию, Виктор Варфоломеевич Полищук (1925-2008), эмигрировавший в 1961 г. из Польши в Канаду, где работал корректором в журнале ОУН(м) "Новый шлях" в Торонто. Его книга "Правовая и политическая оценка ОУН и УПА" [44] даёт правдивую картину злодеяний этой преступной организации. Интерес для нас представляет помещённый в начале его книги текст "Обращения группы депутатов Верховной Рады Украины", опубликованного в 1996 г., с призывом к мировому сообществу осудить деятельность ОУН-УПА. Это Обращение актуально и сейчас, спустя 20 лет.
  
  
  ОБРАЩЕНИЕ
   к народам, парламентам, правительствам Украины, Белоруссии, Израиля, Польши, России, Словакии, Югославии
  
   Мы, депутаты Верховной Рады Украины, обращаемся к народам, парламентариям, правительствам, ко всем политическим и общественным организациям патриотической направленности Украины, Белоруссии, Израиля, Польши, России, Словакии, Югославии, четко осознавая всю опасность угрозы национал-фашизма, которая нависла над Украиной. Мы обращаемся ко всем, кто никогда не сможет забыть сотни тысяч невинных жертв, замученных членами преступной Организации украинских националистов (ОУН) и ее военных формирований, прежде всего Украинской повстанческой армии (УПА), организационные и идеологические виды деятельности, ежедневная практика которых дает полное основание классифицировать их как украинскую разновидность фашизма. Мы обращаемся к тем, кто не хочет окончательного возрождения и утверждения в Украине национал-фашистских организаций, которые не отгородились от своих кровавых предшественников, героизируют их страшные злодеяния, исповедуют идеологию и практику "интегрального национализма", создают штурмовые отряды и рвутся к власти.
  
   Программные документы ОУН-УПА, начиная с решений Первого конгресса украинских националистов (1929 г.), многочисленные архивные материалы, судебные приговоры, показания свидетелей преступной деятельности ОУН-УПА, 14-й пехотной дивизии СС "Галичина", батальонов "Роланд" и "Нахтигаль", многочисленные исследования ученых разных стран безусловно подтверждают преступную, фашистскую суть их деятельности. На совести ОУН-УПА, которые незаконно пытались выдать себя за представителей украинского народа, - сотни тысяч замученных мирных граждан разных национальностей, в том числе и украинцев. Так, только на Волыни и в Галичине было зверски уничтожено, по меньшей мере, 100 тысяч мирных граждан, уничтожено только за то, что они были поляками. Украинские националисты принимали активное участие в преступлениях фашистского оккупационного режима. Это на их совести массовые казни мирного населения, печально известные Бабий Яр и Хатынь, кровавое подавление антифашистской борьбы народов Белоруссии, Польши, Словакии, Югославии.
  
   Даже после уничтожающего поражения в годы Второй мировой войны украинский национализм продолжал свою ужасную деятельность на украинской земле. Это на его руках кровь сотен и тысяч врачей, учителей, агрономов, других специалистов, которые приехали в Западную Украину, чтобы отстроить разрушенное войной народное хозяйство, вывести этот край из вековой нищеты и тьмы. Это банды украинских националистов годами терроризировали мирное население, сеяли кровь и смерть. Их преступления вызывают справедливое осуждение нашего народа. Более того, они подпадают под классификационные признаки геноцида, осужденного решениями мирового сообщества. Деятельность ряда военизированных формирований подпадает под определение преступных организаций, которое дано Международным трибуналом в Нюрнберге.
   Однако, вопреки исторической правде и международно-правовым документам, действующему законодательству целого ряда стран, современные последователи украинского национализма, используя благоприятные для этого условия, которые сейчас сложились в Украине, ведут массированную кампанию, направленную на реабилитацию ОУН-УПА, их героизацию, требуют приравнять вояк националистических вооруженных формирований к воинам-освободителям, которые добились победы в Великой Отечественной войне против фашизма.
   Во многих городах, особенно на территории западных областей, улицам, площадям присваиваются имена печально известных националистических головорезов, в их честь устанавливаются памятники, мемориальные доски, открываются музейные комплексы, по поводу сомнительных "памятных" дат проводятся громкие празднования и т. д.
   Современные националистические круги не отказались и от так называемой "идеи соборности Украины", которая была и продолжает оставаться краеугольным камнем их политической программы. Тем самым в агрессивной форме предъявляются территориальные претензии к соседним государствам: Белоруссии, Польше, России, что не только противоречит Хельсинским соглашениям, но и может реально вызвать дестабилизацию ситуации в Восточной Европе. Идее "соборности" сегодня пытаются придать законодательный характер.
  
   Ситуация, которая сложилась в Украине под давлением националистических сил, которые жаждут реванша, ведет к глубокому размежеванию в обществе, разобщению и недоверию между людьми. Тем более, что украинский национализм претендует на какой-то исключительный статус, пытается монополизировать вековую борьбу народа за независимость.
   Без окончательного решения целого ряда важных вопросов, без глубокой оценки деятельности ОУН и УПА, особенно в период Второй мировой войны и в послевоенные годы, без определения своей позиции в отношении действий националистов, которые представляют некоторые правые политические организации в Украине, невозможно достижения мира и гармонии в обществе.
   Эта проблема выходит за пределы внутренних дел одного государства, имеет международный характер. Обращаясь к народам, парламентариям, правительствам, политическим и общественным организациям стран, граждане которых наиболее пострадали от кровавых преступлений ОУН-УПА, мы предлагаем образовать Международную Комиссию из числа непредубежденных специалистов (историков, юристов) с целью сбора фактического материала, подготовки политико-правовых заключений относительно деятельности ОУН-УПА в период Второй мировой войны и в послевоенные годы с последующей передачей их Международному Суду.
   Работа такого характера крайне необходима именно сейчас - в условиях нарастания политической нестабильности в обществе, ориентации определенных политических сил на прямое насилие и экстремизм. Не замечать возрастающую опасность национал-фашизма - это преступление и перед памятью прошлого и перед будущим. Над миром нависла зловещая тень фашизма. Только объединенные усилия государств и народов, которые идут путем свободы, демократии, исторической правды, обеспечивают прогрессивное развитие общества, могут предотвратить опасность, которая угрожает дальнейшему существованию человечества.
  
   Мы призываем народы и государства к бдительности. Мы призываем к созданию Международной Комиссии, решения которой поставили бы надежную преграду на пути национал-фашизма, который ныне поднимает в Украине голову.
  
   Киев, август 1996 г.
   Народные депутаты Украины:
   Г. Довженко, Ю. Сизоненко, П. Симоненко, К. Самойлик, В. Понедилко, Б. Мармазов, А. Хунов, В. Черепков, П. Кузнецов, С. Довгань, М. Лавриненко (всего 95 подписей), среди которых Обращение подписали главы Депутатских клубов Социалистической партии Украины, Коммунистической партии Украины, Аграрной партии Украины, Крестьянской партии Украины.
   * * *
  
   Продолженние раздела 1
  
   Стр.152. "Днем, когда склоняют головы перед освободителями, является 9 мая - День Победы в Великой Отечественной войне, государственный праздник в Украине".
   Здесь весьма уместно отметить, как враждебно относились к этому празднику и к ветеранам войны националисты и объяснить эту враждебность. Детей ведь не обманешь, они видели своими глазами как расходятся слова учебника с фактами реальной жизни, когда срывают с людей символы Победы - георгиевские ленточки (презрительно называемые "колорадами") и оскверняют могилы советских воинов. А с 2015 г. праздник Победы 9 мая на официальном уровне в Украине не отмечался.
  
   Стр.195. "Это строительство положило начало преоб?разованию монастыря в главный центр духовной и культурной жизни княжеской Руси-Украины".
   Первое появление в тексте учебника термина "Русь-Украина" сделано без всякого объяснения: почему вдруг Русь, которая была названа историками в XVIII в. Киевской, стала почему-то Украиной. Ведь 12-13-летним школьникам невозможно объяснить, что взрослые учёные дяди с университетским историческим образованием начинают исподволь "вешать им лапшу на уши", что, раз в те времена существовала Украина, значит существовали и украинцы. А что это выдумки националистов - пятикласникам тоже не объяснишь: не поймут. Но зато они уже будут знать часть той лжи, которой насыщены школьные учебники истории современной Украины и которые они будут впитывать в следующих классах школы.
  
   Стр.205. "Писали их на пергаменте (специально обработанной телячьей или овечьей шкуре) гусиным пером".
   Это замечание не относится к тематике книги. Вероятно, правильнее здесь не "шкура", а "кожа". Возможно, это издержки перевода и ошибка корректора русской версии учебника.
  
   Стр.208. "Слава древнейшей украинской книги принад?лежит Реймскому евангелию".
   В те времена не было Украины, а была Русь (позже историками названная Киевской). И эта знаменитая книга принадлежит общей древнерусской культуре, а не современной украинской. Привезённая во Францию в 1051 г. выданной замуж за Генриха I киевской княжной Анной, дочерью Ярослава Мудрого (русского князя, а не украинского!), эта книга стала национальной реликвией Франции под именем Реймского евангелия. На этом написанном глаголицей славянском евангелии, последующие французские короли-католики приносили присягу при вступлении на престол. Брак дочери Ярослава Мудрого, знавшей кроме родного греческий и латинский языки, с малограмотным французским королём, который на брачном контракте рядом с ясной подписью Анны Ярославны смог поставить только крестик, был очень почётен для Франции, которая в то время считалась глухой провинцией Европы. Известно, что Анна привезла в Париж большую библиотеку, хранившуюся в основанном ею Винсенском аббатстве. Часть библиотеки была спасена от разграбления во время Французской революции (1789) русским дипломатом Дубровским и вернулась в Россию только спустя 800 лет.
   Русь была крупнейшим средневековым европейским государством. Престиж Ярослава Мудрого в династической Еврепе был огромен. Сам он был женат на шведской принцессе Ингегерде, одна сестра - замужем за польским королем, другая - за византийским царевичем. Европейские принцессы достались в жёны и троим сыновьям Ярослава. До брака Анны её старшие сёстры Елизавета стала королевой Норвегии, а Анастасия королевой Венгрии и их монархи почли за честь взять в жёны дочерей Ярослава. Недаром историки часто называют Ярослава "свёкром и тестем Европы".
  
   Стр.208. Подпись под иллюстрацией: "Скульптура Анны в монастыре Св. Виккентия с надписью "Анна русская, королева французская". Санлис. Франция".
   Если рассмотреть внимательнее, то на постаменте статуи Анны Ярославны в Сенвинсенском аббатстве (St. Vincent à Senlis). выбита надпись: "Анна Киевская. Королева Франции. Основала сию обитель под именем Винсент в 1060" |фр. Аnne de Kiev Reine de France. Elle Fonda Cette Maison sous le Vocable des Vicent L"an du Seigneur 1060).
  
   Стр.209. "Одной из наиболее известных рукописных книг является Пе?ресопницкое евангелие (середина 16 в.). Это первый перевод Святого Письма тогдашним книжным украинским языком".
   Тенденция называть Киевскую Русь Украиной, древний русский народ её населявший украинцами, а древний русский язык этого народа украинским (или древнеукраинским) - это характерная особенность современных украинских националистов, имеющая основу в националистической трактовке Древней Руси как Украины и первородства украинского народа перед русским, что является основным мотивом фальсификации истории "украинствующими" учёными и политиками. Они не отдают себе отчёт, что такие определения, особенно в ретроспективных аспектах носят лживый характер и не имеют логики применения, пока не существовало самого "украинского народа", начавшего создаваться как отдельная нация практически только в ХХ в. Автор учебника почему-то постеснялся указать, что экземпляр "Пересопницкого евангелия" был обнаружен в 1805 г. среди вещей покойной Екатерины II, что говорит о его русском языке, понятном императрице.
   В те времена была единая Русь, с единым языком, религией и культурой и даже местные особенности северного (новгородского), северо-восточного (ростово-суздальского), южного (киевского) или западного (галичского или полоцкого) говоров вряд ли могли еще сложиться и устояться. Да и в самом Пересопницком евангелии сказано, что оно "выложено изь языка българского на мову рускую". Специалисты знают, что "болгарским" в ту эпоху называли церковнославянский, который имеет с болгарским общее происхождение, а "русскую мову" по бредовой теории националистов древние укры называли украинским языком. Мне напоминает это детскую считалку "На золотом крыльце сидели - царь, царевич, король, королевич, сапожник, портной - кто ты такой?" Детский сад какой-то: древние украинцы называли себя русами, а свой язык русским! Это они так считали потому, что не знали, что в ХХI в. теперь надо наоборот, русов называть украинцами, а их русский язык украинским? Можно назвать древний русский язык хоть турецким - бумага всё стерпит! Но есть же здравый смысл, которого так не хватает "свидомым", впавшим в маразм деятелям от "вывернутой мехом наружу укро-науки". По заключению лингвистов оригинальные тексты этого памятника древнерусской культуры написаны на западнорусском диалекте русского языка, который был государственным языком Великого княжества Литовского. В Галиции русинские интеллектуалы конца XIX -начала XX века предпринимали попытки возродить западнорусский язык (с исключением полонизмов и добавлением элементов местного говора и русского языка), издавали газеты и журналы на таком искусственном языке. Путного не получилось ничего. Но если сейчас в угоду политической коньюнктуре этот язык на Украине называют украинским, это их проблема, лежащая в плоскости политики, а не науки. Бесполезно запрещать дурням валять дурака!
   Ещё ранее появления Пересопницкого евангелия начало восточнославянскому книгопечатанию положил Франциск Скорина (ок.1490-1551), напечатав в Праге в 1519 г. "Библию русскую" (полное название "Библия Руска выложена доктором Франциском Скориною из славного града Полоцька, богу ко чти и людем посполитым к доброму научению. Книга Исход, [circa 1519]") Сам Скорина называл язык книги "рускым языком", имевшим широкое употребление как государственный в Великом княжестве Литовском.
   Учёный, филолог, историк, археограф, один из первых славистов в России Осип Бодянский (1808-1877), исследователь "Пересопницкого Евангелия", назвал изложение его "чистым, как зоря небесная,....Речь этого Евангилия южнорусская, в основном русинская, на которой говорят в бывшей Червоной, ныне Галицкой Руси, с небольшой добавкой церковнокнижных слов".
  
   Стр.209. Подпись под иллюстрацией: "Печатный станок И. Федо?рова из Музея древней укра?инской книги во Львове".
   Иван Фёдоров считается одним из первых русских книгопечатников (первый "Апостол" он напечатал в 1564 г. в Москве). Подвергшись религиозным гонениям в Москве, он основал типографию во Львове и там продолжил свою деятельность. Подробнее о его жизни и трудах см. Википедию со ссылками на два его собственных отдельных послесловия: "Послесловие к московскому "Апостолу 1564 г." и "Послесловие к Львовскому "Апостолу 1574 г." Обе книги "Апостола" были напечатаны на русском языке.
   Первой книгой, изданной на территории бывшего Советского Союза, считается "Малая подорожная книжица", напечатанная в 1522 г. в Вильно (ныне Вильнюс) Франциском Скориной. И литвин (т.е. уроженец территории современной Белоруссии по происхождению) Иван Фёдоров (Москвитин), и уроженец Полоцка Франциск Скорина считали себя русскими и печатали книги на русском языке своего времени.
  
   Стр.211. "Нравятся ли вам самые древние укра?инские печатные книги?"
   По поводу определения "украинские" см. комментарий к стр. 209 о Пересопницком евангелии и "украинском языке".
  
   Стр.216. "Ту?рецкий путешественник Евлия Челеби, который путешество?вал по Украине в 1656 г..."
   После Переяславской рады 1654 г. было Войско Запорожское его царского величества царя Алексея Михайловича, а Украиной и не пахло!
   Также по поводу "Украины в 1656 г." см. тот же комментарий к стр. 209.
  
   Стр.218. "Жизнь за стенами замков на украинских землях проходила по европейским обычаям".
   И по поводу "украинских земель" см. тот же комментарий к стр. 209.
  
  
  
  

Раздел 2. ИСТОРИЯ УКРАИНЫ. 7 класс

  
   В. А. Смолий, В. С. Степанков. История Украины. Учебник для 7 кл. общеобразовательных учебных заведений. (К. Генеза, 2013)
  
   Вопросы и задания к параграфам, источникам и тематическому оцениванию составлены при помощи старшего преподавателя методики преподавания истории Каменец-Подольского государственного университета В. А. Дубинского и учителя-методиста Каменец-Подольского лицея ? 1 В. Б. Машталер.
  
   Стр. 3. ПРЕДИСЛОВИЕ. "Запомните: народ, не знающий своей истории, обречен вновь н вновь повторять ошибки прошлого, платить за них изувеченными судьбами и самой жизнью своих дочерей и сыновей".
   Комментарий к этому совершенно справедливому напоминанию приведен в начале книги "Анализ украинской истории по школьным учебникам". Повторюсь, надо уточнить: правдивой истории.
  
   Стр.2. Аннотация. "...содержится систематическое изложение истории украинского народа эпохи средневековья".
   Стр.3. "Лишь с провозглашением Украиной независимости созданы благоприятные условия для правдивого изучения прошлого нашей Родины. Предлагаемый вашему вниманию учебник перенесет вас в украинское средневековье..."
   Здесь всё ложь. Ложь о "правдивом" изучении. Ложь об "украинском народе" и "украинском средневековье". Не существовало в средневековье Украины и, соответственно, никакого её народа и украинского средневековья. В тот период была Русь. В этом видна без прикрас вся иезуитская ложь в освещении истории, которой пронизаны все украинские учебники, как читатель сможет убедиться в дальнейшем. Ведь именно с момента обретения независимости в систему школьного образования стали внедряться националистические идеи, принятые на основе теории "украинства" в трудах польских националистов и получившие "научное обоснование" в "Истории Украины-Руси" Михаила Грушевского.
   Основными идеями этого националистического подхода к истории являются постулаты, перечисленные во Введении. В действительности первое реальное государственное образование в виде Украинской ССР было создано большевиками в 1920-х годах, Нельзя считать созданием государства кратковременное существование явочным порядком созданных кучкой радикалов киевских правительств Украинской народной Республики, Украинской Державы или Директории во время гражданской войны (без контроля над страной и без признания этой власти большинством народа) или попытки провозглашения в день оккупации Львова в 1941 г. от лица руководства ОУН(б) Ярославом Стецько "Акта возрождения Украинского государства" на территории Галиции под патронажем гитлеровской Германии. Это не история, а издевательство над историей! И академику НАН Украины В.А. Смолию не стыдно учить детей такой "истории"?
  
   Стр.8. "Средневековая история Украины - важный этап в формировании украинского этноса и его культуры; расцвета и гибели Руской империи; вхождения в европейскую цивилизацию через утвержде?ние христианства". "...Ученые изучают историю средних веков Украины..."
   Повторяться не хочется, поэтому приходится сослаться на комментарий к стр.3. Другого объяснения нет. В дальнейшем в случае использования в тексте термина "средневековая Украина", а также подобных ему по смыслу, других комментариев не предусматривается. С этой точки зрения нет никаких замечаний к цитате на стр.9 в конце "Введения" из труда украинских "учёных о средневековом европейском государстве - Киевской Руси". Непонятно только о какой "Руской империи" идёт речь. Это что-то потустороннее, для нормальных людей непонятное.
  
   Стр.10-11. "Единое до того славянское сообщество постепенно распадалось на восточно-, западно-, южно- и северославянские пле?менные образования. К середине I тысячеле?тия на исторической территории Украины существовали Антский и Склавинский сою?зы племен. После разгрома в V в. гуннов и гибели Западной Римской империи Антский союз стал играть заметную роль в Восточной и Юго-Восточной Европе".
   "...развитие той ветви сла?вянства, которая в дальнейшем стала основой формирования украинского этноса".
   Ох, как украинская наука запущена! Это же надо так заблудиться в прошлом! Но я не верю в забывчивость профессиональных историков, ещё в студенческие годы вызубривших как "отче наш" основы истории начала Киевской Руси вместе с бессмертным творением незабвенного Нестора. А проштудированные ими труды Птолемея, Геродота, Плиния, Тацита, Страбона и более поздних средневековых историков и хронистов, вызывают подозрение, что авторы учебников просто придуривались, выполняя социальный заказ националистов по фальсификации истории.
   Большинство вменяемых историков в изучении истории древних славян исходят из того, что славянская этническая общность складывалась постепенно на протяжении длительного времени. Не могло "единое до того славянское сообщество" распадаться в первые века нашей эры. Это происходило гораздо раньше, потому что к началу I тысячелетия просторы Южной, Центральной и Восточной Европы уже заселяли многочисленные племена праславян, которых древние историки называли общим собирательным именем венеды, но различали на юге среди них иллирийцев, пеласгов и этрусков (кстати, по мнению некоторых историков, Рим основали этруски, а Венецию венеды), многочисленные славянские племена Южной Прибалтики (позднее подвергшиеся ассимиляции германцами племена древней Вагрии на землях современного Мекленбурга, ФРГ, испещрённого славянскими топонимами) и по Висле, склавины в Подунавье и анты в междуречьи Днестра и Днепра. (Кстати, "склавины" - это исковерканное произношение греков и латинов, их языковый аппарат не способен произнести "СЛ" и требует обязательно вставить "К"). В центре Русской равнины в районе Среднерусской возвышености (древние называли её Алаунскими горами) и на Дону, и Кубани издавна проживали племена алан, роксолан (или рос-алан, асов-алан, аорсов), которых европейские учёные называли ругами, россомонами, роксоланами; а арабские авторы (Аль-Масуди, Ибн Хордадбех и др.) называли ас-сакалиба и связывали со славянами. В Тавриде праславяне-тавры задолго до греков, около VIII в. до н.э. основали города Корсунь (будущий греческий Херсонес) и Сурож (Судак). Данные археологии показывают, что в VII веке до н. э. перед захватом Крыма скифами основу населения северо-западного Крыма составляли праславянские племена, родственные племенам Приднепровья. А появление в VII - VI веках до н.э. на побережье Чёрного и Азовского морей греческих городов-колоний связано с возникновением сельско-хозяйственного экспорта Причерноморья, издавна заселённого автохтонным праславянским населением, называвшим себя сколотами (скифами их назвали греки). Мауро Орбини, средневековый историк, архимандрит Рагужский, ссылаясь на старинные документы, упоминал, что славяне под разными именами были известны по всей Европе "прежде пришествия Христова за 1460 лет". (Мауро Орбини. "Славянское царство"). В 532 году в Византии писатель Прокопий Кесарийский писал: "Со времен Гомера и Геродота по разному называли северных славян, объединяя их грубым словом варвары. Я хочу рассказать о жизни этих народов, которых император ромеев Юстиниан не мог склонить к рабству и подчинению".
   Юлий Цезарь в своих "Записках о гальской войне" ("Commentarii de bello Gallico", около 52 г. до н.э.) подробно описывает, что венеты занимали западное побережье Северного моря напротив Британии.
   Обо всём этом можно найти сведения у несправедливо (или намеренно) забытых русских историков XVIII-XIX вв. А. И. Лызлова, Е. И. Классена, Ю. И. Венелина и И. Е. Забелина. О славянах в I тысячелетии до н.э. также писали Павел Диакон, Иоахим Малер, Гийом Жюмьежский, Михаил Солоний Танский, Иордан, Захарий Ритор, Аммиан Марцеллин, Янис Дубравиус, Авейнер Венецер, Айман Монах, Иоанн Аргентинский, Бернард Юстиниан, Геренгольд, аббат Арнольд, Георгий Веренгелий, Адам Бременский, Саксон Грамматик Беренхольд, Петр Антропий Пандарянский, Менандр Протектор, Феофилакт Симокатта, большинство которых должны быть авторам учебника известны хотя бы по именам, даже если они студентами прогуливали лекции.
   Ну а что касается "украинского" этноса, то в те времена такого и слова не существовало. Не надо школьникам вешать лапшу на уши!
  
   Стр.12. "Сегодня среди историков бытует не?сколько научных теорий происхождения на?звания "Русь". Преобладающими из них стали северная и южная. Однозначно можно утве?рждать лишь то, что этот термин, как и термин "Руская земля", как правило, упот?реблялся в двух значениях. В широком пони?мании ими охватывались все восточнославян?ские земли, в узком - территория Южной Руси - Киевщины, Черниговщины, Переяславщины. Эти термины довольно быстро распространились среди славянства и закрепи?лись за названиями некоторых рек (Рось, Росава, Роставица), славянизированных рок?соланов и, очевидно, тех славянских племен, которые занимали привилегированное поло?жение в Среднем Поднепровье. По мнению ученых, по названию одного из таких племен, входившего в Полянский союз, его социаль?ная верхушка - дружина начала именовать себя русами".
   Это что-то новопридуманное, даже Грушевский до такого не додумался! Термин "Русская земля" употреблялся всегда русами по отношению к своей земле, где бы они ни жили. В значении только для Киевщины, Черниговщины и Переяславщины употребляют только "украинствующие" деятели, обособляя Украину от России. Это выходит, новгородская, рязанская, смоленская, суздальская или московская земля - не русская? Чушь собачья! Самим-то не стыдно?
   Невероятно, чтобы "эти термины довольно быстро распространились среди славянства и закрепи?лись за названиями некоторых рек (Рось, Росава, Роставица)". Как правило, именно гидронимы дают название племенам, народам, городам и сёлам, а не наоборот. А каким образом это относится к роксоланам? Вероятно, киевский князь приказал древним писателям Элиану и Капитолину, Плинию, Птолемею и Страбону так их называть? Авторы учебника обнаружили среди полян доселе неизвестное племя русь? Немедленно заявку на Нобелевскую премию! И сколько нужно было дружине выпить горилки, чтобы с похмелья начать называться русами? А каким же таким чудесным образом "название "Русь" закрепляется за новосозданным государством"? Авторы как будто из профессорского пальца это высосали, предварительно глубокомысленно поковырявшись им в носу. Они наплевали на Нестора, описавшего каким образом "от тех варягов земля Новгородская стала называться Русь или Русская Земля", а заодно и на всех тех историков, кто сомневался в достоверности описаний "Повести" и предлагал свои варианты появления государства Русь (ведь Киевской её стали называть только в XIХ в.) А между тем, помимо Новгородской и Киевской Руси (и иных русских удельных княжеств), ранее упоминаемые в разных источниках (древние хроники, летописи, сказания, надписи на артефактах) существовали:
   Живина Русь, в том числе Подунайская Русь (Ругиланд-Русия-Русская марка) - огромный регион от Италии до Причерноморья с центром на Балканах (в ареале культуры Винча).
   Святска Русь - в южной Скандинавии.
   Перунова Русь (или Порусье) - в центральной Европе и Прибалтике, включая остров Рюген, Мекленбург и Пруссию.
   Лозовая (Сурожская или Таврическая) Русь - в Крыму.
   Приазовская (или Черноморская) Русь - Русколань.
   Антская Русь - междуречье Днепра и Дона.
   Прикарпатская Русь - в Прикарпатье.
   Червонная Русь - по Западному Бугу.
   Пургасова Русь - чуваши и мордва с вождем Пургасом, с центром в Арзамасе.
   Боруссия - в Донецком регионе.
   Щебетска Русь -до падения микенской культуры на Крите.
   Ярова Русь -в неолите на территории Египта, Палестины и Иудеи.
   О каких из них авторы не слышали?
   И к этим Русиям самое непосредственное отношение имели роксоланы, рос-аланы, руги и т.д., названия которых почти повсюду были вытеснены именем "русь". Это значит, что задолго до великого переселения народов существовали многочисленные протогосударства, носящие собирательное название "Русь". В профессиональной исторической среде это пока не обсуждается и с этой проблемой предстоит разбираться будущим поколениям историков. Но в учебнике истории неужели надо было так всё исковеркать? Стыдно за украинскую науку.
  
   Стр.15. "Украинские ученые XIX - первой трети XX в. (Михаил Макси?мович, Михаил Грушевский, Агатангел Крымский и др.) доказывали, что формирование украинского, русского и белорусского этносов началось до возникновения Руского государства".
   Ну что взять с этих глашатаев украинского национализма? Эта их концепция не имеет никакого отношения к исторической науке. Они же не могут привести ни одного доказательства своего голословного утверждения о существовании "древних укров"! А имеющиеся письменные документы (летописи и исторические хроники) неопровержимо свидетельствуют, что население Киевской Руси являлось древними русами и пользовалось единым древнерусским языком. Оставляя в стороне вопрос о "белорусском", что касается украинского этноса, его не существовало до тех пор, пока в австро-венгерской Галиции усилиями властей империи не стала искусственно создаваться в районном масштабе "украинская нация". Для того, чтобы сразу отмести националистические измышления о "формировании украинского этноса" в средневековье, приходится сделать отступление в виде отдельной главы "Доисторическая славянская Русь". В ней описаны общие сведения о доисторических временах и предистория возникновения цивилизации славян на территории Восточной Европы на основании археологических, антропологических, лингвистических и генетических исследований, данных об ареалах расселения различных славянских племён и их миграциях, гипотезы о возникновении доисторических славянских протогосударств и исторических корнях русского народа.
  
  

Доисторическая славянская Русь

  

Пусть же стоит на вечные времена православная

Русская земля и будет ей вечная честь!

Н. Гоголь. "Тарас Бульба".

  
   Здесь придётся сделать пространное дополнение к комментариям на стр.12 и стр.18, чтобы стало ясно, что никакой Украины-Руси никогда не существовало, кроме как в воспаленном мозгу современных "украинизаторов", осознанно воспринявших бредни "лукавого дедка" Михаила Грушевского, выдумавшего этот идиотизм с "украинизацией" древней Руси на потребу австрийским заказчикам. С целью вбить клин в русскую нацию, самую большую в семье славянских народов. Из-за своей многочисленности, громадных пространств расселения и обладания большими природными богатствами, русские с давних пор вселяли зависть и стремление агрессивных соседей отхватить себе кусок от "русского пирога".
   Если сказать откровенно, то сейчас у официальной науки нет общепризнанной теории формирования славянского этноса. Официальная наука упорно старается не замечать целого ряда фактов и документов, на основании которых можно было бы создать хоть какие-нибудь правдоподобные гипотезы относительно происхождения славян, существование и деяния которых в разных регионах с глубокой древности описываются античными историками и подтверждаются археологическими находками.
   В данном случае, говоря об истории Украины, нам интересно как трактует истоки славянства и происхождение украинцев украинская наука. С точки зрения "укро-историков" прародина славян находилась, конечно, на Украине, а их прародителями считались то древние укры, то на роль "первоукраинцев" назначались представители Трипольской культуры, распространённой между Дунаем и Днепром в период с V до II тысячелетия до н.э. Правда, это не вяжется с другим, тоже, как ни странно, "научным" утверждением, что украинской нации 140 тысяч лет, но эту "неувязочку" оставим на совести укро-науки.
   Естественно, что если ничего собственно "украинского" укро-археологи на территории Украины открыть не могут, то такому "уникальному древнему" народу очень хочется откопать такое, чтобы ахнул весь научный мир. И откопали! Правда не сами. Первооткрывателем Трипольской культуры являлся подданный Австро-Венгрии чех Викентий Хвойка (настоящее имя Ченек Хвойка, 1850-1914), который в 26 лет эмигрировал в Россию, поработал учителем в Киеве, в 40 лет, устав от малолетних шалопаев, увлёкся археологическими раскопками скифской, зарубинецкой, черняховской и трипольской культур, правда, в основном не науки ради, а в целях извлечения коммерческой выгоды от продажи предметов древней культуры. В настоящее время вокруг Триполья появилось много мифов, как это свойственно укро-учёным и околонаучным деятелям, когда они озабочены "историческим украинским наследством".
   Доктор исторических наук, профессор Киево-Могилянской академии П. Толочко так высказался об этих помешанных на "украинской идее" коллегах по профессии и спекулирующих на этом политиках: "В настоящее время происходит мифологизация истории. То есть, по сути, это попытка поставить прошлое на службу сегодняшнему дню. Мол, в прошлом мы были великие, развитые и так далее. Как будто это дает нам определенные гарантии того, что и сейчас мы такие же великие и развитые. Поэтому украинца - в его современной этнокультурной ипостаси! - пытаются отыскать в глубокой древности. Взять, к примеру, ту же Трипольскую культуру. Вокруг нее просто помешательство какое то происходит. Ею занимаются все кому не лень. Всем кажется, что это легко и просто. Вот бывший депутат Иван Заец. Он возглавил фонд "Триполье", хотя сам по образованию экономист и мало что понимает в археологии. Но он говорит: "Я прочитал тридцать работ по Триполью и определенно знаю, что это древние украинцы". Пришлось возражать: "Иван Александрович, счастливый вы человек! Люди по 30-40 работ по Триполью написали и до сих пор точно не знают, кем были трипольцы".
   Мне представляется, что подобное возникает от определенного комплекса неполноценности. Нам постоянно хочется заявить о себе, и в результате мы выбираем путь мифологизации древности. Ведь во времена существования Триполья на Украине было не меньше десяти других археологических культур, но на них почему то никто не обращает внимания... Смотрим мы в прошлые эпохи, определяем, что в них лучшее, и объявляем это украинским, а создателей его - украинцами. Это же не только Триполье, но и скифская культура. И если Трипольская хотя бы располагалась в лесостепной зоне современной Украины и её хотя бы по географическому признаку можно связать с нашей державой, то скифы - это кочевники, которые перемещались по огромным пространствам и к Украине никакого отношения не имеют".
   Лучше специалиста-историка П. Толочко не скажешь.
  
   Окончивший коммерческое училище в Австро-Венгрии, уставший от скудных заработков учителя, Хвойка сделал археологию своим бизнесом и продавал найденные черепки музеям, выдавая их за артефакты славянской археологической культуры. Хвойка был дилетантом-собирателем и просто не знал, что найденные им недалеко от Киева в конце 1890-х годов остатки керамики названной им Трипольской культуры, на самом деле относятся к известной с 1870-х годов культуре галицкой расписной керамики, широко представленной по всей Галиции, находившейся тогда в составе Австро-Венгрии. Уже в советское время культуру галицкой расписной керамики переименовали в Трипольскую культуру, тоже из благого советского патриотизма. Но оказалось, что это не самостоятельная археологическая культура, а северо-восточная угасающая ветвь распространённой в Молдавии, Румынии и Венгрии Кукутенской культуры, открытой румынским этнографом Тедором Бурада в румынском селе Кукутень в 1884 г. Кукутенская культура с основным ядром в Румынии связана с энеолитическими (медно-каменный век) культурами Балкано-Дунайского региона. Основной из них является культура Винча, распространение которой на территорию современной Западной Украины вызвано волной миграции населения из неолитической Анатолии. Антропологи относят трипольцев по строению черепа к "армянскому" антропологическому типу. Современные генетические исследования дают чёткую картину родства населения культуры Кукутени с населением неолита Балкан и Малой Азии. В главе "Происхождение украинского языка, украинского национализма, Украины и украинцев" было подробно описано, что с точки зрения современной науки, обладающей таким уникальным инструментом как генетика, западные украинцы, несущие в себе значительную примесь кельтов, румын, цыган, генетически не являются славянами. Приняв Трипольскую культуру за свои "древние украинские корни", галичане решили "утереть нос "москалям", мол, вот она, наша древняя украинская история! А на самом деле - полный облом с историей, да ещё и с дополнительными разочарованиями. Называли туранцами москалей, а сами оказались даже не славянами и украинцами, а какой-то странной поместью с румынами и арабами Малой Азии, что вряд ли лучше "туранцев". В общем, накопали на свою голову.... Ау, вуйки, кто вы?
   Очень похоже на кумиров бандеровцев немецких нацистов, которые в 1930-е годы хотели раскопать в районе Берлина доказательства существования древней нордической германской расы и предков "белокурой немецкой бестии", а нашли артефакты явно славянского присхождения, оставшиеся от жителей небольшого славянского поселения Берло. Но германцы почему-то не торопятся называться славянами и кричать о краже у них имени!
  
   Как известно, в основу науки о зарождении жизни на земле положена теория эволюции Чарльза Дарвина. Однако сейчас многие учёные сомневаются в её справедливости, а некоторые даже пытаются её опровергнуть. В распоряжении учёных имеются многочисленные неопровержимые доказательства в виде материальных артефактов, которые расширяют современный уровень познаний о времени зарождения разумного человечества многие миллионы лет назад, что не укладывается в принятую дарвиновскую теорию эволюции и прямо противоречит ей. Подробно и очень доходчиво об этом описано в книге "Скрытая история человечества" ("The Hidden History of the Human Race". Los Angeles, 1994). Её авторы писатель Майкл Кремо и американский математик Ричард Томпсон, на основании многолетних изысканий и анализа сведений об археологических находках по всему миру, бросили вызов теории Дарвина и доказывают её несостоятельность. [15]
  
   Сейчас учёным хорошо известно, что человечество на Земле возрождалось несколько раз после гибели предыдущих цивилизаций в глобальных катаклизмах. Платон в своих работах говорил о периодических катастрофах, уничтожающих человечество, а Аристотель утверждал, что когда-то искусство и науки исчезали и возникали уже много раз. По оценкам учёных на Земле сменилось несколько цивилизаций. Имеются многочисленные свидетельства того, что развитие цивилизации идёт циклически, что до нашей цивилизации было несколько предыдущих, которые со временем уступали место следующей цивилизации, которая начинала своё развитие практически с нуля. Своё объяснение этой цикличности ещё 50 лет назад предложил профессор истории Чарльз Хэпгуд (1904-1982), США. По его гипотезе примерно раз в 40 000 лет происходит катастрофическое смещение земной коры, которое резко меняет положение оси вращения планеты и климатические условия, что приводит к гибели человечества. Сначала Ч. Хэпгуда посчитали сумасшедшим, но его гипотезу поддержал сам Альберт Эйнштейн. Учёные считают, что современная цивилизация после появления хомосапиенса насчитывает около 100-150 тысяч лет. С появлением человека разумного появлялась и речь, позволявшая членам племени общаться друг с другом.
  
