Маркова Татьяна: другие произведения.

Истории мадам Лили

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В королевстве Дарлиссии мадам Лили знали все. Бедняки восхищались тем, как ей удалось забраться так высоко, аристократы испытывали уважение к этой женщине. Мадам Лили являлась хозяйкой элитного публичного дома, где мужчины могли найти развлечение на любой вкус. Девочки, работавшие там, просто боготворили хозяйку.


Истории мадам Лили

   В королевстве Дарлиссии мадам Лили знали все. Бедняки восхищались тем, как ей удалось забраться так высоко, аристократы испытывали уважение к этой женщине. Мадам Лили являлась хозяйкой элитного публичного дома, где мужчины могли найти развлечение на любой вкус. Девочки, работавшие там, просто боготворили хозяйку. И было за что. Мадам Лили никогда не предлагала старым извращенцам, вроде короля, молоденьких хрупких девочек. Все они были поделены на отдельные группы: по предпочтениям в любовных утехах, по предпочтениям в мужчинах. А так же по внешним данным: брюнетки и блондинки, молодые и в возрасте, совсем неопытные и те, чьего опыта с лихвой хватило бы на несколько трактатов о плотской любви. Мадам Лили в первую очередь учитывала вкусы девушек, а уж потом клиентов. Как любила повторять хозяйка борделя: "Я не для того девочек вытаскивала из ямы, чтобы собственноручно их туда же толкнуть".
   Все это Эвелина Арианис знала очень хорошо. И могла бы написать неплохую статью о мадам Лили. Но как истинной газетчице ей было интересно совсем другое. Все то, что скрывала хозяйка элитного борделя, о чем думала, когда открывала свой первый публичный дом - все это было бы весьма занимательно для поклонников мадам.
   - Добрый день, мадам Лили, - услышала сидящая в своем кабинете женщина. Хозяйка борделя как раз разбирала корреспонденцию. Подняв голову, она увидела возле двери молодую девушку, которая никак не подходила ни на клиентку, ни на новую "девочку".
   - Чем могу быть полезна? - мягко улыбнулась мадам, откладывая в сторону очередное письмо.
   - Я хотела бы взять у вас интервью, - улыбнулась в ответ Эвелина. Лили кивнула и приглашающе махнула рукой.
   - Прошу, проходите, - произнесла женщина. - Чай, кофе?
   - Если можно, зеленый чай, - ответила девушка, присаживаясь на стул.
   Мадам Лили позвонила в стоящий на столе колокольчик и, как только появилась миловидная черноволосая девушка, все тем же мягким голосом попросила:
   - Роззи, милая, принеси, пожалуйста, зеленый чай для гостьи и кофе для меня.
   - Одну минуту, мадам Лили, - кивнула девушка. - Вам с лимончиком?
   - О, - приятно удивилась Лили, - еще остались?
   - Конечно, - слегка обиженно отозвалась Роззи. - Специально для вас оставляем парочку.
   Эвелина же, напротив, отказалась от цитруса. Некоторое время девушка молчала, разглядывая хозяйку борделя. Миловидная женщина с неприлично короткими, еле достающими до плеч, черными кудрями. Одета Лили была в платье в восточном стиле - светло зеленое, с воротником-стоечкой, расшитое цветами и украшенное жемчугом. Эвелина была уверена, что и разрезы по бокам имеются.
   - Мадам Лили, - как-то неуверенно произнесла Эвелина, едва за Рози, принесшей чай и печенье, закрылась дверь.
   - Мм? - протянула хозяйка публичного дома, потягивая ароматный кофе с лимоном.
   - Вас не смущает то, что я хочу взять у вас интервью?
   - А должно? - усмехнулась мадам. - Милочка, я уже давно перестала смущаться. Думаешь, хозяйкой такого заведения может стать приличная женщина, не знавшая никого, кроме мужа?
   - Нет, но...
   - Я была шлюхой, милочка. Сначала той, кого насиловали все, кому не лень. А уж в портовом городке желающих было довольно много.
   - Вы не могли бы рассказать? - попросила Эвелина.
   - Если интересна исповедь старой шлюхи, - вновь усмехнулась мадам Лили. Только как-то грустно. - И все же, как тебя зовут?
   - О, простите. Эвелина. Можно просто Эви. Работаю в ежемесячнике "Лица Дарлиссии".
   - Вот как? - удивилась мадам Лили. - И что сподвигло вас написать обо мне?
   - Вы знаете, что вы - первый по влиянию человек в королевстве? После короля, разумеется.
   - Первый по влиянию? - переспросила женщина. И неожиданно рассмеялась. - Милочка, кто сказал такую глупость?
   - Герцог Лиссианский.
   - Пресветлая Аилис! Неужели Георг сказал это? - Эви кивнула. - Что ж, перейдем к интервью. Спрашивай все, что пожелаешь. Ответов не обещаю, но...
   - Я понимаю, - откликнулась Эвелина. - Хотелось бы спросить о том, что вас связывает с герцогом, но пойдем по порядку. Расскажите, с чего все началось?
   - С чего началось? - мадам задумалась. - Пожалуй, стоит рассказать, где и как я росла. Знаешь такой портовый городок Фириат? Я там родилась.
  
   История первая. Юная красавица Фириата
  
   Лилиана никогда не считала себя красавицей. Ей не нравилось в своей внешности абсолютно все, начиная от слишком просто лица и заканчивая угловатым телом. Девушка в упор не замечала жадных взглядов мужчин и презрительно-завистливых - женщин. Кому могли понравиться эти цыганские кудри? Мама не раз говорила, что длинные черные волосы младшей дочери - настоящее мучение. Став старше, Лилиана согласилась с мамой. Расчесывать по утрам это воронье гнездо было нелегко. Несколько раз Лили порывалась обкромсать непослушные кудри, но раз за разом мать останавливала - в Дарлиссии короткие волосы могли позволить себе магички, наемницы и проститутки.
   До двенадцати лет у Лилианы было все, о чем мог мечтать ребенок. Любящие родители, старшая сестра и два брата, тоже старшие. Лили была самым младшим и самым любимым ребенком. Отец был рыбаком и часто отлучался из дома, чтобы прокормить сестру. Мать работала швеей. Лизетта собиралась замуж за соседского парня. Маркус и Томас помогали отцу. Лили была счастлива вплоть до того момента, как отец не вернулся из моря. Марк и Том уверяли, что все обойдется, но не обошлось.
   Через две недели поисков рыбака Джека нашли его сыновья, решившие проверить старую пещеру, пусть и не было надежды, что отец там. Увидев тело, ребята дружно решили не показывать его женской половине - пролежавшее столько времени в воде, тело было раздутым и мягким, как губка, и наполовину съеденным рыбой. Хоронили мужчину, что называется, всем миром. Двенадцатилетняя Лили не очень хорошо понимала, почему папа больше не вернется. Но очень хорошо поняла, что теперь все будет совсем по-другому.
   Лиззи уехала из родного дома к новоиспеченному мужу. И после этого Лилиана больше ни разу не видела сестру. Марк и Том постепенно стали спиваться. И даже они сам не сказали бы, почему их бросило именно в эту крайность. Залина, вдова рыбака, пыталась хоть как-то сохранить то, что осталось от семейного очага. Она стала работать сутками напролет. Днем пропадала в швейной мастерской, а ночами... Долгое время женщине удавалось скрывать то, как низко она пала.
   - Мама, ты опять сегодня ночью уйдешь? - спросила Лили, когда Залина зашла домой поужинать.
   - А мамка наша опять пойдет мужиков обслуживать, - пьяно икнул Маркус, появляясь на маленькой кухоньке. - Никогда бы не поверил, что мамка шлюхой станет. Не зря батя всегда говорил, что такой место в борделе!
   - Марк! - строго прикрикнула Залина. - Прекрати нести чушь!
   - А что, разве он неправ? - спросил Том. Он был чуть трезвее брата. - Малявку тоже пристроишь в шлюхи? Я слышал, как один из твоих клиентов говорил, что не прочь трахнуть малолетку.
   - Ты... да как ты вообще мог подумать о таком? - чуть не задохнулась Залина.
   - Легко и просто, - хмыкнул Томас. И прикрикнул на сестру: - Брысь отсюда, Лили.
   Девочка вылетела с кухни и, не сбавляя скорости, помчалась в свой уголок. Забилась под кровать, боясь нос высунуть и попасть под горячую руку братьев. Она еще многое не понимала, но самое главное до нее дошло - мама стала кем-то плохим, и братьям это не нравится. Лилиана еще долго сидела под кроватью, пока не вернулись братья - они куда-то уходили - еще более пьяными.
   - Этой сучки еще нет, - недовольно пробурчал Маркус.
   - Она все же наша мать, - язык у Тома заплетался, и половину слов разобрать можно было с трудом.
   - И все равно она шлюха! - непреклонно ответил Марк. - Небось и малявку к этому делу приставила.
   - Так давай проверим! - пришла в голову Томаса идея. - Лили! - заорал парень.
   Девочка выбралась из-под кровати и несмело пошла на кухню. Оба брата сидели за столом, разливая по кружкам самогон. Увидев сестру, они оживились.
   - Иди сюда, мелкая, - поманил пальцем Марк. Он был старше Томаса на год, поэтому заводилой всегда выступал он. Лили робко приблизилась к братьям. Томас схватил ее за руку и дернул на себя. С визгом девочка упала прямо на брата и тут же почувствовала, как по ее телу зашарили мужские руки.
   - Томас, ты что делаешь? - завизжала Лилиана, пытаясь вывернуться из противных рук, но брат был намного сильнее двенадцатилетней девчонки. К тому же брыкающуюся девочку удерживал еще и Маркус, успевший опустошить свою кружку.
   - Ничего, сейчас глотнешь с нами и станешь как шелковая, - приговаривал Томас, разжимая рот сестры. - Лей, - приказал он Маркусу. Тот вылил в рот девочки содержимое второй кружки. Лилиана закашлялась. Добрая половина самогона потекла по подбородку девочки ей на грудь, чем незамедлительно воспользовался Марк. Он жадно облизнул лицо сестры и впился в ее губы. Томас же принялся облизывать шею девчонки, попутно разрывая старенькое платье, обнажая еще несформировавшуюся грудь сестры.
   - А она сладенькая, - довольно произнес Маркус, отрываясь от губ Лилианы. Та уже не кричала, а висела на руках братьев безвольной куклой. Тем было уже все равно. Наскоро раздев девочку, они положили сестру на стол, попутно решая, кто же первый трахнет родную сестру.
   Лили отстраненно смотрела на братьев, попеременно пыхтящих над ней. Было больно. Но девочка старалась не обращать внимания, до боли закусывая нижнюю губу. Она продолжала молчать до тех пор, пока ее не перевернули на живот.
   - Ты глянь, какая задница у этой шлюшки, - каким-то масляным голосом произнес Томас. Лили не видела его лица и благодарила за это Аилис.
   От раздирающей боли там, сзади, девочка закричала. Но рот ей тут же заткнул рукой Маркус. Он двигался и двигался в ней, причиняя жуткую боль, но будто не замечая этого. Потом его сменил Томас. И вновь боль, вновь рука, закрывающая рот. Вторая же рука тянет за волосы, из-за чего девочка поднимает голову. Это продолжалось до бесконечности. Наконец, оба мужчины обтерлись остатками платья сестры и ушли. А Лили долго еще лежала на кухонном столе в крови и мужских выделениях. Вернувшаяся Залина, увидев это, завизжала.
   - Шлюшка! Маленькая шлюшка! - кричала женщина. Лили же молча смотрела на мать, не в силах хотя бы встать. - Я о ней забочусь, а она тут забавляется с братьями! Хоть капля стыда и совести у тебя есть? Быстро встала и убрала тут все!
   Мать отказывалась верить в то, что девочка была изнасилована. И кем? Родными братьями! Нет-нет, Марк и Том хорошие, они не могли такого сделать. Во всем виновата Лили, она соблазнила братьев!
  
