Marquensis: другие произведения.

Глава 55

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение фанфика "Дорога к могуществу" от 07.09.2019, глава 55

  
Глава 55
  
  Софи не знала, что ей делать с возникшими чувствами к Гарри. Они, словно трясина, затягивали ее все глубже в свои объятья. А она даже не думала трепыхаться в попытке себя спасти. Стоило потенциальной сопернице появиться на горизонте, и томительная сладость сменялась жгучей, как перец чили, ревностью и гневом. Однако даже в этом случае от своих чувств она получала некое мазохистское удовольствие и использовала их, чтобы мотивировать себя совершенствоваться. В учебе, уходе за собой...
   Она, разумеется, могла бы, набравшись смелости, признаться Гарри, но Роупер была слизеринкой, а не представительницей Гриффиндора. Софи боялась категорического отказа, который не оставит ей иллюзий на возможную взаимность.
   Роупер, в один из дней, когда они находились в секретной комнате, как бы невзначай завела разговор про сердечные отношения. Сквозь наколдованные окна лился яркий свет, подчеркивающий идеальный тон кожи Гарри. Солнечные зайчика плясали в его смоляных волосах, которые он не так давно немного укоротил.
   - Мне сейчас не интересны любовные отношения, - признался Гарри, и он показался Софи достаточно искренним. Однако это не избавило ее от ревности. Лишь позволило не идти у нее на поводу, оставляя жесткие сцены расправы с некоторыми девочками лишь в ее воображении.
   - Даже с Флер? - спросил Люсьен. Софи была и рада этому вопросу, ведь ее тоже интересовал ответ на него, но все равно хотелось стукнуть Роудрика за то, что тот мог подтолкнуть Гарри к мыслям об отношениях с этой иностранкой. - Мне кажется, тебе будет несложно ее очаровать.
   - Даже с ней, - засмотрелась на его улыбку Софи. Применив окклюменцию, которую этим летом ей начал преподавать отец, она взяла себя в руки и убрала неподобающе мечтательное выражение лица. - Делакур - всего лишь друг и она об этом знает.
   Его ответ подтолкнул Софи к мысли повременить с признанием и укрепил малодушное желание бездействовать.
   - Ты с кем пойдешь на праздник? - громкий голос Нотта выдернул ее из воспоминаний и вернул в Большой зал. Тео наколол вилкой сосиску и уставился на Поттера, ожидая ответ. Колин Криви, шедший к своему столу, тут же навострил уши. Он, не таясь, остановился и уставился на своего кумира, выпучив глаза.
   - С Флер, - не менее громко ответил Гарри, делая глоток чая.
   Этот разговор, естественно, был постановочным. Теперь сплетни быстро разлетятся, и Поттера не будут беспокоить с приглашениями назойливые девушки.
   Софи отметила расстроенные лица многих девочек и, чего греха таить, парней. Однако удивления она не заметила. Впрочем, это было ожидаемо. После статьи Скитер сплетники чуть ли не поженили чемпионов Хогвартса и Шармбатона.
   Хотя Софи и знала, что Гарри не испытывает романтического интереса к Делакур, но ее терзали мучительные сомнения. А вдруг он влюбится?.. И гнала от себя эти мысли прочь.
   - Фиби, будешь моей парой? - набрался смелости Альфаред, так и не переборовший своих чувств к Розье. Этим утром в него вселил отвагу Поттер, недвусмысленно намекнувший, что Шафик может рассчитывать на взаимность. Роупер мельком слышала их беседу, когда они шли на завтрак.
   - Я уже думала, что ты не решишься, - ослепительно улыбнулась Розье. В этот момент ее милое лицо стало по-настоящему красивым.
   - Это 'да'? - переспросил Ал, проявивший редкостное тугодумие, когда дело касалось амурных дел.
   - Конечно, да, - терпеливо подтвердила Фиби.
   - Классно, - появилась улыбка до ушей у Шафика.
   'Хоть кому-то везет', - с толикой зависти подумала Роупер, хотя радость за друзей все же преобладала.
   А вечером Софи, опоздав на ужин, застала развязку неприятного скандала.
   - Для тебя дороже твои друзья, чем я! - гневно воскликнула Чжоу Чанг. Ее пальцы были сжаты в кулаки, а глаза, будь она василиском, давно убили бы стоящего перед ней парня. Роупер опасливо покосилась на нож, лежащий на столе, возле правой руки Чанг.
   - Почему ты мне ничего не говорила? - пришиблено вопросил Седрик, выглядя как щенок, которого незаслуженно пнули.