   Согласно традиционной истории славяне, как сформировавшийся народ, впервые были зафиксированы в исторических письменных источниках середины VI века, которые упоминают уже сложившийся народ, разделённый на склавинов и антов. Упоминания о венедах как предках славян имеют ретроспективный характер.
   Готский историк Иордан повествует, что "от истока реки Вистулы (Вислы) на огромных пространствах обитает многочисленное племя венетов. Хотя теперь их названия меняются в зависимости от различных родов и мест обитания, преимущественно они все же называются склавинами и антами".
   В I веке н.э. в степях от Праги до Житомира проживали склавины, между Днестром и Днепром - анты. Историки склоняются к мнению, что анты и склавины - всего лишь различные названия славян, данные им при расселении новыми соседями, а сами славяне себя так не называли.
   Иордан отмечает, что венеды, анты и склавины родственны и произошли от одного корня.
   Иордан фиксирует область расселения "многолюдного племени (natio populosa) венетов", подчеркивая обширность занятых ими в бассейне Вислы пространств (immensa spatia), протянувшихся от её истоков и Карпатских предгорий к востоку и к северу до балтийского побережья.
   Начало нашей эры связано с тем древним периодом истории славян, когда они под собирательным именем "венеды" впервые упоминаются в трудах античных авторов.
   Современная наука считает, что помимо кельтов всю Европу населяли венеды, которые делились на западных, восточных, северных и южных. Венеды-славяне населяли Европу три тысячи лет до нашей эры. Янтарь называли венедским камнем, Балтийское море - Венедским, а сами венеды называли его морем Яра по имени языческого бога. Геродот и другие древние историки не раз упоминали, что Венецию основали венеды.
  
   В 1776 году была обнаружена общность санскрита со многими европейскими языками, причём санскрит своим совершенством превосходил все другие языки. Появилось предположение, что именно санскрит, а точнее его предшественник протоиндийский язык является материнским для всех европейских языков. Это породило гипотезу о существовании некой древней расы, которая этим языком владела. Так возникла теория ариев, неких белолицых предков европейцев, которые якобы основали древнюю культуру Индии.
   Это находит своё подтверждение в результатах исследований генетиков и в текстах "Книги Велеса", где прямо говорится о переселении части ариев из Сибири на Юг, в Пенджаб. В родословной индийских махараджей сказано, что основатель династии родился на Алтае, в долине реки Аксу (белая вода, отсюда "Беловодье"). В Алтайское Беловодье, на прародину царей паломники из Индии ходили веками.
   Всё это ведёт к пересмотру истории человечества и традиционного отношения к славянам, которые во времена расцвета европейской цивилизации якобы жили где-то на задворках Европы и не играли никакой роли в мировой истории.
  
   Сумма накопленных к настоящему времени данных археологии, антропологии, генетики и лингвистики, свидетельствует о древнем характере этногенеза славян, т.е. об их зарождении в глубокой древности, о которой нет достоверных исторических свидетельств. На помощь историкам приходят данные других отраслей науки.
   Теми же лингвистами признаётся архаичная близость праславянского языка к общему индоевропейскому языку и санскриту, имеющим истоки в изначальном праязыке. По современным представлениям антропологии первые индоевропейцы при?надлежали в основном к северной расе, которая занимала север Европы и Восточно-Европейскую равнину.
  
   Теперь перейдём к временам, описанным известными древними и средневековыми писателями и хронистами, оставившими письменные свидетельства. У разных древних и средневековых писателей, описывавших население Восточной Европы, общим, наиболее известным названием для этого населения являлось "скифы" или "ящероглазые", которые со временем стали упоминаться под названием "сарматы". В продолжении многих веков территория, занимаемая этим населением, называлась Скифией, а позже Сарматией, чему есть документальные свидетельства в стариннных документах и картах. Нашествие из Причерноморья в IV в. на южную Европу полчищ гуннов под предводительством Аттилы также ассоциировалось со скифами, хотя часть хронистов стали широко вместо этого употреблять имя гуннов. Юрий Иванович Венелин (1802-1839), урожденный Георгий Гуца, русин с Карпат, несправедливо забытый выдающийся русский историк, один из основателей славяноведения, отмечал: "везде, где проживали гунны, остались славянские географические названия местностей". [37]
   Посол Габсбургов в России барон Герберштейн также рассматривал гуннов как одно из славянских племён.
   Венелин считал, что общие названия Скифия, Сарматия, Гунния, Хазария, Булгария, Тартария относились к ранним территориальным объединениям русов, являвшимся зачатками государственных образований. Многие историки приводили доказательства, что скифы являются праславянами, а готский историк Иордан указывал, что их самоназвание сколоты. Это нашло неожиданное подтверждение в последние годы ХХ в. Эпиграфист-энтузиаст В. А. Чудинов из расшифрованных надписей на камне ввиде головы птицы, найденном в Сербии профессором Радивое Пешичем в 1992 г., обнаружил, что это голова сокола - общего родового тотема славян, самоназвание которых было "соколовяне". Редуцированные звуки, которые постепенно исчезли, привели к современной форме "словяне" или "славяне", затем искажённой греками - "скловяне" или "склавины", как называли многочисленные славянские племена многие историки. А промежуточная форма "сколовы" очень близка к сколотам Иордана. Кстати по свидетельству Гидеонова (1816-1878 - историк, драматург, искусствовед, первый директор Императорского Эрмитажа), Рерик (сокол) было прозвищем ободритского князя Дражко, а также племенным тотемом ободритов. Гедеонов предполагает, что имя Рерик могло быть родовым в семействе ободритских князей, из рода которых происходил "варяг-скандинав" Рюрик, согласно традиционной истории первый князь Руси.
  
   Отдельные античные авторы давали свои разные названия этому народу: роксоланы, токсоланы, роксаны, рутены, руги, меланхлены, андрофаги, агатирсы, тавры, тиссагеты, массагеты, бастарны, аланы, гипербореи и т.д. Эти общие собирательные названия обозначали весь массив разных по своим самоназваниям и конкретным местам расселения племён. У незабвенного Нестора мы находим длинный перечень этих прарусских племён, которые "все же вместе от греков называемы были Великая Скифия".
   Об украинцах или украх Нестор, как это ни прискорбно для "свидомых", вообще не упоминает. А весь этот конгломерат племён примерно с середины IX в. входит в состав Руси династии Рюриковичей, сначала со столицей в Новгороде, а затем после 882 г. в Киеве. Затем греческие и западноевропейские хронисты знакомятся с новым государством, представителей которого по их воинственным набегам, перемежаемым мирными договорами, начинают называть росами или русами, иногда всё же сбиваясь на привычных скифов, сарматов или просто восточных варваров.
   Но об этих загадочных росах содержатся сведения и в церковной истории. Ещё в IV веке тавро-скифы в Крыму имели христианскую церковь, предстоятель которой участвовал в Никее на первом Вселенском Соборе в 325 году, как представитель народа "рос" (греч. ρως). Автор средневековой "Хроники" Никита Хонийский (1155-1213, более известный как Никита Хониат) упоминает "Русь, которую и Скифами именуют", а Лев Диакон пишет о "Тавроскифах, на их языке Росами называемых".
   В древних хрониках и славянских сказаниях есть и другие свидетельства о существовании народа росов или русов ранее времени появления в Новгороде "варяга" Рюрика с братьями, что говорит о несостоятельности утверждения Нестора, что только с их появлением "земля наша стала называться Русь или Русская Земля, а до этого новгородцы были словене". Приглашение Рюрика с братьями к ильменским словенам было связано с отсутствием наследника у их последнего князя Гостомысла, которому Рюрик был внуком, сыном его дочери Умилы. Да и не был Рюрик первым, кого новгородцы приглашали князем. До него был приглашён Бравлин I (676-700 г.), тоже выходец из Вагрии. Сам Гостомысл до прихода к ильменским словенам был с 830 по 844 год королём вендов и ободритов (одного из многочисленных славянских племён на южном побережье Варяжского моря - Вагрии). В Иоакимовской летописи говорится, что до Рюрика у новгородских славян существовала целая династия князей.[15]
  
   Ну, и где среди всех этих исторических свидетельств вы видели хоть какое-то упоминание об Украине (пусть даже с приставкой "Русь") или об украинцах, которые называли себя "русами"? Но объяснять очевидные вещи тому, кто не хочет их воспринимать и не дружит с обычной логикой, бесполезно. У несомненно почитаемого современными украинскими учёными, одного из основателей украинской историографии В. Антоновича (1834-1908) статья "Моя исповедь" начинается словами: "Есть же люди, которые притворяются непонимающими, когда это им нужно".[40]
  
   Более частные вопросы о том, был ли Рюрик реальным историческим лицом, каково происхождение летописных варягов, связан ли с ними этноним (а затем и название государства) Русь, продолжают оставаться дискуссионными в современной исторической науке. Эту проблему "откуда пошла русская земля" пытался осветить ещё знаменитый Нестор. Даже в Густинской летописи ХVІІ в. отмечается: "Єсть недоумініє многим, откуду, і в кая літа, і чево ради наш Словенский народ наречеся Русю". Да и до сих пор у историков нет единого мнения по этому вопросу. Западные историки в целом следуют концепции норманнизма, которая трактует скандинавское (норманнское) происхождение Рюрика из скандинавского племени русь, что давно опровергнуто.
   Большинство учёных считает, что норманнская версия появления в Восточной Европе названия "русь" придумана немцами-историками на русской службе и не может серьёзно рассматриваться. Нестор-летописец в своём летописном предании связывал название Русь с появлением варяга Рюрика "из-за моря", из прибалтийского славянского племени русь.
   Нестор перечисляет соседние с русским народы, живущие по берегам Балтийского моря, начиная с востока: "Ляхове же и Прусы, Чудь приседят к морю Варяжскому. По сему же морю седят Варязи семо ко востоку до предела Симова. По тому же морю к западу седят Варязи до земли Агнянски и до Волошьски". Таким образом Нестор собирательным словом "варяги" называл померанских славян, среди которых было много отдельных племён со своими самоназваниями (ободриты, бодричи, вагры, полабы, глиняне, смоляне, варны, ротари и др.) Да и море называлось Варяжским. Нестор не мог называть варягами выходцев из Скандинавии, т.к. для них было название "свеи" или "нурманны".
   Готлиб Байер, плохо зная русский язык, не мог разобраться в тексте летописи и привёл своё мнение, которое стало основой для других средневековых учёных: "А я утверждаю, что варяги русских летописей были люди благородного происхождения из Скандинавии и Дании, служили на жаловании у русских... и что по ним русские летописи называют варягами вообще шведов, готландцев, норвежцев, датчан". Далее Байер на многих страницах бесплодно пытается найти, что могло значить русское слово "варяги" в скандинавских языках.
   Между тем слово "варяги" часто встречается у греков как имя народа, представители которого были наёмниками на цареградской службе, наравне с франками, хазарами или кельтами.
  
   В славянской Прибалтике (Вагрии, современная земля Мекленбург, ФРГ) среди множества славянских племён, к сожалению, племени "русь" не нашлось. Но не было такого племени и в Скандинавии. Эту "пилюлю" преподнёс "норманнистам" скандинав. Ещё в 1876-1877 гг. датский лингвист В. Томсен (Vilhelm Ludwig Peter Thomsen, 1842-1927), по сей день высочайший авторитет в норманнистике, прямо сказал, что скандинавского племени по имени русь никогда не существовало и что скандинавские племена "не называли себя русью". Его труд "Начало Русского государства" в 70-90-х гг. XIX в. вышел в Англии, Германии, Швеции, России. С тех пор этот принципиальной важности факт, разрушающий все их построения, вынуждены признать российские и зарубежные сторонники норманнской теории. Сейчас известно, что существование вообще понятия "Русь" задолго предшествовало вокняжению Рюрика, основателя Русского государства. А Нестор, говоря о том, что новгородцы пошли "за море к руси", скорей всего имел ввиду не отдельное племя ободритов, а собирательное название "Русь" всех славянских племён на побережье Варяжского моря. [15]
  
   Мауро Орбини, средневековый историк, архимандрит Рагужский, который пользовался древнейшими источниками, впоследствии утраченными, вот что говорит в своей книге 1601 года "Славянское царство": "Славяне Российскии суть ныне от иноземцов обще зовомы Москвитяне. Сии осталися во своих жилищах, егда протчие их товарыщи и единосвоясные вышли и пошли, инии к морю Германскому, а инии к Дунаю, якоже сказано в начале сея книги. Древние писатели называли их по разному. Элиан и Капитолин в "Жизнеописании Пия и Флавия" называли их роксоланы, Плиний называал их токсоланы, Птолемей - троксоланы, Страбон - роксаны. Рафаел и многие другие - рутенами, ныне же названы Рассияне, сиречь рассеяны, понеже Россия языком Руским или Славянским знаменует рассеяние, наречены тако причиною не малою; понеже люди Славяне, овладели всю Сармацию Европскую, и часть Азии; егда с начала вышли из Скандии. Преселенцы Славянские рассеялися и расточилися от Океана мерзлаго, даже до моря Медитерранского, [Средиземнаго] и заливы Адриатские, и от моря Болшаго, даже до Океана Балтийского. Наипаче после того рассеяния первоначалного, Россияне Славяне имянно послали своих преселенцов во Фландрию, где за тое, люди от них основаные, названы суть Рутенами, что и Греки дали имя Славянам "спорос" [семя] сиречь народ рассеянный. Славяне Руси, жили всегда внутри Сармации Европскои, где обретаются и ныне". Он также пишет, что "Рассея означает то же, что и Рассеяние, так как их колонии были рассеяны практически по всей Европе". (Текст книги "Славянское царство" на Интернете: http://www.vostlit.info/Texts/rus17/Mavro_Orbini/text1.phtml?id=10718) [22]
  
   Справка.
   Мауро Орбини - хорватский историк, автор книги "Славянское царство" (издание в Пезаро, 1601), родоначальник юго-славянской исторической науки, выразитель идеи единства славянского мира, полагал, что от славян произошли многие европейские народы: шведы, финны, готы, даки, норманны, бургундцы, бретонцы и др. По личному повелению Петра I в 1722 г. книга была переведена (с сокращениями) на русский язык с названием "Историография початия имене, славы, и разширения народа славянского... Господина Мавроурбина Архимандрита Рагужского". (Рагуза - ныне Дубровник). Мауро Орбини пользовался библиотекой "Светлейшаго Князя Дурбино Пезарского" (Италия), где были собраны старинные документы, неизвестные нам до сих пор.
  
   Украинские националисты, беря за основу бредовые идеи Генриха Духинского, доказывают, что Ростово-Суздальско-Ярославские земли Руси были якобы "колонизированы украинцами" Киевской Руси и Московское царство XVI века (в их интерпретации "Московия") это украинская колония, где пришельцы - "истинные русы-украинцы" смешались с местным угро-финским населением и стали "туранцами". Результаты масштабных генетических исследований, опубликованные в журнале The American Journal of Human Genetics, совершенно однозначно говорят, что "гаплогруппы тюркских народов и других азиатских этносов практически не оставили следа на населении современного северного, центрального и южного регионов России", т.е. в русском народе нет существенной примеси азиатов.
   Данные археологии и антропологии установили, что славянские племена освоили земли центральной, северо-восточной и южной Руси задолго до массового переселения на них в VII-IX вв. основной части древних русов, как это описывается в традиционной истории. Генетические исследования показывают:
   "Несмотря на то, что заселены эти земли были ещё до последнего оледенения нашей планеты около 20 тысяч лет назад, свидетельств, прямо указывающих на наличие каких-либо "исконных" народностей, живших на этой территории, нет", т.е. предки русских жили тут издавна и никаких других племён не вытесняли и не ассимилировали. Основная зона контактов европеоидов с монголоидами находилась на территории Западной Сибири. [25]
  
   Исследования Национального географического общества США показали, что ДНК-маркер M17 (отождествляемый с гаплогруппой R1a1, характерной для индийских ариев и славян) "появился в южных степях Русской равнины в период с 5 000 до 10 000 лет назад". Затем он распространился на восток и юг и проник в Индию через Центральную Азию. Генетик и антрополог Спенсер Уэллс, критикуя старую теорию о родине ариев в Индии, на основе этих исследований утверждает, что маркер M17 "показывает, что в течение последних 10 000 лет произошёл массивный генетический наплыв из зоны степей Евразии в Индию. Если сопоставить эти данные с археологическими свидетельствами, то факт вторжения степных народов (вместе с их языком и культурой), то есть доисторической миграции индоевропейцев в Индию становится похожей на правду". Индоевропейская раса, населяющая сейчас Европу и Индию, имеет прямых предков в этих степных просторах Русской равнины. (Википедия. Теория исхода из Индии). [24]
  
   Уже в ведические времена арии описываются как высокий и светловолосый народ европейской расы, характерный для обитателей Севе?ра. На основании этого можно сделать вывод, что таким обра?зом подчёркивалось различие между смуглыми дравидами или протодравидами и белыми ария?ми. Все, кто обращался к данным антропологии, убеждены в том, что первые индоевропейцы были блондинами.
   Примерно в это же время отмечается присутствие индоевропейцев - блонди?нов с Севера на Иранском плоскогорье. По мере смешения разных этносов светлый цвет волос и голубые глаза, как признаки принадлежности к индоевропейцам - древним ариям, со временем постепенно исчезают. Эти признаки могли сохраниться только у племён, по тем или иным причинам сохранившим свою этническую чистоту. Так курды, как несколько этнически изолированная группа, проживающая в горах Северного Ирака, в Турции и Сирии, также являются высокими, светловолосыми и голубоглазы?ми.
   Именно генетические исследования последних лет опровергли широко бытовавшую совсем недавно теорию о зарождении человека современного типа на Африканском континенте.
  
   Как правило, современные этносы сложились через несколько тысяч лет после появления поздних гаплогрупп, ареалы которых часто не совпадают с ареалами языковых групп, кроме самого общего перекрытия в рамках континентов. Для сравнения: частота встречаемости гаплогруппы R1a1 в процентах: русские 53, поляки 60, восточные украинцы 54, белорусы 47, чехи 40, словаки 45, татары 34, ашкенази-левиты 51, алтайцы 41, венгры 57, киргизы 50, таджики 60, пуштуны (Афганистан) 70, белуджи (Пакистан) 70, индусы высших каст Индии 70. Очень высокий процент гаплогруппы R1a1 у высших каст народов Индии, Пакистана и Афганистана однозначно свидетельствует о сохранении генетической чистоты благодаря традиционному делению на касты и о близком родстве их с пришельцами с Севера из прародины ариев на заре человечества.
   Славянские племена впервые появляются в византийских письменных источниках VI века под именем венедов, склавинов и антов уже как сложившиеся народы. Их этногенез с постепенным обособлением должен был происходить постепенно на протяжении веков или даже тысячелетий.
   Эту проблему на мой взгляд прекрасно осветил сын известного учёного В. И. Вернадского (1863-1945), русский историк Вернадский Георгий Владимирович (1888-1973). Привожу выдержки из его книги "Древняя Русь".
   "Исторические корни русского народа уходят в глубокое прошлое. В то время как древние анналы содержат значительную информацию о русских племенах в девятом и десятом столетиях нашей эры, очевидно, что соответствующие группы их предков сплотились значительно раньше, по крайней мере в сармато-готский период, а процесс их консолидации должен был начаться еще значительно раньше, в скифский период.
   Разбросанные по евразийским равнинам, поселения доисторического человека не были изолированы друг от друга. Хотя население Западной Евразии в доисторические времена было редким, страна не представляла собою пустыню. Человек жил здесь многие тысячелетия или скорее десятки тысяч лет до рождества Христова. Именно в далекой древности сложились его основные занятия на всей территории Евразии, приспосабливаясь к природным условиям страны. Многие стоянки каменного века, открытые в России, принадлежат к периоду среднего палеолита и распространены от Крыма до Иркутска.
   Расовое происхождение скифов принадлежит к дискутируемым вопросам. Противоположные мнения выражались по этому поводу разными учеными. Некоторые считали скифов монголами; другие развивали теорию иранского происхождения скифов; в то же время ряд русских исследователей - Григорьев, Забелин, Иловайский - предполагают, что они должны были быть славянского происхождения, из индоариев Сибири".
  
   Гонимая одной из волн оледенений, мощная миграция ариев рода R1a1 (т. е. праславян) направилась на юг и достигла в III - II тысячелетиях до н.э. Пенджаба на полуострове Индостан, куда они принесли свои обычаи, свой язык и веру, положив начало праиндийской цивилизации. В Индии сейчас живёт примерно 100 миллионов потомков славян, членов того же рода ариев R1a1. Ариев, потому что они себя так называли, и это зафиксировано в древних индийских ведах и иранских сказаниях.
   О близком родстве русского языка и санскрита говорят индийские учёные, причём они уверены в том, что именно санскрит является дочерним языком и приводят доказательства этого. Древние длительные контакты носителей индоарийского и балто-славянского языков давно не оспариваются лингвистами, а факт наличия в них значительного количества общих слов, не встречающихся в других индоевропейских языках, отсутствие артиклей, глагола-связки "is", а также присущие им другие грамматические и лексические особенности, являются важным свидетельством ранних многовековых связей между этими двумя группами языков.
   Восточные славяне - это оставшаяся на своих местах часть тех самых "ариев", пришедших в Индию с севера, которым были знакомы снег, морозы, берёза, ясень, бук, волки, медведи, лошадь и карта звёздного неба в северных широтах, описанных в священных текстах Махабхараты и Ригведы.
  
   И все эти арии - люди с гаплогруппой R1a1, к которой принадлежит до 70% русского населения современной России. Американские антропологи исследовали генетику русских и пришли к выводу, что русские самые чистые индоевропейцы и являются ядром арийской, то есть индоевропейской расы.
   Исследования британских и эстонских генетиков, опубликованные в журнале "American Journal оf Human Genetics", установили, что русские, белорусы и восточные украинцы - это один народ с единым чётко выраженным особенным генотипом. Западные украинцы не попадают в эту группу, т.е. не являются с точки зрения генетики славянами. Поскольку именно националисты-галичане упорно распространяют миф, что русские это "туранцы" (помесь с угро-финами), эти современные данные могут быть восприняты в Галиции как их цивилизационная трагедия. Но злобные вопли малограмотных майданутых горлопанов бессильны против научных фактов, не оставляющих от националистического мифа даже мокрого места. Что ж, им можно посочувствовать: оказывается, генетически это они и не украинцы, и даже не славяне, а какая-то гибридная помесь древних даков и арабов Малой Азии. Ганьба да и только!
   А так всё хорошо начиналось! И на майдане, и в Одесской трагедии, и в антитеррористической операции против "сепаров" на Донбассе - везде их поддерживали морально и материально западные и заокеанские добрые дяди и тёти. СМИ оставили для истории свидетельства активного участия в событиях на майдане вице-президента США Джо Байдена, сенатора Мак-Кейна, доброй госпожи Виктории Нуланд и их западно-европейских холуёв, в особенности польских и прибалтийских политиков, из кожи вон вылезавших, чтобы их рвение было замечено американскими хозяевами. Несомненно, их деяния получат соответствующую оценку будущих исследователей киевского майданного безобразия, высокопарно названного националистами "революцией достоинства".
  
   С большой вероятностью археологической культурой древних индоевропейцев (или одной из их ветвей) можно считать так называемую "ямную культуру", носители которой в III тысячелетии до н. э. обитали на востоке современной Украины и юге России. А это ещё раз подтверждает вывод о месте зарождения европейской цивилизации на Русской равнине, в ареале Костёнковско-Стрелецкой археологической культуры.
  
   Многие античные писатели упоминали на территории древней Скифии племена роксолан с различными вариантами произношения. Первым, кто в России предложил отождествлять роксолан с росами/русами, был М. В. Ломоносов. Он утверждал, что россы в древности назывались роксоланами или россоланами, рос-аланами (так как россы объединялись с аланами), причём верным считал он название россоланы, поскольку "роксоланы" являлось языковым искажением греков. Сюда же он относил и росомонов. На том же настаивал Д. И. Иловайский, уверенный, что "Рось или Русь и Роксаланы это одно и то же название, один и тот же народ". Того же мнения придерживался и Г. В. Вернадский, который отмечал схожесть первой части названия роксолан (россолан) с наименованием росов. В связи с этим можно добавить, что в некоторых арабских источниках IХ и Х веков Дон называется Русской, или Славянской рекой.
   Сирийский автор VI в. Захарий Ритор (ок.470-553) в "Церковной истории" называет народ "ерос", живущий к северу от Кавказа. Анонимный византийский автор в схолиях к сочинению Аристотеля "О небе", возможно, впервые использовал этноним рось: "Мы заселяем среднее пространство между арктическим поясом, близким к северному полюсу, и летним тропическим, причем скифы-рось и другие гиперборейские народы живут ближе к арктическому поясу".
   Это ещё раз подтверждает вывод, что Русь существовала задолго до появления Рюрика у новгородских словен.
  
   Наряду с данными Костёнковско-Стрелецкой культуры о существовании древнего автохтонного населения центральных областей России, имеется целый ряд свидетельств о древних обитателях региона Новгородской Руси. По археологическим данным достоверно известно, что Приильменье было заселено с глубокой древности. Археологическая карта (Атлас Новгородской области. М.1982) свидетельствует, что у "солёного студенца" на месте будущей Старой Руссы в южном Приильменье в каменном веке (V - II тысячелетия до н.э.) уже проживали люди. Данные археологии подтверждают, что фатьяновская культура (бронзовый век) конкретно и чётко зафиксирована в бассейне озера Ильмень как территория "индоевропейского импульса" II-го тысячелетия до н.э. по линии Ловать - Ильмень - Волхов, доходящей на севере почти до Ладожского озера. Фатьяновцы были по антропологическому типу ярко выраженными индоевропейцами с долихокранным узколицым черепом и являлись носителями гаплогруппы R1a1, что говорит об их генетическом родстве с современными славянскими и балтскими народами. (Википедия. Фатьяновская культура).
   В 1919 году А. А. Шахматов высказывал предположение, что Хольмгардом скандинавы называли Старую Руссу. Согласно его гипотезе, Руса была первоначальной столицей древнейшей страны. В 1920 году академик С. Ф. Платонов отмечал, что "будущие изыскания соберут, конечно, больший и лучший материал для уяснения и укрепления гипотезы А. А. Шахматова о славянском центре на Южном берегу Ильменя, и что эта гипотеза уже теперь имеет все свойства доброкачественного научного построения и открывает нам новую историческую перспективу: Руса - город и Руса -область получают новый и весьма значительный смысл".
  
   Древние устные сказания, оставившие следы в ряде древнерусских легенд и летописей, упоминают, что Русь уже существовала, но была разрозненна: "Мы сами - потомки рода славян, которые пришли к ильмерцам и Русь объединили до прихода готов. И так было тысячу лет". Время готов - это II-III век н.э.
   "И с тех пор было семьдесят князей наших, таких как Мезислав, Боруслав, Комонебранец и Горислав. И тогда иных избирали на вече, а других на вече отлучали, если люди не хотели их". ("Книга Велеса")
   Вполне могло быть, что в момент призвания Рюрика район Старой Руссы у солёного студенца был уже заселён какой-то русью, по имени которой поселение и было названо.
   Доктор исторических наук В. В. Фомин факт полнейшего отсутствия в Южном Приильменье псковских длинных курганов, время появления которых в Новгородско-Псковской земле датируется V веком, объясняет тем, что "носителей культуры длинных псковских курганов просто не пустили в район Старой Руссы", так как единственное в северо-западной Руси стратегическое место по добыче соли было давно уже занято славянами.
   Исторические источники, в том числе иностранные, и массовый археологический, нумизматический, антропологический и лингвистический материал указывают на несколько переселенческих волн какой-то части южнобалтийского населения на территорию северо-запада Восточной Европы, в Приильменье.
  
   В IV веке н.э. на север к озеру Ильмень гуннами и готами были вытеснены славяне из Приднепровья. В арабских источниках говорится, что часть русов, ушедшая на север, заняла ряд городов, которые стали их опорными базами. Это были Куяба (Киев), Арзания (Белоозеро) и Руса (Старая Русса), которые к тому времени уже якобы существовали, во всяком случае в виде поселений.
   Вместе с тем имеются данные, которые указывают на возможность более ранней миграции в Южное Приильменье племени аорсов (одного из предвестников руси, обитавшего между Аралом и Каспийским морем) и руси (аланской) с юга Восточной Европы. Ранее неоднократно происходило переселение алан по системе рек из Приазовья и рос-алан из Поволжья (россов или россан, роксалан), упоминаемых с I века н.э. как единое племя, к Балтийскому морю по маршруту, неминуемо проходившему через район Старой Руссы.
  
   Об аорсах и роксаланах, которые обитали на севере Европейской Сарматии, убедительно поведал в конце XIX века почётный член Петербургской Академии наук, русский археолог и историк Иван Егорович Забелин (1820-1908): "Страбон повествует, что Аорсы живут вдоль Танаида (Дона), что они занимали большую страну, владея почти всем длинным Каспийским берегом, так что вели караванную торговлю Индийскими и Вавилонскими товарами, получая их от Армян и Мидян".
   И. Е. Забелин локализует роксалан и на северо-западе будущей России: "В другом месте он (Страбон) замечает, что выше Борисфена обитают крайние известные в то время представители скифского племени - роксаланы; что по широте градусов они живут южнее крайних к северу обитателей области, лежащей выше Британии (Ирландия), следовательно, живут до вершин Днепра и Западной Двины. Таким образом, роксаланы Страбона заселяют весь север нашей страны до пределов земли необитаемой".
   Забелин по всей видимости располагал и другими данными о том, что аорсы прежде населяли берега озера Ильмень. Это дало ему повод заявить, что движение аорсов в Южное Приильменье "к солёному студенцу" являлось как бы возвращением на малую Родину после тысячелетнего скитания - после ухода ранее на восток племени аорсов от истоков Волги - "навстречу Встающему Каждое Утро Солнцу".
   В летописях отмечается: "Народ же наш новгородский позднее пришел из русской земли и поселился среди ильмерцев". При этом не уточняется какая "русская земля" имеется ввиду. Между тем имеются летописные данные о Руси Борусской, которая находилась где-то в районе древнего Воронежца, "куда пошёл боярин Сегеня. Так земля та стала русской из-за совместной борьбы русов и борусов. Там осталась Русь Борусская и Русколань... Свентояр, один из князей, которого выбрали борусичи в Русколани, взял русколан, и алан, и борусов, и вооружил их, и пошел на готов из Воронежца". В другом месте говорится: "Земля наша тянется от нас до полян, и дреговичей, и русов, тянется до моря и гор, до степей полуденных. И это есть Русь". ("Книга Велеса")
   Русский историк Е. И. Классен во второй половине XIX века также связывал Старую Руссу с южными племенами аланов ( общее название сарматских племён аланов, аорсов, сираков, роксолан и языгов), отмечая, что Валдайская возвышенность в древности называлась Аланскими горами: "Что все эти названия означают Руссов-Алан или Алаунских Русов, от которых происходят и Русы Новогородские и Прибалтийские, явствует, кроме приведенных прежде доказательств, и из того, что Птолемей называет их "алано орос", также у Маркиана (римский географ, автор "Краткой географии Артемидора"), они слывут под "алано орос".
   "Страбон, Тацит и Плиний называют Алан соплеменными Роксоланами; да и самая Старая Руса лежит еще на одном из разветвлений Алаунской возвышенности (совр. Валдай), следовательно, ее жители были причислены к Аланам и могли называться аланскими или алаунскими Русами. Что Алаунская возвышенность есть та самая, которую древние называли Alani montes и которую один из наших историков тщетно искал в отрогах кавказских, явствует из того, что из нее действительно вытекают те четыре реки: Дон, Днепр, Двина и Волга, которые показаны вытекающими из гор Аланских".
   Здесь мы имеем исторически устойчивую связь этнонима с топонимом.
   Уже цитированный Забелиным Страбон свидетельствует, что аор?сы и сираки "простираются на юг до Кавказских гор; они частью кочев?ники, частью живут в шатрах и за?нимаются земледелием" и дополняет: "Эти аорсы и сираки являются, видимо, изгнанниками племен, живущих выше". Этим он подтверждает отдельные сведения о прежних миграциях этих племён с северо-запада на юг.
   О переселении алан с Дона и Волги к Балтийскому морю через Южное Приильменье отмечали и М. В. Ломоносов, и в наши дни В. В. Фомин.
   "Аланов и роксоланов единоплеменство из многих мест древних историков и географов явствует, и алане общее имя целого народа, а роксолане речение, сложенное от места их обитания, которое не без основания производят от реки Раа, как у древних писателей слывет Волга. Плиний аланов и роксоланов вместе полагает. Роксолане у Птоломея переносным сложением называются аланорси. Имена аорси и роксане или россане у Страбона точное единство россов и аланов утверждают.
   Таковое переселение алан волжеских, то есть россан или россов, к Балтийскому морю происходило, как видно по вышепоказанных авторов свидетельствам, не в один раз и не в краткое время, что и по следам, доныне оставшимся, явствует, которыми городов и рек имена почесть должно. Рось-река, от западо-южной стороны впадающая в Днепр, и другие того ж имени воды в российских пределах, а особливо Старая Русса, доказывают бывшие в древность жилища россов, переселившихся от Волги к западу, которые по своему имени новые поселения называли..." (М. В. Ломоносов).
  
   "Переселение аланов-русов на Балтику должно было проходить по речным системам, в том числе и тем, что связаны с о. Ильменем. Район Старой Руссы, изобилующий солью, не мог, как это видно из повести о происхождении славян и начале Русского государства, не привлечь их внимания. Надлежит заметить, что аланы-русь уходили с Дона разными потоками". (В. В. Фомин "О времени появления имени "Русь" (Руса) в Южном Приильменье"). http://admgorod.strussa.net/?wiev=180&show
  
   В сборнике Института Российской Истории РАН "Изгнание норманнов из русской истории" (2010 г.) применительно к нашей теме интерес представляют выдержки из монографии Н. Н. Ильиной (жены русского философа И. А. Ильина):
   "В более глубокой древности следы русского племени как будто теряются; но племенные названия, образованные на той же коренной основе, существуют и до и после Р.Х. в применении к разным народностям. В первые века христианской поры на юге России жили россоланы, а в I веке места близ устьев Волги были заняты аорсами. Подобные названия встречаются и за пределами русских равнин.
   У античных писателей есть сведения о местах обитания племени аорсов в I веке близ устьев Волги; которая ещё у Геродота называлась "Оарус". Все эти факты делают несомненным участие звуков "рс", "рус", "рос" в названиях племён, так или иначе связанных с нашей равниной. Древнее население южных её областей, в состав которого входили киммерийцы, черкесы, скифы, аланы и другие племена, частью сливалось с восточным славянством. Вследствие этого смешения народностей славяне могли получить не только от своих прямых предков, но и от своих предшественников и соседей ряд древних названий и слов и воспользоваться ими для новых словообразований. Птолемей указывает Аорсам место под Агафирсами, на севере Европейской Сарматии, затем на глубоком севере Азиатской Сарматии, как упомянуто, он помещает в ряду Аланов, Суобен, Аланорсов, что подает повод считать имя Аорсов сокращением из имени Алан-орсов, на что указывает и известный карто-географ Шпрунер (Atlas Antiquus). А это обстоятельство с уверенностью заставляет предполагать, что эти Аланорсы были те же Роксоланы и под этим именем были знаемы на востоке, в то время как на западе их прозывали Роксоланами. И доселе восточные люди называют Русских Орос, Урус". Н. Н. Ильина пишет, что "древние географы подразумевали под Алаунскими горами водораздел верховьев Днепра, Зап. Двины, Волги и Дона. Позже это имя давалось иногда возвышенностям, простирающимся по юго-западной части Новгородской, западной части Тверской и восточной части Псковской губернии и служащим водоразделом рек Волги, Зап. Двины и притоков Ильменя.
   В древности часть Старорусского края находилась на одном из разветвлений Алаунской возвышенности, названной по жившим здесь алано-русам вблизи янтарной дороги - реки Рудоний (Зап Двины); и где Алаунская (Валдайская) возвышенность служила водоразделом рек Волги, Зап. Двины и притоков Ильменя. Словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона однозначно указывает, что Валдайские горы в прошлом были известны под именем "Алаунские".
  
  Упоминаемая историками Алания может быть локализована на степных пространствах от Дона до Южного Приуралья, что полностью совпадает с территорией верхних аорсов. Автор трактует племена аорсов как сородичей руссов Южного Приильменья.
   Очень раннее поселение людей в этом районе было вызвано тем фактом, что в древности соль, обеспечивающая потребности огромной территории северо-западной Руси, добывалась только в Южном Приильменье.
   В псковских летописях Старая Русса упоминается и как "РОУША" И если следовать гипотезе академика А. А. Шахматова, то обладание стратегическим товаром, а именно солью Южного Приильменья, известной под названием "РУША" (Руса), позволила византийцам в IX веке признать именно в рушанах Аскольда (или в его более ранних предках) потомков библейского народа РОШ, и где само архаичное название соли "РУША" могли сохранить только очень древние русы, ведущие историю своего рода и Русской Земли "у солёного студенца" задолго до нашей эры!
   В берестяной грамоте ? 10 (Старая Русса) фиксируется слово "РУШАНЬ". В традиционном переводе это трактуется как "Рушане" (жители Старой Руссы), древнейшей соленосной русской земли.
   Датировка основания славянских поселений в районе Старой Русы сейчас невозможна из-за мизерного объёма ведения в Старой Руссе и её округе археологических раскопок. А ограничение их могло быть связано в головах "чиновников от истории" с пресловутой "парадигмой" - не дай Бог раскопают что-то, противоречащее заученной сказке о варягах-руси! Это будет караул.
   Вот что пишет доктор исторических наук В. В. Фомин в книге "О времени появления имени "Русь" (Руса) в Южном Приильменье":
   "В момент призвания Рюрика район Старой Руссы был уже заселен какой-то русью, по имени которой она и прозвалась, и память о чем не затерялась в веках". И эта память отразилась в информации С. Герберштейна, посещавшего Россию в 1517 и 1526 гг., что "Руса, некогда называвшаяся Старой Руссией (т.е. давней или древней Руссией) древний городок под владычеством Новгорода".
   М. В. Ломоносов убеждал Герхарда Миллера: "Старая Руса издревле называемый, довольно показывает оныя в сем справедливость и что прежде Рурика жил тут народ руссы или россы, или по-гречески роксоланы называемый".
   Аланы (роксаланы и аорсы) в последние века до н.э. уже фиксируются на северо-западе России, а река ОАРУС упомянута Геродотом в IV веке до н.э. в местах, где в дальнейшем локализуются как роксаланы, так и аорсы. По этим крайним пунктам формируется маршрут движения племени аорсов от Южного Урала через Каспий и далее по Волге к Старой Руссе.
  