   - Я тогда еще много не понимала, - грустно усмехнулась мадам Лили. - Не понимала, зачем мама отвела меня в то заведение.
   - Какое? - спросила Эвелина, на миг прекращая записывать.
   - Кажется, этот бордель назывался "Тихая гавань", - задумчиво нахмурилась женщина. - Но естественно тихо там никогда не было. Туда заходили все - от местных мужиков до моряков, что плыли мимо. И не всегда они были адекватны - у меня до сих пор остались шрамы на теле после игрищ с некоторыми извращенцами. И ведь ни одна лечебная магия их не берет, - посетовала мадам Лили. - А так иногда хочется обладать идеальным телом!
   - Извините, - неуверенно начала газетчица, - неужели вы никогда не хотели отомстить своим братьям, матери?
   - Поначалу хотела, - кивнула хозяйка борделя. - Но вся гордость и обида за поруганную честь исчезает после десятого-двадцатого клиента.
   В кабинете повисла тишина. Эвелина допила чай, уже остывший, но по-прежнему вкусный, и спросила:
   - Как вы добились того, что имеете сейчас?
   - Помогла одна приятельница, - улыбнулась Лили. - Знаешь, а я ведь поначалу в постели бревном лежала. И многим мужикам нравилось. - Женщина встала из-за стола и подошла к окну. - Такая ведь не начнет выкаблучиваться, когда ее захотят отыметь во все дырки.
   - Неужели? - усмехнулась Эви.
   - А ты думала? У меня полно клиентов, желающих бесчувственную девку в кровати. Они же покорны до отвращения.
   - Им это нравится?
   - Девушкам? - уточнила Лили. Газетчица кивнула. - Я же всегда учитываю в первую очередь то, что нравится им. Все мои девочки довольны мной, как хозяйкой.
   - Странно это слышать, - задумчиво произнесла Эвелина. Мадам пожала плечами и достала тонкую сигарету.
   - Я закурю? - спросила Лили у девушки. Та кивнула. Затянувшись, хозяйка борделя произнесла: - Всем, что я сейчас имею, я обязана двум людям.
   - Кому? - вновь взялась за перо газетчица. Лили выдохнула сигаретный дым и улыбнулась.
  