   - Я намекала, но до тебя не доходило, - жестко произнесла она, сделав шаг вперед, подальше от колющего предмета и расстояние, разделяющее ее с, вероятней всего, бывшим парнем, сократилось до жалких десяти-пятнадцати сантиметров. Чжоу вскинула верх подбородок, сощурила и так маленькие глаза и прошипела, не хуже змеи: - На бал я иду с Поляковым, - жестко поставила точку, развернулась и ушла.
   Ученики зашушукали, обсуждая увиденную размолвку.
   Майлз подошел к Диггори и приобнял его за плечи.
   - Забей, - посоветовал Блетчли. - Вокруг много красивых девушек. Ты быстро найдешь ей замену.
   - Только вчера объявили о том, что будет бал, а она уже нашла партнера. Я даже спросить ее не успел, - потеряно произнес Седрик, будто не слыша Майлза.
   - Пойдем отсюда, - сказал Люсьен, бросив холодный взгляд на любопытных учеников. - Поговорим без лишних ушей.
   Седрик не возражал и позволил себя увести.
   Софи, набравшись решительности, подошла к жующему воздушное пирожное с фруктами Тео, который в кои-то веке был без Гарри. Тот сейчас варил жутко-сложное зелье и просил его не беспокоить.
   - Я знаю, что ты не ищешь пару для бала, - начала Роупер, садясь рядом. - У меня тоже нет желания искать кавалера. Может, пойдем как друзья?
   Тот недолго подумал и согласился. А Софи мысленно похвалила себя за рациональное поведение.
  
  
***
  
   За окнами замка падали белые хлопья снега, окутывая, словно одеялом, окрестности школы.
   Близилось Рождество и вопреки обыкновению ученики не разъезжались по домам на каникулы. Как можно было догадаться, причина крылась в предстоящем бале.
   Двадцать пятого декабря Гарри, как всегда, проснулся рано, чтобы провести ментальную тренировку.
   'Три часа вышло', - подумал Поттер, возвращаясь к реальности. Когда он использовал данную технику, перед глазами у него находились воображаемые часы для точного измерения времени. Ведь с улучшением его способностей в магии разума (три часа и семь минут - его нынешней рекорд) появилась необходимость контролировать срок пребывания в ментальном симуляторе. Причины крылась не в том, что пока его магическая энергия, увы, не безгранична. Он опасался снова перегрузить разум.
   Гарри выпил разноцветные зелья, лежащие на прикроватной тумбочке, и направился в душ.
   Горячая вода смывала пот и физическую усталость. Гарри закрыл глаза, погружаясь в свой разум, чтобы проверить состояние тела и ментального здоровья.
   'Все-таки каждая дополнительная минута после двух с половиной часов тренировки сильно увеличивает нагрузку на сознание, даже несмотря на то, что мои способности возросли. Не помешает отдохнуть и на недельку отказаться от использования сложных ментальных техник', - сделал вывод он и выключил воду. Привычный взмах руки - все влага испарилась.
   'Проще предотвратить ситуацию, когда из-за перегрузки начинают исчезать эмоции, как в позапрошлые зимние каникулы, а не бороться с последствиями', - думал Гарри, открывая шкаф, где висело несколько комплектов школьной одежды и один парадной.
   Поттер надел повседневную одежду, поправил зеленый галстук и, как обычно, пустил волну магии, разглаживая малейшие складки на мантии.
   Гарри оглядел комнату. Полог над кроватями Теодора и Драко был задернут. Они сладко спали. Решив их не будить, он отправился на завтрак.
  
  
***
  
   Кареты шармбатонской делегации, расположившиеся возле хижины Хагрида, покрылись снегом и походили на круглые шарики мороженого. В небе стояла луна, и ярко блестели звезды. Гарри, согреваясь чарами, взмахнул палочкой. Из ее кончика появились сотни разноцветных бабочек, чьи крылья светились, будто лампочки, разгоняя сумрак, а снег заблестел, как россыпь искусно ограненных алмазов.
   В одиночестве Гарри простоял недолго. Не прошло и минуты, как дверь кареты распахнулась и из нее вышла Флер. На ней было надето серебристо-серое платье из атласа, облегающее идеальную фигуру. Светлые волосы были завиты и собраны в элегантный пучок. Прическа подчеркивала красоту черт ее лица. Ее взгляд зацепился за светящихся бабочек, порхающих над головой, и в глазах Делакур мелькнуло одобрение.
   - Ты обворожительна, - не лукавя, сделал комплимент Гарри.