  Вопрос о времени появления ильменских словен пока остаётся дискуссионным. Некоторые склоняются к мысли о приходе славян в Новгородскую землю с запада от Вислы или из Прибалтики, другие - с Дуная. Наиболее реальной представляется версия о заселении Приильменья и с Дуная, и со стороны Вислы в разные более поздние времена, а первоначальное освоение славянами этой территории могло происходить с Волго-Окского региона Костёнковско-Стрелецкой археологической культуры. А главное - возникновение названия "Русь" не связано с призванием варягов. Оно могло быть связано, возможно, с соляными источниками Приильменья, но в таком случае это произошло задолго до н.э. и в любом случае сложилось гораздо раньше Рюрика, о чём недвусмысленно свидетельствует существование разных Русий в других регионах Европы. В исторических источниках отражается давнее присутствие имени "Русь" на юге Восточной Европы Так, например, готский историк VI в. Иордан применительно к событиям IV в., связанным со славянско-готской войной, называет в районе Поднепровья племя "россомонов", т.е. "народ рос", которое связывают с роксоланами.
  
  Существует мнение, что этноним "рос" имеет иное чем "рус" происхождение, являясь значительно более древним. Сторонники этой точки зрения, также берущей начало от М. В. Ломоносова, отмечают, что народ "рос" впервые упомянут ещё в VI веке в "Церковной Истории" историком Захарием Ритором, где он помещает народ "ерос" по соседству с народами "людей-псов" и амазонок, что многие авторы трактуют как Северное Причерноморье. С этой точки зрения его возводят к сарматским племенам роксаланов или росомонов, упоминаемых античными авторами и связываемых с Кубанско-Донецкой Аланией-Русколанью и населявшими её рос-аланами. Это также логически вытекает из того, что описываемые арабскими авторами племена "хрос" или "ерос" могут быть привязаны только к той территории, которая была доступна арабам при их вторжениях в прикаспийские и северо-кавказские степи по западному побережью Каспия через земли Хазарского каганата. Это и были степи Северного Кавказа, Нижнего Дона и Кубани, болотистая дельта которой длиной около 120 км между двумя рукавами реки идеально совпадает с описанием у Ибн-Рустэ резиденции кагана русов на топком острове в "три дня пути".
  
  Таким образом можно полагать, что Русь, как таковая уже существовала, хотя нам пока не известно её точное местоположение. Некоторые историки считают, что прослеживается связь этой Руси с фактом существования Русского каганата. При этом нельзя считать русов скандинавским племенем, так как скандинавские викинги начали свои походы в IХ веке, а русы известны как самостоятельный этнос авторам VI века Иордану и Захарии Ритору.
   Большинство древних авторов было убеждено в автохтонности наших предков, которые были древними обитателями северной Евразии. С античных времён они были известны под разными именами - как русь, россы, руги, склавины, роксаланы, скифы, сколоты, венеды, анты, славяне, но были одного индоевропейского происхождения.
   В 60-е гг. XX века украинский археолог Д. Т. Березовец предложил отождествить с русами аланское население лесостепной части Подонья, сложившееся в результате переселения в этот регион аланских племён из района Кубани и известное по памятникам салтово-маяцкой культуры. В настоящее время эта гипотеза разрабатывается Е. С. Галкиной, которая рассматривает Подонье в качестве основной территории Русского каганата, упоминаемого в арабских, византийских и западных источниках IX в.
  
  Таким образом, росы (русь, рось), чье имя по прошествии времени было Нестором (вернее его первыми интерпретаторами немцами-историками) присвоено варягам из Скандинавии, гораздо раньше были алано-славянскими племенами юга Восточной Европы.
   Большинство сарматских племён (роксоланы, аорсы и аланы) однозначно идентифицируются многими историками как светлокожие светловолосые индоевропейцы. Вероятно, такими же были и сираки, и в целом сарматы. Археологические данные говорят о широком распространении скифо-сарматских племён от Алтая, Южного Урала и Средней Волги до района Северного Кавказа и бассейна Кубани, что является подтверждением мнения многих современных исследователей о существовании древней скифской Сибирской Руси, откуда и приходили в Причерноморье, сменяя друг друга, киммерийские, скифские и сарматские племена индоевропейцев.
  
  Во всей этой разноголосице мнений учёных о месте и времени возникновения государства Русь, можно выделить основное: независимо от того, откуда появлялись поздние миграционные потоки славян, они в давние времена, задолго до нашей эры заселили южный берег озера Ильмень и основали промысел соли и поселение Руса. Со временем часть славян мигрировала к берегам Балтики (Варяжского моря) и с появлением там новой Русы ильменская Руса стала называться Старой. Кстати, из истории города Старая Русса известно, что он до 1552 г. назывался просто Руса, затем Старая Руса, а с удвоенной "с" стал называться только в начале XX века.
   Олесь Бузина в книге "Тайная история Украины-Руси" (Арий. 2012) красочно описывает как петербургский академик Герхард Миллер 6 сентября 1749 года произнёс перед своими коллегами речь "О происхождении народа и имени российского", из которой следовало, что основателем первой княжеской династии на Руси стал викинг из клана Скьелдунгов - Рюрик, заложивший традиции отечественного великодержавия. Но то, что изложило германское светило, его русским коллегам очень не понравилось. Аудитория негодовала. Мюллеру так и не дали закончить". Указом Екатерины II Ломоносову было поручено исследовать вопрос. Ломоносов доложил свои выводы: "Ежели положить, что Рурик и его потомки, владевшие в России, были шведского рода, то не будут ли из того выводить какого опасного следствия". И не рекомендовал распространять сочинение Мюллера: "Все ученые тому дивиться станут, что древность, которую приписывают российскому народу и имени все почти внешние писатели, опровергает такой человек, который живет в России и от ней великие благодеяние имеет". [26]
  
  По поводу того, каким точно "сортом" варягов была летописная "русь", существует несколько версий. О. Бузина отдаёт предпочтение норманнской, которая давно уже признана лживой. И Киевская, и Новгородская летописи называют варяжскими корни первых Рюриковичей, но варяжский не значит шведский или норманнский. Бузина, не обладал всем объёмом информации и, вероятно, не знал, что "норманнская теория" давно уже похоронена и за неё цепляются только ретрограды, упорно не желающие от неё отказаться. А этимология слова "русь" от скандинавского "руотси" (гребцы) некорректна и опровергнута лингвистами. У Нестора ясно сказано, что ильменские словене обратились не к шведам или каким-то норманнам, а к славянской "руси": "И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, - вот так и эти". Варягами словене называли все северные народы, в том числе и жителей славянского поморья Балтийского (Варяжского) моря. Страна Вагрия (или Варягия) включала несколько крупных славянских племён, с одним из которых (ободриты) у словен были давние династические связи. Задолго до Рюрика у словен был князь Бравлин (венедский род из Вагрии). А из Иакимовской летописи известно, что Рюрик с братьями был сыном Умилы, средней дочери последнего князя словен Гостомысла, выданной замуж за ободритского князя Годлейба. [15] И сам Гостомысл до прихода к ильменцам был князем у ободритов.
   Мекленбургский историк Иоганн Хемниц (1611-1686) опубликовал генеалогию мекленбургских герцогов, в которой выводит линию Рюриковичей от ободритского князя Годлейба и матери Умилы со ссылкой на манускрипт из Шверина, датированный 1418 г.
  
   Таким образом происхождение Рюрика из славянского прибалтийского племени ободритов достаточно обосновано. Важно другое: его появление у ильменских словен дало возможность средневековому монаху хоть как-то вразумительно объяснить потомкам "откуда есть пошла Русская земля". А что Русь была задолго до появления Рюрика, в этом у нас вряд ли может быть сомнение. А затем Новгородский князь Олег (шурин Рюрика и опекун малолетнего Игоря) в 882 г. захватывает небольшое поселение полян на Киевских горах и переносит туда столицу своего государства Русь. А существование до этого "Украины-Руси" в районе Киева является чистейшим мифом, придуманным Грушевским в угоду австрийским заказчикам.
  
  Украинский историк академик П. П. Толочко недавно рассказал о титаническом труде "Древняя Русь в средневековом мире" (http://adamashek.livejournal.com/287851.html), который представляет собой историческую энциклопедию по всем сторонам жизни Киевской Руси, огромный коллективный труд около 170 ведущих историков, филологов, археологов России, Украины и Белоруссии, разделённых в 1991 году новыми государственными границами. Академик П. Толочко в интервью в Москве в связи с презентацией книги "Древняя Русь в средневековом мире" в марте 2015 г. сказал: "Что касается Украины, то у нас, к сожалению, за последние двадцать лет было написано и издано слишком много возмутительного, прямо искажающего историю, вбивающего клин между русскими и украинцами. Но вот что важно: несмотря на массированную пропаганду национального обособления, всеобщего неприятия нашего общего прошлого на Украине все-таки нет. И, думаю, никогда не будет".
   После презентации Толочко в интервью сказал: "Сегодняшнее безумие когда-нибудь закончится. Ради предков и потомков мы обязаны сохранить память о нашей древней истории, об общих культурных и духовных истоках".
   Материалы этого труда однозначно показывают, что c 862 г. Русь существовала на севере русских земель с городами Ладога, Новгород, Белоозеро, Старая Руса, Изборск, Полоцк, Ростов и Муром. А после того, как новгородский князь Олег в 882 г. спустился по Днепру, завоевал Смоленск и сделал своей столицей Киев, на протяжении всего времени существования Киевской Руси -от IX до середины XIII века сформировалась единая русская народность с общими обычаями, языком и менталитетом.
  
  Название "Киевская Русь" ввёл в научный оборот придворный историк Н. Карамзин в начале XIX в. Начало легенде о Киевской Руси и татарском нашествии в исторических трудах было положено в изданном в 1674 г. "Синопсисе" - в первой известной нам учебной книге по русской истории, которая пользовалась большой популярностью в России до середины XIX столетия. В ней изложены основные постулаты древнерусской истории: основание Киева тремя братьями, призвание варягов и крещение Руси Владимиром, в дальнейшем положенные как отправная точка в работы придворных историков-немцев Байера, Шлёцера, Миллера. Непримиримый их враг М. В. Ломоносов, не особенно стесняясь в выражениях, про них говорил: "... каких гнусных пакостей не наколобродит в российских древностях такая допущенная к ним скотина". Но Ломоносову не удалось преодолеть засилье немцев в русской науке и тот же подход к русской истории принят и у русских историков XIX в. Татищева, Карамзина, Соловьёва и Ключевского.
   Автором "Синопсиса" считается обрусевший немец из Пруссии Иннокентий Гизель (ок.1600-1683 гг.), в молодости приехавший в Киев, принявший православие и постригшийся в монахи. При покровительстве митрополита Петра Могилы молодой подающий надежды Гизель после прохождения курсов по истории, юриспруденции и богословию за границей становится игуменом нескольких православных монастырей, с 1648 г. - ректором Киево-Могилянский академии, а в 1656 году архимандритом Киево-Печерской лавры. "Синопсис" связывал Киев и Москву на основе православной религии и княжеской династии Рюриковичей, называл население времён Киевской Руси общим славеноросским христианским народом, а во времена Московского царства Алексея Михайловича - православнороссийским народом и обосновывал преемственность князей и царей московских от великих князей киевских.
   В украинском эпосе о легендарном периоде Киевской Руси нет никаких упоминаний. Малороссийский фольклор ограничивается сказаниями о казаках Байды, Голоты, Кишки и др., связанных с XV-XVI вв., а изначальная Русь фигурирует только в "Повести временных лет". Согласно труду "История русской словесности" историка русской литературы А. Д. Галахова (1807-1892) былины с упоминанием Киева распространены главным образом в северо-восточных губерниях России (10 в Саратовской, 22 в Симбирской, 34 в Архангельской, около 300 в Олонецкой, 29 в Сибири) при полном отсутствии таких народных сказаний на Украине. [34]
  
  Традиционная общеизвестная история Киевской Руси с князьями Олегом, Игорем, Ольгой, Святославом и другими, известными по русской истории, включая крестителя Руси Владимира, может быть дополнена подробной историей Киева, изложенной В. Антоновичем в работе "Киев, его судьбы и значение с XIV по XVI столетие". Описывая распри русских князей в борьбе за великокняжеский престол, автор пишет: "Убедившись в невозможности прочно овладеть Киевом и основать на этом владении свое главенство, князья вступают на новый политический путь: они стремятся унизить Киев и перенести понятие о старшинстве в русской земле в другие, новые центры... Между ними первое место по могуществу занимают: Владимир на Клязьме и прикарпатский Галич; затем, на втором плане: Новгород, Полоцк, Смоленск, Чернигов, Рязань. Каждый из этих городов притягивает к себе более или менее обширную территорию..." История так распорядилась, что сын Юрия Долгорукого суздальский князь Андрей Боголюбский, воспользовавшись распрей между претендентами на Киевское великое княжение, в 1169 г. послал войско во главе со своим сыном Мстиславом, который вместе с несколькими поддерживавшими его князьями взял приступом Киев. Имея законное право по принципу старшинства на великокняжеский престол, Андрей Юрьевич Боголюбский не поехал княжить в Киев, где на рядовое княжение был посажен младший брат Андрея Глеб Юрьевич, а, по выражению В. Ключевского, "отделил старшинство от места". Оставшись в Суздале и будучи старшим среди Рюриковичей, он был признан Великим князем всей Руси. Таким образом великокняжеский престол из Киева смесился в Северо-Восточную Русь, которая стала политическим центром всех русских земель.
   Исследования древних легенд и сказаний северо-восточного происхождения, в которых Киевская Русь упоминается лишь намёками, а также сумма данных археологии, экономической географии и здравого смысла, ставит под сомнение факт существования столицы Руси Киева как крупного административного и торгового города на "пути из варяг в греки". Основанием для этих сомнений является отсутствие реальной экономической целесообразности использовать Днепр с его трудно проходимыми порогами в качестве трансконтинентального торгового обмена А это в свою очередь вызывает сомнение вообще в существовании государственного образования Киевская Русь. Подробнее об этом пишет Алексей Кунгуров в своём исследовании "Киевской Руси не было или что скрывают историки". [34]
   Подробные доводы Кунгурова кратко сводятся к следующему.
   Географическое положение Киева на Днепре ещё не даёт оснований считать, что были условия для успешного прохождения торговых караванов по пути "из варяг в греки". Во-первых, трудности преодоления порогов на Волхове и Днепре с перетаскиванием судов по суше. Во-вторых, вдоль пути по Днепру ниже Киева, где была реальная возможность нападения на купеческие суда воинственных кочевников, нет признаков устройства для охраны такого важного торгового пути военных застав или крепостей, которые в дальнейшем могли вырасти в крупные города (небольшой Канев не в счёт). Днепровские пороги вообще не были защищены. Не было такой крепости для сбора таможенных пошлин и в стратегически важном устье Днепра, а попытки укро-историков выдать за неё небольшую казацкую сечь XVIII в. выглядят весьма жалко. Возникшая позже на берегах Днепро-Бугского лимана татарская крепость Ачи-Кале (ставшая Очаковым после взятия в 1788 г. князем Потёмкиным) вообще противоречит легенде о развитой торговле Киева с Византией. Отсутствие городов не соответствует названию "Гардарика", как называли Русь скандинавы. В третьих, в самом Киеве археологические раскопки не обнаружили существенных кладов византийских монет той поры, что говорит об отсутствии значительной международной торговли с греками. Этот же вывод подтверждают совершенно мизерные следы русско-византийских контактов, обнаруженные в захоронениях русской знати в Новгороде и Смоленске в виде двух монет и двух керамических сосудов. Таким образом, по Кунгурову, сведения о трансконтинентальной торговле по Днепру с разных точек зрения являются явно фантомными.
   А отсутствие крепостных стен и княжеского замка, как обязательного условия существования столицы, и характер монетных кладов Киева указывают на то, что он не был столицей русского государства и крупным политическим и экономическим центром Руси.
  
  В противовес мифическому торговому пути "из варяг в греки" по Днепру, реально можно говорить о волжском торговом пути, связывавшим арабский Восток и север Европы через Каспий и Волгу при двух вариантах выхода в Балтийское море (через Новгород, Волхов, Ладожское озеро и Неву или через Смоленск и его ремесленно-торговый Гнездово с волоком в Западную Двину к Риге), а также в Белое море через Шексну, Сухону и Северную Двину. На этом пути в Восточной Европе действительно было множество городов, соответствовавших названию Гардарики и имевших значительные клады восточных дирхемов, как подтверждение участия в транснациональной торговле. Нельзя забывать и о Каме с поставками мехов и других товаров из легендарной Бярмии, с которой издавна торговали новгородцы. А в северо-европейских портовых городах уже в XII в. стало складываться раннее объединение купцов, в дальнейшем ставшее Ганзейским союзом.
   В исследовании "Древняя Русь в свете зарубежных источников" под редакцией Мельниковой, отмечается, что в византийских источниках нет никаких сведений о существовании Киевской Руси в IX-XIII вв. На основании всего этого А. Кунгуров приходит к выводу, "что Киевская Русь - выдумка историков, подогнанная под официально установленную "истину".
   Попутно А. Кунгуров анализирует татаро-монгольское нашествие и выдвигает гипотезу, что это были широкомасштабные мероприятия по установлению власти определённого княжеско-купеческого союза (Новгорода или вместе с Ярославлем) с монополией контроля торгового пути с Востока через Каспий и Волгу в Северную Европу и одновременным объединением разрозненных русских княжеств под властью одной из ветвей князей династии Рюриковичей. Под маской татаро-монгольских ханов и их империи действовали ставленники этой группы князей, которые "приватизировали" древнюю торговую волжскую традицию Хазарского каганата со столицей Итилем, её крепостью Ас-Тархан в устье Волги, выросшей в крупный торговый центр Астрахань, и древним торговым Булгаром, столицей Булгарского ханства. От действий Орды главные преимущества перед остальными, подчинившимися "захватчикам" княжествами, получил купеческий Новгород и его княжеская власть. Бросаются в глаза общие планы Орды и Новгорода и их исполнение. Главный престол Руси во Владимире благодаря войскам татарской Орды получил переяслав-залесский князь Ярослав Всеволодович и его сын Александр Невский. Вместе с ними сильно укрепила свои позиции христианская церковь, которая тоже, по всей видимости, поучаствовала в организации "татаро-монгольского ига".
  
  Оставив в стороне ненадёжные летописные источники, сложившуюся традиционную историческую парадигму и попытки предложения новых гипотез истории древней Руси, обратимся к реальным данным современной науки о начальном этапе человеческой цивилизации в Евразии.
   Согласно недавно опубликованным результатам археологических исследований ХХ в., древнейшие следы обитания человека на территории России относятся к дошелльскому времени (нижний палеолит 3-2 млн. лет назад). Стоянки следующего этапа, шелльского (730-350 тыс. лет назад) обнаружены в Воронежской, Калужской, Тульской и Волгоградской областях. Примерно 150 тыс. лет назад ашельские культуры сменились мустьерскими. В рамках указанных культур развивался и физический тип человека - местные виды австралопитеков, позже - архантропы, палеоантропы (включая "неандертальцев" и "кроманьонцев"), которых сменил человек современного типа неоантроп.
   Давно известные архелогам находки из древних пелеолитических стоянок неоатропов-европеоидов современного антропологического типа возрастом 50 - 40 тысяч лет до н.э. в ареале Костёнковско-Стрелецкой археологической культуры (их около сотни в пределах центральных областей России) свидетельствуют о быте, верованиях и уровне социального развития носителей этой культуры. Очень странным и необъяснимым с точки зрения непредвзятого исследователя является то, что эти данные долго замалчивались в советское время, по-видимому, из-за страха конфликта с мировым историческим сообществом. Вероятно, по этой причине пока ещё нет никаких научных разработок по вопросам этнической принадлежности этого населения, его истории и взаимоотношений с ним славянских племён. Традиционная российская историография описывает древнюю историю племён и разные археологические культуры за исключением именно Костёнковско-Стрелецкой культуры. Остаётся только надеятся, что эта работа ещё ждёт своих исследователей.
  
   Формирование людей современного антропологического типа - неоантропов - в течение около 10 млн. лет в результате эволюции австралопитековых популяций происходило в четырёх разных, географически изолированных регионах: Южная Африка, Средиземноморье, Русская равнина и Индостан. К началу 2-го млн. лет назад образовалось четыре основных типа палеоантропов, которые к рубежу 200 тыс. лет назад развились в т.н. неандертальцев с чёткими, вызванными разными условиями обитания, антропологическими различиями по расам: негроидной, кавказоидной, европеоидной, монголоидной. В разных регионах эти мустьерские по уровню развития культуры неандертальцев, сформировавшиеся на основе четырёх отдельных взаимно-изолированных рас - популяций с разным уровнем развития, в разное время стали переходить к формированию неоантропов:
   На Русской равнине - к 50-му тысячелетию до н.э.
   В Средиземноморье - к 15-му тысячелетию до н.э.
   В Индостане - к 10-му тысячелетию до н.э.
   В Африке - только к началу новой эры.
  
  Таким образом самый ранний переход от неандертальцев к неоантропам произошёл на Русской равнине, откуда и стал распространяться современный человек европеоидного типа по остальной территории Европы и Азии, неся с собой свою культуру и язык.
  Антропологи (М. Б. Медникова, Е. Н. Хрисанфова, М. В.Добровольская и др.) утверждают, что человек современного европеоидного типа возник к 50 - 40-ому тысячелетию до н.э. исключительно в пределах Русской равнины. При этом в других частях света такого уровня развития - "верхний палеолит" - вообще не засвидетельствовано.
   Самой древней стоянкой человека современного типа, европеоида, мировое археологическое сообщество признало стоянку неоантропов Костёнки на Маркиной горе, расположенную в Воронежской области России. А к 40-му -30-му тысячелетию до н.э. европеоидный человек заселил всю Русскую равнину.
  
   Российский писатель и журналист А. А. Тюняев в работе "История возникновения мировой цивилизации" отмечает, что для существования и развития современного человека и зарождения цивилизации наиболее приемлемыми были низинные местности с обильной растительностью, пригодные для земледелия. Одной из крупнейших таких местностей в Евразии является Русская равнина. Ещё несколько подобных равнин (север Африки, восток и юг Китая, север Индии, Мессопотамия,) можно причислить к этой категории, однако каждая из них составляет по сравнению с Русской равниной по площади всего от 1-го до 4-х процентов, и страдает недостатками, в основном связанными с нехваткой воды для роста злаков в вегетативный период. [25]
  
   В центре Русской равнины сформировались костёнковская, сунгирьская, зарайская (близ Москвы), авдеевская и др. культуры неоантропов-проторусов, которые использовали арифметический счёт, сверление, знали календарь, владели астрономическими знаниями и сформированными религиозными представлениями. Во всяком случае имеются свидетельства учёных (Дж. Мидом) о существовании религиозного эпоса (славянских Вед) "по меньшей мере 25 тысяч лет назад".
   Около 20 тыс. лет назад (в самый пик оледенения) начинаются события, описанные в Велесовой книге - исход протославян с севера на Южный Урал и в Западную Сибирь.
   С 10-го по 3-е тысячелетие до н.э. основу культур Северной Африки составляли проторусские европеоидные переселенцы. Например, морозоустойчивость египетской пшеницы говорит о северном происхождении этого злака. Коренное население Африки (относящееся к негроидно-неандертальскому типу) было распространено к югу от пустыни Сахара (как естественной преграды). А Ближний Восток был заселён человеком в самое последнее время. Причиной этому - горные местности, которые в эпохи оледенений были практически полностью покрыты ледниками.
  
  На основании данных о времени заселения отдельных регионов Европы можно сделать вывод, что всё население европеоидов в пределах ранее 10 тыс. лет до н.э. было сосредоточено исключительно на территории Русской равнины, поскольку все титульные этносы основных европейских стран образовались не ранее 2-го тысячелетия до н.э. в результате переселения других народов. Так, наиболее ранние следы человека в Прибалтике археологи датируют 11-10 тысячелетиями до н.э. К концу 4 - началу 2-го тыс. до н. э. к берегам Балтики выходит в процессе своего развития культура ямочно-гребенчатой керамики, распространявшаяся от Волго-Окского междуречья на север до Финляндии и Белого моря и относимая к смешанному расселению племён, этническое обособление которых происходит только к VI-V векам до н.э.
  На территорию Скандинавии приблизительно в 2800-х годах до н. э. проникли представители индоевропейской культуры боевых топоров. Только в VI в. н. э. определились два главных племени: гёты на юге (Гёталанд) и свеи на севере (Свеаланд).
  Самые первые поселенцы Британии неизвестны, но утверждается, что первые люди появились там около 7000 лет до н.э. В период VIII - VII веков до н. э. начинается переселение с континента на территорию Британии кельтов, за которыми закрепилось название бритты ("раскрашенные"), заимствованное кельтскими пришельцами у местного докельтского населения - пиктов, раскрашивавших тело синей краской. А к началу новой эры остров был полностью заселён кельтами. С I века до V века н.э. в Британии господствовали римляне.
   Германские племена известны всего лишь со II -го века до н.э. К I в. до н.э. они постепенно расселялись между славянскими племенами от нижнего Рейна до Вислы, от Дуная до Балтийского и Северного морей и в южной Скандинавии и ещё жили родовым строем, а некоторые племена ещё не осели окончательно.
   Англичане Великобритании ведут своё начало от германских племён (англов, саксов и ютов), переселившихся с континента в Британию всего лишь в V-VI веках н.э. после ухода оттуда римлян, в составе которых было около 6 тысяч славянских всадников легендарного короля Артура, нанятых римлянами из сарматских степей Причерноморья, когда ни англов, ни саксов, ни ютов на берегу Туманного Альбиона ещё не было и в помине. [24,25]
  
   Археологи причисляют находки на территории русской равнины к двум культурам.
   Срубная культура - эпохи поздней бронзы (XVIII-XII, по другим оценкам XVI-XII веков до нашей эры), распространённая в степной и лесостепной полосе Восточной Европы между Днепром и Уралом с отдельными памятниками в Западной Сибири и на Северном Кавказе, и Андроновская культура - общее название группы близких археологических культур бронзового века, охватывавших в XVII-IX веках до н. э. Западную Сибирь, западную часть Средней Азии и Южный Урал.
  
   Опубликованные в последнее время антропологические и археологические данные, полученные на территории России, однозначно свидетельствуют, что антропогенез неоантропов (людей европеоидного антропологического типа), начавшийся на территории Русской равнины, продолжался в пределах Волго-Окского региона. Начиная с эпохи верхнего палеолита и последовательно сменив ряд археологических культур, неоантропы Русской равнины достигли вида современного человека европеоидной русской расы. При этом Русская равнина явилась 50-40 тыс. лет назад центром формирования европеоидной расы и бореального или ностратического языка, который учёные упорно и неправильно называют протоиндоевропейским.
   Как отмечает А.Тюняев, почти всё население Европы относится к большой европеоидной расе и ни в Африке, ни в Австралии, ни в обеих Америках, ни в монголоидной части Азии не отмечено присутствие человека европеоидной расы в верхнем палеолите, т.е. ранее 10-го тысячелетия до н.э.
  
   Таким образом, данные разных наук подводят к одному выводу, что большинство европейских народов и вся Европейская цивилизация в целом имеют русские корни, появившиеся на Русской равнине.
   Колыбелью европейской цивилизации была территория северо восточной Руси, которую в Средневековье скандинавы так и называли - Гардарика - страна городов. Здесь мы находим фантастическое количество городов - около 300!
   Наибольшая плотность населения отмечается во Владимиро Суздальском княжестве. А "колонизация" Северо-Восточной Руси древними украми со среднего Днепра - это наглая выдумка "свидомых историков", хотя нельзя исключать миграцию в этот регион племён с южных территорий под давлением кочевников.
  
   К этому нужно добавить важный нюанс, связанный с началом применения железа, а переход от медного к железному веку явился громадным прогрессом человечества. Готовое железо в природе встречается только ввиде незначительного количества метеоритного, поэтому родину железа надо искать там, где были существенные запасы самых доступных в древности болотных или озёрных руд, в избытке древесина для обжига руды и привычка использовать печь не только для приготовления пищи, но и для обогрева зимой, как прототипа для изобретения горна. Большинство предположений учёных о месте начала железного века связано с Ближним Востоком. Но там население готовило пищу на открытом очаге, потому что климат не требовал печи для обогрева да и древесина, необходимая для получения железа в горне, там была дефицитным материалом, недаром дома строились из кирпича-сырца. В древности самое доступное сырьё для производства железа получали из озёрных и болотных руд. По этим причинам, на Древнерусской Равнине скорей всего и произошло открытие железа в древности, где были в наличии все природные условия для его производства. Из болотной и озёрной железной руды в процессе расплава в горне, куда мехами нагнетался воздух, получали мягкое кричное железо, которое после проковки для удаления примеси шлака превращалось в бруски железа, пригодные для изготовления оружия и орудий труда. Это дало толчок развитию сельского хозяйства и породило массовую миграцию народов. Возникновение аграрной цивилизации происходило на всём пространстве равнинно-лесной зоны севера Евразии от Волги до Эльбы, именно там, где в древности жили многочисленные племена славян, которые по свидетельству античных писателей населяли всю северную часть Европы и лесистые Балканы, включая этрусков на севере Апеннинского полуострова. Об этом говорят многочисленные артефакты и материальные находки со славянскими письменами, хранящиеся во многих музеях мира. Это значит, что именно славяне сформировали современную этническую карту Европы. Европейские учёные стараются не признавать и им пока удаётся замалчивать, что цивилизацию в Западную Европу принесли славянские племена. Признание этого потребует кардинально пересмотреть всю европейскую историю.
  
   Настоятельная необходимость пересмотреть устоявшуюся концепцию древней истории на Западе до сих пор не признаётся, а европейская наука упорно отмалчивается. Признать, что цивилизацию в Западную Европу принесли славянские, по традиционному представлению европейских историков, "варварские племена", они категорически отказываются. Это равносильно признанию собственной неполноценности. Это ж какой для них шок!
   А если Европа начнёт обнаруживать у себя следы русской цивилизации и научится читать русские тексты на археологических памятниках, то узнает многие подробности собственной истории - с русским происхождением её культуры тоже ничего не поделаешь, что было, то было. Россия как раз и представляет собой живой и здравствующий остаток древней всемирной культуры. [15]
  
   В заключение темы о единых русских корнях народов России и Украины, важно отметить, что РУСЬ - это значительно более широкое понятие, чем Украина и Россия. Это то святое, с чего всё начиналось, что нас всех объединяет и вселяет надежду на благополучное совместное существование в будущем. * * *
  
   Продолжение раздела 2.
  
   Стр.15. "Концом того же века датируется и первое летописное упоминание названия "Украина" в смысле территориально-этнографического обозначения юго-западного региона Руского государства. Со временем оно получает распространение параллельно с термином "Русь", посте?пенно вытесняя последний".
   Это распространённая националистическая трактовка происхождения слова "Украина", имеющая мало общего с правдой. Речь идёт о XII веке. "Летописное упоминание" - это Ипатьевская летопись, в которой под 1187 г. описывается смерть переяславского князя Владимира Глебовича во время похода на половцев и скорбь по нему переяславцев: "всякими доброд?тельми наполнен - о нем же оукрайна много постона", т.е. сожалела. Украинствующие учёные трактуют здесь слово "оукрайна" как название страны "Украина" с введением заглавной буквы, заменой "й" на "и", смещением ударения и смысла слова как "вся страна", но в те времена это была просто Русь, Украину ещё не изобрели. Смысловой оттенок слова имел значение как "окраина", тем более, что Переяславское княжество, крайнее к "Дикому Полю" было отгорожено от него полосой укреплений, так называемой Посульской оборонительной линией. Да и в этой же летописи в рассказе о князе Ростиславе Берладнике говорится, что он приехал "ко оукрайне Галичькой", что обозначало граничащую с незаселёнными территориями полосу вдоль Днестра. В других русских летописях встечаются "псковские оукрайны", "рязанские оукрайны" и даже "даурские украйны во сибирской стороне" из народной песни. Характерно и название жителей этих разных "украин", которые в тех же летописях называются "украйнЯнами", "украИнниками", а землю, где они живут, - "на Вкрайниц?", т.е. по-современному "на границе".
   Приводя эти известные данные, "Энциклопедия Украиноведения" (Т.1, Мюнхен-Нью Йорк, издание 1949 г., явно не пророссийское) делает заключение: "В конце XV в. и в начале XVI в. широко использовали слово "Украйна" в значении пограничье".
   Обычно в случаях таких дискуссий приводят как аргумент польское слово "кraj" (как край земли, в значении окраина). Хотя это тоже правильно, поскольку польская служилая шляхта на землях своей окраинной провинции называла себя тоже "украИнниками", относя это название к месту своей службы на окраине Польши, но это было позже.
   Что касается распространения "параллельно с термином "Русь", постепенно вытесняя последний", то как географическое (а не этническое!) понятие "Украина" (аналогично Переяславщине, Подолью или Холмщине) начало неофициально употребляться только с времён Богдана Хмельницкого и до начала ХХ в. параллельно употребляться могло не с Русью, а с Малороссией.
  
   Стр.17. "Михаил Грушевский об этническом характере Киевской Руси" - вся цитата.
   Советский историк академик Борис Дмитриевич Греков (1882-1953) в капитальном исследовании "Киевская Русь" в 1950-х годах раскритиковал националистическую концепцию М. С. Грушевского, считавшего Киевскую Русь родиной одной лишь Украины, и доказал, что Киевская Русь была общей колыбелью русского, украинского и белорусского народов. При том, что последние два появились только в ХХ веке.
   Вымыслы М. Грушевского о раздельном развитии "украино-руской" и "великорусской" народностей решительно опровергнуты многими историками. Ещё в 1920-х годах этому вопросу посвятил свою работу "Происхождение украинской идеологии новейшего времени" выпускник историко-филологического факультета Петербургского университета русский историк профессор Иван Иванович Лаппо (1869-1944). Он отмечал, что так называемая "украинская идеология", трактующая особость украинцев, имела свои слабые ростки уже в известной "Истории Русов или Малой России", идеи которой в 1767 г. яростно отстаивал ученик архиепископа Конисского, депутат от Малороссийского Лубенского полка в комиссию для разработки проекта нового дворянского уложения Г. Полетика, которого некоторые историки считают автором книги. Кстати, дочь историка Дмитрия Меньшова, профессор истории Киевского университета Наталия Дмитриевна Полонская-Василенко (1884-1973, во время немецкой оккупации директор института археологии, член Киевской городской управы. Бежала с немцами из Киева в 1943 г., с 1945 г. профессор Украинского университета в Мюнхене), считает, что анонимная "История Русов" это "блестящий политический трактат, в котором выведены десятки вымышленных лиц, вымышленные события, сражения, изречения, дипломатические переговоры и соглашения". А по выраженнию эмигранта с 1920 г. украинского историка И. Борщака (1891-1959) это "историческая легенда Украины, политический памфлет, облечённый в историческую форму". И вот на таком вымышленном материале, стилизованном под историческое сочинение, строится история Украины!
   Профессор Лаппо удивлялся, как эта "украинская" идеология противоречила самим текстам "Истории Русов": "Единство русского народа не возбуждает никаких сомнений у ее автора. Он просто не может мыслить вне этого основного положения. Московские князья такие же русские князья, как и великий князь Владимир Святой. С переименованием Царства Московского на Российское оно стало именоваться "Великою Россиею", а земли русских княжеств, находившихся вне ее, "Чермная и Белая Русь", и эти "обе Руси вместе названы тогда Малою Россиею".[18]
   Споры о киево-русской истории стали результатом только последних независимых лет, как претензии украинских националистов на единственное обладание "киевским наследством". И вообще "украинская история" отдельно от общерусской стала создаваться только с появлением украинских националистов, которые рассматривают современную Украину как единственную правопреемницу Киевской Руси. Об этом откровенно пишет современный украинский историк А. П. Толочко, отмечая, что "свое нынешнее место "Киевская Русь" заняла в структуре украинской исторической науки довольно поздно. С тех пор "спор о киевском наследии" кажется едва ли не главной темой для украинской историографии. Важно, однако, помнить, что история украинцев возникла и утверждалась как отдельная дисциплина без опоры на "Киевскую Русь".[17]
   Украинские националисты сегодня трактуют Киевскую Русь как исключительно их наследие по праву преемственности земли и кровного родства и это приобрело гипертрофированный смысл первородства украинской нации и её истоков - древних русов Киевской Руси, которые "на самом деле были украинцами". Вообще-то подобные споры между украинской и российской историографиями не имеют смысла с научной точки зрения, они относятся к области идеологии и политики. Так они здесь и рассматриваются как продукт украинского национализма, грубо попирающий основы здравого смысла в историографии и граничащий с идиотизмом.
  
   Cтр.18. "Политическое развитие Полянского княжения обуслови?ло возникновение на рубеже VIII-IX вв. государственного образования, за которым позд?нее закрепилось название Русь".
   Это один из мифов украинской истории, вытекающий из идеологической установки, что Киевская Русь не имела никакого отношения к будущему русскому государству, а политически развивалась совершенно обособленно и являлась первым государством украинцев. Националисты с подачи М. Грушевского оперируют двойным названием этой мифологической страны "Украина-Русь", а народ её населявший считают украинцами, которые почему-то называли себя русами. Наивная сказка для детского сада, скажете вы? Но так именно с детского сада воспитывают украинскую молодёжь, забивая детские головы этой ахинеей. Удивления достойно как профессиональные историки с университетским образованием могут в школьных учебниках так извратить ту науку, которую они изучали студентами и защищали в своих диссертациях.
   Неужели необходимо кому-то напоминать (кроме, конечно, зомбированного украинского молодого поколения, которым всё это надо учить заново), что, согласно "Повести" киевского монаха Нестора, в 882 г., захватив небольшое поселение полянского племени и оценив его выгодное положение на господствующих горах, контролирующих Днепр, в Киев перенёс свою столицу князь Новгородской Руси Олег. И почему же "позднее закрепилось"? Русь существовала уже и до этого, а вот Украину не упоминал ни один древний хронист и первым идиотское сдвоенное название "Украина-Русь" стал употреблять Грушевский. Совсем анекдотом выглядит утверждение, что украинцы в Руси именовали себя "русами". Если полян до этого называли полянами, то они не могли быть ни кем другим. Профессиональные историки должны знать, что истинным наименованием древних племён было именно их самоназвание, а не то, как их называли соседи или летописцы. Не могли люди, называясь "русами", считать себя "украинцами", тем более они не могли знать, что спустя столетия их захочет назвать этим именем из политических соображений жалкая кучка российских интеллектуалов-украинофилов и австро-венгерское правительство.
  