   История вторая. Госпожа Алиссия
  
   Из памяти Лилианы начисто стерся первые два года пребывания в борделе. Она не могла сказать точно, сколько клиентов у нее было, даже лиц их вспомнить она была не в силах. Очнулась только тогда, когда трое пьяных матросов, прогулявших все деньги и скинувшись с остатков на девочку, попытались поиметь ее одновременно. Именно в тот момент четырнадцатилетняя девочка-женщина словно очнулась ото сна. И ужаснулась от того, в кого она превратилась.
   После ухода матросов, которых она вытерпела, из последних сил сдерживая крики и слезы, Лилиана заперла дверь в свою комнатушку и подошла к зеркалу. В мутной поверхности отразилась самая настоящая потрепанная шлюха. Невысокая, со свалявшимися черными кудряшками, худющая, с огромными синяками под глазами и размалеванная. Но даже косметика не могла скрыть ни возраста, ни общей потрепанности когда-то красивой девочки. По щеке медленно покатилась слеза, смешиваясь с тушью и оставляя черный след.
   - Вот уж нет, - зло прошипела Лили, размазывая слезы по лицу. - Вот уж не стану как Фло.
   Фло была одной из проституток, которая была до ужаса противна Лилиане. Та с удовольствием ложилась под каждого, а то и не под одного. А после ночи все с тем же удовольствием хвасталась, рассказывая в подробностях как все было. Фло не любили и сами клиенты - уж слишком ненатурально она изображала удовольствие от самого секса. А мужчинам, хоть они и понимали, с кем имеют дело, хотелось, чтобы женщина кричала от удовольствия, а не потому, что ее удовольствие оплачено звонкой монетой.
   Через месяц или два после появления Лилианы в "Гавани" Фло пропала. Как оказалось, она задолжала кому-то из гильдии убийц. Расплатиться деньгами не могла, вот и расплатилась телом и... жизнью. Лили помнила, какой обнаружили проститутку прямо у входа в бордель. Двадцатилетняя девица выглядела старухой, усиленно молодящейся. Алые губы, длинные черные ресницы, ярко подведенные глаза. Пудра, уже осыпающаяся комочками и открывающая истинный цвет лица. Ядовито-зеленое платье с глубоким декольте, которое открывало грудь, рассеченную застаревшими шрамами. Случайно увидев Фло, Лилиана застыла.
   И сейчас, стоя перед зеркалом, Лили отчаянно хотела стать другой. Вымыть спутанные волосы, смыть весь макияж, выспаться. Стать, хоть на миг, той девочкой, которой была когда-то. В последний раз взглянув в зеркало и решительно вытерев лицо, девочка направилась в хозяйке.
   Госпожа Алиссия была родом из Восточной империи. И любила это подчеркивать. Прямые черные волосы, спускавшиеся ниже талии, никогда не завивались щипцами и не остригались. Лишь убирались в высокие прически, украшенные различными заколками и уборами, непривычные в Дарлиссии. Госпожа любила и традиционную одежду родины, поэтому всегда носила странные расшитые золотыми и серебряными нитями халаты, называя их при этом "кимоно". Лилиана еще не сталкивалась близко с Алиссией, но из случайно услышанных разговоров других девочек знала, что госпожа не отказывала в помощи своим девочкам.
   - Госпожа Алиссия, - тихо произнесла девочка, робко приоткрывая дверь в личные покои хозяйки.
   Та возлежала на небольшом диванчике возле окна, видимо, отдыхая после бурной ночи - Лили видела выскользнувшего из покоев мужчину.
   - Проходи, проходи, детка, - отозвалась Алиссия. - Долго же ты мне нервы трепала.
   Алиссия сразу приметила девчонку, и опытное чутье подсказало, что перед ней стоит недавняя девственница, которая никак не могла соблазнить собственных братьев, что бы там не говорила Залина. Но из любопытства взяла девочку, заплатив несколько золотых мамаше. Вот только Лили надежд не оправдала. Ни тебе просьб отпустить, ни попыток сбежать. Абсолютное ничто. Но Алиссия продолжала терпеливо ждать. И вот, дождалась.
   - Значит, хочешь стать элитной? - выслушав просьбу девочки, хозяйка "Тихой гавани" серьезно задумалась. - Ты понимаешь, что это далеко не так легко, как кажется?
   - Понимаю, - кивнула Лилиана.
   - Что ж, - легко встала с диванчика госпожа Алиссия, - для начала тебе надо помыться. А потом будем учиться.
   Два года обучения пролетели незаметно. Лилиана училась быть женщиной. Настоящей женщиной. Госпожа Алиссия как-то в шутку сказала, что таких у нее на родине называют гейшами. Лили училась заново ходить. Так, чтобы уже от ее походки мужчины сходили с ума. Училась читать и писать, вернее, продолжала этому учиться - Залина всех детей обучала грамоте. Помимо этого девочке преподавали географию, литературу, математику, историю. Разбирали политическую обстановку в мире и королевстве. Правая рука Алиссии, Лэйла, учила Лили быть не только любовницей, но и подругой мужчине.
   - Пойми, детка, - говорила роскошная блондинка с огромными карими глазами, - нас посещают не просто мужчины, а высокопоставленные лица. Они устает от всего. От жизни, работы, семьи. И мы обязаны выслушать их, утешить. Ко мне частенько заходит граф Варьенти. Думаешь, зачем? Просто выговориться. Посидеть в уютной тишине. Очень редко дело доходит до постели. И то, предпочитает он все же мальчиков.
   - Почему они приходят сюда? - спросила Лилиана. - Ведь это же почти окраина города. Трущобы.
   - Ну почему? - усмехнулась Лэйла. - Здесь к ним относятся проще, нежели в центральных борделях. Деточка, запомни, мужик, он ничего не хочет, кроме как быть всегда в центре женского внимания, быть обласканным, выслушанным, согретым с ног до головы.
   Лилиана кивала и пыталась запомнить. С Лэйлой девочка общалась почти полгода. Потом за обучение взялась госпожа Алиссия. Она представила потрясенной Лили Хасана - наставника в любовных утехах.
   - Хасан учил еще меня, когда я была чуть помладше тебя, - пояснила Алиссия. - Он потрясающий учитель. Чуткий и нежный.
   В надежные руки Хасана Лилиана попала на полтора года. Он обучил ее всему, что знал сам. В итоге через два года, в свой день рождения Лилиана была представлена как новая куртизанка - элитная проститутка "Тихой гавани". Клиенты оставались довольными этой новой девочкой. Другие девочки завидовали. Лэйла откровенно смеялась над недалекими коллегами, напоминая, что когда-то все они были такими юными и восторженными. Где роскошная блондинка увидела восторженность, всегда оставалось загадкой для Лилианы. Но она старалась не обращать внимания на разговоры и насмешки. Девушка шла к своей цели - вырваться из публичного дома.
   - Я не хочу в тридцать, а то и раньше, оказаться на улице лишь потому, что вовремя не озаботилась своим будущим, - как-то сказала Лили своей хозяйке. Они пили чай в покоях Алиссии, когда разговор зашел о том, что будет после.
   - Я тебя понимаю, - отозвалась Алиссия, мелкими глотками осушая чашку. - Я так понимаю, ты откладываешь определенную сумму?
   - Да, конечно, - кивнула Лилиана. - Все необходимое оплачиваешь ты, а на всякие безделушки мне не надо особо много денег.
   - Понятно, - задумчиво протянула госпожа и резко поставила чашку на чайный столик. Стекло обиженно звякнуло. - Я могу тебе доверять? Тебе и Лэйле?
   - Что? Я не...
   Алиссия жестом заставила девушку замолчать. В это же мгновение раздался стук в дверь, и мгновение спустя в покои госпожи зашла Лэйла.
   - Вот что, девочки, - заговорила хозяйка "Гавани", - времени у нас мало. Я решила переписать на вас этот публичный дом. - Нет, - резко пресекла все вопросы и возражения женщина, - почему и зачем я выслушивать, как и отвечать на них, не буду. Я решила, значит, решила. Вы девочки смышленые. Надеюсь, не перегрызетесь.
   - И куда же ты решила от нас укатить? - со смешком поинтересовалась Лэйла, пытаясь скрыть за грубым голосом непонятную тревогу и грусть.
   - Укачу на родину, - ответила Алиссия. - Умереть я предпочту там.
  
   - Этот разговор состоялся года через три-четыре, - припомнила мадам Лили, закуривая новую сигарету. - Лисси не хотела умирать в чужой стране. Она действительно все переписала на нас с Лэйлой. Правда, уже через год я ушла из "Гавани" - стало слишком тесно. Лэйла, конечно, не подвела. Выкупила у меня мою половину, помогла по первости.
   - Но почему именно бордель? - спросила Эвелина, откладывая в сторону уже далеко не первый исписанный листок и беря новый.
   - Я больше ничего не умела, - пожала плечами Лили. - Хотела было открыть магазинчик тканей, но мне быстро объяснили, что я глубоко неправа.
   - А госпожа Алиссия? Она...
   - Она прожила не больше месяца, - вздохнула мадам. - Я поддерживаю до сих пор связь с Хасаном. Он мне и сообщил тогда. А Лэйла до сих пор иногда приезжает ко мне. Чаще, конечно, я к ней. Не такая занятая, как эта блондинка.
   - А кто тот, второй, кому вы обязаны? - неожиданно вспомнила Эвелина. - Лэйла?
   - О нет, милочка, - горько усмехнулась мадам Лили. Затушила сигарету и взглянула в окно. - Но ей я тоже благодарна. За все.
   Стук в дверь прервал откровения хозяйки борделя. Мгновение спустя зашла Роззи с огромным букетом и конвертом в руках.
   - Мадам Лили, вам снова цветы и снова письмо! - лукаво улыбнулась девушка. Лилиана странно улыбнулась, что не укрылось от глаз газетчицы. Вроде бы и радостно, но в то же время как-то грустно, словно не ожидала... или знала, от кого, но...
   Лилиана небрежно кинула цветы на свой стол и распечатала письмо. Эвелина только заметила резкий, решительный почерк на конверте. Мадам Лили секунду помедлила и развернула листок. Пробежала глазами написанное. Грустно вздохнула и с несколько обреченной улыбкой убрала письмо обратно в конверт и положила в стоящий на столе небольшой сундучок.
   - Знаешь, милочка, я могу успокоить любого мужчину, плавно направить его мысли в нужном мне направлении. Но с этим... Этот мужчина заставляет меня почувствовать себя той девочкой. Какой я была в двенадцать. Какой я могла бы стать, если бы отец не умер. Жаль, что это пустая трата времени и нервов.
   - Кто он?
   - О, - как-то весело улыбнулась Лили. - Надо бы ему ответ написать. Это займет буквально пару минут.
   Эвелина кивнула. Взяв исписанные листки, она углубилась в свои записи, мысленно отсекая все лишнее, расставляя акценты. Увлекшись, она и не заметила, как мадам Лили уже написала ответное послание и передала его Роззи.
   - Возвращаясь к твоему вопросу о втором человеке, которому я обязана всем, - мадам вздохнула. - С ним я познакомилась в семнадцать лет. И, как ни странно, произошло это не в "Тихой гавани".
  