   Флер оценивающе прошлась по фигуре Поттера, подмечая дорогую ткань черной мантии, расшитую зелеными узорами рун у воротника и манжетах, сшитую так, чтобы подчеркивать стройность фигуры, серебристо-белую шелковую рубашку и запонки из белого метала с большими игриво поблескивающими бриллиантами, приобретенными на Мадагаскаре. А для других - подарок Петуньи и Вернона на его день рождения.
   - Наши наряды хорошо дополняют друг друга, - довольно сказала она, беря под руку Гарри. Тот лишь улыбнулся, неспешно и аккуратно настраиваясь на эмоции Флэр.
   Предвкушение, симпатия, толика радости... мягкой волной проникли в сознание Поттера, будто бокал дорогого игристого вина, вызывая чувство легкого опьянения. Идя под руку, встречая школьников на своем пути, они с удовольствием перемывали косточки тем, кому 'повезло' привлечь их внимание.
   - Это мантия или женское платье? - не понижая голос, полюбопытствовала Делакур, разглядывая покрасневшего, словно вареный рак, парня лет семнадцати в розовом объемном наряде с кружевом. Сгорая от стыда, он быстро проскочил мимо них, будто за ним гналась свора собак, возжелавших его загрызть. - Выглядит нелепо.
   - Фред... Джордж... убью гадов... - донеслось до Гарри едва различимое бормотание убегающего.
   - Смелый малый, - деланно серьезно кивнул Поттер. - Сразу видно, что с Гриффиндора.
   Искреннее веселье Флер мягкой волной прошлось по сознанию Поттера, даря наслаждение. Он ощущал, как медленно уходит напряжение и скопившаяся усталость от изнурительной практики магии. Едва заметные ментальные повреждения, возникающие от перегрузок, выцветали, словно картина под солнечными лучами. А вот положительные чувства наоборот становились ярче, будто к едва тлеющим углям добавили дров.
   У Гарри мелькнула мысль, которая его позабавила, что он похож на дементоров не только своей любовью к душам. Правда Поттер бездумно не высасывал светлые чувства, а присасывался к жертве, разделяя с ней ее радость. А вот отрицательные эмоции, в отличие от стражей Азкабана, которые хоть и предпочитали принимать в пищу счастливые воспоминания, однако не брезговали и негативными, не приходились ему по душе. Это было его личное предпочтение.
   Некоторые менталисты получали колоссальное удовольствие от мучений своих жертв. Чем больше боли они причиняли, тем сильнее усиливалось их чувство радости, когда негатив искусственно превращался в наслаждение. Гарри находил 'привкус' такого ненастоящего счастья отталкивающим. Казалось, будто в любимое блюдо добавили компонент, который на дух не переносишь. Вроде и насытиться можно, но удовольствие будет изрядно подпорченным. Да и отрицательные последствия от злоупотребления магии разума таким способом практически не убирались. Поэтому данный метод был признан им малополезным и не стоящим затраченных усилий.
   Так что, обычно, партнерам Гарри везло. Он предпочитал взаимное наслаждение, да еще и по настроению баловал своих возлюбленных, чтобы получать от них больше счастья. И предпочтение маг отдавал женщинам. Их эмоции для него казались более яркими. Тоже его индивидуальное пристрастие.
   В холле яблоку было негде упасть. Многие школьники ходили парами, а некоторые старательно разыскивали своих потерявшихся (или еще не найденных) половинок на этот вечер. Поттер оглядел толпу, выискивая друзей.
  - Чёрный - не его цвет, - мило нахмурившись, вынесла вердикт Флер, оглядев черную бархатную мантию Малфоя, шедшего под руку с Пэнси в розовом платье. Несмотря на нелестный отзыв, от Делакур ощущалось лишь озорство. В ней не было настоящей злобы.
   - С его слов, он сам выбирал наряд... - без стеснения выдал друга Гарри, отмечая высокий воротник и свободный крой. Драко, казалось, вырядился в рясу маггловского священника, и даже дорогой бархат не мог сгладить этого впечатления. - Стоит посоветовать ему и дальше консультироваться с миссис Малфой в выборе одежды, - произнес Поттер.
   Он прошелся взглядом по Крэббу и Гойлу, сумевших каким-то чудом заполучить себе в партнерши красавиц-сестер Патил. Падма что-то весело щебетала, вцепившись в руку Винсента, а Парвати внимательно слушала Грегори, ставшим нехарактерно разговорчивым. Девушки выглядели внешне довольными своим выбором.