   Стр.18. "В конце VIII в. русы во главе с Полянским князем Бравлином напали на Крымское побережье, принадлежавшее Византии, и захватили Корсунь (Херсонес), Сурож (Судак) и Корчев (Керчь)".
   А это уже наглая ложь. Князь Бравлин был не полянским князем. У полян в то время князья Кий, Аскольд и Дир упоминаются только как легенда, которая не может считаться историческим фактом, поскольку не подкрепляется историческими источниками. А словенский (новгородский) князь Бравлин II (правил около 786-810) вместе с племенами жмуди, входившими в Новгородскую Русь, в конце VIII века совершил поход "с севера по Днепру и далее до Дона, освободив по пути от хазар все славянские земли", а затем вторгся в Тавриду, разгромил греческие города побережья от Херсонеса до Керчи и в 786 г. после 10-дневной осады взял Сурож. Об этом рассказывается в памятнике византийской литературы "Житие святого Стефана Сурожского": "Пришла рать великая русская из Новаграда. Князь Бравлин, очень сильный, пленил [всё] от Корсуня и до Керчи. Подошёл с большой силой к Сурожу, 10 дней бился зло там. И по истечении 10 дней Бравлин ворвался в город разломав железные ворота".
   Набег князя Бравлина на Крым отмечается в Степенной книге царского родословия XVI века. "Книга Велеса" более подробно рассказывает о "князе вендов Бравлине, который освободил донских русов, спас ведическую веру, а затем принес ее из Алатырской области в Новгород вместе со святыми книгами и волхвами - хранителями веры".
   В "Книге Велеса" сообщается, что "При Бравлине Русь собралась воедино от Балтийского моря и Новгорода до Дона". При этом следует отметить, что небольшая деталь подтверждает правдивость изложенных событий, а заодно и оспариваемую некоторыми традиционными историками достоверность "Книги Велеса". Речь идёт о титуле Бравлина "князь вендов". Вендами (венедами) назывались многочисленные племена прибалтийских славян, одно из которых - бодричи (или ободриты) имело тесные династические связи с ильменскими словенами. В некоторых летописных источниках (в Иоакимовской летописи и в "Книге Велеса") упоминается, что наряду с несколькими поколениями своих князей, у ильменских словен князем был тоже выходец из племени бодричей Бравлин "венедского рода из Вагрии". При этом, повидимому, речь идёт о Бравлине I, который правил значительно раньше (ок. 660-700). Согласно специалисту по истории Древней Руси С. Н. Азбелеву, последний князь ильменских словен Гостомысл, после которого не осталось наследника и пришлось "идти за море к руси" и приглашать князя, до прихода к словенам, с 830 по 844 год тоже был в Вагрии королём вендов и ободритов, бежавшим на Ильмень от вторжения войск Людовика Немецкого. Рюрик был его родным внуком, сыном дочери Умилы, жены князя ободритов Годослава. Так рассыпается в прах навязанная приглашёнными в Россию немцами-историками так называемая "норманнская" теория.
  
   Стр.18. "В 838 г. послы Руси прибыли в столицу Византии Константинополь. Так было положено начало дипломатическим отношениям. В следу?ющем году русское посольство отправилось к франкскому королю".
   Здесь авторы учебника как шулеры передёргивают факты, намеренно не уточняя от какой Руси, какие послы и с какой целью ездили в Константинополь, мол, ученики сами догадаются, что это было посольство из Киевской Руси, от "украинцев, которые называли себя русами" и понятно для чего. Для установления дипломатических отношений. А в следующем году такое же представительное "посольство отправилось к франкскому королю". Чтобы 7-классники усвоили без всяких сомнений, что "Украина-Русь" была полноценным государством.
   Действительно, о появлении "неких послов" сведения содержатся в так называемых Бертинских анналах - летописном своде Сен-Бертинского монастыря, охватывающем историю государства франков с 830 до 882 годы. Но это не было посольство "в следующем году" из Киевской Руси. В Анналах под 839 годом сообщается о представителях некоего "хакана народа Рос", которые посетили с дипломатической миссией Константинополь, но обратно им пришлось возвращаться кружным путем из-за свирепства на их пути каких-то варварских и жестоких народов и они упросили императора Феофила присоединить их по пути домой к византийскому посольству, направлявшемуся к германскому императору. Таким образом другое "в следующем году посольство" - чистой воды выдумка прогнувшихся под националистов авторов учебника. В рассказе о византийском посольстве, прибывшем в Ингельгейм ко двору императора Людовика I Благочестивого 18 мая 839 г., пишется: "Феофил император Константинопольский послал с ними также неких, которые говорили, что их, то есть их народ, зовут Рос, и которых, как они говорили, царь их Хакан называемый". Они были приняты при дворе Людовига за шпионов "народа свейского (шведского)", поскольку могли назваться северными людьми, т.е. "норманнами". О дальнейшей судьбе этих "неких" сведений нет.
   Ну, пофантазировали немного Смолий и Степанков или порознь, или вместе, приписав этих "послов" к Киевской Руси, что за проблема?
   А проблема в том, что это были послы вовсе не Киевской Руси (которую установил князь Олег только спустя 43 года), а Ильменской Руси (северные люди), да и не послы, а просто "некие" представители словенского вече, и ехали они не в Константинополь вручать верительные грамоты императору Михаилу II Травлу и его сыну и соправителю Феофилу (правили совместно в 829-840 гг.), а везли к аварам отказ ильменских словен участвовать в войнах авар по причине дальних расстояний. Авары в это время вели переговоры со многими славянскими племенами, стараясь убедить их посылать войска против Византии. Попав случайно в Константинополь, мужики (причём они были с гуслями) боялись возвращаться прежней дорогой назад, боясь мести раздосадованных отказом аваров, и просили императора помочь им вернуться другой дорогой. И тот отправил их со своим посольством к королю франков Людовику I. А в Бертинских анналах они были описаны как "некие" в составе византийского посольства, разговор с которыми заставил Людовика I подозревать в них шведских шпионов (свеонов, норманнов). А это были простые мужики из Руси, вероятно, плохо понимавшие о чём их спрашивают и от смущения подтвердившие, что они норманны, т.е. "северные люди".
   Связь титула "хакан" по данным Бертинских анналов с названием упоминаемого арабскими авторами государственного образования "Русский каганат", натолкнула исследователей древней истории на поиски места нахождения этого каганата. На фоне существенного объёма кладов арабских монет (свидетельство оживлённых торговых связей) очень незначительные следы русско-византийских контактов, обнаруженные в захоронениях русской знати в Новгороде и Смоленске в виде двух монет и двух керамических сосудов, дали основание некоторым исследователям (Мончинский, Шеппард, Цукерман) предполагать северный вариант Русского каганата. В 60-е годы XX века украинский археолог Д. Т. Березовец предложил отождествить с русами аланское население лесостепной части Подонья, сложившееся в результате переселения в этот регион из-за соседства с агрессивным Арабским халифатом аланских племён из района Кубани, и известное по памятникам салтово-маяцкой культуры. В настоящее время эта гипотеза разрабатывается археологом Е. С. Галкиной, которая рассматривает Подонье в качестве основной территории Русского каганата. Галкина считает, что на рубеже VII-VIII веков в Днепровском лесостепном левобережье появляется так называемая волынцевская культура потомков антов, примыкающая к салтово-маяцкой, и обе они могут отражать существование Русского Каганата.
   Арабские источники (Ибн Русте, Гардизи, Марвази, Худуд аль-алам и анонимное сочинение "Моджамал-ат-таварих") сообщают, что русы обитают на острове, а их правитель называется хаканом. Это единственное упоминание Русского каганата. В арабских источниках описывается "Болотный Город" русов Малороса (Мал-о-роса - болото русов). Треугольная в плане топкая дельта Кубани со стороной около 120 км ("в три дня пути"), где была расположена Малороса, называлась арабскими авторами Русским Островом и идеально соответствовала арабским описаниям. Вполне возможно, что жившие тут смешанные аланско-славянские племена со временем стали называться русами, поэтому государство, которое они основали в Азовском регионе после ухода от неурядиц арабского вторжения 737 г., впоследствии могло быть известно как Русский каганат. Находки археологов в виде золотой монеты "алтына Русского каганата", который даже чеканил собственную монету, и рунические надписи на керамических сосудах не оставляют сомнений в существовании каганата. В подтверждение реального существования русов на Кубани, куда доходили арабы и персы в борьбе с хазарами до Дона ("Русской реки"), напомню слова персидского историка ХIII века Фахр-ад-Дин Мубаракшаха, который писал: "У хазар есть такое письмо, которое происходит от русского; ветвь румийцев, которая находится вблизи них, употребляет это письмо, и они называют румийцев русами". Вот именно тут у "русской реки" Дона, в Приазовье и располагались племена русов (или их потомки после разгрома гуннами Кубанской Русколани).
   Наиболее вероятным расположением Русского Каганата представляется район Среднего Дона как основная территория, где были найдены археологом Галкиной артефакты в слоях волынцевской и салтово-маяцкой культуры, но в качестве резиденции кагана наиболее конкурентноспособна дельта Кубани. Окончательно вопрос может быть решён после обнаружения дополнительных данных.
  
   Стр.18. "К династии Киевичей, которая правила на Руси, причисляют князей Дира и Аскольда. По мнению некоторых историков, они были соправи?телями, хотя возможно, что сначала княжил Дир, а позднее Аскольд".
   Как отмечает украинский историк, профессор Киево-Могилянской академии А. П. Толочко, "споры за киево-русскую историю" стали результатом только последних независимых лет как претензии украинских националистов на единственное обладание "киевским наследством". Полянское княжение Кия, Аскольда и Дира согласно традиционной истории не доказано, как и династия Киевичей, и рассматривается только как неподтверждённая легенда. Профессиональные историки на протяжении нескольких веков не могут установить хотя бы годы правления каждого из этих князей. В официальной науке принято за установленный факт только убийство Аскольда и Дира (или одного из них) приплывшим из Новгорода князем Олегом в 882 г., и перенос столицы Руси в Киев. Поэтому в учебнике об этом надо прямо сказать, а не мешать исторические факты с мифами в одну кашу, в которой сами историки не могут разобраться.
  
   Стр.19. "В 882 г., собрав дружину, Олег с малолетним сыном Рюрика Игорем отправился в Киев. Его появление стало сигналом для заговорщиков, убивших Аскольда и открывших ворота города. Династия Киевичей прекратила существование".
   Образованное на рубеже Ѵ11І-ІХ вв. Руское государство в правление Аскольда переживало подъем и начало борьбу за утверждение на берегах Черного моря. В 882 г. в результате переворота к власти приходит варяжская династия Рюриковичей".
   Снова миф, не имеющий оснований. Эта версия появления Олега в Киеве не имеет исторических свидетельств и придумана националистами. Вероятно, для них более приемлема измена (привычный способ самовыражения для малороссийских гетманов и других подобных претендентов на пост "калифа на час"), чем признание поражения в бою. Обратите внимание: ни слова нет о завоевании полян новгородским князем Олегом и переносе столицы Руси из Новгорода в Киев. Наоборот, якобы в существующей столице государства Русь (которое неизвестно откуда взялось) происходит заговор и "в результате переворота к власти приходит варяжская династия Рюриковичей". Зачем выворачивать всё наизнанку? Откуда "выкопали" заговорщиков? Предъявите источник! А канонического текста "Повести временных лет" как будто и совсем для Смолия и Степанкова не существует. А ведь в университете наверняка его изучали! Хотя бы упомянули, что Нестору, мол, мы не доверяем, а доверяем Грушевскому, которому виднее, потому как он "отец нации".
   Написать, что государство образовалось "на рубеже VIII-ІХ вв.", можно - бумага стерпит, а из какого пальца это высосано, сказать труднее. Тем более, что "оно уже начало борьбу за Чёрное море"! Паны историки, откуда что берётся? Неужели из головы? А если в голове иногда колобродят мысли, скажите, будь ласка, когда правил означенный Аскольд? Каким образом "образовалось" его государство? Ну, хоть бы намекните! Ведь нам тоже интересно!
  
   Стр.20. "В состав государства входят земли словен и кривичей. Территория Руси расширялась не только за счет княжений славян, но и других племен (меря, весь, чудь и т. п.)"
   Как всё запущено! Как будто новгородский князь Олег захватывает полянский Киев и после покорения соседних племён идёт и завоёвывает родных новгородских словен, кривичей, а затем завоёвывает меря, весь и чудь, которые ранее уже входили в Новгородскую Русь и являются его подданными? Тут надо сесть за стол с авторами учебника, потому что без пол-банки горилки с их "историей" не разобраться (в Киеве напряжёнка с валютой, я угощаю). Бедные семиклашки! Им то как понять, какую чушь тут наворотили взрослые дяди с дипломами историков и званиями академиков?
  
   Стр.20. "...превращение Киева в "мать городов руских".
   Это только сейчас в XXI в. научились менять пол. Уж если очень захотелось, не проще ли было Киев превращать в "отца городов русских"! Этот дурацкий штамп "Киев - мать городов русских" выдумал тоже какой-то не очень грамотный "украинец" или с большого бодуна древний летописец, не нашедший рассола, чтоб "поправить" здоровье.
  
   Стр.118. "Когда в 1187 г. Влади?мир Глебович умер, то, по свидетельству летописца, "за ним же Украина много плакала" (это было первое летописное упоминание назва?ния "Украина").
   Эта тема уже была разобрана в комментарии к стр.15 данного раздела. Повторяться не имеет смысла.
  
   Стр.175. "Именно Галицко-Волынское государство после гибели Руской империи стало ядром развития процессов государ?ственного строительства".
   О какой гибели и о какой империи здесь идёт речь? Если имется ввиду Киевская Русь, то империей её никто из историков не называл. Если намекается на то, что, по представлениям "украинствующих" деятелей, власть киевского великого княжества по наследству перешла к галицко-волынским князьям, то это справедливо только отчасти.
   После разрушения татарами и запустения Киева региональный центр только юго-западной Руси действительно сместился к галицко-волынским княжествам, юго-западным русским землям, наименее пострадавшим от Орды. Однако после смерти Данила Галицкого его преемникам не удалось сохранить не только независимость, но и само Русское королевство, разделённое в 1352 г. между Польшей и Литвой. Но из общерусской истории, которая в учебниках не освещается (она выходит за рамки описываемой "украинской" истории), нам известно, что ещё задолго до татарского нашествия, в 1097 г. Галиц?кая земля, стремясь быть самостоятельной, выходит из-под власти Киева и, становясь обособленной и находясь на периферии русских земель, не претендует на преемственность верховной власти на Руси. В то же время перенос великокняжеского центра Руси из Киева в северо-восточные русские княжества связан с именами Юрия Долгорукого (ок.1090-1157) и его сына Андрея Боголюбского.
   После смерти Великого князя Всеволода в 1146 г., в нарушение существовавшего "лествичного права" киевский стол занял Изяслав Мстиславич, племянник Юрия Долгорукого. Юрий при поддержке своих союзников Святослава новгород-северского и Владимирко Володаревича галицкого, стремившего сохранить независимость от Киева, дважды захватывал Киев в 1149-1151 гг., но Изяслав, имевший династические связи с Польшей, Чехией и Венгрией и их военную помощь, изгонял его из города. После смерти в 1154 г. старшего брата Вячеслава Владимировича, Юрий Владимирович Долгорукий, как главный законный претендент на Киевский стол, в 1155 г. снова занял Киев, изгнал в Чернигов Изяслава Давыдовича, а своих сыновей поставил править Андрея - в Вышгороде, Бориса - в Турове, Глеба - в Переяславле, Василько - в Поросье, оставив себе Ростово-Суздальское княжество. Юрий Долгорукий внезапно умирает в 1157 г., а его великокняжескую власть наследует сын Андрей Боголюбский.
   Тенденция "украинствующих" историков обосновать смещение центра великокняжеской власти из Киева в Галицию не подтверждается исторически. При том, что Юрий Долгорукий действительно хотел перенести центр правления Русью в Ростово-Суздальское княжество, стремление галицких мономаховичей к независимости от Киева и самоустранение от борьбы за власть говорит об обратном. Планы Долгорукого удалось осуществить его сыну Андрею Юрьевичу Боголюбскому, войско которого вместе с его союзниками 12 марта 1169 г. приступом взяло Киев и два дня суздальцы, смоляне, полочане, муромцы и рязанцы грабили и жгли город. В раззорённом Киеве остался княжить младший брат Андрея Глеб, а сам Андрей Боголюбский, по выражению Ключевского, "отделил старшинство от места" и перенёс великокняжеский престол в столицу Ростово-Суздальского княжества город Владимир, отстояв в борьбе своё законное право являться великим князем всей Русской земли, но не остался в Киеве на столе своего отца и деда.
   Тут к месту можно вернуться к Юрию Долгорукому, сыну Владимира Мономаха, князю ростово-суздальскому, великому князю Киевскому. Он основал в Ростово-Суздальской земле города: Переяславль-Залесский, Кострома, Городец, Стародуб, Перемышль, Дубна, Дмитров. Считается, что он основал в 1147 г. Москву, но по другим данным Москва была основана значительно раньше (около 597-603 г.), когда вместе с радимичами и вятичами сюда переселился "от ляхов" (с Волыни) род Моска Святоярича (Мосоха по описаниям инока Ржевского) и заложил "град мал" на Швивой горке в устье Яузы, затем ставший столицей Московского княжества.
   Характерно, что топоним "Москва" упоминается во многих древних источниках. Это название присутствует в надписях на этрусских зеркалах, на монете из Русского каганата, на старинных картах и на многих других артефактах, найденных в разных концах тогдашнего мира и хранящихся в музеях разных стран. Это говорит о том, что поселения под этим названием основывались в тех краях, куда судьба забрасывала предков москвичей, как память о покинутых родных местах. Ведь не случайно, например, поселения Москва есть в Псковской области и недалеко от Лодзи в Польше (возможно, именно там жил род легендарного Мосоха до переселения на Яузу), а только в США насчитывается как минимум пять городов Москва (а также четыре Одессы и несколько Санкт-Петербургов). Конечно, их назвали так эммигранты не из Берлина, Неаполя или Дублина. Ностальгия по Родине - вот причина. Так и Киев тоже был основан несколько раз - возвращающимися из Индии ариями-славянами в Армении у горы Арарат, в Русколани у горы Эльбрус и, наконец, на Днепре.
  
   Стр.198. "С вступлением в 1340 г. на волынский стол Любарта за?метно активизировалась дея?тельность литовских князей относительно присоединения к Великому княжеству Литовскому этничес?ких украинских земель".
   Ну вот, всё так гладко до этих пор шло с определением "русский", что я даже заскучал без комментариев, а тут вдруг снова выскочили, как чёрт из табакерки, "этнические украинские земли"! Мы же договорились, что нет никаких "украинских" определений..., пока нет самих украинцев. И это буквально рядом с таким же названием главы "ПОЛИТИКА ЛИТОВСКИХ КНЯЗЕЙ ОТНОСИ?ТЕЛЬНО ПРИСО?ЕДИНЁННЫХ РУСКИХ ЗЕМЕЛЬ". Ведь можете, когда нужно правдиво!
  
   Стр.199. "Карта. Украинские земли в составе Литвы, Польши и других государств. Граница украинской этнической территории в XV в."
   И чуть ниже снова "Особенность присоединения украинских земель к Литве..."
   Ну, как не стыдно? Ай-яй-яй! Как можно называть земли украинскими, если народ называл себя русским, свою землю Русью, а украинцев ещё не изобрели?
  
   Стр.200. "Нарастало возмущение белорусской и украинской знати привилегиями католиков.... Украинская и белорусская знать отказалась признать его власть и заявила об образовании Великого княжества Руского, которое воз?главил Свидригайло.
   Вы уж как-то определитесь, ясновельможные паны-авторы: вряд ли "украинская знать" заявляла об образовании княжества Руского? Если у вас переклинило в мозгах, какое право вы имеете писать школьный учебник?
  
   Стр.202. "В отличие от Великого княжества Литовского, Польша в присоединенных украинских землях вводила собственное административно-территориальное устройство и судопроизводство".
   Дальше просто обращаем внимание, но не комментируем появление определения "украинский" в любых сочетаниях. Этого слова тогда не существовало.
  
   Стр.213. "... генуэзцы основали в 60-х годах ХIII в. г. Кафу, а позже ими и венецианцами создаются торговые и промыш?ленные поселения на побережьe Черного моря возле рек Дунай, Днестр, Днепр, Дон, Кубань".
   Странно читать такую чушь в учебнике. Греческие города-колонии по берегам Чёрного и Азовского морей в устьях указанных рек, в том числе и Каффа (современная Феодосия) с целью экспорта зерна и другой сельхозпродукции из Причерноморья стали возникать ещё с VI-VII вв. до нашей эры. Это Тира, Никоний, Ольвия, Танаис, Каффа, Понтикапей, Фанагория, Гермонасса и ряд более мелких поселений. Возможно, авторы-историки имели ввиду сообщить, что в ХIII в. город был генуэзцами выкуплен у Золотой Орды? Но в учебнике написано "основали", и "....позже создаются...." Двойка по истории вам авторы!
  
   Стр.255. "Образованное на рубеже VIII-IX вв. государство под названием Русь, Руская земля соединило в своих границах земли славянских племенных княжений Среднего Поднепровья, политически объеди?ненных вокруг Киева.... Сначала Руской землей управляли представители местной динас?тии Киевичей. С утверждением на киевском столе князей из династии Рюриковичей, пришедших сюда с севера, политическое верховенство Киева распространилось на огромные территории. Руское государство".
   Образование государства Русь в землях Среднего Поднепровья под управлением династии Киевичей не подтверждается историческими документами и, основанное только на мифологических легендах, является выдумкой Грушевского, чья работа "История Украины-Руси" служит основой националистической фальсификации реальной истории. Когда "отец нации" начинал писать историю несуществующей страны, "украинцев" делали в Галиции поштучно, что называется "на коленке", вопрос о создании отдельной украинской нации находился ещё в стадии политических планов, а государства для неё вообще не существовало.
   О разных научных подходах и гипотезах по проблеме этногенеза славян и появления государства Русь см. главу "Доисторическая славянская Русь".
  
   Стр.257. "Выстоять в эту трудную эпоху удалось лишь Галицко-Волынскому княжеству. Именно здесь на какое-то время сосредоточилась государ?ственная жизнь русичей. Приняв корону из рук папы римского, Даниил Галицкий, благодаря своим личным качествам правителя, сумел объединить под своей властью Руское королевство".
   Такая интерпретация истории исходит из украиноцентрической доктрины Грушевского, поскольку в Галицко-Волынском княжестве не могла сосредоточится "вся государственная жизнь русичей". Оставались ещё русичи в северо-восточных русских княжествах, которые Грушевским даже не рассматривались в составе Руси. А Новгородское княжество вообще не было захвачено татарами (Золотая Орда в основном состояла из татар, а этнических монголов вообще в ней практически не было). Подробнее о том, было или не было татаро-монгольское иго, интересующиеся этой проблемой могут прочитать у А. Максимова "Русь, которая была" (http://albertmaximov.ru/pervaya.htm) или у Г. Маркова "От Гипербореи к Руси" или под новым названием "Рождение Руси" (на большинстве книжных сайтов).
   Что касается Русского королевства, то, отдавая дань заслугам Даниила Галицкого, необходимо уточнить, что он был удельным князем тоже подвергшегося нападению татар Галицко-Волынского княжества, тоже ездил на поклон к хану Орды, а титул короля Руси получил от папы Римского в знак благодарности за попытку создать коалицию для защиты от татар Европы. Это правда, что галицко-волынские земли гораздо меньше пострадали от татарского нашествия, чем Северо-Восточная Русь. Им просто повезло.
  
   Стр.260. "в средневековье все исторические регионы нашей Ро?дины развивались как единое целое".
   Не могли все регионы, состоящие в разных государствах, развиваться "как единое целое". Это нонсенс. А разница в путях их исторического развития, выработала различное мировоззрение населения восточных и западных регионов, что в 2014 г. привело к острому противостоянию и гражданской войне, развязанной галичанами-бандеровцами.
  
   Завершая раздел 2, остаётся только высказать искренние пожелания будущим авторам школьных учебников по коренной переработке украинской истории и устранению отмеченных фальсификаций, недоговорок и замалчиваний.
  
  
  
  
  
  
  
  

Раздел 3. ИСТОРИЯ УКРАИНЫ. 8 класс

  
   Власов В.С. История Украины. Учебник для 8 класса общеобразовательных учебных заведений. (К. Генеза, 2008)
   Под редакцией доктора исторических наук, профессора Ю.А. Мыцика.
   Продолжение раздела 2. Ответственные за подготовку издания:
   Евтушенко Р. Л. - главный специалист МОН Украины;
   Галегова Е. В. - методист высшей категории Института инновационных технологий и содержания образования.
  
   Аннотация. "Учебник по истории Украины для 8 класса в соответствии с действу?ющей программой по истории Украины для 12-летней школы охваты?вает учебный материал курса со второй половины 16 до конца 18 в. Текстовые (основной текст, исторические документы, небольшие худо?жественно-образные зарисовки) и внетекстовые (аппарат организа?ции усвоения и контроля, иллюстративный материал) компоненты учебника реализуют принципы компетентностно-ориентированного обучения истории, способствуют формированию у школьников исто?рического мышления".
   Очень сомневаюсь, что у школьников сформируется что-нибудь кроме националистической концепции фальшивой истории и ксенофобии, несмотря на сугубо научную терминологию аннотации о туманных "принципах компетентностно-ориентированного обучения".
  
   Стр.3. Введение. "Возникновение казачества приходится на времена, когда украинцам, лишенным собственного государства, грозило растворение среди других народов".
   Приходится ещё раз повторить, что в те времена ни "украинцев", ни "украинских земель" не существовало.
   То были русские земли и русский народ, имевший свои истоки в Руси, которую историки впоследствии стали называть Киевской Русью. Приходится напомнить, что украинский народ стал искусственно создаваться в начале ХХ в. в Галиции стараниями австро-венгерских властей, преследующих таким образом цель в преддверие Первой мировой войны предотвратить стремление галицийского русинского населения к воссоединению с основной массой русской нации в Российской империи и таким образом ослабить её.
   Поэтому встречающиеся в дальнейшем в тексте учебника определения "украинский народ", "украинские земли", "украинские казаки", "украинское государство" и т.п. следует рассматривать как следствие националистической установки при создании учебника использовать украиноцентрическую модель истории с опорой на идеи Грушевского из его сфальсифицированной "Истории Украины-Руси". А как реально назывались эти земли современниками исторических событий в официальных документах, ученики могут убедиться, прочитав выдержку из первого же источника - Акта Кревской унии на стр. 6, где в конце цитаты имеются слова "упомянутый князь Ягайло обещает свои литовские и руськие земли навеки присоеди?нить к королевству Польскому".Мне интересно, как выкручивались учителя истории, отвечая на вопрос учеников: почему русские земли XVI в. в книге называются украинскими, если Украина появилась в ХХ в. А возникновение казачества никак не связано с угрозой "растворения" и, вопреки утверждениям "украинской науки", не являлось условием появления "украинского народа" и "украинского государства". dd>   Заодно спасибо за подтверждение, что государства Украины в те времена не было. Мне легче это доказывать.
  
   Стр.16. "Со второй половины 15 в. стал усиливаться новый соперник Литвы - Великое Московское княжество, претендовавшее на украинские и белорус?ские земли".
   Здесь намеренно изменены акценты: как будто Московское княжество стремилось к захвату чужих земель. На самом деле эти русские земли были захвачены Литвой во время татаро-монгольского нашествия, а Московское княжество, будучи преемником Киевской Руси и отстаивая единство всех русских земель, пыталось их объединить в единое государство.
  
   Стр.16. "Литва, поддерживавшая ливонцев, оказалась на грани катастрофы".
   Литва потому и оказалась на грани катастрофы, что постоянно подвергаясь агрессии со стороны крестоносцев, на этот раз почему-то стала поддерживать агрессора. Ну и поплатилась.
  
   Стр.16. "...в обсуждении идеи унии участвовали украин?ские правители. Одни из них всячески сопро?тивлялись объединению Литвы с Польшей, другие - наоборот, поддерживали егo . Руськие князья, в том числе и представите?ли рода Острожских, упорно сопротивлялись унии..."
   Ну никак не хочет автор учебника (и его редактор - профессор Ю.А. Мыцик) дружить с логикой. То сопротивлялись унии "украинские правители", а через строчку оказывается, что это были "русские князья". А ещё несколькими строчками ниже идёт странное объяснение: "руськая (украинская и белорусская) мелкая и средняя шляхта". Вы уж определитесь, уважаемые, всё таки какая же это шляхта в этническом плане, русская или украинская с белорусской? Ведь согласно Люблинской унии 1569 г. "Литва сохраняла.... официальный "руський" язык".(стр.19) Не было в те времена ни Украины, ни Белоруссии.
  
   Стр.21. "Но наиболее драматическим последствием Люблинской унии для Украины была утрата ею независимости, которая, хотя и в ограничен?ном виде, сохранялась в Великом княжестве Литовском".
   О какой "Украине" в XVI в. идёт речь? И о какой независимости в составе Литовского государства, которую она потеряла? Надо же автору потерять остатки элементарной научной этики, чтобы вешать школьникам такую лапшу на уши! А перед собственными детьми не стыдно?
  
   Стр.23. "Переводы Священного Писания на украинский язык стали появляться с середины 16 в. Наиболее известным является Пересопницкое Евангелие".
   Зачем так нагло врать об украинском языке? Все старинные документы той поры, такие, как Пересопницкое или Остромирово евангелия, летопись Самийла Величка (см. Приложение 2) и многие другие - все написаны на русском языке или на его западно-русском диалекте, который "украинствующие" деятели называют украинским или "староукраинским", что одно и то же. Это не из области науки, а по идеологическим соображениям в русле укроцентризма и русофобии. А если уже тогда был "украинский язык", зачем было его изобретать в XIХ в. украинофилам? Полный завал с логикой.
  
   Стр.25. "В 1591 г. в типографии Львовского братства был напечатан "Адельфотес" - учебник греческого языка для славян, составленный учениками и преподавателями Львовской братской школы при участии ее ректора Арсения Элассонского".
   Адельфотес - полное название "Адельфотес. Грамматіка доброглаголиваго еллинословенскаго языка. Совершеннаго искуства осми частей слова. Ко наказанїю многоименитому Російському роду", был составлен в 1588 г. во время пребывания Арсения во Львове, а отпечатан в 1591 г. Арсений Элассонский в 1588 году сопровождал патриарха Иеремию по пути в Москву, где в 1589 году в Успенском соборе принял участие в избрании Патриарха всея Руси. Арсений остался в России и в 1597 году стал архиепископом Архангельского собора в Московском Кремле. Во время смуты в России Арсений принимал участие почти во всех происходивших государственных переворотах. Он участвовал в венчании Лжедмитрия I на царство, в том числе лично возложил на него шапку Мономаха. Также принимал участие в короновании Марины Мнишек, жены царя-самозванца. Присутствовал при расправе с Лжедмитрием I и избрании нового царя - Василия Иоанновича Шуйского. При нём же появился и Лжедмитрий II. В 1611 году Арсений возглавил московское православное духовенство, в качестве главы которого вёл переговоры с королём Сигизмундом III. В конце 1612 года Арсений со всем московским духовенством встречал русское войско. А в 1613 г. он поставил подпись на грамоте об избрании нового царя Михаила Фёдоровича Романова, в венчании которого Арсений также участвовал. Впоследствии был архиепископом Суздальским и Тарусским. Скончался в 1625 г. и был погребён в суздальском кафедральном Рождественском соборе.
  
   Стр.44. "1. Почему превращение казачества в значительную общественную силу стало условием национально-освободительной борьбы в конце 16 в."......"казацкое движение, становившееся движением национально-освободительным..."
   "ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ! Национальными называют особенности, присущие народу (нации). Это понятие употребляется чрезвычайно широко в самых разных словосочета?ниях: национальная культура, национальный характер, национальный костюм, национальная история и т.п. "Национально-освободительное движение" - это движение народа за национальное освобождение, то есть за освобождение от владычества над собой другого народа".
   Украинской нации ещё не создали, а казачество не являлось нацией, это было сословие. Применение термина "национальный" и "национально-освободительный" не может быть корректным, пока нет самой нации. Мнение по этому вопросу профессора истории Киево-Могилянской академии Н. Н. Яковенко см. комментарий к стр.38 в разделе1.
  
   Стр.50. "И выбрав знатоков божественного писания, греческого, латинского и руського языков, поставил их обучать детей".
   А вот доказательство на каком языке разговаривали жители польской "Украйны" и какому языку они учили своих детей: не украинскому, а русскому.
  
   Стр.50. "1596 г. - типографией Виленского братства изданы три учеб?ные книги Лаврентия Зизания: "Букварь", "Лексис", "Граммати?ка словенская".
   Сведения учебника лживы и безграмотны: "Букварь" и "Лексис" это одна и та же книга. Лаврентий Иванович Зизаний (иначе Лаврентий Тустановский; настоящая фамилия - Куколь; ок.1570-ок. 1633) - западнорусский языковед, писатель, переводчик, богослов и церковный деятель, учитель детей князя Александра Острожского, в 1596 г. в Вильно издал "Лексис" (Букварь) и "Грамматику словенскую", а после приезда в 1626 г. в Москву он представил рукопись "Большого катехизиса" на просмотр митрополиту Филарету, который поручил двум своим помощникам после обсуждения с автором внести исправления в рукопись. После этого Катехизис в 1627 г. был отпечатан. Но Патриарх Филарет не решился выпустить его в свет, ибо эта книга была не выражением веры православной церкви того времени, а лишь "сочинением одного литовского протопопа, исправленным двумя московскими грамотеями". Язык всех этих книг - русский язык XVI века. Вид отдельных страниц трёх книг Зизания см. в Приложении 2.
  
   Стр.50. "Своеобразие украинской культуры 16 - первой половины 17 в. обуслов?лено тем, что украинский народ был лишен собственного государства".
   Стр.51. "При отсутствии государства культура оставалась единственной об?ластью, где украинцы могли защищать свою самобытность. Именно поэтому культурную жизнь в Украине в 16 - первой половине 17 в. определяют как возрождение".
   A вот и снова признание об отсутствии собственного государства. К чему тогда все предыдущие и последующие упоминания об украинском государстве - Украине, Казачьем государстве и прочие измышления? Это явные ляпы редактора профессора Ю.А. Мыцика и других национально-озабоченных главных специалистов. Единственное их оправдание - "зато население русских земель под властью Литвы и Польши приобщилось к европейской культуре, которую определяют как возрождение". Ну, и на здоровье! А заодно спасибо за подтверждение, что это были русские земли, а не украинские. Корректор проморгал!
   От такого "приобщения" православное население Речи Посполитой, подвергавшееся религиозным притеснениям со стороны поляков-католиков выражало свой протест против национального и религиозного гнёта в периодически происходивших восстаниях. Русское православное государство тогда выглядело естественным союзником повстанцев.
   Впервые за помощью к русскому царю обратился гетман реестровых казаков Криштоф Косинский, возглавлявший восстание против польской шляхты в 1591-1593 годах. Позже, после отказа Сигизмунда III удовлетворить требования об увеличении реестра, посольство гетмана Петра Сагайдачного во главе с Петром Одинцом просило принять Войско Запорожское в русское подданство.
  
   Стр.51. "Чем характеризуется развитие украинского языка в то время? На протяжении 16 в. происходили важ?ные сдвиги в развитии украинского языка". .
   "Со времен Киевской Руси осталась традиция употребления двух литературных языков: книжного (литературного) староукра?инского языка (во второй половине 16 в. его называли простым языком) и украинской разновидности церковнославянского языка - языка славяноруського".
   А кроме возрождения, оказывается, ещё развивался и украинский язык (а он существовал? Или нам опять вешают лапшу на уши?) И их даже два оказалось! Примерно как в анекдоте, когда у прапорщика командир спрашивает сколько языков он знает, а тот отвечает, что знает три языка: русский, воинский и матерный.
  
   Стр.52. "Первой известной книгой Священного Писания, написанной на литературном староукраинском языке, является Пересопницкое Еванге?лие".
   Не обращая внимания на словесные завихрения в отношении "двух литературных языков, книжного и староукраинского, один из которых назывался простым", накрученные на потребу "украинствующих" политиков от просвещения, следует привести оригинальные слова автора Пересопницкого евангелия о языке, которым он пользовался. Художник Михайло Василиевич в своих пояснениях к книге дважды уточняет, что "всі зуполна виписаниї книги чотирьох євангелистов виложениї [переведены] із язика болгарського на мову руськую". А чтобы читатель понял для чего это было сделано, "многогрішний раб", Михайло объясняет подробнее: "А іже єсть прекладана із язика блгарського на мову руськую, то для ліпшого вирозумленя люду християнського посполитого".
   Для правдивого отображения исторического факта решающее значение имеет то, как сам автор или его современники называли свой язык, а не как последующие идеологически ангажированные деятели упражнялись в интерпретации его названия. Особенно это касается национально озабоченных "творцов" вконец изолганной украинской истории. При этом следует напомнить, что Пересопницкое евангелие было не единственным произведением такого рода. Примерно в это же время появляются книги "Лексис", "Грамматика" и "Большой катехизис" Лаврентия Зизания и др. (См. Приложение 2). Язык их - русский язык XVI в. с некоторыми региональными особенностями в лексике. А "Апостол" Ивана Фёдорова напечатан с матриц, привезённых им из Москвы.
  