  
   История третья. Герцог Лиссианский
  
   Август в том году выдался чересчур влажным и душным. В воздухе разлился тяжелый аромат дождя - запах влажной земли смешивался с удушающими запахами трав. Особенно сильно перед дождем пах тополь. От этого смешения Лили было дурно. Выпросив у госпожи Алиссии выходной, девушка сбежала к морю. Еще в детстве она нашла укромное местечко за городом. Со стороны города эта тихая заводь была скрыта кустами и деревьями. Правда, девушка подозревала, что этот кусок земли принадлежит какому-нибудь аристократу. Но это не мешало ей прибегать сюда в поисках покоя и уединения.
   В тот день Лилиана как обычно по камням прошла к самой воде и села на большой валун, нагретый солнцем. Дул легкий ветерок, волны неторопливо плескались у ног девушки. Тишину нарушало лишь пение птиц да шелест волн. Тем неожиданнее прозвучал мужской голос:
   - Приветствую вас, леди.
   Резко обернувшись, Лили увидела высокого мужчину. Ветер трепал его темные волосы, убранные в хвост. Темные глаза незнакомца были чуть прищурены и смотрели с какой-то ласковой усмешкой.
   - Прошу прощение за беспокойство, - продолжил мужчина, так и не дождавшись ответа, - но я вас вижу уже не в первый раз...
   - Извините, - тихо ответила Лилиана, встав с камня, - постараюсь больше здесь не появляться.
   - О нет, что вы! - неожиданно рассмеялся брюнет. - Мне просто стало любопытно. Я ни в коем случае не прогоняю вас отсюда.
   - Мне пора, - все так же тихо произнесла девушка и, спотыкаясь на камнях, направилась к тропинке. Мужчина проводил ее задумчивым взглядом, но останавливать не стал. Он и так уже совершил одну ошибку - подошел к ней. А мог бы просто полюбоваться на девушку издалека, как делал вот уже два-три года. Но любопытство и странная тяга к малышке перевесили здравый смысл. И чего добился? Напугал девушку.
   Лилиана добежала до города и замедлила шаг, пытаясь отдышаться. Не пристало лучшей куртизанке выглядеть запыхавшейся, будто за ней гнались благочестивые горожане. Или, что более близко к ней, словно портовая шлюха, обслужившая несколько десятков клиентов за ночь. Лили провела рукой по волосам, проверяя прическу, отряхнула пылинки с подола платья. Посетовав на отсутствие зеркальной поверхности, девушка направилась в "Гавань".
   Высокий незнакомец не выходил из головы куртизанки вот уже вторую неделю. Лилиана одновременно и боялась, и ждала встречи с ним. Но вырваться из "Гавани" в это время она не могла. Да и не хотела. Алиссия, как-то столкнувшись с девушкой в коридорах борделя, посоветовала Лили взять выходной и развеяться. Лилиана попыталась возразить, напомнив о том, что выходной уже брала. Но госпожа Алиссия ничего не хотела слушать.
   - Детка, поверь мне, - говорила женщина, - тебе необходимо отдохнуть. Ты же не хочешь, чтобы клиенты начали жаловаться?
   - Нет, но... - возражала Лили, но госпожу неожиданно поддержала проходившая мимо Лэйла.
   - Вали, детка, в отпуск, - грубовато сказала куртизанка. - Давно пора это сделать.
   - Да-да, - согласилась Алиссия. - Недельку отдохнешь, а там посмотрим.
   Лилиана кивнула и направилась в свою комнату. Женщины посмотрели в след девушке.
   - Долго держалась, - уважительно произнесла Лэйла. - Я сломалась быстрее.
   - Девочка сама не своя, - задумчиво сказала Алиссия. - Что-то случилось... Что ж, посмотрим, что будет через неделю.
   Лилиана переоделась в свое самое обычное платье и направилась к той самой заводи. Желание увидеть мужчину и страх перед этой встречей боролись в душе девушки, попеременно одерживая верх. Поэтому, не увидев никого на берегу, Лили испытала двоякие чувства. Вроде и радость, но с другой стороны разочарование. Усмехнувшись, Лилиана подняла камешек и с размаху забросила его в море. Понаблюдала за расходящимися кругами там, где камешек ушел в воду, и почувствовала что-то, отдаленно напоминающее покой.
   Теплый ветерок приятно овевал лицо девушки, играя с выпавшими из прически прядками. Солнышко пригревало, кричали чайки. Лилиана аж зажмурилась от удовольствия. Давненько у нее не было такого вот состояния - когда не надо ни о чем думать, когда вокруг тишина и покой. И не единой души вокруг...
   - Леди, неужели вы вновь здесь? - раздался смутно знакомый голос. Резко обернувшись, Лилиана увидела того самого незнакомца. Заметив испуг на милом личике, мужчина криво усмехнулся и без особой надежды произнес:
   - Прошу вас, не убегайте. Я не сделаю вам ничего дурного.
   Лили замерла. Чуть настороженно кивнула, чем неимоверно порадовала мужчину. Он коротко кивнул:
   - Меня зовут Георг. А вас, юная леди?
   - Лилиана, - чуть дрогнувшим голосом ответила девушка.
   Неделя пролетела как один день. Лили с удовольствием приходила к заводи и встречалась там с Георгом. Мужчина оказался очень приятным собеседником. Ненавязчиво расспрашивал о чем-то, не настаивая на ответах. Был обходительным, галантным. Лили и забыла уже о таких вот простых человеческих отношениях. Да и когда помнить? И о чем?
   Георг видел, что девушке иногда не по себе от его вопросов, и умело переводил темы, часто шутил, разряжая обстановку. Ему было удивительно уютно рядом с этой девочкой. Мужчина часто ловил себя на мысли, что ему нравится Лилиана. Да, ему хотелось узнать о девушке как можно больше. Но с другой стороны он и так знал немало. Миловидная брюнетка, скромная, тихая, образованная, умная. И с непередаваемой тоской в глазах. Господи, как Георгу хотелось стереть эту тоску из темных глаз.
   Неделя отдыха закончилась. И мисс Лилиана исчезла, уступив место сияющей Лили. Клиенты, как ни странно, соскучились по Лили, так что вот уже вторую неделю подряд девушка не могла вырваться из "Гавани". И Лили с удивлением обнаружила, что соскучилась по тому мужчине. На сколько лет он старше ее? Этот вопрос возник в голове девушки, но тут же исчез, погребенный под ворохом воспоминаний о Георге. Вспомнился задумчивый взгляд теплых карих глаз, лучики морщинок, появлявшиеся в те моменты, когда мужчина улыбался. Лили с тихой грустью задвинула ту неделю в самый отдаленный уголок памяти. Но...
   - Вечер с тобой подарили герцогу Лиссианскому, - огорошила госпожа Алиссия девушку. Лэйла, проходившая мимо, восторженно прикрыла рот рукой.
   - Детка, тебе подфартило, - не сдержалась куртизанка. - Герцог... он... просто как мечта! Это идеал мужчины!
   Лилиана только пожимала плечами на эти восторги. Она уже нашла свой идеал, только вот тому точно не нужна элитная куртизанка. Да и кому вообще нужна проститутка? Это сейчас ее юным телом наслаждаются мужчины. А что будет через пять-десять лет?
   - Добро пожаловать к нам, Ваша Светлость, - радушно проговорила Алиссия. Лилиана вздрогнула, услышав такой знакомый баритон:
   - Рад видеть Вас, Алиссия, в добром здравии.
  
   - Так Георг...
   - Да, милочка, Георг оказался герцогом. Я до сих пор помню его лицо, когда он увидел меня. Он же до последнего не верил, что я и есть тот подарок, который ему подарили друзья. - Лили усмехнулась. Закурила очередную сигарету. - Надо отдать ему должное - ни тени отвращения я не увидела.
   - Вы потом еще встречались? - спросила Эви.
   - Да, мы часто гуляли. Знаешь, - рассмеялась женщина, - а ведь первое предложение руки и сердца я услышала уже через месяц после "разоблачения". Так глупо получилось...
   - Почему глупо? - замерла газетчица.
   - Милочка, мне было всего семнадцать, а казалось, что я - старуха. Да и... ты можешь представить в роли герцогини шлюху?
   - Но...
   - Нет, эти отношения были обречены с самого начала. Я... буду всегда помнить его взгляд тогда. Он спросил меня, не хочу ли я стать герцогиней. А я... наверно, обидела его.
   - Что вы ответили?
   - Что такая, как я, недостойна даже стоять рядом с таким, как он. Он, помнится, сказал, что лучше меня герцогини не найти... Но... я ответила: "Зачем мне один, если у моих ног сотни мужчин?"
   - А что герцог? - тихо спросила Эвелина.
   - Георг тогда ушел. С тех пор мы общаемся как хорошие друзья. К нему недавно племянница приехала, вот он и попросил подобрать ей хорошего жениха.
   - Что?! - возмутилась девушка. Мадам Лили усмехнулась.
   - Эви, милочка, если хочешь узнать, кто из молодых аристократов наиболее подходящая кандидатура на роль жениха, обратись в бордель. Уж там-то тебе расскажут о мужчине все, начиная с пристрастий и заканчивая характером.
   - И кого бы вы посоветовали мне в мужья? - ехидно спросила Эвелина.
   - Молодого Эджестена. Уилл очень порядочный молодой человек, с головой на плечах. Выбирает у нас всегда одну и ту же девушку. И да, после свадьбы забудет сюда дорогу.
   - Вы так в этом уверены?
   - О да.
   Мадам Лили с грустью посмотрела на букет. В этот момент она стала удивительно похожа на молодую девчоночку.
   - А сколько вам лет? - вдруг поинтересовалась Эви.
   - Не поверишь! Всего лишь двадцать восемь, - рассмеялась Лилиана. - Выгляжу, правда, года на два-три старше, но...
   - Вы выглядите примерно на двадцать два-двадцать три, - перебила девушка. - И... я понимаю, почему герцог так и не смог оставить вас...
   В дверь вновь постучали. Дождавшись разрешения, в кабинет вошла Роззи. В руках у брюнетки был новый конверт.
   - Герцог просил передать, - как-то тихо произнесла девушка. Лили быстро вскрыла письмо и пробежала глазами по бумаге.
   - Ооо... - только и смогла вымолвить женщина. - Он еще тут? - Роззи кивнула. Лилиана выбежала из кабинета.
   - Что случилось? - удивленно спросила Эви.
   - Не знаю, - ответила Роззи, - но герцог выглядел как-то очень странно. Надеюсь, у них все сладиться...
   - Роззи, а вы не могли бы мне помочь?
   - Да?
   - Расскажите о мадам Лили? Как вы с ней встретились?
  