   Джастин, Ханна, Эрни и Сьюзен, отстающие от них на несколько метров, о чем-то воодушевленно спорили, не замечая посторонних. Они шли следом в сторону, где находились почти все их друзья, стоявшие полукругом недалеко от входа в Большой Зал.
   Шафик собственнически обнимал за талию Фиби. Она выглядела прелестно в светлом платье. Рядом находился Люсьен с милой одноклассницей Флер по имени Николь. Он умудрился очаровать француженку, и та не сводила с него глаз.
   Дафна нарядилась в строгую мантию, однако она ей очень шла, придавая взрослого шарма. По ее правую руку располагался Пьюси, а по левую - Софи, с которой Гринграсс что-то обсуждала. Темно-синее длинное одеяние с открытым декольте Роупер демонстрировало заметные выпуклости и притягивало взгляды многих парней. Дункан украдкой поглядывал на ее глубокий вырез. Однако это не прошло незамеченным его партнершей, невысокой темноволосой девушкой из Шармбатона по имени Шарлотта. Та что-то сказала и недовольно поджала губы. Ингбли тут же ее обнял и что-то зашептал той на ухо. Это подействовало - Шарлотта расслабилась и вскоре уже улыбалась. Кажется, близкая дружба с Люсьеном не прошла для него даром. Раньше Дункан не был настолько падок на женские прелести и даже осуждал Роудрика за любовь к излишнему флирту. А сейчас его будто подменили.
   Рядом с Роупер стоял Теодор, которому, в отличие от Драко, явно шла чисто-черная мантия, делавшая его внешний вид мужественней и взрослее. Заприметив Флер и Гарри, Роупер лучезарно улыбнулась, а более сдержанный Нотт лишь кивнул.
   Софи считала, что любит его. Однако Гарри, захаживающий в сознание своих друзей, как к себе домой, знал - это не совсем верно. На самом деле она испытывала лишь влюбленность, смешанную с физическим влечением и преклонением. Его порадовала ее сдержанность и ненавязчивость. Даже сейчас лишь во взгляде мелькала тень ревности, когда она видела его рядом с Делакур. Гарри позаботится, чтобы это не вылилось во что-то негативное...
   Фэй в темно-вишневой мантии что-то доказывала Миллисенте, чьи пышные формы также не оставляли магов равнодушными. Ее фигура была пропорционально красивой: широкие бедра, узкая талия, большая грудь - школьные мантии, которые она обычно носила, не давали возможности это как следует рассмотреть, делая ее полнее, чем она есть на самом деле. Высокая и очень худая Данбар на ее фоне выглядела не лучшим образом. Однако Майлз, ее кавалер, не отходил от нее ни на шаг. А вот Джеймса, который должен был быть с Миллисентой, Гарри не видел среди них.
  - Какая вы красивая пара! - послышалось восклицание Анны Макаровой, поднимающейся по лестнице с Диггори. - Правда, Седрик? - кокетливо произнесла она, повернув голову к партнеру. В ушах Макаровой сверкнули длинные серьги в форме красных цветов. Ее волнистые волосы свободно струились по спине, словно черный шелк. Алое, как кровь, платье выгодно подчеркивало соблазнительную фигуру.
   - Не спорю, - мягко улыбнулся Седрик.
   - Вы тоже ничего так смотритесь, - расщедрилась на комплимент Флер. Диггори добродушно принял его, а на лице Анны возникла гримаса недовольства, быстро испарившаяся, что можно было подумать - показалось.
   - Таня, подойди ближе, что ты как неродная! - воскликнула Макарова, завидев в толпе стройную симпатичную девушку. Та сардонически улыбнулась, но схватив своего, вовсе не сопротивляющегося партнера за руку, потащила его к ним, откликаясь на зов. Высокий парень, оказался хорошо знаком Гарри - тихоня в их компании, Эван Эйвери.
   - Анюта, ты чего раскричалась, как на базаре? - поинтересовалась подруга Макаровой. - Я Татьяна, - представилась она. - Можно просто Таня. Как вас зовут, я знаю.
   - Приятно познакомиться, - вежливо ответил Гарри. Флер лишь милостиво кивнула.
   Дубовые входные двери отворились, и в холл вошли гости из Дурмстранга во главе с профессором Каркаровым. Сразу за ним шёл Крам с Эридой Селвин, не изменившей своему стилю. На ней красовалась закрытая классическая темная мантия, однако сверкающая бриллиантовым блеском брошь, пояс, подчеркивающий тонкость талии, массивный перстень и высокие каблуки делали образ удивительно нескучным. Ее лицо было словно застывшая маска, за которой пряталось смущение и неуверенность в себе. Лишь друзья могли догадаться, что Эрида испытывала на самом деле, находясь под пристальными взглядами присутствующих в холле.