   Стр.54. "Слава автора первой грамматики цер?ковнославянского языка на восточнославянских землях принадлежит украинскому ученому Лаврентию Зизанию. Свою книгу "Грамматику словенскую" он отпечатал в Вильно в 1596 г. Л. Зизаний был также авто?ром "Лексиса" - первого украинского печатного словаря, где свыше тысячи церковнославянских слов переводилось на староукраинский язык".
   Можно как угодно называть язык русских земель XVI в., но это был русский язык того времени. Можно и Лаврентия Зизания назвать украинским учёным, можно и Ивана Фёдорова назвать украинским печатником, ведь он работал и во Львове и в Остроге. Вот только сами себя они украинскими назвать не могли, просто потому, что считали себя русскими и не знали такого слова. Так же точно и "Лексис" не мог быть украинским словарём. Посмотрите страничку из этой книги в Приложении 2. Если это можно назвать украинским языком, то почему бы автора учебника не назвать свихнувшимся турецким султаном?
  
   Стр.55. Последний вопрос на этой странице."Что особенного вы узнали о первых украинских печатных книгах?"
   Если бы я был учеником, я бы на этот вопрос ответил, что особенностью этих "первых украинских книг" было то, что они были написаны по-русски. Тот же Иван Фёдоров напечатал во Львове "Апостол" на том же русском языке, на котором ранее напечатал его в Москве.
  
   Стр.56-60. "Особенности градострои?тельства 16 в."
   Мне, как бывшему жителю Львова понятно восторженное описание красоты этого старинного города, его шедевров европейской архитектуры, разбудившее воспоминания о школьной юности, об исторических памятниках, соборе святого Юра, здании оперного театра, Рыночной площади и Высоком Замке, старинных узеньких улочках Подзамче, памятниках Лычаковского кладбища, летнем кинотеатре в парке Костюшко, живописных уголках Стрыйского парка, не раз запечатлённых моим фотоаппаратом ФЭД, который я купил после 9 класса в только открывшемся коммиссионном магазине вместо проданного велосипеда. А за фотографирование здания Львовского обкома партии мы с моим школьным товарищем - соучастником "преступления", были задержаны по подозрению в шпионаже и с шиком доставлены в особняк КГБ на Гвардейской улице на новенькой, недавно появившейся "Победе". Приятно вспомнить... Но ограничение только Львовом и Львовщиной описания особенностей градостроительства XVI в. на территории будущей Украины - это явный, но неоправданный перекос реверанса в сторону галичан.
  
   Стр.74. Из речи украинского шляхтича с Волыни Лаврентия Деревинского: "Разве не угнетением народа нашего руського есть то, что, помимо других городов, делается во Львове?... Коротко сказать: давно уже великие и неслыханные притеснения терпит наш руський народ как в Короне (Польше), так и в Великом княжестве Литовском".
   Вот характерный пример национастической брехни: "украинский шляхтич с Волыни" беспокоится об угнетении и бедственном положении "нашего русского народа". И так во всём учебнике!
  
   Стр.81. "Ян Щесный-Гербут - староста вишницкий и мостицкий - в 1613 г. написал "Размышления о народе руськом".
   Куда денешься от исторических фактов? О русском народе, а не об украинском он размышлял.
  
   Стр.85. "Петро Конашевич-Сагайдачный (1577-1622). Настоящая фамилия Конашевич. Сагайдачный - прозвище, происходящее от слова "сагайдак" - кожаная сумка или деревянный футляр для стрел и лука".
   В политическом памфлете "История русов или Малой России" говорится, что "полки Малороссийкие ... согласясь с Козаками Запорожскими, в 1598 году выбрали себе гетманом Обозного Генерального, Петра Конашевича Сагайдачного, и он первый начал писаться Гетманом Запорожским, а по нем и все бывшие Гетманы в титулах своих прибавлятъ Войско Запорожское начали".
   Гетман Сагайдачный во главе реестрового казачества, как составной части польского войска, принимал участие во всех войнах Польши с Османской Турцией и с Московским царством во времена Лжедмитриев и их борьбы за московский престол. В 1618 г. 20 тысяч запорожцев во главе с Сагайдачным двинулись через Ливны на Москву, захватив по пути Путивль, Рыльск, Курск, Валуйки, Елец, Лебедянь, Данков, Скопин, Ряжск. Взятие городов сопровождалось их разрушениями и пожарами, многими жертвами мирного населения, безчинствами "черкасов" (как называли казаков русские) и раззорением городов хуже татарского нашествия. При подходе к Москве Сагайдачный осадил Переяславль-Рязанский, захватил Романов, Каширу и Касимов. Но польская армия была сильно потрёпана и у Польши не было денег на продолжение войны. Не получив оговоренной оплаты, казаки взбунтовались и начали разбегаться от Сагайдачного. Четыре полка ушли грабить на север в Архангельский край, где были разгромлены в 1619 году. Из-под Калуги полк под командованием Ждана Коншина перешёл на московскую службу. Часть запорожцев во главе с полковником Тарасом ушла в Европу и нанялась к австрийскому императору Фердинанду для участия в боях Тридцатилетней войны на Рейне. Некоторые отряды при посредничестве крымского хана Шагин-Гирея нанялись на службу к персидскому шаху Аббасу, воевавшему тогда с Турцией. Польское правительство после этого резко сократило число реестровых казаков до 3 тысяч, а остальные должны были вернуться в неволю к своим панам. Это вызвало недовольство среди большинства казаков. Пока Сагайдачный ушёл воевать с турками под Перекоп, на Сечи выбрали другого гетмана Якова Бородавку. Сагайдачный отправил в Москву посольство с предложением служить русскому царю, на что последовал отказ царя Михаила Романова, что казаки, готовые в любой момент изменить, не нужны. Сагайдачный считается одним из успешных гетманов казаков в польский период их истории, слава о победах которого над считавшейся до этого непобедимой турецкой армией облетела всю Европу и Ближний Восток. Но о гетмане осталось в памяти народной негативное мнение как о "злом обманщике", т.е. подлом предателе, погубившем в битве под Хотином 300 казаков. Об этом поётся в народной песне "Ой на гори тай женци жнуть..."
   Вероятно, замаливая грехи перед казачеством, Сагайдачный много внимания уделил возрождению православной иерархии. При его непосредственном участии в марте 1520 г. Иерусалимский патриарх Феофан III посетил Киев и посвятил в архиепископы несколько православных церковных деятелей юго-западной Руси. Православная церковь на территории Речи Посполитой таким образом избежала нависшей угрозы остаться без духовенства, в большинстве перешедшего в греко-католическую церковь. В 1622 году Перемышльский епископ Исаия Копинский предложил русскому царю принять православное население Малой Руси в подданство русского государя. Киевский митрополит Иов Борецкий в одном из своих трудов писал: "с Москвой у нас одна вера и богослужение, одно происхождение, язык и обычай". Не видя для русского православия никакого будущего под властью Польши, он в 1624 г. тоже обратился к московскому царю с просьбой принять русский народ Речи Посполитой под своё покровительство. В это время авторы религиозных полемических трудов стремились воссоздать исторически правдивое описание жизни малорусского народа в отношении его связей с русским народом и, отдавая дань казачеству, называли его "наследниками старой Руси".
   Перед смертью Сагайдачный завещал своё имущество на просветительские, благотворительные и религиозные цели, в частности Киевскому братству и Львовской братской школе.
  
   Стр.94. "Восстания 30-х годов, несмотря на их стихийность и незавершенность, свидетельствовали о том, что казачество было ведущей прослойкой украин?ского общества, пользовалось поддержкой всего населения, а его действия в борьбе за свои права с каждым годом становились более организованны?ми и целенаправленными".
   Эта характеристика идеализирует "украинское общество" и казачество. Казацкие восстания начинались по причине домогательства казаками от польского правительства больше привилегий для себя, а к ним присоединялись крестьяне и беднота, доведённая до отчаяния угнетением польских панов и притеснениями православной веры.
  
   Стр.95. "Определите роль казацких восстаний 30-х годов 17 в. в развертывании национально-освободительной борьбы украинского народа".
   По поводу термина "национально-освободительная борьба" см. комментарий к стр.27 и 38 раздела 1. А украинский народ стал создаваться австрийцами только в начале ХХ века. В бывших удельных княжествах Киевской Руси, попавших в состав Литвы, а затем Речи Посполитой, жил русский народ. На стр.96 учебника приводится и свидетельство этого: "Избранный в 1632 г. польский король Владислав IV подписал "Пункты для успокоения руського народа".
  
   Стр.97. "Чтобы сделать православную церковь ближе к народу, П. Могила ввел в богослужение украинский язык вместо церковнославянского".
   Не мог П. Могила ввести язык, который ещё не был создан. В тексте учебника приведены цитаты из разных источников, которые недвусмысленно показывают, что население было русским и говорило на русском языке (современные националисты называют его "руським", подчёркивая его отличие от русского). Читатели могут сами убедиться, что требник Петра Могилы ("Эвхалогион") написан не на украинском, а на русском языке того времени. В Приложении 2 помещена копия его титульного листа с легко читаемыми словами.
  
   Стр.99. "Киевская коллегия (вскоре Киево-Могилянская академия) была выс?шим учебным заведением. Полный курс обучения составлял 12 лет. Всего в академии было восемь классов, а количество предметов превышало 30. Основой учебных предметов служили "семь вольных наук". В первых че?тырех классах академии изучались языки: литературный староукраин?ский, церковнославянский, греческий, латинский и польский".
   Эта цитата служит подтверждением комментария к стр.133 Раздела 1, где Киево-Могилянская академия не была упомянута, просто забыта. А формула "литературный староукраинский" - это из области националистической идеологии. Поскольку ещё и украинского языка не существовало, то не могло быть и его "литературного старого" варианта. Так националисты называют русский язык, употреблявшийся в русских землях Литвы и Речи Посполитой в XVI-XVIII вв. В традиционной науке его называют западно-русским наречием, служившим канцелярским языком Великого княжества Литовского. Он так же отличался от русского языка, как отличались друг от друга русские говоры Архангельска, Новгорода, Вятки или Саратова, понятные всем и каждому. Подробнее см. в главе "Проблема украинского языка".
  
  

Проблема украинского языка

  

Есть ли у нации что-нибудь дороже родного языка?

В языке воплощены все сокровища ее мысли, ее традиции,

ее история, религия, основы ее жизни, все ее сердце и

душа. Лишить народ языка - значит лишить его

единственного вечного блага.

Иоганн Готфрид Гердер

  

Меня сегодня кровно оскорбили. Меня обозвали

украинцем, хотя все знают что я - русин.

И.Франко. Из Дневника

  
   Французский философ XVII в. Рене Декарт сформулировал теоретическое обоснование стремления плохо образованного (недалёкого) человека или группы людей, объединённых определённой идеологией, строить собственную систему мировых координат и помещать себя в её центр, отбрасывая другие группы и чуждую идеологию на периферию своего мира. Это является источником подавления ими любого инакомыслия, для обоснования чего используется создание мифологизированной истории. Это прекрасно иллюстрируется в современной Украине насаждением примитивных идей национализма, созданием мифов, связанных в первую очередь с языком как выразителем культуры, и исторических представлений, навязанных населению австро-венгерской Галиции жалкой группой мизантропов и манкуртов в политических целях.
   В их сознании украинский язык и само происхождение украинцев окружено множеством националистических мифов, которые извратили реальные истоки народа, вбиты в головы молодого поколения этой искусственно созданной нации, которая за 20 лет независимости зомбирована фальшивой школьной историей Украины. Для разоблачения этих бредней необходим строгий и системный научный подход, который могут обеспечить непредвзятые и не вовлечённые в националистическую идеологию учёные. Факты, изложенные здесь озабоченным установлением истины автором даже с привлечением мнений ряда учёных, способны лишь определить тематику будущих научных трудов, срывающих фальшивые маски. Происхождение украинцев, как это видится автору на основании фактов, изложено в главе "Происхождение украинского языка, украинского национализма, Украины и украинцев". Такие же пояснения необходимы и по проблеме конкретно украинской мовы.
   Школьная молодёжь как мантру заучивает всю ту ложь, которая напичкана во все учебники истории Украины и воспринимается детской психикой как непогрешимая истина, раз об этом написано в учебнике и подтверждено учителем на уроке. Вот характерные образчики этих мифов по отношению к украинскому языку, созданных укро-учёными и активно пропагандируемых националистическими кругами. Мифов, как правило, голословных, содержание которых похоже на бредовые мысли сумасшедших.
   "Украинский язык - один из древнейших языков мира. Есть все основания полагать, что уже в начале нашего летоисчисления он был межплеменным языком". (Украинский язык для начинающих. Киев, 1993).
   "У нас есть основания считать, что Овидий писал стихи на древнем украинском языке".(Гнаткевич Э. От Геродота до Фотия. "Вечерний Киев", 26 января 1993).
   "Украинский язык - допотопный, язык Ноя, самый древний язык в мире, от которого произошли кавказко яфетические, прахамитские и прасемитские группы языков". (Чепурко Б. Украинцы. "Основа", ? 3, Киев, 1993).
   "В основе санскрита лежит какой-то загадочный язык "сансар", занесенный на нашу планету с Венеры. Не об украинском ли языке идет речь?" (А. Братко-Кутынский "Феномен Украины". Вечерний Киев, 27.06.95).
   "Украинская мифология - наидревнейшая в мире. Она стала основой всех индоевропейских мифологий точно так же, как древний украинский язык - санскрит - стал праматерью всех индоевропейских языков". (С. Плачинда . Словарь древнеукраинской мифологии. Киев, 1993).
  
   Если о бумагомарателях-"народознавцах" Б. Чепурко или А. Братко-Кутынском мало что известно за пределами узкого круга их собутыльников, то абсолютно не понятно как писатель Сергей Плачинда (1928-2013), окончивший аспирантуру при Институте литературы АН УССР, совмещал деятельность научного работника с маразмом высосанного из пальца маргинального бреда, например об украинских корнях апостола Андрея и Иисуса Христа, происхождении всех мировых языков от украинского языка -санскрита, первенстве украинцев в приручении лошади, изобретении колеса, плуга и азбуки. Пан Плачинда, у вас с головой всё в порядке?
  
   Эти и подобные им бредни в той или иной форме содержаться и в рассмотренных в данной работе школьных учебниках "Истории Украины", составленных профессиональными историками и утверждённых Министерством образования. Удивления достойно до какого маразма дошли члены НАН Украины, историки в звании академиков! В таком же положении находится и так называемая "украинская филология".
   Это не наука, а тупая пропаганда примитивных мифов, приведёных выше, и так поражает своим дебилизмом, что не похожа на мысли адекватных людей.
   Как пример такого идиотизма даю в переводе с украинского выдержку из книги канадского эмигранта-националиста Павла Штепы (1897-1980) "Московство" (сокращённый вариант издания 1968 г. в Торонто, Канада): "Украинский литературный язык зародился еще в первом тысячелетии до РХ. Самое старое письменное известие о нём имеем в "Житии св. Константина ", где рассказывается, что св. Константин (св. Кирилл) нашел в 860 году в Корсуне (Херсонесе) св. Евангелие и Псалтырь, написанные "русскими письменами", и человека, который читал ему их. Поэтому-то и смогли украинцы писать научные произведения в XI в...."
   И далее причисляет всех подряд к украинским писателям: "митрополиты Илларион (1051), Клим Смолятич (1155), епископ Кирилл Туровский (1130-1182), Даниил Паломник (1108), Феодосий Печерский (1035-1074), неизвестный автор "Слова о полку Игореве" (1187), летописи XI и более поздних веков, М. Смотрицкий (1587), Х. Филарет (1596-1608), И. Вышенский (умер 1625), автор украинского словаря Л. Зизаний (1596), автор другого украинского словаря П. Беринда (1627), К. Ставровецкий (1620), Э. Плетенецкий (1617), С. Копыстенский (1620), митрополит Петр Могила (1596-1647), С. Косов (1653), П. Голятовский (1659), Л. Баранович (1666), А. Радзивиловский (1676), С. Мокриевич (1697), Д. Ростовский (1689-1705) и другие". [30]
   Эти измышления рассчитаны на малограмотных националистов, которые не в состоянии убедиться, что перечисленные Штепой авторы использовали русский язык, примеры которого приведены в приложении 2 (образчики работ М. Смотрицкого, Л. Зизания, П. Беринды, П. Могилы, Д. Ростовского).
  
   При особом желании познакомиться со взглядами "украинствующих" филологов на проблему "развития украинского языка" с XIV в. (спасибо, что не с времён Ноя!), почитайте "мыслительные перлы" украинского языковеда, доктора филологических наук П. П. Плюща (1896-1975) в труде "Из истории украинского правописания". http://www.philology.ru/linguistics3/plushch-69.htm
  
   История народа неотделима от истории становления и развития его языка. В этом отношении очень показателен пример украинского языка, история которого, как и история самого украинского народа, начинается около 100 лет назад. В лексике украинского языка по приблизительным подсчётам насчитывается более двух тысяч польских слов, служащих главным отличием от лексики русского языка. Таких полонизмов нет в древних русских исторических документах, датированных ранее татаро-монгольского нашествия, что неопровержимо свидетельствует, что до этого рубежа язык коренного населения русских княжеств был русским, а значит и народ был русским, вопреки измышлениям украинских националистов об "украинцах, которые называли себя русами". Русским был язык и большинства подданных Великого княжества Литовского, являвшийся государственным. И только с середины XVI в. во времена польского господства над юго-западной частью Руси в русский язык стали проникать польские заимствования и он начал отличаться по лексике, сохраняя морфологию и синтаксис русского языка. Это, по сути южно-русское наречие национально озабоченные украинофилы в XIX в. стали выдавать за самостоятельный язык, пытаясь придумать для него отдельную грамматику и насытить ещё больше полонизмами и выдуманными словами. Это делалось с целью отдалить новый язык от русского и иметь основания для его объявления самостоятельным языком пока ещё существовавшего только в головах украинофилов нового народа - украинцев. Радикальная часть украинофилов планировала использовать это обстоятельство для борьбы за выход Малороссии из состава Российской империи. Таким образом язык, как средство общения отдельной племенной группы, обычно развивающийся в естественных условиях этногенеза народа в течение его многовекового существования, начал искусственно создаваться при отсутствии самой украинской нации, которую только планировалось создать из отщепенцев русского народа и для которой по заказу австро-венгерских властей Грушевским придумывалась "древняя героическая история".
  
   "Этногенез украинского народа" заключался в том, что часть русских в Галиции поверила австрийской пропаганде или испугалась репрессий и отреклась от веры отцов (перейдя из православия в унию или католицизм), а следом - и от своей русской национальности (став "украинцами"). Такова объективная историческая истина, сохранение и отстаивание которой от любых посягательств, лжи и инсинуаций необходимо во имя светлой памяти наших героических предков и ради достойного будущего наших детей.
   Создаётся впечатление, что укро-историки не учились ни в школе, ни в университете и им неведомы элементарные вещи из истории, что до татаро-монгольского нашествия на всей Руси, несмотря на некоторые племенные и диалектные различия, существовал один древнерусский народ с единым древнерусским языком. Историческая наука не располагает ни одним древним письменным источником на украинском языке, поскольку все они написаны на русском. Не случайно и в Малороссии, и в Московском царстве в XVII в. для обучения грамоте использовался один и тот же учебник, грамматика Мелетия Смотрицкого.
   Стоит напомнить слова летописца Нестора, который в "Повести временных лет" о языке Руси говорит: "се токмо словенеск язык в Руси". Современные украинский и русский языки входят в восточно-славянскую языковую группу. Основой словарного состава их является праславянская лексика. Различия в лексике между ними являются исторически сложившимися в связи с вхождением на протяжении веков в состав разных государств. Но морфология, синтаксис и семантика у них едины, что даёт возможность лёгкого взаимного понимания речи. А подсознательное чувство более мощного и распространённого русского языка заставляет рождённых в украиноязычных семьях людей овладевать русским, который открывает более широкие возможности для трудоустройства и применения своего творческого потенциала.
  
   Лингвисты и языковеды считают, что в древности (до XIII в.) существовало восточно-славянское раннее языковое единство с незначительными отличиями в говоре древне-киевском и древне-новгородском. Считается, что, начиная с XIV в., в связи с подчинением раздробленных русских земель после татарского нашествия различным завоевателям, когда русичи оказались в составе разных государств, в силу исторических причин начался процесс отдаления этих говоров друг от друга и древнерусский язык распался на несколько наречий. К ним относятся южнорусское и западнорусское наречия, называемые в настоящее время в независимых Украине - украинским языком, а в Беларуси - белорусским. О белорусском языке президент Беларуси Александр Лукашенко, известный своей прямотой и афоризмами, сказал то, что думал: "Люди, которые говорят на белорусском языке, не могут ничего делать, кроме как разговаривать на нём, потому что по-белорусски нельзя выразить ничего великого. Белорусский язык - бедный язык. В мире существует только два великих языка - русский и английский".
  Это же мнение с полным основанием следует отнести и к украинскому языку.
   Появилась даже шутка: Если из украинского алфавита убрать все русские буквы, то останется только "Г" (с намёком на известное народное слово).
  
   Филологи проследили, как внутри самого русского языка происходила борьба диалектов. Победил московский диалект, что связано с возвышением Москвы в качестве столицы Руси. Но вначале московский диалект был одним из многих. То есть если бы столицей стала не Москва, а Новгород, Рязань, Ярославль, то в основу русского языка лёг бы говор соответствующего столичного города.
   Но эти различия не мешали русским в любой части древней Руси понимать без труда друг друга. Посетивший в 1523-1524 гг. великие княжества Литовское и Московское посол римского папы Клемента VII Альберт Кампензе писал в Рим, что "жители Руси, как Литовской, так и Московской, считаются одним народом, поскольку говорят одним языком и исповедуют одну веру".
  
   Если в русских землях Великого княжества Литовского (Чернигово-Северщина, Подолье, Киевщина, Переяславщина, Волынь) и Молдавского княжества (Северная Буковина) долгое время государственным был древнерусский язык, то в Польском королевстве (Западная Волынь и Галиция) и в Венгрии (Закарпатье) язык русского населения испытывал громадное давление языка титульных наций и в значительной степени насыщался чуждой лексикой. Там и происходило сравнительно более быстрое накопление изменений словарного состава. Так постепенно в юго-западных землях возникло так называемое западнорусское наречие, отличающееся от общерусского языка центральных и северо-восточных русских княжеств только лексическим составом с сохранением морфологии и снтаксиса.
   В этот же примерно период древне-новгородский говор в ходе массированной экспансии распространялся на северо-восточную и центральную части будущего Российского государства (вплоть до Урала) и с XIII в. вбирал в себя лексические элементы тюркского языка от татар (в это время в русских землях характерно использование двуязычия) и в меньшей степени от языка угрофинского местного населения, которое быстро ассимилировалось в преобладающей массе русской колонизации. Нельзя также исключить влияние южнорусского говора от населения, в массовом порядке бежавшего с южных, часто подвергавшихся нападению степных кочевников, в северо-восточные районы под спасительную защиту лесных чащоб. Эту миграцию с юга в северном направлении от невзгод постоянного давления кочевых племён Дикой Степи отмечают все историки.
  
  
   После объединения Литвы с Польшей в результате Люблинской унии 1569 г. в единое государство Речь Посполитую западнорусский язык постепенно заменяется в официальной сфере польским языком, а народный русский (русинский) язык стал называться "простой мовой". Кстати, по-польски "język" - это язык, а "mowa" - это и есть речь, говор. Киевлянин, инженер-строитель и филолог-любитель Анатолий Железный, оценивая влияние политики полонизации русского населения Речи Посполитой, в книге "Происхождение русско-украинского двуязычия на Украине" справедливо утверждает, что "не будь польского господства, не было бы сейчас никакого украинского языка".[42]
  
   Древнерусская народность Киевской Руси использовала общий по своему происхождению, единый фонетически, грамматически и лексически на огромной территории его распространения живой древнерусский язык, который на разных русских землях имел местную окраску, диалектные отличия. Украинский историк К. Гуслистый, непопулярный в современной Украине, в работе "К вопросу о формировании украинской нации". (Киев, 1967) писал, что "русский литературный язык развивался в разные этапы исторического развития Руси на общенародной восточнославянской языковой основе", - и отметил, что такого же мнения придерживался и академик И.И. Срезневский.
   При совершенно одинаковых для русского и современного украинского языков правилах морфологии и синтаксиса, различие между ними составляет только лексика и пара букв алфавита. Но если внимательно проанализировать различия в лексике, то почти все специфически "украинские" слова, то есть те, что отличают украинский язык от русского, имеют польское происхождение. Вот, скажем, как звучат в польском языке некоторые слова, вошедшие в украинский язык и отличающиеся от русских слов: wypadek, kosztowny, dziob, zatoka, zuchwalosc, czekac, nedziela, posada. Не надо быть большим знатоком украинского языка, чтобы понять эти эквиваленты русским словам: случай, ценный, клюв, залив, дерзость, ждать, неделя, должность. Все эти полонизмы в течение нескольких веков польского владычества над русскими землями впитывались и влияли на лексический состав языка порабощённого народа, сначала бывшего государственным языком в Великом княжестве Литовском, Жемайтском и Русском (поскольку им говорило подавляющее большинство населения). Так же в англоязычном окружении заокеанской диаспоры в родном языке эмигрантов появляются заимствованные из английского слова типа "парковка" вместо автостоянки, "иншуренс" вместо страховки, "апойтмент" вместо времени визита, "ресит" вместо квитанции, "апартмент" вместо квартиры и т.п.
  
   Возникшая в XIX в. среди российских интеллектуалов мода на этнографические исследования потребовала наличия инструмента для информативного обеспечения работ по южно-русскому фольклору, т.е. разработки письменности, которая стала под влиянием польской пропаганды использоваться как этнографическое отличие малороссов от русских. Перед украинофилами-энтузиастами стояла очень трудная задача создать искусственный язык для нации и государства, которых ещё не существовало. Некоторые малороссы-интеллигенты безуспешно пытались решить эту задачу, используя преимущественно русскую азбуку и экспериментируя с фонетическим правописанием. Каждый из них самостоятельно изобретал разные системы нового языка (драгомановка, кулишовка, желеховка и т.д.) Их трудами было создано несколько систем письма, которые ими же и отвергались.
   О безуспешных усилиях украинофилов второй половины XIX в. создать удобоваримый вариант литературного украинского языка писал историк В. Антонович в начале 1860-х годов в неоконченной статье, озаглавленной его вдовой К. М. Мельник-Антонович при подготовке к изданию 1928 г. "Про украинофилов и украинофильство": "Украинофилы до сих пор не установили одного общего правописания для своего наречия: до сих пор все согласны признавать недостатки правописания, употребляемого г. Кулишом, называть археологической ветошью правописание г. Максимовича и музыкальными нотами правописание г. Гацука; подшучивать над джетой, дзетой и запятыми, поставленными в середине слова г. Шейковским, отрицать правописание "Галицкого Слова", но никто еще не придумал правописания общепринятого, никто не подчинился безропотно одному из проектов существующих". (http://litopys.org.ua/anton/ant06.htm)
  
   После того, как в 1890 г. в сейме Галиции украинофилы стали пропагандировать, что русины это на самом деле украинцы, в Галиции начинается тотальная украинизация путём введения нового правописания, придуманного финансируемым австрийским правительством "Научным обществом имени Шевченко", большинство членов которого составляли украинофилы радикальных взглядов, эмигрировавшие из России. Несмотря на протесты русинских интеллигентов и духовенства, это правописание стало вводиться в школах, судах и государственных учреждениях. В 1892 г. фонетическая орфография была признана министерством народного просвещения официальным правописанием в Галиции и Буковине. Эта украинская мова была настолько далека от разговорной речи малороссийских губерний России (в основном из-за чрезмерного насыщения полонизмами), что понималась местным населением с трудом и требовала в целом ряде случаев словаря.
  
  Общее негативное отношение малороссийского народа к искусственной украинской речи подтверждается многими свидетельствами современников. Например, об этом говорится в докладной записке цензурного комитета: само возбуждение вопроса о пользе и возможности употребления этого наречия в школах принято большинством малороссиян с негодованием. Они весьма основательно доказывают, что никакого особенного малороссийского языка не было, нет и быть не может, и что наречие их, употребляемое простонародьем, есть тот же русский язык, только испорченный влиянием на него Польши".
   Хорошо известно, что сепаратистские нотки в движение российских украинофилов XIX века внесли поляки-русофобы, озабоченные поиском союзников-малоруссов для осуществления своей мечты о возрождении Великой Польши в границах Речи Посполитой. Они пропагандировали существование отдельных от русского народа "украинцев", как части польской нации, и приветствовали усилия украинофилов по созданию "украинского языка". Против использования "украинского правописания" в политических целях решительно выступил Пантелеймон Кулиш, который в письме Я. Головацкому писал: "Вам известно, что правописание, прозванное у нас в Галиции "кулишивкою", изобретено мною в то время, когда все в России были заняты распространением грамотности в простом народе. С целью облегчить науку грамоты для людей, которым некогда долго учиться, я придумал упрощенное правописание. Но из него теперь делают политическое знамя. Полякам приятно, что не все русские пишут одинаково по-русски; они в последнее время особенно принялись хвалить мою выдумку: они основывают на ней свои вздорные планы и потому готовы льстить даже такому своему противнику, как я... Теперь берет меня охота написать новое заявление в том же роде по поводу превозносимой ими "кулишивки". Видя это знамя в неприятельских руках, я первый на него ударю и отрекусь от своего правописания во имя русского единства". В 1893 году вместо "кулишовки" в Австро-Венгрии официально распространилась система Желеховского ("желеховка"), близкая к нынешнему украинскому правописанию.
  
   Перед последователями возникшего в конце XIX в. в австро-венгерских политических кругах "украинского проекта" стояла задача создать язык, как можно более непохожий на русский. Но при этом "украинофилы" на минуточку забыли создать абсолютно непохожую грамматику и синтаксис. По критерию одинаковых морфологии и синтаксиса украинская мова является южным народным наречием русского литературного языка, таким же, какими являются северные или уральские, или сибирские русские наречия.
   Например, если русские и украинцы понимают друг друга без переводчика, то речь сибиряка, изобилующая местной специфической лексикой, иногда трудно понять. Но это не значит, что сибиряки разговаривают на отдельном от русского языке. Они просто используют местную лексику, сибирский или уральский говор. В Российской империи до 1917 г. во всех губерниях, где обитало нерусское население, в органах администрации и судах полагалось иметь переводчиков для не владеющих русским языком жителей. Они были везде, кроме малороссийских губерний, потому что там не существовало языкового барьера, а так называемая "украинская мова" была просто южным диалектом русского языка.
  
   В начале ХХ в., в преддверии мировой войны, в российской Малороссии появились откуда ни возьмись украинские издательства, которые использовались по инициативе и на деньги австро-венгерского правительства для пропаганды "украинской идеи" и галицкого варианта украинского языка среди российских украинофилов. Один из участников этой кампании Юрий Тищенко Сирый в своих воспоминаниях ("Первые украинские массовые политические газеты Поднепровья". Нью Йорк, 1952 г.) писал: "Помимо того маленького круга украинцев, которые умели читать и писать по украински, для многомиллионного населения Российской Украины появление украинской прессы с новым правописанием, с массой уже забытых или новых литературных слов и понятий и т. д., было чем то не только новым, а и тяжелым, требующим тренировки и изучения".
   Против этой (говоря по-современному) идеологической диверсии выступил даже украинский писатель Нечуй Левицкий, предлагавший создать литературный украинский язык на основе малороссийских диалектов, а не галицкого говора, тяжёлого для понимания малорусским населением.
  
   В процессе оформления и создания грамматики украинского языка различными просветителями, учёными и писателями, начиная с XIX в., существовало несколько систем правописания (до 50 различных) с разным составом алфавита, которые имели достаточно ограниченную степень распространённости и использования. Их можно разделить на три основные группы:
   1. Фонетические системы на основе русского алфавита (грамматика Павловского 1818 г., словарь Белецкого-Носенко 1840 г.)
   2. Этимологические системы (система Максимовича 1827 г. и закарпатская система правописания начала ХХ в.)
   3. Фонетические системы на основе изменённого алфавита (система "Русалки Днестровой" 1837 г., система Кулиша 1850 г., система Драгоманова 1870 г., система Желеховского 1886 г., современное украинское правописание на основе словаря Гринченко).
  
   Принципы фонетического украинского правописания, разработанные в конце XIX в. индивидуально разными украинофилами на основе русского правописания, были применены в известном словаре украинского языка под редакцией Б. Гринченко, вышедшем в течение 1907 - 1909 гг. с введением изменений в 1921 г. и реформы 1946 г. (с вытеснением польских заимствований). В 1918 г. был опубликован проект украинского кодекса правописания, в разработке которого принимали участие проф. И. Огиенко, академик А. Крымский и проф. Е. Тимченко. Но поскольку лексика и грамматика не были ещё окончательно созданы, какой мове учили будущих украинцев - сказать трудно.
  
   Процесс украинизации, объявленный на VII конференции КП(б)У, означал самую масштабную в истории человечества кампанию по насильственному изменению этнической принадлежности народа при явном нежелании русскоязычного населения переходить на украинский язык. Одним из активнейших украинизаторов являлся нарком просвещения, заместитель председателя Совета народных комиссаров УССР Николай Скрыпник (1872-1933 гг.), курировавший вопросы орфографической реформы украинского языка. Искусственная уродливая система правописания, принятая в 1928 г. в Харькове на конференции лингвистов и получившая название ""скрыпниковки", в 1933 г. была отменена как "националистическая" и излишне засорённая полонизмами. Последние изменения в украинское правописание были декретно узаконены только в 1946 году, а в 1960 г. кодекс был снова переработан. Официально нынешний состав и порядок алфавита и правописание утверждены в 1993 году: "Український правопис" (АН України, Ін-т мовознавства ім. О. О. Потебні; Інститут української мови , 4-е издание. К. Наукова думка, 1993). Сейчас с подачи украинских эмигрантских кругов отменённые в 1933 г. "нововведения" возвращаются из небытия всё под теми же лозунгами "особости".
   "Скрыпниковка", или так называемое "харьковское правописание", более близкое к нормам галицкой речи, продолжает использоваться в украинских диаспорах за рубежом, состоящих в большинстве из выходцев с Западной Украины. Этим, кстати, объясняется, что националистические и русофобские импульсы имеют свои корни в эмигрантском зарубежье и питаются сложившейся враждебностью галичан-националистов, бежавших с немцами во время II мировой войны и после неё, и их потомков, составляющих значительную прослойку в северо-американской украинской диаспоре, особенно в канадском Торонто. Значительный анклав украинской диаспоры образовался в Чикаго, где целый городской район называется "украинской деревней" (Ukrainian village). Там живёт большинство выходцев из Западной Украины, распространены русофобия и симпатии к националистам. Там в 2014-2016 гг. можно было увидеть демонстративно вывешенные на домах флаги и символику бандеровского "Правого сектора", что не давало повода в этом сомневаться. Ежедневные радиопередачи с непременным обзором событий на Украине с точки зрения киевской марионеточной власти от киевского корреспондента вела украиноязычная радиостанция "Юки-драйв" на волне 1240 Мгерц.
  
   Украинофилы XIX в. и возникшие к началу ХХ в. украинские националисты на базе народного южного наречия русского языка создавали новый язык и, пытаясь сделать его как можно более непохожим на русский, активно заполняли его полонизмами, германизмами и просто выдуманными словами. Но всё это осталось бы в истории, если бы не советская власть, которая сделала из диалекта полноценный язык.
   Только советская власть, использовав наработки дореволюционных украинофилов, смогла директивным порядком создать из южнорусского диалекта некоторое приемлемое подобие отдельного языка, что, как доказывают это националисты, характеризуется большей несхожестью украинской лексики с русской лексикой, чем с польской. После установления советской власти большевики взялись за украинизацию населения Малороссии со всем революционным напором. Украинский алфавит был создан просто исключением из русской азбуки трех букв и введения в неё пары новых.
   Новый язык был принят для школьного образования, системы всеобуча и программы ликвидации безграмотности (ликбеза), для обязательного обучения украинскому языку работников всех партийных и государственных организаций с целью перехода на использование украинского языка в официальном делопроизводстве. Эта государственная программа "украинизации" осуществлялась с присущими большевикам размахом, упорством и настойчивостью. С таким же успехом советская власть была искренней в укреплении и развитии других национальных языков для народов России, не имевших до 1917 г. письменности.
  
   Первые попытки украинизации начались ещё в 1919 г., когда большевики ненадолго овладели Киевом. Их успехи в области украинской культуры впоследствии отмечал видный деятель Центральной Рады и Председатель Директории УНР В. Винниченко: "За три-четыре месяца коммунистами было сделано для украинской культуры столько, сколько не сделала бы за несколько лет Директория, и что условия работы в национально-культурной области были вне всякого сомнения лучше и продуктивнее, чем при чисто украинской власти".
   Главную роль в насаждении украинского языка на Украине (известном как "украинизация") сыграл "вождь украинского народа", генеральный секретарь ЦК КП(б) Украины Лазарь Моисеевич Каганович (1893-1991), фактический руководитель республики с 1925 по 1928 год. Трудился Лазарь Моисеевич ударными темпами, невзирая на преимущественно русское население в столице тогдашней Украины Харькове, в других крупных городах и наличие национальных меньшинств. Уже к 1926 г. делопроиводство в госучреждениях и партаппарате велось на украинском языке, не обращая внимание на то, что многие новоиспечённые "украинцы" не принимали нового языка. После Кагановича политику "украинизации" с не меньшим рвением продолжал ставший в 1928 г. генеральным секретарём КП(б)У Станислав Косиор. К 1930 г. на одну русскую школу приходилось 10 украинских, все театры были украинизированы, а русскоязычных газет осталось только три. Председатель Совета Народных Комиссаров Украины в 1923-1934 гг. этнический украинец из Екатеринославской губернии Влас Яковлевич Чубарь (1891-1939), ясно представляя себе причины сопротивления народа Украины внедрению большевиками украинского языка, недаром настоятельно призывал партийных и советских руководителей: "Нам необходимо приблизить украинский язык к пониманию широких масс украинского народа". А этого понимания как раз и не хватало.
  