   История четвертая. Цветок столицы
  
   После отъезда госпожи Алиссии прошла всего неделя, когда Лилиана решила поговорить с с Лэйлой.
   - Детка, наконец-то ты решилась! - воскликнула блондинка. - Я все ждала, когда же ты проявишь смелость и поговоришь со мной.
   - Так ты знала? - несколько смущенно спросила Лили.
   - Еще с тех самых пор, когда тебя подарили нашему герцогу, - усмехнулась Лэйла. - Так куда ты решила податься?
   - В столицу.
   Лилиана хотела открыть текстильный магазин. Денег она скопила достаточно, чтобы начать новую жизнь под видом молодой вдовы. Эта легенда обеспечила бы девушке мир и покой со стороны соседей. Мало ли насколько богатым был покойный муж. Да и мало ли причин, из-за которых в этом браке не родились дети. Вот только мечтам не суждено было сбыться.
   Лилиана возвращалась в гостиницу, находящуюся в квартале среднего класса, когда дорогу ей преградили несколько человек. И все бы ничего, но в руках у мужчин были дубинки.
   - Так это ты хочешь тряпками торговать? - грубо спросил самый рослый и внушительный из них. Лили поморщилась. Такое амбре, распространявшееся вокруг мужчин, выдержать было довольно сложно.
   - Предположим, - кивнула девушка. Двадцатилетняя Лили пока еще не совсем понимала, чего хотят от нее эти мужчины. Но где-то глубоко забрезжило понимание.
   - Мы предлагаем тебе сделку, - продолжил главарь, - ты даришь нам неделю любви, а потом делай, что хочешь. Или...
   - А если я откажусь от вашей сделки и желания торговать тряпками, как вы выразились, то что?
   - То мы тебя уважаем, - хохотнул мужик, опуская дубинку. - Впервые вижу адекватную девку.
   - Не хочу вновь шлюхой становиться, - равнодушно отозвалась Лили. - Как вас хоть звать-то?
   - Я Джонни, - представился мужчина. - А это Том, Билли, Джим и Крюк. - Последний представленный помахал обрубком руки, увенчанным внушительным крюком, и улыбнулся во все десять зубов.
   - Лилиана, - улыбнулась девушка и присела в легком реверансе. - Так значит, мы договорились?
   - Только все по чесноку, - почесал затылок Джонни. - И это... если что, обращайся. Поможем. Но про тряпки забудь.
   Лилиана кивнула. Пятерка расступилась, и девушка продолжила путь. Мысли вертелись вокруг одного вопроса. Почему все обошлось настолько просто? И кто подослал этих костоломов?
   Внезапно послышался чей-то стон. Лили настороженно посмотрела во тьму переулка, откуда донесся странный звук. Стон повторился. Плюнув на инстинкт самосохранения и осторожность, Лилиана кинулась на звук. И, кажется, успела вовремя. На огромной куче мусора лежала девушка. Миловидная брюнетка, чем-то похожая на саму Лили.
   Лилиана за свою жизнь видела немного, но и не так уж и мало. Но вид хрупкого тельца девушки в порезах и ожогах заставил Лили судорожно вздохнуть. Роскошное когда-то платье было изрезано. На кровь на ткани Лилиана уже внимания не обращала. Длинные черные волосы были влажными от крови. Измученное, забитое существо - вот что видела двадцатилетняя девушка.
   Из темноты раздался странный звук, которому вторил стон замученной. Лили резко обернулась и увидела нового знакомца, Джонни.
   - Ох, ты ж, - сокрушенно покачал головой мужчина, - и до Розочки добрались.
  
   - Я мало, что помню, - произнесла Роззи. - Только бесконечную боль. Нарвалась на аристократа-извращенца. Но, благодаря мадам Лили, я выправилась.
   - Но почему?
   - Что? Почему я там оказалась? - уточнила брюнетка. - Я же говорю, нарвалась на извращенца.
  
   Розочка, как называл ее Джонни, очнулась только через неделю после того, как Лили нашла ее. За это время новоиспеченная хозяйка борделя под названием "Земля любви" вызнала все подробности о подопечной у тех самых "сорвиголов".
   - Не, девка она нормальная, - говорил Том, разлохмачивая свои длинные светлые волосы внушительной пятерней, - только невезучая шибко. Я того аристократишку знаю - выродок он. А Розочка у нас дама хрупкая и впечатлительная. А хозяйка "Услады души" та еще сучка.
   - Ага, - поддакивал щупленький Джим, - подкладывала девчонку подо всех. И продыху почти не давала.
   - Она вообще моя сестра, - тихо признался как-то Крюк. Настоящее имя этого персонажа Лили так и не вызнала. Тот все отнекивался, мол, прозвище так прилипло, что уже как имя.
   - Что? - еле слышно спросил Билл. - Сестра? Так какого ж х...
   - Уймись, - внушительно осадил парня Крюк. - Среди нас дама, - еле обозначенный кивок в сторону Лили. - Розза моя сестра, только вот помощи от меня никогда не принимала - папаша бросил ее с матерью, а меня с собой забрал. Я ж мог ему в его ремесле помочь. Вот и...
   - Да я же!..
   - Так, отставить лирику, - решительно произнесла Лилиана. - Билли, потом уже попросишь руки своей любимой - благо, родственник нашелся. Крюк, продолжай.
   - Да что продолжать? - горько усмехнулся верзила. - Я частенько покупал ее на ночь, чтоб Роззи, значиться, отдохнула. Ох, и ругала же она меня по началу!
   Роззи, Розалинда, Розочка - так звали самую востребованную проститутку из столичного борделя "Услада души". Миловидная брюнетка чем-то приглянулась клиентам, и из этой симпатии хозяйка выжала все, что можно. И, нисколько не сожалея, подсунула молоденькую девчонку одному барону, старому сластолюбцу, любившему издеваться над девушками. Почему он был таким? Неизвестно. Но Роззи после всего лишь одной ночи с ним была выкинута на улицу, как ненужный мусор.
   - Вот она скажет, кто это, а я подмогну этой мрази встреться с Богами на Той стороне, - грозно пообещал Крюк, но Роззи так и не выдала обидчика.
  
   - Крюк оказался вашим братом? - удивленно переспросила Эвелина. Роззи в ответ кивнула и отошла к окну.
   - Юная мисс, не хотите ли понаблюдать за отличным шоу?
   И, не дожидаясь ответа, девушка схватила газетчицу за руку и потянула в сторону двери.
   - Надеюсь, мы еще успеем!
   Тишину холла нарушал лишь уверенный голос мадам Лили. Герцог Лиссианский стоял у окна, внимательно разглядывая пейзаж за стеклом. Лилиана же сидела в кресле, прямая, словно палку проглотила, и в чем-то убеждала мужчину.
   - Да пойми же ты, - расслышали девушки, подойдя ближе, - кто я, а кто ты? Представь шлюху во главе своего поместья. Ты это можешь представить вообще?
   - Легко, - отозвался герцог, не отрывая взгляда от окна. В его голосе слышалась усталость и... что-то еще, подозрительно похожее на веселье.
   - Георг, я же тебе объясняла...
   - Да-да, я помню. Как же, как же, мы же гордые. Мы не можем принять жалость от кого-то. И предположить не можем, что это не жалость, а любовь!
   - Георг.... - как-то беспомощно прошептала мадам Лили, странно съеживаясь в своем кресле. Будто стержень в ней сломался.
   - Хватит, - резко оборвал ее мужчина. Стремительно развернулся и буквально перетек из одного места в другое. - Реши раз и навсегда. Именно сейчас. Ты выйдешь за меня замуж? Да или нет?
   - Георг...
   - Если нет, то ты меня больше не увидишь. Я больше не буду тебе надоедать своим присутствием и своими чувствами.
   - Нет.... - потерянно прошептала Эвелина, - он же любит ее с первой встречи!
   Роззи удивленно воззрилась на газетчицу, но промолчала. Что ж, у каждого свои секреты.
   - Так что же? - настойчиво спросил Георг, заглядывая в такие любимые глаза.
   - Я... - Лилиана не знала, куда деть глаза. Взгляд брюнета просто прожигал ее насквозь. И только всего было в этом взгляде...
   - Что ж, мадам Лили, - официальным голом произнес герцог. - Я понял, что вы хотели сказать.
   Георг усмехнулся и отошел от любимой женщины. Этого следовало ожидать от нее. Он ясно видел в темных глазах дикий страх. И понимал, что избавиться от него будет непросто. Черт возьми, неужели она видит, как он к ней относится?
   - Всего доброго, - четко выверенный наклон головы и, чеканя шаг, выйти из заведения, где остается не только сердце, но и душа.
   - Да остановите вы его! - не выдержала Эви, подбегая к мадам Лили, которая неосознанно встала, потянувшись за мужчиной. - Он же любит вас! Да он вас с семьей собирался познакомить на следующей неделе!
   - Что? - еле вымолвила Лили. - С какой семьей, милочка? О чем ты говоришь? Хозяйка борделя - герцогиня! О да, приток клиентов обеспечен! Мы не в сказке живем, где самая последняя служанка выходит за принца, а проклятье богов снимается одним поцелуем. Это жизнь, детка, и в ней чаще всего именно такой финал.
   - Лили, - мягко обратилась к хозяйке Роззи, - может быть, это твоя сказка? Напиши тот финал, который ты хочешь. Ты достойна его. И заслуживаешь больше, чем кто бы то ни был!
   - Он же не вернется больше, - прошептала Лилиана, глядя в окно. - Так что не судьба.
   - Еще какая судьба, - произнесла Эвелина. - Дядя все уши прожужжал о том, какая вы красавица и умница. Мама даже пыталась остановить этот поток, а тот как заведенный - Лили то, Лили это. Влюбился как мальчишка. А потом пришел такой потухший... Я тогда спросила, что случилось, а он ответил мне: "Не дай Боги тебе полюбить без взаимности". Мне тогда и десяти лет не было.
   - Дядя? - переспросила Лили. И как-то истерично рассмеялась. - Ну что за семейка?
   - Отличная семья, и вам, мадам Лили, не мешало бы стать ее частью, - наставительно ответила Роззи.
   Лилиана прерывисто вздохнула и рухнула в кресло.
   - Он не вернется.
  