   - Участники Турнира, пожалуйста, пройдите сюда, - прозвучал голос профессора МакГонагалл.
   - Не будем вас задерживать, - мило улыбаясь, тут же сказала Анна.
   Гарри на мгновение бросил на нее взгляд, в который раз отметив, что Макарова неплохо умеет прятать неприязнь, кивнул Седрику и Эйвери, вежливо улыбнулся Татьяне и произнес:
   - До скорого, - и повел Флер к декану Гриффиндора.
   - Не нравится мне эта Анна, - негромко произнесла Делакур. - От нее так и веет фальшью.
   - Разделяю твое мнение, - так же тихо ответил Гарри, ощущая ее искреннее желание оградить его от проблем. Симпатия, исходящая от нее, усилилась.
   Они дошли до небольшого свободного пространства, расположенного справа от двери, где уже находились Крам с Эридой, и замолчали, дожидаясь, пока слово не возьмет МакГонагалл. Профессор была в мантии из красной шотландки, тулью шляпы украшал довольно-таки безобразный венок из чертополоха.
   - Вы войдете в зал парами, церемонно, после того, как все остальные усядутся за столы, - сказала она, внимательно рассмотрев чемпионов и судя по чуть расслабившимся мышцам лица, увиденным осталась довольна. - Пока постойте здесь, - и удалилась.
   С Крамом и Эридой они не здоровались - виделись за завтраком.
   Двери в Большой зал распахнулись, и толпа хлынула в зал. Гарри и Флер удостаивались от проходивших мимо них учеников разными взглядами: завистливыми, ревнивыми, восхищенными, даже была парочка откровенно злобных. Дэвис явно не испытывала радости их лицезреть. Блейз Забини дернул ее за рукав черной мантии, и Трейси тут же взяла себя в руки, и даже выдавила из себя некое подобие улыбки.
   Гарри наконец-то заметил Джеймса, сопровождающего Миллисенту. Булстроуд если и испытывала гнев из-за опоздания своего кавалера, то никак его не выказывала.
   Виктор и Эрида привлекали не меньше внимания, чем Флер и Гарри. Особенно старались поклонницы Крама испепелить взглядом Селвин на месте.
   Когда все наконец уселись по местам, МакГонагалл велела оставшимся встать друг за другом парами и следовать за ней. При их появлении весь зал захлопал, и профессор МакГонагалл повела их к большому круглому столу в дальнем конце, за которым сидели судьи.
   Стены зала серебрились инеем, с тёмного, усыпанного звёздами потолка свисали гирлянды из омелы и плюща. Длинные обеденные столы исчезли, вместо них - сотня столиков, каждый человек на десять. На столиках уютно горели фонарики.
   Пока Гарри уверенно вел Флер к месту, предназначенному участников состязания с их дамами, он одобрительно заметил, что все его друзья разместились недалеко друг от друга, и поближе к судейскому столу. Дамблдор сидел на почетном месте, во главе. Завидев их, он сияюще улыбнулся. Каркаров благосклонно смотрел на Крама и Эриду. Его одобрение выбора Виктора не вызывало удивления, ведь Селвин - древняя чистокровная фамилия, по влиянию и богатству ничуть не уступающая Малфоям, Роуперам и Шафикам.
   Людо Бэгмен в пурпурной мантии, расшитой золотыми звёздами, громко аплодировал вместе со всеми. Мадам Максим, сменившая чёрную атласную униформу на свободную мантию из лёгкого светло-лилового шёлка, тоже вежливо хлопала. Мистер Крауч был угрюм и не пытался этого скрыть. Однако его наряд, как всегда, выглядел безупречно.
   Гарри отодвинул для Флер стул, дождался, когда она сядет, и занял пустующее место между Делакур и Краучем.
   Отливающие золотом тарелки, перед которыми лежали меню, все еще были пустые. Не сложно догадаться, если ранее посещал элитные магические заведения общественного питания, что сегодня официантами были эльфы. Стоит назвать любое блюдо, указанное в меню, как оно тут же появится. Гарри оглядел Большой зал, чьи стены были покрыты искрящимся инеем, и отметил недоумевающие лица многих людей, рассматривающих содержание меню, и неуверенно поглядывающих на пустую посуду.