   Вопреки пропаганде националистов о притеснениях украинского языка при советской власти, в Советской Украине украинским писателям были созданы самые привилегированные условия. В Союз Писателей Украины очень трудно было вступить тому, кто пишет только на русском. А вот украиноязычные авторы регулярно печатались и получали громадные гонорары, хотя книг их почти никто не покупал. Украинские книги продавали в нагрузку к популярной русскоязычной классической и современной литературе, поскольку слабые по содержанию книги украинских авторов мало кто читал и они не пользовались спросом. Книжные магазины с большой неохотой брали для реализации украиноязычные издания, так как они плохо продавались, а торговать себе в убыток никто не хотел. После 1991 г. абсолютное большинство взлелеянных советской властью писателей оказалось на стороне её врагов, почти все "пламенные" певцы коммунистической партии - "великие украинские советские писатели" - предали эту партию и в одночасье стали отъявленными националистами. Кстати, программные документы националистического Украинского Руха готовились именно в Союзе писателей Украины, в котором собралось целое кубло идейных националистов с партбилетами КПСС.
  
   Отдельно от украинской мовы должен рассматриваться карпато-русский язык с его различными говорами (лемки, бойки, гуцулы), хотя все его разновидности считаются украинскими властями диалектами украинского языка. Структурное сходство карпатских говоров с русским языком, а также то, что они во многом базировались на древнерусской и церковнославянской лексике, давно привело некоторых учёных к выводу, что русский язык является наиболее чистой, литературно обработанной формой их речи, которую они традиционно называли "русской". Такие взгляды уже в 1810-1830-е годы высказывали Николай Кмицикиевич на Галичине и Иван Фогораший в Закарпатье, причём Кмицикиевич делал выводы о том, что единый язык подразумевает единый "сильно разветвлённый русский народ".
   В 1989 г. русский язык в Закарпатье, выполнявший там роль языка межнационального общения, назвали родным 47 378 русинов, 15 132 украинца, 1307 евреев, 1176 белорусов, 991 венгр, 388 словаков, 212 немцев, 119 цыган. В целом по области 64,1 % населения указало, что свободно владеет русским языком.
  
   Практически все славянские языки в процессе естественного развития исторически сложившихся племенных диалектов в той или иной степени отошли от своей основы - единого общеславянского языка. Их письменный язык складывался в зависимости от принятых религиозных представлений при переходе от язычества к христианству. Принявшие католицизм приняли письменность на основе латиницы, склонившиеся к православию - получили церковнославянский язык святых Кирилла и Мефодия, который постепенно трансформировался в светские системы письма на основе кариллицы. Исторически сложившаяся многовековая оторванность населения Закарпатья от основного массива русского народа привела к тому, что их светский народный русинский язык сохранил наибольшую близость к церковнославянскому языку. Несмотря на административное давление киевских властей, он остаётся среди местного населения в Закарпатье широко употребляемым языком, который они, не сговариваясь и сохраняя своего рода народную конспирацию, называют "местным" или "по-нашому". Особенно поразительно то, что подкарпатские русины при постоянном иноязычном давлении в течение 11 веков смогли сохранить свой язык, что свидетельствует о его оригинальности, естественном происхождении, тесной связи с церковнославянским и удивительной верности его носителей заветам своих предков, которые в далёкой древности осели на склонах Карпат, придя сюда под именем белых хорватов в ходе славянской миграции задолго до появления здесь венгров в Х в. Живя за труднодоступными горными отрогами и на скрытых от глаз завоевателей горных полонинах, русины оказались отрезаны ещё и границами государств, выпав таким образом из этно-политических процессов восточных славян, объединённых в IX в. в Киевскую Русь.
   Несомненно, что многовековая оторванность от основного восточнославянского русского массива способствовала консервации древнерусских архаичных черт в народном языке карпатских русинов, который впитывал также словарные заимствования из польского языка в Галиции, из венгерского - в Закарпатье, из румынского - в Буковине. Но в этом языке лексической, морфологической и синтаксической основой оставался русский язык. Украинским его можно назвать, если только намеренно погрешить против истины. В конце XIX - начале XX века в Закарпатье на основе местной разновидности русского языка ("подкарпатская редакция русского языка") возникла целая школа русскоязычных писателей. Характерно, что при разнообразии самоназваний населения этого региона древней Червоной или Малой Руси (галицкие русины, подкарпатские русины, червонорусы, руськи, руснаки, карпаторусы) всегда используется корень "рус". Для карпатских русинов характерно, что они исторически всегда ощущали себя русскими и свои земли веками называли Карпатской Русью. Тягу их к русской самоидентификации украинский доктор философии П. Кралюк объяснял так: "Такие люди были не против идентифицировать себя как россиян, что давало им возможность говорить о своей причастности к могучему народу и его культурным достижениям". Доктор философии не прав в том, что русины были "не против", они настаивали именно на том, что они русские.
  
   Юрист по образованию, но литературовед и критик по призванию Сергей Ефремов (Охрименко), в работе "Історія українського письменства" (изданной в Торонто, 1911), повторяя в целом историческую канву М. Грушевского, не мог ещё так нагло, как националисты-эмигранты середины ХХ в., издеваться над здравым смыслом. Он пишет вполне здраво, не упоминая украинцев: "После освобождения Малороссии в XVII в. от шляхетско-польского порабощения, Галичина так и осталась под Польшей. Когда в 1772 г. досталась она Австрии, как Королевство Галичина и Ладомерия, "народ руський" остался наедине со своей судьбой холопов, выполнявших тяжёлую работу невольников в условиях панщины на "своей земле", принадлежавшей польским помещикам. Всё, что хоть немного вибивалось из этой неволи, как мещанство или даже униатское духовенство - причисляло себя к полякам, пыталось приспособиться к польской культуре, силилось перенимать польские формы жизни, разговаривало на польском языке". [53]
   Восприняв позже исторические постулаты "Украины-Руси" лично знакомого по Центральной раде М. Грушевского, Ефремов всю древнюю русскую литературу времён Ярослава Мудрого и Владимира Мономаха относил к украинскому языку и рассматривал как наследие украинской литературы, историю её развития, заканчивая свою работу критическим анализом литературы украинофилов XIX в.
   А дальше, описывая "руську троицу", которая стояла во главе русофильского движения галицких русинов, и повторяя стихи Ивана Шашкевича "Руська мати нас родила", в сборнике "Сын Руси" Ефремов призывал овладевать этим языком, уже называя его почему-то "украинским".
   Характеризуя Якова Головацкого как большую надежду земляков, духовного предводителя русинов, Ефремов перечисляет его научные труды: "Росправа о языке южно-русском и его наречиях", "Три вступительные лекции преподавания русской словесности", "Грамматика русского языка" и этнографический сборник "Народные песни Галицкой и Угорской Руси". И это Ефремов преподносит как работы по украинскому языку! И так во многих публикациях националистов, нагло называя язык украинским, авторы без всякого стыда приводят старинные русские тексты из книг с русскими названиями.
  
   Украинский доктор философии профессор П. Кралюк ("С надеждой на белого царя в первой четверти ХХ века", Киев, 2003) пишет, что западноукраинские интеллигенты-украинофилы "были представителями негосударственного, "непрестижного" народа, не имевшего четко выраженной этнической идентификации. Из-за этого первые западноукраинские интеллигенты часто общались не на народном языке, а на языках "культурных" (польском, венгерском, немецком). Учились они в школах, где доминировали западноевропейские (преимущественно немецкие) культурные ценности. Не удивительно, что такие люди рассматривали культуру своего народа как "низшую"; и часто искали поддержки какой-то внешней силы. В этом была трагедия западноукраинской интеллигенции". Таким образом он оправдывает антинародную сущность "украинства".
   В националистической Украине русинский язык называют украинским, который по утверждениям укро-историков был таким древним языком, что от него произошли все остальные языки мира. Фактически древний язык неоантропов Русской равнины таким праязыком и был, только это был, конечно, не украинский язык. Но такова, поразившая часть русского народа, проживавшего в конце XIX - начале ХХ в. в австро-венгерской Галиции, общая социальная болезнь "украинства", придуманная поляками и использованная спецслужбами Австро-Венгрии и Германии для противодействия влиянию русского мира на подкарпатских русинов и ослабления России в преддверии мировой войны. Об этом пишет создатель сайта "Посольский приказ" Вадим Андрюхин в своём эссе "Украина - это не государство, это болезнь русского мира". [46]
  
   Русины Галиции под беспрецедентным давлением австрийских и польских властей, под угрозой физического уничтожения вынуждены были смириться и стали называться украинцами. Но до сих пор не сломлено сопротивление этноциду киевского руководства русин Закарпатья, которые на референдуме 1991 г. подавляющим числом голосов (78%) потребовали восстановления довоенного статуса региона как Подкарпатской Руси с правами национальной русинской автономии.
   Международная научно-практическая конференция "Геноцид и культурный этноцид русинов Карпатской Руси (конец XIX - начало ХХI вв.)", в которой участвовали учёные и представители общественности Украины, России, Сербии, Чехии, Молдовы, 19 декабря 2008 года в Ростове-на-Дону отметила, что "...в отношении русинского населения современной Украины проводится политика культурного этноцида, означающая лишение народа его исторического имени и исторической памяти, создание препятствий к развитию национальной культуры и образования на родном языке... Особенно жёсткие формы приобрела эта политика при президенте В.Ющенко". Это украинским правительством игнорируется до сих пор, являясь ещё одной миной замедленного действия под существующий с весны 2014 г. марионеточный режим Порошенко.
  
   Один из первых в России украинофилов, участник Кирилло-Мефодиевского Братства Пантелеймон Кулиш (1819-1897), начинавший писать на русском языке, позже изобрёл собственную грамматику для сельского языка Малороссии ("кулишовку"). Он так писал в своих "Записках о Южной Руси" в 1856 г., пока не впитал "украинскую идею": "Название "Русский" принадлежит южно-русскому или малороссийскому народу и языку искони. Малороссийский народ и малороссийский язык суть русский народ и русский язык по преимуществу. В русских землях, принадлежавших к Польскому королевству, южно-русский язык не только был языком народным, но и правительственным. Этим языком говорили при дворе великих князей Литовских и в знатнейших южно-русских домах". И подытожил свои мысли: "Во всех русских землях, известных под именем Малой и Червонной Руси, один и тот же южно-русский язык был во всеобщем употреблении".
   Издаваемая известным российским писателем и публицистом И. С. Аксаковым газета "День" (1861-1862) писала: "Сочиняемый хохломанами малоросийский язык есть только пустой предлог, а подлинная цель - особое малороссийское государство......Наш нынешний литературный язык выработан совместными силами великорусских и малорусских писателей - поэтому малороссы не нуждаются в создании нового учёного и учебного языка".
   Н.И. Костомаров в статье "Правда полякам о Руси" так описывает ситуацию с языком в западнорусских землях: "Язык славяноцерковный был книжным и письменным языком со времени введения христианства, но с XV века начал брать верх в письменности язык западнорусский: в него входили формы и славяно-церковного, и польского, и народного. Славяно-церковный язык не исчезал и после; оставаясь неизменно языком богослужения, он иногда имел по разным предметам и сочинителей, предпочитавших его западнорусскому, который вообще был в ходу. Западнорусский язык исчез, мало-помалу заменяясь польским и образовавшимся уже книжным великорусским; народное наречие долго оставалось за пределами письменности и только, так сказать, ненароком, вторгалось в письменный язык, а между тем подвергалось, незаметно для письма и, следовательно, неуловимо для истории, вековым изменениям, сообразно с обстоятельствами, действовавшими на судьбу народа. Не прежде, как наступила всеобщая потребность в образованном мире приблизиться к живому народному образу выражения, и оно вступило в область письменности. Вот, в главных чертах, история языка нашей Южной Руси. О греческой азбуке, замененной кирилловскими буквами, мы знать не знаем и ведать не ведаем. Что касается до относительной близости к польскому и великорусскому, то славяно-церковный и народный языки ближе к последнему, чем к первому. Сходство народного языка нашего с польским выражается некоторыми слогами и оборотами: из них, одни, быть может, действительно заимствованы из польского, по взаимодействию народов, соединенных некогда одной политической связью; другие же, хотя сходные с польскими, в то же время встречаются в разных местах Русской Земли, не подвергавшихся польскому влиянию и особенно в северной Руси, древней Новгородской земле, где, вместе со сходством выговора, служат с одной стороны свидетельством о древнем ближайшем этнографическом родстве между собою южной Руси и славянских поселенцев на севере, образовавших республику Великого Новгорода, а с другой доказывают, что в южнорусском языке многое, что с первого взгляда можно почесть следствием влияния польского, в самом деле есть собственное древнее достояние. Нет ни малейшего основания считать южнорусский язык наречием польского..." [19]
   "Украинствующие" интеллектуалы осуждали П. Кулиша и Н. Костомарова за сдачу ими националистических позиций перед царской охранкой после разгрома Кирилло-Мефодиевского братства и их крайнее возмущение вызвали язвительные высказывания Кулиша об "Энеиде" Котляревского (который сам свою бурлескную поэму называл не украинской, а малороссийской), баснях Гулака-Артемовского и о поэзии Т. Шевченко. Дело в том, что Кулиш очень ревниво относился к Шевченко, которому втайне завидовал, и, считая себя выходцем из казацкой старшины-шляхты, свысока относился к казацкой голытьбе, представителем и певцом которой был Тарас Шевченко, чью поэзию Кулиш называл "музой полупьяных".
   Если критически рассмотреть всю малороссийскую культуру, то она мировой цивилизации не дала ничего, кроме гопака, фольклорных казацких шаровар, вышиванок, сала, горилки и кучи искусственно героизированных исторических личностей весьма специфического типа: клятвопреступников, предателей и убийц. Об отношении к Тарасу Шевченко, как к символу украинской нации и всенародно признанному гению, весьма критически высказался историк и писатель Николай Иванович Ульянов (1905-1985): "Национальным поэтом объявлен он не потому, что писал по-малороссийски и не потому, что выражал глубины народного духа. Этого, как раз, и не видим. Многие до и после Шевченко писали по-украински, часто лучше его, но только он признан "пророком". Причина: - он первый воскресил казачью ненависть к Москве и первый воспел казачьи времена, как национальные". [50]
   Критик В. Белинский отмечал лживость нарочито народных истоков "Кобзаря" и сомнительную пользу его поэзии для простого малороссийского народа: "Если господа Кобзари думают своими поэмами принести пользу низшему классу своих соотчичей, то в этом они очень ошибаются; их поэмы, несмотря на обилие самых вульгарных и площадных слов и выражений, лишены простоты вымысла и рассказа, наполнены вычурами и замашками, свойственными всем плохим пиитам, часто нисколько не народны, хотя и подкрепляются ссылками на историю, песни и предания, следовательно, по всем этим признакам - они непонятны простому народу и не имеют в себе ничего с ним симпатизирующего".
   Вторит Белинскому М. Драгоманов, считавший, что "Кобзарь""не может стать книгою ни вполне народною, ни такой, которая бы вполне служила проповеди "новой правды" среди народа".
   П. Кулиш, завидовавший таланту Тараса-поэта, когда-то писал, что если "само общество явилось бы на току критики с лопатою в руках, оно собрало бы небольшое, весьма небольшое количество стихов Шевченко в житницу свою; остальное бы было в его глазах не лучше сору, его же возметает ветер от лица земли".
   Не советовал Шевченко публиковать его русскую прозу в газете "День" известный славянофил Сергей Аксаков, отказал и его земляк, редактор "Русской Беседы" Михаил Максимович, а Пантелеймон Кулиш предлагал вместо этого помощь в пропитании: "Не хапайся, братику, друкувати московських повістей. Ні грошей, ні слави за них не добудеш. Адже ж і Данте і Петрарка думали, що прославляться латинськими своїми книгами. Отак тебе морочить ця москальщина. Цур їй! Лучче нічого не роби, так собі сиди да читай, а ми тебе хлібом прогодуємо, аби твоє здоров'є!"
   Эти украинские "друзья" не пустили Т. Шевченко в большую прозу и не дали ему стать при жизни русским классиком. Тем не менее известно, что Тарас Шевченко был в списке "видных людей" для включения в скульптурно-барельефную композицию памятника "Тысячелетия России", сооружённого в Новгороде в 1862 г. по проекту скульпторов Михаила Микешина и Ивана Шредера. Там на пьедестале помещены барельефы выдающихся деятелей России, в том числе ряда выходцев из Малороссии: Даниила Галицкого, Богдана Хмельницкого, Александра Безбородко, Григория Потёмкина, Виктора Кочубея, Ивана Паскевича, Дмитрия Бортнянского. Когда рассматривался вопрос о включении Тараса Шевченко в число фигур этого памятника (вместе с русскими деятелями искусства Пушкиным, Лермонтовым, Гоголем и Глинкой), по свидетельству начальника штаба корпуса жандармов генерала Потапова "Его Величеству не угодно было изъявить свое согласие" только потому, что блестящий литератор Шевченко был ещё жив и было неуместным сооружать памятник живому человеку.
  
   Виталий Макарович Русановский (1931-2007) украинский лингвист, профессор, академик НАН, главный редактор журнала "Мовознавство" (Языкознание), специалист по украинистике, признавал, что "язык в то время имел название малороссийский... Что касается истории восточнославянской письменности, то она сводилась к единому русскому литературному языку". (http://litopys.org.ua/ukrmova/um20.htm)
   При этом, отражая идеологические мотивы по отношению к языкам и делая реверанс перед националистами, в своих работах называл официальный язык Великого княжества Литовского староукраинским.
   На сайте украинского языкознания "ІЗБОРНИК" с применением шулерских манипуляций с разными названиями этого западного наречия русского языка утверждается националистическая трактовка этой чисто лингвистической проблемы, что украинский язык существовал всегда: "Западнорусский письменный язык - устаревшее название староукраинской и старобелорусский письменно-литературных языков, употреблялось в историографии и филологии XI в. Общенародная украинская речь в то время называлась малороссийской (термин "украинский язык", особенно со 2-й пол. XI в., официально не употреблялся). Что касается истории восточнославянской. письменности, то она сводилась к единому русскому литературному языку. Поскольку украинские земли назывались Юго-Западной Русью, а белорусские - Западной Русью, соответственно существовали названия южнорусская речь ("южнорусский язык"), которая, однако, касалась как литературного языка Киевской Руси, так и староукраинского и старобелорусского литературных языков (хотя больше - староукраинского), и западнорусской речи ("западнорусский язык".(http://litopys.org.ua/ukrmova/um20.htm)
   Эти псевдонаучные спекуляции не отрицают существования как южнорусского, так и западнорусского наречия, служившего канцелярским языком Великого княжества Литовского. Они отличались от русского языка так же, как отличаются друг от друга русские говоры Москвы, Архангельска, Новгорода, Вятки или Саратова.
  
   Укро-учёные считают, что начало создания украинского языка на основе малороссийского диалекта русского языка положил Алексей Павлович Павловский (1773-?) - российский писатель и лингвист из Курской губернии, который после учёбы в Киеве переехал в Санкт-Петербург, где изданы все его работы. Его книга "Грамматика малороссийского наречия, или грамматическое показание существеннейших отличий, отдаливших малоросское наречие от чистого российского языка, сопровождаемое разными по сему предмету замечаниями и сочинениями" была издана в 1818 г. Этой работе учёный посвятил около 30 лет жизни в начальный период создания нового украинского языка, озабоченный судьбой, по его выражению, "исчезающего наречия". (Заметьте, не языка!) В 1822 г. выходит его последняя работа "Прибавление к Грамматике малороссийского наречия". Орфография Павловского сходна с так называемой "ярыжкой", которой пользовались И. Котляревский, П. Гулак-Артемовский, Г. Квитка-Основьяненко и Т. Шевченко, в основном следовавшие грамматике Павловского. Алексей Павловский хотя и пытался усовершенствовать и систематизировать малороссийский язык, но всё же, по-видимому, разделял и общие сомнения Котляревского и его убеждение в экспериментальном характере подобных попыток, так как рассматривал этот язык всего лишь как "исчезающий диалект" русского языка.
   В 1861 году известный писатель и общественный деятель, друг Шевченко Пантелеймон Кулиш назвал Котляревского выразителем "антинародных образцов вкуса", от души поиздевавшимся в своей "Энеиде" над "украинской народностью", выставившим напоказ "всё, что только могли найти паны карикатурного, смешного и нелепого в худших образчиках простолюдина", а язык поэмы назвал "московщиной, написанной как бы украинщиной" (письмо к Александру Барвинскому) и "образцом кабацкой украинской беседы". (Кулиш П. А. Обзор украинской словесности. Основа. 1861. ? 1.)
   Галицийский публицист О. Мончаловский в книге "Литературное и политическое украинофильство" (Львов. 1898) приводит слова одного из делегатов съезда Русско-украинской радикальной партии в 1891 г., выступавшего перед собравшимися: "О литературных произведениях на "украинском" языке после Шевченка за очень и очень редкими исключениями и говорить нечего. Макулатуры обилие. Скудные по содержанию и блудные по идеям, произведения эти и по языку, именно благодаря "чистоте" языка, еще более чужды действительной жизни".
   Примерно в том же духе о литературе на украинском языке говорил видный политический и государственный деятель Украины в первые годы советской власти, нарком внутренних дел (1921), нарком образования УССР, активный "украинизатор" Николай Скрыпник: "Во времена котляревщины, гулаковщины, артемовщины и т.п. украинская литература была лишь провинциальной литературой, дополнительной к русской, это была литература гопака, горилки, дьяка и кумы. Этого характера украинская литература не лишилась даже во времена Шевченко, Кулиша, Марка Вовчка и других".
   Президент Украины Л. Кучма с сожалением констатировал: "И у корифеев нашей исторической науки, начиная с её основоположников, самые выдающиеся работы написаны по-русски. Особенно это касается работ таких выдающихся глашатаев украинства, как Пантелеймон Кулиш и Николай Костомаров, а также классиков малороссийской филологии, учёных мирового уровня, как Измаил Срезневский, Александр Потебня, Агафангел Крымский. Украина и в мыслях не должна отбрасывать такую значительную часть своего национального достояния". [10] Именно это сейчас делают национально "свидомые", запрещая использование русского языка, но в то же время считая перечисленных учёных достоянием Украины. Ни ума, ни логики!
   К этому надо добавить, что даже работы украинских этнографов в основном являются русскоязычными. Это же можно сказать и про творчество автора украинского гимна Павла Чубинского, и историка Михаила Грушевского, значительные работы которых написаны на русском языке.
   На русском языке писали свои произведения Марко Вовчок, Евгений Гребёнка, Даниил Мордовцев, Алексей Стороженко, Михаил Старицкий, за что украинофилы к ним относились с осуждением. Им не нравилось, например, что язык Шевченко уж слишком близок к русскому. Сам певец украинства Тарас Шевченко, кроме русской прозы, даже стихи писал не только по-малороссийски, но и по-русски (поэмы "Слепая", "Тризна" и другие). Шевченко вёл по-русски свой дневник, т.е. его основным языком был русский.
   Таким образом утверждение официальной укро-науки, что в XIX веке возникла самостоятельная малороссийская литература, не соответствует действительности, поскольку это была просто региональная разновидность общерусской литературы. Лишь на русской литературной основе появились такие авторы-украинофилы, как Котляревский, Гулак-Артемовский, Квитка-Основьяненко, Шевченко, Марко Вовчок, Нечуй-Левицкий, Панас Мирный и др.
   Один из идеологов украинофильства М. Драгоманов в 1892 г. выражал сожаление о плачевном состоянии украинофильской литературы в творческом отношении: "Не один уже десяток лет слышим мы о самостоятельности украинской литературы, о её праве быть равной с русской и т. д. Только настоящая работа украинских писателей вовсе не соответствует таким претензиям, а в литературе, может, еще больше, чем в многом другом, право без труда, который даёт силу, не имеет никакой ценности".
   Эмигрант князь Волконский в предисловии к очерку "Украинское движение" А. Царинного (псевдоним А. В. Стороженко) однозначно высказался: "Мы считаем украинское движение величайшим недоразумением, порожденным злой волей одних и глупостью других, не видим для него никакой будущности, и нам до слез жаль тех умственных сил, которые непроизводительно были затрачены на создание искусственной "украинской мовы" и на мучительные потуги пользоваться этой "мовой" в научной и литературной деятельности. В Польше языком государственности, общественности и высшей образованности будет язык польский, блиставший еще в XVI веке красотой и мощью в сочинениях Мартина Бельского, Николая Рея, Яна Кохановского и многих других, в наше время прославленный Сенкевичем и Реймонтом, в России - русский, развившийся до мирового значения со времени Н. М. Карамзина, А. С. Пушкина и Н. В. Гоголя, в особенности трудами И. С. Тургенева, Ф. М. Достоевского, графа Л. Н. Толстого, Н. С. Лескова и П. И. Мельникова, а косноязычная "мова" будет ютиться на задворках, пока, вместе с украинским идолом Тарасом, не будет сдана за ненадобностью в архив человеческих заблуждений и ошибок". [47]
  
   "Свидомые" учёные причисляют к достоянию Украины творчество русского мыслителя и самобытного философа Григория Сковороды (1722-1794) только на основании его малороссийского происхождения и странствований по Малороссии и Слобожанщине. Язык философских произведений Сковороды в форме диалогов, за что его называли "русским Сократом", рассматривается как разновидность русского языка с элементами церковнославянской и народной лексики. Проведя филологический анализ всего объёма сочинений Сковороды, исследователь Людмила Софронова пришла к выводу, что основными "рабочими языками" Сковороды были русский разговорный язык, церковнославянский язык русского извода, и русский литературный язык. Оценка Сковороды современниками и поклонниками как "первого русского религиозного философа", "первого самобытного мыслителя Руси", вызывало негодование украинофилов. Например, Т. Шевченко гневно отозвался о Сковороде: "Мне кажется, никто так внимательно не изучал бестолковых произведений философа Сковороды, как князь Шаховской. В малороссийских произведениях почтеннейшего князя со всеми подробностями отразился идиот Сковорода. А почтеннейшая публика видит в этих калеках настоящих малороссиян".
   Исторические труды по истории Украины Дмитрия Бантыш-Каменского, Николая Маркевича, Михаила Максимовича, Владимира Антоновича, которые считаются национальным достоянием украинской истории, написаны на русском литературном языке и в переводе на украинский, естественно, теряют часть их прелести, поскольку эти авторы писали свои труды как литературные произведения.
  
   В первой половине XIX века литературного украинского языка не существовало. Отдельные энтузиасты-украинофилы, которые взялись за выработку украинской лексики и грамматики, не представляли себе полного объёма задачи. Многие литераторы того времени рассматривали их попытки только как эксперименты и курьёзы. Это, например, касается "Энеиды" Ивана Котляревского - первого литературного произведения языком малороссийских селян и мещан. Поскольку местное дворянство использовало русский язык, а на южнорусском наречии говорили только крестьяне, Гулак-Артемовский утверждал, что он не годится для "большой" литературы. Характерные для ранних украинофилов настроения отразил профессор этнографии поэт Амбросий Метлинский (1814-1870) - по собственному признанию "последний бандурист", который "тихо напевает песню прошлого" на "умираючій мові".
   Люди, ответственные за российскую культурную политику (а среди них было много малоруссов по происхождению), верили в "единый русский народ". Они не сомневались, что за украинским движением стоит польская, австро-немецкая или ватиканская интрига. Этим и были вызваны запретительные меры царского правительства, которые касались в основном ввоза националистической литературы подрывного содержания из-за рубежа. Циркуляр 1863 г. опирался на мысли выдающихся профессоров-малоруссов И. Г. Кульжинского (1803-1884), учителя Гоголя в нежинской гимназии, и С. С. Гогоцкого (1813-1889). Вдохновителем "Эмского указа" 1876 г. тоже был малоросс, историк и публицист Михаил Юзефович (1802-1889). Именно на основании мнения Юзефовича правительство пришло к выводу, что "вся литературная деятельность так называемых украинофилов должна быть отнесена к прикрытому только благовидными формами посягательству на государственное единство и целость России".
  
   Обвинения националистов в ущемлении украинского языка при советской власти являются откровенной злобной ложью. Даже в 1960-х годах на Украине проводились мероприятия по дерусификации с переводом на украинский язык преподавания в ряде ВУЗов и получением указания из Москвы об оформлении документации в партийных органах исключительно на украинском языке. Поскольку часть партийных документов нужно было отсылать в Москву, пошли даже на приём на работу в парткомы переводчиков. После получения независимости о каком бы то ни было ущемлении не могло быть и речи. Зато в Украине стали открыто ущемлять русский язык, что перешло всякие рамки цивилизованных отношений после февральского 2014 г. государственного переворота. Сейчас запрещены все русскоязычные телеканалы, демонстрация фильмов не только на русском языке, но даже на советскую тематику. Продающаяся на Украине печатная продукция на русском языке офици?ально признана в качестве "информационной агрессии восточного государст?ва". Эти дискриминационные решения исходят из специально созданного Министерства информационной политики (министр Юрий Стець).
   Украинский писатель и журналист С. Аксёненко пишет, что при опросе, проведённом Институтом социологии НАН Украины в 2000 году, 76% киевлян, украинцев по происхождению, родным языком назвали украинский. А на вопрос "на каком языке вы общаетесь в семье" - только 24% киевлян-украинцев сказали, что на украинском. А когда тот же вопрос задали во время всеукраинского опроса - то 49,5% ответили, что общаются в семье на украинском, но анкеты на украинском языке предпочли заполнять только 37,2%, а 62,8% - на русском. То, есть на украинском удобнее общаться лишь одной трети опрошенных, а реальное количество украиноязычных киевлян - одна треть от 24%. То есть только 8% киевлян свободно владеют украинским. [9]
   Л. Кучма в книге "Украина - не Россия" отмечал, что положение с украинским языком в момент провозглашения независимости Украины было катастрофическим. Он приводит статистику, которая показывает, что на 1989 г. более 18 миллионов жителей Украины не считали украинский язык родным, а 11.8 млн человек, или 23% населения не знали украинского языка, потому что в советское время люди могли легко обойтись без знания этого языка и, судя по всему, не испытывали в этом нужды. Удельный вес продукции на украинском языке на книжном рынке составлял меньше 20% и никто от этого не страдал, потому что украинские книги просто не находили сбыта.
   Когда родителям учеников было разрешено выбирать - какие вторые языки будут изучать их дети, многие родители отказались от изучения детьми украинского языка, как неперспективного и ненужного в жизни. Л. Кучма пишет: "Родители, даже этнические украинцы, просили директоров школ освободить их детей от изучения украинского языка, который никому не нужен, а "переутомление вредит здоровью детей".[10]
   Это происходило не из-за стремления советской власти к русификации Украины, в чём националисты и диссиденты традиционно обвиняют руководство СССР того времени, но по совершенно естественным бытовым причинам, которые Орест Субтельный точно назвал "языковой и культурной близостью русских и украинцев". Он пишет, что преобладание русского языка на Украине получало "энергичную поддержку не только 10 млн русских, проживающих на Украине, но и миллионов "малороссов" - украинцев по происхождению, но, одновременно, - русских в культурном и языковом планах". А что касается школьного образования, то он вторит Л. Кучме: "сами украинцы, часто требовали, чтобы их дети обучались в русских школах ("який толк у тій українській? Аби чогось досягти, мої діти повинні оволодіти російською мовою").[33]
   Западные эмигрантские источники свидетельствовали, что употребление украинского языка во второй половине ХХ в. образованным горожанином воспринималось как проявление недостатка образования: приводился пример, когда молодой человек вынужден был сменить украинский язык на русский при ухаживании за девушкой-киевлянкой, дабы не прослыть "деревенским чурбаном". Украинский так и воспринимался, как деревенский, каким он реально и являлся.
   Характерно, что русские книги в книжных магазинах Украины пользуются гораздо большим спросом у населения, чем украинские, которые покупает весьма незначительное число "национально сознательных" граждан. Рынок убедительно демонстрирует языковые предпочтения граждан Украины в пользу русского языка. Даже уже после получения независимости количество русскоязычных изданий на Украине увеличилось с 45% в 1995г. до 55% в 2005 г., а украиноязычных за тот же период уменьшилось с 50% до 32% (Википедия. Русификация Украины)
   Фонд "Общественное мнение" в феврале 2002 года опросил 2000 жителей всех 25 областей Украины на тему их языковой принадлежности. Респондентам был задан вопрос: "На каком языке Вам легче разговаривать?". 44% ответили, что на русском, 40% - на украинском, а 13% - одинаково легко и на том, и на другом языке. В областных центрах 75% населения предпочитало общаться на русском языке (и только 9% - на украинском), в то время как на селе 65% жителей говорили на украинском языке (и 18% - на русском). 44% жителей Киева заявили, что им всё равно, на русском или украинском языке общаться, 34% предпочитают русский язык и только 10% киевлян -- украинский. По-украински и на обоих языках чаще говорит старшее поколение, по-русски - молодёжь. Наибольшая дифференциация по языковой принадлежности наблюдалась в зависимости от географического положения: на западе и северо-западе говорят почти исключительно по-украински (92-93% против 4-5% по-русски), на востоке - исключительно по-русски (89% против 1% по-украински).
   По информации института Гэлапа 5/6 населения Украины по родному языку русские, но называют себя украинцами и владеют языком, отдавая дань своему гражданству и националистической пропаганде.
  
   Украинский автор А. Железный приводит такой этнографический состав населения Украины (завышенный по общему количеству): "По данным статистики на 1 января 1991 г. на территории Украины проживали: украинцев - 19 млн. человек, русских - 14 млн., русско-украинцев (от смешанных браков) - 20 млн., прочих национальностей - около 3 млн. человек. Выходит, на момент провозглашения независимости народ Украины на 66% состоял из неукраинцев. И эта цифра в точности совпадает с реальным распространением у нас русского языка". [42]
   "Свидомые украинцы" вынуждены это признавать: "Сегодня 60-70 процентов ук?раинцев отреклись от родного языка", - жалуются они, проклиная "москалей", хотя те не при чём.
  
   Сергей Родин в запрещённой на Украине книге "Отрекаясь от русского имени" так комментирует демографическую статистику, которую корректировали в зависимости от политических предпочтений: "Сразу же после всесоюзной переписи 1989 г. в газете "Вечерний Киев" была опубликована статья, сообщавшая, что население Киева составляет 2 млн. 572 тыс. при 1 млн. 472 тыс. русских и 856 тыс. "украинцев". Но уже через год эта же газета переиздала данную статью с совершенно иными цифрами; из 2 млн. 572 тыс. киевлян "русских" - 472 тыс., а "украинцев" - 1 млн. 856 тыс.(!). Так под начавшийся процесс дерусификации "матери городов Русских" был подогнан необходимый статистический базис. Примечательно, однако, то, что данные переписи 1989 г. в целом по Украине так и не были опубликованы. Их "засекреченность" легко объяснима: перепись четко зафиксировала, что из 52 млн. "украинского населения" русскими только по паспорту оказались 21,6 млн. человек (а не 11,6 млн., как утверждал Горбачев). При этом еще 6,5 млн. назвали себя русскими, хотя в их паспортах значилась национальность "украинец". К ним следует добавить около 1 млн.русинов, итого русских даже по советской переписи получается почти 30 млн".[41]
  
   Интересно отношение к каким-либо запретам употребления языков командующего белой армией во время Гражданской войны на Украине генерала Деникина, который объявлял: "В основу устройства областей Юга России будет положено начало самоуправления и децентрализации при непременном уважении к жизненным особенностям местного быта. Объявляя государственным языком на всем пространстве России язык русский, считаю совершенно недопустимым и запрещаю преследование малорусского языка. Каждый может говорить в суде по-малорусски. Частные школы, содержащиеся на местные средства, могут вести преподавание на каком угодно языке".
   Агрессивно ограничивая русский язык и насаждая украинский, современные националисты приводят к тому, что у многих людей возникает отторжение к украинскому языку, который ассоциируется с тупым администрированием коррумпированной власти. Украинский язык связывается у многих русскоязычных украинцев с бандеровским национализмом, стремлением националистов поиздеваться над людьми и удовлетворить свои ксенофобские комплексы, когда они требуют от людей, плохо говорящих по-украински, переходить на украинскую мову.
   Николай Ульянов в середине ХХ в., ещё не зная всех нюансов гонений на русских и русский язык со стороны националистов в XXI в., в работе "Происхождение украинского сепаратизма" убеждённо утверждал: "Ныне украинское самостийничество дает образец величайшей ненависти ко всем наиболее чтимым и наиболее древним традициям и культурным ценностям малороссийского народа: оно подвергло гонению церковнославянский язык, утвердившийся на Руси со времен принятия христианства, и еще более жестокое гонение воздвигнуто на общерусский литературный язык, лежавший в течение тысячи лет в основе письменности всех частей Киевского Государства, во время и после его существования. Самостийники меняют культурно-историческую терминологию, меняют традиционные оценки героев событий прошлого. Все это означает не понимание и не утверждение, а искоренение национальной души. Истинно национальное чувство приносится в жертву сочиненному партийному национализму". И далее автор признаётся, почему он вместо "национализма" в заглавии использовал "сепаратизм": "Именно национальной базы не хватало украинскому самостийничеству во все времена. Оно всегда выглядело движением ненародным, вненациональным, вследствие чего страдало комплексом неполноценности и до сих пор не может выйти из стадии самоутверждения. Если для грузин, армян, узбеков этой проблемы не существует по причине ярко выраженного их национального облика, то для украинских самостийников главной заботой все еще остается доказать отличие украинца от русского. Сепаратистская мысль до сих пор работает над созданием антропологических, этнографических и лингвистических теорий, долженствующих лишить русских и украинцев какой бы то ни было степени родства между собой". [50]
  
   Украинские националисты упорно считают, что украинский язык в СССР преследовался. Но это наглая ложь! С. Аксёненко пишет: "Украинский язык активно насаждался в советской Украине! Более того, именно благодаря советской власти, украинский язык из диалекта превратился в язык. А то, что он не выдерживает конкуренции с русским, не является результатом чьей-то злой воли. В последние годы благодаря Интернету появилось единое мировое информационной пространство. В нём происходят глобальные интеграционные процессы. Одним из следствий этих процессов является то, что украинский язык растворяется в русском".[9]
   Опасность дискриминации русского языка для украинского государства прекрасно понимают реально мыслящие украинцы, даже находящиеся за пределами страны. Вот так писал в 1993 г. об этом профессор Гарвардского университета (США) Роман Шпорлюк: "Миллионы людей, которые считают родным русский язык, 1 декабря 1991г. проголосовали за независимость. Исходя из этого граждане, для которых украинский язык родной, имеют перед ними определенные политические и моральные обязательства. Если мы не будем с этим считаться, если будем делить население на основное и национальные меньшинства, то очень скоро столкнемся с перспективой территориального и этнического распада Украины Таким образом, строя государство, необходимо принимать во внимание тот факт, что народ Украины, по сути, двуязычен. Легчайший способ уничтожить Украину это начать украинизировать неукраинцев. Наибольшую опасность для независимой Украины представляют языковые фанатики".
   О дискриминации русского населения на Украине, особенно в области школьного образования, свидетельствуют многие документы. Примером является Обращение организации "Русская Община" (зарегистрирована в Управлении юстиции Киева 28 марта 1996 г.), в котором говорится о грубых нарушениях Всеобщей декларации прав человека и Конституции Украины по ущемлению национального сознания русских людей и их прав на получение образования на родном языке: "Опошляется национальное сознание путем принудительной и обвальной, фактически насильственной украинизации, невзирая на то, что русский родной язык для 2/3 населения Украины. Мы заявляем: на территории Украины происходит целеустремленное, планомерное ущемление прав русского и русскоязычного населения, составной части народа Украины. Постепенное уничтожение русского языка и культуры на Украине сделает их недоступными не только для русских, но и для украинцев".
  