   История пятая. Возвращение домой
  
   Высокий брюнет несколько задумчиво смотрел на горизонт, туда, где вот-вот должна была появиться полоска земли. Сзади бесшумно подошел капитан "Жрицы". Капитан молча встал рядом с герцогом, и несколько минут тишину нарушал лишь шелест волн.
   - Скучаешь, Светлость? - насмешливо поинтересовался капитан. Такой же высокий и черноволосый как герцог, капитан, тем не менее, выглядел как закоренелый пират, что, в общем-то, было правдой. Герцог чуть качнул головой.
   - Скорее, боюсь, - негромко ответил мужчина.
   - О! - воскликнул капитан. - Сам Георг Сорвиголова боится? И чего же именно, позволь спросить?
   Георг устало потер глаза. Спросить-то можно, но герцог и сам не понимал толком, чего же именно он боится. Вернуться в родные края? Нет, наоборот, он очень соскучился и по своему замку, и по семье, и по... Вздохнув, мужчина посмотрел на собеседника.
   - Боюсь узнать, что возвращаться мне не к кому, Шейн.
   Шейн хмыкнул.
   - У тебя же вроде как семья имеется.
   - Семья-то имеется, - подтвердил Георг, - но... Ты любил когда-нибудь?
   Пират резко отвернулся и произнес ровным голосом:
   - Предположим, да. В этом все дело?
   Герцог удивленно взглянул на собеседника и задумчиво улыбнулся. Оказывается, ничто человеческое не чуждо любимцам Темной богини.
   - Знаешь, с каждым днем я все больше и больше убеждаюсь в том, что я непроходимый идиот, - негромко сказал Георг, глядя на солнечные блики на воде. - Вместо того, чтобы остаться и продолжить осаду крепости, я уехал. Думал, что так будет лучше. Вот только кому?
   - Послушай-ка, что я тебе расскажу, - бросил быстрый взгляд на герцога Шейн. - Это сказка об одном глупом пирате, который решил, что лучше всех знает, как будет лучше для него и его любимой. - Мужчина несколько мгновений помолчал, подбирая слова. - Жила-была на свете юная жрица Светлейшей. Как-то раз она встретила пирата - того выбросило на берег моря недалеко от храма Аилис. Она долго ухаживала за ним, стала для него ангелом. И пират потихоньку влюбился в нее. К сожалению, чувства были невзаимными.
   Когда пират полностью оправился после ранений, одна из Наставниц отправила юную жрицу с этим пиратом в Малиссию. Пират был счастлив - еще бы! Еще месяц рядом с любимой. Вот только девушка продолжала его воспринимать как друга. И пират решил не докучать ей своими чувствами, особенно после того, как увидел ее рядом со своим лучшим другом. Они о чем-то разговаривали, и жрица весело смеялась. Пират решил, что она выбрала его друга, и позже спросил ее об этом.
   Вернее, не так, - поправил самого себя Шейн, - он спросил, как она относится к его другу. Знаешь, что она ответила? "Он очень милый и добрый. Любая девушка была бы рада получить благословение Богинь*".
   Из-за этих слов пират решил оставить ее. Ты бы знал, как была разгневана Темная Богиня! Три дня молнии сверкали. Но было поздно. Шейда вернулась в свой монастырь и посвятила свою жизнь служению Аилис. А я отправился бороздить моря-океаны. - Шейн усмехнулся. - Наверно, я трус, но я не смогу еще раз увидеть ее глаза - бархатно-карие, полные слез.
   - А просто вернуться? - спросил Георг.
   - Просто, - горько усмехнулся Шейн. - Было бы так просто, давно бы вернулся. Вот только Шейда уже не принадлежит ни этому миру, ни себе - ее забрала Аилис.
   Повисла тишина. Шейн заново переживал события двухлетней давности**, герцог раздумывал над услышанным.
   - Моя любимая далеко не святая, - усмехнулся Георг, нарушая тишину. - Она хозяйка борделя. Самого лучшего в Дарлиссии. Боюсь, что, вернувшись, я не смогу быть рядом с ней даже в качестве друга. Лили могла забыть меня, выйти замуж за другого, в конце концов, просто вычеркнуть меня из своей жизни.
   - Как говорят у меня на родине, на все воля Богов, - подмигнул Шейн. - Зазноба твоя хотя бы знает о твоем возвращении?
   - Я сообщил семье, - отозвался герцог. - Надеюсь, что и ей они передали.
   - На все воля Богов, - повторил пират, направляясь в свою каюту.
  