   Дамблдор тактично первым продемонстрировал, как нужно делать заказ. Он, выбрав еду по душе, глядя в свою тарелку, громко произнес:
   - Свиные отбивные! - и названое блюдо появилось в его тарелке.
   - Как детская самодеятельность, - произнесла Флер, беря в руки карточку с рождественской виньеткой.
   - Мне, по идее, положено защищать честь школы, - произнес Гарри и заказал себе бифштекс. - Так что, думаю, рисунок довольно мил.
   - Не спорю, - смягчилась она, положив на стол карточку. - Просто я привыкла к чему-то более элегантному, - критически оглядела зал, как бы намекая, что речь не только о виньетке идет.
   - У нас в школе все еще проще, - встрял в беседу Виктор, занявший место по правую руку от Флер. - Как я уже рассказывал, наш четырехэтажный дворец не столь комфортабельный, как Хогвартс. И даже очаги мы топим только для колдовства. На зимние праздники тематического декора в школе, можно сказать, и нет, не считая высокой и пушистой елки в Главном зале. Правда, ее ярко наряжают. Ее не срубают, а приносят из леса, окружающего нашу школу, что больше вашего. И когда заканчиваются праздники, елку возвращают обратно в природу.
   - Почему? - полюбопытствовала Эрида, сидящая слева от Крама. - В этом есть какой-то сакральный смысл?
   - Нет, - покачал головой Виктор, мягко улыбнувшись девушке. Рядом с Эридой его привычная молчаливость и хмурость исчезали, будто по волшебству. Пылкие поклонницы Крама, заметившие данное действие, гневно глянули на Селвин. Однако та никак на это не отреагировала. Она немного свыклась с вниманием к ее персоне. - Наш завхоз - друид. Он скорее нас убьет, чем позволит бессмысленно срубить дерево.
   - Эй, Виктор, - рассмеялся Каркаров, но глаза его оставались холодные и пустые, - смотри не скажи чего-нибудь лишнего, как бы твои новые друзья не нашли к нам дорогу.
   Дамблдор улыбнулся, и в глазах у него запрыгали искорки смеха.
   - У тебя, Игорь, все тайны да тайны. Можно подумать, ты не любишь гостей.
   - Мы все, Дамблдор, печёмся о своих владениях. - Каркаров оскалил жёлтые зубы. - И ревностно оберегаем вверенные нам очаги знаний. Мы по праву гордимся, что никто, кроме нас, не знает все их секреты, и мы бдительно храним их. Разве не так?
  - А я, Игорь, не стал бы утверждать, что знаю все секреты Хогвартса, - добродушно ответил Дамблдор. - Не далее как сегодня утром отправился я в туалет, свернул не туда, и очутился в прелестной, совершенно незнакомой комнате с превосходной коллекцией ночных горшков. Позже я вернулся получше осмотреть её, а комнатка-то исчезла. Я, конечно, всё равно её отыщу. Возможно, она доступна только в полшестого утра, а может, когда месяц в фазе одна четверть или когда слишком полный мочевой пузырь.
   Гарри едва заметно улыбнулся. Он подозревал, что Дамблдор говорил о Выручай-комнате. Благо там нет ничего компрометирующего Поттера. А все полезное, как Диадема и книги, он уже экспроприировал.
   Дамблдор принял его улыбку на свой счет и чуть заметно подмигнул Гарри.
   Тем временем Анна Макарова пыталась расшевелить Седрика. Он старался казаться счастливым, однако то и дело бросал страдальческие взгляды в сторону Чанг, весело щебечущую с ее кавалером из Дурмстранга.
   Хагрид, наряженный в ужасный бурый с ворсом костюм, сидел за одним из учительских столов рядом с мадам Максим, чье опаловое ожерелье привлекло на секунду взгляд Гарри. Мерцающие под огоньками фонарей разноцветные камни имели идеальную огранку и являлись отличным компонентом для создания проклятых и защитных вещей.
   Гарри оглядел друзей, активно орудующих вилками, ложками и ножами, и кто замечал его внимание, одаривал Поттера улыбкой. Ответив тем же, он вернулся к беседе с Флер.
  
  
***
  
   После ужина Дамблдор встал и пригласил всех последовать его примеру. Взмахнул волшебной палочкой, столы отъехали к стенам, образовав пустое пространство. Ещё один взмах, и вдоль правой стены выросла сцена - с барабанами, гитарами, лютней, виолончелью и волынкой.