   В настоящее время в Украине идёт массированная пропаганда украинского одноязычия, с одной стороны мотивированная националистической русофобией, а с другой вызываемая подсознательным опасением, что украинский язык не сможет сопротивляться всё большему использованию русского языка в быту и рано или поздно начнёт исчезать, что обычно происходит с наречиями. Один из украиноязычных писателей признался, что у него помимо воли такое чувство, что он пишет на умирающем языке. И это несмотря на отказ националистов признать русский язык хотя бы региональным, уже не говоря о втором государственном. Ведь по данным переписей населения и соцопросам русский язык используют до 70% населения Украины. Известный политик, народный депутат Владимир Яворивский с сожалением говорил, что в многомиллионной Украине лишь немногие по-настоящему владеют украинским языком. Это значит, что единственный государственный язык в стране не очень-то популярен в народе. Люди общаются главным образом на русском языке или на сельском "суржике". Украинский националист Константин Голушко, нехотя признаёт: "В силу особенностей украинской ситуации внедрение на Украине русского языка как второго государственного неизбежно ведёт к упадку украинского языка, к вытеснению его из всех сфер жизни". Но и попытки запрещения русского языка на Украине приведут к уничтожению украинского.
   Украинский философ, академик НАН Мирослав Попович (род.1930) пришёл к важному выводу: "Если русский язык станет для Украины одним из иностранных, будет утрачена также и громадная часть нашей собственной культуры". А именно к этому ведут дело националисты, провозглашая нацистский лозунг "Украина - для украинцев!" и стремясь "украинизировать" всё, что угодно.
   Профессор Гарвардского университета Роман Шпорлюк писал в 1993 г. в газете "Московские новости": "Если Украинское государство хочет завоевать и сохранить лояльность своих русскоязычных граждан, оно должно привязать их к Украине. Пусть на Украине будут лучшие русские театры, университеты, школы. Чтобы русские, которые являются гражданами Украины, не желали, чтобы к ним пришла Россия". К этому можно только добавить, что сохранение "лойяльности русских граждан Украины" является залогом существования и самой Украины. Если из Украины разбегутся в связи с их геноцидом все русские и русскоязычные граждане, то страна останется фактически без населения. А оставшиеся банды бандеровцев перегрызутся между собой за оставленную бесхозной недвижимость.
   Доходит до анекдота. Некий канадец украинского происхождения Петро Кравчук (однофамилец президента Леонида Макаровича) в статье, опубликованной в газете "Литературная Украина" в сентябре 1994 г., насмерть перепуганный возможностью предоставления в Украине русскому языку статуса второго официального языка, выдал реальные опасения националистов, что это приведёт к кризису в межэтнических отношениях внутри населения страны и может вызвать катастрофу Украинской державы, поскольку украинский язык, употребляемый в основном только националистами, не выдержит конкуренции с русским, которым пользуется большинство населения Украины, и захиреет вместе с национализмом. На статью пана Кравчука откликнулся киевский журналист А. Железный, который в книге "Происхождение русско-украинского двуязычия на Украине" [42] весьма подробно осветил тему украинского языка согласно объективным историческим данным и буквально что называется "разделал под орех" всех своих критиков, а заодно националистические мифы и "новейшие теории" укро-учёных из украинского профессионального научного сообщества (напр., доктор филологических наук, член-корреспондент НАН Украины Г. Пивторак или доктор филологических наук Валерий Бурачек), отстаивавших первородность украинского языка и его существование во времена Киевской Руси. Интересующиеся этой темой подробнее могут познакомиться с книгой на Интернете.
   Националисты постоянно пугают украинцев (а скорее всего именно себя), что украинский язык начнёт поглощаться русским и постепенно исчезать. Но это естественный процесс поглощения более мощным и распространённым языком слабого и менее употребляемого. А тем более вообще искусственно созданного языка на основе южнорусского наречия, как уже доказано многими филологами и лингвистами.
   Примером служит украинский сегмент Интернета, который не может конкурировать с Рунетом. Даже в соцсетях украинцы пользуются в основном русским языком, чтобы их лучше понимали не владеющие украинским. Да и самим им удобнее общаться на русском.
  
   Постановлением Кабинета Министров Украины ? 1004 от 21 июня 2000 года было категорически запрещено употребление Русского языка органами власти и местного самоуправления. Постановление обязывало употреблять украинский язык не только в государственных учреждениях, но и на объектах научно-технического профиля, в предприятиях и организациях бытового обслуживания, в научных и культурно-просветительских учреждениях и обществах, даже в быту. А за нарушение положений этого документа и норм государственного языка была предусмотрена уголовная ответственность. При этом даже специалистам-филологам практически невозможно уследить за тем валом изменений и усовершенствований к "нормативной языковой базе", которые до сих пор продолжают вноситься из польского языка и исковерканного американизмами языка украинской американской и канадской диаспор под видом "усовершенствований" лексики или произношения.
   Например, последние усовершенствования украинского языка касаются произношения (и написания) слов иностранного происхождения, в которых в англоязычном варианте употребляется дифтонг "th", а в русском используется буква "ф". Рекомендовано слова "эфир", "кафедра", "марафон" и т.п. писать и произносить как "этер", "катедра", "маратон", т.е. по аналогии с упрощённой манерой североамериканских украинских эмигрантов, не научившихся правильно произносить дифтонг. Стало дурной модой подражать англоязычной украинской диаспоре и употреблять слова из их обиходной украиноязычной лексики ("доляры", "авдиторiя", "патрiярх", "полицiянт", "в авті" и т.п.) и применять их искажённое ударение во многих привычных раньше словах.
   Политика националистов по ограничению использования русского языка в передачах радио-телевизионного вещания - имеет следствием уничтожение русскоязычной культуры в Украине. При том, что половина населения Украины говорит на русском, а государство ограничивает его использование в СМИ, в телевидении и кинотеатрах. В 2014 г. была запрещена ретрансляция телевизионного вещания из России. Русскоязычное население Донбасса, Харькова, Одессы стало чувствовать себя изгоями в своей собственной стране, лишено возможности реализовывать свои запросы на родном языке в области культуры. Русскоязычные украинские писатели, певцы, журналисты в связи с гонением на использование русского языка вынуждены уезжать в Россию для возможности работать на русском языке и иметь свободный доступ к своей аудитории. Такая недальновидная узколобая политика националистов наносит ущерб украинскому языку и украинской культуре в целом, так как самые талантливые представители украинского народа всегда (и не только в советское время) стремились уехать в центр страны (Москву, Петербург-Ленинград) и вносили свой вклад в развитие русской культуры. А без государственной и общественной поддержки или признания на родине русскоязычные таланты в Украине не могут раскрыться и получить известность ни в украинском обществе, ни в русском. Тем более, если многие из них получают символический "волчий билет", слыша издевательское напутствие "Хай москалі забираються геть у свою Росію". Глупая агрессивная националистическая политика украинских властей, имеющая корни в галичанском высокомерном чванстве и демонстрации своего мнимого превосходства, привела к превращению большинства населения центральных и юго-восточных областей в непримиримых противников галичанского национализма и к стойкому непринятию бандеровщины, особенно после событий 2014-2016 гг.
  
   Анализируя "культурную политику" независимой Украины, киевский писатель Олесь Бузина заметил, что "свидомые (т.е. сознательные) украинцы озабочены не столько созданием украинской культуры, сколько уничтожением русской".
   В некоторых городах Западной Украины в городских бюджетах были предусмотрены средства для финансирования особых "добровольных отрядов", которые должны контролировать использование государственного языка в предприятиях и заведениях общественного питания и культуры (кафе, ресторанах, магазинах, кинотеатрах и т.п.) с целью выявления употребляющих русский язык и наказания за это отдельных лиц или администрации заведения, а также для провоцирования националистического агрессивного уличного сброда к погромам.
  
   Имеющаяся в продаже периодическая продукция или книги на русском языке были признаны "информационной агрессией враждебного государства". Сергей Родин в книге "Отрекаясь от русского имени" о пропаганде украинскими властями примитивных исторических мифов пишет: "Это массовый психоз социального безумия, приводящий к полной деградации общей культуры общества и краху всех государственных институтов, включая депутатов Верховной Рады, кабинет Министров, судебную систему и средства массовой информации, где ключевые посты занимают националисты, исповедующие оголтелую русофобию. Где государственные чиновники самого высокого ранга озабочены тем, как принудить несколько десятков миллио?нов русскоязычного населения забыть родной русский язык и пе?рейти на искусственно созданную мову, в которой до сих пор общеупотребительные понятные слова стараются заменить чуждой лексикой, принятой на Западной Украине и заимствованной из польского языка". [41]
   Да и не только лексикой отличается галицкий вариант языка, который пытались внедрять на всей Украине в самом начале "украинизации". Нечуй-Левицкий так отзывался об этом языке: "Галицкий книжный научный язык тяжелый и не чистый из-за того, что он сложился по синтаксису языка латинского или польского, так как книжный научный польский язык складывался по образцу тяжелого латинского, а не польского народного... И вышло что-то такое тяжелое, что его ни один украинец не сможет читать, как бы он не напрягался бы".
   Вот этот галицкий жаргон, заполненный польской лексикой и новыми словами с чуждым синтаксисом под видом "украинской мовы" был введён в Украине постановлением СНК УССР в сентябре 1928 г.
   Даже ещё в 1917-1918 гг. при первых усилиях "украинизации" во время Гражданской войны киевская интеллигенция отнеслась к этому резко отрицательно. По воспоминаниям жены премьера УНР Голубовича, в то время в газете "Киевская мысль" под лозунгом "Я протестую против насильственной украинизации Юго-Западного края" публиковались длинные списки подписавшихся известных представителей науки и культуры. Несколько позже, уже в 1926 г. один из членов партии из Луганска в письме в ЦК КП(б)У обращал внимание партийного руководства на трудности большевицкой украинизации: "Убежден, что 50% крестьянства Украины не понимает этого украинского языка, другая половина, если и понимает, то все же хуже, чем русский язык".
  
   Насильственное навязывание украинской мовы и запрещение русского языка после событий 2014-2016 гг. привело к тому, что у людей возникло раздражение против посягательств националистов на естественное право использовать родной язык. Это вызвало неприязнь к украинской мове вообще, тем более, что вместо привычного украинского языка народ заставляли употреблять галицкий, наиболее ополяченный вариант, используемый украинской заокеанской диаспорой, где тон задают эмигранты-националисты и их потомки, впитавшие бандеровскую идеологию.
   При достаточно длительной по времени исторической изоляции в отдельных государствах в разных группах населения Киевской Руси с XIII-XIV вв. происходил процесс медленного разделения исходного единого древнерусского языка на два основных наречия: русский Северо-Восточной Руси (включавший разные местные говоры: владимирский, новгородский, московский и т.д. ) и малорусский Юго-Западной Руси, оказавшейся в Великом княжестве Литовском. Ещё более стал отличаться язык Галичины от языка малороссиян после длительных контактов русинов с польским населением в составе Речи Посполитой. Полонизированный язык стал диалектом русского и был назван впоследствии украинофилами украинской мовой, хотя отличался от русского частично только лексикой и фонетикой, сохраняя основные законы морфологии и, главное, синтаксис русского языка, что и определяет понятие наречия (в системе лингвистики с четырьмя уровнями: язык-наречие-диалект-говор).
   А язык украинской зарубежной диаспоры, насыщаясь лексикой и произношением языка страны пребывания, ещё более отдаляется от языка жителей Поднепровья. Поэтому влияние языка диаспоры на базовый язык Малороссии является негативным фактором, не способствующим сохранению родной речи. А молодое поколение эмигрантов иногда вообще теряет свой родной язык, если родители не обращают внимание на это.
  
   Большинство специалистов, не связанных с националистической идеологией, рассматривают украинскую мову именно как наречие или диалект русского языка. В то время, как "свидомые" украинские национально озабоченные учёные и политики считают украинскую мову отдельным языком, доказывая это сопоставлением различий в лексике.
   Однако, если сопоставлять не только лексику, а и морфологию языка (деление слова на морфемы) и синтаксис (т.е. построение словосочетаний, различных типов предложений и функциональное взаимодействие частей речи), то оказывается, что все морфологические и синтаксические особенности и нормы украинского языка используются и в русском. И по данным критериям украинский язык следует признать наречием русского. Поэтому русские понимают украинцев без переводчика, но не могут понять болгар или поляков с чехами, несмотря на большее совпадение лексики.
   О диалектических особенностях различных русских говоров писал еще Ломоносов, выделяя в русском языке три разговорных наречия - северное, московское и малороссийское. Владимир Даль в предисловии к своему словарю написал, что на территории России везде свои говоры и только в Белой и Малой Руси наречия, которые поляки называли русским языком. Критик Виссарион Белинский (1811-1848) так написал в письме к П. В. Анненкову в начале декабря 1847 г., рассуждая по поводу статуса малороссийского языка: "Мы имеем полное право сказать, что теперь уже нет малороссийского языка, а есть областное малороссийское наречие, как есть белорусское, сибирское и другие подобные им областные наречия...Литературный язык малороссиян должен быть язык их образованного общества - язык русский".
   В настоящее время при разграничении языков и диалектов народ использует не только лингвистические критерии, но и такие вещи, как традиция, наличие или отсутствие государственности, письменность, общая или отличающаяся от письменности соседей, наличие своих литературных норм, наличие литературы и многие другие факторы. Конечно, некая общность людей может называть свою речь языком, в данном случае украинским, но с точки зрения лингвистики как науки -это наречие русского языка.
   Украинский и русский имеют сходную грамматику, одну морфологию и единый синтаксис. Произношение, хоть и отличается, но не сильно. Что касается, орфографии, то русский и украинский отличаются всего лишь немногими буквами, типа "i", и "ы". Например, украинское "и" читается как "ы", а русское "и" на Украине обозначают буквой "і". Буква "і" была в русском до Октябрьской революции, хотя отменить её планировали ещё при царе.
   Надо сказать, что отличия в написании не всегда носят объективный характер и определяются необходимостью адекватно передать на письме звучание того или иного слова. Часть норм украинской графики и орфографии создавались явно для того, чтобы искусственно как можно более отдалить на письме украинский язык от русского.
   С другой стороны украинский язык считался диалектом русского - его так и называли - малороссийское наречие. Украинские националисты пишут, что его запрещали в Российской империи, приводя как примеры Валуевский циркуляр 1863 г. и Эмский указ 1876 г. Но эти запреты распространялись не на использование языка и художественной литературы, а относились к ввозу из-за рубежа националистической пропагандистской литературы сепаратистского толка (главным образом из австрийской Галиции) и выпуску политической, научно-популярной литературы и учебников, в которых отражались эти тенденции. Тем более не запрещалось употребление украинского в быту. А вызвано это было обоснованными опасениями по распространению в России крамольных сепаратистских настроений в результате подрывных материалов польских эмигрантских кругов и галицких радикальных украинофилов, направленных на дестабилизацию России.
  
   Многим людям в ХІХ веке украинский язык казался испорченным русским. Собственно он и был селянским наречием южно-русского края. Вот цитата из валуевского циркуляра о малороссийском наречии: "Самый вопрос о пользе и возможности употребления в школах этого наречия не только не решен, но даже возбуждение этого вопроса принято большинством малороссиян с негодованием, часто высказывающимся в печати. Они весьма основательно доказывают, что никакого особенного малороссийского языка не было, нет и быть не может, и что наречие их, употребляемое простонародием, есть тот же русский язык, только испорченный влиянием на него Польши; что общерусский язык так же понятен для малороссов, как и для русских, и даже гораздо понятнее, чем теперь сочиняемый для них некоторыми малороссами и в особенности поляками, так называемый, украинский язык. Лиц того кружка, который усиливается доказать противное, большинство самих малороссов упрекает в сепаратистских замыслах, враждебных к России и гибельных для Малороссии".
   В личной беседе с Костомаровым министр внутренних дел Российской империи П. Валуев высказал своё мнение, что "хотя мысль о написании популярных сочинений по-малорусски с целью распространения в народе полезных знаний не только не преступна, но и похвальна, однако в настоящее время правительство по своим соображениям считает нужным приостановить ее, чтобы не подать повода злонамеренным людям воспользоваться для иных целей и под видом дозволенного распространения в народе популярно-научных книг не дать им возможности распространять законопреступных подущений к мятежам и беспорядкам".
   В середине XIX в. в русском образованном обществе, наряду с восхищением малороссийским своеобразием, преобладало мнение, высказанное В. Белинским, что литературным языком малороссиян должен быть русский. При этом многие интеллектуалы полагали, что малорусское наречие постепенно исчезает и этим оправдывали этнографические работы украинофилов.
  
   Только благодаря советской власти, украинский язык из диалекта превратился в полноценный язык. А то, что он не выдерживает конкуренции с русским, не является результатом чьей-то злой воли. Сегодня на базе единого мирового информационного пространства, формирование которого зависит не от государственных структур, а явилось следствием появления новых технологий, идут глобальные интеграционные процессы, которые приводят к сближению и взаимопроникновению близкородственных языков. Вследствие этого украинский язык неизбежно будет растворяться в русском. В прошлом при изоляции той или иной территории процесс шёл в обратном порядке - выделение диалекта, а затем образование языка.
   Язык людей, которые жили на территории, не принадлежавшей России - язык Галичины - стал сильно отличаться от языка малороссов, живших в составе России. Ещё более красноречивый пример - украинская диаспора. Язык, на котором они говорят, по произношению, по употреблению многих слов и оборотов, больше напоминает английский, чем украинский. И это не удивительно - они живут среди мощного англоязычного окружения, поэтому их язык постепенно растворяется в английском, точно также, как украинский в русском. Причём молодое поколение эмигрантов постепенно забывает родной язык, особенно если они не разговаривают на нём в семье.
   Политолог, журналист и публицист Анатолий Вассерман в эфире телеканала Russia.ru привел свои аргументы того, что украинский язык является диалектом русского. Любой диалект ограничен и по региону, и по тематике. Он имеет значительно более ограниченную область применения (например, просто для бытового общения), чем соответствующий ему нормативный литературный язык. Литературный язык охватывает все сферы деятельности, поэтому он богаче и используется в территориально большем ареале применения.
   Украинский это именно диалект, а не самостоятельный язык, и это доказать довольно легко, несмотря на существенные, но явно искусственные отличия по лексике, в которой использовали слова из разных местных южно-русских говоров, отличающихся от литературной нормы и названных исконно украинскими. Но синтаксис украинского языка - это практически не измененный, но просто сокращённый русский. По синтаксису украинский язык это диалект русского, причём диалект деревенский, не имеющий слов для интеллектуальных и профессиональных общений, а синтаксис в соответствии с фундаментальными лингвистическими положениями имеет упрощённую форму в сельской речи. В украинском не употребляются некоторые конструкции литературного русского языка: в нём почти нет причастных оборотов, а это как раз характеризует любой диалект. А таких украинских синтаксических конструкций, которые отсутствуют в русском, нет вообще. Не углубляясь в теорию языковедения, можно сказать, что имеющиеся на это возражения украинских лингвистов носят нарочитый, политизированный характер. А если добавить к синтаксису морфологию, то это только подтвердит вывод, что украинская мова - диалект русского языка. Вассерман говорит, что по этим критериям "украинский и белорусский, несомненно, диалекты русского языка, а не самостоятельные. Точно так же можно разбирать любой другой критерий, по которому украинцев пытаются отличать от остальных русских....По любому такому критерию галичане отличаются от украинцев намного сильнее, чем украинцы от русских. Так что, если считать украинцев не русскими, тогда галичан и подавно следует считать и не русскими, и не украинцами". (http://www.russiaru.net/video/vasserman3/)
  
   Украинский язык не является единым на всей территории Украины, а официально разделяется на региональные наречия: юго-восточное, юго-западное и северное, которые в свою очередь делятся на диалекты: Северное наречие - на восточно- (Чернигов), средне- и западнополесский; Юго-восточное - на слобожанский (Харьков, Сумы), поднепровский (Полтава, Черкасы) и степной (Донецк, Луганск, Днепропетровск, Запорожье, Херсон, Одесса); Юго-западное - на волынский (Житомир, Ровно, Луцк), подольский (Винница, Хмельницкий), поднестровский (Львов, Тернополь), покуто-буковинский (Черновцы), гуцульский, бойковско-лемский и закарпатский (Закарпатье).
   Говоря о наречиях русского языка, И. Срезневский в работе "Мысли об истории русского языка" в 1849 г. писал: "Все эти наречия и говоры остаются до сих пор только оттенками одного и того же наречия и нимало не нарушают своим несходством единства русского языка и народа". [62]
   Костомаров в свой биографии отмечал сходство древнего новгородского наречия с южнорусским, похожесть псковского выговора с малороссийским. Он писал: "Употребляется много слов, неупотребительных в великорусском языке, но существующих в малорусском, например: шукать, хилить, шкода, "що" вместо что".
  
   В современном мире при общем информационном поле, с Интернетом и доступом к любым мировым СМИ, происходит взаимопроникновение разных языков и сближение и слияние языков родственных, с поглощением слабых более мощными и более распространёнными базовыми. Несмотря на явные изоляционистские меры украинских властей, направленные на сохранение украинского языка и письменности на нём и ограничения влияния русского языка, происходит неизбежный процесс его растворения в русском цивилизационном поле, уменьшение употребления украинского зыка и превращения его в региональный с последующим угасанием и окончательным отмиранием. Запрещая русскоязычные теле- и радиоканалы, кабельное телевидение или пытаясь установить контроль за пользованием Интернета, принимая такие изоляционистские меры, украинские власти становятся тормозом на пути прогресса, что ведёт в тупик. "Свидомые" укро-учёные, а тем более политики просто не понимают, что именно к этому может привести глупая практика изоляционизма украиноязычия от мощного русского информационно-цивилизационного влияния. С учётом единого синтаксиса и морфологии этот процесс будет происходить легко и безболезненно и украинский язык, фактически диалект русского (чтобы там ни доказывали лингвисты на Украине), не имеет никаких шансов существовать в искусственной изоляции. К тому же любые, самые драконовские запреты не смогут предотвратить употребление русского языка населением, большинство которого имеет возможность пользоваться Интернетом и спутниковым телевидением для получения и обмена информацией на русском языке, которым на Украине владеют даже самые идейные националисты, чтобы не выпасть из глобального информационного пространства. Примером в этом отношении служит облом, произошедший с попытками организации украиноязычного Интернета, которые провалились на начальной стадии, несмотря на государственную поддержку и затрату средств. Имея существенно меньшее количество пользователей, он просто не может конкурировать с англоязычным и даже с русскоязычным Интернетом, имеющим неизмеримо большие возможности обмена информацией. Это даже не нужно доказывать.
   В настоящее время уже происходит, вопреки любым запретам, постепенное, но неизбежное слияние с русским информационным пространством украинского и белорусского языковых региональных полей, возникших искусственно по воле советской власти. И этот взаимный процесс необратим. А запрещение русского языка в кинопрокате и на эстраде приводит к изоляционизму культуры. В России мало найдётся желающих смотреть фильмы на украинском языке. Эстрадные коллективы, которые с украинским репертуаром смогли получить гастроли в России, можно пересчитать на пальцах, поэтому большинство предпочитают составлять репертуар из песен на русском. Кстати, кто не знает, теперь на Украине эстрадный коллектив, называвшийся до этого латинским словом "группа" (а это по мнению националистов "москальское слово"), принято называть новомодным (взятым из галицкого лексического "богатства") словом "гурт", т.е. по-русски "стадо". Смешно?
  
   Ещё в XIX в. считающийся на Украине "отцом украинского литературного языка" Тарас Шевченко думал по русски, и по русски же вёл в течение всей жизни личный дневник, где не надо было притворяться малороссом. Свои произведения Шевченко писал на русском языке, а часть стихотворений на ярыжке (с использованием малороссийской лексики и русского алфавита и правописания). Его собственноручную запись стихотворения "Мени однаково чи буду я жить в Украини, чи ни" смотрите в приложении 2.
   Украинская писательница Марко Вовчок тоже была урождённой русской Марией Вилинской, а украинством увлеклась, только выйдя замуж за украинофила Афанасия Марковича. Чего не сделаешь ради любви!
   О Николае Гоголе не стоит даже упоминать. Когда галицкие украинизаторы в конце XIX в. выпустили перевод повести "Тарас Бульба" на введённую там в то время "украинскую мову", то в результате механической замены слов "русский" на "украинский" появились украинские казаки, украинская земля и даже русский царь стал украинцем.
  
   Процессы взаимного обогащения языков за счёт соседей продолжаются и поныне. В русскую речь прочно вошли такие слова, как "мова", "незалежность", "свидомые", "майдан". Эти украинские заимствования называются "украинизмами" и активно сейчас используются в русском политическом лексиконе и в данной работе.
   О том, что современная школьная история Украины писалась деятелями украинской эмигрантской националистической диаспоры (её рассадник г.Торонто, Канада), свидетельствует насыщеность учебников галицкими полонизмами: "чинник", "вiдруб", "реманент", "гутне скло", "шпиталь", "часопис", "цвiнтар", "царина" и т.п., не употреблявшимися в УССР. Да и до сих пор продолжается искусственная полонизация украинской мовы.
   Нынешние украинизаторы, чей укро идиотизм не поддаётся логике, действуют более маниакально. В наши дни затеяна колоссальная работа по "реформированию" украинской научной, технической, медицинской и прочей терминологии. Продолжается процесс ополячивания украинского языка, сближения его с галичанским говором и даже с исковерканной лексикой украинской заокеанской диаспоры. "Свидомым" не нравится, что многие электротехнические термины используются из "москальского" языка: генератор, катушка, коммутатор, реостат, статор, штепсель. Вместо этих, в большинстве случаев международных терминов, они хотят использовать: витворець, цівка, перелучник, опірниця, стоян, втичка. Вы думаете эти слова истинно "украинские"? Так нет, они все взяты из польского: wytwornica, cewka, przelacznik, opornik, stojan, wtyczka. Т.е. под видом совершенствования технической терминологии происходит дальнейшая полонизация языка. Вместо телефонной трубки - слУхавка, вместо аэропорта - лэтОвыщэ, вместо фотографии - свитлЫна, вместо плана - плян, вместо мифа - мит и т.п.
   Кому могло придти в голову, например, украинизировать медицину? Нынешние же "мовознавцы" перевели на укро мову даже латинские медицинские термины. И хирурги во время операции будут использовать русско латинско украинский словарь! Чтобы не перепутать, что кислород теперь "смородэць", бактерициды - "палычковбивныкы", а эксгумация - "труповыкоп".
   Украинские СМИ используют вместо привычных слов "более украинские", позаимствованные у заокеанской диаспоры: спортовець вместо спортсмен, поліціянт вместо поліцейский, агенція вместо агентство, наклад вместо тираж, которые привычны для галичан, но совершенно чужды большинству украинцев.
  
   Развитие народа идёт параллельно с развитием его языка, Чем многообразнее деятельность народа, разносторонность его развития в процессе эволюции, чем глубже и продолжительнее история народа, его участие в событиях на разных этапах исторического процесса, тем богаче словарный запас и выразительность языка, тем более способен он к словообразованию и появлению различных оттенков в характеристике предметов, действий и понятий. В этом отношении мало какой европейский язык может сравниться с русским языком по образности и многообразию характеристик.
   Украинофилы XIX в. для обоснования "украинской идеи" особости, привнесённой польскими интеллектуалами с целью оторвать малороссиян от русских, исключить влияние русского языка и как можно дальше отдалиться от него, экспериментировали с народным южно-российским наречием, активно заполняя его полонизмами, германизмами и просто выдуманными словами, пытаясь создать новый язык. Изобретатели нового языка даже классиков подправляли. Им не нравилось, например, что язык Шевченко уж слишком близок к русскому. Они враждебно относились к малороссийским писателям за то, что те писали свои произведения на русском языке. По этой собственно причине, они не особенно претендовали, чтобы писавший исключительно на русском Н. В. Гоголь считался украинским писателем, да он и сам считал себя русским. "Друзья" Т. Шевченко Кулиш (этот по причине зависти!) и Максимович отказали в опубликовании его русских повестей и рассказов в издаваемом ими журнале "Русская беседа". Это по сути не дало украинскому поэту Шевченко стать и знаменитым русским писателем. А это был бы ещё один удар по самолюбию националистов и их гипертрофированному чувству превосходства над русскими!
  
   Приходится отметить, что, многие их признанные идеологи и вожди, не являются украинцами. Крупнейший церковный деятель националистов - митрополит униатской церкви Андрей Шептицкий - был поляком. Главный их идеолог - Дмитрий Донцов - русский. "Вожди оранжевой революции" - Ющенко и Тимошенко (из семьи латышского еврея Капительмана-Григяниса) - русскоязычные, которые вряд ли думали на украинском. Ни для кого не является секретом, что бывшие "лидеры майдана", а сейчас члены американского марионеточного правительства братья Кличко, бывший премьер Арсений Яценюк, президент Пётр Порошенко (Вольцман) и действующий премьер Владимир Гройсман - русскоязычные, "украинцы" только по месту рождения, секретарь Совета национальной безопасности и обороны Александр Турчинов - русский ("в семье не без урода"), занимавший руководящие должности в Днепропетровском областном комитете комсомола.
   Говоря об украинцах, как искусственно выведенной национальности, и украинском языке, невозможно не упомянуть белорусов (раньше называвшихся по месту происхождения литвинами) - тоже молодой этнос, также созданный в советское время, в связи с чем у них большие трудности с национальной самоидентификацией. Заразившись от украинофилов модой на создание собственной мовы, в Белоруссии уже в ХХ в. тоже пытались создать некий аналог "кулишовки" в виде спонтанной помеси русского литературного языка и местного крестьянского говора - "трасянку", которая не вышла из стадии лингвистической научной дискуссии. А завершила эти потуги советская власть, создав белорусский народ, который одновременно с украинцами получил независимое государство после развала СССР.
  
   Обе эти советские республики создавались похоже, с передачей в их юрисдикцию части территории РСФСР. Чтобы БССР выглядела как-то посолидней (до 1939 г. граница СССР проходила меньше чем в 100 км к западу от Минска), в 1924 г. к ней были присоединены из состава РСФСР значительные территории современных Витебской, Могилёвской и Гомельской областей. А столицей советской Белоруссии большевики хотели сделать Смоленск.
  
   В мировой истории нет другой такой страны, в которой бы как на Украине с таким изощрённым цинизмом преследовался местный древний язык, родной язык не менее чем двух третей её населения. И это всё происходило и происходит под ложным флагом национального возрождения, а на самом деле - для удовлетворения извращённого интегральным национализмом галицкого меньшинства, сообщества потомков вчерашних предателей и врагов украинского народа, противопоставляющего себя остальному населению страны и нагло претендующего выражать его интересы. Для утверждения своих идей они привлекают откровенную ложь и чудовищное извращение фактов истории, которыми через систему школьного образования более 20 лет отравлялось сознание молодого поколения. И уже есть современные "иваны, не помнящие родства", манкурты-янычары - зомбированные этнические русские, дети русских родителей, ненавидящие всё русское и готовые под идиотскую кричалку "москаляку - на гиляку!" вершить расправу над своими соотечественниками, противниками "украинской националистической дури". Это по сути нацистская расистская идеология превосходства одной нации, теперь галицко-украинской, над остальными украинцами-"сходняками" и, особенно над русскими.
   Социальным заказом кучки идейных националистов было подвести научную базу под довольно непопулярную в народе идею самостийничества, идею разрушения выстраданного и скрепленного нашими предками общерусского единства. Именно этот, щедро финансируемый из-за рубежа заказ, и вынуждает некоторых современных укро-учёных поступаться научной добросовестностью. Те, кто успел вовремя перестроиться, пойти в услужение новому заказчику, ныне занимают высокооплачиваемые должности, а те, для кого научная честь дороже тридцати заокеанских серебренников, подвергаются ожесточённым нападкам и публичным оскорблениям. Пример тому ведущаяся сейчас злобная травля видного учёного-историка П. П. Толочко, выступившего против националистической доктрины в фальсификации украинской истории в угоду киевской банде коллаборационистов.
   * * *
  
   При националистическом мифе о "древних украх" и "древнем" украинском языке как-то не остаётся места в истории для кириллицы, которая согласно традиционным историческим данным была создана равноапостольными святыми русской православной церкви Кириллом и Мефодием в 860-х годах и начала использоваться на Руси. Вопрос об украинской письменности, которой пользовались не раз упомянутые (не дай Бог к ночи!) укры, как-то повис в воздухе и никак (кроме дурацких мифов) не освещается в "передовой украинской исторической науке". Поэтому приходится её корифеев пригласить спуститься на землю и напомнить историю письменности на Руси.
  
   Официальный отсчёт начала письменности на Руси ведётся с введения кириллицы в 863 г., хотя в этом есть сомнение, ведь с 862 г. Кирилл и Мефодий 3 года проповедовали в Моравии, но это нам не важно. Важнее, что до Кирилла и Мефодия славяне обладали своей письменностью. Древние исторические документы повествуют, что Константин (позднее в монашестве Кирилл) на пути в Русь остановился в Херсонесе (Корсунь), где обнаружил Евангелие и Псалтырь, писанные русскими буквами. Одна из рукописей ХV века в Толковой Палее (пересказе книг Ветхого Завета) сообщает: "Грамота русская явилася Богом дана в Корсуне русину".
   В "Паннонском Житии" Кирилла говорится о том же: "И дошел до Корсуня. Получил Евангелие и Псалтырь, русскими письменами писанные и встретил человека, той же речью говорящего, и беседовал с ним, и силу речи почувствовал". Что в Корсуне (Херсонесе) Кирилл пользовался Евангелием и Псалтырём "роушкими писмены писано", подтверждается и церковной историей, говорящей, что Русы Таврические имели уже свою церковь в IV веке и, как положено, - церковные книги.
  
   Характерно отношение к Кириллу и его кириллице в "Книге Велеса". Там прямо написано: "Но вспомните о том Кирилле, который.... должен был прятаться в домах наших, чтобы мы не знали, что он учит наши письмена".
   М. В. Ломоносов и В. Н. Татищев были уверены в наличии письменности у славян до введения кириллицы. В. Н. Татищев писал: "Подлинные же славяне задолго до Христа и славяно-русы собственно до Владимира письмо имели, в чем нам многие древние писатели свидетельствуют".
   Императрица Екатерина II высказывалась по этому вопросу так: "Однако же по сказаниям Несторовым и другим видно, что славяне до Нестора письменность имели, да оные утрачены или еще не отысканы и потому до нас не дошли. Славяне задолго до рождества Христова письмо имели".
   То есть нет сомнений, что у cлавян была письменность до Кирилла и Мефодия. Она известна лингвистам под названием "черт и резов" (а современные эпиграфисты называют её "руны Рода"). Её знаки и использовал Кирилл в своей азбуке. При сравнении славянских черт и резов (рун Рода, по имени одного из славянских языческих богов) с кириллицей обнаруживается 23 знака, совпадающих по форме.
   Таким образом, Кирилл ничего не изобретал, а заимствовал знаки для своего алфавита из более древнего славянского письма, добавив попутно несколько греческих букв. Он снабдил руны Рода цифирью и тем самым придал им нужную степень сакральности, достаточную для христианских иерархов, чтобы разрешить богослужение на славянских языках и чтобы при передаче любых имён собственных на церковно-славянском языке сумма цифр имени сохранялась без искажений.
   В греческой азбуке (которая, как считается, была основой для кириллицы) нет букв Б, Ж, Ш, Ц , а в славянской они были и до Кирилла. Кроме того первые 12 букв русского алфавита являются видоизменёнными цифрами. Это свидетельствует о древности письма, условно называемого протокириллицей.
   А поскольку настоящее имя Кирилла было Константин, то наш алфавит правильнее было бы назвать "константиницей". Но это не имеет существенного значения и ни в коей мере не умаляет роли равноапостольных святых православной церкви Кирилла и Мефодия как просветителей восточных славян и их подвигов на этом поприще.
  
   Некоторые учёные убеждены, что более древней славянской азбукой является не кириллица, а глаголица. Предполагается, что Кирилл философ создал именно глаголицу. На это указывает целый ряд фактов. Так, глаголическое письмо содержит более архаический язык, а на всех сохранившихся палимпсестах (рукописях на использованном ранее пергаменте) под новым текстом на кириллице обнаруживается соскоблённое глаголическое письмо. Нет ни одного палимпсеста с ранее написанной кириллицей. (Википедия. Глаголица).
  