   - Приветствую, мадам Лили!
   Миловидная брюнетка в нежно-розовом платье приветливо кивнула знакомому капитану и вновь уставилась на море. Вот-вот должна была причалить "Жрица". С силой сжимая в одной руке кружевной зонтик, а другой вцепившись в мальчишку лет пятнадцати, Лилиана до боли в глазах всматривалась в горизонт. Паренек морщился от боли, тяжко вздыхал, но тем не менее не решался освободиться из женских ручек. Осознание собственной значимости и нужности очень неплохо повышало самооценку.
   - Лили, прекрати волноваться! - строго произнес паренек, когда длинные ухоженные ноготки особенно больно впились в его кожу. - Подумаешь, два года ни слуху, ни духу, а тут на тебе, цельный герцог возвращается.
   - Люк, - устало ответила женщина, - ты не понимаешь. Если бы мы с ним расстались по-человечески, все бы было нормально. А я так сглупила тогда... Ты себе не представляешь!
   - Почему же? - усмехнулся Люк. - Очень даже представляю. Мне Роззи с Эви все-все про тебя рассказали. Должен же я был знать, кто меня из-под извращенца вытащил.
   - Мадам Лили, а вы никак ли "Жрицу" ждете? - возник рядом с парочкой начальник порта. - Так вон она, уже появилась.
   - Спасибо, господин Ферриа, - улыбнулась невысокому мужичку Лили.
   Когда корабль пристал к берегу, Лилиана едва сдержалась, чтобы не кинуться в толпу людей, выискивая герцога. Георга она заметила сразу. Тот разговаривал с высоким брюнетом, в котором женщина с удивлением узнала старого знакомого - Шейна. Словно почувствовав ее взгляд, мужчины посмотрели в ее сторону. Затем Шейн что-то спросил у герцога. Георг кивнул, и Шейн ошеломленно посмотрел на Лили. Она махнула рукой в знак приветствия. Этот жест словно бы дал отмашку обоим мужчинам. Георг быстрым шагом приблизился к ней и замер буквально в паре шагов от нее, настороженно рассматривая Люка, который по-прежнему был в болезненной хватке хрупкой Лилианы.
   - Здравствуй, Георг, - тихо произнесла женщина. Вздрогнув от ее слов, герцог состроил надменное лицо и поинтересовался:
   - Как мне понимать твое присутствие здесь? Решила вернуть все, как было?
   - Эй, ваша светлость, - вмешался в разговор Люк, - я бы попросил с Лили так не разговаривать.
   - Вас забыл спросить, молодой человек, - насмешливо ответил Георг, понимая, что он, в принципе, сейчас делает очередную глупость. Обнять бы сейчас любимую! Так нет же, ему приспичило отношения выяснить.
   - Таки я и сам могу напомнить, - сыграл дурачка парнишка. - Ли, ты пока тут разберись, а я пойду морду набью Шейну.
   Люк исчез в толпе и буквально через пару мгновений возник рядом с капитаном "Жрицы". Мужчина с удивлением посмотрел на парня. Люк ему что-то сказал, на что Шейн рассмеялся и покачал головой. И неожиданно резко обнял паренька.
   Георг пристально смотрел на Лилиану и почти не узнавал эту женщину. Длинные, чуть вьющиеся волосы, пышный цветок в качестве заколки, платье по последней дарлиссийской моде, кружевной зонтик. Молодая дворянка с безупречной репутацией, если не всматриваться в глаза - в них слишком много грусти и мудрости.
   - Опять будешь молчать? - тихо спросила Лилиана, нервно поправляя волосы. - Десять лет молчания, а потом взрыв - и ищи-свищи ветра в поле. Точнее, в море.
   Герцог промолчал, от чего Лили сделалось еще неуютнее. Зря она пришла сюда. Это уже не ее знакомый Георг, а абсолютно чужой мужчина. Его щеку пересекал легкий шрам, глаза смотрели с какой-то обреченной усталостью. От него даже пахло как-то иначе - морем и еще чем-то незнакомым. Лили сделала шаг назад, словно вернувшись в то время, когда они только-только познакомились. Но едва она сделала шаг, герцог схватил ее за руку и притянул к себе.
   - А вот и не убежишь, - прошептал он ей на ухо. - Больше не отпущу.
   - А сам? - дрогнувшим голосом спросила Лили. - Больше не уйдешь от меня?
   - Да куда я от тебя денусь? - негромко рассмеялся Георг, вдыхая запах ее волос. - Два года без тебя хуже ада. Хватило и одного раза, чтобы это понять.
   - Так, так, так, - раздался рядом голос Шейна. - Так вот что за хозяйка, да, Светлость?
   - Рада видеть тебя, Шейн, - улыбнулся Лилиана, мягко высвобождаясь из объятий герцога. Тот с этим мириться не желал, и потому положил руку на талию любимой.
   - Ты зачем ко мне послала этого вредителя? - шутливо возмутился пират, показывая на Люка. Парнишка улыбался во весь рот, изредка потирая пятую точку.
   - Он сам себя послал, - рассмеялась Лили. - Хотел морду тебе набить.
   - Эх, Лили, - грустно произнес Шейн, - лучше бы он морду мне набил, чем сыпал соль на рану.
   На этих словах Люк рванул было в сторону, но женщина его удержала за руку. Шейн и Георг переглянулись, но вмешиваться не стали. И молча последовали за Лилианой, потащившей мальчишку прочь из порта.
   - И где вы познакомились? - спросил Георг, когда все четверо сели в карету. Шейна вообще не спрашивали, какие у него планы, но пират и не возражал против посещения друзей. Команда и без него справится, а самому Шейну надо прийти в себя от новостей, что рассказал ему Люк.
   - Это странная и непонятная история, - усмехнулся пират. - Познакомились мы лет пять назад, не так ли, Лили?
   - Почти, - с улыбкой подтвердила женщина, прижимаясь к герцогу. - Кажется, ты тогда еще принял меня за одну из моих девочек.
   - Интересно, почему? - иронично вопросил герцог, чья рука просто-таки закаменела на талии Лилианы. Та рассмеялась.
   - Совершенно на пустом месте, уверяю тебя!
   Шейн только кивнул в подтверждение. Зачем зря расстраивать герцога? Только лишний раз на нервах играть, да друга терять.
   - Как поживает Шейда? - участливо спросила Лили. - Последнее письмо от нее я получила два месяца назад. С ней все в порядке?
   Пират побледнел, но ответил на удивление ровным голосом:
   - Насколько я знаю, с ней все в порядке. Стала одной из Дочерей Светлейшей.
   Лилиана нахмурилась.
   - За два месяца передумала? Она же хотела... Твою же мать, Шейн! - неожиданно выругалась женщина. Люк, хитро поблескивая глазами, забился в самый угол кареты. Георг чуть усмехнулся и прикрыл глаза. Шейн тяжело сглотнул.
   - Успокойся, - прошептал Георг на ушко любимой. - Он сам понимает, что идиот, ведь так, Шейн?
   - Ага, - отозвался мужчина. - Я, пожалуй, вернусь обратно на корабль. В противном случае, боюсь, не быть мне живым и здоровым.
   - Тебя хранят знаки Темной, ты сам говорил, помнишь? - подал голос Люк. Парнишка очень интересовался религией и пытался понять, почему на территории трех государств верят абсолютно в одно и то же, причем без малейших различий, как это было в восточных землях.
   Карета остановилась перед городским домом герцога. Шейн со всеми попрощался, манерно приложился губами к ручке Лилианы, за что получил легкий подзатыльник все той же ручкой, и, махнув рукой, направился обратно в порт. И заявил при этом, что просто хочет прогуляться. При этом мужчина старательно отводил глаза от Лилианы.
   - Надеюсь, ты сегодня останешься со мной? - спросил герцог, входя под руку с Лилианой в дом.
   - Прости, - мягко улыбнулась женщина, - не могу.
   - А в качестве невесты? - заглянул в темные глаза Лили Георг. В них промелькнул и тут же пропал страх.
   - В качестве невесты тоже. Надо закончить кое-какие дела...
   - Значит, завтра я смогу лицезреть твою персону здесь? - спросил герцог. Пара стояла в огромном холле герцогского дома. Георг страшно боялся отпустить Лили. Вроде бы понимал, что мужчине не пристало бояться вообще чего-либо, но тут был бессилен.
   - Конечно, - кивнула Лилиана.
  
   История шестая. Свадьба
  
   Герцог Лиссианский спокойно работал в своем кабинете, изредка бросая взгляд на часы, когда дверь тихонько приоткрылась, и появился дворецкий. Господин Рэймил окинул внимательным взором святая святых, откашлялся и возвестил:
   - Прибыла госпожа Лилиана, ваша светлость.
   - Благодарю, Рэймил, - кивнул герцог, откладывая в сторону письменные принадлежности. - Она в голубой гостиной?
   - Да, ваша светлость, - подтвердил дворецкий. - Госпожа Лилиана соблаговолила выпить чаю с юной госпожой.
   Георг четким, размеренным шагом направился к невесте. Бессонная ночь не прошла для мужчины бесследно. Понимая то, что любимая женщина буквально в двух шагах от него - только руку протяни, герцог, что называется, разложил по полочкам и свои чувства, и свое поведение. И получил довольно неутешительный вывод: он превращается в сопливого недоумка, который попытается задушить заботой и опекой свою женщину.
   Перед дверью в голубую гостиную мужчина остановился и прислушался к разговору племянницы и невесты. Господин Рэймил едва заметно усмехнулся, но никак не прокомментировал поведение светлости. Ибо хотел личного счастья для своего воспитанника и господина, да и избранница герцога на удивление хорошо подходила на роль герцогини.
   - ...боюсь, - говорила Лилиана. - Я же далеко не светская львица. И понятия не имею, как вести себя в обществе.
   - Ли, тебе не кажется, что дядя любит тебя именно такой, какая ты есть? Сколько лет он ждал? Десять?
   - Тринадцать. - Георг услышал, как звякнула чашка о блюдце, поставленная нервной женской рукой, и будто воочию увидел, как Лили потирает руки, словно пытаясь их согреть.
   - Три... И за все эти годы дядя ни разу не был замечен ни в каких любовных похождениях, ни с какой-либо девицей, метающей стать герцогиней. Он ждал, понимаешь, он ждал тебя!
   Герцог мысленно поаплодировал Эвелине. Умная девочка. Но слушать ответ Лили мужчина не хотел. Иначе утихнувшее было чрезмерное чувство опеки вспыхнет с новой силой. Ведь, ясное дело, Лилиана сомневается и в своих чувствах, и в его. И эти сомнения герцогу удастся победить далеко не скоро.
   - Дядя! - воскликнула Эвелина, когда герцог решительно открыл дверь и вошел в гостиную. - А мы как раз о тебе говорили.
   - Рад это слышать, - отозвался мужчина, не отрывая взгляд от невесты. Лилиана же, напротив, смотреть на жениха отказывалась. Ее внимание, казалось, полностью захватила изящная чашка, из которой женщина пила чай. - Эви, не могла бы ты нас покинуть?
   - О, конечно, дядя! - Едва не сбив столик, Эвелина вскочила с дивана и почти бегом направилась к выходу из гостиной. - Ли, ты мне обещала, помнишь?
   Лилиана обреченно вздохнула и кивнула. Чашка вновь звякнула о блюдце, и женщина, наконец, подняла глаза. Герцог с некоторой тоской смотрел на невесту и пытался понять, как ему победить ее страхи.
   - Нам надо серьезно поговорить, - произнес Георг и мысленно поморщился, заметив, как побледнела Лили.
   - Я слушаю тебя, - сцепила руки в замок женщина. И приготовилась к мягкому отказу от вчерашних слов. Кто знает, может, они были произнесены под влиянием момента?
   - Я тут подумал, и мы с тобой решили устроить свадьбу через два дня. Раньше, милая, прости, но никак, - несколько извиняющимся тоном сказал мужчина.
   - Как... через два дня? - опешила Лили. - А время на подготовку?
   - Двух дней более чем достаточно, - уверенно отозвался герцог. - Чем меньше будешь думать, тем больше вероятность того, что наша свадьба состоится.
   Опустившись на диван рядом с невестой, Георг мягко привлек ее к себе и легко поцеловал в макушку. Мгновение спустя он почувствовал, как тонкие пальчики легли на его талию, и облегченно вздохнул. Он сумеет приручить зверька по имени Лили. И, как осторожно надеялся Георг, Лилиана все же сумеет полюбить его так же сильно, как он любит ее.
  