   На сцену вышел ансамбль 'Ведуньи', встреченный восторженными рукоплесканиями. У ведуний были длинные растрёпанные волосы, чёрные мантии нарочито порваны и потёрты. Анна относилась равнодушно к этой группе. Маггловская музыка ей нравилась больше. Ведуньи разобрали инструменты, фонарики на столах погасли, и участники состязания со своими дамами поднялись со своих мест.
   Анна посмотрела на Поттера, вышедшего с Флер на середину зала, которая была ярко освещена. Гарри с легкостью игнорировал устремленные на него взгляды, его движения были уверенными, он явно не испытывал дискомфорта находясь в центре внимания.
   'Поттер с младенчества знаменит, странно было бы обратное', - подумала Макарова.
   Заиграла грустная мелодия. Седрик любезно подал руку Анне и повел ее к танцующим парам. Разговор не клеился. Танцевал Диггори неплохо, однако он начал раздражать Макарову.
   'Мог бы хотя бы на вечер забыть о Чанг', - ощутила горечь Анна. Она немного, совсем чуть-чуть, жалела, что поспособствовала расставанию Седрика с китаянкой. Поляков был ей должен и по ее просьбе решил приударить за Чанг. Щедрый кавалер не скупившийся заваливать девушку подарками, комплиментами и вниманием, быстро завоевал расположение Чжоу. Учитывая, что Седрик в последнее время мало проводил времени с Чанг, не было ничего удивительного в их расставании.
   Замолкла волынка и Седрик, заметив ее плохое настроение, преувеличенно бодро поинтересовался:
   - Будем дальше танцевать?
   - Нет, - покачала головой Макарова. - Давай позже?
   - Как пожелаешь, - он даже не пытался скрыть свою радость от ее отказа. Это больно ударило по самолюбию Анны. Она стиснула кулаки и направилась к столикам, стоящим у стенки, игнорируя Седрика, увязавшегося следом. Найдя свободное место, она села и попыталась успокоиться, окинув взглядом Больший зал.
   Анна, будто не замечая других, помимо воли уставилась на Флер и Поттера. Вместе они выглядят великолепно. Их движения были грациозными, и в них присутствовала необычайная сила. Оба ослепительно красивых партнеров казались полностью увлеченными друг другом, будто в зале кроме них никого не было. Свет и зажигательная музыка были словно созданы только для Флер и Гарри. Они завладели не только вниманием Анны. Многие то и дело поворачивали головы в их сторону.
   Макарова ощутила зависть и перевела взгляд на Софи. Роупер неотрывно следила за Поттером и яркая ревность пробивалась сквозь маску спокойствия. Нотт коснулся руки Софи, пытаясь привлечь ее внимание, но та не реагировала. Анна позлорадствовала и почувствовала себя лучше.
   'Чего я раскисла?' - вопрошала Макарова.
   - Давай танцевать! - воскликнула она, повернувшись к Седрику. На его лицо проступило недоумение, будто он не поспевал за сменой настроения своей партнерши. Анна собственнически схватила его за руку и потащила в центр зала, ловко огибая лихо отплясывающего высокого рыжего парня с темнокожей девушкой.
   'Я никому не позволю портить себе этот бал. Ни Чанг, ни Поттеру, а уж тем более не Седрику, - решительно заключила Анна. - Я буду танцевать и наслаждаться этим вечером'.
   Заиграла лирическая мелодия и, позволяя вести себя, Макарова весело спросила:
   - Чем ты там хотел заняться после школы? Пойти по стопам отца?
   - Да, - наконец-то оживился Диггори. - Я бы хотел работать в Отделе регулирования магических популяций и контроля над ними. Это позволит мне путешествовать по миру, общаться с иными расами и изучать магических зверей.
   - Как интересно, - промурлыкала Анна, улыбнувшись. - Продолжай.
  
  
***
  
   Гарри, держа в руках два бокала с охлажденным лимонадом, направился к притомившейся от танцев Флер, присевшей за почти пустой судейский стол. Каркаров, которому составлял компанию Снейп, мрачно взирал на Дамблдора, танцующего с профессором Спраут. Поблизости чинно передвигались по паркету Барти Крауч с МакГонагалл, а вот мадам Максим с Хагридом носились в бешеном вальсе по всему залу, грозя сбить с ног пары, находившиеся в опасной с ними близости.
   Поттера краем уха уловил разговор Фреда и Джорджа с Бэгменом. Он на секунду притормозил и использовал магию. Их едва различимые из-за шума голоса стали отчетливо слышны, будто они находились рядом в тихой комнате. Гарри неспешно отдалялся от увлеченных переговорами Людо и близнецов, однако громкость и отчетливость их беседы не снижались.