   Ну, а после истории с началом письменности на Руси полезно прояснить вопрос о русском первопечатнике. Традиционно им признаётся диакон кремлёвского храма Николы Гостунского Иван Фёдоров, издавший в московском печатном дворе, устроенном по приказу Ивана Грозного в 1563 г., первую печатную книгу "Апостол" (1564 г.) Ни дата, ни место его рождения не известны. По одной из версий трактовки его типографского знака он выходец из рода Петковичей из-под Минска, а прозвище Москвитин заслужил после отъезда из Москвы. В то же время известно, что с Фёдоровым работал Пётр Мстиславец (предположительно литвин, т.е. белорус из г. Мстиславля в Великом княжестве Литовском), который после отъезда Фёдорова в 1557 г. издал в Москве "Псалтырь", а затем вместе с Фёдоровым основал типографию в Вильно. Вторую, большую часть жизни, Иван Фёдоров провёл в Остроге на Волыни и во Львове.
   Философ, писатель, гуманист и один из известных славянских учёных-просветителей, уроженец Полоцка Франциск Скорина (ок.1490-1551), считающийся издателем книг на церковно-славянском языке, в 1517-1519 гг. издал "Библию Руску", а в основанной им типографии в Вильно напечатал в 1522 г. "Малую подорожную книжицу" и в 1525 г. "Апостол" на западнорусском наречии.
   Но самым первым печатником книг на русском языке является немец Феоль Швайпольт, который в 1491 г. в Кракове издал на кириллице богослужебные книги "Октоих" и "Часослов". В конце "Октоиха" приведен "колофон" (по современному - исходные данные издания), в котором на не требующем перевода русском языке указано: "Докончана быс сия книга у великомь градѣ оу Краковѣ при державѣ великаго короля полскаго Казимира, и докончана быс мѣщанином краковьскымь Шваиполтомь, Феоль, из немецького родоу, Франкь. И скончашас по божием нарожениемь. 14 съть девятьдесят и 1 лѣто".
  
   Таким образом, выбор русским первопечатником Ивана Фёдорова никак не обоснован и неизвестно с чем связан, кроме разве что "непатриотичного" назначения на эту роль немца Швайпольта. Но правда дороже.
   * * *
  
   Продолжение раздела 3.
  
   Стр.99. "...типография Киево-Печерской лавры. Основал ее в 1615 г. архимандрит лавры Елисей Плетенецкий".
   Здесь нужно бы добавить, что типография была основана на пике противостояния униатов и православных. В течение короткого времени вокруг типографии образовался кружок православных учёных, просветителей и писателей. Активную роль в нём играли Захария Копыстенский, Памво Берында, Лаврентий Зизаний, Тарасий Земка, Пётр Могила и многие другие, трудами которых было налажено книгопечатание для обучения грамоте широких слоёв населения. Образчики их произведений на русском языке того времени приведены в Приложении 2. О тогдашнем их языке свидетельство авторитетнейшего учёного, филолога, историка и археографа, одного из первых славистов России, Осипа Бодянского (1808-1877), первооткрывателя "Пересопницкого Евангелия", приведено ранее в комментарии к стр. 209 раздела 1. Можно, конечно, сейчас назвать этот язык и украинским или староукраинским (бумага стерпит), но тогда Украины как государства и украинского народа ещё не существовало, их ещё даже не планировали создать.
  
   Стр.100. "Наиболее известным языковедческим трудом была "Грамматика" Мелетия Смотрицкого, напечатанная в 1619 г. в г. Евье (возле Вильно). В течение двух веков она была основным учебником грамматики церков?нославянского языка в школах Украины, Беларуси, Болгарии, Московии, и Сербии. Не уступал по популярности и словарь украинского ученого Памвы Беринды "Лексикон славеноросский", напечатанный впервые в типографии Киево-Печерской лавры в 1627 г. В словаре, состоявшем из двух частей, было собрано почти 7 тыс. слов. В первой части церков?нославянские слова переведены на книжный украинский язык".
   Мелетий (в миру Максим Герасимович) Смотрицкий (ок.1577-ок.1633) - церковный деятель Юго-Западной Руси, филолог, публицист, архиепископ Полоцкий, епископ Витебский и Мстиславский. Полное название его учебника - "Грамматики Славенския правилное Сунтагма" (т.е. сложение по слогам). Этот труд неоднократно переиздавался с приближением к живому русскому языку и оказал большое влияние на развитие русской филологии и методики пятиступенчатого обучения ("зри, внимай, разумей, рассмотряй, памятуй").
   В данной цитате использованы современные названия государств (Украина, Беларусь), которые не существовали в то время. Грамматика Смотрицкого служит лишним доказательством существования единого русского языка на территории Великого княжества Литовского (куда входила в то время Малороссия) и Российского государства. "Книжный украинский язык" в XVII веке - это сильно сказано и может сойти за правду только у школьников и малограмотных националистов, отвергающих реальную историю и зацикленных на сказках и выдумках Грушевского и его современных почитателей. Это был русский язык с добавлением южно-русской лексики. В Приложении 2 можно видеть этот язык в "Лексисе", "Грамматике словенской", "Большом катехизисе" Лаврентия Зизания, "Требнике" Петра Могилы и "Лексиконе" Памво Беринды. В польской историографической и языковедческой традиции этот язык называется jezyk ruski. Всем, кроме тех, кто придуривается, известно, что только в ХIХ в. некоторые из украинофилов старались изобрести украинскую письменность, которая в виде разных искусственных вариантов не прижилась по причине отторжения самими украинофилами. А современный украинский язык был создан уже при советской власти, и то не сразу, а рядом декретов в области народного образования. И продолжается его "усовершенствование" до сих пор.
  
   Стр.101. "Волею Божией, советом и повелением святейшего Кирилла, архиепископа Константинограда, Нового Рима, и вселенского патриарха, и благословением архиепископа, митрополита Киевского, Галицкого и всея Руси, отца Иова Борецкого, в городе Луцке при церкви Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господнего образовалась школа греческая и руськая. Согласно древним обычаям и порядкам святых отцов закона греческого, великим тщанием..., и вниманием мещан луцких, руського народа святого закона греческого, и милос?тями всех православных христиан и его посполитого народа вплоть до убогих вдовиц, думая о всяческой недостаче законной науки, что чинится из-за нестарательных людей".
   Надо ли здесь что-то комментировать, если современники Киевского митрополита Иова Борецкого называли свой народ и основанную ими школу русскими?
  
   Стр.102. "Каковы особенности украинской архитектуры и градостроительства эпохи".
   И снова речь в этой главе идёт только о галицких городах, как будто "украинская архитектура" развивалась только там. А если уж говорить об архитектуре, то строили все описываемые крепости и дворцы знатной шляхты приглашённые европейские архитекторы.
  
   Стр.106. "Об особенностях портретной живописи той эпохи свидетельствует портрет руського воеводы Яна Даниловича из замка в Жовкве".
   Прав сто раз был эпиграфист Валерий Чудинов, когда говорил, что старинные письменные источники можно фальсифицировать, а правду хранят артефакты: если картина называется "русский воевода" и выставлена в известном музее, нельзя же внаглую написать, что это "украинский воевода"? Хотя, если очень хочется, то и это можно. Бумага стерпит! А как объяснить ученикам, что "русский воевода Данилович" (т.е. москаль) вёл в сражения украинцев? То-то!
  
   Стр.111. Название главы: "Начало Национально- освободительной войны украинского народа середины 17 в." и использование этих терминов далее в тексте.
   Уже несколько раз давались комментарии по поводу некорректного употребления терминов "украинский народ" и "национально-освободительная война" до создания украинской нации. Ещё раз ссылаюсь на мнение профессора Н.Н. Яковенко и главу "Происхождение украинского языка, украинского национализма, Украины и украинцев".
  
   Стр.125. "...Выбью из лядской неволи весь руський народ, а что прежде воевал за вред и обиду свою, то теперь буду воевать за нашу православную веру..."
   Это слова из выступления Богдана Хмельницкого в феврале 1649 г. перед польскими послами во время переговоров о перемирии, которое считается его программным заявлением о дальнейших планах восстания с целью освобождения от польского владычества "весь руський народ". Не украинский, заметьте, ведь Богдан Хмельницкий не мог назвать его украинским народом, если считал его русским, да и нации такой ещё не начали создавать и определения такого не было.
  
   Стр.127. "Прежде всего просим, чтобы неволя, горше турецкой, которую тер?пел наш руський народ, придерживающийся старинной греческой ве?ры, от унии, была отменена, то есть чтобы как с давних времен, так теперь вся старинная Русь придерживалась греческого закона. Чтобы при руськом народе везде в Короне и Литве оставались владычества и все церкви... ... Просим, чтобы киевский воевода был из руського народа и придерживался гречес?кого закона... чтобы наш киевский митрополит имел место в сенате его милости короля, чтобы мы, Русь, имели по крайней мере трех се?наторов: среди светских - воеводу и киевского каштеляна, которые бы в сенате защищали нашу веру и права руського народа".
   Также и в этих письменных требованиях Войска Запорожского к королю Речи Посполитой и польскому правительству используется не придуманный в ХХ веке "украинский народ", а реально существовавший русский (хотя и в современном националистическом написании). И издевательством над здравым смыслом звучат призывы к школьникам, "воспользовавшись этим отрывком", определить "что более всего возмущало ук?раинцев". Крайне интересно было бы узнать, какую оценку выставит учитель за логичный ответ: "украинцев более всего возмущало угнетение русского народа". Смешно? Да, если бы не было грустно от такой "истории"!
  
   Стр.129. "В таких обстоятельствах Б. Хмельницкий проявил вы?дающийся дипломатический талант и политическую волю: украинский гетман смог сохранить главное завоевание двух лет Национально-освобо?дительной войны - Украинское государство".
   Во-первых, не украинский, а казачий гетман. Во-вторых, завоевания не национально-освободительной, а просто освободительной (от польского гнёта) войны, которая по сути была казацким восстанием в польском государстве. Хотя можно было бы считать войну "национально-освободительной", если рассматривать народ русским. Но в учебнике имеется ввиду как раз украинский народ. В третьих, не сохранить Украинское государство (которого не существовало), а добиться освобождения русского народа в религиозном плане от притеснений православной религии со стороны Речи Посполитой, частью которой согласно Зборовскому мирному договору 1649 г. пока оставались "русские воеводства", а "крестьяне должны были выполнять до?военные повинности в имениях своих хозяев". Поэтому вполне справедливо заключение учебника, что "Зборовский мирный договор, заключенный под давлением обстоя?тельств, не отвечал фактическим успехам (Национально-освободительной) войны".(Стр.130)
   Да и успехи эти были временными при быстро меняющейся ситуации в условиях отдельных стычек и быстротечных сражений между достаточно мобильными сравнительно немногочисленными войсками без определённой линии фронта с частыми перемириями. Так, после поражения казаков от польского войска коронного гетмана Н. Потоцкого и белоцерковского мирного договора 1651 г., под властью Хмельницкого осталось только Киевское воеводство, а численность реестровых казаков с 40 тысяч сократилась до 20 тысяч.
  
   Стр.134. "Потому я сказал бы, что эту республику можно уподобить Спартан?ской..."
   Эти слова принадлежат Посланнику Венецианской республики Альберто Вимана, который в 1650 г. пытался привлечь Хмельницкого к союзу против Турции. Сравнение со Спартой довольно условное, не имеет ввиду сопоставление государственного устройства, а относится исключительно к демократическому характеру казачьей рады с её свободным обсуждением и к суровому полувоенному образу жизни казаков и их боевой выучке, сродни спартанским воинам.
  
   Стр.134. "Победные битвы 1648-1649 гг., вследствие которых значительная часть украинских земель была освобождена от польской власти, способствовали утверждению Украинского казацкого государства - Войска Запорож?скогоВ исторической науке это государство называют Гетманщиной".
   На эту тему в разделе 1 помещён комментарий к стр.118. Здесь только надо дополнительно уточнить, что в период между началом восстания Хмельницкого в 1648 г. и Переяславской радой 1654 г. происходило казацкое, а затем и всенародное восстание народа (с широким участием в нём крестьянских масс) против польского гнёта, иногда переходящее в гражданскую войну, когда часть казачьих полков переходила на сторону польских правительственных войск. О каком-то государстве в этих условиях говорить вообще бесмысленно. А власть казачьего гетмана при этом мало отличалась от власти предводителя обычного народного восстания против своего национального или иноземного гнёта, которые если иногда в истории и назывались республиками, то с большой натяжкой и оттенком идеализации. Гетманщина не была государством.
   Об этом же говорит следующая выдержка.
  
   Стр.135. "Со временем значение Генеральной рады настоль?ко уменьшилось, что ее вообще перестали созывать. Её роль перешла к Старшинской раде..."
   Т.е. налицо стремление сократить степень демократии и сосредоточить власть в руках гетмана c приближённой к нему старшинской верхушкой, единолично выполнявшего функции всех трёх ветвей власти (законодательной, исполнительной и судебной), подобно главарю восстания или бандитской шайки и его ближайшему окружению, вершившему и суд, и расправу. Какое же это государство?
  
   Стр.135. "Сравните текст источника с высказыванием Антона Ждановича, что "все против гетмана говорить не смели; а кто и говорил - тот живым не был".
   А вот и доказательство о диктатуре гетмана, сродни неограниченной власти главаря шайки. Такой же всеобъемлющей властью обладали полковники в пределах территории своего полка или сотники на своей территории. А вся территория под властью гетмана организовывалась по военно-административному "полково-сотенному территориальному принципу". По типу военного лагеря армии.
  
   Стр.153. "Украинский Шляхтич Павша сообщал в конце января 1654 г. о присяге украинцев: "Вижу недоброе, ибо выдал Хмельницкий всех нас в неволю московскому царю..."
   Стр.154. "...отрицательным отношением украинского православного духовенства к грядущему событию".
   Враждебное отношение к "московскому правительству" и "московскому царю" и включение в текст подобных материалов - это главный лейтмотив всего учебника в целом и этому есть объяснение в антироссийской направленности государственной политики независимой Украины, особенно заметной после победы в 2004 г. Виктора Ющенко, активно поддержанного националистическими галицкими объединениями. И если "шляхтич Павша" (наверняка поляк или "ополяченный до потери сознания" русский) высказывает неодобрение решения Хмельницкого о вхождении в состав Московского царства, поддержанного большинством казачества и крестьянства, то его личное мнение вставлено в строку, потому что просто подходит по духу современным националистам. Стремление воссоединиться с Россией вызревало многие годы. Православное население Речи Посполитой, подвергавшееся религиозному и национальному гнёту со стороны поляков-католиков выражало свой протест в периодически возникавших восстаниях. И православное Русское государство выглядело естественным союзником повстанцев. Впервые за помощью к русскому царю обратился гетман реестровых казаков Криштоф Косинский, возглавлявший восстание против польской шляхты в 1591-1593 годах. Позже посольство гетмана Петра Сагайдачного во главе с Петром Одинцом просило принять Войско Запорожское в русское подданство. Сам Богдан Хмельницкий три раза обращался с такими просьбами к царю Алексею Михайловичу.
   А отрицательное отношение православного духовенства - ложь, опровергаемая просьбами представителей самого православного духовенства, обращёнными к царю. Так в 1622 году епископ Исаия Копинский предложил русскому царю принять православное население Малой Руси в подданство русского государя. В 1624 году о том же просил митрополит Иов Борецкий, который в своём трактате "Протестация и благочестивая юстификация" твёрдо заявил: "с Москвой у нас одна вера и богослужение, одно происхождение, язык и обычай".
  
   Стр.154. На требование Хмельницкого, "чтобы московские послы первыми пообещали от имени царя защищать гетманское государ?ство от поляков и уважать казацкие права и привилеи", царский посол В. Бутурлин объяснил, что "царь является самодержцем и своим подданным не присягает", кроме того, "царское слово, раз данное, не меняется".
   "При этом слова В. Бутурлина были истолкованы как равнозначные присяге царя". Это распространённый украинский миф, что царь Алексей Михайлович принёс присягу Запорожскому Войску и её нарушил в дальнейшем, не имеющий исторических оснований.
  
   Стр.155. Вопросы после цитаты из отчёта В. Бутурлина: "Сравните сообщение украинского шляхтича Павши и отчет московского посла Василия Бутурлина. Какой из источников, по вашему мнению, более достоверен? Почему? Можно ли утверждать, что украинцы однозначно восприняли события в Переяславе?"
   И здесь ученикам подсказывают, что не все в Запорожском Войске были рады переходу "под руку московского царя". Неизвестно происхождение и вероисповедание этого шляхтича. Если он был из поляков, то и выражал соответственно мнение польской шляхты, а если был русского происхождения, но принял католичество, тоже мог быть не в восторге. Недовольные решением Переяславской Рады, безусловно, были, но большинство народа было за воссоединение с Московским царством. А здесь приведено только одно мнение какого-то шляхтича.
  
   Стр.155. "Казацкий договор состоял из 23 статей от гетмана и Войска Запорожского. Основная идея этих статей - установление межгосударственных отношений... Казацкое государство соглашалось выплачивать денежную дань и не поддерживать самостоятельные дипломатические отношения с Речью Посполитой и Турцией".
   Разве можно назвать полноценным государством то, которое не имеет права "поддерживать самостоятельных дипломатических отношений"?А так называемые "Мартовские статьи" не являлись договором, а по их названию и по сути были "Просительными статьями", челобитной жалобой монарху от его подданных с просьбой о привилегиях.
   Российский учёный, видный историк, общественный и политический деятель русского зарубежья, затем с 1948 г. профессор Казанского университета Д. М. Одинец (1883-1950) по этому поводу писал: "Кроме московского государя, акты 1654 г. не предусматривали существования на территории Украины никакого другого общегосударственного органа власти". [50] Да казачья элита и не думала ни о каком собственном казацком государстве, а была озабочена только тем, как бы сохранить своё привилегированное положение без разницы под польской ли властью, или под турецкой, или под властью московского царя. Выбор был сделан под давлением простого народа.
  
   Стр.156. "...большин?ство ученых склонны считать, что это был договор равноправных госу?дарств, по которому Москва, как сюзерен или протектор Гетманщины, взяла на себя обязательства гарантировать ей независимость".
   В самой фразе заключено противоречие: какое же может быть равноправие сюзерена с вассалом? А между словами "большин?ство учёных" следует вставить "свидомых", так как только они могут быть "склонны считать". Например, русский историк И. Лаппо ещё в 1926 г. в работе "Происхождение украинской идеологии Новейшего времени" отмечал: "Украинствующие" авторы доказывают до сих пор, что казачество Малороссии в договоре с царем в 1654 г. выговорило себе и своей стране определенные права и автономию, что якобы было закреплено присягой московских послов "от имени царя". Но, пишет Лаппо: "присяга Московской власти - простой вымысел. Конечно, формальных обязательств конституционного характера не давала Московская власть при присоединении Малороссии, как уже безусловно доказано к настоящему времени историческим исследованием". Имея ввиду первоисточник этих притязаний в "Истории Русов", он уточняет свою мысль: "Автор "Истории Русов" и Лубенский депутат Полетика выдвигали не права народа на автономию и самостоятельность, а лишь права козачества как вида дворянства....стоящего между монархом и народною массою".[18] В решении Земского собора 1653 г. о принятии казачества в русское подданство ни о какой независимости не было ни слова, а говорилось: "...великий християнский государь, жалея благочестивые православные християнские веры и святых Божиих церквей и их, православных християн, невинные крови пролития, умилосердился над ними, велел их приняти под свою царского величества высокую руку".
  
   Стр.158. "...украинские и московские земли.... украинско-московское войско... московское правительство...Московия..."
   Использование на этих страницах нарочито негативного уничижительного отношения к Русскому царству в виде названия его "Московией" ясно следует исконной польской вражде к России и отражает отношение к истории польских и галицких националистов. Так называли Русское государство в западных источниках параллельно с этнографическим названием "Руссия" (лат. Russia) с XV до начала XVIII века. Первоначально оно являлось латинским названием Москвы (для сравнения: лат. Varsovia, Kiovia) и Московского княжества. Было перенесено в Польше и ряде государств Западной Европы и на единое Русское государство, сформировавшееся вокруг Москвы при Иване III. Как указывают исследователи, использованию этого наименования способствовала польско-литовская пропаганда, которая сознательно придерживалась терминологии феодальной раздробленности, отрицая правомерность борьбы Ивана III и его преемников за воссоединение земель Древней Руси.
  В качестве самоназвания латинизм "Московия" никогда не использовался. Со времён древнерусского государства оно носило название Русь, Русская земля. В Западной Европе - "Руссиа" и "Русия" (Russia, Ruscia, Rusca, Rutigia), в Византии - Ρως, "Рос". Название "Росия" (греч. Ρωσία) впервые было использовано в середине X века Византийским императором Константином Багрянородным.
   Завоевав в борьбе с соперниками киевский престол в 1169 г., старший в роду Андрей Боголюбский впервые, по выражению Ключевского В. О., "отделил старшинство от места", перенеся великокняжеский престол в Северо-Восточную Русь и оставшись Великим князем в столице Ростово-Суздальского княжества городе Владимире, который стал главным городом Руси. C 1363 года ярлык от Золотоордынских ханов на великое княжение Владимирское выдавался только московским князьям, которые с этого времени стали титуловаться великими.
   В XV в. Великое княжество Московское объединило северо-восточные русские княжества, которые добровольно признали главенствующую роль Москвы: в 1463 г. - Ярославль, в 1474 г.- Ростов. К 1478 г. покорён был Новгород Великий с его обширной областью в Северной Руси. Наконец, в 1485 г. на милость победителя сдалась Тверь - последний серьёзный соперник Москвы за господство среди русских княжеств. Имея под своей властью почти весь северо-восток Руси, Москва в 1480 г., не особо даже напрягаясь, сбросила с себя вековое, порядком ослабшее монголо-татарское ярмо. Великое княжество Московское в последний период своего существования в статусе великого княжества отличалось также общим сводом законов (Судебник 1497 года), ликвидацией уделов и введением поместной системы.
   В это же самое время великий князь московский Иван III стал именовать себя "государь всея Руси". Он объявил, что все земли, некогда составлявшие Киевскую Русь, должны войти теперь в Русь Московскую. Ранее этот процесс начался естественным путём. Когда в 1490-х годах московские войска близ Чернигова подошли к литовской границе, православные русские князья добровольно признали московского государя своим сувереном. Можно привести и другие свидетельства того, насколько притягательной стала Москва для русской элиты в Литве. Так, еще раньше, в 1481 г., князь Фёдор Бельский, правнук Альгердаса, вместе с некоторыми другими православными князьями составил заговор с целью убить тогдашнего великого князя литовского и короля польского Казимира IV и передать земли Великого княжества Литовского под власть Москвы. Заговор был раскрыт, его участники схвачены и казнены, однако самому Бельскому удалось бежать в Москву
   Ещё более опасный взрыв недовольства русской знати в Великом княжестве Литовском произошёл в 1508 г. Выступление русских князей и дворян против великого князя Сигизмунда возглавил Михаил Глинский - влиятельный и одарённый магнат с западноевропейским образованием. В своих обращениях к единомышленникам он призывал защитить "греческую веру" и возродить Киевское княжество, Чтобы не допустить распространения бунта, против Глинского было выслано сильное польско-литовское войско. Глинский и его сообщники были вынуждены спасаться бегством в московских пределах, Тем не менее восстание Глинского явилось значительным событием. И не только потому, что оно засвидетельствовало растущее недовольство русских своим положением в Великом княжестве Литовском, но и потому, что это был, пожалуй, наиболее примечательный случай, когда русская элита выступила с оружием в руках на защиту своих национальных прав.
   Русское царство или в византийском стиле Российское царство было провозглашено 16 января 1547 года после принятия великим князем Иваном IV Васильевичем титула царя. Название "Российское царство" с тех пор стало официальным названием России до 1721 года, когда она стала Российской империей.
  
   Стр.165. "Основным достижением деятельности Б. Хмельницкого является утверждение Украинского казацкого государства. Именно в утвержде?нии независимого государства, объединившего все этнические украинские земли и ставшего достойным преемником Киевской Руси, видел гетман цель возглавленной им Национально-освободительной войны".
   Все эти националистические исторические штампы (Украинское казацкое государство и его независимость, этнические украинские земли и исключительное право на преемственность от Киевской Руси, национально-освободительная война) уже были прокомментированы ранее и дополнительного пояснения не требуют.
  
   Стр.170. "26 ав?густа в Чигирине состоялась Старшинская рада, на которой гетманом, до совершеннолетия Юрия Хмельницкого, был избран генеральный писарь Иван Выговский... . Во время Желтоводской битвы попал в татарский плен. Трижды бежал, его ловили ордынцы и, наверное, казнили бы, если бы Б. Хмельницкий не выкупил его из неволи. С тех пор находился при гетмане, присягнув быть верным ему до самой смерти".
   Бывший польский офицер Выговский, затем писарь при Хмельницком, став гетманом в 1657 г. после смерти Хмельницкого, вскоре забыл о своей клятве и пытался изменить внешнеполитический курс Гетманщины на союз с Польшей, подписав с Речью Посполитой предательский Гадячский договор 1658 г., по которому сводились на нет все завоевания Богдана Хмельницкого. Гетманщина под названием Великое княжество Русское (заметьте, не Украинское!) в пределах Киевского, Черниговского и Брацлавского воеводств должна была войти в состав Речи Посполитой, польской шляхте возвращались их поместья с крестьянами, а католической церкви - отнятое казаками имущество. Он дважды присягал московскому царю и дважды нарушал клятву. Расчитывая на военную помощь, Выговский присягнул на верность польскому королю и крымскому хану Мехмеду IV Гирею. В учебнике эти предательские планы Выговского, извращая историческую правду, преподносятся как борьба за независимость. Да и вообще, не мог стать признанным лидером известный корыстолюбием писарь, как о нём говорили казаки, "не природный казак", а выкупленный у татар за лощадь "лях", вдобавок женатый на дочери польского магната, т.е. избрание Выговского гетманом само по себе могло спровоцировать раздор среди казачества. Гетмана Выговского не признавало большинство населения левобережной Малоросии, и даже запорожские казаки. Они считали его "предателем", "польским прихвостнем", и вообще врагом народа и православия.
   Грушевский и вслед за ним националисты, замалчивая неопровержимые факты предательства Выговского и искажая действительность, представляют его и его приверженцев как украинских патриотов, стремившихся к автономии, а потом и к полной независимости. В действительности это была группа негодяев, преследовавших только свои шкурные интересы, ради которых они отдавали под польскую власть народ Малороссии. Статьи Гадячского договора красноречиво подтверждают это.
   О том, кто такой был Выговский, подробно описано в книге "Тайная история Украины-Руси" [26], написанной в 2001-2005 гг., задолго до событий вооружённого переворота 2014 г. и гражданской войны на Донбассе украинским журналистом и писателем Олесем Бузиной, подло убитым в апреле 2015 г. двумя бандеровскими убийцами, которых националисты славят как героев. Не изменивший профессии журналиста и не оставивший свою деятельность по честному освещению реальности, Олесь Бузина до этого неоднократно получал угрозы физической расправы, а его личная информация была выложена на националистическом провокационном сайте "Миротворец" (зарегистрирован в Канаде на сервере НАТО), поддерживаемом советником МВД Украины Антоном Геращенко специально для целей террора против "пророссийски настроенных" противников киевской хунты. Этот сайт является для националистов своеобразным "чёрным списком" настоящих патриотов Украины, которых они считают необходимым физически устранить.
   Гадячский договор и щедрая раздача земельных наделов верхушке старшины вызвали повсеместное недовольство большинства казачества и казацкие восстания под руководством полковников Барабаша и Пушкаря. Кровавое подавление их Выговским привело к гражданской войне, ставшей известной как Руина, в ходе которой Выговский беспощадно уничтожал несогласных с его предательской политикой старшин, часть которых была вынуждена бежать. Польское войско и перешедшие на сторону Польши казачьи полки Выговского, вместе с крымскими татарами нанесли поражение русско-казачьему войску в Конотопской битве в июле 1659 г. Но это не спасло Выговского. Завоёванные городишки этот гетман тут же облагал контрибуциями, чтобы расплатиться с татарами. "Что турки не добрали, - пишет автор Летописи Самовидца, - то от него посланные обирали и к нему отсылали, а он платил той своевольной пехоте, которая при нем держалась". При общем недовольстве его правлением и планами по возвращению польского господства, он был свергнут, а гетманом был избран сын Богдана Хмельницкого Юрий. Открыто перейдя на сторону поляков, Выговский в составе войска коронного гетмана Андрея Потоцкого принимал участие в сражениях с русскими войсками в начавшейся русско-польской войне, в ходе которой Юрий Хмельницкий тоже перешёл на сторону Польши. В результате последовавшего раскола Гетманщины на две части, Правобережным гетманом стал Павел Тетеря, поддержка которым польского наступления 1664 г. на Северскую Русь вызвало ожесточённое сопротивление полякам не только на Левобережье, но и антипольское восстание на Правобережье. Эти выступления поддержали запорожский атаман Иван Сирко и Левобережный гетман Иван Брюховецкий. На Правобережье Тетеря жестоко подавил народное возмущение, в котором был замешан и бывший гетман Иван Выговский, за что он был расстрелян поляками. Так бесславно закончил свой жизненный путь предатель казачества гетман Выговский, которому в современной Украине воздают почести как народному герою и "победителю русских войск" в "блестящей победе украинцев" в Конотопской битве (естественно, без упоминания участия там казаков с обеих сторон), которая была эпизодом начавшейся русско-польской войны и продолжением гражданской войны на Гетманщине.
  
   Стр.173. "Заключение Гадячского договора 1658 г. означало завершение Националь?но-освободительной войны. Именно тогда - и формально, и фактически была прекращена война против Речи Посполитой. Украина, к сожалению, в то время не сохранила государственную независимость в борьбе против Мос?ковского государства и с 1659 г. была включена в ее состав как автономная политическая единица. Далее начался новый этап национально-?освободительной борьбы украинского народа, более известный под названием Руина".
   Это характерное для современных "украинствующих" историков извращение реальных исторических событий. Согласно этому пассажу учебника (написанного как бы поляками!) получается, что, якобы с принятием Гадячских статей были достигнуты все цели освободительной войны против польского владычества и она была завершена. А реально Гадячский договор, подписанный Выговским, не учитывая достижений Хмельницкого, возвращал русские земли в Поднепровье снова под власть Польши, её магнатов, шляхты и католической церкви, с вхождением в состав Речи Посполитой как Великого княжества Русского. Эта попытка возврата к национальному угнетению и вызвало возмущение широких слоёв казачества и восстания Барабаша и Пушкаря. При этом эти восстания в учебнике трактуются не как естественная реакция казачества, а как инспирированные царскими агентами. Завоевание независимости от Польши в результате восстания Богдана Хмельницкого даже не упоминается, зато педалируется "государственная независимость в борьбе против Московского государства" (как будто это и было целью Богдана Хмельницкого) и выражается сожаление, что Войско Запорожское (а не Украина!) "было включено в её ??? [Московского государства] состав как автономная политическая единица". Не обращая внимание на грамматические ошибки ("её" вместо "его"), следует отметить, что включение в состав Российского государства преподносится как причина для "начала нового этапа национально-освободи?тельной борьбы украинского народа, более известного под названием Руина", т.е. Руина трактуется как борьба за независимость от Русского государства. А фактически это была гражданская война на территории Гетманщины между казачьей верхушкой, стремившейся вернуть народ Малороссии к прежнему национальному, социальному и религиозному гнёту в составе Польши, и основной массой казаков и крестьян, желавших воссоединиться с родственным по языку, культуре и православной вере русским народом. Это описание в учебнике как бы написано польским автором с польской точки зрения. Выговский, этот предатель, спровоцировавший гражданскую войну, на Украине сейчас рассматривается как национальный герой. На какого "героя Украины" ни взгляни, оказывается предатель, клятвопреступник или личность по моральным качествам явно недостойная этого звания. Жаль Украину.
  
   Стр.173. "Конотопская битва. Основные события московско-украинской войны разворачивались весной-летом 1659 г. В конце марта 1659 г. 100-ты?сячная московская армия во главе с князем А. Трубецким двинулась на Украину. 20 апреля она была остановлена под Конотопом, который защищали казаки Черниговского и Нежинского полков под командованием нежинского полковника Г. Гуляницкого".
   Во-первых, странно читать выражение "московско-украинская война". Это дань националистической трактовке названия Русского царства как "Московия" с целью отрицания права русского государства на освобождение от литовско-польской власти земель древней Руси. Этот упорно внедрявшийся поляками термин имел целью подчеркнуть ограниченность власти русского царя пределами Московского княжества и отвергал правомерность борьбы за воссоединение русских земель в едином Русском государстве.
   Специалист по средневековой Руси доктор исторических наук Анна Хорошкевич (Институт славяноведения РАН) отмечает, что название "Московия" начало преобладать в первую очередь в католических странах Европы, получавших информацию из Великого княжества Литовского и Польши. А "Русью" на польских картах с начала XV в. обозначались исключительно земли Юго-Западной Руси, а в качестве её главного города указывался Львов.
   Во-вторых, такое название войны "города Москвы" против не существовавшего в то время "государства Украина" ясно показывает искусственную надуманность такого выражения и его явную националистическую подоплёку. Трудно не заметить в этом авторство заграничной диаспоры.
   В третьих, в учебнике намеренно не указано, что перед Конотопской битвой князь Трубецкой имел приказ царя не воевать, а склонить Выговского к миру, но 40-дневные переговоры с послами Выговского закончились ничем.
   В четвёртых, осаждённый с апреля 1659 г. Конотопский гарнизон остановить армиюТрубецкого не мог, т.к. почти три месяца находился в осаде и был в тяжёлом положении из-за нехватки боеприпасов, воды и продовольствия.
   В пятых, победу Выговскому приписали "свидомые" националисты. На самом деле исход Конотопской битвы в основном заслуга татар крымского хана, более чем вдвое превышавших численность казаков Выговского.
   Грубой ложью является указанная численность войск и умолчание о катастрофическом положении осаждённого в Конотопе полковника Гуляницкого, который писал гетману Выговскому: "Уж и силы нашей не стало: такие тяжкие и добро крепкие до нас всякого дня и ночи приступы и добыванья чинят; уже и в ров вкопались, и воду от нас отняли, и место розными промыслы палят огненными ядрами, а мы пороху и пуль не имеем, чем боронитись; также живности у казаков ничего нет, и конми все опали. Смилуйся, смилуйся, добродей, скоро поспеши, и помочь нам давайте... Мы, тут будучи так в тяжкой беде, можем неделю как мочно боронитися, а дале не можем содержатися,будем здатися".
   Что касается численности "100-тысячной московской армии". По историческим документам она состояла из двух полков князя Трубецкого (12302 чел.), трёх полков князя Куракина (5000 чел.), полка князя Ромодановского, полка Баумана, рейтарского полка Уильяма Джонстона и др., в общей сложности 28600 чел. и казачьего отряда гетмана Ивана Беспалого (6660 чел.) Итого не 100 тысяч, а немногим более 35 тысяч.
   Силы идущего на помощь осаждённому Конотопу гетмана Ивана Выговского составляли 16 тысяч казаков нескольких казацких полков, 3 тысячи польского наёмного войска и 30-35 тысяч татар хана Мехмеда Гирея, т.е. около 54 тысяч чел. (Состав войск подробно описан в Википедии в статье "Конотопская битва").
   В начальной стадии сражения высланный навстречу Выговскому 4-тысячный отряд Пожарского и 2 тысячи верных русскому царю казаков гетмана Беспалого, увлёкшись преследованием отступающих отрядов татар и польских наёмников, попали в засаду, были окружены превосходящим по численности татарским войском и разгромлены в ближнем бою.
   На втором этапе, получив сведения о гибели отряда Пожарского, князь Трубецкой поручил князю Ромодановскому организовать оборону на реке Куколке, где несмотря на трёхкратное превосходство в живой силе Выговский не смог добиться успеха из-за ненадёжности насильно рекрутированных казачьих полков. Лишь к вечеру польские драгуны и татары, зайдя с тыла, заставили Ромодановского отступить к основному лагерю Трубецкого. На второй день сражения Выговский осадил лагерь Трубецкого, но в результате ночной контратаки был отброшен на 5 вёрст.
   Битва закончилась через несколько дней отступлением армии Трубецкого с аръергардными боями в Путивль. Согласно российским архивным данным потери Трубецкого составили 4800 чел. русского войска и 2 тысячи казаков Ивана Беспалого. Потери Выговского составили 4 тыс. человек, а крымских татар 3-5 тысяч. Численность войск и потери сторон в Конотопской битве являются предметом многолетней дискуссии историков.
   Украинские историки, пытаясь представить грандиозность и значимость этой битвы, берут данные не из официальных документов, а из повествовательных источников (реляций Выговского, польских сообщения XVII века, летописей Самовидца и Величко), которые грешат тенденциозным завышением общей численности и потерь армии Трубецкого. Эти же "липовые" цифры повторяют и историки XIX века, например, С. Соловьёв. С критикой пристрастного и выборочного подхода украинских исследователей к источникам, выступали такие историки, как А. В. Малов, Н. В. Смирнов, И. Б. Бабулин. (Википедия). Здесь не место обсуждать эту чисто научную проблему. Ясно только одно, что автор учебника встал и в этом вопросе на привычный путь фальсификации исторической правды. Праздновать конотопскую "победу" современная Украина может лишь по причине полного отсутствия иных своих побед. А если вспомнить, что против Выговского сражались более 6 тысяч запорожских казаков Ивана Беспалого, из которых две тысячи погибло в этом сражении, то странно считать "украинской" победой над "москалями" один из эпизодов польско-русской войны.
  
   Стр.174. "Известие о победе украинской армии быстро облетело Украину. Услы?шали о ней и за ее пределами".
   По поводу неправомочности терминов "украинская армия" и "Украина" комментарии были даны ранее. А что касается самой победы, то, как уже отмечалось в предыдущем комментарии, её значение преувеличено и отражает стремление националистов раздуть чуть ли не до мирового значения любой незначительный эпизод в связи с отсутствием реальных побед. Надо учитывать, что "украинская армия" гетмана Выговского (вообще- то выступавшего на стороне Польши) состояла в основном из татар, которые и внесли решающий вклад в поражен