   - Что вы можете рассказать о своей свадьбе, ваша светлость? Какой момент вам наиболее запомнился? - спросила племянница герцога свою новоиспеченную тетю.
   - Эви, - улыбнулась черноволосая женщина, - ты же была там. Неужели за полгода все забыла?
   Эвелина улыбнулась в ответ и повторила вопрос.
   - На самом деле, саму свадьбу я и не запомнила, - задумчиво произнесла Лилиана. - Но были моменты, что до сих пор вызывают улыбку.
  
   - Шейн, ты не окажешь мне одну услугу? - спросила Лили, разливая чай. После заявления герцога о сроках свадьбы, женщина решительно принялась за старого друга. Она хотела устроить счастье пирата. Даже против его воли.
   - Смотря, что за услуга, - усмехнулся Шейн и подмигнул герцогу. - Не хочу перейти дорожку высокопоставленному лицу.
   - О, все просто, - защебетала Лили, - всего-то и нужно доставить посылку Шейде и привезти ее сюда. Я давно приглашала ее в гости, и, наконец, девочка согласилась!
   Шейн молчал. Да и что тут скажешь? Он страстно хотел увидеть ту, что украла его сердце, как бы это не звучало лишком возвышенно и неоригинально. Когда еще подвернется такой повод?
   - Хорошо, - кивнул пират. - Что за посылка?
  
   - Как ты думаешь, у них все будет хорошо? - спросила Эвелина, отрываясь от своих записей.
   - Надеюсь, - задумчиво отозвалась герцогиня. - Если этот болван снова все не испортит, эта история закончится хорошо.
   Эви посмотрела на Лилиану. Кажется, только вчера она пришла к знаменитой хозяйке борделя брать интервью! Эти три года очень изменили мадам Лили. Из ее взгляда исчезли усталость и некое равнодушие. Походка стала легче, будто женщина скинула со своих плеч не один десяток килограмм.
   - Ладно, вернемся к теме разговора, - сказала Эвелина и вновь уткнулась в свои записи. - Расскажи о самом обряде.
  
   Как Георг и грозился, свадьба состоялась через два дня после получения официального согласия невесты. Герцог развил настолько бурную деятельность, что Лили оставалось лишь тихонько сидеть в сторонке и также тихонько радоваться предстоящему событию. Единственное, что разрешили женщине выбрать самой, - свадебное платье.
   Алый корсаж, белая нижняя юбка и алая же верхняя юбка, отделанная белыми кружевами и присобранная с одной стороны. Чёрные волосы невесты были перевиты алыми лентами и жемчужными нитями. Когда Эвелина впервые увидела полностью готовую к церемонии Лилиану, она была поражена. Лили всегда была красавицей. Даже в самые худшие дни своей жизни она поражала своей внешностью. Но в день своей свадьбы женщина будто обрела истинный покой.
   Неудивительно, что герцог, увидев свою нареченную, буквально потерял дар речи. Жрецу пришлось дважды задать главный вопрос, прежде чем получил ответ мужины.
   Брачный обряд проходил в храме трех Богинь. Храм был украшен белыми лилиями и красными розами - в знак почтения к Богиням. Торжественный голос жреца с эхом разносился под сводами храма, вызывая в сердцах всех присутствующих необъяснимый подъем и просветление. И, хотя гостей присутствовало совсем немного, обряд оставил лишь самые светлые воспоминания.
   Хотя это справедливо лишь для гостей. И в некоторой степени для Лили. Герцог мало что замечал, кроме своей невесты. Он не отрывал глаз от Лили, словно боялся, что она испарится. Доля обоснованного страха в этом была - Лилиана жутко боялась. Боялась выходить замуж, боялась опозорить герцога, боялась настроить против любимого и семью, и высший свет. Богини, да только глухой, слепой и немой не знал, на ком женится его светлость герцог Лиссианский!
   - Не думай о других, - едва слышно прошептал Георг, почувствовав дрожь невесты.
   - Возлюбленные дети Светлейшей...
  
   - Пожалуй, именно в тот момент, когда он меня за руку взял, я поняла, что все действительно будет хорошо, - сделав маленький глоток чая, произнесла Лили, - и мне стало намного спокойнее. Веришь, нет, но ноги дрожали, и жутко хотелось сбежать!
   Эвелина усмехнулась. Никто из присутствующих на церемонии не заметил и капли нервозности невесты. Но всем было хорошо заметно облегчение герцога, едва прозвучали последние слова обряда. Девушка прямо-таки слышала мысли дяди: "Наконец-то!"
   Лили с тихим звоном поставила чашку на блюдце и встала с кресла.
   - Прошу прощения, но мне пора. Георг просил быть готовой к шести часам вечера, - пояснила женщина с извиняющейся улыбкой. - Готовит какой-то сюрприз.
   - О, а я засиделась у вас, - засуетилась Эвелина. - Прости, прости, прости!
   Поле поспешного ухода девушки в воздухе остался витать еле уловимый запах сиреневых духов, что так любила племянница герцога. Глубоко вдохнув приятный аромат, Лилиана пошла было в комнату, дабы переодеться, но на полпути ее перехватил неизвестно откуда появившийся герцог.
   - Георг! - едва почувствовав на своей талии мужские руки, воскликнула женщина. - Неужели я опоздала?
   - Душа моя, я решил не тащить тебя неизвестно куда, а вручить подарок дома, - куда-то в шею жене пробормотал мужчина и неуловимым движением поднял свою ненаглядную на руки. Ненаглядная вскрикнула от неожиданности и крепко обняла мужа за шею.
   - И куда ты меня несешь? - поинтересовалась Лилиана, когда герцог прошел мимо их супружеских покоев.
   - Терпение, мой друг, всегда воздается Богами, - назидательно произнес Георг и распахнул дверь в комнату, которую до замужества занимала сама Лили во время своих визитов к семье герцога.
   Небольшая комната, в свое время выбранная Лилианой из-за огромного окна, полностью преобразилась. Всю прежнюю мебель заменила детская. Женщина ошарашено смотрела на преображенную комнату, не замечая, как объятия герцога из крепких стали просто-таки стальными.
   - Тебе нравится? - тихо спросил он. Лили перевела глаза на него и кивнула. Мгновение спустя кивнула еще раз и рассмеялась.
   - А я не знала, как тебе сказать о своей беременности, - сказала женщина и спохватилась: - Может быть, поставишь меня на пол?
   Герцог молчал. Наконец, его грудь медленно поднялась и также медленно опустилась. Объятия стали еще крепче, и мужчина глухо произнес:
   - Спасибо.
  
   - И все же, как ты умудрился провернуть все это деткой без моего ведома?
   - Опыт старого пирата, милая. А ведь сначала я хотел сходить с тобой в гости к новоиспеченному папаше...
   - Слава Богиням, тебя посетила более умная мысль! И да, Георг, у нас скоро гости... Надеюсь, ты не забыл еще своего славного друга Шейна?
  
  
  
   *Благословение Богинь - брачный обряд. Во время обряда пара должна преподнести дары трем Богиням - Аилис, Карэй и Эше. Аилис благословляет жизнь молодых, Карэй - посмертие, а Эша сплетает узор Судьбы.
   **Роман "Будешь моим ангелом?"

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) Р.Прокофьев "Игра Кота-7"(ЛитРПГ) Д.Сиянов "Скил 2. Тропы зверей"(Боевая фантастика) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая"(Боевая фантастика) А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера."(Боевое фэнтези) Н.Видина "Чёрный рейдер"(Постапокалипсис) А.Емельянов "Последняя петля 2"(ЛитРПГ) Э.Черс "Идеальная пара"(Антиутопия) Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. Книга 1. Немезида"(Антиутопия)
Хиты на ProdaMan.ru Королева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаЗолушка для миллиардера. Вероника ДесмондP.S. Люблю не из жалости... натАша ШкотКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваОсвободительный поход. Александр МихайловскийЧудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф ИрПоверить в сказку. Елена РейнПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаЛили. Сезон первый. Анна Орлова
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"