  - Я думаю, будет колоссальный спрос на ваши фальшивые волшебные палочки, - услышал Гарри голос Бэгмэна. - Они восхитительны! Я обязательно сведу вас с моими знакомыми в фирме 'Зонко'.
   - У нас есть еще ириски, удлиняющие язык, и канареечные помадки, способные отрастить желтые перья... - начал Фред.
   Поттеру пришлось прерваться и развеять магию, так как он дошел до судейского стола, однако вся необходимая информация уже была получена.
   - Спасибо, - поблагодарила Делакур, принимая бокал с лимонадом, к которому тут же приложилась, одним глотком осушив его. Она полностью раскрепостилось и зачатки доверия, посеянные им ранее, дали свои ростки. Этот бал их сблизил.
   Гарри улыбнулся, ощущая еще не иссякшее желание Флер танцевать. Он протянул ей руку и она, мягко рассмеявшись, поставила пустой бокал на стол и без колебаний ухватилась за его ладонь. Поттер обнял ее и вдохнул приятный цветочный аромат духов.
   - Ты не устал? - игриво спросила Делакур. Заиграл медленный танец. Поттер скользнул взглядом по судейскому столу. Снейп недовольно что-то процедил Каркарову и направился к выходу.
   - Нисколько, - перевел на нее взгляд Гарри. Светлые, будто золото, волосы слегка растрепались, надменное выражение, часто гостившее на ее лице, сменилось на довольное, а глаза ярко горели. Она выглядела красивее, чем в начале бала. - Когда счастлив, даже не думаешь об усталости, - добавил он, не упоминая, что после ритуала Эволюции и ежедневных тренировок его выносливость превышает человеческую в несколько раз. Обычные танцы не способны его измотать.
   Флер опустила длинные ресницы, скрывая взгляд, от нее повеяло сожалением, смущением и толикой нежности. Поттеру не нужно было лезть к ней в разум, чтобы догадаться, о чем она думает. Биологический возраст Гарри мешал ей проникнуться к нему более глубокими чувствами, чем симпатия и влечение. Впрочем, ему не нужна была от нее любовь, достаточно будет верности. Флер полезный человек и в будущем она очень пригодится. Еще полгода общения, минимум магии разума, и он своего добьется.
   - Прогуляемся? - предложила Флер, стоило мелодии стихнуть.
   - Давай, - не отказал ей Гарри и они, обойдя танцующих, покинули зал.
   Парадные дубовые двери были распахнуты настежь, в розовом саду мерцали, порхая с куста на куст, крохотные феи, чьи сияющие крылья создавали волшебную атмосферу. У подножья лестницы на Флер и Гарри едва не налетела громадная фигура мадам Максим. На лице директрисы читался неприкрытый гнев.
   - Мадам Максим, все в порядке? - обеспокоено спросила Флер, замирая. Гарри тоже пришлось остановиться.
   Та мельком посмотрела на свою ученицу, будто не узнавая, а Поттера даже не удостоила взгляда.
   - Да-да, конечно, - коротко бросила она и, довольно ловко их обойдя, существенно сбросила скорость и уже степенно прошествовала наверх.
   - Что приключилось с мадам Максим? - не поверила директору Шармбатона Делакур.
   - Я видел, как она вышла из зала с Хагридом, а сейчас его и след простыл. Размолвка с ним? - предположил Гарри, ступая на дорожку, мощенную цветной плиткой. Флер, держа его за руку, последовала за ним.
   Они очутились в гроте, полном цветущих розовых кустов, над которыми высились каменные скульптуры северных оленей и Санта-Клауса. Где-то плескалась вода в фонтанах. Здесь и там на резных скамьях сидели ученики, отдыхая от танцев.
   - Вероятно, - частично успокоилась Делакур.
   Гарри и Флер не очень долго гуляли по извилистым дорожкам. Немного пройдясь по преобразованной волшебством лужайке, насладившись звездным небом и ароматом роз, они вернулись в замок.
   Весь остаток бала Гарри и Флер танцевали. В полночь 'Ведуньи' доиграли последний танец, им напоследок долго и громко хлопали. Бал кончился, и все пошли в холл. Многие роптали, сетуя на столь скорое завершение бала.
   Гарри проводил Флер до карет Шармбатона.
   - Спасибо за чудесный вечер, - произнесла она и, поцеловав его в щеку, быстро удалилась. Гарри улыбнулся. Этот бал прошел чудесно.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Вторая партия"(Постапокалипсис) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевая фантастика) F.(Анна "Избранная волка"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"